16503

Судебная реформа и эффективность деятельности органов суда, прокуратуры и следствия

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

В сборник вошли тезисы выступлений, включенных в программу секционных заседаний конференции аспирантов и соискателей Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации, по темам: уголовный процесс, прокурорский надзор, уголовное право, криминология, криминалистика и юридическая психология

Русский

2013-06-22

887 KB

2 чел.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

1 октября 2001 года ИНСТИТУТУ — 35 лет

СУДЕБНАЯ РЕФОРМА

И ЭФФЕКТИВНОСТЬ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ

СУДА, ПРОКУРАТУРЫ

И СЛЕДСТВИЯ

4-Я   НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ  КОНФЕРЕНЦИЯ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ

21   апреля    2001   г.

ТЕЗИСЫ ВЫСТУПЛЕНИЙ


ББК 67.4 + 67.5 + 88.4я43

Судебная реформа и эффективность деятельности органов суда, прокуратуры и следствия: 4-я научно-практическая конференция молодых ученых, 21 апреля 2001 г.: Тезисы выступлений / Под общ. ред. проф. В. В. Новика. СПб., 2001. 184 с.

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ

  1.  Вандер М, Б., доктор юридических наук, профессор.

ОсипкинВ. Н., заведующий кафедрой СПб. ЮИГПРФ, кандидат юридических наук, доцент.

Попов А. Н., заведующий кафедрой СПб. ЮИГПРФ, кандидат юридических наук, доцент.

  1.  Рохлин В. И., доктор юридических наук, профессор.

Под общей редакцией проректора по научной работе профессора В. В. Новика

В публикуемых тезисах в основном сохранена редакция авторов, внесены лишь необходимые изменения.

Санкт-Петербургский юридический институт Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2001

МОЛОДЫМ УЧЕНЫМ АВТОРАМ  CБОРНИКА

В сборник вошли тезисы выступлений, включенных в программу секционных заседаний конференции аспирантов и соискателей Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации, по темам: уголовный процесс, прокурорский надзор, уголовное право, криминология, криминалистика и юридическая психология.

Четвертая конференция молодых ученых проводится в юбилейный год для нашего Института — год тридцатипятилетия.

Аспирантура в нашем Институте функционирует с 1995 года в качестве филиала отдела аспирантуры НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации. С 1 января 2000 года филиал преобразован в самостоятельный отдел аспирантуры Института (Приказ Генерального прокурора РФ № 133-ш от 24.09.99 г.).

На сегодняшний день в аспирантуре обучается более 160 аспирантов и соискателей, которые проводят диссертационные исследования по четырем специальностям на профильных кафедрах Института.

3

За время функционирования в Институте аспирантуры и специализированного диссертационного совета 15 человек подготовили и защитили диссертации на соискание ученого звания кандидата юридических наук (по специальностям: 12.00.08 — 5 человек; 12.00.09 — 5 человек; 12.00.11 — 5 человек), 10 человек завершают работу над диссертациями.

Одной из отличительных черт настоящей конференции является то, что свою работу она сверяет с задачами, сформулированными в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию РФ (Российская газета от 04.04.2001 г.). Значение конференции определяется составом участников и актуальностью ее тематики, посвященной действенности судебной системы, эффективности органов суда, прокуратуры, следствия.

Цель издания сборника — предоставить аспирантам и соискателям возможность вынести результаты научных исследований на суд юридической общественности.

Представленные материалы отличает то, что они подготовлены работниками прокуратуры, суда, МВД, ФСБ, адвокатуры, преподавателями Института, то есть профессионалами, прекрасно знающими проблемы практической деятельности правоохранительных органов.

Надеемся, что проблемы, идеи, положения, изложенные в представленных публикациях, будут интересны научным и практическим работникам.

Проректор по научной

работе В. В. НОВИК

Секция   1.

УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС

ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР

С. В. БЕДНИЧЕНКО,

заместитель прокурора

Кировского р-на СПб.

О РОЛИ ПРОКУРАТУРЫ В ФОРМИРОВАНИИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

В настоящее время, когда полным ходом набирает обороты реформа судебной системы, закладываются основы правового государства, а все усилия высших должностных лиц государства сосредоточены на  укреплении государственной власти представляется важным понять и осмыслить, роль и место прокуратуры в системе органов государственной власти.

Исторически сложилось представление о прокуратуре как о карательном органе. И действительно, она создавалась Петром I как орган, призванный бороться с казнокрадами и взяточниками. Время быстро расставило все на свои места, и уже вскоре прокуроры из непопулярных "тайных фискалов" были реформированы в "взыскателей наказания" и "защитников невинности".

Задачи органов прокуратуры и базовые: принципы, на которых строится система органов прокуратуры, четко изложены в Федеральном законе "О прокуратуре РФ".

Прокуратура, действуя в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства, осуществляет надзор за исполнением законов федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций, а также за соответствием законам издаваемых ими правовых актов; надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного

6

управления, органами контроля, их должностными лицами, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций; надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, администрациями органов и учреждений, исполняющих наказание и применяющих назначаемые судом меры принудительного характера, администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу; уголовное преследование в соответствии с полномочиями, установленными: уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

Кроме того, на прокуратуру возложены обязанности по координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью.

Однако в настоящее время в средствах массовой информации, да и в общественном сознании, преобладает мнение о прокуратуре как о карательном органе.

Посмотрим на органы прокуратуры с другой точки зрения.

Задачи, возложенные на органы прокуратуры, и есть суть работы прокурора. Охват прокурорским надзором почти всех сторон общественной жизни страны, делает органы прокуратуры практически единственным государственным органом, в полной мере осведомленным о состоянии законности в стране. И в этом смысле уместно было бы говорить о прокуратуре как об органе, обеспечивающем "обратную связь" между законотворчеством и правоприменительной практикой.

В повседневной прокурорской работе наглядно и наиболее полно вскрываются недостатки и несовершенство законов. Для практических работников тема несовершенства законодательных и иных актов актуальна, как никогда. Жизнь требует от прокурора принятия решений, восполняющих пробелы в законах. Нередко это приводит к различиям в применении тех или иных норм закона даже на уровне районной, городской прокуратуры. Такие различия порождают негативное отношение к Закону, неуверенность в правильности принятых решений.

Даже самые простые на первый взгляд вещи создают много проблем. Например, изменения минимального размера оплаты труда Федеральным законом от 19.06.2000 г., породило массу вопросов, связанных с понятием мелкого хищения (ст. 49 КоАП РСФСР). А если вспомнить историю вопроса о применении ст. ст. 115, 116 УК РФ, когда, с одной стороны, после соответ-

7

ствующих решений КС РФ формировалась четкая установка на антиконституционность возбуждения уголовного дела судом и суды воспринимали это положение без каких-либо ограничений, а с другой — право на возбуждение указанной категории дел было предоставлено прокурору (ст. 27 УПК РСФСР) лишь в исключительных случаях (при том, что органы дознания вообще лишены такого права). Нельзя сказать, что и последние от 14.03.2001 г. изменения Уголовного кодекса и уголовно-процессуального закона совершенны с точки зрения юридической техники и лишены пробелов.

В связи с этим возникает вопрос: могут ли органы прокуратуры, обладающие бесценным интеллектуальным запасом, владеющие, как никакой другой орган, информацией о состоянии исполнения законов на территории страны, эффективно участвовать в процессе законотворчества, обеспечивая тем самым "обратную связь".

Отвечая на этот вопрос, вспомним, что в соответствии ст. 114 Конституции СССР Генеральному прокурору СССР принадлежало право законодательной инициативы на Съезде народных депутатов СССР. Такое право было предоставлено и прокурорам союзных и автономных республик в Верховных Советах союзных и автономных республик.

В настоящее время прокурор лишен права законодательной инициативы, что не может не сказываться на эффективности механизма "обратной связи".

Конечно, и в настоящее время у прокурора имеются возможности участия в правотворческой работе. Прокуроры участвуют в обсуждении проектов законов, дают консультации в необходимых случаях, вносят свои предложения. В прокуратурах действуют методические советы, активную позицию занимает Управление правового обеспечения Генеральной прокуратуры. С большим удовлетворением работники прокуратуры встретили известие о Всероссийском съезде работников; прокуратуры.

Однако этого явно недостаточно. Представляется, что в условиях лишь формирующегося правового государства позиция прокуратуры по наболевшим вопросам правоприменительной практики должна быть четко сформулирована и озвучена на самом высоком уровне. Общество должно видеть, что прокуратура действительно стоит на страже закона. Самые проработанные, злободневные, безукоризненные с точки зрения юридической техники прокурорские предложения в процессе бесконеч-

8

ных согласований в комиссиях Государственной Думы и Совета Федерации могут утратить свою актуальность и суть.

Представляется также, что возвращение права законодательной инициативы Генеральной прокуратуре РФ позволит не только поднять престиж органов прокуратуры, сократит сроки принятия поправок к законам, но и положительно скажется на формировании общественного мнения о прокуратуре как о государственном органе не только карательном, но и стоящем на страже закона в интересах всех граждан страны.

А. Е. БЕХ,

ст. прокурор отдела по

надзору за следствием

и дознанием в РУВД

Управления по надзору

за расследованием

преступлений в органах

внутренних дел Прокуратуры

Санкт-Петербурга

О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ИСПОЛНЕНИЯ ПОСТУПАЮЩИХ В ОРГАНЫ ПРОКУРАТУРЫ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА МАТЕРИАЛОВ МЕЖДУНАРОДНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ПОРУЧЕНИЙ

При организации и координации деятельности по исполнению поступающих из зарубежных государств ходатайств об оказании правовой помощи по уголовным делам (международным следственным поручениям), а также при их непосредственном исполнении органы прокуратуры Санкт-Петербурга руководствуются прежде всего нормами международного законодательства. Наиболее часто применяемыми на практике в настоящее время являются Европейская конвенция "О взаимной правовой помощи по уголовным делам", действие которой распространяется, в основном, на государства дальнего зарубежья, и Минская конвенция "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам". В процедуре исполнения международных следственных поручений и в координации деятельности органов прокуратуры по данному направлению важную роль играет приказ Генерального проку-

9

рора РФ "Об организации международного сотрудничества прокуратуры Российской Федерации" от 03.08,98 г. № 50.

При анализе практики исполнения городской прокуратурой, а также районными прокуратурами Санкт-Петербурга за 2000 г. международных следственных поручений установлено, что в большинстве случаев поручения (ходатайства об оказании правовой помощи) направляются в прокуратуру Санкт-Петербурга Генеральной прокуратурой Российской Федерации и лишь в единичных случаях, при наличии межправительственных соглашений, поступают непосредственно через представительство стороны-инициатора (например, из посольства Финляндии).

Во всех случаях направления в прокуратуру Санкт-Петербурга международных следственных поручений Генеральной прокуратурой РФ устанавливается контроль за их исполнением. Общепринятый срок исполнения международного поручения определен в I месяц (см. информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ "О разрешении некоторых вопросов, возникающих при осуществлении международного сотрудничества в области уголовного преследования" от 04.05.2000 г.), однако в ряде случаев Генеральной прокуратурой РФ устанавливаются и иные сроки исполнения, определяется конкретная дата, к наступлению которой информация об исполнении поручения либо исполненные по поручению материалы должны быть представлены в Генеральную прокуратуру РФ. На практике, в работе органов районных прокуратур города с международно-правовыми документами, встречаются случаи нарушений устанавливаемых сроков — в основном при технической организации исполнения поручений, почтовом направлении, но иногда отмечаются волокита и принципиальные ошибки, допускаемые при непосредственном фактическом исполнении поручений.

Так, в 2000 г. прокуратурой Санкт-Петербурга был выявлен факт грубого нарушения положений ст. ст. 1, 2 Европейской конвенции "О взаимной правовой помощи по уголовным делам", выразившийся в прямом умышленном неисполнении международного следственного поручения зарубежного государства следователем районной прокуратуры, который без исполнения вернул поручение за своей подписью инициатору, мотивировав отказ в правовой помощи тем, что необходимые следственные действия должны проводиться на территории другого района Санкт-Петербурга. Однако следует отметить, что подобные нарушения носят исключительный, единичный характер.

10

Среди наиболее распространенных нарушений, влекущих за собой волокиту и пропуск сроков исполнения международных следственных поручений, следует отметить такие нарушения действующих международных договоров (Конвенций), как ненадлежащее оформление сотрудниками прокуратур на местах исполненных материалов поручений либо ненадлежащая проверка правильности оформления данных документов в случае их исполнения сотрудниками ОВД. Основными техническими ошибками и нарушениями при оформлении документов являются их выполнение (заполнение бланков протоколов допроса, написание справок и т. д.) чернилами и от руки, вместо полагающегося машинописного. На выполненных документах нередко отсутствуют гербовые печати учреждения-исполнителя (прокуратуры района, РУВД, МРЭО и др.) и подписи лиц, заверяющих данные документы печатями (т. е. отсутствует подтверждение их правильности и наделение доказательственной силой).

За истекший период 2001 г., с учетом наработанной органами прокуратуры практики, при наличии значительных масштабов транснациональной  преступности, чем было вызвано резкое и существенное увеличение за последние 2 года числа международных следственных поручений, и при сохранении количества поступающих поручений из зарубежных государств, нарушения в работе по данному направлению в органах прокуратуры города постепенно искореняются.

Т. Г. ВОЕВОДИНА,

ст. прокурор отдела

по надзору за исполнением

законов и охране прав граждан

в социальной сфере

Прокуратуры Санкт-

Петербурга

ИНСТИТУТ СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ В РОССИИ

(ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)

С 5 ноября 1999 г. вступили в силу Федеральные законы "О судебных приставах" и "Об исполнительном производстве".

11

С этого момента на органы прокуратуры возложен надзор за исполнением законов при осуществлении судебными приставами своих полномочий (п. 4 ст. 19 Федерального закона "О судебных приставах"). Данное положение закреплено в Федеральном законе "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации»" от 10.02.99г. (абз. 5 п. 2 ст. 1).

Необходимость в судебных приставах, в обязанности которых входит исполнение судебных постановлений и поддержание установленного порядка деятельности судов, обусловлена такими обстоятельствами, сопровождавшими переход к новым экономическим отношениям в стране, как рост преступности, увеличение количества посягательств на правосудие и участников судебных разбирательств, систематическое неисполнение судебных постановлений. На смену безраздельно господствовавшей государственной собственности пришли новые формы собственности, свобода экономической деятельности, частная инициатива и предпринимательство, конкуренция и рынок, которым требовалась правовая защита.

Устаревшая нормативная база исполнительного производства стала тормозом для развития новых экономических отношений. Возникла потребность в установлении норм, связанных с розыском имущества должника, с обеспечением порядка деятельности судов и др.

Прежняя система двойного подчинения судебных исполнителей (органам юстиции, которые осуществляли назначение судебных исполнителей на должность, и судам, осуществлявшим контроль за их деятельностью) не способствовала эффективности и качеству исполнения судебных постановлений.

Так, в 1998 г. судами общей юрисдикции России было рассмотрено 12 632 жалобы на действия судебных исполнителей, из которых было удовлетворено 2680, т. е. 21%. На конец 1998 г. осталось неоконченными 3 697 434 исполнительных производства.

Указанные обстоятельства послужили поводом для возрождения должности судебного пристава, которая была впервые введена в России в ходе судебной реформы 1864 г.

В Учреждениях судебных установлений 1864 г. вопросам организации и деятельности судебных приставов была посвящена глава 1 раздела 9 "О лицах, состоящих при судебных местах".

12

"Судебные приставы состоят при кассационных департаментах Правительствующего Сената, при судебных палатах и при окружных судах для исполнения действий, возлагаемых на них уставами уголовного и гражданского судопроизводства и настоящим Учреждением" (ст. 297 Учреждений).

Судебными приставами могли быть лица, достигшие 21 года. Судебные приставы при окружных судах и судебных палатах избирались председателями окружных судов и судебных палат, а при кассационных департаментах Сената — обер-прокурорами этих департаментов по надлежащему удостоверению в благонадежной нравственности и способностях кандидатов к исполнению принимаемых ими на себя обязанностей.

При вступлении в должность судебные приставы принимали присягу, а кроме того обязаны были внести залог на случай причинения убытков своими неправильными действиями.

Им выдавались: свидетельство о вступлении в должность с указанием местности, назначенной для постоянного жительства; особый знак для ношения при исполнении служебных обязанностей, особая печать.

Выбор постоянного места жительства для судебных приставов и утверждение в должности по истечении годичного срока, установленного ст. 308 Учреждений, зависело от тех же лиц, которым было предоставлено право избрания их на данную должность.

Обер-прокуроры кассационных департаментов Сената принимали участие в избрании и утверждении судебных приставов при судебных палатах, а также в решении вопроса о выборе для них постоянного места жительства.

При недостатке судебных приставов председатели судебных мест имели право привлекать за вознаграждение чинов полиции для исполнения обязанностей судебных приставов.

При исполнении своих обязанностей судебный пристав был вправе обращаться за помощью к местной полицейской или военной власти, которые обязаны были оказывать ему незамедлительно содействие.

В случае противодействия судебному приставу во время исполнения им своих обязанностей либо нанесения ему оскорблений он был вправе составить особый протокол, который подписывали свидетели или служители местной полиции, если они при этом присутствовали. Данный протокол представлялся им надлежащему прокурору или его товарищу, которые принимали

13

меры "для исследования указанного в протоколе события и предания виновных законной ответственности".

Учреждения судебных установлений вменяли в обязанности судебным приставам вручение повесток и других бумаг по рассматриваемым в судах делам, выполнение отдельных поручений председателей судов, а также обязанности по исполнению судебных решений и другие обязанности в пределах округа суда, при котором они состояли.

Надзор за должностными лицами судебного ведомства, к которым относились и судебные приставы, был возложен только на министра юстиции как генерал-прокурора. Надзор прокурора за действиями судебного пристава был крайне ограничен.

В настоящее время надзор прокурора за исполнением законов судебными приставами чрезвычайно необходим и является важным механизмом соблюдения прав человека и гражданина, гарантированных Конституцией Российской Федерации.

Э. Г. ГУСАКОВ,

ст. следователь отдела

по расследованию особо

важных дел Прокуратуры

Республики Коми

ПРИНЦИП СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ И ДОСУДЕБНЫЕ СТАДИИ РОССИЙСКОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

Вопрос о состязательности как принципе уголовного процесса, его содержании и действии в ходе производства по делу постоянно занимает юристов и на протяжении последних десятков лет не сходит по страниц юридической литературы. Большое внимание состязательности как принципу уделяется при исследовании судебных стадий уголовного процесса, значительно реже рассматривается проблема наличия состязательности при осуществлении предварительного расследования уголовных дел. Вместе с тем данная тема представляется актуальной, поскольку решение вопроса о наличии или необходимости состязательности на предварительном следствии и дознании прямо связано с увеличением прав обвиняемого и его защитника и с уменьшением прав органов предварительного расследования.

14

Состязательность судопроизводства означает такое построение процесса, при котором функция разрешения дела по существу отделена от функций обвинения и защиты, которые осуществляются соответственно стороной обвинения и стороной защиты, наделенными равными процессуальными правами по представлению доказательств, участию в их исследовании и заявлению ходатайств.

Часть 3 ст. 123 Конституции РФ предусматривает, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. То обстоятельство, что принцип состязательности сформулирО1зан и закреплен в Конституции РФ, превращает его в принцип конституционный, что существенно усиливает значение этого принципа и опирающегося на него процессуального законодательства. Ряд процессуалистов полагает, что согласно Конституции РФ состязательность присуща всем стадиям уголовного процесса, а не только судебному разбирательству. Основным аргументом является то, что указанное конституционное положение содержит юридический термин судопроизводство, а не судебное разбирательство, в силу чего состязательность присуща всему уголовному судопроизводству, а не одной его стадии. Отсюда следует вывод, что, поскольку согласно Заключительным и переходным положениям прежние законы применяются лишь в части, не противоречащей Конституции РФ, и ограничения принципа состязательности и его прямого действия закон высшей юридической силы не устанавливает, с момента вступления в силу Конституции РФ принцип состязательности должен действовать в полной мере на всех стадиях уголовного судопроизводства в РФ, в том числе и досудебных.

Вместе с тем, представляется, что вывод об охвате принципом состязательности всех стадий российского уголовного процесса не базируется на законе и никаких конституционных оснований для внедрения: подлинной состязательности в предварительное расследование не имеется.

Чтобы убедиться в ошибочности приведенных взглядов, требуется внимательно и действительно непредвзято вникнуть в юридический смысл того, что действительно содержится в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ. Необходимо прежде всего учитывать местонахождение данной статьи в структуре важнейшего нормативного акта — она находится в седьмой главе, посвященной

15

судебной власти, и потому о состязательности на досудебных стадиях в ней нет и речи. Кроме того, употребляемый в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ термин "судопроизводство" относится не только к уголовному процессу. Ч. 2 ст. 118, открывающая главу седьмую Конституции РФ, прямо указывает, что судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Замыкать действие ч. 3 ст. 123 только на уголовном судопроизводстве некорректно по форме и неправильно по существу. Ошибочно истолковывать смысл ч. 3 ст. 123, не сообразуясь с содержанием предыдущей и последующих частей этой статьи в той мере, в какой это относится к уголовному процессу. Между тем в ч ч. 1, 2 и 4 ст. 123 Конституции РФ речь идет о судебном разбирательстве. Вывод о том, что на стадии предварительного следствия и дознания в том виде, в каком они существуют в настоящее время без их принципиального реформирования, должен действовать принцип состязательности, который предполагает в числе прочего и равноправие сторон, не приводит ни к чему иному, как к необходимости законодательного закрепления равноправия сторон в досудебных стадиях, возможности осуществления так называемого "параллельного адвокатского расследования", идея которого была уже неоднократно обсуждена учеными-юристами и отвергнута как абсурдная. В любом случае, по сути обязывая законодательные органы ввести действие принципа состязательности в досудебные стадии уголовного судопроизводства, что возможно только в условиях их коренного преобразования, Конституционный суд РФ принимает на себя несвойственные ему функции законодателя.

На основании п. 5 ст. 125 Конституции РФ Конституционный суд РФ как орган конституционного контроля является единственным государственным органом, который вправе давать толкование положений Конституции. В соответствии с положениями ст. 106 Федерального конституционного закона "О Конституционном суде РФ" от 21.07.94 г. толкование Конституции, проведенное в установленном законом порядке, является официальным и обязательным для всех без исключения. Законодательством не предусмотрена возможность пересмотра Конституционным судом РФ по чьей бы то ни было инициативе принимаемых им решений. Решения Конституционного суда. РФ являются окончательными, обжалованию не подлежат. Получа-

16

ется, что законодатель исходит из того, что ошибочные решения могут принять субъекты всех ветвей власти, кроме одного органа судебной власти — Конституционного суда РФ. Полагаем, что отсутствие в законодательстве сдержек и противовесов привело к определенным перекосам в деятельности Конституционного суда РФ, фактически к его сползанию к законодательной деятельности. По своей сути указанная деятельность Конституционного суда РФ представляет собой "тихую" реформу предварительного расследования, направленную на его замену состязательным. Конституционному суду РФ следует крайне осторожно подходить к решению сугубо специфических проблем уголовного процесса, с тем чтобы не ограничить в будущем выбор законодателя. Принятие нового УПК РФ — актуальная задача, стоящая перед законодателем, затягивание его принятия толкает Конституционный суд РФ к восполнению пробелов в законодательном регулировании своими решениями, что не всегда оправдано и; выходит за рамки полномочий Конституционного суда РФ.

На предварительном следствии, где следователь реализует функцию обвинения и сам же принимает решение по всем вопросам процесса, осуществляемая обвиняемым и его защитником функция защиты при отсутствии равных прав и возможностей по сбору и представлению доказательств следователем, обвиняемым и его защитником не дает основания считать состязательность принципом расследования. Там, где функции обвинения и разрешения дела соединены в одних руках, принцип состязательности отсутствует. Полагаем, что в существующем в настоящее время российском уголовном процессе подлинная состязательность должна действовать в равной мере во всех без исключения судебных стадиях и только в них, для чего имеются соответствующие законодательные основания в виде конституционного закрепления состязательности судопроизводства. Более того, считаем, что невозможно говорить о действии в полной мере состязательности применительно к существующим досудебным стадиям производства по делу.

Наличие в нынешнем виде предварительного расследования позволяет принципу состязательности и равноправия сторон проявляться лишь в отдельных элементах. Прежде всего в судебном контроле или санкционировании некоторых актов сле-

17

дователя, связанных с применением мер принуждения, в участии защитника на предварительном следствии в рамках, установленных законом. Расширение прав защитника, как и появление в 1992 г. судебного контроля при осуществлении предварительного расследования, не сделало его полностью состязательным, а только усилило состязательное начало на досудебных стадиях процесса, поскольку прерогатива в решении одного из основных вопросов уголовного процесса — о сборе, приобщении и исследовании доказательств по делу, осталась всецело в руках органа, производящего дознание, следователя и прокурора. Состязательность предполагает наличие по крайней мере трех субъектов: обвинения, защиты и органа, разрешающего дело. Притом разрешение дела в стадии предварительного следствия подразумевает необходимость совершения ряда промежуточных действий властного! характера: избрание меры пресечения, обеспечение гражданского иска, разрешение отводов, ходатайств, наконец, определения общего направления расследования, выбор доказательств, подлежащих исследованию, и т. д. Будет ли предварительное расследование полностью состязательным — должен определить только законодатель. В случае принятия им принципиального решения о коренном реформировании системы предварительного расследования и вывода о необходимости превращения его в подлинно  состязательный  (что  является  правом,  а  не  обязанностью законодателя, поскольку, как было указано выше, эта обязанность не вытекает из действующего законодательства, в том числе и Конституции РФ), вместе с образованием сторон обвинения и защиты и наделением их равными процессуальными правами необходимо создание и процессуального арбитра между ними, не осуществляющего ни одну из названных функций и принимающего решения с» порядке сбора, представления   и   исследования   доказательств,   применения   мер процессуального принуждения и о дальнейшем движении дела. Таким арбитром мог бы стать, как это предлагается в юридической литературе, следственный судья. Вместе с тем, полагаем, что законодатель, решая этот вопрос, не должен отказываться от собственных традиций и опыта, который не всегда был плохим, и слепо копировать чужие образцы уголовного процесса,  полностью  игнорируя  особенности национальной психологии, российского менталитета.

18

Б. Г. ДОЛЯ,

замначальника Управления по
надзору за расследованием
преступлений в органах внут-
; ренних дел Прокуратуры СПб

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ПРОВЕРОК В ОРГАНАХ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ЗАКОННОСТИ ПРИЕМА, УЧЕТА, РЕГИСТРАЦИИ И РАЗРЕШЕНИЯ ЗАЯВЛЕНИЙ И СООБЩЕНИЙ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ

Своевременное неукоснительное исполнение требований закона о приеме, учете и разрешении заявлений и сообщений о преступлениях не только обеспечивает быстрое и полное раскрытие преступления, но и является гарантией обоснованного привлечения к уголовной ответственности лица, виновного в совершении преступления, и предупреждения случаев привлечения лица, не причастного к преступлению.

Методика прокурорских проверок и способы выявления допущенных нарушений закона определяются стоящими перед прокурором задачами и его установленными законом полномочиями.

Перед прокурорскими работниками, осуществляющими проверку в органах внутренних дел исполнения требований закона о приеме, регистрации и разрешении заявлений и сообщений о совершенных или готовящихся преступлениях, стоят следующие задачи:

проверить полноту, правильность учета и регистрации поступивших в органы внутренних дел заявлений и сообщений о преступлениях;

проверить соблюдение сроков регистрации сообщений и заявлений о преступлениях и проверки их в порядке, установленном ст. 109 УПК РСФСР;

убедиться в законности и обоснованности принятого решения по проверенному материалу;

проверить соблюдение работниками органов внутренних дел требований закона относительно обеспечения прав и законных интересов участников процесса.

19

Установление нарушений закона осуществляется, прежде всего, путем ознакомления в органах внутренних дел с соответствующей документацией по учету, регистрации и разрешению заявлений и сообщений о преступлениях.

При этом особое внимание следует обратить на соблюдение учетно-регистрационной дисциплины (Инструкция о едином учете преступлений от 14.12.94 г. № 20-1-85-94), материалы об отказе в возбуждении уголовных дел, протокольную форму производства (ст. 414 УПК РСФСР), а также на материалы о безвестном исчезновении бывших владельцев квартир (приватизированного жилья), руководителей коммерческих структур и лиц, исчезнувших с автотранспортом.

Изучение материалов уголовных, розыскных дел в районах города показало, что руководители органов внутренних дел и районных прокуратур нередко продолжают относиться к фактам безвестного исчезновения граждан без должного внимания. Между тем, как показывает практика, преступники все чаще маскируют убийства под безвестное исчезновение граждан.

С целью выявления укрытия фактов безвестного исчезновения граждан следует проверить заявления и сообщения об этом. Необходимо обратить особое внимание на то, заведены ли своевременно оперативно-розыскные дела на таких лиц, проверить, как осуществляется оперативная работа по ним. Необходимо также запросить сведения из травмпунктов, таксопарков, Госстраха, школ, больниц, библиотек, учреждений судмедэкспертизы, РЭУ о совершенных преступлениях в отношении их работников или имущества, в отношении учащихся, жителей и т. п.; выяснить, куда направлялись заявления, сообщения, телеграммы, телефонограммы о травмах, сверить эти данные с учетами отделов внутренних дел, выяснить результаты рассмотрения.

С целью выявления сокрытия квартирных краж, грабежей, разбойных нападений, через комендантов жилых домов следует выяснить известные им факты таких преступлений, сравнить их с регистрацией в ОВД.

Из бюро судмедэкспертизы и моргов больниц следует изымать все неистребованные акты и экспертные заключения, проверить в больницах, отделениях скорой медицинской помощи, моргах журналы регистрации поступления граждан с телесными повреждениями, журналы регистрации трупов с признаками

20

насильственной смерти, сверить их с данными соответствующих подразделений милиции.

При таких проверках анализируется квалификация преступлений, связанных с угонами автотранспорта, за которыми могут скрываться факты краж, разбоев и грабежей.

Необходимо проверить полноту регистрации ложных сообщений о готовящихся террористических актах, взрывах, заложенных взрывных устройствах и законность принятых по ним решений; проанализировать регистрацию и учет преступлений по фактам сбыта наркотиков, оружия, боеприпасов, поддельных денежных знаков и ценных бумаг; по направленным в суд делам, по которым не установлены сбытчики, выяснить, выделяются и расследуются ли в отношении их уголовные дела (или материалы), присваивается ли таким делам новый регистрационный номер; проверить соблюдение требований ст. 20 УПК РСФСР по таким делам.

В ходе проверок в отделах милиции необходимо производить сверку статистических данных о количестве отказных материалов (в отделах милиции имеются специальные журналы отказных материалов), указанных в отчете, с фактическим количеством таких материалов. Аналогичная сверка должна проводиться и по уголовным делам, возбужденным в отделах милиции, с данными следственного отдела и дознания РУВД.

При проверке журнала учета информации, заявительского, "КП" следует обратить внимание на состояние ведомственного контроля со стороны начальника отдела милиции и руководства РУВД (наличие отметок о проверке журналов, систематичность  проверок, сущность сделанных указаний, их исполнение). Следует также выяснить роль комиссии по законности РУВД в укреплении учетно-регистрационной дисциплины, установить число восстановленных на учет преступлений по их инициативе. При изучении уголовных дел в следственных отделах и  управлениях при РУВД или надзорных производств с обвинительными заключениями в прокуратуре необходимо выяснить количество дополнительно выявленных в ходе следствия преступлений, которые не поставлены на учет, а также поставленных на учет необоснованно.

При проверках также следует учитывать, насколько полно регистрируются и учитываются уголовные дела, возвращенные судом и прокурором для дополнительного расследования.

21

Требует тщательной проверки и правильность квалификации и регистрации преступлений при возбуждении уголовных дел и приостановлении расследования по ним, часто при этом учитываются преступления меньшей тяжести, если фактически совершенные (например, угон, а не кража автотранспорта).

В случае установления факта совершения преступления следует незамедлительно отменить незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела с одновременным возбуждением уголовного дела. Необходимо ставить на особый контроль расследование по этим делам, ежеквартально проверять законность принятых по ним решений, пресекать факты необоснованного прекращения уголовных дел, возбужденных прокуратурой.

По результатам проведенной в отделе милиции проверки учетно-регистрационной дисциплины составляется справка.

На основании подготовленной справки принимаются меры прокурорского реагирования (представление).

М. Ю. ДУЛИНА, ст. прокурор отдела по надзору за следствием и дознанием в районных управлениях внутренних дел Прокуратуры Санкт-Петербурга

СООТНОШЕНИЕ КООРДИНАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ФУНКЦИЙ ПРОКУРАТУРЫ

Вопрос о соотношении координационной и надзорной функций прокуратуры нередко поднимался теоретиками и практиками в области прокурорского надзора.

Высказывались мнения, что координация деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью — это не функция, а одно из направлений работы прокуратуры, а также, что это производная либо вспомогательная  функция.

Действительно, прокуратура прежде всего орган надзора, и ее надзорные функции имеют приоритетное значение. Однако

22

это не означает, что, признавая первостепенность надзорных функций, следует отрицать объективное существование и иных функций данного правоохранительного органа.

Надзорная функция определяет содержание деятельности прокуратуры. Координация деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью — это не направление деятельности прокуратуры по надзору за исполнением законов.

Недопустимо и в теории и в практике относить координацию к содержанию надзора. Это влечет за собой использование в координации деятельности по борьбе с преступностью присущих надзору методов и форм, что может привести к превышению прокурором своей компетенции, нарушению принципа равенства всех участников координационной деятельности при постановке вопросов, внесении предложений, разработке рекомендаций и мероприятий.

Надзорная работа прокуратуры и координационная деятельность прокуроров имеют различный предмет воздействия, собственные цели, задачи и способы их разрешения, свои принципы и правовое регулирование. В процессе их осуществления компетенция, которой наделены прокуроры в деятельности по координации работы правоохранительных органов по борьбе с преступностью, не должна вступать в противоречие с их надзорными полномочиями.

На органы прокуратуры обязанность по координации деятельности по борьбе с преступностью возложена Федеральным законом "О прокуратуре Российской Федерации", и она осуществляется с присущей прокуратуре компетенцией и в установленных формах.

Все это дает основания отнести координацию именно к функции прокуратуры, которая существует наряду с надзорной и непосредственно с ней связана.

Реализация координационной функции не должна допускать административного вмешательства прокуратуры в деятельность поднадзорных учреждений и должностных лиц. Прокуратура лишь выступает инициатором проведения совместных и согласованных мероприятий по своевременному выявлению, раскрытию, пресечению и предупреждению преступлений, устранению причин и условий, способствующих их совершению, что вполне оправдано ее правовым положением как надзорного органа.

23

Именно прокуроры, осуществляя надзор за исполнением законов различными правоохранительными, судебными и иными органами, а также государственными и негосударственными учреждениями, располагают сведениями о состоянии работы в этих органах. Именно прокуроры как участники уголовного процесса владеют конечным результатом работы органов следствия и дознания по раскрытию и расследованию конкретных преступлений, имея сведения о постановленном судом приговоре по уголовному делу, о состоянии обращения к исполнению и самом исполнении судебных приговоров, определений и постановлений.

Но принцип недопустимости административного вмешательства прокуратуры при осуществлении координационной функции в деятельность поднадзорных учреждений вовсе не означает, что она при этом находится в равном с ними положении. В отношениях координации прокуратура является их организатором — эта обязанность возложена на нее законом. Другие правоохранительные органы хотя и обязаны вступать в эти отношения, но организовывать их не обязаны. Принцип равенства всех участников координационной деятельности по борьбе с преступностью действует только при постановке вопросов, внесении предложений, разработке рекомендаций и мероприятий по борьбе с преступлениями. Если прокурор, координируя работу по борьбе с преступностью, установил в деятельности иных правоохранительных органов нарушения законов, он не только вправе, но и обязан принять меры прокурорского реагирования, вступив с органом либо должностным лицом, не исполнившим предписание закона, в прокурорско-надзорные правоотношения. В то же время при успешной реализации прокурорами координационной функции, согласованной и слаженной работе всех правоохранительных органов по выявлению, пресечению и предупреждению преступлений отпадет необходимость в применении надзорных полномочий, между участниками скоординированного взаимодействия практически не будут возникать прокурорско-надзорные правоотношения.

Координационная функция способствует достижению целей прокурорского надзора. Отказ от нее привел бы к нерациональному увеличению чисто надзорной деятельности.

24

Д. А. ЗВЯГИНЦЕВ, аспирант НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

О РЫНКЕ ЦЕННЫХ БУМАГ

Анализ прокурорской практики свидетельствует о том, что в настоящее время нарушения, совершаемые в сфере рынка ценных бумаг, носят динамичный характер. Рынок ценных бумаг продолжают активно использовать для своего обогащения различного рода преступные группировки путем совершения преступлений, связанных с изготовлением, подделкой, хищением ценных бумаг, а также мошенничеством.

Сравнительно высокий уровень нарушений законности в указанной сфере экономики, как показывают материалы прокурорских проверок, объясняется, в частности, тем, что многие контролирующие органы, такие как Центральный банк, Министерство финансов, Федеральная комиссия по ценным бумагам и другие, не в полной мере выполняют возложенные на них функции по контролю за соблюдением законодательства эмитентами и профессиональными участниками рынка ценных бумаг.

После создания Президентом России федеральных округов работа органов прокуратуры стала более системной. Объектом пристального внимания и постоянного изучения теперь является соответствие Конституции Российской Федерации и федеральным законам нормативных документов представительной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Особое беспокойство вызывает, в частности, то, что нормативные акты некоторых субъектов Федерации по ведению вексельного обращения противоречат федеральному законодательству, а органами власти субъектов Российской Федерации вексельное обращение чаще всего используется для того, чтобы справиться с возникающими трудностями при исполнении доходной части бюджета. Иногда выпущенные в таких случаях ценные бумаги, представляющие собой долговые обязательства, превышают по объему доходную часть бюджета территорий, что является нарушением требований Федерального закона "О переводном и

25

простом векселе", в соответствии с которым право обязываться по переводному и простому векселю предоставляется субъектам Федерации только в случаях, специально предусмотренных законом. Практика прокурорского надзора показывает, что такие нарушения, как правило, носят умышленный характер и происходят из-за отсутствия надлежащего контроля. Такой экономически необоснованный выпуск долговых обязательств влечет за собой обращение взыскания на средства бюджета субъекта Федерации, а также федерального бюджета, от чего прежде всего страдает государство.

Следующим предметом особой заботы прокуратуры в ситуации, когда система государственного контроля еще несовершенна, должен стать надзор за исполнением законодательства, определяющего функционирование саморегулируемых организаций, наделенных широкими полномочиями. В частности, ФКЦБ делегировала Национальной ассоциации участников фондового рынка полномочия получать заявки и затем рекомендовать ФКЦБ, являющейся органом, который может выдавать лицензию, одобрить заявление. Членство в саморегулированной организации — необходимое условие получения лицензии. Получив лицензию, профессиональный участник может ее покинуть. Таким образом, компания получает возможность не платить за членство в этой организации и не соблюдать ее повышенные, по сравнению с нормами ФКЦБ России, стандарты.

Свои полномочия наиболее часто прокуроры реализуют, осуществляя надзор за законностью учреждения акционерных обществ, эмиссии акций, операций с ценными бумагами акционерных обществ. В последнее время они усилили надзор за исполнением законодательства, регулирующего вексельное обращение, выпуск государственных (муниципальных) ценных бумаг и за надлежащим осуществлением контролирующими органами своих полномочий в этом вопросе.

В случае выявления нарушений, как показывает практика прокурорского реагирования, наиболее часто блюстители закона реагируют путем принесения протестов на незаконные правовые акты либо обращения в суд.

Чтобы наиболее эффективно совершенствовать законодательную базу рынка ценных бумаг, думается, нужно сейчас действовать в двух направлениях. С одной стороны, заменять ранее принятые акты на более совершенные, отвечающие потребностям современного экономического развития страны, с дру-

26

гой — законодательно урегулировать новые области экономических отношений.

План мероприятий по совершенствованию нормативной базы должен быть следующим:

преимущественная и всесторонняя защита законных прав и интересов инвесторов;

пресечение незаконной деятельности на рынке ценных бумаг, повышение ответственности профессиональных участников рынка ценных бумаг и эмитентов за результаты своей деятельности;

создание разнообразных форм компенсаций, систем взаимных гарантий и страхования на рынке ценных бумаг в целях снижения риска при осуществлении инвестиций в ценные бумаги и повышения доверия инвесторов к рынку ценных бумаг;

постепенное увеличение степени открытости рынка для иностранных инвесторов;

создание равных условий и обеспечение конкуренции при осуществлении предпринимательской деятельности на рынке ценных бумаг;

стимулирование концентрации торговли ценными бумагами на организованных рынках;

развитие и закрепление в законодательных и иных нормативных правовых актах принципа функционального регулирования при распределении обязанностей между органами государственного регулирования;

усиление государственного контроля за соблюдением лицензирования при осуществлении профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг, повышение требований к лицензированию профессиональных участников рынка, обеспечивающих высокий уровень их квалификации, достаточность собственных средств, поддержание высоких стандартов добросовестности и открытости при осуществлении ими профессиональной деятельности;

ужесточение требований к профессиональной компетентности лиц, занимающих ведущие должности в организациях — профессиональным участникам рынка ценных бумаг; ужесточение системы квалификационных экзаменов для этих лиц;

совершенствование системы ответственности юридических и физических лиц за правонарушения на рынке ценных бумаг

27

путем принятия соответствующих федеральных нормативных актов;

обеспечение инвесторов полной и достоверной информацией о ценных бумагах и их эмитентах, развитие контроля за достоверностью информации.

В. Ю. КОСАРЕВА, аспирантка СПб. ЮИГПРФ

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ УЧАСТИЯ

В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ ЛИЦ, ОБЛАДАЮЩИХ

СПЕЦИАЛЬНЫМИ МЕДИЦИНСКИМИ ПОЗНАНИЯМИ

При возбуждении уголовных дел и в процессе расследования преступлений часто возникают вопросы, для разрешения которых необходимы познания в различных отраслях науки, техники, производства и т. д. Поскольку следователи не могут знать ответы на все возникающие вопросы, они прибегают в подобных случаях к помощи людей, обладающих необходимыми профессиональными знаниями. Это не только облегчает работу следственных органов, но и способствует быстрому и эффективному раскрытию преступлений.

Древнейшими и наиболее часто используемыми являются познания в медицине. Обращение к историческому анализу свидетельствует, что еще в древние времена на помощь следствию приходили лица, сведущие в медицине. Уже в XVI в., в соответствии царским указом, в России проводились освидетельствования при помощи лекарей. Первоначально целью большинства из них являлось определение годности к военной или другой государственной службе. XVII в. характеризуется тем, что в практику стало внедряться проведение освидетельствований и в других целях, в частности для установления характера телесных повреждений, по обвинениям во врачебных ошибках, в случаях расследований, связанных с неправильным употреблением лекарств. К этому же периоду относятся первые упоминания о таких способах использования медицинских знаний, как получение справок и допрос докторов и лекарей о порядке употребления лекарств. Серединой XVII в. датируются первые

28

дошедшие до нашего времени документы об участии врачей в наружных осмотрах трупов в целях установления причин смерти, исследования различных веществ для определения их ядовитых и целебных свойств. Впоследствии стали проводиться освидетельствования психического состояния обвиняемых.

На сегодняшний день спектр использования медицинских знаний в уголовном процессе очень широк, в то время как отечественное уголовно-процессуальное законодательство закрепляет только две формы участия лиц, обладающих специальными медицинскими познаниями, — экспертизу и участие специалиста в следственном действии. Эксперт и специалист — процессуальные фигуры, деятельность которых в уголовном процессе облечена в соответствующую форму.

Однако использование специальных медицинских познаний в процессе производства по уголовному делу нельзя сводить только к двум указанным формам. Помимо экспертизы и участия специалиста, в следственных действиях к специфическим формам участия в уголовном процессе лиц, обладающих специальными познаниями в медицине, следует отнести такую деятельность, порядок осуществления которой установлен ведомственными (межведомственными) правилами и инструкциями. Среди них можно выделить:

медицинское освидетельствование с целью получения заключения о направлении лица на принудительное лечение от алкоголизма, наркомании;

судебно-медицинское исследование трупа:

судебно-медицинское освидетельствование граждан для определения степени тяжести телесных повреждений, возраста и разрешения других вопросов, требующих познаний в области судебной медицины.

Особое значение, как представляется, имеют ведомственные экспертизы (медицинская экспертиза трудоспособности и т. п.), поскольку составляемые при этом материалы оказывают (в случае возбуждения уголовного дела) значительную помощь следователю. При этом они являются часто исходной базой, позволяющей выдвинуть необходимые версии и наметить пути расследования, служат доказательствами по делу. В этой связи важное значение имеет допрос лиц, обладающих специальными в медицинскими познаниями, чьи материалы приобщены в качестве доказательств по уголовному делу. Кроме того, в ка-

29

честве свидетелей нередко допрашиваются сведущие лица, не проводившие каких-либо проверок, расследований и других действий в связи с рассматриваемым делом. Основная цель при этом — получение сведений медицинского характера, имеющих существенное значение и которыми данные лица располагают по роду своей деятельности (врач — об обстоятельствах болезни своего пациента и т. п.)

Таким образом, следует отметить значительные правовые пробелы относительно регламентации участия в уголовном процессе лиц, имеющих специальные познания в области медицины. Представляется, что решение данных вопросов позволит более продуманно и качественно использовать в практике уголовного процесса сведения, полученные от лиц, обладающих специальными медицинскими познаниями. При этом целесообразно предусмотреть адекватное регулирование различных форм использования специальных медицинских познаний.

А. Ю. КРАСНЯТОВ,

помощник прокурора

Кировского района г. Томска

КАССАЦИОННЫЙ ПРОТЕСТ КАК АКТ ПРОКУРОРСКОГО РЕАГИРОВАНИЯ

НА НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА СУДОМ

ПРИ ВЫНЕСЕНИИ ПРИГОВОРА

В деятельности прокуратуры принесение кассационных протестов на вынесенные судом приговоры государственными обвинителями или на приговоры, проверенные в кассационные сроки прокурором или его заместителем, составляет определенный объем работы. Так, в 1998 г. прокурорами по Томской области проверено в кассационные сроки; 84% уголовных дел, по которым вынесены приговоры судами без участия в процессе государственного обвинителя. В 1999 г. было проверено прокурорами таких уголовных дел 87%, а в 2000 г. — 82,5% дел. С участием государственного обвинителя в судебном заседании было рассмотрено в 1998 г. 54,7% всех уголовных дел по Томской области, в 1999 г. — 61,7%, а в 2000 г. — 60, 3% уголовных дел, рассмотренных судами области. И участие прокурора в суде в качестве государственного обвинителя, и проверка уголовных дел в кассационные сроки работниками прокуратуры

30

свидетельствуют о внимании прокуратуры к вопросам законности выносимых судами приговоров.

Кассационный протест — специальный правовой акт индивидуального назначения, вносимый прокурором в процессе осуществления предоставленных действующим законодательством полномочий в вышестоящий судебный орган кассационной инстанции на незаконный или необоснованный приговор суда первой инстанции, содержащий данные о нарушениях уголовного или уголовно-процессуального закона, являющихся основаниями для отмены приговора, и мотивированную просьбу (требование) об их устранении.

Предложенный вариант определения кассационного протеста указывает на его суть как специального правового акта прокурорского реагирования, имеющего индивидуальное предназначение. Протест связан с: конкретным нормативным актом, выносимым по уголовному делу, — приговором суда первой инстанции по установленному факту и в отношении определенного лица.

Сказанное позволяет выделить признаки, характеризующие кассационный протест. Их можно объединить в две группы: 1) общие — присущие протесту как акту прокурорского реагирования; 2) специальные — характеризующие специфику кассационного протеста и отличающие его от других протестов и актов прокурорского реагирования.

Выделить общие признаки кассационного протеста позволяет его относимость к протестам прокурора, приносимым на противоречащий закону правовой акт. Среди общих признаков следует отметить следующие.

  1.  Это акт прокурорского реагирования на выявленное нарушение закона.
  2.  Это правовой акт, порождающий юридические последствия, связанные с незаконным решением должностного лица или органа.
  3.  Он носит конкретный характер, связан с определенным решением, нарушающим федеральный закон, права или свободы граждан.

Общих признаков, конечно, больше, поскольку протест в деятельности прокурора имеет широкое распространение.

Хотелось бы обратить внимание на специальные признаки кассационного протеста. Они либо вытекают из общих, конкре-

31

тизируя их, либо подчеркивают некоторую особенность этого акта, так как специальные признаки связаны со сферой использования кассационного протеста.

  1.  Кассационный протест приносится на приговор суда первой инстанции как на официальный индивидуальный правовой акт, противоречащий федеральному закону.
  2.  Правом принесения кассационного протеста обладают не только прокурор и его заместитель (в отличие от протеста в порядке надзора за исполнением законов и соблюдением прав и свобод человека и гражданина), но и в определенных случаях помощники прокуроров, прокуроры управлений, отделов (ст. 36 Федерального закона "О прокуратуре РФ"). При этом принесение протеста — это не только право, но и обязанность прокурора (ст. 325 УПК РСФСР), которую он должен выполнять, исходя из интересов, прежде всего, государства.
  3.  Приносится кассационный протест в установленный законом судебный орган и в определенном законом порядке (ст. 326 УПК РСФСР). Специфика кассационного протеста проявляется в том, что он всегда рассматривается вышестоящим по отношению к издавшему незаконный нормативный акт (приговор) органом.
  4.  Термин "кассационный" связан с проверочной стадией уголовного процесса, специально предусмотренной для устранения ошибок и нарушений закона в приговорах судов. Поэтому содержание протеста связано с обоснованием допущенных судом нарушений уголовного или уголовно-процессуального закона, являющихся основанием для его отмены. Содержательность кассационного протеста, его мотивированность не является специфической чертой, так как это требование относится ко всем протестам. Однако отмена или изменение приговора возможно   только   по   основаниям,   предусмотренным   в   законе (ст.ст. 342—347 УПК РСФСР).
  5.  Кассационный протест является юридическим фактом, порождающим определенные права и обязанности для участников уголовного процесса. Так, согласно предписаниям ст. 330 УПК РСФСР он приостанавливает приведение в исполнение приговора, создает возможность для представления дополнительных доказательств.

Таким образом, кассационный протест в силу ряда своих специфических признаков может рассматриваться как самостоя-

32

тельный акт прокурорского реагирования, вносимый прокурором в кассационные сроки на незаконный или необоснованный приговор суда в определенный судебный орган кассационной инстанции, — разновидность протеста, приносимого в порядке надзора за исполнением законов (общего надзора).

Выделенные общие и специальные признаки кассационного протеста подчеркивают его сходство и особенности по отношению к протесту, приносимому на противоречащий закону правовой акт в порядке надзора за исполнением законов.

В заключение следует заметить, несмотря на то, что Федеральный закон "О прокуратуре РФ" не использует понятие "надзор за исполнением законов судами и законностью выносимых ими актов", институт кассационного протеста как специфического акта прокурорского надзора является свидетельством такового. Осуществляя проверку приговора в кассационные сроки по делам, и особенно ярко это проявляется при проверке приговоров по делам, в рассмотрении которых не участвовал государственный обвинитель, прокурор осуществляет функцию надзора за исполнением законов. Предметом надзора в деятельности прокурора в этом случае является конкретный правовой акт суда — приговор.

О. А. КУТЫЕВ,

старший специалист

Балтийской коллегии адвокатов

ЗАКОН РФ "ОБ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ" И ПРАВОЗАЩИТНАЯ ФУНКЦИЯ ПРОКУРАТУРЫ

Впервые в истории Российского государства в 1992 г. был принят Закон "Об оперативно-розыскной деятельности".

Появился нормативный акт, подтвердивший существование оперативно-розыскной деятельности и утвердивший ее, но в связи с тем, что некоторые положения принятого Закона были продуманы недостаточно четко, а отдельные моменты и вовсе упущены, 12 августа 1995 г. был принят Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности".

33

В новом Законе, в отличие от старого, внесенными изменениями и дополнениями определены гарантии законности в отношении лиц, оказавшихся объектами оперативного интереса при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Так, гражданин, полагая, что при проведении в отношении его каких-либо оперативно-розыскных мероприятий были нарушены его права и свободы, имеет право обратиться не только в вышестоящую организацию, но и в суд, и в прокуратуру, надзирающую за соблюдением данного Закона (ст. 5 Закона).

Издание данного Закона устранило противоречия между морально-нравственными принципами и деятельностью субъектов оперативно-розыскной деятельности.

Статья 4 Закона провозглашает, что сама "оперативно-розыскная деятельность основывается на конституционных принципах, законности, уважении прав и свобод человека и гражданина". Но наряду с этим Закон является серьезным "орудием" в работе правоохранительных органов и всякое его применение к гражданину должно особо контролироваться государством. Поэтому надзор за соблюдением Закона возложен на Генерального прокурора Российской Федерации и уполномоченных им прокуроров. Вопрос надзора за оперативно-розыскной деятельностью актуален в связи с переходным периодом в нашем государстве, изменением структур, ухудшением теоретической и практической подготовки оперативного аппарата субъектов оперативно-розыскной деятельности.

Закон определяет и устанавливает принципы оперативно-розыскной деятельности, но в то же время акцентирует внимание на соблюдении, в первую очередь, прав и свобод человека и гражданина.

Роль надзора за соблюдением данного Закона велика и многогранна, нужно понять, что осуществление надзора не "вмешательство" в оперативно-розыскную деятельность субъектов ОРД, а гарантия соблюдения законности при проведении данного вида деятельности.

Поднятый профессором В. И. Рохлиным вопрос об издании МВД, ФСБ и другими субъектами ОРД нормативных актов, регламентирующих организацию и тактику оперативно-розыскных мероприятий, идущих иногда в неясном направлении, действий (оперативный эксперимент, оперативное внедрение, контролируемая поставка) тоже очень актуален, и на сегодняшний

34

день такие документы должны непременно согласовываться с Председателем Верховного суда РФ и Генеральным прокурором РФ, что усилит гарантии законности выполнения специализированных функций оперативно-розыскной деятельности.

В связи с экономическим и политическим кризисом, имеющим место в России, произошел "отток" кадров, имеющих достаточный опыт оперативной работы, из "силовых" правоохранительных структур. Федеральный закон "Об ОРД" явился сложным юридическим документом для лиц, пополнивших аппараты служб МВД, налоговой полиции и таможенной службы, которые также признаны субъектами ОРД. Все субъекты оперативно-розыскной деятельности, а их всего семь, имеют каждый свои должностные инструкции и приказы, регламентирующие методы и тактику проведения ОРД. Поэтому роль надзора, за соблюдением Закона "Об ОРД" как нельзя актуальна. Следует заметить, что перечень субъектов ОРД необходимо пополнить, так как система исполнения наказаний перешла из ведомства МВД в ведомство Министерства юстиции, которое теоретически в настоящее время не может проводить ОРД.

Нельзя не отметить положительную инициативу налоговой полиции Санкт-Петербурга, которая направляла на согласование в прокуратуру Санкт-Петербурга инструкцию о порядке проведения некоторых оперативно-розыскных мероприятий органами НП.

Хочется верить, что субъекты оперативно-розыскной деятельности, отбросив амбиции, воспримут прокурорский надзор за ОРД не как ущемление возможностей органа, осуществляющего оперативно-розыскные мероприятия, а как элемент укрепления законности и правопорядка.

X. А. МАГАМЕДОВ,

ст. преподаватель

СПб. ЮИГПРФ

НЕКОТОРЫЕ ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА РОССИИ С ГОСУДАРСТВАМИ СНГ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

Как отмечается в специальной юридической литературе, в результате правовых, политических, экономических, организа-

35

ционных промахов правоохранительных органов и органов власти стран СНГ уголовная среда создала на этом пространстве свое единое криминальное поле. Транснациональная преступность приобрела характер устойчивой закономерности.

Известно, что эффективность сотрудничества государств в борьбе с преступностью в значительной мерю зависит от правового регулирования этой деятельности, от совершенства международных норм и национального законодательства в этой сфере.

Практика взаимодействия России со странами СНГ в рамках Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанной в г.Минске 22.01.93 г. (далее — Минская конвенция) и двусторонних договоров показывает, что они не соответствуют реалиям динамики транснациональной преступности. Имеющиеся договоры содержат, как правило, общие, декларативные нормы, которые можно рассматривать как признание принципиальной возможности получить тот или иной вид помощи. Практическая же реализация ряда норм затруднена из-за отсутствия установленных процедур. Их отсутствие восполняется формирующейся практикой взаимодействия правоохранительных органов, не всегда согласующейся с нормами договора и принципом законности.

Так, ст. 8 Минской конвенции устанавливает, что при исполнении поручения запрашиваемое учреждение применяет законодательство своей страны. В соответствии со ст. 80 этой Конвенции сношения по вопросам выдачи осуществляются Генеральными прокурорами сторон.

Из этих норм следует, что является нарушением законности практикующееся российскими правоохранительными органами заключение под стражу лиц по поручениям о розыске и предварительном аресте, поступившим непосредственно из правоохранительных органов стран СНГ в территориальные органы внутренних дел средствами оперативной связи.

Предварительный арест до получения требования о выдаче предусмотрен ст. 61 Минской конвенции. Но в этой статье вовсе не говорится о том, что оперативная просьба может быть направлена непосредственно в орган внутренних дел, а не в Генеральную прокуратуру РФ.

36

Между тем практика рассмотрения материалов о выдаче Генеральной прокуратурой, в частности ее Международно-правовым управлением, свидетельствует, что нередко предварительный арест, произведенный минуя Генеральную прокуратуру РФ, завершается отказом в выдаче, поскольку на территориальном уровне с такой же оперативностью, как арест, не удается достаточно полно выяснить вопрос о гражданстве лица и иные существенные обстоятельства.

Не оспаривая значимость предварительного ареста для эффективного противодействия преступности, следует признать, однако, что законность не может быть подменена целесообразностью. Проблема же может быть решена путем дачи Координационным советом генеральных прокуроров государств — участников СНГ разъяснения о порядке сношений при реализации п. 1 ст. 61 Минской конвенции с учетом правила ст. 80 Конвенции.

Для исполнения поручений о производстве следственных действий в большинстве случаев согласно УПК РСФСР требуется вынесение процессуальных постановлений, а по ряду из них и получение санкции прокурора. Однако у российского исполнителя нет правовых оснований принимать решение по делу, находящемуся в производстве зарубежных органов. Вместе с тем исполнение поручения с применением только иностранных процессуальных решений, основанных на иностранном праве, нарушает ст. 8 Минской конвенции и в определенной мере колеблет правовой суверенитет России.

Назрела необходимость регламентировать в уголовно-процессуальном законодательстве РФ, кем и какой документ, являющийся достаточным для производства следственных действий по иностранному поручению, должен быть составлен; прокурор какого уровня полномочен давать санкции; каковы порядок и условия продления срока содержания под стражей лиц, в отношении которых решается вопрос о выдаче. Решение этих вопросов позволит снять проблему водворения и содержания в СИЗО арестованных по выдаче лиц.

В связи с практикующейся в ряде регионов России судебной проверкой законности и обоснованности ареста по жалобам "выдаваемых" лиц имеется потребность в определении правомерности освобождения судом такого лица. В случае его осво-

37

бождения Россия оказывается перед необходимостью повторного розыска и ареста в целях исполнения международного обязательства. Кроме того, передаваемое лицо по Минской конвенции должно содержаться под стражей.

Представляет серьезную практическую проблему длительность исполнения поручений партнерами России. Это в большой мере связано с излишне  бюрократизированным порядком прохождения поручения и исполненных материалов через центральные учреждения юстиции сторон, а также с отсутствием межгосударственных норм о сроках исполнения.

Содружеству стоило бы проанализировать модель сотрудничества в борьбе с преступностью стран Северного союза и перенять его лучшие проявления.

Россия не имеет национального закона об оказании международной правовой помощи, при наличии которого можно было бы преодолевать пробелы договоров, как, скажем, это делается во Франции или Финляндии.

Правительством: РФ 16.08.2000 г. утвержден Национальный план РФ по реализации Межгосударственной программы совместных мер борьбы с преступностью на период с 2000 до 2003 гг. (в рамках СНГ). В плане предусмотрены меры по укреплению международно-правовой базы сотрудничества и совершенствованию законодательства РФ в этой сфере. Среди этих мер важное значение имеют подготовка новой редакции Конвенции о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам. Осуществление процедур по вступлению в силу Договора о порядке пребывания и взаимодействия сотрудников правоохранительных органов на территории государств— участников СНГ от 14.06.99 г.; разработка законодательных актов о порядке выдачи лиц, об исполнении приговоров судов других государств и других правовых актов, а также проведение организационно-практических и иных мероприятий. Генеральной прокуратурой РФ издано Распоряжение об организации исполнения Национального плана от 09.10.2000 г. за № 127/Збр.

Имеются основания для оптимистического прогноза о дальнейшем, более эффективном, развитии сотрудничества стран СНГ в борьбе с преступностью.

38

Э. В. МАСЛОВА,

стажер СПб. ГКА,

33 юридическая консультация

К ВОПРОСУ ОБ АКТУАЛЬНОСТИ ДОСУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

Проведенное нами изучение правовой ситуации в ряде районов Санкт-Петербурга свидетельствует, что имеется настоятельная необходимость в совершенствовании досудебной защиты гражданских прав субъектов гражданских правоотношений.

Следует отметить, что основными способами защиты нарушенных или оспариваемых гражданских прав является их судебная защита (см. п. 1 ст. 11 ГК РФ). Однако в юридических источниках отмечалось, что в настоящее время многие федеральные суды общей юрисдикции, рассматривающие гражданско-правовые споры, еще не обеспечивают в полном объеме правосудие по гражданским делам1. Это подтвердило и изучение деятельности ряда федеральных судов общей юрисдикции Санкт-Петербурга.

Так, в федеральных судах Выборгского, Приморского, Василеостровского и других районов Санкт-Петербурга судьи, рассматривающие иски по гражданским делам, существенно перегружены работой. В среднем у каждого судьи находится в производстве от 500 до 1000 гражданских дел. Средний срок: разрешения исковых заявлений по гражданским делам составляет почти 2 года. Дело дошло до того, что судебные заседания по гражданским делам в связи с перегруженностью работой судей назначаются, как правило, один раз в квартал. Не многим отличается положение дел с защитой гражданских прав в федеральных судах общей юрисдикции и в других регионах Российской Федерации. "Из-за неудовлетворительной подготовки дел к судебному разбирательству, поверхностного исследования доказательств и ненадлежащего извещения участников процесса допускаются нарушения сроков назначения дел к слушанию, слу-

1 См.: Доклад заместителя Председателя Верховного суда РФ Р. М. Смакова на заседании Пленума Верховного суда РФ 25 октября 1999 г. // Бюллетень Верховного суда РФ. 2000. №1. С. 1, 2.

39

чаи необоснованного отложения дел и приостановления по ним производства"1. В первом полугодии 1999 г. доля гражданских дел, рассмотренных с нарушением предусмотренных ГПК РСФСР сроков, достигла 14, 3% от общего числа оконченных за указанный период дел, тогда как в 1998 г. она составляла 12, 7%"2.

Вместе с тем, если сроки правосудия затягиваются до 2-х лет и более, то цели обеспечения правосудия по гражданским делам в полном объеме не достигаются.

В сфере экономики в Северо-Западном и других регионах
России совершается большое число различных правонарушений
3. В связи с этим имеется настоятельная потребность в эффективной защите гражданских прав. И если их защита в судебном порядке в должной мере не обеспечивается, объективно повышается роль досудебной защиты.

Гражданский кодекс Российской Федерации признает досудебную, в том числе административную, защиту гражданских  прав. В соответствии с п.2 ст. 11 ГК РФ "защита гражданских, прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом. Решение, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суде.

Содержание понятия "защита гражданских прав в административном порядке" следует рассматривать, по нашему мнению, в узком и широком смысле. В узком смысле речь идет об использовании   норм административного   права  для   защиты гражданских прав, например, привлечение к административной ответственности виновных лиц за нарушение правил торговли, гражданского оборота отдельных видов товаров (в том числе алкогольной продукции), нарушение правил лицензирования, оказания отдельных видов услуг и др.

Однако, на наш взгляд, законодатель придает этому понятию широкий смысл. Для защиты прав участников гражданских пра-

' О ходе выполнения Постановления Пленума Верховного суда РФ от 24 августа 1993 г. № 7 "О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации" // Бюллетень Верховного суда РФ. 2000. № 1.С. 3.

2 Там же.

3 См.: Коржов А. Н. Некоторые вопросы реализации принципов гражданского права // Труды Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации. №1. СПб., 1999. С. 97, 98.

40

воотношений могут и должны активно использоваться нормы не только административного права, но и трудового, налогового, банковского и других отраслей права. Например, в случае обращения граждан с жалобой на плохую работу автобусного парка по перевозке пассажиров (очереди на остановках из-за несвоевременной подачи автобуса, подача автобуса в состоянии, не пригодном для перевозки пассажиров: отсутствие надлежащего освещения в салоне, грязь, пятна машинного масла на сиденьях, неисправные механизмы открывания дверей и т. д.) руководство соответствующего автохозяйства обязано принять меры воздействия, включая предусмотренные трудовым законодательством, к виновным работникам автохозяйства, в том числе к водителям, нарушающим трудовую дисциплину. Эти меры прямо направлены на улучшение исполнения своих обязательств соответствующим автотранспортным предприятием по договору перевозки пассажиров.

На наш взгляд, следует развивать нормативно-правовую базу для совершенствования защиты гражданских прав. Значительный вклад в досудебную защиту гражданских прав субъектов могут внести российские органы прокуратуры. Полномочия органов прокуратуры определяются Конституцией РФ, Федеральным законом "О прокуратуре РФ", другими федеральными законами и международными договорами Российской Федерации. Следует отметить, что полномочия и порядок деятельности прокуроров определяются в законах различных отраслей права.

В Кодексе РСФСР об административных правонарушениях предусмотрено право прокурора проверять соблюдение закона, защищать права граждан, в том числе посредством опротестования незаконных решений и их приостановления (ст.ст. 230, 275). При нарушении трудовых прав граждан прокурор также вправе опротестовывать незаконные действия и решения, предъявлять в необходимых случаях иски в защиту интересов граждан (ст. 244 Кодекса законов о труде РФ). Эффективная реализация полномочий, предоставленных органам прокуратуры действующим законодательством, могла бы способствовать досудебной и судебной защите гражданских прав.

41

М В. МИХЕЕВ, ст. следователь отдела

по расследованию особо

важных дел Прокуратуры

Вологодской области

ПРОБЛЕМЫ УЧАСТИЯ ЗАЩИТНИКА В ОЦЕНКЕ

ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НА СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

В настоящее время наиболее актуальной для правильного и грамотного расследования и разрешения судами уголовных дел является проблема соблюдения требований норм УПК РСФСР, касающихся допустимости доказательств. Согласно ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР "доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в статье 68 настоящего Кодекса".

Традиционно в соответствии со ст. 71 УПК РСФСР оценкой допустимости доказательств занимаются суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание. Действующее законодательство не указывает защитника в числе субъектов, оценивающих доказательства. Однако такое положение не всегда отвечает интересам практических работников.

В соответствии со ст. 2 УПК РСФСР "задачами уголовного судопроизводства являются быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона...". Но о каком правильном применении закона можно вести речь в случае нарушений норм УПК РСФСР, допущенных при получении доказательств по уголовному делу? Часто следователи небрежно относятся к вещественным доказательствам, нарушают требования, предъявляемые к их осмотру и хранению, при решении вопроса о дальнейшем движении уголовного дела опираются на протоколы следственных действий, произведенных без поручения следователя и с нарушением норм действующего процессуального закона. Такое отношение к доказательствам недопустимо.

Было бы правильным для устранения подобных нарушений на стадии предварительного расследования, а в будущем и в ходе судебного разбирательства предоставлять возможность

42

защитникам провести оценку полученных доказательств с точки зрения их допустимости. Конечно, у практических работников могут возникнуть возражения, обоснованные тем, что если защитника ознакомить с имеющимися доказательствами, то он получит представление о материалах, которыми располагает следствие. Однако, на наш взгляд, если защитник, ознакомившись с доказательствами, предоставленными ему следователем, не заявил ходатайств об их недопустимости, то выдержан своеобразный экзамен на прочность, а поэтому дальнейшее опровержение доказательств в суде с точки зрения их недопустимости будет лишено смысла.

И сейчас защитник имеет возможность оценивать доказательства в ходе следствия — при ознакомлении с материалами уголовного дела, однако на практике значение оценки доказательств защитником явно принижено. "При заявлении защитника о недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением процессуальной формы, не имеет значения, что достаточность полученных данных может и не вызывать сомнений"1. Но, как правило, ходатайства по вопросам допустимости доказательств, заявленные защитниками, практические работники игнорируют, отказы в их удовлетворении надлежащим образом не обосновываются. Это является ошибкой, так как при передаче дела в суд защитник снова получает возможность ходатайствовать о признании не имеющими юридической силы доказательств, полученных с нарушением закона, и в зависимости от их значения для дела, которое придавалось им на стадии предварительного расследования, суд может принять решение:

о прекращении уголовного дела;

о переквалификации обвинения на менее тяжкое;

об исключении из обвинительного заключения отдельных пунктов обвинения;

об отмене или изменении меры пресечения.

На наш взгляд, не стоит придавать защитнику не свойственных ему функций процессуального лица, принимающего решение о движении уголовного дела, ибо его позиция является односторонней — платная защита интересов клиента, находящегося в сфере действия уголовного судопроизводства. Однако

1 Лобанов А. Оценка защитником допустимости доказательств // Законность., 1996. № 6. С. 42—44.

43

защитник должен иметь возможность оценивать допустимость доказательств в ходе предварительного расследования с точки зрения допустимости и соответствия их действующему закону. Участие защитника в оценке допустимости доказательств может оказаться полезной, так как, во-первых, следователи и лица, производящие дознание, будут более ответственно относиться к получению, закреплению и оценке доказательств по уголовным делам, во-вторых, у защитника будет больше возможности для защиты прав и интересов граждан, привлекаемых к уголовной ответственности, в третьих, ошибки, допущенные при получении доказательств, легче исправить на стадии предварительного расследования, чем в суде.

Думается, что усиление роли защитника в оценке допустимости доказательств в ходе предварительного расследования должно повлечь за собой уменьшение количества оправдательных приговоров и случаев необоснованного привлечения граждан к уголовной ответственности, повысить качество и оперативность расследования уголовных дел.

С. Г. НОЧЕВНИК,
следователь СО при УВД
Кингисеппского района

Ленинградской области

РОЛЬ И МЕСТО СЛЕДОВАТЕЛЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Принятая в 90-х гг. концепция судебного реформы получает в наши дни второе дыхание. Вновь поднимается вопрос о реформировании всей системы уголовного судопроизводства с целью приведения ее в соответствие с Конституцией РФ и международно-правовыми нормами. Основное внимание уделяется реформе суда и усилению защиты прав личности в уголовном процессе. Также в последнее время много говорится о функциях и месте прокурора в уголовном процессе.

Вопрос   же   о   реформировании   стадии   предварительного следствия не обсуждается. А ведь именно на стадии предварительного следствия закладывается тот "фундамент", на основе которого суду надо будет принимать решение по делу.

44

Особого внимания заслуживает вопрос о самостоятельности и независимости следователя. В настоящее время к следователю предъявляются взаимосключающие требования. От него требуется изобличить лицо в совершении преступления, предъявить ему обвинение и, составив по делу обвинительное заключение, направить дело в суд, т. е. следователь практически занимает позицию обвинителя. В то же время на следователя возложена обязанность собирать данные, оправдывающие обвиняемого. На практике данный вопрос решился путем перехода следователя на сторону обвинения, что позволяет ряду авторов сделать вывод о том, что следователь является "сборщиком" материалов для прокурора, который поддерживает обвинение в суде.

Для того чтобы определиться с положением следователя, представляется необходимым решить, к какому типу процесса мы стремимся прийти. Как известно, существует два основных типа процесса: обвинительный и состязательный. В настоящее время в чистом виде данные типы не проявляются и наблюдается смешанный тип процесса, который содержит в себе стадии, присущие как состязательному типу, так и обвинительному.

Российский уголовный процесс на стадии судебного разбирательства в основном имеет все признаки состязательного типа, однако на досудебных стадиях преобладают элементы обвинительного типа. Идеям же защиты прав и свобод личности больше отвечает построение процесса на основе состязательности, которую характеризуют три основных признака: наличие сторон, их процессуальное равенство и независимость отделенного от сторон суда.

Приведение положений досудебной стадии российского уголовного процесса в соответствие с требованиями состязательности возможно путем создания на данной стадии не зависимого от сторон арбитра.

Первый шаг к этому был сделан в 1860 г., когда в уголовный процесс был введен новый субъект — судебный следователь. Он подчинялся суду, и только суд мог давать следователю обязательные для исполнения предписания, приостанавливать или прекращать производство по делу, передавать дело от одного следователя к другому.

Уставом Уголовного Судопроизводства 1864 г. был установлен прокурорский надзор за предварительным следствием, и в

45

обязанности судебного следователя вменили исполнение законных требований прокурора, не вдаваясь в вопрос об их обоснованности. Данное положение оставалось без существенных изменений до 1917 г,

Принятым в 1922 г. УПК РСФСР в принципе сохранялось прежнее положение следователя. Однако в УПК РСФСР 1923 г. Постановлением второй сессии ВЦИК 11-го созыва от 16 октября 1924 г. были внесены существенные изменения — на следователя была возложена ответственность за непосредственное руководство дознанием под надзором прокурора. В дальнейшем (в 1928, 1929 гг.) следственный аппарат был передан в прокуратуру.

В настоящее время вновь вводятся элементы судебного контроля на досудебных стадиях (см., например, ст. 2202 УПК РСФСР). В связи с этим представляется необходимым вернуться к институту судебного следователя. Его деятельность должна заключаться в следующем: 1) контроль, за применением мер процессуального принуждения и соблюдением конституционных прав граждан; 2) легализация данных, собранных сторонами в ходе предварительного расследования; 3) контроль за предъявлением первоначального обвинения, целью которого должно стать не разрешение вопроса об уголовной ответственности, а определение целесообразности продолжения процесса и ограничения гражданских прав обвиняемого лица; 4) принятие по ходатайству обвинителя итогового решения об окончании предварительной подготовки и направлении производства в стадию судебного разбирательства1.

М. А. ПАВЛЮЧЕНКО,

ст. преподаватель

СПб. ЮИГПРФ

О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРОКУРОРА ПО ОХРАНЕ

И ЗАЩИТЕ ИМУЩЕСТВЕННЫХ И ЛИЧНЫХ

НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ ГРАЖДАН В СУДАХ

Конституция РФ определила основной задачей государства признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина и, закрепив основные права, установила, что все эти

1 Смирнов А. В. Модели уголовного процесса. СПб., 2000. С. 50—51.

46

права гарантированы и защищены законом и обеспечиваются правосудием. Таким образом, особую роль приобретает судебная система России как надежный и эффективный инструмент защиты прав и свобод.

В связи с этим появилось немало предложений о значительном сужении компетенции прокуратуры, вплоть до исключения из ее функций общего надзора (проект Закона о прокуратуре, подготовленный группой депутатов ГД), надзора за законностью судебных постановлений.

Эта точка зрения представляется ошибочной. На переходном этапе необходима прокуратура с сильными надзорными полномочиями и различными функциями. Нет оснований полагать, что правозащитная деятельность прокуратуры как-то может конкурировать или подменять право гражданина на судебную защиту, гарантированную Конституцией РФ. Речь может идти только о их сочетании.

Прокуратура в соответствии с Конституцией РФ является единой централизованной системой, созданной в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина. Прокуратура — система независимых специфичных государственных органов, не относящихся ни к одной ветви государственной власти, — является наиболее действенной в решении этих задач. В Законе "О прокуратуре РФ" введена специальная глава "Надзор за соблюдением прав и свобод; человека и гражданина", где определены полномочия прокурора в данной сфере.

Правозащитная деятельность прокурора должна дополнять судебную защиту, не ограничивая возможность обжалования в суд нарушения законности, позволяя менее защищенным слоям населения добиваться защиты своих прав.

Дальнейшее развитие судебной формы защиты не должно повлечь сокращение полномочий прокуратуры по охране и защите прав, а наоборот, следует говорить о расширении таких полномочий.

Прокурор, осуществляя уголовное преследование, выступает в суде в качестве государственного обвинителя. Однако одновременно он выполняет и правозащитную функцию. Даже в условиях состязательного процесса в случае установления нарушения прав любого участника процесса прокурор — государственный обвинитель — обязан проинформировать об этом суд, принять меры к устранению нарушения: заявить ходатайство об

47

исключении недопустимых доказательств, полученных с нарушением прав, о разъяснении прав, о возвращении дела на дополнительное расследование, отказаться от обвинения и др.

Задача прокурора в контрольных стадиях процесса, в том числе апелляционной, — содействовать устранению нарушения прав и разрешению дела в соответствии с законом.

Огромное значение имеет осуществление правозащитной функции в гражданском судопроизводстве. Социально незащищенным слоям населения (инвалидам, пенсионерам и др.) квалифицированная правовая помощь недоступна. Практика показывает, что именно такие граждане за защитой нарушенных прав обращаются в прокуратуру — единственно доступный орган. В таких условиях особое значение приобретает исковая деятельность прокурора в соответствии со ст. 41 ГПК РСФСР, и нельзя согласиться с позицией некоторых сторонников сокращения возможности обращения прокурора в суд в порядке гражданского судопроизводства в защиту чьих-либо интересов. В новом гражданско-процессуальном законе следует предусмотреть обязательное участие прокурора по большей категории дел, затрагивающих конституционные права и гарантии граждан.

Требует своего совершенствования и арбитражно-процессуальное законодательство, которое лишает возможности прокурора независимо от актуальности и значимости дела вступить в уже начавшийся процесс, если он не заявил исковых требований. Фактически в арбитражном суде прокурор выступает только в качестве стороны по делу, что существенно отличается от положения прокурора в гражданском процессе в соответствии с ГПК РСФСР. Необходимо предоставить прокурору право опротестовывать незаконные решения арбитражных судов не только в надзорном порядке.

З. И. ПИМЕНОВА, прокурор отдела
государственных обвинителей

                         Прокуратуры  Республики       Карелия

ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБВИНЕНИЯ

В последнее время много внимания уделяется роли государственного обвинителя в судебном следствии и прениях, а также

48

реализации принципа состязательности. Однако некоторые вопросы деятельности обвинителя достаточно не урегулированы законодательством.

Обвинитель и другие субъекты уголовного процесса в судебном разбирательстве пользуются равными правами по представлению доказательств (ст. 70, ч. 2 ст. 245 УПК РСФСР). Для того чтобы представить доказательства, их надо собрать. Каким образом государственный обвинитель вправе собирать доказательства, если при этом необходимо выполнение оперативно-следственных действий в порядке ст.ст. 127, 132 УПК РСФСР?

Этот вопрос актуален в случае возникновения в суде необходимости проверки обстоятельств, открывшихся в ходе судебного разбирательства или изменения подсудимым своих показаний и выдвижения им новых версий защиты по сложным уголовным делам, производство судебного разбирательства по которым занимает длительный период времени. Разрешение данного вопроса способствовало бы тому, что при активной роли государственного обвинителя в уголовном процессе возможным было бы снижение процента уголовных дел, направленных для дополнительного расследования, а также ускорение процесса назначения наказания за содеянное и, соответственно, снижение числа лиц, длительно находящихся в СИЗО.

Как сегодня решается вопрос в суде, если по вновь выдвинутой версии подсудимого его доводы могут быть проверены лишь после установления личности и допроса лиц, на которых он ссылается? Как быть если без установления личности и допроса этих лиц невозможно рассмотреть дело по существу, при этом установление личности лиц возможно лишь в ходе производства оперативно-розыскных мероприятий?

Благодаря региональным особенностям (северные города компактно застроены, численность их населения невелика, люди знают друг друга), а также наличию нормальных отношений между обвинителем и сотрудниками ОУР, этот вопрос порой решается и без возвращения дела на дополнительное расследование. Государственный обвинитель устно обращается к руководству ОУР с просьбой (во время перерыва или во время допроса других подсудимых, потерпевших, свидетелей) найти человека, о котором заявляет подсудимый, и обеспечить его явку в суд. После чего государственный обвинитель имеет возможность заявить ходатайство о допросе этого лица в качестве

49

дополнительного свидетеля с целью проверки доводов подсудимого.

Оперативность решения данного вопроса необходима в целях выполнения задач уголовного судопроизводства (ст. 2 УПК РСФСР). Однако непонятно, почему возможность выполнения задач уголовного судопроизводства должна зависеть от уровня деловых отношений государственного обвинителя и руководства ОУР? Полагаем, что пора этот процесс урегулировать законодательно.

Чаще всего при рассмотрении дел о тяжких и особо тяжких преступлениях в суде возникают ситуация, когда потерпевший, свидетель изменяют показания в пользу подсудимого, при этом не исключено, что на них оказывалось давление (неважно, в какой форме: путем угроз, насилия или подкупа) со стороны подсудимого (через защитника, родственников или друзей). Анализ материала, характеризующего подсудимого, позволяет прогнозировать возможность оказания с его стороны подобного воздействия на потерпевшего и свидетелей. В целях обеспечения установления истины по делу было бы не лишним проводить оперативное сопровождение по делу и после окончания предварительного следствия.

Какой может быть эта процедура? Следователь по окончании предварительного следствия дает заключение о целесообразности проведения оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) до суда, в; том числе и по вопросам, которые по тем или иным причинам остались не выясненными в ходе; следствия. Прокурор при утверждении обвинительного заключения дает санкцию на производство таковых либо отказывает в ней. Если следователь не представляет указанное выше заключение, а государственный обвинитель при подготовке к делу усматривает необходимость в этом, последний выносит соответствующее постановление, указав мотивы принятого им решения, а надзирающий прокурор дает санкцию на производство ОРМ либо отказывает в ней.

На наш взгляд, положительное решение этого вопроса явилось бы также и элементом гарантии защиты законных прав и свобод потерпевшего и свидетеля.

В соответствии с ч. 1 ст. 278 УПК. РСФСР судебное следствие начинается оглашением обвинительного заключения. В УПК РСФСР не зафиксировано, кто его оглашает. Судебная практика свидетельствует о том, что в последнее время этот

50

вопрос становится спорным, хотя в силу ч. 2 ст. 243 УПК РСФСР председательствующий руководит судебным заседанием. Представляется, что необходимо возложить оглашение обвинительного заключения на государственного обвинителя, если таковой участвует в деле. Кроме того, полномочия судьи по изменению обвинения при решении вопроса о назначении судебного заседания должны быть переданы государственному обвинителю.

Особого внимания заслуживает вопрос о защите исполнителя заказного убийства.

На практике возникают ситуации, когда заказчик убийства не только выбирает защитника для исполнителя, но и оплачивает труд такого защитника. Цель — контролировать все действия исполнителя и предотвратить дачу им показания о роли заказчика в совершении преступления. Защитник: не должен быть заинтересован в исходе дела иначе как исходя из интересов своего клиента. А в описанной ситуации его клиентом, по существу, является не подсудимый (обвиняемый), а лицо, явившееся заказчиком убийства. В результате существенно нарушаются права подсудимого, в первую очередь его право на защиту.

Весь вопрос в том, как это выяснить? Основанием, по нашему мнению, может служить любая информация, поступающая к государственному обвинителю и указывающая на возможность такой ситуации. Прокурор же должен немедленно ставить вопрос об отводе такого защитника.

С. А. ПОГУДИН,

прокурор Невского района

Санкт-Петербурга

О ПУБЛИЧНОМ ИНТЕРЕСЕ В ЭКОНОМИКЕ КАК ОБЪЕКТЕ ПРОКУРОРСКОЙ ЗАЩИТЫ

Современный этап социальных реформ в России актуализировал проблему защиты публичного интереса в экономике. В последний год крайне остро встал вопрос о необходимости соблюдения интересов общества при проведении экономических преобразований. Либерализация в сфере экономической деятельности не привела, да и не могла привести в силу ограниченности своего потенциала, к желаемому результату. Рыночный

51

регулятор хорош и универсален для реализации частного интереса, развития частной инициативы и предпринимательства, но не может обеспечить автоматическое достижение общесоциальных экономических задач и должен быть дополнен представительным участием государства в управлении и регулировании процессов в национальном хозяйстве. Сегодня это является императивом для всех цивилизованных стран. В современной России именно государство в лице своих органов и учреждений с помощью правовых, административных и иных рычагов должно взять на себя заботу о соблюдении публичного интереса в переходной экономике. Прокуратура среди этих учреждений занимает особое место.

Что следует понимать под прокурорской защитой публичного интереса в экономике и какими приоритетами должен руководствоваться прокурор, выступая защитником этого интереса в системе экономических отношений — эти вопросы до сих пор не нашли однозначного понимания как в теории, так и практике прокурорского надзора.

Пытаясь осмыслить эти проблемы, необходимо прежде всего принять во внимание некоторые обстоятельства. Чтобы российская правовая система была эффективным проводником и защитником общенациональных интересов, она должна быть в большей мере ориентирована на восприятие и интернализацию принципиального подхода, существующего в романо-германском праве и означающего закрепление четкого деления права на публичное и частное. В соответствии с таким разграничением публичный экономический порядок провозглашается особой социальной (общественной) ценностью, охраняемой правом.

В этой связи охрана и защита публичного интереса превращается в важнейшую задачу при определении места и роли прокуратуры в системе правоохранительных и правоприменительных органов государства по поддержанию правопорядка в национальном хозяйстве. Более того, это обстоятельство имеет особое значение для целей прокурорского надзора и в плане ранжирования приоритетов в надзорной практике, выбора правовых средств воздействия на нарушителей закона и форм работы по предупреждению правонарушений.

Обобщенно могут быть выделены следующие объекты прокурорской защиты публичного интереса в экономике:

интересы российского хозяйства в сфере обеспечения национальной безопасности (защита отечественных товаропроизводи-

52

телей от экспансии иностранной продукции, соблюдение принципа приоритетности прав отечественных производителей перед зарубежными, охрана государственных тайн и промышленно-технологических секретов в национальной экономике и др.);

интересы общества в эффективном распределении и использовании государственной и муниципальной собственности (соблюдение публичного интереса при осуществлении разгосударствления и приватизации, при эксплуатации государственной собственности, в том числе в корпорациях с участием государства в качестве держателя контрольного пакета акций, "золотой акции", либо с наличием иной доли государства в акционерном капитале, при предоставлении собственности в аренду частным юридическим или физическим лицам и др. В данной сфере до сих пор не установлен элементарный правовой порядок, хотя российское общество несет огромные потери от неэффективного использования государственной собственности, однако те группы лиц, в чьем распоряжении она находится, получают значительную корыстную выгоду;

государственные (общественные) интересы в расходовании бюджетных средств (соблюдение публичного интереса в расходовании государственных бюджетных средств на уровне правительственных учреждений, министерств и ведомств, Центробанка РФ, Пенсионного фонда. Фонда социального страхования, других социальных фондов и т. п. В этой сфере до настоящего времени сохраняется ситуация повсеместного неэффективного использования и нецелевого расходования названных средств, их разворовывания казнокрадами и коррумпированными чиновниками);

публичный интерес; при осуществлении фискальной политики (существует распространенная практика предоставления различного рода преференций, налоговых освобождений и иных льгот отдельным налогоплательщикам (юридическим лицам — субъектам хозяйствования), находящимся в корпоративном сговоре с властью, "на короткой ноге" с власть имущими и, как правило, финансирующими избирательные кампании последних);

публичный интерес в обеспечении естественных свобод и прав граждан в сфере экономической деятельности (защита институтов рыночной экономики "свободы частной собственности, предпринимательства, добросовестной конкуренции, торговли и ценообразования, инвестиций и др., равенства всех эконо-

53

мических агентов, субъектов хозяйствования; паритетная защита интересов капитала и наемного труда; охрана прав потребителей и др.).

Практика прокурорской защиты публичного интереса в экономике должна, на наш взгляд, постоянно обобщаться, анализироваться и, соответственно, служить основой для предложений по корректировке и совершенствованию как национального законодательства, регулирующего правоотношения в сфере экономической деятельности, так и проводимой государством экономической политики. Потребуется, видимо, внесение соответствующих изменений и в Федеральный закон "О прокуратуре РФ" по уточнению и конкретизации предмета прокурорского надзора, поводов и оснований прокурорского вмешательства в процесс разрешения правовых коллизий в экономике с целью защиты публичного интереса.

А. А. РЫТЬКОВ,

адъюнкт

СПб. университета

МВД России

К ВОПРОСУ О ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ

ПОЯВЛЕНИЯ ПОДОЗРЕВАЕМОГО НА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛЕДСТВИИ

По действующему законодательству в положении ч. 1 ст. 47 УПК РСФСР защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения — с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения.

Однако решением Конституционного суда РФ по жалобе гражданина Маслова В. И. положения ч. 1 ст. 47 УПК РСФСР признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, так как "ограничивают право каждого на досудебных стадиях уголовного судопроизводства пользоваться помощью адвоката (защитника) во всех случаях, когда его права и свободы существенно затрагиваются или могут быть существенно

54

затронуты действиями и мерами, связанными с уголовным преследованием"1

Изучение следственной практики показало, что во многих случаях органы предварительного следствия проводят ряд следственных действий, таких как обыск, опознание, очная ставка, в отношении свидетелей, которые фактически находятся уже в положении подозреваемого. Подозреваемый же является полноценной процессуальной фигурой, которой гарантируется право на защиту: подозреваемый вправе знать, в чем он подозревается; иметь защитника; давать объяснения; представлять доказательства; заявлять ходатайства; знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, а также с материалами, направляемыми в суд в подтверждение законности и обоснованности применения к нему заключения под стражу в качестве меры пресечения; заявлять отводы; приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, следователя, прокурора; участвовать при рассмотрении судьей жалоб в порядке, предусмотренном ст. 2202 УПК и т. д. (ст. 52 УПК РСФСР). "Нужно ли объяснять профессионалу, — указывает А. Д. Бойков, — что субъектом права на защиту может быть не только обвиняемый, но и подсудимый, и осужденный, и подозреваемый на ранних этапах расследования"2.

В случае, когда дела возбуждаются в отношении конкретных лиц, следственные органы и вовсе не спешат к избранию меры пресечения, а проводят следственные действия с лицами, находящимися в положении свидетеля. Тем самым лицо не наделяется правами, перечисленными в ст. 52 УПК РСФСР. Кроме того следователь предупреждает лицо, фактически находящееся в положении подозреваемого, об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, о чем не предупреждается подозреваемый.

По указанным выше причинам деятельность органов предварительного следствия должна быть урегулирована.

Поэтому представляется целесообразным уточнить содержание ст. 52 УПК РСФСР — часть первую добавить пунктом третьим в следующей редакции: "Лицо, в отношении которого проводятся следственные действия, связанные с уголовным пресле-

' Постановление Конституционного суда РФ от 27 июня 2000 г. № 11-П.

2 Бойков А.А. Три проекта уголовно-процессуального кодекса: какой лучше//Российская Федерация. 1994. № 19. С. 8.

55

дованием, а в случае возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица — с момента его возбуждения". При этом ч. 1 ст. 47 УПК РСФСР должна быть дополнена: "или если в отношении лица проводятся следственные действия, связанные с уголовным преследованием, а также с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица".

Эти дополнения не противоречат праву обвиняемого пользоваться помощью адвоката (защитника) на предварительном следствии во всех случаях, когда его права и свободы существенно затрагиваются или могут быть существенно затронуты действиями и мерами, связанными с уголовным преследованием.

А. Е. СКАЧКОВА,

ст. преподаватель

СПб. ЮИГПРФ

ПРОБЛЕМЫ РАЗГРАНИЧЕНИЯ ПРЕДМЕТОВ НАДЗОРА ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ БЮДЖЕТНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И НАЛОГОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

В соответствии с Приказом Генерального прокурора РФ от 03.08.98 г. № 51 в настоящее время в органах прокуратуры образуются новые подразделения — отделы по надзору за исполнением налогового законодательства. Создание самостоятельного подразделения потребовало выделения самостоятельных предметов надзора.

Если выделение из отрасли надзора за следствием и дознанием происходит по категории уголовных дел — о налоговых преступлениях, т. е. преступлениях, предусмотренных ст.ст. 198, 199 УК РФ, что не вызывает существенных затруднений, то выделение из отрасли прокурорского надзора за исполнением законов и законностью правовых актов надзора за исполнением налогового законодательства создало значительное число проблем.

Так, при определении поднадзорных органов возникает вопрос: относятся органы казначейства к объекту надзора за исполнением налогового законодательства либо к объекту надзора за исполнением бюджетного законодательства? Возможно ли отнесение одних видов деятельности органов казначейства к предмету надзора за исполнением налогового законодательства,

56

а других — к предмету надзора за исполнением законов в бюджетной сфере.

На наш взгляд, органы казначейства — объект надзора за исполнением бюджетного законодательства, являющегося составным элементом прокурорского надзора за исполнением законов и законностью правовых актов.

  1.  Понятие "исполнение бюджета" является более широким, чем понятие "обеспечение доходной части бюджета", и включает в себя (в том числе) понятие "исполнение расходной части бюджета".
  2.  Доходы бюджетов формируются в соответствии с налоговым и бюджетным законодательством Российской Федерации. К неналоговым доходам относятся доходы от использования имущества, находящегося в государственной и муниципальной собственности, средства, полученные в результате применения мер гражданско-правовой, административной и уголовной ответственности, иные доходы, определенные в п. 4 ст. 41 БК РФ, а также регулирующие доходы, входящие в предмет надзора за исполнением бюджетного законодательства.
  3.  Регулирующие   доходы   бюджетов   в   соответствии   со ст. 48 БК РФ — это федеральные и региональные налоги и иные платежи, по которым устанавливаются нормативы отчислений в бюджеты различных   уровней   бюджетной   системы   в   соответствии с бюджетным законодательством, законом о бюджете на соответствующий год.
  4.  Органы казначейства осуществляют ведение бюджетных счетов, управление бюджетными средствами и распределяют регулирующие доходы, формируют отчет об обеспечении доходной части бюджета в соответствии с бюджетным законодательством и с данными, представляемыми налоговыми органами.
  5.  Органы казначейства не отнесены  в соответствии  со ст. 36 НК РФ к налоговым органам и не осуществляют контроль за соблюдением налогового законодательства, т. е. за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения в соответствующий бюджет налогов и других обязательных платежей.
  6.  По фактам неисполнения обязанности по уплате налога, сбора органы казначейства не наделены полномочиями в отношении налогоплательщиков, плательщиков сборов, т. е. не яв-

57

ляются контролирующими органами за исполнением бюджетного законодательства.

Таким образом, деятельность органов казначейства регулируется бюджетным законодательством и не может относиться к предмету надзора за исполнением налогового законодательства.

М. Г. ШАНАНИН,

преподаватель Института

переподготовки и повышения

квалификации сотрудников

ФСБ России

ПРАВОВЫЕ ТРЕБОВАНИЯ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫЕ К РЕЗУЛЬТАТАМ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В Федеральном законе "Об оперативно-розыскной деятельности" (в ред. от 5 января 1999 г.) при изложении правовых норм, связанных с результатами оперативно-розыскной деятельности, законодателем использованы понятия: "информация"; "сведения"; "данные"; "оперативно-служебные документы, содержащие информацию о сведениях"; "оперативно-служебные документы, отражающие результаты оперативно-розыскной деятельности"; "материалы, полученные в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий"; "результанты оперативно-розыскной деятельности".

В соответствии с Инструкцией о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утвержденной Приказом ФСНП РФ, ФСБ РФ, МВД РФ, ФСО РФ, ФПС РФ, ГТК РФ, СВР РФ от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56, зарегистрированным в Министерстве юстиции РФ 3 сентября 1998 г. № 1603, под результатами оперативно-розыскной деятельности понимаются фактические данные, полученные оперативными подразделениями в установленном Федеральном законом "Об оперативно-розыскной деятельности" порядке, о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, о лицах, подготавливающих или совершивших правонарушение, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших, а также

58

о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Результаты оперативно-розыскной деятельности отражаются в оперативно-служебных документах (рапортах, справках, сводках, актах, отчетах и т. п.). Более того, к оперативно-служебным документам могут прилагаться предметы и документы, полученные при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

В случае проведения в рамках оперативно-розыскной деятельности оперативно-технических мероприятий результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть также зафиксированы на материальных (физических) носителях информации (фонограммах, видеограммах, кинолентах, фотопленках, фотоснимках, магнитных, лазерных дисках, слепках и т. п.).

Анализ данного положения Инструкции позволяет сделать вывод, что под результатами оперативно-розыскной деятельности, представляемыми органу дознания, следователю, прокурору или в суд, понимаются фактические данные, полученные оперативными подразделениями государственных органов на основании и в порядке:, предусмотренных Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности", о событиях и лицах, причастных к ним, зафиксированные в оперативно-служебных документах и на материальных носителях, для использования в целях, предусмотренных законом.

Таким образом "информация"1, "данные", "сведения", о которых говорит законодатель в Федеральном законе "Об оперативно-розыскной деятельности", — это результаты оперативно-розыскной деятельности, представляемые органу дознания, следователю, прокурору или в суд в случае, если они отвечают требованиям, предъявляемым Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности" и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти.

Представляется правильным выделить следующие требования:

фактические данные должны быть получены субъектами оперативно-розыскной деятельности;

1 В соответствии со ст. 2 Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации" под информацией понимается сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления.

59

должна быть соблюдена законность получения этих данных в результате оперативно-розыскной деятельности, содержанием которой являются оперативно-розыскные действия, оперативно-розыскные мероприятия, оперативно-розыскные операции;

полученные фактические данные обязательно должны быть зафиксированы в оперативно-служебных документах и на материальных носителях;

эти данные должны использоваться только в целях, предусмотренных Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности";

представление оперативным подразделением результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд должно осуществляться только на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

60

СЕКЦИЯ II

УГОЛОВНОЕ ПРАВО. КРИМИНОЛОГИЯ

С. А. БЛИНОВА,

помощник прокурора

г. Белогорска

Амурской области

ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ ВОСПИТАТЕЛЬНОГО ХАРАКТЕРА

Предупреждение антиобщественных проявлений несовершеннолетних не ограничивается применением к ним уголовной ответственности за совершенные преступления. На современном этапе большое значение имеют принудительные меры воспитательного воздействия, предусмотренные действующим законодательством. Поэтому важна проблема непрерывного повышения эффективности этих мер, обеспечения их соответствия содеянному, личности, причинам правонарушения.

Принудительные меры воспитательного воздействия — это особые меры государственного принуждения, применяемые к несовершеннолетним, они не влекут судимости и назначаются не только на основании оценки степени общественной опасности правонарушений, но и с учетом причин и условий, способствовавших совершению антиобщественных проявлений, а также данных о личности виновного (наличие приводов в милицию, судимостей; состоит ли на учете в милиции, у психиатра, нарколога; отношение несовершеннолетнего к учебе, работе; как характеризовался до и после совершения преступления; отношение к совершенному преступлению)

При наличии данных, свидетельствующих о возможности исправления несовершеннолетнего путем применения принудительных мер воспитательного воздействия, а также предусмотренных законом условий несовершеннолетний освобождается от уголовной ответственности (ст. 90 УК РФ).

Условия освобождения лица от уголовной ответственности:

  1.  преступление совершено лицом в возрасте от 14 до 18 лет (в исключительных случаях лицом от 18 до 20 лет — ст. 96 УК РФ. Нормы о принудительных мерах воспитательного воздействия распространяется на лиц в возрасте от 18 до 20 лет с определенными ограничениями);
  2.  преступление совершено впервые;

62

3) совершенное преступление относится к категории преступлений небольшой или средней тяжести.

По смыслу закона вина несовершеннолетнего в совершении им преступления должна (быть полностью доказана материалами дела.

Освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия возможно, если он против этого не возражает (ст. 8 УПК РСФСР).

Освобождение лица от уголовной ответственности может быть инициировано следователем с согласия прокурора, прокурором, судом, но так как эти меры носят принудительный характер, то назначить их может только суд (ст. 8 УПК РСФСР).

Закон предусматривает следующие виды принудительных мер воспитательного воздействия:

предупреждение;

передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа;

возложение обязанности загладить причиненный вред;

ограничение досуга и установление особых требований к поведению.

Согласно ч. 3 ст. 90 УК РФ несовершеннолетнему может быть назначено одновременно несколько принудительных мер воспитательного воздействия.

Ст. 91 УК РФ передает основное содержание названных мер. Предупреждение состоит в разъяснении несовершеннолетнему вреда, причиненного его деянием, и последствий повторного совершения преступлений.

Зачастую сам судебный процесс с провозглашением постановления о применении принудительной меры воспитательного воздействия оказывает большое воспитательное воздействие на виновного.

Передача под надзор состоит в возложении на родителей или лиц, их заменяющих, либо на специализированный государственный орган обязанности по воспитательному воздействию на несовершеннолетнего и контролю за его поведением. В данном случае подразумевается осуществление непрерывного и интенсивного воспитательного воздействия на несовершеннолетнего и контроля за его поведением со стороны лиц, на которых Семейным кодексом возложены соответствующие обязанности.

63

По смыслу указанной принудительной меры воспитательного воздействия для ее применения необходимо согласие лиц, которым несовершеннолетний передается под надзор, хотя подобной оговорки в законе и не содержится. Кроме того, следует учитывать и возможность исполнения лицом обязанностей по надзору за несовершеннолетним.

Возложение обязанности загладить причиненный вред возлагается с учетом имущественного положения несовершеннолетнего и его трудовых навыков.

Ограничение досуга и особые требования к поведению несовершеннолетнего перечислены в законе, но этот перечень не является исчерпывающим.

Закон не оговаривает срока применения принудительных мер воспитательного воздействия, оставляя его определение органу, назначающему эти меры. Срок применения названных мер должен определяться индивидуально, но с учетом того, что несовершеннолетний должен доказать свое исправление.

Контроль за исполнением несовершеннолетним принудительной меры воспитательного воздействия возлагается на специализированные государственные органы, которые в случаях систематического неисполнения этой меры направляют представление об ее отмене и привлечении лица к уголовной ответственности.

Законодатель не называет эти специализированные государственные органы. Представляется, что к таковым относятся органы системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних: комиссии по делам несовершеннолетних, отделы профилактики правонарушений несовершеннолетних органов внутренних; дел, образовательные учреждения. Систематическое неисполнение уголовным законом не раскрывается, но подразумевается, что если нарушения поведения несовершеннолетнего были зафиксированы, то при неисполнении более двух раз возложенной на него обязанности, мера воспитательного воздействия может быть отменена и лицо привлекается к уголовной ответственности. Важное значение для исправления и перевоспитания освобожденных от уголовной ответственности несовершеннолетних правонарушителей имеет четкая организация контроля за исполнением примененных к ним воспитательных мер.

64

П. С. Воюшин,

конкурсный управляющий

АООТ "Ферранти-

Транспорт-Норд "

СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ КОНКУРСНЫХ УПРАВЛЯЮЩИХ К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

За последние годы банкротство предприятий стало достаточно распространенным явлением. И если в уголовном праве практически всех развитых стран предусмотрены соответствующие меры, направленные на обеспечение интересов кредиторов, то российское законодательство относительно этой проблемы, как отмечает Б. В. Волженкин, пока еще оставляет желать лучшего. Как следствие, процесс банкротства нередко обращается в процесс передела собственности и сопровождается массовыми нарушениями законодательства. При этом главным действующим лицом выступает конкурсный управляющий, к которому переходят права по управлению делами и имуществом должника. Данное обстоятельство неизбежно ставит вопрос о возможности привлечения конкурсного управляющего к уголовной ответственности за допущенные нарушения. Между тем анализ этого вопроса показывает, что он не имеет однозначного решения.

Квалификации действий конкурсного управляющего по ст. 195 УК РФ "Неправомерные действия при банкротстве" вызывает сомнение, ибо в самом тексте статьи субъект преступления определен как "руководитель или собственник организации-должника либо индивидуальный предприниматель". В то время как конкурсный управляющий не является руководителем организации-должника. Согласно ст. 101 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" с момента назначения арбитражным судом конкурсного управляющего к нему переходят все полномочия по управлению делами должника, в том числе полномочия по распоряжению имуществом. Однако установление для конкурсного управляющего таких достаточно широких полномочий еще не означает наделения его статусом руководителя организации. В его обязанности входит не выполнение функций единоличного исполнительного органа организации-должника, а проведение определенной процедуры конкурсного производства. Именно такое понимание находит свое подтверждение в практике арбитражных судов. По смыслу п. 26 Информацион-

65

ного письма Президиума ВАС РФ "Вопросы применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в судебной практике" от 06,08.99 г. № 43 отстранение руководителя должника от должности и назначение арбитражного управляющего означает лишь отстранение руководителя от выполнения функций по распоряжению имуществом должника и не исключает возможности руководителя выступать от имени должника в иных случаях, в частности при подписании апелляционной (кассационной) жалобы. Следовательно, для того чтобы можно было считать, что конкурсный управляющий с: момента своего назначения занимает место руководителя должника, нет достаточных оснований. Иной позиции придерживается И. Шишко. При этом он основывается на определении руководителя организации-должника, данном в ст. 2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". В ней под руководителем понимается единоличный исполнительный орган юридического лица, а также иные лица, осуществляющие в соответствии с федеральными законами деятельность от имени юридического лица без доверенности. Учитывая, что внешний и конкурсный управляющий действуют от имени должника без доверенности, И. Шишко склонен рассматривать их как руководителей должника.

Такая позиция представляется спорной. Во-первых, на момент принятия ст. 195 УК РФ действовал старый закон "О несостоятельности (банкротстве) предприятий", который аналогичного определения руководителя организации не давал. Представляется, что изменение круга субъектов, подлежащих уголовной ответственности, может иметь место лишь при внесении изменений в уголовное законодательство, а никак не в гражданское. Во-вторых, анализ текста Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" показывает, что сам законодатель не склонен понимать под руководителем должника конкурсного или внешнего управляющего, а напротив, проводит между ними определенную грань. В такой ситуации правомерно придерживаться узкого толкования понятия "руководитель организации". В научной литературе было предложено в необходимых случаях привлекать конкурсного управляющего к: ответственности по ст. 285 или ст. 201 УК РФ. Рассмотрим возможность применения этих статей по отношению к конкурсному управляющему. На возможность квалификации действий конкурсного управляющего по ст. 285 УК "Злоупотребление должностными полномочиями" указывает Н. А. Лопашенко, с той, правда, оговоркой,

66   

что такой конкурсный управляющий, чтобы считаться должностным лицом, должен одновременно являться должностным лицом ФСДН и быть назначен арбитражным судом в силу занимаемой им должности. С этим вряд ли можно согласиться. В примечании к ст. 285 УК РФ прямо указано в качестве признака должностного лица осуществление им функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных силах РФ, других войсках и воинских формированиях. В данном же случае функции конкурсного управляющего реализуются не в вышеуказанных органах, а в коммерческих организациях, потребительских кооперативах, благотворительных или иных фондах, а следовательно, и действия представителей ФСДН — конкурсных управляющих как злоупотребление должностными полномочиями квалифицированы быть, не могут.

Проблематичной представляется и квалификация деятельности конкурсного управляющего по ст. 201 УК РФ "Злоупотребление полномочиями", Данная статья предусматривает уголовную ответственность за использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства. Исходя из того, что предназначение конкурсного управляющего — это прежде всего осуществление процедур банкротства, Н. А. Лопашенко делает вывод о том, что несмотря на то, что отдельные функции конкурсного управляющего относятся к организационно-распорядительным и административно-хозяйственным, признать, что он выполняет управленческие функции, нельзя. Правомерность подобного утверждения вызывает сомнение. В п. 3 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 10.02.2000 г. № 6 определено, какие функции могут рассматриваться как организационно-распорядительные и административно-хозяйственные. Организационно-распорядительные функции включают в себя, например, руководство коллективом, расстановку и подбор кадров, организацию труда или службы: подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий. К администра-

67

тивно-хозяйственным функциям могут быть отнесены полномочия по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами, находящимися на балансе и банковских счетах организаций и учреждений, воинских частей и подразделений, а также совершение иных действий: принятие решений о начислении заработной платы, премий, осуществление контроля за движением материальных ценностей, определение порядка их хранения и т. п. Из текста ст. 240 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" мы видим, что к полномочиям конкурсного управляющего относится, в частности, управление делами должника и распоряжение имуществом должника, т. е. те самые функции, которые рассматриваются Верховным судом как административно-хозяйственные. При этом в статье не указано в качестве квалифицирующего признака, что осуществление управленческих функций должно быть главным "предназначением" или целью субъекта данного преступления. Уже сам факт наличия у лица определенных функций дает основания считать   его   возможным   субъектом   данного   преступления. Вместе с тем проблемы возникают, когда мы обращаемся к анализу объективной стороны. Из текста статьи следует, что полномочия лица, выполняющего управленческие функции, должны быть использованы вопреки интересам этой организации. Между тем неправомерные действия конкурсного управляющего направлены прежде всего против интересов кредиторов должника. Сам же должник уже является несостоятельным, и даже причинение ему какого-либо экономического ущерба вряд ли нанесет ущерб его собственным интересам.

В. В. ГЕРАСИМОВ,

преподаватель Вологодского

института права и экономики

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ

ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ ГРАЖДАН

Избирательные права граждан являются составной частью политических прав, которые выражают возможность индивида на участие в политической жизни страны. Политические права создают условия для укрепления связи между человеком и

68

обществом, гражданином и государством. От состояния дел в стране с политическими правами граждан зависит прочность устоев конституционного строя, реальность демократии, уважение и возможность реализации гражданских (личных), экономических, социальных и культурных прав человека и гражданина. Нельзя не согласиться с мнением Е. А. Лукашевой, что "именно политические права граждан являются непременным условием функционирования всех других видов прав, поскольку они составляют органическую основу системы демократии и выступают как средство контроля за властью..."'.

Избирательные (политические) права граждан широко представлены в тексте Основного закона страны. Граждане Российской Федерации имеют право избирать (активное право) и быть избранными (пассивное право) в органы государственной власти и местного самоуправления, а также участвовать в референдуме—записано в ч. 2 ст. 32 Конституции РФ. В то же время в ч. 3 ст. 32 Конституции РФ внесено положение о лишении активного и пассивного избирательного права лиц, содержащихся в местах лишения свободы по приговору суда. Данное положение противоречит не только меякдународно-правовым обязательствам, принятым на себя Россией, в частности ч. 1 ст. 21 и ч. 2 ст. 29 Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), ст. 3 Протокола № 1 (1952г.) к Европейской конвенции о защите прав и основных свобод (1950 г.), но и, как правильно указал Ю. А. Дмитриев2, фактически не учитывает тяжести содеянного и личности преступника, приравнивая, например, лиц, совершивших преступление по неосторожности, к лицам, совершившим тяжкие, особо тяжкие преступления. На наш взгляд, следует вернуть в УК РФ ранее известный нашему законодательству дополнительный вид наказания в виде лишения активного избирательного права за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, передав решение этого вопроса на усмотрение суда при вынесении приговора. Соответственно необходимые изменения следует внести и в Конституцию РФ.

Имеющиеся на сегодняшний день в УК РФ нормы об уголовной ответственности за нарушение избирательных прав

1См.: Общая теория прав человека / Руководитель авт. коллектива и отв. ред. Е. А. Лукашева. М., 1996. С. 44.

2См.: Дмитриев Ю. А. Зашита конституционных прав граждан в уголовной и конституционной юстиции // Государство и право. 1999. № 6. С. 41—42.

69

граждан (ст.ст. 141, 142 УК РФ) скорее отражают дань традициям раннее действовавшего законодательства, чем реально обеспечивают защиту этих прав.
Начиная с 1989 года избирательное законодательство в нашей стране непрерывно изменяется. Часто через короткие промежутки времени принимались диаметрально противоположные законы, принципиально изменявшие как систему, так и процедуру проведения выборов. За десятилетие трижды изменялись законы "О выборах Президента РФ", "О выборах Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации", "О выборах Государственной Думы ФС РФ", принято более 300 региональных избирательных законов, а в 14 субъектах Федерации приняты избирательные кодексы.

За обострившейся борьбой за места в федеральных, региональных и местных органах власти в нашей стране возникли I новые формы преступных посягательств как на избирательные права граждан, так и на нормы избирательного процесса: незаконное финансирование избирательных компаний, использование "грязных" технологий по дискредитации политических оппонентов, в том числе через СМИ, "война" компроматов, расширились формы подкупа избирателей.,

Расположение ст.ст. 141, 142 УК РФ в гл. 19 "Преступления против конституционных прав человека и гражданина" реально не соответствует сложившемуся избирательному законодательству, поскольку эти статьи предусматривают ответственность за такие деяния, как фальсификация избирательных документов, заведомо неправильный подсчет голосов, нарушение тайны голосования и другие, посягающие не на избирательные права граждан, а на нормы избирательного процесса.

Необоснованно сужен круг субъектов преступления, особенно в ст. 142 УК РФ, поскольку нарушения, изложенные в диспозиции статьи, в настоящее время могут совершать и другие участники избирательного процесса, е; частности наблюдатели от кандидатов, политических партий и общественных организаций. Следует отметить, что указанный состав преступления может совершаться группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а также с использованием служебного положения, но в УК отсутствуют указания на эти квалифицирующие признаки.

70

Отставание базы уголовной ответственности за нарушение избирательных прав и норм избирательного процесса сужает возможности борьбы с преступлениями в этой области.

На наш взгляд, следует:

изменить существующую редакцию ст. ст. 141, 142 УК РФ, сохранив указания на преступления, посягающие на избирательные права, в главе 19 и создав нормы, которые бы охраняли правоотношения в сфере избирательного процесса, расположив их в главе 29 "Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства";

предусмотреть в новых статьях ответственность за нарушение порядка финансирования выборов, использование "грязных" политтехнологий и другие нарушения;

рассмотреть вопрос об увеличении круга субъектов данных преступлений;

предоставить только суду возможность в качестве дополнительно наказания применять лишение активного избирательного права за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, для чего также внести изменения в Конституцию РФ.

Н. Ю. ГРОНСКАЯ,

ст. лаборант

СПб. ЮИГПРФ

ПРОБЛЕМЫ СУБЪЕКТА НАРУШЕНИЯ ПРАВИЛ ОХРАНЫ ТРУДА

В практической деятельности вызывает трудности определение субъекта преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ "Нарушение правил охраны труда". Закон определяет субъекта данного преступления как лицо, на котором лежали обязанности по соблюдению техники безопасности или иных правил охраны труда.

Постановление Пленума Верховного суда РСФР "О судебной практике по делам о нарушениях правил охраны труда и безопасности горных, строительных и иных работ" от 23.04.91 г. № 1 (в ред. от 21.12.93 г., с изм. от 25.10.96 г.) несколько устарело и не дает ответов на вопросы, возникающие в настоящее время при определении субъекта данного преступления. Так, Верховный суд указывает, что ответственность за нарушение

71

правил охраны труда могут нести лица, на которых в силу их служебного положения или по специальному распоряжению непосредственно возложена обязанность обеспечивать соблюдение правил и норм охраны труда на определенном участке работ, а также руководители предприятий и организаций, их заместители, главные инженеры, главные специалисты предприятий.

В развитие Конституции РФ и конвенций МОТ за последние годы принято множество законодательных и нормативных актов, направленных на защиту жизни и здоровья людей на производстве.

Федеральный закон "Об основах охраны труда в Российской Федерации" от 17.07.99 г. устанавливает правовые основы регулирования отношений в области охраны труда между работодателями и работниками и направлен на создание условий труда, соответствующих требованиям сохранения жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности.

Действие Закона, распространяется, с одной стороны, на работодателей, с другой — на работников, состоящих с работодателями в трудовых отношениях, а также на членов кооперативов, участвующих в совместной производственной и иной хозяйственной деятельности, основанной на их личном трудовом участии, студентов образовательных учреждений, проходящих производственную практику, на военнослужащих, направленных на работу в организации, на граждан, отбывающих наказание по приговору суда, в период их работы в организациях. Требования охраны труда обязательны для исполнения юридическими и физическими лицами при осуществлении любых видов деятельности. На граждан РФ, работающих по найму в других государствах, распространяется законодательство об охране труда государства-работодателя, а на иностранных граждан и лиц без гражданства, работающих в организациях, находящихся под юрисдикцией РФ, — законодательство об охране труда РФ, если иное не предусмотрено международным договором РФ. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены данным Законом, применяются правила международного договора. При приеме на работу иностранных граждан работодатель должен руководствоваться "Положением о привлечении и использовании в РФ иностранной рабочей силы", утвержденным Указом Президента РФ от 16.12.93 г. №2146.

72

Трудовое законодательство не дает определения понятия "работодатель". Под работодателем понимаются физическое и юридическое лицо. Работодатель как субъект (участник) трудового правоотношения должен обладать трудовой правоспособностью, которая наступает с момента государственной регистрации в качестве юридического лица или предпринимателя без образования юридического лица.

Обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя.

Работодатель, в частности, обязан обеспечить:

"... обучение безопасным методам и приемам выполнения работ, инструктаж по охране труда, стажировку на рабочих местах работников и проверку их знаний требований охраны труда, недопущение к работе лиц, не прошедших в установленном порядке указанные обучение, инструктаж, стажировку и проверку знаний требований охраны труда;

организацию контроля за состоянием условий труда на рабочих местах, за правильностью применения работниками средств индивидуальной и коллективной защиты, информировать работников об условиях и охране труда на рабочих местах, о существующем риске повреждения здоровья и полагающихся им компенсациях и средствах индивидуальной защиты...".

Типовое положение "О порядке обучения и проверки знаний по охране труда руководителей и специалистов предприятий, учреждений, организаций", утвержденное Постановлением Минтруда РФ от 12.10.94 г. (с изм. от 09.04.96 г.), устанавливает общий порядок обучения и проверки знаний по охране труда руководителей и специалистов предприятий, учреждений и организаций всех форм собственности независимо от сферы хозяйственной деятельности и ведомственной подчиненности. Данное Типовое положение направлено на обеспечение соблюдения законов и иных нормативных правовых актов по охране труда в процессе производственной деятельности. Обучению подлежат руководители и специалисты предприятий, а также лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью, связанные с организацией, руководством и проведением работы непосредственно на рабочих; местах и производственных участках, с осуществлением надзора и технического контроля за проведением работ; инженерные и педагогические работники профессиональных образовательных учреждений. Дня проверки знаний по охране труда создаются в установленном порядке комиссии

73

по проверке знаний. Проверка знаний по охране труда руководителей и специалистов предприятий производится с учетом их должностных обязанностей и характера производственной деятельности по тем нормативным актам по охране труда, обеспечение и соблюдение требований которых входит в их служебные обязанности. Лицам, прошедшим проверку знаний по охране труда, выдаются удостоверения установленного образца.

Представляется, что субъектом ст. 143 УК РФ являются руководители юридических лиц различной организационно-правовой формы и специалисты, которые прошли обучение и проверку знаний безопасных приемов и методов работ и на которых возложена обязанность по обеспечению соблюдения правил и норм охраны труда. На руководителе юридического лица лежит обязанность по обеспечению безопасных условий и охраны труда и обязанность по организации обучения и проверке знаний требований охраны труда. Следовательно, исключается возможность осуществления обязанностей по надзору и техническому контролю за проведением работ без специальной подготовки, Поэтому, если руководитель юридического лица в нарушение установленного порядка возлагает организацию, руководство и проведение работы на рабочих местах: и  производственных участках по технике безопасности на лицо, не обладающее специальными знаниями, он не снимает с себя ответственности за неблагоприятные последствия, связанные с нарушением техники безопасности. Также субъектами ст. 143 УК РФ могут быть лица, занимающиеся индивидуальной предпринимательской деятельностью.

При осуществлении хозяйственной деятельности могут заключаться договоры подряда. Так, в соответствии со ст. 751 ГК РФ подрядчик обязан при осуществлении строительства и связанных с ним работ соблюдать требования закона и иных правовых актов по охране окружающей среды и безопасности строительных работ и несет ответственность за нарушение указанных требований.

Лицо, не являющееся предпринимателем и не имеющее лицензии на осуществление определенного вида деятельности, может заключать трудовые договоры только для выполнения работы в своем домашнем хозяйстве, для оказания технической помощи в литературной и иной творческой деятельности (в качестве няни, водителя, секретаря), т. е. для работы у него на дому без цели извлечения прибыли. Поэтому лицо, не

74

зарегистрированное в качестве предпринимателя в установленном порядке, не может быть субъектом преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ, и нарушения им правил и корм охраны труда, повлекшие последствия, предусмотренные данной статьей, должны рассматриваться как преступление против жизни и здоровья независимо от того, имел ли потерпевший отношение к данному производству или нет.

Г. Л. ЗЕМЛЯНОЙ,

адвокат СПб. ГКА,

62 юридическая консультация

К ВОПРОСУ О ЮРИДИЧЕСКОЙ ПРИРОДЕ УСЛОВНОГО' ОСУЖДЕНИЯ

Понятие и основные признаки института условного осуждения закреплены в статье; 73 УК РФ. Условное осуждение — это сложный институт, включающий в трансформированном виде признаки и свойства, присущие некоторым другим институтам уголовного права. Для определенного периода уголовно-правовой науки было характерно рассматривать данный институт как особый вид наказания. Сторонники рассматриваемого мнения отмечают, что .условное осуждение — это акт государственного осуждения, применяемый за совершение преступления. Как и все виды наказания, "условное осуждение" содержит элементы принуждения, которые заключаются в том, что условно осужденный обязан вести себя определенным образом в течение испытательного срока. И, наконец, условное осуждение направлено на достижение целей, свойственных только наказанию. Меры ограничения, сопровождающие условное осуждение, не являются наказанием, поскольку степень этих ограничений не определяется тяжестью совершенного преступления. Указанные ограничения находят свое собственное оправдание и обоснование в режиме принудительного испытания и профилактирования, осуществляемого в целях предупреждения совершения со стороны осужденного новых преступлений. Назначенное наказание суд, применяя ст. 73 УК РФ, постановляет считать условным. Однако это не превращает "условное осуждение" в наказание. Обвинительный приговор нельзя отожествлять с наказанием, поскольку он не всегда связан с ним. Оцен-

75

ка государством совершенного преступления выражается в назначенной судом мере наказания в виде лишения свободы или исправительных работ, а не в условном осуждении. Видом наказания является поэтому не "условное осуждение", а конкретная мера наказания — лишение свободы или исправительные работы, ибо только они назначались с учетом тяжести совершенного преступления с целью причинить ему страдание. Функционально меры, обеспечивающие испытание, избираются не с целью причинить страдание, а обеспечить контролируемость испытания и режим профилактирования осужденного.

Существует мнение, согласно которому условное осуждение является своеобразной отсрочкой исполнения наказания. Отсрочка применения наказания (речь идет о процессуальной мере) предполагает, что наказание по истечении определенного времени будет исполнено. Цель отсрочки — перенести наказание на более позднее время. Задача же условного осуждения — добиться целей уголовной ответственности, не прибегая к реальному исполнению наказания. Наказание, назначенное условно, будет полностью или частично отбываться осужденным лишь в случае невыполнения им условий испытания. При таком понимании юридической природы условного осуждения неизбежно напрашивается вывод о неотвратимости наказания при "условном осуждении". Такое положение прямо противоречит УК РФ, который предусматривает в ст. 73 возможность достижения целей наказания без реального отбывания наказания.

Отдельные ученые полагают, что условное осуждение правильно считать особой формой (порядком) реализации судом назначенных ранее мер наказания, в первую очередь лишения свободы, видя в условном осуждении только форму освобождения от наказания. В свою очередь, при условном осуждении, назначенное наказание реально исполняется не только посредством вынесения второго приговора, т. е. при совершении нового преступления, но и когда новое преступление не совершено, но имеются указанные в законе основания для отмены условного осуждения. По указанным основаниям институт условного осуждения нельзя рассматривать как особый порядок применения наказания, поскольку при условном осуждении назначенное осужденному основное наказание в виде лишения свободы или исправительных работ по общему правилу не исполняется, если условно осужденный будет соблюдать предъявленные ему условия испытания.

76

Условное осуждение рассматривают и как особый порядок отбывания наказания, заключающийся в том, что приговор не приводится в исполнение, если осужденный в течение определенного срока не совершит нового умышленного преступления и выполнит поставленные перед ним условия. Условное осуждение не включено в перечень мер наказания, и это еще раз доказывает, что рассматриваемый институт нельзя считать особым видом наказания, как и особым порядком его исполнения (отбывания). Сторонники рассматриваемой позиции утверждают, что условное осуждение — это такой порядок отбывания наказания, который заключается в том, что наказание не приводится в исполнение.

Условное осуждение рассматривают и как особый порядок исполнения приговора, при этом содержание уголовно-правового института определяется при помощи категорий, относящихся к уголовному процессу, отожествляя термины "исполнение наказания" и "исполнение приговора". Однако это не тождественные термины. Исполнение приговора — это акты организационно-процессуального оформления и приведения в действие постановлений, заложенных в приговоре. Исполнение наказания или иных, мер уголовной ответственности — это фактическое принуждение к претерпеванию тех ограничений и лишений, которые заложены в соответствующей мере уголовно-правового воздействия.

Весьма распространенной точкой зрения является то, что по своей юридической природе условное осуждение — это вид освобождения от наказания. Действительно, в порядке применения ст. 73 УК РФ условно осужденный освобождается от назначенного наказания. Но в этом ли суть данного института? При условном осуждении происходит переход к новому содержанию уголовной ответственности, к возникновению новой системы мер уголовной ответственности, которая заключается уже не в реальном применении назначенного наказания, а в актуализированной угрозе его применения.

Изучение всех рассмотренных выше позиций относительно видовой принадлежности условного неприменения наказания, а также накопленного юридической наукой! теоретического и практического материала позволяет, на наш взгляд, признать рассматриваемый институт особой формой реализации уголовной ответственности.

77

М. К. ИГНАТОВ,

аспирант СПб. ЮИ ГП РФ

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ПРИРОДА СЕРИЙНЫХ УБИЙСТВ, СОВЕРШЕННЫХ НА СЕКСУАЛЬНОЙ ПОЧВЕ

Многоэпизодные сексуальные убийства все больше привлекают к себе внимание. Причиной этого является частое совершение за последние годы столь кровавых преступлений, их исключительно опасные последствия, множество жертв. С точки зрения криминологической теории, серийными сексуальными убийствами следует считать два и более факта лишения жизни человека в связи с сексуальными переживаниями преступника. Между тем сексуальные убийства не однородны. Часть их совершается по сексуальным мотивам. Это лишение жизни с целью получения сексуального удовлетворения от самого факта убийства либо в связи с тяжелыми переживаниями своих сексуальных проблем, потребностью мести женщинам, с утверждением себя в качестве мужчины-самца и т. д. Другая часть подобных убийств совершается при подавлении сопротивления жертвы исключительно с целью изнасилования. От самого убийства преступники в этом случае не получают удовлетворения. Более того, вполне возможно, что убийство не входит в их планы, и не исключено, что убийцы сожалеют о смерти своих жертв. Еще одна группа так называемых серийных сексуальных убийств — это убийства, совершаемые с целью скрыть следы изнасилований или других преступных сексуальных действий. Обращают на себя внимание и те сексуальные убийства, которые совершаются в случаях, когда преступник расценивает те или иные слова или действия женщины крайне унизительными для себя. Обычно это происходит после полового акта или непосредственно перед ним, при этом не обязательно, чтобы этот акт носил насильственный характер, а оскорбление действительно имело место.

Польские ученые-криминологи выделили шесть типов сексуальных убийств: 1) совершаемые с целью достижения оргазма; 2) совершаемые в процессе переживания оргазма; 3) с целью подавления сопротивления избранной для сексуального удовлетворения жертвы; 4) с целью сокрытия сексуального преступления; 5) с целью лишения жертвы возможности призвать

78

на помощь; 6) убийства, похожие на совершенные с целью достижения оргазма1.

В каждом конкретном случае убийства могут преследоваться несколько целей одновременно, но мотив сексуального убийства должен быть всегда один — удовлетворение потребностей, связанных с сексуальной жизнью преступника. Эти потребности, что очень важно, почти всегда связаны с представлением человека о самом себе, своем биологическом и социальном статусе и в конечном итоге — с самовосприятием. Для лиц, виновных в совершении сексуальных убийств, может быть характерно рассогласование между биологическим и психологическим компонентами половой: функции. Биологическая завершенность полового акта может не сопровождаться "завершающим" по субъективному восприятию переживанием. У определенной категории людей это рассогласование порождает гиперболизацию значения полового акта и стимулирует к поиску желаемого психологического эффекта. При этом убийство является зачастую одним из вариантов достижения этой цели. Обследование, проведенное Ю. М. Аитоняном и С. П. Поздняковой, показало, что из полутора тысяч обследованных сексуальных преступников 75% являются вменяемыми. Из этих последних 75,2% составляют лица с некоторыми психическими аномалиями2. Подобная статистика свидетельствует о том, что преступник во время совершения акта сексуального насилия в большинстве случаев отдает отчет в своих действиях и сознает их общественную опасность.

Часто сексуальный садизм формируется в молодом и юношеском возрасте, тогда же начинается девиантная сексуальная активность и преступные действия. Для этих лиц в целом свойственны неблагоприятные условия воспитания (неполная или конфликтная семья, нарушение взаимоотношений с родителями, повышенная опека.). Нередко выбор профессии, характер трудовой деятельности и увлечений связан с отклоняющейся сексуальной активностью. Характерно, что явно психически больные среди серийных сексуальных убийц встречаются относительно редко, хотя число состоящих под наблюдением психоневрологических диспансеров составляет около 1/5 части этих преступ-

1См.: Старович 3. Судебная сексология. М.,1991. С. 122—123.

2Антонян Ю. М., Ткаченко А. А., Шостакович В. Б. Криминальная  сексология. М, 1999. С. 234.

79

ников1. Важно отметить, что у сексуальных убийц-садистов, как и у лиц с другими расстройствами сексуального влечения, часто удается констатировать те или иные признаки органического поражения головного мозга.

Истории жизни сексуальных серийных убийц показывают, что практически всеми ими двигала субъективно непреодолимая обеспокоенность своей биологической ролью мужчины. Для сексуального убийцы это имеет решающее, жизненно важное значение, поскольку субъект, не принятый в своем мужском (женском) качестве, ощущает себя ненужным, выброшенным из жизни, а окружающий мир — враждебным, постоянно угрожающим. Поэтому он защищается от мира, нападая в первую очередь на те "объекты", которые им расцениваются как источник своих несчастий. В сфере межполовых отношений таким источником в большинстве случаев выступает женщина. Разрушительные действия чаще всего совершают лица, недостаточно адаптированные в межполовых отношениях и отличающиеся поэтому повышенной тревожностью, переходящей в бессознательный страх смерти.

Понимание причин преступных сексуальных проявлений и мотивов, которыми руководствуется преступник, имеет важное практическое значение для расследования подобного рода преступлений, а также для профилактики и предупреждения серийных сексуальных убийств.

                                         А. А. КВАРАНДЗИЯ,

преподаватель СПб. ГУП

СПОСОБЫ РЕАЛИЗАЦИИ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО

ПРАВА В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Практика реализации норм международного права показывает, что большинство из них исполняется посредством национального права. Если, с точки зрения международного права, его нормы обязательны для государства в целом и не важно,

' Якубова А. В. Клиническая характеристика лиц с агрессивными формами аномального сексуального поведения: Дис. ... канд. мед. наук. М., 1996. С. 71.

80

какие органы (законодательные или исполнительные, центральные или местные) являются их конкретными исполнителями, то с позиции внутригосударственного права нормы международного права обязательны не только для государства в целом, но и для конкретных, определенных нормами национального права органов государств. Поэтому норма международного права при ее исполнении государством требует помощи со стороны норм национального права. Таким образом, чтобы быть способным регулировать отношения с участием физических лиц, содержащиеся в международном праве правила должны войти в правовую систему страны в установленном ею порядке. Этот процесс обычно именуется трансформацией, имея в виду преобразование норм международного права в нормы национального права. На самом же деле норма международного права не преобразуется, она сохраняет свой статус. А вот ее содержанию, правилу, придается статус нормы национального права. Речь идет об имплементации международной нормы при помощи национального права. Способы национально-правовой имплементации могут быть различными и зависят от особенностей правовой системы государства, а также от характера регулируемых общественных отношений и имплементируемых норм международного права.

Особое положение занимает уголовное право. Уголовный кодекс Российской Федерации не содержит правил о приоритете норм международных договоров России. В целом уголовное право сохраняет общий правовой принцип: nullum crimen, nulla poena, sine lege (без закона нет ни преступления, ни наказания).

Одним из способов реализации норм международного права в российском уголовном праве является принятие государством норм национального права (изменение, отмена уже существующих). Эти нормы национального права могут повторять текстуально некоторые правила международного права, конкретизировать и адаптировать их к особенностям правовой системы государства. Так как в этом случае в национальное право вводятся (инкорпорируются) новые нормы национального права, принятые с целью исполнения международного права, то этот способ можно было бы назвать инкорпорацией. Подобный способ был применен в УК РФ в ст.ст. 357, 359, 360 и др. Указанные статьи текстуально повторяют некоторые нормы междуна-

81

родного права (геноцид, наемничество) и конкретизируют их к особенностям правовой системы нашего государства.

Другой способ — отсылка. Его суть в том, что государство включает в свое национальное право норму (или группу норм), отсылающую к международному праву. Положения статей раздела XII УК РФ так или иначе отсылают к нормам международного права.  Диспозиции их в большинстве своем  являются бланкетными. Чтобы обеспечить законность применения уголовно-правовых норм с бланкетной диспозицией, необходимо с особой; тщательностью выяснить ряд дополнительных (не указанных непосредственно в уголовном  законе) обстоятельств, могущих оказать влияние на решение вопроса об уголовной ответственности лица и его последующее осуждение. Содержание терминов в тексте статей российского уголовного законодательства, которые не являются характерными для уголовного права, может быть раскрыто только после обращения к соответствующему  международно-правовому  акту.  Так,  первые две статьи рассматриваемой главы посвящены уголовному преследованию актов агрессии, сформулированных в соответствии с Уставом Нюрнбергского трибунала. Однако в них не расшифровывается понятие "агрессивная  война".  В  международном праве отсутствует конвенционное определение агрессии. Вместе с  тем,   действует   Резолюция   Генеральной   Ассамблеи   ООН "Определение агрессии" от 14 декабря 11974 г. По этому акту агрессия есть применение "вооруженной силы государства против суверенитета, территориальной  неприкосновенности или политической независимости другого государства или каким-либо другим образом, не совместимым с Уставом ООН...". Резолюцией также установлен перечень действий, квалифицируемых в качестве агрессии.

По установившейся практике в нормах отечественного права, принимаемых на основе международных договоров, не делается ссылка на международно-правовой акт, породивший внесение изменений и дополнений в действующее законодательство. На наш взгляд, это большой недостаток, снижающий эффективность толкования конвенционных уголовно-правовых норм. Использование такого приема будет предполагать ознакомление правоприменителя с материальными источниками, положенными в основу изучаемых уголовно-правовых норм, в данном слу-

82

чае это международно-правовые обязательства России. В УК РФ содержится около 50 составов, вытекающих из международно-правовых соглашений, участницей которых является Россия, так называемых конвенционных норм.

Во избежание большой концентрации нормативного материала, а также излишних повторений в самой статье уголовного закона было бы целесообразно разработать Приложение к УК РФ, в котором бы содержался перечень тех международных пактов, деклараций, конвенций и других соглашений, ратифицированных Российской Федерацией и опубликованных в печати, которые имеют непосредственное отношение к той или иной статье уголовного закона.

К. Г. КОСТИКОВ,

юрисконсульт ЗАО

"Фармснаб"

СОСТАВЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ С ДВУМЯ ФОРМАМИ ВИНЫ В СТАТЬЯХ ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УК РФ

Из анализа норм Особенной части УК РФ следует, что все составы с двумя формами вины можно подразделить на два вида.

Первый вид — материальные составы с двумя последствиями, причем вторые; (отдаленные) последствия — более тяжкие, чем первые, являющиеся обязательным признаком простого состава. Отдаленные последствия выступают в качестве квалифицирующего признака, существенно повышающего общественную опасность деяния. К нормам, называющим такие последствия, можно отнести ч. 2 ст. 167, ч. 4 ст. 111, ч. 3 ст. 205 УК РФ и др.

Для составов этого вида характерны следующие признаки:

1)это преступление с материальным составом;

  1.  умыслом виновного охватывается деяние и близкие (обязательные для этого состава) последствия его;
  2.  отдаленные последствия являются более тяжкими и выступают в роли квалифицирующего признака;

4) психическое  отношение  виновного  к  близким  (обязательным) последствиям выражается в форме умысла, а к отдаленным — в форме: неосторожной вины;

83

5) квалифицирующее последствие причиняет вред другому непосредственному объекту. Так, если основным непосредственным объектом в ч. 1 ст. 205 УК РФ является общественная безопасность, то по ч. 3 этой статьи объектом будет жизнь и здоровье человека.

Второй вид — формальные составы с двумя формами вины. Общими признаками для этих составов являются:

  1.  основной состав законодательно сконструирован как формальный. Ответственность устанавливается за сам факт совершения общественно опасного деяния;
  2.  общественно опасное действие (бездействие) совершается умышленно;
  3.  состав квалифицированного преступления конструируется как материальный; общественная опасность деяния повышается за счет наступления тяжких последствий. Например, ч. 1 ст. 220 УК РФ устанавливает наказание за незаконное приобретение, хранение, использование, передачу или разрушение ядерных материалов и радиоактивных веществ, ч. 2 — за те же деяния, повлекшие по неосторожности смерть человека, т. е. в ч. 2 — материальный состав с неосторожной формой вины.

Последствия от преступлений с формальным составом в законе описываются двумя способами. В некоторых статьях они прямо называются, например смерть человека (ч. 3 ст. 206, ч. 4 ст. 111 УК РФ), в других законодатель использует оценочные понятия, такие как тяжкий вред (ч. 3 ст. 123 УК РФ); иные тяжкие последствия (ч. 2 ст. 128 УК РФ). Во многих нормах в виде отдаленного последствия указывается лишение жизни по неосторожности. Такая конструкция состава наглядно дает понятие преступления с двумя формами вины с его характерным признаком — умышленное совершение деяния и допущение последствий по неосторожности.

Приведенное выше деление данных составов преступлений на две группы в зависимости от конструкции их объективной стороны сохраняет свое значение и при анализе их субъективных признаков. Содержание и структура субъективной стороны этих составов также специфичны.

При совершении преступлений, основной состав которых материальный (ч. 4 ст. 111 УК РФ), две формы вины могут проявиться в одном из четырех сочетаний: прямой умысел и пре-

84

ступное легкомыслие; прямой умысел и преступная небрежность; косвенный умысел и преступное легкомыслие; косвенный умысел и преступная небрежность.

В преступлениях второй группы, с формальным основным составом, возможны два варианта построения субъективной стороны: прямой умысел и преступное легкомыслие; прямой умысел и преступная небрежность. Поскольку преступления с формальным составом признаются оконченными с момента совершения деяния независимо от наступления последствий, последствия не входят в содержательную сферу умысла. Виновный умышленно относится лишь к самому деянию.

Иное содержание субъективной стороны в преступлениях, предусмотренных ч. 4 ст. 111, ч. 2 ст. 167 УК РФ и иными аналогичными нормами УК РФ. Преступления эти считаются оконченными только после наступления указанных в законе последствий. Виновный сознает общественно опасный характер своего поведения, предвидит неизбежность или возможность последствий и желает или сознательно допускает их наступление.

Неосторожная форма вины здесь уже имеет место по отношению ко второму последствию — последствию квалифицированного состава.

Вместе с тем следует признать, что конструкция отдельных составов в настоящее время далека от совершенства. Можно проанализировать различное отношение к последствиям на примере ч. 2 ст. 220 УК РФ "Незаконное обращение с ядерными материалами и радиоактивными веществами". В большинстве комментариев к данной статье указывается, что незаконное обращение с этими веществами является умышленным, а отношение к смертельному исходу — неосторожным. Если пострадавшего принятыми мерами удалось спасти, то преступление умышленное, если не удалось — неосторожное. Где же здесь логика? И это при том, что в ст. 27 УК РФ указано, что в целом такое преступление признается совершенным умышленно.

Такая формулировка противоречит как общепринятому в настоящее время понятию вины, так и формулировке, предлагаемой законодателем. При неосторожном отношении к последствиям, даже если они определяются как тяжкие и закон связывает с ними повышенную ответственность, преступление в целом никак не может рассматриваться как умышленное.

85

Е. В. МЕДВЕДЕВА,

прокурор кассационного отдела

Прокуратуры

Санкт-Петербурга

ПОНЯТИЕ ПОХИЩЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА. ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Понятие похищения человека в российском уголовном праве прошло длительный путь становления и развития. Корнями оно уходит в значительно ранее сформировавшийся уголовный запрет на противоправное лишение человека свободы. В действующем Уголовном кодексе такие составы преступлений, как похищение человека и незаконное лишение свободы, объединены в одной главе, предусматривающей ответственность за посягательство на свободу личности. При этом многие другие деяния, затрагивающие так или иначе свободу человека (захват заложников, терроризм, незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей), помещены в другие главы Кодекса. Вот почему, чтобы осмыслить, в чем же сущность понятия похищения человека, определить его объект и предмет, необходимо рассмотреть, что же человек вкладывает в такие категории, как свобода, свобода личности.

Понятие свободы, в отличие от понятия свободы личности и, тем более, похищения человека, употребляется в обыденной жизни очень широко (свободный полет, свободный электрон, свобода печати, свободная экономическая зона). Однако свобода — это сугубо человеческое понятие, в том смысле, что оно применяется для характеристики определенных действий именно человека, т. е. в прямом смысле свобода присуща только человеку1.

Как же определить, когда человек свободен? Когда ограничение его свободы личности становится противоправным, наказуемым деянием?

Например, В. С. Нерсесянц отождествляет свободу индивидов и свободу их воли . Однако о только ли посягательстве на

1Снетков В. Н. Правовое обеспечение реализации свободы человека, СПб, 1998. С. 5.

2 Нерсесянц В. С. Философия права: Учебник для вузов. М, 1998. С. 23.

86

свободу воли идет речь, когда человек незаконно лишается свободы или похищается? Свобода воли или свобода выбора является, можно сказать, интеллектуально-эмоциональным элементом свободы человека, движущей силой, мотивацией его поступков. Но существует еще и физическая сторона свободы. И при похищении человека действия преступника, очевидно, в первую очередь затрагивают именно ее.

Достаточно полно вопросы составляющих свободного поведения индивида рассматривает О. М. Ноговицин: "Чтобы осуществлять свободный поступок, необходимы два условия: возможность достичь поставленной цели или свобода действия, и возможность выбора самой цели, или свобода выбора"1.

При этом свобода действий — это власть человека над внешним миром, внешними условиями. В. Виндельбанд называет это физической свободой2.

Свобода воли (выбора) — это уже власть не над внешними условиями, а над той силой, которая движет человеком. Однако эти две составляющие неразрывно связаны и взаимозависимы. При отсутствии свободы действия свобода воли становиться мнимой, желания заведомо нереализуемыми. Под воздействием насильственного негативного ограничения власти человека над внешним миром трансформируется внутреннее отношение личности к самой себе, т. е. в итоге свобода воли также претерпевает негативные изменения, обедняется.

Почему же идет речь о свободе личности, а не о свободе человека или гражданина? Понятия "человек" как субъект правомочий и "гражданин" как субъект правомочий различны по своему объему. Более широкое по смыслу понятие "человек" оказывается уже понятия "гражданин". Гражданин, как правило, в рамках своего государства имеет значительно более широкий круг прав, чаще всего политических (избирательное право), социальных, экономических. В связи с этим некоторые юристы предлагают использовать в законотворческой деятельности более универсальный термин "личность"3. Поскольку фундаментальные права и свободы порождают вытекающие из них разно-

1 Ноговицин О, М. Ступени свободы. Логико-исторический анализ категории свободы. Л., 1990. С. 11.

2Видельбанд В. О свободе воли. СПб., 1990.

3Воеводин Л. Д. Юридический статус личности в России: Учебное пособие. М., 1997. С. 7.

87

уровневые другие права и свободы, в том числе охраняемое уголовным законом право на свободу личности, единство терминологии было бы целесообразным как для законодателей, так и для правоприменителей. В данном случае личность — наиболее емкое понятие, которое несет в себе большую смысловую нагрузку, поскольку отражает социальные свойства человека. Именно личности имманентно присуща и необходима свобода.

Обобщая вышеизложенное, можно сказать, что похищение человека в основе своей представляет противоправное лишение личности свободы поступка, т. е. свободы действия и свободы воли. Существенное практическое значение имеет определение объекта и предмета преступления. Безусловно важно знание объекта и предмета для правильной квалификации, разграничения смежных составов преступлений, для квалификации действий при совокупности. Поскольку объект является одним из критериев отграничения преступления от иных правонарушений, в целях правильной формулировки уголовно-правовой нормы непосредственный объект должен быть точно установлен законодателем, закреплен текстуально либо иным образом отражен в норме закона. Он необходим для поиска и правильного определения места уголовно-правовой нормы в системе Особенной части УК.

Так, очевидно, что предмет похищения человека — непосредственно сам похищаемый человек. Родовой объект — общественные отношения, обеспечивающие права и свободы личности. Основным непосредственным объектом являются общественные отношения, обеспечивающие личности свободу поступков, состоящую из свободы действия (физической свободы и свободы выбора своего местоположения (свободы воли). 0н идентичен основному непосредственному объекту незаконной лишения свободы. При похищении человека всегда присутствует такой дополнительный объект, как общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья личности Факультативным объектом могут быть общественные отношения, касающиеся семейных институтов и нормального развития детей (похищение беременных женщин и права собственности (похищение из корыстных побуждений), общественная безопасность (применение оружия), т. е. те, которые затрагиваются при квалифицированных похищениях. Другим факультативным объектом, не выделенным законодателем, но повы-

88

шающим общественную опасность деяния, могут быть общественные отношения в сфере экономической деятельности, конституционных прав и свобод и т. д.

На основании изложенного можно сделать следующие выводы. Во-первых, определение основного непосредственного объекта преступления — первоначальная задача при квалификации деяния, позволяющая разграничить большинство составов преступлений. Именно поэтому в целях устранения ошибок и противоречий, которые приводят к неправильной квалификации деяния и, как следствие, назначению необоснованно мягкого наказания, основной непосредственный объект похищения человека должен быть точно установлен законодателем, закреплен текстуально либо иным образом отражен в норме закона.

Во-вторых, основной непосредственный объект похищения человека идентичен объекту незаконного лишения свободы. Разграничение этих составов преступлений должно производится по другим признакам.

Как правило, под объектом похищения человека понимаются общественные отношения, обеспечивающие свободу личности. Однако целесообразно ввести более точную, но достаточно емкую формулировку. Основным непосредственным объектом похищения человека и незаконного лишения свободы являются общественные отношения, обеспечивающие свободу поступка личности, т. е. свободу действия (физическую свободу), и свободу выбора своего местоположения (свободу воли).

А. С. МЕЩЕРСКИЙ,

следователь следственной

группы Управления

Генеральной прокуратуры РФ

в Северо-Западном

федеральном округе

ПРОВОКАЦИЯ ВЗЯТКИ

Экономические и социальные проблемы современного общества, несомненно, сказываются на характере преступности, а

89

также, в определенной степени, влияют на поведение должностных лиц, призванных с ней (преступностью) бороться.

Сложная социальная детерминация наблюдается и в динамике такого явления, как коррупция и взяточничество. Практически неограниченные возможности в сфере перераспределения собственности, отсутствие выработанных механизмов контроля и ответственности являются одной из основных причин распространения коррупции государственных служащих. В этих условиях сотрудникам правоохранительных органов приходится прилагать немало усилий, для того чтобы выявить и доказать конкретные факты взяточничества. При этом ими могут быть использованы средства, позволяющие добиться положительного результата, но не соответствующие действующему  законодательству.

Следует заметить, что деятельность спецслужб правоохранительных органов до последнего времени те подвергалась тщательному правовому анализу. Было принято считать этот вопрос не столько правовым, сколько оперативно-тактическим и не подлежащим открытому обсуждению. Судебная практика последнего времени все чаще стала обращать внимание на законность деятельности оперативных служб МВД и; других правоохранительных органов, поскольку злоупотребления должностных лиц правоохранительных органов в сфере оперативно-розыскной деятельности иногда заходят слишком далеко и могут причинить существенный вред не только правам и свободам граждан, но и общественным интересам. Одним из подобных злоупотреблений являются провокационные действия сотрудников при выявлении взяточничества. В условиях значительного распространения коррупции сотрудникам оперативных служб несложно смоделировать ситуацию, провоцирующую к даче или получению взятки.

Вопрос о правовой оценке провокационных действий сотрудников правоохранительных органов не является простым. В УК РСФСР 1960 г. не содержалось отдельной нормы, предусматривавшей ответственность за провокацию взятки. Встречавшиеся в судебной практике ситуации, когда ставился вопрос о квалификации действий участников незаконных оперативно-розыскных мероприятий, носили единичный характер, а возбужденные по ст. 170 УК РСФСР (злоупотребление властью) или по

90

ст, 171 УК РСФСР (превышение власти) уголовные дела, как правило, не доходили до суда.

Признание правомерности проведения оперативного эксперимента с имитацией дачи взятки, если спровоцированное должностное лицо готовилось к получению взятки или покушалось на ее получение, влечет правовые последствия в виде квалификации действий должностного лица как приготовление либо покушение на получение взятки, а лицо, имитирующее дачу взятки с ведома и под контролем органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, уголовной ответственности не подлежит в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

В действующем УК РФ провокация взятки определяется как "попытка передачи должностному лицу без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или услуг имущественного характера с целью создания искусственных доказательств получения взятки или шантажа" (ст. 304 УК). Эта новелла призвана не только защищать авторитет органов государственной власти, но и охранять права и свободы граждан. Ее эффективность зависит от многих факторов, в том числе и от того, насколько удачно сконструирована сама уголовно-правовая норма. В этой связи необходимо заметить, что данное в УК определение провокации взятки не совсем адекватно отражает существо проблемы. Во-первых, нельзя ограничивать провокацию только случаями дачи взятки, не менее; распространенными и не менее общественно опасными являются провокационные действия, инициирущие поведение взяткодателя. Во-вторых, включение в определение провокации понятия "без его согласия" делает состав данного преступления труднодоказуемым, с одной стороны, а с другой — дает возможность действительно виновному взяткополучателю выдвигать версию о провокации взятки. Следует обратить внимание и на то, что "создание искусственных доказательств" — признак не провокации взятки, а более тяжкого преступления — ложного доноса или незаконного привлечения к уголовной ответственности.

Необходимо также отметить, что действия должностного лица, в том числе сотрудника правоохранительных органов, совершившего провокацию взятки с использованием своего слу-

91

жебного положения, подлежат дополнительной квалификации по ст. 285 или ст. 286 УК РФ — злоупотребление должностными полномочиями или превышение должностных полномочий, поскольку его действия содержат признаки составов указанных преступлений, а ст. 304 УК РФ не является специальной нормой относительно перечисленных статей. Вместе с тем представляется, что совершение должностным лицом правоохранительных органов провокации взятки должно рассматриваться как квалифицирующий признак преступления, предусмотренного ст. 304 УК РФ.

Неоднозначным является вопрос о правовой оценке поведения взяткополучателя. Формально в его действиях содержатся все признаки состава покушения на получение взятки, однако при наличии установленной провокации решающее значение для квалификации его действий могут иметь два обстоятельства: а) ошибка в оценке ситуации со стороны виновного лица, б) доказательства, полученные в нарушение закона, в соответствии со ст. 69 УПК РСФСР не могут быть положены в основу обвинения.

Предусматривая ответственность за провокацию взятки, законодатель должен, видимо, рассмотреть вопрос об укреплении правовой базы, большей регламентированности деятельности правоохранительных органов. Однако несовершенство законодательства — лишь одна и, может быть, не самая главная причина злоупотреблений такого рода. Провокация взятки является составной частью более общей проблемы правовой основы оперативно-розыскной деятельности. У этой проблемы имеются сложные социальные, политические и этические аспекты.

Значительную общественную опасность представляют действия, связанные с провокацией дачи взятки, когда чиновники, пользуясь зависимостью и правовой неосведомленностью граждан, провоцируют их на совершение преступления. Однако ст. 304 УК РФ не предусматривает ответственность за провокацию дачи взятки, что является еще одним недостатком конструкции данного состава. Представляется, что в данном случае необходимо использовать имеющийся опыт отечественного законодательства и криминализировать провокацию дачи взятки, как в ст. 119 УК РСФСР 1926 г.

92

Р.В. ПАВЛОВ,
следователь УФСНП РФ
по Ленинградской области

ДРАГОЦЕННЫЕ МАТЕРИАЛЫ КАК ПРЕДМЕТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО ст.191 УК  РФ

К предмету преступления, предусмотренного ст. 191 УК РФ, относятся драгоценные металлы. Исчерпывающий перечень драгоценных металлов дан в ст. 1 Закона РФ "О драгоценных металлах и драгоценных камнях". К ним относятся золото, серебро, платина и металлы платиновой группы — осмий, иридий, родий, рутений и палладий. Драгоценные металлы могут находиться в любом виде и состоянии, в том числе в самородном и аффинированном виде, в сырье, сплавах, полуфабрикатах, промышленных продуктах, химических соединениях, монетах, а также в ювелирных изделиях, что прямо указано в названном Законе. Не правы те, кто считает, что при определении понятия драгоценных металлов следует руководствоваться п. 4 ст. 1 Закона "О валютном регулировании и валютном контроле". Данная норма, исключающая из перечня драгоценных металлов ювелирные и другие бытовые изделия из них, а также лом таких изделий, говорит об отнесении вышеуказанного имущества к валютным ценностям. Так как в диспозиции ст. 191 УК РФ речь идет о нарушении правил совершения сделок не с валютными ценностями, а именно с драгоценными металлами, то при определении предмета данного преступления следует руководствоваться понятием, данным в Законе "О драгоценных металлах и драгоценных камнях". То есть положение уголовного закона, декриминализирующее операции с ювелирными и бытовыми изделиями, ломом таких изделий, касается лишь их хранения, перевозки, пересылки и не распространяется на совершение с ними незаконных сделок. Следовательно, совершение сделок с ювелирными изделиями, бытовыми изделиями из драгоценных металлов и драгоценных камней, ломом таких изделий в нарушение устано-

93

вленных законодательством  правил необходимо  признавать преступлением, предусмотренным ст. 191 УК РФ.

Определение ювелирных изделий содержится в Положении о  порядке отнесения изделий, содержащих драгоценные металлы, к   ювелирным,   утвержденном   приказом   Роскомдрагмета  от 30.10.96 г., согласно которому к ювелирным изделиям относятся изделия, изготовленные из драгоценных металлов и их сплавов с использованием различных видов художественной обработки, со вставками из драгоценных и иных камней и других материалов или без них, применяемые в качестве различных украшений, предметов быта, предметов культа или для декоративных целей, выполнения различных ритуалов и обрядов, а также памятные, юбилейные и другие знаки и медали. Таким образом, данное Положение дает фактически определение не только ювелирных, но и бытовых изделий из драгоценных металлов и камней. Монеты из драгоценных металлов ни к ювелирным, ни к бытовым изделиям не относятся, но согласно Положению о совершении сделок с драгоценными металлами на территории РФ (в редакции Постановления Правительства РФ от 01.12.98 г. № 1419) владельцы монеты могут распоряжаться ею без ограничений с учетом требований указанного Положения.

Понятие лома ювелирных и бытовых изделий из драгоценных металлов и камней в законодательстве отсутствует, что порождает определенные сложности в правоприменительной практике. Представляется, что в данном случае можно воспользоваться определением, приведенным в Положении о лицензировании деятельности по заготовке, переработке и реализации лома цветных и черных металлов (в редакции Постановления Правительства РФ от 04.04.00 г. № 304), согласно которому к лому цветных металлов относятся годные только для переработки содержащие цветные металлы отходы производства и потребления, образовавшиеся из пришедших в негодность или утративших потребительские свойства изделий промышленного и бытового назначения, их частей, оборудования, механизмов, конструкций, транспортных средств и других источников.

94

А. В. САВЕНКОВ,

аспирант СПб. ЮИГПРФ

УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ПРИНЦИП ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ НАКАЗАНИЯ

В соответствии со ст. 60 УК РФ наказание должно быть справедливым. Только тогда оно может достичь целей, предусмотренных ст. 43 УК РФ,— восстановления социальной справедливости, а также исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Наказание будет справедливым, если оно назначено в соответствии с принципом индивидуализации. В ч. 3 ст. 60 УК РФ указано, что при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В соответствии с Постановлением № 1 Пленума Верховного суда РФ от 29 апреля 1996 г. "О судебном приговоре" суд должен каждый раз указывать в приговоре, какие из обстоятельств были учтены при назначении конкретного вида и срока наказания виновному лицу, т. е. каждый раз излагать в приговоре мотивы избрания той или иной меры наказания.

Таким образом, индивидуализацию наказания определяют следующие факторы:

наличие в деле обстоятельств, смягчающих наказание;

наличие в деле обстоятельств, отягчающих наказание;

данные о личности виновного.

В ст. 61 УК РФ приведен перечень обстоятельств, смягчающих наказание, который не является исчерпывающим. Суд при назначении наказания конкретному лицу может учесть и иные, не указанные в ч. 1 данной статьи, обстоятельства в качестве смягчающих наказание. В частности, в судебной практике распространен учет таких обстоятельств, как полное признание вины подсудимым, чистосердечное раскаяние в содеянном, положительные характеристики с места работы или жительства, тяжкая болезнь виновного, наличие иждивенцев и др.

Статья 63 УК РФ содержит перечень обстоятельств, отягчающих наказание. Данный перечень является исчерпывающим,

95

и суд при назначении наказания не вправе указывать в приговоре иные обстоятельства в качестве отягчающих.

В связи с тем, что санкция большинства составов преступлений Особенной части УК РФ является альтернативной, к назначению наказания при наличии отягчающих обстоятельств следует подходить дифференцированно. Так, при наличии одного отягчающего обстоятельства наказание должно быть мягче, чем при наличии нескольких таких обстоятельств. Следует признать необоснованной имеющую хождение в юридической литературе точку зрения, согласно которой при наличии в деле хотя бы одного обстоятельства, отягчающего наказание, не должны учитываться имеющиеся в деле смягчающие обстоятельства. Данная позиция противоречит самой сути принципа индивидуализации наказания. Ни следствие, ни суд не вправе односторонне оценивать и учитывать обстоятельства дела.

Если какое-либо смягчающее или отягчающее наказание обстоятельство уже предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ, то оно не может быть повторно учтено при назначении наказания.

Своего апогея принцип индивидуализации наказания достигает в нормах УК РФ, касающихся назначения наказания более строгого или более мягкого, чем предусмотрено за данное преступление. В первом случае такая ситуация возникает при назначении наказания по совокупности преступлений или по совокупности приговоров, во втором — при назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, вследствие наличия в деле исключительных обстоятельств, существенно снижающих степень общественной опасности преступления.

Р. А. САНИНСКИЙ, начальник отдела по надзору

за законностью судебных

постановлений по уголовным

делам Прокуратуры

Новгородской области

ПОНЯТИЕ РЕЦИДИВА ПО УК РФ

Рецидивная преступность в определенном смысле является "ядром" всей преступности, так как речь идет о контингенте,

96

наиболее упорно противопоставляющем себя нравственным ценностям общества, правопорядку и вовлекающем в преступим новых лиц.

Именно рецидив умышленных преступлений во многом обуславливает относительную устойчивость и самовоспроизводимость преступности в целом как социального явления.

Рецидивисты — активные носители и распространители свойств преступной и иной антисоциальной среды. Преступная деятельность рецидивистов часто характеризуется особой интенсивностью, повышенной общественной опасностью преступных посягательств, тяжестью их последствий, предумышленностью и особыми усилиями по сокрытию преступлений.

Таким образом, мы можем констатировать, что рецидивная преступность является одним из наиболее сложных феноменов  преступной деятельности в целом.

В последние годы существенно актуализировалась проблема рецидивной преступности ввиду осложнения социально-экономической ситуации в обществе.

В УК РФ 1996 г. в Общую часть институт рецидива преступлений введен впервые. В УК 1960 г. в Общей части была регламентирована ответственность лишь особо опасного рецидивиста, в Особенной части особо опасный рецидивист оценивался как квалифицирующий признак преступлений.

Принципиальный недостаток нового УК состоит в том, что законодатель отказался от признания особо опасного рецидивиста квалифицирующим признаком составов преступлений. В УК РФ опасный и особо опасный рецидивы девальвированы до уровня рядового отягчающего наказание обстоятельства. Ни в криминологическом, ни в, уголовно-правовом отношении такое законодательное решение не представляется удачным.

Рецидив преступлений по существу и по законодательной форме представляет собой одну из важнейших разновидностей случаев множественности преступных деяний. Нормы уголовного законодательства, регулирующие ответственность за рецидив, совокупность преступлений и неоднократность, конструируются в зависимости от объективных свойств этих различных

97

категорий множественности и особенностей их проявления в ч конкретных преступных деяниях.

В Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. не предусматривались нормы о понятии рецидива преступлений и о назначении наказания при рецидиве. В то же время судебная практика традиционно шла по пути усиления ответственности рецидивистов. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР "О практике применения судами законодательства о борьбе с рецидивной преступностью" от 25 июня 1976 г. (с измен, от 16 января 1986г.) » подчеркивалось, что суды, решая вопрос о назначении наказания  лицам, ранее привлекавшимся к уголовной ответственности и вновь совершившим преступление, должны руководствоваться принципом индивидуализации наказания, учитывая, что необоснованное применение мягких мер наказания к рецидивистам,
упорно не желающим стать на путь исправления, не способствует достижению цели их перевоспитания.

Проявления  рецидива достаточно разнообразны.  Согласно ст. 18 УК РФ рецидивом преступлений признается совершение  умышленного  преступления  лицом,  имеющим  судимость за ранее совершенное умышленное преступление. Из общего числа  подобных случаев законодателем отдельно выделены два вида рецидива — опасный и особо опасный.

Рецидив преступлений признается опасным при совершении  лицом умышленного преступления, за которое оно осуждается « на лишение свободы, если ранее это лицо два раза было осуждено на лишение свободы за умышленное преступление, а также при совершении лицом умышленного тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за умышленное тяжкое преступление.

Рецидив преступлений признается особо опасным при совершении лицом умышленного преступления, за которое оно  осуждается на лишение свободы, если ранее это лицо три раза или более было осуждено на лишение свободы за умышленное тяжкое преступление или умышленное преступление средней тяжести; умышленного тяжкого преступления, если ранее оно  два раза было осуждено за умышленное тяжкое преступление  или было осуждено за особо тяжкое преступление; особо тяж-

98

кого преступления, если ранее оно было осуждено за умышленное тяжкое или особо тяжкое преступление.

В юридической литературе рецидив классифицируется по различным основаниям: 1) простой; 2) опасный и 3) особо опасный.

Широко используются понятия "криминологический рецидив" и "пенитенциарный рецидив". Первый охватывает всех лиц, совершивших преступления, независимо от их освобождения от уголовной ответственности либо наказания, от сроков давности и наличия судимостей. Второй — рецидив после отбытия наказания.

Критерием дифференциации рецидива является главным образом количество судимостей. Чем тяжелее преступление, тем меньше требуется судимостей для признания рецидива.

Приведенная классификация рецидива, основанная на категоризации преступления и количестве судимостей, безусловно, более пригодна для практического применения, чем длинные и постоянно меняющиеся перечни преступлений, определяющих признаки особо опасного рецидивиста по ст. 24' УК 1960 г. Тем не менее новая формулировка рецидива не лишена тяжеловесности и может быть в дальнейшем усовершенствована.

В мотивации рецидива, прежде всего злостного (многократного) и особо опасного, преобладает следование традициям преступной среды, крайний эгоцентризм, паразитизм, агрессивность и жестокость, которая: превращается в ряде случаев в самоцель. Мотивация рецидива фиксирует интенсивный процесс скатывания к преступному образу жизни, к привычке совершать преступления "по заказу", по требованию лидера, без какой-либо борьбы мотивов, что связано и с преступным опытом, в том числе отысканием и использованием криминальных ситуаций.

Система социальных процессов, явлений, обстоятельств, формирующих мотивацию рецидива, подобно самой этой преступности и личности рецидивистов, сочетает в себе черты общего и особенного. Причины и условия преступности в целом так или иначе преломляются в рецидивизме (например, безработица, экономический кризис). Однако имеются и специфические

99

криминогенные факторы рецидивной преступности. Их можно классифицировать на три группы детерминант:

связанные с недостатками дознания, следствия и суда;

обусловленные ошибками и нарушениями при исполнении  наказания;

относящиеся к постпенитенциарному периоду, т. е. после отбытия осужденным наказания.

Подводя итог вышеизложенному, отметим следующее:

  1.  УК РФ 1996 г. определяет рецидив преступлений как совершение умышленного преступления лицом, которое имеет судимость за ранее совершенное умышленное преступление.
  2.  Не совсем удачным представляется выделение законодателем трех видов множественности: неоднократность преступлений (ст. 16), совокупность преступлений (ст. 17) и рецидив преступлений (ст. 18). С учетом порядка назначения наказания по
    совокупности преступлений, установленного УК РФ 1996 г., понятия неоднократности и совокупности вошли в резкое противоречие друг с другом.

Складывается парадоксальная правовая ситуация: виновный, привлеченный к ответственности за совершение двух или более грабежей по ч. 2 ст. 161 УК РФ, максимально может быть осужден на семь лет лишения свободы. Если же он совершил грабеж, а затем хотя бы одну кражу, то при полном сложении наказаний, назначенных по ч. 1 ст. 161 и по ч. 2 ст. 158 УК РФ, срок увеличивается до десяти лет лишения свободы. Преступнику, дважды, трижды и т. д. совершившему кражу с незаконным! проникновением в жилище, грозит по пп. "6" и "в" ч. 2 ст. 158; УК РФ наказание до шести лет лишения свободы. Если же он; совершил кражу с проникновением в жилище, а затем обычную кражу, по совокупности преступлений, квалифицируемых по п. "в" ч. 2 ст. 158 и п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, он может быть осужден на двенадцать лет лишения свободы. Можно привести еще   примеры,   когда   совершение   нескольких   преступлений должно быть квалифицировано в соответствии со ст.ст. 16 и 17 УК РФ таким образом, что это в конечном счете оборачивается заведомой несправедливостью при назначении наказания.

100

А. В. ЧАЗОВ,

аспирант СПб. ЮИ ГП РФ

ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ УБИЙСТВ,

СОВЕРШЕННЫХ ГРУППОЙ ЛИЦ И ГРУППОЙ ЛИЦ

ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМУ СГОВОРУ

Уголовный кодекс РФ в п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ содержит такой состав квалифицированного убийства, как "убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой".

Убийство группой лиц, чаще всего, это лишение жизни потерпевшего в ссоре или драке, возникшей спонтанно. В таких ситуациях действия виновных оцениваются как соисполнительство и должны квалифицироваться по п. "ж" ч. 2 ст., 105 УК РФ.

При убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, под предварительным сговором следует понимать договоренность о преступлении между соучастниками, достигнутую в любой промежуток времени, но до начала совершения действий, образующих покушение на убийство. В сговоре наряду с соисполнителями могут участвовать и другие лица: организаторы, подстрекатели или пособники убийства. Их действия в случае совершения преступления следует квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, на что указывается в п. 10 постановления Пленума Верховного суда РФ "О судебной практике по делам об убийстве" от 27 января 1999 г.

Квалификация убийства как совершенного группой лиц тесно связана с вопросом о том, кого считать соисполнителем: только то лицо, которое лишало жизни потерпевшего, или и тех, кто так или иначе способствовал причинению смерти жертве.

Данный вопрос был решен в п. 10 постановления Пленума Верховного суда РФ от 27 января 1999 г., где сказано, что соисполнительство в групповом убийстве — это когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопроти-

101

вление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а  другой причинил ему телесные повреждения). В опубликованных определениях и постановлениях Верховного суда РФ по делам   об   убийствах,   совершенных   при   различных  обстоятельствах в соисполнительстве, четко проводится эта линия.

Представляется, что это соответствует точному смыслу закона, из которого вытекает, что преследуется лишение жизни человека, совершенное группой лиц, и не имеется в виду группа лиц, которая после сговора об убийстве "поручила" совершить преступление одному человеку. Если убийство непосредственно совершено двумя и более лицами, то их действия следует квалифицировать по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

На практике, когда в результате групповой драки причиняется смерть потерпевшему, зачастую возникают сложности при квалификации действий виновных, так как в этом случае возможно конкуренция сразу трех однородных составов: групповое убийство (ч. 2 ст. 105 УК РФ), причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ) и причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 41 ст. 111 УК РФ). Правильная квалификация будет зависеть от того, насколько полно и достоверно установлена направленность умысла виновных. При убийстве должен быть доказан прямой или косвенный умысел на причинение смерти потер-; певшего. Как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, преступление квалифицируется в том случае, если установлены прямой или косвенный умысел на причинение тяжких телесных повреждений и неосторожность к смерти. При прямом умысле лицо, осознавая общественно опасный характер своих действий, предвидит возможность или неизбежность определенного общественно опасного последствия и желает его наступления, а при косвенном умысле, осознавая общественно опасный характер своих действий, предвидит только возможность общественно опасного последствия, сознательно; допуская его. При убийстве совершаются, как правило, активные, динамичные, разнообразные, хотя зачастую и кратковренменные действия, оставляющие характерные следы на трупе и одежде потерпевшего. Поэтому о направленности умысла виновного можно судить прежде всего по механизму причинения ранения. Если установлено, что лицо сознательно наносило уда-

102

ры в жизненно важные органы потерпевшего орудием, которым можно причинить смерть,  и с достаточной для  причинения смерти силой, то можно считать доказанным, что виновный действовал с прямым умыслом на причинение смерти, т. е. предвидел неизбежность смертельного исхода и желал его.

При разграничении убийства, совершенного с косвенным умыслом, и умышленного нанесения тяжких телесных повреждений, повлекших по неосторожности смерть потерпевшего, необходимо решить вопрос, предвидели и допускали ли преступники смерть потерпевшего, умышленно причиняя ему телесные повреждения, либо они не предвидели такую возможность, хотя могли и должны были это предвидеть. В данном случае необходимо руководствоваться всей совокупностью доказательств по делу. Иногда считают, что если преступники предвидели, что их действия могут привести к опасным для жизни телесным повреждениям — значит они допускали смертельный исход. Следовательно, при наступлении смерти содеянное надо признать убийством с косвенным умыслом.

Полагаем, что это не всегда так. Причиняя телесные повреждения, виновные могут действовать с неконкретизированным умыслом по отношению к телесным повреждениям, предвидеть и допускать наряду с другими последствиями и причинение опасных для жизни телесных повреждений, но они предвидят и допускают лишь однородные последствия, смерть же качественно иной результат их действий, поэтому может не охватываться предвидением виновных в момент совершения преступления. Судебная практика исходит из того, что, умышленно нанося колюще-режущие ранения в части тела, не относящиеся к жизненно важным центрам, преступники обычно предвидят и допускают причинение тяжкого телесного повреждения, но, как правило, не предвидят возможности наступления смерти, хотя логично предполагать, что могли и должны были предвидеть, ибо любое ранение, в частности проникающее, может вызвать неожиданные последствия, в том числе и смертельный исход.

На практике нередко допускают и противоположные ошибки: убийство, совершенное с косвенным умыслом, квалифицируют как умышленное причинение тяжкого вреда, повлекшего смерть потерпевшего.

103

Особую сложность вызывает ситуация, когда в результате группового избиения, при нанесении множественных телесных повреждений, смерть наступила от какого-то одного удара. Как в данном случае квалифицировать действия лица, нанесшего смертельный удар, и остальных избивавших? Суд и органы следствия зачастую ошибочно привлекают к ответственности только лицо, нанесшее смертельный удар, квалифицируя его действия как эксцесс исполнителя. При этом не принимается во внимание, что остальные соисполнители избиения подчас действуют с неконкретазированным умыслом  по отношению к причиняемым телесным повреждениям, предвидят и допускают не только причинение тяжкого вреда здоровью, но и смертельный исход. В том случае, если удар наносится каким-либо опасным орудием (камнем, бутылкой) в жизненно важный орган, отчего наступает смерть, и остальные виновные, видя это, продолжают избиение, то при такой ситуации следует обосновывать косвенный умысел всех на убийство, и действия соисполнителей должны квалифицироваться по п.  "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

104

СЕКЦИЯ III

КРИМИНАЛИСТИКА

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

В. А. АБАКАНОВА,

аспирантка СПб. ЮИГП РФ

ОСОБЕННОСТИ ПРЕДМЕТА ПОСЯГАТЕЛЬСТВА ПРИ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИИ) ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ ИЛИ ИНОГО ИМУЩЕСТВА

Предмет преступного посягательства — один из важнейших элементов криминалистической характеристики легализации.

В ходе расследования важно установить следующие признаки предмета легализации:

принадлежность легализуемых средств к денежным средствам или иному имуществу;

придание правомерного вида происхождению легализуемых средств, их пользованию или распоряжению;

заведомо незаконный характер приобретения легализуемых средств.

Рассмотрим названные признаки более подробно.

1. Статья 174 УК РФ в качестве предмета легализации называет деньги и иное имущество.

Согласно ст. 128 ГК РФ деньги входят в понятие имущества, но выделяются законодателем ввиду их распространенности в качестве самостоятельного предмета легализации. Следующим по распространенности предметом, также входящим в понятие "имущество", являются ценные бумаги, вещи, которые, в свою очередь, подразделяются на движимые и недвижимые (недвижимость) в соответствии со ст. 130 ГК РФ, а также имущественные права.

В процессе легализации предмет посягательства изменяется, а в ряде случаев имущественная масса увеличивается. Для большинства случаев характерно преследование цели, направленной на увеличение имущества путем получения дополнительной прибыли за счет введения его в гражданско-правовой оборот, использование имущества в предпринимательской или иной экономической деятельности.

  1.  Целью легализации (отмывания) является получение преступником возможности использовать деньги или имущество, полученные незаконным путем, не вызывая подозрений у правоохранительных органов и не раскрывая подлинного источника их происхождения. Следовательно, любая операция по отмыванию денег или иного имущества предполагает придание пра-

106

вомерного вида средствам, полученным от противоправной деятельности. Для решения этой задачи преступник прибегает к документальному или иному оформлению проводимых операций (сделок) с легализуемыми средствами. Например: зачисляет денежные средства на счета в банках или иных кредитных учреждениях, заключает сделки купли-продажи с надлежащим документальным оформлением, осуществляет операции по обмену валюты и др.

Необходимость в придании правомерного вида происхождению денежных средств или иного имущества возникает в следующих случаях:

а) когда совершаются финансовые операции с денежными средствами, ценными бумагами и иными финансовыми документами;

б) когда законодательством установлен соответствующий государственный контроль.

Например, при регистрации прав на определенные виды имущества и сделок с ним возникает необходимость в легализации денежных средств, выступающих в качестве платежа.

В настоящее время государственному контролю подлежит имущество, расходы на приобретение которого контролируют налоговые органы в соответствии с Налоговым кодексом РФ, а также источники денежных средств, направляемых на оплату по сделкам по приватизации;

в) в иных случаях.

3. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества является вторичным преступлением и не может существовать без первичного незаконного завладения такими денежными средствами или имуществом. Таким образом, при расследовании легализации особую значимость приобретает установление незаконного характера приобретения денежных средств или иного имущества. Незаконность может пониматься как:

а) любые действия, нарушающие установленные законом правовые нормы;

б)  преступность основного деяния.

В данном вопросе нет единства и среди ученых и среди практиков.

Из контекста ст. 174 УК РФ следует, что предметом легализации может быть имущество, полученное в результате административного правонарушения или гражданско-правового деликта, например, путем совершения недействительной сделки, не

107

соответствующей закону или иным правовым актам, совершенной с целью, противной интересам правопорядка и нравственности, и т. д.

Сторонники широкого понимания "незаконного приобретения имущества" отмечают, что уголовная ответственность по ст. 174 УК РФ "наступает не за наличие у лица имущества добытого незаконным путем, а за легализацию (отмывание) такого имущества, т. е. за нарушение предусмотренного ст. 174 УК РФ уголовно-правового запрета на введение такого имущества в легальный оборот"1.

Для ограничительного толкования характерно понимание "незаконности" как нарушения уголовно-правового запрета, "иначе применение данной статьи будет незаконным в силу п. 2 ст. 14 настоящего Кодекса ввиду отсутствия общественной опасности деяния"2.

Следует подчеркнуть, что следственная практика рассматривает "незаконность" как преступность деяния. Во всех изученных нами уголовных делах имеет место такое понимание данного понятия. В большинстве случаев легализуются доходы, полученные в результате совершения различных видов хищения чужого имущества (ст.ст. 158, 159, 160 УК РФ), либо связанные с незаконным предпринимательством (ст. 171 УК РФ), встречаются факты легализации имущества, полученного в результате вымогательства (ст. 163 УК РФ), а также незаконного оборота наркотиков.

Таким образом, в перечень обстоятельств, подлежащих установлению по данной категории дел, необходимо включить:

что является предметом посягательства (деньги, имущество, недвижимость, ценные бумаги);

совершались ли действия, направленные на придание этому имуществу правомерного происхождения (гражданско-правовые сделки, различные финансовые операции, создание промышленно-финансовых структур, перевод легализуемых средств в другие регионы, в т. ч. за рубеж, с целью работы в другом правовом и

1Алиев В. М., Болотский Б. Г. Разработка российского законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным
путем. Некоторые дискуссионные вопросы // Государство и право. 1999. № 6. С. 47.

2Комментарий к Уголовному кодексу РФ: Особенная часть / Под общ. ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева. М., 1996. С. 175.
108  

финансовом режиме и т. д.), в каких документах отражены эти действия;

законно ли получено виновным лицом легализуемое имущество (имеет ли место гражданско-правовое, административное правонарушение или преступление относительно происхождения легализуемого имущества);

основания, дающие право конкретному физическому лицу распоряжаться легализуемым имуществом (документы, подтверждающие его права).

О. А. АСТАФЬЕВА,

ст. лаборант

СПб. ЮИГПРФ

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ

ТРЕНИНГОВ ПРИ ПОДГОТОВКЕ РАБОТНИКОВ

ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

Профессия юриста относится к категории "человек— человек". Работа в правоохранительной системе требует определенных коммуникативных навыков, например умения убеждать, слушать. Коммуникативные навыки в полной мере проявляются в судебной речи защитника и обвинителя, при допросах и т. д.

Допрос, пожалуй, наиболее насыщенная в психологическом плане деятельность, проходящая в сложных условиях. Профессором Васильевым В. Л. допрос определяется "как организация следователем такого психологического состояния допрашиваемого, которое способствовало бы получению от него наиболее объективной и полной информации о событии преступления и личности преступника”1. От следователя требуется умение устанавливать контакт с допрашиваемым; в нужной последовательности задавать вопросы; правильно их формулировать; управлять поведением допрашиваемого (например, снимать напряжение, видеть и изобличать ложь). Для того чтобы следователь мог достигнуть целей допроса, он должен владеть различными психологическими техниками и приемами, т. е. определенными коммуникативными навыками.

1Васильев В. Л. Юридическая психология. 2-е изд. СПб., 1997.

109   

В психологии с середины XX в. разрабатывается эффективная система обучения, которая получила название "тренинг умений", или "группа умений".

Чем тренинг отличается от традиционных форм обучения (лекций, семинаров)? Тренинг — это сформированная без специального отбора (по желанию) или в результате психологического отбора (по показаниям психологических методик) группа, члены которой заинтересованы в решении определенной проблемы или в достижении определенной цели. "В группах тренинга умений, или развития жизненно важных навыков, учат адаптивным способам поведения, действиям, которые служат средством удовлетворения важнейших жизненных потребностей"1. В группах участники решают также более частные задачи, и, соответственно, тренинги могут называться: "тренинг управления тревогой", "тренинг принятия решений", "тренинг коммуникативных умений", "тренинг уверенности в себе" и т. п.

Заслуга в разработке тренингов умений принадлежит бихевиористам (поведенческое направление в психологии). В основу бихевиоризма легли фундаментальные законы процесса научения, условный рефлекс, открытый И. П. Павловым. Занятия в тренинговых группах — это не что иное, как выработка условного рефлекса, определенного навыка. Ведь одной из типичных методик тренинга является репетиция поведения (участникам предъявляется модель оптимального поведения, и в результате повторений, с помощью положительного или отрицательного подкрепления, эта модель закрепляется). В дальнейшем хорошо отработанный навык проявляется в поведении автоматически.

Репетиция поведения — это не единственный метод обучения на тренинговых занятиях. Используются различные ролевые игры, деловые игры, специально подобранные упражнения, развивающие необходимые качества (наблюдательность, внимание, память, креативность и т. д.), психогимнастические упражнения для создания нужной в данный момент атмосферы (расслабляющие или разогревающие).

Специфичность тренинга и его отличие от лекций и семинаров заключается также в самой форме проведения. Чем интенсивнее построены занятия, тем быстрее достигается результат и

1 Кьел Рудестам. Групповая психотерапия. СПб., 1998.

110

лучше закрепляется навык (например, лучше, если занятия проводятся каждый день в течение недели, чем два раза в неделю в течение месяца). Тренинг — это, как правило, короткий курс обучения, который может быть пройден неоднократно для лучшего закрепления навыка. Тренинговая группа обычно небольшая по составу — от четырех до пятнадцати—шестнадцати человек.

Эффективность обучения в группе обусловлена тем, что создается соответствующая атмосфера соревнования, формируется чувство отсутствия необходимости скрывать свои мысли, открытость новому опыту; предоставляется возможность получения обратной связи от других участников для корректировки своего поведения, возможность иногда побыть зрителем, чтобы на примере других осознать свое поведение или какие-либо поступки; а также высокой интенсивностью занятий.

Кроме решения сугубо прагматических задач, как-то: умения убеждать, научиться принимать решения, говорить "нет" или выступать перед аудиторией и т. д., занятия в психологическом тренинге способствуют личностному росту.

На кафедре правовой психологии были организованы тренинги, и по результатам занятий был проведен мини-опрос. На просьбу закончить предложение "во время занятий я понял..." получены следующие ответы:

  1.  важность умения правильно общаться и, отчасти, как это делать;

как я выгляжу в глазах других;

  1.  очень важно дать человеку высказаться, попытаться понять его...

Были также высказаны следующие мнения:

тренинг мне очень помог. Я стала чувствовать себя увереннее;

тренинг помог стать более раскрепощенным... и т. п.

Тренинги умений относятся к активным методам обучения. К сожалению, этот метод в настоящее время еще не достаточно распространен в системе юридического образования. Проведенное нами исследование свидетельствует о большой актуальности этого тренинга в системе практической подготовки специалистов в сфере правоохранительной деятельности.

111   

Т. Г. ВАЛЛАСК,

ст. преподаватель

СПб. ЮИГПРФ

НЕКОТОРЫЕ ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ В СВЯЗИ С НОРМОТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Исследование проблем, возникающих в связи с нормотворческой деятельностью органов, наделенных властно-административными полномочиями в определенных сферах предпринимательской деятельности, является актуальным как для правоведов, занимающихся научными исследованиями, так и для сотрудников контролирующих и надзорных органов'. Изложенные ниже положения необходимо учитывать в работе следствия, прокуратуры и суда.

Статья 6 Закона РФ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" от 02.12.90 г. (с изм. на 31.12.99 г.) предусматривает исключительное право Банка России издавать по вопросам, отнесенным к его компетенции, нормативные акты, обязательные для органов государственной власти, местного самоуправления, юридических и физических лиц.

Рассмотрим некоторые вопросы, связанные с названной проблематикой.

1. Банку России ставится в упрек принятие нормативно-правовых актов в отсутствие единой государственной денежно-кредитной политики и финансово-экономической концепции развития банковской системы, разработка которых относится к его компетенции.

Неупорядоченная нормотворческая деятельность Банка России приводит к серьезным негативным последствиям экономического и правового характера. Некоторые экономически необоснованные и технически неподготовленные правовые нормы, содержащие правила ведения банковской деятельности, препятствуют реализации государственных программ развития банковской системы РФ и внедрению прогрессивных банковских технологий, создают режим "правового нигилизма", побуждая банкиров нарушать правила и обходить запреты, не со-

1Прозоров В.Ф. Качество и эффективность хозяйственного законодательства в условиях рынка. М., 1991.

112

ответствующие формирующимся в банковском деле обычаям делового оборота.

Бесперспективность введения экономически необоснованных ограничений в отношении предпринимателей наиболее ярко иллюстрирует пример с действовавшим в недавнем прошлом для юридических лиц нормативным предписанием Банка России иметь только один расчетный счет по месту регистрации в налоговых органах1.

Несмотря на то, что эта норма была популярна среди сотрудников контролирующих и правоохранительных органов, так как упрощала контроль за расчетами предпринимателей, Банк России был вынужден сначала разрешить открытие второго расчетного счета2, а затем и полностью снять ограничения по количеству счетов.

Согласно ст. 30 Закона РФ "О банках и банковской деятельности" (в ред. Федерального закона от 03.02.96 г. с изм. на 08.07.99 г.) клиенты вправе открывать необходимое им количество расчетных, депозитных и иных счетов в любой валюте в банках с их согласия, если иное не установлено федеральным законом.

2. Многим нормативным актам Банка России в связи с несоответствием их реально формирующимся социально-экономическим условиям и технологическому уровню применяемых в банковском деле операций, присущ административно-властный характер, несовместимый с принципами рыночной экономики и свободы предпринимательства, провозглашенными Конституцией РФ.

В юридической литературе не прекращаются споры о правовой природе общественных отношений, возникающих в рамках ведения хозяйственной: деятельности, и о методах правового регулирования, применяемых к ним.

В связи с тем, что банковская деятельность, осуществляемая кредитными организациями, как и другие виды предпринимательской деятельности, регулируется не только нормами гражданского права, но также нормами финансового, административного и других отраслей публичного права, устанавливаю-

1См.: Указ Президента РФ "Об осуществлении комплексных мер по своевременному и полному внесению в бюджет налогов и иных обязательных платежей" от 23.05.94 г,

2 См.: Телеграмма ЦБ РФ от 05.04.94 г. № 94-94.

113

щими жесткие правила и порядок ведения операций, ряд ученых-правововедов считает, что правомерно говорить об особом  характере их применения.

При этом выдвигается тезис о том, что "банковское право как комплексная отрасль права использует три метода правового регулирования: гражданско-правовой, публично-правовой и комплексный"1. 

Между тем еще в 60-е годы классик отечественной юриспруденции О. С. Иоффе в своем труде "Правовое регулирование хозяйственной деятельности в СССР" указывал на ошибочность применения к хозяйственно-договорным отношениям особого., метода правового регулирования, сочетающего в себе принципы диспозитивности и юридического равенства сторон с элементами административно-властного характера2.

Попытки подвести научные основы под теории, позволяющие "размыть" границы частноправового и публично-правового регулирования, способствуют практике принятия властными структурами нормативно-правовых актов, сужающих правовое; пространство регулирования предпринимательской деятельности нормами гражданского права.

Так, Конституционный суд РФ Постановлением "По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29  Федерального закона от 3 февраля 1996 г. "О банках и банковской деятельности" в связи с жалобой граждан О. Ю. Веселяшкиной, А. Ю. Веселяшкина и Н. П. Лазаренко" от 23.02.99 г. признал не соответствующей Конституции РФ правовую норму, позволяющую банку в одностороннем порядке изменять процентные ставки по вкладам граждан. В этом случае Банк России нарушил принципы свободы договора, порядка одностороннего изменения условий договора и распространения на договор банковского вклада режима договоров присоединения, установленные гражданским правом РФ.

3. Заслуживают внимания вопросы, затрагивающие процедуру принятия нормативных актов Банком России, в частности их классификации по признаку внешнего и внутреннего действия.

В зависимости от того, регулируют принимаемые Банком России нормативные акты отношения между субъектами, вхо-

1Банковское право Российской Федерации: Общая часть: Учебник / Под общ. ред. Б. Н. Топорнина. М., 1999. С. 116.,

2Иоффе О. С. Избранные труды по гражданскому праву. М., 2000. С. 711.

114

дящими в банковскую систему РФ, или затрагивают интересы неопределенного крута лиц, не являющихся кредитными организациями, они подлежат или не подлежат государственной регистрации в Министерстве юстиции РФ согласно Постановлению Правительства РФ от 13.08.97 г. № 1009.

В положении ЦБ РФ "О порядке подготовки и вступления в силу нормативных актов Банка России" от 15.09.97 г. № 519 (с изм. на 24.06.98 г.) установлено, что Банк России по своему усмотрению оценивает характер принимаемого нормативного акта, следовательно, и необходимость его регистрации в Министерстве юстиции РФ.

Последнее обстоятельство вызывает многочисленные попытки обращения граждан в судебные инстанции с целью признания этих актов недействительными.

Например, Верховный суд РФ своим решением от 02.12.99 г. № ГКПИ 99-829 отказал в признании недействительными инструкции ЦБ РФ "О порядке формирования и использования резерва на возможные потери по ссудам" от 30.06.97 г. № 62 "а" и Указания ЦБ РФ о ее введении в действие в связи с отсутствием у них регистрации в Министерстве юстиции РФ, так как посчитал, что Инструкция ЦБ РФ от 30.06.97 г. № 62 "а" регулирует отношения между Центробанком РФ и кредитными организации и напрямую не затрагивает интересы других лиц.

О. В. ВЛАСОВА,

судебный эксперт-психолог

стражного отделения

судебно-психиатрической

экспертизы Территориального

медицинского объединения

по психиатрии № 2

ПОДХОДЫ В ИССЛЕДОВАНИЯХ МЕХАНИЗМОВ

ДЕСТРУКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ В РАМКАХ

СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Масштабы проявлений подростками деструктивного и асоциального поведения оцениваются некоторыми исследователями и наблюдателями если не преодолевшими опасные для об-

115

щественного гомеостаза пределы, то, по крайней мере, являющимися значительными для данного социума.

За последние десять лет явление из разряда кратковременного социального ответа на новые условия существования перешло в разряд феномена, имеющего свои отличительные признаки, характеристики, тенденции развития и свое место в системе общественных отношений.

Сказанное иллюстрируется статистическими данными, взятыми из "Периодического доклада о реализации Российской Федерацией Конвенции о правах ребенка в 1993—1997 гг."

Численность подростков, состоящих на учете в ОППН, в РФ

19992

1993

1994

1995

1996

Всего чел.

352509

375  866

405 007

422 880

426 567

Численность подростков, доставленных в органы ВД по различным причинам, в РФ

1992

1993

1994

1995

1996

Всего

560 002

656 303

837710

940 699

1032815

Из них общественно-опасные деяния

66556

73946

82 543

88 991

85365

Из них употребление    наркотиков

3402

4133

5573

10813

16114

Число зарегистрированных посягательств взрослых лиц в отношении несовершеннолетних и РФ

1992

1993

1994

1995

1996

Вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность

13221

17962

20 974

24823

24 690

Вовлечение несовершеннолетних в немедицинское потребление лекарственных и других средств, влекущих одурманивание

7

5

13

18

23

Значимость явления обуславливает интерес к нему различных научных дисциплин: психиатрии, психологии, криминологии, социологии. Изучение причин, влияющих и системообразующих факторов, механизмов развития, последствий, а также составление и обоснование прогноза имеют большое практическое значение для диагностики, лечения, коррекции и профи-

116

лактики во всех социальных институтах. Наиболее остро стоит вопрос в клинических и психологических дисциплинах, а также в юриспруденции, в части судебно-психологической экспертизы несовершеннолетних.

Часто предметом судебно-психологической экспертизы несовершеннолетних являются дети и подростки, проходящие по делам об изнасиловании, о совершении насильственных преступлений, по делам об употреблении и распространении наркотиков и сопутствующим деликтам, связанным с наркоманией. Именно поэтому в медицине, психологии и криминологии вопросы причин, механизмов аномального поведения, его коррекции, профилактики и прогнозирования имеют большое значение.

Поведение человека (социально обусловленная деятельность, опосредованная знаково-смысловыми системами1 как многоуровневый, полиэтиологический феномен является результатом интеграции взаимозависимых и взаимосвязанных между собой, а также и с собственно поведением, психических и психофизиологических процессов, состояний и свойств индивида. Поведение, рассматриваемое как система, должно быть описываемым с помощью системных методов, и относительная полнота описания, возможная на данном этапе, должна быть достаточна для теоретических и практических целей. В этой связи системное психологическое описание поведения должно охватывать и раскрывать:

морфологию — состав и структуру на всех иерархических уровнях внешнего и внутреннего планов;

систему потребностей и ценностей, связанных с поведением;

динамику — развитие и функционирование;

особенности существования различных форм и компонентов системы, характеристики, которые определяют специфику этих форм и разнообразие системы, а также их познание в теоретических и практических моделях .2

В поведении и деятельности человека в качестве системообразующего фактора могут выступать мотивы, цели, задачи, установки, субъективно-личностные отношения, эмоциональные состояния и др.3

1 Современный словарь по психологии. Минск, 1998.

2 Рычкова Н. А. Поведенческие расстройства у детей. М., 1998.

3 Ломов Б.Ф. Системность в психологии. М, 1996.

117

В отечественной криминологии неблагоприятные индивидные особенности (отставание в умственном развитии, нервнопсихические и соматические патологии, кризисные возрастные периоды развития и т. д.) рассматриваются как психобиологические предпосылки асоциального поведения, которые способны затруднять социальную адаптацию индивида, отнюдь не являясь при этом предопределяющей причиной преступного поведения.

Одним из отличительных признаков феномена являются аномалии и девиации поведения, проявляющиеся прежде всего в делинквентном, виктимном и аддиктивном поведении. Доминирование одного или сочетания нескольких типов поведения в конечном итоге приводит к временной или стойкой неспособности к социальной адаптации. Равно как и наоборот, когда неспособность или низкая способность к адаптации приводит к деструктивным формам поведения.

Способностью или неспособностью к социальной адаптации не исчерпываются критерии нормы и патологии, но в качестве внешнего объективно наблюдаемого и субъективно оцениваемого признака эти качества замечаются и определяются в первую очередь, а зачастую служат отправной точкой в различных исследованиях.

Для определения нормы, болезни и патологии в процессах; состояниях или свойствах системы необходимо использовать как минимум два критерия: объективной оценки и субъективных ощущений (не)благополучия, (дис)гармонии с внешним и внутренним миром.

Иногда при социальной адаптации индивида мы не можем; утвердительно говорить о гармоничном состоянии. При субъективной анозогнозии, при эго-синтонной симптоматике1, например при специфических расстройствах личности (психопатии, акцентуации), несмотря на субъективные положительные переживания относительно своего состояния отрицательные реакции окружающей среды на патологические особенности субъекта предопределяют постоянную социальную дезадаптацию.

Исходя из того, что аномалии психического развития прежде всего проявляются в девиантном — аномальном, а в конечном итоге, в дезадаптивном поведении, мы можем предположить, что девиации, особенно доминирующие, со стойким характе-

1 Попов Ю. В., Вид В. Д. Современная клиническая психиатрия. СПб., М.. 1997.

118

ром, этиологически обусловлены клиническими, психологическими и социальными причинами.

Существенное расширение этиологических факторов риска изонтогенеза, особенно социальных, обусловлено современными реалиями жизни общества. Личность как система, особенно формирующаяся, чрезвычайно чувствительна к различного а воздействиям как биологического, так и социального генеза, тем более в периоды возрастных кризисов.

В. В. ГАРМАНОВ,

эксперт Северо-Западного

регионального центра судебной

экспертизы МЮ РФ

О ПРЕДМЕТЕ И МЕТОДЕ СИТУАЦИОННОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Наиболее значимой составляющей предмета доказывания как “обстоятельств, подлежащих обязательному установлению по каждому уголовному делу" являются время, место, способ и иные обстоятельства совершения преступления (п. 1 ст. 68 УПК РСФСР). Элементы предмета доказывания, перечисленные в п. 1 ст. 68 УПК РСФСР, составляют объективную сторону составов преступлений по действующему УК РФ и подлежат установлению при расследовании и судебном рассмотрении каждого уголовного дела.

С точки зрения криминалистики, их можно определить как ситуацию преступления. Термин "ситуация", понимаемый применительно к криминалистической технике и теории судебной экспертизы как "система следов и иных объектов, составляющих обстановку места происшествия, влиявшую на механизм отдельных следовых взаимодействий и события происшествия в ром" обусловил появление в 70-х гг. новой разновидности диагностических экспертных исследований — ситуационные (ситуалогические) исследования.

Ситуационные экспертизы проводились прежде всего при расследовании преступлений насильственной и корыстно-насильственной направленности (убийства, бандитизм и т. п.), а также при расследовании преступлений на различных видах транспорта, т. е. в случае, когда установление события преступления во временной последовательности играет первоочеред-

119

ную роль и наиболее востребовано судебно-следственной практикой. К настоящему времени в экспертных учреждениях как Минюста РФ, так и других ведомств (Министерства внутренних дел РФ, Министерства здравоохранения РФ, Министерства обороны РФ и др.) накоплен значительный опыт проведения ситуационных исследований по заданиям судебно-следственных органов.

Одновременно с проведением данного вида экспертиз разрабатывались теоретические положения криминалистической экспертной ситуалогии. Особенно ценны в этом отношении работы В. Г. Грановского. Вместе с тем, определяя предметом данного экспертного исследования решение частных диагностических задач  установления   отдельных  элементов   развития   события преступления и лишь частично события преступления в целом, с выделением  трех  стадий развития   преступной деятельности (докриминальной, криминальной и посткриминальной), основоположники ситуационных исследований (в частности В. Г. Грановский), на наш взгляд, необоснованно отказывались принять ситуационную экспертизу как отдельный класс (вид) экспертных исследований. Исходя из того, что элементы объективной стороны преступления в предмете доказывания определяются, по сути, как развитие причинно-следственной связи, можно утверждать, что данная связь, являясь предметом ситуационных исследований, определяет самостоятельность этого вида исследований как отдельного класса экспертизы. Это подтверждается и   включением   ситуационных  исследований   как   отдельного класса (вида) экспертиз в классификационный список экспертиз,  проводимых экспертными учреждениями  Министерства юстиции РФ.

Признание ситуационной экспертизы самостоятельным видом экспертных исследований с определением ее предмета — установление причинно-следственной связи как элемента состава преступления — позволяет разделить все ситуационные исследования на общие, исследующие событие преступления (его элементы) в целом, и частные, исследующие отдельные элементы объективной стороны преступления в предмете доказывания. На наш взгляд, в рамках ситуационных исследований на различных этапах (как подготовки к проведению ситуационной экспертизы, так и в ходе ее) возможно, а нередко, как показывает практика, и необходимо, проведение идентификационных и диагностических исследований, относящихся к общей эксперт-

120

ной задаче исследования события преступления как частные подзадачи. С организационно-процессуальной точки зрения ситуационная экспертиза характеризуется своей комплексностью  и комиссионостью  (необходимостью использовать при решении ситуационной экспертной задачи знаний нескольких областей науки и (или) техники) Основным методом ситуационной экспертизы является реконструкция события преступления по вещно-следовой обстановке на месте происшествия на основе моделирования и приемов системного анализа. Под криминалистической реконструкцией при расследовании преступлений понимают "метод воссоздания объектов по их фрагментам, а также описаниям, фотоснимкам и другим документальным данным в целях установления истины по делу" (И. М. Лузгин).

Ввиду этого особенно важными при расследовании уголовных дел являются следующие действия:

на стадии подготовкой ситуационной экспертизы — тщательная работа на месте происшествия по обнаружению, фиксации и изъятию материальных следов — элементов вещно-следовой обстановки на месте происшествия; своевременное назначение по всем изъятым с места происшествия объектам первоначальных идентификационных и(или) диагностических экспертиз и качественное проведение исследований по данным экспертизам;

на стадии проведения ситуационной экспертизы — проведение ряда следственных действий (следственных экспериментов, повторных (дополнительных) осмотров мест происшествий и др.) с участием лиц, участвующих в процессе, и эксперта (экспертов).

Насколько велико значение данных мероприятий для успешного проведения ситуационной экспертизы показывает положительный пример из экспертной практики Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы.

Летом 2000 г. около одного из домов г. С-Петербурга в строительном ремонтном колодце был обнаружен труп гр. М. с признаками насильственной смерти. Согласно заключению судмедэкспертизы смерть М., находившегося в сильной степени алкогольного опьянения, наступила от утопления в луже, скопившейся на дне колодца, кроме того, на теле М. были обнаружены множественные телесные повреждения в виде черепно-мозговой травмы, ссадин, ушибов и осаднений кожи на туловище, голове, на верхних и нижних конечностях. По подозрению в совершении данного преступления были задержаны С. и А. Подозреваемый С. свою вину в нанесении телесных повреждений М. полностью отрицал и показал, что во дворе у дома ночью между ним и М. произошел конфликт, в ходе которого М., будучи сильно пьян, пытался его ударить, но не удержался и упал в строительный колодец. Показания С. опро-

121

вергались показаниями свидетельницы А., видевшей, как потерпевший ночью находился вместе с двумя мужчинами, по внешним приметам сходными с С. и А., во дворе у строительного колодца. Она с небольшими временными интервалами наблюдала, что потерпевший лежит на асфальте, один из мужчин (по внешним приметам — С.) перемещает его волоком к краю строительного колодца, и затем оба мужчины сбрасывают потерпевшего в колодец. На опознании А. опознать С. и А. не смогла.

По уголовному делу органами следствия была назначена ситуационная экспертиза. Перед экспертом были поставлены задачи экспертным путем проверить соответствие показаний С. и А. вещно-следовой обстановке на месте происшествия и восстановить (реконструировать) развитие ситуации на месте происшествия в определенное время. Эксперту были предоставлены материалы уголовного дела, в том числе протокол осмотра места происшествия с фототаблицей, заключения судебно-медицинской и судебно-биологической экспертиз.

При проведении исследования был применен метод анализа вещно-следовой обстановки, зафиксированной в материалах дела, как системы определенных взаимодействоваших элементов. В вещно-следовую обстановку экспертом были включены все элементы материальной обстановки на месте происшествия, в число которых входили:

собственно следы на месте происшествия, тщательно зафиксированные при первоначальном осмотре места происшествия путем описания в протоколе и фотосъемки, следы крови с установлением в ходе ситуационного экспертного исследования механизма их образования (частная диагностическая подзадача в данной экспертизе);

положение трупа на месте его обнаружения и телесные повреждения, зафиксированные при осмотре места происшествия, с последующим установлением при судебно-медицинском исследовании трупа механизма их образования;

наличие, локализация и давность образования имевшихся у подозреваемого С. телесных повреждений в виде ссадин кистей рук, установленных судебно-медицинской экспертизой.

После анализа материалов уголовного дела эксперту удалось не только установить соответствие вещно-следовой обстановки на месте происшествия, зафиксированной в материалах дела, показаниям свидетельницы А. и несоответствие указанной обстановки показаниям подозреваемого С., но и с учетом достоверных показаний А. полностью объективно реконструировать ситуацию на месте происшествия в определенное время, изложив экспертную версию хода развития событий на месте происшествия в исследовательской части заключения.

Как видно из приведенного примера, оперативно и полно проведенный комплекс первоначальных следственных мероприятий (осмотр места происшествия с участием специалистов и применением научно-технических средств, назначение и проведение необходимых экспертных исследований материальных следов, установленных в ходе работы на месте происшествия) позволяет полностью экспертным путем реконструировать все

122

элементы объективной стороны преступления, в комплексе составляющие событие преступления.

Таким образом, исходя из вышеперечисленных особенностей ситуационных исследований, можно определить данный вид (класс) экспертных исследований как комплексное экспертное исследование элементов объективной стороны преступления лицом (лицами), обладающими специальными познаниями, направленное на ретроспективную реконструкцию ситуации (события) преступления в целом или отдельных его элементов (прежде всего причинно-следственных связей) по вещно-следовой обстановке на месте происшествия.

В. А. ЕГОРОВА,

ст. инспектор-инженер

аналитической группы

ОБО при УВД Центрального

района Санкт-Петербурга

К ВОПРОСУ ОБ ИДЕНТИФИКАЦИИ ЧЕЛОВЕКА ПО ПРИЗНАКАМ ВНЕШНОСТИ

В процессе проведения многих оперативных и следственных действий — при розыске и задержании лиц, скрывающихся от следствия и суда, бежавших из уголовно-исполнительных учреждений, при освидетельствовании и предъявлении для опознания, в ходе проверки по учетам без вести пропавших лиц и неопознанных трупов, при проверке документов, удостоверяющих личность, при экспертном установлении тождества лица (идентификации) — сотрудники ОВД сталкиваются с необходимостью установления личности.

Для этого необходимо обладать определенным уровнем знаний в области идентификации человека по признакам внешности. Закрепленный практикой систематизированный подход к отождествлению личности важен прежде всего для быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличения виновных и обеспечения правильного применения закона, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

123

Могут возникнуть различные ситуации: розыск преступника по имеющейся ориентировке либо же переданной по средствам связи информации, преследование по горячим следам и вытекающая отсюда необходимость передать правильную информацию другим сотрудникам в целях быстрого и эффективного задержания разыскиваемого, необходимость установить личность человека, не имеющего при себе документов и скрывающего свое подлинное имя, и зафиксировать признаки его внешности посредством формализованного упорядоченного описания.

Использование информации о внешнем облике в целях розыска и установления личности предполагает, главным образом, анализ и оценку собранной и зафиксированной информации. При этом изучаются и оцениваются условия: ее собирания, повлиявшие на содержание, учитываются средства и методы, использованные для ее собирания и фиксации, особенности их применения, факторы, под воздействием которых происходило отображение признаков внешности в том или ином носителе информации. Может возникнуть необходимость точно, быстро и правильно зафиксировать имеющуюся информацию. Ведь именно информация о внешности разыскиваемого преступника является узловой, а иногда и единственной первоосновой для проведения дальнейших следственных и оперативно-розыскных мероприятий. Перед каждым сотрудником органов внутренних дел стоят задачи установления исходной совокупности искомого объекта, решения вопроса о тождестве (например, при поступлении информации о разыскиваемом лице), установления искомого объекта.

Данные задачи могут быть решены при соблюдении разработанных правил и принципов описания человека по признакам внешности. От этого будет зависеть многое: поиск в нужном направлении, передача такой информации, которая станет реальным трамплином для последующих оперативных, следственных и экспертных действий, а в конечном счете быстрота раскрытия и расследования преступления.

Признаки внешности весьма разнообразны, многочисленны и в обиходе нередко имеют разные названия. Чтобы использовать эти признаки в целях отождествления человека, нужно придерживаться единой унифицированной терминологии. Единообразие достигается за счет соблюдения основных принципов описания внешности, которыми являются: 1) максимальная полнота описания: (всесторонняя характеристика элементов головы, лица, туло-

124

вища, конечностей, одежды и т. п.); 2) строгая последовательность описания (данный принцип выражается в порядке описания от общего к частному; в наружном виде человека сначала выделяются общефизические свойства, такие как пол, возраст, национальная принадлежность, а затем телосложение — туловище и конечности, голова, лицо и отдельные его части; функциональные признаки; одежда и особые приметы); 3) употребление специальной терминологии (стиль и язык описания должен соответствовать разработанной классификации, во избежание ошибок не следует включать в описание неясные, расплывчатые термины); 4) описание должно быть достоверным (надежным, не вызывать сомнений), полным (включать достаточное для установления человека количество признаков), определенным (однозначным), единообразным (выполненным с использованием единой терминологии).

Принципы являются лишь первоосновой, отправной точкой для последующего правильного применения методики. Учитывая перечисленные позиции и опираясь на них, сотрудник должен в дальнейшем следовать наработанной годами практике применения определенных правил описания. Успешно выполнив поставленные задачи, можно получить правильный ответ — идентифицировать человека по признакам внешности.

Правила описания внешности немногочисленны и запомнить их несложно. Описание по методу словесного портрета производится следующим образом: признаки внешности определяются применительно к "нормальному" телосложению; элементы внешности характеризуются как анфас, так и в профиль, а при необходимости и в других ракурсах; описание составляется последовательно: от общего к частному, сверху вниз, сначала общефизические, затем анатомические, функциональные и сопутствующие элементы и признаки; выделяются особые приметы. Кроме того, существует определенная система описания признаков при характеристике элементов внешнего облика человека, которая сводится к определенной последовательности: величина (размер); форма, контур, конфигурация; положение (взаиморасположение), степень симметрии парных элементов; цвет; количество; степень выраженности; особенности. Соблюдение данной последовательности описания признаков при характеристике элементов внешнего облика человека, а также специальной терминологии необходимо для единого понимания описаний, использующихся в раскрытии и расследовании преступлений.

125

Стоит обратить внимание и на то, что идентификационная ценность признаков внешности различна. Она определяется как относительной устойчивостью признака, так и частотой его встречаемости.   Наиболее   значимы   анатомические   признаки, базирующиеся на костно-хрящевой основе головы, лица. Из них особую   ценность   представляют   редко   встречаемые   (очень большой нос, очень большие сросшиеся брови и т. п.). Функциональные признаки легче подвергаются изменениям, однако среди них могут быть довольно устойчивые, обусловленные особенностями анатомического строения (например хромота). Достоверность результатов идентификации человека по признакам  внешности во многом зависит от того, берутся ли для обоснования тождества функциональные и анатомические признаки отдельно или в совокупности. Если при идентификации используются функциональные признаки в совокупности с анатомическими, надежность идентификационного вывода повышается. Необходимо обращать внимание на особые и броские приметы. Вспомогательную группу образуют признаки, характеризующие одежду и другие носильные вещи.

Можно сказать с наибольшей вероятностью, что сегодня некоторые сотрудники не владеют ни научным потенциалом, ни возможностью практически закрепить свои познания. Ввиду этого и существует необходимость проведения специальных занятий по теме идентификации человека по признакам внешности.

А. А. КОВРИЖНЫХ,

ст. следователь Тихоокеанской

транспортной прокуратуры

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ РАССЛЕДОВАНИЯ КОНТРАБАНДЫ

Контрабанда наркотиков в наши дни представляет угрозу общественной безопасности России. Контрабанда является центральным звеном эргономической преступности. Именно с целью контрабанды совершаются многие крупные хищения, должностные преступления. Контрабанда наркотических, сильнодействующих и психотропных средств позволяет получать от преступной деятельности максимальную прибыль: эти препараты покупаются за рубежом в странах "золотого треугольника" за гроши,
126

продаются вдвое дороже. Но больший вред контрабанда наркотиков приносит не от того, что преступники получают прибыль от их распространения. Все больше людей, особенно из числа молодежи, втягиваются в употребление наркотических, сильно действующих и психотропных средств.

В последние годы наблюдается непрерывный рост контрабанды наркотиков, психотропных и сильнодействующих средств. Это связано с деятельностью "челноков", регулярно совершающих шоп-туры в Китай, в основном в приграничные города Суйфэньхэ, Дунин, где они покупают сильнодействующее лекарство эфедрин (эфедрин гидрохлорид), психотропное вещество амфепрамон гидрохлорид (фепранон), и наркотическое средство эфедрон. Это наиболее распространенные для перемещения через таможенную границу средства. В Китае такие препараты доступны каждому и в любом количестве. Более того, граждане КНР, зная о запрете ввоза этих лекарств в Российскую Федерацию, упаковывают этот товар в тайники либо в песта, затрудняющие их обнаружение. В моей практике встречались такие тайники, как фабричные банки с краской, мягкие игрушки и проч. Также эфедрин упаковывался внутрь механизмов холодильников и другой техники.

Порой туристы приобретают амфепрамон как средство для похудения. В Китае его еще называют "жемчужиной красоты". Но то, что разрешается за рубежом, не применяется у нас, в России. При привлечении лиц, перемещавших "жемчужину красоты" через таможенную границу РФ, следует принимать во внимание многие факторы, в первую очередь устанавливать вину субъекта, субъективную сторону, а также учитывать количество ввезенного препарата.

В большинстве случаев наркотические, психотропные и сильнодействующие средства провозятся на территорию РФ туристами в консолидированной партии товара и обнаруживаются только при помощи интраскопа. В случаях перемещения наркотиков из Китая в Российскую Федерацию в ручной клади туристов их выявление затруднено тем, что поголовный досмотр туристов работниками таможни не производится.

Контрабанде способствуют недостатки в деятельности правоохранительных органов по выявлению и расследованию этих преступлений, отсутствие налаженной оперативно-розыскной работы. Подавляющее большинство дел прекращается или приостанавливается, причиной чего являются недостатки расследо-

127

вания, особенно при производстве дознания. Отсутствует взаимодействие таможенных органов с Управлением незаконного оборота наркотиков, РУОПом и другими правоохранительными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность,

Кроме того, таможенные органы не информируют своевременно транспортных прокуроров о выявленной контрабанде, соответственно не обеспечивается немедленный выезд на место происшествия следователя прокуратуры, который впоследствии будет вести дело о контрабанде. В практике работы Тихоокеанской транспортной прокуратуры: в последнее время не было случаев выезда следователя прокуратуры на место совершения контрабанды. Поэтому о незамедлительности вообще не может идти речь. Необходимо менять такую систему реагирования. Особенно следует отметить отрицательные последствия непринятия мер к задержанию контрабандистов. Ведь после опроса лица, совершившие контрабанду, немедленно покидают пределы России.

Вот пример отсутствия взаимодействия органов следствия с таможенными органами и Управлением незаконного оборота наркотиков УВД Приморского края. На складе временного хранения (СВХ) г. Артема в консолидированной партии товара, прибывшего из Китайской Народной Республики (г. Суйфэньхэ), во время таможенного досмотра обнаружено 3,8 кг опия (это огромная партия). Декларантом этой партии товара являлся гр. Л.

При допросе Л. пояснил, что содержание перемещаемого им багажа ему неизвестно, багаж отправлен с территории Китая гражданином КНР. Декларация составлена согласно поданной этим гражданином описи товара. В контракте по декларированию в обязанности декларанта не входила достоверная проверка описи и содержимого багажа. Группа туристов, в которую входил и гражданин КНР, следовала из КНР в Россию отдельно от багажа. Следовательно, житель Поднебесной должен получить багаж уже после таможенного досмотра на СВХ г. Артема.

Органами дознания Артемовской таможни не были приняты меры к установлению отправителя багажа, не прослежена связь гражданина КНР с получателем багажа. Опий был изъят на СВХ, декларант допрошен, и на этом уголовное дело "повисло в воздухе", а впоследствии и вовсе было прекращено. А ведь можно было принять все оперативные меры к задержанию пре-

128

ступника, установить этого гражданина КНР, установить место встречи, зафиксировать факт передачи опия его владельцу. Из 20-ти таможен  Дальневосточного  региона  отделы  по борьбе с контрабандой наркотиков имеются только в 3-х (Дальневосточной оперативной таможне, Владивостокской, Благовещенской таможнях); в Артемовской, Хабаровской, Сахалинской «Восточной таможнях отделения по борьбе с контрабандой наркотиков входят в состав ОРО (всего 26 человек, из которых 5 кинологов). Несмотря на то, что в соответствии с решением Коллегии ГТК РФ выявление, пресечение и раскрытие преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков является важнейшей задачей всех подразделений таможенных органов региона, некоторые  руководители таможен задачу пресечения контрабанды наркотиков считают второстепенной, забывая о международных обязательствах России по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Росту профессионального уровня таможенных органов, их технической оснащенности и опыта способствует правовое обеспечение борьбы с наркобизнесом, расширение связей с другими правоохранительными органами и международными организациями.

Ю. Я КОЛОБЫЛИН,

начальник отдела

Выборгского РУВД

ПРОБЛЕМЫ БОРЬБЫ С ГРАБЕЖАМИ И РАЗБОЙНЫМИ НАПАДЕНИЯМИ

На фоне криминогенной обстановки Санкт-Петербурга значительно увеличилось число нападений на граждан, совершенных на улицах, в парках, подъездах. Как правило, это безлюдные улицы, глухие дворы, неосвещенные подъезды и лестничные площадки. Преимущественно такие преступления совершаются в вечернее и ночное время. Целью таких преступлений является завладение чужим имуществом (грабежи, разбои).

В последнее время участились случаи совершения грабежей в магазинах, павильонах, ювелирных лавках. Анализ судебно-следственной практики показывает, что преступниками применяются в основном следующие способы совершения грабежей:

129

нанесение побоев (не опасных для жизни и здоровья либо с угрозой применения насилия);

применение психологического насилия;

рывок (например, преступник вырвал у женщины сумочку);

использование алкогольного опьянения потерпевшего.

Чаще всего предметами преступления при грабежах являются меховые изделия, дамские сумочки, портфели, чемоданы, деньги и ювелирные изделия, верхняя одежда (преимущественно куртки, дубленки ).

Особенно настораживает рост количества разбойных нападений с применением огнестрельного оружия. Следует также отметить относительно высокий процент совершения разбойных нападений в группе.

Как правило, потерпевший не может предоставить никакой ценной информации о преступнике, так как он очень напуган или получил какие-либо телесные повреждения, что значительно затрудняет работу оперативно-поисковых групп.

Потерпевшими по данной группе преступлений становятся пожилые люди, женщины, т. е. лица, не могущие оказать должного сопротивления преступникам.

С целью борьбы с грабежами и разбойными нападениями разработан комплекс мероприятий по их предупреждению и раскрытию.

Особенное профилактическое значение имеет осуществляемый участковыми инспекторами милиции контроль за соблюдением лицами, имеющими судимость, установленных в отношении их в соответствии с действующим законодательством ограничений. Например, обязанность находиться дома в определенное время, запрещение пребывания в определенных местах, ограничение времени выезда по личным делам за пределы города. Эти ограничения в определенной мере сужают возможность совершения вновь имущественных преступлений, а также препятствуют восстановлению преступных связей.

Определенное профилактическое значение, особенно для разбойных нападений, имеет осуществляемый ОВД контроль за соблюдением гражданами и должностными лицами установленных правил хранения огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, а также пресечение попыток самовольного изготовления оружия, что сужает возможность их нелегального приобретения.

130

В целях предупреждения грабежей и разбойных нападений  ОВД взаимодействует с жилищно-коммунальными службами по защите подъездов, жилых домов от проникновения посторонних лиц; снабжают их переговорно-замочными устройствами, домофонами, кодовыми замками и иными техническими устройствами.

С учетом интересов профилактики грабежей и разбойных нападений, как наиболее распространенных видов преступлений, определяются дислокация постов и маршруты патрулирования сотрудников патрульно-постовой службы; проверяются наиболее вероятные места совершения преступлений, укрытия и места концентрации лиц с устойчивым противоправным поведением.

Участковые инспектора милиции, сотрудники патрульно-постовой службы в случае необходимости осуществляют разъяснительную работу среди населения по обеспечению сохранности на улицах и других общественных местах личного имущества.

В целях общей профилактики грабежей, разбоев широко используются оперативно-розыскные возможности аппаратов уголовного розыска; проводятся оперативно-розыскные мероприятия по выявлению лиц, подготавливающих совершение преступлений, и принимаются меры по склонению этих лиц к отказу от их совершения.

В целях раскрытия грабежей и разбоев наиболее эффективно проведение следующих действий: осмотр места совершения преступления, опрос возможных свидетелей совершенного преступления, поквартирный обход, опрос граждан, которые могли видеть преступника, объезд с потерпевшим по территории, привлечение кинологической службы.

По выявленным фактам составляется портрет предполагаемого преступника, который передается нарядам наружной службы (ППСМ, ОБО, участковым инспекторам милиции и др.). Как правило, это молодые люди, неработающие, употребляющие наркотические вещества или психотропные препараты, ранее судимые.

Проверяется картотека по способу совершения аналогичных преступлений.

В случае задержания человека, схожего по приметам с преступником, проводится опознание с участием потерпевшего.

131

Работа по предупреждению и раскрытию данной категории преступлений осуществляется при полном взаимодействии различных служб ОВД.

Большую роль выполняют участковые инспектора милиции, которые во взаимодействии с наружными службами (нарядами ППСМ, ОБО, ГИБДЦ и др.) осуществляют патрулирование улиц, проверяют наиболее вероятные места совершения преступлений, места концентрации антиобщественного элемента.

Из изложенного следует, что основная работа по профилактике и раскрытию грабежей и разбоев ложится на ОВД как орган, защищающий охраняемые уголовным законом права и законные интересы граждан. Для снижения роста имущественных преступлений основная деятельность должна заключаться в создании условий для многообразия и широкой доступности легальных способов достижения материального благополучия, в воспитании такой личности, для которой правомерный путь достижения своих целей является единственным, в создании и охране таких общественных отношений, при которых каждый человек способен позаботиться о себе самостоятельно, создать условия для собственной и своих детей жизнедеятельности.

А. А. КОНОНОВ,

доцент СПб. ЮИГПРФ

СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД К ЗАЩИТЕ ИНФОРМАЦИИ В КОМПЬЮТЕРНЫХ СЕТЯХ

С активным переходом развитых стран на компьютерные коммуникации и электронные деньги актуальность приобретает проблема защиты информации в компьютерных сетях. В масштабе конкретных организаций основным защищаемым информационным объектом является интрасеть (Intranet) — внутренняя корпоративная сеть, представляющая собой результат эволюции локальных вычислительных сетей на основе технологии глобальной сети Internet.

Практически неконтролируемый доступ к информации в Internet все шире используется в преступных целях — 80% компьютерных преступлений составляют "атаки" из Internet. Особо актуальной становится защита служебной и коммерческой информации, когда "атакующая" сторона в состоянии пойти на

132

большие финансовые затраты для преодоления защиты. Это стимулирует развитие нового поколения технологий защиты информации в сетях 1.

Решение проблемы защиты информации и обеспечения ее безопасности в сетях передачи данных выдвигает задачи системного анализа безопасности информации в составных частях, элементах и сети в целом и разработки мероприятий и средств защиты. Политика безопасности должна предусматривать как программно-технические меры защиты информации, так и рациональные организационно-правовые отношения участников информационного обмена. Еще нет международных стандартов на безопасность в открытых сетях. Обычно рассматривается широкий спектр» проблем: от стихийных бедствий и проблем с электропитанием до "атак" злоумышленников и шпионов. Современные системы информационной безопасности основаны на создании систем мониторинга безопасности2. Важен баланс между стоимостью системы защиты и ценой защищаемой информации. Возникают проблемы производительности при работе с защищаемой сетью.

В Internet выделяют три уровня обеспечения информационной безопасности: аппаратного и программного обеспечения; сети (или компьютеров); межсетевого взаимодействия.

Структура обеспечения информационной безопасности организации при ее подключении к Internet: описывается четырехуровневой моделью: 1) внешний уровень, определяющий взаимодействие информационной системы организации с глобальными ресурсами и системами других организаций; 2) сетевой уровень — связан с доступом к информационным ресурсам внутри интрасети организации; 3) системный уровень — связан с управлением доступа к ресурсам операционной системы; 4) уровень приложений — связан с использованием прикладных ресурсов информационной системы3.

Надежная защита данных от несанкционированного доступа включает в себя физическую защиту носителей и компонентов сети, шифрование данных и регулярное тестирование интрасети на предмет выявления слабых мест и заражения компьютерны-

1 Милославская Н. Г., Толстой А. И. Интрасети: доступ в Internet, защита :Учеб. пос. для вузов. М., 2000. С. 14.

2Календарев А. С., Пантелеев М. Г. Защита корпоративных сетей: Учеб.пос. СПб., 1999. С. 38-39.

3 Милославская Н. Г., Толстой А. И. Указ. соч. С. 201.

133

ми вирусами, а также ответственное отношение к данным, хранящимся в системе, и регулярном их резервировании.

Основные элементы системы защиты интрасети с доступом в открытые сети: межсетевые экраны; системы управления доступом к информационным и сетевым ресурсам на основе идентификаторов и паролей; средства аудита сети, компьютеров и файловых систем; анализаторы сетевого трафика и средства мониторинга сетевой безопасности; криптографические утилиты и библиотеки; антивирусное программное обеспечение.

Р. П. КУЗЬМИН,

следователь Прокуратуры

по надзору за соблюдением

законов в ИУ

Вологодской области

НЕКОТОРЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ В ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ

Расследование преступлений, совершаемых в исправительных учреждениях, имеет свою специфику, обусловленную, прежде всего, характером деятельности этих учреждений и психологическими особенностями поведения осужденных при проведении предварительного расследования.

Для наиболее успешного расследования преступлений, совершаемых в исправительных учреждениях, необходимо знание психологии осужденных. Общеизвестно, что лишение человека свободы является фактором модификации его поведения. В условиях социальной изоляции осужденный строит свое поведение, сообразуясь с окружающей его средой, для которой характерны недоброжелательность, грубость обращения, частые межличностные конфликты, скудные бытовые условия, давление со стороны персонала, криминальная субкультура с ее тлетворным влиянием на личность.

При проведении следственных действий с участием осужденных необходимо учитывать их психическое состояние. Среди осужденных много людей, страдающих разнообразными неглубокими психическими расстройствами, которые накладывают отпечаток на процессы формирования и воспроизведения

134

показаний. Наиболее часто встречается состояние фрустрации, в которой объединяются тоска, тревога, апатия. Фрустрация у осужденных проявляется различно и обуславливает или особую активность (агрессия, капризность, аффективные комплексы), или пассивность и бездеятельность.

Практика показывает, что расследованию преступлений, совершаемых в исправительных учреждениях, сопутствует противодействие не только заинтересованных в исходе дела осужденных обвиняемых или подозреваемых, но и свидетелей, а подчас и потерпевших.

Рассматривая природу этого явления, необходимо отметить следующие его субъективные и объективные факторы.

Перед тем как попасть в места лишения свободы, осужденный общается с лицами, занимающимися расследованием его дела. В большинстве случаев опыт такого общения имеет негативный характер и надолго сохраняется в памяти человека.  Сталкиваясь вновь в местах лишения свободы со следователем, осужденный невольно воспринимает его как "чужого" и не находит с ним необходимого психологического контакта. Особую актуальность приобретает эта проблема при общении в процессе расследования с осужденными рецидивистами, которые имеют опыт поведения на допросах, знают тактику противодействия следователю.

Любое исправительное учреждение — это замкнутая асоциальная среда, в которой, несмотря на все усилия администрации, господствует криминальная субкультура со всеми ее атрибутами: агрессией, сплоченностью, жестокой борьбой за выживание, приверженностью уголовным традициям и т. д. Для лиц, находящихся в этой среде, свойственно проявление резко выраженной враждебности по отношению к общепринятым нормам, правоохранительным органам, имеющей криминальное содержание. В силу уголовных традиций любое; сотрудничество с правоохранительными органами, в том числе и органами следствия, запрещается и жестоко карается. Таким образом, криминальная субкультура является камнем преткновения на пути расследования уголовных дел в исправительных учреждениях.

Свобода передвижения осужденных ограничена охраняемой территорией исправительного учреждения, и они волей-неволей связаны определенным кругом общения в своем коллективе. Поэтому зачастую из-за опасения мести со стороны осужденных, страха за свое будущее они не могут дать правдивые пока-

135

зания. Общеизвестно, что "стукачество" в среде осужденных не   поощряется.

Характеризуя направленность личности многих осужденных,  необходимо отметить и индивидуалистическую тенденцию их  сознания, низкий уровень правосознания. Нередко осужденные  расценивают совершаемые в исправительных учреждениях преступления как события морально допустимые. Лишь совершение некоторых видов преступлений осуждаются теми или иными категориями осужденных. Индивидуализм сознания определяет довольно безразличное отношение к судьбе других осужденных.

Проблематичным является и получение показаний от осужденных по делам о преступлениях, совершенных работниками  исправительных учреждений по службе. Опасение осужденных дать правдивые показания определяется в большей степени тем, что администрация исправительного учреждения может применить к ним принудительное воздействие, установленное уголовно-исполнительным законодательством, не исключена возможность и незаконного применения насилия, психологического прессинга к осужденным.

Практика показывает, что эффективность достижения задач расследования в условиях исправительных учреждений во многом зависит от знания лицами, ведущими следствие, основ пенитенциарной психологии, изучения психики лиц, участвующих в этих делах, и выработки на основании этого тактических приемов осуществления следственных действий.

Г. М. ЛАПШИН,
начальник кафедры

юридических  дисциплин

СПб. ИППКС ФСБ России

АКТУАЛЬНОСТЬ ЧАСТНОЙ МЕТОДИКИ

РАССЛЕДОВАНИЯ НЕЗАКОННОГО ПЕРЕСЕЧЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАНИЦЫ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

  1.  В связи с распадом СССР существенно изменилась конфигурация государственной границы Российской Федерации, ее протяженность и оперативная обстановка. Изменился статус

136

сопредельных государств. Все это влечет за собой дополнительные трудности по обеспечению национальной безопасности, в  том числе по охране государственной границы.

  1.  Оперативная обстановка свидетельствует о том, что имеет место значительный рост случаев незаконного пересечения государственной границы. Практические подразделения ФПС и ФСБ не готовы в полной мере эффективно на это реагировать.
  2.  Анализ судебно-следственной практики по данной категории дел показывает, что появилось много новых моментов совершения указанных деяний. Так, одной из особенностей совершения незаконного пересечения границы в настоящее время является использование виновными лицами поддельных документов, дающих право на пересечение государственной границы в установленном порядке. Появилось много новых уловок, ухищрений, способов маскировки, версий защиты. Все это требует адекватного реагирования со стороны правоохранительных органов, учета положительного и отрицательного опыта расследования дел данной категории с целью более эффективной деятельности по охране государственной границы.
  3.  Положения частной методики расследования незаконного пересечения государственной границы должны базироваться на анализе

правовых, организационно-тактических задач расследования случаев незаконного пересечения государственной границы Российской Федерации;

следственной и судебной практики раскрытия, расследования и судебного разрешения незаконного пересечения государственной границы Российской Федерации;

статистических материалов; незаконного пересечения государственной границы Российской Федерации;

типичных следственных ситуаций, на основе которых разрабатываются:

типовые программы расследования незаконного пересечения государственной границы Российской Федерации; типичные общие и частные версии;

особенности тактики производства отдельных следственных действий;

уголовно-правовая и криминалистическая характеристика незаконного пересечения государственной границы Российской Федерации;

137

5. В ходе расследования дел данной категории должны быть установлены следующие обстоятельства: факт незаконного пересечения государственной границы РФ; место и время незаконного пересечения государственной границы РФ, маршрут движения нарушителей; способ незаконного пересечения линии границы, ухищрения и приемы маскировки; отсутствие у нарушителя требуемых документов и надлежащего разрешения, дающих право на пересечение государственной границы РФ; лицо, незаконно пересекшее (или пытавшееся пересечь) границу; умысел, цель и мотивы преступления; обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого; условия, облегчающие совершение незаконного пересечения государственной границы РФ; сопряжено ли оно с совершением других преступлений (контрабандой, шпионажем и др.).

М.Ю. ЛИР,

Преподаватель

Института переподготовки

и повышения квалификации

сотрудников ФСБ России

ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ОПРОСА

В ДОЗНАНИИ И РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В РОССИИ

Исследование исторических свидетельств, в том числе правовых документов, а также этимологический анализ предикатов "опрос", "вопрос", "допрос", "расспрос" позволяют сформулировать следующие положения.

1. В древнерусском государстве в XXV вв. деятельность по установлению и обнаружению неизвестных или скрывшихся преступников, а также по раскрытию и расследованию преступлений не была упорядочена. Каких-либо определенных методов расследования и правил розыска еще не было выработано практикой. Регулировалась практическая деятельность традициями и обычаями, закрепленными в существовавших в то время документах, отражавших нравственные нормы бытия — церковных уставах, поучениях, наставлениях. Действия, направленные на установление обстоятельств совершения преступлений, носили

138

случайный, хаотичный характер и не были оформлены в специальные мероприятия для сбора информации. Опросы не выделяются как самостоятельные поисковые меры в правоохранительной деятельности. Вместе с тем поиски преступника после обнаружения преступления начинались и непрерывно сопровождались расспросами "по обычаю и закону своему".

2. С упрочением государства укреплялось право, совершенствовалась организация всего уголовного процесса, в том числе организация розыска и изобличения преступников. В то же время в российском уголовном процессе в XVIXVIII вв. не существовало различий между оперативно-розыскной и следственной деятельностью. Розыск носил обобщенную форму судебно-розыскного разбирательства и начинался, как правило, с доноса, являвшегося основным способом первоначального сбора сведений о преступнике и преступлении и именовавшегося в документах того времени изветом или проносом.

Более подробную законодательную регламентацию получает не только общий порядок уголовного процесса, но и вопросы проведения отдельных розыскных и следственных действий. В качестве самостоятельных действий в уголовном расследовании уже выделялись обыск, выемка, арест, допрос, очные ставки и наведение справок. Раскрытие преступлений строилось следующим образом: по каждому доносу (устному заявлению) проводился розыск подозреваемых путем повального обыска, поголовного опроса на всей территории розыска, поимки — задержания, последующего обстоятельного и подробного допроса. Т. е. опрос занимал ключевое место в дознании и розыскной деятельности, но понимался в широком смысле, как получение ответов на вопросы Между опросом и допросом, спросом, вопрошением и расспросом под пыткою не существовало никаких правовых по форме и тактических по содержанию отличий. При выяснении обстоятельств произошедшего события, решении вопроса, имело ли место преступление, и взятии показаний у очевидцев, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых применялись схожие приемы, решались аналогичные задачи, а сами указанные термины, прежде всего опрос и допрос, в исторических и правовых документах того времени употребляются как синонимы.

3. К концу XVIII — началу XIX в. стало ясно, что существующая система мер розыска не обеспечивает требуемой эффективности и надежности выявления и пресечения преступ-

139

лений. В потоке малозначительных доносов не всегда удавалось выделить действительно важные сообщения. Во второй половине XIX в. под влиянием социально-политических процессов начинают происходить  коренные  изменения  в  производстве дознания и розыска. Доносы и доносительство осуждаются общественным мнением. В деятельности жандармских и полицейских органов по борьбе с государственной и общеуголовной преступностью приоритет отдается личному общению с различными категориями граждан, явившемуся предтечей двух следующих способов сбора сведений о преступнике и преступлении: агентурная работа с целенаправленно завербованными лицами и опросы населения. Личное общение полицейских чинов, наружное наблюдение и перлюстрация корреспонденции являются тремя главными оперативными источниками осведомления. После проведенных дознанием обысков и допросов арестованных сведения пополнялись вещественными доказательствами и показаниями допрошенных. Все полученные данные сопоставлялись и проверялись путем проведения дополнительных опросов и наведения справок. Таким образом воспроизводилась полная картина работы отдельных революционных деятелей и преступных организаций.

А. Н. МАТВЕЕВ,

ст. помощник военного

прокурора, начальник

следственного отдела Военной

прокуратуры Ленинградского

военного округа

РАССЛЕДОВАНИЕ ХИЩЕНИЙ ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ И БОЕПРИПАСОВ ИЗ СКЛАДОВ ВОИНСКИХ ЧАСТЕЙ И УЧРЕЖДЕНИЙ. ТИПИЧНЫЕ СЛЕДСТВЕННЫЕ СИТУАЦИИ

Среди различных видов совершаемых преступлений особый размах в последние годы получили преступления, связанные с незаконным оборотом оружия и боеприпасов. Распространенность указанных преступных деяний становится стабильным фактором ухудшения криминальной обстановки как в целом по стране, так и в отдельных регионах. Наряду с этим увеличивается и

140

количество преступлений,  совершенных с применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Статистические данные свидетельствуют, что наиболее крупным и стабильным источником поступления оружия в уголовную среду являются части российских вооруженных сил. По сведениям МВД России, более половины находящегося в нелегальном обороте оружия похищено со складов и из хранилищ частей Министерства обороны. Отчасти данное утверждение объяснимо, поскольку именно в частях и учреждениях Министерства обороны сосредоточены основные запасы оружия и боеприпасов. Вместе с тем, имевшиеся в последние годы организационные просчеты, связанные со значительным сокращением армии, ликвидацией и передислокацией воинских частей, стали определяющим фактором утраты единого и всеобъемлющего контроля за оборотом оружия в войсках. К этому необходимо добавить и резкое недофинансирование армии, отсутствие материальных средств на поддержание должного технического состояния складов и хранилищ. Часто оружие и боеприпасы хранятся в ветхих деревянных помещениях, а то и вовсе под открытым небом. Отсутствие современных технических средств охраны при недостатке личного состава, привлекаемого для несения караульной службы, делают эти объекты доступными для проникновения и совершения хищений.

По данным Главной военной прокуратуры, за последние три года в войсках резко возросло количество зарегистрированных хищений оружия и боеприпасов.

Анализ следственной практики показывает, что большинство всех хищений совершаются военнослужащими из хранилищ воинских частей и учреждений, складов артиллерийского вооружения, комнат для хранения оружия, сейфов служебных помещений.

Мотивами данного преступления выступают, как правило, корысть и желание обогатиться, а поскольку совершаются они главным образом в условиях неочевидности, данное обстоятельство, наряду с другими причинами, объясняет трудность в их раскрытии и расследовании.

Недостаточная эффективность борьбы с такими хищениями в немалой степени обусловлена отсутствием комплексного исследования закономерностей их совершения и расследования. Вместе с тем, аналогичность, типичность следственных ситуаций, составляющих содержание предмета расследования, дают

141

основания говорить о возможности в определенной ситуации программировать действия следователя.

Изучение практики расследования хищений огнестрельного   оружия и боеприпасов из хранилищ воинских частей позволяет типизировать следственные ситуации, складывающиеся на начальном этапе расследования этих преступлений. При этом значительное число объективных и субъективных факторов, влияющих на условия процесса расследования, образует неисчерпаемое    количество вариантов следственных ситуаций, каждая из которых   чем-то обязательно отличается от других, поэтому термин "типичная следственная ситуация" носит условный характер, а в интересах практики типизировать следственные ситуации можно лишь по их информационному компоненту.

Главная цель изучения следственных ситуаций — формирование модели преступления и создание на основе такой модели; систем типичных версий, формулирование задач, требующих первоочередного  решения,   составление  типичных  программ    расследования.

В зависимости от совокупности фактических данных, имеющихся в первичных материалах и характеризующих такой компонент информационного содержания следственной ситуации, как осведомленность следователя об обстоятельствах совершения преступления и о лице, его совершившем, можно выделить пять типичных следственных ситуаций, складывающихся на начальном этапе расследования хищений огнестрельного оружия и боеприпасов безотносительно к видам хранилищ.

Первая типичная следственная ситуация:

 известны некоторые обстоятельства хищения (время, место, способ проникновения и выноса предметов вооружения),    полностью или частично вид, система и количество похищенных оружия и боеприпасов; нет сведений о преступнике, мотивах и целях совершения преступления, местах хранения (сокрытия) похищенных предметов вооружения и распоряжении ими преступников.

Первоочередные тактические задачи, которые необходимо решить в данной следственной ситуации, следующие:

установление преступника (преступников), мотивов и целей совершения преступления;

установление  места хранения похищенных  предметов  вооружения;

142

установление  способа  распоряжения  преступником  похищенными предметами вооружения. Вторая типичная следственная ситуация:

нет сведений о преступнике, мотивах и целях совершения преступления, времени и способах совершения хищения, местах хранения и способах распоряжения похищенными оружием и боеприпасами. Имеются сведения (полные или частичные) о количестве, виде и системе похищенных предметов вооружения, месте хищения.

Помимо задач, указанных по предыдущей следственной ситуации, следователю необходимо решить следующие:

установить время совершения хищения;

установить способ проникновения в хранилище и выноса похищенных предметов вооружения;

установить точное количество похищенных предметов вооружения.

Третья типичная следственная ситуация:

имеются сведения о преступнике (преступниках), некоторых обстоятельствах совершения преступления (месте, времени, способе проникновения и изъятия), виде, системе и количестве похищенных предметов вооружения; отсутствуют сведения о местах хранения (сокрытия) похищенных оружия и боеприпасов и о распоряжении ими.

Такая ситуация складывается, в первую очередь, при расследовании преступлений, по которым похищенные предметы вооружения обнаруживали в ходе поисковых мероприятий на территории части, организовывавшихся и проводившихся командованием, или подбрасывались преступниками в результате порожденного в них чувства неотвратимости разоблачения. В таких случаях в исходной информации, поступавшей в военную прокуратуру, сообщались сведения о том, где было обнаружено оружие, как им распорядился преступник.

Хищения, расследование которых начинаюсь с установления военнослужащих или других лиц, незаконно хранивших, а не похищавших, оружие и боеприпасы, нетипично для преступлений исследуемого вида.

Четвертая типичная следственная ситуации:

известны места хранения (сокрытия) похищенных оружия и боеприпасов или способ распоряжения ими преступником (либо то и другие), частично вид, система и количество этих предметов вооружения; нет сведений о преступнике (преступ-

143

никах) и обстоятельствах преступления (месте, времени, способе проникновения).

Хотя, на первый взгляд, задачи, стоящие перед следователем в третей и четвертой ситуациях не менее сложны, чем в предыдущих (установление преступника и обстоятельств совершения преступления), тем не менее эти ситуации представляются более благоприятными. Связано это с тем, что знание мест сокрытия похищенных оружия и боеприпасов, точного количества похищенного, того, как им распорядился преступник, уже само по себе дает широкие возможности по установлению преступника и обстоятельств преступления.

Пятая типичная следственная ситуация:

имеются сведения о преступнике (преступниках), способе проникновения на объект и изъятия похищенных оружия и боеприпасов, а также полная или частичная информация о виде и системе похищенного, местах его хранения (сокрытия) и о распоряжении преступником (преступниками) этими предметами вооружения, т. е. налицо полная информация о наиболее значимых для раскрытия обстоятельствах, подлежащих доказыванию.

На практике для этой ситуации характерны сообщения обо всех вышеперечисленных обстоятельствах свидетелями-очевидцами, явки с повинной, задержания на месте преступления. Перед следователем возникает задача доказывания обстоятельств преступления и участия в нем конкретных лиц.

Сложным является расследование, если на: начальном этапе складывается первая или вторая следственная ситуация, поскольку не имеется сведений, наиболее важных для раскрытия данных хищений.

Поэтому для формулирования достаточно точной рекомендации о времени проверки версий с учетом степени их состоятельности недостаточно оперировать лишь такими понятиями, как одновременность и параллельность. Необходимо еще одно операционное понятие — интенсивность проверки версий, так как от этого зависит положительный результат расследования преступлений.

Расследуя одновременно до десятка уголовных дел, следователи военной прокуратуры вынуждены затрачивать много сил и времени на поиски решений следственных ситуаций, имеющих типовое значение и неоднократные прецеденты в практике. Поэтому они нуждаются в четких руководствах к действию, осо-

144

бенно в неблагоприятных следственных ситуациях, отличающихся информационным и временным дефицитом, противодействием со стороны заинтересованных лиц, их попытками ввести следствие в заблуждение, направить его по ложному пути. Такие руководства и требуются от криминалистической науки, опирающейся на широкое изучение, обобщение, типизацию следственной практики.

Именно поэтому научно обоснованную информацию о типичных и атипичных особенностях хищений огнестрельного оружия и боеприпасов из хранилищ воинских частей аккумулируют типичные следственные ситуации, а наиболее приемлемыми для следователя источником сведений о возможных версиях по делу являются системы типичных версий, ранжированные по степени их вероятности. Следственная ситуация — это важное основание для формулирования задач и принятия решений. Она определяется суммой криминалистической информации о реальной обстановке, имеющейся в распоряжении следователя. Значит, усилия необходимо сосредотачивать на увеличении количества криминалистической информации, поступающей к следователю из внешней среды. Поэтому главное средство для трансформации следственной ситуации из неблагоприятной в благоприятную — поисковая детальность.

Н.В. ПОТЛАЧУК,

соискатель СПб. ЮИГПРФ

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ МЫШЛЕНИЕ СУДЬИ

Основной задачей суда является вынесение справедливого приговора по делу на основании глубокого и всестороннего исследования доказательств в соответствии с действующим законодательством (ст. 301 УПК РСФСР). Уголовно-процессуальным законом дается регламентация общих принципов уголовного судопроизводства, отдельных судебных действий и порядка судебного разбирательства. Значение каждого доказательства судья устанавливает самостоятельно. То есть выбор средств и способов решения задачи осуществляется на основе правовой регламентации и творческого начала.

Творческий элемент мышления обусловлен отсутствием готовых рецептов, необходимостью отыскивать новые пути реше-

145

ния, многочисленностью, разнохарактерностью и сложностью решаемых задач.

Творческое мышление обеспечивается теоретической подготовкой (широкая осведомленность в возможных вариантах решения, знание принципиальных схем решения и т. д.) и опытом судебной деятельности (при этом необходимо помнить, что период адаптации к профессии у судьи должен быть минимальным, так как с первых дней работы судья несет огромную ответственность за каждое; свое решение).

Как и всякое познание, исследование обстоятельств уголовного дела протекает по законам познания, с соблюдением логических правил и способов раскрытия истины. Мыслительная деятельность судьи начинается с ознакомления с фактическим материалом, фигурирующим в качестве доказательств, при передаче дела в суд. Весь этот первичный материал должен быть подвергнут тщательному изучению с целью выявления особенного в каждом факте, установления связей между отдельными фактами, а также связей между каждым из них и событием преступления.

Эту задачу легкой не назовешь, так как успешное решение ее, помимо овладения техникой, тактикой и методикой работы, предполагает также овладение искусством логического анализа, умением оперировать понятиями.

Как и во всяком познании, здесь применяются самые различные логические средства исследования:

такие приемы и методы, как анализ, синтез, обобщение;

различные виды умозаключений: аналогия, индукция, дедукция;

такой сложный прием причинных связей, как гипотеза, и др.

В логике имеются четыре основных закона, в соответствии с которыми должна строиться мысль или целое рассуждение. Это закон тождества, закон непротиворечия, закон исключенного третьего, закон достаточного основания. Отступление от этих законов мышления приводит к путанным, противоречивым рассуждениям и логическим ошибкам.

В ходе судебного исследования судья должен заново проверить все доказательства, добытые в ходе предварительного рас-

146

следования. Для этого в структуре мышления судьи должны  обязательно присутствовать и постоянно совершенствоваться такие компоненты, как теоретический анализ (смысл его заключается в том, "чтобы выявить существенные, необходимые связи, основанные на реальных зависимостях"), рефлексия (имитация рассуждений, хода мыслей другого лица, способность видеть самого себя как бы со стороны, анализировать свои действия), содержательное планирование ("мысленное экспериментирование или внутренний план действий выражается в способности человека во внутреннем плане, мысленно производить поиск, построение системы возможных действий"). Также необходим высокий уровень универсальных качеств, которые обеспечивают познавательную деятельность в других областях (эрудиция, ответственность, находчивость, самостоятельность, гибкость мыслительного процесса, память, внимание,  наблюдательность и т. д.).

Необходимо также учитывать особенности и специфику работы судьи, экстремальные условия, в которых судья должен выносить решения, а именно: разнообразие и сложность обстановки, дефицит времени, высокая ответственность за каждое решение, необходимость учета противоборствующих сторон, коллегиальность, публичность и т. д. Все это говорит о том, что деятельность судьи — это, прежде всего, сложная интеллектуальная трудовая деятельность. Развитое творческое, логическое мышление не только позволяет решать профессиональные задачи, но и предупреждает появление профессиональной деформации.

Однако, по данным Н. В. Радутной, опрос судей и экспертов показал, что на вопрос о профессионально важных качествах в работе судьи явное предпочтение отдается морально-волевой и эмоциональной сферам. Интеллектуальным же качествам отводится более скромное место. Подобный результат показало исследование Ю. М. Грошевого. На вопрос о профессионально необходимых свойствах личности убежденность, высокую нравственность, человечность, честность, уважение к закону выделили 90,1% опрошенных, беспристрастность, объективную

147

справедливость — 83,5%, житейский опыт — 46,2%, трудолюбие — 33,6%, любовь к профессии — 18,7%.

Почему же опросы дают такие результаты? По мнению Н. В. Радутной, во-первых, критерием для подбора кадров служат в основном морально-волевые качества; во-вторых, данные опроса свидетельствуют об уровне самооценки судей. "Морально-волевые качества более интеллектуальные, и признание несовершенства первых связано с меньшим ущербом для самосознания, чем несовершенство вторых; в-третьих, особенность ориентации судей на воспитание качеств, связанных с волевой сферой. Я хотела бы к этому добавить, что система обучения уделяет недостаточное внимание развитию компонентов мышления, о которых говорилось выше. Имеется в виду не теоретическая подготовка (знание законов, навыки по их применению...), а тренировка мыслительных процессов. Компонентов творческого и логического мышления, рефлексии и т. д."

С опытом работы эти качества приобретаются, развиваются. Это доказывает исследование 1989 г., проведенное Управлением по работе с кадрами Министерства юстиции РФ. Наиболее эффективный стиль работы судьи — конструктивный — свойственен высоко профессиональным судьям со стажем работы 15—20 лет1.

"Сложная интеллектуальная трудовая деятельность, отличающаяся рядом специфических особенностей и предъявляющая к личности деятеля комплекс разнообразных требований, исследована в нестоящее время недостаточно. И это сказывается на решении практических вопросов е; области повышения эффективности и качества труда ... Весьма актуальной является разработка психологических проблем повышения эффективности деятельности.."2. И одним из наиболее важных направлений должно быть повышение эффективности мышления. Необходимо подчеркнуть, что без активного воздействия человека на свой интеллект не может осуществляться целенаправленное интеллектуальное и профессиональное развитие личности.

1Кузнецова Н, В. А судьи кто? // Государство и право. 1994. № 8, 9.

2Васильев В. Л. Юридическая психология. СПб., 2000. С. 195.

148

Д. В. ПРИСТАНСКОВ,
прокурор отдела по надзору
за законностью судебных
постановлений
по гражданским делам
Прокуратуры Ленинградской
области

СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА КАЧЕСТВА МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ: ЗНАЧЕНИЕ И ОЦЕНКА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

В соответствии со ст. 49 ГПК РСФСР предметом доказывания по гражданскому делу являются обстоятельства, обосновывающие требования и возражения сторон, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Правильное определение предмета доказывания по гражданским делам о возмещении вреда, причиненного гражданину в результате оказания ему ненадлежащей медицинской помощи (МП), имеет важное практическое значение.

Среди средств доказывания, известных гражданскому судопроизводству, по делам рассматриваемой категории важное место занимает судебно-медицинская экспертиза качества медицинской помощи (СМЭКМП). Трудности проведения СМЭКМП заключаются в сложности ретроспективной оценки состояния здоровья пациента, определения симптомов заболевания и оценки индивидуальной реакции больного организма на проводимое лечение, его своевременность, полноту и эффективность.

В ходе производства по гражданским делам о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина в процессе оказания МП, следует установить:

  1.  вид и характер заболевания, в связи с которым истец обратился в медицинское учреждение;
  2.  правильно и своевременно ли диагностировано имевшееся у пациента-истца заболевание или повреждение; какие методы диагностического исследования применялись;
  3.  наличие (отсутствие) нарушений правил оказания МП: правильно, своевременно, полно, достаточно и эффективно ли проводилось лечение больного;

149

4) были ли соблюдены при оказании медицинской помощи права пациента, установленные Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан;

  1.  наличие   неблагоприятных   последствий,   обусловленных ненадлежащим оказанием МП; в чем заключаются выявленные недостатки в обследовании, диагностике и лечении; имелась ли возможность предотвратить неблагоприятные последствия;
  2.  наличие причинной связи между неблагоприятными последствиями и действиями (бездействиями) медицинского работника.

В случае, если истец (лицо, в интересах которого предъявлен иск) ставит вопрос о компенсации морального вреда, следует установить наличие и характер нравственных или физических страданий.

Это общий и примерный перечень вопросов, подлежащих установлению по любому гражданскому делу данной категории.

Одним из важнейших признаков СМЭ, как и любой другой экспертизы, является процесс исследования. А. В. Дулов (1959 г.), определяя сущность судебной экспертизы, отмечает, что экспертиза "не допускает существования заключения эксперта, которое не является результатом исследования определенных фактических обстоятельств того конкретного дела, по которому назначена эта экспертиза".

Таким образом, процесс исследования обстоятельств оказания МП представляет собой основной этап проведения судебно-медицинской экспертизы, и именно методике проведения конкретного исследования следует уделять особое внимание при оценке выводов экспертов.

Особенность оценки заключения экспертов состоит в том, что суду, прокурору (в случае его участия в разбирательстве дела или при проверке материалов дела в кассационном или надзорном порядке), другим лицам, участвующим в деле, приходится анализировать акт судебно-медицинской экспертизы, проведенной специалистами, выступающими в качестве экспертов, которые используют в процессе исследования специальные познания и на их основе делают соответствующие выводы. Так как эксперты дают заключение в соответствии со своими специальными познаниями в области медицины, оценка экспертного заключения требует особой подготовки суда, прокурора и других участвующих в деле лиц, выступающих субъектами исследования доказательств по делу. Суду в соответствии со ст. 56

150

ГПК РСФСР нужно оценить собранные доказательства по внутреннему убеждению, основанному на беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении имеющихся в деле доказательств в их совокупности. Следует помнить, что никакое доказательство не имеет для суда заранее установленной силы. Данное положение распространяется и на судебно-медицинское экспертное заключение о качестве медицинской помощи, которое в большинстве случаев принимается судом как единственное достоверное доказательство, закладываемое в основу судебного решения. Заключение эксперта, как и любое другое доказательство по делу, требует критического отношения суда и прокурора, так как заключение судебно-медицинской экспертизы не является особым средством доказывания в гражданском судопроизводстве, а представляет собой самостоятельное средство доказывания фактических обстоятельств. Это положение сформулировано в ст. 78 ГПК РСФСР, согласно которой заключение эксперта для суда не, обязательно и оценивается судом по правилам, установленным в ст. 56 Кодекса. Таким образом, судье и прокурору следует с особой тщательностью готовиться к судебному разбирательству во избежание непонимания сущности рассматриваемых явлений.

Как следует поступить суду в случае, если истцом, ответчиком или третьими лицами по делу были представлены заключения либо особые мнения специалистов по вопросам оценки обстоятельств оказания медицинской помощи, состояния здоровья пациента, причин возникших неблагоприятных последствий? Достаточно ли представленных документов для суждения о происшедшем, правовой оценки данных обстоятельств и вынесения справедливого решения? Следует ли судье назначать судебно-медицинскую экспертизу при наличии у него медицинского образования и определенного опыта в прошлом (т. е., с некоторой оговоркой;, специальных познаний), достаточных для оценки МП, качество которой оспаривается истцом? На наш взгляд, даже в случае наличия у судьи специальных познаний в области медицины назначение судебно-медицинской экспертизы является обязательным. Также различные заключения специалистов, представленные в суд сторонами или третьими лицами по делу, не могут служить доказательствами наличия или отсутствия обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, и иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Статья 54 ГПК РСФСР устана-

151

вливает важное правило допустимости доказательств, согласно которому обстоятельства дела, которые по закону должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими средствами доказывания. Данное положение означает, что если при рассмотрении гражданского дела возникнут вопросы, требующие специальных познаний (в нашем случае — в области медицины), суд должен назначить судебно-медицинскую экспертизу качества МП. Решение суда, вынесенное на основе представленных заключений специалистов без проведения экспертизы, подлежит отмене в силу п. 2 ч. 1 ст. 306 ГПК РСФСР — недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд считает установленными.

Так, истица У. обратилась в федеральный районный суд с иском к ответчику, указав, что ее дочь поступила в клиническую больницу с диагнозом "ревматоидный артрит с поражением сердца и почек", для уточнения диагноза больной была проведена операция — диагностическая нефробиопсия, которая, по мнению истицы, была сделана некачественно. В течение полутора месяцев, в которые дочь истицы находилась на лечении в клинической больнице, ей было сделано четыре операции. По истечении двух месяцев после поступления в клинику больная умерла. Истица считает, что смерть наступила в результате непрофессионализма и безответственности врачей. Решением суда исковые требований истицы в части возмещения затрат на приобретение лекарственных препаратов били удовлетворены, в компенсации морального вреда было отказано. В обоснование своего решения суд сослался только на объяснения представителя ответчика — специалиста-нефролога, который лично выполнял операцию нефробиопсии. В ходе судебного заседания он пояснил, что операция была выполнена качественно, по абсолютным медицинским показаниям, с согласия больной.

На судебное решение прокурором района был принесен кассационный протест, в котором указывалось на необходимость отмены решения суда по п. 2 ч. 1 ст. 306 ГПК РСФСР и назначения судебно-медицинской экспертизы.

В протесте отмечалось, что в суде не были исследованы вопросы, требующие специальных познаний:

о необходимости проведения диагностической нефробиопсии для дальнейшего лечения больной;

152

являлось ли противопоказанием к выполнению биопсии нарушение гемостаза у больной;

имелась ли возможность выявить нарушение гемостаза у больной при проведении в полном объеме диагностического обследования в соответствии с установленными правилами подготовки больных к проведению нефробиопсии;

о наличии причинно-следственной связи между допущенными нарушениями предоперационной подготовки больной к нефробиопсии и наступившим неблагоприятным исходом оказанной медицинской помощи — смертью больной;

почему не был установлен точный нефрологический диагноз больной, несмотря на взятую биопсию и удаленную почку. По материалам дела врачи располагали необходимым клиническим материалом (биопсией, удаленным органом — почкой) для проведения морфологических и других исследований и постановки точного морфологического диагноза.

Определением судебной коллегии по гражданским делам городского суда решение районного суда было отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

Таким образом, неназначение судом судебно-медицинской экспертизы для разрешения вопросов, требующих специальных познаний, или ненадлежащая оценка экспертного заключения судом, а в необходимых случаях и прокурором свидетельствуют об отсутствии полного и: всестороннего исследования обстоятельств дела и ставят под сомнение обоснованность принятого судом решения.

А. А. РОЖИН,

ст. помощник прокурора

Ненецкого автономного округа

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

КОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ НЕЗАКОННОГО ПОЛУЧЕНИЯ БАНКОВСКИХ КРЕДИТОВ, ИХ ПРЕСТУПНОГО НЕВОЗВРАТА, А ТАКЖЕ СОПУТСТВУЮЩИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

К уголовно-правовым нормам, устанавливающим ответственность за посягательства на кредитные ресурсы банка, исходя из

153

приоритета защиты интересов жертв преступлений следует отнести нормы статей 173, 176, 177, 195, 196, 197 УК РФ.

Объективная сторона преступлений, предусмотренных этими статьями,— единый процесс, каждая его часть подчиняется общим закономерностям, т. е. это такое отношение между явлениями, при котором одно или несколько взаимосвязанных явлений (причина) порождает другое (следствие). В частности, ущерб, нанесенный кредитору при незаконном получении кредита, может быть в одно и то же время и последствием действий субъекта — виновного лица, представляющего организацию-заемщика, и последствием иных преступлений в сфере кредитования, предусмотренных ст.ст. 177, 195, 196, 197 УК РФ.

Предметом доказывания при расследовании этих преступлений является комплекс (совокупность) наиболее общих обстоятельств, отражающих существенные стороны и свойства общественно опасного деяния, подлежащих установлению при проведении доследственной проверки и процессуальными средствами в ходе следствия.

Несмотря на разноплановость рассматриваемых преступлений и различную их правовую оценку, методика проведения проверки и расследования по таким делам имеет много общего: изучение характера и особенностей деятельности организации-заемщика, ее партнеров, поручителей, гаранта, залогодателя, контрагентов, особо доверенных организаций; их структуры, системы документооборота; нормативных требований и инструктивных указаний, регулирующих как предпринимательскую деятельность в целом, так и выполнение и документальное оформление конкретных работ, банковских и кредитно-финансовых операций, с использованием которых совершено преступление. Для уяснения содержания уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за данные преступления, необходимо также обращаться к гражданскому законодательству, регулирующему отношения, которые названные нормы охраняют. Наиболее распространенный способ совершения данных преступлений — обман или злоупотребление доверием. Участниками таких преступлений являются руководители или собственники коммерческих организаций.

Используются одни и те же методы, средства и приемы для установления, раскрытия и расследования этих преступлений: в

154

ходе криминалистического анализа — метод исследования (сочетающийся с синтезом и другими логическими приемами) объектов предпринимательской деятельности (документальных, вещественных и личностных носителей информации) организаций, оказавшихся в орбите доследственной проверки. При расследовании учитывается, что любое преступление неизбежно и  закономерно вызывает изменения в учетно-экономических показателях, т. е. криминалистические признаки— следы исследуемой группы преступлений. При этом они либо воспроизводят типичную картину преступления, либо свидетельствуют об отклонениях от нормального хозяйственного процесса.

Например, оценивая фактические обстоятельства, изложенные в документальных носителях информации, прокурор (следователь) сопоставляет их с перечнем обстоятельств, подлежащих установлению: какая информация о каждом из них имеется, достаточна; ли она для установления этих обстоятельств, какой информации нет, почему.

Для выявления криминалистических признаков — следов незаконного получения, преступного невозврата кредитов — подлежат анализу документы, свидетельствующие о создании указанных организаций, их регистрации, постановке на все виды учета, о получении необходимых разрешений и лицензий, финансовом состоянии, совершении банковских и кредитно-финансовых операций, выполнении конкретных работ (оказании услуг), т. е. технико-экономическое обоснование получения кредита, баланс, приложения к нему: отчет формы № 2, № 5, сведения о банковских счетах и выписки из них, кассовые документы, договоры и др.

Производится систематизация исходной информации и интеграция (слияние) ее с данными видовой КХП (формирование, выдвижение версий). О незаконном получении кредита может свидетельствовать представление ложных сведений: а) о хозяйственном положении организации (неверные данные об учредителях, руководителях и другие нарушения в учредительных документах; фиктивная банковская гарантия; сфальсифицированные документы, подтверждающие правоспособность поручителя; иные документы, свидетельствующие о представлении в банк неверных сведений об обеспечении кредита); б) о финансовом положении организации-заемщика (сфальси-фицирован-

155

ные баланс, отчет форм № 2); в) о дебиторской и кредиторской задолженности; г) о незаконном получении государственного целевого кредита (существенные нарушения процедуры выделения: подложные документы об обосновании кредитного запроса, в обход конкурсной комиссии). Аналогичная работа ведется относительно признаков, свидетельствующих о незаконном невозврате кредита. Такими признаками могут быть: искажение финансовых показателей деятельности организации-заемщика; нарушение нормативов ликвидности (мобильности активов организации), обеспечивающих фактическую способность оплачивать все денежные обязательства; безвозмездная передача имущества этой организации лицам (в том числе юридическим), с которыми она имеет особые отношения, перечисление им денежных средств; заключение договоров с невыполнимыми, "кабальными" условиями.

Затем идет обоснование альтернатив и выбор методических, тактических решений и технических средств в расследовании анализируемой группы преступлений (планирование и разработка версий); исследование места производства работ — совершения производственно-хозяйственных операций; выемка необходимых документов; назначение судебно-криминалистических, бухгалтерских и иных экспертиз; допрос работников организации-заемщика, руководителей и собственников, партнеров по коммерческой деятельности, контрагентов, поручителей; проведение необходимого оперативного сопровождения по уголовному делу.

С учетом следственной ситуации — обстановки, сложившейся по делу на определенном этапе расследования, а также изменяющихся частных задач расследования производится вновь криминалистический анализ полученных источников доказательств, намечаются проверочные действия и мероприятия. Это позволяет окончательно отработать уже одну версию, а затем и закончить следствие, т. е. провести его всесторонне, полно и объективно, когда исчерпаны все возможности использования источников доказательств, и при этом процессуальными средствами установлены все обстоятельства, подлежащие доказыванию по исследуемой группе преступлений — исходя из чего составляется обвинительное заключение.

156

В. В. РОМАНОВ,

ст. преподаватель

СПб. ЮИГПРФ

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ В СИСТЕМЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ОТБОРА

Современные социальные, экономические и политические условия предъявляют высокие требования к правоохранительным органам в целом и органам прокуратуры в частности. В условиях демократизации общества все большее значение приобретает соблюдение гражданских прав и свобод. Цели, поставленные перед органами прокуратуры (защита интересов государства, надзор за исполнением законов и борьба с преступностью и г. д.), должны достигаться без ущемления прав граждан.

Проблема соотношения целей и средств их достижения актуальна для правоохранительных органов. Ее решение невозможно без учета интересов всех граждан, в том числе и совершающих правонарушения. Процессы гуманизации общества не могут не затронуть деятельность правоохранительных органов.

Решить поставленные задачи и получить результат, ожидаемый в обществе, могут только люди гуманистической направленности, способные адекватно отвечать на агрессивные и противоправные действия и соблюдать при этом права как жертв преступлений, так и преступников, не допускать "беспредел" и унижение кого бы то ни было. Гуманизация деятельности правоохранительных органов невозможна только методами административного, дисциплинарного контроля и созданием новых правовых механизмов защиты прав граждан. В то же время сотрудники правоохранительных органов призваны отстаивать интересы государства и должны проявлять настойчивость в расследовании преступлений и непримиримость к нарушителям закона. Решение практических задач в таких противоречивых условиях представляет собой большую сложность.

Соблюдение не только духа, но и буквы закона возможно лишь тогда, когда есть внутреннее стремление принимать справедливые решения.

Такое внутреннее стремление определяется мировоззрением человека, системой его внутренних ценностей, направленностью

157

его личности. Таким образом, в современных условиях направленность личности приобретает значение профессионально важного качества.

Такой вывод приводит нас к необходимости учитывать в процессе проведения профессионального психологического отбора мотивы выбора профессии и профессиональную направленность личности.

Профессиональная направленность личности проявляется в особом интересе к профессии и всему, что с ней связано. Молодые люди  выбирающие  профессию  юриста среди своих увлечений часто называют интерес к истории, литературе и другим гуманитарным предметам. В числе стремлений молодые люди называют желание оказывать помощь людям, стремление к справедливости, желание бороться с преступностью. Некоторые молодые люди высказывают интерес к конкретной
профессиональной деятельности (следователя, адвоката, прокурора), имея в виду какой-то образ выигранной профессии. Происходит своеобразная "примерка" профессии к личности. О важности такой  примерки указывают некоторые ученые (В. Д. Шадриков, 1994г.), говоря, что такая первичная идентификация с профессией способствует ее более успешному освоению.

Профессиональная направленность в таком ее понимании определяет силу, устойчивость мотивации овладения профессией. Множество исследований основано на таком понимании  данного явления и посвящено изучению влияния профессиональной направленности на успешность овладения профессией.    Существует  другой   аспект  профессиональной  направленности,  который определяет качество исполнения профессиональных  обязанностей.   Профессиональная  направленность  в  таком ее понимании определяется жизненными целями, потребностями личности, ценностями и мировоззрением человека в  целом.

В отношении юридической профессии содержание мотивации имеет большее значение, чем ее устойчивость и сила.

Попытка дать качественную оценку  профессиональной направленности сделана В. Л. Васильевым. Он предложил классификацию мотивов профессиональной деятельности, включаю-

158

щую в себя адекватный, ситуативный, конформистский, компенсаторный и криминальный типы.

Очевидно, что при проведении профессионального психологического отбора важное значение необходимо уделять не только оценке силы мотивации, но и ее качественной оценке.

В. П. СМИРНОВ,

ст. преподаватель

СПб.ЮИГПРФ

МЕТОД ЦВЕТОВЫХ МЕТАФОР В ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ КОНСУЛЬТИРОВАНИИ РАБОТНИКОВ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

Кафедра правовой психологии нашего института с момента своего создания осуществляет масштабное психологическое консультирование слушателей—работников правоохранительных органов в форме диагностики их личностных свойств и профессионально значимых качеств. Используемые при этом методы позволяют эффективно проанализировать структуру, внутренние ресурсы и потенциал личности, определить направление и сформулировать задачи ее развития, но не всегда предоставляют возможность рассмотреть личность в системе межличностных, профессиональных отношений, раскрыть ее "содержание". Расширить спектр методов и преодолеть указанные ограничения поможет, на наш взгляд, "метод цветовых метафор", разработанный И. Л. Соломиным1.

При проведении этого теста испытуемому предлагается список понятий, охватывающий различные стороны профессиональной деятельности и социального окружения личности, ценности и эмоциональные переживания, а также периоды времени. Задача испытуемого — обозначить каждое понятие одним из восьми цветов (из набора теста Люшера), после чего распределить цвета по степени привлекательности. Исходными предпосылками для анализа результатов служат предположения, что отношение к понятию, обозначенному привлекательным цветом, будет скорее всего позитивным, а отношение к понятию,

1См.: Психологическая газета. 2000. № 3; 2001. № 2.

159

обозначенному непривлекательным цветом, скорее всего окажется негативным и что в обозначенных одним цветом понятиях для испытуемого может быть заключено нечто общее. Данные предпосылки открывают широкие возможности для интерпретации результатов. Представляя личность в многообразии ее отношений к окружающему миру и самой себе, методика открывает возможности исследования истоков и направленности активности человека, анализа его базовых потребностей и степени их удовлетворения, выявления актуальных мотивов и побудителей повседневной жизнедеятельности. Построение методики позволяет сформулировать и предпринять поиск ответов на ряд важнейших для человека вопросов: что является главным для него в жизни? в какой мере он удовлетворен своей жизнью, тем, чем ему приходиться заниматься? что он ждет от будущего и какие строит планы? как он относится к своей профессии, к своей работе? в какой мере совпадают его представления о себе с его настоящим положением, социальным статусом? какое место в его жизни занимает семья? каковы источники его стрессовых переживаний, чего он стремится избегать? каково содержание его конфликтов, проблем и каковы; возможные пути их разрешения? и т. п. Поиск ответов на эти и другие вопросы возможен и предпочтителен в диалоге психолога и испытуемого, когда именно взаимное обсуждение результатов подводит человека к пониманию своих затаенных и (или) игнорируемых проблем, ставит его перед необходимостью пересмотреть свое отношение к той или иной стороне своей жизни. Особенность методики состоит в том, что получаемые с ее помощью результаты нельзя рассматривать как окончательные или экспертные, они важны как часть консультативной работы.

Опыт применения метода цветовых метафор в нашей работе показывает, что метод обладает рядом преимуществ, а это делает его весьма привлекательным и в работе по психологическому сопровождению работников правоохранительных органов. Во-первых, список понятий теста можно варьировать, нацеливая методику как на определенные цели консультирования (например, анализ отношения к своей работе), гак и на определенный контингент испытуемых (например, женщины-прокуроры, поддерживающие государственное обвинение). Во-вторых, использование цветовых стимулов позволяет если не преодолевать, то хотя бы снижать профессионально обусловленные проявления

160

психологической защиты, поскольку в цветовых ассоциациях легко вычленить осознаваемые и неосознаваемые компоненты, что в свою очередь, дает дополнительный материал для анализа тех отношений, которые прочно контролируются сознанием. В-третьих, простая и очевидная процедура выполнения методики способна с обезоруживающей ясностью открыть перед испытуемым картину его отношений, которую трудно проигнорировать, сославшись на несовершенство и ошибочность метода, и зародить импульс к самоанализу и самокоррекции личности. Нельзя также не отметить возможности применения методики в группе лиц, ее компьютеризации, использования ее в качестве скриннингого метода выявления лиц, относящихся к группе риска, психологические проблемы которых целесообразно решать с участием специалиста.

В. А. СОБИНОВ,

ст. преподаватель

СПб.ЮИГПРФ

ОСОБЕННОСТИ МЕТОДИКИ ПРЕПОДАВАНИЯ ВОЕННОЙ ПОДГОТОВКИ В СПб. ЮИ ГП РФ

В пункте 3 ст. 45 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" сказано: "Прокуроры и следователи имеют право на постоянное ношение и хранение предназначенного для личной защиты боевого ручного стрелкового оружия (пистолеты, револьверы) и специальных средств, а также на применение их в порядке, установленном Законом РСФСР "О милиции". Типы и модели указанного оружия и порядок его приобретения органами прокуратуры устанавливаются Правительством Российской Федерации." Приказом Генерального прокурора РФ от 11.08.99 г. № 56 определено: "1.3 Оружие прокурорам и следователям выдается в; случаях, когда выполнение ими профессиональных обязанностей сопряжено с опасностью нападения или причинения вреда жизни и здоровью для них самих, членам их семей и, как правило, на период существования угрозы нападения либо причинения им вреда. Решение о выдаче оружия прокурорам и следователям принимается с учетом характера служебной деятельности и конкретной ситуации, их личной дисци-

161

плинированности, состояния здоровья и только после сдачи зачетов по устройству пистолета (револьвера), знаний мер безопасности, правил ношения, хранения и применения, навыкам общения с ним".

Преподавание дисциплины "Военная подготовка" на прокурорско-следственном  факультете Института нацелено  на то, чтобы будущие сотрудники органов прокуратуры могли грамотно использовать возможности личного боевого огнестрельного оружия, знали его устройство и правила эксплуатации, а также правила безопасного обращения с оружием, боеприпасами и взрывчатыми веществами, умели обучить стрельбе других. В результате изучения дисциплины студенты должны знать: материальную часть стрелкового оружия, его боевые возможности, правила хранения, сбережения и эксплуатации;

классификацию стрелкового оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, специальные средства и меры безопасности при обращении с ними;

основы, приемы и правила стрельбы из личного оружия; порядок и способы применения огнестрельного оружия, специальных средств и физической силы.

Методика проведения занятий по военной подготовке имеет особенности, вытекающие из целевой установки учебной программы курса, времени, отведенного на изучение дисциплины, учебно-материальной базы, состава, возраста и психологического состояния обучаемых, а также анализа случаев применения и использования огнестрельного оружия сотрудниками прокуратуры и органов внутренних дел.

При проведении занятий основное внимание уделяется выработке устойчивых навыков стрельбы из индивидуального боевого ручного огнестрельного оружия, а также психологической подготовке для действий в экстремальных ситуациях. Это позволит, находясь на практической работе в органах прокуратуры, получить разрешение на ношение оружия и при необходимости уверенно его применять.

Основой успешного обучения начинающих стрелков является правильная методика проведения учебно-тренировочных занятий. На первом занятии обучающиеся знакомятся с основами техники стрельбы из пистолета, изучают ее отдельные элементы, а на последующих занятиях с учетом приобретенных знаний и умений отрабатывают и совершенствуют приемы

162

стрельбы на более качественном уровне. В процессе обучения технике стрельбы можно выделить несколько этапов. Первый этап включает в себя: изготовку для стрельбы, способы удержания оружия (хват), управление дыханием во время стрельбы, совмещение прицельных приспособлений, наведение и удержание оружия в районе прицеливания — управление спуском отдельно без прицеливания, управление спуском одновременно с прицеливанием. На втором этапе совершенствуются ранее полученные умения и навыки и изучается техника выполнения прицельного выстрела в целом. На третьем этапе совершенствуется техника стрельбы из пистолета с целью формирования готовности применения оружия в условиях огневого противоборства. Основное внимание при этом уделяется тренировке в стрельбе, имеющий терминологию "рефлекторная стрельба", стрельба "навскидку", "в упор", где главное — быстро извлечь оружие и мгновенно произвести выстрел.

Особенности подготовки стрелка строятся с учетом стандартных экстремальных ситуаций, при которых действия выполняются на фоне повышенного психологического стресса и решение о применении оружия может приниматься активно осмысленно или импульсивно.

Анализ практики применения оружия позволяет сделать вывод: эффективность применения оружия зависит от уровня подготовленности, следовательно, при низких условно-рефлекторных навыках жизнь может находиться в опасности.

Экстремальные ситуации, как правило, активизируют инстинкт самосохранения, защитную функцию и приводят человека в состояние ответных действий. Если же он психологически и физически не готов к этому, то могут иметь место индивидуальные негативные реакции: туннельное видение, частичная глухота, отказ моторных функций, повышенный стресс, внезапный шок, искажение масштаба времени. Перечисленные негативные реакции проявляются на фоне испуга, который затормаживает реакции человека и предрасполагает его к нецелесообразным действиям. В зависимости от дальнейшего развития ситуации испуг может перерасти в страх, ужас или панику.

Методика проведения занятий по военной подготовке предполагает, что обучающиеся должны:

уметь оценивать обстановку, предвидеть ее изменение, оперативно мыслить;

163

осмысленно действовать в критических ситуациях;

преодолевать волнение на огневом рубеже, боязнь при обращении с оружием;

адаптироваться к выстрелу;

тренировать периферийное зрение стрелка, которое исключает проявление индивидуальных негативных реакций;

развивать реакцию на световые и слуховые раздражители;

формировать волевую побудительную функцию — выбор цели и ее поражение в короткий промежуток времени.

Применение известного метода обучения от простого к сложному позволяет сформировать у будущих прокурорских работников устойчивые навыки обращения с оружием, оптимальное психологическое состояние и внутреннюю готовность для применения оружия в экстремальных ситуациях при стрельбе на предупреждение, на задержание и в качестве крайней меры — на поражение.

О М. СОЛОВЬЕВА,

программист СПб. ГУ

СПЕЦИФИКА АЛГОРИТМИЗАЦИИ

СЛЕДСТВЕННОГО ОСМОТРА

Осмотр места происшествия — это самый сложный и трудоемкий вид следственного осмотра, имеющий огромное значение для расследования преступления. В большинстве случаев результаты, полученные при осмотре места происшествия, являются тем отправным началом, от которого зависит весь последующий ход расследования, и нередко — важнейшим средством получения фактических данных, позволяющих вести дальнейшее расследование. Осмотр места происшествия можно определить как осуществляемый в установленном законом порядке комплекс действий следователя и других участников осмотра, направленный на восприятие (наблюдение) и фиксацию материальной обстановки на месте происшествия, обнаруженных в результате поиска и выявления предметов и следов, в целях установления фактических данных, которые могут иметь значение для расследуемого дела. Значение установленных данных обуславливается возможностью их ис-

164

пользования как в процессе доказывания, так и в информационно-тактических, оперативно-розыскных целях.

Осмотр места происшествия носит незаменимый характер, он представляет собой сложное и трудоемкое действие, требующее знания тактических приемов и умения пользоваться техническими средствами. На практике очень часто встречаются случаи неквалифицированного и небрежного проведения этого следственного действия, что приводит к невосполнимой утрате следов и вещественных доказательств.

В связи со сказанным особое значение приобретает алгоритмизация данного вида осмотра.

Совокупность особенностей, складывающаяся при осмотре места происшествия, будучи всегда уникальной, в то же время содержит в себе много типичных черт, что позволяет алгоритмизировать процесс следственного осмотра. Алгоритм осмотра места происшествия должен преследовать главным образом методическую цель, содержать современные тактические и технико-криминалистические рекомендации. Кроме режима "подсказки" должно быть предусмотрено обращение к частным и специальным алгоритмам. В интерактивном режиме возможно изготовление протокола и иной документации при осмотре. В компьютерном сопровождении предусматривается как переход к подпрограммам с различной степенью детализации, так: и обращение к готовым программам (например, в СПб. ЮИ ГП РФ имеется компьютерная программа работы со следами, разработанная нидерландскими специалистами).

Криминалистической спецификой является использование компьютера в качестве; вспомогательного средства, как инструмента спектрального освещения, увеличения, сравнения, обработки фотографий, видеофильмов и т. д. Так, при наличии программы цветосинтезирования экран дисплея может быть использован как осветительный прибор с изменяющимся цветовым спектром, при осмотре происходит выявление подделок документов, микрочастиц методом цветоразличения. Разумеется, применение компьютера в осмотре может лишь расширить пределы непосредственного наблюдения, но не должно переходить в специальное исследование, которое заканчивается не I констатацией фактов, а выводами.

165

Я А. ТРУЖЕНИКОВА, патентный поверенный

ЗАО "Адвокатское патентное

бюро "Труженикова и К"

ОБЫЧАИ ДЕЛОВОГО ОБОРОТА. ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

Обычаем делового оборота называют, согласно ст. 5 ГК РФ, сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе. Появление данной нормы законодательно закрепило возможность применения в отдельных случаях прецедентного права. То есть в правоприменительной практике возможно сослаться на положение, выражающее закономерность, постоянные соотношения в чем-нибудь и являющееся основанием какой-то системы, какого-то ряда явлений, действий1. Такая ссылка используется для осуществления трактовки действия одной из спорящих сторон, квалификации его в качестве добросовестного действия или нет. Однако для вынесения судебного решения по спору тем не менее необходима ссылка на императивную норму закона. Таким образом, точное определение обычаев делового оборота помогает правильно применить действующее законодательство к конкретному спору.

Обычай — это прежде всего форма поведения, в которой закреплено то, что складывалось в результате длительной общественной практики. Трудно определять форму при нестабильном обществе. Форма поведения при любом социально экономическом строе определяется как сверху — путем инструкций и пропаганды, так и снизу — на основе национальных традиций и моральных принципов. Она есть производная от этических норм данного народа. Особенно в переходный период приходится опираться не на подробно разработанный национальный кодекс поведения, который передается от старшего поколения к младшему, а на общечеловеческие интернациональные ценности, которые считаются неоспоримыми всеми народами, но видоизменены религиозными взглядами или теми идеологиями, которые культивируются государством, создавая национальный об-

1 Толковый словарь русского языка / Под ред. Д. Н. Ушакова, Б. М. Волина. М, 1939.

166

раз мира. Во время смутных времен на личностном уровне происходит так называемый когнитивный диссонанс. Считавшиеся правильными формы поведения, а значит, формы подачи информации и значение этих форм поведения, начинают противоречить друг другу. В этом случае становится значимой форма поведения субъекта, осуществляющего действие, например предпринимателя, воспринимаемая окружающими как харизма. Форма осуществления действий на рынке действует столь положительно еще и потому, что человек, оценивающий это действие, не в состоянии обрабатывать сразу множество сигналов. Например, более простой вариант состоит в том, что человек не терпит столкновения сообщений: позитивное отношение к предпринимателю ему приходится переносить на позитивную оценку его действия, в противном случае возникает феномен того, что в психологии называется когнитивным диссонансом. Таким образом, форма поведения, т. е. обычаи делового оборота, это форма вежливости в рыночных отношениях, которая помогает сформировать оценку либо предпринимателя, либо его действия для того, чтобы выйти на одинаковые оценки поведения субъектов рыночных отношений в жестких рамках конкурентной борьбы.

В международной практике, на уровне практики государств, понятие обычаев носит международно-правовой характер, а формой международной вежливости называют обыкновение. Обыкновение становится нормой международного права (т. е. юридически обязательным для всех участников международного общения правилом поведения) путем превращения его в международно-правовой обычай или в договорную норму права. В сфере предпринимательской деятельности или делового оборота поведение субъектов, их действия принято называть экономическим поведением, т. е. "набором психологических способов и средств в достижении целей на пути удовлетворения отдельным человеком или группой людей фундаментальных потребностей (в пище, безопасности, продления себя в пространстве и во времени). Это действия людей в сфере производства, обмена и потребления благ."1

Для определения правила поведения в смысле ст. 5 ГК РФ в коммерческом праве можно применить критерий законное—

1 Практическая психология / Под. ред. М. К. Тутушкиной. СПб.,  1999. С. 220.

167

незаконное действие через формы конкуренции. Обычно в международном праве существуют перечни противоправных действий, например бойкот, дискриминация, сравнительная реклама, действия, противоречащие благопристойности с точки зрения справедливости и правильности. Поскольку обычаи с введением ст. 5 ГК РФ становятся источником права, определение формы поведения следует определять через систему ответственности. Для исключительных прав применяют разновидность системы ответственности Тort — Infringment. Особенность этого вида ответственности за правонарушение заключается в том, что обладатель нарушенного права не обязан доказывать наличие фактического ущерба, но возмещение убытков не полагается, если нарушитель докажет, что действовал добросовестно, т. е. не знал и не должен был знать о существовании данного исключительного права. То есть при данной системе ответственности действует критерий нравственно—безнравственно.

Например, существует классификация недобросовестных действий, определяющих недобросовестную конкуренцию: использование чужой репутации и результатов чужой работы. К ним относятся: имитация отличительных признаков конкурента — товарного знака, внешнего оформления услуг, имен собственных, фирменных наименований, т. е. стремление вести дела под чужим именем. Так, сближение; с чужим товарным знаком определяет стремление использовать хорошую репутацию чужих товаров, а также посягательство на чужую репутацию и вмешательство в деловую активность конкурента.

Н.В.ХРОМОВА,

следователь прокуратуры

Калининского района

Санкт-Петербурга

ПРОБЛЕМЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ПЕРВОНАЧАЛЬНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ В ПРОЦЕССЕ РАССЛЕДОВАНИЯ ИЗНАСИЛОВАНИЙ (ст. 131 УК РФ), И ПУТИ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ

Одним из следствий политики всеобщей демократизации, наряду с подъемом цен, снижением жизненного уровня боль-

168

шинства населения, увеличением числа лиц, злоупотребляющих алкогольными напитками и наркотическими средствами, и одновременным ослаблением профилактики алкоголизма и наркотизма, стал рост преступности, в частности сексуальных преступлений. Кроме общих причин увеличение числа сексуальных преступлений вызвано такими факторами, как активное ведение средствами массовой информации пропаганды культа насилия и порнографии, непродуманность и непоследовательность государственной политики в области полового воспитания подростков, кризис семьи и поощрение сожительства, практически легальное занятие проституцией (в соответствии с прим. 2 ст. 164 КоАП РСФСР "занятие проституцией влечет предупреждение или наложение штрафа в размере до 1 МРОТ", а в соответствии со ст. 13 КоАП РСФСР ответственность за совершение данного вида правонарушения наступает лишь по достижении 16-летнего возраста), правовая неграмотность и незнание размера ответственности за совершение половых преступлений.

При написании данной статьи мы не ставим своей целью исследование причин и условий, способствующих совершению данного вида преступлений, и основное внимание нам хотелось бы уделить проблемам, возникающим на первоначальном этапе расследования изнасилований (ст. 131 УК РФ), наиболее часто встречающегося вида сексуальных преступлений (даже несмотря на их высокую латентность) и обладающего рядом процессуальных особенностей, касающихся как порядка возбуждения уголовного дела (ст. 27 УПК РСФСР), так и порядка производства расследования (что, в свою очередь, связано с возможным оказанием физического, психического, материального давления на потерпевшую со стороны родственников и знакомых насильника).

В соответствии с ч. 3 ст. 126 УПК РСФСР по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 131 УК РФ, предварительное следствие проводится следователями органов прокуратуры. Несмотря на то, что для следователей прокуратуры обязательно высшее юридическое образование, что предполагает их высокую квалификацию, в организации расследования уголовных дел об изнасилованиях, проведения экспертных исследований и оперативно-розыскной работы ими допускается целый ряд типичных ошибок:

1) принимаются  необоснованные решения о возбуждении уголовного дела по ст. 131 УК РФ при отсутствии достаточных

169

фактических данных, указывающих на совершение изнасилования. Практика показывает, что подобное решение зачастую принимается лишь на основании заявления потерпевшей, ее, как правило, крайне неполного объяснения, полученного сотрудниками милиции, без установления данных, характеризующих личность потерпевшей, выяснения ее предшествующего поведения и рода занятий, без опроса близких родственников и друзей потерпевшей и, наконец, без осмотра места происшествия. Это на дальнейших этапах расследования уголовного дела приводит к выяснению факта неправильной оценки потерпевшей произошедших с нею событий, что, в конечном счете, влечет за собой прекращение уголовного дела по п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР, т. е. за отсутствием состава преступления.

Особое внимание следует уделять подробному выяснению обстоятельств произошедшего, оказывать потерпевшей помощь в оценке событий, разъяснять заявительнице положения ст. 27 УПК РСФСР, в соответствии с которой дело о преступлении, предусмотренном ст. 131 УК РФ (за исключением квалифицированных составов), возбуждается преимущественно по жалобе потерпевшей, но, являясь делом частно-публичного обвинения, не подлежит прекращению за примирением потерпевшей с обвиняемым, и ст. 306 УК РФ;

2) осмотр места происшествия производится до допроса потерпевшей.

После возбуждения уголовного дела, в отличие от практики работы по другим составам, более целесообразно вначале подробно допросить потерпевшую. В ходе допроса помимо общих вопросов, касающихся времени, места, способов совершения преступления, количества участников и факта знакомства с ними, действий каждого из участников и т. д. (т. е. обстоятельств дела в смысле ст. 68 УПК РСФСР), необходимо также выяснить: почему она оказалась на месте происшествия; в каких отношениях находились насильник и потерпевшая, в частности, были ли ранее попытки изнасилования; каковы были ответные действия потерпевшей; что предшествовало совершению преступления; не употребляла ли она спиртные напитки или наркотические вещества; как была одета в этот день; каково было ее поведение; каковы были действия насильника и потерпевшей после совершения преступления: не оказывал ли преступник ей медицинскую помощь, не делал ли попыток к примирению;

170

жила ли потерпевшая половой жизнью и когда был последний половой контакт; застирывала ли потерпевшая одежду. Следует также обратить внимание на то, что допрос потерпевшей, находящейся в тяжелом состоянии, возможно проводить только с письменного разрешения лечащего врача и в его присутствии. Также целесообразно получить у лечащего врача справку с уточненным диагнозом с целью незамедлительного назначения судебно-медицинской гинекологической экспертизы;

3) несвоевременно  производится освидетельствование потерпевшей.

Освидетельствование, с целью сохранения следов преступления, следует провести не позднее 24 часов с момента совершения преступления. Освидетельствование должно производиться с участием специалиста в области судебной медицины; в  ходе его помимо установления повреждений и следов на теле и одежде следует изъять весь комплект одежды., находившейся на потерпевшей в момент совершения преступления (в том числе обувь), микрочастицы, срезы ногтевых пластин, предметы, которыми вытиралось тело, образцы содержимого половых путей, прямой кишки, рта и т. д. Целесообразно взять у потерпевшей образцы крови, слюны и волос для дальнейшего судебно-биологического исследования;

4) не производится осмотр места происшествия. Чаще всего причиной принятия решения о необязательности производства осмотра места происшествия является убеждение в том, что по истечении определенного времени с момента совершения преступления следов и другой важной для дела информации получить не представится возможным.

Осмотр следует производить с участием потерпевшей, которая покажет то место, где непосредственно происходило изнасилование или оказывалось сопротивление преступнику и где могут находиться следы как трасологического, так и биологического характера. При участии потерпевшей в осмотре в качестве понятых необходимо привлекать только женщин. Все обнаруженные на месте происшествия следы следует изымать с участием специалистов, дальнейший их осмотр и упаковка должны производиться раздельно во избежание переноса микрочастиц и следов различного происхождения с одного объекта на другой;

5) не уделяется должного внимания освидетельствованию подозреваемого, которое, как правило, ограничивается только

171

получением образцов для сравнительного исследования и изъятием одежды и срезов ногтевых пластин.

Все вышеперечисленные недостатки приводят к невосполнимой утрате доказательств и к вынужденному прекращению уголовного дела по п. 2 ч, 1 ст. 5 УПК РСФСР.

С целью устранения указанных недостатков, на наш взгляд, необходимо уделять большее внимание тактике расследования изнасилований при проведении занятий по криминалистике, а также обсуждать эти недостатки на оперативных совещаниях в районных прокуратурах. Также кажется более предпочтительным поручение предварительного следствия по данным делам следователям более зрелого возраста, обладающим как жизненным опытом, так и достаточным опытом работы, необходимым для квалифицированных тактичных допросов, и следователям-женщинам.

Д. Н. ХРОМЫХ,

аспирант СПб. ЮИ ГП РФ

ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ОБЫСКА ПО ДЕЛАМ О ТЕРРОРИЗМЕ

Борьба с терроризмом составляет сегодня исключительно важную сферу правоохранительной деятельности. Без осуществления обысков расследование данного вида преступления и его полное раскрытие нередко невозможно.

Совершение террористического акта предполагает его тщательное планирование и подготовку, что обуславливает продуманную линию поведения преступников на следствии и возможность заблаговременно избавиться от предметов и документов, которые могут изобличить террористов. В этой связи большое значение приобретают оперативность проведения всех следственных действий, а также тщательность, с которой они будут осуществляться.

Особая задача обыска по делам данной категории — обнаружение компонентов взрывного устройства, оружия, идентичного тому, что применялось при совершении террористического акта, а также материалов, подобных использованным при изготовлении взрывного устройства или иного орудия преступления.

172

Ориентирующие данные о признаках разыскиваемых предметов обеспечивают результативность осмотра места происшествия, а также экспертных исследований. В проведении обыска должен принимать участие эксперт, желательно именно тот, кто участвовал в осмотре места происшествия или производил соответствующую экспертизу.

Очень часто обыски важно проводить одновременно у всех входящих в определенную группу лиц, чья причастность к совершению террористического акта устанавливается. Если для расследования уголовного дела создана оперативно-следственная группа, выполнение указанной задачи вполне возможно. Поручение обыска оперативным работникам в соответствии со ст. 127 УПК РСФСР нецелесообразно ввиду того, что они могут не обладать необходимой квалификацией и навыками и мало заинтересованы в расследовании в том случае, если на них не возложена обязанность по оперативному сопровождению данного уголовного дела.

Необходимо учитывать, что террористы могут воспользоваться утечкой информации о проведенных и планируемых следственных действиях, поэтому при их подготовке следует соблюдать режим секретности.

Перед началом обыска необходимо проинструктировать его участников с тем, чтобы каждому было известно, какие предметы и документы подлежат отысканию. При проведении инструктажа существенную помощь может оказать эксперт.

В том случае, если обыску подвергается обширный участок местности, постройки или имеются достаточные данные предполагать, что лицо имело или имеет дело со взрывчатыми веществами, обыск следует проводить только в присутствии хозяина, так как на обследуемой территории могут быть установлены мины-ловушки, и лицо, у которого производится обыск, будет выполнять роль своеобразного "щита". Если же его присутствие не может быть обеспечено, то налицо конфликт между уголовно-процессуальными нормами и требованиями безопасности. Закон требует при проведении следственного действия присутствия понятых, а при отсутствии лица, у которого производится обыск, также присутствия представителей жилищно-эксплуатационной организации, и их жизнь и здоровье будут подвергаться неоправданному риску. По нашему мнению, эта проблема требует законодательного урегулирования. Представ-

173

ляется, что в настоящее время выходом из данной ситуации может послужить предоставление возможности понятым наблюдать за ходом следственного действия через телевизионный монитор, хотя это предполагает соответствующее техническое оснащение следственно-оперативной группы.

Лица, включенные в указанную группу, должны владеть приемами и методами оказания первой медицинской помощи, а также иметь средства связи для вызова врачей и, если это потребуется, подкрепления. Террористы могут иметь оружие и оказать вооруженное сопротивление, поэтому для обеспечения безопасности группы в ее состав обязательно должны быть включены лица, обеспечивающие физическую защиту.

Учитывая, что в состав группы предполагается включение вооруженных сотрудников, экипированных в форменное обмундирование, сложно обеспечить скрытое прибытие к месту проведения обыска, поэтому важное значение приобретают оперативность и согласованность действий всех ее участников, тщательное изучение подходов и разработка возможных способов быстрого проникновения на объект. Группа должна быть оснащена средствами для вскрытия дверей, хранилищ и отыскания тайников, по возможности газовым хроматографом.

Требования безопасности предписывают, что первыми на объект должны проникнуть сотрудники физической защиты и обеспечить затем безопасность остальных. По нашему мнению, в этой области также необходимо законодательное урегулирование, так как впоследствии от подозреваемых и обвиняемых могут быть жалобы на то, что сотрудники ворвались к ним, не предъявив соответствующего постановления, без понятых, все изъятые в ходе обыска предметы им "подкинули". Некоторой защитой от подобных обвинений может служить оперативная видеосъемка следственного действия.

При проведении обыска следует изымать инструменты (кусачки, зажимы и т. д.), которые могли быть использованы при подготовке к осуществлению террористического акта или при изготовлении взрывного устройства. Учитывая, что в помещении могли храниться взрывчатые вещества, необходимо изъять пыль с различных предметов и упаковать ее в чистые сухие стеклянные флаконы с указанием места, откуда они были изъяты. У находящихся в помещении лиц следует изъять подногтевое содержимое и сделать смывы с рук. При экспертном иссле-

174

довании указанных объектов могут быть обнаружены микрочастицы взрывчатого вещества. При обнаружении предметов, похожих на взрывчатое вещество или взрывное устройство, необходимо соблюдать технику безопасности. Доказательственное значение при расследовании данной категории дел могут иметь также книги, журналы, конспекты, компьютерная информация, касающиеся теории вооруженной борьбы, терроризма, оружия и подрывного дела.

Террористы редко действуют в одиночку, поэтому для установления возможных соучастников преступления следует изымать записные книжки, фотографии, видеокассеты, зафиксировать сообщения, содержащиеся в электронной почте.

При обнаружении предметов, представляющих интерес для следствия, следует в ходе обыска, в случае, если это тактически оправданно, немедленно предложить обыскиваемым дать по ним пояснения.

Д. Н. ХРОМЫХ,

В. А. АБАКАНОВА,

аспиранты СПб. ЮИ ГП РФ

К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИ СПОСОБА СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

1. Как известно, виновное лицо для достижения преступных целей совершает определенные действия,  составляющие систему, которая рассматривается наукой уголовного права в качестве элемента объективной стороны состава, а криминалистикой — в качестве способа совершения преступления.

Криминалистикой определена структура способа, соответствующая последовательности действий преступника, сгруппированных поэтапно. Для большинства преступлений основными этапами являются: а) подготовка; б) непосредственное совершение, связанное либо с контактом с потерпевшим, либо с завладением ценностями; в) сокрытие, маскировка совершенного деяния.

2. Анализ судебно-следственной практики показывает, что в структуре способа может быть выделена самостоятельная груп-

175

па действий, характерных, в частности, для преступлений в сфере экономики и террористической направленности.

3. Применительно к преступлениям в сфере экономики это следующие действия:

создание представления у потенциальных потерпевших (физических и юридических лиц) о благонадежности лица, его хорошем и стабильном финансовом положении, о выгодности заключения сделок с этим лицом и его фирмой;

создание представления у официальных государственных органов  исполнительной власти, правоохранительных и контролирующих органов) о законности деятельности этого лица и его фирмы и реальности заявленных целей и задач по отношению к потенциальным потерпевшим.

4. Целями таких действий являются: а) поиск правовых пробелов законодательства,  позволяющих максимально избегать риска наступления ответственности; б) создание благоприятной обстановки, способствующей достижению преступной цели. В такой интерпретации подобные действия могут рассматриваться
как подготовительные; в) создание положительного имиджа для вовлечения максимального числа потерпевших в преступную аферу; г) при возникновении претензий к деятельности лица и его фирмы маскировка преступных целей деятельности лица и его организации; д) создание более выгодной ситуации с точки зрения конкурентной борьбы в условиях рыночной экономики.

5. Применительно к преступлениям террористической направленности это следующие действия:

формирование общественного мнения (СМИ, различные общественно-политические организации, в том числе международные) о гуманном, справедливом характере действий террористов — вынужденной мере достижения интересов (до совершения, в момент и после совершения преступления);

воздействие на выбор контрдействий и сроков их реализации властными структурами и спецподразделениями, что облегчает положение террористов;

воздействие на представителей властных структур, ведущих переговоры с террористами, с целью максимального достижения   желаемых   целей   (получения   материальных   ценностей, транспорта, оружия, освобождения сообщников и т. п.).

176

Е. В. ШАРОНОВ,

прокурор отдела по надзору

за следствием, дознанием

и оперативно-розыскной

деятельностью Прокуратуры

Вологодской области

ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ВЫДВИЖЕНИЯ ВЕРСИЙ О ВОЗНИКНОВЕНИИ ПОЖАРА В РЕЗУЛЬТАТЕ ПОДЖОГА

Обобщая имеющиеся в литературе данные, а также судебно-следственную практику, следует отметить, что наиболее типичными обстоятельствами, свидетельствующими о возникновении пожара именно в результате поджога, являются следующие:

прямое указание потерпевших, очевидцев, свидетелей на то, что имел место поджог Раньше эти преступления совершались в большинстве своем скрытно, а теперь нередки случаи дерзких поджогов. Например, в дневное время путем забрасывания через окно бутылок с зажигательной смесью;

важным основанием для выдвижения версии о поджоге является обнаружение на месте пожара различных устройств и приспособлений для совершения поджога — от простейших, до специально созданных сложных технических устройств (к их деталям относятся: огнепроводные приспособления, электрические аппараты и оборудование, запальные устройства, спички, прикрепленные к механическим устройствам, и т. п.), а также инициаторов горения (как традиционных — легковоспламеняющиеся и горючие жидкости, так и нетрадиционных — спецсоставы);

обнаружение на месте пожара следов подготовительных действий по созданию условий, способствующих возникновению и развитию горения (открываются двери, окна, включаются вентиляторы для обеспечения воздухообмена, разбрасываются вещи, документы, поближе к огню кладутся горючие материалы и т. д.);

наличие или возможность обстановки, благоприятной для осуществления поджога и активного горения на месте пожара. Например, возникновение пожара ночью, в момент отсутствия в доме проживающих, на неохраняемом объекте, в ветреную погоду с надветренной стороны и т. п.;

выявление огня сразу е. нескольких местах или обнаружение после пожара нескольких самостоятельных очагов. В этих слу-

177

чаях на поджог может указывать также незатронутость огнем находящихся между очагами каких-либо предметов или конструктивных элементов помещения, наличие данных о подготовительных действиях, направленных на затруднение тушения пожара. Эти действия могут заключаться в порче пожарного инвентаря, системы водоснабжения, пожарной сигнализации, средств автоматического пожаротушения, прикрывании штор, жалюзей для маскировки визуальных факторов горения и т. п.;

внезапность возникновения пожара и его быстрое развитие. Если горение возникло внезапно, иногда с хлопком, и с первых секунд развивалось достаточно эффективно — это явный признак применения легковоспламеняющихся жидкостей как средств поджога;

наличие факторов, указывающих на совершение перед пожаром какого-либо преступления. Например, обнаружение трупа с телесными повреждениями, патронов, пуль, стреляных гильз, элементов холодного оружия, вскрытых сейфов, других предметов, не типичных для осматриваемого места происшествия;

выявление признаков нелегального проникновения на объект, где произошел пожар. Например, обнаружение проломов, орудий взлома, следов рук, обуви, транспортных средств, выявление явных отклонений от нормального состояния приборов и устройств. Эти факторы несут информацию о характере происшествия, что важно для выяснения всех обстоятельств и их правовой оценки;

наличие данных о заблаговременном вывозе или выносе из помещения ценных вещей и складирование их в безопасном от огня месте. Как правило, это бывает в тех случаях, когда поджог совершается с целью получения страхового возмещения или новой квартиры;

возникновение пожара там, где впоследствии устанавливается недостача товарно-материальных ценностей или денежных средств (магазинах, складах, базах, предприятиях и др.);

наличие сведений о том, что потерпевшему угрожали до возникновения пожара., между ним и подозреваемым в поджоге существовали неприязненные отношения;

одновременное возникновение нескольких пожаров в разных районах либо повторяющихся пожаров в одном районе, наличие сведений о лицах, страдающих психическими заболеваниями, особенно пироманией;

178

обоснованное исключение всех других версий о причине пожара. Например, возникновение пожара на таком объекте, где исключена возможность появления огня в результате самовозгорания, самовоспламенения.

В каждом случае пожара для установления его причины следователь должен выяснить, не имеют ли место подобные обстоятельства, и если они имеют место, то умело использовать эти данные для раскрытия и расследования поджога и прежде всего для выдвижения версии о нем.

В определенных условиях не исключаются и другие основания для построения версии о возникновении пожара от умышленного поджога.

179

СОДЕРЖАНИЕ

Секция I. УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС.

ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР                                                                                                        5

Бедниченко С. В. О роли прокуратуры в формировании

гражданского общества                                                                                                                 6

Еех А. Е. О некоторых вопросах исполнения поступающих в органы прокуратуры Санкт-Петербурга материалов международных следственных поручений                                  9

Воеводина Т. Г. Институт судебных приставов

в России (исторический аспект)                                                                                                 11

Гусаков Э. Г. Принцип состязательности и досудебные стадии российского уголовного процесса                                                                                                                                14

Дот Б. Г. Некоторые вопросы прокурорского надзора при проведении проверок в органах внутренних дел законности приема, учета, регистрации и разрешения заявлений и сообщений о преступлениях                                                          19

Дулина М. Ю. Соотношение координационной и надзорной функций прокуратуры        22

Звягинцев Д. А. Некоторые вопросы прокурорского надзора за исполнением законодательства о рынке ценных бумаг                                                                                25

Косарева В. Ю. Актуальные проблемы участия в уголовном процессе лиц, обладающих специальными медицинскими познаниями                                                         25

Краснятов А. Ю. Кассационный протест как акт прокурорского реагирования на нарушения закона судом при вынесении приговора                                                        30

Кутыев  О.  А.   Закон  РФ  "Об  оперативно-розыскной деятельности" и правозащитная функция прокуратуры                                                                                                        33

Магомедов X. А. Некоторые правовые; проблемы и перспективы сотрудничества России с государствами СНГ в борьбе с преступностью                                                                   35

Маслова Э. В. К вопросу об актуальности

досудебной защиты гражданских прав                                                                                39

Михеев М. В. Проблемы участия защитника в оценке доказательств на стадии предварительного расследования                                                         42

180

Ночевник С, Г. Роль и место следователя в уголовном процессе                                44

Павлюченко М. А. О деятельности прокурора по охране и защите имущественных и личных неимущественных прав граждан в судах                                                          46

Пименова З. И. Вопросы государственного обвинения                                                          48                                                                       

Погудин С. А. О публичном интересе в экономике

как объекте прокурорской защиты..                                                         57

Рытъков А. А. К вопросу о правовом регулировании появления подозреваемого на предварительном следствии                                                          54

Скачкова А.  Е.  Проблемы  разграничения предметов  надзора за исполнением бюджетного законодательства и налогового законодательства                                           56

Шананин М. Г. Правовые требования, предъявляемые к результатам оперативно-розыскной деятельности                                                         58

Секция II. УГОЛОВНОЕ ПРАВО. КРИМИНОЛОГИЯ.                                                       61

Блинова С. А. Принудительные меры воспитательного характера                                 62

Воюшин П. С. Спорные вопросы привлечения конкурсных управляющих к уголовной ответственности                                                                                                                          65

Герасимов В. В. Некоторые вопросы уголовно-правовой ответственности за нарушение избирательных прав граждан                                                         68

Гронская Н. Ю. Проблемы субъекта нарушения правил охраны труда    71                                                                

Земляной Г. Л. К вопросу о юридической природе
условного осуждения                                                           75

Игнатов М. К. Криминологическая природа серийных
убийств, совершенных на сексуальной почве                                                          78

Кварандзия А. А. Способы реализации норм международного права в российском уголовном законодательстве..                                                                                                    80

Костиков К. Г. Составы преступлений с двумя форма
ми вины в статьях Особенной части УК РФ                                                                    83

Медведева Е. В. Понятие похищения человека. Объект и предмет преступления        86

Мещерский А. С. Провокация взятки                                                         89

181

Павлов Р. В. Драгоценные металлы как предмет преступления, предусмотренного ст. 191 УК РФ                                                           93

Савенков А. В. Уголовно-правовой принцип индивидуализации наказания                    95

Санинский Р. А. Понятие рецидива по УК РФ                                                          96

Чазов А. В. Особенности квалификации убийств, совершенных группой лиц и группой лиц по предварительному сговору                                                         101

Секция III. КРИМИНАЛИСТИКА. ЮРИДИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ                  105

Абаканова В. А. Особенности предмета посягательства при легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества                                                        106

Астафьева О. А. Использование социально-психологи-
ческих тренингов при подготовке работников правоохранительных органов                  109

Валласк Т, Г. Некоторые дискуссионные вопросы в связи с нормотворческой деятельностью Центрального банка Российской Федерации                                          112

Власова О. В. Подходы в исследованиях механизмов деструктивного поведения подростков в рамках судебно-психологической экспертизы                                          115

Гарманов В, В. О предмете и методе ситуационной экспертизы                              119

Егорова В. А. К вопросу об идентификации человека по признакам внешности      123

Коврижных А. А. Некоторые вопросы расследования контрабанды                   126

Колобылин Ю. Н. Проблемы борьбы с грабежами и разбойными нападениями      129

Кононов А. А. Системный подход к защите информации в компьютерных сетях        132

Кузьмин Р. П. Некоторые психологические аспекты расследования преступлений, совершаемых в исправительных учреждениях                                                       134

Лапшин Г. М. Актуальность частной методики расследования незаконного пересечения государственной границы Российской Федерации                                                        136

182

Лир М. Ю. Возникновение и развитие опроса в дознании и розыскной деятельности в России                                                        138

Матвеев А. Н. Расследование хищений огнестрельного оружия и боеприпасов из складов воинских частей и учреждений. Типичные следственные ситуации                             140

Потлачук Н. В. Профессиональное мышление судьи                                                           145

Пристанское Д. В. Судебно-медицинская экспертиза качества медицинской помощи: значение и оценка в гражданском судопроизводстве                                                        149

Рожин А. А. Криминалистический анализ предпринимательской деятельности коммерческих организаций при расследовании незаконного получения банковских кредитов, их преступного невозврата, а также сопутствующих преступлений                  153

Романов В. В. Профессиональная направленность в системе профессионального психологического отбора                                                       157

Смирнов В. П. Метод цветовых метафор в психологическом консультировании работников правоохранительных органов                                                       159

Собинов В. А. Особенности методики проведения занятий по военной подготовке в СПб. ЮИ ГП РФ                                                      160

Соловьева О. М. Специфика алгоритмизации следственного осмотра                              164

Труженикова Н. А. Обычаи делового оборота. Теория и практика                              166

Хромова Н. В. Проблемы, возникающие при производстве первоначальных следственных действий в процессе расследования изнасилований (ст. 131 УК РФ), и пути их
преодоления                                                      168

Хромых Д. Н. Особенности производства обыска по делам о терроризме                  172

Хромых Д. Н., Абаканова В. А. К вопросу о понятии

способа совершения преступления                                                                                         175

Шаронов Е. В. Основания для выдвижения версий о возникновении пожара в результате поджога                                                        177

183


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

33111. Этическое регулирование деятельности проф.бухгалтеров в России 33 KB
  Инвесторы кредиторы работодатели правительство и население в целом полагаются на профессиональных бухгалтеров в плане достоверного и полного финансового учета и отчетности эффективного финансового управления и компетентных рекомендаций по различным вопросам. Подход и поведение профессиональных бухгалтеров при предоставлении ими таких услуг влияют на экономическое благосостояние всей станы. Профессиональные бухгалтеры смогут оставаться в таком привилегированном положении только в том случае если они попрежнему будут...
33112. Федеральные правила аудиторской деятельности 28.5 KB
  Список заканчивается номером 34 но шестой тринадцатый четырнадцатый и пятнадцатый стандарты утратили силу Правило стандарт N 1. Цель и основные принципы аудита Правило стандарт N 2. Документирование аудита Правило стандарт N 3. Планирование аудита Правило стандарт N 4.
33113. Федеральный закон О бухгалтерском учете 30.5 KB
  Основные требования к ведению бухгалтерского учета. Заключительные положения Основные моменты: Бухгалтерский учет представляет собой упорядоченную систему сбора регистрации и обобщения информации в денежном выражении об имуществе обязательствах организаций и их движении путем сплошного непрерывного и документального учета всех хозяйственных операций. Объектами бухгалтерского учета являются имущество организаций их обязательства и хозяйственные операции осуществляемые организациями в процессе их деятельности. Ответственность за организацию...
33114. Федеральный закон «Об аудиторской деятельности» 35 KB
  2008 N 307ФЗ Статья 1. Аудиторская деятельность Статья 2. Законодательство Российской Федерации и иные нормативные правовые акты которые регулируют аудиторскую деятельность Статья 3. Аудиторская организация Статья 4.
33115. Финансовая система РФ и ее структура 90 KB
  первым классификационным признаком в соответствии с которым все многообразие финансовых отношений подразделяется на составные части является роль субъекта в общественном воспроизводстве в соответствии с чем все финансовые отношения подразделяются на две большие группы называемые сферами финансовой системы финансы субъектов хозяйствования а также государственные и муниципальные финансы. Финансы субъектов хозяйствования при всем своем многообразии обеспечивают процесс производства товаров и оказания услуг постоянного восполнения...
33116. Финансовый механизм как инструмент реализации финансовой политики государства 35.5 KB
  Однако такой механизм верен только частично так как не учитывает все возможности финансового регулирования. Функции финансов реализуются через финансовый механизм представляющий собой часть хозяйственного механизма. Финансовый механизм включает совокупность организационных форм финансовых отношений в народном хозяйстве порядок формирования и использования централизованных и децентрализованных фондов денежных средств методы финансового планирования формы управления финансами и финансовой системой финансовое законодательство.
33117. Куріння та алкоголь 46.8 KB
  Куріння є соціальною проблемою суспільства, як для його кращий, так і для некурящої частини. Для першої - проблемою є кинути палити, для другої - уникнути впливу кращого суспільства...
33118. Экологическое воспитание в Болгарии между традициями и инновациями 17.99 KB
  Ответственность за судьбу природы воспитывается, а это лучше всего начать с самого раннего детского возраста, когда у ребенка формируются свои ценности, направленные к той самой ответственности за сохранение окружающей среды.
33119. Методика разучивания детских массовых танцев 23.5 KB
  Массовые танцы включают в себя следующие элементыпростые танцевальные шаги переменные шаги тройные шаги приставные шаги пружинки гармошка простая и сложная подскоки соскоки галопыбоковой прямой притопы и ударынога поднимается хлопки ковырялочка и др.