16643

Вексельные преступления

Научная статья

Банковское дело и рынок ценных бумаг

Вексельные преступления I. Преступления совершаемые векселедателем простого векселя II. Преступления которые могут быть совершены любым держателем векселя III. Преступления совершаемые по предварительному сговору векселедателя и од...

Русский

2013-06-25

100 KB

2 чел.

Вексельные преступления

I.   Преступления, совершаемые векселедателем простого векселя

II.  Преступления,   которые   могут   быть   совершены  любым держателем векселя  

III. Преступления,  совершаемые  по  предварительному  сговору  

     векселедателя и одного из векселедержателей

I. Преступления, совершаемые векселедателем простого векселя

1. Выдача простого векселя без намерения его оплатить. Отказ от платежа по векселю - явление, ставшее едва ли не правилом в российском вексельном обращении. Однако почти никто не пытался рассматривать вопрос о привлечении векселедателей таких векселей к уголовной ответственности. Вероятно, причиной этого являются проблемы процессуального характера.

В самом деле, получение денежных средств (отсрочки уплаты денежных средств), в частности оформленное векселем, при наличии умысла не оплачивать вексель должно квалифицироваться как покушение на совершение мошенничества. Обман (способ совершения мошенничества) здесь выражается во введении в заблуждение относительно действительных намерений векселедателя. Написанное в векселе "обязуюсь уплатить" не соответствует действительным намерениям векселедателя (не производить этой уплаты). Неоплата векселя, предъявленного его держателем при наступлении срока платежа, составляет оконченное преступление - мошенничество. Как видим, особых проблем с квалификацией данного деяния нет.

Сложности начинаются при попытке доказать субъективную сторону преступления - прямой умысел. Если в деяниях, рассмотренных в предыдущей статье, о наличии прямого умысла чаще всего свидетельствует сам статус преступника - статус первого приобретателя векселя, то с векселедателем все не так просто. Одно дело - доказать факт неплатежа по векселю, и другое - доказать, что еще в момент выдачи векселя векселедатель не имел намерения производить платеж.

Полагаем, что доказательствами этого обстоятельства могут быть:

а) документы, исходящие от векселедателя и содержащие прямое указание на его действительные намерения (например, приватная переписка, записи в агенде подчиненными должностному лицу, выдавшему вексель и пр.);

б) показания свидетелей об устном признании векселедателем своих действительных намерений;

в) результаты судебно-бухгалтерских экспертиз, свидетельствующие о том, что финансовое положение векселедателя в момент выдачи векселей было таким, что не позволяло оплатить эти векселя к сроку платежа при обычном разумном ведении хозяйственной деятельности.

Например, при обыске у контрагента одного юридического лица следователем были изъяты письма, подписанные должностным лицом, принимавшим решение о выпуске векселей от имени этого юридического лица. В первом из писем содержалась просьба наладить отношения с одним крупным банком для того, чтобы тот согласился авалировать векселя данного юридического лица. В другом, отправленном в ответ на запрос контрагента о цели такого авалирования, автор указывал, что предприятию нужны деньги, которые ему никто не даст без гарантии известного банка. Кроме того, в письме отмечалось, что векселя скорее всего будут оплачиваться именно банком, а не векселедателем, поскольку средства, полученные от реализации этих векселей, предполагается использовать не на производительные цели, а на погашение уже существующих долгов.

В другом случае суд принял во внимание показания свидетелей - двух официантов ресторана, которые слышали, как руководитель одного банка в кругу друзей делился планами напечатать векселей и с деньгами скрыться.

Наконец, директор одного юридического лица, выпустившего векселя, был наказан за мошенничество по результатам назначенной судом бухгалтерской экспертизы. Проверявшие на вопрос о том, при каких условиях векселедатель мог оплатить выданные им векселя, ответили, что для их оплаты на мобилизованные предприятием денежные средства необходимо было бы получить прибыль в размере 114 % от их суммы за три месяца. Сопоставление этого вывода с показателем обычной рентабельности данного предприятия позволило суду утверждать, что профессиональный руководитель предприятия не мог не знать об объективной невозможности исполнения принимаемых предприятием вексельных обязательств, и, тем не менее, пошел на выдачу этих векселей.

2. Выпуск векселей для привлечения денежных средств от неопределенного круга лиц. Проверить уголовную наказуемость данного деяния, видимо, не было времени, поскольку возможность привлечения за него к уголовной ответственности появилась только с 1 января 1997 г. - с вступлением в силу нового УК РФ. Вероятно, отсутствовало и желание, поскольку многие хотели бы сохранить и даже распространить такое явление. Кроме того, привлечь к ответственности за такое деяние руководителей банков (наиболее активных эмитентов векселей) непросто, и вот по какой причине.

Вексель является индивидуально-определенной вещью. Выпуск векселей как вещей, объединенных родовыми признаками, - нонсенс. Документы, выпущенные в массовом порядке для возмездного распространения среди неопределенного круга лиц, ни при каких условиях не могут быть признаны векселями, даже если в них содержится наименование "вексель". Цель массового выпуска векселей - обойти нормы о порядке выпуска эмиссионных ценных бумаг (облигаций) в части, касающейся необходимости соблюдения определенных нормативов и процедур, а также избежать уплаты налога на операции с ценными бумагами (0,8 % от номинальной суммы выпуска).

Сказанное позволяет квалифицировать массовый выпуск векселей как частный случай деяния, предусмотренного ст. 199 УК РФ ("Уклонение от уплаты налогов с организаций"). Согласно ст. 1 Закона о налоге на операции с ценными бумагами, "плательщиками налога на операции с ценными бумагами являются юридические лица - эмитенты ценных бумаг". Следовательно, налог на операции с ценными бумагами относится к числу налогов с организаций, т.е. уклонение от его уплаты подпадает под действие ст. 199 УК РФ.

Принятие руководителем юридического лица (в том числе и банка) решения о массовом выпуске векселей следует рассматривать как подготовку к совершению преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ. Поскольку данное преступление не относится к категории тяжких или особо тяжких (ст. 15 УК РФ), уголовной ответственности за приготовление к совершению данного преступления не наступает (ст. 30 УК РФ).

Массовый выпуск векселей для распространения среди неопределенного числа лиц с отражением данного обстоятельства в документах бухгалтерского учета представляет собой выпуск эмиссионных бумаг с нарушением законодательства, в частности налогового, поскольку внешняя форма выпускаемых бумаг (вексельная) позволяет скрыть факт выпуска бумаг эмиссионного характера, скрыв тем самым объект налогообложения (сумму фактически состоявшейся эмиссии облигаций).

Подчеркиваем, чтобы быть признанными незаконными, векселя состоявшегося выпуска должны по существу (не по форме!) отвечать признакам облигации, установленным ст. 816 ГК РФ, то есть предусматривать определенный срок платежа и содержать указание относительно права получить доход по определенной процентной ставке. Практика показывает, что 99 % векселей, эмитируемых в массовом порядке, отвечают двум этим критериям.

Преступление следует считать законченным, когда документы бухгалтерского учета и отчетности, содержащие искаженные сведения о налогооблагаемой базе, будут представлены в налоговый орган. За совершение данного преступления лицо привлекается к уголовной ответственности, если сумма неуплаченного налога крупного размера, т.е. превышает 1000 минимальных размеров оплаты труда (по состоянию на 1 апреля 1997 г. - 83.490.000 руб.). Сумма налога с эмиссии составляет около 10,5 млрд руб.; очень немного организаций выпустило векселя в таком объеме. В этом и состоит сложность, препятствующая привлечению к ответственности руководителей банков.

В результате напрашивается вывод: размер неуплаченного налога должен квалифицироваться как крупный не только в зависимости от абсолютной величины суммы неуплаченного налога, но и в зависимости от размера ставки, по которой должен взиматься соответствующий налог. Сравним 20%-й НДС или 43%-й налог на прибыль с 0,8%-м налогом на операции с ценными бумагами. Неуплата первых двух налогов грозит серьезными последствиями, даже если общая сумма операции составляет 5000 и 2500-кратный минимум оплаты труда. А чтобы быть наказанным за неуплату последнего налога, надо совершить операцию на сумму в миллион минимальных размеров оплаты труда. Справедливо ли это?

В случае, когда массовую эмиссию векселей проводит юридическое лицо, не имеющее лицензии на осуществление деятельности кредитной организации, его руководитель привлекается к уголовной ответственности по ст. 172 УК РФ ("Незаконная банковская деятельность"). Здесь эмиссия векселей не только прикрывает факт выпуска облигаций, но и позволяет небанковской организации осуществлять профессиональную деятельность, подлежащую лицензированию Банком России. Подчеркиваем, что речь не идет о наказании за выпуск нормальных векселей - документов о кредите под конкретные сделки, говорится о наказании за выпуск квази-векселей, целью которого является не получение кредита под товарную сделку, а привлечение денежных средств неопределенного круга лиц.

Преступление должно считаться оконченным с момента заключения хотя бы одной сделки по принятию денежных средств под векселя массовой эмиссии. Само предложение приобрести векселя, сделанное таким образом, что неопределенный круг лиц получает возможность ознакомиться с его содержанием, составляет только покушение на преступление. С момента же принятия решения о массовом выпуске векселей и до оглашения информации об их продаже имеет место приготовление к совершению преступления. Наказание за приготовление будет наступать только в том случае, если готовящееся преступление будет подпадать под квалифицирующие признаки ч. 2 ст. 172 УК РФ.

3. Заведомо неправильное составление векселя. Современная практика применения векселя показывает, что большинство документов, обращающихся на российском рынке, составлены с теми или иными нарушениями требований законодательства. Постепенно количество таких "векселей" сокращается, но пока остается большим. Вполне вероятно, что, по крайней мере, половина из них сознательно составлена с нарушениями, или их составители могли по предполагать, что такие нарушения существуют, но тем не менее пойти на них. Для чего?

Вексель, подобно любой ценной бумаге, характеризуется, в частности, таким свойством, как формализм. Это означает непризнание документа векселем при несоответствии его требованиям, предъявляемым законодательством к форме векселя. Не подлежит сомнению, что существовали и существуют (а с принятием закона о переводном и простом векселе будут существовать в еще большем количестве) "векселедатели", которые хотели бы лишить выданные ими документы вексельной силы. Пользуясь неискушенностью многих потенциальных приобретателей, такие недобросовестные участники рынка ценных бумаг намеренно оставляют себе "позиции для отступления" в виде дефектов формы векселя. Такое поведение обычно не наносит им никакого ущерба, ибо даже при судебном разбирательстве эти дефекты могут остаться без внимания суда, если на них специально не указать.

Практика показывает, что большинство участников вексельного рынка не настораживают даже такие формулировки, как "срок платежа наступает, отсчитываясь от момента поступления денег на расчетный счет" или "местом платежа является местонахождение векселедателя". Что уж говорить о более тонких моментах! "В пять дней от составления", "по предъявлении, не ранее 25 августа 1996 г.", "в течение 10 дней от предъявления" - все это способы обозначения срока платежа, взятые нами из конкретных векселей. Всякий ли судья или приобретатель такого векселя сможет распознать его дефектность? (В чем же ее суть?)

А вот как иногда обозначается в российских векселях место платежа: "вексель может быть предъявлен к платежу по такому-то адресу"; "местом платежа является такое-то отделение такого-то банка"; "по месту жительства", "в любом месте, где бы я ни находился".

Подобные реквизиты имеют недостатки, влекущие нежелательные для держателя векселя последствия.

Наряду с изменением формы документа руководители многих векселедателей идут и на подлог подписи. Для этого им приходится только уполномочить кого-либо из заместителей подписывать векселя "по доверенности". Предъявляя к платежу векселя с такими подписями, векселедержатели узнают, что бумаги были подписаны неуполномоченным лицом (доверенность заранее уничтожается). Нередко векселя подписывают председатель совета директоров организации, директор по экономике и финансам, первый заместитель и иные лица, ссылаясь при этом на нормы устава юридического лица. Всем потенциальным приобретателям следует иметь в виду, что в уставах далеко не всегда оговариваются даже права руководителя, что уж говорить о его заместителях или членах совета директоров!

Подпись, выполненная неуполномоченным лицом, как известно, ни к чему не обязывает лицо, от имени которого подпись поставлена (ст. 7 Положения о векселях). Иными словами, векселедатель такого векселя вовсе не организация, а лицо, поставившее под векселем свою подпись (гражданин, уполномоченный доверенностью на подписание векселя). Излишне говорить, что розыск этого гражданина почти никогда не приводит к успеху.

Данные деяния также нужно рассматривать в соответствии со ст. 159 УК РФ ("Мошенничество"). Обман заключается в том, что у приобретателей создается неправильное представление о характере обязательства, а в случае подлога подписи - о самом факте существования обязательства и его субъекте. Сложности начинаются тогда, когда возникает вопрос о доказывании умысла на хищение имущества приобретателя векселя путем ссылки в дальнейшем на дефект документа как обстоятельство, позволяющее сложить с себя ответственность. Доказательствами в подобных делах чаще всего становятся неофициальные записи руководящих работников организации векселедателя, а также рабочие записи сотрудников ее юридической службы.

Например, во время одного судебного расследования следователем была обнаружена служебная записка, направленная начальником юридического отдела банка его президенту. Там было сказано, что для обеспечения возможности правомерного отказа банка от оплаты выданных им векселей они должны подписываться лицами, не наделенными соответствующими полномочиями. С целью ввести в заблуждение приобретателей векселей предлагалось показывать им доверенность, выданную на некое лицо, с тем, чтобы подпись на векселях ставилась не им, а иным работником банка, например, охранником. На записке была собственноручная резолюция президента банка: "Согласен. Подобрать лиц для подписания."

Поскольку такие документы попадают в руки следствия нечасто, то и привлечение к ответственности за такого рода махинации встречается редко. Хотя, на наш взгляд, в тех случаях, когда речь идет о векселе, выданном коммерческой организацией или индивидуальным предпринимателем, прямой умысел на хищение путем мошенничества должен предполагаться, а ссылки на незнание норм вексельного права приниматься во внимание не должны. Профессиональный коммерсант обязан знать и правильно применять все правовые нормы; иное его поведение следует расценивать как недобросовестное.

4. Неоплата векселя. Можно ли привлечь к уголовной ответственности лицо, которое просто не платит по векселю, если нет ни доказательств намеренной выдачи векселя без цели оплаты, ни нарушения формы векселя? Да, но только в случаях, прямо определенных в ст. 177 УК РФ ("Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности").

Субъектом данного преступления является руководитель организации векселедателя или гражданин, выдавший вексель от собственного имени. Привлечь его к уголовной ответственности можно только тогда, когда уклонение от погашения долга носит злостный характер, выражающийся, вопервых, крупным размером задолженности и, во-вторых, ее непогашением даже после вступления в силу соответствующего судебного акта. Крупным, согласно примечанию к ст. 177 УК РФ, признается размер задолженности гражданина в сумме, превышающей 500 минимальных размеров оплаты труда, а долг организации - в сумме, превышающей 2500 минимальных размеров оплаты труда.

5. Подделка документов об оплате векселя. С такими действиями нам сталкиваться пока не приходилось, но это не значит, что прецедент невозможен. Представим себе следующую ситуацию. К векселедателю обращается держатель векселя с требованием о его оплате, а последний отказывает в платеже, ссылаясь на то, что платеж уже был произведен третьему лицу (одному из предшествующих держателей векселя) или даже самому заявителю требования о платеже. Причем отказ сопровождается предъявлением документов, свидетельствующих о состоявшейся оплате (расходного ордера с подписью получателя, копии платежного поручения с отметкой о состоявшемся исполнении, сепаратную расписку и т.п.).

Если лицо, заявляющее требование о платеже, действует добросовестно и твердо знает, что платеж по векселю оно не получало, то представленные векселедателем документы о произведенном ему платеже могут быть только фальшивыми. Его задача, следовательно, состоит в том, чтобы доказать данное обстоятельство. Для этого векселедержателю необходимо подать нотариусу требование об опротестовании векселя. Нотариус, обратившись для совершения протеста к векселедателю, ознакомится с поддельным документом и либо совершит протест несмотря на наличие документа об оплате, либо откажет в совершении протеста. Если нотариус совершает требуемое действие, то векселедержатель, основываясь на опротестованном векселе, получит судебный приказ в народном суде или почти наверняка выиграет дело в арбитражном суде. Если нотариус решит отказать в совершении протеста, то ему придется получить копию документа о произведенной оплате для мотивации своего отказа. В этом случае у векселедержателя окажется копия поддельного документа, которую он может приложить к своему заявлению о возбуждении уголовного дела. Какого именно?

Логичным кажется вывод: согласно ст. 187 УК РФ ("Изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов"). Но это неправильно, поскольку целью совершения данного преступления является получение денег или имущества для личного обогащения, в то время как целью подделки документов об оплате векселей является удержание имущества или денег, полученных законным способом. Нельзя говорить в этом случае и о мошенничестве, поскольку способом совершения мошенничества является обман потерпевшего, чего в данном случае не происходит: потерпевший отлично знает, что никакого платежа он по векселю не получал. Подделка и рассчитана на то, чтобы ввести в заблуждение не векселедержателя, а третьих лиц, в первую очередь нотариуса и судей.

В связи с этим приходится признать, что сама по себе подделка документов об оплате векселя не подпадает под признаки какого-либо из составов, предусмотренных действующим УК РФ. Уголовно наказуемой такая подделка может стать в случае использования подделанных документов в ходе слушания гражданского дела (ст. 303 УК РФ "Фальсификация доказательств") с целью ввести в заблуждение суда для вынесения неправосудного решения. Обычно факт подделки доказывается в ходе проведения экспертизы подписи и печати, которыми заверен соответствующий документ.

Если в оплате отказывается потому, что оплата векселя якобы уже произведена одному из предшествующих векселедержателей, то такой отказ является незаконным и его можно воспринимать как приготовление к совершению преступления, предусмотренного ст. 177 или 159 УК РФ (в зависимости от того, можно ли доказать выдачу заведомо не оплачиваемого векселя). Привлекать к делу лицо, которое, по словам векселедателя, получило платеж, нет необходимости.

6. Сознательная порча векселя. Нужно различать два типа этого деяния: а) явная порча, известная векселедержателю (разрывание векселя, перечеркивание надписей на векселе и т.п.) и б) производимая таким образом, что векселедержатель не осознает сути вносимых в документ изменений (например, помещение в вексель надписи, нарушающей права и интересы векселедержателя, при условии, что последний не знает об этом нарушении).

Первый вариант должен рассматриваться по ст. 167 УК РФ как случай умышленного уничтожения или повреждения имущества. Особенность квалификации деяния по данной статье заключается в том, что, в отличие от норм о хищениях в различных формах, сумма причиненного ущерба здесь не является квалифицирующим признаком. Так, мошенничество, причинившее значительный ущерб гражданину, наказывается, в частности, лишением свободы на срок от двух до шести лет, а в крупном размере - от пяти до десяти. А вот за уничтожение или повреждение векселя более двух лет лишения свободы получить невозможно, независимо от того, на один рубль этот вексель или на триллион рублей.

Второй случай (опять парадокс) должен квалифицироваться как мошенничество, ибо средством совершения данного деяния является обман векселедержателя. Ложными заверениями векселедатель может добиться разрешения векселедержателя на внесение изменений в содержание векселя, что вполне допускается вексельным законодательством (ст. 69 Положения о векселях), внушив ему, что эти изменения самого безобидного содержания. Более того, в некоторых случаях векселедержатель может быть уверен в том, что эти изменения вносятся для его же блага. Иногда к внесению таких изменений принуждают самого держателя векселя.

Изложенное приводит к странному выводу: исходя из положений Уголовного кодекса, безопаснее вырвать вексель из рук держателя и разорвать его, нежели обманным путем заставить держателя подписать отметку на векселе о получении платежа, поскольку первый вид порчи данного документа влечет наказание до 2 лет, а второй до 10.

II. Преступления, которые могут быть совершены

любым держателем векселя

1. Приобретение заведомо неосновательного векселя. Надеемся, никого не нужно убеждать в нецелесообразности приобретения безосновательных векселей; уже говорилось и о том, что внедрение таковых в оборот является преступлением. Зачем же кому-то может понадобиться приобретать такие векселя?

Действительно, в подавляющем большинстве случаев безосновательные векселя оказываются не оплаченными именно из-за отсутствия их обеспечения в виде конкретной сделки (основания). Но может случиться, что векселедатель сочтет более выгодным для себя оплатить вексель, в том числе и безосновательный, обеспечив оплату реализацией какого-то имущества, чистой прибылью и т.п. Причины могут быть различными, но главная - стремление векселедателя сохранить доброе имя. В расчете на это некоторые не слишком честные лица и приобретают безосновательные векселя. Их цель - последующее осуществление прав по такому документу со ссылкой на собственную добросовестность.

Данное деяние следует квалифицировать по ст. 174 УК РФ ("Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем"). Особенностью квалификации деяния по данной статье является то, что наказываться здесь должно не то лицо, которое является собственником легализуемых денежных средств, а то, с помощью которого происходит легализация. Лицо, незаконно завладевшее легализуемыми средствами, может вообще не подлежать уголовному наказанию, если его действия не образуют состава преступления. Не наказывается оно и за открытое предложение средств для легализации. А вот лицо, согласившееся на такое предложение и легализовавшее данные средства (например, должностное лицо банка, принявшее к учету безосновательный вексель), привлекается к ответственности по данной статье.

Отметим, что употребленный нами термин "безосновательный вексель" не совсем точен. Правильнее было бы говорить о "векселе, приобретенном без основания (по недействительному основанию или основанию, отпавшему впоследствии)". Таким образом, не исключается квалификация по данной статье приобретения основательного векселя, но неосновательно приобретенного предъявителем его для финансовой операции в целях легализации. Например, товарный вексель - вексель вполне основательный - может быть приобретен без основания кем-либо, отличным от первого приобретателя (например, украден у его держателя).

2. Неправильное оформление индоссамента. К данному деянию относится все сказанное ранее о заведомо неправильном составлении векселя. Может случиться, что кто-то из держателей, отчуждая вексель, с некоторым умыслом внесет такой индоссамент, который может в дальнейшем либо освободить его от ответственности, либо поможет истребовать вексель обратно.

Поскольку индоссамент - достаточно краткая запись (она может состоять только из одной подписи передающего), способов сделать дефектной его форму значительно меньше, чем при составлении самого векселя. Более того, всякого приобретателя должен настораживать уже сам факт многословия индоссамента. Поэтому чаще всего проблемы вызывает содержательная сторона индоссамента: например, безупречная по форме передаточная надпись впоследствии оказывается ничего не значащей фразой.

Чаще всего индоссанты идут на подлог подписи и даты совершения индоссамента (мы уже говорили о злоупотреблениях при составлении векселя). Вторую по распространенности группу случаев составляют ситуации, когда индоссанты, пользуясь юридической неграмотностью приобретателей, включают в индоссамент невыгодные для последних формулы. Наибольшей популярностью пользуются условный и частичный индоссаменты (недействительные вообще), а также индоссаменты с безоборотной и ректаоговорками. Ничего противозаконного во включении этих оговорок в индоссаменты нет; противозаконным является снабжение этими оговорками индоссаментов в ситуации, когда приобретатель не осведомлен или неправильно осведомлен о юридическом значении данных оговорок.

Обычно не сведущего в юридических тонкостях приобретателя ставят перед фактом: мы предлагаем только такие индоссаменты и более никаких. Поэтому, что бы наша оговорка ни означала, этот вексель все равно придется взять, иначе Вы не получите вообще ничего. Но бывают и случаи сознательного введения в заблуждение. Так, один ответственный работник банка "разъяснил" гражданину, что выражение "без оборота на меня", которое будет помещено в индоссамент, учиняемый банком на имя данного гражданина, означает, что последний не может принудить банк к обратному выкупу (обороту) векселя, что однако нисколько не мешает предъявить к нему (индоссанту) регрессного иска в случае неплатежа. Существует множество подобных "определений" ректа-оговорки. Например, руководитель предприятия-индоссанта сказал своему коллеге, что если его ЗАО приобретет вексель с ректа-индоссаментом, то оно вполне сможет потом предъявить регрессный иск к индоссанту (это действительно так); а ее смысл и назначение в том, чтобы учинившего ее индоссанта уведомляли о всех последующих передачах векселя. Об истинном значении ректа-оговорки руководитель умолчал), что можно расценить как одну из форм мошенничества.

Очередная форма мошенничества - вот квалификация данного деяния. Так же следует расценивать умышленное неправильное выполнение соответствующими субъектами иных надписей на векселе: о посредничестве, об акцепте, авале.

3. Заведомо неосновательное восстановление прав по якобы утраченному векселю. С данным деянием мы пока не сталкивались, может быть, оттого, что сама процедура восстановления прав по утраченным ценным бумагам у нас работает плохо, а ее применение к векселям сегодня вообще сомнительно. Однако вполне вероятно, что в суд поступит ложное заявление об утрате векселя с требованием восстановить права по нему. При этом заявитель отлично знает, что его заявление является ложным; вексель не утрачен, а, например, индоссирован им или передан кому-то на хранение. Особый цинизм в таком поступке можно усмотреть в случае, если впоследствии выяснится, что вексель в действительности находился у самого заявителя.

Несомненно, если успешно завершенное восстановление прав по векселю, который на самом деле не был утрачен, привело к обогащению заявителя либо за счет лица, которому он индоссировал якобы утраченный вексель, либо за счет векселедателя, то такое деяние можно квалифицировать как хищение имущества путем мошенничества. Разоблачение обмана в ходе процесса о восстановлении прав (например, лицо, получившее вексель от заявителя по индоссаменту, прочло публикацию об утрате и заявило о своих правах на вексель) или после его завершения (например, заявитель, осуществив права, восстановленные судом, предъявил ко взысканию и сохраненный им вексель), не позволившее получить двойное удовлетворение, должно квалифицироваться как обстоятельство, воспрепятствовавшее совершению преступления. Само деяние в этом случае должно квалифицироваться как покушение на мошенничество.

4. Неосновательная порча или уничтожение индоссамента. Случаи и способы совершения, мотивация и квалификация аналогичны относящимся к сознательной порче векселя.

5. Злоупотребления со стороны представителя. Лицо, являющееся собственником векселя и его держателем, может уполномочить кого-либо на осуществление прав по данному векселю. Такое уполномочие может оформляться и обычной доверенностью, но может производиться также и специальным "вексельным" способом - совершением препоручительного индоссамента.

Препоручительный индоссамент предоставляет право легитимированному им лицу предъявить вексель к платежу, получить платеж (для чего уполномочивает передать вексель с отметкой о получении платежа и (или) сепаратной распиской), при неплатеже - совершить протест, а также налагает на него обязанность передать все, полученное в ходе попытки осуществления прав по векселю, индоссанту (препоручителю). Основанием совершения препоручительного индоссамента является, естественно, предварительная договоренность потенциальных индоссанта и его представителя об оказании последним первому соответствующих услуг. Обычно такой договор заключается в письменной форме (составляется специальный документ), носит возмездный характер, а его предмет именуется "услугами по инкассированию векселя".

Однако ни договор, ни индоссамент не ограждают препоручителя от возможных злоупотреблений со стороны представителя. Может случиться так, что "представитель" не отдаст препоручителю вексель или, что случается чаще, полученные по данному векселю деньги. Характеризуется ли такой поступок как уголовно наказуемое деяние?

Если следствие докажет, что такое деяние планировалось уже в момент заключения договора об оказании услуг по инкассированию, естественно, оно должно квалифицироваться по ст. 159 УК РФ как мошенничество. Если лицо, обманувшее векселедателя с целью убедить последнего передать вексель, добилось своей цели и завладело документом, тем самым оно создало предпосылки для собственного обогащения (покушение на мошенничество). Получив исполнение (платеж) по векселю, лицо обогатилось за счет препоручителя, и с момента получения платежа имеем дело с оконченным мошенничеством.

Но если предварительный умысел доказать не удастся, возможна квалификация деяния по ст. 160 УК РФ ("Присвоение или растрата"). В состав данного преступления не нужно включать умысел на хищение, сформировавшийся до получения виновным имущества от потерпевшего; достаточно, чтобы умысел появился уже после получения имущества. Объективная сторона данного преступления выражается в невозвращении векселя, переданного препоручителем, или непередаче полученного по векселю платежа. Вексель или деньги должны неправомерно удерживаться представителем в целях обращения их в свою пользу (собственность) этого достаточно для квалификации деяния как присвоения. При этом под неправомерным удержанием понимается удержание, производить которое представитель не имеет права по нормам законодательства или договора.

III. Преступления, совершаемые по предварительному сговору

векселедателя и одного из векселедержателей

1. Выдача дружеского или встречного векселя. В предыдущей статье рассматривался вопрос об уголовно-правовой квалификации факта передачи заведомо безосновательных, в том числе дружеского и встречного, векселей. Как квалифицировать сам факт выдачи дружеского или встречного векселя?

Важно, что данное деяние осуществляется по предварительному сговору двух лиц - векселедателя и первого приобретателя. В случае с нормальным дружеским или встречным векселями стороны не стремятся к хищению чьего либо имущества. Их цель - получить необеспеченный кредит, естественно, с последующим его возвратом. Умысел на хищение появляется обычно позднее - после того, как станет очевидной невозможность выполнения обязательств по возврату кредита и оплате векселя. Поэтому даже теоретически случаи, когда договоренность о выдаче дружеского или встречных векселей преследует уголовно наказуемое стремление к хищению, не часты.

Как квалифицировать деяние в том случае, когда умысел доказан? Несмотря на наличие такого умысла следует помнить, что вследствие только выдачи дружеского или встречных векселей невозможно хищение чьего бы то ни было имущества. Чтобы оно произошло, дружеский или встречный вексель нужно кому-то продать (учесть) или заложить. Предварительная договоренность с банком об учете таких векселей не меняет ситуации. Поэтому саму по себе выдачу дружеского или встречных векселей нельзя квалифицировать не только как оконченное преступление, но и даже как покушение на хищение. Можно предложить квалификацию данного деяния лишь как приготовление к хищению имущества третьего лица (того, которому эти векселя удастся продать) путем мошенничества.

Ответственность за приготовление к мошенничеству наступает только тогда, когда речь идет о приготовлении к деянию с квалифицирующими признаками (состав, предусмотренный в ч. 3 ст. 159 УК РФ).

2. Датирование векселя задним числом. В случае, когда субъект хочет перенести составление векселя на период, по тем или иным причинам удобный для векселедателя (например, на период собственной недееспособности или отсутствия у него полномочий), такое деяние совершается без ведома первого приобретателя. Оно подпадает под уже рассмотренную группу - заведомо неправильное составление векселя в целях хищения имущества приобретателя и квалифицируется как мошенничество.

Рассмотрим теперь датирование векселя задним числом, производимое с ведома и, более того, по инициативе векселеприобретателя. Для чего это делается? Обычно это происходит в ситуации, когда учредители обанкротившегося предприятия пытаются спасти его имущество от требований кредиторов или когда хотят искусственно увеличить сумму долгов данного предприятия и (или) сумму долгов, сосредоточенных в руках определенных кредиторов.

В зависимости от направленности действий будет меняться их квалификация.

Так, выдача (получение) векселей с целью создать новые основания для платежей векселедателя в пользу определенных лиц приведет к тому, что векселедатель будет вынужден отдавать им имеющиеся у него денежные средства или обращать на погашение вексельных обязательств иное имеющееся у него имущество. Если на таких векселях ставить истинную дату их составления - время, когда необходимость перевода имущества на имя заинтересованных лиц стала очевидной, есть риск последующего оспаривания сделок по выдаче таких векселей как сделок, совершенных в преддверии банкротства. Поэтому и возникает необходимость датирования этих векселей задним числом: создается иллюзия того, что они были выданы относительно давно, в период благополучной работы предприятия.

Поскольку такие действия прямо направлены на "раздевание" предприятия (к выгоде одних лиц и в ущерб другим), они должны квалифицироваться по ст. 195 УК РФ ("Неправомерные действия при банкротстве"). Обращаем внимание, что наказывается по данной статье только руководитель или собственник организации-банкрота (векселедатель), но не его контрагент.

Датирование векселей "задним числом" может быть направлено также на увеличение долгов предприятия с целью спровоцировать объявление его банкротом. Это может быть выгодно, например, руководителю данного предприятия, который имеет возможность выдать векселя на подставных лиц, принять решение об их оплате, произвести оплату любыми способами и скрыться с расчетом впоследствии завладеть суммами, выплаченными по таким векселям. Если производить такие действия, ставя на векселях даты реального составления, появляется вероятность того, что эти векселя будут признаны недействительными, как выданные в преддверии банкротства. Если руководитель отнесет дату составления данных бумаг более чем на шесть месяцев назад от реальной даты составления, то такой риск устраняется.

Данные действия руководителя или собственника предприятия либо индивидуального предпринимателя также направлены на неправомерное завладение имуществом предприятия или его кредиторов и наказываются в соответствии со ст. 196 УК РФ ("Преднамеренное банкротство").

Датирование задним числом может производиться и для создания ситуации фиктивного, т.е. ложного банкротства (ст. 197 УК РФ), уклонения от уплаты налогов с организаций (ст. 199 УК РФ) и др. Таким образом, датирование векселей задним числом может служить симптомом совершения нескольких различных преступлений, но само по себе преступлением не является.

3. Оставление векселя в обращении после его оплаты. Векселедержатель, получивший платеж, может договориться с векселедателем, который этот платеж произвел, о том, чтобы последний не забирал у него вексель. Для векселедателя эта ситуация представляет опасность, поскольку векселедержатель может индоссировать вексель добросовестному приобретателю, и тем самым создать предпосылки для обязания векселедателя повторить оплату. Поэтому сознательное сохранение векселедателем такого документа в руках у векселедержателя возможно только тогда, когда он твердо уверен в том, что векселедержатель изберет другой вариант поведения, а именно предъявит регрессный иск из факта неплатежа по векселю к индоссантам и авалистам.

Действительно, нет ничего проще, чем организовать такой процесс. Для этого необходимо лишь совершение протеста векселя, каковой последует немедленно после отказа векселедателя нотариусу производить платеж. Имея на руках опротестованный вексель и акт о протесте, векселедержатель получает возможность взыскать сумму векселя еще раз с одного или нескольких должников, обязанных в порядке регресса. Полученное делится между векселедателем и взыскателем.

Совершение такого "взыскания" представляет собой мошенничество; обращение в суд с иском о взыскании, закончившееся неудачей, - покушение на мошенничество; сам факт оставления векселя после оплаты на руках получателя платежа для совершения в будущем хищения - приготовление к совершению мошенничества.

В.А. Белов


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

55204. Українська мова за професійним спрямуванням. Плани та завдання до практичних занять 558 KB
  Основи мовної політики і фактори прискорення процесів упровадження державної мови. Місце мови в комунікативній деонтиці юриста. Це і зумовило 28 жовтня 1989 р. прийняття Закону про мови в Українській РСР коли під тиском національно-демократичних сил тодішня влада пішла на законодавче закріплення статусу державної за українською мовою й оголосила українську мову державною і мовою національного спілкування у межах України.
55205. Кольорова металургія України, розміщення основних виробництв. Сучасний стан, проблеми й перспективи розвитку галузі 24.51 KB
  Кольорова металургія включає видобуток, збагачення, металургійну переробку кольорових руд, дорогоцінних і рідкісних металів, у тому числі виробництво сплавів, прокату кольорових металів, переробку вторсировини і видобуток кольорових каменів.
55207. Роль РПС і регіональної економіки у вирішенні найважливіших соціальних та економічних проблем в Україні 24.19 KB
  Закономірність територіальної концентрації продуктивних сил полягає у зосередженні виробництва й населення у найвигідніших місцях регіону, що забезпечує вищий (ніж середній для регіону) рівень життя та ефективність виробництва
55210. Агропромисловий комплекс України, його структура. Роль і значення АПК у народному господарстві 24.56 KB
  Агропромисловий комплекс (АПК) – один із найбільших і найважливіших секторів економіки України. Перед ним стоять відповідальні завдання: впровадження в життя аграрної політики, розв’язання продовольчої проблеми, забезпечення населення продовольством
55212. Застосування екологічних ігор, головоломок в педагогічній практиці 105.5 KB
  За допомогою гри можна зацікавити учнів викликати в них інтерес до навчального матеріалу. За допомогою ігор можна закріплювати вміння і навички. Захоплюють дітей ігри з картинками загадками про рослини і тварини ігри-вікторини Що в лісі росте Хто в лісі живе Лісові орієнтири...