16648

Три круга суда, или дело о как бы векселях

Научная статья

Банковское дело и рынок ценных бумаг

Три круга суда или дело о как бы векселях Использование векселей в хозяйственном обороте осложняется тем что в случае судебного спора по обязательственным отношениям сторонам приходится обращаться не только к общегражданским нормам но и к специальным положениям ве

Русский

2013-06-25

85.5 KB

0 чел.

Три круга суда, или дело о "как бы векселях"

Использование векселей в хозяйственном обороте осложняется тем, что в случае судебного спора по обязательственным отношениям сторонам приходится обращаться не только к общегражданским нормам, но и к специальным положениям вексельного права, имеющим свои особенности. В рамках настоящей статьи мы рассмотрим, как быть в случае, когда невозможность признания документа векселем в силу дефекта его формы не препятствует предъявлению самостоятельного требования из такого документа на основании норм гражданского права об обыкновенном долговом документе. Но не всегда, а только если спорный документ отвечает требованиям гражданского права, предъявляемым к обыкновенному долговому документу.

Требования

ООО "Логос Груп" 1 августа 2001 г. обратилось в областной арбитражный суд с иском к одному из провинциальных автомобильных заводов о взыскании 9 000 000 рублей, составляющих часть вексельного долга, а также процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 1 000 000 рублей. В основание требований были положены 14 документов, в свое время выданных Автозаводом. Все бы ничего, но каждый из них (1) имел заголовок "Товарный простой вексель" и (2) содержал после основного текста указание "Оплата исключительно продукцией Автозавода".

Как такие документы оказались в обороте? Несколько лет назад Автозавод решил погасить свой долг перед местным отделением Пенсионного фонда РФ. Способствовать ему в этом вызвалось ООО "Вектра-Капитал К". 18 сентября 1998 г. его снабдили средствами для такого погашения, выдав пресловутые "векселя": "Вектра" намеревалась то ли продать их контрагентам Автозавода, то ли обменять их на иные, более ликвидные, ценные бумаги и за счет полученных денег погасить задолженность. Через некоторое время что-то не связалось, и Пенсионный фонд выставил Автозаводу инкассовое распоряжение о взыскании суммы задолженности, каковую Завод считал уже погашенной. Возникло дело о признании не подлежащим исполнению инкассового распоряжения, которое Автозавод с треском проиграл. Ссылки на его соглашение с "Вектрой" суд просто-таки высмеял: разве можно заключать соглашения об уплате налогов?!

В течение двух последующих лет Автозавод постепенно расплачивался с Пенсионным фондом и в конце концов расплатился, параллельно пытаясь добиться от "Вектры" возврата своих "векселей". И они к нему "вернулись". Только уже от "Логос Груп" - приобретателя по непрерывному ряду индоссаментов. И в виде исковых требований.

В исковом заявлении истец прямо написал, что представленные им документы векселями не являются в силу дефекта формы, но это обстоятельство не исключает возможности рассматривать их как общегражданские долговые документы. На случай, если суд не согласится с этим тезисом, истец "подстраховался" представлением не только самих "векселей", но и двух "Актов": один - "предъявления векселей к оплате", другой - "сверки задолженности и признания долга", подписанных 2 ноября 2000 г. Из этих Актов следовало, что Истец предъявил Автозаводу требования по спорным 14 векселям, а Автозавод признал долг по таковым в размере их номинальной стоимости, процентов, набежавших на их суммы, издержек по протестам и обязался таковой долг уплатить. Эти Акты, рассуждал Истец, направлены на замену старых вексельных обязательств новым, денежным; их подписание имело значение договора о новации.

Возражения

На первый взгляд, Автозаводу было бы достаточно ограничиться возражением, касающимся дефекта формы спорных документов. Из этого дефекта вытекали бы невозможность передачи этих документов по индоссаментам*(1), а значит, - невозможность признания Истца законным держателем документов. Но этим возражением совершенно не затрагивались Акты, да и самое возражение носило явно временный характер. Ведь очевидно, что если требования из спорных документов не индоссируются, то они могут уступаться в порядке общегражданской цессии (см. _ 1 гл.24 ГК РФ). Ну а представить документы о цессии в сложившейся ситуации - дело не хитрое: все поведение Истца свидетельствовало о том, что эти документы он либо уже выправил (в порядке подстраховки), либо подготовит и представит их по первому требованию. Заводским юристам пришлось строить глубокую оборону, последним эшелоном которой, по логике вещей, должен был бы стать какой-то принципиальный порок в первоначальных "как бы вексельных" обязательствах. В нашем случае напрашивались два - порок содержания и порок основания.

Порок содержания был легче доказуем, но менее понятен, особенно для судебной практики*(2): спорные документы нельзя было рассматривать не только как векселя, но и как общегражданские долговые обязательства, поскольку содержащиеся в них сведения не позволяют определить предмета обязательства - наименования продукции, которую должен передать Автозавод*(3). Как известно, обязательство - это гражданское правоотношение, содержанием которого является требование кредитора и корреспондирующая ему обязанность должника совершить определенное действие, в частности - передать имущество (п.1 ст.307 ГК РФ). Документы, который представил Истец, не могли рассматриваться в качестве удостоверяющих обязательства, ибо описанное ими действие - "передача продукции Автозавода" - не обладало необходимой степенью определенности. Между тем согласование наименования подлежащего передаче имущества и его количества является безусловно необходимым для установления обязательства по передаче имущества в собственность, в частности - обязательства, возникшего из договора купли-продажи (см. п.3 ст.455 ГК РФ).

Логичным заключением из этой посылки становился вывод о том, что представленные истцом Акты от 2 ноября 2000 г. лишены всякого юридического значения, ибо направлены они были вовсе не на замену старого обязательства, как утверждает Истец (такого обязательства вовсе не было и "заменять", следовательно, было просто нечего), а на установление обязательства нового, ранее не существовавшего, причем без какого бы то ни было встречного предоставления со стороны Автозавода.

Порок основания для суда был бы более понятен, но сложнее доказуем. Нужно было вытаскивать на свет божий документы об отношениях Автозавода с "Вектрой" по налоговому сюжету и, ссылаясь на ст.384 и 386 ГК РФ, возражать новому кредитору (цессионарию), ссылаясь на дефект отношений с предыдущим кредитором (цедентом).

Ситуация осложнялась тем, что к моменту рассмотрения дела ООО "Вектра-Капитал К" более не существовало: в отношении данной организации было завершено конкурсное производство и запись о ее государственной регистрации была аннулирована. Это означало не только невозможность привлечения "Вектры" в процесс, но и невозможность получения с нее каких-либо объяснений и документов. Очевидно также и то, что "Логос Груп" начал бы упирать на то, что в деле, решением по которому была констатирована недействительность соглашения, ставшего основанием выдачи спорных "векселей", он участия не принимал ну и так далее (практикующие юристы прекрасно все это знают).

После некоторых раздумий было решено: о пороке основания пока ничего не говорить; сосредоточить все внимание на пороке содержания. Спорные документы не удостоверяют и никогда не удостоверяли никаких обязательств за неопределенностью своего предмета и содержания - эту сентенцию как "Отче наш" затвердили заводские юристы, отправившиеся в процесс.

Круг первый

На первом заседании судья, обозрев спорные "как бы векселя", однозначно констатировал, что спорные документы не являются векселями, а значит, их нельзя приобрести по индоссаментам.

Мы приобрели их не только по индоссаментам, - заявил представитель Истца. - У нас есть еще и договоры цессии.

Где же эти договоры?

Мы не думали, что они понадобятся, но если нужно, то мы представим их в следующем заседании.

Как можно заметить, опасения заводских юристов начинали сбываться: Истец отправился фабриковать бумаги о цессии, а процесс грозил перерасти в обсуждение отношений с ООО "Вектра-Капитал К".

Перепуганные заводские юристы в спешном порядке бросились выяснять: не получится ли "раскопать" что-нибудь еще "эдакое", связанное с выдачей векселей или подписанием актов. Подняв документацию за конец 2000 г. они подивились следующему обстоятельству: на Заводе не имелось не только подлинных экземпляров, но даже и копий Актов, представленных Истцом. Более того, решительно нигде эти Акты не оставили ни малейшего следа, хотя были подписаны Генеральным директором. С бывшим (на момент разбирательства дела) Генеральным была проведена беседа, в ходе которой он сделал ошеломляющее заявление: он никогда не подписывал ничего, подобного Актам, представленным Истцом. Облачив это заявление в письменную форму, юристы Автозавода подготовили ходатайство о назначении почерковедческой экспертизы подписи под Актами. Появился шанс присоединить к порокам содержания и основания сделки еще и порок субъекта, совершившего сделку.

Второе заседание, 30 ноября 2001 г., началось столь же неожиданно, сколь и завершилось. Суд отказал в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы. Автозавод, мягко говоря, приуныл, а Истец уже торжествовал победу. И, как выяснилось, напрасно: арбитражный суд в удовлетворении исковых требований отказал, основавшись на аргументации Автозавода. Не помогли и представленные Истцом договоры цессии. Поскольку не было первоначального обязательства, то нечего было новировать и цедировать - вот, в сокращенном виде, аргументация суда. На этом фоне удовлетворение ходатайства о назначении экспертизы было более чем логичным: уж если требования не подлежат удовлетворению даже при подлинности подписи.

4 декабря 2001 г. Истец обратился с апелляционной жалобой, в которой более всего поражало то, что она практически ничем не отличалась от искового заявления. Не было никаких дополнительных аргументов, оснований, доказательств. Даже о договорах цессии, которые "легли" в дело по требованию суда первой инстанции, ни словом не было упомянуто. Создавалось впечатление, что "Логос" просто тупо повторяет заученную позицию, и совершенно искренне видит в ней нечто сакраментальное, заранее известный ответ задачи, непреложную основу успеха. И, как выяснилось, основания для этого были: постановлением апелляционной инстанции 27 декабря 2001 г. решение суда первой инстанции было отменено, а исковые требования ООО "Логос Груп" удовлетворены в полном объеме.

Постановление оставляло то же ощущение, что и апелляционная жалоба, а также, что суд ни отзывов на иск и жалобу, ни даже самого обжалуемого решения не читал. Он просто переписал в постановлении текст апелляционной жалобы. Выходило, что 14 спорных документов, являющихся пусть и не векселями, но долговыми расписками, удостоверяющими "право требования долга" с Автозавода*(4), были приобретены сначала ООО "Компания "Эдельвейс", а потом Истцом по делу. Акты сверки и признания задолженности удостоверяют денежное обязательство Автозавода, признанное им взамен ранее существовавших обязательств из расписок, а договоры купли-продажи расписок (цессии требований из них), - принадлежность этих требований Истцу. Про заявление бывшего Генерального и ходатайство о почерковедческой экспертизе не было сказано ни слова.

Конечно, постановление приводило в полное уныние: если ранее еще могли быть какие-то сомнения, то теперь стало ясно: суд подошел к делу несколько небеспристрастно, или, как сейчас выражаются, был "заряжен".

Теперь уже с жалобой, только кассационной, обращался Автозавод. По этой жалобе окружной арбитражный суд приостановил исполнение апелляционного постановления и назначил дело разбирательством на 19 февраля 2002 г.

Юристы знают, как трудно отвечать на неожиданные "аргументы" противоборствующей стороны. Но еще труднее, если противник не выдвигает никаких аргументов. В этой ситуации приходится многократно "пережевывать" одно и то же, в надежде донести хотя бы толику своей точки зрения до судейского сознания. Поэтому и в самой жалобе и в заседании юристам Автозавода не оставалось заниматься не чем иным, как детализацией своей позиции. Их рассуждения о понятии обязательства, сфере применения индоссамента, понятии и условиях действительности цессии и новации, превратились, по сути, в энциклопедические справки или параграфы учебников по соответствующим темам.

Итог - все судебные акты (т.е., не только постановление апелляции, но и решение суда первой инстанции) отменены, а дело направлено на новое рассмотрение.

Круг второй

Что же это было? Успех или неудача Автозавода? Для Завода в целом это был конечно же успех, ибо был отменен судебный акт, который мог бы быть основанием для взыскания с завода денежной суммы. Пусть она была пока небольшой, но ведь это только "пока", ведь 10 миллионов были лишь небольшой частью суммы 14 "как бы векселей", находящихся на руках у Истца. Юристы же Завода потерпели явное поражение, ибо ни один из их "изысканных юридизмов" услышан не был. Кассационная инстанция ограничилась лишь тем, что напомнила суду про ходатайство ответчика: "Ответчик оспаривает факт подписания указанного акта следует обсудить вопрос о проведении почерковедческой экспертизы". Получалось, вроде бы, так: все, дескать, правильно, и иск действительно нужно удовлетворить, но раз уж Ответчик кричит, что я, дескать, это не подписывал, - что ж, надо проверить!

И ничего плохого в этом, может быть, и не было бы, если бы не три "но". Во-первых, всем на Заводе были известны, как бы так сказать, специфические качества бывшего Генерального, которые свидетельствовали о том, что сделанное им в суд заявление может оказаться и ложным. Во-вторых, узнать, что Акты подписал бывший Генеральный - этого мало; нужно было устанавливать, когда они были подписаны - в тот ли период, когда "подписант" занимал пост Генерального, или позднее. А в-третьих, поддерживая собственное ходатайство, заявленное ранее в состоянии сильного душевного волнения, юристы вольно или невольно, но подчеркнули бы, что они сами не верят во все свои материально-правовые аргументы. Естественно, это означало бы рубить сук, на который пытаешься усесться.

Вот в таком состоянии Автозавод начал второй круг разбирательства. В обновленном исковом заявлении теперь появились ссылки на договоры уступки требований, а это означало отдельную борьбу с этими договорами. Понятно, что их рубил под самый корень аргумент о беспредметности и бессодержательности спорных документов и отсутствие требований, которые могли бы стать предметом цессии. Именно этот аргумент и не был ранее услышан. Поэтому ничего не оставалось, как отступить на вторую, последнюю линию обороны - заявить о пороке основания*(5). "Если суд не согласится с приведенной выше аргументацией и все-таки будет рассматривать представленные Истцом договоры и "векселя" либо Акты как документы законные и обосновывающие приобретение Истцом общегражданских денежных требований (как это уже сделал суд апелляционной инстанции), то мы, пользуясь ст.384 и 386 ГК РФ, заявляем Истцу следующее возражение, которое мы имели право противопоставить его правопредшественнику - ООО "Вектра-Капитал К": спорные "векселя", на которых основаны предъявленные требования (позднее составленные Акты и предъявленные требования), попали в обращение по основанию, которое отпало впоследствии, т.е., приобретение ООО "Вектра-Капитал К" стало актом неосновательного обогащения (см гл.60 ГК РФ). Неосновательное обогащение не переносит права собственности на предмет обогащения, но создает обязательство по возврату имущества, составляющего предмет обогащения". И далее максимально сжато, но не в ущерб ясности, Ответчик изложил суть отношений, ради которых он имел неосторожность расписаться под "как бы векселями".

Первая инстанция. 11 апреля 2002 г. И сразу в лоб: "Истец заявляет ходатайство об увеличении размера исковых требований, просит взыскать с ответчика 113 537 000 руб. - основного долга". "Пока" завершилось: требование перестало быть "небольшим". Столь смелое увеличение суммы иска еще до начала разбирательства могло означать только одно: ни Истцу, ни суду это разбирательство было не нужно, они заранее были уверены в исходе процесса.

Не успел Ответчик оправиться от более чем десятикратного роста исковых требований, как суд заявил: самый главный и, по сути, единственный вопрос в заседании - вопрос об экспертизе. Именно его и просила обсудить кассационная инстанция - давайте обсудим. Настаивает ли Ответчик на проведении экспертизы? Решение далось нелегко, но надо отдать юристам должное: соблазн затянуть процесс и риск его проиграть все-таки не перевесил материально-правовых аргументов и соображений логики. Рубить сук той позиции, которую занял Автозавод, не решились и скрипя зубами заявили, что на проведении экспертизы Ответчик не настаивает. "Ха! " - только и сказала на это судья.

Первая инстанция была проиграна.

Правда, суд (надо отдать ему должное) справедливо отказал во взыскании нотариальных расходов на протест псевдовекселей: "истец знал, что векселя имеют дефект формы, однако предъявил их для составления протеста в неплатеже, тем самым причинив себе убытки".

Апелляционная жалоба Автозавода превратилась в обличительную статью: суд не сделал того, сего, этого, пятого и десятого, но зато без достаточных оснований сделал то, другое, третье. Ну и, конечно, самое главное - суд без каких бы то ни было причин уперся в пресловутую экспертизу.

Спорные Акты могли бы иметь значение документов о новации, если бы было что новировать, т.е. если бы существовало первоначальное обязательство. "Именно отсутствием такового, и значит, юридической бессодержательностью Актов, а вовсе не желанием "подтвердить свою задолженность перед Истцом", как указал суд, и был вызван наш отказ от проведения экспертизы подписи, поставленной на упомянутых Актах. Кем бы эти Акты ни были подписаны, хотя бы и Генеральным директором Завода, они все равно не имеют юридического значения, как констатирующие факт признания не существовавшей задолженности, имеющий значение договора дарения, который, как известно, будучи заключенным между коммерческими организациями, является ничтожным (подп.4 ст.575 ГК РФ). По сути, суд положил в основу своего решения одно лишь голое признание Ответчиком долга, не подкрепленное Истцом никакими иными доказательствами. Очевидно, однако, что сам по себе "признательный акт", не только не подкрепленный, но и, напротив, опровергаемый всеми материалами дела, не может быть основанием для взыскания".

18 июля 2002 г. состоялось заседание апелляционной инстанции, которое Ответчик снова проиграл. И снова не потому, что Истец привел какие-то новые аргументы, посредством которых убедил суд в своей правоте; более того, большинство обстоятельств, обсужденных ранее, остались за пределами судейского внимания. Даже по объему апелляционное постановление оказалось на четверть короче, чем решение, вынесенное судом первой инстанции; по сути, оно выглядело как конспект этого решения. Создавалось впечатление, что Ответчик налетел на непробиваемую бетонную стену: суд не слышит и не хочет слышать ничего из того, о чем говорит Завод.

Кто-то из юристов предложил: если, дескать, не слышат нас, то, может быть, услышат Пенсионный фонд? Почему бы не получить оттуда что-нибудь типа справки о том, что задолженность по спорным платежам ему погасил именно Автозавод, а вовсе не какая-то там "Вектра-Капитал"? Странно, что такая мысль никому не пришла в голову раньше. В срочном порядке было "организовано" письмо соответствующего содержания из Пенсионного фонда.

И снова - скоростная подача кассационной жалобы и ходатайства о приостановлении исполнения решения в окружной арбитраж. К счастью, на этот раз все завершилось успешно: видимо, сыграл профессиональный интерес. Все-таки дело, повторно попадающее на кассационное рассмотрение с почти идентичными обжалуемыми актами, - явление нечастое. 20 августа 2002 г., т.е. ровно через полгода и один день после первой кассации, состоялось заседание. Результат прежний - все судебные акты отменены, а дело направлено на новое рассмотрение.

Круг третий

И вот третий круг. Называя результат второй кассации "прежним", мы все-таки несколько погрешили против истины. "Прежним" он был с чисто внешней стороны, а по сути все был иначе. Теперь Ответчика услышали и ни о какой экспертизе как единственном основании отмены состоявшихся судебных актов речи уже не было.

"Ответчик погасил долг перед Пенсионным фондом самостоятельно. В этой связи последующая передача векселей по индоссаменту являлась неправомерной. Лицо, передающее право, несет ответственность за недействительность соответствующего требования. В этой связи надлежащей оценки возражениям Ответчика судом не дано, как и акту от 2 ноября 2000 г. о признании Ответчиком своей задолженности. Отметок о регистрации акта по входящей корреспонденции ответчика не усматривается, и фактическое время составления указанного акта судом не проверялось. Ничтожность соглашения с Пенсионным фондом по уплате задолженности по страховым взносам третьим лицом - ООО "Вектра-Капитал К" подтверждена решением арбитражного суда и постановлением апелляционной инстанции того же суда Судом не учтены указанные судебные акты". Вот квинтэссенция постановления окружного суда.

Коротко говоря, сработал порок основания. Выдержала вторая линия обороны. Ответчик, несомненно, имел основания радоваться первому успеху. Весь вопрос был в том, удастся ли его закрепить и отстоять.

Новое рассмотрение. Первая инстанция. Истец продолжал огорошивать Ответчика в лучших своих традициях: прибыл новый представитель. Познакомились. Nomina sunt odiosa - интересующимся наукой гражданского права должно быть известно имя молодого ученого, недавно защитившего кандидатскую по обязательствам из договоров банковского счета и банковского вклада. На вопрос, где же предыдущий "коллега", был дан ответ: сменил место работы.

Неужели в связи с нашим делом?

Нет-нет, конечно, нет...

Какие прогнозы?

Ну а какие могут быть прогнозы, если у нас уже никаких ресурсов на это дело не осталось

Практикующие юристы по достоинству оценят этот краткий диалог.

Началось разбирательство. Новый представитель уже в который раз зачитал, по сути, прежнее исковое заявление. Но это был единственный элемент дежа вю, потому что дальше изменилось решительно все.

Так, - подытожила судья, - у меня есть вопрос. Вы основываете Ваши требования на 14 дефектных векселях. Представьте их суду.

Они уже обозревались судом первой инстанции при первом рассмотрении, - возразил Истец. - В материалах дела имеются копии.

Копии имеются, - согласилась судья, - но они не заверены. Никем.

Немая сцена, завершившаяся тем, что представители обеих сторон, рискуя навлечь на себя судейский гнев и упреки в неуважении, бросились к столу и едва ли не начали рвать друг у друга том дела. Не оставалось никаких сомнений: ксерокопии векселей действительно не были заверены. Представителям Автозавода оставалось только изумляться: как же могло случиться, что на это никто не обратил внимания? Представителю Истца было тяжелее: ему предстояло немедленно выработать "позицию". Позиция не вырабатывалась, и Истец обратился за помощью к Ответчику:

Но Вы же можете подтвердить, что подлинные векселя суду представлялись.

Можем, - честно признался один из представителей Автозавода. - Но это было уже больше года назад, и что произошло с ними с тех пор - никто не знает. Может быть, Вы их уже десять раз перепродали.

Это резонно, - согласилась судья. - К тому же у меня такое правило: все смотреть в подлиннике.

Никто возражать не стал: Автозавод не хотел, а "поплывший" Истец, видимо, не мог. Но экзекуция на этом не закончилась.

Давайте посмотрим, - продолжала судья, - когда были приобретены спорные векселя. Часть из них (судья перечислила номера) была приобретена Вашим предшественником - ООО "Торговый дом "Эдельвейс" - по договору от 4 февраля 2000 г. Передача векселей состоялась, судя по акту приема-передачи, 1 июня 2000 г. А опротестованы эти векселя в неплатеже по требованию торгового дома "Эдельвейс" 4, 12, 22 и 31 мая 2000 г., т.е. еще до их получения от отчуждателя - ООО "Вектра-Капитал К". Как Вы можете это объяснить?

Вот это да! Сколько раз юристы Автозавода перечитывали злосчастный договор и акт приема-передачи, но ни у кого не возникло и мысли соотнести имеющиеся в них даты совершения с датами вексельных протестов. Причина понятна и закономерна: коль скоро спорные документы - это не векселя, то протесты их не имеют никакого значения и акты протеста просто отложили в сторону. А вот поди ж ты! Представитель Истца, еще не оправившийся от первого удара, смог пробормотать нечто вроде того, что его тогда еще не было, когда совершалась операция. А судья, видимо, решила добить Истца окончательно и нанесла последний, сокрушающий йоко-гири-джодан*(6):

Другие векселя (перечисление номеров) были приобретены ООО "Логос Груп" по договору от 5 октября 2000 г. Этим же числом датирован акт приема-передачи этих векселей. А опротестованы они были 11, 22 и 31 августа, 12 и 21 сентября и 2 октября 2000 г., т.е. опять же до того момента, как "Логос Груп" стал законным держателем этих векселей. Как Вы это объясните?

Удар прошел. Представитель Истца был сражен. Его рассказы о представительстве и о том, что фактически векселя были переданы раньше, а акты оформлены позднее и вообще все это к делу не относится, только усугубили положение: подозрения судьи переросли в уверенность, что "что-то тут не так".

Где сейчас находятся векселя? - продолжала она допрос.

У нас в конторе, в сейфе, - отвечал уничтоженный представитель Истца.

Сколько нужно времени, чтобы привезти векселя?

Неделю. Ехать в Москву, потом из Москвы

Почему неделю? Не такая уж у нас и дыра - самолеты летают каждый день.

Естественно, за этим последовало отложение разбирательства, причем более чем на месяц, - график судьи был забит до отказа. Также естественно, что 3 декабря 2002 г. представитель Истца никаких векселей не привез.

Понимаете, они действительно в сейфе. Ключ от сейфа - у главного бухгалтера. А главный бухгалтер неделю назад улетел отдыхать в Египет. На целый месяц. И ключ увез с собой. Но все это не имеет значения, потому что...

Судебное разбирательство превращалось в фарс. И судья, как ни странно, решила поддержать сей процесс, довести его до абсурда.

Хорошо, - сказала она, - допустим, векселя значения не имеют. Допустим, что Вы основываете Ваши требования на Актах от 2 ноября 2000 г. Зачем тогда Вы вообще представляли векселя?

Векселя доказывают, - выпалил Истец, - что Ответчик обязался оказать нам коммерческий кредит.

Ну допустим, - согласилась судья, - и что же? Вы требуете, чтобы Ответчик выдал Вам кредит?

Да.

Но ведь его нужно будет возвращать. Вы об этом не подумали?

Судя по реакции представителя Истца - не подумал. Тезис о коммерческом кредите как-то померк, а затем, подобно "кротовой норе"*(7), свернулся и уничтожил сам себя.

Остаются Акты, - закончила судья. - Допустим, Ответчик признал свой денежный долг перед Вами. Из какого основания возник этот долг? Разве Вы поставили Ответчику какую-нибудь продукцию? Дали взаймы? Оказали услуги? Что Вы сделали для Ответчика? Какие документы удостоверяют тот юридический факт, из которого возникло Ваше право требования и долг Ответчика, признанные в спорных Актах? "Платежки", накладные, акты о выполненных работах? Где эти документы?

Остальное понятно. Решение суда: в иске отказать; расходы по госпошлине (по большой госпошлине, со всей, увеличенной суммы иска) отнести на Истца.

Через пару месяцев состоялось апелляционное рассмотрение, куда опять явился новый представитель Истца. Новый "коллега" был немногословен: он сообщил, что его позиция полностью изложена в апелляционной жалобе и что ООО "Логос Груп" больше не существует - оно присоединилось к другой организации. Документы, подтверждающие этот факт, "наверное", направлены в суд по почте, но еще не дошли. На вопрос о том, чьим же представителем в таком случае он является, господин не нашел что ответить. На всякий случай объявили перерыв в заседании - подождали документы о реорганизации. Документы, ясное дело, так и не дошли.

В удовлетворении апелляционной жалобы отказано; в кассацию же ни "Логос Груп", ни его правопреемник так и не обратились. Где сейчас находятся заводские "как бы векселя", кому они попадут в руки и что за этим может последовать - пока непонятно. Затишье. Окончательное? Или перед бурей?

Несколько уроков

Урок первый. С материалами дела нужно знакомиться. Хотя бы иногда. Просто так, из любопытства.

Урок второй. Не надо идти на поводу у простых решений - как ни странно, в юриспруденции они не всегда гениальны.

Урок третий. Не надо с ходу отбрасывать факты, не имеющие прямого отношения к делу. Могут пригодиться.

Урок четвертый. "Понятие "долг" предполагает, что до возникновения долга кредитор уже выполнил в отношении должника какие-либо действия, предусматривающие оплату в сумме, эквивалентной сумме признанного долга". Это - заключительная часть мотивировки вступившего в законную силу судебного акта.

Урок пятый. "Невозможность признания документа векселем в силу дефекта его формы не препятствует предъявлению самостоятельного требования из такого документа на основании норм гражданского права об обыкновенном долговом документе, но не всегда, а только если спорный документ отвечает требованиям гражданского права, предъявляемым к обыкновенному долговому документу".

И наконец, урок шестой и последний. Административные, людские и иные ресурсы смертны. Юриспруденция - вечна.

В. Белов,

к.ю.н.,

доцент кафедры гражданского права

юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

"эж-ЮРИСТ", N 28, июль 2003 г.

_____________________________

*(1) Индоссамент по действующему российскому законодательству - это способ передачи права на ордерную ценную бумагу и прав, вытекающих из ордерной ценной бумаги (п.3 ст.146, п.3 ст.389 ГК), в частности на вексель и из векселя (ст.11 Положения о векселях). Документы, не являющиеся ордерными ценными бумагами (например, векселями), по индоссаменту не передаются.

*(2) Широко известен п.6 Обзора практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте, утвержденного Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 25 июля 1997 г. N 18, в котором сказано, что "невозможность признания документа векселем в силу дефекта его формы не препятствует предъявлению самостоятельного требования из такого документа на основании норм гражданского права об обыкновенном долговом документе".

*(3) По состоянию как на дату выдачи спорных документов, так и на дату подписания Актов, так и на дату предъявления иска, Автозавод выпускал более 700 (!) наименований готовой продукции, что могло быть подтверждено разнообразными спецификациями. В такой ситуации согласование условия о том, о какой именно продукции идет речь, и подавно было необходимым.

*(4) Формулировка постановления не оставляла никаких сомнений: в ее основу был положен цитированный выше п.6 Обзора практики вексельных споров.

*(5) Были еще и некоторые недостатки в самих договорах, отмеченные юристами автозавода, но, увы, решающего значения для исхода данного дела эти дефекты иметь не могли.

*(6) Боковой удар ногой в голову.

*(7) Так физики называют "дырки" или провалы в пространстве, которые пока не обнаружены, но которые по всем законам должны существовать, хотя бы и очень кратковременно.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

81502. Алкаптонурия и альбинизм: биохимические дефекты, при которых они развиваются. Нарушение синтеза дофамина, паркинсонизм 403.53 KB
  Нарушение синтеза дофамина паркинсонизм. Заболевание развивается при недостаточности дофамина в чёрной субстанции мозга. Для лечения паркинсонизма предлагаются следующие принципы: заместительная терапия препаратамипредшественниками дофамина производными ДОФА леводопа мадопар наком и др. подавление инактивации дофамина ингибиторами МАО депренил ниаламид пиразидол и др.
81503. Декарбоксилирование аминокислот. Структура биогенных аминов (гистамин, серотонин, γ-аминомасляная кислота, катехоламины). Функции биогенных аминов 239.46 KB
  Процесс отщепления карбоксильной группы аминокислот в виде СО2 получил название декарбоксилирования. В живых организмах открыты 4 типа декарбоксилирования аминокислот. αДекарбоксилирование характерное для тканей животных при котором от аминокислот отщепляется карбоксильная группа стоящая по соседству с αуглеродным атомом.
81504. Дезаминирование и гидроксилирование биогеных аминов (как реакции обезвреживания этих соединений) 168.64 KB
  Инактивация биогенных аминов происходит двумя путями: 1 метилированием с участием SM под действием метилтрансфераз. Таким образом могут инактивироваться различные биогенные амины но чаще всего происходит инактивация гастамина и адреналина. Так инактивация адреналина происходит путём метилирования гидроксильной группы в ортоположении . Реакция инактивации гистамина также преимущественно происходит путём метилирования 2 окислением ферментами моноаминооксидазами МАО с коферментом FD таким путем.
81505. Нуклеиновые кислоты, химический состав, строение. Первичная структура ДНК и РНК, связи, формирующие первичную структуру 107.11 KB
  Первичная структура ДНК и РНК связи формирующие первичную структуру Нуклеи́новые кисло́ты высокомолекулярные органические соединения биополимеры полинуклеотиды образованные остатками нуклеотидов. Нуклеиновые кислоты ДНК и РНК присутствуют в клетках всех живых организмов и выполняют важнейшие функции по хранению передаче и реализации наследственной информации. Поскольку в нуклеотидах существует только два типа гетероциклических молекул рибоза и дезоксирибоза то и имеется лишь два вида нуклеиновых кислот дезоксирибонуклеиновая ДНК...
81506. Вторичная и третичная структура ДНК. Денатурация, ренативация ДНК. Гибридизация, видовые различия первичной структуры ДНК 108.02 KB
  Вторичная структура ДНК. В 1953 г. Дж. Уотсоном и Ф. Криком была предложена модель пространственной структуры ДНК. Согласно этой модели, молекула ДНК имеет форму спирали, образованную двумя полинуклеотидными цепями, закрученными относительно друг друга и вокруг общей оси. Двойная спираль правозакрученная, полинуклеотидньхе цепи в ней антипараллельны
81507. РНК, химический состав, уровни структурной организации. Типы РНК, функции. Строение рибосомы 124.71 KB
  Первичная структура РНК - порядок чередования рибонуклеозидмонофосфатов (НМФ) в полинуклеотидной цепи. В РНК, как и в ДНК, нук-леотиды связаны между собой 3,5-фосфодиэфирными связями. Концы полинуклеотидных цепей РНК неодинаковы. На одном конце находится фосфорилированная ОН-группа
81508. Строение хроматина и хромосомы 106.36 KB
  Основу хромосомы составляет линейная не замкнутая в кольцо макромолекула дезоксирибонуклеиновой кислоты ДНК значительной длины например в молекулах ДНК хромосом человека насчитывается от 50 до 245 миллионов пар азотистых оснований. В интерфазе хроматин не конденсирован но и в это время его нити представляют собой комплекс из ДНК и белков. Макромолекула ДНК обвивает октомеры структуры состоящую из восьми белковых глобул гистоновых белков H2 H2B H3 и H4 образуя структуры названные нуклеосомами. В ранней интерфазе фаза G1 основу...
81509. Распад нуклеиновых кислот. Нуклеазы пищеварительного тракта и тканей. Распад пуриновых нуклеотидов 207.42 KB
  Распад пуриновых нуклеотидов. Далее полинуклеотидная часть этих молекул гидролизуется в кишечнике до мононуклеотидов. В расщеплении нуклеиновых кислот принимают участие ДНКазы и РНКазы панкреатического сока которые будучи эндонуклеазами гидролизуют макромолекулы до олигонуклеотидов. Последние под действием фосфодиэстераз панкреатической железы расщепляются до смеси 3\' и 5\'мононуклеотидов.
81510. Представление о биосинтезе пуриновых нуклеотидов; начальные стадии биосинтеза (от рибозо-5-фосфата до 5-фосфорибозиламина) 183.42 KB
  Сборка пуринового гетероцикла осуществляется на остатке рибозо5фосфата при участии различных доноров углерода и азота: Фосфорибозилдифосфат ФРДФ или фосфорибозилпирофосфат ФРПФ занимает центральное место в синтезе как пуриновых так и пиримидиновых нуклеотидов Он образуется за счёт переноса βγпирофосфатного остатка АТФ на рибозо5фосфат в реакции катализируемой ФРДФсинтетазой. Источниками рибозо5фосфата могут быть: пентозофосфатный путь превращения глюкозы или катаболизм нуклеозидов в ходе которого под действием...