16686

ПРОБЛЕМЫ ИЗЪЯТИЯ ЗАЛОГА

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

ПРОБЛЕМЫ ИЗЪЯТИЯ ЗАЛОГА К.И. СКЛОВСКИЙ Скловский Константин Ильич доктор юридических наук адвокат профессор кафедры гражданского права КГАУ имеет около 120 научных публикаций. Главное качество залога право следования за вещью в силу которого залогодержате...

Русский

2013-06-25

12.83 KB

2 чел.

ПРОБЛЕМЫ ИЗЪЯТИЯ ЗАЛОГА

К.И. СКЛОВСКИЙ

Скловский Константин Ильич, доктор юридических наук, адвокат, профессор кафедры гражданского права КГАУ, имеет около 120 научных публикаций.

Главное качество залога - право следования за вещью, в силу которого залогодержатель (кредитор) вправе обратить взыскание на имущество независимо от того, у кого оно находится. Нередко это понимают в том смысле, что владелец залога не вправе выдвинуть никаких возражений против изъятия у него заложенного имущества, в том числе и сослаться на добрую совесть.

Такой подход, вполне обеспечивая права кредитора, в то же время таит угрозу обороту, создавая для приобретателей неоправданные и неустранимые риски. Кроме того, есть сомнения, что такие взгляды имеют достаточные основания в законе.

Обратимся к залогу недвижимости, так как именно на почве ипотеки и возникает возможность приобретения имущества третьим лицом, никак не обязанным перед залогодержателем. Понятно, что при надежной системе регистрации недвижимости третьи лица практически лишены возможности приобрести законным образом заложенную недвижимость, не зная о ее обременениях: ведь в реестрах отражены все имеющиеся залоги. Собственно говоря, вся система регистрации недвижимости и возникала из нужд кредита, то есть с целью придания устойчивости залогу.

Надежная система регистрации залоговых прав ведет к тому, что невозможно приобрести имущество, не зная о его обременениях. Поэтому, "приобретая обремененное ипотекой имущество, лицо должно отдавать себе отчет в том, что на это имущество может быть обращено взыскание кредитором отчуждателя имущества" <*>. Отсюда возникает фактически неограниченное право кредитора обратить взыскание на залог против любого владельца (держателя). В то же время в принципе возможность доброй совести на стороне приобретателя не ставится под сомнение - иначе просто не имело бы смысла создавать сложнейшую и дорогостоящую систему регистрации прав на недвижимость.

--------------------------------

<*> Основные институты гражданского права зарубежных стран / Под ред. В.В. Залесского. М.: Норма, 1999. С. 629.

Но если система регистрации прав на недвижимость ненадежна или почти отсутствует, практически неизбежны ситуации добросовестного приобретения заложенного имущества, то есть приобретения без условия о залоге.

К сожалению, такие ситуации нередко возникают именно в нашем обороте.

Если полагать, что несмотря на добрую совесть, залогодержатель в любом случае вправе обратить взыскание на залог, мы рискуем нанести серьезный ущерб только возникающему обороту недвижимости. Ведь при весьма слабой системе регистрации никто не может быть уверен, что приобретаемое имущество не находится в залоге.

На наш взгляд, вопрос должен решаться, по крайней мере, в течение ближайшего времени, с допущением компромиссных решений, оставляющих окончательное решение за судом.

Кажется, такой подход не чужд и новейшему законодательству. Так, в п. 3 ст. 33 Закона об ипотеке (залоге недвижимости) указано, что если имущество, заложенное по договору об ипотеке, оказалось в незаконном владении третьих лиц, залогодержатель вправе, действуя от своего имени, истребовать это имущество из чужого незаконного владения в соответствии со ст. 301 - 303 ГК РФ, а это значит, что ответчик, то есть незаконный приобретатель, вправе ссылаться на свою добросовестность при приобретении имущества (ст. 302 ГК РФ).

Может показаться, что эта норма противоречит другой - ст. 39 Закона об ипотеке: если заложенное имущество отчуждено вопреки воле залогодержателя, то взыскание тем не менее обращается на это имущество независимо от того, кому оно принадлежит. При этом приобретатель, который знал или должен был знать о том, что имущество отчуждается вопреки воле залогодержателя, несет солидарную ответственность с должником (в пределах стоимости залога).

На самом деле здесь противоречия нет. Право следования (ст. 353 ГК РФ) сохраняется в любом случае независимо от обстоятельств отчуждения залога. Это означает, что кредитор вправе обратить взыскание на имущество, у кого бы оно ни оказалось. Но для осуществления процедуры взыскания нужно фактически изъять залог у того лица, которое им владеет. Если такой владелец знал или должен был знать, что он приобрел имущество с обременением в виде залога, то тем самым он становится обязанным перед кредитором (в пределах стоимости залога). Эта его обязанность и является основанием для изъятия имущества в порядке реализации залога. Если же приобретатель не мог знать о том, что приобретенное имущество находится в залоге, то оснований для изъятия, как представляется, нет. В противном случае нам пришлось бы прийти к странному выводу, что залогодержатель имеет больше прав, чем собственник, в то время как залоговое право, как и всякое вещное право, - часть права собственности, всегда уступающая собственности в объеме.

Однако в этом случае вводятся в действие дополнительные механизмы. Во-первых, если сделка была недействительна, например, из-за нарушений ст. 37 Закона об ипотеке, то возможно применение реституции, то есть возвращение залога прежнему владельцу, незаконно продавшему залог. Во-вторых, если имущество приобретено незаконно и безвозмездно или выбыло из владения залогодателя помимо его воли, то возможно истребование и в порядке виндикации (ст. 301 - 302 ГК РФ).

И только тогда, когда невозможно применить ни один из этих механизмов, право залога "зависает", оказывается, как говорят юристы, "голым". Это означает, что право существует, но не может быть реализовано, потому что нельзя легально получить саму вещь для ее реализации. С практической точки зрения такое право, конечно, не имеет ценности.

Понятно, что чем надежнее система регистрации, тем меньше оснований полагать, что приобретатель не мог знать о том, что приобретаемое им имущество находится в залоге. Соответственно центр проблемы переносится в сферу устройства системы регистрации. Если исходить из того, что регистрация исчерпывающим образом и абсолютно точно указывает на все имеющиеся права и обременения недвижимости, то вполне допустимо перейти к неограниченному праву залогодержателя изымать имущество от любого фактического владельца залогом. В этом случае, кстати, и право собственника отыскивать свою недвижимость можно не ограничивать возражением о добросовестности приобретателя, как это сделано, например, в германском праве с его неограниченной виндикацией недвижимости.

Но можем ли мы настолько уверенно опереться на нашу систему регистрации? Думаю, пока наша система такой нагрузки не выдержит. У. Маттеи по этому поводу верно замечает: "Чем более приходится полагаться на государственную регистрацию, тем более разрушительным будет эффект коррупции и ненадлежащего ведения реестровых книг" <*>.

--------------------------------

<*> Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С. 153.

В дореволюционной правовой системе с недостаточно солидной традицией регистрации поземельных прав тем не менее допускались и добросовестность, и утрата возможности реализации залога из-за причин, связанных с регистрацией. В этом случае - отметим это - ответственность переносилась на должностных лиц, виновных в допущении сделки по отчуждению заложенного имущества без переноса залога: "Отчуждение имения, совершенное вопреки запрещению, установленному по определенному долгу, будет все-таки считаться действительным, но зато залогодержатель лишается вещного обеспечения и имеет только личный иск к продавцу и к должностным лицам, виновным в упущении. Залоговое право вместо того, чтобы распространить свое действие на преемника, совсем прекращается ... и на Западе при книжной системе залоговое право, о котором не было отметки в реестре, считается не существующим для добросовестного приобретателя" <*>.

--------------------------------

<*> Кассо Л.А. Понятие о залоге в современном праве. М.: Статут, 1999. С. 253 - 254.

Еще меньше оснований сегодня, когда регистрация прав на недвижимость только делает первые шаги, полностью исключить возможность добросовестного приобретения недвижимости и перейти к неограниченному обращению взыскания на залог, у кого бы он ни был обнаружен. Такое решение, как любая крайняя мера, в конечном счете повредит обороту в целом. Ведь обеспеченность кредита без гарантий приобретателю имеет мало ценности.

ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

(Перечень ссылок подготовлен специалистами

КонсультантПлюс)

"ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)"

от 30.11.1994 N 51-ФЗ

(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 16.07.1998 N 102-ФЗ

"ОБ ИПОТЕКЕ (ЗАЛОГЕ НЕДВИЖИМОСТИ)"

(принят ГД ФС РФ 24.06.1997)


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

27718. Рецидив преступлений и его виды. Уголовно-правовое значение рецидива 32 KB
  Рецидив преступлений это совершение умышленного преступления лицом имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление ст. В зависимости от количества судимостей за ранее совершенные преступления а также от тяжести ранее совершенных преступлений и тяжести вновь совершенного преступления законодатель выделяет три вида рецидива преступлений: простой ч. 1 Простым рецидивом признается совершение умышленного преступления лицом имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление. 2 Рецидив преступлений признается...
27719. Самоуправство (ст. 330 УК). Его отличие от одноименного административного правонарушения и кражи 33 KB
  Обязательный признак причинение существенного вреда. Понятие существенного вреда является оценочным. Признание вреда существенным прежде всего зависит от оценки значимости ущерба потерпевшим ФЛ или понесшим ущерб ЮЛ от их фактического имущественного положения или финансового состояния. Субъективная сторона самоуправства характеризуется виной в форме прямого умысла по отношению к самовольным действиям и прямым или косвенным умыслом по отношению к причинению существенного вреда.
27721. Служебный подлог (ст. 292 УК) и халатность (ст. 293 УК). Понятие и виды данных преступлений 36.5 KB
  Служащим или служащим органа местного самоуправления не являющимся должностным лицом в официальные докты заведомо ложных сведений а равно внесение в указанные докты исправлений искажающих их действительное содержание если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности. Объект: установленный порядок деятельности органов гос.воинских формирований а также порядок ведения официальной докции. Предмет: официальные докты удостоверяющие определенные факты или события имеющие соответствующее правовое значение.
27723. Смертная казнь как исключительная мера наказания по УП. Проблемы назначения и применения данного вида наказания 31 KB
  Смертная казнь как исключительная мера наказания по УП. Смертная казнь является исключительной мерой наказания которая заключается в лишении осужденного самого важного блага жизни. 277 295 317 и 357 УК РФ; сфера ее применения ограничена кругом лиц по полу и возрасту; смертная казнь в порядке помилования может быть заменена на пожизненное лишение свободы или лишение свободы на 25 лет; уголовноисполнительным законодательством установлен ряд дополнительных гарантий против исполнения необоснованных смертных приговоров: обязательна...
27725. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой лиц, преступным сообществом (преступной организацией) 29 KB
  Совершение преступления группой лиц группой лиц по предварительному сговору организованной группой лиц преступным сообществом преступной организацией. 35 Преступления совершенные группой лиц подразумевают только соисполнительство без предварительной договоренности о совершении преступления. При соисполнительстве не исключается распределение действий входящих в объективную сторону преступления между соучастниками. Как правило такие преступления совершаются в форме присоединения соисполнителя к противоправному посягательству уже...