16703

РЕАЛИЗАЦИЯ ПРАВОСПОСОБНОСТИ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА ЧЕРЕЗ ЕГО ОРГАНЫ

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

СИ. Климкин РЕАЛИЗАЦИЯ ПРАВОСПОСОБНОСТИ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА ЧЕРЕЗ ЕГО ОРГАНЫ Общие положения о правоспособности организации. Общие подходы к правоспособности юридического лица закреплены в ст. 35 Гражданского кодекса Республики Казахстан далее ГК РК Кодекс. Отметим...

Русский

2013-06-25

146.5 KB

4 чел.

СИ. Климкин

РЕАЛИЗАЦИЯ ПРАВОСПОСОБНОСТИ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА ЧЕРЕЗ ЕГО ОРГАНЫ

Общие положения о правоспособности организации. Общие подходы к правоспособности юридического лица закреплены в ст. 35 Гражданского кодекса Республики Казахстан (далее - ГК РК, Кодекс). Отметим, что в эту статью уже дважды вносились поправки: Законами от 2.03.1998 г. и от 16.12.1998 г.

Гражданская правоспособность - понятие традиционное в цивилистике. Под ней понимают способность лица иметь гражданские права и нести обязанности. В отличие от лиц физических, говоря о юридических лицах, закон не упоминает о какой-либо его «дееспособности». Это вызвано самой сущностью юридических лиц, которые становятся «дееспособными», то есть способными своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их, с момента государственной регистрации. Поэтому, в свете ст. 35 Гражданского кодекса РК, термин «правоспособность» подлежит расширительному толкованию, поскольку в его содержание входят и все элементы дееспособности1.

В литературе правоспособность организаций называют еще их правосубъектностью. Прекращение правоспособности организации связано с моментом завершения ее ликвидации, то есть с моментом внесения об этом записи в Государственный регистр юридических лиц.

Принято выделять общую (универсальную) и частичную (специальную, целевую) правоспособность юридических лиц. Смысл этого деления в следующем: обладая универсальной правоспособностью, организации вправе заниматься любыми, не запрещенными законодательными актами видами деятельности. Таким правом (а, значит, и универ-

Поэтому, вряд ли верным является комментарий ЮГ. Басина к ст. 35 Кодекса, где автор допускает смешение понятий «правоспособность» и «дееспособность» применительно к физическим лицам (см.: Гражданский кодекс Республики Казахстан (Общая часть). Комментарий. В двух книгах. Книга 1 / Отв. ред. М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. - Алматы: «Жеп Жаргы», 1998. С. 102).

158

 Реализация правоспособности юридического лица через его
органы

сальной правоспособностью) обладают все коммерческие организации, за исключением государственных предприятий.

В этой связи несколько противоречивыми выглядят суждения Е.А. Суханова. Так, с одной стороны, он пишет, что правоспособность юридических лиц предполагается ограниченной (целевой), с другой, — отмечает, что новый российский ГК, следуя общим современным тенденциям развития гражданского законодательства, закрепил почти за всеми коммерческими организациями общую правоспособность .

Не менее неожиданными выглядят следующие высказывания Р.А. Маметовой: «В отличие от граждан, имеющих общую правосубъектность, юридические лица обладают специальной правосубъектностью», «поэтому правоспособность любых юридических лиц будет носить специальный характер». Однако далее, отдельно рассуждая о правоспособности некоммерческих организаций, она отмечает, что «правоспособность их однозначно следует охарактеризовать как специальную»2.

Очевидно, что последнее заключение Р.А. Маметовой входит в некое противоречие с первыми двумя. Создается впечатление, что автор, дважды подчеркивая наличие специальной правоспособности у всех организаций (выделено нами - С.К), все же, до конца не проникся этой мыслью и оставил за собой право сомневаться в верности своих утверждений!

Следует обратить внимание, что п. 1 ст. 35 ГК РК допускает возможность ограничения на занятие отдельными видами деятельности как законодательными актами3, так и учредительными документами. Последнее означает, что сами участники юридического лица посредством

1 Гражданское право: В 2-х т. Том 1: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. - 2-е изд., перераб.
и доп. М: БЕК, 1998. С. 189-190.

2 Гражданское право.  Том   1.  Учебник для  вузов  (академический курс) / Отв.  ред.
М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. Алматы: Изд-во КазГЮА, 2000. С. 117-118.

3 Примером может служить п.1 ст.9 Закона РК от 19.10.2000 г. «Об охранной деятельно
сти», согласно которому охрана объектов, подлежащих в соответствии с законодательст
вом государственной охране, является государственной монополией, которая может осу
ществляться исключительно специализированными охранными подразделениями органов
внутренних дел, если иное не предусмотрено законодательными актами Республики Ка
захстан.

Здесь же отметим, что указанный Закон установил ограничение правоспособности для иностранных юридических лиц:

на территории РК запрещается деятельность охранных организаций иностранных го
сударств (п. 3 ст. 5);

иностранные организации не вправе учреждать или быть учредителями (участниками)
частных охранных организаций, а также иметь в доверительном управлении частную
охранную организацию (п. 4 ст. 5).

159


СИ. Климкин

принятия соответствующего решения его высшим органом (причем как при создании, так и процессе деятельности - внесением изменений в учредительные документы) могут изменить универсальную правоспособность на специальную. Как отмечает К.В. Мукашева, «такие ограничения могут быть установлены либо путем установления исчерпывающего перечня разрешаемых для данного юридического лица видов деятельности, либо путем установления запрета на осуществление каких-то ее видов»1.

По смыслу ч. 1 п. 1 ст. 35 ГК РК, некоммерческие организации, как и государственные предприятия, обладают специальной правосубъектностью, то есть имеют право осуществлять лишь те виды деятельности, которые прямо предусмотрены их уставами (положениями). При этом Кодекс требует указывать в учредительных документах этих юридических лиц предмет и цели их деятельности (ч. 1 п. 3 ст. 41 ГК РК).

Между тем, отдельными законодательными актами может быть установлено ограничение правоспособности как некоммерческих, так и коммерческих юридических лиц, которые специально созданы (создаются) для осуществления отдельных видов деятельности. Речь идет о таких юридических лицах, как банки, страховые организации, биржи, охранные организации и т.д. Например, согласно п. 3 ст. 11 Закона РК от 18.12.2000 г. «О страховой деятельности», страховой (перестраховочной) организации запрещается осуществление сделок и проведение операций в качестве предпринимательской деятельности, не предусмотренных пунктами 1 и 2 настоящей статьи.

И, наконец, как известно, некоторые виды деятельности подлежат лицензированию. Юридические лица вправе осуществлять их лишь при наличии соответствующей лицензии. Перечень лицензируемых видов деятельности устанавливается законодательством о лицензировании и является достаточно объемным (см.: Закон РК от 17.04.1995 г. «О лицензировании»).

Кодекс в п. 2 ст. 35 устанавливает, что правоспособность организации в сфере лицензируемой деятельности возникает с момента получения такой лицензии и прекращается в момент ее изъятия, истечения срока действия или признания недействительной в установленном порядке.

Считаем необходимым, обратить внимание на тот факт, что, согласно казахстанскому Кодексу 1963 г., юридическое лицо обладало гражданской правоспособностью в соответствии с установленными це-

1 Гражданское право Республики Казахстан. Учебное пособие (часть общая). 2-е изд., доп. и изм. / Отв. ред. Г.И. Тулеугалиев, К.С. Мауленов. - Алматы: Данекер, 1999. С. 133.

160

 

 Реализация правоспособности юридического лица через его
органы

лями его деятельности. Это означало, что организации могли иметь такие права и обязанности, которые отвечали целям их деятельности, предусмотренным в уставе (положении). Совершенные юридическими лицами сделки с нарушением принципа специальной правоспособности признавались недействительными по статье 48 ГК КазССР .

В казахстанской цивилистической литературе расширение правоспособности коммерческих юридических лиц зачастую связывают с принятием ГК РК (Общая часть) 1994 г.2 На самом деле это заблуждение. Еще Закон РК от 4.07.1992 г. «О защите и поддержке частного предпринимательства» закрепил новое с точки зрения правоспособности организаций правило: частный предприниматель может осуществлять любые виды хозяйственной деятельности, если они не запрещены законодательными актами Республики Казахстан, независимо от того, предусмотрены ли они учредительными или регистрационными документами (п. 1 ст. 13 названного Закона)3.

Более того, именно с принятием ГК РК (Общая часть) возникли юридические проблемы с определением правоспособности коммерческих организаций, поскольку в опубликованном в официальной прессе тексте Кодекса были допущены ошибки. Имеется в виду ч. 2 п. 3 ст. 41 ГК РК. Приведем полный текст этой нормы в опубликованном виде: учредительными документами хозяйственного товарищества и производственного кооператива должны (выделено нами - С.К.) быть предусмотрены предмет и цели их деятельности. Это дало нам в свое время основание утверждать, что она (эта норма), по сути, говорит о возврате к специальной правосубъектности юридического лица4.

На самом же деле речь шла об элементарной ошибке, допущенной при наборе (или опубликовании) текста Кодекса. Как позднее информировал компетентный источник5, в подписанном Президентом Республи-

1 Комментарий к Гражданскому кодексу Казахской ССР / Под ред. Ю.Г. Басина, Р.С. Та-
зутдинова. Алма-Ата: Казахстан, 1990. С. 64.

2 См., напр.: Гражданский кодекс Республики Казахстан (Общая часть). Комментарий.
В 2-х кн. Кн. 1 / Отв. ред. М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. - Алматы: Же-
ri Жаргы, 1997.
С. 102; Гражданское право. Том 1. Учебник для вузов (академический курс) / Отв. ред.
М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. - Алматы: Изд-во КазГЮА, 2000. С. 117.

3 На этот факт мы обращали внимание и ранее. См., напр.: Климкин С. И. Учредительные
документы юридического лица // Общая часть Гражданского кодекса Республики Казах
стан. Сборник статей, комментариев. Алматы: Изд-во КазГЮИ, 1996. С. 69.

4 См.: Климкин С. И. Учредительные документы юридического лица. С. 69,73-74.

5 К большому сожалению, это официальное письмо было утрачено. Однако с большой
долей уверенности можно утверждать, что оно исходило от соответствующего отдела
либо Аппарата Президента РК либо Верховного Совета РК.

161

11. Зак. 3378


Реализация правоспособности юридического лица через его

органы

СИ. Климкин

ки Казахстан тексте принятого Верховным Советом Кодекса отсутствует слово «должны», но наличествует слово «могут».

Тем не менее, лишь Законом от 2.03.1998 г. эта норма была изменена, и сейчас она выглядит именно в том виде, как и планировалось разработчиками ГК РК.

Законом от 16.12.1998 г. в статью был введен пункт 3, согласно которому правоспособность юридического лица, являющегося некоммерческой организацией и содержащейся только за счет государственного бюджета (государственное учреждение), определяется настоящим Кодексом и иными законодательными актами Республики Казахстан.

Эта новелла породила любопытную ситуацию. По сути, указанная норма является дефиницией: государственным учреждением признается некоммерческое юридическое лицо, содержащееся только за счет государственного бюджета. Означает ли это, что если госучреждение наделено правом оказывать платные услуги, оно не может считаться государственным? Означает ли это, в свою очередь, что оно считается частным? Ответ, как нам представляется, очевиден - нет.

Между тем, существует перечень государственных органов, наделенных правом оказывать платные услуги. Речь идет о Департаменте защиты и карантина растений Министерства сельского хозяйства и территориальных управлениях Министерства сельского хозяйства, Комитете регистрационной службы Министерства юстиции и территориальных органах этого министерства, территориальных органах Агентства по управлению земельными ресурсами, территориальных органах Министерства юстиции (государственные нотариальные конторы). Таким же правом наделен Национальный банк Республики Казахстан.

Поэтому, думается, что конструкция п. 3 ст. 35 ГК РК требует самой критической оценки.

Еще одна особенность, связанная с правоспособностью государственных учреждений - особые требования к порядку заключения ими сделок. Согласно постановлению Правительства РК от 25.12.1998 г. № 1336 «О мерах по предупреждению роста кредиторской задолженности государственных учреждений», с 1.01.1999 г. все гражданско-правовые сделки, заключаемые последними за счет бюджетных денег, проходят регистрацию в территориальных органах казначейства и считаются совершенными только после их соответствующей регистрации. Постановлением Правительства РК от 5.06.1999 г. №703 были утверждены соответствующие Правила регистрации таких сделок.

В казахстанской научной литературе высказаны различные суждения по этому поводу. Так, например, А.Т. Жусупов, анализируя изменения и дополнения, внесенные в п. 1 ст. 44 ГК РК, а также названное По-

162

 становление Правительства РК, отмечает, что эти акты «существенно ограничивают правоспособность государственного учреждения как юридического лица. Это проявляется в недостаточной обособленности имущества государственного учреждения как субъекта гражданского права от его учредителя - государства, что не дает фактически возможности выступать в гражданском обороте самостоятельно, так как участие в товарно-денежном обороте происходит под жестким контролем государства, признающего сделки действительными только после их регистрации, и, наконец, в исключении гражданско-правовой ответственности, в случае отсутствия регистрации сделки в органах казначейства»1. В результате своего анализа, автор приходит к выводу «о необходимости определения правосубъектности государственного учреждения в гражданско-правовых отношениях. При той большой ограниченности прав, жестком и почти всеобъемлющем контроле, установленном за государственным учреждением, было бы более правильным не наделять государственное учреждение самостоятельной правосубъектностью, а гражданско-правовые отношения оно осуществляло бы на основании доверенности, выдаваемой уполномоченным государственным органом. Это позволило бы не вводить в заблуждение относительно действительной правосубъектности государственного учреждения других субъектов гражданского права»2.

А вот мнение по этому вопросу А.Г. Диденко: «Конституция РК позволяет определить в законе ограничения в распоряжении деньгами государственным учреждением, равно как и предусмотреть регистрацию сделок, заключаемых государственными учреждениями. Это вытекает из содержания ст. 204 ГК РК, согласно которой собственник определяет юридическую судьбу учреждения и содержание его деятельности, то есть собственник может ограничить круг сделок, заключаемых своими учреждениями, установить контроль за заключаемыми сделками»3. «Что касается вопроса возможности ограничения ответственности

1 Жусупов А.Т. Некоторые особенности договорных отношений с участием государственных организаций / В кн.: Договор в гражданском праве: проблемы теории и практики. Том 2. Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 5-летию образования Научно-исследовательского института частного права КазГЮА (в рамках ежегодных цивилистических чтений). Алматы, 6-7 апреля 2000 г. / Отв. ред. М.К. Сулейменов. Алматы: Изд-во КазГЮА, 2000. С. 29.

Жусупов А.Т. Некоторые особенности договорных отношений с участием государственных организаций. С. 30.

Диденко А.Г. Действие принципа равной защиты государственной и частной собственности в отношении государственных и частных учреждений // Гражданское законодательство Республики Казахстан: статьи, комментарии, практика. Выпуск 9 / Под общ. ред. А.Г. Диденко. Алматы: Баспа, 2000. С. 12.

163


СИ. Климкин

государственных учреждений размером утвержденной сметы, — отмечает далее А.Г. Диденко, - то мы полагаем, что это ограничение противоречит положению статьи 6 Конституции РК о равной защите государственной и частной собственности. Хотя пункт 4 статьи 9 ГК РК допускает возможность установления законодательными актами исключения из общего принципа полного возмещения убытков, но подобного рода исключение должно относится в равной мере к субъектам и государственной, и частной форм собственности»1.

Схожая картина сложилась и в отношении правоспособности казенных предприятий в связи с принятием Закона РК от 4.11.1999 г. «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам деятельности казенных предприятий». Так, п. 1 ст. 44 ГК РК был дополнен частью восьмой следующего содержания: «Гражданско-правовые сделки, заключаемые казенными предприятиями в рамках выполнения государственного заказа и государственными учреждениями, подлежат регистрации в порядке, определяемом Правительством Республики Казахстан».

Порядок такой регистрации в настоящее время установлен Постановлением Правительства РК от 11.05.2000 г. № 702 «Об утверждении Правил регистрации гражданско-правовых сделок, заключаемых казенным предприятиями в рамках выполнения государственного заказа». Ими определено, что гражданско-правовые сделки, связанные с выполнением государственного заказа, заключаемые казенным предприятием, считаются совершенными после их регистрации в территориальном органе комитета Казначейства Министерства финансов РК.

Причем, согласно ст. 167-2 Кодекса Казахской ССР об административных правонарушениях, незаконные действия должностных лиц государственного учреждения или государственного предприятия на праве оперативного управления (казенного предприятия) по принятию договорных обязательств за счет средств государственного бюджета без установленной законодательством государственной регистрации гражданско-правовых сделок и (или) сверх сумм смет, утвержденных уполномоченным органом, повлекшие ответственность Правительства РК или соответствующего местного исполнительного органа по обязательствам государственного учреждения, или государственного предприятия на праве оперативного управления (казенного предприятия), - влекут штраф от ста до трехсот размеров месячного расчетного показателя (МРП). Эти же действия, совершенные повторно в течение года после

1 Диденко А.Г. Действие принципа равной защиты государственной и частной собственности в отношении государственных и частных учреждений. С. 13.

164

 Реализация правоспособности юридического лица через его

органы

наложения административного взыскания, влекут штраф от трехсот до пятисот размеров МРП1.

О понятии органа юридического лица

Если юридическое лицо одарено правами, то, конечно, для того, чтобы оно пользовалось ими, осуществляло их. Но юридическое лицо — бесплотная идея; каким же образом проявит оно гражданскую деятельность? Юридический быт находит средство помочь этому недостатку. Средство состоит в том, что создается орган юридического лица, действия которого считаются действиями самого юридического лица: признавая существование юридического лица, законодательство в то же время определяет орган, через который оно должно проявлять свою гражданскую деятельность2.

По вопросу о сущности органа юридического лица в учебной и научной литературе высказаны различные суждения. Так, М.И. Брагинский считает, что «органом является часть юридического лица, которая формирует и выражает вовне его волю»3. Схожий подход мы встречаем и у Е.А. Суханова, отмечающего, что «они составляют часть юридического лица и не являются самостоятельными субъектами права»4. По мнению В.В. Долинской, «органы юридического лица представляют собой его составную часть, которая согласно имеющимся у нее полномочиям формирует и выражает волю юридического лица, руководит его деятельностью»5. Органы юридического лица - предусмотренные законодательными актами или учредительными документами структурные звенья юридического лица» — такова точка зрения К.В. Мукашевой6.

И.В. Матанцев отмечает, что «под органом юридического лица следует понимать лицо (группу лиц), которое вырабатывает, формули-

1 Согласно Закону РК от 22.12.2000 г. «О республиканском бюджете на 2001 год» размер
месячного расчетного показателя на 2001 г. составляет 775 тенге (около 5,3 долларов
США).

2 Мейер Д. И. Русское гражданское право (в 2-х ч. Часть 1). По исправленному и дополнен
ному 8-му изд., 1902. М.: Статут (в серии «Классика российской цивилистики»), 1997.
С. 126.

3 Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. М: Редакция
журнала «Хозяйство и право», Фирма «СПАРК», 1995. С. 104.

4 Гражданское право: В 2-х т. Том 1. Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и
доп. -М: БЕК, 1998. С. 192.

Гражданское право. Часть первая: Учебник / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. М: Юристь, 1997. С. 80.

'' Мукашева К.В. Юридические лица // Актуальные вопросы коммерческого законодательства в Республике Казахстан и практика его применения. Материалы семинаров. Т. 1. Алматы: «ЭдшетПресс», 1996.С. 59.

165


СИ. Климкин

рует и выражает его волю» . И.В. Елисеев указывает, что «орган юридического лица - это правовой термин, обозначающий лицо (единоличный орган) или группу лиц (коллегиальный орган), представляющих интересы юридического лица в отношениях с другими субъектами права без специальных на то уполномочий (без доверенности)»2.

По нашему мнению, понимание органа юридического лица как части последнего вряд ли является обоснованным. Ведь такой подход, по сути, не содержит объяснения сущности органа. Что означает «часть»? Какая его часть? Если юридическое лицо понимать как обособленный имущественный комплекс, то орган юридического лица -это часть его имущества? Если же сущность юридического лица раскрывать через теорию трудового коллектива, то его орган - это часть коллектива? Но в условиях, когда юридическое лицо может быть создано единственным учредителем, людской субстрат либо играет крайне незначительную роль, либо вообще не играет никакой роли, поскольку весь трудовой коллектив может состоять, собственно, из одного человека. Понятно, что в таком случае говорить о какой-либо его «части» нет никаких оснований.

Не менее осторожно, на наш взгляд, следует пытаться объяснять сущность органа юридического лица через понятие «лицо» («лица»). В гражданском праве этот термин имеет свое содержание. «Все возможные субъекты гражданских правоотношений охватываются понятием «лица», которое используется в ГК и других актах гражданского законодательства. Как субъекты гражданских правоотношений лица характеризуются тем, что они являются носителями субъективных гражданских прав и обязанностей»3. Но орган юридического лица, заключая соответствующие сделки, принимая соответствующие решения и т.д. не становится носителем субъективных прав и обязанностей. Их носителем становится само юридическое лицо, от имени которого действует его орган.

О.А. Красавчиков под органом юридического лица понимает полномочное должностное лицо (или группу таких лиц), осуществляющее руководство деятельностью данной организации. В связи с этим, - указывает он, более точно орган юридического лица именовать «руководящим органом»4.

1 Гражданское право. Учебник для вузов. Часть первая / Под общей ред. Т.И. Илларионо
вой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М: Издательская группа «НОРМА-ИНФРА-М», 1998.
С. 91.

2 Гражданское право. Учебник. Часть 1. Издание второе, перераб. и доп. / Под ред.
А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 1997. С. 121-122.

3 Гражданское право. Учебник. С. 80-81.

4 Советское гражданское право: Учебник. В 2-х т. Т. 1 / Под ред. О.А. Красавчикова.
3-е изд., испр. и доп. М.: Высшая школа, 1985. С. 140.

166

 Реализация правоспособности юридического лица через его

органы

Нейтральная позиция по этому вопросу высказана Ю.Г. Васиным: «К органам юридического лица относятся должностные лица и коллективные звенья юридического лица...»1.

Думается, следует учитывать, что не все органы юридического лица осуществляют руководство в буквальном понимании этого слова. Так, в соответствии с пунктами 1, 2 статьи 41 Закона РК от 22.04.1998 г. «О товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью», органами товарищества являются общее собрание его участников (высший орган) и исполнительный орган. Уставом товарищества может быть предусмотрено создание наблюдательных (наблюдательного совета) и (или) контролирующих (ревизионной комиссии, ревизора) органов товарищества. Но ревизионная комиссия не имеет полномочий по руководству. Статьей 58 этого Закона лишь предусмотрено, что она вправе проводить проверки финансово-хозяйственной деятельности исполнительного органа, имеет право безусловного доступа ко всей документации и вправе истребовать от членов исполнительного органа необходимые пояснения. Поэтому ревизионная комиссия в силу своего правового статуса не способна принимать решений, создающих права или обязанности у юридического лица. Отсюда вывод: орган юридического лица - это далеко не всегда руководящий орган. Поэтому ряд авторов обоснованно подразделяет органы юридического лица на руководящие и иные структурные в зависимости от характера их полномочий и задач2.

Также нельзя согласиться с идеей, рассматривать орган юридического лица как должностное лицо, поскольку «должностное лицо» -понятие более узкое. Так, общее собрание акционеров - орган акционерного общества, однако акционеры не являются должностными лицами, как впрочем, и само общее собрание. В соответствии с п. 1 ст. 74 Закона РК от 10.07.1998 г. «Об акционерных обществах», должностными лицами общества являются члены совета директоров, члены правления или лицо, единолично осуществляющее функции исполнительного органа, члены ревизионной комиссии или ревизор общества.

Нельзя понимать под органом и какое-либо конкретное физическое лицо, поскольку смена конкретных физических лиц, осуществляющих функции органа юридического лица, а также реорганизация самих орга-

Басин Ю.Г. Юридические лица по Гражданскому кодексу Республики Казахстан: Понятие и общая характеристика. Учебное пособие. Изд. 2-е, испр. и доп. Алматы: ВШП Эдшет, 2000. С. 15.

2 См., напр.: Советское гражданское право: Учебник. В 2-х томах. Т. 1 / Под ред. О.А. Красавчикова; 3-е изд., испр. и доп. - М.: Высшая школа, 1985. С. 141.; Доттская В.В. Акционерное право: Учебник / Отв. ред. А.Ю. Кабалкин. М: Юр. лит., 1997. С. 274.

167


СИ. Климкин

нов не влечет изменения или прекращения тех прав и обязанностей, которые уже приобретены юридическим лицом через действия органов1.

Приведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что в науке еще отсутствует единая позиция по этому вопросу. Существующие же взгляды, очевидно, требуют соответствующих доработок.

Мы, все же, считаем, что орган юридического лица не может представлять собой большую реальность, чем само юридическое лицо. Орган юридического лица - понятие такое же идеальное, не существующее в реальной, обыденной жизни, как и само юридическое лицо. Отсюда следует, что орган - это условная юридическая конструкция, создаваемая правом с целью дать возможность формировать и выразить волю юридического лица, отстаивать его интересы2.

О приобретении юридическим лицом гражданских прав и принятии обязанностей

Поправками, внесенными в ст. 37 ГК РК Законом от 2.03.1998 г., установлено, что юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя обязанности только через свои органы, действующие в соответствии с законодательными актами и учредительными документами. Также из статьи исключен пункт, по которому ранее предусматривалась возможность их приобретения и принятия через участников юридического лица и его представителей.

Нет смысла доказывать, что приобретение прав и принятие обязанностей через участников юридического лица, с одной стороны, и его представителей, с другой, — принципиально разные вещи. Действующее законодательство Казахстана, действительно, не предусматривает первой из указанных возможностей, но представительство - традиционный институт гражданского права. Указание же на то, что юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя обязанности только (выделено нами - С.К.) через свои органы и исключение из ст. 37 ГК РК положения о приобретении юридическим лицом прав и принятии им обязанностей через представителей приводит к выводу о невозможности представительства в отношении юридического лица.

Естественно, авторы соответствующих поправок в ГК РК были далеки от желания столь резко сузить рамки института представительства, однако некорректность их подхода довольна показательна. Не случайно,

 Реализация правоспособности юридического лица через его
органы

Ю.Г. Басин вынужден отмечать, что «исключение из комментируемой статьи пункта о возможности для юридического лица приобретать гражданские права и принимать на себя гражданские обязанности через своих участников и представителей не означает, что юридическое лицо не вправе делать этого. В этом случае действуют общие положения о представительстве»1. Ответа же на вопрос, чем вызвано включение в текст статьи слова «только» и как это слово сочетается с приведенным выше его комментарием, автор, к сожалению, не дает.

В литературе отмечается, что необходимо различать два вида реализации дееспособности юридического лица. Во-первых, выступление юридического лица в гражданском обороте, в его отношениях с иными участниками, т.е. совершение различного рода сделок, заключение договоров, выступление в суде или арбитражном суде при защите прав юридического лица, и, во-вторых, внутрихозяйственная деятельность юридического лица по исполнению принятых им на себя обязанностей. Во «внешнем обороте» юридическое лицо представляют его органы или представители. Материальной основой выступления юридического лица в гражданском обороте является его внутрихозяйственная деятельность по производству продукции, выполнению работ или оказанию услуг и др., в которой участвует весь трудовой коллектив юридического лица. Поэтому необходимо констатировать, что гражданская дееспособность юридического лица реализуется в полной мере в деятельности всей организации2.

Между тем, сделки, в том числе договоры - это лишь одно из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей, предусмотренных ст. 7 ГК РК. Следовательно, права и обязанности у юридического лица могут возникать и по иным допускаемым законом основаниям. Так, если третьим лицам причинен вред при исполнении работниками юридического лица трудовых (служебных, должностных) обязанностей, ответственность по возмещению вреда возлагается на юридическое лицо (ст. 921 ГК РК). Очевидно, что в этом случае органы юридического лица не имеют никакого отношения к возникновению у последнего соответствующих обязанностей.

Все это дает основание усомниться в обоснованности п. 1 ст. 37 ГК РК. Считаем, все же, что законодателю следовало отказаться от столь категоричного подхода к этому вопросу, предусмотрев, что Кодексом и

' Гражданский кодекс Республики Казахстан (Общая часть). Комментарий. В двух книгах. Книга 1 /Отв. ред. М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. Алматы: «Жет1 Жаргы», 1997. С. 108. 2 Мнение об идеальности юридического лица в казахстанской литературе высказано И.П. Грешниковым (см.: Грешников И.П. Понятие юридического лица в гражданском праве и законодательстве. Автореф. дисс... к.ю.н - Алматы, 1997. С. 4).

168

 Гражданский кодекс Республики Казахстан (Общая часть). Комментарий. В двух книгах. Кн. 1 /Отв. ред. М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. -Алматы: «Жет1 Жаргы», 1997. С. 108.

Гражданское право. В 2-х т. Т. 1. Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. М.: БЕК, 1993. С 80-81.

169


СИ. Климкин

иными законодательными актами может быть установлены иные основания и порядок приобретения гражданских прав и возникновения гражданских обязанностей у юридического лица.

О компетенции органов юридического лица

В вопросе об органах юридического лица, крайне важной представляется проблема разграничения их компетенции, поскольку, во-первых, юридическое лицо, по общему правилу, несет ответственность перед третьими лицами по обязательствам, принятым органом юридического лица с превышением его полномочий, установленных учредительными документами (п. 4 ст. 44 ГК РК), а во-вторых, нарушение органом своей компетенции в некоторых случаях способно привести к признанию заключенной им сделки недействительной. Напомним, что ГК КазССР 1963 г. регулировал подобную ситуацию следующим образом: недействительна сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с установленными целями его деятельности (ст. 48). Комментируя эту норму, Ю.Г. Басин отмечал, что «внеуставными следует также считать сделки, нарушающие установленную компетенцию органов юридического лица... Внеуставные сделки являются ничтожными»1.

Таким образом, по ГК КазССР 1963 г. такие сделки являлись, безусловно, недействительными. В настоящее же время, в соответствии с п. 11 ст. 159 ГК РК, эти сделки не являются ничтожными, они - оспоримы.

Следует отметить, что до внесения изменений в ГК РК Законом от 2.03. 1998 г. интересующая нас норма выглядела несколько иначе: сделка, совершенная юридическим лицом с нарушением уставной компетенции органа юридического лица, заключившего сделку, может быть признана недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о таких нарушениях.

Ю.Г. Басин отмечает, что соответствующие изменения были внесены в п. 11 ст. 159 ГК РК «с целью уточнения условий признания сделки недействительной по мотивам, изложенным в этом пункте»2. Иными словами, автор считает, что отличие между первой и действующей в

' Комментарий к Гражданскому кодексу Казахской ССР / Под ред. Ю.Г. Басина, Р.С. Та-зутдинова. Алма-Ата: «Казахстан», 1990. С. 89.

2 Гражданский кодекс Республики Казахстан (Общая часть). Комментарий. В двух книгах. Кн. 1 / Отв. ред. М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. Алматы: «Жет1 Жаргы», 1997. С. 365.

170

 Реализация правоспособности юридического лица через его

органы

настоящее время редакциями рассматриваемой нормы ГК РК, сводится лишь к уточнению условий признания сделки недействительной.

Такое утверждение вряд ли соответствует реальному положению вещей. На наш взгляд, принципиальное отличие между первоначальной и действующей редакцией этой нормы состоит в изменении круга лиц, имеющих право требовать признания совершенной сделки недействительной. Так, до поправок от 2.03.1998 г. таким правом обладали:

само юридическое лицо;

его учредитель (участник);

- государственный орган, осуществляющий контроль или надзор за деятельностью юридического лица.

Сейчас правом на предъявление такого иска обладает лишь собственник имущества юридического лица. Эта новелла не может быть расценена иначе как направленная на резкое сужение института признания недействительными сделок, заключенных органом юридического лица с превышением компетенции. Ведь казахстанское законодательство лишь в отношении двух форм юридических лиц предусматривает формулу «юридическое лицо — несобственник»: для государственного предприятия и учреждения. Поэтому буквальное толкование п. 11 ст. 159 ГК РК в действующей редакции не дает права участникам хозяйственных товариществ, акционерам акционерных обществ, членам кооперативов на предъявление таких исков. Не обладают этим правом и сами указанные юридические лица1.

Существующее положение не может быть признано обоснованным и целесообразным. Считаем, что допущенная законодателем небрежность, впредь до внесения соответствующих поправок в эту норму, должна устраняться путем расширительного толкования п. 11 ст. 159 ГК РК. Участники (акционеры, члены) юридического лица и само юридическое лицо при соответствующем решении вышестоящего органа (наблюдательного совета, совета директоров) или общего собрания участ-

1 Вряд ли законодатель, говоря о «собственнике имущества юридического лица», имел в виду само юридическое лицо. В противном случае его можно было бы обвинить в создании не только юридически некачественных, некорректных, но и лексически порочных положений. Примечательно, что на этот недуг казахстанского законодателя обращают внимание и зарубежные исследователи права. Так, например, Кристофер Осакве отмечает, что «некоторые отрывки казахстанского Гражданского кодекса... до того лишены стиля, что читаются как халтурный перевод с казахского языка на русский. В действительности же, казахстанский Гражданский кодекс изначально составлялся на русском языке...» (см.: Осакве К Сравнительный анализ Гражданских кодексов России и Казахстана 1994 г.: Биопсия экономических конституций двух постсоветских республик. Учебное пособие. Алматы: ВШП Эдалет, 1998. С. 138).

171


СИ. Климкин

ников (акционеров, членов) должны иметь право требовать признания таких сделок недействительными.

Любопытны различия по этому вопросу, существующие в Гражданских кодексах Казахстана и России. Так, ст. 174 ГК РФ в соответствующей части говорит о полномочиях органа юридического лица, ограниченных его учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка. Рассматривая эту ситуацию, Г.И. Стрельникова указывает, что учредители юридического лица вправе ограничить в уставе круг полномочий своего органа по сравнению с тем, как они определены в законе (например, установив, что сделки по распоряжению недвижимым имуществом директор вправе совершать только с согласия общего собрания участников). В подобных случаях третьи лица, вступающие в сделку, могут и не знать о таком ограничении полномочий органа, поскольку об их возможном круге они осведомлены из закона1.

Удачно называя такое положение «неочевидным ограничением полномочий», A.M. Эрделевский и О.Н. Рыкова считают, что «закон, охраняя интересы добросовестных контрагентов, допускает признание таких сделок недействительными только в случае недобросовестности контрагента, который знал или заведомо должен был знать об указанных ограничениях, и только по иску лица, в интересах которого установлены ограничения»2.

Возможность ограничения полномочий нижестоящих органов вышестоящим предусматривается и казахстанским законодательством. Так, например, в соответствии с п. 3 ст. 15 Указа Президента РК, имеющего силу закона, от 5.10.1995 г. «О производственном кооперативе», учредительными документами кооператива к исключительной компетенции общего собрания может быть также отнесено решение иных вопросов. Аналогичные нормы содержатся в Указе о хозяйственных товариществах, Законах о товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью и об акционерных обществах.

Однако следует четко различать диспозиции соответствующих норм Кодексов России и Казахстана. Если Российский кодекс говорит о сделках, заключенных при «неочевидном ограничении полномочий» органа юридического лица, то казахстанский Кодекс такого положения не содержит. И потому спорной выглядит позиция Ю.Г. Басина, отме-

' Гражданское право. Учебник для вузов. Часть первая / Под ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1998. С. 230. 2 Гражданское право. Часть первая: Учебник / Под ред. А.Г. Калпина, АИ. Масляева. -М.:Юристь, 1997. С. 184.

172

 ~

 Реализация правоспособности юридического лица через его

 органы

чающего, что «ответственность юридического лица за действия его органа, превысившего полномочия, установлена только для случаев, когда границы компетенции органа определены учредительными документами или решениями общего собрания. На те же случаи, когда полномочия органа определены непосредственно законодательством, правило механически распространяться не должно, так как речь будет идти о сделках, нарушающих требования законодательства» .

Такой комментарий вполне соответствует положениям ст. 174 ГК РФ, однако не может быть применен к положениям ГК РК, и автор, как нам представляется, лишь выдает желаемое за действительное. Действительность же заключается в том, что п. 11 ст. 159 казахстанского Кодекса в отличие от ГК России не различает компетенцию органа юридического лица, определенную законодательством, и его компетенцию, установленную учредительными документами. Поэтому п. 11 ст. 159 и другие пункты этой статьи представляют собой отдельные случаи недействительности сделок и выступают по отношению к ст. 158, как специальные основания к общему. Соответственно, п. 11 ст. 159 ГК РК должен применяться во всех случаях, когда орган вышел за пределы своей компетенции, определенной как уставом, так и законодательством.

И, наконец, еще один вопрос, возникающий при анализе этой нормы, - о ее практической значимости, жизнеспособности. Следует учитывать, что, во-первых, законодательные акты о коммерческих юридических лицах не только определяют компетенцию высшего органа юридического лица, но и требуют указывать ее в уставе. Таковы требования п. 1 ст. 6 Указа о производственном кооперативе, п. 2 ст. 17 Закона о товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью, п. 2 ст. 13 Закона об акционерных обществах, возводя соответствующие положения устава в разряд существенных. Во-вторых, устав юридического лица - это документ, содержание которого, в отличие от учредительного договора, не является коммерческой тайной. Все заинтересованные лица вправе ознакомиться с уставом юридического лица.

Рассуждая о целесообразности включения в ГК РК нормы об ответственности юридического лица перед третьими лицами по обязательствам, принятым его органом с превышением полномочий, Ю.Г. Басин отмечает, что она была определена затруднениями выяснения точных пределов полномочий органа, особенно, если эти пределы устанавливаются уставом юридического лица либо общим собранием

Васин ЮГ. Указ. соч. С. 17.

173


СИ. Климкин

его участников без должного информирования об этом третьих лиц1. В обоснование необходимости ее включения в Кодекс, автор приводит пример, когда акционерное общество с целью уйти от ответственности представило протокол общего собрания, содержащий решение об ограничении компетенции президента, датированный днем раньше, нежели президентом был подписан оспариваемый договор2.

По нашему мнению, такие доводы, вряд ли, являются обоснованными, а сам пример - показательным. Во-первых, выше отмечалось, что устав - это документ, который открыт для всех заинтересованных лиц. Даже в случае, когда представители организации отказываются его предоставить, имеется достаточно правовых средств, чтобы ознакомиться с его содержанием и выяснить подлинную компетенцию органов юридического лица. Во-вторых, компетенция органов юридического лица устанавливается соответствующими законодательными актами и его учредительными документами, но не решением общего собрания. Если же высший орган принимает решение о каком-либо изменении компетенции органа, это юридическое лицо обязано в установленном порядке уведомить регистрирующий орган о внесении соответствующих изменений в учредительные документы по вопросам компетенции его органов.

Таким образом, с одной стороны, закон под страхом недействительности устава обязывает указывать в нем компетенцию органов юридического лица, с другой - предоставляет право всем заинтересованным лицам знакомиться с его содержанием.

Все это, на наш взгляд, делает практически нежизнеспособным условие для признания сделки недействительной по правилам п. 11 ст. 159 ГК РК. Контрагент юридического лица, орган которого заключает сделку с превышением своих полномочий, если и не знает о таком нарушении, то в любом случае должен знать об этом, поскольку само законодательство создает для этого соответствующие условия, стимулирует контрагента интересоваться компетенцией органа. Не случайно, в одном из Постановлений Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указывалось, что «другая сторона в сделке должна была ознакомиться с текстом устава общества, чтобы выяснить, имеются ли у председателя правления закрытого акционерного общества полномочия на заключение договора залога недвижимого имущества»3.

1 БасинЮ.Г. Указ. соч. С. 16.

2 Там же. С. 16-17. Также см.: Гражданский кодекс Республики Казахстан (Общая часть).
Комментарий. В двух книгах. Кн. 1 / Отв. ред. М.К. Сулейменов, Ю.Г Басин. Алматы:
«Жет1 Жаргы», 1997. С. 124.

3 См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1996. № 7. С. 44.

174

 Реализация правоспособности юридического лица через его
органы

Но такой подход разделяется далеко не всеми исследователями. Так, В.В. Витрянский, например, отмечает: «Нельзя не заметить, что при таком подходе анализ действительного волеизъявления сторон и их действий по заключению договора подменяется сугубо формальной констатацией обязанности сторон, вступающих в договорные отношения, тщательно изучить учредительные документы друг друга... Вместо реализации задачи обеспечения стабильности договорных отношений путем всемерного усложнения процесса оспаривания совершенной сделки мы получаем дополнительное средство защиты недобросовестных участников имущественного оборота, которые, не исполнив обязательства, могут добиться практически автоматического признания договора... недействительной сделкой»1.

С этими рассуждениями едва ли можно согласиться. Гражданское законодательство не ставит и не может ставить цели обеспечения стабильности договорных отношений за счет усложнения всеми возможными средствами процесса оспаривания совершенной сделки. Эта задача должна достигаться, и достигается другими средствами. Более того, гражданское право имеет другую цель - защиту интересов стороны, права которой нарушены. В нашем случае при признании недействительной сделки, совершенной с превышением компетенции органа юридического лица, могут страдать интересы контрагента этого юридического лица. Однако в случае непризнания такой сделки недействительной могут страдать интересы участников (акционеров, членов) юридического лица, орган которого вышел за пределы своей компетенции. Здесь закон стоит перед дилеммой: чьи интересы должны подлежать приоритетной защите - контрагента юридического лица или его участников (акционеров, членов)?

Представляется, что вопрос должен решаться, все же, в пользу участников. При этом следует использовать по аналогии так называемую «теорию наименьшего зла». Так, когда орган юридического лица совершает какую-либо сделку с превышением своей компетенции, причиняя при этом ущерб юридическому лицу, участникам может быть поставлен в вину неудачный выбор своего нижестоящего (чаще всего -исполнительного) органа. С другой стороны, контрагент, заключая сделку с юридическим лицом, имеет возможность ознакомиться с компетенцией соответствующего органа юридического лица, но не делает этого. Кто же из них более виноват? Мы считаем - контрагент. В большинстве случае участники юридического лица отстранены от реального

' Брагинский М.И., Витрянский ВВ. Договорное право: Общие положения. М: Статут, 1997. С. 659.

175


СИ. Климкин

управления юридическим лицом, причем наиболее это заметно в акционерном обществе. Участники, как правило, не знакомы с содержанием и условиями заключаемых исполнительным органом договоров. Это делает их положение крайне зависимым от политики исполнительного органа, недобросовестные действия которого способны привести к имущественным потерям участников. Контрагент же юридического лица имеет в полной мере защищаемую законом возможность убедиться в наличии у органа юридического лица права заключать подобные сделки.

Поэтому, считаем, что именно контрагент должен нести риск неблагоприятных последствий, связанных с последующим признанием недействительной сделки, заключенной органом юридического лица с превышением полномочий.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

43679. Проведение детальных сейсморазведочных работ 3Д в пределах площади Северный Нишан 11.3 MB
  Целью настоящего проекта является проведение детальных сейсморазведочных работ 3Д в пределах площади Северный Нишан для уточнения ее геологического строения выявления новых структур и более подробного изучения находящихся в бурении нефтегазоперспективных объектов. Географоэкономическая характеристика района работ В административном отношении месторождение Северный Нишан расположено в Нишанском районе Кашкадарьинской области. Ближайшими населенными пунктами являются железнодорожная станция Нишан в 8 км. восточнее месторождения Северный Нишан.
43680. Государственное управление в области добычи нефти в Российской Федерации 506.32 KB
  Государственное управление права собственности в сфере поиска разведки и добычи нефти в российской федерации Развитие современного института права собственности на нефтяные ресурсы России Субъекты права собственности на ресурсы недр в сфере поиска разведки и добычи нефти Объекты отношений собственности в сфере поиска разведки и добычи нефти
43681. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ПРОДАЖАМИ В ЦЕЛЯХ ОЗДОРОВЛЕНИЯ ПРЕДПРИЯТИЯ 760 KB
  В практике как коммерческой, так и всей хозяйственной деятельности предприятия особенно важной проблемой являются разработка и использование прогнозов спроса и конъюнктуры. Анализ конъюнктуры рынка необходим потому, что его результаты дают возможность предприятию продавать закупаемые товары по более выгодным ценам, а также увеличивать или сокращать закупку товаров в соответствии с ожидаемыми рыночными условиями.
43682. Глобалізація сучасної економіки та основні напрями східного вектору зовнішньої політики України на прикладі взаємовідносин з Китаєм 290.64 KB
  Потім він став використовуватися політологією та соціологією. Цей термін містить ідею, що світовий ринок є деякою системною цілісністю. А це можливо тоді, коли норми, які регламентують відносини між державами, будуть значно поглиблені. У широкому розумінні глобалізація означає зміну всіх сторін життя суспільства під впливом світової тенденції до відкритості та взаємозалежності.
43683. Изучение теоретических и практических вопросов по проблеме брендинга международной авиакомпании ОАО «РусДжет» 1.78 MB
  Развитие промышленного производства и технологических процессов, увеличение ассортимента товара, усложнение идентификации нужного товара на рынке конкурирующих товаров — все это потребовало разработки системы упрощения выбора товара.
43684. Источники документоснабжения публичных библиотек 153.98 KB
  Современный книжный рынок России Состояние и проблемы Библиотека в структуре книжного рынка Информационное обеспечение книжного рынка Глава Современные каналы поступления литературы в фонды общедоступных публичных библиотек Миссия публичных библиотек.
43685. Оптимізація методик формування переходів Джозефсона шляхом зміни функцій розподілу прозорості в них 2.35 MB
  Існують різноманітні види ДК, про які буде сказано нижче, але ефекти Джозефсона проявляються тільки при виконанні умови малості зв’язку між двома надпровідниками (см. ). Якщо ця умова виконується, то струм,який протікає крізь слабкий зв‘язок двох надпровідних комірок містить надпровідний струм , який є функцією різниці фаз двох хвильових функцій параметрів порядку надпровідників.
43686. ТЕХНОЛОГИЯ МАШИНОСТРОЕНИЯ. А.Г. Суслов 7.66 MB
  Изложены основы и специальная часть технологии машиностроения. Основное внимание уделено обеспечению и повышению качества изделий машиностроения, снижению технологической себестоимости их изготовления, методологии разработки технологических процессов, технологии изготовления и сборки типовых деталей и соединений, оформлению технологической документации.
43687. ЗАМЕНА РЕМНЯ ГРМ НА АВТОМОБИЛЕ DAEWOO NEXIA 477.07 KB
  Режим работы ООО«Ориент-Экспресс»предполагает возможность максимального охвата полезного времени дня, без нарушения трудового законодательства. Станция работает 351 день в году, т.е. ежедневно, кроме государственных праздников. Начало рабочего дня в 9.00 конец рабочего дня в 21.00, другими словами, автосервис работает в 1,5 смены.