16705

ПРИОБРЕТАТЕЛЬНАЯ ДАВНОСТЬ В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

А.В. Лисаченко ПРИОБРЕТАТЕЛЬНАЯ ДАВНОСТЬ В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ Сначала в законе О собственности в РСФСР от 24 декабря 1990 года ст. 7 а затем в части первой нового Гражданского кодекса Российской Федерации ст. 234 вступившей в силу с 1 января 1995 года в отечес

Русский

2013-06-25

137 KB

8 чел.

А.В. Лисаченко

ПРИОБРЕТАТЕЛЬНАЯ ДАВНОСТЬ В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

Сначала в законе «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990 года (ст. 7), а затем в части первой нового Гражданского кодекса Российской Федерации (ст. 234), вступившей в силу с 1 января 1995 года, в отечественном гражданском праве вновь появился институт, которого не знало советское гражданское право - институт приобретательной давности. Это не вызвало фурора в ученых кругах или немедленных значительных перемен в жизни страны, однако появление такого института положило конец неурегулированности законодательством целого ряда очень часто встречающихся на практике ситуаций, разрешило ряд противоречий в законодательстве, в гражданском праве как отрасли и как науке, завершив растянувшийся на многие десятилетия спор о том, нужен ли институт приобретательной давности праву нашей страны.

Приобретательная давность (давность владения) - не отечественное и уж тем более не новое изобретение. Приобретение в собственность в порядке давности владения при наличии определенных условий (bona fide и justa causa, т.е. добросовестность владельца и правомерное основание владения) - институт еще римского частного права1. Страны, воспринявшие римское право как основу их национальных правовых систем (Франция, Германия, Швейцария, Австрия и др.), восприняли в свое время и институт приобретательной давности2. Имеется этот институт и в гражданских кодексах ряда штатов США (например, § 1007 ГК Калифорнии)3.

В российском праве конца XIX века, законодательством были четко установлены условия приобретения права собственности по давности владения, никто и не думал сомневаться в необходимости института приобретательной давности. Однако- в РСФСР и СССР не был надлежа-

 

 Приобретательная давность в Российском гражданском

праве

щим образом урегулирован вопрос о правовом положении имущества после истечения срока исковой давности по виндикационному иску. В основном господствовало мнение, что вещи, находящиеся у беститульного владельца в таких случаях необходимо считать бесхозяйными1. Были и другие мнения, но отражения в законодательстве они не нашли, так что официальной точкой зрения на институт приобретательной давности в 20—80-е гг. можно считать оценку его как несовместимого с основами советского социалистического права. Поэтому в советский период в нашей стране института приобретательной давности не существовало.

Однако существовали отношения определенного рода, требующие регулирования, и, соответственно, проблемы, связанные с отсутствием такого регулирования - речь идет о «неопределенности правового положения фактического владельца имущества, не истребованного в пределах срока исковой давности»2. В результате сначала в законе «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990 года (п. 3 ст. 7), а затем в новом Гражданском кодексе России (ст. 234) появилась давно забытая, казалось бы, приобретательная давность. (Настолько забытая, что некоторые достаточно видные юристы посчитали ее «абсолютно новым понятием для нашего гражданского права»3!). «Необходимость введения этой категории объясняется отпадением преимуществ для государственной (публичной) собственности, в которую ранее в соответствии со ст. 143 ГК РСФСР 1964 года по общему правилу и поступало бесхозяйное имущество»4.

Понятие и сущность приобретательной давности

Закон «О собственности в РСФСР» не употреблял термина «приобретательная давность» («Гражданин или юридическое лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно и открыто владеющее как собственник недвижимым имуществом не менее пятнадцати лет либо иным имуществом не менее пяти лет, приобретают право собственности на это имущество»5), этот термин появился только в ст. 234 ГК РФ. Данный термин, подобно всем важным юридическим понятиям, имеет несколько значений. Наиболее важной представляется

1 Латинско-русский словарь. Издание 2-е. М., 1976.

2 Германское гражданское уложение, § 937-945; Швейцарское гражданское уложение,
§ 728; Австрийское гражданское уложение, § 1432, 1451; ГК Франции, ст. 2229, 2262-
2265.

3 Соединенные штаты Америки. Конституция и законодательные акты / Под ред. О.А. Жид
кова. М, 1993. С. 546.

280

 Гражданское право. Учебник для юридических вузов. Ч. 1. М., 1938. С. 171. * Кириллова М.Я. Исковая давность. М., 1966. С. 35.

См.: Тараненко В. Новый Гражданский кодекс и правоприменительная практика // Закон. №4. Апрель 1996. С. 117.

Суханов Е.А. Комментарий к гл. 14 ГК РФ. (Комментарий части первой Гражданского кодекса РФ для предпринимателей. М, 1995. С. 243.)

П.З ст. 7 закона «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990.

281


А.В. Лисаченко

необходимость различать приобретательную давность как правовой институт приобретения права собственности по давности владения и срок приобретательной давности. Очень часто в повседневной практике эти понятия отождествляют, что, разумеется, неверно. Еще Д.И. Мейер в свое время сетовал, что «у нас нередко даже разумеют под давностью именно давностный срок. Говорят, например "прошла давность, прошли две, три давности" и т.п.»1. Следовательно, для устранения возникающих неясностей, необходимо прежде всего определиться с терминологией.

Что такое приобретательная давность как правовой институт? Это группа правовых норм, регулирующих однородные общественные отношения - отношения по определению судьбы имущества, находящегося в добросовестном, открытом и непрерывном владении «как своим собственным... имуществом»2 определенного лица в течение установленного законом срока. Таким образом, приобретательная давность здесь выступает как комплексное явление, включающее в себя целый ряд компонентов, находящихся в жесткой взаимосвязи — при отсутствии хотя бы одного из установленных правовой нормой условий, право собственности на имущество по давности владения возникнуть не может.

Срок приобретательной давности сам по себе - это всего лишь регламентированный правовыми нормами отрезок времени. Что же касается норм, регулирующих срок давностного владения, то это - один из компонентов приобретательной давности как правового института. Правда, компонент, сам имеющий комплексный характер (особые правила течения, требование непрерывности), но все-таки только часть целого, неприменимая в отрыве от него и сама по себе имеющая только теоретическое значение. Таким образом, нормы, регулирующие срок приобретательной давности, и приобретательная давность как правовой институт приобретения права собственности по давности владения соотносятся как часть и целое. Истечение срока является одним из фактов, вся совокупность которых образует юридический состав, лишь при наличии которого может возникнуть право собственности по давности владения.

Следовательно, чтобы понять сущность приобретательной давности как правового института, необходимо проанализировать ее признаки, компоненты, в том числе - срок. Разумеется, исходить следует из законодательного определения, содержащегося в ст. 234 ГК РФ: Лицо -гражданин или юридическое лицо, - не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как

 Приобретательная давность в Российском гражданском
праве

своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

Субъект возникающих в данном случае правоотношений - специфический. Это гражданин или юридическое лицо. Согласно п. 2 ст. 124 ГК РФ, к Российской Федерации, субъектам Российской Федерации и муниципальным образованиям применяются нормы, «определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов».

Лицо, владеющее имуществом, не является его собственником. Не является собственником, в данном случае, - в объективном смысле, так как институт приобретательной давности распространяется и на ситуации, когда лицо считает себя собственником имущества, но при этом на самом деле таковым не является.

Объект, по поводу которого возникают отношения - недвижимое или иное имущество. Недвижимое имущество, согласно ст. 130 ГК РФ -это «земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество». Следовательно, формально все вышеперечисленные виды недвижимого имущества могут быть объектом отношений по приобретению права собственности по давности владения. Однако в отношении многих из них имеются особенности, связанные с их правовым статусом либо со сложившейся практикой и спецификой самих объектов (недра, космические объекты и т.п.). На основании изложенного, можно прийти к выводу, что под недвижимым имуществом как объектом исследуемых правоотношений (упомянутым в п. 1 ст. 234 ГК РФ) следует понимать не всякое недвижимое имущество вообще, как оно определяется в ст. 130 ГК РФ, а лишь те его категории, в отношении которых закон не исключает возможности приобретения права собственности по давности владения.

Иное имущество как объект исследуемых отношений в России — это «вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги», то есть движимое имущество (ст. 130 ГК РФ). (Разумеется, не изъятое из оборота и в большинстве случаев - не ограниченное в обороте).

1 Мейер Д.И. Русское гражданское право, часть 2. М., 1997. По изданию 1902 г. С. 69. Ст. 234 ГК РФ.

282

 283


А.В. Лисаченко

Таким образом, под объектом правоотношений в рамках исследуемого института понимаются именно вещи, а не иные виды объектов гражданских прав.

На практике иногда возникает мнение, что приобретение права собственности по давности владения возможно только в отношении бесхозяйных вещей. Разумеется, это неверно, что Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и разъяснил в приложении к информационному письму от 28 апреля 1997 г. № 13. (Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав.)

И, наконец, еще один нюанс, характеризующий объект исследуемых правоотношений. Согласно тому же п. 1 ст. 234 ГК РФ, «право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации». Что касается недвижимого имущества, то, в соответствии со ст. 131 ГК РФ и п. 3 ст. 6 Федерального закона РФ о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, «право собственности на недвижимое имущество, приобретаемое в силу приобретательной давности, подлежит государственной регистрации после установления факта приобретательной давности в предусмотренном законом порядке»1. Что касается движимого .имущества, то определить какие именно его разновидности не могут быть приобретены в собственность по давности владения без государственной регистрации, сложнее, поскольку «регистрация прав на движимые вещи не требуется, кроме случаев, указанных в законе»2. (В настоящее время таких видов движимого имущества пока нет. Некоторое время бытовало мнение, что государственная регистрация транспортных средств и есть такой случай, но Высший арбитражный суд РФ опроверг эту точку зрения). Следует обратить внимание на нередкое, к сожалению, неверное понимание значения государственной регистрации. Почему-то часто на практике этот акт считают основанием возникновения права собственности. «Акт регистрации, однако, лишь определяет момент, но он не обладает правосоздающей силой. Право собственности возникает из установленного ГК фактического состава. На это указывает и текст ГК, который говорит о лице, приобретшем имущество»3.

1 Российская газета. 30 июля 1997 г.

2П.2ст.130ГКРФ.

3 ГК РФ, ч. 1. Научно-практический комментарий. Институт государства и права РАН. М.,

1996. С. 389.

284

 Приобретательная давность в Российском гражданском
праве

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в приложении к информационному письму от 28 апреля 1997 г. № 13 разъясняет и этот аспект: право собственности возникает на основании решения суда, которое, в свою очередь, является основанием для регистрации уполномоченным органом права собственности лица на недвижимое имущество1.

Таким образом, в отношении недвижимого и некоторых видов движимого имущества приобретение права собственности по давности владения возможно только при наличии дополнительного (по отношению к общему порядку) юридического факта — факта государственной регистрации.

Итак, выше рассмотрены все те легальные элементы юридического состава, из которого возникает право собственности при приобретательной давности, которые не являются характеристиками основы, стержня этого состава - владения. Остальные - это качества, присущие владению, необходимые для признания такого владения основанием приобретения права собственности в силу приобретательной давности.

«В силу положений о приобретательной давности основанием возникновения права собственности считается факт продолжительного владения имуществом, отвечающий предусмотренным в законе условиям»2. Представляется, что владение - действительно стержень, вокруг которого и в связи с которым, формируется основная часть обязательных элементов института приобретательной давности.

Легального определения владения в отечественном праве, как это ни парадоксально, нет. (Это дает некоторым исследователям основание считать, что «по своей сущности владение не является правовой категорией»3, а представляет собой категорию в первую очередь социальную. Во всяком случае, в отношениях, связанных с приобретательной давностью.) Некогда владение понималось в узком смысле - как фактическое, непосредственное обладание вещью. В настоящее время «речь идет о хозяйственном господстве над вещью, которое вовсе не требует, чтобы собственник находился с ней в непосредственном соприкосновении»4. Именно оно и должно наличествовать для приобретения права собственности по давности владения. Будучи ключевым элементом триады

Вестник Высшего арбитражного суда РФ. 1997. № 7 (56). С. 91-103.

Гражданское и торговое право капиталистических государств, изд. 3 / Под ред. Е.А. Васильева. М.,1993. С. 223.

ГК РФ, ч. 1. Научно-практический комментарий. Институт государства и права РАН. М, 1996. С. 386. (Автор статьи - Рубанов А.А.)

Гражданское право. Учебник для вузов / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. Часть 1.М., 1996. С. 326.

285


А.В. Лисаченко

полномочий собственника, владение выступает как внешнее проявление права собственности. «Во владении выражается статика отношений собственности, закрепленность вещей за индивидами и коллективами»1. Но в случаях, на которые рассчитан институт приобретательной давности, это внешнее проявление не соответствует реальному положению вещей: владелец не является собственником. Однако может им стать на основании ст. 234 ГК РФ при соблюдении соответствующих требований к владению.

Требования к владению в институте приобретательной давности

1. Добросовестность владения

Еще римские юристы признавали необходимость наличия этого признака для приобретения имущества по давности владения. В дореволюционной России требования добросовестности к давностному владению в законодательстве не было, хотя некоторые цивилисты и высказывали предположение о «тождественности условия владения в виде собственности с добросовестностью владения»2.

Однозначного определения добросовестности нет. Действительно, даже исходя из происхождения этого слова, очевидно, что основой здесь служат два субъективных понятия: «добро» и «совесть», однозначных определений которых не может существовать в принципе. «Добросовестность» - категория оценочная. «Именно по этой причине, за небольшим исключением, нет возможности установить единообразно, не прибегая к другим таким же оценочным категориям, объем искомого понятия»3. Соответственно, остается большой простор для доктри-нального толкования этого термина.

Наиболее близка к попытке дать определение добросовестности статья 302 ГК РФ (Истребование имущества от добросовестного приобретателя): «Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель)...». Однако подлежит ли это определение универсальному применению, в том числе в рамках института приобретательной давности - вопрос спорный. (Хотя М.И. Брагинский и В.В. Витрянский и считают, что «указанным разъяснением следует по возможности руководствоваться и во всех случаях, когда законодатель

Гражданское право. Учебник для вузов / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. Часть 1. С. 323.

2 Мейер Д.И. Русское гражданское право. Часть 2. М., 1997. По изданию 1902 г. С. 69.

3 Брагинский М.И., Витрянский ВВ. Договорное право. Общие положения. М,  1997.
С. 112.

286

 Приобретательная давность в Российском гражданском

праве

использовал тот же термин», в том числе в отношении приобретательной давности1).

Нельзя, разумеется, не отметить закрепленную п. 3 ст. 10 ГК РФ презумпцию добросовестности: «В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются». Следовательно, презумпция распространяется и на институт приобретательной давности - и чтобы оспорить приобретение лицом права собственности по давности владения в связи с недобросовестностью такого владения, необходимо эту недобросовестность доказать.

Из всего вышеизложенного можно сделать вывод, что добросовестность как требование к владению в институте приобретательной давности — понятие действительно оценочное, и наличие или отсутствие ее зависит в первую очередь от конкретных обстоятельств. «Соответствующие нормы призваны предоставить судам в достаточно определенных пределах возможность учитывать при рассмотрении дел особенности каждой в отдельности ситуации»2.

2. Открытость владения

Второе требование к давностному владению по ст. 234 ГК РФ - его открытость. Нет однозначного подхода к определению открытости владения. «Владелец должен владеть имуществом открыто, т.е. без утайки», — пишет Ю.К. Толстой3. «Владение должно быть открытым, очевидным для всех иных лиц», - заявляют другие авторы4. Думается, что формулировка Ю.К. Толстого гораздо удачнее. Владелец не должен скрывать (утаивать) свое владение, не может принимать какие-либо меры для этого. Но возможны ситуации, при которых владение может стать очевидным для других лиц лишь в результате активных действий владельца. При этом в нашем законодательстве не усматривается обязанности такого владельца демонстрировать свое владение всем и каждому, чтобы сделать его очевидным. Таким образом, на давностном владельце лежит обязанность не скрывать (не утаивать) владения — но не более того.

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 112.

2 Там же. С. ПО.

3 Гражданское право. Учебник для вузов / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого.
Часть 1.М., 1996. С. 344.

Гражданское право / Под ред. А.Г. Калпина и А.И. Масляева. М., 1997. Ч. 1. С. 234; Комментарий части первой Гражданского кодекса РФ для предпринимателей. М., 1995. С 244.

287


А.В. Лисаченко

3. Владение как своим собственным имуществом

Третья обязательная черта давностного владения - владение имуществом «как своим собственным или, что то же самое, в виде собственности», как считает Ю.К. Толстой1. Вопрос в том, как понимать это словосочетание. По меткому выражению Д.И. Мейера, слова «владение в виде собственности» так общи, что можно понимать их в каком угодно смысле. Предлагаемая Ю.К. Толстым трактовка «без оглядки на то, что у него есть собственник» представляется слишком общей, поскольку страдает излишним субъективизмом и сама нуждается в расшифровке. Наиболее полно, пожалуй, в российском праве исследованием этой темы занимался в свое время Д.И. Мейер. Он выделял несколько основных доктринальных и практических подходов к пониманию владения «в виде собственности».

Во-первых, это уже упоминавшееся в настоящей работе мнение ряда дореволюционных ученых о «тождественности условия владения в виде собственности с добросовестностью владения»2. Достаточно было, по их представлению, чисто субъективного восприятия владельцем обладания вещью как обладания ею на праве собственности: «давностный владелец должен питать в себе сознание о праве собственности по вла-деемой вещи». Естественно, что на сегодняшний день, когда требование добросовестности появилось в институте приобретательной давности в качестве самостоятельного, такое суждение неактуально, хотя кое-кто из авторов и по сей день его придерживается. («Владелец должен относиться к вещи как к своей собственной»3).

Вторая точка зрения исходит также из субъективного восприятия владения, но уже не самим владельцем, а окружающими: «давностный владелец должен считаться собственником владеемой вещи во мнении других лиц, хотя бы на самом деле и не был ее собственником и даже сам не считал себя за собственника». Думается, в настоящее время закрепление в законе требования открытости владения делает такую трактовку также неактуальной. Правда, как и у первой, у нее также есть последователи и в наше время: «Окружающие не считают, что эти вещи находятся во владении рабочих и служащих. Соответственно ГК РФ устанавливает, что лица, осуществляющие операции с вещами в поряд-

 Приобретателъная давность в Российском гражданском
   праве

ке исполнения своих трудовых или служебных обязанностей, владеют этими вещами не как своими собственными»1.

Третья позиция вообще не касается каких-либо субъективных моментов: «рассматриваемую принадлежность давностного владения понимают так, будто давностный владелец должен действовать как собственник - все равно, считает ли он себя собственником владеемой вещи, считают ли его другие за собственника или нет, только чтобы давност-ное владение представляло всю видимость права собственности».

Дополняет эту точку зрения требование беститульности давностного владения. «Приобретательная давность распространяется на случаи фактического, беститульного владения чужим имуществом. Наличие у владельца какого-либо юридического титула (основания) владения, например долгосрочного договора аренды, исключает действие приобретательной давности»2. Таким образом, внутри требования владения имуществом «как своим» обнаруживается еще одно требование к давностному владению - беститульность. Именно его Д.И. Мейер клал в основу четвертого подхода к исследуемому требованию, который признавал наиболее правильным: «Владеть "в виде собственности" или "на праве собственности" — значит владеть от своего имени, а не от имени другого собственника имущества; владеть, не имея к тому никакого юридического основания, ибо наличность этого основания будет или владением собственника, или владением от его имени»3.

Необходимо также добавить, что еще Б.Б. Черепахин убедительно обосновал необходимость, наряду с презумпцией добросовестности, презумпции владения имуществом как своим собственным. («Владелец признается владеющим вещью как своею собственною, поскольку не будет доказано, что он владеет ею за другое лицо или по договору с последним»4). То есть давностный владелец не должен доказывать, что владеет имуществом как своим собственным, а напротив, лицо, оспаривающее это, должно доказать свои утверждения.

1 Гражданское право. Учебник для вузов / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого.
Часть 1.М., 1996. С. 344.

2 Здесь и далее: Мейер Д.И. Русское гражданское право. Часть 2. М, 1997. По изданию
1902 г. С. 69-70.

3 Гражданское право / Под ред. А.Г. Калпинаи А.И. Масляева. М, 1997. Ч. 1. С. 243.

288

 1 ГК РФ, ч. 1. Научно-практический комментарий. Институт государства и права РАН. М,
1996. С. 387.

2 Комментарий части первой Гражданского кодекса РФ для предпринимателей. М, 1995.
С. 244. (Автор статьи -
Суханов Е.А.)

3 Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 2. М, 1997. По изданию 1902 г. С. 71.

4 Черепахин Б.Б. Приобретение права собственности по давности владения // Советское
государство и право. 1940. № 4.

289

19. Зак. 3378


А.В. Лисаченко

Характеристики давностного владения, связанные с категорией времени

1. Срок владения

Пожалуй, ничто в исследуемом институте так не варьировалось в разных государствах и правовых системах и не изменялось во времени, как сам срок давностного владения. В римском праве он претерпел эволюцию от одного года (двух лет для недвижимости) в Законах XII таблиц до 30 лет, 40 лет (в отношении вещей, принадлежащих лицам моложе 25 лет) и даже 100 лет (в отношении имущества церквей, монастырей и богаделен) в конституциях Константина и Феодосия1. В отечественном праве уже в XIII веке «мы встречаем постоянные ссылки на старину владения как основание права собственности»2, однако о появлении  конкретных  сроков  можно  говорить лишь  применительно  к Псковской судной грамоте (середина XV века), да и то с достаточной степенью условности: «кто владеет 4 или 5 лет...». (То есть сроки определены лишь приблизительно). В дальнейшем в Судебниках встречается уже трехлетний срок для имущества частных лиц и шестилетний — для государственной земли, но, по авторитетному мнению профессора Вла-димирского-Буданова, «несмотря на такую определенность законных сроков, практика не следовала им в точности». В XVII веке конкретные сроки снова пропадают, и появляются лишь в Манифесте Екатерины II в 1787 году. Установленный тогда десятилетний срок был подтвержден в Своде законов и просуществовал до 1.91.7 года. Здесь уже, напротив, «практика... мало обращала внимания на другие принадлежности давностного владения, а главным образом - только на истечение или неистечение 10-летнего срока давностного владения. Когда лицо ссылалось на давность, как на основание своего права собственности и доказывало, что владение его продолжалось более 10 лет, судебные ведомства обыкновенно довольствовались этим и не требовали доказательств бесспорности, непрерывности владения и т.д.» .

В СССР, несмотря на отсутствие института приобретательной давности в законодательстве, научная мысль все-таки обращалась к проблеме оптимального срока давностного владения. По мнению Б.Б. Че-репахина, срок этот не может быть кратким, то есть никак не может равняться 6 месяцам или 1 году. Оптимальным Черепахин считал срок, равный максимальному сроку исковой давности (3 года), аргументируя

 Приобретательная давность в Российском гражданском
праве

это тем, что хотя приобретательная давность и исковая давность - не части одного института, у них свое развитие и реквизиты, но они тесно связаны. Пока собственник не потерял права на виндикационный иск, вещь нельзя считать перешедшей в собственность другого лица, поэтому надо ориентироваться при законодательном установлении сроков давностного владения именно на максимальный срок исковой давности. В законе «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990 года (п. 3 ст. 7), а затем в новом Гражданском кодексе России (статья 234) сроки оказались уже совершенно иными: 5 лет для движимых вещей и 15 лет для недвижимых. Кроме того, малоизвестная статья 43 закона РФ «О ввозе и вывозе культурных ценностей» от 15 апреля 1993 года и по сей день содержит следующее положение: «Физическое или юридическое лицо, не являющееся собственником культурной ценности, но добросовестно и открыто владеющее ею как собственной не менее 20 лет, приобретает право собственности на эту культурную ценность». Налицо конкуренция специальной нормы с положениями статьи 234 ГК РФ, но, думается, на сегодняшний день и в отношении культурных ценностей действуют все-таки сроки, установленные Гражданским кодексом.

2. Начало течения срока

Казалось бы, ответ на этот вопрос очень прост. Как писал Д.И. Мейер в начале века («течение... давностного срока начинается от начала владения»1), так все и осталось («течение срока начинается в момент возникновения владения»2). Однако на самом деле простым этот вопрос не был никогда. И до революции, и в советский период, и в других государствах из этого общего правила делались исключения. И на сегодняшний день, согласно п. 4 ст. 234 ГК РФ, течение исследуемого срока в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со ст. 301 (истребование имущества собственником из чужого незаконного владения) и ст. 305 ГК РФ (истребование имущества из чужого незаконного владения владельцем, не являющимся собственником), начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям. Причины необходимости такого исключения хорошо определяет Е.А. Суханов. «В п. 4 ст. 234 Кодекса решен довольно сложный вопрос о течении срока приобретательной давности в отношении имущества, которое могло быть истребовано у фактического владельца титульным (закон-

1 ДождевД.В. Римское частное право. М, 1997. С. 376-379.

2 Здесь и далее: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-
Дону, 1995. По изданию 1886 г. С. 503-504.

3 Мейер Д.И. Русское гражданское право. Часть 2. М, 1997. По изданию 1902 г. С. 71.

290

 МейерД.И. Русское гражданское право. Часть 2. С. 72.

ГК РФ, ч. 1. Научно-практический комментарий. Институт государства и права РАН. М, 1996. С. 387.

291

19*


А.В. Лисаченко

ным) владельцем, пропустившим срок исковой давности на такое требование. В отношении такого "задавненного" имущества течение при-обретательной давности не может начаться ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям, ибо до окончания срока исковой давности имущество может быть принудительно истребовано его законным владельцем, а фактическое владение не может быть признано добросовестным»1. Но разрешение этого вопроса порождает новые. В частности: как быть, если течение срока исковой давности приостановлено? Прямого ответа, подобного параграфу 939 Германского гражданского уложения («течение срока приобретательной давности не может начаться... пока приостановлено течение срока исковой давности по виндикационному иску...»2), наше законодательство не дает. Кроме того, на практике возникли сложности в связи с приданием нормам о приобретательной давности обратной силы. Напомню, что в отличие от Закона о собственности, согласно ст. 10 Закона о введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 февраля 1995г. №2/1, действие положений о приобретательной давности распространено и на случаи, когда владение имуществом началось до 1 января 1995г. и продолжается в момент введения в действие части первой ГК РФ. Сложности связаны с необходимостью определить момент начала течения срока давностного владения с учетом изменения законодательства.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации разъяснил суть проблемы и ее решение в приложении к информационному письму от 28 апреля 1997 г. № 13. (Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав.) В качестве типичного и показательного приводится следующий случай из практики:

Райпотребсоюз обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора аренды нежилого помещения, заключенного комитетом по управлению имуществом и обществом с ограниченной ответственностью, ссылаясь на приобретение права собственности райпо-требсоюзом на встроенно-пристроенное помещение в силу приобретательной давности, поскольку добросовестно, открыто и непрерывно владел указанным помещением как своим собственным с 1975 года. Комитет по управлению имуществом возражал против исковых требований, указывая на неправомерную передачу строительным трестом в 1975 году

1 Комментарий части первой Гражданского кодекса РФ для предпринимателей. М, 1995. С. 244.

1 Германское право, часть 1 / Под ред. ВВ. Залесского. М, 1996. С. 214.

292

 Приобретательная давность в Российском гражданском

праве

райпотребсоюзу нежилого помещения с баланса на баланс, в связи с чем, истец не является собственником спорного имущества. При решении вопроса о приобретении права собственности арбитражный суд исходил из следующего. Согласно п. 4 ст. 234 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со ст. 301, 305 Кодекса, начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям. Гражданским законодательством РСФСР было предусмотрено, что на требования государственных организаций о возврате государственного имущества из незаконного владения колхозов и иных кооперативных и других общественных организаций или граждан, исковая давность не распространяется (ст. 90 Гражданского кодекса РСФСР 1964 г.). С 1 июля 1990 года вступил в силу Закон СССР «О собственности в СССР», статьей 31 которого установлено, что государство обеспечивает в законодательстве гражданам, организациям и другим собственникам равные условия защиты права собственности, в связи с чем, утратили силу предусмотренные гражданским законодательством нормы о преимуществе в защите права государственной собственности. С этого момента к требованиям государственных организаций о возврате государственного имущества исковая давность применяется на общих основаниях. Поэтому, течение срока приобретательной давности по данному делу могло начаться с момента, когда собственник помещения узнал или мог узнать о возникновении права на иск, но не ранее 01.07.91 г. Арбитражным судом правомерно сделан вывод о том, что райпотребсоюз не приобрел право собственности на спорное имущество и в удовлетворении исковых требований отказано.

Таким образом, вопрос о начале течения срока давностного владения в российском праве имеет немаловажное как теоретическое, так и практическое значение.

Кроме того, имеется своя специфика начала течения срока давностного владения в случае, предусмотренном п. 3 ст, 225 ГК РФ. В случае непризнания по решению суда бесхозяйной недвижимой вещи поступившей в муниципальную собственность, течение этого срока, очевидно, начинается с момента вступления в законную силу соответствующего судебного акта.

В отношении бесхозяйных движимых вещей действуют правила п. 2 ст. 225 ГК РФ, не исключающие обычного порядка начала течения исследуемого срока (с момента возникновения владения), однако в данном случае, поскольку вещи являются бесхозяйными, в отличие от «задавненного» имущества, не требуется истечения срока исковой давности для начала течения срока давностного владения.

293


А.В. Лисаченко

3. Непрерывность владения. Течение и окончание срока

С течением срока давностного владения связано последнее из установленных законом требований к нему — требование непрерывности. «Для того чтобы привести к такому необратимому результату, как возникновение права собственности, владение должно существовать непрерывно на протяжении всего срока. Владение, которое то возникает, то прекращается, не порождает разрыва между правом собственности и владением как его социальной видимостью», - считают специалисты Академии наук, и предполагают, что «потенциальный приобретатель в принципе должен доказать, что каждый день в течение всего срока он был владельцем вещи. Например, в отношении земельного участка доказательства должны быть представлены на все 365 дней за 15 лет»1. Формально, исходя из буквы закона, это верно. Однако с таким утверждением не согласились бы ни Б.Б. Черепахин, ни зарубежные юристы, да и Ю.К. Толстой тоже. Б.Б. Черепахин считал, что «перерыв не имеет места, если владелец восстановил свое владение в течение 6 месяцев или же путем предъявления иска в течение этого срока»2, Германское гражданское уложение (п. 2 §940) устанавливает, что «перерыв не имеет места, если владелец утратил владение не по своей воле и приобрел его снова в течение года или предъявил иск о восстановлении владения в течение этого срока». Ю.К. Толстой исследует право давностного владельца на защиту владения против других лиц, не являющихся собственниками имущества и не имеющих прав не владение в силу закона или договора, закрепленное в п. 2 ст. 234 ГК РФ. И из этого делает вывод: «если давностный владелец в установленном законом порядке восстановит нарушенное владение, течение срока... продолжается так, как если бы нарушения владения вообще не было» . Но наше ныне действующее законодательство подобных правил не закрепляет, и, следовательно, формально перерыв во владении продолжительностью хоть в один день (если не меньше, хотя это сложно будет доказывать) - основание для начала течения срока давностного владения заново. Правда, авторы (РАН) научно-практического комментария ГК РФ справедливо полагают, что «судебная практика вряд ли сумеет обойтись без установления презумпции, что если нынешний владелец вещи докажет, что он владел вещью в какой-то предшествующий момент, то он должен пред-

' ГК РФ, ч. 1. Научно-практический комментарий. Институт государства и права РАН. М, 1996. С. 387.

2 Черепахин Б.Б. Приобретение права собственности по давности владения // Советское
государство и право. 1940. № 4.

3 Гражданское право. Учебник для вузов / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. Ч. 1.
М, 1996. С. 345.

294

 Приобретательная давность в Российском гражданском

праве

полагаться владевшим также и в промежутке между этим моментом и сегодняшним днем»1. «После перерыва, давность владения, если реквизиты необходимые для приобретения права собственности налицо, начинает течь заново, причем время, истекшее до перерыва, в давностный срок не засчитывается»2. Что интересно, все эти положения, существующие у нас лишь доктринально, в праве той же Германии закреплены законодательно. Думается, было бы целесообразно последовать такому примеру.

Наше законодательство, правда, закрепило правила о правопреемстве, причем формулировку п. 3 ст. 234 ГК РФ можно считать удачной: «Лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является». Формулировка охватывает как универсальное, так и сингулярное правопреемство, то есть в одном пункте решены вопросы, на которые Германское гражданское уложение отводит две статьи. Основной элемент здесь -правовая связь между владением обоих лиц.

Последствия правильного истечения срока давностного владения в целом уже исследовались выше, поэтому можно ограничиться кратким напоминанием. «Если все условия давностного владения налицо, то по истечении... срока право собственности... приобретается само собой», -писал Д.И. Мейер3. Но он же отмечал, что «обыкновенно приобретение права собственности по давности не обнаруживается немедленно», а проявляется в случае спора о праве собственности. (Что абсолютно справедливо и на сегодняшний день.) Кроме того, совершенно специфическим образом возникает право собственности на недвижимое имущество в связи с необходимостью государственной регистрации.

Краткие выводы

Все вышеизложенное позволяет сделать следующие выводы:

Институт приобретательной давности издавна известен большинству основных правовых систем мира.

Возвращение его в российское право — не случайность, а давно назревшая необходимость.

Приобретательная давность как правовой институт - это группа правовых норм, регулирующих однородные общественные отношения -

ГК РФ, ч. 1. Научно-практический комментарий. Институт государства и права РАН. М., 1996. С. 387.

Гражданское право. Учебник для вузов / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. Ч. 1. М., 1996. С. 344. 3 Мейер Д.И. Указ. соч. С. 75.

295


А.В. Лисаченко

отношения по определению судьбы имущества, находящегося в добросовестном, открытом и непрерывном, как своим собственным имуществом, владении определенного лица в течение установленного законом срока.

Приобретательная давность как правовой институт - явление многокомпонентное и комплексное. Возникновение права собственности по давности владения требует строгого соблюдения трех групп требований: а) к приобретаемому имуществу; б) к приобретающему субъекту; в) к давностному владению. При этом требования к давностному владению, в свою очередь, делятся на связанные и не связанные с категорией времени.

К сожалению, в современной отечественной науке институту при-обретательной давности не уделяется достаточного внимания. Соответственно, правоприменительная практика в данной области постоянно сталкивается с трудностями.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

35936. Перекрытия ребристые с плитами, опертыми по контуру. Общие сведения 55.5 KB
  Общие сведения Конструктивная схема перекрытий включает плиты работающие на изгиб в двух направлениях и поддерживающие их балки. Толщина плиты в зависимости от ее размеров и нагрузки составляет 50140 мм но не менее l1 50 Применяют в основном по архитектурным соображениям. а б а – трещины на нижней поверхности плиты б – на верхней 2 Расчет плит опертых по контуру как упругих систем Характер распределения усилий в плите можно рассматривать в результате расчета плиты как тонкой пластинки для этого...
35937. Состояние и перспективы развития винодельческого производства в России, основные регионы возделывания винограда и производства винодельческой продукции и специализация 55.81 KB
  Более 400 винодельческих заводов занимаются обработкой и розливом вина. Потребление вина в России которое до начала антиалкогольной кампании 19701985 гг. Тем не менее по потреблению вина на душу населения Россия занимает одно из последних мест в Европе. В Краснодарском крае преимущественно производят столовые вина и виноматериалы для игристых вин.
35938. Поэзия М.В.Ломоносова. Проблематика и жанровая специфика 55.5 KB
  Ода блаженныя памяти Государыне Императрице Анне Иоанновне на победу над турками и татарами и на взятие Хотина 1739 года Ода на день рождения Её Величества Государыни Императрицы Елизаветы Петровны самодержицы всероссийския 1746 года Ода на день восшествия на всероссийский престол Её Величества Государыни Императрицы Елизаветы Петровны 1747 года Утреннее размышление о божием величестве 1743 Вечернее размышление о божием величестве при случае великого северного сияния 1743 Я знак бессмертия себе воздвигнул 1747 Ночною...
35941. Нормирования в области охраны окружающей среды 54 KB
  Нормирования в области охраны окружающей среды. Основы нормирования в области охраны окружающей среды. Нормирование в области охраны окружающей среды осуществляется в целях государственного регулирования воздействия хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду гарантирующего сохранение благоприятной окружающей среды и обеспечение экологической безопасности. Нормирование в области охраны окружающей среды заключается в установлении нормативов качества окружающей среды нормативов допустимого воздействия на окружающую среду при...
35942. Виды неразрушающего контроля 53 KB
  Виды неразрушающего контроля Типовая программа диагностики предусматривает использование различных методов контроля прежде всего методов неразрушающего контроля. Классификация видов НК в соответствии с ГОСТ 1835379 основана на физических процессах взаимодействия поля или вещества с объектом контроля. Каждый из видов НК подразделяют на методы отличающиеся следующими признаками: характером взаимодействия поля или вещества с объектом определяющим соответствующие изменения поля или состояния вещества; параметром поля или вещества...
35943. PR-информация 53.5 KB
  PR информация PRинформация как разновидность социальной информации Характеристики PRинформации Связи с общественностью оперируют социальной информацией – одним из наиболее сложных и многообразных типов информации связанных с обществом и человеком. Таким образом источник социальной информации – человеческая деятельность. Основными признаками PRинформации отличающими её от других видов социальной информации являются признаки инициированности оптимизированности селективности.