16707

ВОПРОСЫ О ПОНЯТИИ СУБЪЕКТИВНОГО ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Н.Ю. МУРЗИНА магистр частного права г. Екатеринбург К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИ СУБЪЕКТИВНОГО ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ Как известно право собственности термин многозначный и им именуется вопервых субъективное право то есть мера возможного поведения управомоченного лица с...

Русский

2013-06-25

130.5 KB

13 чел.

Н.Ю. МУРЗИНА

магистр частного права (г. Екатеринбург)

К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИ СУБЪЕКТИВНОГО ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

Как известно, право собственности - термин многозначный, и им именуется, во-первых, субъективное право, то есть мера возможного поведения управомоченного лица (собственника), во-вторых, само правоотношение собственности, в-третьих, правовой институт, как совокупность норм. Ведущее значение этого правового института определяется тем, что нормы права собственности закрепляют экономическую основу общества и не случайно поэтому то внимание, которое уделяется изучению этого института в гражданско-правовой литературе. Несмотря на это, ряд проблем, связанных с правом собственности, до сего времени не получил своего разрешения. Не однозначно решается, в частности, вопрос о самом понятии права собственности как субъективного права. Между тем, правильное разрешение этого вопроса имеет важное

330

 К вопросу о понятии субъективного права собственности

значение для определения содержания и границ права собственности и пределов его осуществления.

Гражданский кодекс Российской Федерации не дает легального определения права собственности, в п. 1 ст. 209 ГК РФ лишь содержится указание на то, что собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Ныне действующее гражданское законодательство, как и то, которое ему предшествовало, ограничивается перечислением принадлежащих собственнику правомочий (иногда способов их осуществления), не определяя ни одно из них, что отрицательно сказывается, по мнению Ю.К. Толстого, не только на раскрытии содержания права собственности, но и на практике применения законодательства1. Тем не менее, в русской правовой доктрине сложилась определенная точка зрения по этому вопросу, согласно которой под владением понимается факт обладания вещью; пользование заключается в извлечении из вещи ее полезных естественных свойств; распоряжение означает возможность определить судьбу вещи. В законодательствах других стран предусматриваются многочисленные наименования правомочий собственника, детализирующих разновидности этих основных прав. Но российский законодатель наделяет собственника только так называемой «триадой правомочий», исходя из того, что обладание этими правомочиями дает собственнику всю полноту власти над имуществом в любых ее проявлениях, в том числе управление имуществом, надзор за использованием и т.д.2

Раскрытие права собственности через «триаду правомочий» является сугубо русской юридической традицией. Автором «триады» правомочий собственника является (благодаря чему его имя и сохранилось в истории) В.Г. Кукольник, который еще в 1813 году указывал на то, что «...право собственности есть право в вещи, из коего следует власть владеть вещью, пользоваться и по произволению располагать оною»3. Впервые в российском законодательстве эта «триада» получила закрепление в 1832 году в Своде законов Российской империи (т. X, ч. 1, ст. 420).

В отечественной юридической литературе, особенно советского периода, проблема «триады» привлекала к себе повышенное внимание. Она воспроизводится практически во всех дефинициях права собствен-

Гражданское право. Часть 1. Учебник / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М: ТЕИС, 1996. С. 297.

См.: Гражданское право. Учебник для вузов. Часть первая / Под ред. Т.Н. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1998. С. 271.

См.: Рубанов А.А. Проблемы совершенствования теоретической модели права собственности // Развитие советского гражданского права на современном этапе / Отв. ред. В.П. Мозолин. М.: Наука, 1986. С. 105.

331


Н.Ю. Мурзина

ности. По мнению А.В. Бенедиктова1 и Д.М. Генкина2, традиционный перечень правомочий собственника по владению, пользованию и распоряжению его имуществом способен обеспечить такую степень абстракции при раскрытии содержания права собственности, которая позволяет закрепить отношения собственности в различных исторических формациях Указанная возможность продиктована, по мнению B.C. Якушева, тем, что право собственности относится к понятиям «застывшим», «жестким», «неподвижным», независимым от изменений, которые происходят с общественными отношениями в процессе их преобразования (т.е. от политической и временной конъюнктуры)3.

Тем не менее, А.В. Венедиктов утверждает, что характеристика юридического содержания права собственности, сводимая к одной лишь «триаде правомочий», не отличается требуемой точностью, и названные правомочия не в состоянии целиком заполнить объем права собственности ни порознь, ни даже в совокупности, о чем свидетельствует, например, случай наложения ареста на имущество, когда все три правомочия отпадают, но право собственности при этом сохраняется. Поэтому А.В. Венедиктов в предложенном им общем определении права собственности вместо трех правомочий применяет понятие «использование» продуктов и средств производства4. Замена предоставленных собственнику конкретных правомочий общей категорией использования была отвергнута советской цивилистической доктриной. Критикуя позицию А.В. Бенедиктова по этому поводу, Ю.К. Толстой отмечает, что в трех правомочиях собственника юридическое содержание права собственности выражается полнее и конкретнее, чем в понятии «использование»5. Последнее понятие само нуждается в раскрытии, а раскрыть его содержание можно только при помощи правомочий по владению, пользованию и распоряжению.

Сведение содержания права собственности к единству трех правомочий собственника явилось также объектом критики со стороны представителей науки земельного права, которые в связи со спецификой го-

 К вопросу о понятии субъективного права собственности

сударственной земельной собственности добавляли к ним право управления1 или также право земельного контроля .

Е.А. Суханов полагает, что в своей совокупности правомочия владения, пользования и распоряжения исчерпывают все предоставленные собственнику возможности и теоретические попытки дополнить эту «триаду» другими правомочиями оказались безуспешными. «При более тщательном рассмотрении такие "правомочия" оказываются не самостоятельными возможностями, предоставляемыми собственнику, а лишь способами реализации уже имеющихся у него правомочий, т.е. формами осуществления субъективного права собственности» . В.П. Мозолин, напротив, исходит из того, что «исчерпывающий перечень правомочий собственника в принципе недостижим» и «по мере развития производственных отношений собственности он постоянно изменяется, да, вероятно, и будет изменяться»4. Л.В. Щенникова указывает на то, что действия собственника не связываются жестко с правами владения, пользования и распоряжения, и действующее законодательство, «не устанавливая исчерпывающего перечня прав, определяет лишь общие направления для осуществления действий собственника»5.

Требуется достаточно убедительная и, тем не менее, на наш взгляд, всегда уязвимая аргументация, чтобы доказать возможность включения в право собственности правомочия, не отождествляемого ни с одним из элементов «триады». Так, при разработке ныне действующего Гражданского кодекса предлагалось наряду с названными правомочиями указать правомочие по управлению имуществом. Доказывалось, что знаменитая «триада» не охватывает такое правомочие. Но законодатель решил последовать нашим российским традициям, посчитав, что когда речь идет об управлении имуществом, «триады» достаточно, поскольку управление может рассматриваться как составная часть права собственника распоряжаться имуществом .

1 См.: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М.; Л.: Изд-во
АН СССР, 1948. С. 17.

2 См.: Генкин Д.М. Некоторые вопросы теории права собственности // Ученые записки.
Всесоюзный юридический институт. М., 1959. Вып. № 9. С. 21-22.

3 См.: Якушев B.C. О самостоятельном институте права государственной социалистиче
ской собственности и его государственно-правовой природе // Ученые труды Свердлов
ского юридического института. 1970. Вып. 13. С. 109-110.

4 Венедиктов А.В. Указ. соч. С. 34.

5 См.: Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в
СССР. Л.: Изд-во ЛГУ, 1955. С. 55.

332

 ' См., напр.: Аксененок Г.А. Право государственной собственности на землю в СССР. М., 1950. С. 196

2 См., например: Турубинер М.А. Право государственной собственности на землю в Совет
ском Союзе. М, 1958. С. 140.

3 Гражданское право: В 2 т. Том 1: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А.Суханов. 2-е изд., пере-
раб. и доп. М: БЕК, 1998. С. 485.

4 Мозолин В.П. Право собственности в Российской Федерации в период перехода к рыноч
ной экономике. М, 1992. С. 36.

; Щенникова Л.В. Вещные права в гражданском праве России. М.: БЕК, 1996. С. 23. 6 Хохлов С. А. Право собственности и другие вещные права // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С. А. Хохлова / Отв. ред. А.Л.Маковский; Исследовательский центр частного права. М: Международный центр финансово-экономического развития, 1998. С. 387.

333


Н.Ю. Мурзина

Известны и иные характеристики содержания права собственности, описанные в русской юридической литературе. Следует отметить, что составители проекта Гражданского Уложения Российской Империи, формулируя легальную дефиницию права собственности, отвергли перечисление отдельных прав, входящих в состав права собственности, прокомментировав это следующим образом: во-первых, «вполне перечислить все права, принадлежащие собственнику, невозможно»; во-вторых, «если признать право собственности не самостоятельным целым, но лишь суммою указанных в законе отдельных прав собственника, то надлежало бы отрицать существование собственности в тех случаях, когда какое-либо из этих отдельных прав, в силу того или другого основания, не принадлежит собственнику». В результате право собственности было определено как «право полного и исключительного господства лица над имуществом, насколько это право не ограничено законом и правами других лиц»1. Тем не менее, составители Проекта сохранили «триаду», но весьма своеобразно, посвятив правомочиям владения, пользования и распоряжения по особой статье. Пояснения составителей Проекта заслуживают особого внимания. Отмечалось, что «права владения, пользования и распоряжения являются главнейшими правами, вытекающими из права собственности... Но, дабы не придавать этим правам значения моментов, которыми вполне исчерпывается все содержание права собственности, означенные статьи проекта указывают лишь, что права эти принадлежат собственнику, а вовсе не выражают той мысли, что собственность состоит только из этих прав... Таким образом, помянутые статьи проекта не исключают принадлежности собственнику и других прав, сверх указанных трех категорий»2.

Многие современные ученые также полагают, что «право собственности нельзя отождествлять с суммой правомочий владения, пользования и даже распоряжения» (С.Н. Братусь)3. А.В. Венедиктов считал, что владение, пользование, распоряжение не выражают ни существа, ни всего объема права собственности. Сущность субъективного права он усматривал в предоставлении собственнику юридически обеспеченной возможности использовать средства и продукты производства своей властью и в своем интересе4. По мнению СМ. Корнеева, право собственности включает в себя не только возможность для собственника владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом в определенных рам-

Гражданское уложение. Проект с объяснениями, извлеченными из трудов Редакционной комиссии / Под ред. И.М.Тютрюмова. В 2-х тг. СПб., 1910. Том 1. С. 606, 607.

2 Гражданское уложение. Проект... Том 1. С. 610.

3 Братусь С. Н. Право собственности в СССР. С. 58.

4 См.: Венедиктов А.В. Указ. соч. С. 13-39.

334

 К вопросу о понятии субъективного права собственности

ках, но и возможность требовать от всех других лиц, чтобы они не препятствовали ему в этом1. В.П. Мозолин полагал, что позитивное определение права собственности не сводится к тем правомочиям владения, пользования и распоряжения, которые указаны в ГК РСФСР, и в условиях усложняющихся структур экономики «триада» может служить лишь ориентиром в определении содержания субъективного права собственности, но никак не исчерпывающим показателем того, что с точки зрения закона дозволено собственнику в его практических действиях по отношению к принадлежащему ему имуществу2. Е.А. Суханов также указывает на «недостаточность» триады для характеристики содержания права собственности3.

Тенденция ухода от традиционной «триады» правомочий собственника в направлении более широкого подхода к определению содержания субъективного права собственности четко определилась и среди ученых других стран4.

Подводя итог вышеизложенному можно обозначить три направления во взглядах на проблему «триады». Одни авторы возражают против перечисления правомочий собственника; «триада», по их мнению, не выражает ни существа, ни всего объема права собственности. Мнение других диаметрально противоположно: для построения содержательного определения права собственности «триады» вполне достаточно. Третьи полагают, что в определении права собственности без «триады» не обойтись, однако на этом нельзя ставить точку.

Нам представляется, что три правомочия собственника сами по себе не выявляют юридического содержания права собственности в полной мере, поскольку одноименные правомочия иногда принадлежат лицу, не являющемуся собственником имущества, которое находится в его владении, пользовании и распоряжении.

Тем не менее, на наш взгляд, правомочия собственника (правомочия владения, пользования, распоряжения) отражают те возможные действия, которые собственник совершает в отношении принадлежащих ему вещей, и поэтому их следует рассматривать в качестве правовых средств, определяющих рамки объекта правоотношений собственности, и неверно утверждать, что владение, пользование, распоряжение - это

1 См.: Корнеев С. М. Право государственной социалистической собственности в СССР. М,
1964. С. 23.

2 Мозолин В.П. Указ. соч. С. 33,35.

3 Гражданское право. В 2-х тт. Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. М: БЕК, 1994. Том 1.
С 203.

4 См., например: Кикотъ В.А. Современные тенденции и противоречия в праве собствен
ности в развитых капиталистических странах // Актуальные проблемы современного бур
жуазного гражданского права. М., 1983. С. 41.

335


Н.Ю. Мурзина

элементы, части права собственности, поскольку субъективное право по своей природе неделимо (либо оно есть, либо его нет).

Ценность этой «триады» усматривается в том, что она в такой степени обобщает все возможные действия собственника, направленные на вещи, что полная утрата хотя бы одного из названных правомочий ведет к утрате и самого правоотношения собственности. Выделение других правомочий собственника, кроме владения, пользования и распоряжения не имеет, на наш взгляд, практического смысла, хотя может быть выделено множество правомочий собственника в рамках, ограниченных законодательством.

Итак, придерживаясь той точки зрения, что правомочия, входящие в «триаду», определяют лишь рамки объекта правоотношений собственности, можно заключить, что искать сущность права собственности следует не в «триаде», а в характере тех отношений, с которыми это право связано.

Еще в XIX столетии в цивилистической теории наметились два основных направления в трактовке характера правоотношений собственности. Сторонники первого направления утверждали, что право собственности есть отношение человека к вещи, закрепляющее его господство над вещью. В русской литературе этих взглядов придерживались, например, Голевинский, Трепицин и Д.И. Мейер. В результате право собственности оказывается лишенным какого бы то ни было общественного содержания.

Сторонники второго направления, не соглашаясь с такими взглядами, приходили к выводу, что правоотношение собственности есть отношение между людьми, а именно - отношение между собственником и всеми третьими лицами, которые обязаны предоставить собственнику делать то, что он пожелает, и воздерживаться от всяких действий, направленных против его блага (Г.Ф. Шершеневич, В.И. Синайский, Н.М. Коркунов).

Согласно первой (более ранней) теории, вещные права отличаются от обязательственных тем, что они дают управомоченному «непосредственное господство над телесными вещами», являясь «юридической невидимой связью между вещью и субъектом» (Дернбург), «формою юридических отношений лиц к вещам» (И.А. Покровский), в то время, как обязательственные права «устанавливают только отношение одного лица к другому» (Дернбург), являются «формой юридических отношений лиц к лицам» (И.А. Покровский)1.

1 Цит. по: Райхер В.К. Абсолютные и относительные права // Известия экономического факультета Ленинградского политехнического института, 1928. Вып.1 XXV. С. 274.

336

 К вопросу о понятии субъективного права собственности

По мнению И.А. Покровского, общая юридическая сущность вещных прав состоит в том, что «между данным лицом и данной вещью устанавливается некоторая идеальная (юридическая) и непосредственная связь: вещь предоставляется господству известного лица, отдается в его волю, принадлежит ему. Вместе с тем всем другим лицам возбраняются всякие действия, способные нарушить это господство, вследствие чего вещные права направляются против всех, являются в этом смысле абсолютными правами»1. В. Голевинский также указывал на то, что в силу вещных прав устанавливаются прямые отношения между лицом и вещью2.

Одни из представителей теории вещного права, как непосредственного правового отношения к вещи, совершенно игнорируют наличие правовой связи между управомоченным и всеми третьими лицами, усматривая в вещном праве лишь связь между субъектом и объектом, то есть отношение лица к вещи. Другие все же признают, что вещному праву управомоченного соответствует известная обязанность всех прочих лиц, но, по их мнению, эта обязанность «представляет собою не сущность, а только лишь следствие вещного права, и что, следовательно, не в ней, не в правовой связи управомоченного с "прочими лицами", а в непосредственной правовой связи его с самой "вещью" кроется существо вещного права»3.

Действительно, в самом первом приближении собственность можно определить как отношение индивида или коллектива к принадлежащей ему вещи как к своей. Собственность покоится на различении моего и твоего. Любой тип и любая форма собственности, как бы высок в том или ином конкретном случае ни был уровень обобществления или, что то же самое, уровень коллективизации собственности, могут существовать лишь при условии, что кто-то относится к условиям и продуктам производства как к своим, а кто-то как к чужим. Без этого вообще нет собственности. И с этой точки зрения любая форма собственности является частной, какой бы идеологической мишурой, преследующей вполне прозаические цели, это не прикрывалось4.

Вместе с тем, большинство юристов считали и считают, что собственность представляет собой отношения между людьми, где праву собственника вещи противостоит обязанность неопределенного числа несобственников не допускать воздействия на вещь. Виндшейд, в частно-

Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут (в серии «Классика российской цивилистики»), 1998. С. 192.

2 Голевинский В. О происхождении и делении обязательств. СПб., 1872. С. 4.

3 Райхер В.К. Указ. соч. С. 278.

4 См.: Пугинскиы Б.И., Сафиуллин Д.Н. Правовая экономика: проблемы становления. М.,
1991.

22. Зак. 3378 337


Н.Ю. Мурзина

сти, писал: «Все права существуют лишь между одним лицом и другим, а не между лицом и вещью. Вещное право знает одни запретительные нормы; его содержание, следовательно, отрицательно. Оно состоит в том, что все должны воздерживаться от воздействия на вещь и не мешать подобному воздействию со стороны управомоченного»1.

Таким образом, сторонники теории, характеризующей вещные права как отношения между лицами, не отрицали того, что право собственности порождает определенные отношения управомоченного к вещи, как и того, что степень господства над вещью со стороны собственника превосходит степень господства, осуществляемого над нею обладателями любых других вещных прав. Но не в этом, по их мнению, состоит суть права собственности. Как юридическое явление оно должно выражать, прежде всего, отношения с другими лицами, общественную связь управомоченного с обязанными. О.С. Иоффе считает, что с точки зрения степени приближенности к реальной природе права собственности конструкция отношений между людьми, несомненно, преимуществует перед конструкцией отношений к вещи2.

А.В. Венедиктов также указывал, что «право собственности - это не власть над вещью, поскольку отношение собственника к самой вещи не является правовым отношением»3.

Ю.К. Толстой утверждает, что собственность - это общественное отношение, основываясь на том, что без отношения других лиц к принадлежащей собственнику вещи как к чужой не было бы и отношения к ней самого собственника как к своей4.

По мнению В.К. Райхера, теория вещного права, как непосредственного отношения лица к вещи, «игнорирует (в лучшем случае - недооценивает) социальный характер права, в силу коего всякое правоотношение - и, в частности, "вещное" - есть отношение между людьми, а не между людьми и вещами. Этот социальный, "междучеловеческий" характер права... должен выдвигаться на первый план для уяснения природы всякого, в том числе, вещного права. Теория вещного права, как непосредственного господства над вещью, основана, в сущности, на непосредственном житейском воззрении на вещное право. Но это воззрение есть воззрение "наивного реализма" (выражение проф. Л.И. Пет-ражицкого), ибо оно усматривает существо вещного права не в людских

 К вопросу о понятии субъективного права собственности

отношениях, как таковых, а лишь во внешнем (овеществленном) проявлении этих отношений»1.

О.С. Иоффе пишет, что «со стороны экономической сущности право собственности представляет собою не что иное, как право присвоения. При этом имеется в виду не отношение человека к природе (производительные силы), а определенная общественная форма присвоения (производственные отношения)»2.

Определение собственности с помощью категории присвоения восходит к работам К. Маркса, в которых категории собственности и присвоения увязываются друг с другом («К критике политической экономии»)3. Однако, понятие присвоения нуждается в конкретизации и не может быть использовано для раскрытия содержания права собственности без определения его самого, тем более, что разные исследователи вкладывают в него различное значение. Поэтому нельзя не согласиться с точкой зрения Ю.К. Толстого, согласно которой «владение, пользование и распоряжение, как более конкретные экономические категории, обладают несомненными преимуществами по сравнению с предельно абстрактной категорией присвоения. Коэффициент полезного действия указанных категорий в определении собственности неизмеримо выше, чем категории присвоения»4.

Принимая во внимание справедливое замечание Ю.К. Толстого и вкладывая в понятие присвоения сочетание категорий владения, пользования и распоряжения, все же воспользуемся для удобства изложения указанным понятием. Действительно, право собственности — эта та общественная форма, внутри и посредством которой происходит присвоение человеком продуктов природы. Поэтому необходимо различать сам процесс присвоения и его общественную форму. Право собственности охватывает лишь эту общественную форму, но не сам процесс присвоения, потому что процесс присвоения лежит в сфере взаимодействия человека с природой, а вот общественная форма этого присвоения - в сфере взаимодействия между людьми. Поэтому раскрыть содержание права собственности можно только определив, в чем заключается взаимодействие между людьми именно в процессе присвоения материальных благ.

Присвоение материальных благ невозможно без устранения других лиц, поэтому присвоение взаимосвязано с устранением. Если присвое-

1 Цит. по: Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. М: ЮНИТИ-
ДАНА, Закон и право, 2000. С. 31.

2 Иоффе О.С. Цивилистическая доктрина промышленного капитализма // Иоффе О.С.
Избранные труды по гражданскому праву. М: Статут» 2000. С. 93.

3 Венедиктов А.В. Указ. соч. С. 41.

4 Гражданское право. Учебник. Часть I / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М, 1996.
С. 292-293.

338

 ' Райхер В.К. Указ. соч. С. 278.

2 Иоффе ОС. Советское гражданское право. Курс лекций. Общая часть. С. 273.

3 Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. 2-е изд. Т. 46. Ч. 1. С. 23-24.

4 Гражданское право. Учебник. Часть I / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М, 1996.
С 294.

339

22*


Н.Ю. Мурзина

ние характеризует отношение собственника к вещам (поскольку присваивается вещь), то понятие устранения характеризует взаимодействие собственника с окружающими людьми, так как от присвоения устраняются люди. Поэтому, с точки зрения социальной сущности, собственность — это общественное отношение, складывающееся в результате устранения индивидуумом всех окружающих его лиц от присваиваемых им материальных благ.

Право не может регулировать отношение человека к вещи (а только констатировать), регулируются социальные связи между людьми. Отношение собственника к вещи правом лишь фиксируется и фиксация эта заключается в том, что вещь, как объект собственности, обслуживает интересы, потребности собственника.

Таким образом, нет смысла искать сущность права собственности в «триаде правомочий», отражающей отношение собственника к вещи. Следует обратиться к такой субстанции, которая содержит качества, отличающие право собственности от всех других юридических феноменов, а это, как известно, исключительность, абсолютность, полнота и др. Едва ли мы обнаружим эти качества в вещи, ведь она по определению не может быть абсолютно свободной, автономной (в противном случае она не может попасть во владение), остается искать их в противостоящем вещи факторе - лице1.

Чтобы выявить тот специфический признак, который присущ правомочиям владения, пользования и распоряжения именно как правомочиям собственника, и который лежит в сфере отношений между людьми, необходимо рассмотреть такие характеристики права собственности как полнота, исключительность, абсолютность, эластичность, бессрочность.

По наиболее распространенному определению право собственности составляет неограниченное и исключительное господство лица над вещью. Максимальная полнота господства лица над вещью расценивается как важнейшее свойство, из числа вещных прав принадлежащее только праву собственности.

Действующим гражданским законодательством установлено, что собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. Такая формулировка, по мнению Е.А. Суханова, позволяет сказать, что субъективное право собственности предоставляет обладателю исключительную и всеобъемлющую возможность полного господства над имуществом и именно в исключи-

1 Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М.: ДЕЛО, 1999. С. 132.

340

 К вопросу о понятии субъективного права собственности

тельном и всеобъемлющем характере правомочий собственника, в независимости его имущественно-правового положения от других лиц заключается юридическая специфика данного права1. По мнению Ю.К. Толстого, специфика правомочий собственности состоит в том, что собственник осуществляет принадлежащие ему правомочия по собственному усмотрению2.

На наш взгляд, полнота права собственности может рассматриваться лишь как сравнительная характеристика, отличающая его от других вещных прав. Одноименные правомочия несобственника отличаются от правомочий собственника прежде всего тем, что последний реализует их исключительно по своему усмотрению, будучи ограничен в действиях лишь законом, тогда как несобственник связан волей собственника. Поэтому юридическое господство над имуществом, принадлежащим лицу на праве собственности, является наиболее полным по сравнению с иными вещными правами.

Называть же право собственности абсолютно полным господством над вещью представляется некорректным, поскольку содержание права собственности по соображениям правопорядка имеет свои границы, которые находят свое выражение в нормах законодательства. Так, в статье 209 Гражданского кодекса РФ установлено, что собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении своего имущества любые действия, не противоречащие закону и не нарушающие чужие права. Таким образом, полнота права собственности может рассматриваться лишь как относительная полнота, наибольшая по сравнению с иными вещными правами, и заключается она в том, что собственник осуществляет любые действия по своему усмотрению (в рамках закона).

Однако необходимо отметить, что закон предоставляет всем субъектам гражданских прав возможность осуществлять принадлежащие им права по своему усмотрению: согласно п. 1 ст. 9 Гражданского кодекса РФ, граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права; п. 2 ст. 1 Гражданского кодекса РФ гласит: «Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе». Таким образом, лицо, которому принадлежит иное вещное право, также осуществляет его по своему усмотрению (как и собственник), но, в рамках, установленных не только законом, но и собственником имущества.

Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М., 1991. С. 24.

Гражданское право. Учебник. Часть I / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М, 1996. С 298.

341


Н.Ю. Мурзина

Из сказанного можно сделать вывод о том, что полнота не является специфическим признаком права собственности, поскольку, во-первых, полноту права собственности нельзя считать абсолютной (а относительная полнота, по словам Г.Ф. Шершеневича, не составляет признака определительного1), во-вторых, этот признак присущ в той или иной мере другим субъективным правам. Кроме того, если говорить о полноте применительно к праву собственности, то следует отметить, что этот признак находит свое отражение скорее в плоскости отношения собственника к вещи, чем в сфере отношений между людьми.

Для правоотношения собственности характерны так называемые положительная и отрицательная стороны. Положительная сторона, рассмотренная нами выше, заключается в предусмотренных законом возможностях собственника по отношению к вещи. Поскольку право не регулирует присвоение собственником материальных благ, которое характеризует отношение к вещам, а только фиксирует правовые возможности субъекта к вещи, рассмотрим общественную форму присвоения, которая регулируется правом, и для этого обратимся к отрицательному признаку права собственности, который в цивилистической литературе принято обозначать как исключительность и независимость от посторонних лиц.

На наш взгляд, существо права собственности выражается в устранении всех иных лиц от объектов этого права, и присущий праву собственности признак исключительности заключается в способности упра-вомоченного лица предопределять поведение (возможности) других лиц по отношению к его имуществу: собственник или устраняет их от воздействия на свое имущество, или допускает такое воздействие, или требует от них (в том числе через суд) воздержания от совершения действий, препятствующих ему владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом.

Общепринятой является характеристика права собственности как абсолютного субъективного права в отличие от обязательственных прав как прав относительных. При этом считают, что абсолютное субъективное право собственности составляет содержание правоотношений собственника со всеми другими лицами (или по формулировке некоторых авторов - правоотношений с неопределенным кругом лиц) и устанавливает пассивную обязанность всех этих лиц воздерживаться от нарушения правомочий собственника.

Таким образом, наиболее распространенной является точка зрения, по которой абсолютное правоотношение - это правовая связь между управо-моченным и любым и каждым. Другая точка зрения заключается в том, что

' См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Спарк, 1995. С. 166.

342

 К вопросу о понятии субъективного права собственности

абсолютного правоотношения быть не может, поскольку правовая связь между любым и каждым нереальна. Сторонники этой концепции полагают существование абсолютного субъективного права вне рамок правоотношения. По нашему мнению, право без правоотношения существовать не может, иначе оно не будет являться правом, то есть в таком случае не возникнет обязанностей других лиц воздерживаться от его нарушения.

Абсолютность не является исключительным свойством одного только права собственности. Это свойство обнаруживается и в других вещных правах. Право собственности - основа, стержень вещных прав, поскольку иные вещные права всегда предполагают право собственности, возникают на основе права собственности; иных вещных прав без права собственности быть не может. Абсолютность иных вещных прав имеет ту особенность, что обладатели таких прав, помимо всеобщих отношений с любым и каждым, состоят также в конкретном отношении с определенным лицом — собственником имущества, на которое им принадлежит иное вещное право.

Вещные и обязательственные права различают как по характеру взаимосвязи, так и по объекту (если объектом права собственности называют только вещи, как объекты материального мира, то объектами обязательственных отношений могут быть как вещи, так и права, имеющие стоимость, стоимостную оценку).

Традиционно в русской цивилистической литературе объектом права собственности, как и иных вещных прав, называют вещь как предмет материального мира. Но в действующем Гражданском кодексе РФ общая норма, содержащаяся в пункте 1 статьи 209, говорит о том, что собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения имуществом. Имущество же в силу статьи 128 ГК РФ является родовым понятием, которое обнимает собой вещи как частные случаи, а также включает в себя имущественные права. И только в главах 14 и 15 ГК РФ, а также во второй части Гражданского кодекса применительно к сделкам с объектами права собственности, речь идет почти исключительно о вещах, что указывает на стремление законодателя в этих случаях отнести к объектам вещных прав только вещи.

Такое, не всегда последовательное, разграничение в Гражданском кодексе терминов: «имущество» и «вещи», приводит к выводу, что, «хотя главы 14 и 15 ГК РФ действительно говорят в основном о вещах, нет оснований переносить это положение на весь институт права собственности, поскольку общая норма говорит именно об имуществе, включая имущественные права, как объекты права собственности»1.

Мурзин Д.В. Ценные бумаги - бестелесные вещи. Правовые проблемы современной теории ценных бумаг. М.: Статут, 1998. С. 91.

343


Н.Ю. Мурзина

Одна группа авторов характеризует право собственности как вещное по тому признаку, что его объектом всегда является предмет материального мира, выступающий как товар, имеющий определенную экономическую ценность. Поэтому объекты права собственности и объекты гражданских прав - категории несовпадающие. Глава 14 (ст. 218-234) ГК РФ о приобретении права собственности касается только вещей, не регулируя отношения по поводу иных объектов гражданских прав1. Право собственности может существовать только на материальные предметы -вещи, ценные бумаги, денежные знаки2. Товары в экономическом смысле, то есть представляющие собой не только вещи, а также и отдельные права, юридически отнюдь не всегда составляют объекты права собственности (хотя они в любом случае, безусловно, являются объектами тех или иных гражданских прав). «Экономические же отношения собственности как составная часть предмета гражданско-правового регулирования оказываются гораздо шире, чем непосредственный предмет права собственности или даже вещного права в целом. Последний представляет собой лишь часть экономических отношений собственности, охватывая отношения по принадлежности (присвоенное™) только вещей, т.е. материальных благ, имеющих экономическую форму товара»3. Сторонники иной точки зрения считают едва ли не общепризнанным то обстоятельство, что право собственности имеет своим объектом не только вещи, но и права. В частности, Ю.К. Толстой указывает, что «вещи могут быть объектом не только вещных, но и обязательственных прав. В то же время объекты вещных прав далеко не всегда сводятся к вещи»4.

По-видимому, взгляды второй группы ученых, не рассматривающих вещь как единственный возможный объект права собственности, наиболее верно отвечают тем идеям, которые заложил законодатель при разработке норм института права собственности в ГК РФ. Из этого следует, что нельзя считать отличительным признаком права собственности, как и иных вещных прав, его материальный объект, поскольку объектом права собственности может быть и иное имущество.

Наряду с рассмотренными выше признаками права собственности цивилисты отмечают также такое его свойство как эластичность, кото-

1 Гражданское право. Учебник для вузов. Часть первая / Под ред. Т.И.Илларионовой,
Б.М.Гонгало, В.А.Плетнева. М: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1998. С. 273.

2 Советское гражданское право. Учебник. Том 1 / Под ред. В.Л.Рясенцева. М., ЮрЛит,
1965. С. 259.

3 Гражданское право: В 2 т. Том 1: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А.Суханов. 2-е изд., пере-
раб. и доп. М: БЕК, 1998. С. 480.

4 Гражданское право: Учебник. Часть 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М, 1996.
С. 286.

344

 К вопросу о понятии субъективного права собственности

рое, по их мнению, означает восстановление права собственности в полном объеме после отпадения любых ограничений собственности (залога, ареста и др.). Д.М. Генкин замечал по этому поводу, что эластичность присуща всякому праву1. Правда, большого распространения этот взгляд не получил. В эластичности проявляется верховенство собственности перед любым другим правом, неспособность какого бы то ни было права поглотить право собственности окончательно и навсегда.

Можно также указать на бессрочность права собственности, отличающую это право от большинства других. Бессрочность, конечно, никак не связана с вещами, а отражает именно отношения между людьми.

При определении права собственности в субъективном смысле необходимо исходить из общего понятия субъективного гражданского права. Вместе с тем, субъективное право собственности имеет свою специфику, которая и должна быть отражена в его определении, в которое следует включить и ряд рассмотренных нами свойств права собственности.

Отделить собственность от всех иных отношений - значит определить ее. Г.Ф. Шершеневич писал, что определение права собственности представляет значительные затруднения, несмотря на видимую его простоту и ясность. До сих пор в науке не установлено точное понятие о нем2. «Наш законодатель определяет право собственности», хотя «такие определения бесполезны в законодательстве»3. Тем не менее, везде в развитом праве мы найдем весьма простые легальные понятия собственности, но это не означает неразвитости, слабости самого понятия собственности.

Нормы, определяющие исходные правовые позиции субъекта права собственности, в истории гражданского права имели самую различную форму. Цивилистическая мысль шла здесь в двух основных направлениях. Одно из них можно назвать «вариантным»: нормы права определяют исходные правовые позиции субъекта права собственности путем перечисления различных вариантов его поведения, касающегося вещи. Во втором случае закон и доктрина определяют эти позиции путем фиксации независимости субъекта права собственности от других субъектов гражданского права. Для советской цивилистики наибольший интерес представляет «вариантная» разновидность «позиционного компонента»4.

Генкин Д.М. Право собственности в СССР. С. 49-50 " Шершеневич Г.Ф. Указ соч. С. 165.

3 Там же. С. 16.

4 Рубанов Л.Л. Указ. соч. С. 101.

345


Томас Кейзер

По нашему мнению, существо права собственности выражается в способности управомоченного лица предопределять поведение (возможности) других лиц по отношению к его имуществу: собственник или устраняет их от воздействия на свое имущество, или допускает такое воздействие, или требует от них (в том числе через суд) воздержания от совершения действий, препятствующих ему владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом.

Однако, наряду с отношениями между людьми, на наш взгляд, под термином «собственность» понимаются и сами возможности субъекта собственности, и отношение собственника к своему имуществу. То есть, в характеристике собственности как отношения между индивидами проявляется и отношение собственника к своему имуществу (то, как это воспринимается другими субъектами).

В связи со сказанным, право собственности можно определить как юридически обеспеченную возможность управомоченного лица предопределять поведение других лиц в отношении имущества, которым оно владеет, пользуется, распоряжается по своему усмотрению и в отношении которого осуществляет любые не противоречащие закону действия.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

27356. Проблема готовности ребенка к обучению в школе 18.85 KB
  Проблема готовности ребенка к обучению в школе. Готовности ребенка к обучению в школе желания учиться умения общаться со сверстниками и взрослыми способности решать сложные задачи стремления к достижениям самостоятельности и ответственности. Под психологической готовностью к школьному обучению понимается необходимый и достаточный уровень психологического развития ребенка для усвоения школьной программы при определенных условиях обучения. Основные компоненты готовности ребенка к школе.
27357. Учебная деятельность как ведущая в младшем школьном возрасте 23.74 KB
  Давыдова учебная деятельность один из видов деятельности школьников и студентов направленный на усвоение ими посредством диалогов и дискуссий теоретических знаний и связанных с ними умений и навыков в таких сферах общественного сознания как наука искусство нравственность право и религия. Концепция учебной деятельности является в психологии одним из подходов к процессу учения реализующим положение об общественноисторической обусловленности психического развития. Она сложилась на базе основополагающего диалектикоматериалистического...
27358. Формирование учебной мотивации у младших школьников 22.96 KB
  Учебная мотивация определяется как частный вид мотивации включенный в определенную деятельность в данном случае деятельность учения учебную деятельность. Матюхина выделяет две основные группы мотивов: Мотивы заложенные в самой учебной деятельности: Мотивы связанные с содержанием учения: ученика побуждает учиться стремление узнать новые факты овладеть знаниями способами действий проникнуть в суть явлений и т. Мотивы связанные с самим процессом учения: ученика побуждает учиться стремление проявлять интеллектуальную активность...
27359. Концепции развивающего обучения 18.79 KB
  Основы теории развивающего обучения были заложены Л. Занкова было предпринято масштабное экспериментальное исследование по изучению объективных закономерностей и принципов обучения. Усилия исследователей были направлены на разработку дидактической системы обучения младших школьников имеющей целью их общее психическое развитие.
27360. Психологические основы проблемного обучения 21.31 KB
  История проблемного обучения начинается с введения так называемого исследовательского метода многие правила которого были разработаны Джоном Дьюи. В XX столетии идеи проблемного обучения получили интенсивное развитие и распространение в образовательной практике. В зарубежной педагогике концепция проблемного обучения развивалась под влиянием идей Дж.
27361. Исследовательское обучение в начальной школе 24.68 KB
  Главная особенность исследовательского обучения – активизировать учебную работу детей придав ей исследовательский творческий характер и таким образом передать учащимся инициативу в организации своей познавательной деятельности. Если задачи исследовательского обучения свести к поощрению учащегося проявлять природную любознательность задавать вопросы и стараться самостоятельно находить на них ответы то оказывается что мы отстаиваем лишь то о чем давно говорили и что даже осуществляли на практике многие талантливые педагоги прошлого....
27362. Эмоции и чувства 21.82 KB
  С поступлением в школу максимум эмоциональных реакций приходится не столько на игру и общение сколько на процесс и результат учебной деятельности удовлетворение потребностей в оценке и добром отношении окружающих.Воля обнаруживает себя в умении совершать действия или сдерживать их преодолевая внешние или внутренние препятствия в формировании дополнительных мотивовстимулов к слабомотивированной деятельности.Волевое действие школьника развивается в том случае если: цели которых он должен достигнуть в деятельности им поняты и осознаны;...
27363. Личность в психологии. Характер человека 25.5 KB
  Индивидуальность проявляется в чертах темперамента характера привычках преобладающих интересах в качествах познавательных процессов восприятия памяти мышления воображения в способностях индивидуальном стиле деятельности и т. Характер – это совокупность устойчивых индивидуальных особенностей личности складывающаяся и проявляющаяся в деятельности и общении обусловливая типичные для индивида способы поведения. Экстровертный тип – эмоциональная взвинченность жажда общения и деятельности зачастую безотносительно к ее необходимости и...
27364. Самосознание в психической деятельности человека 25.89 KB
  Самосознание в психической деятельности человека выступает как сложный процесс опосредованного познания себя развернутый во времени связанный с движением от единичных ситуативных образов через интеграцию подобных ситуативных образов в целостное образование понятие собственного Я. Во всех видах деятельности и поведения эти отношения следуют за отношением к ситуации предмету и средствам деятельности к другим людям. Они наиболее тесно связаны с целями жизни и деятельности ценностными ориентациями установками; выполняя функцию...