16810

Потенциальные возможности развития минерально сырьевой базы золота России в ХХI веке

Научная статья

География, геология и геодезия

Потенциальные возможности развития минеральносырьевой базы золота России в ХХI веке ВведениеТеоретические основы металлогенического прогнозированияПрогнозная оценка золоторудных ресурсов РоссииЛитература Введение Кризисное по ряду показателей поло...

Русский

2013-06-25

175.5 KB

5 чел.

Потенциальные возможности развития минерально-сырьевой базы золота России в ХХI веке

Введение
Теоретические основы металлогенического прогнозирования
Прогнозная оценка золоторудных ресурсов России
Литература

Введение

 

Кризисное, по ряду показателей, положение золоторудной промышленности России, сложившееся в новых экономических условиях, драматически усугубляется в последние годы из-за падения цен на золото на мировом рынке. Это падение автоматически переводит значительную часть уже “сокращенных” (переоцененных) запасов золота России в категорию “неактивных”, составляющих теперь уже более 50% от образованных ранее запасов как по россыпному, так и коренному золоту. Рентабельность отработки бедных руд, преобладающих в коренных месторождениях золота в нашей стране, низка. Тенденция ее уменьшения сохранится и в ближайшие годы. Известная ограниченность ресурсной базы россыпного золота, истощенной длительным периодом интенсивной добычи (до 100-60 т в год) сводит до минимума период времени, в течение которого необходимо провести эффективные действия по воссозданию сырьевой базы золота, чтобы не утратить сегодняшние показатели по добыче золота и создать предпосылки для устойчивого роста его производства.

Из добытых в мире за всю историю - 130 тыс.т золота, более 100 тыс.т произведено в нашем веке. Причем, в начале века за тридцать лет добыто в 1,5 раза больше, чем за весь ХХI век, в свою очередь давший более чем в 5 раз больше золота, чем ХVIII век [ 1, 2 ].

Золотодобывающая отрасль в России была создана во II-ой половине ХVIII века, а в течение следующего века Россия постоянно была в числе лидеров мировых производителей золота, в отдельные периоды занимая I место. После определенного периода падения золотодобычи во время Гражданской войны в 30-е годы ХХ века производство золота в России (в СССР) было восстановлено, а затем и начало возрастать, достигнув в 1940 г. 200 т. В годы Великой Отечественной войны в СССР добывалось примерно 80 т золота ежегодно. В конце 60-х годов его производство превысило довоенные показатели, к 1974-1976 гг. достигнув 300 т в год. В это время на территории Российской Федерации добывалось ежегодно более 200 т. В 1996 г. добыто лишь 120 т.

За последние 15-20 лет основные производители золота США, Австралия, Канада за исключением ЮАР, удвоили производство золота. Интенсивно растет годовая добыча золота в Китае. В 1997 г. она составила 165 т.

Рис. 1. Доля России в структуре МСБ золота СССР по запасам (а) и добыче (б) [1]: месторождения золота: 1 - комплексные, 2 - россыпные, 3 – коренные

Рис. 2. Изменение структуры запасов (а) и добычи (б) золота, %, в России за 1971-1993гг. [1] месторождения золота: 1 - комплексные, 2 - россыпные, 3 – коренные

Падение цен на золото на мировом рынке, как известно, не связано с уменьшением его потребления. Появление на рынке значительных партий золота из запасов банков европейских стран, переходящих на единую валюту, азиатский финансовый кризис, а также, вероятно, политика крупных золотодобывающих компаний, привели к тому, что цены упали до 300-320 долларов за унцию золота, вместо 370-390, державшихся длительное время. Потребление золота составляет 3000-3100 т в год, а его добыча - около 2300 т [ 1 ]. Падение цен на золото делает более жесткими требования к себестоимости золотодобычи, и соответственно, к качеству руд, к условиям их отработки.

В нашей стране более 100 лет интенсивно эксплуатируются россыпные месторождения золота, имевшие в первой половине века основное значение и в запасах и в добыче (до 80%). В последний период доля россыпного золота в добыче относительно возрастала, а запасы его неуклонно уменьшались. Это хорошо видно из приводимых данных Б.И.Беневольского (рис. 1, 2). Прирост добычи коренного золота в СССР в основном осуществлялся за счет ввода в эксплуатацию месторождений, открытых на территории южных союзных республик, где были лучшая инфраструктура и климатические условия. Сюда направлялся и основной поток финансирования поисков и разведки золоторудных месторождений. Среди многих значимых открытий 50-70-х годов, конечно, особое место занимает месторождение Мурунтау (более 1500 т золота - в Кызылкумском регионе - Республика Узбекистан). Здесь в сжатые сроки был создан наиболее производительный рудник, с ежегодной добычей около 50 т золота. В последние годы привлечение компании Ньюмонт для переработки складированных бедных руд позволило увеличить производство золота до 80 т. В то же время на территории России была найдены крупные (более 100 т золота) и сверхкрупные (более 500 т) месторождения - Сухой Лог (Бодайбинский район), Нежданинское, Кючусское (Якутия), Майское (Центральная Чукотка), Олимпиадинское (Енисейский кряж) (рис. 3). Но руды этих месторождений, относящиеся в основном, к так называемым, золотосульфидным рассеянным (вкрапленным), преимущественно бедные, с  содержаниями золота в 2-5 г/т, принадлежащие к категории упорных -труднообогатимых. Это обстоятельство, как и нахождение в недостаточно развитых экономических районах, не позволило освоить названные месторождения до 1991 г. В нынешних условиях перспективы отработки этих месторождений различны, но в целом их нельзя отнести к благоприятным. Начата отработка только месторождения Олимпиадинское, но не его первичных руд, а вторичных - зоны коры выветривания, в которых содержания золота возрастают более чем вдвое - до 8-10 г/т. Запасы таких руд на месторождении составляют только четверть от общих запасов золота. Подготовка к их освоению была начата еще в 80-е годы, а переработка на первом этапе осуществлялась на действующей обогатительной фабрике рудника Советский, одной из наиболее совершенных в золотодобывающей отрасли СССР для золото-кварцевых руд, частично модернизированной для переработки “мягких” руд Олимпиады.

Рис. 3. Схема размещения основных золотоносных районов, месторождений золота и добывающих предприятий: 1 - золотодобывающие предприятия на коренных месторождениях, 2 - то же, на комплексных месторождениях, 3 - районы россыпного золота, 4 - основные резервные месторождения, 5 - предприятия, добывающие золото и серебро [1].

Уровень требований к качеству руд в современных экономических условиях можно проиллюстрировать на примере месторождения Кубака - последнего из наиболее значительных открытий в России. Это эпитермальное золоторудное месторождение, расположенное в восточной части Омолонского массива, отличается не только тем, что локализовано в девонских риолитах, в периферийной части кайнозойского Охотско-Чукотского вулканического пояса. Здесь установлены аномально высокие содержания золота в рудах при запасах его более 100 т. Недавно введенный в эксплуатацию рудник отрабатывает руды со средним содержанием более 20 г/т. Однако, по имеющейся информации, совместное российско-американское предприятие испытывает трудности, связанные с эффективностью горнодобывающих работ (руды жильного типа избирательно отрабатываются карьером) практически в условиях Крайнего Севера. Бортовые содержания балансовых рудных тел - 8 г/т обеспечивают рентабельность отработки месторождения.

В мировой практике в настоящее время экономически выгодной оказывается отработка собственно золоторудных месторождений с содержаниями в пределах 5-12 г/т при возможности использования относительно малозатратных технологий переработки бедных руд - кучного выщелачивания.

Применение кучного выщелачивания позволило обеспечить высокие темпы освоения месторождений карлинского типа в США. Именно такие месторождения обеспечили быстрый рост золотодобычи в этой стране, составляющей в последние годы, как отмечено выше, более 300 т в год. Две трети этого золота производится в штате Невада [ 2 ].

Освоение ряда сибирских месторождений с бедными рудами может иметь лишь отдаленные перспективы. Неблагоприятно положение и старых действующих рудников. В наиболее крупных из них работы производятся на глубине более 400-500 м (Березовский, Дарасунский, Советский), где содержания золота в рудных телах редко превышают 5 г/т.

Балейский комбинат отрабатывает карьером бедные руды и целики, оставшиеся после подземной отработки рудных тел.

Выше кратко рассмотрена ситуация лишь на крупных месторождениях, так как именно такие месторождения определяют общий уровень добычи и золотых ресурсов. В основных золотодобывающих странах 60-70% золота извлекается из крупных месторождений, как правило, при карьерных способах их отработки.

Приведенная информация иллюстрирует определенные требования к научному обеспечению решения задач по развитию минерально-сырьевой базы золота России.

Эти требования относятся:
- к теории и методологии металлогенического прогнозирования;
- к минералого-геохимическим исследованиям и особенно к технологической минералогии;
- к технологиям отработки месторождений и извлечения золота.

В статье освещаются главным образом две первые проблемы. Технологические задачи предметно нами не затрагиваются, но их возрастающее значение несомненно. Это относится как к технологиям добычи руд, так и обогащения. Особо следует отметить значимость методов селективной отработки месторождений с изменением представлений о “хищнической” добыче относительно более богатых руд. Необходимы реальные подходы к целесообразности извлечения рудной массы с применением рационального складирования и оставления “in situ”, доступными для будущей отработки бедных руд.

В технологических разработках по переработке руд наиболее значимыми представляются новые подходы к обогащению упорных руд, трудная обогатимость которых обусловлена связанностью золота в сульфидах (арсенопирите, пирите) и распространением тонкого золота, как в первичных рудах так и в россыпях.

Необходимость соответствия технологических решений повышающимся требованиям экологической безопасности горнодобывающего производства повышает наукоемкость этих разработок.

Теоретические основы металлогенического прогнозирования

Металлогения золота, как и фундаментальные основы металлогении в целом, разработаны, главным образом, отечественными геологами (Ю.А.Билибин, С.С.Смирнов, Н.А.Шило, С.Д.Шер, Д.В.Рундквист, А.Д.Щеглов и др.). Активно развиваются металлогенические представления и в наши дни. Не останавливаясь на анализе различных металлогенических представлений, рассмотрим базисные направления металлогенического прогнозирования, позволяющие оценивать перспективы развития минерально-сырьевой базы золота России.

Предмет прогнозирования, как следует из вышеприведенных данных может быть конкретизирован следующим образом:
- относительно богатые и "легко" обогатимые руды;
- крупные рудные концентрации;
- месторождения в приповерхностной зоне, примерно, в первом километре глубин от поверхности.

В оптимальном варианте, объект прогнозирования можно было бы сформулировать как “крупные месторождения с богатыми легкообогатимыми рудами, обнажающимися на поверхности (или) располагающиеся на глубинах не более 1 км от земной поверхности”. Это не значит, что из рассмотрения исключаются золоторудные образования, не отвечающие указанным параметрам. Приходится подчеркивать, что основной запрос золоторудной отрасли России на сегодня и, вероятно, ближайшие 20-30 лет сводится к крупным месторождениям с качественными рудами.

Ориентиром качественных руд в экономически малоразвитых районах, очевидно, могут быть умеренно- и малосульфидные руды со средними содержаниями золота не ниже 10 г/т. “Крупные” месторождения в данном случае следует понимать не как объекты с запасами золота в 100 т и более, а как значительные концентрации золота, в десятки тонн золота и более.

Наконец, "ограничения" по глубинности залегания руд вытекают из опыта отработки месторождений в нашем веке. Резкий рост производства золота во второй половине нашего века, как отмечалось выше, прямым образом связан с карьерным способом отработки месторождений. Количество рентабельно работающих глубинных рудников, с глубинами отработки более 1 км ограничено. Примеры достижения глубины отработки в 3 км (Колар - Южная Индия, Морру Велью - Бразилия) объясняются тем, что системы глубинных шахтных выработок создавались еще в первой половине века, при растущих ценах на золото и дешевой рабочей силе. Причины сохранения рентабельности отработки золота в 2-3 км интервале глубин в известном бассейне Витватерсранд (ЮАР) более многообразны и заслуживают специального рассмотрения. Здесь же отметим, что в последние годы добыча золота в этом уникальном золотодобывающем районе постепенно падает, снизившись за последние десятилетия до 600 т (вместо 1000 т).

Главные сложности глубинной отработки - рост температуры, горного давления - в фанерозойских складчатых и в вулканических областях, в пределах которых располагаются основные золоторудные провинции России, будут еще более значимыми, чем на древних платформах, в пределах которых располагаются указанные выше глубинные рудники.

Таким образом сегодняшний запрос к металлогеническому прознозированию золоторудных месторождений на территории России имеет достточно жесткие ориентиры. Достижение конкретного ответа на него возможно при дальнейшем развитии металлогении золота, особенно теоретических основ количественной металлогении.

Размерность рудных месторождений и количественные оценки концентрации рудных элементов в них - главный предмет оценки значимости месторождений, но в методологии металлогенического прогнозирования пока используется, в основном, при подготовке прогнозно-металлогенических карт. Проблемы формирования крупных месторождений в последнее время получили приоритетный статус.

Закономерностям размещения крупных

Рис. 4. Карта распространения гидротермальных золоторудных месторождений: 1 - щи-ты, 2-4 - области складчатости: протерозойской (2), палеозойской (3), мезозойской (4), 5 - кай-нозойские вулканические пояса, складчатые зоны; 6 - осадочный чехол древних платформ; 7 - осадочный чехол эпипалеозойских платформ; 8 - крупные поля эффузивов; 9 - границы древних платформ срединных массивов; 10 - контуры провинций преимущественного распространения месторождений одной генетической группы; 11-13 - месторождения: гипо-мезотермальные (11), мезотермальные (12), эпитермальные (13).
Названия месторождений: 1 - Джуно, 2 - Грасс Вэлли, 3 - Мазер Лод, 4 - Карлин, Пост Бетце, 5 - Раунд Маунтин, 6 - Комсток, 7 - Голдфилд, 8 - Теллурид Сильвертон, 9 - Крипл-Крик, 10 - Сентрал Сити - Айдахо Спрингс, 11 - Хоумстейк, 12 - Лупин, 13 - Джиант Иеллоунайф, 14 - Ред Лейк, 15 - Хемло, 16 - Поркьюпайн, 17 - Керкленд Лейк, 18 - Кер Эдисон (Лардер Лейк), 19 - Роян Норанда, Сигма, Малартик, 20 - Окампо, 21 - Парраль, 22 - Эль Оро, 23 - Гуанахуата, 24 - Пачука, 25 - Пуэбль-Вьехо, 26 - Розария, 27 - Белла Виста, 28 - Оркопана, 29 - Кочпа, 30 - Эль Индио, 31 - Мор-ру-Велью, 32 - Радаквиллар, 33 - Высокий Таурн, 34 - Рошия Монтана, 35 - Банска Штявница, 36 - Зодское, 37 - Мурунтау, 38 - Кочбулак, 39 - Бакырчик, 40 - Березов-ское, 41 - Кочкарь, 42 - Васильковское, 43 - Саралинское, 44 - Советское, Олимпиа-да, 45 - Сухой Лог, 46 - Балей-Дарасун, 47 - Лебединское, Куранхское, 48 - Кулар, 49 - Майское, 50 - Нежданинское, 51 - Хаканджа, 52 - Дукат, 53 - Кубака, 54 - Аметисто-вое, 55 - Агинское, 56 - Кономаи, 57 - Хишикири, 58 - Цзайпигоу, 59 - Линглонг, 60 - Ниуксиншен, 61 - Колар, 62 - Лебонг Донок, 63 - Лепонто, 64 - Лэдолэм, 65 - Калгур-ли, 66 - Норсмен, 67 - Чартерс-Таурс, 68 - Гимпи, 69 - Олимпик Дэм, 70 - Бендиго-Балларат, 71 - Тавуа, 72 - Хаураки, 73 - Гебейт, 74 - Ашанти (Оубаси), 75 - Кем Мо-тор, 76 - Глоб-Феникс, 77 - Витватерсранд.

золоторудных концентраций уделено основное внимание в настоящем сообщении. Подробные сведения о размерности месторождений золота и их распространенности приведены в статье автора [ 3 ]. Здесь будем ближе к прогнозированию крупных и сверхкрупных концентраций.

На приводимой карте выделены месторождения золота с запасами (включая их отработанную часть) 500 т и более, тогда как основную нагрузку составляют, главным образом, месторождения с запасами в 100 т и более (рис. 4). Карта подготовлена на основе карты размещения месторождений различных золоторудных формаций [ 4 ] с сохранением обозначений разновозрастных геотектонических и структурно-формационных зон согласно С.Д.Шеру. Не трудно видеть, что глобальные золотоносные металлогенические провинции отвечают ведущим геодинамическим обстановкам.

Анализ размещения месторождений золота позволяет сделать вывод о соизмеримости продуктивности на золото разновозрастных металлогенических эпох, если учесть уникальность феномена Витватерсранда. Здесь на площади около 50 тыс. км2 было сконцентрировано на менее 100 тыс. тонн золота. Генезис золотоносных конгломератов Витватерсранда однозначно не установлен. Возможны два варианта;

1) образование богатейших эндогенных месторождений золота в архее на периферии бассейна Витватерсранд и последующая раннепротерозойская эрозия этих месторождений с формированием необычных россыпных концентраций или 2) син- и эпигенетическое образование золото-кварцевой минерализации (с пиритом и урановыми минералами) в раннепротерозойских осадочных комплексах. Принимая один из вариантов, оценивается время формирования этих уникальных концентраций - поздний архей или ранний протерозой. Нужно отметить, что в раннепротерозойскую эпоху сформированы такие крупные месторождения как Колар (Индия, около 1000 т), Морру Велью (Бразилия, ~ 500 т). Если вычесть из суммарных запасов архейских-раннепротерозойских месторождений запасы золота в Витватерсранде, то на эти месторождения придется около 30 тыс. т золота, примерно столько же, сколько на палеозойские или кайозойские. Около 20 тыс.т золота заключено в мезозойских месторождениях, однако, в средне- и позднепротерозойских известно около 10 тыс.т.

Продуктивность металлогенических эпох оценивается нами с учетом эродированности месторождений, вплоть до их полного уничтожения, и перехода примерно 50% золота в россыпи. По данным ряда исследователей в россыпях отлагается не более 20% эродированного золота.

Соизмеримость продуктивности разновозрастных металлогенических эпох на золото выражается и в сходном количестве сверхкрупных (>500 т) месторождений и золоторудных гигантов (>1000 т) [ 3 ]. Общее количество таких месторождений - около 30. Приближенность оценки связана с неполной определенностью запасов золота на некоторых месторождениях.

Среди архейских золотоносных провинций выделяется Канадский щит, где размещены такие значительные золоторудные узлы как Тимминс-Поркьюпайн (~ 2500 т), Керкленд Лейк (1500 т) и серия других крупных месторождений, сконцентрированных в известном зеленокаменном поясе Абитиби. Золоторудное поле Калгурли в Западно-Австралийском кратоне включает месторождения с первичными суммарными запасами золота более 1500 т.

Из среднепротерозойских золоторудных месторождений наиболее крупными являются Хоумстейк (США) - ~ 1300 т. и Олимпик Дэм в юго-восточной Австралии (~ 1200 т).

Наиболее значительное проявление верхнепротерозойских золоторудных концентраций локализовано в Витимо-Бодайбинской золоторудной области - месторождение Сухой Лог с запасами более 1000 т золота. Эта область хорошо известна своими россыпными месторождениями, а ценность месторождения Сухой Лог заклчена не только в золоте, но и в платиновой минерализации [ 5 ].

Сверхкрупными (~ 3000 т) скоплениями золотых руд палеозойского возраста характеризуется Тамдытаусский (Кызылкумский) район с известным месторождением Мурунтау (более 1500 т). Очевидно первичные концентрации золота более чем в 2000 т золота имели место в районе Бендиго-Балларат, в Австралии, где на месторождении Бендиго сохранились запасы около 600 т, а из россыпей штата Виктория добыто 1600 т россыпного золота. Значительные скопления россыпного золота на ограниченных площадях позволяют считать, что по крайней мере в двух районах - рудном поясе Мазер Лод (США) и Вернеколымской области существовали сверхкрупные концентрации коренного рудного золота, Колымские россыпи в своей совокупности представляют крупнейший в мире район распространения россыпного золота. Здесь его добыто более 3000 т, но сохранившихся крупных коренных месторождений не выявлено.

В поясе Мазер Лод, в штате Калифорния, из коренных месторождений добыто около 400 т золота, а из россыпей - более 2000 т.

Среди кайнозойских золоторудных областей выделяются по частоте встречаемости крупных месторождений и наличию золоторудных гигантов две области - штат Невада (США), где широко представлены месторождения карлинского типа, в том числе Пост Бетце (930 т), и острова Филиппин - Папуа-Новой Гвинеи. Последние выделяются развитием серии крупных месторождений, среди которых наиболее значительно - Лэдолэм (остров Лихир - 1200 т Au).

Карта распространенности крупных золоторудных месторождений мира показывает существование только двух глобальных золотоносных металлогенических поясов: Тихоокеанского островодужного, отвечающего Огненному поясу Земли (поясу активного современного вулканизма) и Тихоокеанской окраине американских континентов. Средиземноморский пояс выражен менее отчетливо.

Региональные золоторудные пояса размещаются в крупных металлогенических провинциях, среди которых наиболее представительны золоторудные провинции докембрийских щитов. Золотоносные провинции разновозрастных фанерозойских подвижных (складчатых) поясов по распространению крупных месторождений выделяются с меньшей четкостью. Крайне интересной представляется Восточноазиатская провинция золотоносных мезозоид и структур тектоно-магматической активизации, охватывающих и части древних платформ. Эта провинция обозначается и по крупным месторождениям и с значительно большей выразительностью - по широкому распространению средних и мелких месторождений. Практически, только с учетом размещения золоторудных месторождений различных размеров с достаточной определенностью проявляются региональные золоторудные пояса.  Наиболее крупными среди них являются пояса Абитиби (Канадский щит), Норсмен-Вилуна (Западная Австралия), а среди палеозойских - Уральский.

Открытия последних тридцати лет позволяют выделять как самостоятельную металлогеническую единицу золотоносные области с аномально высокими концентрациями руд в пределах глобальных металлогенических поясов и провинций, либо в их пограничных зонах. К таким областям относятся упоминавшаяся выше островная область Филиппин - Папуа-Новой Гвинеи, континентальная область, охватывающая штаты Калифорния - Колорадо - Невада в США и прилегающие территории. В этих областях распространены эпитермальные месторождения различных типов, а также золотоносные меднопорфировые месторождения. Золотоносный пояс Мазер-Лод непосредственно примыкает к этой области. Если учесть отработанные запасы золота этого пояса (~ 2500 т) и эпитермальные руды, как “вулканогенных”, так и карлинского типа, то суммарные первичные запасы в месторождениях этой области будут близки к 10 тыс.т Au. “Островная” область включает месторождения с общими запасами около 5-6 тыс.т. Весьма ограниченную территорию юго-восточной Австралии, где размещаются главные месторождения штата Виктория - Бендиго, Балларат и россыпи, а также уникальное месторождение Олимпик Дэм с комплексными (Cu, U, Au) рудами, содержащими 1200 т Au, тоже можно характеризовать как область высоких золоторудных концентраций (около 4 тыс.т). Очевидно, 3-4 тыс.т золота находится в Кызылкумской золоторудной области (месторождения Мурунтау, Даугыз, Амантайтау).

К аномальным металлогеническим областям должна быть отнесена и золотоносная эпикратонная впадина Витватерсранда, хотя основная масса оруденения здесь сосредоточена в дугообразном поясе по северной и западной периферийной зоне впадины. В пределах пояса выделяются не менее 5 рудных полей или узлов.

Происхождение таких золотоносных металлогенических областей, как и образование наиболее богатого золоторудного пояса Абитиби (~ 13 тыс.т Au), приуроченного к региональным рудоконтролирующим разломам, очевидно, связано с благоприятным сочетанием ряда факторов - аномальным обогащением золотом первичных магматических источников, высокой флюидной активностью и другими. С эндогенным факторами многими исследователями связывается и образование руд Витватерсранда. А.Д.Щеглов [ 6 ]  считает, что они имеют эксгаляционно-осадочную природу.

Для целей металлогенического прогнозирования прежде всего важны факты того, что в оптимальных вариантах золоторудные концентрации в рудных областях и районах достигают 5-6 тысяч тонн золота, а в региональных поясах могут превысить и 10 тыс.т.

Характерно и то, что размещение крупных золоторудных концентраций и в этих областях и поясах, и в других, часто менее четко выраженных поясах и зонах обычно узловое. Золоторудные узлы, отвечают в таксономии металлогенического районирования, принятой в нашей стране [ 7 ], собственно рудным узлам  даже рудным полям. Примечательно, что в рудных поясах с полиметальной специализацией, золоторудные районы – узлы - поля, как правило, автономны. Пространственное совмещение свойственно, главным образом, золотым и урановым, медно-колчеданным, медно-порфировым месторождениям, что увязывается с золотоносностью последних.

Для прогнозных оценок важным представляется то, что золоторудные месторождения отдельных геолого-генетических типов характеризуются определенными максимальными величинами золоторудных концентраций [ 3 ]. Следует подчеркнуть, что месторождения десяти-двенадцати типов включают золоторудные гиганты (табл.). Среди них и те месторождения, которые пока представлены в единственном числе - Хемло (Канада), Олимпик Дэм (Австралия), характеризующиеся прежде всего необычными минеральными и геохимическими ассоциациями: Au, Sb, Hg, Tl, Ba, V (I), Cu, U, Fe, Au, REE (II).

Таблица 1. Геолого-генетические типы золоторудных месторождений

№ п/п

Типы руд

Месторождения

1

Золото-силикатно-сульфидные стратиформные в метаморфической железистой формации

Лупин (Канада), Морру-Велью (Бразилия), Хоумстейк (США), Вубачикве (Зимбабве)

2

Золото-кварцевые, золото-карбонат ные жильные - прожилковые в зеленокаменных комплексах

Колар (Индия), Доум, Холлинджер, Лардер Лейк, Дойон, Иеллоунайф (Канада), Калгурли (Австралия), Кем Мотор (Зимбабве)

3

Золото-сульфидно-кварцевые баритсодержащие вкрапленно-прожилковые в зеленокаменных комплексах

Хемло (Канада)

4

Золото-сульфидные вкрапленные - прожилковые в черносланцевых комплексах

Сухой Лог, Олимпиада, Ведуга, Кючус, Майское / Кумтор (Киргизия), Джуно (США)

5

Золото-кварцевые жильные - штокверковые в сланцевых комплексах

Советское, Нежданинское, Наталкинское / Мурунтау (Узбекистан), Мазер Лод (США), Бендиго, Гимпи (Австралия), Ашанти (Гана)

6

Золото-карбонат-кварцевые жильные - штокверковые в интрузивных
телах и экзоконтактовых зонах

Кочкарь, Березовское, Дарасун, Джетыгора, Центральное, Сарала, Коммунар / Чармитан, Васильковское, Бестюбе, Степняк (Казахстан) / Сигма-Ламакви, Керкленд Лейк (Канада), Грас-Вэлли, Сентрал Сити (США), Морнинг Стар, Чартерес-Таурс (Австралия), Глоб-Феникс (Зимбабве)

7

Золото-скарновые**

Тардон, Синюхинское, Тарор / Никель Плейт (Канада)

8

Золото-сульфидно-кварцевые субстратиформные в углеродистых карбонатно-сланцевых комплексах

Куранахское, Воронцовское / Карлин**, Голд Куарри, Пост Бетце (США)

9

Золото-карбонат-сульфидные субстратиформные - жильные в карбонатных толщах

Лебединское / Лэдвилл (США), Салсинь (Франция)

10

Золото-кварцевые, золото-сульфидно-кварцевые жильные - штокверковые, эпитермальные

Балей, Кубака, Аметистовое, Агинское, Белая гора / Зод (Арме ния), Кызылалма (Узбекистан), Сэкэрэмб, Мусариу, Бая Сприе (Румыния), Кремница (Словакия), Комсток, Голдфилд (США), Эль Индио (Чили), Кусикино, Хишикари (Япония), Акупан (Филиппины), Лэдолэм, Поргера Папуа-Новая Гвинея)

11

Золото-сульфидно-кварцевые тела эруптивных - эксплозивных брекчий в вулканических комплексах

Кочбулак (Узбекистан), Крипл- Крик (США), Рошия Монтана, Бая де Ариеш (Румыния), Пуэбло-Вьехо (Гаити), Пэнгунэ (Папуа- Новая Гвинея)

12

Жильные золото-серебро-полиметаллические эпитермальные

Дукат / Банска Штявница (Словакия), Крид (США)

13

Золото-порфировые**

Рябиновое / Голд Дайк, Зортен (США)

14

Золотоносные медно-порфировые

Алмалык, Ок Тэди, Пэнгунэ (Папуа-Новая Гвинея)

15

Жильные, метасоматические золото- кварц-сульфидные в карбонатно- сланцевых комплексах

Сарылах, Сентачан / Вилуна, Блюе Спек (Австралия)

16

Золотоносные сульфидные залежи в вулканогенно-осадочных комплексах

Гайское, Подольское, Макеевское / Хорн, Норанда (Канада), Брокен Хилл, Маунт Айза (Австралия), Челопеч (Болгария)

17

Золото-сульфидно-гематитовые в полигенных брекчиях

/ Олимпик Дэм (Австралия)

18

Золотоносные сульфидные залежи - зоны в расслоенных магматических комплексах

Норильск, Талнах / Садбери (Канада), Стилуотер (США)

19

Золотоносные коры выветривания

Олимпиада / Бахио, Морро де Оро (Бразилия), Баддингтон
(Австралия)

20

Золотоносные россыпи (районы)

Колымские, Бодайбо, Сухопитский (Енисейский кряж), Приамурские / Клондайк (Канада), Калифорния (США), Виктория (Австралия)

21

Золотоносные конгломераты

Витватерсранд (ЮАР)

*   Месторождения России / месторождения других стран мира.

**  Запасы золота от 30 т и более.

Дифференциация различных типов рудных месторождений по запасам руд, очевидно, впервые была показана на примере урановых месторождений [ 8 ]. Эта дифференциация увязывается с генетическими особенностями разнородных месторождений. По мнению автора такие связи вполне удовлетворительно отражаются понятием продуктивности рудообразующих систем [ 3 ]. По-видимому, для эндогенных систем можно констатировать максимальную или предельную продуктивность, неодинаковую для различных видов систем. Знание первичных запасов золота в месторождениях и учет их вероятной эродированности позволяет судить о известных предельных концентрациях золота для каждого типа месторождений.

Представления о рудообразующих системах, в их реальном проявлении в земной коре, остаются слабо разработанными, прежде всего в связи с крайне ограниченной информацией о глубинных зонах зарождения этих систем. Тем не менее сравнительный факторный анализ позволяет выделять типоморфные особенности систем тех или иных генетических категорий и, соответственно, использовать их для прогнозирования руд на конкретных объектах.

Наибольшей продуктивностью характеризуется рудообразующая система месторождения Мурунтау (Узбекистан), в которой отложилось, по-видимому, около 3 тыс.т золота Если подтвердятся представления об эндогенной природе месторождений Витватерсранда, то максимальную продуктивность ординарных систем можно будет оценивать и в десятки тыс.т Au. Максимальная продуктивность рудообразующих систем различных категорий иллюстрируется рис. 5.

Рис. 5. Гистограмма максимальных концентраций золота в рудообразующих системах, отвечающих различным геолого-генетическим типам золоторудных полей и месторождений: 1 - архейские - среднепротерозойские системы; 2 - позднепротерозойские - фанерозойские системы. 1-16 - типы месторождений (см. таблицу 1).

Ограниченное число золоторудных гигантов и сверхкрупных месторождений (> 500 т) указывает на целесообразность ориентации на более распространенные крупные месторождения, количество которых более чем в 3 раза превышает вышеуказанные, но более чем на порядок меньше чем средних и мелких месторождений.

Продуктивность ординарных рудообразующих систем, очевидно, определяется их первичной металлогенической специализацией, условиями сохранения или увеличения начального рудного потенциала на путях миграции рудоносных флюидов, а также условиями рудоотложения. Последние, вероятно, можно связать с двумя моделями: воздействия геохимических барьеров и градиентного изменения Т-Р параметров и физико-химических характеристик флюидов, как правило, проявляющихся одновременно. Наименее раскрытыми остаются параметры массопереноса, обуславливающие размеры месторождений.

Активное или пассивное участие в процессе развития рудообразующих систем огромных масс горных пород (n.103 м3 - n.106-7 м3) предопределяет вероятную корреляцию между интенсивностью рудообразования и энергетическим выражением этого процесса.

Проблема энергетики рудообразующих процессов была обозначена В.И.Смирновым в 1991 г. и позже рассматривалась другими авторами [ 9, 10 ]. Перспективность разработки проблемы представляется несомненной, но исследования в данном направлении проводятся ограниченно, главным образом, применительно к тепловой энергии. Сложности решения задач по энергетическим условиям зарождения и развития рудообразующих систем значительны, но возможности постановки таких задач имеются. Прежде всего они связаны с изучением структур рудных месторождений, полей, районов, в частности рудоконтролирующих нарушений, сорудной деформации вмещающих пород, новообразованных геологических тел, к которым относятся рудные тела и т.д. На взгляд автора, первоочередного изучения заслуживает проявление механической энергии в виде разломов и контрастно выраженных структурных форм, вмещающих месторождения, таких как кальдеры, субвулканические тела, купольные вулканические постройки, локальные впадины, грабены или, напротив, горсты, поднятия. Завершающие стадии их становления во многих случаях совпадали с периодами зарождения рудообразующих систем. Проявления предрудной и сорудной тектоники и магматизма относятся к индикаторам качественной и количественной оценки энергетики процессов рудообразования, и соответственно - должны использоваться при прогнозировании рудных концентраций.

Применение комплекса индикаторных критериев, только частью обозначенных выше, позволяет дать прогноз золоторудных ресурсов территории России на основе сегодняшней информационной базы и реальных возможностей ее использования автором.

Прогнозная оценка золоторудных ресурсов России

Прогнозная оценка золоторудных ресурсов на территории строится на анализе общего состояния ресурсов горно-рудных предприятий действующих на базе россыпных и коренных месторождений, резервных запасов и прогнозировании новых золотоносных площадей применительно как к традиционным, так и новым для России видам золоторудного сырья - месторождениям перспективных типов.

Основная роль россыпного золота в его добыче на территории России в течение 250-летней истории этой отрасли, очевидно, сохранится на ближайшие 10-15 лет. Количество добытого золота из россыпей снижается в связи с объективными факторами истощения запасов и снижением средних содержаний, а также в силу сегодняшних экономических условий [ 11 ].

Состояние и перспективы отработки золотоносных россыпей обстоятельно рассмотрены Б.И.Беневольским, Н.Г.Патык-Кара и др. [ 12 ]. Возможности воспроизводства и расширения сырьевой базы сохраняются на Урале, юге Западной Сибири, Красноярского края, в Хакасии, Туве, Бурятии, Амурской и Читинской областях, в южной Якутии и Хабаровском крае (рис. 6). В этих регионах можно ожидать выявления россыпей традиционных морфогнетических типов, а также связанных в своем образовании с сочетанием различных процессов - эрозионных, тектонических, карстовых и др. Нетрадиционные геолого-геоморфологические обстановки нахождения россыпей предполагаются в Карелии, на Кольском полуострове, на Тимане, в прибрежной Арктической зоне и других районах. Маловероятно выявление новых районов золотоносных россыпей подобных Колымскому, Енисейскому, Бодайбинскому, но обнаружение значительных погребенных россыпей реально.

Рис. 6. Схема размещения золотоносных россыпных провинций на территории СНГ [12]: 1-9 - золотоносные провинции и субпровинции: 1 - связанные со щитами и выступами фундамента древних платформ, 2 - с областями байкальской складчатости, 3 - с областями каледонской и герцинской складчатости, 4 - с областями мезозойской складчатости, 5 - с облас-тями мезозойской тектоно-магматической активизации, 6 - со срединными массивами, 7 - с мезо-кайнозойскими вулканическими поясами, 8 - с областями альпийской складчатости, 9 - с платформенным чехлом: а - в пределах древних платформ (Pz-Kz), б - в пределах молодых платформ (Kz); 10-12 - границы: 10 - важнейших россыпных провинций, 11 - второстепенных провинций, 12 - потенциальных провинций; 13 - важнейшие россыпные месторождения золота. I-IХ - важнейшие золотоносные россыпные провинции и субпровинции:
I - Уральская, II - Яно-Колымская, III - Чукотская, IV - Восточно-Арктическая, V - Енисейская, VI - Ленская, VII - Алданская, VIII - Витимо-Становая, IХ - Амурская; Х-ХVI - второстепенные провинции и субпровинции: Х - Казахстанская, ХI - Алтае-Саянская, ХII - Забайкальская, ХIII - Сихотэ-Алиньская, ХIV - Среднеазиатская, ХV - Таймыро-Североземельская, ХVI - Карякская; ХVII-ХХIV - потенциальные провинции: ХVII - Карело-Кольская, ХVIII - Украинская, ХIХ - Центрально-Русская с Смоленско-Московской зоной (а) и Камо-Вятским районом (б), ХХ - Тиманская, ХХI - Кавказская, ХХII - Средне-Сибирская с районами: Маймеча-Котуйским (а), Оленекским (б) и Вилюйским (в), ХХIII - Верхоянская с районами: Хараулахским (а) и Верхоянским (б), ХХIV - Камчатская. Месторождения: 1 - Ичет-Ю, 2 - Кожимская группа, 3 - золото-платиновые россыпи Среднего Урала, 4 - россыпи р.Санарка, 5 - Светлинская группа, 6 - о-в Большевик, 7 - Енгажимо и др., 8 - Куларская группа, 9 - Чаанай, 10 - россыпи Билибинского района, 11 - Рывеем, 12 - Пеньельхин, 13 - Адычанская группа, 1 - россыпи Верхне-Индигирского района, 15 - Чай-Юрье, 16 - Омчак, 17 - Ат-Юрях, 18 - Бодайбо, 19 - Маракан, 20 - Большой Куранах, 21 - Нагими, 22 - Петровская, 23 - россыпи Октябрьского района, 24 - Белая гора.

Проблема россыпной золотоносности России тесно увязывается с прогнозированием золотоносных кор выветривания. Наиболее значительное проявление последних представляет месторождение Олимпиада на Енисейском кряже. Это месторождение достаточно хорошо изучено [ 13 ]. Следует подчеркнуть лишь одну его особенность, имеющую общее индикаторное значение. Здесь проявилось сочетание площадных и линейных кор выветривания. Залежь золотоносных кор выветривания с содержаниями золота в 8-10 г/т на фоне 3-4 г/т первичных руд, имеет сложную морфологию со значительной глубиной залегания вдоль крупного разлома. При оценке распространенности эродированных кор выветривания это представляется весьма важным. Технологические сложности отработки таких линейных кор выветривания, очевидно, могут иметь рациональное решение.

Перспективы выявления легкообогатимых золотоносных кор выветривания обоснованы для Северного и Центрального Урала, для юга Западной Сибири. Для этих и других районов (Тиман, Центральный Алдан), по-видимому, основное значение будет иметь проблема древних, погребенных кор выветривания. Опыт открытия и осовения масштабно развитых золотоносных кор выветривания по архейским - протерозойским комплексам железистых кварцитов в Бразилии в этом отношении весьма показателен. Здесь за короткий период времени освоены золотоносные коры на породах железистой формации, что позволило поднять добычу зодота до 90 т в год.

На территории России подобные коры выветривания устанавливаются в пределах Воронежского кристаллического массива, под толщей платформенных отложений. Золотоносность древних кор выветривания изучена недостаточно. Распространенность их значительна. Выветриванию подвергались как железистые кварциты, так и метаосадочные породы. В тех и других известны проявления золотой минерализации, частью оцениваемые как мелкие месторождения. Содержания золота измеряются десятыми долями и первыми граммами на тонну. Перспективы отработки месторождений только подземным способом на глубинах более 300 м повышает требование к качеству руд. Вероятность обнаружения здесь  богатых руд кор выветривания неопределенна.

Особое место в прогнозе новых золоторудных концентраций занимают золотоносные конгломераты. Накопленная информация об этих уникальных образованиях в Витватерсранде свидетельствует об их специфичности, значительных отличиях от фанерозойских конгломератов. Метаморфизм терригенных пород в эпикратонной впадине Витватерсранда, сонахождение типичных россыпных и гидротермальных минеральных ассоциаций в золотоносных рифах, развитие среди последних рудных залежей, связанных не с конгломератами, а с углеродными минеральными фазами (тухолит и др.) объясняются сложной историей формирования древних золотоносных конгломератов. Как отмечено выше, существующие различные представления об их генезисе недавно расширены А.Д.Щегловым, предложившим эксгаляционно-осадочную модель образования не только золота, но и самих конгломератов [ 6 ]. К такому выводу его привели исследования “галечного” кварца. Связь золота с наложенными углеродными образованиями, особенно в глубинных пластах (около 3 км) также свидетельствует о вероятной эндогенной природе золота.

Накопленные данные по древним золотоносным конгломератам однозначно указывают на возможность поиска аналогий только на древних платформах. В связи с этим представляется целесообразным доизучение их проявлений на территории Карелии,где уже известны благороднометальные - урановые месторождения (Падма и др.). Необходимо исследование проявлений конгломератов в метаморфических протерозойских комплексах Воронежского массива. Разновозрастные конгломераты фанерозоя с признаками золотоносности, обнаруженные во многих местах, особенно в период выполнения специализированной программы [ 14 ], следует оценивать наравне с более молодыми россыпями как потенциальные для выявления новых месторождений.

Прогнозная оценка первичной золоторудной минерализации на территории страны, как и для россыпей золота, включает анализ ресурсной базы действующих горно-рудных предприятий и прогноз новых золотоносных площадей с традиционными и нетрадиционными видами золоторудного сырья. К нетрадиционным здесь относятся те известные типы месторождений, которые эксплуатируются в других странах мира, и новые, пока еще не являющиеся объектом промышленных разработок. Выше мы коснулись главного из нетрадиционных видов руд золота - золотоносных конгломератов. Можно назвать еще 5 типов месторождений из выделенных выше (см. табл.), представителей которых мы не знаем на нашей территории,

Рис. 7. Размещение основных золоторудных месторождений на территории СНГ: 1-6 - геотектонические провинции: 1 - докембрийские щиты, 2 - рифейско-палеозойские подвижные пояса, 3 - мезозойские-кайнозойские подвижные области, 4, 5 - платформенный чехол: древних платформ (4), молодых платформ (5), 6 - гра-ницы Охотско-Чукотского вулканического пояса; 7 - границы геоструктур; 8 - зо-лотоносные провинции и области (1 - Кольская, 2 - Центрально-Украинская, 3 - Карпатская, 4 - Кавказская, 5 - Уральская, 6 - Южно-Тянь-Шаньская, 7 - Северо-Казахстанская, 7 - Северо-Тянь-Шаньская, 8 - Енисейская, 9 - Алтае-Саянская, 10 - Забайкальская, 11 - Паттон-Витимская, 12 - Алданская, 13 - Верхояно-Чукотская, 14 - Охотско-Чукотская, 15 - Камчатская; 9 - гидротермальные золоторудные ме-сторождения: мезотермальные (а), гипомезотермальные (б); 10 - эпитермальные ме-сторождения. Тектоническая основа по [15]
Названия месторождений: 1 - Зод, 2 - Воронцовское, 3 - Березовское, 4 - Кочкарь и Светлинское, 5 - Мурунтау, Аментайтау, Даугызтау (восток), Кокпатас (север), 6 - Чармитан, 7 - Кочбулак, 8 - Кумтор, 9 - Акбакай, 10 - Бакырчик, 11 - Васильковское, 12 - Жолымбет, 13 - Бес-тюбе, 14 - Сарала, 15 - Коммунар, 16 - Советское, 17 - Олимпиада, 18 - Зун-Холбинское, 19 - Балей, 20 - Дарасун, 21 - Сухой Лог, 22 - Куранах-Лебединое, 23 - Покровское, 24 - Кючус, 25 - Кулар, 26 - Нежданинское, 27 - Сарылах, 28 - Наталкинское, 29 - Ветринское, 30 - Кубака, 31 - Каральвеемское, 32 - Майское, 33 - Аметистовое, 34 - Дукат, 35 - Карамкен, 36 - Школьное, 37 - Хаканджа, 38 - Многовершинное, 39 - Агинское.

Кроме того, есть проблема прогноза и поиска месторождений, представленных на нашей территории, но явно в ограниченном количестве и не с оптимальными размерными характеристиками. Прежде всего это относится к типам месторождений, представленных на архейских щитах (типы 1, 2, 3, 6). На Кольском полуострове, в Карелии, на Алданском щите и даже в кристаллических породах Воронежского массива известны мелкие месторождения золота, но признаков наличия значительных золоторудных концентраций пока не выявлено.

Положительна оценка перспективы обнаружения значительных золоторудных месторождений в архейских зеленокаменных поясах Карелии и раннепротерозойских троговых структурах Кольского региона. Здесь известны золото-кварцевые жильные проявления, близкие по минерально-геохимическим особенностям месторождениям коларского типа, а также зоны вкрапленной золото-сульфидной минерализации не только в метаосадочных породах, но в метавулканитах. Нельзя не учитывать и то обстоятельство, что в архейских кратонах возможно нахождение и новых типов золотого оруденения. Так в россыпной гипотезе происхождения конгломератов Витватерсранда редко анализируется первичный источник золота. Учитывая аномальность концентраций золота, здесь приходится предполагать эрозию богатых коренных месторождений неизвестного типа. В наибольшей мере многоярусные конгломератовые рифы в бассейне Витватерсранда могут быть увязаны с размывом расслоенных интрузивов типа Бушвельда с горизонтами золотоносных магматических пород со значительно более высокими концентрациями золота, чем МПГ в этом массиве.

Геологическое строение территории России, ее общий металлогенический облик, определяет основные перспективы наращивания золоторудных ресурсов с поисками новых месторождений в пределах подвижных зон. В них размещаются основные резервные золоторудные месторождения России с подсчитанными запасами (4, 5 типы, см. табл.). В этих зонах можно ожидать нахождение новых месторождений, в том числе крупных. Как было показано выше даже с учетом россыпного золота Паттом-Витимской области, крупнейший золоторудный район России с месторождением Сухой Лог, относится к числу “малых” гигантов. Потенциально подобные месторождения или их группы могут содержать до 3-4-х тысяч тонн золота (Мурунтау, Бендиго-Балларат). Подобный ориентир можно указать для Северо-Енисейского золоторудного района, а также ряда районов мезозойской складчтой провинции Якутии и Северо-Востока России.

Жильные золоторудные месторождения, связанные с интрузивными телами, длительный период являлись основными объектами разработки коренного золота на территории России. По масштабам концентрации в них золота они сходны с распространенными подобными месторождениями мира. Однако на уровне золоторудных районов развития таких месторождений только Центрально-Уральский район (Березовское - Кочкарское месторождения) близок к таким районам как Северо-Казахстанский, Грас Вэлли-Централ Сити. Потенциал золотоносности района Кузнецкого Алатау - Мариинской тайги, как и районов Центрального и Южного Забайкалья, Приамурья представляется не полностью раскрытым.

Особо следует отметить перспективность на обнаружение значительных концентраций золота Северо-Уральской области, включая Полярный Урал. Последние открытия геологов Республики Коми на Кожимском поднятии, где выявлен новый тип палладий-золотого оруденения с попутной редкоземельной минерализацией, позволяют надеяться на выход золоторудной геологии России на новый перспективный промышленный тип руд золота и металлов платиновой группы [ 17 ]. На месторождении Чудное это оруденение залегает в метариолитах и осадочных породах рифея, но имеет пермский возраст. Месторождение Чудное близко по составу месторождению Коронейшен Хилл (Австралия), на котором помимо золота, палладия известна урановая минерализация. Проявления урана выявлены и на Кожимском поднятии, но на площади месторождения не установлены. Характерна гематитизация вмещающих пород и интенсивное развитие фуксита в рудовмещающих зонах рассланцевания. Показательно отсутствие сульфидов в золотоносных зонах.

Следует обратить внимание на определенное минералого-геохимическое сходство месторождения Чудное и рудного гиганта - Олимпик Дэма, где интенсивно развиты медная, золотая и урановая минерализация и также минералы, несущие редкие земли. Брекчии, сцементированные гематитом, служат рудовмещающими породами на этом месторождении. Формирование месторождения Олимпик Дэм связывается с ранним рифеем [ 18 ].

Рис. 8. Карта золотоносности территории стран СНГ: 1-7: геотектонические провинции: 1 - докембрийские щиты, 2 - рифейско-байкальские подвижные пояса, 3 - палеозойские подвижные области, 4 - мезо-кайнозойские подвижные поя-са, включая области тектоно-магматической активизации, 5-6 - платформенный чехол: древних (5) и молодых (6) платформ, 7 - границы Охотско-Чукотского вулканического пояса; 8 - грани-цы тектонических провинций, поясов и областей; 9 - золоторудные месторождения: а - гипо-термальные, б - мезотермальные; 10 - золотоносные провинции и области; 11 - эпитермальные месторождения; 12 - прогнозируемые золоторудные районы и области.

Открытие месторождения Чудное представляется важным для понимания металлогенических особенностей Северного Урала. Подтверждение пермского возраста золоторудной минерализации Чудного будет означать установление наиболее молодой золотой минерализации Урала, связанной с тектонической активизацией консолидированной складчатой области.

Новые открытия золотых руд вполне реальны в Восточном Забайкалье, на Алданском щите, в Приамурье, где интенсивно проявилась мезозойская тектоно-магматическая активизация. Обращают на себя внимание факты широкого распространения золоторудных месторождений, связанных с такими же процессами активизации консолидированных областей, на территории Китая. Намечается крупная золотоносная провинция с верхнеюрскими и раннемеловыми золоторудными и урановыми месторождениями. В связи с этим можно подтвердить положительные оценки перспектив восточной части Алданского щита на золотое и урановое оруденение.

Особое место в прогнозе новых золоторудных месторождений на территории России занимают эпитермальные месторождения. Месторождения этого генетического класса, нередко называемые вулканогенными, занимают ведущее положение в приросте мировых запасов золота в последние десятилетия. Существенные открытия, как отмечалось выше, сделаны именно в Тихоокеанском вулканическом поясе. Однако в российской части этого пояса, таких открытий не было. Является ли это следствием глобальной металлогенической зональности или результатом недостаточного объема поисковых работ - покажет будущее. Охотско-Чукотский вулканический пояс имел более раннее заложение, чем золотоносные островодужные системы юга Огненного пояса. Возможно это отражает его металлогеническое своеобразие, но и в раннемеловое время на прилегающей территории формировались крупные золоторудные концентрации. Месторождение Балей относится, вероятно, к крупнейшим эпитермальным месторождениям золота в Восточной Азии. Судя по описаниям китайских месторождений, среди них также имеются эпитермальные месторождения, но меньшие чем Балей. Привлекает внимание и факт проявления девонского эпитермального оруденения на Омолонском массиве - месторождение Кубака имеет более древних возраст, чем известное ранее месторождение Кочбулак (верхний карбон) в Кураминских горах (Узбекистан).

Девонский возраст месторождения Кубака, факты флюидной активности в этот же период в Сухоложском золоторудном поле (сообщение Н.П.Лаверова, В.В.Дистлера, И.В.Чернышева и др., 1998 г.) представляются особо важными для анализа возможного наличия в Восточной Сибири месторождений Карлинского типа. Такие месторождения могли образовываться и на Алданском щите, и в породах чехла Восточно-Сибирской платформы. Вероятность нахождения раннего золотого оруденения в глубинных зонах Охотско-Чукотского пояса, учитывая вероятные механизмы ремобилизации золота [ 19 ], усиливает позитивную оценку потенциала Охотско-Чукотского пояса. О необходимости поисковых работ на Камчатке уже говорилось выше.

На приводимой карте золотоносности территории СНГ (рис. 8) с элементами прогноза известные эпитермальные месторождения выделены особо, в связи с тем, что практически все заслуживают доизучения. Известные закономерности развития таких месторождений в узлах, полях, т.е. в виде групп месторождений определяет целесообразность опоискования районов известных месторождений.

Выделенные на рис. 8 знаки перспективных площадей отражают достаточно крупные районы, потенциально благоприятные на выявление новых месторождений, а не конкретные точки прогноза.

Выполненный анализ потенциальных возможностей развития минерально-сырьевой базы золота России отражает лишь принципиальную оценку такого потенциала, в целом положительную. Огромный информационный материал, опыт локального металлогенического прогнозирования, накопленный геолого-поисковыми экспедициями и партиями, научно-исследовательскими организациями позволяет ориентироваться во всех конкретных случаях положительных оценок территорий.

Автор благодарит за содействие в подготовке данной работы академика Н.П.Лаверова, д.г.-м.н. Б.И.Беневольского, д.г.-м.н. В.И.Попова. Работа выполнена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, проект № 98-05-64870.

Литература

1. Беневольский Б.И. Золото России. Проблемы использования и воспроизводства минерально-сырьевой базы. Москва: Изд-во Геоинформмарк, 1995.

2. Amey E.B. Gold // U.S.Geological Survey - Minerals Information. 1996. P.1-7.

3. Сафонов Ю.Г. Гидротермальные золоторудные месторождения: распространенность - геолого-генетические типы - продуктивность рудообразующих систем // Геол. рудн. месторожд. 1997. № 1.

4. Петровская Н.В., Сафонов Ю.Г., Шер С.Д. Формации золоторудных месторождений // Рудные формации эндогенных месторождений. Москва: Изд-во Наука, 1976. Т.2. С.3-110.

5. Лаверов Н.П., Дистлер В.В., Митрофанов Г.Л., Немеров В.К., Коваленкер В.А., Мохов А.В., Семейкина Л.К., Юдовская М.А. Платина и другие самородные металлы в рудах месторождений Сухой Лог // Докл. Академии наук, 1997. Т.355, № 5.

6. Щеглов А.Д. О металлогении Южно-Африканской республики, генезис золоторудных месторождений Витватерсранда и проблема открытия их аналогов в России. Санкт-Петербург, 1994.

7. Овчинников Л.Н. Вероятность нахождения рудных месторождений // В кн. Основные проблемы рудообразования и металлогении. Москва: Изд-во Наука, 1990. С.263-274.

8. Лаверов Н.П. (отв. ред.). Основы прогноза урановорудных провинций и районов. Москва: Изд-во Наука.

9. Смирнов В.И. Энергетические основы постмагматического рудообразования // Геология руд месторождений, 1981. № 1. С.15-17.

10. Кривцов А.И. Характеристика рудообразующих систем - состояние проблемы // В кн. Основные проблемы рудообразования и металлогении. М., Наука. С.200-210.

11. Россыпные месторождения России и других стран СНГ. Отв. ред. Н.П.Лаверов и Н.Г.Патык-Кара. Москва: Изд-во Научный мир. 1997.

12. Беневольский Б.И., Натоцинский В.И. Анализ причин снижения добычи россыпного золота в России // Руды и металлы, 1997. № 2.

13. Генкин А.Д., Лопатин В.А., Савельев Р.А. и др.  Золотые руды месторождения Олимпиада (Енисейский кряж, Сибирь) // Геол. рудн. месторожд. 1994. Т.36, № 2.

14. Кренделев Ф.П. Металлоносные конгломераты мира. Новосибирск: Изд-во Наука. 1974.

15. Rundguist D.V. Metallogenic Belts, Provinces and Epochs of the U.S.S.R. // Episodes, 1984. Vol. 7. № 1.

16. Рундквист Д.В. Фактор времени в образовании гидротермальных месторождений: периоды, эпохи, мегастадии и стадии рудообразования // Геол. рудн. месторожд. 1997. Т.39. № 1.

17. Тарбаев М.Б., Кузнецов С.К., Моралев Г.В.. Соболева А.А., Лапутина И.П. Новый золото-палладиевый тип минерализации в Кожимском районе Приполярного Урала (Россия) // Геол. рудн. месторожд. 1996. Т.38, № 1.

18. Johnson J.P. and Cross K.C. U-Pb Geochronological Constraints on the Genesis of Olympic Dam Cu-U-Au-Ag Deposit, South Australia // Economic Geology. 1995. Vol. 90. P.1046-1063.

19. Моисеенко В.Г., Эйриш Л.В. Золоторудные месторождения Востока России. Владивосток: Изд-во Дальнаука. 1996.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

1970. ИСТОРИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ КАРЛА ЯСПЕРСА КАК МЫСЛИТЕЛЯ СВОЕЙ ЭПОХИ 1.17 MB
  Исторические условия формирования научного мировоззрения Карла Ясперса. Концепция всемирно-исторического развития в трудах Карла Ясперса. Ясперс о будущем человечества и смысле истории. Роль современных науки и техники в истории человечества.
1971. Критерии оценки в литературной критике В.В. Розанова 1.17 MB
  Теоретические взгляды В.В. Розанова на литературу. Теория пола и семейный вопрос. Основные черты современности в понимании В.В. Розанова. Место литературы в системе ценностей В.В. Розанова. Писательская саморефлексия. Пушкин в сопоставлении с другими авторами. Интерпретация второй половины 1890-х – начала 1900-х гг.
1972. РАЗРАБОТКА МЕТОДИКИ ОЦЕНКИ УПРАВЛЕНЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ 1.17 MB
  Актуальные аспекты современного развития органов местного самоуправления в Российской Федерации. Оценка управленческой эффективности в мировой практике. Критерии, характеризующие состояние местных финансов (бюджет). Расчет и ретроспективный анализ управленческого состояния м/о г. Артем.
1973. МІЖНАРОДНІ КРЕДИТНО-РОЗРАХУНКОВІ ТА ВАЛЮТНІ ОПЕРАЦІЇ 1.17 MB
  Застосування кредитних методів підтримки зовнішньоекономічної діяльності підприємницьких структур, здійснення розрахунків по експортно-імпортних операціях, проведення валютних операцій, хеджування валютних ризиків за допомогою комерційних банків України тощо.
1974. ВЛИЯНИЕ ПСИХОТИПОЛОГИЧЕСКИХ, ГЕНДЕРНЫХ И КОНСТИТУЦИОНАЛЬНО-КОНТИНУАЛЬНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ СТУДЕНТОВ НА ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О НРАВСТВЕННОМ ЧЕЛОВЕКЕ 1.17 MB
  Конституционально-биологические основы развития личности. Определение границ психической и психологической нормы и патологии. Анализ философских концепций нравственности. Изучение проблемы нравственности в отечественной психологии. Факторный анализ результатов мужской выборки испытуемых.
1975. РЕГИОНАЛЬНЫЕ ВЫБОРЫ В РОССИИ. НА МАТЕРИАЛАХ ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ. 1996-2004 гг. 1.16 MB
  Электоральные процессы в Псковской области на фоне ослабления центральной власти в Российской Федерации. Избирательные процессы в псковском регионе в период усиления центральной российской власти.
1976. Антропология советскости: философский анализ 1.16 MB
  Макросоциальная идентичность: сущность, содержание, типология. Содержание и механизмы социокультурной динамики советскости. Советская идентичность в современной социокультурной ситуации.
1977. ЭКОЛОГО-ФАУНИСТИЧЕСКАЯ И ЗООГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ХАРАК- ТЕРИСТИКА МУХ-ЖУРЧАЛОК (DIPTERA, SYRPHIDAE) КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ 1.16 MB
  КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ МУХ-ЖУРЧАЛОК РОССИИ И КАВКАЗА. ФИЗИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ И ЛАНДШАФТНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАЙОНА ИССЛЕДОВАНИЯ. ЭКОЛОГО-ФАУНИСТИЧЕСКАЯ И ЗООГЕОГРАФИ-ЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МУХ-ЖУРЧАЛОК КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ.
1978. ПРОЕКТИРОВАНИЕ ДИСЦИПЛИНАРНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА В ВУЗЕ И МЕТОДИКА ЕГО ОСВОЕНИЯ 1.16 MB
  Теоретические основы педагогического проектирования в образовании. Технология проектирования дисциплинарного образовавательного пространства в вузе и методики его освоения.