16850

ФОРМИРОВАНИЕ РУМЫНСКИХ ДИАЛЕКТОВ

Научная статья

Иностранные языки, филология и лингвистика

ФОРМИРОВАНИЕ РУМЫНСКИХ ДИАЛЕКТОВ Проблема формирования 4х румынских диалектов: дакорумынского арумынского мегленорумынского и истрорумынского широко обсуждается в румынской лингвистике. Для решения данной проблемы и получения ответов на многочисленные вопросы...

Русский

2013-06-26

116 KB

0 чел.

ФОРМИРОВАНИЕ РУМЫНСКИХ ДИАЛЕКТОВ

Проблема формирования 4-х румынских диалектов: дакорумынского, арумынского, мегленорумынского и истрорумынского, широко обсуждается в румынской лингвистике. Для решения данной проблемы и получения ответов на многочисленные вопросы, с ней связанные, необходимо изучение исторических, археологических и лингвистических данных в комплексе. Однако с уверенностью можно сказать, что несмотря на многочисленные исследования, предпринятые в этой области, до сих пор проблема формирования четырех групп румын и междиалектальных отношений этих говоров остается открытой и далекой от своего окончательного разрешения.

Ясно, что румынский народ образовался как следствие процесса романизации автохтонного трако-гето-дакийского населения Карпато-Дунайского региона, сведения об этнографии и языке которого практически отсутствуют. Что касается формирования румынского языка, то он выделился из народной латыни, распространившейся в восточной части Римской империи. Романский характер румынского языка не подвергается сомнению и обнаруживается на всех языковых уровнях: в фонологии, морфологии, составе основного лексического фонда, грамматике. В процессе своей эволюции румынский язык взаимодействовал с другими, нероманскими, языками, и в следствии этого контакта румынского народа с другими народами обогатился иностранными элементами, главное место среди которых принадлежит славянскому элементу.

Говоря о происхождении румынских диалектов следует отметить, что эта проблема тесно связана с формированием румынского народа и языка в целом. Принимая во внимание тесную связь между языком и народом, на нем говорящем, лингвистика предоставляет историкам ценные для понимании истории того или иного народа сведения, связанные с эпохой начала его формирования, дополняя, таким образом, те немногочисленные исторические документы , дошедшие до нас из глубины веков. Лингвистические особенности, свойственные всем 4-м румынским диалектам и противопоставяющие румынский язык в целом другим романским языкам, а также характерные особенности каждого или нескольких из этих диалектов, отличающие их от остальных, рассматриваются учеными в качестве материала для разрешения проблемы возникновения румынского языка и народа.

Два принципиальных аспекта этой проблемы представляют особый интерес в силу своей важности и неокончательной решенности: это эпоха и территория формирования румынского языка и народа.

Формирование румынского языка и народа представляет собой длительный процесс, проходивший на протяжении многих веков. Переход от дунайской латыни к румынскому языку протекал постепенно, путем последовательной аккумуляции изменений, возникающих по внутренних эволюционным законам языка, а также под воздействием внешних, иностранных элементов нелатинской качественной структуры.

Время формирования румынского языка и народа ограничивается разными учеными (историками, археологами, лингвистами) различными пределами. Говоря о процессе формирования румынского народа, историки выделяют два этапа: период с I по VII века и с VII по IX века.1 Что же касается момента перехода дунайской латыни в романское наречие (румынский язык), лингвисты в основном называют VIII век, т.е. период до начала интенсивного славянского влияния. Анализируя данные хронологии различных фонетических процессов в славянском языке и сравнивая их с характером славянских элементов, наличествующих в румынском языке, ученые-лингвисты: С.Пушкариу, Т.Капидан, А.Филиппиде, А.Росетти, Д.Макря и другие, сходятся во мнении об отнесении начала славянского влияния к IX - X векам, т.е. периоду усиления отношений между румынами и славянами. Таким образом, можно говорить о том, что уже к IX веку румынский язык обрел свой индивидуальный по отношению к балканской латыни облик. 2

Первое историческое свидетельство о румынах, названных своим этническим именем “влахи”,  принадлежит византийскому историку Кедреносу и относится к 976 году.

Проблема определения территории, на которой формировались румынский народ и румынский язык, представляется более сложной и неоднозначной в своем решении. В науке высказывались различные точки зрения по этому вопросу:

1) формирование румынского языка и народа происходило исключительно на территории к северу от Дуная;

2) формирование румынского языка и народа происходило исключительно к югу от Дуная;

3) формирование румынского языка и народа происходило как к северу , так и к югу от Дуная.

Теория формирования румынского языка и народа только на территории к северу от Дуная в связи с недостаточностью фактов, ее подтверждающих, не нашла поддержки в среде ученых, и в следствии недостаточной обоснованности была отвергнута. Теория формирования румынского языка и народа исключительно на территории к югу от Дуная (так называемая “миграционная” теория или “теория Реслера”), известная в нескольких вариантах, различающихся конкретным местом формирования языка и народа, была также признана научно необоснованной.3 Напротив, теория формирования румынского языка и народа на дако-мезийской территории, т.е. на территории к северу и югу от Дуная, подтверждается многочисленными археологическими, историческими данными, лингвистическими и социальными реалиями, и на основании этого находит наибольшее количество сторонников.4 По этой теории румынский язык, продолжающий латынь, и румынский народ, потомок романизованного населения придунайской части Римской империи, сформировался на севере (Дакия) и на юге Дуная (Мезия), где в начале первого тысячелетия нашей эры, в следствии римских завоеваний, происходил процесс романизации и проживало латинское население. Продолжение романского элемента в Дакии, как “единственное научное объяснение присутствия румын на севере Дуная”5, поддерживается современными румынскими историками и лингвистами, а также многими зарубежными учеными. В том же аспекте рассматривается и проблема образования румынских диалектов.

Наконец остановимся на последнем вопросе, необходимом для понимания проблемы в целом - проблеме общерумынского праязыка.

Очевидная близость четырех диалектов, проявляющееся на всех уровнях языка, приводит к выводу о допустимости существования некоторой этнолингвистической и географической общности предков современных румын с право- и левобережья Дуная. Этот гипотетический язык, на котором возможно говорило в эпоху единства население Балканского полуострова на известной территории, называется лингвистами romana comuna (romana ptimitiva, romana primitiva comuna, straromana, protoromana). Существование единого румынского языка поддерживается большинством лингвистов и частью историков.6

Территория, на которой был распространен общерумынский язык (romana comuna), совпадает с территорией формирования румынского языка и народа. Она охватывает дако-мезийские поселения на левом и правом берегах Дуная, на Балканах и в Северных Карпатах. В качестве северной границы данной территории называется Поролиссум (современный Мойград, район Сэлажа). Южной и юго-западной границей считается так называемая линия Жиречека или, по другим определениям, изоглосса st, zd.

Чешский историк Константин Жиречек (1854-1917), известный своими работами по истории народов Балканского полуострова, на основании изучения надписей, условной линией, носящей его имя, разделил полуостров на две зоны: зону греческого влияния и зону латинского влияния. Румынский язык, как язык романский, и румынский народ, как потомок романизованного населения, могли сформироваться только на территории распространения латыни. Эта территория расположена на севере от линии Жиречека, проходящей по хребту Балканских гор.

Изоглосса st, zd зафиксирована Е.Петровичем7 и в основном совпадает с границей Болгарии и Югославии. Древнеславянские элементы, присутствующие в румынском языке, имеют болгарские черты, среди которых эволюция древнеславянских групп *tj и *dj в st, zd:  болг. prasta (серб. praca) - друм. prastie, арум. praste, и.рум. prast’e ;  болг. grazd - друм. grajd. Этот факт можно было бы признать аргументом в пользу того, что все ветви румын формировались на территории к востоку от данной изоглоссы и к северу от линии Жиречека.

Общерумынский язык (romana comuna), несмотря на общность для всех четырех ветвей румын, имел, вероятно, диалектальный характер, что можно заключить на основании значительности тех диалектальных расхождений, которые обнаруживают четыре основных современных румынских диалекта. Данный факт в свою очередь мог бы служить подтверждением того, что румынский этнос формировался на достаточно обширной территории, т.к. дифференциация языка происходит при условии ограниченной по тем или иным причинам контактности населения, на нем говорящего.8

Период существования единого прарумынского языка начался, по мнению некоторых исследователей, в VI - VII веке, по мнению других - в VIII веке, и продолжался до IX -  X веков. В X же веке, по мнению всех исследователей, уже произошло распадение древнерумынской языковой общности на отдельные группы, присутствие одной из которых и фиксирует Кедренос в 976 году под именем “влахи”.9

ПРОИСХОЖДЕНИЕ АРУМЫН

Проблема происхождения арумын вызывает среди ученых меньше разногласий, чем происхождение других групп румын. Сегодня историки и лингвисты почти единогласно сходятся во мнении, что арумыны являются потомками древнего романизованного населения Мезии.

Присутствие в языке арумын и дакорумын идентичных по форме и значению древнегреческих элементов, элементов, общих с албанским языком, а также древнеславянских элементов, приводит к выводу о том, что арумыны находились в контакте с дакорумынами. Причем какое-либо единство этих двух групп румын может быть признано только если допустить, что предки арумын до IX - X веков проживали на северо-востоке Балканского полуострова и не являются автохтонным населением на территории настоящего проживания. Эта гипотеза подтверждается и линией Жиречека. Арумыны могли сформироваться только на романизованной территории, т.е. севернее линии Жиречека. Если признать арумынское население автохтонным на месте настоящего проживания, невозможно будет объяснить тот факт, что, проживая на территориях, значительно отдаленных друг от друга, арумыны и дакорумыны носят одинаковое этническое имя и говорят на столь близких языках (имея в виду идентичную структуру латинского элемента, сходные эволюционные процессы, общие древние лексические заимствования (греческие и славянские), а также лексику, общую с албанским, т.е происходящую из единого трако-дакийского субстрата).10

Румынский лингвист Т.Капидан, поддерживая идею генезиса большей части арумын на севере Балканского полуострова, считает все же возможной автохтонность некоторой части арумынского населения, в основном населения Пинда, на местах современного проживания. Выдвигая эту идею он опирается на существование некоторых топонимических названий, в которых присутствуют фонетические явления, встречающиеся только в латинских элементах румынского языка (интрвокальный l > r, начальный v > b; o в назальной позиции > u): Saruna (название города Салоники) < Salona, Baiasa (название реки на Пинде) < Vavisa и Lasun (название местности на Пинде) (ср. греч. Elason, Elasona). Но сам ученый признает, что “у нас нет достаточных данных для уверенного доказательства нахождения исторической родины арумын на юге Балканского полуострова. Исторические факты, а также эволюция языка, говорят о перемещении арумын с севера.” Не исключая возможности сохранения на Пинде каких-либо “остатков исконного романизованного элемента”, Капидан замечает, что для полного подтверждения существования непрерывности романского элемента на данной территории необходимы дополнительные факты.11 Позднее, оставив свою неуверенность, Капидан решительно возвращается к своей идее об автохтонности арумын на Пинде, не подтверждая ее какими-либо дополнительными аргументами.12

О перемещении арумын с севера Балканского полуострова говорят и исторические источники. Византийский историк Кекауменос (XI век) дает следующую историческую справку в своем труде: “Они (арумыны с Пинда) - те самые даки и бессы, которые сначала проживали вблизи Дуная и реки Сау, называемой теперь Сава, и где сейчас живут сербы... Сбежав оттуда, они расселились по всему Эпиру и Македонии, в большинстве своем осев в Элладе.”13 Отдавая долг ценности исторических сведений, предоставленных нам Кекауменосом, к мнению средневекового историка относительно нахождения исторической родиной арумын в дунайских регионах Балканского полуострова следует все же относиться критически.

Начиная с X-го века и на протяжении всего периода Средних Веков указания на присутствие арумын на севере Балканского полуострова встречаются все чаще и чаще как в византийских хрониках и исторических трудах, так и в описаниях  путешествий по Греции и Придунайским территориям.

Первым определенным упоминанием об арумынах является свидетельство византийского историографа Кедреноса, относящееся к 976 году. Оно связано с убийством влахами в местечке, названном “Стежарий Фрумош”, расположенном между Касторией и оз.Преспа, на севере Греции, одного из четырех сыновей македонского правителя Шишмана, Давида.14

К концу X-го века косвенно можно отнести и другое свидетельство об арумынах: анонимный автор XII века сообщает, что его внук, некий Никулица, получил от императора “власть над влахами из Эллады”.

Одиннадцатым веком датируются два исторических свидетельства. Первое, относящееся к 1019 году, говорит о переходе всех влахов Македонии под юрисдикцию императора Василия Второго. Второе свидетельство представляет собой особый интерес и приписывается Кекауменосу. Известный византийский историограф XII-го века уделяет влахам много места в своем трактате по стратегии. Кроме указания на перемещение арумын с севера Балканского полуострова, о котором упоминалось выше, он рассказывыает о восстании румын с Пинда в 1066 году под руководством Никулицы, “властителя и головы влахов”.

В следующем веке (1105 год), в связи с конфликтом арумын с монахами, в который по просьбе Константинопольского патриарха вынужден был вмешаться император Алексей Комненул,  зафиксировано присутствие арумын на полуострове Калхида.

Тем же XII-м веком (1170 год) датируются свидетельства путешественника Вениамина из Туделы, который ссылается на существование некоей Влахии, “население которой занимает территорию по Пинду, но само называет себя влахами”.

С XIII века начинают встречаться упоминания, ясно свидетельствующие о создании некоторых государственных образований арумын в Греции. Во

многих документах говорится о “Великой Влахии” и “Малой Влахии”, расположенных в Этиолии и Акарнании, а также о “Верхней Влахии” на северо-востоке Эпира. Все эти данные говорят о многочисленности арумын в районе Пинда.

Об арумынах говорит и истоториограф султана пятнадцатого века Лаоник Халкокондил, отмечающий явное и близкое родство арумын с дакорумынами.15

В старой румынской историографии арумыны упоминаются сначала Стольником Константином Кантакузино, а затем Дмитрием Кантемиром. Стоит отметить, что эти авторы, подобно Халкокондилу, констатируют лингвистическую и этническую идентичность арумын с дакорумынами, подчеркивают единство румын с севера и юга Дуная.16 В современной историографии арумыны стали известны благодаря замечательному немецкому историку Johann Thunmann (Untersuchungen uber die Geschichte der ostlichen europaischen Volker, Leipzig, 1774), опубликовавшему первый арумынский текст.

Высказывались и другие мнения о происхождении арумын. П.Майор и Б.П.Хашдеу, например, говорят о северно-дунайском происхождении этой ветви румын и об их переселении из Дакии.

Странной и абсолютно неаргументированной является теория греческого происхождения арумын, выдвинутая А.Д.Керамопулусом. Отсутствие научной базы и явный тенденциозный характер этой теории были компетентно продемонстрированы  Т.Капиданом в книге Originea macedoromanilor. Raspuns d-lui la Academia greaca din Atena, referitor la originea greaca a macedoromanilor, Bucuresti, 1939.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ МЕГЛЕНОРУМЫН

Несмотря на довольно позднее открытие мегленорумын в лингвистике, они представляют большой интерес с научной точки зрения. Проблема происхождения арумын вызвала живую полемику среди ученых и остается неокончательно решенной. Две основных и противопоставленных друг другу концепции по данному вопросу принадлежат румынским лингвистам О.Денсусяну и С.Пушкариу. Теория последнего была поддержана и расширенна в работах Т.Капидана.

Перед тем как перейти к характеристике этих теорий, необходимо отметить, что мегленорумыны были открыты для науки немецким лингвистом Г.Вейгандом, который впервые указал, что их язык представляет собой отдельный диалект в рамках румынского единства. Он высказал два мнения по этому вопросу. Во-первых, немецкий романист высказал идею о том, что мегленорумыны являются потомками влахов, которые вместе с болгарами в конце XII-го века основали влахо-болгарское государство. Затем он воспринял идею Жиречека, по которой мегленорумыны якобы являются потомками печенегов, переселенных в Меглен византийским императором Алексеем Комненулом после 1901 года, а впоследствии романизованных. Такая романизация могла произойти только при условии многочисленности румын. В концепции Вейганда эти две идеи не противоречат друг другу, но взаимодополняют одна другую: влахи, которые денационализировали печенегов могли быть предками современных мегленорумын, потомков тех влахов, которые образовали влахо-болгарское государство конца XII-го века.17

О.Денсусяну рассматривал язык мегленорумын в качестве дакорумынского поддиалекта. Это подчинение мегленорумынского дакорумынскому диалекту находится в соответствии с  его гипотезой о том, что мегленорумыны представляют собой “древнюю дакорумынскую колонию на македонорумынской территории”.18 Таким образом, по мнению этого лингвиста, мегленорумыны имеют северодунайское происхождение. Аргументацию своей теории Денсусяну осуществляет опираясь исключительно на  данные лингвистического анализа, а именно  на основании серии совпадений между мегленорумынским и дакорумынским диалектами, которые противопоставляют их арумынскому. Вот некоторые из таких совпадений:

- сохранение дифтонга au : мгл. dauk - друм. adaug (арум. adaugu);

- эволюция губного d в z в лексике латинского происхождения: мгл. uzoi -     друм. auzii (арум. dz: avdzii);

- эволюция i и d в j в лексике латинского происхождения: мгл. zoc, zut -         друм. joc, ajut ( в арум. dz: adzok, adzut):

- сохранение в мегленорумынском губных p, b, v, m перед i, как в  большинстве случаев в дакорумынском в противоположность  арумынской     палатализации в подобном случае: мгл. per, pert; bine, zber;  vin, vis; durmire, mik - друм. pier, pierd; bine, zbier; vin, vis; durmire, mic (арум.   k’er, k’erdu; g’ine, zg’er; yin, yis; durn’ire, n’ik);

- наличие вокатива на -ule в мегленорумынском и дакорумынском и        отсутствие такового в арумынском: мгл. lupuli - друм. lupule;

- аналогичность структуры числительного “20” в мегленорумынском и       дакорумынском, отличающейся от арумынского: мгл. daozots - друм.       douazeci (арум. yingits) и т.п.

Кроме того, существует значительное количество слов, общих для мегленорумынского и дакорумынского и не встречающихся в других диалектах:

мгл.

друм.

арум.

antsileg

arzint

drum

floari

friguri

frik

kriel

lek

mos

nas

pimint

skimp

timp

trimet

utsit

vink

inteleg

argint

drum

floare

friguri

frig

crier

leac

mos

nas

pamint

schimb

timp

trimet

ucid

inving

(prindu, duk’escu)

(asime)

(kale)

(lilitse)

(hiavro)

(coare)

(moduo, minte)

(yatrie)

(aus)

(nare)

(loc)

(aleksesku)

(k’ero, an)

(pitrek)

(vatom)

(nik’isesku) и др.

Сопоставление  мегленорумынского с другими диалектами приводит Денсусяну к выводу о том, что язык мегленорумын “близок дакорумынскому и в некоторых случаях истрорумынскому”. На основании этого он полагает, что мегленорумынский “скорее всего представляет собой диалект дакорумынского, чем арумынского, другими словами дакорумынское наречие, перенесенное на юг македонорумынской территории.” 19

Вернувшись к теме происхождения мегленорумын спустя почти двадцать пять лет, в связи с рецензированием монографии Т.Капидана, посвященной этому диалекту и населению, на нем говорящему, О.Денсусяну подтверждает свою идею в новой форме:

“...Фундаментальные элементы этого говора отсылают нас к дакорумынскому - речь идет не о мелких сходствах и формальной близости двух наречий...но о целом ряде особенностей, указывающих на идентичный основной фонд, на явное единство развития до определенной эпохи. Ничто не противоречит тому, чтобы мы рассматривали мегленитское наречие иначе, как язык группы дакорумын, отделившихся от основной части румынского населения”.20 

Больше того, О.Денсусяну дополняет свою теорию новыми деталями и аргументами. К совпадениям, названным ранее, он добавляет еще два, придавая им особое значение: мгл. scant, “scaun” - друм. sca(u)nt “scaun”, мгл. aric “curte” (<arie+-ic) - друм. arie “curte”. Оба слова употребляются в дакорумынском в Бихоре. Ученый выдвигает предположение о происхождении мегленорумын из Бихора. Причиной перемещения мегленитов с запада дакорумынской территории могло быть, как и в случае с истрорумынами, проникновение венгров на восток. Однако мы не находим в языке мегленорумын элементов венгерского происхождения, хотя их миграция на юг относится к X-му или XI-му векам. На основании лингвистических особенностей Денсусяну полагает, что эмиграция на юг происходила через Банат.

Теория О.Денсусяну относительно происхождения мегленорумын не нашла своих сторонников. Против нее выступили Т.Капидан и А.Прокопович, которые указали на слабые места а аргументациях Денсусяну. Многие из совпадений, рассмотренных им, являются в действительности параллельными новообразованиями, чаще всего достаточно поздними. Кроме того, если, опираясь на наличие здесь слова scand, в истрорумынском skant, а в мегленорумынском skant,  считать исторорумын и мегленорумын потомками


дакорумын из Бихора, как объяснить отсутствие в языке у мегленорумын ротацизма? Известно, что в диалекте Бихора, как, впрочем, и в соседнем ему регионе Заппадных Румынских гор , наличествует ротацизм.21

Теория, противоположная гипотезе Денсусяну, была предложена С.Пушкариу. Ее позднее подхватил и обогатил новыми данными Т.Капидан.

В концепции С.Пушкариу мегленорумыны имеют южнодунайское происхождение. Они принадлежат группе румын с юга Дуная, названной им “восточными румынами”,  в которую входят по своему происхождению и арумыны (противопоставленные истрорумынам, входящим в группу “западных румын”). Территория проживания этих румын в период общерумынского языка располагалась на севере от линии Жиречека, между Дунаем и Балканами, где проживали и предки арумын. Таким образом и мегленорумыны не являются автохтонным населением в местах современного проживания.

Общее происхождение мегленорумын и арумын подтверждается некоторыми лингвистическими чертами мегленорумынского, идентичными в определенной степени арумынским. С.Пушкариу уделяет особое значение четырем из них:

- велярный c перед e, i переходит в t: арум., мгл. ter < лат. coelum;

- велярный g перед e, i переходит в d (в мегл. d>z ) : арум. fudi, мгл. fuzi <     лат. fugit;

- сохранение n в una < лат. una, неопр. артикле (арум., мгл. una feata),       арум. gran, мгл. gron < лат. granum;

- палатализация n перед i-финальным: арум., мгл. oamin’, bun’, арум. tu       adun’, мгл. tu dun’ и т.д.

Перечисленные особенности присутствуют только в латинских элементах румынского языка, откуда следует вывод о том, что все они появились до начала контакта румын со славянами. Они представляли собой региональные черты общерумынского языка на северо-востоке Балканского полуострова, где проживали “восточные румыны”, предки современных арумын и мегленорумын.22

Теорию С.Пушкариу подхватил в основных ее чертах Т.Капидан. Он отметил, что особенности, сближающие мегленорумынский с арумынским, качественно и количественно более значимы, чем черты, общие для мегленорумынского и дакорумынского. Те лингвистические явления, которые рассматривал Пушкариу, достаточны для доказательства выхода мегленорумын с той же территории, на которой формировался и диалект арумын. Вывод, который делает Т.Капидан, состоит в том, что мегленорумыны “должно быть проживали когда-то на территории, населенной южными румынами23

Сходства между мегленорумынским и дакорумынским диалектами, приведенные О.Денсусяну в качестве подтверждения своей гипотезы о северно-дунайском происхождении мегленорумын, рассматриваются Т.Капиданом как вторичные, не имеющие особого значения.24 Они объясняются тем фактом, что предки современных мегленорумын продолжали проживание на северо-востоке Балканского полуострова до XII-го или XIII-го веков, т.е. находились в контакте с дакорумынами и будущими истрорумынами уже после отделения от этой общности арумын. На основании общего для мегленорумынского диалекта фонетического явления - перехода a,i в omona, ponza и т.п.) - Т.Капидан намечает путь, по которому предки этой группы румын перемещались до Меглена. Перейдя через Балканы, они на продолжительное время остановились в западной части Родоп, где соседствовали с болгарами, из языка которых и заимствовали вышеописанное фонетическое явление, которое не присутствует ни в одном другом  из болгарских говоров.

Переход a, i в o в мегленорумынском, как отмечает Т.Капидан, освещает еще две важных проблемы, связанные с мегленорумынской проблематикой: время их перехода на юг и возможность какого-либо смешения с печенегами. Болгарская диалектология показала, что в говорах на Родопах, повлиявших на мегленорумынский диалект, произношение a (ъ) под ударением как o (oa) относится к периоду после XII-го века. Из этого можно заключить, что мегленорумыны, которые встретились с болгарами на Родопы, спустились в Меглен в XII-м веке или позднее. В это время в Меглене находилось исключительно болгарское население и следовательно какое-либо смешение мегленорумын с печенегами не представляется возможным.25

Теория С.Пушкариу и Т.Капидана в основе своей была поддержана большинством лингвистов. С ней согласуется в большинстве моментов и гипотеза А.Филиппиде и А.Росетти, которые поддерживают идею представления мегленорумын в качестве арумынской ветви. Такая точка зрения основана на общих лингвистических чертах арумынского и мегленорумынского диалектов. По мнению А.Филиппиде мегленорумынский является поддиалектом арумынского.26 С такой постановкой вопроса соглашается и И.Котяну.27

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСТРОРУМЫН

О происхождении истрорумын были выдвинуты различные мнения, связанные с соответствующими подходами к рассмотрению проблемы формирования румынского народа и румынского языка в целом. В процессе полемики особо выделились две принципиальных теории, противопоставленные друг другу и до сих пор находящие своих сторонников в ученой среде.

Первая теория принадлежит О.Денсусяну и определяет истрорумын как потомков дакорумын юго-западной части дакорумынской территории (Банат, Западные Румынские горы, Бихор). Истрорумынский диалект, отделившийся сначала от дакорумынского как субдиалект, затем развивается в самостоятельный диалект. Аргументация О.Денсусяну носит лингвистический характер и базируется на совпадениях истрорумынского с говорами Баната и юго-западной Трансильвании:

- сохранение непалатализованных губных: ир. pitcor, bire, fikot, vis, mil’e     (исключение составляют три слова: kl’ept, tsoptir, mn’ie) - друм. (Баната и     Ю.-З. Трансильвании) picior, bine, ficat, vis, mie;

- некоторые специфические фонетизмы: ир. zozetdeget”, ир. tsoptir        “prieten”, ир. skont “scaun” - друм. (Банат и Трансильвания) zezot, zezet,     друм. (Трансильвания западная и юго-западная) tsapton,  друм.                                                                                    (Западная Трансильвания) skaund;

- ротацизм (ир. bire, bur - друм. bire, bur);

- образование кондиционала настоящего времени с помощью            вспомогательного глагола a vrea в имперфекте и инфинитива: ир. res, rei,  re,  ren, rets, re [canta] - друм. (Банат) res, rei, re, rem, rets, re [cinta].

Вывод напрашивается сам собой: “Описанные выше соответствия кажутся достаточными для утверждения происхождения истрорумынского из дакорумынского и рассмотрения истрорумынского в качестве дакорумынского говора, перенесенного в Истрию румынскими колонистами из Баната и юго-западной Трансильвании”.28

По мнению Денсусяну истрорумыны представляют собой несколько пластов дакорумынского населения из различных эпох. В процессе своей продолжительной миграции на юг предки истрорумын столкнулись на территории Сербии с арумынами, от которых и заимствовали палатализацию в словах kl’ept, tsoptir и mn’ie.

Что касается эпохи, в которую произошло данное отделение истрорумын от дакорумын, Денсусяну относит ее к периоду до XIII-го века, т.к. истрорумынский сохраняет группы cl’, gl’ (cl’em, gl’inde), которые в дакорумынском впоследствии перешли в палатальные смычно-взрывные k’ и g’ (k’em, g’inda). Кроме того, отсутствие в истрорумынской лексике венгерских элементов предполагает, что истрорумыны отделились от дакорумын до прихода венгров, т.е. к X-му веку.

Теория О.Денсусяну о происхождении истрорумын и образовании истрорумынского диалекта быля поддержана И.Поповичем, А.Росетти, Н.Дрэгану, И.Котяну, Е.Василиу и другими учеными.

И.Попович29 приводит новые примеры совпадений между истрорумынским и дакорумынскими говорами Баната и юго-западной Трансильвании:

- a>a ( cap), общее для истрорумынского, зафиксировано в некоторых селах     Баната и Цара Хацегулуй;

- a > a (barbat), в истрорумынском и некоторых говорах Баната;

- сохранение e после губных (per) в истрорумынском и в некоторых        регионах Баната;

- сохранение n’ (сun’) в истрорумынском и во всем Банате;

- замещение префикса des- на -res (ras) (rescl’ide) в истрорумынском и         некоторых регионах Баната и др.

Таким образом Попович абсолютно соглашается с теорией Денсусяну по всем принципиальным моментам, в том числе в вопросе о двух слоях истрорумын, один из которых содержит арумынские вплетения.

Автор второй теории, С.Пушкариу, считает, что в эпоху общерумынского языка в северной части Балканского полуострова, на территории современной Сербии, проживали “западные румыны”, потомки романского населения этой части полуострова. Они сначала составляли одну группу с дакорумынами, о чем говорят следующие свойства истрорумынского и дакорумынского диалектов:

- велярный с перед e,i переходит в c: друм., ирум. cinc < лат. quinque;

- велярный g перед e,i переходит в g (> ир. j): друм. ginere, ир. jiner < лат.     generum;

- исчезновение n : друм., ир. o < лат. una, неопределенный артикль (друм. o     fata, ир. o fete), друм. griu, ир. grav < лат. granum;

- ротацизм : друм. (регионально), ир. bire, bur и т.п.

Контакт “западных румын” с дакорумынами прервался достаточно рано: до проникновения венгров в Трансильванию и начала венгерского влияния в румынском языке.30

Истрорумыны рассматриваются как современные потомки “западных румын”, т.е. имеют южно-дунайское происхождение.

“Nu avem nici un indiciu serios, de ordin istoric sau lingvistic, care sa ne indreptateasca a crede ca romanii apuseni ar fi venit din alte parti in regiunile unde ni-i atesta intiile documente. Stim pozitiv ca in aceste tinuturi exista odinioara o puternica populatie romana. Daca dupa un hiatus de citeva veacuri, reapare in istorie, pe aceleasi locuri, un neam care vorbea o limba romanica, este firesc ca - pina la proba contrarie - sa presupunem ca aceasta populatie continua pe cea veche”.31

Исследовав совпадения между истрорумынским и дакорумынским диалектами, установленные О.Денсусяну и И.Поповичем, С.Пушкариу приходит к выводу, что они представляют собой более поздние новообразования, а возможно  объясняются параллельными процессами развития или независимыми заимствованиями из одного и того же языка.32 Он также указывает на некоторые лингвистические факты несовпадения для истрорумынского и говоров Баната, древность которых заставляет относиться к ним особенно серьезно: ротацизм истрорумынского не присутствует в говорах Баната; банатскому d (dic) соответствует в истрорумынском z (zic);  древние формы frapsin и scamn в Банате в истрорумынском представлены как frasir и scand.33

Средневековые документы, отмечает С.Пушкариу, основываясь на исследованиях историка Сильвиу Драгомира34, фиксируют присутствие в XIII-м веке достаточно многочисленного румынского населения, занимающегося в основном пастбищным скотоводством,  в Далмации, а позднее в Боснии и Герцеговине, в XV-м и XVI-м веках в Словении, Каринтии, Истрии и на острове Веглия, и называют его влахами, морлаками, ускоками и чичи. Их потомками и являются современные истрорумыны.

“Западные румыны”, столь многочисленные в прошлом, подверглись процессу денационализации путем смешения со славянами, по соседству с которыми они проживали. Присутствие их на северо-западе Балканского полуострова, где сейчас мы находим только сербскохорватское население, подтверждается многочисленными топонимами явно румынского характера: Krucica (rucita), Negrisori (negrisori), Magura (magura), Kormatura (curmatura), Lacustovo (lacusta), Kornisor (cornisor), Kornet (cornet), Korbovo (corb), Ratunda (rotunda), Peros (paros), Taor (taur), Durmitor (dormitor), Cipitor (atipitor), Visitor (visator), Pirlitor (pirlitor) и др.

К   тому   же  выводу   приводят   и    антропонимы,     зафиксированные в

документах и даже в современной сербскохорватской ономастике: Barbat, Barbadovac (barbat), Berbos (barbos), Drakul, Drakulovici (dracul), Fecor, Ficor (fecior), Ljepurov (iepure), Lupulovic (lupul), Mikul (mic), Pasarel (pasare), Sarapa (sare apa), Sarebire (sare bine), Serbula (serbul), Strimbul (strimbul), Surdul (surdul (surdul), Ursul, Ursulovich (ursul), Vysinel (visin), Zmantara (smintina) и др.

К ним прибавляются и румынские заимствования в сербо-хорватских говорах: balaura (balaur), besika (basica), brndusa (brindusa), brence (brinza), bucina (bucin), ker, kera (cine), carara (carare), krbun (carbune), glindura (ghindura), macuga (maciula), mamaljuga (mamaliga), plaj (plai), turma (turma), urda (urda) и др.35

Как следует из материала, приведенного выше, язык “западных румын” представляет все те особенности, которые мы встречаем в истрорумынском: ротацизм (срб.-хв. ker, kera (“cine”), афереза а- (Cipitor), e после губных согласных (Peros), палатализация l (Ljeporov), группа согласных gl’ (срб.-хв. glindura < gli’indura) и т.п.

Теория С.Пушкариу о происхождении истрорумын поддерживается многими учеными (Т.Капидан, А.Прокопович, С.Драгомир, и др.). С критикой ее выступил А.Росетти.36 В основе своей идея Росетти сходна с теорией О.Денсусяну. Однако им были высказаны и некоторые новые рассуждения. Признавая истрорумынский дакорумынским наречием, Росетти уточняет, что невозможно все же точно определить, в каком конеретном месте от дакорумын отделились предки истрорумын, т.к. дакорумынский был распространен как на юге от Дуная (в Сербии), так и на севере. Отделение предков истрорумын от дакорумын произошло до XIII-го века, т.к. венгерское влияние в дакорумынском начинается с этого периода, а истрорумынский не затронут им. Население, отделившееся от дакорумын и осевшее в Истрии и Веглии, в языке которого присутствует ротацизм, позднее смешалось с дакорумынами, говорящими на языке с особенностями, которые мы находим сейчас в Банате и Цара Хацеулуй. Так можно объяснить слова, незатронутые ротацизмом, и некоторые лингвистические явления, характерные для этой местности.

Между теорией С.Пушкариу  и  концепцией О.Денсусяну в варианте А.Росетти, существуют точки соприкосновения. Оба ученых, на основании наличия общих лингвистических особенностей, считают, что истрорумыны формируют одну группу с дакорумынами, противопоставленную арумынам и мегленорумынам. Оба признают, что на дакорумынском говорили (и до сих пор говорят) на юге от Дуная. На одинаковой позиции они стоят, говоря о времени разрыва связей между истрорумынами (или их предками: “западными румынами”) и дакорумынами. Оба согласны с тем, что истрорумыны являются потомками средневековых влахов с севера Балканского полуострова. Расхождения в точках зрения авторов появляются при трактовке лингвистического материала, на базе которого они делают свои выводы.

Е.Петрович внес коррективу в теорию происхождения истрорумын С.Пушкариу.37 Обработав некоторые выводы Ф.Миклошича, О.Денсусяну, С.Пушкариу и Т.Капидана, он продемонстрировал, на базе фонетических особенностей, что древние славянские элементы в истрорумынском имеют болгарский, а не сербскохорватский характер:

- общеславянские группы согласных *tj, (kt) > сбх. k’, c, c ; praca / бг. st ;     prasta - ир. prast’e (друм. prastie, арум. proaste, praste); *dj > сбх. g, g, d :  meda / бг. zd ; mezda, (ср. друм. mejdie, нет примеров для                                                       истрорумынского);

- общеславянский (  ) > сбх. u : sudac / бг. o : sodьсь - ирум. sandet      “judecator”, ср. dobandi, tampi и др.

- общеславянский *e > сбх. e : hren / бг. ea : hren - ирум. hren (<hrean), ср.     neveste, vreme и т.п.

Поскольку граница между сербскохорватским и болгарским языками, отмеченная изоглоссой st, zd, почти везде совпадает с политической границей Болгарии и Югославии, Е.Петрович, следуя за Ф.Миклошичем, делает вывод о происхождении истрорумын, потомков “западных румын”, с территории восточнее этой изоглоссы, где был распространен болгарский язык. Поэтому присутствие топонима Pester “pesteri” с болгарской фонетической структурой на юго-западе Сербии, должно объясняться его румынским происхождением. Это топонимическое название было дано соответствующей местности “западными румынами” в Средние века, в период их переселения с северо-востока Балканского полуострова на северо-запад.

Как следует из вышеизложенного, проблема истрорумынских истоков, как, впрочем, и другие, связанные с южно-дунайской диалектологией, остается пока открытой. Теории, существующие в современной науке, имеют в качестве основы различные, неподтвержденные окончательно гипотезы, и поэтому не могут основательно объяснить некоторые лингвистические аспекты в рассматриваемых диалектах. В связи с этим ни одна из них не была единодушно принята учеными и полемика по этому вопросу продолжается.

1 Istoria Romaniei. Compendiu. Под редакцией С.Пушкариу, Bucuresti, 1974, стр. 68.

2 Patrut, Studii de limba romana si slavistica, Cluj, 1974, стр. 117.

3 C.C.Giurescu si Dinu G. Giurescu, Istoria romanilor, I, Bucuresti, 1975, стр. 126-137.

4 Istoria Romaniei. Compendiu..., стр. 86.

5 Ibidem.

6 I.Coteanu, Morfologia numelui in protoromana (romana comuna), Bucuresti, 1969, стр. 10.

7 E.Petrovici, Problema limitei sud-vestice a teritoriului de formare a limbii romanesti, в Limba romana, Bucuresti, IX, 1960, nr. 1, стр. 79 - 83.

8  S.Puscariu, Limba romana, I, Privire generala, Bucuresti, 1940, стр. 251.

9 Al.Rosetti,Istoria limbii romane de la origini pina in secolul al XXVII-lea, Bucuresti, 1968, стр. 352-353.

10 Th.Capidan, Aromanii. Dialectul aroman. Studiu lingvistic, Bucuresti, 1932, стр.23.

11 Th.Capidan, Aromanii, стр. 29.

12 Th.Capidan, Romanitatea balcanica, Bucuresti, 1936, стр. 57

13 Th.Capidan, Aromanii, стр.155.

14 Th.Capidan, Aromanii, стр. 151, G.Murnu, Istoria romanilor din Pind. Vlahia Mare.980-1259; Studiu istoric dupa izvoare bizantine, Bucuresti, 1913.

15 Laonic Chalcocondil, Expuneri istorice, перевод на румынский Vasile Grecu, Bucuresti, 1958, стр. 40, 189-190.

16 Stolnicul C.Cantacuzino, Istoria Tarii Rumanesti, в Cronicarii munteni. Editie M.Gregorian, I, Bucuresti, 1961, стр. 46; D.Cantemir, Hronicul..., Bucuresti, 1901, стр. 153.

17 Th.Capidan, Meglenoromanii, I, Istoria si graiul lor, Bucuresti, 1925, стр.54-55.

18 O.Densusianu, Istoria limbii romane, I, Originile, Bucuresti, 1961, стр. 214.

19 O.Densusianu, Istoria limbii romane, стр. 216.

20 Grai si suflet, Revista Institutului de filologie si folclor, Bucuresti, II, стр. 380.

21 Alexe Procopovici, in “Revista filologica”, II, 1928, nr. 1-2, стр. 175-207, 187.

22 S.Puscariu, Etudes de linguistique roumaine, Cluj-Bucuresti, 1937, стр. 86.

23  Th.Capidan, Meglenoromanii, стр. 59; Th.Capidan, Romanismul balcanic, в “Revista filologica”, I, 1927, nr. 1-2, стр. 158.

24 Th.Capidan, Romanismul balcanic..., стр. 159.

25 Th.Capidan, Meglenoromanii,  стр. 65.

26 A.Philippide, Originea romanilor, II, Ce spun limbile romana si albaneza, Iasi, 1928, стр. 405.

27 I.Coteanu, Elemente de dialectologie a limbii romane, Bucuresti, 1961, стр. 115.

28 O.Densusianu, Istoria limbii romane, стр. 220.

29 Dialecte romane, Sibiu, 1904, стр. 14.

30 Sextil Puscariu, Limba romana, I, стр.256.

31 Sextil Puscariu, Studii istroromane, II, Introducere. Gramatica.Caracterizarea dialectului istroroman, Bucuresti, 1926, стр. 352-353.

32 Ibidem, стр. 331-336.

33 Ibidem, стр. 313.

34 S.Dragomir, Vlahii din nordul Peninsulei Balcanice in evul mediu, Bucuresti, 1959.

35 Sextil Puscariu, Studii istroromane, II, стр. 274-297.

36 Al.Rosetti, Asupra repartizarii dialectale a istroromanei, в Grai si dialectologie, Bucuresti, 1931-32, стр. 1-9.

37 E.Petrovici, Problema limitei sud-vestice a teritoriului de formare a limbii romanesti, в Limba romana, XI, 1969, nr. 1, стр. 79-83.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

56188. «ЛЮБИ И ЗНАЙ СВОЙ КРАЙ». ВОЗНИКНОВЕНИЕ СТАНИЦЫ ЛУГАНСКОЙ в 1688 г 47.5 KB
  Цель урока: дать учащимся общее представление о возникновении Станицы Более подробно познакомить с историей возникновения Станицы Луганской сформировать умения и навыки анализировать обобщать исторический материал...
56189. Тривалість життя 48.5 KB
  Виховна: виховувати повагу до людей похилого віку цінувати життя дбайливо ставитись до власного здоров’я ести здоровий образ життя. Тип уроку: комбінований Обладнання: Макет Дерево життя Стікери у формі квітів та плодів...
56190. «Жага на світі жити…» Життя і творчість Михайла Старицького. Багатогранність діяльності. Розв’язування рівнянь та нерівностей різного типу 245.5 KB
  Мета: ознайомити учнів із життєвим та творчим шляхом письменника розкрити багатогранність його спадщини; узагальнити відомості про функції рівняння та нерівності...
56191. ВЕСЕЛІ СТАРТИ 205.5 KB
  Мета: Розвивати фізичні задатки дітей, створювати фізіологічну і психологічну комфортність внутрішнього стану; виховувати почуття взаємодопомоги, товариськості, співпереживання, колективізму.
56192. Будова жіночої та чоловічої статевих систем 62.5 KB
  Основні поняття і терміни: гормони матка прогестерон сімяні міхурці передміхурова залоза куперова залоза яєчко яєчники тестостерон маткова труба естроген. Чоловічі статеві органи складаються з: внутрішніх статевих органів яєчок із придатками...
56193. Початкові відомості про статистику 298 KB
  На відкидній дошці написані слова: Вибірка Репрезентативна Ранжирування Варіанта Частоти відносна частота Гістограма Мода Центральні тенденції Медіана Середнє значення На магнітній дошці розміщені різні види діаграм...
56194. «Статистика» методом проектов 77 KB
  Потом провожу урок-лекцию по теме Статистика. Разбиение класса на творческие группы для работы над проектом Статистика. Методы сбора и обработки информации І Группа изучения данных о состоянии здоровья детей Медики: а статистика данных...
56195. Математична статистика 125 KB
  А саме при дослідженні розповсюдженості вад зору; набуття учнями досвіду дослідницької роботи в пізнавальній діяльності; формування активної компетентної творчої особистості. Отже мета лабораторноі работи – дослідити розповсюдженість вад зору серед учнів нашої школи...
56196. ЕКОНОМІЧНЕ ВИХОВАННЯ В ПОЧАТКОВОМУ КУРСІ МАТЕМАТИКИ 71.5 KB
  На сучасному етапі проблемами економічного виховання займаються такі відомі педагоги та методисти: Богданович М. Коли під час уроків та позакласних занять водяться елементарні початкові поняття терміни ази економічного виховання.