1744

КАНАДО-СОВЕТСКИЕ ОТНОШЕНИЯ (1942–1953 гг.): ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И НАПРАВЛЕНИЯ

Диссертация

История и СИД

РАЗВИТИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ КАНАДЫ И СССР В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ. ОСОБЕННОСТИ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ДВУХ СТРАН В ОБЛАСТИ ЭКОНОМИКИ, КУЛЬТУРЫ И НАУКИ (1942–1945 ГГ.). КАНАДО-СОВЕТСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В РАННИЙ ПЕРИОД ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ.

Русский

2013-01-06

1.48 MB

11 чел.

СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ 
 
 
 

На правах рукописи 
 
 
 
 

ЩЕРБИНА ТАИСИЯ АЛЕКСАНДРОВНА 
 
 
 

КАНАДО-СОВЕТСКИЕ ОТНОШЕНИЯ (1942–1953 гг.): 
ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И НАПРАВЛЕНИЯ 
 
 
 

Специальность 07.00.03 – Всеобщая история 
(Новая и новейшая история) 
 
 
 

ДИССЕРТАЦИЯ 
на соискание ученой степени кандидата исторических наук 
 
 
 

Научные руководители: 
ведущий научный сотрудник 
ИВИ РАН, 
доктор исторических наук   
Коленеко В. А. 
доктор исторических наук, 
профессор   
Аникеев А. А. 
 
 

СТАВРОПОЛЬ, 2004 

 
 
2
ОГЛАВЛЕНИЕ 
 
ВВЕДЕНИЕ............................................................................................................. 3 
ГЛАВА I. РАЗВИТИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ КАНАДЫ И 
СССР В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ ........................................... 32 
I.1. УСТАНОВЛЕНИЕ ОФИЦИАЛЬНЫХ ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ........... 32 
I.2. ПРОБЛЕМЫ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА ........................... 58 
ГЛАВА II. ОСОБЕННОСТИ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ДВУХ СТРАН В 
ОБЛАСТИ ЭКОНОМИКИ, КУЛЬТУРЫ И НАУКИ (1942–1945 ГГ.) ..... 91 
II.1. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА
............................................................................................................................. 91 
II.2. КАНАДО-СОВЕТСКИЕ СВЯЗИ В СФЕРЕ КУЛЬТУРЫ И НАУКИ........................ 134 
ГЛАВА III. КАНАДО-СОВЕТСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В РАННИЙ 
ПЕРИОД ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ ................................................................... 166 
III.1. ВЛИЯНИЕ «ДЕЛА ГУЗЕНКО» НА ОСЛОЖНЕНИЕ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИЙ
........................................................................................................................... 166 
III.2. ОЦЕНКА СОВЕТСКОЙ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В 
КАНАДСКИХ АНАЛИТИЧЕСКИХ ДОКУМЕНТАХ ................................................... 187 
III.3. ОБРАЗ КАНАДЫ В ОБЩЕСТВЕННОМ МНЕНИИ  СССР ................................ 210 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ................................................................................................. 235 
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ ............................................ 242 
 

 
 
3
ВВЕДЕНИЕ 
Актуальность темы. За последние пятнадцать лет в России произошли 
глобальные изменения, которые привели к формированию новой российской 
внешнеполитической  доктрины,  подразумевающей  прежде  всего  активиза-
цию различных аспектов отношений с зарубежными государствами.  
Рост интереса России к такой стране, как Канада, обусловлен не только 
известными  экономическими,  политическими  и  идеологическими  обстоя-
тельствами, приходом в науку нового поколения исследователей, но и изме-
нением роли самой Канады в современном мире. Для нее характерны многие 
черты, вызывающие практический интерес у стран, стремящихся найти свое 
место в мире в эпоху глобализации. Поучительным для России является тот 
факт, что всего лишь за один век Канаде удалось добиться серьезных эконо-
мических  и  политических  успехов  в  мировом  масштабе.  Если  в  начале  ХХ 
века  эта  страна  представляла  собой  доминион  Великобритании,  шедший  в 
форваторе  внешней  политики  метрополии,  то  на  сегодняшний  день  Канада 
является одной из самых развитых индустриальных стран мира.  
Уникальное  сходство  природно-географических  условий,  масштабно-
сти  территорий,  полиэтничности  населения  и  государственного  устройства 
(федерация)  объясняет  общность  проблем  и  заинтересованность  стран  в  со-
трудничестве. Кроме того, располагая крупнейшими в мире территориями с 
суровыми климатическими условиями, Россия и Канада являются незамени-
мыми  партнерами  с  точки  зрения  взаимного  изучения  опыта  крупномас-
штабного освоения северных районов.  
Активизация двусторонних связей между странами, а также рассекречи-
вание  большинства  архивных  материалов  заставляют  заново  проанализиро-
вать историю становления и развития официальных отношений между Кана-
дой и СССР. 

 
 
4
Научная 
актуальность 
исследования 
объясняется 
отсутствием  системного  и  объективного  знания  в  отечественной  и    отчасти 
зарубежной историографии об особенностях становления и развития канадо-
советских отношений в начале 40-х – первой половине 50-х гг. ХХ века. 
В связи с этим объектом исследования является история развития кана-
до-советских отношений в 1942–1953 гг.  
Предметом исследования стали предпосылки развития двусторонних 
отношений,  особенности  становления  внешнеполитических,  экономических 
и культурных связей Канады и СССР в годы Второй мировой войны, а также 
причины осложнения их с началом холодной войны. 
Хронологические  рамки  исследования  охватывают  период  с 1942 по 
1953  год.  Начальная  дата  обусловлена  установлением  официальных  дипло-
матических отношений между Канадой и СССР в июне 1942 г. Это событие 
положило начало новому периоду во взаимоотношениях между двумя стра-
нами. Конечная дата связана со сменой партийного руководства в Кремле и 
началом нового этапа в развитии канадо-советских связей.  
Территориальные  рамки  исследования  преимущественно  определе-
ны территориями Канады и СССР. 
Степень научной разработанности темы исследования.  
Тема взаимоотношений Канады и СССР в отечественной историографии 
не  получила  широкого  освещения,  хотя  первые  работы  по  канадоведению, 
частично затрагивающие исследуемую проблему, появились еще в конце 40–
х гг. ХХ века. Всестороннему и объективному изучению данной темы  меша-
ли  жесткий  идеологический  контроль  и  отсутствие  четких  теоретико-
методологических  подходов.  Для  трудов  этого  периода  характерна  крайняя 
политизация всех рассматриваемых аспектов. Так, труды И. Сосенского1, А. 
Милейковского2, С. Щербатых1 полностью соответствуют духу того времени. 
                                           
1 Сосенский И. Война и экономика Канады. – М., 1947.  
2 Милейковский А. Современная Канада // Мировое хозяйство и мировая политика. – 1947. №9. С. 96–
110. 

 
 
5
Сложные 
межгосударственные 
отношения двух стран в начале 20-
х  гг.  анализируются  в  работе  Н.И.  Лазарева2,  при  этом  выводы  и  суждения 
автора  основываются  в  большинстве  своем  на  зарубежных  источниках  и 
мнениях  западных  ученых.  Статья  несомненно  представляет  научный  инте-
рес,  несмотря  на  то,  что  проблемы  поднимаемые  в  ней  относятся  к  более 
раннему периоду.  
В  полной  мере  идеологические  шаблоны  нашли  свое  отражение  в  кан-
ндидатской  диссертации  И.И.  Воленко,  посвященной  советско-канадским 
отношениям 1917–1945 гг., защищенной в 1953 г. при Высшей Дипломатиче-
ской школе МИДа СССР3. Являясь сотрудником советского посольства в Ка-
наде с момента его открытия в 1942г., И.И. Воленко был непосредственным 
участником процесса становления и развития канадо-советских официальных 
отношений. В строгом соответствии с требованиями времени, автор всячески 
подчеркивает политическую актуальность изучаемого  вопроса в связи «с от-
крыто  проводимой  в  послевоенные  годы  канадским  правительством  агрес-
сивной  политикой,  представлявшей  угрозу  всеобщему  миру  и  непосредст-
венно Советскому Союзу». Работа насыщена идейно-политическими тезиса-
ми в ущерб характеристике источников. Ее теоретической основой  явились 
труды  В.И.  Ленина,  И.В.  Сталина,  высказывания  Г.М.  Маленкова,  Л.П.  Бе-
рии, В.М. Молотова, А.А. Жданова, А.Я. Вышинского; широко использованы 
материалы XIX съезда КПСС. Работа И.И. Воленко является показательной и 
представляет интерес с точки зрения построения историко-дипломатического 
исследований начала 50х годов.  
Следующий этап в развитии советского канадоведения пришелся на 70-
е–80-е гг. XX века, когда началось планомерное изучение новой и новейшей 
                                                                                                                                        
1 Щербатых С. Канада – военная база США // Красная звезда. – 1950. –11 октября; Он же. Канада се-
годня // Вокруг света. – 1950. №12. С. 23–29; Он же. У канадских славян (заметки журналиста) // Славяне. – 
1950. №5. С. 41–47; Он же. Канада – вотчина американского империализма. – М., 1951.  
2  Лазарев  Н.И.  Советско-канадские  отношения  в  период 1918 –1924 гг. // Известия  Академии  наук 
СССР. Сер. истории и философии. Т.4. – 1947.  №3. С. 242–256.  
3 Воленко И. И. Советско-канадские отношения (1917–1945 гг.): Дис… канд. ист. наук – М., 1953.   

 
 
6
истории  Канады.  Это  было  время 
международной 
разрядки 
и 
смягчения отношений между Востоком и Западом в целом и СССР и Канадой 
в  частности.  Несмотря  на  сохранившееся  идеологическое  противостояние, 
период  разрядки  обусловил  определенные  подвижки,  что  выразилось  в  рас-
ширении предметного поля исследования и круга используемых источников. 
Работы, написанные в этот период, хотя и несут на себе  следы идеологиче-
ских установок эпохи, но уже качественно отличаются от работ предыдущего 
этапа.  
На волне положительных сдвигов в двусторонних отношениях задачи по 
изучению  канадской  проблематики  взяли  на  себя  два  научных  центра:  Сек-
тор Канады в Институте США и Канады РАН и Сектор истории США и Ка-
нады Института всеобщей истории РАН.  
Как  справедливо  отметил  известный  канадовед  С.Ф.  Молочков, «к  мо-
менту организации канадских исследований в ИСКРАН советское канадове-
дение, в отличие от отечественной американистики, находилось на ином, на-
чальном этапе своего развития. Из научных трудов по общим и конкретным 
вопросам всей многогранной истории экономического и политического раз-
вития  Соединенных  Штатов  можно  было  уже  в  то  время  составить  целые 
библиотеки,  тогда  как  книги  по  канадской  проблематике,  главным  образом 
по экономическим вопросам  можно было пересчитать  по пальцам.  Поэтому 
работы по Канаде в нашем институте носят неизбежно – пионерский харак-
тер»1. 
Несмотря  на  то,  что  в  деятельности  ИСКРАН  были  выделены  три  ос-
новные  направления  исследования:  изучение  внутренних  социально-
экономических и политических проблем Канады, проблем внешнеполитиче-
ской  и  внешнеэкономической  деятельности  Канады  и  проблем  отношения 
нашей страны с Канадой, – последнему было уделено наименьшее внимание.  
                                           
1 Молочков С.Ф. Канадоведческие исследования в ИСКРАН: Основные направления и итоги // США: 
Экономика, политика, идеология. – 1998. №6. С. 45. 

 
 
7
Более  активно  тему  канадо-
советских  отношений  развивал 
Сектор истории США и Канады ИВИ РАН. В этом плане показательна кол-
лективная  работа  «Канада. 1918–1945: Исторический  очерк»,  опубликован-
ная в 1976 г. под общей редакцией Л.В. Поздеевой1. Над этой работой почти 
десять  лет  трудился  коллектив  авторов  в  составе  Л.В.  Поздеевой,  И.В.  Гал-
киной,  С.Ф.  Молочкова,  О.С.  Сороко-Цюпы,  К.Н.  Татариновой,  К.И.  Клей-
меновой. Работа сразу получила высокую оценку  среди отечественных уче-
ных2. 
Книга  явилась  одной  из  первых  фундаментальных  коллективных  работ 
того времени, написанной на основе многочисленных источников и затраги-
вающей  практически  все  сферы  жизни  канадского  государства.  Авторы  до-
вольно подробно анализируют вопросы политической и экономической жиз-
ни  Канады,  хотя  экономическим  составляющим  уделено  меньше  внимания, 
чем политическим. Исходя из поставленных задач, авторы не обошли внима-
нием и специфику международного положения Канады, находящейся в осо-
бых отношениях с Соединенными Штатами и Великобританией.  
Непосредственно канадо-советским связям в книге уделено мало внима-
ния, хотя в контексте всего материала становится понятной общая тенденция 
развития  двусторонних  отношений.  Следует  также  отметить  широкое  при-
влечение авторами новых, в большинстве своем зарубежных источников. От-
сутствие  в  исследовании  новых  отечественных  документов  объясняется  не-
доступностью материалов, находившихся в засекреченных фондах советских 
архивов. 
В 70-е гг. были опубликованы  канадоведческие работы А.В. Антиповой 
и И.Ф. Антоновой3, Л.О. Лещенко, В.В. Поволоцкого и др. Наибольшую цен-
ность представляет исследование Л.О. Лещенко «СССР и Канада в антигит-
                                           
1 Канада.1918–1945: Исторический очерк / Отв. ред. Поздеева Л.В. – М., 1976. 
2 Шлепаков А.Н. Рецензия на книгу: Канада.1918–1945: Исторический очерк // Новая и новейшая ис-
тория. – 1977. №6. С.177–179.  
3 Антипова А. В., Антонова И. Ф. Канада. – М., 1972.  

 
 
8
леровской  коалиции»  1.  Автор 
развертывает  многоплановую  тему 
советско-канадских  отношений  в  период  Великой  Отечественной  войны,  
рассматривая взаимоотношения Канады и СССР с позиции союзников по ан-
тигитлеровской коалиции, имеющих одинаковые первоочередные цели борь-
бы с врагом. Научная новизна работы состояла в привлечении автором боль-
шого количества фактологического материала,  ранее не  используемого дру-
гими историками.  
Изучением Канады в этот период занимались не только историки, но и 
экономисты.  Так,  В.В.  Поволоцкий  в  диссертации  «Внешнеторговая  страте-
гия Канады и перспективы советско-канадского экономического сотрудниче-
ства»2  указал  на  важность  и  актуальность  изучения  внешнеэкономических 
связей  Канады  и  научно  обосновал  перспективность  двусторонних  торгово-
экономических отношений. Несмотря на то, что исследование посвящено 70-
м  гг.,  проблемы  экономического  характера,  поднимаемые  автором,  во  мно-
гом созвучны и проблемам 40-х – 50-х гг.  
В начале 80-х появилась работа А.А. Тишкова, Л.В. Кошелева «История 
Канады»3, которая остается актуальной и в настоящее время. Основное вни-
мание  в  ней  уделено  этнографическим  и  партийно-политическим  вопросам, 
проблемы  же  взаимоотношения  Канады  с  Советским  Союзом  затронуты 
лишь  отчасти.  Долгие  годы  работа  оставалась  одним  из  основных  моногра-
фических трудов по истории Канады. 
Несколько позже была опубликована  монография О.С. Сороко-Цюпы с 
аналогичным названием4, в которой подводятся итоги многолетнего труда по 
                                           
1Лещенко Л. О. СРСР i Канада в антiгiтлерiвськiй коалiцii. – Киiв, 1973. 
2 Поволоцкий В. В. Внешнеторговая стратегия Канады и перспективы советско-канадского экономи-
ческого сотрудничества: Дис. …канд. эконом. наук. – М., 1978. 
3 Тишков В. А., Кошелев Л. В. История Канады. – М., 1982; См.о кн. Севостьянов Г.Н. Рец.на книгу 
Тишкова В. А., Кошелева Л. В. История Канады // Вопросы истории. – 1983. №11. С. 139–141.; Евтух В.Б. 
Рец. на книгу Тишкова В. А., Кошелева Л. В. История Канады // Новая и новейшая история. – 1984. №2. С. 
192–194.  
4 Сороко-Цюпа О. С. История Канады: Учебное пособие. – М., 1985.  

 
 
9
изучению  Канады.  В  научный 
оборот  ученым  было  введено 
большое количество канадских архивных источников. Как и его коллеги, ав-
тор исследовал внутриполитические и экономические проблемы этой страны. 
Несмотря  на  то,  что  в  работе  канадо-советским  отношениям  не  уделено 
большого  внимания,  она  представляет  для  данного  исследования  несомнен-
ный  интерес,  поскольку  объясняет  процесс  формирования  самостоятельной 
внешнеполитической линии Канады.  
Наиболее  значительными  в  теоретическом  плане  работами  данного  пе-
риода  являются  труды  Л.В.  Поздеевой1,  из  которых  отдельно  следует  отме-
тить  монографическое  исследование  «Канада  в  годы  Второй  мировой  вой-
ны». В ней  детально анализируется внутреннее и международное положение 
Канады,  специфика  экономических  и  политических  связей  с  другими  стра-
нами «атлантического треугольника», участие в антигитлеровской коалиции, 
процесс становления страны, как самостоятельного субъекта международных 
отношений и приобретение Канадой статуса «державы среднего ранга». От-
дельная глава монографии посвящена канадо-советским отношениям в годы 
Великой Отечественной войны, в которой автор исследует процесс установ-
ления  дипломатических  и  военно-экономических  отношений.  Во  избежание 
идеологических  штампов,  а  также  из-за  недоступности  советских  архивных 
материалов  исследователь  пользуется,  преимущественно,  документами  ка-
надских архивов, а также  специальной зарубежной литературой.  
                                           
1 Поздеева Л.В. Канада в годы Второй мировой воины. – М., 1986; Она же. Канада в годы Второй ми-
ровой войны (канадская историография вопроса) // Новая и новейшая история. – 1979. № 2. С. 155-169; Она 
же. Канада в годы Первой и Второй мировых войн // Проблемы историографии Канады. – М., 1981. С. 81-
102; Она же. Канада и СССР в годы Второй мировой войны (из истории установления дипломатических от-
ношений) // Американский  ежегодник. 1982. – М., 1982. С. 9-37; Она  же.  Канадо-советские  отношения 
(1942–1945) // Американский ежегодник. 1983. – М., 1983. С. 176-199; Она же. Канадо-английские отноше-
ния (1939–1945) // Из истории Европы в новое и новейшее время. – М., 1984. С. 208-230; Она же. Канадские 
историки о некоторых аспектах внешней политики // Буржуазная историография Второй мировой войны. – 
М., 1985. С. 234-248; Поздеева Л.В., Коленеко В.А. Межнациональные отношения в Канаде // Новая и но-
вейшая история. – 1990. № 1. С. 35-47; Поздеева Л.В. Создание ООН и канадская дипломатия // Новая и Но-
вейшая история. – 1982. №.3. С.15–32 . 

 
 
10
В  работах  Б.А.  Мартыненко1 
проблемы 
«формирования 
североатлантического  треугольника»  представляются  в  рамках  анализа 
внешней политики Канады накануне и в начальный период Второй мировой 
войны по отношению к США и Великобритании. По мнению автора, разви-
тию канадо-советских отношений в то время препятствовала канадская сто-
рона.  
Новый этап в исследовании канадоведческой проблематики начинается 
в начале 90-х годов, в связи с рассекречиванием архивов и продолжается до 
сегодняшнего времени. Этот период связан со временем глубоких политиче-
ских преобразований, которые стали результатом изменений, произошедших 
в  мире.  Отход  от  жестких  идеологических  рамок  и  теоретико-
методологический  плюрализм  способствовали  выходу  отечественной  исто-
риографии  на  новый  качественный  уровень:  поднимаются  ранее  не  иссле-
дуемые темы, пересматриваются устоявшиеся оценки. Важную роль в иссле-
довании канадоведческих проблем сыграло создание ряда научных центров, 
ученые которых объединены в Российское Общество Изучения Канады (РО-
ИК). Наиболее крупными центрами по изучению Канады в современной Рос-
сии по-прежнему являются Институт США и Канады РАН и Сектор США и 
Канады  ИВИ  РАН.  Канадской  проблематикой  занимаются  Л.В.  Поздеева, 
В.А. Коленеко, А.И. Черкасов, И.А. Аггеева, Л.А. Немова, В.И. Соколов, Е.Г. 
Комкова  и  др.  Так  на  базе  Санкт-Петербургского  государственного  универ-
ситета создано Санкт-Петербергское отделение РОИК, возглавляемое докто-
                                           
1Мартыненко  Б.А.  Канада  во  Второй  мировой  войне.  Формирование  «североатлантического  тре-
угольника». 1939-1941. – Киев, 1986; Он  же.  Некоторые  вопросы  экономической  политики  Канады  в  на-
чальный период второй мировой войны (1939-1941 гг.) // Вопросы новой и новейшей истории. Республикан-
ский межведомственный научный сборник. Вып. 27. – Киев, 1981. С. 51-58; Он же. Канада в межсоюзниче-
ских отношениях в годы Второй мировой войны (1939-1941 гг.). Дис… канд.ист.наук – Киев, 1982; Он же. 
Из истории внешней политики Канады накануне Второй мировой войны: Зарождение идеи «Североатланти-
ческого треугольника» // Международные отношения и международное право. Вестник Киевского универ-
ситета. Вып. 19. –1984. С. 59-64; Он же. К вопросу о борьбе Канады против британской «опеки» накануне 
Второй мировой войны // Вопросы новой и новейшей истории. Вып. 32. – Киев, 1986. С. 79-87.  

 
 
11
ром  исторических  наук  Ю.Г. 
Акимовым. 
Аналогичные 
отделения  открыты  на  базе  Волгоградского  и  Магнитогорского  государст-
венных  университетов,  возглавляемые  соответственно  докторами  наук  А.И. 
Кубышкиным  и  Г.И.  Лузяниным.  Исследования  по  данной  проблематике 
проводятся также в Казани, Тамбове, Саратове и других городах. 
Несмотря на рассекречивание архивов и расширение исследуемых про-
блем, в этот период, так же как в предыдущие, не было опубликовано ни од-
ной  монографической  работы,  посвященной  заявленной  диссертантом  теме. 
Тем  не  менее,  необходимо  отметить  работу  Г.И.  Лузянина1,  посвященную 
анализу советско-канадских отношений в период 1893–1927 гг. В ней даются 
детальные оценки первых контактов между Россией и Канадой, раскрывают-
ся интеллектуальный уровень общественной мысли России, которая искала в 
Канаде  ответы  на  вопросы,  поставленные  российской  действительностью, 
анализируется  комплекс  проблем  в  истории  установления  и  развития  кон-
сульских отношений 1893–1917 гг., рассматриваются официальные советско-
канадские  торговые  отношения  в 1917–1927 гг.  Кроме  того,  автор  впервые 
вводит в научный оборот материалы российских архивов.  
Дальнейшее развитие тема канадо-советских отношений получила в ра-
боте В.А. Коленеко2. 
Ценность публикации состоит в том, что автор проводит глубокий ана-
лиз вопроса, опираясь на широкую как зарубежную, так и отечественную ис-
точниковую  базу.  Задачи,  поставленные  ученым  при  изучении  взаимного 
восприятия  Канады  и  России  в 1900–1917 гг.  во  многом  созвучны    задачам 
представленного исследования, однако процесс их решения осуществляется в 
данной работе в иных хронологических рамках.  
                                           
1 Лузянин Г.И. Россия и Канада в 1893–1927г. – М., 1997; См. о работе: Курков Н.В. Рец. на книгу Лу-
зянина Г.И. Россия и Канада в 1893–1927г. // Новая и новейшая история. – 1998. № 6. С. 199-200. 
2  Коленеко  В.  А.  Надежды  и  иллюзии  двух  северных  цивилизаций:  Становление  русско-канадских 
отношений (1900–1917) // Американский ежегодник 2001. – М., 2003.  

 
 
12
Проводя  историографический 
обзор,  следует  выделить  еще  один 
труд, используемый в изучении заявленной темы.  Это работа М.Н. Супруна 
«Ленд-лиз и северные конвои»1. В ней подробно освещается вопрос принятия 
закона о Ленд-лизе, и частично затрагиваются вопросы участия в программе 
помощи Канады. На основе материалов Государственного Архива Экономи-
ки автор приводит данные по поставкам Канады в Советский Союз. Эти дан-
ные  представляют  особый  интерес,  поскольку  в  официальных  статистиче-
ских сборниках сведения такого характера отображаются частично. 
Вопросам  сотрудничества  двух  стран  в  годы  Великой  Отечественной 
войны  посвящена  статья  Н.Л.  Тудоряну2.  Написанная  на  основе  российских 
архивных материалов, работа изобилует фактологическим и статистическим 
материалом.  Автор  подробно  анализирует  деятельность  различных  канад-
ских  организаций,  оказывавших  материальную  помощь  Советскому  Союзу. 
Введение  в  научный  оборот  новых  источников  позволило  по-новому  осве-
тить  некоторые  существенные  аспекты  военного  партнерства  Канады  и 
СССР.  
Отдельно  следует  отметить  исследования,  посвященные  различным  ас-
пектам  канадо-советских  отношений  в  начальный  период  холодной  войны. 
Такие работы стали появляться только в последнее время в связи с переоцен-
кой  учеными  истории  взаимоотношений  Советского  Союза  со  странами  За-
пада  в  годы  холодной  войны.  Длительное  время  внешняя  политика  СССР  в 
глазах советского общества была непогрешимой, и лишь теперь, с рассекре-
чиванием архивных материалов, становятся понятными его явные внешнепо-
литические  просчеты.  Работы  таких  ученых,  как  В.О.  Печатнов3,  Д.Г.  Над-
                                           
1 Супрун М. Н. Ленд-лиз и северные конвои 1941-1945. – М., 1997. 
2 Тудоряну Н. Л. Помощь населения Канады Советскому Союзу в годы Великой Отечественной вой-
ны // Отечественная история. – 2000. №.1. С.64–76. 
3  Печатнов  В.О.  От  союза - к  вражде  (советско–американские  отношения  в 1945-1946гг)  Холодная 
война 1945-1963гг.  Историческая  ретроспектива / Отв.  ред.  Егорова  Н.И. – М., 2003. С.21–64;  Он  же. 
«Стрельба холостыми»: советская пропаганда на Запад в начале холодной войны (1945-1947) // Сталинское 
десятилетие холодной войны. Факты и гипотезы // Отв. ред. Чубарьян А. О. – М., 1999. С. 108–133.  

 
 
13
жафов1,  Н.И.  Егорова2,  В.В. 
Поздняков3,  Л.М.  Нежинский4, 
А.В.  Голубев5,  М.М.  Наринский6  и  др.,  использовались  при  определении 
концепции внешней политики Советского Союза в годы холодной войны. 
Особое  внимание  необходимо  уделить  статье  И.А.  Аггеевой  «Канада  и 
начало холодной войны: «дело Гузенко» в советско-канадских отношениях»7. 
Эта работа новая и оригинальная – не только по времени публикации, но и по 
методологическим подходам, предусматривающим компексное изучение ис-
точников канадских и российских архивов. Автору удалось поднять ряд про-
блем,  ранее  находившихся  вне  поля  зрения  отечественных  историков.  И.А. 
Аггеева  детально  рассматривает  «дело  Гузенко»,  явившееся  поворотным 
пунктом  в  двусторонних  отношениях,  и  на  основе  источников  обобщает 
канадский взгляд на СССР. В итоге высказывается мысль, что события ран-
ней холодной войны способствовали утверждению Канады в качестве само-
стоятельного и активного субъекта международных отношений. 
Рассмотрев  отечественную  историографию  исследуемой  темы,  можно 
утверждать, что, несмотря на многочисленность канадоведческих исследова-
                                           
1 Наджафов Д.Г. Антиамериканские пропагандистские пристрастия сталинского руководства // Ста-
линское десятилетие холодной войны. С. 134–141.; Он же. Сталинский Агитпром в холодной войне // Ста-
лин и холодная война / Отв. ред. Егорова Н.И. – М., 1998. С. 206–222; Он же. К вопросу о генезисе холодной 
войны // Холодная война 1945–1963 гг. С. 65–104. 
2  Егорова  Н.И.  Европейская  безопасность  и  угроза  «НАТО»  в  оценках  сталинского  руководства // 
Сталинское десятилетие холодной войны. С. 56–78.  
3 Позняков В. В. Тайная война Иосифа Сталина: советские разведывательные службы в Соединенных 
Штатах накануне и в начале холодной войны, 1943–1953 // Сталин и холодная война. С.147–157; Он же. Раз-
ведка,  разведывательная  информация  и  процесс  принятия  решений:  поворотные  пункты  раннего  периода 
холодной войны. (1944–1953) // Холодная война 1945-1963гг. С. 321–368. 
4 Нежинский Л.М. Власть и внешняя политика советского государства в послевоенные десятилетия // 
Советское общество: будни холодной войны / Отв. ред. Лельчук В. С. – М.– Арзамаз. 2000. 
5 Голубев А.В. «В осажденной крепости» (к вопросу о предпосылках «холодной войны»). Там же. С. 
48–57. 
6 Холодная война: Новые подходы, новые документы. / Отв. ред. Наринский М. М. – М., 1995; Он же. 
Холодная война: идеология и геополитика / История. – 2000. № 34. С. 1–3. 
7 Аггеева И.А. Канада и начало холодной войны: «дело Гузенко» в советско- канадских отношениях. 
// Холодная война 1945-1963 гг. С. 369–405. 

 
 
14
ний,  большинство  из  них  лишь 
частично  затрагивают  проблемы 
канадо-советских отношений 1942–1953 гг.  
Исследование взаимоотношений Канады и СССР в 1942–1953 гг. невоз-
можно  без  изучения  зарубежной  историографии,  поскольку  именно  в  ней 
наиболее полно разработан и освещен указанный круг проблем. Если следо-
вать хронологическому принципу, то первой в этом ряду должна быть назва-
на монография канадского журналиста Р.А. Дэвиса «Канада и Россия. Друзья 
и соседи»1. Опубликованная еще в 1944 г., то есть в период «пика»  военного 
сотрудничества Канады и СССР, работа проникнута духом взаимной заинте-
ресованности и добрососедства. Ценность монографии состоит в том, что она 
является  первой  канадской  работой,  посвященной  двусторонним  связям,  но 
при этом она  не отличается зрелым научным подходом. Автор прослеживает 
процесс  положительных  изменений  во  внешней  политике  СССР  по  сравне-
нию  с  начальным  периодом  Второй  мировой  войны,  когда  Советский  Союз 
заключил с Германией Пакт о ненападении и вступил в войну с Финляндией. 
В  качестве  доказательной  базы  своих  позиций  журналист  использует  вы-
держки  из  канадских  газет,  речей  премьер-министра  М.  Кинга,  касающихся 
Советского Союза, приводит многочисленные статистические данные, а так-
же выдержки из различного рода официальных документов. 
Рассматривая исследования данного периода, нельзя обойти вниманием 
работу, вышедшую в 1950 г. в серии «Канада в системе международных от-
ношений» под редакцией Ф. Соуарда, анализирующую период 1944–1946 гг.2 
В  одной  из  глав  автор  останавливается  на  отношениях  Канады  с  СССР.  Он 
оценивает этот поистине переломный период в двусторонних отношениях с 
позиции  недоверия  к  советскому  правительству,  подробно  рассматривает 
суть дела И. Гузенко, а также позиции канадского общества и правительства 
по отношению к этому инциденту, опираясь на многочисленные отчеты Ка-
                                           
1 Davies R. A. Canada and Russia. Friends and neighbours. –Toronto, 1944. 
2 Canada in world affairs. From Normandy to Paris. 1944–1946. Vol.4 / Ed. by Soward F.H. – London – To-
ronto – N. Y., 1950. 

 
 
15
надской  Королевской  Комиссии, 
используемые  в  исследованиях 
впервые. Несмотря на то что работа была написана в разгар холодной войны, 
она носит достаточно объективный характер.  
 Планомерное  академическое  изучение  взаимоотношений  со  странами 
социалистического лагеря, и прежде всего с Советским Союзом, началось в 
Канаде лишь к 60-м гг. прошлого века. Проблемами истории развития кана-
до-советских отношений интересовались такие ученые, как Дж. Корри1, Дж. 
Иерс2 и др. 
Особое внимание следует уделить работам  А. Балауайдера. В 70-х годах 
вышла в свет его монография посвященная канадо-советским отношениям в 
межвоенный период3. На основе тщательно изученного по новым архивным 
источникам  фактологического  материала  автор  исследует  политические  и 
экономические составляющие канадской внешней политики по отношению к 
СССР, анализирует процессы, происходившие в советском государстве. При 
этом ученый на наш взгляд достаточно убедителен и, одновременно, сдержан 
в оценках советской внешней политики. 
Опубликованная спустя десятилетие коллективная работа под общей ре-
дакцией  А.  Балауайдера  «Канадо-советские  отношения. 1939–1980», пред-
ставляет  для  данного  исследования  особый  интерес,  поскольку  в  ней  непо-
средственно  затрагиваются  проблемы  взаимоотношений  двух  стран  иссле-
дуемого  периода.  В  статье  А.  Балауайдера,  посвященной  становлению  офи-
циальных  канадо-советских  отношений  в  годы  войны4,  рассматриваются 
причины  и  сущность  канадо-советских  противоречий  в  довоенный  период. 
Особое внимание  уделяется союзу СССР с Германией и реакции на этот со-
юз  в  Канаде.  Кроме  того,  автор  детально  описывает  процесс  установления 
                                           
1Corry J.A. Soviet Russia and the Western Alliance. –Toronto, 1958.  
2 Eayrs J. Nothen Approaches. Canada and the Search for peace. –Toronto, 1961. 
3 Balawyder A. Canadian-Soviet relation between the World Wars. –Toronto, 1972.    
4 Balawyder A. Canada in the uneasy war alliance // Canadian-Soviet relation 1939-1980 / Balawyder A. – 
Oakville, 1981. P. 1-13.  

 
 
16
дипломатических  отношений  и 
прибытие 
первой 
канадской 
миссии в СССР. Он не обходит вниманием и экономическое сотрудничество, 
в  частности,  освещает  канадские  военные  поставки  в  Советский  Союз.  Ис-
пользуемые источники позволили автору объективно оценить характер меж-
государственных отношений в годы Второй мировой войны.  
Автор  другой  статьи  Дональд  Пейдж1  ставит  своей  целью  «узнать  рус-
ских» через характеристику сущности советского государства и анализа его 
внешней  и  внутренней  политики.  Источниковой  базой  для  исследователя 
стали  прежде  всего  многочисленные  отчеты  первого  канадского  посла  в 
СССР Д. Уилгресса и поверенных в делах Канады в СССР Л. Мейранда и Р. 
Форда,  регулярно  отправляемые  ими  в  Оттаву.  Кроме  того,  были  использо-
ваны речи премьер-министра М. Кинга, а также видных политических деяте-
лей – таких как Л. Пирсон, В. Кларк, С. Геберт, Э. Рейд. Следуя поставлен-
ным  задачам,  автор  большое  внимание  автор  уделяет  повседневной  жизни 
советского  народа,  отнюдь  не  такой  красочной  и  легкой,  какой  ее  показа-
тельно описывало советское партийной руководство за границей. Исследова-
тель указывает на огромное количество противоречий и расхождений между 
советской  идеологией  и  реальной  жизнью.  Анализируя  отчеты  канадских 
представителей  из  Москвы,  Д.  Пейдж  показал,  из  чего  складывалась  и  что 
собой  представляла  официальная  позиция  канадского  правительства  по  от-
ношению к СССР.  
В следующей статье (Л Д. Коллинса2) обосновывается ответ на вопрос, 
почему  Канада  в  ранний  период  холодной  войны  заняла  позицию  «золотой 
середины», а также раскрывается сущность канадской внешней политики по 
отношению к СССР.Статья отличается глубоким анализом источников и об-
ширными теоретическими выводами.  Работу обогащают исследования и ха-
рактеристика многочисленных аналитических работ видных канадских поли-
                                           
1 Page D. Getting to know Russians – 1943-1948 // Ibid. – P. 15–39.  
2 Collins L. D. Canadian-Soviet relations during the Cold war // Ibid. – P. 41–60. 

 
 
17
тических  деятелей.  Рассматривая 
такой 
сложный 
процесс 
как 
межгосударственные отношения, исследователь использует, однако лишь ка-
надские и американские источники. 
Особое  внимание  проблемам  внешней  политики  Канады  в  годы  холод-
ной войны уделено в монографии Д. Смита «Дипломатия страха»1. В назва-
нии работы отражена основная концепция исследования. В его труде сделана 
попытка  теоретического  осмысления  некоторых  центральных  проблем  пе-
риода  конфронтации  в  канадо-советских  отношениях.  Автор  приводит  со-
держательные  выдержки  из  канадских  документов,  позволяющие  ему  опре-
делить собственные позиции по существу вопроса. В современной историо-
графии по теме канадо-советских отношений в годы холодной войны данная 
работа занимает прочные научные позиции и не теряет своей актуальности в 
настоящее время.  
В  аспекте  изучения  теоретико-методологических  проблем  взаимоотно-
шений  Канады  и  СССР  определенный  интерес  представляет  коллективная 
работа  Л.  Аронсена  и  М.  Китчена2,  посвященная  поиску  истоков  холодной 
войны.  Основной  акцент  авторы  делают  на  изучение  внешней  политики 
стран  «атлантического  треугольника»:  США,  Великобритании  и  Канады  по 
отношению к СССР. В одной из глав, непосредственно освещающей канадо-
советские 
отношения, 
ученые 
рассматривают 
вопросы 
военно-
экономического сотрудничества двух стран, позицию официальной Оттавы к 
проблеме открытия второго фронта,  процесс формирования ООН и НАТО и 
степень участия в них Канады и СССР. Работа написана на высоком анали-
тическом уровне и содержит глубокие теоретические выводы.  
Одной из лучших канадских работ по проблемам холодной войны и уча-
стию  в  ней  Канады  считается  совместный  труд    Р.  Уитекера  и    Г.  Маркузе 
                                           
1 Smith. D. Diplomacy of fear. Canada and the Cold War. 1941-1948. – Toronto, 1988. 
2 Aronsen L. Kitchen M. The origins of the Cold war in comparative perspective. American, British and Ca-
nadian relation with the Soviet Union, 1941–1948. – Montreal, 1988. 

 
 
18
«Холодная 
война 
Канады: 
создание 
небезопасного 
государства 1945–1957»1.  Авторы  подробно  останавливаются  на  характери-
стике  послевоенного  периода,  акцентируя  внимание  на  «деле  Гузенко».  Ис-
следователи  доказывают,  что  многочисленные  судебные  «шпионские  про-
цессы»,  антикоммунистическая  кампания  и,  как  следствие  этого,  ужесточе-
ние канадской внутренней и внешней политики прежде всего способствовали 
ухудшению  внутренней  ситуации  в  Канаде.  Работа  опирается  на  канадские 
архивные и официальные опубликованные источники. В первой группе наи-
более ценными являются введенные в научный оборот документы Канадской 
Королевской комиссии. Во второй – многочисленные аналитические работы 
видных канадских политиков, посвященные анализу отношений  их страны с 
Советским  Союзом,  сущности  советской  внешней  политики,  ближайших 
перспектив  международных  отношений  и  возможности  начала  новой  миро-
вой войны. Работа представляет собой фундаментальное исследование по на-
чальному периоду холодной войны.  
В  ряде  работ  о  холодной  войне  следует  выделить  также  сборник  науч-
ных  статей  «Почти  Соседи.  Канада  и  Советский  Союз:  от  Холодной  войны 
до разрядки и после» под редакцией Л. Блэка и н. Хиллмера. Определенный 
научный интерес представляют статьи Л. Блэка и Н. Хиллмера2, А. Чэндле-
ра3, А.К. Янга4, Дж.В. Холмса5, Л. Сарти6. В них освещаются вопросы о при-
чинах возникновения холодной войны, анализируются советские и канадские 
                                           
1 Whitaker R., Marcuse G. Cold war Canada: The making of a National Insecurity State 1945–1957. – To-
ronto, 1994. 
2 Black J.L. and Norman Hillmer. Canada and the Soviet Union as neighbours // Nearly Neighbours. Canada 
and Soviet Union: from Cold war to détente and beyond / Black J.L. and Norman Hillmer. – Kingston, 1989. P. 1–
16. 
3 Chandler A. A soviet writer’s cold war impressions of Canada: Ilya Erenburg in 1946 // Ibid. – P. 16–28.  
4 Young Alice K. Escott Reid as Cold Warrior? A Canadian diplomats reflections on the Soviet Union // 
Ibid..–  P. 29–40. 
5 Holmes John. Moscow 1947–1948: Reflections on the Origins of my Cold War // Ibid. – P. 41–55.  
6 Sarty Leigh E. The limits of internationalism: Canada and the soviet blockade of Berlin, 1948–1949 // Ibid. 
– P 56–74.  

 
 
19
документы 
и, 
соответственно, 
взаимное  отношение  стран  друг  к 
другу на этапе конфронтации. Авторами данных публикаций была предпри-
нята попытка выделить и показать традиционные и новые подходы к изуче-
нию двусторонних отношений в период конфронтации, продемонстрировать 
как несомненные достижения, так и серьезные нерешенные проблемы в этой 
области знаний.  
Важное  место  при  исследовании  восприятия  Канады  общественным 
мнением СССР занимает монография Л. Блэка «Канада в советском воспри-
ятии (Идеология и восприятие советской внешней политикой 1917–1991)» 1. 
Автор  собрал  и  проанализировал  огромное  количество  русскоязычных  ис-
точников,  которые  так  или  иначе  затрагивали  Канаду.  Ученый  использовал 
при  этом  материалы  АВП  РФ,  ГАРФ,  РГАЭ,  а  также  материалы  советской 
прессы – («Правды», «Известий», «Литературной газеты», «Красной звезды», 
«Огонька», «Мирового  хозяйства  и  мировой  политики», «Внешней  торгов-
ли»).  Исходя из характеристики собранного материала, автор определил ос-
новные  черты  и  стереотипы  восприятия  Канады  в  общественном  мнении 
СССР,  а  также  попытался  объяснить  причины  военного  сотрудничества  и 
конфронтации в годы холодной войны. 
Подводя итог анализа зарубежной историографии по указанной пробле-
ме, следует отметить, что исследователей интересовали в основном полити-
ческие аспекты взаимоотношений Канады и СССР в рассматриваемый пери-
од.  
Представленный историографический обзор свидетельствует о том, что 
в  отечественной  и,  отчасти,  зарубежной  историографии  отсутствует  ком-
плексное  исследование  политических,  экономических  и  культурных  связей 
Канады и СССР в рассматриваемый период.  
                                           
1 Black J.L. Canada in the Soviet mirror.Ideology and perception in Soviet Foreign Affairs 1917- 1991. –
Ottawa:  Carleton University press, 1995. 

 
 
20
Учитывая 
недостаточную 
степень  изученности  темы,  и  ее 
актуальность, автор определил цель и задачи исследования. 
Цель  и  задачи  исследования.  Целью  работы  является  комплексное 
исследование основных тенденций и направлений канадо-советских отноше-
ний в 1942–1953гг. Для реализации цели решались следующие задачи:  
•  проанализировать  особенности  установления  официальных  диплома-
тических отношений между Канадой и СССР;  
•  рассмотреть ключевые проблемы военно-политического сотрудничест-
ва этих стран; 
•  определить  основные  направления  экономического  сотрудничества 
Канады и СССР в годы Второй мировой войны;  
•  изучить особенности канадо-советских отношений в области культуры 
и науки в военный период;  
•  проанализировать  причины  ухудшения  двусторонних  отношений  на 
раннем этапе холодной войны и  их последствия;  
•  рассмотреть  процесс изменения официальных правительственных по-
зиций и общественного мнения обеих стран по отношению к друг к другу на 
раннем этапе холодной войны.    
Источниковая база диссертации представлена широким кругом мате-
риалов, которые по своей научной значимости можно разделить на следую-
щие группы: 1) архивные документы и материалы, 2) опубликованные офи-
циальные  документы  и  материалы, 3) мемуарная  литература, 4) статистиче-
ский  материал, 5) периодическая  печать, 6) публицистика, 7) документы  и 
материалы Интернет сайтов.  
Первую  группу  источников  составили  архивные  документы  и  мате-
риалы. Упрощение в начале 90-х годов прошлого века процедуры доступа к 
документам  архивов  и  массовое  рассекречивание  хранящихся  там  материа-
лов  способствовали  активизации  использования  документов,  вовлечению  в 
научный оборот ранее не известных и мало известных архивных источников. 
При  работе  над  диссертацией  использованы  фонды  Архива  Внешней  Поли-

 
 
21
тики 
Российской 
Федерации 
(АВПРФ), 
Российского 
Государственного  Архива  Экономики  (РГАЭ)  и  Государственного  Архива 
Российской Федерации (ГАРФ). 
В рассекреченных фондах АВПРФ (Фонд 099 – «Референтура по Кана-
де. Секретно», Фонд 05 – «Секретариат Литвинова М. М. Секретно», Фонд 06 
– «Секретариат Молотова В.М. Секретно» (открыты не все материалы), Фонд 
012 – «Секретариат Деканозова В.Г. Секретно», Фонд 0512– «Комиссия Лит-
винова  М.  М.  по  подготовке  мирных  договоров.  Секретно»)  содержится  ог-
ромное количество источников, отражающих взаимоотношения СССР и Ка-
нады. Использовались дневники и письма первых советских послов в Канаде 
Ф.Т. Гусева и Г.Н. Зарубина, Наркома иностранных дел СССР В.М. Молото-
ва,  посла  СССР  в  Великобритании  И.  Майского,  заместителя  Наркома  ино-
странных  дел  и  председателя  Комиссии  по  подготовке  мирных договоров  и 
послевоенного  устройства  М.М.  Литвинова,  заместителей  Наркома  ино-
странных  дел  С.А.  Лозовского,  В.Г.  Деканозова,  А.Я.  Вышинского.  Особо 
ценными в этих дневниках являются записи регулярных бесед с первым ка-
надским  послом  Д.  Уилгрессом.  Являясь  официальным  представителем  Ка-
нады,  на  встречах  Д.  Уилгресс  вручал  различного  рода  меморандумы  и  па-
мятные записки своего правительства советскому. Анализ документов позво-
лил получить необходимые данные о взаимоотношениях двух стран, выявить 
приоритетные  направления  в  развитии  двусторонних  отношений  и  просле-
дить процессы разрешения различного рода спорных вопросов.  
Большой объем информации по изучаемой проблеме содержат отчеты 
сотрудников советского посольства в Оттаве. Составленные ими обзоры ка-
надской прессы дают возможность не только судить о реальном отношении 
канадского общества к СССР, но и определить интересы советского государ-
ства  в  Северной  Америке.  По  дипломатическим  документам  можно  восста-
новить  основные  события  двусторонних  отношений,  выявить  официальные 
позиции сторон, а также предпосылки для принятия того или иного решения.  

 
 
22
Материалы 
РГАЭ 
свидетельствуют 
о 
признании 
правительствами  обеих  стран  приоритетности  развития  экономических  от-
ношений. Эта тенденция особо прослеживается в военный период. Фонд 413 
– «Наркомвнешторг СССР» содержит многочисленные документы о торгово-
экономических отношениях Советского Союза и Канады, в частности, о по-
ставках  Канадой  Советскому  Союзу  вооружения,  стратегического  сырья, 
промышленного оборудования и продовольствия, меморандумы переговоров 
торговых представителей двух стран.  
В этой связи показательны следующие документы: меморандум перего-
воров атташе по торговым делам миссии СССР в Канаде И. И. Кротова с на-
чальником отдела экспортных разрешений министерства торговли Канады г-
ном  Хисманом  от 21 декабря 1942 г.  Он  обьясняет  процедуру  выдачи  экс-
портных разрешений на вывоз товаров, собранных в Канаде в фонд помощи 
России;  заявление М. Кинга в Палате общин от 16 марта 1944 относительно 
соглашений  о  поставках,  заключенных  Канадой  с  СССР, (в  нем  премьер-
министр  выражает  надежду  на  послевоенное  экономическое  сотрудничест-
во); меморандум беседы И. И. Кротова с директором администрации канад-
ского комитета Взаимопомощи К. Фрезером от 17 апреля 1944 г. ( он пред-
ставляет оценку стоимости поставок из Канады по третьему Протоколу). Не-
которые  документы  экономического  характера  интересно  сопоставить  с  ди-
пломатическими  документами,  относящимися  к  этим  же  вопросам.  Это  по-
зволяет  определить  широту  интерпретаций  при  решении  ключевых  полити-
ческих и экономических вопросов. 
Для исследования контактов СССР и Канады в сфере науки и культуры  
использовались материалы АВПРФ ( Фонд 178 – «Посольство в Канаде») и 
ГАРФ  (Фонд 5283 – «Общественно-политические  организации»),  содержа-
щие  документы  Английского  Отдела  Всесоюзного  Общества  культурной 
связи  с  заграницей  (ВОКС),  многие  из  которых  вводятся  в  научный  оборот 
впервые. Подробные отчеты уполномоченных ВОКСа в Канаде дают доста-
точно полную картину состояния канадо-советских культурных отношений в 

 
 
23
исследуемый  период.  Оказались 
полезными  документы  об  органи-
зации и структуре Общества канадо-советской дружбы, о формах и методах 
его работы, о создании на территории Канады различного рода выставок, по-
священных  СССР.  Представляет  интерес  переписка  научных  учреждений  и 
простых граждан двух стран по вопросам обмена научными и художествен-
ными книгами,  кинофильмами и делегациями. Материалы насыщены стати-
стическими  данными,  что  позволяет  точно  определить  объем  поставляемой 
советской научной и культурной продукции в Канаду, а также канадской – в 
СССР. 
После  войны  в  связи  с  ухудшением  отношений  Общество  канадо-
советской  дружбы  пережило  несколько  кризисов.  Поэтому  ВОКС  стал  уде-
лять больше внимания другим организациям, например, Федерации русских 
канадцев. Материалы, присланные этой организацией, также использовались 
в данном исследовании.  
Вторая  группа  источников  представлена  опубликованными  офици-
альными документами и материалами. К ним относятся документы госу-
дарственных учреждений обеих стран. Важные материалы, на основании ко-
торых можно проследить за развитием официальных двусторонних отноше-
ний,  находятся  в  опубликованных  сборниках  документов1.  Они  содержат 
тексты основных соглашений между  советским и канадским правительства-
ми, касающиеся установления дипломатических отношений, военных поста-
вок в Советский Союз из Канады и т.д. Их дополняют источники, характери-
зующие общую международную обстановку в мире2.  
Недостатком  вышеуказанных  советских  изданий  является  наличие  в 
них  текстов  лишь  основных  двусторонних  договоров  и  соглашений,  в  то 
время  как  в  аналогичных  канадских  сборниках  собран  более  широкий  круг 
                                           
1 Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны: Документы и материалы. Т. 
1–3. – М., 1946–1947; Документы внешней политики СССР. Т.1–24. – М., 1958–2000. 
2 Хрестоматия по новейшей истории 1939-1945. Т.2 / Отв. ред. А. Гофман. – М., 1960; Антология ми-
ровой политической мысли: Политические документы. Т.5 / Отв. ред. Усачев И. Г. – М., 1997. 

 
 
24
материалов  об  отношениях  с 
Советским  Союзом.  Среди  них 
многотомное  издание  Министерства  иностранных  дел  Канады1,  в  котором 
содержатся практически все официальные документы, отражающие широкий 
спектр  мнений  канадских  внешнеполитических  деятелей  по  ряду  проблем 
межгосударственных отношений исследуемого периода. Сюда включены со-
глашения,  меморандумы,  правительственные  ноты,  телеграммы,  аналитиче-
ские и статистические документы, выдержки из заседаний Военного Комите-
та,  выступления  политических  деятелей  в  Палате  Общин  и  многое  другое. 
Зачастую на материалах стоит гриф «Секретно», «Совершенно секретно» или 
«Конфиденциально». Основное место отведено переписке, поскольку она по-
зволяет проследить процесс принятия того или иного решения по отношению 
к Советскому Союзу. Так, по советскому вопросу обширно представлены пе-
реписка премьер-министра М. Кинга, зам. министра иностранных дел Н. Ро-
бертсона,  первого посла  Канады  в  СССР  Д.  Уилгресса,  поверенных  в делах 
Канады в СССР Мейранда и Форда, посла Канады в Вашингтоне Л. Пирсона, 
Верховного  комиссара  Канады  в  Великобритании  В.  Массея,  а  также  ряда 
сотрудников советского посольства в Канаде и сотрудников Канадского ми-
нистерства иностранных дел Э. Рейда, Ч. Ритчи и др.  
Следует также отметить еще один канадский сборник документов, ха-
рактеризующий  внешнюю  политику  этой  страны  в 1945– 1954 гг.2  В  нем 
представлены  записи  речей  ведущих  канадских  политиков  и  официальные 
документы.  Использование  многочисленных  официальных  канадских  доку-
ментов  позволяет  всесторонне  оценить  процесс  становления  и  развития  ка-
надо-советских отношений в 1942–1953 гг.  
Важнейшее место в процессе работы над темой занимает третья группа 
источников: мемуарная литература. Ее особенностью является осмысление 
исторических  событий  на  основе  собственного  опыта  авторов.  Эти  события 
                                           
1 Documents on Canadian External Relations Vol. 117. – Ottawa, 1964–1996. 
2 Mackay R.A. Canadian foreign policy 1945–1954. Selected. Speeches and documents. –Toronto, 1971. 

 
 
25
описаны так, как были пережиты и 
прочувствованы 
непосредственными их участниками, без чего невозможно создать целостную 
картину изучаемого периода.  
Наиболее  ценными  для  диссертационного  исследования  оказались  ме-
муары первого канадского посла в СССР Д. Уилгресса1, сотрудников внеш-
неполитических ведомств Канады Л. Пирсона2 и Э Рейда3, а также мемуары 
советского разведчика, в то время работавшего в советском посольстве в От-
таве  В.  Г.  Павлова4,  и  воспоминания  генерал-лейтенант  М.  Мильштейна5, 
бывшего  зам.  начальника  Первого  управления  военно-стратегической  раз-
ведки в США, Канаде и Мексике. 
Отдельно  следует  остановиться  на  характеристике  мемуаров  Д.  Уил-
гресса. В них автор подробно описывает процесс установления дипломатиче-
ских  отношений,  состав  первой  канадской  миссии,  впечатления,  которые 
произвел на него и его штат Советский Союз, раскрывает подробности про-
цесса  принятия  решений  по  различного  рода  государственным  вопросам. 
Кроме того, автор описывает позиции Канады и ее видение развития двусто-
ронних  отношений,  что  для  исследования  является  чрезвычайно  важным. 
Мемуары также содержат подробную информацию о повседневной деятель-
ности канадского посольства в Москве.  
Не менее значимыми в научном плане представляются воспоминания Э. 
Рейда и Л. Пирсона, которые явились родоначальниками идеи создания НА-
ТО, носящего не только военный характер. Некоторые их предложения были 
включены в Устав НАТО и функционируют вплоть до сегодняшнего дня. В 
                                           
1 Wilgress L.D. Memoirs. –Toronto,  1967. 
2 Mike. The memoirs of Lester B. Pearson. Former Prime minister of Canada and ambassador to the United 
States. Vol. 2. 1948–1957. –N.Y., 1973. 
3 Radical Mandarin. The Memoirs of Escott Reid. –Toronto, 1989; Escott Reid. Time of fear and hope. The 
making of the North Atlantic Treaty 1947-1949. – Toronto, 1977. 
4 Павлов. В.Г. Операция «Снег». Полвека во внешней разведке КГБ. – М., 1996.  
5  Мильштейн  М.  Новые  документы  о  предательстве  века.  Побег  Гузенко / Совершенно  секретно. – 
1995.  №3. С. 24–25. 

 
 
26
мемуарах  Э.  Рейда  и  Л.  Пирсона 
прослеживается 
процесс 
становления собственной внешнеполитической линии Канады. Являясь пред-
ставителями  нового  поколения  политиков,  они  внесли  существенные  изме-
нения во все сферы жизни Канады, укрепив ее международный авторитет. В 
мемуарах также приведены аналитические документы, написанные авторами 
в ранний период холодной войны и оказавшие серьезное влияние на отноше-
ния с Советским Союзом. 
В  ходе  диссертационного  исследования  использовались  и  мемуары  со-
ветского разведчика  В.Г.  Павлова ««Операция  «Снег».  Полвека  во  внешней 
разведке КГБ», работавшего в качестве сотрудника советского посольства в 
Канаде.  Своими воспоминаниями автор проливает свет на довольно не изу-
ченный период двусторонних отношений, а именно – вторую половину 40-х 
гг. прошлого века. Из мемуаров, опубликованных лишь в 1996 г., становится 
известно о советской агентурной сети в Канаде, о вербовке канадских граж-
дан на службу Советскому Союзу. Кроме того, мемуары открывают подроб-
ности  самого  громкого  шпионского  скандала  того  времени – получившего 
название «дело Гузенко», явившегося поводом для начала конфронтации ме-
жду Канадой и Советским Союзом. 
В  воспоминаниях  М.  Мильштейна  «Новые  документы  о  предательстве 
века. Побег Гузенко» детально описан побег шифровальщика советского по-
сольства И. Гузенко, а также реакция на эти события в Советском Союзе. Ав-
тор  повествует  о  дальнейшей  жизни  участников  тех  событий.  Эти  сведения 
представляют  несомненный  научный  интерес,  поскольку  подробности  дела 
до сих пор не известны и находятся в засекреченных материалах российских 
архивов.  Кроме  того,  в  работе  использовались  мемуары  У.  Черчилля1,  И.М. 
Майского2, В. Смита3 и других видных политических деятелей1.  
                                           
1 Черчилль У. Мускулы мира. – М., 2002.  
2 Майский И.М. Воспоминания советского посла. Война 1939–1943. – М., 1965.  
3 Smith Walter Bedell. My three years in Moscow. –Philadelphia – N.Y., –1950. 

 
 
27
Статистический  материал 
образует 
четвертую 
группу 
источников,  в  которую  вошли  данные  официальной  статистики.  Основной 
массив документов содержится в канадских ежегодных статистических сбор-
никах2.  Статистические  таблицы    позволяют  точно  определить  объемы  и 
масштабы канадо-советских торгово-экономических отношений. Большинст-
во приведенных данных относится к первой половине исследуемого периода, 
то есть ко времени Второй мировой войны. Значительное сокращение объе-
мов торговли, которое зафиксировано в этих сборниках, свидетельствует об 
ухудшении  канадо-советских  отношений  в  целом.  Развитые  в  рамках  анти-
гитлеровской коалиции экономические связи со второй половины 40-х годов 
XX века были практически свернуты. 
Не  менее  ценными  источниками  стали  советские  сборники  материа-
лов3, хотя они и не содержат столь подробных и точных данных, как канад-
ские аналоги. К примеру, они позволяют оценить реальные поставки Канады 
Советскому  Союзу – ведь  определенное  количество  кораблей,  груженных 
канадской продукцией и вооружением, были потоплены в результате немец-
ких рейдов, так и не дошли до СССР. 
Пятая  группа  источников  –  периодическая  печать,  представлена  та-
кими  центральными  изданиями,  как  «Правда», «Известия», «Внешняя  тор-
говля», «Литературная газета», «Славяне», «Огонек», «Красная звезда» и др.  
Их  информация  необходима  при  изучении  становления  и  развития  офици-
альных  канадо-советских  отношений,  а  также  при  изучении  советского  об-
щественного мнения по отношению к Канаде.  
                                                                                                                                        
1  Дипломаты  вспоминают.  Мир  глазами  ветеранов  дипломатической  службы/  Петрик  П.П.,  Поклад 
Б.И. – М.,1997; Six war years 1939–1945. Memories of Canadians at home and abroad / Ed. by Barry Broadgoot. –
Toronto–New York, 1974.  
2 The Canada year book. The official statistical annual of the resources, history institutions and social and 
economic conditions of the dominion. 1943–1950. – Toronto, 1943–1950. 
3 Фрей Л.И. Внешняя торговля СССР. – М., 1947; История социалистической экономики СССР. Со-
ветская экономика накануне и в период Великой отечественной войны 1938–1945 гг. Т. 5. – М., 1945; Внеш-
няя торговля СССР: Статистический сборник. 1918–1966. – М., 1967. 

 
 
28
В  шестую  группу  выделена – 
публицистика.  Сюда  включены 
работы советских и канадских публицистов, писателей и общественных дея-
телей, позволившие изучить настроения общественности обеих стран по от-
ношению друг к другу, а также провести их сравнительный анализ на этапе 
сотрудничества и конфронтации. Показательными в этой связи являются ра-
боты И. Эренбурга1, Д. Заславского2, Дж. Эндикотта3, Т Бака4, П. Годро5.  
Отдельно следует выделить  работы представителей Федерации русских 
канадцев – И.М.  Малании6  и  Г.Г.  Окулевича7.  Первая  вышла  в  Торонто  в 
1945  г.  и  представляет  собой  своего  рода  пособие  по  истории  Канады  для 
проживающего там русскоязычного населения. Она посвящена периоду, ох-
ватывающему период с момента открытия Канады и заканчивая Второй ми-
ровой войной. Поэтому для  данного исследования она интересна лишь в об-
щем плане. 
Другая работа рецензируется в журнале «Славяне» с названием, говоря-
щим о ее содержании, – «Книга о работе рабочих переселенцев»8. Как жур-
налист и общественный деятель Г.Г. Окулевич уделил особое внимание про-
блемам иммигрантов из России. Вышедшая в разгар холодной войны и рас-
считанная  на  определенный  эффект  работа  носит  пропагандистский  харак-
тер.  Автор  затрагивает  вопросы  борьбы  русских  иммигрантов  за  политиче-
                                           
1 Эренбург И.Г. В Канаде // Известия. – 1946. – 21 августа; Он же. В Америке (Очерк). – М., 1947; Он 
же. Кинопровокаторы. Скверный фарс в Оттаве // Культура и жизнь. – 1948. – 21 февраля. 
2 Заславский Д. Жалкий финал позорной комедии // Правда. – 1946. – 3 августа. 
3 Беседа с председателем Комитета сторонников мира Канады ДЖ. Эндикоттом // Литературная газе-
та. –  1950. – 15 марта. 
4 Бак Т. Наша борьба за Канаду. Избранные произведения 1923–1959 / Пер. с англ. – М., 1961; Он же. 
Тридцать лет коммунистического движения в Канаде (1922-1952) / Пер. с англ. – М., 1954; Он же. Правда о 
Канаде / Сокр. пер. с англ. – М., 1950 
5 Годро П. Неведение и превратные представления в российско-канадских отношениях // Российские 
исследования по канадской проблематике / Отв. ред. В.А. Коленеко  // Труды РАИК. Вып. 3. – М., 1999. С. 
115–153.  
6 Малания И. М. Краткая история Канады. – Торонто, 1945.  
7 Окулевич Г.Г. Русские в Канаде. – Торонто,1954.  
8 Пилипчук С.Н. Книга о жизни рабочих переселенцев // Славяне. – 1954. №12. С.56–59. 

 
 
29
ские  и  экономические  права  в 
Канаде, 
высоко 
оценивает 
деятельность «прогрессивных» русских и украинцев, отстаивающих револю-
ционные идеи в Канаде.  
Седьмую  группу  источников  представляют  документы  и  материалы 
Интернет сайтов. В основном здесь находятся канадские официальные пра-
вительственные документы, а также различного рода статистическая инфор-
мация1.  
Научная новизна работы состоит в следующем. 
• Впервые  в  отечественной  историографии  комплексно  исследована  и 
обобщена специфика становления и развития канадо-советских отношений в 
годы  Второй  мировой  войны,  выявлены  причины  и  последствия  ухудшения 
их в ранний период холодной войны. 
• На  основе  архивных  материалов  впервые  рассмотрены  культурные  и 
научные связи Канады и СССР в годы Второй мировой войны.  
• С  новых  методологических  позиций  изучено  «дело  Гузенко»,  ослож-
нившее  канадо-советские  отношения  после  окончания  военных  действий  и 
перехода стран от этапа партнерства к этапу конфронтации.  
• Впервые предпринята попытка определить отношение Канады к СССР 
на основе аналитических документов канадских политиков, а также рассмот-
реть советскую официальную позицию  по отношению к Канаде.  
• Новизна исследования связана в том числе и с выбором хронологиче-
ских  рамок  исследования,  позволившего  сравнить  характер  двусторонних 
отношений  в  годы  Второй  мировой  войны  и  начальный  период  холодной 
войны.  
• Проанализированы и введены в научный оборот новые архивные доку-
менты из фондов АВПРФ, ГАРФ, РГАЭ, касающиеся двустороннего сотруд-
                                           
1URL:http//www.dfait-maeci.gc.ca/department/history/dcer/menu-en.asp;URL:http//www.dfait-
maeci.gc.ca/department/history/hp/people- en.asp/an=1#w; URL:http//www.ccg.gcc.ca. 
 

 
 
30
ничества  и  позволившие  по-
новому  оценить  роль  Канады  в 
истории международных отношений в рассматриваемый период.  
Методологической  основой  диссертации  явились  принципы  исто-
ризма, научной объективности и системности. Принцип историзма позволил 
изучить исследуемые явления и процессы в их конкретно-исторической обу-
словленности,  развитии  и  соотношении  с  другими  явлениями.  Принцип  на-
учной объективности  способствовал максимальному приближению к дейст-
вительной  картине  прошлого.  С  помощью  принципа  системности,  подразу-
мевающего исследование исторических явлений с точки зрения их системной 
взаимосвязи,  удалось  из  множественных  фрагментов  изучаемой  проблемы 
создать  обобщенную  картину  событий  и  выявить  определенные  закономер-
ности  исторических  фактов  и  процессов.  Применение  системного  подхода 
способствует  многомерному  анализу  международных  отношений  и  синтезу 
логического и исторического подходов, что в свою очередь привело к даль-
нейшему развитию самой научной мысли при исследовании таких сложных 
явлений, как межгосударственные связи двух стран.  
При  решении  поставленных  задач  использованы  специальные  методы 
познания.  Сочетание историко-типологического и историко-сравнительного 
методов  помогло  структурировать  материал  в  хронологической  последова-
тельности и в то же время выделить наиболее важные закономерности и тен-
денции в развитии взаимоотношений Канады и СССР в рассматриваемый пе-
риод.  Применение  историко-генетического  метода  способствовало  выявле-
нию  причинно-следственных  связей  в  сложном  процессе  развития  двусто-
ронних  отношений.  Посредством  ретроспективного  анализа  сделаны  кон-
кретные выводы в ходе исследования. 
Практическая  значимость  диссертации  заключается  в  том,  что  по-
лученные  в  ходе  исследования  фактологический  материал  и  теоретические 
обобщения могут быть использованы при разработке учебных курсов по ис-
тории  международных  отношений  и  внешней  политики  России,  спецкурсов 

 
 
31
по  истории  и  культуре  Канады,  а 
также в рамках изучения новейшей 
истории стран Европы и Америки.  
Апробация исследования. Основные положения и выводы исследова-
ния обсуждались на заседаниях кафедры новой и новейшей истории Ставро-
польского  государственного  университета,  на  Всероссийской  научно-
практической конференции «Западноевропейская цивилизация и Россия: об-
щее и особенное» (Ставрополь, 18–20 октября 2003 г.), Всероссийском науч-
но-практическом  семинаре  «Канада  в  североамериканском  сообществе» 
(Волгоград, 12–13 февраля 2004 г.), Международных третьих канадских чте-
ниях (Санкт-Петербург, 20 апреля 2004 г.), Всероссийской конференции мо-
лодых канадоведов «Современная Канада» (Москва, 19 мая 2004 г.), а также 
содержатся в пяти публикациях автора.  
Структура  исследования.  Поставленные  цель  и  задачи  исследования 
определили структуру диссертации, которая состоит их введения, трех глав, 
заключения и списка источников и литературы. Работа строися по проблем-
но-хронологическому принципу.  

 
 
32
ГЛАВА I. РАЗВИТИЕ 
ПОЛИТИЧЕСКИХ 
ОТНОШЕНИЙ  КАНАДЫ  И  СССР  В  ГОДЫ  ВТОРОЙ  МИРОВОЙ 
ВОЙНЫ 
I.1. Установление официальных дипломатических отношений 
Канада  и  СССР  установили  дипломатические  отношения  уже  в  ходе 
Второй мировой войны, а именно – 12 июня 1942 г. Чтобы понять причины 
столь позднего разрешения этой проблемы, по нашему мнению необходимо 
провести небольшой экскурс в историю. 
Первое знакомство канадцев с большевиками произошло еще в 1918 г., 
когда,  по  предложению  Британии,  Канада  послала  свои  силы  в  Россию  для 
участия  в  иностранной  интервенции1.  Вмешательство  канадских  отрядов  в 
российские  дела  во  время  гражданской  войны,  последующая  активизация 
действий коммунистической партии Канады и гонения на религию в России 
(что  особенно  критиковалось  католическим  Квебеком)  не  способствовали 
развитию двусторонних связей. Таковые начали развиваться лишь с 1920 г., 
после снятия Верховным советом Антанты блокады России. Канада была за-
интересована  в  России  как  перспективном  экономическом  партнере.  С  дру-
гой стороны, Россия, разоренная гражданской войной и иностранной интер-
венцией, крайне нуждалась в промышленном оборудовании, сельскохозяйст-
венной технике и особенно в продовольствии. Поэтому, в силу объективных 
причин,  в  июле 1922 г.  Канада  присоединилась  к  Англо-Советскому  торго-
вому соглашению 1921г2. Таким образом, канадо-советские отношения при-
                                           
1 В июле 1918 г. в Мурманск прибыли 88 офицеров и унтер-офицеров, в сентябре в Архангельск две 
батареи канадской полевой артиллерии в составе 469 человек. В октябре 1918 г. из Ванкувера во Владиво-
сток под командованием генерал-майора Элмслея эскадрон северо-западной конной полиции, батарея поле-
вых орудий и другие подразделения – всего около 4 тысяч человек.  
2Russian trade delegation to Foreign Secretary. –London, 3.07.1922 // Documents on Canadian External Re-
lations (далее DCER). Vol. 3. (1919–1925) / Ed. By Lovell C. Clark. – Ottawa, 1970. Р.811–812; Обмен нотами 
между правительством РСФСР и правительством Великобритании о распространении торгового соглашения 

 
 
33
обрели 
официальный 
статус. 
Советская  Россия,  получив  со 
стороны Канады признание де-факто, реализовала свои интересы в деле лик-
видации дипломатической изоляции страны, а также в области внешней тор-
говли. В разоренную войной Россию из Канады поступали промышленное и 
сельскохозяйственное  оборудование  и  ряд  других  товаров.  Для  Канады  от-
крылся  огромный  российский  рынок.  Дальнейшему  улучшению  отношений 
способствовало  признание  в 1924 г.  Канадой  де-юре  нового  советского  ре-
жима. В том же году, в ответ на посещение английской торговой делегацией 
СССР,  в  состав  которой  входили  два  канадца,  Москва  отправила  в  Канаду 
свою делегацию во главе с А. Язьковым 1.  
Но канадо-советские отношения носили неустойчивый характер. В 1927 
из-за инцидента в Лондоне Канада последовала за Великобританией и разо-
рвала свои отношения с СССР2. В течение следующих пятнадцати лет страны 
не имели своих представительств друг у друга.  
В годы депрессии, во время нахождения у власти консервативного каби-
нета Р. Беннета, антисоветская кампания процветала. В 1931 году канадское 
правительство  установило  запрет  на  ввоз  из  СССР  угля  и  других  товаров. 
Москва быстро приняла ответные меры, наложив эмбарго на весь канадский 
импорт. 
С возвращением к власти либералов в 1935 году канадский министр тор-
говли и коммерции посетил Москву, чтобы принять меры для возобновления 
нормальных торговых отношений, и в сентябре 1936 г. страны сняли свои за-
                                                                                                                                        
от 16.03.1921г.  на  Канаду // Документы  Внешней  Политики  СССР  (далее  ДВП  СССР).  Т.5. – М., 1961. 
С.478–479. 
1 Лузянин Г. И. Россия и Канада в 1893–1927г. – М., 1997. С148. 
2 12 марта 1927 года лондонская полиция совершила обыск конторы «Аркоса» и торговой делегации 
СССР в Лондоне. Три дня спустя, Канада была информирована о том, что британское правительство распо-
лагало доказательствами того факта, что СССР использовал «Аркос» как центр военного шпионажа и ком-
мунистической деятельности в Великобритании, Соединенных Штатах и доминионах Британской империи. 
Далее указывалось, что британское правительство вынужденно было разорвать дипломатические отношения 
с СССР и предложило канадскому правительству поступить аналогичным образом.  

 
 
34
перты1.  Но,  тем  не  менее,  даже  к 
началу  войны  в  Европе  торговое 
соглашение  так  и  не  было  заключено.  Причиной  тому  послужило  новое 
ухудшение двусторонних отношений. Настоящим потрясением для большин-
ства стран, в том числе и для Канады, стало подписание 23 августа 1939 года 
Советско-германского  Пакта  о  ненападении2  и  неких  «секретных  протоко-
лов»,  что  было  недвусмысленно  расценено  Канадой  как  начало  сближения 
СССР с фашистской Германией.  
Канадский  журналист  Артур  Дэвис  в  своей  книге  «Канада  и  Россия. 
Друзья  и  соседи»  продемонстрировал  отрицательное  отношение  канадской 
прессы к советско-германскому соглашению, приводя выдержки из газет, от-
ражавшие точки зрения различных слоев населения. Так, например, «Торон-
то Телеграмм» писала: «Это удар по демократическим государствам и самой 
причине  демократии.  Это  означает,  что  Россия  не  будет  выступать  против 
решения  Гитлера  напасть  на  Польшу». «Виннипег  Фри  Пресс»  отмечала: 
«Россия  ведет  двойную  игру.  Каждый  помнит  четкое  отношение  Советов  к 
Лиге Наций. Все это были пустые жесты»3? 
Как свидетельствуют изученные нами материалы отношение канадской 
общественности к СССР было неоднозначным. Так, например, среди рабочих 
и  фермеров  было  распространено  чувство  глубокого  сожаления,  что  Совет-
ский Союз не был на союзнической стороне.  
Сомнения относительно ориентации СССР исчезли с началом советско-
финской войны. Теперь даже ранее сочувствующие, перешли к нему в оппо-
зицию. «Ивнинг  телеграмм»  характеризовала  нападение  России  на  Финлян-
дию  как  часть  плана  сделаться  полной  хозяйкой  на  Балтике.  Газета  писала: 
«Советская  Россия  стала  империалистическим  государством,  столь  же  жад-
                                           
1 Canada in world affairs. From Normandy to Paris. 1944–1946. Vol.4 / Ed. by Soward F.H. – London – To-
ronto – N. Y., 1950. P.297. 
2 Договор о ненападении между Германией и СССР. 23 августа 1939г. // Пономарев М. В. Смирнова 
С. Ю. Новая и Новейшая история стран Европы и Америки. – М., 2000. С.191–192. 
3 Davies R. A. Canada and Russia . Friends and neighbours. – Toronto, 1944. 

 
 
35
ным,  как  и  царская  Россия,  но 
бесконечно  более  безжалостным, 
предательским  и  недобросовестным»1.  Премьер-министр  Канады  Маккензи 
Кинг  назвал  советско-финскую  войну  «страшным  укусом  безжалостной  аг-
рессии», утверждая, что «целью заговора между Гитлером и Сталиным было 
доминирование над Европой»2. 
После  настойчивых  призывов  Лиги  Наций  Канада  согласилась  напра-
вить  в  Финляндию 100 тысяч  долларов  для  закупки  и  транспортировки  ка-
надских пищевых продуктов. В ответ  на просьбу правительства  Финляндии 
Канада  разрешила  финским  подданным  присоединиться  к  их  вооруженным 
силам, но отказалась допустить канадцев к вступлению в финскую армию и 
снабжать их военным оборудованием. Внезапное прекращение военных дей-
ствий предотвратило отправку продовольствия и вербовку финских поддан-
ных3. Позиция, занятая канадским правительством, была схожа с позициями 
других двадцати стран, входящих в Лигу Наций. 
Неологизм «коммунацизм» прочно закрепился в эти дни на газетных по-
лосах. Канадская пресса критиковала СССР за нарушение провозглашенных 
им же либеральных принципов о «не нарушении мира во всем мире». К Со-
ветскому Союзу стали относиться как к государству беспощадному и жесто-
кому, которое своими действиями аннулировало все, что утверждало и сим-
волизировало в международных отношениях4. 
 Еще  одной  из  причин  столь  позднего  установления  дипломатических 
отношений между странами послужили конспиративные связи Исполнитель-
ного Комитета Коммунистического Интернационала (далее ИККИ) с компар-
тией Канады. Коминтерн требовал от КПК с момента ее образования в 1921г. 
решительных  действий  по  свержению  капитализма.  Строго  засекреченная 
                                           
1 Ibid. P.– 87. 
2 Balawyder A. Canada in the uneasy war alliance // Canadian–Soviet relation 1939–1980 / Ed. by Balawy-
der A. – Oakville, 1981. P.2.  
3 Ibid. 
4 Canada in world affairs. From Normandy to Paris… P.297. 

 
 
36
связь между компартией Канады и 
ИККИ  функционировала  опера-
тивно.  В  Коминтерн  поступали  протоколы  всех  заседаний  исполкома  ком-
партии,  экземпляры  партийной  печати,  материалы  прошедших  съездов.  Из 
Москвы, наряду с общими директивами конгрессов Коминтерна и пленумов 
ИККИ,  направлялись  конкретные  рекомендации  и  оценки  текущих  дел  ка-
надских коммунистов. Коминтерн оказывал финансовую помощь КПК через 
коммерческую  фирму  «Аламерико»  Арманда  Хаммера (1898-1990), имею-
щую офис в Нью-Йорке и филиалы в Москве, Лондоне, Берлине1. Все это вы-
зывало серьезное опасение у канадских властей, и КПК постоянно попадала 
под запреты. Так, например, нелегально она существовала в 1921-1924, 1931-
1936  гг.  Кроме  того,  неэффективные  усилия  канадских  коммунистов  следо-
вать за линией партии привели к ее очередному запрещению в 1940 г. и ухо-
ду  ее  лидеров  в  подполье2.  На  нелегальном  положении  КПК  находилась 
вплоть до роспуска Коминтерна в мае 1943г. 
Несмотря,  однако,  на  общее  отрицательное  отношение  к  коммуниз-
му(особенно со стороны франкоканадцев и правительства М. Кинга), мы мо-
жем  утверждать,  что  антикоммунистические  чувства  в  Канаде  были  не  на-
столько сильны и не достигли такого уровня интенсивности, как в Соединен-
ных Штатах и Великобритании. Коммунизм был лишь маргинальной тенден-
цией в канадской политической жизни и не рассматривался как серьезная уг-
роза национальной безопасности до начала эры холодной войны. Позже это 
позволит Канаде пойти на сближение с Советским Союзом. 
Для того чтобы определить тенденции развития канадо-советских отно-
шений в начале 40-х гг.важно рассмотреть советский взгляд на Канаду. Как 
же СССР относился к этой стране?  
                                           
1 Бондаренко А. С. Коминтерн в Канаде // Переосмысление Канады: кросс-культурные размышления 
о канадском обществе. Вып. 2. –Волгоград, –2003. С.78. 
2 Запрещение Коммунистической Партии Канады // Хрестоматия по новейшей истории 1939–1945. Т. 
2 / Отв. ред. Гофман А. – М.,1960. С.272.  

 
 
37
К  началу  Второй  мировой 
войны  в  Советском  Союзе  о 
Канаде знали не много. Изначально советское руководство продолжало вос-
принимать ее как бывшую колонию Великобритании, не имеющую возмож-
ности  проводить  самостоятельную  не  только  внешнюю,  но  и  внутреннюю 
политику.  Помимо  этого,  Канада  рассматривалась  как  место  англо-
американского соперничества. Общественность СССР могла получать сведе-
ния об этой стране только из средств массовой информации. 
Несмотря на большую идеологизированность и отсутствие политическо-
го плюрализма, советская пресса начала 40-х гг. представляет собой ценный 
источник по изучению советского восприятия Канады.  
До  Второй  мировой  войны  Коминтерновская  пресса  рассматривала  Ка-
наду  как  жертву,  разрываемую  империалистическими  Соединенными  Шта-
тами и Великобританией. На страницах «Коммунистического Интернациона-
ла» выходили в свет эссе канадских коммунистов (таких как Т. Бак, С. Карр и 
др.), в которых описывалось плачевное положение канадского народа1. И, как 
бы вторя им, в официальных печатных органах СССР «Известиях» и «Прав-
де» публиковались работы о стачках и забастовках в Канаде, об «упадке их 
капиталистического строя» и успешном распространении коммунистическо-
го движения, о гонении на коммунистов. В подтверждение этому можно при-
вести  следующие  статьи: «Происки  реакции  в  Канаде»2, «Репрессии  против 
компартии в Канаде»3, «Преследование коммунистов в Канаде»4, «Неподго-
товленность Канады к войне»5. Любым статьям была присуща яркая идеоло-
гическая  окраска.  Со  временем  все  чаще  стали  появляться  публикации  в 
большей  степени  военного  характера  и  более  общего  плана,  комментирую-
щие  ход  военных  действий,  участие  в  них  различных  стран,  в  том  числе  и 
                                           
1 Black J.L. Canada in the Soviet mirror ( Ideology and perception in Soviet Foreign Affairs 1917–1991). – 
Carleton, 1998. P.122. 
2 Правда. – 1940. – 18 января. 
3 Правда. –1940. – 7 марта.  
4 Правда. – 1940. – 29 марта. 
5 Правда. – 1940. – 22 января. 

 
 
38
Канады. 
Например: «Развитие 
военной 
промышленности 
в 
Канаде»1, «Военная помощь Канады Союзникам»2, «США и Канада создают 
совместное управление по обороне»3 и др. 
Канадский ученый Дж. Л. Блэк в монографии «Канада в советском вос-
приятии»4,  проведя  глубокий  анализ  советской  прессы,  пришел  к  выводу  о 
том,  что  общественность  СССР,  не  имея  другого  источника,  получала  ин-
формацию  в  искаженном  виде  и  следовательно,  не  имела  адекватного  вос-
приятия Канады.  
Итак,  в  силу  указанных  выше  причин  Канада  и  СССР  так  и  не  смогли 
сблизиться и установить дипломатические отношения вплоть до начала Вто-
рой мировой войны. Картина решительно изменилась с открытием восточно-
го фронта. 
Нападение Германии на СССР заставило правящие круги западных дер-
жав  внести  существенные  коррективы  в  свою  политику.  Правительство  Ка-
нады, вслед за правительством Великобритании, пошло на установление во-
енного сотрудничества с СССР в целях борьбы с общим врагом. 
Весть  о  вторжении  Германии  на  территорию  СССР  застала  канадского 
премьер-министра  в  его  загородной  резиденции  в  Кингсмере.  Вечером  того 
же  дня,  прослушав  речь  У.Черчилля  по  Би-Би-Си,  М.  Кинг  передал  текст 
собственного заявления для канадских СМИ. Он сделал это еще до прихода 
официальной  телеграммы  из  Лондона,  в  которой  выражалась  просьба  пуб-
лично  одобрить  решение  английского  правительства  о  поддержке  борьбы 
СССР. В ней говорилось: «Нацистское нападение на Советскую Россию - не 
крестовый  поход  против  Красной  угрозы.  Это  новая  стадия  нападения  на 
                                           
1 Правда. – 1940. – 30 июня.  
2 Правда  –1940. – 6 июня. 
3 Правда. – 1940. – 20 августа. 
4 Black J.L. Op. cit.  

 
 
39
Англию  и  на  все  демократические 
государства»1. М.Кинг, выступая в 
парламенте заявил, что не Россия является угрозой миру и свободе, а Герма-
ния, при этом добавив: «Каждый, кто воюет с нашим врагом, защищает наше 
дело»2. 
Помимо  сходного  содержания  решений  британского  и  канадского  пра-
вительств,  похожими  были  также  и  мотивы  этих  решений. «Отвлечение  на 
восточный  фронт, – говорилось  в  канадском  заявлении, – должно  дать  воз-
можность  Британии  и  Америке  усилить  Западный  Фронт»3.  Таким  образом, 
нападение Германии на СССР облегчало положение Запада. Перспектива пе-
ренесения  на  Советский  Союз  всей  тяжести  войны  с  Гитлером  устраивала 
канадское правительство, но, тем не менее, Оттава отчетливо понимала, что 
если Вермахт поставит на колени Советский Союз, то далее будет претендо-
вать  на  мировое  господство.  Такого  со  стороны  союзников  допустить  было 
нельзя.  
Очевидно, что правительство Канады, исходя из общих интересов борь-
бы  с  фашистской  Германией,  высказалось  в  поддержку  СССР.  Аналогично 
оно одобрило и советско-английское соглашение от 12 июля 1941г. 
На самом деле практическое сотрудничество между странами налажива-
лось довольно медленно. Отрицательное отношение большинства канадцев к 
коммунистическому  Советскому  Союзу  не  способствовало  развитию  поли-
тических и культурных связей. Так, третий секретарь МИДа С. Рей отметил: 
«Вражда к Советской России в Канаде являлась постоянным фактором в ис-
тории отношений обеих стран, и его действие сразу не прекратится»4. Кроме 
того,  подавляющее  большинство  канадских  печатных  изданий  также  при-
                                           
1 Immediate. Secret. Dominions secretary to secretary of state of External Affairs. –London, 23.06.1941 // 
DCER. Vol. 8.2. (1939–1941) / Ed. by David R. Murray. –Ottawa, 1976. № 952. P.1099.  
2 Secretary of state for External Affairs to Dominions secretary. –Ottawa, 23.06.1941 // Ibid. – №955. 
P.1100–1102. 
3 Ibid. – P.1101. 
4Memorandum by Third Secretary. Canadian comment on recent developments in Canadian–Russian rela-
tionships. – Ottawa, 30.07.1941 // Ibid. – №961. P.1109.  

 
 
40
держивались 
антисоветских 
взглядов. 
Традиционно 
анти-
коммунистическую позицию поддерживала франкоязычная пресса, в частно-
сти, «Аксьен Католик», «Ле Друа», «Ле Жур» и др. Редакции таких англоя-
зычных газет как «Файнешнел Пост», торонтовские «Телеграм» и «Глоб энд 
Мэйл»  к  этому  вопросу  относились  сдержано,  с  продолжением  осуждения 
советского  коммунистического  режима  и  деятельности  компартии  Канады. 
Например, «Телеграмм» писала: «Тот факт, что советское правительство яв-
ляется той же самой породы, что и нацистское, не вызывает сомнения. И хотя 
сейчас Россия и борется с нашим врагом, ей не стоит доверять больше, чем 
врагу»1. При всем этом в Канаде были и просоветские издания: «Оттава Си-
тезен»  и  «Канадиан  Трибьюн»,  например,  полностью  поддерживали  совет-
скую политику.  
Правительство Кинга всегда отличалось антикоммунистическими взгля-
дами,  но  перспективы  сотрудничества,  особенно  экономического  плана,  а 
также  боязнь  Германии  были  сильнее  идеологических  антипатий.  Начался 
короткий, но в целом успешный период военно-экономического сотрудниче-
ства Канады с Советским Союзом. 
Изначально в войне Канада делала ставку не на участие в военных дей-
ствиях,  а  на  промышленное  развитие  страны.  Об  этом  свидетельствует  тот 
факт, что к моменту вступления в войну канадская армия насчитывала всего 
4, 5 тысячи человек2, но военная промышленность развивалась при этом ус-
коренными темпами. В советской печати стали появляться статьи о росте во-
енно-экономического потенциала Канады. В частности, 23 сентября 1941года 
«Известия»  опубликовали  речь  руководителя  канадской  авиационной  про-
мышленности  Бэлла,  в  которой  он  заявлял  об  успехах  в  авиастроении3.  Во-
обще  авиационной  промышленности  Канада  уделяла  особое  внимание,  по-
скольку  это  диктовалось  объективными  причинами  военной  действительно-
                                           
1 Davies R. A. Op. cit. P.91. 
2 Canada at War. 1945. № 45. P.22. 
3 Известия. – 1941. – 23 сентября.  

 
 
41
сти.  Так,  уже  на  начальном  этапе 
войны  в  доминионе  было  создано 
более 115 летных школ1. В 1941 году в советской периодике все чаще появ-
лялись статьи о подготовке летных кадров в Канаде. Советская пресса также 
широко освещала участие канадских войск в войне, сообщалио помощи, ко-
торую  она  оказывала  союзникам.  Данный  факт  свидетельствует  о  том,  что 
СССР четко понимал стратегию Канады и, идя на развитие двусторонних от-
ношений,  делал  ставку  на  Канаду,  прежде  всего  как  на    военно-
экономического партнера. 
Однако, находясь в тесном сотрудничестве с США и Великобританией, 
Канада не препятствовала союзнической стратегии, по которой основная тя-
жесть войны должна была лечь на СССР. Такую позицию не раз высказывали 
канадские  политики.  Так,  в  памятной  записке  Э.  Рейда  от 24 июня 1941г., 
впоследствии ставшего экспертом по СССР, говорилось: «В случае удержа-
ния России в войне…через год или два мы сможем начать наступление про-
тив  Германии  из  России,  используя  огромные  армии  России,  оснащенные 
вооружением США»2. Немного позже, а точнее, 30 июля 1941г., в связи с но-
вым этапом в канадо-советских отношениях, аналогичными мыслями делил-
ся другой канадский политик С. Рей. В своем меморандуме он заявил: «Жиз-
ненно  важным  для  Канады  …является  удержание  России  в  войне.  Если  это 
удастся, то Восточный фронт Германии станет для нее (Германии) постоян-
ным  источником  истощения  людских  и  материальных  ресурсов,  и  русский 
фронт может со временем стать плацдармом для наступления против Герма-
нии. Но если не удастся удержать Россию в войне, то перспективы для союз-
ников будут мрачными»3. 
                                           
1 Известия. – 1941. – 3 июля. 
2 Memorandum from Second Secretary to Under–Secretary of state for External Affairs. –Ottawa, 24.06.1941 
// DCER. V. 8.2. №956. P.1102–1103.  
3 Memorandum by Third Secretary. Canadian comment on recent developments in Canadian-Russian rela-
tionships. –Ottawa, 30.07.1941 // Ibid. – №961. P.1109. 

 
 
42
Условия  военного  времени 
диктовали 
необходимость 
установления официальных двусторонних отношений. В Канаде все больше 
появлялось  сочувствующих  Советскому  Союзу.  Движение  солидарности 
включало в себя представителей различных социальных слоев. Осенью 1941 
года  канадское  правительство  получило  тридцать  восемь  резолюций  от 
профсоюзов,  местных  жителей  и  антифашистских  групп,  выступающих  за 
дипломатический обмен. Представитель палаты общин А. Макиннис попро-
сил премьер-министра М. Кинга «начать переговоры с советским правитель-
ством  по  обмену  министрами,  что  позволит  избавиться  от  предрассудков, 
препятствующих Канаде в понимании СССР»1. Предрассудки, о которых шла 
речь, были связаны со страхом перед коммунизмом, поскольку Коммунисти-
ческая партия Канады ассоциировалась с беспорядками в годы депрессии. 
Канадская  общественность  также  считала,  что  предпосылки  для  уста-
новления официальных двусторонних отношений давно созрели. «Нет ника-
кой  причины,  почему  наше  правительство  должно  задерживать  учреждение 
дружественных формальных контактов с Россией через обмен дипломатиче-
скими представителями», – писала «Глоб энд Мейл» осенью 1941г2.  
В  декабре 1941 г.  в  Монреале  состоялся  митинг,  организованный  «Ко-
митетом оказания медицинской помощи России и Канадским Красным Кре-
стом», на котором присутствовало свыше одиннадцати тысяч человек. При-
бывший на этот митинг бывший американский посол в Советском Союзе Дэ-
вис выступил в поддержку Советского Союза. В своей речи он заявил: « Не 
исключено, что повторится наполеоновский разгром. Провал попыток Гитле-
ра  уничтожить  Красную  Армию,  несомненно,  является  предвестником  ко-
нечного поражения Германии»3. Кроме того, Советский Союз поддерживали 
рабочие и профсоюзные организации. Они требовали оказать более прямую и 
ощутимую помощь русским. 
                                           
1 Balawyder A. Op. cit. P.4. 
2 Davies R.A. Op. cit. P.91. 
3 Известия. – 1941. – 23 декабря  

 
 
43
Известный 
отечественный 
канадовед  Л.В.  Поздеева  в  своей 
работе  «Канада  в  годы  Второй  мировой  войны»  приводит  данные  опроса, 
проведенного 6 декабря 1941 года  канадским  институтом  общественного 
мнения.  Опрос показал, что абсолютное большинство (91% канадцев) одоб-
рял помощь России. Достаточно высокий процент наблюдался и во франко-
канадской провинции Квебек – 80%1.  
В конце 1941года правительство Кинга предприняло ряд шагов, направ-
ленных  на  укрепление  сотрудничества  с  СССР.  Например,  был  снят  запрет 
на распространение в Канаде советских периодических изданий, установлен-
ный летом 1940г2. Кроме этого, необходимость идти в одном направлении с 
политикой  Британии  привела  к  объявлению  доминионом  войны  Румынии, 
Венгрии, Финляндии и Японии 7 декабря 1941г, что, по нашему мнению, не-
сомненно,  явилось  положительным  моментом  для  улучшения  канадо-
советских отношений.  
Значение  советско-германского  фронта  еще  более  возросло  с  началом 
военных действий  на  Тихом  океане.  Кульминацией  развития  событий  стало 
подписание 1 января 1942 в Вашингтоне Декларации Объединенных Наций3. 
Иначе говоря, была сформирована мощная антигитлеровская коалиция в со-
ставе 26 государств,  в  числе  которых  находились  СССР  и  Канада.  Эти  два 
государства официально стали союзниками.  
 Начали налаживаться и первые прямые связи между Оттавой и Москвой 
по  государственной  линии.  После  Московской  конференции  деятельность 
которой и пресса, и правящие канадские круги оценили очень высоко, прави-
тельство  Канады  согласилось  принять  одного-двух  советских  консулов,  для 
                                           
1 Поздеева Л. В. Канада в годы второй мировой войны. – М., 1986. C.214. 
2 Там же. С.216. 
3 Сиполс В. Великая победа и дипломатия 1941–1945. – М., 2000. С.87. 

 
 
44
того чтобы облегчить организацию 
доставки  помощи  в  Советский 
Союз1. Об этом был извещен посол СССР в Великобритании И. М. Майский2. 
В  Оттаве  положительно  отреагировали  на  инициативу  правительства 
СССР  в  конце 1941г.,  предложившего  заключить  на  основе  взаимности  со-
глашение об обмене консульскими представителями.  
Лондон  же,  указывая  на  неготовность  его  доминиона  установить  кон-
сульские  отношения,  был  заинтересован  в  назначении  своих  консулов  в 
СССР3, но, как отмечает Л. В. Поздеева, канадская дипломатия хотела повы-
сить  удельный  вес  доминиона  в  оформлявшейся  на  Вашингтонской  конфе-
ренции структуре высшего военного руководства США и Англии. «Позиции 
Канады в Объединенном Комитете начальников штабов укрепятся, – заявил 
заместитель министра иностранных дел Канады Н. Робертсон, – если мы бу-
дем иметь собственное прямое представительство в других главных центрах 
союзнических военных усилий»4. 
 Военный комитет в Оттаве, заслушав информацию Н. Робертсона о хо-
де двусторонних переговоров, принял решение 6 января 1942г. о том, что Ка-
нада должна быть представлена в СССР посланниками. Решено было срочно 
обратиться  к  советскому  правительству  и  дать  канадскому  верховному  ко-
миссару в Лондоне полномочия на заключение соглашения об обмене консу-
лами. 22 января 1942 г. такими полномочиями М. Кинг наделил В. Мэсси5. 
Официальное подписание соглашения об установлении консульских от-
ношений состоялось 5 февраля 1942 года в Лондоне. Со стороны Канады его 
                                           
1 Most secret. Secretary of state for External Affairs to High Commissioner in Great Britain. – Ottawa, 
31.10.1941 // DCER. Vol. 7.1. (1939–1941) /Ed. by David R. Murray. – Ottawa, 1974. № 506. P.356.  
2 Майский И.М. Воспоминания советского посла. – М., 1987. 
3 High Commissar in Great Britain to Secretary of state for External Affairs. – London, 15.12.1941 // DCER. 
Vol. 9. (1942–1943) / Ed. by John F. Hilliker. – Ottawa, 1987. № 60. P.42.  
4 Поздеева Л. В. Указ. соч. С.217. 
5 Secretary of state for External Affairs to High Commissar in Great Britain. –Ottawa, 22.01.1942 // DCER. 
Vol. 9. № 61. P.44.  

 
 
45
подписал  канадский  верховный 
комиссар  в  Великобритании  В. 
Мэсси, со стороны СССР – посол СССР в Великобритании И. М. Майский1. 
Выступая  в  палате  общин  практически  сразу  после  подписания  согла-
шения,  премьер-министр  М.  Кинг  заявил: «Канадское  правительство  верит, 
что учреждение прямых отношений в соответствии с этим соглашением су-
щественно  облегчит  решение  общих  проблем,  проистекающих  из  военных 
усилий наших двух стран»2.  
Канадская  пресса  также  положительно  отнеслась  к  факту  подписания 
соглашения. «Ле Канада» и «Ле Солей» 7 февраля выражали удовлетворение 
реалистичной политикой Канады. Торонтовская «Глоб энд Мэйл» от того же 
числа  утверждала,  что  канадские  представители  в  России  смогут  сообщать 
более точную информацию об этой противоречивой стране, а также о воен-
ных потребностях Советского Союза3.  
 В  советской  же  печати  последовало  только  официальное  сообщение  о 
том, что в результате происходивших в последнее время переговоров между 
правительствами СССР и  Канады 5 февраля в  Лондоне было подписано со-
глашение об установлении консульских отношений и об обмене консульски-
ми представителями4.  
Но  почему  же  установление  формальных  отношений  произошло  лишь 
на консульском уровне? Ведь еще когда советский дипломат в Великобрита-
нии  И.М.  Майский  предлагал  черновой  проект  соглашения,  определяющий 
процедуру такого обмена, канадский военный комитет в принципе согласил-
ся с предложениями Майского, но рекомендовал, чтобы обмен был скорее на 
уровне министров, нежели консулов. 
Ответ очевидно кроется в том, что Канада оставалась тесно привязанной 
ко всей системе британских имперских отношений. Являясь членом Британ-
                                           
1 Известия. – 1942. – 8 февраля. 
2 Davies R.A. Op. cit. P.94.  
3 Balawyder A. Op. cit. P.5. 
4 Известия. – 1942. – 8 февраля.  

 
 
46
ского  Содружества,  она  не  имела 
права 
нарушать 
принципа 
консультативного  сотрудничества,  или,  выражаясь  другими  словами,  демо-
кратического  единства  империи.  Поэтому  в  своих  отношениях  с  Советским 
Союзом  она  продолжала  придерживаться  политики  Британии1,  несмотря  на 
то что уже с 1926 г. официально обладала полным суверенитетом во внешне-
политической  деятельности2.  Установить  утраченные  отношения  с  Совет-
ским  Союзом  на  консульском  уровне  было  гораздо  проще,  чем  обменяться 
дипломатическими представителями. Кроме того, существовали и внутриго-
сударственные факторы. Премьер-министр М.Кинг одобрил консульский об-
мен, чтобы не вызвать возмущение франкоканадцев и антисоветских славян-
ских этнических групп.  
Но военная действительность ставила перед канадской дипломатией бо-
лее широкие задачи. Официальная Оттава понимала, что повышение уровня 
представительства  способствовало  бы  укреплению  ее  статуса  как  самостоя-
тельного государства. К тому же, МИД убедил Кинга, что министерский об-
мен  был  бы  более  совместим  со  статусом  Советского  Союза  и  с  предпола-
гавшейся ролью, которую СССР будет играть в послевоенные годы. Так, 27 
февраля 1942г. заместитель министра иностранных дел Н. Робертсон в своем 
меморандуме рекомендовал обмен не консулами, а посланниками, то есть на 
том же уровне, что Великобритания, США и другие союзные страны. Указы-
вая на долгосрочные интересы Оттавы, Робертсон отметил: «В основном нас 
интересует  информация  о  ведении  русскими  войны  и  планы  России  по  ре-
конструкции в послевоенный период. А также вопросы теперешней и после-
военной  торговли,  самостоятельные  выводы  о  политических  условиях  и 
                                           
1 Лузянин Г. И. Указ. соч. С.152. 
2 Конференция Империи 1926 года подтвердила в своей Декларации Равноправия, что Соединенное 
Королевство,  а  также  все  доминионы  стали  «автономными  государствами  внутри  Британской  Империи, 
равными по статусу и никоим образом не подчиняющиеся друг другу». Однако, они были объединены «вер-
ностью  монархии»,  и  назывались  «членами  Британского  Содружества  Наций».  Эти  резолюции  были  под-
тверждены британским парламентом в Вестминстерском законе в 1931 году. 

 
 
47
внутренней обстановке в России»1. 
Помимо 
этого, 
заместитель 
министра  задавался  вопросом: «Почему  наше  представительство  в  России 
должно принять ту же форму, как и наше представительство в Гренландии и 
на острове Сен-Пьер»2? В заключение он предложил обсудить вопрос об об-
мене с Россией посланниками на министерском уровне. 
В связи этим 15 марта 1942 года Оттава обратилась в Лондон с просьбой 
дать  согласие  на  обращение  к  правительству  СССР  с  целью  создать  там  на 
взаимной основе дипломатическую миссию3. В документе выражалась наде-
жда, что такие действия будут способствовать сохранению и развитию дру-
жественных отношений не только между двумя странами, но и между СССР 
и  Британским  Содружеством  в  целом.  Также  было  принято  решение  уведо-
мить И. Майского о предпринимаемых Канадой шагах в направлении укреп-
ления  двусторонних  отношений4.  Переговоры  с  СССР  заняли  немного  вре-
мени.  В  подтверждение  этому  служит  телеграмма  верховного  комиссара  В. 
Мэсси  от 31 марта 1942г.,  направленная  в  Оттаву,  в  которой  он  сообщает, 
что И. Майский уже получил согласие своего правительства установить ди-
пломатические отношения с Канадой. Мэсси также отметил: «При изменив-
шихся обстоятельствах советское правительство отменило назначение госпо-
дина Ерофеева в качестве консула в Оттаве, но пожелало в дополнение к сво-
ей дипломатической миссии установить консульство в Галифаксе»5. 
Одновременно с ходом переговоров по установлению канадо-советских 
дипломатических отношений Лондон хотел, чтобы Оттава присоединилась к 
будущим  договорам  с  Советским  Союзом.  В  послании  В.  Мэсси  министру 
                                           
1 Memorandum from Under-secretary of State for External Affairs to Prime Minister. –Ottawa, 27.02.1942 // 
DCER. Vol. 9. № 62. P.44.  
2Ibid. 
3 Secretary of state for External Affairs to Dominions Secretary. –Ottawa, 15.03.1942 // Ibid. – № 63. P. 45–
46. 
4 Ibid. 
5 High Commissar in Great Britain to Secretary of state for External Affairs. –London.31.03.1942 // Ibid. – 
№ 64. P.46.  

 
 
48
иностранных  дел  Канады  от 22 
апреля 1942г. верховный комиссар 
доводил до сведения о том, что «в Москве Сталин спрашивал Идена, подпи-
шут ли эти договоры доминионы?»1  
Мнение канадских министров на этот счет было отрицательным. Канаду 
не  устраивало,  что  британское  правительство  неофициально  исследует  во-
прос о присоединении доминионов к будущим договорам с СССР. Ссылаясь 
на отказ США подписать договор, гарантирующий восстановление западных 
границ СССР, Канада поставила в известность о своем отрицательном реше-
нии Британию2. 
В этом на наш взгляд прослеживается изменившееся положение Канады, 
смещение  ее  внешнеполитических  акцентов  с  большей  ориентацией  на  Со-
единенные Штаты. 
26 мая 1942 года англо-советское соглашение было подписано3. После-
дующее исключение из текста документа всяких ссылок на территориальные 
вопросы  было  рассмотрено  канадскими  политиками  как  факт,  обещающий 
большую степень согласия между Объединенными Нациями»4. 
Как свидетельствует источник, помощник Н. Робертсона Дж. Глейзбрук 
в  своем  меморандуме  от 2 июня 1942 г.  указывал,  что  данный  договор  не 
вступает в противоречие с политикой Соединенного Королевства, …и не на-
правлен против интересов других Объединенных Наций»5. 
                                           
1 Secret. High Commissar in Great Britain to Secretary of state for External Affairs. –London.22.04.1942 // 
Ibid. – № 1532. P.1856.  
2 Secretary of state for External Affairs to High Commissar in Great Britain. –Ottawa, 1.05.1942 // Ibid. – № 
1534. P.1857. 
3 26 мая 1942 года СССР и Англия заключили договор о союзе в войне против гитлеровской Герма-
нии и ее сообщников и о сотрудничестве после войны // История внешней политики СССР. Т. 1. / Отв. ред. 
Громыко А. А., Пономарева Б. Н. – М., 1976. С.436–437.  
4 Поздеева Л. В. Канада и СССР в годы Второй мировой войны // Американский ежегодник 1982. – 
М., 1982. С.22.  
5 Secret. Memorandum by Special Wartime Assistant to Under-secretary of State for External Affairs. –
Ottawa, 2.06.1942 // DCER. Vol. 9. № 1535. P.1858.  

 
 
49
Дж.  Глейзбрук  выделил  две 
возможные 
линии 
канадского 
поведения  по  отношению  к  договору:  присоединиться  или  просто  одобрить 
таковой. Зам. министра иностранных дел Н. Робертсон и  другие внешнепо-
литические деятели понимали, что присоединение к договору в дальнейшем 
могло вовлечь Канаду в более широкую систему коллективной безопасности, 
к чему она была еще не готова. Поэтому решено было просто одобрить анг-
ло-советский договор. 
11июня 1942 г., за день до подписания соглашения об установлении ди-
пломатических отношений между Канадой и СССР, Кинг представил палате 
общин  в  Оттаве  копию  англо-советского  договора  с  текстом  ответной  теле-
граммы Черчиллю, в которой выражалось удовлетворение по поводу успеш-
ного завершения переговоров между Великобританией и СССР1.  
Таким образом, по нашему мнению одобрение англо-советского догово-
ра Канадой еще раз указало на ее желание установить официальные отноше-
ния с СССР. 
После дополнительных переговоров 12 июня 1942 года было подписано 
официальное соглашение об обмене дипломатическими представителями. Со 
стороны Канады свою подпись поставил верховный комиссар в Великобри-
тании В. Мэсси, со стороны СССР – советский посол в Великобритании И.М. 
Майский.  По  этому  договору  оба  правительства  соглашались  установить 
прямые  дипломатические  отношения  и  обменяться  посланниками.  Договор 
вступил  в  силу  с  момента  подписания  и  в  ратификации  не  нуждался2.  Это 
был один из серьезных шагов, направленных на укрепление дружественных 
отношений между Канадой и СССР. 
Как только уровень обмена был улажен, оба правительства начали про-
цесс отбора соответствующих кандидатур и их штата. Больше всего Канада 
                                           
1 Поздеева Л. В. Канада и СССР в годы Второй мировой войны. С.23. 
2  Соглашение  об  установлении  дипломатических  отношений  между  Советским  Союзом  и  Кана-
дой.12.06.1942 // Внешняя  политика  Советского  Союза  в  период  Отечественной  войны.  Т.1. –М., 1946. С. 
287–288; Известия. – 1942г. –13 июня.  

 
 
50
стремилась 
иметь 
квалифицированного  и  всемирно 
признанного  министра  в  Москве.  Необходимо  было  найти  такого  человека, 
который не только показал бы веру Канады в важность двусторонних отно-
шений,  но  и  указал  бы  на  ее  искренность  в  оказании  помощи  Советскому 
союзу  в  течение  и  после  войны.  Было  рассмотрено  семь  кандидатур.  После 
серьезного  обдумывания  канадским  правительством  был  выбран  Л.Д.  Уил-
гресс, тогдашний заместитель министра торговли и коммерции. Он имел бле-
стящую карьеру государственного чиновника: с 1916 по 1932 гг. служил спе-
циальным  торговым  канадским  уполномоченным  в  Омске,  Владивостоке, 
Лондоне,  Гамбурге,  исполняя  при  этом  обязанности  директора  разведыва-
тельной коммерческой службы. Работал в качестве представителя имперской 
экономической  конференции,  проведенной  в  Оттаве.  В 1936 году он  сопро-
вождал В. Б. Эйлера в составе торговой делегации в Советский Союз, целью 
которой  являлось  возобновление  торговли  с  Россией  после  снятия  эмбарго, 
введенного в 1931 году1. Знание русского языка и острое понимание эконо-
мических  вопросов  помогло  ему  снабжать  Канаду  реальной  информацией 
относительно  политической,  социальной  и  экономической  ситуации  в  Рос-
сии, позволяющей проследить перспективы послевоенной торговли.  
Со стороны СССР посланником был назначен Ф.Т. Гусев, талантливый 
политик, тонкий дипломат. Его отчеты всегда характеризовались точностью 
и лаконичностью. В октябре 1942г. он прибыл в столицу Канады, где вручил 
свои  верительные  грамоты  генерал-губернатору.  Советский  посланник  был 
принят  очень  радушно,  и,  как  свидтельстуют  архивные  материалы  в  знак 
особого  отношения  к  Советскому  Союзу  миссии  выделили  один  из  лучших 
домов  Оттавы.  Это  отметил  даже  министр  иностранных  дел  Британии  Э. 
Иден,  посетивший  Канаду2.  При  вручении  своих  верительных  грамот  гене-
рал-губернатору, Ф.Т. Гусев выразил надежду, что установление дипломати-
                                           
1 Wilgress L. D. Memoirs. – Toronto, 1967. P.124.  
2 Архив Внешней Политики Российской Федерации (далее АВП РФ). Ф.099. Референтура по Канаде. 
Секретно. Оп.14. П.3. Д.5. Л.47. 

 
 
51
ческих 
отношений 
и 
обмен 
дипломатическими 
представителями  между  Советским  Союзом  и  Канадой  продвинет  дружест-
венные отношения между двумя странами1. 
Канадская миссия начала свою работу пятью месяцами позже советской 
в  Куйбышеве,  поскольку  туда  было  эвакуировано  большинство  дипломати-
ческих миссий. В Москве было опасно находиться в связи с близостью фрон-
та.  
По свидетельству Уилгресса, причиной задержки выезда канадской мис-
сии стало затянувшееся решение организационных вопросов о продовольст-
вии и оборудовании для миссии, кроме того возникли трудности при подборе 
штата для работы в Союзе2. «Нужны были люди, не являющиеся ни яркими 
коммунистами,  ни  яркими  антикоммунистами»,–  позже  вспоминал  в  своих 
мемуарах посол3. 
 Совершенно другую причину задержки открытия канадской миссии на-
зывает Ф. Гусев. На приеме, который он устроил 2 января 1943г. в Оттаве в 
честь канадского посланника Д. Уилгресса, зашел разговор о Сталинграде. В 
своем отчете в Москву Ф.Т. Гусев, указывал, что большинство официальных 
лиц Канады не предполагали, что советским войскам удастся отстоять город. 
«Отъезд Уилгресса был задержан в связи с тем, что канадское правительство 
решило выждать, как обернется дело под Сталинградом и на Кавказе», – от-
мечал советский посланник4. 
В конечном итоге в состав первой канадской миссии вошли посланник 
Л. Д. Уилгресс, капитан канадской армии, лингвист Дж. А. Маккордик, Ар-
нольд Смит, в то время работавший при британском министерстве информа-
                                           
1 Balawyder A. Op. cit. P.5. 
2 Wilgress L. D. Op. cit. P.124. 
3 Ibid. P.124. 
4 АВПРФ. Ф.099. Оп.14. П.3. Д.5. Л.1. 

 
 
52
ции,  участник  двух  мировых  войн 
Х. Лефебвр и капитан Г. Окулевич 
– канадец русского происхождения1.  
В ноябре 1942 года на имя И.В. Сталина была получена телеграмма от 
премьер-министра  М.  Кинга.  В  ней  он  выражает  самые  сердечные  поздрав-
ления  в  связи  с  установлением  дипломатических  отношений. «Я  имел  удо-
вольствие  приветствовать  г.  Федора  Гусева  по  его  прибытии  в  Оттаву.  На-
значение г. Ф. Гусева в качестве первого советского посланника и назначение 
г. Д. Уилгресса в качестве первого посланника Канады в СССР было встре-
чено  с  энтузиазмом  народом  Канады» – писал  М.  Кинг2.  Помимо  этого,  ка-
надский  премьер-министр  выразил  восхищение  канадцев  отвагой  и  героиз-
мом  вооруженных  сил  и  народов  СССР  в  их  сопротивлении  агрессии. «Мы 
верим,  что  обмен  дипломатическими  представителями  будет  иметь  далеко 
идущие  результаты  в  дальнейшем  развитии…  взаимопонимания  и  тесного 
сотрудничества» – констатировал последний3. Кинг также выражал надежду, 
что  это  был  только  один  из  многих  шагов,  которые  в  будущем  послужат 
обеспечению общих интересов и более тесно свяжут обе страны узами меж-
дународной дружбы и доброй воли. 
Поскольку  прибывшая  канадская  миссия  разместилась  в  Куйбышеве,  а 
большинство  руководящего  состава,  в  том  числе  народный  комиссар  ино-
странных дел В. М. Молотов остались в Москве, это вызывало определенные 
трудности  в  работе.  В  Куйбышеве  вопросами  дипломатии  занимался  замес-
титель народного комиссара иностранных дел С. А. Лозовский.  
С  размещением  канадской  миссии  также  возникли  определенные  про-
блемы, о чем свидетельствуют найденные нами источники, содержащие мно-
                                           
1 Black J.L. Op. cit. P.133. 
2  К  обмену  дипломатическими  представителями  между  СССР  и  Канадой.  Телеграмма  премьер–
министра М. Кинга.10.11.1942 // Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т.1. 
С.326 
3 Там же. 

 
 
53
гочисленные 
ходатайства 
Уилгресса  с  просьбой  улучшить 
условия проживания1.  
Для представления своих верительных грамот Д. Уилгресс отправился в 
Москву. Будучи в столице, канадский посланник был принят В. Молотовым 
17 марта 1943 г. и в беседе с последним выразил надежду на дальнейшее ук-
репление  дружественных  отношений  между  странами. «Канадское  прави-
тельство  уверенно,  что  в  мирное  время  СССР  и  Канада  будут  иметь  много 
общего, поскольку Канада играет важную роль благодаря своей хорошо раз-
витой  промышленности»2.  Он  также  отметил,  что  канадское  правительство 
придавало  большое  значение  установлению  дипломатических  отношений  с 
СССР (имелось в виду оказание взаимной помощи против немцев), и выразил 
надежду на увеличение канадских поставок. В свою очередь В. М. Молотов, 
высказав  свое  теплое  отношение  к  канадскому  народу,  просил  также  пере-
дать благодарность канадскому правительству3. 
На  следующий  день, 18 марта 1943, Верительные  грамоты  были  пред-
ставлены  председателю  Президиума  Верховного  Совета  СССР  М.  И.  Кали-
нину. В Москве Уилгресс также встретился с В. Г. Деканозовым и другими 
официальными лицами4. 
Зная о трудности получения информации в СССР от своих британских и 
американских коллег, канадский МИД не питал иллюзий относительно дос-
товерности той информации которую будет получать от своего посланника. 
«Мы понимаем, – писал М. Кинг Д. Уилгрессу, – что Вам будет очень трудно 
обеспечить подлинность информации о советской политике, особенно отно-
сительно  будущих  тенденций.  Поэтому  мы  не  ожидаем,  что  Вы  во  многих 
                                           
1 Wilgress L. D. Op. cit. P.128. 
2 АВПРФ. Ф.099. Оп.5. П.24. Д.268. Л.1. 
3 Там же. Л.2. 
4 АВПРФ. Оп.5. П.5. Д.1. Л.5. 

 
 
54
случаях сможете обеспечить более 
чем ее грубую оценку»1. Канадское 
правительство  изначально  предложило  Уилгрессу  собрать  общую  информа-
цию о стране, о роли коммунизма, оценить советскую политическую систему 
и социально-экономические условия. Другие задачи, предложенные премьер-
министром для изучения, были таковы: определить сущность политики Рос-
сии  относительно  Китая,  Франции,  Украины,  выяснить  действительный  ха-
рактер связи между Коминтерном и Компартией Канады, русское отношение 
к союзнической помощи, а также к вопросам о международной гражданской 
авиации  и  арктическим  проблемам.  По  свидетельству  Д.  Уилгресса,  время, 
проведенное в Куйбышеве, прошло результативно. В Оттаву было отправле-
но много различного рода материалов относительно СССР2. 
Как  и  предполагалось,  многое  из  отчетов  Уилгресса  было  основано  на 
вторичных источниках. Сообщения в печати, официальные военные коммю-
нике,  наряду  с  информацией,  полученной  от  других  иностранных  диплома-
тов стали основными источниками информации. Беседовать с высокопостав-
ленными  советскими  чиновниками  практически  не  представлялось  возмож-
ным. Кроме того, экскурсии в пределах СССР были довольно редкими, а ес-
ли и случались, то были четко распланированы. В своих мемуарах Уилгресс 
вспоминает об одной из таких поездок в Ленинград, которая была сильно об-
ременена формальностями дипломатии3. 
Несмотря на это, его отчеты превзошли все ожидания Оттавы. Они ха-
рактеризовались достоверностью и глубоким пониманием советской полити-
ки.  Информацию,  предоставленную  Уилгрессом,  высоко  оценили  непосред-
ственно в Оттаве, а также в Вашингтоне и Лондоне. 
В августе 1943 года дипломатический корпус переехал в Москву. К тому 
времени советское правительство назначило посланника СССР в Канаде Ф.Т. 
                                           
1 Page D. Getting to know Russians – 1943–1948 // Canadian- Soviet relation, 1939–1980 / Ed. by Balawy-
der A. – Oakville, 1981. P.15. 
2 Wilgress L. D. Op. cit. P.129. 
3 Ibid. 

 
 
55
Гусева  послом  в  Великобритании, 
исполняющим 
обязанности 
практически на год остался Т. Т. Тункин. 
Правительство  Канады,  руководствуясь  интересами  повышения  своей 
международной  роли  в  системе  антигитлеровской  коалиции,  поставило  во-
прос о преобразовании миссий в посольства. Изначально с таким предложе-
нием  выступил  Д.  Уилгресс  в  связи  с  сообщением  в  «Правде»  о  взаимном 
преобразовании  миссий  СССР  и  Мексики  в  посольства.  Обращая  внимание 
на тот факт, что Канада осталась единственной американской страной, пред-
ставленной в Вашингтоне на уровне посланника, 8 июля 1943г в своей сек-
ретной депеше из Куйбышева Уилгресс рекомендовал преобразовать канад-
скую  миссию  в  Вашингтоне  или  Москве  в  посольство.  Это  «даст  возмож-
ность  подчеркнуть  в  глазах  советского  народа  растущее  значение  Канады  в 
международных  делах  и  ее  независимую  по  отношению  к  Великобритании 
внешнюю политику1. 
Замминистра иностранных дел Н. Робертсон в ответ на депешу Д. Уил-
гресса  согласился  с  тем,  что  необходимо  как  можно  скорее  преобразовать 
миссию в посольство2.  
В  связи  с  этим 12 сентября  Н.  Робертсон  обратился  с  меморандумом  к 
М. Кингу, в котором настоятельно советовал предпринять соответствующие 
шаги к преобразованию миссии в СССР в посольство. Он писал: «Остались 
лишь доминионы, несколько европейских нейтральных стран, а также Иран и 
Ирак, представленные в главных столицах мира посланниками. Этот ранг не 
позволяет  Канаде…  выступать  отдельно  от  Великобритании.  Требуется  по-
высить  статус  канадских  посланников  в  Вашингтоне  и  Москве,  а  затем  и  в 
других столицах»3.  
                                           
1 Secret. Minister in Soviet Union to secretary of State for External Affairs. –Kuibyshey, 8.06.1943 // DCER. 
Vol. 9. № 111. P.76. 
2 Ibid. P. 76–77. 
3 Memorandum from Under- secretary of State for External Affairs to Prime Minister. –Ottawa, 12.09.1943 // 
Ibid. –  № 113. P.78.  

 
 
56
Канадский  премьер-министр, 
одобрив 
предложение 
Н. 
Робертсона, санкционировал немедленные шаги к его реализации. В качестве 
ближайших  шагов  он  наметил  преобразование  канадских  миссий  в  СССР, 
Китае  и  Бразилии1.  В  конечном  счете  именно  с  этими  странами  Канада  ре-
шила обменяться послами. 
Правительство СССР, как об этом сообщал 17 ноября 1943года из Моск-
вы Д. Уилгресс, незаменительно дало согласие на предложение правительст-
ва  Канады  относительно  повышения  статуса  дипломатических  представите-
лей обоих государств. 
Соглашение,  по  которому  миссия  СССР  в  Канаде  и  миссия  Канады  в 
СССР были на основе взаимности преобразованы в посольства, было заклю-
чено 11 декабря 1943 года2. Дипломатические представители СССР и Канады 
возводились в ранг послов. Чрезвычайным и полномочным послом Канады в 
СССР стал Д. Уилгресс, чрезвычайным и полномочным послом СССР в Ка-
наде в марте 1944 года был назначен Г.Н. Зарубин, бывший глава Американ-
ского отдела в МИД СССР. 
29 февраля 1944г. Д. Уилгресс официально стал чрезвычайным и полно-
мочным  послом.  Накануне  вручения  своих  верительных  грамот  он  посетил 
В.М.  Молотова  с  протокольным  визитом,  на  котором  заявив  при  этом,  что 
считает своей честью быть первым послом Канады в СССР3.  
В отличие от Уилгресса, который уже приступил к своей работе в начале 
марта, первый советский посол прибыл в Канаду лишь 22 мая 1944 г. До это-
го практически год СССР не имел в Канаде полномочного представителя, по-
скольку Ф. Гусев отбыл из Оттавы еще в августе 1943г. Как свидетельствует 
источник, по прибытии Г.Н. Зарубин заявил, что счастлив был представлять 
                                           
1 Secret. Extract from minutes of Cabinet war Committee. –Ottawa, 10. 11.1943 // Ibid. – №120. P.83–84. 
2 О преобразовании миссии СССР в Канаде и миссии Канады в СССР в посольства и о введении ди-
пломатических представителей СССР и Канады в ранг послов. 11.12.1943 //Внешняя политика Советского 
Союза в период Отечественной войны. Т. 1. С.428; Известия. – 1944. – 23 марта. 
3 АВПРФ. Ф.06.Секретариат В. М. Молотова. Секретно. Оп.6. П.39. Д. 494. Л.1. 

 
 
57
великий  Советский  Союз  в  такой 
дружественной стране, как Канада. 
Кроме  того,  он  отметил: «Советский  народ  благодарен  не  только  за  Вашу 
моральную поддержку, а также за Вашу материальную помощь. Я могу заве-
рить Вас, что снаряжение, произведенное в Канаде и посланное в мою стра-
ну,  используется  с  предельной  эффективностью  и  дает  хорошие  результа-
ты»1. 
8 июня 1944г. Г. Н. Зарубин вручил свои верительные грамоты чрезвы-
чайного  и  полномочного  посла  СССР  в  Канаде  канадскому  генерал-
губернатору.  
Члены советского теперь уже посольства в Канаде составили и отправи-
ли в Москву большую подборку статей канадских газет – таких, как «Оттава 
Джорнал», «Торонто Дейли Стар», «Ивнинг Джорнал», «Газетт» и др., кото-
рые подробно осветили приезд Зарубина и вручение им верительных грамот. 
Так, «Торонто  Дейли  Стар»  отметила: «Посол  является  специалистом  в  об-
ласти  промышленности,  что  очень  важно  для  послевоенного  периода.  Нет 
сомнений,  что  в  расширяющихся  отношениях  между  Канадой  и  СССР  тор-
говля будет занимать важное и ,возможно, ведущее место»2. 
Это  была  большая  дипломатическая  победа,  хотя  среди  населения  это 
сообщение не вызвало таких теплых комментариев, как сообщение о подоб-
ном соглашении между Канадой и США. Будущая роль Канады на междуна-
родной арене будет определяться не тем, «что люди, которые представляют 
нашу страну в иностранных столицах, будут иметь более привилегированное 
положение. Но если наш народ в стране останется безработным и в нищете, 
то  наше  положение  среди  других  стран  не  будет  нам  стоить  и  выеденного 
яйца»3,– писали канадские газеты. 
Таким  образом,  несмотря  на  давно  созревшие  в  основном  экономиче-
ские предпосылки, Канада и СССР установили дипломатические отношения 
                                           
1 Там же. Ф.99. Референтура по Канаде. Оп.16. П.6. Д.27. Л.55. 
2 Там же. 
3 Там же. Оп.15. П.5. Д.3. Л.40. 

 
 
58
только  в 1942 г.  Сделать  этот  шаг 
раньше 
не 
позволяли 
существенные  различия  в  государственном  и  общественном  строе  обеих 
стран: капиталистической Канады и коммунистического СССР.  
Но  с  началом  Второй  мировой  войны  коренным  образом  изменилась 
международная обстановка. Приняв участие в подписании Декларации Объ-
единенных Наций от 1 января 1942 г., Канада и СССР стали союзниками по 
антигитлеровской коалиции. Условия военного времени требовали отхода от 
политики изоляционизма по отношению друг к другу.  
Процесс  установления  дипломатических  отношений  между  Канадой  и 
Советским Союзом принял затяжной характер и состоял из нескольких эта-
пов. Так в феврале 1942 г. были установлены консульские отношения, в июне 
того же года состоялось подписание соглашения об обмене дипломатически-
ми  миссиями,  и  лишь  в  декабре 1943 г.  миссии  были  преобразованы  в  по-
сольства. Первыми дипломатами стали Л.Д. Уилгресс в Москве и Г.Н. Зару-
бин в Оттаве.  
Оформив официальные отношения, Оттава и Москва получили возмож-
ность  решать  возникающие  вопросы  посредством  сначала  своих  миссий,  а 
позже – посольств, минуя Лондон и Вашингтон. В целом это событие стало 
крупным  дипломатическим достижением обеих стран. 
 
I.2. Проблемы военно-политического сотрудничества 
Как  свидетельствуют  многочисленные  источники,  несмотря  на  общую 
положительную реакцию на установление официальных отношений с Моск-
вой, к самому СССР в Канаде относились по-разному. Точки зрения колеба-
лись от левых, приветствующих любые связи с Советским Союзом, до край-
не правых, отрицающих таковые.  
В  подтверждение  этому  могут  служить  статьи  таких  изданий  как  «Ле 
Солей» и «Ле Кэнада» от 1943 г. Первая пишет: «Несмотря на огромные рас-
стояния, борьба, которая ведет русская армия, … касается нас очень близко. 

 
 
59
Если 
бы 
Красная 
Армия 
прекратила  борьбу  и  была  бы 
побеждена, мы испытали бы ужас рабства и смерти»1. 
Франкоканадская католическая пресса такая, как «Ле Девуар», «Аксьен 
Католик», «Ле Друа», в общем поддерживая военные усилия СССР, считала 
необходимым относиться к русским с особой осторожностью. «Россия в на-
стоящее  время  воюет  вместе  с  нами,  но  одновременно  она  ведет  политиче-
скую войну против нас», – писала «Ле Девуар» в декабре 1943 г.2 «Ле Друа» 
высказывалась  о  желательности  и  необходимости  смены  режима  в  СССР. 
Омер  Геру  в  статье  «Коммунисты  за  работой  среди  нео-канадцев»  писал: 
«Надо быть слепым, чтобы не видеть, что коммунисты максимально исполь-
зуют в интересах своей пропаганды наше случайное военное сотрудничество 
с  Россией»3.  Большинство  канадских  франкоязычных  СМИ  считало,  что 
можно восхищаться смелостью русских в войне, но нельзя забывать об опас-
ности, источником которой являлась Москва.  
Проанализировав  ряд  статей  канадских  печатных  изданий,  можно  сде-
лать вывод, что однозначного отношения к СССР в Канаде не было. Общест-
венное мнение формировалось под влиянием различного рода политических 
течений,  в  том  числе – иностранных.  Канада  была  подвержена  сильному 
влиянию  английских  и  американских  точек  зрения  на  Советский  Союз.  Но 
тем  не  менее,  некоторые  из  них,  напротив,  заставляли  Канаду  формировать 
собственное четкое отношение к своей внешней политике.  
Так, большинство канадских газет в начале января 1943 года опублико-
вало заявление бывшего профессора истории Гарвардского Университета А. 
Гарта. Он был известен своими историческими прогнозами, которые сбыва-
лись с поразительной точностью. А. Гарт предсказывал, что Союзники одер-
жат победу через два года. И, возможно, Россия захочет новых территорий. 
По  его  словам,  никто  не  сможет  предвидеть,  сколь  далеко  пойдут  русские, 
                                           
1 Там же. Оп.14а. П.4. Д.1. Л.26. 
2 Там же. Оп. 15. П.5. Д.2. Л.6. 
3 Там же. Оп.14а. П.4. Д.1. Л.36. 

 
 
60
чтобы  завладеть  Канадой,  если 
последняя  останется  доминионом 
истощенной  войной  Великобритании  или  даже  если  станет  независимой. 
Профессор предлагал США постараться присоединить Канаду, чтобы иметь 
возможность лучше защищать свои земли не только против России, но и про-
тив Германии.  
Несмотря на общую ориентацию канадской политики на США, заявле-
ние вызвало бурный протест во всей Канаде. Многие рассматривали это по-
пыткой прямого посягательства на канадский суверенитет, к которому страна 
так  долго  стремилась. «Глоб  энд  Мэйл», «Ле  Девуар»  и  другие  сторонники 
полной независимости страны выступили с резкой критикой А. Гарта.  
«Глоб  энд  Мэйл»  решительно  отвергла  возможность  советской  экспан-
сии в Канаду. 6 января она поместила отклики видных канадских ученых на 
выступление американского профессора относительно необходимости аннек-
сировать  Канаду  в  связи  с  возможным  вторжением  СССР  на  американский 
континент.  
Профессор Торонтовского университета В. Браун заявил «Я не вижу ни-
каких основных причин для русской экспансии в Северную Америку»1. Про-
фессор Сандерс посчитал теорию Гарта «смешной идеей старца. Если СССР 
и будет иметь территориальные притязания, то это будет Европа»2. Но он до-
бавил,  что,  возможно,  Россия  захочет  получить  концессии  для  воздушного 
пути через Северный Полюс. 
«Ле  Друа»  допускала  возможность  советской  агрессии  через  десять – 
двадцать лет, но «для США вовсе не является необходимостью аннексия Ка-
нады»,3 – акцентировала газета.  
Некоторые  СМИ  опубликовали  сообщение  агентства  Канадиан  Пресс, 
которое являлось официальной точкой зрения правительства. В нем говори-
                                           
1 Там же. Л.2. 
2 Там же. 
3 Там же. Л.3. 

 
 
61
лось, что подобное выступление не 
способствует 
международному 
единству, которое так необходимо для победы (см. об этом)1.  
Правительственная внешнеполитическая линия поведения несколько от-
личалась от реальных внутренних процессов, происходящих в стране. Канада 
взяла курс на упрочнение своего положения на мировой арене, решив разви-
вать отношения с Советским Союзом. В свою очередь СССР также неодно-
значно относился к Канаде. Установив официальные отношения, Москва ве-
ла  дипломатическую  игру.  Кремль  воспринимал  своего  северного  соседа 
прежде всего как военно-экономического, но не равноправного политическо-
го партнера, что проявилось при решении многих международных вопросов. 
Прибывший в Куйбышев вместе со своим штатом канадский посланник 
Д.  Уилгресс  столкнулся  с  трудностью  получения  реальной  интересующей 
информации относительно сущности советской внешней и внутренней поли-
тики.  Д.  Уилгресс  был  практически  политически  изолирован,  поскольку  не 
имел  доступа  в  высшие  партийные  круги  СССР.  Несмотря  на  это,  ему  уда-
лось  довольно  правильно  проанализировать  и  раскрыть  сущность  тех  или 
иных процессов, происходивших в СССР. Д. Уилгресс выделил шесть основ-
ных целей советской внешней политики: «сильный Советский Союз со стра-
тегическими целями; мирный послевоенный период реконструкции и восста-
новления;  свободный  контроль  над  Восточной  Европой;  предотвращение 
создания  антисоветского  союза  в  Западной  Европе;  учреждение  англо-
советского союза; и, наконец, постоянное ослабление Германии как военной 
силы»2.  
Еженедельные встречи канадского посланника с заместителем народно-
го комиссара иностранных дел С. А. Лозовским указывали на прямой инте-
рес  СССР  к  Канаде.  Факт  советской  общественной  поддержки  этой  страны 
также четко прослеживался в печати. Начиная со времени установления офи-
                                           
1 Там же. Л.2. 
2 Цит. по: Page D. Op. cit. 20. 

 
 
62
циальных 
отношений 
и 
до 
окончания  войны,  в  советской 
прессе  регулярно  публиковались  статьи  о  развитии  и  упрочнении  советско-
канадских связей. Так, например, только в 1943 г. в печати появлось большое 
количество сведений о происходивших в Канаде различного рода митингах в 
поддержку СССР, укреплении экономических и политических связей между 
странами1. 
Огромный  пласт  информации  о  канадо-советских  отношениях  можно 
получить, изучив дневники С. А. Лозовского, А. Я Вышинского, А. Корней-
чука, В. Г. Деканозова, членов советского посольства в Оттаве и других офи-
циальных лиц СССР, которые чаще всех имели контакты с канадскими пред-
ставителями в течение военного времени.  
Исходя из характеристики источников, мы пришли к выводу о том, что в 
решение важнейших политических вопросов, возникших в ходе войны – та-
ких как проблема открытия второго фронта, польский вопрос, участие в раз-
витии системы гражданского воздушного транспорта, а также при формиро-
вании  Администрации  помощи  и  восстановления  Объединенных  Наций 
(ЮНРРА)  и  Комиссии  ОН  по  военным  преступлениям,  Канада  во  многом 
разделяла позиции своих могущественных союзников – США и Великобри-
тании. Результатом должно было стать укрепление канадского суверенитета 
и повышение роли Канады на международной арене. 
 Несмотря  на  то,  что  эта  страна  не  принимала  участия  в  конференциях 
Большой тройки, союзническое напряжение все же отразилось на отношени-
                                           
1 Выступление канадского министра национальной обороны Ролстона // Известия. – 1943. – 26 мая; 
Маневры канадской армии на о. Ванкувер // Известия. – 1943. – 4 июня; Митинги в США, Австралии и Ка-
наде по случаю второй годовщины отечественной войны Советского Союза // Известия. – 1943. – 26 июня; 
Выступление Дж. Дэвиса в Торонто // Известия. – 1943. – 1 июля; Приемы в советских посольствах и мисси-
ях в честь двадцать шестой годовщины Великой Октябрьской Социалистической революции // Известия. – 
1943. – 10 ноября; Конгресс канадо-советской дружбы в Торонто // Известия. – 1943. – 17 ноября; Митинг 
поляков в Канаде // Известия. – 1943. – 28 ноября; Заявление министра военного снабжения Канады К. Хау // 
Известия. – 1943. – 1 декабря; Иностранная печать о конференции руководителей трех держав в Тегеране. 
Канада // Известия. – 1943. – 10 декабря. 

 
 
63
ях  между  Оттавой  и  Москвой. 
Особенно  это  проявилось  при 
учреждении ЮНРРА и образовании Комиссии Объединенных Наций по во-
енным преступлениям.  
В  начале 1943 г.  канадское  правительство  было  проинформировано  о 
ходе переговоров между США, СССР, Великобританией и Китаем об образо-
вании ЮНРРА, в которых Канада непосредственного участия не принимала. 
Целью будущей организации должна была стать помощь государствам, опус-
тошенным силами стран Оси. В результате было принято решение о том, что 
руководящая роль в Администрации будет принадлежать этим четырем дер-
жавам  и  их  представители  войдут  в  политический  комитет.  Другие  страны 
Объединенных Наций были приглашены лишь принять участие в Админист-
рации, без такового представительства. Правительство Великобритании вно-
сило  предложение  о  расширении  состава  политического  комитета  до  семи 
человек с тем, чтобы была включена Канада, одно из южно-американских го-
сударств и одно европейское, но встретило сопротивление со стороны СССР. 
15 февраля 1943 года в ходе официальной встречи советского посланни-
ка Ф. Гусева с зам. министром иностранных дел Н. Робертсоном и зав. Евро-
пейским отделом департамента иностранных дел Х. Ронгом канадские пред-
ставители констатировали, что им стало известно о поступившем с советской 
стороны возражении по расширению состава политического комитета. Кана-
де было непонятно, почему произошла такая ситуация: ведь Администрация 
ставила  сравнительно  узкую  задачу,  а  именно – оказать  помощь  пострадав-
шим от агрессии странам по восстановлению нормальных условий жизни. Н. 
Робертсон заявил, что канадское правительство готово осуществлять полное 
сотрудничество с другими странами в выполнении задач Администрации, но 
оно должно принимать участие в решение этих вопросов в политическом ко-
митете, поскольку Канаде как важнейшему поставщику сырья была отведена 
большая  роль. «Без  участия  представителя  Канады  общественное  мнение  и 
парламент  не  поймут  решения  правительства  и  не  дадут  согласия  нести 
большие финансовые и материальные тяготы при выполнении планов Адми-

 
 
64
нистрации», – констатировал 
Робертсон1. 
В 
ходе 
встречи 
советскому  правительству  был  также  передан  канадский  меморандум  по 
этому вопросу2. 
Проанализировав  соответствующие  источники,  мы  обратили  внимание 
на  тот  факт,  что  данная  проблема  обсуждалась  неоднократно. 8 марта 1943 
года Ф. Гусев вновь встретился с Н. Робертсоном3. В ходе беседы снова встал 
важнейший для Канады вопрос о степени ее участия в ЮНРРА. Зам. минист-
ра  указал,  что  канадское  правительство  имеет  принципиальное  возражение 
против  формы  организации  руководства  Администрации.  Второстепенная 
роль, отведенная ей, не соответствовала тому объему помощи,  который она 
желала оказать. Таким образом, Канада просила советской поддержки стать 
исполнительным  членом  Администрации.  Если  бы  ей  удалось  добиться  же-
лаемого результата и стать в решении этого вопроса на одну ступень с вели-
кими  державами,  Оттава  значительно  бы  укрепила  свое  международное  по-
ложение.  
Основная проблема состояла в том, что Москва не желала видеть Оттаву 
в  этой  программе  на  тех  условиях,  которые  последняя  желала  получить. 
СССР не мог поставить себя в один ряд со страной «среднего ранга». Совет-
ский  Союз  полагал,  что  увеличение  состава  комитета  приведет  к  неэффек-
тивной деятельности, поэтому, по его мнению, интересы Канады вполне мог-
ли быть представлены Великобританией. 
Этот вопрос снова поднимался на официальной встрече С.А. Лозовского 
с Д. Уилгрессом 16 апреля 1943 года, но уже на советской территории4. Уил-
гресс  указывал  на  ошибочное  мнение  СССР  о  зависимости  канадского  пра-
вительства от Великобритании. По мнению Канады, создание таких ограни-
ченных  комитетов  без  вхождения  в  них  держав,  активно  участвовавших  в 
                                           
1 АВПРФ. Ф.099. Оп.14. П.3. Д.5. Л.19. 
2 Там же. Л.22–23. 
3 Там же. 
4 Там же. Оп.15.П.5. Д.1. Л.16. 

 
 
65
нынешней 
войне, 
слишком 
напоминало 
ситуацию 
после 
окончания прошлой войны. 
По  мнению  самой  Канады,  в  области  снабжения  продовольствием  и 
сырьем  она  являлась  одним  из  главных  мировых  поставщиков  и  поэтому 
должна  была  рассматриваться  как  великая  держава  только  в  сфере  продо-
вольствия.  Именно  отсюда  проистекало  требование  Канады  быть  представ-
ленной в руководящем комитете ЮНРРА.  
По разным соображениям канадское требование не могло быть удовле-
творено  полностью.  Но,  поскольку  вопрос  был  практически  уже  решен1,  ей 
ничего не оставалось делать, как пойти на компромисс и отказаться от притя-
заний на представительство в центральном комитете. Позже ей было предос-
тавлено председательское место в комитете снабжения с правом присутствия 
на заседаниях большой четверки. При этом Оттава считала необходимым до-
вести до сведения СССР свое принципиальное несогласие с подобной орга-
низацией: ведь именно здесь она могла бы принять наиболее активное и дея-
тельное участие. Кроме того, в ответ на советское утверждение, что Канада 
является органичной частью Британского Содружества и ее интересы в чет-
верке  могут  быть  представлены  Великобританией,  официальная  Оттава  по-
спешила сделать оговорки. «У Канады и Британии есть лишь общий король. 
После  войны  наша  страна  будет  действовать  совершенно  самостоятельным 
курсом»2. 
В ходе дальнейших переговоров возникли разногласия о форме предос-
тавления поставок. СССР приветствовал такую помощь при условии, что она 
будет распределяться местными де-факто правительствами в Восточной Ев-
ропе или Красной Армией. Другими словами, Кремль возражал против рас-
                                           
1 9 ноября 1943года была создана организация «Администрация помощи и восстановления Объеди-
ненных Наций». Задачей этой организации являлось оказание помощи странам, освобожденным от враже-
ской оккупации продовольствием, одеждой и кровом и т. п.  
2 АВПРФ. Ф.099. Оп.15. П.5. Д.1. Л.17. 

 
 
66
пределения 
продовольствия, 
одежды 
и 
медикаментов 
представителями ЮНРРА. 
 По  мнению  канадского  ученого  А.  Балауайдера,  такие  возражения  оп-
ределялись тем фактом, что сотрудники ЮНРРА могли собрать информацию 
о  растущей  оппозиции  советскому  режиму  в  странах  Восточной  Европы1. 
Кроме того, ученый предполагал, что Москва, показывая заинтересованность 
в развитии благосостояния пострадавших народов, будучи ответственной за 
распределение  товаров,  поставляемых  из  США,  Великобритании  и  Канады, 
хотела расположить к себе таковые. Помимо этого, Кремль мог бы манипу-
лировать данной организацией. 
США и Великобритания, которые внесли большой вклад в Администра-
цию помощи, понимали намерение СССР и прекратили поставки в Советские 
Республики  и  Восточную  Европу  в 1946г.  Так  как  Канада  была  «младшим 
партнером» в ЮНРРА, она не имела другого выбора, кроме как последовать 
за своими союзками. Несмотря на разногласия с Москвой, принимая участие 
в решение международных вопросов, Канада заявила о себе как о принципи-
ально новом государстве, имеющем свои интересы в мировой политике.  
Другой проблемой, по которой существовала напряженность между со-
юзниками, и, в частности, между Канадой и СССР, были принципы учрежде-
ния в сентябре 1943г. Комиссии Объединенных Наций по военным преступ-
лениям. Все союзники, чьи граждане пострадали от террора нацистов, долж-
ны были послать туда своих представителей. В ходе международных перего-
воров между Канадой и СССР возникли трения в определении статуса Совет-
ских республик2. Проблема заключалась в следующем – Соединенное Коро-
левство предложило советскому правительству включить в состав Комиссии 
Канаду и других членов Британского Содружества. СССР соглашался с эти-
ми  суждениями  при  условии  что  в  нее  войдут  и  представители  некоторых 
                                           
1 Balawyder A. Op. cit. P.11. 
2 Dominions secretary to secretary of state of External Affairs. –London, 14.08.1943 // DCER. Vol. 9. № 
541. P.586; Under-secretary of State for External Affairs to Department External Affair // Ibid. – №543 P.589.  

 
 
67
союзных 
республик, 
которые 
особенно  сильно  пострадали  от 
немецкой оккупации1. 
Правительство М.Кинга, не желая ставить себя в один ряд с советскими 
республиками, поспешило сделать заявление о том, что СССР недостаточно 
информирован  относительно  международного  статуса  Канады.  Разъясняя 
свою  позицию,  канадцы  утверждали,  что  их  страна  не  подчиняется  прави-
тельству  Соединенного  Королевства,  законодательная  власть  принадлежит 
парламенту, и она по своей воле 10 сентября 1939 года объявила войну Гер-
мании.  
Оттава  была  обеспокоена  советскими  предложениями,  хотя  в  действи-
тельности была слабо связана с работой этой Комиссии. На самом деле, ру-
ководство Канады боялось, что Москва, подобно этой ситуации, и в будущем 
сделает попытку воспрепятствовать участию Канады в других более важных 
международных организациях в качестве самостоятельного государства. 
По свидетельству источника, в ходе официальной встречи В. Молотова 
и Д. Уилгресса 9 сентября 1943 г. последний отметил: «Положение советских 
республик отличается от положения Канады, которая пользуется признанным 
международным  статусом.  Канада  не  допустит,  чтобы  ее  участие  в  работе 
Комиссии  по  расследованию  военных  преступлений  было  обусловлено  уча-
стием  в  таковой  представителей  советских  союзных  республик»2.  Помимо 
этого,  советскому  правительству  была  передана  Памятная  Записка3,  в  кото-
рой  более  конкретно  излагались  канадские  замечания.  Понимая  всю  слож-
ность  проблемы  и  не  желая  идти  на  серьезный  конфликт,  канадское  прави-
тельство поручило Д.Уилгрессу пояснить Москве, что Оттава готова ограни-
чить свое участие в работе Комиссии вопросами, непосредственно касающи-
                                           
1  Такими  республиками  были:  Украина,  Белоруссия,  Молдавия,  Литва,  Латвия,  Эстония  и  Карело-
Финская республика. 
2 АВПРФ. Ф.06. Оп.5. П.24. Д.268. Л.8. 
3 Там же. Л.13. 

 
 
68
мися  канадских  граждан1.  При 
этом 
Канада 
продолжала 
настаивать  на  том,  что  существующие  разногласия  свидетельствовали  о  не-
понимании международного положения их страны как в области внутренних 
дел, так и международных отношений. Но так ли это? 
Естественно,  СССР  знал  о  международном  статусе  доминиона,  равно-
правие которого среди других членов Содружества было признано Вестмин-
стерским законом 1931 г., но он также прекрасно понимал и то, что Канада 
начинает делать лишь первые шаги в мировой политике и участие в любых 
международных организациях должно было повысить ее роль на внешнепо-
литической  арене.  Одновременно  Москва  не  могла  допустить,  чтобы  из-за 
притязаний  такой  державы,  как  Канада,  были  ущемлены  интересы  ее  союз-
ных  республик.  Советское  правительство  продолжало  настаивать  на  своих 
аргументах, подчеркнув в записке от 11 октября, что Советский Союз не бу-
дет  участвовать  в  работе  комиссии,  если  ее  республики  не  получат  требуе-
мые условия2, а 15 ноября 1943 г. в Канаду был направлен советский мемо-
рандум,  в  котором  разъяснялось: «Советские  Федеративные  республики  яв-
ляются суверенными государствами не менее, чем Британские доминионы»3. 
По мнению Кремля, было бы несправедливо, если бы такие республики, 
как Украина или Белоруссия, особенно пострадавшие от оккупации, не были 
бы представлены в Комиссии. СССР прежде всего интересовал не междуна-
родный статус той или иной державы, а состав Комиссии.  
 Канада не могла принять позицию Советского Союза. О своем несогла-
сии с Кремлем она поставила в известность правительства США, Великобри-
тании и членов Британского Содружества. Неучастие СССР, по мнению вы-
шеуказанных стран, могло в действительности помочь фактическому дейст-
вию Комиссии, так как концепция закона Советского Союза сильно отлича-
                                           
1 Там же. 
2 Balawyder A. Op. cit. P.10. 
3 Secret. Minister in Soviet Union to secretary of State for External Affairs. –Moscow, 15.11.1943 // DCER. 
Vol. 9. № 555. P.601. 

 
 
69
лась  от  Западного.  Однако  они 
чувствовали,  что  нельзя  придавать 
этому вопросу большую огласку, надеясь, что такие действия позволят СССР 
изменить  подобные  просьбы  о  представлении  союзных  республик  в  более 
важных  международных  организациях,  чем  Комиссия  по  военным  преступ-
лениям. 
Этим  надеждам  не  суждено  было  сбыться,  поскольку,  спустя  лишь  не-
сколько  месяцев  после  окончания  военных  действий  в  Европе,  Советский 
Союз  выступил  против  участия  доминионов  в  подписании  мирных  догово-
ров,  заявив,  что  таковые  должны  быть  представлены  Великобританией,  на-
стаивая при этом, однако, на участии советских республик. 
Одним  из  важнейших  шагов,  направленных  на  нормализацию  канадо-
советских отношений, по мнению Оттавы, послужил роспуск Коммунистиче-
ского Интернационала в мае 1943 г. Во всей стране это решение Сталина на-
зывали  «возвратом  к  здравому  смыслу».  По  мнению  канадцев,  коммунизм 
стал  некоторым  сортом  религии,  со  своим  фанатизмом,  суеверием  и  даже 
своими мучениками. Верующие в коммунизм должны были подчиняться ме-
ждународному  комитету  из  Москвы,  то  есть  рекомендациям  «полдюжины 
советских пап». Поэтому роспуск Коминтерна был воспринят большинством 
канадцев как акт доброй воли. Это событие получило широкую огласку в ка-
надских  средствах  массовой  информации. «Ле  Жур»  писала: «Ста-
лин…понял,  что  русское  вторжение  в  дела  других  народов  является  скорее 
вредным, чем полезным»1. «Теперь больше нельзя сказать, что СССР вмеши-
вается в наши дела»,– утверждал Артур Дэвис в своей книге «Канада и Рос-
сия. Друзья и соседи»2. Роспуск Коминтерна заставил канадцев пролить по-
токи  чернил,  но  не  все  точки  зрения  были  оптимистическими.  Например,  в 
журнале  «Релясьон»  была  помещена  статья  Жозефа  Леди,  в  которой  он  на-
стаивал  на  том,  что  Коминтерн  стал  просто  не  нужен  Москве,  поскольку 
                                           
1 АВПРФ. Ф.099. ОП.14. П.4. Д.3. Л.42. 
2 Davies R. A. Op. cit. P.102. 

 
 
70
представлял 
собой 
отжившую 
организацию. «Он стал ненужным, 
поскольку  стеснял  советскую  дипломатию,  мешал  развитию  пропаганды  в 
пользу СССР своим неловким вмешательством. Поэтому Кремль его ликви-
дировал»1.  
Положительный общественный резонанс на роспуск Коминтерна не ос-
тался не замеченным и на правительственном уровне2. «При беседе со мной, 
– информировал Ф. Гусев В. Молотова 25 мая 1943 г., – М.Кинг с улыбкой 
сказал, что он был очень рад слышать новости из Москвы о роспуске Комин-
терна. По словам премьера, это является большим шагом в процессе взаим-
ного понимания между Вами и нами»3. В целом ликвидация Коминтерна по-
служила определенным толчком к дальнейшему развитию канадо-советских 
отношений. Но, как известно, Коминтерн был почти немедленно заменен но-
вым  органом  КПСС,  а  официальный  печатный  орган  «Война  и  рабочий 
класс» в июне 1945 года стал «Новым временем». 
Однако для канадского правительства это послужило поводом снять за-
прет на коммунистических активистов в стране. Несмотря на некоторые по-
слабления, канадские коммунисты опасались нового запрещения,  поэтому в 
августе того же года КПК стала называться Рабочей Прогрессивной Партией. 
И только в октябре 1959 года РПП вернулась к своему первоначальному на-
званию КПК. 
Одной из проблем, вновь обострившейся в 1943 г., и не затрагивающей 
на  первый  взгляд,  канадо-советские  отношения,  была  Польша.  Д.Уилгресс, 
будучи  дальновидным  политиком,  еще  раньше  предсказывал,  что  главной 
опасностью  столкновения  между  США  и  СССР  будет  скорее  польский  во-
прос, нежели вопрос о границах4. Несмотря на то, что в Канаде существовали 
                                           
1 АВПРФ. Ф.099. ОП.14а. П.4. Д.4. Л.41–42. 
2 Memorandum from under-secretary of state for External Affairs to Prime Minister. –Ottawa, 25.05.1943 // 
DCER. Vol. 9. № 1538. P.1865. 
3 АВПРФ. Ф.099. Оп.14. П.3. Д.5. Л.67–68. 
4 Цит. по: Page D. Op. cit. P.21. 

 
 
71
большие 
польские 
общины, 
премьер-министр М. Кинг оставал-
ся  практически  безразличным  к  проблемам  Польши.  Частично  это  выража-
лось  в  еще  более  раннем  представлении,  о  том,  что  война  в 1939 г.  могла 
быть,  возможно,  предотвращена,  если  бы  польское  правительство  было  бы 
более  примирительным. «Я  думаю,  что  поляки  также  ужасно  виноваты  не 
выполнив требования Гитлера»1,– писал Кинг в своем дневнике. Канада была 
слишком  озабочена  ее  военными  усилиями  и  приближением  Квебекской 
Конференции, чтобы впутываться в проблему, которая казалась тогда незна-
чительной.  
Тем не менее, 26 апреля 1943 г. в Куйбышеве Д. Уилгрессу официально 
было  сообщено  о  решении  советского  правительства  прервать  отношения  с 
Польшей. При этом канадского посланника прежде всего волновала реакция 
США  и  вопрос  о  польских  военнопленных.  Канада  продолжала  выражать 
нежелание быть вовлеченной в польскую проблему, хотя внутри правитель-
ства регулярно обсуждались советско-польские отношения2. Следуя законам 
дипломатии,  канадское  правительство  даже  посылало  польскому  генералу 
Сикорскому  пожелания  о  скорейшем  восстановлении  отношений  между 
польским и советским правительствами3. 
В мае 1943 г. британское министерство иностранных дел задало вопрос 
заместителю министра иностранных дел Канады, могла ли Канада выступить 
как посредник в польском вопросе с СССР. МИД Великобритании объяснил, 
что если Вашингтон или Лондон будут выступать непосредственно от имени 
лондонских поляков, то это приведет к усилению напряженности в отноше-
ниях  с  СССР.  Ведь  отношения  с  Советским  Союзом  уже  были  подорваны 
кризисным вопросом о втором фронте. По мнению Лондона, страна, подоб-
                                           
1 Цит. по: Aronsen L., Kitchen M. The origins of the Cold war in comparative perspective. American, Brit-
ish and Canadian relation with the Soviet Union, 1941–1948. – Montreal, 1988. P.163. 
2 Secret. Extract from minutes of Cabinet war Committee. –Ottawa, 5.05.1943 // DCER Vol. 9. №1527. 
P.1853. 
3 Under-secretary of state for External Affairs to minister of Poland. –Ottawa, 14.06.1943 // Ibid. –  №1531. 
P.1855. 

 
 
72
ная  Канаде,  непосредственно  не 
вовлеченная 
в 
союзническое 
стратегическое планирование, могла бы сблизиться с  Москвой по этой про-
блеме.  
М. Кинг счел неблагоразумным для такой страны, как Канада, быть во-
влеченной в одну из острейших политических ситуаций в Европе. Еще одним 
аргументом против  было нежелание Оттавы портить отношения с Москвой, 
поскольку  Канада  только  что  открыла  свою  дипломатическую  миссию  в 
Куйбышеве. Это поставило бы под угрозу любую долгосрочную перспективу 
отношений  с  СССР. «Интересы  польских  землевладельцев,  латвийских  су-
довладельцев или эстонских политических деятелей кажутся очень незначи-
тельными по сравнению с главными проблемами, поставленными на карту»1, 
– утверждал М. Кинг. 
Иного  мнения  о  польском  вопросе  придерживался  канадский  посол 
Д.Уилгресс, который как свидетельствуют источники, был глубоко убежден 
в том, что советское правительство преследовало две основные цели: провес-
ти границу по линии Керзона и утвердить просоветское польское правитель-
ство. С точки зрения дипломата, эти две цели были разумными для страны, 
которая предотвратила установление немецкого контроля над Восточной Ев-
ропой.  Канадский  посланник  рассматривал  Польшу  как  пример  будущего  
Восточной  Европы.  Объясняя  советские  интересы,  он  расценивал  их  агрес-
сивность как способ защиты от неблагоразумных британцев и американцев. 
«Если  бы  они  только  поняли  сущность  советских  интересов,  то  мирное  со-
существование  можно  было  сохранить», – писал  он2.  Вплоть  до  окончания 
войны Уилгресс продолжал настаивать быть осторожными в вопросах, затра-
гивающих интересы безопасности СССР. 
К  середине 1943 года  премьер-министр  М.  Кинг  стал  уделять  большое 
внимание роли Канады в послевоенном мире. В обращении к Палате Общин 
                                           
1 Цит. по: Aronsen L., Kitchen M. Op. cit. P.160. 
2 Цит. по: Page D. Op. cit. P.22. 

 
 
73
9  июля 1943г.  он  выделил 
определяющей 
идею 
функционализма,  призывая  Канаду  играть  более  активную  международную 
роль,  соизмеримую  с  ее  новым  статусом  державы  «среднего  ранга»1.  Суть 
функционализма обозначил еще Х. Ронг 20 января 1942 г. Она состоит в сле-
дующем: «Каждое  государство  антигитлеровской  коалиции  должно  иметь 
голос  в  вопросах  ведения  войны,  соответствующий  вносимому  им  в  общие 
военные усилия вкладу. Вспомогательный принцип состоит в том, что влия-
ние разных стран должно быть наибольшим в тех делах, с которыми они свя-
заны теснее всего»2. 
Практически  сразу  же  после  выступления  М.Кинга  Военный  Кабинет 
рекомендовал  создать  Комитет  по  послевоенному  планированию,  подобный 
британскому.  Организованный  в  декабре  Комитет  приступил  немедленно  к 
работе.  В  его  ведение  входило  изучение  послевоенных  дипломатических  и 
экономических проблем, а также роли Канады в решение таковых. Комитет 
тесно сотрудничал с британским и отдавал высокий приоритет вопросам по-
слевоенной  торговли,  реконструкции  экономики  военного  времени,  форми-
рованию организации коллективной безопасности и выработке канадской по-
зиции в случае разрыва отношений между США и СССР. В это время Канада 
не рассматривала Советский Союз как державу, представлявшую собой угро-
зу  безопасности.  Одно  из  сообщений  Комитета  гласило,  что  Северная  Аме-
рика не будет подвергнута вражескому нападению, по крайней мере, в тече-
ние десяти лет после войны, даже если напряженность между Вашингтоном 
и  Москвой  будет  обострена.  Проблемы  восстановления  и  развития  в  СССР 
настолько  велики,  что  возможность  войны  в  течение  следующего  десятиле-
тия чрезвычайно отдалена. «Если советские намерения были неясны, то было 
очевидно,  что  его  способность  к  агрессивным  действиям  останется  ограни-
                                           
1 Aronsen L., Kitchen M. Op. cit. P.161. 
2 Secret. Minister-Councellor, Legation in United States to Under-secretary of State for External Affairs. –
Washington, 20.01.1942 // DCER. Vol. 9. №135. P.107. 

 
 
74
ченной»1.  С  этой  точкой  зрения 
были  согласны  премьер-министр 
М. Кинг, генерал Морис Поуп, канадский посланник в Вашингтоне Л. Пир-
сон и многие другие влиятельные политики. Кроме того, будучи членом Бри-
танского  Содружества,  оттавские  чиновники  считали  неблагоразумным  за-
ключать двусторонние договоренности с США, которые могли бы разрушить 
англо-советский союз 1942 г. Пирсон подчеркнул, что Канада должна делать 
все  возможное,  чтобы  избежать  конфронтации между  США  и  СССР.  Одно-
временно  он  рекомендовал  создание  сильных  Объединенных  Наций,  чтобы 
поощрять  развитие  гражданских  воздушных  маршрутов  по  полярному  со-
единению  этих  двух  стран  и  совместные  исследования  относительно  аркти-
ческой проблемы.  
Вообще  решение  этого  вопроса  было  довольно  сложным.  Почему  же 
именно  Оттава  обратилась  с  предложениями  к  Москве  относительно  разви-
тия гражданской авиации?  
Исторически национальная безопасность Канады была поддержана бри-
танским флотом и географической изоляцией. Развитие авиации и появление 
Советского  Союза  как  супердержавы  было  признано  Д.Уилгрессом  уже  в 
1943  г. «Стремительное  развитие  авиации  в  течение  войны, – рассказывал 
Уилгресс на радиопередаче СВС, – впервые заставила канадцев понять, что 
их соседом является СССР»2. Наиболее существенным фактором для Канады 
на  этом  новом  этапе  было  ее  географическое  положение  между  СССР  и 
США.  Стратегическое  местоположение  Канады  должно  было  действовать 
как  дипломатическая  связь  между  двумя  супердержавами.  Поэтому,  высту-
пив  инициатором  развития  международных  гражданских  воздушных  путей, 
Оттава  пыталась  поддержать  международную  стабильность.  На  тот  момент 
она являлась четвертой по величине военно-воздушной державой среди Объ-
единенных  Наций,  а  после  войны  могла  внести  большой  вклад  в  развитие 
                                           
1 Цит. по: Aronsen L. Kitchen M. Op. cit. P.161. 
2 Ibid. P.163.  

 
 
75
этой  области.  Выступая  в  Палате 
Общин 2 апреля 1943 года,  М. 
Кинг высказал мнение, что будущее международного воздушного транспорта 
будет определено в большей степени переговорами между представителями 
Объединенных  Наций1.  В  то  время  практика  правительства  заключалась  в 
том, чтобы создать временные соглашения, оставляя спорные проблемы от-
крытыми с тем, чтобы иметь возможность во время международных перего-
воров поддержать ту политику, которая окажется выгодной. Первое предло-
жение о развитии гражданской воздушной авиации между Канадой и СССР 
поступило в апреле 1943 г. при обсуждении перспективных областей сотруд-
ничества между странами. На встрече Д.Уилгресса с С.Лозовским 10 апреля 
канадский  посланник  заметил,  что  если  развитие  авиации  во  время  войны 
поможет  создать  разветвленную  международную  сеть  воздушных  сообще-
ний, то это будет единственным положительным результатом войны2. И уже 
11 мая Канада передала СССР Памятную записку, в которой канадское пра-
вительство предлагало советскому начать официальные переговоры по этому 
вопросу3, а в сентябре внесло изменения в первоначальный вариант. Теперь 
предлагалось  создать  мировую  корпорацию  воздушных  линий,  руководство 
которой будет осуществляться Ассамблеей, которая, в свою очередь, изберет 
Совет Директоров. Предполагалось, что авиасообщения внутри государств, а 
также с соседними странами (например, СССР – Иран) в компетенцию кор-
порации входить не будут. Предположительно участие  должны  принять все 
ведущие страны, за исключением стран Оси4. Москва решила передать пред-
ложения для изучения в Управление Гражданского Воздушного Флота гене-
рал-лейтенанту  Астахову  и  представителям  НКИД5.  Развитие  международ-
ной воздушной авиации было выгодным не только для СССР и Канады, но и 
                                           
1 АВПРФ. Ф.099. Оп.15. П.5. Д.1. Л. 31–33. 
2 Там же. Л.10. 
3 Там же. Л.27. 
4 Там же.  
5 Там же. Л.24. 

 
 
76
других  стран.  В  перспективе,  с 
усовершенствованием  самолетов, 
можно было воздушным путем через Северный Полюс соединить СССР, Ка-
наду и США. Москва же отнеслась к предложениям довольно сдержанно. Из-
за существующих разногласий с союзниками конкретных решений по этому 
вопросу так и не было принято. 
Вплоть  до  середины 1944 года  определяющей  в  межсоюзнических  от-
ношениях была проблема открытия второго фронта. Канадское правительст-
во с возникновением самого вопроса о втором фронте поддерживало страте-
гический  курс  западных  держав  по  затягиванию  высадки  на  Европейский 
континент, ссылаясь на неподготовленность.  
25 июня 1942 года М. Кинг по приглашению Ф. Рузвельта прибыл вме-
сте с лидерами других доминионов в Вашингтон на очередное заседание Ти-
хоокеанского военного совета. Всякая возможность вторжения на континент 
ранее  весны 1943 года  исключалась.  Одной  из  целей  разговоров  о  втором 
фронте являлась дезинформация гитлеровского руководства. Канадский пре-
мьер,  выступая  на  этом  заседании,  разделил  мнение  У.  Черчилля  о  необхо-
димости  «превосходящих  сил»  и  доводы  против  ненужного  риска.  М.  Кинг 
пришел  к  утешительному  выводу  что, «по-видимому,  наконец,  достигнуто 
соглашение,  из  которого  следует,  что  можно  не  предпринимать  попытку 
вторжения в Европу в 1942 г.»1. Сообщая о своем визите военному комитету 
в Оттаве, Кинг так подытожил стратегическую перспективу Черчилля.: «Рус-
ские,  вероятно,  продержатся  до  конца  года,  и  мы  должны  постараться  под-
держать их любым возможным путем. Если они выстоят, мы победим, в про-
тивном  случае  нам  предстоит  длительная  война»2.  Но  следовавшая  за  этим 
фраза  окончательно  прояснила  позицию  премьера. «Прежде  чем  открыть 
второй фронт, мы должны создать превосходящие силы. Не должно быть ни 
второго Дюнкерка, ни преждевременного вторжения без достаточного числа 
                                           
1 Поздеева Л. В. Канада в годы второй мировой войны... С.229.  
2 Там же.  

 
 
77
судов»1. Как и некоторые военные 
деятели  Англии,  М.  Кинг  отдавал 
предпочтение не кампаниям на суше (в Африке или Европе), а массирован-
ным бомбардировкам Германии.  
 Вообще канадская общественность поддерживала осторожную полити-
ку М. Кинга и в вопросе о втором фронте, и в решении других важных меж-
дународных  проблем.  На  протяжении  всего  своего  долгого  нахождения  у 
власти  премьер-министр  отличался  своими  антикоммунистическими  взгля-
дами,  что  определяло  его  осторожную  политику  по  отношению  к  СССР.  В 
Москве хорошо знали о его отношении к коммунизму, к тому же советское 
посольство  в  Оттаве  регулярно  напоминало  Молотову  и  Вышинскому  об 
этом.  Но  в  своей  стране  Кинг  пользовался  популярностью. «Широкие  слои 
канадцев  рассматривали  его  как  единственного  государственного  деятеля, 
способного  управлять  страной»2, – говорилось  в  телеграмме  советского  по-
сольства  в 1943 году.  Что  касается  его  отношения  к  ведению  войны  Совет-
ским  Союзом,  то  его  восхищали  военные  усилия  русских.  Подготовка  к  от-
крытию второго фронта существенно облегчалась благодаря наступательным 
операциям советских войск. Комитет начальников штабов Канады четко оп-
ределил значение советско–германского фронта для операции форсирования 
Ла-Манша. «С приближением погоды вторжения,- отмечалось в документе, – 
наиболее  вдохновляющий  фактор – это  успехи  русских  армий»3.  Чтобы  оп-
равдать  задержку  открытия  второго  фронта  и  доказать  невозможность  и 
преждевременность  этой  операции, 19 августа 1942 года  был  организован 
рейд на Дьепп. По мнению Л. В Поздеевой, этот маневр был обусловлен по-
литическими мотивами, чтобы умиротворить русских4. 
Позже Кинг без возражений принял к сведению информацию о перего-
ворах  на  Касабланкской  конференции 1943 года,  о  весьма  неясно  отмечен-
                                           
1 Там же. 
2 Цит. по: Black J.L. Op. cit. P.164. 
3 Цит. по: Поздеева Л. В. Канада в годы второй мировой войны… С.254.  
4 Там же. С.230.  

 
 
78
ных  там  стратегических  задачах. 
Черчилль 
сообщил, 
что 
планируется накапливание сил США на британских островах в целях готов-
ности  при  первой  возможности  вторгнуться  на  Европейский  континент1.  И 
если  срок  открытия  второго  фронта  в  этом  сообщении  не  назывался,  то  в 
дальнейшем канадским руководителям дали понять, что вторжение состоится 
не ранее сентября или будет перенесено на 1944 год. Такая перспектива была 
приемлема для М. Кинга, который по-прежнему считал, что лучшим средст-
вом  помощи  СССР  является  бомбардировка  союзниками  Германии.  В  свою 
очередь, канадский посланник Д.Уилгресс подчеркивал невозможность даль-
нейшего  затягивания  открытия  союзнического  фронта,  поскольку  помимо 
объективных  причин,  это  отрицательно  сказывалось  и  на  двусторонних  от-
ношениях. 
Наконец, в июне 1944 года был открыт долгожданный второй фронт, ко-
торый, по мнению канадского посланника в Москве, устранил одну из самых 
трудных проблем в межсоюзнических военных отношениях. 
 Необходимо отметить, что реакция в Канаде на это событие была неод-
нозначной. Достаточно четко это проявилось на страницах канадских средств 
массовой информации. 6 июня, в день открытия второго фронта, англоязыч-
ные  радиостанции  и  печать  непрерывно  передавали  сообщения  верховного 
командования. «Газетт» 7 июня 1944 года  писала: «Наконец  долгожданный 
час  вторжения  наступил.  Союзные  войска  высаживаются  в  Нормандии.  Ка-
надцы  находятся  там  вместе  с  англичанами  и  американцами.  Теперь  будет 
видна  не  только  сила  союзных  войск,  собранных  и  снабженных  в  течение 
долгого  периода,  но  и  сила  подлинного  движения  Европы,  которая  будет 
призвана к сотрудничеству»2. В отличие от англоязычных, некоторые фран-
коязычные газеты заняли противоположную позицию. «Ле Девуар»3 весть о 
вторжении осветила довольно сдержанно, отметив, что это может привести к 
                                           
1 Aronsen L., Kitchen M. Op. cit. P.157. 
2 АВПРФ. Ф.099. Оп.16. П.6. Д.27. Л.80. 
3 Там же. 

 
 
79
опустошению 
Франции. «Ле 
Друа»1–  и  того  меньше.  Газета  не 
сочла нужным делать комментарии, лишь поместив на свои полосы военные 
сводки. Тем не менее, несмотря на неоднозначное отношение канадцев к от-
крытию второго фронта, это событие благоприятно отразилось на официаль-
ных канадо-советских отношениях. 
Одним  из  первых  результатов  вторжения  в  Нормандию,  по  мнению  Д. 
Уилгресса, явилось согласие СССР участвовать в переговорах в Думбартон-
Оксе в 1944г., которые положили основу для формирования международной 
организации безопасности. И вновь в Канаде не было единого отношения к 
этой конференции. «Оттава Джорнал» писала: «Такое собрание дает понять, 
что великие державы твердо придерживаются мнения, что именно они долж-
ны организовать будущий мир, что они не могут рисковать или терять время 
на  совещания  с  такими  малыми  нациями,  как  Канада»2. «Виннипег  Фри 
пресс» отметила, что «конференция запоздала. Она должна была состояться 
несколько месяцев тому назад. Задержка явилась следствием неподготовлен-
ности  русских.  Однако  сейчас  достичь  соглашения  по  общему  плану  доста-
точно  легко  благодаря  основательности  предшествующих  переговоров»3. 
Франкоязычная  «Ле  Солей»  высказалась  более  пессимистически: «Полная 
договоренность  между  четырьмя  державами  еще  не  достигнута…Все  это 
создает трудности, которые усложняют работу конференции и дают смутные 
представления о ее общих решениях»4.  
Хотя канадцы и выражали некоторое беспокойство по поводу советских 
предложений о доминирующей роли Совета Безопасности, они отметили, что 
в  целом  Москва  не  выступала  против  интересов  средних  держав  наподобие 
Канады.  Премьер-  министр  М.  Кинг,  следуя  своей  привычной  линии  осто-
рожности,  так  оценил  эти  переговоры: «Канадское  правительство  приветст-
                                           
1 Там же. Л.80. 
2 Там же. Оп.16. П.6. Д.28. Т.3. Л.92. 
3 Там же. Л.83. 
4 Там же. Л.84. 

 
 
80
вует  эти  решения,  потому  что  мы 
весьма 
заинтересованы 
в 
сохранении мира и безопасности, через действительную международную ор-
ганизацию,  для  создания  которой  эти  переговоры  являются  существенным 
условием успеха»1. При этом он отметил, что необходимо избегать поспеш-
ных суждений, поскольку вопрос очень важен и затрагивает интересы каждо-
го канадца. И лишь 16 января 1945 г. канадское правительство передало со-
ветскому  меморандум,  в  котором  излагались  официальные  взгляды  Оттавы 
на предложения, выработанные в Думбартон-Оксе2. В нем Канада предлагала 
некоторые поправки. В частности, ее не устраивало, что Совет Безопасности, 
согласно  статье 8-В,  может  потребовать  от  такой  страны,  как  Канада  пред-
принять  действия,  даже  не  проконсультировавшись  с  канадским  правитель-
ством. Поэтому предлагалось, чтобы государства, не представленные в Сове-
те,  предпринимали  позитивные  действия  лишь  тогда,  когда  решение  будет 
одобрено большинством голосов Ассамблеи, или же страна, о которой идет 
речь, по специальному приглашению участвовала в заседании Совета3. Таким 
образом, даже не принимая прямого участия в переговорах, Канада пыталась 
влиять  на  международные  проблемы,  тем  самым  заявляя  о  своем  желании 
непосредственно  участвовать  в  формировании  международной  системы 
безопасности. В целом в Канаде по-прежнему сохранялось общее настроение 
оптимизма в отношении послевоенных связей с СССР.  
Поскольку война шла к своему завершению и в Канаде накопился опре-
деленный опыт общения с СССР, возникла необходимость проанализировать 
двусторонние  отношения  и  выявить  их  определенные  тенденции  развития. 
Кроме того, из информации, полученной из Лондона и, в меньшей степени, 
из Вашингтона, МИДу Канады стало ясно, сколь глубоко разделены союзни-
ки  в  вопросах,  касающихся  Польши,  Балкан,  будущего  Германии  и  других 
международных проблем. Это явилось еще одной причиной для формирова-
                                           
1 Правда. 13 октября 1944.  
2 АВПРФ. Ф.06. Оп.7. П.35. Д.493. Л.1–3. 
3 Там же. Л.4–6. 

 
 
81
ния собственной оценки советской 
внешней 
политики, 
чтобы 
сравнить  ее с английской и американской. В июне 1944 года первый секре-
тарь  канадского  посольства  в  Вашингтоне  Э.  Рейд  подготовил  меморандум 
«Современные  признаки  советской  политики» (Recent Indications of Soviet 
policy)1.  В  нем  он  суммировал  взгляды  Государственного  Департамента 
США и добавил собственную оценку ситуации. Его работа начиналась с со-
общения  о  Советском  Союзе.  Тем  временем  канадский  посол  в  Москве  Д. 
Уилгресс также подготовил ряд детальных сообщений, в которых проанали-
зировал взгляды СССР на послевоенную внешнюю политику2. 
В итоге канадский МИД пришел к единому мнению о том, что русские 
выступали  за  коллективную  систему  безопасности,  при  этом  всегда  хотели, 
чтобы в пределах международной организации типа Объединенных Наций к 
СССР обращались как к Великой державе. Наиболее важным моментом, от-
меченным канадцами, было желание русских полного поражения Германии, 
а  также  требование  принятия  мер,  которые  препятствовали  бы  Германии 
иметь военную силу. Было также подчеркнуто, что Советы хотели возвраще-
ния к границам 1941 г. не с целью распространения коммунизма, а лишь по 
причинам безопасности страны. Другими словами, Москва не была заинтере-
сована  в  распространение  коммунизма,  а  лишь  хотела  всеобъемлющей  коа-
лиции правительств, которые бы включили в свой состав левые партии.  
Даже  А.  Смит,  третий  секретарь  в  московском  посольстве,  позже  став-
ший  известным  за  его  бескомпромиссные  взгляды,  остался  оптимистически 
настроенным по поводу советской послевоенной внешней политики3. В июле 
1944 г. он уверял своего коллегу Джорджа Игнатьева, что советские лидеры 
не  имели  намерения  социализировать  Польшу  или  вмешиваться  в  ее  внут-
ренние дела. По его мнению, Сталин хотел лишь безопасных границ и сосе-
дей, не настроенных враждебно к СССР.  
                                           
1 Aronsen L., Kitchen M. Op. cit. P.167. 
2 Page D. Op. cit. P.20–22. 
3 Ibid. P. 22. 

 
 
82
В отличие от Госдепартамента 
США  и,  в  меньшей  степени, 
Британского Министерства иностранных дел, в 1944 г. МИД Канады все еще 
довольно  лояльно  относился  к  внешней  политике  СССР.  Помимо  этого,  он 
также  видел  перспективу  послевоенного  двустороннего  канадо-советского 
сотрудничества особенно в области торговли. Кроме того, в июле того же го-
да Кинг выразил желание в ближайшем будущем вести переговоры с США и 
СССР  относительно  проблемы  суверенитета  северных  регионов.  Премьер-
министр все еще лелеял надежду на то, что Канада могла бы стать «арктиче-
ской связующей линией» между Соединенными Штатами и Советским Сою-
зом.  Канада  также  ожидала,  что  СССР  будет  участвовать  в  переговорах  по 
вопросу развития гражданской авиации в Чикаго в ноябре 1944 года. Но, как 
известно, никаких ответов на канадские предложения из Москвы не последо-
вало. 
Характерно,  что  СССР  вообще  предпочитал  не  распространяться  отно-
сительно  своей  внешней  политики.  Канадские  представители  отмечали,  что 
от советских чиновников они всегда получали лишь общую сухую информа-
цию,  не  представляющую  интереса  и  новизны.  Ярким  примером  тому  яви-
лась  официальная  встреча  И.  М.  Майского  и  Д.  Уилгресса 13 марта 1944г1. 
Как  свидетельствует  источник,  на  этой  встрече  обсуждались  вопросы  о  по-
слевоенном устройстве мира. В отличие от советского, канадский представи-
тель  подробно  раскрыл  сущность  взглядов  своего  правительства  на  между-
народные проблемы. Д. Уилгресс отметил, что приоритет в обеспечении ми-
ра  и  безопасности  должен  принадлежать  влиятельной  международной  орга-
низации,  по  принципам  формирования  похожей  на  ЮНРРА.  Изложив  свои 
позиции, канадский посол сделал оговорку о том, что его руководство не ос-
паривает право великих держав «играть первую скрипку в мировом концер-
те», но при этом «три державы должны считаться с фактом существования на 
                                           
1  АВПРФ.  Ф.0512.  Комиссия  М.  М.  Литвинова  по  подготовке  мирных  договоров.  Секретно.  Оп.4. 
П.14. Д.43. Л.5–9. 

 
 
83
земном 
шаре 
других 
стран, 
которые  представляют  собой  силу 
второго  порядка.  Канада  причисляет  себя  именно  к  такого  рода  государст-
вам»1.  В  ответ  на  вопрос  Уилгресса  о  немецких  репарациях  И.М.  Майский 
ответил,  что советское правительство не приняло еще конкретных заключе-
ний, но в отчете Майский написал: «Уилгресс пытался выяснить у меня, ка-
ков наш взгляд по данному вопросу, но я отвел эти попытки. На данной ста-
дии нам еще рано раскрывать свои карты»2. 
Документы свидетельствуют о том, что к 1945 году канадский оптимизм 
по отношению к СССР сменился реализмом. После встречи большой тройки 
в Ялте в феврале 1945 г. М. Кинг посетил Вашингтон с тем, чтобы узнать о 
результатах конференции и будущих перспективах. Кроме того, на встрече в 
Вашингтоне  премьер-министр  был  проинформирован,  что  испытание  атом-
ной бомбы пройдет в августе и, скорее всего, атомное оружие будет исполь-
зовано  против  Японии.  Премьер-министр  был  обеспокоен,  тем  что  атомное 
оружие повлияет на отношения с русскими. «Мне кажется, – сказал он пре-
зиденту, – если  русские  позже  узнают,  что  некоторые  вещи  от  них  были 
скрыты,  будет  несчастье»3.  Так  же,  как  и  его  союзники,  Кинг  расценил  Ял-
тинские  переговоры  как  предварительные,  следующим  шагом  должна  стать 
встреча  всех  членов  Объединенных  Наций,  намеченная  на  апрель 1945 г.  в 
Сан-Франциско. 
Выступая в Палате Общин 21 марта 1945 г., Кинг отметил, что выгоды, 
которые Канада может надеяться получить от полного участия в организации 
огромны. «Представители Канады будут говорить ясным, сильным и единым 
голосом.  По  этой  причине  желательно,  чтобы  наша  делегация  Сан-
Франциско была широко представлена»4. 
                                           
1 Там же. Л.8. 
2 Там же. Л.9. 
3 Aronsen L., Kitchen M. Op. cit. P.169. 
4 АВПРФ. Ф. 0512. Оп.4. П.14. Д.44. Л.6. 

 
 
84
Незадолго 
до 
открытия 
конференции  в  Оттаву  поступили 
первые тревожные сообщения из Москвы. Их автором был секретарь канад-
ского посольства в Москве А. Смит, действующий в качестве заместителя Д. 
Уилгресса, который, в свою очередь, был послан в Сан-Франциско. «Период 
медового месяца между Западом и СССР, по крайней мере, на несколько лет 
закончен. Надежда на сотрудничество с СССР обречена в виду тоталитарно-
го характера советской экономики и советской цивилизации»1, – говорилось 
там.  Смит  продолжал  утверждать,  что,  устанавливая  абсолютную  сферу 
влияния  в  Восточной  Европе,  СССР  нарушал  Ялтинские  договоренности. 
Кроме  того,  действуя  дипломатическими  методами,  он  выяснил,  что  Совет-
ский Союз не желал сотрудничать в международном экономическом плани-
ровании  и  в  вопросах,  связанных  с  гражданской  авиацией2.  Мы  можем  ут-
верждать, что за первые несколько месяцев 1945 г. главные постулаты, на ко-
торых  базировалась  канадская  советская  политика,  пошатнулись,  но  еще  не 
привели к смене господствующей тенденции. Несмотря на  аргументирован-
ность московских отчетов А. Смита, канадское руководство, как мы поняли 
было не готово сменить свою внешнеполитическую линию поведения по от-
ношению  к  СССР,  так  как  это  могло  серьезно  повредить  двусторонним  от-
ношениям и поставить под угрозу эффективность участия Канады в форми-
ровании ООН. 
Для Канады, помимо главной цели коллективной безопасности, эта ме-
ждународная  организация  могла  решить  еще  одну  задачу – умерить  произ-
вольную политику великих держав, включая СССР и США. Таким образом, к 
конференции  в  Сан-Франциско  Оттава  приблизилась  с  определенной  степе-
нью энтузиазма. 
Первые опасения о судьбе будущей международной организации появи-
лись в Канаде, когда стало известно, что СССР решил послать делегацию в 
                                           
1 Цит. по: Page D. Op. cit. P.22. 
2 Aronsen L. Kitchen M. Op. cit. P.170. 

 
 
85
Сан-Франциско 
во 
главе 
с 
советским  послом  в  США  А. 
Громыко.  Многие  канадские  газеты  отрицательно  отнеслись  к  советскому 
решению,  назвав  такую  делегацию  мало  авторитетной  для  решения  серьез-
ных проблем. 16 апреля 1945 г., в тот же день, когда были получены сообще-
ния Смита «Монреаль Газетт» писала: «Относительно низкий ранг советских 
представителей был истолкован в некоторых местах как признак возможного 
отчуждения советского правительства от конференции в Сан-Франциско и ее 
намерений».1 И даже после того как стало известно о новом решении Москвы 
назначить главой делегации В. М. Молотова, общественность Канады выра-
жала беспокойство. «Будет катастрофичным, если в Сан-Франциско или где 
бы то ни было, народы мира разобьются на два лагеря, часть из которых бу-
дет в орбите русского влияния, а другая часть  – вне ее»2, – комментировала 
«Монреаль Дейли Стар». 
Канадская делегация была представлена премьер-министром М. Кингом, 
министром  иностранных  дел  Сен-Лораном,  сенатором  Дж.  Кингом,  депута-
том  парламента  от  либеральной  партии  Кессельманом,  лидером  фракции 
Прогрессивно-консервативной  партии  в  парламенте  Г.  Грейдоном,  лидером 
партии ССФ М. Колдуэлл.  Кроме того, присутствовал  ряд чиновников МИ-
Да, в том числе Л. Пирсон, Х. Ронг, Э. Рейд, Н. Робертсон3. В качестве одно-
го  из  советников  прибыл  также  посол  Канады  в  СССР  Д.  Уилгресс.  В  его 
обязанности входило поддерживать контакты с русскими, в свою очередь от 
СССР  контакты  с  канадскими  представителями  должен  был  осуществлять 
советский посол в Оттаве Г.Н. Зарубин. 
В  Сан-Франциско,  как  мы  выяснили  из  соответствующих  документов, 
характерный  для  военного  времени  канадский  оптимизм  быстро  сменился 
реализмом. Уже после первых советских выступлений канадцы менее опти-
мистично  стали  относиться  к  перспективам  создания  такой  международной 
                                           
1 АВПРФ. Ф. 099. Оп.17. П.7. Д.15. Л.76. 
2 Там же. Л.86. 
3 Wilgress L. D. Op. cit. Р.138. 

 
 
86
организации,  какой  они  хотели 
видеть  ООН.  На  первой  встрече  в 
Сан-Франциско  СССР  настаивал  на  достижении  соглашения  по  коллектив-
ной  безопасности  только  среди  большой  тройки.  Это  отношение  СССР  к 
отодвижению «средних держав», подобных Канаде, объясняет, почему поли-
тики типа Э. Рейда уже не имели тех радужных надежд, которые были рань-
ше. «То, что мы делаем,– позже писал Э. Рейд в своей книге об ООН, – мо-
жет быть немного, но это поможет слегка уменьшить ужасающие разногла-
сия, которые могут привести к другой войне»1.  
Первоначально  Канада  пыталась  делать  многое  по  примирению  Совет-
ского Союза и США, а также препятствовала, по ее мнению, неблагоразум-
ным  требованиям  великих  держав  к  средним.  Ведь,  отправляясь  на  конфе-
ренцию, она стремилась занять ведущее место среди малых и средних госу-
дарств. Канадская печать в этот период всячески подчеркивала роль Канады 
в войне, ее вклад в общую победу над врагом и ее большие материальные ре-
сурсы.  
Исходя из характеристики документов, мы пришли к выводу, о том, что 
по многим позициям взгляды Канады и СССР расходились. Так к маю СССР 
дал понять свое намерение по вопросу ограничения доступа в Совет Безопас-
ности, противостоя канадскому предложению о его расширении. В ответ на 
убеждения В. М. Молотова о том чтобы, право вето было распространено на 
любой международный спор, Н. Робертсон позже написал: «Это был тупик»2.  
Конференция в Сан-Франциско привела к ухудшению канадо-советских 
отношений. Сотрудник посольства СССР в Канаде М. Лукьянов так охарак-
теризовал канадскую работу на конференции: «Первоначальная деятельность 
канадской делегации характеризовалась большой активностью, но когда она 
увидела,  что  большинство  ее  решений  не  прошло,  ее  активность  заметно 
                                           
1 Цит. по: Aronsen L., Kitchen M. Op. cit. P.172.  
2 Ibid.173. 

 
 
87
уменьшилась.  Руководящую  роль 
среди малых и средних государств 
ей завоевать не удалось»1. 
Но  все  же  некоторых  положительных  результатов  Канаде,  как  мы  удо-
стоверились, удалось добиться. Отстаиваемый ею принцип функционализма 
получил свое развитие в ст. 23 Устава ООН, хотя и был представлен не в том 
масштабе,  которого  желала  Канада.  В  статье  говорится: «Генеральная  Ас-
самблея  избирает  шесть  других  Членов  Организации  в  качестве  непостоян-
ных членов Совета Безопасности, уделяя в особенности должное внимание, в 
первую очередь, степени участия Членов Организации в  поддержании меж-
дународного  мира  и  безопасности  и  в  достижении  других  целей  Организа-
ции, а также справедливому географическому распределению»2. То есть, ста-
тья 23 определяла  критерий  двух  типов – функциональный  и  географиче-
ский.  
Другой частичный успех Канады в Сан-Франциско связан с включением 
в Устав положения об участии государства – члена ООН – в решениях Сове-
та Безопасности, касающихся использования вооруженных сил данного госу-
дарства. Статья 44 гласит: «Совет Безопасности приглашает этого Члена Ор-
ганизации …принять участие в решениях Совета безопасности относительно 
использования  контингентов  вооруженных  сил  данного  Члена  Организа-
ции»3. И если Канада не достигла серьезных побед в Сан-Франциско, то для 
премьер-министра М. Кинга это был пик его политической карьеры. Выиграв 
третий срок на выборах, он прибыл в Сан-Франциско для ратификации Уста-
ва  ООН.  В  своем  дневнике  он,  в  связи  с  этим,  писал: «Доброе  провидение 
следило  за  мной  сегодня»4.  Канада  полагала,  что  на  конференции  в  Сан-
Франциско  ее  отношения  с  СССР  выйдут  на  новый  качественный  уровень. 
                                           
1 АВПРФ. Ф.099. Оп.17. П.7. Д.15. Л.100. 
2 Антология мировой политической мысли. Политические документы. Т.5. / Отв. ред. Усачев И. Г. – 
М., 1997. С.350. 
3 Там же. С.356. 
4 Цит. по: Aronsen L., Kitchen M. Op. cit. Р.175. 

 
 
88
Но из-за разногласий в подходах к 
формированию 
системы 
коллективной безопасности между странами напротив наметился раскол.  
Таким  образом,  за  годы  военного  сотрудничества  Канаде  и  СССР  уда-
лось  добиться  значительного  улучшения  двусторонних  отношений  на  выс-
шем уровне. Рассматривая основные факторы развития канадо-советских по-
литических  связей,  следует  отметить,  что  к  их  улучшению  стремились  обе 
страны.  В  рассматриваемый  период  наблюдался  значительный  рост  незави-
симости  Канады  во  внешней  политике.  Примечательно,  что  СССР  идя  на 
улучшение отношений с Канадой, одновременно предпочитал держать ее на 
расстоянии.  Указывая  на  сохранившиеся  имперские  связи,  Москва  считала, 
что  доминион  обладал  еще  недостаточным  суверенитетом,  чтобы  участво-
вать  в  решении  серьезных  международных  проблем.  Исходя  из  советской 
точки  зрения,  канадские  интересы  на  мировой  арене  вполне  могли  быть 
представлены  Великобританией.  Но,  по  мнению  Канады,  СССР  недооцени-
вал  ее  роль  в  мировой  политике  и  тот  факт,  что,  благодаря  активному  уча-
стию  в  международной  жизни  за  годы  войны  ей  удалось  добиться  статуса 
державы «среднего ранга». Поэтому канадским внешнеполитическим деяте-
лям постоянно приходилось доказывать, что Канада уже давно не зависит от 
Британии и обладает полным суверенитетом.  
Несмотря  на  определенные  расхождения  во  взглядах  при  решении 
внешнеполитических  вопросов,  в  целом  можно  утверждать,  что  связи  с 
СССР помогли Канаде укрепить ее международный статус. Формируя собст-
венную  внешнеполитическую  линию  по  отношению  к  Советскому  Союзу, 
Канада  получила  возможность  выражать  свое  независимое  от  Великобрита-
нии мнение, что было важно для канадских политиков. В свою очередь СССР 
через  Канаду  стремился  укрепить  свое  политическое  влияние  на  американ-
ском  континенте.  Многочисленные  двусторонние  контакты  в  рассматривае-
мый  период  способствовали  конструктивному  развитию  отношений  с  пер-
спективой развития таковых в послевоенный период.  

 
 
89
Выводы.  Характер  канадо-
советских 
политических 
отношений в течение военного периода в целом можно охарактеризовать как 
умеренный оптимизм. Обе страны нуждались друг в друге и, соответственно, 
предпринимали необходимые шаги для укрепления двустороннего сотрудни-
чества.  
После установления дипломатических отношений число контактов меж-
ду Канадой и СССР заметно увеличилось. За период военного сотрудничест-
ва  двум  странам  удалось  достичь  такого  уровня  политических  отношений, 
который  не  был  достигнут  в  течение  всех  предыдущих  лет  существования 
Советского Союза. Это происходило по нескольким причинам.   
Во-первых, развивать отношения на высшем уровне требовала действи-
тельность военного времени. Став союзниками по Антигитлеровской коали-
ции, страны приобрели определенные обязательства друг перед другом.  
Во-вторых, главной движущей силой процесса выступал экономический 
аспект. Державы рассматривали друг друга в качестве выгодных экономиче-
ских  партнеров,  причем  ставка  делалась  на  послевоенное  время.  Соответст-
венно, чтобы в будущем получать взаимные экономические выгоды, сначала 
необходимо было подготовить благоприятную политическую почву.  
Анализируя  процесс  развития  двусторонних  отношений,  следует  выде-
лить  положительные  моменты,  которые  приобрела  каждая  из  сторон.  Несо-
мненно, больше плюсов от политического сотрудничества с СССР получила 
Канада. Возможность официальной Оттавы самостоятельно определять свое 
отношение  к  политике  Советского  Союза  способствовало  дальнейшему  ос-
лаблению имперского влияния на внешнюю политику Канады, что было для 
нее чрезвычайно важно. Общий антикоммунистический настрой не помешал 
ей пойти на сближение с советской страной. Находясь в союзнических отно-
шениях,  она  еще  не  видела  в  СССР  угрозы  своей  национальной  безопасно-
сти.  Напротив,  с  роспуском  Коминтерна  в  мае 1943 г.  двусторонние  связи 
приобрели еще более устойчивый характер. Через укрепление политических 
отношений с Советским Союзом Канада стремилась укрепить свой междуна-

 
 
90
родный  статус,  и    в  некотором 
смысле  ей  удалось  добиться 
поставленной цели.  
Следует отметить, что на этом этапе Канада еще четко придерживалась 
западной концепции внешней политики. Например, она полностью одобряла 
своих атлантических союзников США и Великобританию в решение вопроса 
об открытии второго фронта, хотя уже в годы войны прослеживается стрем-
ление Канады играть роль миротворца, сглаживающего противоречия между 
великими  державами.  Эта  тенденция  займет  господствующее  влияние  в  ка-
надской внешней политике в годы холодной войны.  
Для СССР союзничество с Канадой было также очень выгодным. Поми-
мо  экономических  выгод,  Канада  была  перспективным  политическим  парт-
нером  из-за  довольно  тесных  отношений  с  Британией  и  США.  Советский 
Союз не мог пренебрегать этим фактом, тем более в военный период. Вместе 
с  тем,  несмотря  на  новый  статус  Канады  как  державы  «среднего  ранга», 
СССР не позволил ей в достаточной мере реализовать свои внешнеполитиче-
ские амбиции. 

 
 
91
ГЛАВА II. ОСОБЕННОСТИ 
ВЗАИМООТНОШЕНИЙ  ДВУХ 
СТРАН  В  ОБЛАСТИ  ЭКОНОМИКИ,  КУЛЬТУРЫ  И  НАУКИ (1942–
1945 гг.) 
II.1. Основные направления военно-экономического сотрудничества 
В  довоенный  период  Канада  очень  осторожно  относилась  к  любым  от-
ношениям с СССР, в том числе экономическим, из-за опасности распростра-
нения коммунизма. Еще в 1931 г. консервативный кабинет Р. Беннета уста-
новил  запрет  на  импорт  из  СССР  угля  и  других  товаров,  который был  снят 
только через пять лет с приходом к власти либералов. В 1937 г. новое прави-
тельство вступило в торговые переговоры с СССР, но к началу войны в Ев-
ропе  никакого  соглашения  так  и  не  было  достигнуто.  Статус  государствен-
ных отношений между странами оставался на уровне признания СССР Кана-
дой де-юре, принятого еще 24 марта 1924 г.1 С того времени и до установле-
ния  прямых  дипломатических  отношений  в 1942 г.  все  связи  между  двумя 
странами осуществлялись при посредничестве Великобритании. 
Ситуация  еще  более  ухудшилась  с  заключением  советско-германского 
пакта  о  ненападении  и  началом  советско-финской  войны.  Либеральный  ка-
бинет  М.  Кинга  воздерживался,  правда,  от  такой  акции,  как  эмбарго  на  со-
ветские товары. Но некоторые довольно резкие шаги в этом направлении все 
же были предприняты. 
 До 1940 года Канада экспортировала в Россию приблизительно 750,000 
бушелей2 пшеницы ежегодно3. Но пакт 1939 года заставил канадцев в ином 
ракурсе  рассматривать  эти  поставки,  поскольку  предполагалось,  что  канад-
ская пшеница может быть отправлена в Германию, с которой Канада находи-
                                           
1 Письмо официального представителя СССР в Канаде премьер-министру и министру иностранных 
дел Канады М. Кингу. 20.03.1924 //ДВП СССР. Т.7. – М., 1957. С.158.  
2 1 бушель равен 35,24 литров. 
3 Balawyder A. Op. cit. P.2–3. 

 
 
92
лась  в  состоянии  войны.  В  силу 
возможности 
такой 
ситуации 
канадское  правительство  приняло  решение  о  контролировании  экспорта  в 
нейтральные страны, находящиеся под оккупацией или граничащие с враже-
ской территорией. Теперь на осуществление таких экономических операций 
требовалось специальное разрешение1. Это непосредственно затрагивало ин-
тересы СССР по важнейшим статьям советского экспорта из Канады – пше-
ницы и цветных металлов. Сообщение об этом решении было опубликовано 
в иностранной прессе применительно к советскому экспорту 1 250 бушелей 
манитобской пшеницы из Канады, могущей быть реэкспортированной в Гер-
манию, согласно комментариям прессы. Снова прибегать к эмбарго, как это 
было в 1931 г., которое Н. Робертсон характеризовал, как «плохо продуман-
ную меру, обязавшую нас в течение ряда лет придерживаться изолированной 
и неэффективной политики»2, Канада не хотела. Поэтому в связи с рекомен-
дацией  военного  комитета  кабинета  министров,  вынесенной 22 января 
1940г., Советскому Союзу было лишь отказано в выдаче лицензий на экспорт 
нескольких партий канадской пшеницы3. 
Несколько  позже  в  итальянской  газете  «Иль  Соле»  появилось  дальней-
шее развитие этого вопроса. 31 января 1940г. газета указывала, что запреще-
ние экспорта зерна и сырья из Канады в нейтральные страны, граничащие с 
Германией,  не  будет  применяться  к  продажам  американским  экспортерам, 
даже если бы последние реэкспортировали в Германию и Советский Союз»4. 
Это  сообщение  указывало  на  возможность  для  СССР  закупок  канадской 
                                           
1  Российский  Государственный  Архив  Экономики  (далее  РГАЭ).  Ф.413.  Наркомвнешторг  СССР. 
Оп.13. Д.2491. Л.132. 
2 Memorandum from Councellor to Prime-Minister. Export of wheat to the USSR. –Ottawa, 22.01.1940 // 
DCER. Vol. 8.2. №942. P.1092.  
3 Most Secret. Extract from Minutes of Cabinet War Committee. –Ottawa, 22.01.1940 // Ibid. – №943. 
P.1093–1094; Secretary of state for External Affairs to High Commissioner in Great Britain. –Ottawa, 23.01.1940 // 
Ibid. – №944. P.1094; Memorandum from Councellor to Prime-Minister. –Ottawa, 17.07.1940 // Ibid.  – №945. 
P.1095.  
4 РГАЭ. Ф.413. Оп.13. Д.2491. Л.132. 

 
 
93
пшеницы на рынках США, а также 
на 
колоссальную 
заинтересованность Канады в рынке США. 
В английской газете «Файнейшнл Ньюз» было напечатано сообщение о 
больших закупках Советским Союзом меди в США, причем указывалось, что 
не исключена возможность реэкспорта канадской меди в СССР. Газета писа-
ла: «Конечно, можно надеяться, что этому источнику снабжения будет поло-
жен  конец  системой  лицензирования  экспорта  в  страны,  граничащие  с  Гер-
манией»1. 
Реакция  на  этот  запрет  внутри  самой  Канады,  как  мы  выяснили,  была 
неоднозначна. Представители пшеничной кампании утверждали, что «не бы-
ло ничего неверного в торговле с Россией, так  как Канада всегда торговала 
пшеницей, медью и цинком с Данией, Швецией, Голландией, Италией, Гре-
цией и Турцией»2, то есть со странами, которые имели торговые отношения с 
Германией.  Кроме  того,  потерять  Россию  как  торгового  партнера  означало 
потерять  ее  свободные  рынки  сбыта.  Глава  канадского  правления  по  зерну 
указывал, что если Канада не будет продавать излишки пшеницы России, то 
это сделают Соединенные Штаты. 
Таким образом, мнения канадских правящих кругов разделились. С од-
ной  стороны,  путем  торгового  запрета  Оттава  пыталась  обезопасить  себя  и 
британское содружество в целом от СССР, находящегося в довольно близких 
отношениях  с  Германией.  Но  с  другой,  введение  торговых  ограничений  от-
рицательно  сказывалось  на  экономике  страны.  Ведь  прежние  рынки  сбыта 
зерна  сокращались,  в  то  самое  время  когда  крупные  остатки  прошлых  лет 
должны  были  быть  дополнены  излишками  нового  урожая.  Несмотря  на  эти 
аргументы, запрет все же не был снят. 
Отношения между странами изменились только с вторжением Гитлера в 
Советский  Союз.  Премьер-министр  М.  Кинг  поддержал  слова  У.  Черчилля, 
                                           
1 Там же. 
2 Balawyder A. Op. cit. P.3. 

 
 
94
произнесенные  в  день  нападения 
Германии  на  СССР,  сказав,  что 
Канада  придет  на  помощь  русским  людям.  Уже 25 июня,  то  есть  через  не-
сколько  дней  после  нападения,  канадский  министр  торговли  МакКиннон 
строил  прогнозы  относительно  возможных  поставок  в  СССР  пищевых  про-
дуктов и вооружения, а также о возможном расширении экспортных приви-
легий России в ближайшем  будущем. Министр справедливо высказал пред-
положение,  что  русский  урожай  пшеницы,  особенно  на  Украине,  будет  по-
врежден военными действиями, а Канада с ее излишками пшеницы была бы в 
состоянии  помочь  России,  если  понадобится1.  Будучи  достаточно  осведом-
ленным, МакКиннон указывал, что на Украине и Кавказе, которые,  как по-
лагают,  будут  немедленными  объектами  наступления  немцев,  находится 
около половины советских посевов зерновых (из общих 100 миллионов акров 
под посевы  47,5 миллионов приходится на упомянутую территорию). В Ка-
наде  имелось  приблизительно 500 миллионов  бушелей  излишков  пшеницы 
при том, что, работая на полную мощность, заводы могли переработать око-
ло 50 миллионов  бушелей,  если  было  бы  необходимо  снабдить  Россию  пи-
щевыми продуктами2. Позже эти сведения были учтены в решениях Москов-
ской конференции представителей СССР, США и Великобритании в 1941 г. 1 
октября А. Гарриман, У Бивербрук и В. Молотов подписали Первый москов-
ский Протокол о снабжении Советского Союза до конца июля 1942 г3. В сек-
ретном  протоколе  конференции  при  планировании  поставок  в  Советский 
Союз предполагался ежемесячный ввоз 200 тыс. тонн пшеницы, прежде все-
го – из Канады4. Помимо пшеницы, в течение девяти месяцев, начиная с ок-
тября 1941 г., Канада должна была поставлять по 2 тысячи тонн алюминия в 
                                           
1 РГАЭ. Ф.413.Оп.13. Д.2491. Л.95. 
2 Там же. Л.96. 
3Секретный  протокол  московской  конференции  представителей  СССР,  США  и  Великобрита-
нии.1.10.1941. //ДВП СССР. Т.24. – М., 2000. С.341–348. 
4 АВПРФ. Ф.06. Оп.3. Д.433. Л.1–14; Секретный протокол московской конференции представителей 
СССР, США и Великобритании.1.10.1941. //ДВП СССР. Т. 24. С. 341,343,347. 

 
 
95
рамках  поставок  Великобритании 
1.  Но  до  начала  конференции 
реальный объем поставок был настолько минимальным (Канада поставила в 
СССР  кожаные  подметки  на  сумму 258 тыс.  амер.  долл.)  что  позволило  за-
местителю министра иностранных дел Н. Робертсону назвать это единствен-
ной значительной сделкой между странами на тот период2. 
После  московской  конференции  английское  правительство  проинфор-
мировало канадское о результатах переговоров, и 2 октября Военный коми-
тет  Канады  одобрил  предложение  о  поставках  медикаментов  Советскому 
Союзу  из  фондов  канадского  Красного  Креста  на  сумму 10 тыс.  долл.  Чуть 
позже –15 октября – было также одобрено предложение о продаже СССР ка-
надской пшеницы3. Тогда же, в октябре, министр вооружения и снабжения К. 
Хау  заявил,  что  Канада  будет  производить  все,  что  может  быть  необходи-
мым. Кроме того, он отметил, что будет запущен дополнительный двигатель 
для производства танков для России и первые сто «Валлентайнов» будут от-
правлены в СССР еще до рождества4. 
Не  имея  на  тот  момент  прямых  дипломатических  отношений  с  СССР, 
Канада испытывала трудности в определении того, в чем именно нуждается 
Советский Союз. В основном Оттава полагалась на Лондон и на сведения ка-
надского  посла  в  Вашингтоне  Х.  Ронга,  который,  в  свою  очередь  получал 
                                           
1 Там же. 
2 Memorandum from Under–Secretary of state for External Affairs to Prime-Minister. Aid to Russia. –
Ottawa, 16.09.1941 // DCER. Vol. 8.2. №964. P.1110; Поздеева Л. В. Канада и СССР в годы Второй мировой 
войны. С.214. 
3 Most Secret and Personal. Secretary of state for External Affairs to Dominion Secretary. – Ottawa, 
4.10.1941 // DCER. Vol. 8.2. №965. P.1111; Most Secret. Dominion Secretary to Secretary of state for External 
Affairs. – London, 11.10.1941 // Ibid. – №966. P.1112; Most Secret. Secretary of state for External Affairs to Do-
minion Secretary. –Ottawa, 17.10.1941 // Ibid. – №967. P.1113; Important. Secret. Dominion Secretary to Secretary 
of state for External Affairs. – London, 23.10.1941 // Ibid. P.1113–1114; Secret. Secretary of state for External Af-
fairs to Dominion Secretary. –Ottawa, 8.11.1941 // Ibid. – №972. P.1116; Important. Secret. Dominion Secretary to 
Secretary of state for External Affairs. – London, 8.11.1941 // Ibid. – №973. P.1116.  
4 Davies R.A. Op. cit. P.91. 

 
 
96
информацию  от  Объединенного 
американо-английского  комитета, 
а позже – от Комитета по Ленд-лизу в Вашингтоне.  
Поддержав  принципы  «Атлантической  Хартии» 1941 года,  закреплен-
ные  в  «Декларации  Объединенных  Наций»  от 1 января 1942 г.,  Канада  и 
СССР  стали  союзниками1.  Образование  антигитлеровской  коалиции  стало 
важным  событием  второй  мировой  войны.  На  пути  экспансии  фашистского 
блока встал союз государств, обладавших колоссальным экономическим по-
тенциалом. Следует отметить, что вступление США в войну повлекло за со-
бой  и  изменение  концепции  Ленд-лиза2,  который  сначала  косвенно,  а  затем 
непосредственно будет затрагивать интересы Канады. С этого времени из ме-
тода  оказания  помощи  без  участия  в  военных  действиях  он  становится  ги-
гантским «снабженческим резервуаром». В него каждый союзник вливал, по 
возможности, свои ресурсы и брал то, что ему было необходимо для ведения 
войны.  Контроль  за  распределением  ресурсов  возлагался  на  специальные 
структурные  подразделения.  Последовавшее  правовое  оформление  новой 
концепции осуществлялось главным образом США: с каждой из стран союз-
ниц они заключали соглашение о взаимопомощи (или обратном Ленд-лизе)3. 
Канада,  став  членом  антигитлеровской  коалиции,  помимо  общей  цели 
борьбы с врагом, преследовала еще и свои. Материалы, выработанные лиде-
рами государств в ходе встречи в Вашингтоне, легли в основу задач на 1942 
г.  Главная  задача – удержать  Россию  в  войне.  Это  способствовало  сохране-
нию  советско-германского  фронта  и,  одновременно,  уменьшало  риск  уста-
новления немецкого превосходства в Европе, а значит, гарантировало доста-
точную безопасность Британскому Содружеству. К тому же, стремясь к про-
ведению  самостоятельной  внешней  политики,  Канада  укрепляла  свой  меж-
                                           
1 Подписание декларации 26 государств в Вашингтоне // Внешняя торговля. 1942. № 1–2. С. 12. 
2 Herring G. C. Aid to Russia 1941–1946. Strategy, diplomacy, the origins of the cold war. –N.–Y.–London, 
1973. 
3 Супрун М. Н. Ленд-лиз и северные конвои, 1941-1945. –М., 1997. С. 68. 

 
 
97
дународный  статус  перед  мировой 
общественностью.  Для  нее  это 
было очень актуально. 
Канада,  поддержав  основные  позиции  англо-американской  политики, 
сделала ставку прежде всего на экономическое сотрудничество с СССР. От-
тава придерживалась той точки зрения, что улучшение экономических отно-
шений является одним из наиболее эффективных средств для развития друж-
бы и взаимопонимания между странами. Об этом свидетельствует тот факт, 
что первый канадский посланник в СССР был экономистом и это не случай-
но.  Важнейшим  фактором  для  его  назначения  послужил  предыдущий  опыт 
работы Д. Уилгресса в качестве специального торгового уполномоченного в 
Омске  и  Владивостоке,  где  он  изучал  возможности  торговли  с  Россией1.  В 
своих ранних отчетах из Москвы Д. Уилгресс настаивал на том, что, как тор-
говая  нация,  заинтересованная  в  международной  стабильности,  Канада 
должна проявлять  больший интерес в мировых делах. Две северные страны 
(Канада  и  СССР)  должны  рассматриваться  как  дополняющие  друг  друга  в 
экономическом отношении. Канадцы могли получить выгоду, используя со-
ветский опыт в развитии Арктики, СССР в свою очередь, мог учиться у Ка-
нады  ее  сельскохозяйственным  методам.  Непосредственными  излишками 
продовольствия Канада могла покрывать советские нехватки. Забегая вперед, 
следует отметить, что Уилгресс никогда не выражал беспокойства по поводу 
того,  что  коммунистическая  экономическая  система  с  ее  централизованным 
экономическим планированием вредила бы торговле между их странами. Он 
согласился с президентом торговой палаты США Эриком Джонстоном в том, 
что бизнесмены хотели продавать и покупать независимо от социальных сис-
тем и социального кредитования2. 
Канадская экономическая помощь СССР осуществлялась по двум кана-
лам: правительственному и неправительственному (общественному). Первый 
                                           
1 РГАЭ. Ф.413. Оп.13. Д.2491. Л.107. 
2 Aronsen L., Kitchen M. Op. cit. P.162. 

 
 
98
включал  в  себя  разработку  и 
заключение 
различных 
соглашений, программ, протоколов помощи между двумя государствами и их 
осуществление на высшем уровне. 
Этот  канал  начал  работать  непосредственно  со  вступлением  СССР  в 
войну. По данным канадского ученого Балауайдера, в течение первых четы-
рех  месяцев  немецкого  вторжения  Канада  отправила  в  СССР  муку  стоимо-
стью 41.140 тыс. долл., алюминиевых слитков стоимостью 793 656 тыс. долл. 
и армейского обмундирования на сумму 58 тыс. долл. из канадского милли-
арда долларов, подаренного Великобритании безвозмездно1. 
Будучи прежде всего аграрной страной, Канада имела большие излишки 
пшеницы, и именно ей отводилась особая роль в поставках. Кроме стратеги-
ческих  соображений,  которые  давали  возможность  помочь  СССР,  Канада 
могла избавиться от своих излишек. Находясь в Куйбышеве, Уилгресс отме-
чал: «Несмотря  на  высокоразвитые  промышленность  и  сельское  хозяйство, 
Канада имеет ограниченные возможности сбыта вследствие узости внутрен-
него рынка»2. С начала 1942 г. между канадским и советским правительством 
начали  вестись  переговоры  по  заключению  кредитного  соглашения  на  по-
купку СССР в Канаде пшеницы и муки. 
Первоначально  Канада  предполагала  оказывать  помощь  Советскому 
Союзу, требуя от него расплачиваться наличными деньгами. Но после приня-
тия Соединенными Штатами закона о Ленд-лизе была вынуждена пересмот-
реть свою политику. Заместитель министра иностранных дел Н. Робертсон на 
заседании  военного  комитета 28 мая 1942 года  сообщил,  что  позиция,  ка-
сающаяся канадских зерновых поставок в СССР, будет осложнена подписа-
нием  Англо-американского  Второго  Протокола  по  поставкам  в  Россию3.  В 
                                           
1 Balawyder A. Op. cit. P.4. 
2 АВПРФ. Ф.099.Оп.15. П.5. Д.1. Л.2. 
3  Подписание  Протокола  между  представителями  СССР,  США  и  Англии  о  военных  поставках. 
6.10.1942 //Внешняя Политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т.1. С.313. 

 
 
99
список  поставок  была  включена 
пшеница  объемом  в 2.400.000. 
тонн1. В это время в Лондоне между Канадой и СССР еще шли переговоры 
по  кредитному  соглашению.  Канада  была  обеспокоена  тем,  захотят  ли  рус-
ские покупать канадскую пшеницу после первого июля, когда станет доступ-
ной ленд-лизовская. Канадский Военный комитет после дискуссий подвергал 
сомнению целесообразность по продлению кредитных переговоров с СССР в 
Лондоне.  Общественность  Канады  также  выдвигала  требование  о  безвоз-
мездной  передаче  ее  советскому  союзнику2.  Канадские  поставки  пшеницы, 
предшествующие 1-му  июля,  вероятно,  должны  были  быть  расценены  как 
подарок3. Окончательное урегулирование вопроса было поручено Министер-
ствам иностранных дел, финансов и торговли4. 
В  итоге  было  решено  продолжать  переговоры,  а  результатом  явилось 
подписание 8 сентября 1942 года кредитного соглашения с СССР5. Принцип 
безвозмездной передачи одобрения не получил. По нему Советскому Союзу 
предоставлялся  кредит  на  сумму 10 миллионов  канадских  долларов  для  за-
купки  в  Канаде 9 миллионов  бушелей  твердой  весенней  пшеницы  и  муки6. 
Соглашение  регулировало  порядок  советских  закупок  и  условия  погашения 
данного кредита. Он предназначался для оплаты Советским Союзом как уже 
поступивших  партий  пшеницы,  отправленных  через  советское  агентство 
Британским министерством продовольствия, так и будущих поставок из Ка-
нады, на которые СССР мог рассчитывать в течение трехлетнего срока дей-
ствия соглашения7.Кредит подлежал возмещению через шесть месяцев после 
                                           
1 Secret. Extract from minutes of Cabinet war Committee. –Ottawa, 28.05.1942 // DCER. Vol. 9. № 387. 
P.437. 
2 Davies R.A. Op. cit. P.94–96. 
3 Secret. Extract from minutes of Cabinet war Committee. –Ottawa, 28.05.1942 // DCER. Vol. 9. № 387. 
P.437. 
4 Ibid.  
5 Credit Agreement between Canada and Soviet Union. –London, 8.09.1942 // Ibid. – № 392. P.442. 
6 50 лет советской внешней торговли. – М., 1967. С.61.  
7 Credit Agreement between Canada and Soviet Union. – London, 8.09.1942 // DCER. Vol. 9. № 392. 
P.442–444. 

 
 
100
трехлетнего 
периода, 
начинающегося 
со 
дня 
подписания соглашения который должен осуществляться четырьмя равными 
полугодовыми взносами. 
В  Лондоне  от  имени  СССР  соглашение  подписали  посол  в  Великобри-
тании  И.  Майский,  от  Канады – верховный  комиссар  в  Великобритании  В. 
Мэсси. Было также подписано соглашение, оговаривающее процедуры и це-
ны,  касающиеся  поставок  Канадской  пшеницы  и  муки  согласно  данному 
кредитному соглашению1. 
На момент подписания соглашения часть пшеницы была уже отправлена 
в СССР. По официальным советским данным, Канада, в соответствии с кре-
дитным соглашением, отправила в СССР до 30 апреля 1944 г. пшеницу и му-
ку на сумму 10 миллионов канадских долларов2. Соглашение имело большое 
значение, подтвердив стремление обеих стран к сотрудничеству. К моменту 
заключения  вышеуказанного  соглашения  страны  установили  официальные 
дипломатические отношения, что значительно облегчало контакты.  
По данным Наркомата иностранных дел СССР, с июня 1941 до августа 
1942  г.  из  Канады  через  Великобританию  в  СССР  поступило 576 танков 
«Валлентайн», 600 танкеток «Ю.Г.К.», 180 станков, 89 922 тонн муки, 15524 
тонны пшеницы. Отгружено без прямого указания на канадское происхожде-
ние 16 т. т. алюминия, 6 201 т. цинка, 21 006 т. меди, 1 469 т. ферросилиция, 
774  т. феррохрома3. Английский заказ на танки оплачивался за счет безвоз-
мездного займа в 1 млр. долларов, предоставленного в 1942 г. Канадой Анг-
лии. Из указанной суммы английское правительство на оплату вооружения и 
военных  материалов  для  СССР  израсходовало  лишь  небольшую  долю,  а 
                                           
1 Agreement between Canada and Soviet Union. The agreement of procedure and prices in respect of the 
supplies of Canadian wheat and flour to the USSR under the Canadian–soviet agreement of the 8th September 1942 
// Ibid. – № 393. P.444. 
2 О поставках Советскому Союзу вооружения, стратегического сырья, промышленного оборудования 
и  продовольствия  Соединенными  Штатами  Америки,  Великобританией  и  Канадой. 11.06.1944 //Внешняя 
политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т.2. С.146. 
3 АВПРФ. Ф.6. Секретариат В.М. Молотова. Оп.4. Д.143. Л.2–3. 

 
 
101
именно – 61 млн. дол1. Вплоть до 
весны 1943 года 
канадские 
поставки продолжали идти в счет британских. 
1943 г. – год коренного перелома в ходе второй мировой войны – начал-
ся выдающейся победой Вооруженных сил СССР под Сталинградом. Как от-
мечает  Л.  В.  Поздеева,  премьер-министр  М.  Кинг  воспринял  капитуляцию 
немецких войск на Волге как крупнейшее поражение одной из самых отбор-
ных  армий  Гитлера,  как  «начало  конца»  фашистской  Германии2.  Практиче-
ски  сразу  после  указанных  выше  событий  в  экономическом  сотрудничестве 
между СССР и Канадой странами произошли существенные сдвиги. 
Дальнейшим  шагом  на  пути  укрепления  канадо-советских  отношений 
стало  решение  Канады  принять  прямое  участие  в  программе  Ленд-лиза.  В 
связи с этим по заявлению министра финансов Илслей от 9 февраля 1943 г. 
значительная часть продукции, вооружения – в первую очередь танков и ар-
тиллерийских орудий – впредь должна была поступать без оплаты в общий 
фонд  Объединенных  Наций  на  началах  Ленд-лиза.  Для  выполнения  возрос-
ших  в  связи  с  этим  обязательств  канадский  министр  потребовал  ассигнова-
ния одного миллиарда долларов3. Изначально самостоятельные поставки От-
тава осуществлять не могла из-за своей зависимости от Великобритании. По-
этому канадские товары, главным образом танки, продовольствие и металлы, 
поступали в счет британских поставок. Но были и исключения. Так, в честь 
открытия первой канадской миссии в СССР Канадское правительство проде-
монстрировало  акт  доброй  воли,  предоставив  Советскому  Союзу  ледокол 
«Монкальм»  для  использования  в  северных  водах.  Готовность  Канады  по-
мочь русским была омрачена четырехмесячной задержкой отправки ледоко-
ла.  После  трех  неудачных  попыток  пересечь  Атлантику  «Монкальм»,  нако-
                                           
1  Поздеева  Л.В.  Канадо-советские  отношения (1942-1945) // Американский  Ежегодник 1983. – М., 
1983. С.177. 
2 Поздеева Л. В. Канада в годы второй мировой войны. С.237.  
3 О введение Ленд-лиза. //Внешняя торговля. – 1943. №3–4. С.39. 

 
 
102
нец, достиг Мурманска 5 мая 1942 
г.1  Ввиду  задержки  доставки 
ледокола и на фоне свободных поставок по Ленд-лизу канадское правитель-
ство решило пожертвовать ледокол вместо продажи или аренды. Соответст-
вующий  случай  для  такого  пожертвования  представился  в  марте 1943 года, 
когда Д. Уилгресс предоставил свои верительные грамоты в качестве канад-
ского посланника Председателю Президиума Верховного Совета СССР М. И. 
Калинину2.  
Как свидетельствуют источники, 10 апреля 1943 г. на приеме у замести-
теля  народного  комиссара  иностранных  дел  С.А.  Лозовского  в  Куйбышеве 
Л.Д. Уилгресс вручил советскому представителю Памятную записку о даре-
нии  ледокола3.  Тогда  же  Канада  выступила  со  встречным  предложение  к 
СССР  о  желании  получить  из  Советского  Союза  одну  тонну  семян  кок-
сагыза и всевозможную литературу по вопросам выращивания каучуконосов, 
объясняя это большой заинтересованностью канадского правительства в по-
лучении каучука из кок-сагыза 4. Эти первые прямые двусторонние контакты 
свидетельствовали,  как  видим,  о  заинтересованности  стран  прежде  всего  в 
экономических отношениях.  
Помимо  этого,  важным  шагом  в  области  военно-экономического  со-
трудничества  стран  антигитлеровской  коалиции  стало  принятие  Канадой 14 
мая 1943 г.  закона  о  военных  ассигнованиях,  иначе  называемого  «Закон  о 
взаимной помощи Объединенных Наций»5. 
Военные  поставки  в  Канаде  занимали  более 70% экспорта.  По  заявле-
нию К. Хау, 70% всех производимых в Канаде военных материалов и обору-
дования отправлялись Объединенным Нациям и только 30% использовалось 
канадскими  вооруженными  силами. 14 мая 1943 г.  Канада  ассигновала 1 
                                           
1 АВПРФ. Ф.99. Оп.15. П.5. Д.1. Л.7. 
2 Там же. 
3 Там же. Л.12. 
4 Там же. Л.13. 
5 Aronsen L., Kitchen M. Op. cit. P.153. 

 
 
103
млрд.  долл.  для  предоставления 
военных  поставок  Объединенным 
Нациям.  До  принятия  этого  закона  канадское  правительство  не  имело  юри-
дических оснований для передачи своей продукции Объединенным Нациям. 
Передача  ее  могла  быть  осуществлена  только  через  Великобританию  или 
США. Так, например, в 1942 г. часть канадских военных поставок, передан-
ных  Канадой  Великобритании  в  виде  прямого  подарка  (в  размере 1 млрд. 
долларов) была затем передана через Великобританию другим странам. Ми-
нистр  вооружения  и  снабжения  К.Д.  Хау,  обосновывая  целесообразность 
принятия этого закона, сказал: «…Так, например, мы отгрузили России воо-
ружение и другие товары на 70-80 млн. долларов, но мы не могли их отгру-
жать непосредственно России. Нужно было сначала передать их Британии и 
предоставить ей право передать эти поставки России»1. 
Правительство Канады, принимая этот закон, ставило перед собой зада-
чу  передать  союзникам,  в  соответствие  со  стратегическими  нуждами,  воен-
ное  снабжение,  которое  Канада  могла  производить  сверх  потребности  ее 
вооруженных сил. 
При  обсуждении  законопроекта  о  Взаимопомощи  подчеркивалось,  что 
политика  оказания  помощи  Объединенным  Нациям  должна  проводиться  со 
стороны Канады  и  в  послевоенный  период.  Так,  например,  консерватор  То-
мас Черч указывал: «Я должен подчеркнуть, что политика Ленд-лиза должна 
проводиться  не  только  в  этом  году,  но  и  после  окончания  войны – на  базе 
коллективной безопасности. Если мы должны помочь восстановлению Евро-
пы, то следует проводить это на принципах Ленд-лиза»2. Член партии соци-
ального кредита Блекмор заявил: «Некоторые могут говорить, что этот закон 
распространяется всего лишь на один год. Но настоящее мероприятие явля-
ется  лишь  началом  серии  законов,  которые  будут  основаны  на  принципах 
Ленд-лиза.  Когда  наступит  мирное  время,  необходимо  будет  осуществлять 
                                           
1 Красова О. Канадский Закон о взаимопомощи // Внешняя торговля. – 1945. № 2–3. С.30.  
2 Там же. 

 
 
104
взаимную  помощь  для  блага  тех 
стран, 
ресурсы 
которых 
недостаточны для обеспечения жизненного уровня своего народа»1. 
При  рассмотрении  Закона  возник  вопрос  о  принципах  предоставления 
помощи. К.Д. Хау отметил, что это всецело будет зависеть от «способности 
страны-получателя  заплатить»2.  Это  надо  по-видимому  понимать  так:  если 
получатель был в состоянии оплатить поставки в канадских долларах, то они 
должны быть оплачены; если получатель совсем не сможет оплатить, то то-
вары должны быть предоставлены в виде дара; если получатель смог бы оп-
латить часть поставок, то остальная часть была бы предоставлена в виде по-
дарка. Таким образом, нам становится понятным, что основной целью закона 
являлось  предоставление  правительству  Канады  права  передавать  военное 
снабжение тем странам, которые могут его наиболее целесообразно исполь-
зовать вне зависимости от их платежеспособности. В качестве органа, обес-
печивающего исполнение упомянутого Закона, был создан Канадский Коми-
тет Взаимной помощи в составе пяти министров под председательством ми-
нистра вооружения и снабжения3. 
Правительство  уполномочивалось  затратить  в 1943-1944 гг. 1 млрд. 
долл. на военные поставки любой стране Объединенных Наций, существенно 
важных для «обороны и безопасности Канады и дела свободы всего мира»4. 
Этот закон естественным образом закладывал качественно новую осно-
ву для развития торговых отношений между Канадой и СССР. Позже, на его 
основании, 11 февраля 1944 г. состоялось подписание соглашения между Ка-
надой  и  СССР  «О  принципах,  относящихся  к  предоставлению  Канадой  ка-
                                           
1 Там же. С.31. 
2 Там же.  
3  Советско-канадское  соглашение  о  канадских  военных  поставках. 11.02.1944 //Хрестоматия  по  но-
вейшей истории. / Отв. ред. А. Гофман. – М., 1960. Т.2. С.277. 
4 Canada in world affairs. From Normandy to Paris… P.74. 

 
 
105
надских  военных  поставок  СССР 
согласно 
закону 
Канады 
о 
военных ассигнованиях (Взаимопомощи Объединенных Наций)»1. 
Как говорилось выше, важнейшая роль в реализации союзнических кон-
цепций  завершения  войны  и  послевоенного  устройства  мира  принадлежала 
системе экономической помощи на принципах Ленд-лиза. Вовлечение через 
нее Советского Союза в мировую экономическую систему, по мнению разра-
ботчиков,  становилась  одним  из  гарантов  послевоенного  мира.  Поэтому  со-
юзники  делали,  по  возможности,  все,  чтобы  выполнить  свои  обязательства 
по поставкам. Этому способствовало и снятие многочисленных барьеров, вы-
званных как объективными, так и субъективными обстоятельствами. В пол-
ной  мере  заработали  принципы,  отладили  свою  работу  административные 
структуры,  увеличилось  производство  оружия  и  материалов.  Не  случайно 
Третий протокол стал кульминацией предшествующих. 
Переговоры о поставках по очередному Протоколу на период с 1 июля 
1943  по 30 июня 1944 г.  начались  почти  за  полгода  до  окончания  действия 
предыдущего и продолжались почти весь 1943 г. В затягивании переговоров 
нашла  отражение  вся  сложность  межсоюзнических  отношений,  характерная 
для  переломного  периода  войны.  Порой  переговоры  походили,  как  заметил 
историк Р. Лукас, «на пересвист в темноте»2.  
На переговорах, которые США и Англия начали в Вашингтоне с СССР о 
заключении  Третьего  протокола,  канадское  правительство  сочло  наиболее 
целесообразным перейти к прямым поставкам Советскому Союзу. Канадский 
Военный комитет рассмотрел доклады ряда ведомств и принял их с уточне-
ниями  по  процедуре  запросов  на  поставки3.  Представитель  Канады  на  этих 
переговорах Л. Пирсон получил инструкции для уведомления государствен-
ного  департамента  о  желании  Канады  участвовать  в  Третьем  Протоколе. 
                                           
1 О принципах, относящихся к предоставлению Канадой канадских военных поставок СССР согласно 
закону Канады о военных ассигнованиях // Внешняя торговля. – 1945. №2–3. С.13. 
2 Цит. по: Супрун М. Н. Указ. соч. С.236. 
3 Поздеева Л.В. Канада в годы второй мировой войны…С.243. 

 
 
106
Аналогичные  инструкции  были 
даны  Л.Д.  Уилгрессу  в  Москве  и 
В.  Мэсси  в  Лондоне  для  уведомления  России  и  Великобритании  соответст-
венно1. 16 апреля 1943г. Д. Уилгресс поставил в известность советское пра-
вительство  о  желании  Канады  участвовать  в  переговорах  в  Вашингтоне  и 
подписать в качестве самостоятельной стороны Третий Протокол о военном 
снабжении СССР по причине того, что объем поставок возрастает. Уилгресс 
отметил,  что  Канада  уже  передала  через  Англию  для  СССР  военное  снаря-
жение на сумму в 100 млн. долл., в числе поставок имелись также мототех-
транспорт, алюминий и другие товары2.  
Вопрос  об  участии  Канады  в  Третьем  Протоколе  и  о  ходе  Вашингтон-
ских переговоров вновь обсуждался Военным комитетом 21 апреля3. Выяви-
лись  некоторые  разногласия  между  Англией  и  Америкой,  касавшиеся  форм 
оказания их помощи Советскому Союзу. Англия, в отличие от США, предла-
гала обеспечивать поставки, не беря на себя обязательств по доставке грузов 
в  СССР  морем.  Исключение  делалось  только  для  грузов,  подлежавших  от-
правке из тихоокеанских портов США. В этой связи Третий Протокол, как об 
этом были информированы члены военного комитета в Оттаве, мог принять 
форму отдельных заявлений, которые сделают США и Англия, и общей со-
проводительной  ноты.  Канадское  же  правительство  могло  либо  подписать 
совместный с двумя западными странами Протокол, либо сделать отдельное 
заявление  и  подписать  общую  сопроводительную  ноту.  В  итоге,  приняв  за 
основу британский проект, Канада высказалась за оформление Третьего Про-
токола в виде отдельных заявлений США, Англии и Канады4. 
5  мая  секретарь  военного  комитета  А.  Хини  доложил  министрам,  что 
правительства США, Англии и СССР приветствуют участие Канады в Треть-
                                           
1 Secretary of state for External Affairs to Minister in U.S. –Ottawa, 9.04.1943 // DCER. Vol. 9. № 394. 
P.446. 
2 АВП РФ Ф.099. Оп.15. П.5. Д.1. Л.15. 
3 Поздеева Л. В. Канада в годы второй мировой войны…С.243. 
4Secretary of state for External Affairs to Minister in Soviet Union. –Ottawa, 7.05.1943 // DCER. Vol. 9. № 
396. P.447–448.  

 
 
107
ем  Протоколе,  а  также  о  том,  что 
готовится  список  тех  предметов, 
которые  Канада  включит  в  этот  документ  (пшеницу,  муку,  индустриальное 
оборудование,  станки,  взрывчатые  вещества,  алюминий  и  никель)1.  На  сле-
дующий день советский посланник в Оттаве Ф. Гусев с официальным визи-
том посетил заместителя министра иностранных дел Канады Н. Робертсона. 
В  ходе  этой  встречи  Робертсон  отметил,  что  отдельное  участие  Канады  в 
Третьем  Протоколе  существенным  образом  не  изменит  систему  поставок. 
«Наиболее  важная  особенность  новой  договоренности,  вероятно,  будет  свя-
зана с политическим и психологическим аспектами»2, – отметил он. Но при 
переходе к прямым поставкам Советскому Союзу экономические соображе-
ния Оттавы, как известно, также сыграли свою роль.  
Изначально  советская  делегация  запросила  то,  чего  как  по  количеству, 
так и по номенклатуре союзники явно не могли предоставить. Последующие 
переговоры перманентно переросли в сложную дипломатическую игру, в ко-
торой  увеличение  поставок  было  напрямую  связано  с  уступками  советской 
стороны по наиболее сложным вопросам предстоящей конференции минист-
ров иностранных дел в Москве и встречи «Большой тройки» в Тегеране. По-
этому  не  было  случайностью  то  обстоятельство,  что  официальное  подписа-
ние Протокола состоялось строго в день открытия Московской конференции, 
19 октября 1943 г3. Протокол получил название «Лондонский» по месту под-
писания. Как и в случае со Вторым Протоколом, очередное соглашение всту-
пило в силу еще до его подписания, то есть 1 июля. 
Об  участии  Канады  в  Третьем  Протоколе  премьер-министр  М.  Кинг 
объявил парламенту 11 мая. Он заявил, что, в соответствии с новым Прото-
                                           
1 Secret. Extract from minutes of Cabinet war Committee. Mutual aid-participation in Third Protocol with the 
USSR. – Ottawa, 5.05.1943 // Ibid. – № 395. P.447.  
2 Memorandum from Under- secretary of State for External Affairs to Prime Minister. –Ottawa, 6.05.1943 // 
Ibid. – № 1537. P.1863–1864. 
3 Third Protocol regarding Military Supplies to the Soviet Union. 19.10.1943 // Ibid. – № 398. P.451; Под-
писание  соглашения  о  поставках  в  Советский  Союз. 19.10.1943 //Внешняя  Политика  Советского  Союза  в 
период Отечественной войны. Т.1. С.409.  

 
 
108
колом  США,  Англия  и  Канада 
направят  в  СССР  определенное 
количество  вооружения,  военных  материалов  и  продовольствия,  резервируя 
за собой право вносить после консультации изменения, обусловленные «не-
которыми обстоятельствами, которые могут возникнуть в ходе войны». Пря-
мым  участием  в  Третьем  Протоколе  Канада,  как  подчеркнул  премьер-
министр, выразит еще раз «…высокую оценку чрезвычайной важности вкла-
да  СССР  в  общее  дело  и  воздаст  должное  жизненно  важному  советскому 
фронту»1. 
Правительства США, Англии и Канады обязывались на период его дей-
ствия  с 1 июля 1943 г.  по 30 июня 1944 г.  предоставлять  для  отправки  в 
СССР внесенные в  список предметы.  Правительство СССР, со  своей сторо-
ны, давало обязательство обеспечивать на этот же период для отправки пра-
вительствам трех стран те виды сырья и поставок, которыми оно будет рас-
полагать и которые потребуются этим правительствам для ведения войны2. 
Хотя основными торговыми партнерами для СССР в военные годы оста-
вались США и Англия, рост канадского экспорта в СССР неуклонно увели-
чивался.  Для  Канады  экспорт  играл  немаловажную  роль.  Расширение  тор-
говли было всегда ключевым фактором в канадской внешней экономической 
политике. В частности она являлась активным участником ЮНРРА. «Канада 
живет  экспортом», – подчеркивал  министр  торговли  и  промышленности  А. 
МакКиннон3; «Все зависит от экспорта», – писал один из печатных органов 
канадских  деловых  кругов  «Вестерн  Бизнес  Индастри»; «Вся  будущность 
Канады зависит от экспорта», – отмечала «Монетари Таймс»4.  
В  годы  войны  Канада  выдвинулась  на  второе  место  в  международной 
экспортной  торговле,  что  усилило  ее  интерес  к  советскому  рынку. 75-80% 
                                           
1 Поздеева Л. В. Канада в годы второй мировой войны…С.245. 
2 Third Protocol regarding Military Supplies to the Soviet Union. 19.10.1943 // DCER. Vol. 9. № 398. 
P.451–452. 
3 Цит. по: Романенко А. Экспорт Канады в годы войны // Внешняя торговля. – 1945. №.3. С.25. 
4 Там же. 

 
 
109
общей суммы экспорта Канады за 1943–1944 
гг.  представляло  собой 
снабжение  Объединенных  Наций  военными  материалами,  стратегическим 
сырьем и продовольствием1. Из них в 1942–1943 гг. поставки военных мате-
риалов в СССР составляли главную часть канадского экспорта в страны Ев-
ропы, не считая Англии2. 
Об интересе к СССР свидетельствовал и рассмотренный нами меморан-
дум Н. Робертсона от 31 декабря 1943 г. По его мнению, альтернативой сис-
теме  взаимной  помощи  могли  стать  поставки  на  основе  кредита,  но  тогда 
пришлось бы предоставить долларовые займы. Однако выплата после войны 
этих  долгов  могла  отрицательно  сказаться  на  восстановлении  экспортной 
торговли. К тому же, прекращение поставок могло серьезно повредить меж-
дународному  престижу  Канады.  Поэтому  Н.  Робертсон  рекомендовал  одоб-
рить соглашение  Канады с  СССР о принципах и условиях, на которых осу-
ществлялись поставки3. 
Двустороннее  соглашение  между  правительствами  СССР  и  Канады  о 
принципах,  относящихся  к  предоставлению  канадских  военных  поставок 
СССР, согласно Закону Канады о военных ассигнованиях (о Взаимопомощи 
Объединенных Наций) от 1943 г., было заключено 11 февраля 1944 г. в Отта-
ве.  От  имени  правительства  СССР  Соглашение  подписали  заместитель  на-
родного  комиссара  внешней  торговли  СССР  В.А.  Сергеев  и  поверенный  в 
делах  СССР  в  Канаде  Г.И.  Тункин4,  от  имени  правительства  Канады – пре-
мьер министр и министр иностранных дел М. Кинг и министр вооружения и 
снабжения  К.Д.  Хау.  Соглашение  вступило  в  силу  со  дня  его  подписания  и 
имело обратную силу в отношении поставок, предоставленных Канадой Со-
ветскому Союзу до заключения настоящего соглашения на основании закона 
                                           
1 Там же. С.23. 
2 Поздеева Л. В. Канада в годы второй мировой войны…С.246. 
3 Memorandum from Under- secretary of State for External Affairs to Prime Minister. – Ottawa, 31.12.1943 
// DCER. Vol. 9. № 385. P 434–435. 
4 Charge d Affairs of Soviet Union to Secretary of State for External Affairs. – Ottawa, 10.02.1944 // DCER. 
Vol. 10. (1944–1945) / Ed. by John F. Hilliker. – Ottawa, 1987. № 573. P.735.  

 
 
110
о 
Взаимопомощи 1943 г1. 
Аналогичные  документы  были 
заключены Канадой с Великобританией и Австралией. 
В  основу  Соглашения  был  положен  принцип  взаимной  выгодности  по-
мощи, оказываемой друг другу обеими странами. Зафиксированы некоторые 
положения  и  принципы,  в  силу  которых  договаривающиеся  стороны  обяза-
лись  взаимно  оказывать  помощь  в  борьбе  против  общего  врага2.  Канада 
предложила поставить около 490 тонн грузов, из которых 100 тысяч соответ-
ствовали  недопоставкам  по  Третьему  Протоколу3.  Предложение  Канады  да-
же  несколько  превышало  запрос  советской  делегации  СССР.  Однако  совет-
ской  стороне  предлагалось  выбрать  из  представленного  объема  те  материа-
лы,  под  которые  удастся  найти  транспорт.  Таким  образом,  даже  на  завер-
шающем  этапе  войны  масштабы  помощи  Советскому  Союзу  во  многом  оп-
ределялись транспортными возможностями сторон.  
В статьях 1 и 2 соглашения зафиксированы принципы взаимовыгодной 
помощи. «Правительство  Канады  будет  предоставлять  военные  поставки, 
правительство  СССР  будет  продолжать  содействовать  обороне  Канады  и  ее 
укреплению и будет предоставлять такие предметы, услуги, льготы или ин-
формацию, которые оно будет в состоянии предоставить»4. 
Кроме того, в статье 7 оговаривалось, что при условии прекращения во-
енных  действий  на  любом  из  остальных  театров  войны  любые  военные  по-
ставки переданные, но все еще находящиеся в Канаде, вновь переходят в ее 
же  собственность,  за  исключением  тех,  которые  предназначены  для  театра 
войны – где военные действия не прекратились.  
                                           
1 Подписание соглашения между СССР и Канадой о военных поставках Канады Советскому Союзу, 
согласно канадскому закону о взаимопомощи от 1943 г. 11.02.1944 //Внешняя политика Советского Союза в 
период Отечественной Войны. Т.2. С. 79–85.  
2 О принципах, относящихся к предоставлению Канадой канадских военных поставок… //  Внешняя 
торговля. – 1945. №2–3. С.12–15. 
3 Супрун М. Н. Указ. соч. С.241. 
4 О принципах, относящихся к предоставлению Канадой канадских военных поставок… // Внешняя 
торговля. – 1945. №2–3. С.13. 

 
 
111
Еще  в  ходе  переговоров  по 
данному 
соглашению 
между 
странами возникли трения по статье 8 о возвращении Канаде пригодных еще 
для  использования  самолетов,  самодвижущихся  средств,  предметов  воору-
жения  и  военного  снаряжения,  поставленных  по  настоящему  соглашению, 
если они потребуются для целей Канады. Канаде пришлось приложить нема-
ло усилий, чтобы она была включена. Так, Н. Робертсон в меморандуме от 9 
февраля 1944 г.  доводил  до  сведения  М.  Кинга  о  необходимости  сообщить 
советскому  правительству  о  том,  что  Канада  рассматривает  маловероятным 
применение на практике статьи 81.  
Особое значение уделим статье 9, в которой оба правительства подтвер-
ждали  свое  желание  развивать  взаимовыгодные  экономические  отношения 
путем  международных  соглашений  для  содействия  достижению  экономиче-
ских  целей,  изложенных  в  «Атлантической  Хартии».  Остальные  статьи  со-
глашения  устанавливали  порядок  и  условия  использования  военных  поста-
вок. 
Под военными поставками, упомянутыми в тексте соглашения, понима-
лись всякого рода оружие, боеприпасы, самолеты, станки, оборудование, ма-
териалы, любые продукты сельского хозяйства, различные товары, предметы 
или виды обслуживания и пр.2 
16 марта 1944 г. М. Кинг выступил в Палате Общин по разъяснению це-
лей  и  содержания  данного  соглашения.  Премьер-министр  отметил,  что  со-
глашения с Великобританией и Австралией незначительно, но отличаются от 
такового с СССР, поскольку: «С момента нападения на Советский Союз во-
енные  поставки,  предоставляемые  его  правительству,  устанавливаются  осо-
бым порядком, который не применяется ни в каком другом случае. Ежегодно 
между  Россией  и  снабжающими  странами  подписываются  протоколы,  к  ко-
                                           
1 Memorandum from Under- secretary of State for External Affairs to Prime Minister. – Ottawa, 9.02.1944 // 
DCER. Vol. 10. № 572. P.734.  
2  Советско-канадское  соглашение  о  канадских  военных  поставках. 11.02.1944 //Хрестоматия  по  но-
вейшей истории 1939–1945г. С.277. 

 
 
112
торым 
прилагаются 
списки, 
перечисляющие  поставки.  Канада 
является  участником  текущего  Третьего  протокола,  который  окончится 30 
июня.  Ввиду  существующей  необходимости  эти  протоколы  имеют  чрезвы-
чайно  секретный  характер,  поскольку  они  содержат  информацию,  которая 
может быть очень ценна для врага»1. 
С принятием закона о Взаимопомощи 1943г. и на его основе соглашения 
о  военных  поставах 1944 в  Советском  Союзе  повысился  интерес  к  Канаде. 
Канадские  военные  усилия  стали  полнее  освещаться  в  советской  прессе.  В 
частности,  регулярно  появлялись  статьи  о  Канаде  в  центральных  печатных 
изданиях – «Известия», «Правда», «Внешняя торговля». 
11 июня 1944 года были опубликованы данные Наркомата внешней тор-
говли  (НКВТ)  СССР  о  поставках  Советскому  Союзу  вооружения,  стратеги-
ческого сырья, промышленного оборудования и продовольствия.  А именно: 
«С начала войны по 30 апреля 1944 года Канада отправила в СССР 450 тыс. 
тонн  вооружения,  стратегических  материалов  и  продовольствия  на  общую 
сумму 187.6 млн. канадских долларов. Из этого количества было отправлено 
в  счет  английских  обязательств  (до 1.07.1943 года) 93 т.т.  грузов  на  сумму 
116.6  млн.  канадских  долларов;  по  Соглашению  о  кредите  между  СССР  и 
Канадой – 182 тыс. т. пшеницы и муки на сумму 10 млн. канадских долларов; 
и,  в  соответствии  с  Законом  «О  взаимопомощи  Объединенных  Наций» - в 
период времени с 1 июля 1943 года до 30 апреля 1944 года – 175 тыс. т. гру-
зов на сумму 61 млн. канадских долларов. 
Из отправленных Канадой грузов в Советский Союз прибыло 355 т. т., в 
том числе в 1942 г. – 125 т. т., в1943 г. –124т.т. и за четыре месяца 1944 г. – 
106 тыс.т. 
В Советский Союз из Канады доставлено: 1.188 танков, 842 бронетранс-
портера, 2.568 грузовиков, 827 т. снарядов, 34.8 млн. патронов, 5 т.т. пороха, 
36.3 т.т. алюминия, 9.1 т.т. свинца, 223.5 т.т. меди, 6.7т.т. цинка, 1.324 т. ни-
                                           
1 РГАЭ. Ф.413. Оп.13. Д.2491. Л.54–55. 

 
 
113
келя, 13.3 т.т.  рельсов, 208.6 т.т. 
пшеницы  и  муки.  На 1 мая 1944 
года в пути из Канады в СССР находились 60 тыс. т. грузов»1. Из приведен-
ных выше данных становится очевидным, что фактическое количество при-
бывших грузов было значительно меньше отправленного. 
С 1944 года между странами активно велись переговоры о перспективах 
послевоенной торговли. Но и в ходе войны в Канаду из СССР поступали то-
вары. Так, например, 28 ноября 1944 г. в Торонто была получена первая пар-
тия невыделанных русских мехов – соболя, белки, горностая на сумму 80 ты-
сяч долларов2, прибывших непосредственно из России. Прежде меха попада-
ли в Канаду через Амторг в Нью-Йорке и обходились на 15–20% дороже3. В 
результате переговоров атташе по торговым делам И.И. Кротова с канадски-
ми представителями советское правительство организовало в Торонто фирму 
русских мехов «Рашен Фюр Компани» и согласилось продавать Канаде меха 
по той же цене, что и США4. Аналогичные переговоры велись по закупке в 
СССР антрацита5 и другого сырья6. 
Дальнейшее  развитие  канадо-советских  экономических  отношений  как 
по  линии  коммерческого  товарооборота,  так  и  на  основе  взаимной  помощи 
способствовало тому, что Канада, наряду с США и Великобританией, стала 
главным партнером Советского Союза в этой области. И все же, по сравне-
нию с собственным производством в СССР, поставки союзников в процент-
ном  соотношении  были  невелики.  Так,  например,  общий  объем  американ-
                                           
1 Там же. Л. 29., О поставках Советскому Союзу вооружения, стратегического сырья, промышленного 
оборудования  и  продовольствия  Соединенными  Штатами  Америки,  Великобританией  и  Канадой. 
11.06.1944. //Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т.2. С.146–147. 
2 После выделки эти меха стоили уже 300 тысяч долларов. 
3 РГАЭ. Ф.413. Оп.13. Д.2491. Л.31. 
4 Там же. Л.39. 
5 Там же. 
6 Там же. Л.38. 

 
 
114
ской  и  канадской  пшеницы,  муки 
и крупы с 1941 по 1945 гг. в пере-
счете на зерно составили лишь 2,8% среднегодовых заготовок в СССР1.  
Но выраженный в сравнительно небольшой сумме по сравнению с сум-
мой экспорта в  США и Великобританию,  экспорт Канады в  СССР,  как уже 
отмечалось,  составлял  существенную  часть  ее  общего  экспорта  в  Европу. 
Вообще  необходимо  отметить,  что  по  ценности  канадский  экспорт  за 1944 
год  достиг  рекордной  цифры-  около 3,5 млрд.  кан.  долл.,  что  в 3, 5 раза 
больше, чем в 1939 г. «Эта своеобразная внешняя торговля военного време-
ни, - заявил Дж. МакКиннон,– если мы можем назвать ее «торговлей», явля-
ется в высшей степени необычайным явлением»2. 
Так по данным «Canada Year book» за 1942, 1943-1944гг. канадский экс-
порт (за исключением золота) составил: 
Год 
1939 1940 1941 1942 1943  1944 
Весь экспорт 
925  1179 1621 2364 2972  3440 
(млн.долл.) 
В СССР 0,3 
0,1 
5,3 
36,6 
57,7 
103,3 
 
В  мировом  хозяйстве  Канада  заняла  четвертое  место  по  пшенице  и 
свинцу; третье – по меди, цинку, кобальту, серебру; второе – по золоту, про-
дукции целлюлозы и алюминия; первое – по добыче платины, радия, асбеста, 
газетной бумаги и никелю3. 
Но именно по добыче никеля между СССР Канадой существовали опре-
деленные  проблемы.  До  войны  в  Финляндии  в  области  Петсамо  (Печенга) 
находились  никелевые  рудники,  право  на  эксплоатацию  которых  принадле-
жало  Международной  Никелевой  Компании  Канады.  После  того  как  Фин-
ляндия  подписала  перемирие  в  сентябре 1944 г.,  этот  район  был  передан 
                                           
1  История  социалистической  экономики  СССР.  Советская  экономика  накануне  и  в  период  Великой 
отечественной войны 1938–1945гг. Т. 5. – М., 1945. С.546. 
2 Романенко А. Указ. соч. С.23. 
3 Там же. 

 
 
115
СССР.  В  результате  переговоров 
проходивших  в  первой  половине 
октябре 1944 г., послу Д. Уилгрессу, совместно с британскими представите-
лями, удалось добиться компенсации от советского правительства за эти ни-
келевые рудники1. 20 октября такое соглашение было подписано. Советское 
правительство  согласилось  выплатить  Канаде 20 миллионов  американских 
долларов в течение шести лет равными долями, причем американские долла-
ры должны были быть рассчитаны по курсу 35 долларов за одну унцию золо-
та.  Соответственно  никелевые  рудники,  включая  все  имущество  и  оборудо-
вание,  переходили  в  собственность  СССР2.  Характер  канадо-советских  от-
ношений  в  последние  годы  войны  определялся  интересами  совместного  за-
вершения таковой. Канада все еще продолжала рассматривать СССР как пер-
спективного  послевоенного  партнера.  Уже  в  марте 1944 г.  канадский  посол 
Д. Уилгресс имел беседы с И. Майским, бывшим послом в Великобритании, 
а на тот момент заместителем комиссара иностранных дел, по поводу после-
военных  планов  реконструкции.  По  мнению  канадской  стороны,  она  могла 
бы поставлять в СССР станки, железнодорожное оборудование, автотехнику, 
суда,  в  которых  СССР  особенно  нуждался.  По  канадским  прогнозам,  сель-
скохозяйственные продукты также должны пользоваться спросом, ведь из-за 
слабости своей послевоенной экономики СССР не смог бы в ближайшее вре-
мя достичь того уровня развития, которым обладала Канада. Очевидным бы-
ло  и  то,  что  восстановление  будет  медленным  и  болезненным.  В  свою  оче-
редь,  Канада  нуждалась  в  советском  антраците,  нефти,  мехах,  марганце  и 
другом сырье3. Банк Канады был настроен еще более оптимистически, пред-
полагая, что экспорт в СССР может исчисляться 200 млн. кан. долл. В специ-
альном  сообщении  в  «Канадиэн  Бизнес»  торговый  экспорт  оценивался  при-
                                           
1 Canada in world affairs. From Normandy to Paris… P.298. 
2 В Наркоминделе СССР о порядке компенсации англо-канадским концессионерам, имевшим права 
на эксплоатацию никелевых рудников в Петсамо // Внешняя политика Советского Союза в период Отечест-
венной Войны. Т.2. С. 269–270.  
3 Davies R. A. Op. cit. P.100. 

 
 
116
близительно в 100 млн. кан. долл. 
Длительная  торговля,  согласно 
«Канадиэн Бизнес», главным образом зависела от типа предлагаемых финан-
совых  соглашений  и  размера  канадского  рынка  в  СССР1.  Исходя  из  этого, 
Канада считала, что в течение нескольких послевоенных лет СССР будет для 
нее одним из основных партнеров. Долгосрочные кредиты вместе с сущест-
венными  канадскими  закупками  российских  товаров  должны  были  обеспе-
чить стимул для быстрого развития торговли. Но сначала было необходимо 
выполнить первоочередную задачу – завершить войну. 
Поэтому следующим шагом на пути военно-экономического сближения 
Канады и СССР стало подписание Четвертого протокола 17 апреля 1945 года 
в Оттаве. По нему произошла переориентация советских запросов на народ-
нохозяйственные  нужды.  Надо  сказать,  что  переговоры  по  Четвертому  про-
токолу  были  не  менее  сложными,  чем  по  предыдущему.  Еще  при  выполне-
нии Лондонского протокола Канада уже запросила у СССР предположитель-
ный  список  необходимой  помощи.  В  беседе  торгового  атташе  И.  Кротова  с 
директором администрации Канадского комитета взаимопомощи К. Фрезера 
и заместителем директора Г. Хисманом 17 апреля 1944 г. канадцы настойчи-
во рекомендовали СССР поторопиться в предъявлении заявки2. Москва мед-
лила с ответом, объясняя невозможностью за столь короткое время подгото-
вить  заявку.  Ведь  нужно  точно  разработать  списки  с  указанием  нужных 
предметов  и  их  количества,  необходимые  для  бесперебойной  работы  совет-
ской военной промышленности. 
Вообще процесс переговоров по Четвертому протоколу проходил очень 
медленно. В первоначальном списке СССР невоенные грузы более чем вдвое 
превысили их количество, запрошенное по предыдущему протоколу. Данное 
обстоятельство  вызвало  оживленную  дипломатию,  а  затем  и  внутриполити-
ческую  дискуссию,  совпавшую  с  начавшимися  переменами  в  отношениях  с 
                                           
1 Aronsen L., Kitchen M. Op. cit. P.165. 
2 РГАЭ. Ф.413. Оп.13. Д.2491. Л.20. 

 
 
117
Советским 
Союзом. 
Поводом 
тому  во  многом  послужил  скан-
дал, вызванный заявкой ведомства А. Микояна на поставку на 1944 г. допол-
нительно пятидесяти дизелей для морских охотников. При посещении совет-
ских верфей было выявлено, что всего лишь три двигателя были применены 
по  назначению,  остальные 123 «ржавели  за  ненадобностью»1.  В  этой  связи 
Отдел военного производства поручил изучить потребность СССР в алюми-
нии, никеле, меди и спирте, которые были внесены в советскую заявку на до-
полнительные  поставки  в 1944 г.  При  подаче  заявки  СССР  для  Четвертого 
протокола  Объединенный  комитет  начальников  штабов,  следивший  по  по-
ставкам, выступил за ограничение, а потом и прекращение поставок в СССР 
по Ленд-лизу, если тот не вступит в войну с Японией.  
Согласование статей затянулось более чем на год. Решались вопросы о 
количестве поставок2, оценке их стоимости, но основные трудности вызвала 
проблема  транспортировки  грузов.  Из-за  этого  Советский  Союз  не  мог  во-
время  получить  требуемую  помощь  и  был  вынужден  уменьшать  списки. 
Трения возникали также из-за того, что СССР хотел зарезервировать за собой 
право с появлением транспорта эти недоимки забирать. В свою очередь, Ка-
нада  не  желала  переносить  эти  недоимки  в  счет  следующих  протоколов.  В 
это  время  начала  меняться  политическая  ситуация,  связанная  с  окончанием 
войны, которая очень быстро отразилась на экономике. 
В  Москве,  заметив  перемены,  А.  Громыко  в  марте 1945 года  выразил 
обеспокоенность  по  этому  поводу3.  Одновременно  посол  Г.Н.  Зарубин  пы-
тался повлиять на ход переговоров по Четвертому протоколу, добиваясь как 
предоставления  кредита,  так  и  проведения  значительной  части  промышлен-
ного оборудования в качестве военных материалов. Однако американская де-
легация упорствовала. Дальнейшее затягивание переговоров грозило автома-
                                           
1 Супрун М. Н. Указ. Соч. С.237. 
2 Ambassador of the Soviet Union to the Secretary of State for External Affairs. – Ottawa, 5.01.1945 // 
DCER. Vol. 10. № 593. P.749. 
3 Супрун М. Н. Указ. Соч. С.240. 

 
 
118
тическим прекращением поставок, 
что стало еще более очевидным со 
смертью Рузвельта. 
Канада предложила провести подписание Четвертого Протокола в Отта-
ве,  потому  что  прежде  всего  это  укрепило  бы  ее  международный  статус  на 
фоне  общего  ослабления  Британской  империи.  К  тому  же,  она  имела  право 
претендовать на это, поскольку сама являлась активным участником преды-
дущих (хотя в первых двух и не была прямо представлена). 
В  меморандуме  заместителя  министра  иностранных  дел  Н.  Робертсона 
от 31 июля 1944 г. указывалось на возможность подписания документа в От-
таве  при  условии,  если  канадское  правительство  проведет  определенные 
процедуры1.  Аргументация  сводилась  также  к  тому,  что  Первый  Протокол 
был подписан в Москве, второй – в Вашингтоне, третий в – Лондоне, и впол-
не логично было бы подписать Четвертый в Оттаве. В результате Канада до-
билась  поставленной  цели.  Согласование  статей,  длившееся  более  года,  за-
кончилось 17 апреля 1945 г.  подписанием  в  Оттаве  Четвертого  протокола, 
что  стало  возможным  благодаря  взаимным  уступкам  союзников.  Его  участ-
никами стали США, СССР, Великобритания и Канада.  
От имени СССР свою подпись поставил уполномоченный представитель 
в  Канаде  Т.  Зарубин,  Канаду  представлял  премьер-министр  М.  Кинг.  Срок 
его действия устанавливался с 1 июля 1944 по 30 июня 1945 г.; фактически 
же условия соглашения проводились в жизнь с 30 июня 1944 г., и снабжение 
для  целей  ведения  войны  не  прерывалось.  Четвертый  Протокол  предусмат-
ривал перевозку грузов в СССР из Канады в объеме 356 т. коротких тонн2 из 
общего количества 490 тыс. коротких тонн3. 
                                           
1 Memorandum from Under- secretary of State for External Affairs to Prime Minister. – Ottawa, 31.07.1944 
// DCER Vol. 10. № 579. P.740. 
2Советско-американские отношения во время Великой Отечественной Войны, 1941–1945. Т. 2. – М., 
1984. С. 286–287.  
3 Fourth Protocol between the USSR and the US, UK and Canada for the period July 1, 1944, to June 
30,1945 // DCER. Vol. 10. № 596. P 752–754.  

 
 
119
Война 
заканчивалась, 
и 
опасность 
распространения 
коммунизма заставляла страны Запада говорить с СССР языком диктата. На-
блюдалась  тенденция  к  сближению  Канады  с  США  сначала  по  экономиче-
ским причинам, а потом и политическим. 5 мая 1945 г. из Вашингтона на имя 
канадского министра вооружения и снабжения пришла телеграмма под гри-
фом «Конфиденциально», в которой сообщалось о том, что США не подпи-
шут Пятый протокол, если СССР не вступит в войну против Японии. То же 
самое  США  советовали  сделать  и  Канаде1.  В  парламенте  Канады  прошли 
бурные дискуссии по поводу целесообразности продолжения помощи Совет-
скому  Союзу.  В  связи  с  этим 10 мая 1945 г.  Канадский  Комитет  Взаимной 
Помощи  представил  рекомендации  комитету  министров  относительно  пре-
кращения поставок СССР, пока тот не вступит в войну против Японии.  
США, как нам стало известно,  предприняли очередной шаг в этом на-
правлении. 11 мая 1945 года, то есть еще до истечения срока действия Чет-
вертого протокола, президент Трумэн санкционировал прекращение поставок 
по Ленд-лизу СССР, кроме средств, необходимых для ведения войны против 
Японии2.  Несмотря  на  то,  что  Канада  полностью  поддерживала  политику 
США, ей было не выгодно терять российский рынок. Еще в августе 1944 г. 
Британский лорд Стрэболджи, указывая на необходимость развивать торгов-
лю  с  СССР,  сказал: «если  Британское  содружество  еще  не  заняло  место  на 
российском рынке, то виновато в этом правительство и финансовые руково-
дители. Я восхищен готовностью американцев выделить ссуду, чтобы облег-
чить экспорт в Россию»3. 
17 мая 1945 г. Оттава сообщила в Вашингтон: «После выхода из войны 
Россия  взяла  на  себя  обязательство  оплачивать  поставки  всего  нашего  про-
мышленного  оборудования.  Поэтому  мы  продолжаем  отправлять  промыш-
                                           
1 Confidential. Director General, Washington office, Department of Munitions and supply, to Minister of 
Munitions and Supply. –Washington, 5.05.1945 // Ibid. – № 598. P. 756.  
2 Поздеева Л. В. Канада в годы второй мировой войны…С.256. 
3 РГАЭ. Ф.413. Оп.13. Д.2491. Л.30. 

 
 
120
ленное  оборудование  теперь  на 
заказ. Мы также будем отправлять 
продукты и металлы в соответствии с Четвертым протоколом до конца июня 
текущего года»1.  
Но в июне того же года кабинет предложил продлить программу поста-
вок Советскому Союзу. В выдержке из заключения Кабинета министров под 
грифом  «Совершенно  секретно»  констатируется  факт,  что  после  окончания 
войны  в  Европе  комитет  с  одобрения  правительства  ограничил  поставки 
СССР  определенными  категориями  товаров.  Впредь  поставки  должны  на-
правляться по специальной договоренности, а промышленное оборудование 
должно оплачиваться на условиях, согласованных обоими правительствами2. 
Комитет пришел к выводу о необходимости пересмотра установленной прак-
тики,  предложив  разрешить  некоторое  послабление  в  отношении  поставок, 
которые проводились в счет выполнения обязательств по Четвертому прото-
колу. После дискуссий Кабинет высказался за продолжение поставок по про-
грамме взаимной помощи. В итоге было принято решение в пользу продол-
жения программы взаимной помощи. Это распространялось на поставки ряда 
металлов  (никель,  марганец  и  др.)  по  условиям  Четвертого  протокола,  от-
дельных  видов  сырья  и  продовольствия,  услуг  по  ремонту  и обслуживанию 
судов, которые доставляли грузы в СССР3. 
Однако  еще  до  капитуляции  Японии  официальная  Канада  приняла  ре-
шение  прекратить с момента окончания войны поставки в СССР в порядке 
взаимопомощи.  Отныне  все  поставки  Канада  будет  осуществлять  за  налич-
ный расчет либо по другой финансовой договоренности 4. 
В целом , поставки в СССР основных видов военной продукции из Ка-
нады (с 1.10.1941 по 30.06.1945гг.) составили: 
                                           
1 Minister of Munitions and Supply to Director General, Washington office, Department of Munitions and 
supply. –Ottawa, 17.05.1945 // DCER. Vol. 10. № 599. P.757.  
2 Secret. Extract from Cabinet Conclusions. –Ottawa, 20.06.1945 // Ibid. – № 600. P.758.  
3 Ibid. 
4 Поздеева Л. В. Канада в годы второй мировой войны…С.257. 

 
 
121
Всего завезено 
Един.  С 22.06.1941 
1941 1942  1943 
1944 
1945 
 
изме  по31.12.1945 
рения 
Кол- Сум- Кол- Сум- Кол- Сум- Кол-
Кол-
Кол-во Сумма 
Сумма 
Сумма
во  ма  во  ма 
во 
ма 
во 
во 
Тыс. 
Всего ч/з ИУ НКВТ 
44,4 
273755,6
- - - - 2,2 
6184,6 
27,3 
185863,7 14,9 81707,3
тонн 
В том числе: 
Военные поставки 
1. 
тонн 
14803 
102611,5
- - - -  3 108,2 
14600 
101454,8 200 
1048,5
бронетанковое 
вооружение всего 
В  том  числе  паро-
ходно-ремонтные 
штук 
1590 
90228,0
- - - -  -  - 1590 
90228,0 -  - 
мастерские 
Бронетранспортеры   штук 44 739,2 - - - -  -  - 27 453,6 17 28,6 
МК-1 
Снегоходы  с  запча- штук 6  217,4 - - - -  3 108,2 3 109,2 -  - 
стями 
2.  
артиллерийское 
тонн 
21996 
62166,6
- - - - 
2200,06076,4 
7918 
26355,8 
1184829734,4
вооружение,  боепри-
пасы, порох, -всего 
В том числе порох 
Т.нетт 
17033 
62040, 
5
- - - - 1606 6076,4 
5995 
26229,7 
9432 29734,4
3.  
тонн 
7428 
91882,6
- - - -  -  - 4737 
58073,1 
2691 33809,5
средства связи, всего
В том числе: 
штук 
216 
87552,0
- - - -  -  - 126 
54434,3 
90 
33117,8
Радиолокаторы, всего
Радиостанции № 19  штук 
300 1245,6 - - - -  -  - 300 
1245,6 -  - 
Морские  суда  и  мор-
ское  оборудование,
всего 
штук 6 13514,9
- - - -  -  -  -  -  6 
13514,9
В том числе: 
тральщики 
асдики 
штук 
100 3600  - - - -  -  -  -  -  100 
3600 
 
(Кол-во или вес в брутто, сумма в тыс. руб.) 
Источник:  Супрун  М.  Н.  Ленд-лиз  и  северные  конвои 1941-1945гг. 
М.,1997. С.359. 
 

 
 
122
Кроме  того,  по  данным «Canada 
Year 
book» 
за 1946 г. 
общий объем торговли Канады с СССР за военные годы составил: 
 
Экспорт Канады в СССР за 1940 -1945гг. (исключая золото) 
Год 1940 
1941  1942  1943  1944  1945 
Стоимость  0,591 5,331,405 36,602,778 57,660,335 103,264,280 58,819,525
(тыс.долл.)  
 
 
Полный экспорт СССР в Канаду за 1940-1945гг. 
Год 1940 1941 
1942 
1943 
1944 1945 
Стоимость 
98,779 78,038  108  2,533  16,188 1,747,448 
(долл.) 
Усиление международного статуса СССР очень беспокоило Канаду, что 
отрицательно сказывалось на экономических отношениях между странами. К 
тому  же,  западные  державы  видели  в  СССР  угрозу  новой  войны,  которая 
могла  прийти  на  западный  континент  именно  через  Канаду.  Но  правящие 
круги Канады к окончанию войны все еще не сомневались в целесообразно-
сти продолжения развития экономических канадо-советских отношений. На-
строения, витавшие в Канаде, сводились лишь к сдерживанию роста комму-
низма во всем мире, в том числе и в Канаде. Ведь, как видно из документов, 
за  время  войны  канадское  общество  стало  с  уважением  и  симпатией  отно-
ситься  к  СССР.  На  практике  это  вылилось  в  развертывание  экономических, 
политических  и  культурных  связей,  налаженных  по  неправительственным 
каналам. 
Сразу  же  после  начала  войны  общественность  Канады  стала  оказывать 
материальную  помощь  СССР.  Были  организованы  кампании  по  сбору 
средств  для  советского  народа.  Так, 26 октября 1941 г.  в  Торонто  прошел 
стихийный митинг помощи СССР, в котором приняли участие около 8 тысяч 

 
 
123
человек1.  В  результате  было 
собрано 4, 200 долларов2.  В 
декабре 1941 года такой же митинг прошел в Монреале. Как сообщили «Из-
вестия»  от 22 декабря,  в  нем  приняли  участие  свыше 11 тысяч  человек.  На 
митинге,  организованном  «Комитетом  оказания  медицинской  помощи  Рос-
сии» и Канадским Красным крестом, выступил бывший американский посол 
в Советском Союзе Дэвис, призывая оказать посильную помощь СССР3. 
Изначально организатором кампании помощи стал Канадский Красный 
Крест,  который  объявил  о  сборе 500 тыс.  канадских  долларов.  В  сборе 
средств участвовали разные слои населения. Кроме того, наряду с частными 
лицами участие принимали целые организации. Некоторые крупные органи-
зации (например, такие как «Международный мех») объявили, что каждый из 
его членов вносит оплату за один рабочий день в фонд Красного Креста4. Их 
примеру  последовали  многие  профсоюзы,  а  также  организации  различных 
этнических групп - русской, украинской, литовской и др.5 
Возникшая  во  время  войны  Федерация  русских  канадцев  (ФРК)  также 
внесла  вклад  в  дело  помощи  СССР.  Первый  ее  съезд  состоялся 30-31 мая 
1942 г., и на нем были определены основные цели и задачи организации. В 
его  работе  приняли  участие  представители 59 комитетов  помощи.  Один  из 
участников  (Рабухин)  отметил: «первой  задачей  была  помощь  героическим 
братьям  и  сестрам,  которые  вели  борьбу  за  независимость,  свободу  и  про-
гресс всего человечества»6. На собранные к февралю 1942 г. средства в пода-
рок Красной Армии Федерация приобрела 9 больших полевых амбулаторий и 
30 тонн различной одежды7. Многие члены ФРК жертвовали свой месячный 
                                           
1 Balawyder A. Op. cit. P.7.  
2 Davies R. A. Op. cit. P.93. 
3 Известия. 23 декабря 1941. 
4 Aronsen L., Kitchen M. Op. cit. P.165. 
5 Лещенко Л. О. СРСР Канада в антiгiтлерiвськiй коалiцii. –Киiв, 1973.  
6 Второй всеканадский русский съезд 9–12 ноября 1944г. в Торонто / Отв. ред. Попов Н.Н. – Торонто, 
1945. С.4. 
7 Окулевич Г. Русские в Канаде // Славяне. – 1943.. №10. С.37. 

 
 
124
заработок. 
По 
заявлению 
секретаря  главного  правления 
ФРК  Г.  Окулевича,  около  тысячи  человек  обязались  платить  ежемесячные 
взносы в фонд помощи родине от 1 до 30 долларов до окончания войны. По 
данным Государственного Архива РФ материальная помощь ФРК Советско-
му Союзу на 28 июня 1944г. составила 218.080. долл. 78 центов.1 На втором 
съезде  ФРК,  проходившем 9-12 ноября 1944г.  в  Торонто,  было  принято  ре-
шение об обращении к канадскому правительству с просьбой разрешить про-
ведение  общерусской  кампании  по  сбору 100 тыс.  долл.  на  покупку  семян 
для  посылки  в  СССР2.  Канадское  правительство  дало  такое  разрешение. 
Средства  удалось  собрать  за  полтора  месяца.  Помимо  ФРК,  Украинская  ас-
социация  по  оказанию  помощи  родине  внесла 133 тыс.  долл.,  аналогичное 
хорватское общество – 33 тыс. долл. Помощь поступала от чехов, словаков, 
поляков, болгар и народов других национальностей. Желание помочь СССР 
высказали  и  многочисленные  представители  духоборов,  которые  заявили, 
что  примут  активное  участие  в  сборе  денег  и  пшеницы3.  Их  вклад  был  не 
столь значительным, как других русских общин, но, тем не менее, имел ме-
сто4.  За  годы  войны  канадские  славяне  собрали  в  помощь  СССР  более 750 
тыс. долл., более 500 т. одежды, закупили 12 больших полевых амбулаторий, 
много  медикаментов  и  медицинского  оборудования,  зерна  и  продовольст-
вия5. 
24 марта 1942 г. выходящая в Торонто газета «Стар» сообщила, что, по 
заявлению уполномоченного Красного Креста Рутли, к этому времени в Ка-
наде  среди  всего  населения  собрано  свыше 757 тыс.  долларов  для  оказания 
                                           
1 ГАРФ. Ф.5283. Всесоюзное Общество Культурных Связей с заграницей. Оп.15. Д.169. Л.11. 
2 Второй всеканадский русский съезд…С.4. 
3 Там же. С.8. 
4 АВПРФ. Ф.99. Оп.14а. П.3. Д.5. Л.4. 
5 Тудоряну Н. Л. Помощь населения Канады Советскому Союзу в годы Великой Отечественной вой-
ны // Отечественная история. – 2000. №.1. С. 65. 

 
 
125
помощи  Советскому  Союзу,  при 
том что намеревались собрать 500 
тыс. долл.1 
В 1942 г.  продолжали  проходить  стихийные  митинги.  Один  из  самых 
масштабных состоялся 25 июня в Торонто. С речами выступили имперский 
советник английского министерства информации Брокингтон, известная аме-
риканская  журналистка  Д.  Томпсон  и  др.  Участники  призывали  к  оказанию 
СССР максимальной помощи2. 
 Для  того  чтобы  упорядочить  сбор  материальных  средств  в  пользу 
СССР,  в ноябре 1942 года был создан общенациональный центр «Канадский 
фонд помощи России» (Canadian Aid to Russia). Он возник в ответ на требо-
вания общественных организаций и частных лиц, которые хотели путем сбо-
ра и отправки медикаментов, обмундирования, одежды и других средств вы-
разить чувства солидарности с советским народом3. Его учреждение приняло 
форму избирательной кампании. Среди учредителей были девять провинци-
альных  лейтенант–губернаторов  и  ряд  лидеров  христианских  церквей.  Пре-
зидентом  этой  кампании  стал  глава  «Кэнада  пакерз»  Дж.  С.  Маклин,  вице-
президентом - адвокат Клифорд Сифтон, секретарем Х. Скей. В состав учре-
дителей входили представители СМИ: редактор «Монреаль Стар» Дж. Мак-
коннел, издатель «Виннипег фри пресс» В. Сифтон, редактор «Торонто дейли 
Стар»  Дж.  Аткинсон,  журналистка  М.  Гоулд,  президент  университета  про-
винции  Нью-Брансуик  Н.  Маккензи,  руководители  профцентров  Канады  А. 
Мошер, Т. Мур и А. Шарпантье4. 
По своему составу «Канадский фонд помощи России» был очень разно-
родным. В него входили представители различных слоев населения, незави-
симо даже от религиозной принадлежности. Однако следует отметить, что к 
                                           
1 Известия. – 1942. – 25 марта. 
2 Известия. – 1942. – 26 июня. 
3 Поздеева Л. В. Канада в годы второй мировой войны…С.259. 
4 Balawyder A. Op. cit. P.7.  

 
 
126
организации 
и 
управлению 
фондом  официально  не  были 
допущены коммунисты. 
Согласно утвержденному правительством уставу, данный фонд являлся 
единственной в стране организацией, через которую можно было направить 
помощь  Советскому  Союзу  от  населения  Канады.  Ему  разрешалось  прово-
дить сбор средств, обращаясь ко всему населению, путем проведения специ-
альных мероприятий. Были запрещены личные обращения, в частности, сбор 
денег путем обхода домов. Собрания, концерты, митинги и другие мероприя-
тия разрешались только с согласия местных комитетов фонда и органов Де-
партамента национальных военных служб1. 
Эта  организация  приобрела  большую  популярность  в  Канаде.  По  дан-
ным на 15 апреля 1943 г., существовало 252 местных комитета фонда. Наи-
большее  их  количество  было  в  провинции  Онтарио – 79, в  Квебеке – 62, в 
Британской Колумбии – 50. В 87 центральных населенных пунктах кампания 
проводилась добровольными организациями. Например, клубами «Ротари» и 
«Киванис», вспомогательными службами канадского легиона, местными ко-
митетами военных служб и др. Руководителями местных комитетов зачастую 
являлись  общественные  и  политические  деятели,  представители  бизнеса  и 
интеллигенции2. Кампания приобрела массовый характер, о чем свидетельст-
вует отчет о ходе ежемесячных денежных пожертвований в фонд с момента 
его открытия до апреля 1943г.  
 Дата 
 Общая сумма пожертвований (дол-
ларов) 
1942г. 16 декабря 204.421,42 
22 декабря  
289.299,47 
28 декабря  
364.840,15 
9 декабря 645.166,02 
                                           
1 Тудоряну Н. Л. Указ. соч. С.66. 
2 ГАРФ. Ф. 5283. Оп.15. Д.94. Л.3. 

 
 
127
1943г. 16 января 823.533,06 
23 января 979.970,17 
30 января 1.112.322,23 
6 февраля 1.578.843,14 
13 февраля 2.058.411,10 
20 февраля  
2.255.653,06 
27 февраля 2.402.286,48 
6 марта 2.598.370,20 
13 марта 2.713.175,75 
20 марта 2.851.765,66 
27 марта 2.922.833,22 
31 марта.  
2.926.762,69 
 Примечание: 
На 12 апреля 1943 г. всего: 2.976.792,96 
Фонды, находящиеся в распоряжении 
25.000,00 
филиалов 
Пожертвования графств, сделанные и 
20.500,00 
подлежащие оплате в течение1943г. 
Всего на 12 апреля 1943г.: 3.022.293,96 
Источник: ГАРФ. Ф.5283. Оп.15. Д.94. Л.15. 
 
Помимо сбора денег очень популярным стал сбор одежды. Совместно с 
отделом фонда по сбору одежды по стране работало 1 249 общинных групп. 
В 68 центральных населенных пунктах кампания проводилась специальными 
комитетами, созданными местными филиалами фонда. В других местах сбор 
одежды для СССР осуществлялся при сотрудничестве таких организаций как 
муниципальные советы, церкви, школы, клубы, братства и другие религиоз-
ные  объединения,  группы  Армии  спасения,  организации  «Дочерей  Импе-

 
 
128
рии»,  женские  организации  и 
филиалы  Красного  Креста1.  Для 
удобства транспортировки было организовано три центральных склада в То-
ронто  для  восточных  территорий,  в  Виннипеге  для  центра  и  Ванкувере  для 
тихоокеанского  побережья.  Канадские  железные  дороги,  а  также  американ-
ские на западе США перевозили грузы канадского фонда помощи России по 
заниженным тарифам. Всего к концу марта через Торонто в СССР было от-
правлено одежды приблизительно на сумму 633 тыс. долл., через Виннипег – 
на  сумму  около 275 тыс.  долларов,  через  Ванкувер – на 69 тыс.  долларов. 
Всего более чем на 976 тыс. долл.2 
Следует сказать и о том, что симпатии канадцев к героизму советского 
народа  были  фактором,  способствующим  успеху  этой  компании.  Подтвер-
ждением этому служит прошедший 19 января 1943 года митинг в Монреале, 
посвященный сбору средств для Советской России. Это был самый крупный 
митинг, собравший около 17 тысяч человек3. В качестве почетных гостей бы-
ли  приглашены  посол  СССР  в  Канаде  Ф.  Т.  Гусев,  жена  президента  США 
Элеонора Рузвельт. Представляя ее публике, М. Кинг назвал кампанию «об-
щенародной данью канадских людей храброму союзнику…»4. 
Особый интерес представляла позиция католической церкви по отноше-
нию к  СССР. Несмотря на свое отрицательное  отношение к  Советской вла-
сти,  она  все  же  решила  оказывать  содействие  фонду.  Глава  католической 
церкви Канады кардинал Вилльнев, как и главы других церквей, объявил се-
бя покровителем кампании помощи России. Но при этом сам кардинал и ка-
толическая («Аксьен Католик», «Релясьон») заявили, что коммунистический 
строй  по-прежнему  должен  оставаться  достойным  осуждения.  В  письме  к 
министру юстиции Сен-Лорану кардинал указал, что лишь после долгих раз-
мышлений  согласился  на  включение  своего  имени  в  число  покровителей. 
                                           
1 Там же. Л.4.  
2 Там же. Л.53. 
3 АВПРФ. Ф.99. Оп.15. П.5. Д.1. Л.5.  
4 Balawyder A. Op. cit. P.7.  

 
 
129
«Само собой разумеется, что этим 
я  не  хочу  ни  прямо,  ни  косвенно 
оказаться  покровительствующим  коммунистической  доктрине,  а  также  ком-
мунистическому режиму в России. Наоборот, именно потому, что, как заяв-
ляет  манифест  комитета  помощи  и  особенно  главного  организатора,  выше-
указанный  комитет  абсолютно  чужд  коммунистической  партии,  и  что  по-
мощь будет распределена канадским посланником в России, я счел возмож-
ным принять предложение, с которым ко мне обратились»1. Поддерживая по-
зицию  церкви,  премьер-министр  М.  Кинг  констатировал: «Особо  отрадным 
является поддержка кампании помощи России со стороны духовенства. Это 
одно из проявлений единства духа и целей канадского народа»2. 
Активным участником кампании помощи России, как показывают мате-
риалы  являлся  Д.  Уилгресс.  Именно  через  канадское  посольство  в  СССР, 
возглавляемое им, официальная Оттава получала сведения о советском союз-
нике.  Посол  считал,  что  народ  способен  снабдить  СССР  самым  необходи-
мым. Годом позже он представил свои подробные наблюдения по поводу то-
го,  насколько  тщательно  и  точно    распределяют  материалы,  присланные  из 
Канады. Такие отчеты рассеивали страхи Оттавы о нецеленаправленном ис-
пользовании помощи. 
Доставка помощи из Канады осуществлялась при посредничестве совет-
ского миссии в Оттаве. Через нее СССР запрашивал сельскохозяйственные и 
промышленные товары и деньги, в которых более всего нуждался. Практиче-
ски  сразу  после  организации  фонда  советский  посланник  Ф.Т.  Гусев  встре-
тился  с  его  представителями  и  объяснил,  в  чем  именно  нуждается  СССР3. 
Прежде  всего – это  были  медикаменты,  продукты  питания,  пшеница,  мука, 
семена, рыболовные сети, мыло, обувь, одежда, обувь, спирт и др4.  
                                           
1 АВП РФ. Ф.034. Оп.14. П.3. Д.14. Л.18. 
2 Там же. Ф.99. Оп. 14а. П.4. Д.1. Л.30.  
3 РГАЭ. Ф. 413. Оп.13. Д.2491. Л.88. 
4 Davies R. A. Op. cit. P.105. 

 
 
130
На  встрече 2 ноября 1942 г. 
атташе по торговым делам миссии 
СССР  в  Канаде  И.  И.  Кротова  с  представителем  фонда  Дж.  Ф.  Хансен  по-
следний заявил, что фонд имеет определенную договоренность с Канадским 
Красным Крестом о разграничении функций. «Канадский фонд помощи Рос-
сии»  собирает  деньги  и  проводит  все  необходимые  с  этим  мероприятия,  а 
Красный Крест покупает соответствующие вещи и отправляет в СССР1. 
Для  эффективной  работы  фонда  необходимо  было  разрешить  вопрос  с 
канадским правительством о порядке выдачи разрешений на вывоз различно-
го рода вещей, приобретенных фондом для оказания помощи СССР. С этой 
целью 21декабря 1942 г. И. И. Кротов посетил г-на Хисмана, начальника от-
дела экспортных разрешений Министерства торговли. Хисман заявил, что на 
такие товары, как одежда, белье и тому подобные предметы, они будут бес-
препятственно  выдавать  экспортные  разрешения  с  указанием  лишь  общих 
названий и приблизительных количеств. Что же касается бритвенных ножей, 
бритв, часов, кожаной обуви, семян овощей и клевера, то выдача разрешений 
на вывоз будет зависеть от того, какое количество по каждому будет отгру-
жаться, а также от того, будут ли даны соответствующие указания от канад-
ских  контролеров2.  Кроме  того,  циркуляр  Министерства  земледелия  преду-
преждал фирмы, чтобы они не подписывали никаких обязательств по постав-
кам в СССР семян, пока не будут покрыты внутренние потребности Канады 
и Англии3. 
На  регулярных  встречах  в  советском  посольстве  с  представителями 
фонда  обсуждались  вопросы  о  количестве  собранной  помощи,  решались 
проблемы по их доставке. Особые трудности, как и в правительственных по-
ставках, возникали с транспортом. На встрече Ф. Гусева с заместителем ми-
нистра иностранных дел Н. Робертсоном канадский чиновник поднял вопрос 
относительно  невозможности  выполнения  желания  канадских  фермеров  по-
                                           
1 РГАЭ. Ф.413. Оп.13. Д.2491. Л.89. 
2 Там же. Л.80. 
3 Там же. 

 
 
131
слать  в  Советский  Союз  пшеницу 
в  виде  помощи1.  Несмотря  на  то 
что продажа излишков для канадских фермеров была бы выгодной, из-за не-
возможности  продавать  эти  излишки  государству,  правительство  не  смогло 
предоставить необходимые средства транспортировки. 
Но  в  целом,  можно  утверждать,  что  работа  фонда  проходила  очень  ре-
зультативно. Им удалось собрать больше денег, чем любой другой организа-
ции при сборе средств во время войны, за исключением кампании в помощь 
Великобритании. 
9 января 1943 г. глава фонда Маклин прибыл в советское посольство по 
вопросу  о  ходе  кампании  сбора  средств.  Маклин  указал,  что  кампания  раз-
вернулась  по  всей  стране.  Ежедневно  в  фонд  поступает  от15  до 20 тысяч 
долларов. Значительная часть суммы собрана в Онтарио как наиболее бога-
той провинции Канады. Далее идут провинции Квебек (особенно Монреаль), 
Манитоба, Нью-Брансвик и т. д.2 
 К февралю 1943 г., по данным председателя Маклина и его заместителя 
К. Сифтона, общая сумма сбора в фонд достигла 1 900 тыс. долл.3 Несмотря 
на то что официально кампания закончилась, в провинциях средства еще со-
бирались. 
Официальная Оттава в определенной степени поддерживала фонд, имея 
при этом свои цели. Поставляя помощь в Советский Союз, она пыталась за-
ручиться  поддержкой  СССР,  для  того  чтобы  отдельно  от  Великобритании 
участвовать  в  различных  международных  организациях  и  комиссиях.  Осо-
бенно  ее  волновал  вопрос  о  предоставлении  ей  соответствующего  места  в 
Администрации Помощи Восстановления Объединенных Наций4. В ходе пе-
реговоров СССР препятствовал в этом Канаде. 
                                           
1 АВПРФ. Ф.99. Оп.14. П.3. Д.5. Л.36–37. 
2 Там же. Л.4.  
3 Там же. Л.16–17.  
4 Там же. Л.18.  

 
 
132
Поэтому,  не  решив  своих 
первоочередных 
задач, 
правительство Канады начало сворачивать кампанию фонда помощи России. 
Департамент  национальной  военной  службы  Канады  указал  руководству 
фонда  на  слишком  большой  размах  кампании1.  Правительство  объявило  о 
намерении объединить все общественные организации такого рода и создать 
агентство  по  вопросам  оказания  помощи  всем  иностранным  государствам. 
Против такого объединения высказалась часть представителей самого фонда 
в лице Г. Скей, а также Федерации Русских Канадцев в лице ее секретаря И. 
Малания. Другая часть активистов фонда, а также комитеты провинций Кве-
бек, Манитоба и Альберта высказались за принятие правительственного про-
екта. В результате затянувшихся переговоров с правительством в начале 1945 
г. был организован «Канадский объединенный фонд помощи союзникам», в 
который, наряду с «Канадским фондом помощи России», вошли еще десять 
общественных организаций: фонды помощи Бельгии, Греции, Китаю, Норве-
гии и другим странам2. Было избрано новое руководство Канадского Фонда 
Помощи России, главой которой стал Дж. Норзи. 
Но с начала 1945 г. влияние фонда стало падать. В феврале правительст-
во  вынесло  постановление  поставить  под  контроль  все  кампании  по  сбору 
одежды.  Мотивировалось  это  тем,  что  их  проведение  в  широком  масштабе 
может  «вызвать  резервирование  внутреннего  снабжения»3.  Поэтому  Фонд 
был вынужден свернуть связанную с этим деятельность. 
В целом же Канадский фонд помощи сыграл большую роль в организа-
ции  помощи  СССР,  что  способствовало  укреплению  канадо-советских  свя-
зей. В силу специфики того военного времени до сих пор трудно определить 
итоговые и точные данные о размерах помощи канадцев Советскому Союзу. 
По  данным  канадского  ученого  Балауайдера,  с  начала  ноября 1942 и  до 30 
сентября 1945 г. «Канадский фонд помощи России собрал и доставил в Со-
                                           
1 Там же. Л.17.  
2 Поздеева Л. В. Канада в годы второй мировой войны…С.263. 
3 Там же. С.264. 

 
 
133
ветскую  Россию    в  форме 
продовольствия  и  медикаментов 
на сумму 3 857 291 долл. наличными деньгами и 3 336 611 долларов одеж-
дой1.  По  неполным  данным  славянского  комитета  СССР,  Канадский  фонд 
помощи России до марта 1943 г. собрал более 5,6 млн. долл., и на эти деньги 
отправил  в  СССР  одежду  и  продукты  питания.  Канадский  Красный  Крест 
направил  в  СССР  свыше 100 тысяч  простыней, 130 тыс.  наволочек, 50 тыс. 
медицинских халатов, 14 тыс. военных палаток, 2 тыс. печей для них, 1 тыс. 
военных коек, а также разные продукты питания и медикаменты, в том числе 
37,5 т. уротропина, 18 т. стрептоцида и т. д. на общую сумму 1,5 млн. долл.2 
Вся  сумма,  затраченная  на  оказание  помощи  Советскому  Союзу  по  данным 
президента фонда Дж. Норзи составила около 10 млн. долл.3 
Следует далее отметить, что к окончанию войны отношения между От-
тавой и Москвой ухудшились. Позже, из-за перехода стран к холодной вой-
не,  канадско-советское  экономическое  сотрудничество  было  практически 
свернуто. 
В целом характер двусторонних канадо-советских экономических отно-
шений первой половины 40-х г. определялся спецификой военного времени. 
Мы можем с уверенностью утверждать, что развитие экономических взаимо-
отношений было приоритетным направлением для обоих государств. Канаду 
интересовали  свободные  российские  рынки  сбыта,  возможности  которого 
она  изучала  еще  в  начале  века.  В  свою  очередь,  Советский  Союз,  помимо 
перспективы на будущее, на тот момент был заинтересован в военных канад-
ских поставках. И хотя они были не столь велики, как американские, для во-
енного времени эта помощь была ощутима. Кроме того, характеризуя эконо-
мические взаимоотношения, нужно признать, что они развивались не бессис-
темно,  как  это  было  в  межвоенный  период.  Если  в  начале  войны  канадская 
экономическая помощь шла в счет британских поставок, то к 1943 г. Оттава 
                                           
1 Balawyder A. Op. cit. P.7.  
2 ГАРФ. Ф.6646. Оп.1. Д.39. Л.4; Тудоряну Н.Л. Указ. cоч. С.73.  
3 Поздеева Л. В. Канада в годы второй мировой войны…С.263. 

 
 
134
получила  возможность  оказывать 
экономическую  помощь  СССР 
напрямую,  минуя  Великобританию.  Это  произошло  после  принятия  первой 
Закона о взаимопомощи 1943 г. 
Канадо-советское  экономическое  сотрудничество  в  рассматриваемый 
период проходило по двум направлениям: правительственному и обществен-
ному. Первое включало в себя разработку и заключение различного рода со-
глашений,  программ,  протоколов  на  правительственном  уровне.  Он  начал 
свою  работу  непосредственно  с  вторжением  Гитлера  в  Советский  Союз.  На 
неправительственном  уровне  в  Канаде  организовывались  различного  рода 
фонды помощи СССР, которые внесли неоценимый вклад в общее дело по-
беды.  
Итак, на основе изложенного, мы можем констатировать, что годы вой-
ны сблизили Канаду и СССР прежде всего в экономическом отношении. И не 
смотря на то, что к 1945 г. между союзниками наметились некоторые разно-
гласия,  с  точки  зрения  экономического  сотрудничества  период  был  плодо-
творным. 
 
II.2. Канадо-советские связи в сфере культуры и науки 
В начале войны не существовало специальной организации, которая бы 
занималась  координацией  культурных  отношений  между  странами.  Основ-
ным источником получения информации о Советском Союзе для Канады ос-
тавались  советские  посольства  в  Вашингтоне  и  Лондоне.  С  установлением 
дипломатических отношений ситуация изменилась. 
Необходимость  развивать  культурные  отношения  признавало  и  канад-
ское правительство. В частности, 23 апреля 1943 г. в Куйбышеве на приеме у 
С.А.  Лозовского  канадский  посланник  Д.  Уилгресс  отметил,  что  обмен  ин-
формацией и установление двусторонних культурных связей будет способст-
вовать лучшему взаимопониманию во время войны и заложит основы после-

 
 
135
военного  сотрудничества1.  В  ряде 
официальных  встреч  Д.Уилгресс 
также указал на желание его народа ознакомиться с СССР, в связи с чем сек-
ретарь  канадского  посольства  А.  Смит  был  назначен  атташе  по  вопросам 
прессы и культуры2. 
А.  Смит  предложил  следующий  план  культурного  сотрудничества.  Ор-
ганизовать:  
1. Обмен технической информацией и технической литературой. 
2. Обмен кинофильмами и главным образом кинохроникой, документаль-
ными фильмами, техническими и учебными военными фильмами. 
3. Обмен фотографиями с фронтов войны. 
4. При посредничестве ВОКСа выставку репродукцию лучших канадских 
произведений в Москве и советских – в Канаде. 
5. Обмен музыкальными произведениями3. 
После прибытия в Оттаву первой советской миссии  функции по реше-
нию этих задач были возложены на первого секретаря миссии, уполномочен-
ного ВОКСа С. Кудрявцева. Через него ВОКС осуществлял различного рода 
культурные обмены. Наиболее важной задачей, стоявшей перед этой органи-
зацией, было распространение как можно большего количества информации, 
направленной на преодоление предрассудков и негативных мнений, сложив-
шихся в канадском обществе об СССР. Ежемесячно дипломатической почтой 
ВОКС  осуществлял  отправки  в  Канаду  большого  количества  материала, 
включающего  в  себя  различные  подборки  для  выставок,  фотоочерки,  мате-
риалы Литагенства, Бюллетени ВОКСа, брошюры, статьи и стихи советских 
авторов на русском, украинском и английском языках. 
Пока  в  Канаде  не  было  создано  специальной  организации  по  культур-
ным связям, культурные функции активно осуществлял созданный в ноябре 
1942  г. «Канадский  фонд  помощи  России».  В  своей  работе  он  активно  ис-
                                           
1 АВПРФ. Ф.099. Оп.15. П.5. Д.1. Л.19. 
2 Там же.  
3 Там же. Л.18. 

 
 
136
пользовал прессу, радио, кино, что 
сделало  возможным  достижение 
столь  благоприятных  результатов.  Так,  из  канадских  газет,  выходящих  на 
английском языке, 69 ежедневных и 656 еженедельных способствовали про-
ведению кампании. Франкоязычная пресса, хотя и в меньшем количестве (8 
ежедневных и 50 еженедельных), также поддержала работу фонда. В течение 
первых  двух  месяцев  работы  с  помощью  Национального  комитета  было 
опубликовано 66 очерковых и редакционных статей, 58 фото-клише, иллюст-
рировавших статьи о Советском Союзе, списки лиц, жертвовавших в фонд1. 
Следует  отметить,  что  некоторые  газеты  на  своих  страницах  печатали  даже 
больше материала, чем присылал Национальный комитет, тем самым способ-
ствовали распространению в Канаде как можно большего количества инфор-
мации  об  СССР.  Особое  сотрудничество  с  фондом  проявляла  англоязычная 
«Торонто Стар», редактором которой являлся Дж. Аткинсон, один из учреди-
телей  фонда.  Информационная  служба  газеты  была  практически  полностью 
предоставлена в распоряжение фонда. При помощи своих средств по получе-
нию информации о Советском Союзе через советскую миссию в Оттаве газе-
та  обеспечивала  возможность  получения  материала  другим  печатным  изда-
ниям.  Ее  сотрудники  М.  Синклер,  Г.  Кларк  и  М.  Голд  публиковали  статьи, 
которые затем использовались по всей Канаде2. 
Кроме прессы, фонд активно сотрудничал практически со всеми канад-
скими  радиостанциями,  за  исключением  двух.  Национальному  комитету 
фонда удалось издать и распространить 52 передачи на пластинках, которые 
были  предоставлены  в  распоряжение  всех  радиостанций3.  Эти  передачи 
включали радиопостановки и музыкальные программы, различного рода об-
ращения,  составленные  в  духе  призыва  помощи  фонду.  Так,  среди  услуг, 
предоставленных Канадской широковещательной Корпорацией (СВС), были 
обращения Уэнделла Уиллки, Элеоноры Рузвельт, Бена Робертсона и других 
                                           
1 ГАРФ. Ф.5283. Оп.15. Д.94. Л.6. 
2 Там же. Л.12. 
3 Там же. Л.7. 

 
 
137
авторитетных 
лиц. 
Отдел 
комитета  по  рекламированию 
заручился  поддержкой  Моники  Мьюган  из  штата  сотрудников  Корпорации, 
которая взяла на себя руководство радиослужбой фонда.  
Для  более  эффективного  достижения  поставленных  целей  фонд  также 
пользовался  услугами  кинопромышленности.  Председатель  комитета  в  этой 
отрасли Герберт Аллен поставил три задачи. Первая заключалась в ознаком-
лении канадского народа с Россией. Для этого составлялись подборки из со-
ветских кинохроник, которые демонстрировались во всех кинотеатрах Кана-
ды.  Так,  например,  в  Канаде  имелась  полная  версия  кинохроники  «Дети  во 
время войны». Показ этого фильма во многом способствовал тем огромным 
добровольным пожертвованиями в фонд, которые были оказаны населением. 
Кроме того, во всех кассах кинотеатров имелись специальные объявления, в 
наиболее оживленных местах развешивались рекламные плакаты. Вторая за-
дача состояла в том, чтобы собрать средства в помощь России внутри самой 
отрасли. По словам Г. Аллена, к сумме в 60 тыс. долл., которые получили от 
показа фильмов и проведения концертов по воскресеньям, им удалось доба-
вить  еще 25 тысяч  долл.,  собранных  среди  сотрудников. И,  наконец,  третья 
задача  заключалась  в  оказании  организационной  помощи  фонду.  Так,  неко-
торые  сотрудники  кинопромышленности  играли  руководящие  роли  в  мест-
ных  комитетах.  В  частности,  Р.  С.  Роддик  являлся  главой  комитета  по  про-
винции Новая Скошия, сам Г. Аллен – по провинции Манитоба1. 
В  дополнение  к  потоку  корреспонденции,  проходившей  через  реклам-
ный  отдел  и  местные  филиалы,  было  издано  еще  около 15 бюллетеней,  по-
священных  специальным  событиям,  например,  рождественским  и  новогод-
ним призывам, «воскресенью в помощь России», проповедям в церквах, кам-
паниям по сбору одежды и т. д.2 
                                           
1 Там же. Л.9. 
2 Там же. 

 
 
138
Во 
избежание 
лишних 
расходов  основным  и  самым 
массовым видом пропаганды стали листовки. Так, некоторые из них называ-
лись: «Храбрый союзник зовет», «Призыв к докторам, сестрам и объединен-
ным профессиональным группам», «Призыв к школьникам  Канады». Кроме 
того,  довольно  популярными  средствами  пропаганды  являлись  подписные 
листы с приветствиями в основном двух видов. В первом случае, чтобы под-
писаться под приветствием, необходимо было заплатить небольшую фикси-
рованную стоимость, например, в 10 центов. Такие листы распространялись 
в  основном  в  школах.  Во  втором  случае  за  подпись  могла  вноситься  любая 
сумма. В результате таким способом удалось собрать 63 тыс. дол1. Этим лис-
там канадцы уделяли особое внимание, рассматривая их как послание доброй 
воли,  поскольку  они  обеспечивали  возможность  обмена  письменными  при-
ветствиями между населением обеих стран. Но, как показала практика, осу-
ществлять  контроль  по  возвращению  таких  листов  было  очень  трудно,  по-
скольку они могли быть переизданы местными комитетами.  
Большинство  уполномоченных  комитетов  создавало  подкомитеты  по 
организации концертов, представлений, атлетических и спортивных соревно-
ваний, массовых митингов, балов и других видов развлечений, направленных 
на сбор средств.  
Военная действительность породила в Канаде небывалый интерес к сво-
ему северному союзнику. Чтобы удовлетворить этот интерес, сами канадцы 
создали  несколько  обществ  по  изучению  СССР.  Так,  практически  одновре-
менно с учреждением фонда в помощь России, в Торонто было организовано 
«Общество по изучению России» (Society for the study of Russia). Его членами 
была  в  основном  городская  интеллигенция:  представители  университетов, 
профессиональных  и  деловых  кругов.  Они  занимались  исследованием  важ-
нейших аспектов советской жизни, изучали русский язык, читали лекции, со-
бирали материал о Советском Союзе и делали его доступным для канадской 
                                           
1 Там же. Л.9–11. 

 
 
139
общественности. 14 ноября 1942 г. 
из советского посольства в Оттаве 
на  имя  председателя  ВОКСа  В.С.  Кеменева  пришла  телеграмма,  в  которой 
сообщалось  следующее: «В  Торонто  организовано  общество  по  изучению 
СССР, насчитывающее в настоящее время 300 членов. Общество чрезвычай-
но  бы  желало  получить  информацию  о  Советском  Союзе,  которую  следует 
отправить ее председателю Делюри. В ближайшее время он обратится к Вам 
с письмом»1. И действительно, письмо Делюри с этой просьбой было полу-
чено ВОКСом 2 февраля 1943 г.2 
Москва была чрезвычайно заинтересована в таких обществах, поскольку 
через  них  можно  было  легко  распространять  информацию  и  осуществлять 
прямые контакты с канадской общественностью. Поэтому 23 апреля 1943 г. 
дипломатической почтой вместе с благодарственным письмом члена правле-
ния ВОКСа Л. Кисловой этому обществу была направлена первая партия ма-
териала.  Она  включала  фотоочерки,  диафильмы,  плакаты,  коллекции  совет-
ских марок («К 25летию СССР», «Отечественная война» и др.), брошюры на 
английском  языке  (К.Симонов  «Сталинград  в  борьбе»,  Юдин  «Советская 
культура»,  И.В.Сталин  «О  великой  патриотической  войне  советского  наро-
да» и др.), всего в количестве 20 штук3. В основном вся информация носила 
военный  характер.  В  дальнейшем  С.  Кудрявцеву  было  дано  распоряжение 
регулярно отсылать этому обществу определенное количество материалов. 
Кроме того, в Торонто существовала «Рабочая образовательная ассоциа-
ция» (Workers educational association), которая  так  же  как  и  «Общество  по 
изучению России», организовывала лекции о Советском Союзе. В Гамильто-
не  некто  Лорне  Джонстон  работал  в  качестве  главы  своего  рода  просвети-
тельного отдела при железнодорожной компании «Канадиен Нэшионал». Он 
                                           
1 Там же. Д.131. Л.74. 
2 Там же. Оп.15. Д.94. Л.73. 
3 Там же. Д.131. Л.71–72.  

 
 
140
ездил по клубам с выступлениями 
на  различные  темы  об  СССР.  Как 
сообщал  Кудрявцев,  им  было  также  отправлено  большое  количество  мате-
риала1. 
Немаловажную  роль  в  развитии  канадо-советских  культурных  отноше-
ний сыграли русские канадцы. Согласно переписи 1941 г. из 600 тыс. славян 
–  эмигрантов  общее  количество  русских  составляло 52. 341 человек.  Для 
сравнения: украинцев – 313 275 человек; поляков – 128 711 человек; чехов и 
словаков – 42 860 человек;  хорватов,  сербов  и  словенцев – около 15 тысяч 
человек. Оставшуюся часть составляли болгары, македонцы и другие нации2. 
Следует отметить, что официальная канадская статистика причисляет к сла-
вянам только тех, кто родился в славянских странах, и их детей. Дальнейшие 
поколения считались уже канадцами. Поэтому подлинное количество канад-
цев славянского происхождения было несколько выше.  
Практически  сразу  же  после  нападения  Германии  на  СССР  в  крупней-
ших городах Канады стали создаваться русские комитеты помощи родине. 21 
сентября 1941 г. в Торонто состоялась окружная конференция русских коми-
тетов,  на  которой  было  принято  решение  о  созыве  Всеканадского  русского 
съезда, который и состоялся 30-31 мая 1942г. Этот съезд проходил под зна-
ком объединения всех русских в Канаде. Результатом стало образование но-
вой  организации  Федерации  Русских  Канадцев  (ФРК).  Ее  основной  целью 
являлось оказание возможно большей помощи Советскому Союзу как в эко-
номическом,  так  и  в  культурно-просветительном  плане.  На  учредительном 
собрании  съезду  прислали  приветствия  Союз  советских  писателей,  Всесла-
вянский  комитет,  Антифашистский  комитет  советских  женщин,  Антифаши-
стский  комитет  советских  ученых,  дважды  Герой  СССР  И.  Папанин,  глава 
русской  православной  церкви  на  американском  континенте  митрополит  Ве-
ниамин и епископ Адам из Нью-Йорка3. 
                                           
1 Там же. Д.93. Л.73–74. 
2 Окулевич Г. Русские в Канаде. // Славяне. – 1943. №10. С.37. 
3 Там же. С.39. 

 
 
141
В 
области 
культурно-
просветительной  работы  отделы 
ФРК добились крупных успехов. Было организовано семь школ русской гра-
моты для детей, певческие кружки, оркестры. В Торонто, Виннипеге, Ванку-
вере не проходило практически ни одного праздника, чтобы русские хоры не 
выступили  с  культурными  программами  современных  советских  и  русских 
народных песен1. Количество материала, поступаемого в Канаду, увеличива-
лось довольно стремительно. В отчете из Оттавы в январе 1943 г, уполномо-
ченный ВОКСа С. Кудрявцев сообщал, что за время его пребывания в Канаде 
он  адресно  разослал  более 400 буклетов  и 500 фотоиллюстраций.  Из  мате-
риалов, привезенных из Москвы, удалось организовать несколько выставок в 
разных городах. Кудрявцев активно сотрудничал с фондом помощи России. 
Так, выставка «Зверства фашистов над советскими детьми» была передана в 
национальный комитет. Сначала ее показ проходил в национальной галерее, 
а затем – в галерее магазина Итон в Торонто с 10 по 20 января 1943 г.2 С 17 
марта по 10 апреля выставка демонстрировалась в Художественной галерее в 
Монреале, где ее посетило большое количество франкоканадцев и католиче-
ских священников. Выставку «25 лет Советскому Союзу», продолжавшуюся 
с 20 марта по 6 апреля 1943 г. посетили 9 804 человека.  
Об интересе к этой выставке свидетельствует тот факт, что в конце мар-
та Кудрявцев получил предложение из Оттавского клуба деловых женщин, в 
частности,  от  его  председателя  Агнессы  Тили,  прочитать  для  них  лекцию  о 
Советском  Союзе,  одновременно  пояснив  экспонаты  выставки. 1 апреля  в 
здании  Национальной  галереи  была  проведена  такая  лекция  на  тему  «Госу-
дарственное устройство Советского Союза и его достижения за 25 лет»3. 
 Но мы можем утверждать, что далеко не все канадское население стало 
относиться  к  СССР  абсолютно  открыто  и  дружественно.  Во  многих  кругах 
еще  боялись  повторения  большевистской  революции,  поэтому  канадцы  по-
                                           
1 Там же.  
2 ГАРФ. Ф.5283. Оп.15. Д.93. Л.72. 
3 Там же. Л.58. 

 
 
142
ясняли, что они поддерживают не 
советский  строй,  а  лишь  его 
военные  усилия.  Присущая  тому  времени  советская  идеологизированность 
накладывала определенный отпечаток и на советскую культурную диплома-
тию.  Часть  населения  продолжала  воспринимать  распространяемую  инфор-
мацию  о  Советском  Союзе  как  большевистскую  пропаганду.  Так,  в  отчете 
сотрудника  советской  миссии  Ф.  Видясова,  дежурившего  на  этой  выставке, 
приводятся  некоторые  услышанные  им  замечания  посетителей.  Ф.  Видясов 
пишет: «Одна  женщина,  обращаясь  к  сопровождающему  ее  мужчине,  отме-
тила, что это пропаганда, но очень убедительная пропаганда. Другая посети-
тельница  (француженка)  сказала, что красивые  и здоровые женщины – уча-
стницы  физкультурного  парада – не  являются  типичными  советскими  жен-
щинами и что они специально предназначены для парадов. Их воспитывают 
и тренируют в особых лагерях, о чем она сама читала»1. Тем не менее, мето-
ды культурной дипломатии продолжали использоваться все более активно. В 
кинотеатрах Канады регулярно проходили показы советских фильмов, кото-
рые  пользовались  достаточно  большим  успехом.  В  подтверждение  этому 
служат данные С. Кудрявцева, ведущего постоянную переписку с ВОКСом. 
Согласно им, в январе – феврале 1943 г. в кинотеатрах Канады демонстриро-
вались следующие советские фильмы: 
Название фильма 
 Количество посмотревших  
2-30 января 1943г. 
Февраль 1943г. 
Оборона Москвы 9800 
5250 
Наш русский фронт 9500 
900 
Наши русские союзники 19250 
 
Профессор Мамлок 1200 
 
Петр Первый 2100 
 
В тылу врага 11500 
1694 
Разгром немцев под Мо-
57049 39484 
                                           
1 АВПРФ. Ф.178. Посольство СССР в Канаде. Оп.2. П.5. Д.20. Л.134.  

 
 
143
сквой  
Вот враг 19233  10154 
Партизанская бригада 18104 
2950 
Песнь весны 12000 
 
Осада Ленинграда  
21000 
Машенька   16735 
Всего человек: 159736 
98167 
Источник: АВПРФ. Ф.178. Оп.2.П.5.Д.20.Л. 195–196. 
  
Таким  образом,  общее  количество  канадцев,  увидевших  эти  картины  в 
январе – феврале 1943 г. составило 257 903 человека1. Это довольно высокий 
результат, учитывая, что фильмы посещались в основном в выходные дни. 
Немаловажным является тот факт, что канадская сторона также выявила 
желание демонстрировать свои фильмы в СССР. Так, 25 марта 1943 г. заве-
дующий отделом распределения кинофильмов для заграницы Манколм Росс 
сообщил  по  телефону  Кудрявцеву,  что  директор  «Нешионал  Филм  Боард» 
Грирсон  желает  подарить  главному  управлению  кинематографической  про-
мышленности при СНК СССР два хроникальных фильма, отражавших жизнь 
Канады  и  ее  военные  усилия  в  условиях  Второй  мировой  войны.  Это  были 
короткометражные  двадцатиминутные  документальные  фильмы  под  назва-
нием  «В  сражающейся  Канаде»  и  «Дым  и  сталь».  При  передаче  этих  кино-
картин Ф. Гусеву М. Росс отметил: «Мы преподносим эти фильмы с наилуч-
шими пожеланиями и надеемся, что они будут представлять интерес для раз-
личных групп в Вашей стране. Вы можете быть уверены в том, что мы стре-
мимся  всеми  возможными  мерами  развивать  культурные  отношения  между 
нашими странами»2. 
                                           
1 Там же. П.4. Д.15. Л.96. 
2 Там же. Л.80–82. 

 
 
144
Многочисленные 
контакты 
канадских 
и 
советских 
представителей  науки  и  культуры  свидетельствовали  о  возрастающем  инте-
ресе друг к другу. Но поскольку «Канадский фонд помощи России» офици-
ально  должен  был  закончить  свою  кампанию  в  начале 1943 г.,  необходимо 
было  создать  новую  организацию,  которая  бы  взяла  на  себя  функции  не 
только по оказанию материальной помощи, но прежде всего – распростране-
нию в Канаде информации об СССР. 
В январе советскую миссию посетил профессор Поль Вейл, один из ор-
ганизаторов «Канадского фонда помощи России» по провинции Квебек, где 
ему  было  указано  на  желательность  создания  Общества  культурной  связи. 
Профессор  Вейл  согласился,  что  канадский  интерес  к  СССР  может  удовле-
творить  именно  такое  общество  и  обещал  приложить  максимум  усилий  для 
создания  таких  обществ  в  ряде  крупнейших  городов.  Он  сказал: «Действи-
тельно имеется большое желание к сближению с Советским Союзом для об-
мена опытом как в отношении науки, так и культуры»1.  
И уже 15 апреля Кудрявцев посетил общее собрание Национального ко-
митета «Канадского фонда помощи России», где из беседы с М. Вейл, женой 
председателя  провинциального  комитета,  профессора  макгильского  универ-
ситета, ему стало известно, что небольшая группа интеллигенции Монреаля 
организовала  общество «Canada-Russia Society», целью  которого  являлось 
развитие и укрепление культурных связей между Канадой и СССР2. 
Выступив  с  инициативой  о  создании  канадо-советского  общества  под 
руководством ВОКСа, которое напрямую занималось бы развитием культур-
ных  отношений  между  странами,  советское  правительство  пыталось  упоря-
дочить и взять под единый контроль все мелкие организации и частные лица, 
которые так или иначе проявляли интерес к СССР. 
                                           
1 ГАРФ. Ф.5283. Оп.15. Д.93. Л.75. 
2 Там же. Л.60. 

 
 
145
Такая 
организация, 
получившая  название  «Общество 
канадо-советской дружбы», официально открыла свою деятельность 22 июня 
1943 г. массовым митингом в Торонто в Мепл Лиф Гарденз, на котором при-
сутствовали премьер-министр М. Кинг, достопочтенный Джозеф И. Давис и 
члены  советской  миссии1.  В  связи  с  этим  еще 260 покровителей  одобрили 
образование  Национального  Совета  канадо-советской  дружбы.  Список  со-
стоял  из  ведущих  лиц  как  федерального,  так  и  провинциальных  прави-
тельств,  деловых  и  промышленных  кругов,  профсоюзного  движения,  фер-
мерских  организаций,  ученых,  артистов,  а  также  многих  лиц,  работавших  в 
благотворительных организациях. Кроме того, его членами стали участники 
Фонда помощи России2.  
Председателем временного исполнительного комитета стал сэр Элсворт 
Флавелл, вице-президентом – Джон Дэвид Итон, казначеем был избран Валь-
тер Джонс, секретарем – Елена Фриман3. На собрании этого комитета, состо-
явшегося 6 августа, было решено создать Национальные комитеты для рабо-
ты в различных областях, которыми могли заинтересоваться канадцы.  
Целью  создаваемого  общества  ставилось  развитие  лучшего  взаимопо-
нимания  и  укрепления  дружественных  отношений  между  Канадой  и  СССР 
как  необходимого  средства  для  одержания  победы  и  создания  международ-
ной демократии и длительного мира. Для достижения этой цели была опре-
делена программа действий, которая состояла в следующем: дать канадскому 
народу  правильную  информацию  об  СССР;  обеспечить  возможности  для 
практического  выражения  канадо-советской  дружбы  через  общественные 
митинги,  обмен  подарками,  музыкальными  произведениями,  письмами  и  т. 
д.; развивать в России взаимопонимание и чувство дружбы к Канаде и ее ор-
                                           
1 Там же. Д.95. Л.47. 
2 Там же. Л.47. 
3 Там же. Л.48. 

 
 
146
ганизациям;  противодействовать 
антисоветской 
пропаганде, 
направленной на раскол среди Объединенных Наций1. 
8  сентября  в  Торонто  в  Отеле  Роял  Йорк  состоялось  заседание  Нацио-
нального Совета, на котором были определены основные направления повсе-
дневной деятельности.  Было  решено  организовать  по  всей  Канаде  выставки 
искусства и ремесла, отражающие советскую жизнь, передвижные библиоте-
ки с книгами об СССР, причем нацеленные на специфику сельских районов. 
Местные  комитеты  должны  были  организовать  книжные  клубы,  чтобы  лю-
бой  желающий  мог  беспрепятственно  получить  интересующую  его  инфор-
мацию о советской жизни, развивать культурные отношения путем обменов 
музыкальными  произведениями  и  популяризировать  русскую  музыку  через 
прослушивание или исполнение таковой в школах, клубах и других органи-
зациях.  Кроме  того,  организовывать  радио  собрания,  в  театрах  ставить  рус-
ские  драматические  пьесы.  В  рамках  спецпроектов  любой  канадский  город 
или  деревня  могли  по  желанию  избрать  советский  населенный  пункт  соот-
ветствующего  размера  для  установления  дружественных  отношений.  Спо-
собствовать развитию культурных отношений следовало также через совме-
стные праздники – такие, как Рождество, Пасха, День благодарения, которые 
могли бы продемонстрировать одинаковость человеческих стремлений наро-
дов двух стран2. 
С12 по 14 ноября в Торонто прошел первый Конгресс  канадо-советкой 
дружбы, в котором приняли участие многие канадские общественные деяте-
ли. На протяжении нескольких недель до его открытия «Торонто Стар» еже-
дневно  помещала  статьи,  посвященные  предстоящему  Конгрессу.  Финанси-
рование  осуществлялось  редактором  газеты  Дж.  Аткинсоном  и  председате-
лем Совета Канадо-советской дружбы Э. Флавеллом. Конгресс получил при-
ветственную телеграмму из ВОКСа с пожеланиями плодотворной работы. В 
                                           
1 Там же. Л.53. 
2 Там же. Л.55–58. 

 
 
147
ней  говорилось: «Верим  что 
совместные 
боевые 
усилия 
принесут  скорую  победу  над  гитлеризмом  и  еще  более  укрепят  дружбу  на-
ших народов»1. 
На пленарном заседании Конгресса был избран Национальный Комитет 
канадо-Советской дружбы в составе 31 человека. Ими стали владелец газеты 
«Дейли Стар» и «Стар Уилки» Дж. Аткинсон, канадский дирижер Э.К. Мак-
миллан, адвокаты, журналисты, профессора, представители духовенства и др. 
Кроме пленарных заседаний, на Конгрессе работали шесть секций: сельско-
хозяйственная, искусств, науки, образования, медицины и профсоюзов. В их 
работе  приняли участие около полутора тысяч человек. Из 25 докладов, по-
священных науке, сельскому хозяйству, искусству СССР и других тем боль-
шая  часть  была  сделана  американцами.  Например,  доклады  прочитали  по-
лярный исследователь В. Стефенсон, профессор университета Корнеля Сим-
монс,  профессор  университета  Нью-Джерси  Ваксман.  В  результате  работы 
каждая секция образовала постоянный комитет. На заключительном пленар-
ном  заседании  было  принято  решение  немедленно  договориться  об  обмене 
делегатами  между  канадскими  и  советскими  профсоюзами.  Кроме  того,  ка-
надским ученым рекомендовалось в своих учебных заведениях ввести курсы 
русского языка и культуры2. 
По  окончании  конференции 16 ноября  состоялся  массовый  митинг,  на 
котором присутствовали около 14 тысяч человек. Для того чтобы привлечь к 
митингу более широкие круги и избежать нареканий за устройство митинга в 
воскресный  день,  его  назвали  «Благодарный  молебен  за  нашего  союзника – 
Красную Армию». Председателем митинга, представленным как «представи-
тель  Красной  Армии  в  Канаде»  являлся  сотрудник  советского  посольства 
полковник Н. Заботин. Американский корреспондент в Москве Сноу высту-
пил с основным докладом. Следует отметить, что в митинге приняли участие 
                                           
1 Там же. Л.23, 83. 
2 Там же. Л.81. 

 
 
148
главы 
англиканской 
и 
объединенных  церквей,  но  не 
католической,  позиция  которой  была  указана  выше1.  Итогами  своей  работы 
организаторы остались довольны. Прежде всего был принят устав, определе-
ны цели и задачи. 
После  образования  Общества  канадо-советской  дружбы  в  июне 1943 г. 
было  решено  подготовить  серию  радиопередач  о  Советском  Союзе.  Такую 
миссию взял на себя канадский писатель Дайсон Картер, написавший к тому 
времени  ряд  книг  об  СССР.  Его  перу  принадлежат  работы  «Секретное  ору-
жие  России», «Жизнь  Сталина»  и  др.  Тексты  радиопередач,  озаглавленных 
«Русский дневник», были составлены на основе советских материалов, кото-
рыми миссия снабжала Картера и которые в свою очередь получала из ВО-
КСа. Было выбрано восемь самостоятельных тем, отражающих ту или иную 
область жизни в Советском Союзе. Основным персонажем всех передач яв-
лялся  канадский  корреспондент,  недавно  приехавший  в  Советский  Союз  и 
имевший своеобразное и, по словам Картера, «совершенно ложное представ-
лений о стране, сложившееся в результате антисоветской пропаганды»2. Кор-
респондент совершает поездки по городам и селам Союза, посещает фронт, 
где встречается с простыми людьми, которые развеивают его прежние лож-
ные представления. Передачи проходили еженедельно. Первая состоялась 30 
июня 1943 г.  и  была  посвящена  беседе  с  раненым  солдатом.  Кроме  этого, 
корреспондент якобы беседовал с советскими рабочими, детьми, представи-
телями православной церкви, колхозниками, рассказывавшими «о страшной 
войне, которая прервала счастливую советскую жизнь»3. Передачи были хо-
рошо  оформлены  музыкально.  Такая  форма  преподнесения  способствовала 
легкому восприятию материала. 
Здесь  необходимо  отметить,  что  готовые  передачи,  транслировавшиеся 
по всем канадским радиостанциям через СВС, перед выходом в эфир прохо-
                                           
1 Там же. Л.82. 
2 Там же. Д.93. Л.14. 
3 Там же. Л.17–36. 

 
 
149
дили  цензуру  сначала  Военного 
Совета  канадских  художников, 
писателей и радио композиторов, а затем Бюро информации военного време-
ни. Кроме того, в конце каждого эфира Картер заявлял о том, что материал 
для передачи проверен властями, подчеркивая, что в этом нет никакой про-
паганды, а выпуски носят лишь информационный характер1. 
Отчеты обо всех мероприятиях, проведенных в Канаде и так или иначе 
затрагивающих  Советский  Союз,  составлялись  С.  Кудрявцевым  для  даль-
нейшей отправки в Москву. Так, в письме от 31 марта 1943 г., адресованном 
на имя заведующего Вторым Европейским отделом В. Новикова, Кудрявцев 
сообщает,  что  канадская  общественность  стала  уделять  больше  внимания 
Советскому Союзу благодаря обширной работе, которую проводит миссия. В 
частности, сообщалось о том, что недавно поступившие подборки советских 
фотоматериалов  по  кинофильмам  «Ленинград  в  борьбе»  и  «День  войны» 
привлекли особое внимание канадцев. Редакции газет «Торонто Стар», «Глоб 
энд Мейл», «Стандарт» и «Ивнинг телеграмм» посвятили этим фильмам це-
лые  страницы  и  поместили  большое  количество  фотографий – от 10 до 17 
фотоснимков с кинопленки в каждом номере. Также Кудрявцев констатиро-
вал, что за март 1943 г. в канадских печатных изданиях было опубликовано 
18 статей советских авторов – таких как Вирта, Кононенко, Эренбурга, Лебе-
девой2. Но в продвижении статей миссия испытывала большие трудности по 
причине запоздания или неконкретности и неактуальности присылаемого ма-
териала.  Например,  статья  Горкина,  посвященная  Красной  Армии  была  по-
лучена миссией непосредственно в день годовщины, из-за чего многие газе-
ты не стали ее публиковать. В отчете, адресованном в Москву Кудрявцев от-
мечает: «Газеты  желают  получать  фактический  материал  о  жизни  освобож-
денных  городов  и  сел,  страданиях  населения  и  их  нуждах,  о  повседневной 
жизни солдат Красной Армии. Такие статьи будут форсировать помощь Со-
                                           
1 Там же. Л.16. 
2 АВПРФ. Ф.178. Оп.2. П.4. Д.15. Л.48–49. 

 
 
150
ветскому  Союзу  со  стороны 
канадских  граждан.  Необходимо 
присылать  статьи,  описывающие  военные  действия,  но  не  теряющие  акту-
альность, как это имеет место с военными обзорами»1. Кроме того, как сви-
детельствует  источник,  по  мнению  С.  Кудрявцева,  отказ  других  газет  печа-
тать  советские  материалы  объяснялся  не  столько  их  нежеланием,  сколько, 
скорее всего, распоряжениями сверху, то есть цензурными властями2. 
Следует отметить, что цензура действовала не только в Канаде. В СССР 
любого  рода  переписка  между  канадскими  и  советскими  гражданами  могла 
осуществляться  только  через  ВОКС,  где  естественно  принимали  решение, 
целесообразно ли отправлять то или иное письмо. К тому же, в большинстве 
случаев членом правления ВОКСа Л. Кисловой, контролировавшей эту пере-
писку,  приводились  рекомендации,  о  чем  именно  нужно  писать.  Особенно 
ВОКС поощрял контакты ученых, педагогов, учащихся, поэтов, музыкантов 
и представителей других направлений науки и культуры. Советские и канад-
ские педагоги и учащиеся обращались друг к другу, как правило, за материа-
лами,  необходимыми  для  изучения  Канады  или  СССР  соответственно.  Так, 
22 февраля 1943 г. вместе с дипломатической почтой в Канаду были посланы 
обращения учителей географии г. Москвы –  заслуженного учителя РСФСР 
Н. Писаревой и А. Борисенко, написанные еще в октябре 1942 г и адресован-
ные  монреальским  преподавателям.  Указывая  на  схожесть  наших  стран  в 
географическом  плане,  они,  в  частности,  писали: «Очень  интересует  поста-
новка  преподавания  географии  в  ваших  школах.  Хотелось  бы  получить  от 
Вас необходимые сведения и завязать с Вами переписку. Если Вас не затруд-
нит,  просим  Вас  прислать  программы  по  географии  и  полный  комплект 
учебников»3. Аналогичные письма поступали и из Канады. В январе 1943 г. 
по инициативе учащихся 9 класса канадской средней школы небольшого го-
родка Лёмби с населением в 600 человек, завязалась переписка с московски-
                                           
1 Там же. Л.48. 
2 Там же. Л.52. 
3 ГАРФ. Ф.5283.Оп.15. Д.78. Л.132–133. 

 
 
151
ми сверстниками. Сначала письма 
канадских  учеников  Б.  Крэндон1, 
Б. Бессем2, В. Эккерта3, А. Куэснель4, В. Недхэм5, Н. Кэри6 и А. Фишера7 бы-
ли  переданы  советскому  послу  Ф.  Гусеву,  в  обращении  к  которому  говори-
лось: «Мы изучали Вашу страну и выразили желание вступить в переписку с 
учениками какой-нибудь школы в районе, близком по своему размеру к Лём-
би8. ВОКС счел целесообразным передать эти письма московским сверстни-
кам, причем было указано, что именно должно содержаться в ответах. В ка-
честве  примера  можно  привести  ответ  одного  из  московских  школьников 
Олега Бенюха, который очень похож на ответы других учеников – И. Кирик9, 
М. Епишиной10, Г. Гриц11, Т. Матовой и др.12 Он пишет: «Дорогая Беатриса. 
Война наложила на всех нас суровый отпечаток. Но мы, советские юноши и 
девушки, всегда были и есть самый счастливый и самый жизнерадостный на-
род. В школах мы много работаем, на лето уезжаем в колхозы. Мой отец ра-
ботает  директором  одного  из  столичных  вузов,  а  мать  находится  на  фрон-
те»13.  С  помощью  этих  писем,  написанных  простыми  учениками,  советское 
правительство  пыталось  разрушить  витавшие  в  Канаде  антисоветские  на-
строения, а также показать единство русского народа, искренне стремящего-
ся к дружбе с канадцами. 
С  помощью  представителей  Общества  канадо-советской  дружбы  были 
организованы отправки подарков с письмами на советский фронт от простых 
                                           
1 Там же. Д.111. Л.27. 
2 Там же. Л.33. 
3 Там же. Л.35. 
4 Там же. Л.37. 
5 Там же. Л.41. 
6 Там же. Л.47. 
7 Там же. Л.49. 
8 Там же. Л.21. 
9 Там же. Л.1. 
10 Там же. Л.2. 
11 Там же. Л.3. 
12 Там же. Л.5. 
13 Там же. Л.20. 

 
 
152
канадских 
граждан1, 
что 
способствовало 
поддержанию 
боевого духа фронтовиков. «Я получил через представителей общества куль-
турной связи Ваш подарок – часы. За доброе чувство и внимание я шлю Вам 
от всего сердца мое командирское спасибо. Я Вас не видел, но чувствую та-
кую близость к Вам, что мне кажется, что это письмо я пишу кровно родному 
человеку. А. Емельянов»2; «Дорогие друзья! Ваше участие в нашей фронто-
вой жизни нас вдохновляет на более смелые подвиги. Мы благодарим вас за 
оказанное нам внимание – подарки, переданные нам вашими представителя-
ми.  Но  мы  надеемся  и  ждем,  что  Вы  в  скором  будущем  непосредственно 
примите  участие  в  разгроме  фашистских  извергов – открытием  Второго 
фронта в Европе. Врач Бобров»;3 «Передайте мой сердечный боевой привет 
всему канадскому народу за Ваше внимание к нам. Получив эту посылку, мы 
еще  больше  приложим  сил  и  энергии  в  разгроме  немецких  оккупантов»4, – 
таковы были типичные ответы наших солдат. 
Руководство  совета  искало  новые  пути  для  развития  канадо-советских 
отношений.  Газета  «Торонто  Стар»  выступила  с  инициативой  установления 
шефства канадских городов над освобожденными советскими городами и се-
лами с целью оказания материальной помощи и развития культурных связей, 
которую поддержал конгресс в Торонто 14 ноября 1943 г. В январе- феврале 
1944 года Нью Вестминстер принял решение о взятии шефства над Анапой, 
но письма от Вестминстерских учреждений и общественных организаций об 
этом постановлении пришли в Советский Союз лишь в ноябре5. Их прислали 
Вестминстерское торговое управление6, объединенная ассоциация служащих 
транспорта  Америки7,  местный  совет  женщин1,  ассоциация  налогоплатель-
                                           
1 Там же. Д.106. Л.109–141. 
2 Там же. Л.108. 
3 Там же. Л.104. 
4 Там же. Л.100. 
5 Там же. Д.156.Л. 9. 
6 Там же. Д.276. Л.3. 
7 Там же. Л.5.  

 
 
153
щиков2,  союз  пожарников3  и  др. 
Так, 
в 
письме 
клуба 
представителей  средней  школы  г.  Нью  Вестминстера  говорится: «Мы  пре-
красно понимаем, как мало коснулись нас ужасы войны. Мы очень благодар-
ны России за ту большую роль, которую она сыграла в том, что мы остались 
в  безопасности.  С  этими  мыслями  мы  хотели  предложить  Вам  нашу  по-
мощь»4. Член правления ВОКС Кислова, направляя эти письма в Анапу, ре-
комендовала  написать  в  ответах  следующее: «помимо  естественного  выра-
жения  признательности,  можно  будет  рассказать  о  том,  что  пережил  город, 
как  население  участвует  в  восстановлении,  как  помогает  правительство  и 
страна»5. Ответы жителей Анапы были отосланы в Канаду в декабре 1944г.6 
Аналогичным  образом  Мэр  Ванкувера  Джей  Корнет  передал  через  со-
ветское  посольство  в  Канаде  резолюцию  городского  совета  от 14 августа 
1944  г.,  одобренную 20-ти  тысячным  митингом  жителей  города  о  взятии 
шефства над Одессой7. 
Помимо  вышеуказанных  городов,  Торонто  и  Глейс  Бей  взяли  шефство 
над Сталинградом, Оттава над Киевом, Виннипег над Мелитополем, Виндзор 
над  Гомелем,  Виктория  над  Севастополем,  Галифакс  над  Новороссийском, 
Лондон над Брянском, Рейджана над Курском и др. Всего около 60 городов 
выразило желание участвовать в этой акции8. Переписку с советскими горо-
дами  установили  Торонто,  Рейджана,  Ванкувер,  Стивенсон,  Летбридж,  Сас-
катуан,  и  Майлетаун9.  Но  канадское  правительство  было  озабочено  таким 
масштабным  расширением  популярности  Советского  Союза  в  Канаде,  по-
                                                                                                                                        
1 Там же. Л.8. 
2 Там же. Л.11. 
3 Там же. Л.15. 
4 Там же. Л.13. 
5 Там же. Л.9. 
6 Там же. Л.16–27. 
7 Там же. Д.156. Л.32. 
8 АВПРФ. Ф.178. Оп.11. П.2. Д.11. Л.1–3. 
9 Там же. Л.2. 

 
 
154
этому  рекомендовало  городским 
советам  не  принимать  шефства 
над советскими городами. В связи с тем, что во второй половине 1944 г. кам-
пания  по  сбору  вещей  и  средств  была  запрещена,  города  не  успели  оказать 
значительной  помощи.  И,  как  отмечает  профессор  Н.  Л.  Тудоряну: «Благо-
родное шефство канадских городов над советскими, ставшее реальностью в 
других странах антигитлеровской коалиции, в Канаде, вопреки утверждени-
ям исследователей, работавших по канадским источникам, не было осущест-
влено»1. 
 Из источников видно, что в военные годы в сфере науки шел достаточно ак-
тивный обмен материалами и статьями между двумя странами. Подтвержде-
нием этому служит очередной отчет о проделанной работе, который Кудряв-
цев направил в ВОКС 20 августа 1943 г. В нем он сообщил о том, что с янва-
ря по август в СССР им было отправлено шесть посылок с материалами, ко-
торые, по его мнению, представляли для СССР несомненный интерес в сфере 
изучения Канады и возможностей установления культурных связей. Уполно-
моченный  пишет: «В  Торонто  имеется  довольно  крупная  прогрессивная 
фирма  «Прогрессив  Бук  Корпорейшен».  Ее  представитель  Хонцбергер  не 
против издавать ВОКСовскую литературу и распространять через свой мага-
зин»2. ВОКС требовал четко контролировать любой материал, появляющейся 
в  канадской  печати,  который  в  той  или  иной  степени  затрагивал  Советский 
Союз. Из Канады в СССР поступала в основном научная литература. Особым 
спросом пользовались такие канадские издания как: «Who is who in Canada», 
«Canadian economic development», «Canada at Britain’s side», «А picture history 
of Canada» и множество других работ3. 
Еще  до  образования  Общества  канадо-советской  дружбы  были  вновь 
восстановлены прерванные контакты в области музыки. И если в других об-
ластях  существовал  языковой  барьер,  то  интернациональный  язык  музыки 
                                           
1 Тудоряну Н.Л. Указ. соч. С.74. 
2 ГАРФ. Ф.5283.Оп.15. Д.93. Л.37. 
3 Там же. Л.69. 

 
 
155
был  понятен  всем.  Большой 
популярностью 
в 
Канаде 
пользовались произведения Чайковского, Шостаковича, Мясковского, Шапо-
рина, Кабалевского. Во время войны вновь наладилась переписка между из-
вестными советскими и канадскими музыкантами. Особый интерес в Канаде 
вызвало  исполнение  Седьмой  Симфонии  Д.  Шостаковича  в  январе 1943 г., 
которая, по словам очевидцев, произвела неизгладимое впечатление на  души 
канадцев.  Благодарственные  письма  отправили  Д.  Шостаковичу  многие  из-
вестные канадские музыканты и простые граждане. Среди них были бакалавр 
искусств  Эрнест  Кампбел  Макмиллан,  директор  Торонтовской  консервато-
рии Борис Берлин, пианист Нортон Вилкс – все они позже стали активными 
членами Общества канадо-советской дружбы. Эрнест Макмиллан в письме к 
Д. Шостаковичу писал: «Я был польщен возможностью дирижировать в Ка-
наде  Вашу  замечательную  Седьмую  Симфонию.  Она  вызвала  у  слушателей 
бурный  восторг.  Овации  продолжались  пять  минут.  Вы – представитель  за-
мечательной страны с которой мы объединены в борьбе против общего вра-
га, и на чьи достижения мы, канадцы, смотрим с безграничным восхищени-
ем»1. 
 В  другом  письме,  адресованном  в  музыкальную  секцию  ВОКСа  от 21 
июня 1942 г., Б. Берлин писал: «Седьмая Симфония является одним из самых 
важных музыкальных событий нашей эпохи. Мне кажется, что вместо назва-
ния «Симфония наших дней» она должна называться «Симфония Советского 
Союза»»2. Кроме того, благодарственные письма были направлены Мясков-
скому – за его Симфонию № 213; Шапорину – по случаю первого исполнения 
торжественной кантаты «На поле Куликовом»4; Кабалевскому – за его твор-
чество5. В свою очередь, советские музыканты сочли необходимым вступить 
                                           
1 Там же. Д.131. Л.89. 
2 Там же. Л.66. 
3 Там же. Л.19. 
4 Там же. Д.78. Л.65. 
5 Там же. Л.10. 

 
 
156
в  дружественную  переписку  с 
канадскими 
представителями 
мира  музыки.  ВОКС  активно  посылал  в  Канаду  различного  рода  музыкаль-
ные материалы, начиная от текстов русских народных песен и заканчивая но-
тами современной музыки. Со стороны Канады, с ВОКСом особенно активно 
сотрудничал  директор  Торонтовской  консерватории  Борис  Берлин.  Он  при-
лагал много усилий для того, чтобы в СССР узнали как можно больше о Ка-
наде, через ее музыкальный мир. В письме, приложенном к дипломатической 
почте  от 25 апреля 1943 г.,  адресованном  представителю  музыкальной  сек-
ции ВОКСа Г. Шнеерсону, канадский представитель сообщает, что он высы-
лает  большое  количество  нот,  музыкальных  программ  и  журналов  о  канад-
ской музыке. Кроме того Берлин констатирует: «Из программ вы увидите что 
на «Closing Concert» моя ученица играла ряд советских произведений. Также 
произведения советских композиторов были исполнены 25 марта, 9, 10 и 22 
апреля»1.Таким  образом,  методы  советской  культурной  дипломатии  благо-
приятно реализовывались в  Канаде. И если политические отношения разви-
вались не всегда гладко, то в области культурного сотрудничества страны со-
трудничали довольно активно. 
Не  менее  понятной  и  хорошо  воспринимаемой  являлась  такая  область 
искусства,  как  живопись.  Еще  в  августе 1942 г.  в  Торонто  в  отеле  «Роял 
Йорк» собралась группа канадских писателей, журналистов и художников с 
целью образовать Военный совет для стимулирования военных усилий Кана-
ды  при  помощи  искусства.  Председателем  этого  общества  был  избран  обо-
зреватель газеты «Глоб энд Мейл» Джон Коллингвуд Рид, секретарем – Мо-
ника  Мьюган. 4 февраля 1943 г.  на  очередном  заседании  был  организован 
просмотр фильма «Ленинград в борьбе». В результате ряд канадских худож-
ников, (а это – около семидесяти человек), высказали желание написать кар-
тины по материалам этого фильма и преподнести их в дар ленинградцам че-
                                           
1 Там же. Д.131. Л.65. 

 
 
157
рез  советскую  миссию  в  Оттаве1. 
Среди 
них 
были 
известные 
художники  Джексон,  Керри,  Шеск,  И.  Маклафлин,  Дж.  Камерон  и  многие 
другие.  В  итоге 7 ноября 1943 г.  эти  картины  были  оправлены  в  СССР  из 
Ванкувера  на  пароходе  «Ташкент»,  но  из-за  условий  военного  времени  они 
были получены только в ноябре 1944 г.2 Их передача в Ленинград состоялась 
на торжественном заседании правления ВОКСа совместно с секцией худож-
ников  в  присутствие  канадского  посла  Д.  Уилгресса.  Одна  часть  работ  со-
держала  канадские  сюжеты,  другая  была  посвящена  непосредственно  собы-
тиям  героической  обороны  Ленинграда.  Некоторые  работы  следует  выде-
лить: Барбара Ворт «Стены Ленинграда», Джон Пеппер «Дух Петра Велико-
го», Хатчинсон «Это и моя борьба», Полина Редсел «Женщина и ребенок»3. 
Традиция  обмена  художественными  произведениями  продолжалась 
вплоть до конца войны. В Канаду из СССР и наоборот шел непрерывный по-
ток различного рода картин, репродукций, плакатов, фотографий, из которых 
составлялись  выставки.  Активное  участие  в  демонстрации  советских  худо-
жественных материалов принимали Торонтовская и Монреальская художест-
венные галереи. 5 декабря 1944 г. секция ИЗО ВОКСа отослала благодарст-
венное письмо директору национальной галереи Канады Мак Керри за при-
сланную  подборку  журналов  и  каталогов  канадского  искусства.  Той  же  ди-
пломатической почтой в Канаду были посланы подборки каталогов и репро-
дукции Третьяковской галереи, Музея изящных искусств и Музея нового за-
падного искусства, а также хроники секции ИЗО для канадской Националь-
ной галереи. Кроме того, в Канаду отправились письма и материалы для ка-
надской  Академии  искусств,  канадского  общества  живописи,  общества 
скульпторов, общества графики, колледжу искусств Онтарио4. Из этой пере-
                                           
1 АВПРФ. Ф.178. Оп.2. П.4. Д.15. Л.101–102. 
2 ГАРФ. Ф.5283.Оп.15. Д.93. Л.9. 
3 Там же. Д.143. Л.12. 
4 Там же. Д.158. Л.23. 

 
 
158
писки  мы  узнаем  насколько 
широки  были  контакты  советских 
и канадских представителей искусства. 
К концу войны все более укреплялись связи в области науки. Взаимные 
визиты научных деятелей были осложнены военными действиями, но, тем не 
менее, они имели место. В основном, такжекак и в искусстве, – в науке наи-
более часто применяемыми методами были взаимная переписка и обмен на-
учными материалами. За годы войны канадо-советские научные связи разви-
вались главным образом в медицине, геологии и сельском хозяйстве.  
Канадские  медики  всегда  давали  высокую  оценку  деятельности  совет-
ских врачей, о чем свидетельствовал постоянный спрос на советскую меди-
цинскую  литературу.  В  ВОКС  неоднократно  поступали  запросы  канадских 
ученых, в которых они просили выслать опубликованные материалы извест-
ных  советских  медиков.  СССР  старался,  по  мере  возможности,  удовлетво-
рять эти запросы. В свою очередь из Канады в СССР в рамках обмена также 
поступала  медицинская  литература.  Например,  ВОКС  регулярно  получал 
журнал  «Канадское  медицинское  обслуживание»  и  ряд  других  изданий1.  В 
декабре 1944 г. из Канады,  по инициативе медицинского комитета Общества 
канадо-советской  дружбы,  была  получена  партия  медицинской  литературы 
для медицинской библиотеки Сталинграда2.  
В 1944 г. СССР посетила канадская делегация, представителем которой 
являлся  известный  канадский  ученый,  профессор  медицины  Пенфильд.  По-
сле ее посещения между советскими и канадскими учеными завязалась пере-
писка.  В  январе 1945г.  в  письме  к  профессору  Пенфильду  вице-президент 
медсекции ВОКСа В. Парин писал: «Вести о Вас, ожившие в памяти, столь 
приятные недавние встречи с Вами возбуждают желание укрепить дружест-
венные  связи,  установленные  за  время  Вашего  пребывания  в  Москве».  В 
СССР  стали  очень  популярными  статьи  Пенфильда  по  нейрохирургии,  фи-
                                           
1 АВПРФ. Ф.178. Оп.11. П.2. Д.9. Л.3. 
2 Там же. Оп.2. Д.158. Л.41.  

 
 
159
зиологии 
и 
эпилепсии. 
О 
полезности  обмена  медицинской 
информацией с канадскими учеными отмечали  советские медики такие, как 
академик Николай Бурденко и профессор московского медицинского инсти-
тута  Леонид  Корейша.  В  письме  к  Пенфильду  Корейша  пишет: «Ваше  вни-
мание  расцениваю  как  желание  продолжить  так  интересно  возникший  для 
русских  ученых  научный  контакт.  Сожалею,  что  не  показал  Вам,  когда  Вы 
были в Москве мой кинофильм «Травматическая эпилепсия». В нем отобра-
жена точка зрения, которой вы придерживаетесь»1. В ответ на присланный из 
Канады материал Корейша отослал часть своего научного доклада под назва-
нием  «О  роли  больших  полушарий  головного  мозга  человека  в  регуляции 
функции сердечно-сосудистой системы»2. Многочисленные контакты приве-
ли  к  тому,  что  в  январе 1945 г.  Медицинская  секция  ВОКС  выступила  с 
предложением к Академии медицины в Торонто установить научные связи с 
Академией медицинских наук и учеными СССР. Эта процедура не представ-
ляла собой особой сложности, поскольку секретарь Академии медицины, ру-
ководящий  работой  наиболее  крупных  медицинских  институтов,  одновре-
менно являлся вице-президентом медицинской секции Всесоюзного общест-
ва  Культурных  Связей  с  заграницей,  объединяющей  советских  ученых  раз-
личных  областей  медицины.  Бюро  медсекции  предлагало  свою  помощь  в 
сборе  и  отправке  медицинской  литературы  и  установлении  непосредствен-
ных личных контактов между советскими и канадскими учеными путем об-
мена научными трудами и информацией3.  
Кроме того, как показывают источники, большой интерес с обеих сторон 
проявлялся  к  обмену  опытом  в  области  геологии  и  сельского  хозяйства.  И 
здесь действительно странам было чему поучиться друг у друга. В силу гео-
графической и климатической схожести Канады и СССР можно было актив-
но использовать уже апробированные методы. 
                                           
1 Там же. Л.19.  
2 Там же.  
3 Там же. Оп. 15. Д.158. Л.1.  

 
 
160
 СССР 
прежде 
всего 
интересовали  сводные  данные  о 
результатах научно-исследовательской работы в Канаде в области сельского 
хозяйства за последние годы, вопросы селекции и семеноводства, агротехни-
ки  и  механизации  работ,  связанных  с  культивированием  яровой  и  озимой 
пшеницы, кукурузы и многолетних трав, результаты исследования по харак-
теристике почвенного покрова северных районов с приложением соответст-
вующих  характеристик,  материалы  по  освоению  тундровых,  лесотундровых 
и северо-таежных, а также торфянистых и заболоченных почв1. 
 С этими вопросами Народный Комиссариат Земледелия СССР неодно-
кратно обращался к канадскому Департаменту сельского хозяйства и получал 
ответы  на  них,  но,  естественно,  в  тех  объемах,  которые  канадская  сторона 
считала возможным преподнести. Так, например, в начале мая 1945 г. канад-
ские власти сами выступили с инициативой организовать постоянный обмен 
технической информацией в области лесоводства и борьбы с лесными пожа-
рами, а немного позже – о регулярном обмене периодическими изданиями по 
сельскому хозяйству2. Ознакомившись с этими предложениями, заместитель 
наркома земледелия Бенедиктов дал согласие 3. 
К моменту окончания Второй мировой войны Канада отправляла в Со-
ветский Союз журналы, публикуемые канадским Департаментом земледелия 
– «Агрикалчер Эброад», «Каррент Ревью», «Экономик Анналист»4. В обмен 
на указанные издания СССР высылал журналы «Агробиология», «Селекция и 
семеноводство», «Ветеринария», «Социалистическое  сельское  хозяйство», 
доклады Всесоюзной Академии сельского хозяйства имени Ленина5. 
Канаду  интересовали  вопросы  освоения  севера,  методы  изучения 
свойств мерзлой земли, информация о работе службы времени,  способы аэ-
                                           
1 Там же. Ф.99. Оп.11. П.2. Д.7. Л.4.  
2 Там же. Л.10.  
3 Там же. Л.34.  
4 Там же.  
5 Там же. Л.54–55.  

 
 
161
рофотосъемки.  В  августе 1945 г. 
Канадский 
Национальный 
Исследовательский  Совет  запросил  у  СССР  материалы  по  вопросам  вечной 
мерзлоты за последние двадцать лет, поскольку никакой советской литерату-
ры  за  это  время  в  Канаду  не  поступало1.  Но  из-за  изменившейся  политиче-
ской  ситуации  советская  сторона  не  смогла  сразу  удовлетворить  запрос.  В 
результате только к концу года институт мерзловедения им. Обручева В. А. 
АН  СССР  отослал 26 книг,  принадлежащих  перу  советских  ученых.  Среди 
них  были  такие  работы,  как  «Наледи  и  борьба  с  ними» (Чекотилло  А.  М.), 
«Канализация в условиях вечной мерзлоты» (Салтыков Н. И.) и др.2 
В области сельского хозяйства сотрудничество шло прежде всего в сфе-
ре растениеводства. В августе 1945 г. в Канаду была осуществлена отгрузка 
посадочного  и  черенкового  материала  плодово-ягодных  культур.  Были  от-
правлены по 30 яблонь трех сортов (Таежная, Китайка, Ермак), а также по 25 
кустов стелющейся и болотной смородины. В обмен на посадочный материал 
СССР желал получить из Канады новейшую научную литературу по плодо-
водству  и  виноградарству3.  И  уже 10 октября 1945 г.  канадское  посольство 
заявило о том, что 29 экземпляров книг относительно выращивания фруктов 
и винограда уже выслано их Оттавы для СССР4.  
О  том,  что  правительство  придавало  большое  значение  развитию  кон-
тактов в области сельского хозяйства, свидетельствует и тот факт, что совет-
ская  делегация,  представленная  на  Втором  Конгрессе  Общества  канадо-
советской  дружбы,  состояла  из  ученых,  представлявших  эту  отрасль:  А.И. 
Николаева, В.В. Лебеденко, А.И. Тулупникова,  Л.А. Корецкой5. 
Конгресс  проходил 17 ноября 1944 г. в  Торонто.  Вся  советская  делега-
ция возглавлялась послом СССР в Канаде Г. Н. Зарубиным. Кроме того, в ее 
                                           
1 Там же. Л.13. 
2 Там же. Л.60.  
3 Там же. Л.31. 
4 Там же. Л.41. 
5 ГАРФ. Ф.5283. Оп.15. Д.245. Л.2. 

 
 
162
состав 
вошли 
работники 
посольства  С.  Кудрявцев,  В. 
Павлов, И. Кротов и др. На открытии съезда присутствовали около 1200 че-
ловек. В своей вступительной речи председатель Рой Дэвис отметил, что ос-
новной задачей Конгресса являлось преподнесение канадскому народу прав-
дивой  информации  об  СССР,  о  его  достижениях  в  народном  хозяйстве,  а 
также о перспективных торговых связях между двумя странами. На открытии 
была продемонстрирована советская кинокартина «Радуга» по произведению 
В. Васильевой. Работа второго Конгресса проходила по секциям, то есть так 
же,  как  и  первого.  Представители  советской  делегации,  предварительно  со-
гласовав свои выступления с компетентными советскими органами и послом 
Г.Н. Зарубиным, представили свои доклады на сельскохозяйственной секции.  
Интересен тот факт, что в отчете Корецкой описывается инцидент, про-
изошедший  с  ней  во  время  посещения  Саскотунского  университета,  свиде-
тельствующий  о  противоречивом  отношение  канадского  общества  к  Совет-
скому Союзу. В частности, в университете работали два украинских ученых, 
не  принявших  советский  строй  и  покинувших  СССР.  Один  из  них,  Павли-
ченко,  обращаясь  к  Корецкой,  сказал: «Странное  дело,  американские  и  ка-
надские  ученые  готовы  отдать  все,  что  они  имеют  нового  для  Советского 
Союза и дают. А попробуют они попросить от Вас что-нибудь – никогда не 
получают»1. 
Естественно,  что  советское  правительство,  так  же,  как  и  канадское,  не 
всегда удовлетворяло просьбы, если это по каким-то причинам не было для 
него выгодно. В частности, 21 октября 1944 г. секретарь посольства А. Смит 
передал в Нарком Иностранных Дел памятную записку с просьбой о предос-
тавлении  Канаде  небольшого  количества  семян  (около 50 граммов)  много-
летней пшеницы, которая культивировалась в СССР2. В ответной ноте Нар-
ком Иностранных Дел сообщил, что из-за отсутствия этих видов пшеницы в 
                                           
1 Там же. Л.92. 
2 АВПРФ. Ф.99. Оп.11. П.2. Д.7. Л.3.  

 
 
163
производственном  размножении 
компетентные 
советские 
организации  лишены  возможности  удовлетворить  эту  просьбу  посольства1. 
Аналогичный ответ получила Канада и на просьбу продать ей Большой Со-
ветский  Атлас  Мира,  сославшись  на  отсутствие  такового  в  продаже2.  В  то 
время канадский Совет по исследованию в области социальных наук готовил 
издание  современного  Атласа  Канады  и  хотел  использовать  в  своей  работе 
советский Атлас. 
Вплоть до окончания второй мировой войны контакты между Канадой и 
СССР в области культуры и науки носили постоянный характер, что способ-
ствовало  укреплению  двусторонних  отношений  не  только  на  правительст-
венном уровне, но и на уровне общественности.  
 Проанализировав  ряд  архивных  источников,  можно  сделать  вывод  о 
том, что к окончанию военных действий отношения между Канадой и СССР 
в области культуры и науки вышли на качественно новый уровень. Примеча-
тельно, что необходимость развивать вышеуказанные отношения признавали 
правительства обеих стран, при этом цели были поставлены разные. Первым 
с такой инициативой выступил Советский Союз. Война породила небывалый 
интерес канадского общества к советскому, и, пользуясь этим, партийное ру-
ководство  прежде  всего  ставило  перед  собой  цель  распространить  в  Канаде 
как можно большее количество информации о своей стране. Отрицательным 
моментом, который отмечали канадцы, являлось то, что получаемая инфор-
мация зачастую носила пропагандистский характер с ярким идеологическим 
отпечатком. 
Несмотря на это, в военные годы сформировалась целая система связей 
в  различных  сферах  культурной  жизни.  Канадо-советские  культурные  кон-
такты были настолько широки, что затронули практически все области, в ча-
стности, музыку, живопись, литературу. Обмен научной информацией в сфе-
                                           
1 Там же. Л.7.  
2 Там же. П.2. Д.9. Л.8.  

 
 
164
ре медицины, геологии, сельского 
хозяйства 
способствовал 
внедрению  новых  методов  для  получения  лучших  результатов  на  практике. 
Сотрудничество стран в области культуры и науки благоприятно отразилось 
также и на политических и экономических отношениях двух стран. 
Выводы. В целом Вторая мировая война послужила толчком к развитию 
канадо-советских отношений. За это время наладились различные линии со-
трудничества между Оттавой и Москвой. И если в политике Канаде не уда-
лось  достичь  серьезных  успехов  (ведь  она  так  и  не  была  допущена  к  реше-
нию стратегических вопросов), то в экономике наблюдалось настоящее «чу-
до». 
 Сотрудничество с Великобританией и США позволило Канаде развить 
индустриальный потенциал страны, создать новые передовые хозяйственные 
отрасли,  укрепить  позиции  канадского  капитала  на  внутреннем  и  внешнем 
рынках. Как представитель внешнего рынка СССР был очень выгодным эко-
номическим партнером. К тому же находясь вместе в антигитлеровской коа-
лиции,  обе  страны  были  объединены  первоочередной  целью  борьбы  с  фа-
шизмом.  За  период  с 1941 по 1945 гг.  между  странами  наладились  прежде 
всего  экономические  отношения.  Это  было  продиктовано  необходимостью 
помощи стран друг другу.  
Укреплению  экономических  отношений  способствовало  развитие  куль-
турных и научных связей. Канадская общественность стала больше доверять 
своему союзнику, благодаря чему население охотно делало пожертвования в 
фонды помощи России. Но основной вклад Канады в победу над фашизмом 
был связан с поставками вооружения, стратегических сырьевых материалов и 
продовольствия  странам  антигитлеровской  коалиции  и  прежде  всего – Со-
ветскому Союзу. 
В отношениях между Канадой и СССР существовало не мало политиче-
ских  разногласий,  которые  негативно  сказывались  на  двустороннем  эконо-
мическом,  культурном  и  научном  сотрудничестве.  Кроме  того,  стремление 
правящих  канадских  кругов  укрепить  связи  внутри  «атлантического  тре-

 
 
165
угольника» 
усилило 
эконо-
мическую  интеграцию  Канады  и 
США.  К  концу  войны  американские  капиталовложения  в  Канаде  увеличи-
лись на 1 млрд. долларов, более чем вдвое превзойдя размер британских ин-
вестиций. В связи с этим Советский Союз обвинял канадское руководство в 
марионеточном поведении. 
Несмотря на укрепившуюся экономику, международный престиж и ока-
зываемую  экономическую  помощь,  официальная  Москва  продолжала  вос-
принимать Канаду не как самостоятельное государство, а как доминион Ве-
ликобритании  и  страну,  попавшую  под  власть  американского  капитала.  От-
сюда возникало множество различного рода трудностей, особенно с оконча-
нием военных действий и началом холодной войны, когда канадо-советские 
экономические отношения практически были свернуты. 

 
 
166
ГЛАВА III. КАНАДО-
СОВЕТСКИЕ  ОТНОШЕНИЯ  В 
РАННИЙ ПЕРИОД ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ 
III.1. Влияние «дела Гузенко» на осложнение двусторонних 
отношений 
Похолодание  в  канадо-советских  отношениях  почувствовалось  еще  до 
окончания Второй мировой войны. Но как и почему так случилось, что нала-
женные  в  рамках  антигитлеровской  коалиции  отношения  между  Канадой  и 
СССР  были  свернуты  практически  сразу  после  завершения  военных  дейст-
вий?  Чтобы  ответить  на  этот  вопрос  необходимо  проанализировать  общую 
международную обстановку тех лет. 
Причины  конфронтации  следует  искать  прежде  всего  в  самой  логике 
существования  советского  государства.  Советские  руководители  следовали 
типично  марксистскому  анализу,  исходя  из  которого  советско-западные  со-
юзнические отношения не могли не иметь временного, преходящего характе-
ра, а последующее их жесткое противостояние, наоборот, было неизбежным 
по самой природе классово разделенного мира. 
 После  окончания  войны  в  глобальном  измерении  международных  от-
ношений  на  первый  план  вышли  факторы  цивилизационно-формационных 
противоречий  и  различий,  начало  которым  положил  еще 1917 год.  Глубин-
ные  изменения  в  распределении  ролей  великих  держав  на  международной 
арене со всей очевидностью обозначившиеся после разгрома блока фашист-
ских агрессоров и исчезновения общего врага, а также коренные различия в 
социально-политическом и экономическом строе, системе ценностей и идео-
логии тогдашнего Советского Союза, с одной стороны и Запада – с другой, 
стали главными факторами раскола союза держав победительниц и перехода 
к противостоянию Восток-Запад, получившего в западной журналистике на-
именование «холодная война». 

 
 
167
В  политическом  плане  это 
проявилось 
в 
нарастающем 
обострении и ухудшении отношений между СССР и его вновь обретенными 
союзниками  в  странах  Центральной  и  Юго-Восточной  Европы  и  противо-
стоящими  им  США  и  их  союзниками.  Начался  новый  этап  политической, 
идеологической и общественной конфронтации двух антагонистических сис-
тем – капиталистической и социалистической. Таким образом, холодная вой-
на была не чем иным, как давно запрограммированной активной фазой неот-
вратимой борьбы «двух систем». 
Исходя из этого, в последнее время появляется все больше сторонников 
теории, согласно которой истоки холодной войны следует искать еще в 1917 
г., когда началось противостояние, развивающееся, преимущественно, по ли-
нии классового, социально-политического размежевания. По мнению одного 
из ее сторонников Д. Г. Наджафова, «за несколько десятилетий мирного со-
существования двух систем (иначе говоря – отсрочки их решительного воен-
ного  столкновения)  марксистко-ленинская  мысль  так  и  не  поднялась  выше 
вывода  о  «мирном  сосуществовании»  как  специфической  формы  классовой 
борьбы между социализмом и капитализмом в мировом масштабе»1. Другой 
ученый,  Р.  Пайпс,  считает,  что  марксистская  идеология,  стратегически  рас-
сматривающая мирное сосуществование временным явлением, сама по себе и 
являлась  основным  источником  международной  напряженности2.  Следова-
тельно,  идеологическая  несовместимость  двух  систем  была  подосновой 
структурных противоречий холодной войны. 
Эта  несовместимость  проявлялась  и  в  ходе  Второй  мировой,  когда  Со-
ветский Союз и страны Запада (в том числе и Канада) оказались в одной коа-
лиции, противостоящей Германии и ее партнерам по Оси. Но следует отме-
тить, что СССР явился единственной страной, которая за время войны побы-
вала  в  союзнических  отношениях  с  обоими  враждующими  блоками.  Такая 
                                           
1 Наджафов Д.Г. К вопросу о генезисе холодной войны // Холодная война 1945–1963 гг. Историческая 
ретроспектива / Отв. ред. Егорова Н.И. – М., 2003. С. 70. 
2 Московские новости. – 1998. № 21. 

 
 
168
двойственная политика советского 
руководства 
обосновывалась 
четкими классовыми мотивами. В заявлении Г. М. Маленкова, прозвучавшем 
на первом совещании Коминформа в сентябре 1947г., четко были определе-
ны приоритеты внешней политики СССР в годы войны. Он говорил: «Муд-
рая сталинская внешняя политика советского государства как перед войной, 
так  и  в  ходе  войны  позволила  нам  правильно  использовать  противоречия 
внутри  лагеря  империализма,  и  это  было  одним  из  важных  условий  нашей 
победы в войне»1. 
Таким  образом,  исходя  из  самой  теории  Ленина  о  немыслимости  дли-
тельного сосуществования двух систем, которой Сталин четко придерживал-
ся, мы можем утверждать, что для советского руководства улучшение отно-
шений со странами Запада было вынужденным и временным явлением. Чем 
ближе был конец войны, тем явственнее проявлялось стремление сталинско-
го руководства к действиям, не учитывающим ни ранее согласованные меж-
союзнические  решения,  ни  интересы  западных  партнеров  по  коалиции.  Как 
отмечает исследователь В.О. Печатнов, уже летом- осенью 1945-го г. проис-
ходит постепенное изменение тона советской пропаганды, руководители ко-
торой  на  служебных  совещаниях  призывают  пропагандистский  актив  вновь 
обострить идеологическую борьбу2. Советским людям опять начинают напо-
минать о капиталистическом окружении, реакционных тенденциях в полити-
ке Запада и необходимости борьбы с ними3. Более идеологизированной и на-
пористой  становится  и  внешняя  пропаганда,  особенно  после  принятия  сен-
тябрьского постановления ЦК «Об усилении советской пропаганды за рубе-
жом».  Холодная  война  стала  естественным  продолжением  второй  мировой, 
поскольку главные противоречия остались нерешенными. 
                                           
1 Совещания Коминформа. 1947, 1948, 1949. Документы и материалы. – М., 1998. С.81. 
2 Печатнов В.О. От союза – к вражде (советско-американские отношения в 1945–1946гг) // Холодная 
война 1945–1963гг. С.48. 
3 Материалы 26 съезда КПСС. – М., 1981. С.13, 29. 

 
 
169
Выступая 
перед 
избирателями накануне выборов в 
Верховный  Совет  СССР 9 февраля 1946 года,  Сталин  четко  определил  ос-
новные приоритеты внешней политики своего государства1. Понимая значи-
мость выступления, с большим интересом ожидаемого и в СССР, и за рубе-
жом, Сталин построил его так, чтобы оно прежде всего вселяло уверенность 
советскому народу в его силах, в правильности намеченных партией целей и 
проводимого  курса.  Одновременно  ставилась  задача  показать  всему  миру 
возросшую мощь советского государства, его несокрушимость. Центральное 
место в речи заняли вопросы, раскрывающие сталинское понимание причин 
и  итогов  минувшей  войны,  усиления  международного  авторитета  СССР,  а 
также планов дальнейшего развития страны. По его мнению, вторая мировая 
война  не  была  случайной  и  не  возникла  в  результате  ошибок  политических 
лидеров.  Война  произошла, «как  неизбежный  результат  развития  мировых 
экономических и политических сил на базе современного монополистическо-
го  капитала»2.  Причины  войны  кроются  в  борьбе  за  сферы  влияния,  сырье, 
рынки  сбыта  и  как  следствие,  происходит  кризис  капиталистической  систе-
мы мирового хозяйства. Его вывод был традиционен: при сохранении таких 
условий  военные  катастрофы  неизбежны.  По  мнению  Сталина,  война  опро-
кинула «беспочвенные и смехотворные заявления зарубежных авторов, под-
вергавших сомнению силу Красной Армии, ее моральное состояние и техни-
ческое  оснащение»3.  Он  также  подчеркнул  особую  важность  массового 
строительства  научно-исследовательских  институтов,  ибо  «если  окажем 
должную  помощь  нашим  ученым,  они  сумеют  не  только  догнать,  но  и  пре-
взойти в ближайшее время достижения науки за пределами нашей страны». 
Никогда  раньше  он  так  не  высказывался.  Это  еще  раз  свидетельствовало  о 
                                           
1 Сталин И.В. Речи на предвыборных собраниях избирателей Сталинского округа г. Москвы 11 де-
кабря 1937г. и 9 февраля 1946г. – М., 1947. – С.12–29. 
2 Холловэй Д. Сталин и бомба. – Новосибирск, 1997. С.204. 
3 Сталин И. В. Указ. соч. С.12–29. 

 
 
170
том,  сколь  важное  место  в  жизни 
советского общества уже в начале 
1946 г. занимала атомная проблема.  
Западные  политики  и  значительная  часть  общественности  восприняли 
речь  Сталина  настороженно.  Их  мало  беспокоили  внутренние  трудности 
СССР, о которых Сталин вообще умолчал, но в то же время удивляло и тре-
вожило, что, вопреки этим серьезным трудностям, Москва упорно закрепля-
ется  в  странах  Восточной  Европы,  готовит  их  к  советизации.  В  предвыбор-
ной  речи  генералиссимуса  Запад  увидел  претензии  Кремля  на  лидерство  в 
мировом масштабе и призыв к усилению вооруженной мощи СССР, включая 
создание советской атомной бомбы1. 
Вообще атомная проблема стала одной из основных на протяжении все-
го периода холодной войны. Особую остроту она приобрела в 1945 году, ко-
гда  США  имели  монополию  на  атомное  оружие.  Именно  тогда  канадо-
советские отношения, до этого находившиеся на периферии международных 
контактов, выступили на первый план в мировом масштабе. 
5 сентября 1945 г. из советского посольства в Оттаве бежал шифроваль-
щик  резедентуры  ГРУ  Игорь  Гузенко,  работавший  под  непосредственным 
началом военного атташе СССР в Канаде полковника Николая Заботина, ко-
торый, в свою очередь, являлся руководителем советской военной разведки в 
Канаде. Гузенко передал в руки Королевской канадской конной полиции бо-
лее  ста  документов,  содержащих  секретную  переписку  между  Заботиным, 
канадскими гражданами, предоставляющими ему ту или иную информацию 
и  Центром  в  Москве.  Эти  документы  всесторонне  раскрывали  деятельность 
советской  военной  разведки  в  Канаде  и  по  своему  значению  и  ценности  не 
имели  себе  равных  в  истории  предательств  перебежчиков.  Список  агентов 
включал многих известных в Канаде и за ее пределами людей – в частности, 
членов  канадского  парламента,  ученых-атомщиков,  руководящих  деятелей 
                                           
1 Советское общество: будни холодной войны /Отв. ред. Лельчук В. С. – М.–Арзамас, 2000. С. 34.  

 
 
171
компартии  и  некоторых  лиц  в 
США  и  Великобритании.  За 
предоставленную  информацию  Гузенко  просил  политического  убежища  в 
Канаде. 
Как вспоминает генерал-лейтенант Михаил Мильштейн, непосредствен-
ный  участник  тех  событий,  в  то  время  занимавший  пост  зам.  начальника 
Первого управления военно-стратегической разведки в США, Канаде и Мек-
сике: «Гузенко  удалось  это  прежде  всего  в  силу  недопустимой  беспечности 
военного атташе СССР в Канаде полковника Заботина и его трех помощни-
ков - полковника Мотинова, майора Рогова и майора Соколова. Они полно-
стью доверили Гузенко хранение и уничтожение всей своей переписки. А он 
снимал копии с документов, которые требовали хранения, собирал и хранил 
в надежном месте с 1943 по 1945гг. те, что подлежали уничтожению. Моти-
нов и Рогов – вопреки конспирации, стали заводить подробные личные дела 
на всех, с кем они работали или кого разрабатывали»1. 
Как отмечают многочисленные канадские источники, Гузенко в течение 
двух дней пытался предложить документы в различные инстанции, начиная с 
редакции  газеты  «Оттава  Джорнал»  и  заканчивая  министерством  юстиции, 
но  по  его  словам  (Гузенко)  информации  не  оказали  должного  внимания2. 
Министр  юстиции  Сен-Лоран  позже  вспоминал: «Я  не  мог  разговаривать  с 
должностным  лицом  дружественного  посольства,  рассказывающего  подоб-
ные истории. Поэтому он все письменно описал моему секретарю»3.  
На  самом  деле  о  предательстве  шифровальщика  и  наличии  у  него  ин-
формации  о  существующем  в  Канаде  шпионаже,  действующем  в  пользу 
СССР,  стало  сразу  известно  и  соответствующим  канадским  спецслужбам,  и 
самому премьер-министру М. Кингу. В своем дневнике он сделал запись, что 
6 сентября, до начала парламентских слушаний, к нему явились член прави-
                                           
1 Мильштейн М. Новые документы о предательстве века. Побег Гузенко // Совершенно секретно. – 
1995. №3. С. 24.  
2 Creighton D. The forked road Canada 1939–1957. – Ottawa, 1976. P 110. 
3 Canada in world affairs. From Normandy to Paris… P.299. 

 
 
172
тельства 
и 
помощник 
по 
международным 
делам 
Н. 
Робертсон  и  сотрудник  канадского  министерства  иностранных  дел  Х.  Ронг. 
Робертсон сообщил Кингу о том, что произошла «чудовищная вещь, сулящая 
непредсказуемые  последствия  и  касающаяся  Канады,  США  и  Великобрита-
нии: из советского посольства бежал человек, готовый с помощью докумен-
тов доказать, что русские – настоящие враги»1.  
Несмотря  на  то,  что  Н.  Робертсон  и  Х.  Ронг  предложили  премьер-
министру обнародовать эти документы в парламенте, М. Кинг предпочел не 
разглашать  информацию,  пока  тщательно  не  будут  изучены  все  материалы 
дела.  По  мнению  главы  правительства,  если  материалы,  полученные  СССР, 
не  представляли  особой  секретности,  то  дело  должно  закончиться  сухими 
политическими обвинениями. Но если информация серьезная, это могло вы-
звать нежелательный скандал накануне очередного раунда встреч Совета ми-
нистров  иностранных  дел  в  Лондоне.  Канадо-советский  дипломатический 
инцидент  мог  расстроить  эти  переговоры,  что было  крайне  нежелательным. 
Такое  поведение  Кинга  полностью  соответствовало  его  характеру  осторож-
ного  политика.  Главное,  по  его  мнению,  ни  в  коем  случае  не  дать  вовлечь 
Канаду в осложнение отношений с СССР. Как отмечает И.А. Аггеева, перво-
начальная  реакция  Кинга  была  реакцией  представителя  старой  канадской 
элиты, кровно связанной с Великобританией, чрезвычайно осторожной в ме-
ждународных делах. В какой-то степени в этом проявился синдром перифе-
рийной державы2.  
Но растерянность премьер-министра длилась всего несколько дней. Это-
го  времени  было  достаточно  для  того,  чтобы  оценить  важность  произошед-
шего  и  повернуть  ход  расследования  дела  в  свою  пользу.  Отсюда  вытекал 
важный положительный момент в целом для страны. Ведь этот международ-
ный инцидент поставил Канаду на одну ступень с ее естественными партне-
                                           
1 Цит. по: Аггеева И.А. Канада и начало холодной войны: «дело Гузенко» в советско- канадских от-
ношениях // Холодная война 1945–1963гг. С. 372.  
2 Там же.  

 
 
173
рами – Великобританией  и  США. 
По  мере  того,  как  развивалось 
«дело Гузенко», решения принимались только после согласования руководи-
телей трех стран, при этом Канада в большинстве случаев проявляла инициа-
тиву.  Так,  Кинг  лично  предпринимал  неоднократные  поездки  в  США  и  Ве-
ликобританию, где в течение пяти месяцев в процессе многочисленных сек-
ретных переговоров на высшем уровне принимались решения, каким образом 
лучше использовать полученные материалы. 
Но какова же была реакция Советского Союза? Прежде всего СССР на-
деялся на быстрое и безболезненное разрешение вопроса. Практически сразу 
же после инцидента советское посольство уведомило канадские власти о том, 
что  из  посольства  бежал  сотрудник  Гузенко,  укравший  государственные 
деньги. Посольство жаловалось на грубое поведение канадских полицейских 
по  отношению  к  советским  сотрудникам,  проникшим  в  квартиру  беглеца. 
Далее  говорилось: «Посольство  Советского  Союза  …просит  правительство 
Канады задержать его и его жену и без всякого суда передать их посольству 
для депортации в Советский Союз»1. На это канадские власти сообщили, что 
им  неизвестно  о  месте  пребывания  Гузенко,  хотя  в  то  время  он  находился 
под охраной канадских спецслужб. 
В  рассекреченных  материалах  АВПРФ  находятся  дневники  советского 
посла в Канаде Г. Н. Зарубина, в которых содержится запись его беседы с М. 
Кингом от 10 сентября 1945г. Как отмечает Зарубин, «Кинг жаловался на ус-
талость и большую загруженность, так как, помимо всяких внешних дел, он 
очень  занят  разрешением  больших  внутренних  вопросов»2.  В  ходе  встречи 
«дело Гузенко» не обсуждалось, что разбило надежды советской стороны на 
возможность его разрешения без особой огласки. 
В  Москве  Сталин  потребовал  от  начальника  ГРУ  и  Берия  подробного 
доклада  и  плана  мероприятий  по  ликвидации  последствий  канадского  дела. 
                                           
1 Там же. С.373.  
2 АВПРФ. Ф.099. Оп.17. П.7. Д.4. Л31. 

 
 
174
Он  запретил  предпринимать  что-
либо  против  Гузенко,  сказав, 
примерно,  следующее: «Война  успешно  закончена.  Все  восхищены  дейст-
виями Советского Союза. Что же о нас скажут, если мы пойдем на это. Надо 
во всем разобраться и назначить авторитетную комиссию. Пусть ее возглавит 
Маленков»1.  В  комиссию  также  вошли  Берия,  Абакумов,  Кузнецов,  Мерку-
лов. Секретарем назначили помощника Берия - Мамулова. Комиссия заседа-
ла почти ежедневно с 12 часов и до поздней ночи в кабинете Берия на Лубян-
ке. 
Позже зам. начальника Первого управления военно-стратегической раз-
ведки в США, Канаде и Мексике М. Мильштейн вспоминал о своих подозре-
ниях по поводу Гузенко, высказанных им еще в 1944 г., когда он предпринял 
поездку в Канаду в качестве старшего дипкурьера под фамилией Мильский. 
Как оказалось позже, эти заявления спасли его от ареста. В его воспоминани-
ях мы читаем: «Когда комиссия начала свою работу меня вызвали на допрос 
в первый же день. С каким чувством я направлялся туда, догадаться нетруд-
но. Берия хлестал меня вопросами как кнутом. Все началось с моей поездки в 
1944  г.  Кому  сказал  о  своих  подозрениях?  Кому  еще  говорил?  Почему  не 
пришел  к  нам?  Я  сообщил,  что  докладывал  своему  начальству.  Кузнецов 
подтвердил. Комиссия продолжала работать, и меня чуть ли не каждый день 
вызывали в самое разное время и днем и ночью»2.  
Прежде всего СССР был обеспокоен тем, что канадское дело могло на-
нести большой ущерб советской разведке в целом. В срочном порядке нача-
лись отзывы сотрудников, на которых упала хоть малейшая тень подозрения. 
Недаром В. Г. Павлов, официально исполнявший обязанности второго секре-
таря советского посольства в Канаде, а на самом деле резидент внешней раз-
ведки, возглавлявший посольскую службу НКВД и проводивший тотальную 
слежку  за  всеми  советскими  гражданами,  находившимися  в  Канаде,  преду-
                                           
1 Мильштейн М. Указ. соч. С.25.  
2 Там же.  

 
 
175
преждал  В.  М.  Зарубина  о 
возможных 
неприятных 
последствиях этого предательства для всей советской разведывательной дея-
тельности на Американском континенте1.  
Из  документов,  предоставленных  Гузенко  канадским  властям,  четко 
прослеживались  интересы  советской  военной  разведки,  методы  вербовки 
агентов,  их  мотивация  работы  на  СССР.  Особый  интерес  СССР  проявлял  к 
атомной проблеме. Но тот факт,  что получение  информации о разработке  и 
создании  атомного  оружия  стало  одним  из  приоритетных  направлений  дея-
тельности  советских  разведывательных  служб,  отнюдь  не  означал  того,  что 
агентуры  не  занимались  ничем  другим.  Несмотря  на  ряд  неблагоприятных 
обстоятельств,  одним  их  которых  было  «дело  Гузенко»,  советское  разведы-
вательное  сообщество  по-прежнему  активно  осуществляло  сбор  политиче-
ской,  военной,  экономической  и  научно-технической  информации.  Еще  в 
1941году,  инструктируя  перед  отъездом  в  США  нового  резидента  НКГБ  В. 
М. Зарубина, Сталин лично сформулировал задачи, среди которых была сле-
дующая: «Добывать информацию о секретной новейшей технике, созданной 
в  США,  Англии  и  Канаде»2.  Кроме  того,  сбором  различной  политической, 
военной,  экономической  и  научно-технической  информации  должны  были 
заниматься все советские специалисты независимо от того, являлись они со-
трудниками разведывательных служб или нет. 
В подтверждение этому можно привести выступление В.М. Молотова в 
1948 г., в котором он сравнивал советских и западных дипломатов. «Буржу-
азные дипломаты, – говорил он, – это исключительно разведчики и диверсан-
ты,  которые  занимаются  всякими  грязными  делами,  внешне  обставляя  дело 
                                           
1 Павлов В.Г. Операция «Снег». – М., 1996. С.73. 
2 Цит. по: Позняков В.В. Тайная война Иосифа Сталина: советские разведывательные службы в Со-
единенных  Штатах  накануне  и  в  начале  холодной  войны, 1943-1953 // Сталин  и  холодная  война / Отв. 
ред..Чубарьян. А.О. –М., 1998. С.148.  

 
 
176
так,  как  если  бы  не  вели  никакой 
тайной 
работы»1. 
Подобные 
характеристики  Молотов  применял  и  к  советским  дипломатам,  но  уже  со 
знаком плюс. «Советские дипломаты, – говорил он, – должны быть полити-
ческими разведчиками. Кто не понимает этого – ничтожество, а не дипломат. 
Работа  советских  дипломатов  за  границей – это  прежде  всего  политическая 
разведка, ставящая перед собой цель выведать слабые стороны у противника. 
В этом случае он – настоящий большевик, понимает свои обязанности»2. 
Отсюда, вытекает вопрос: каковы же были мотивы предательства Гузен-
ко? В зарубежной историографии его поступок зачастую оценивают положи-
тельно,  при  этом  называют  человеком,  не  побоявшимся  переломить  ситуа-
цию,  человеком,  начавшим  холодную войну.  Например,  Л.  Коллинс,  изучая 
канадо-советские  отношения  в  период  холодной  войны,  пришел  к  мнению, 
что  «дело  Гузенко»  послужило  катализатором  в  развитии  системы  отноше-
ний, характерных для холодной войны3.  
Для  Гузенко,  готовившегося  к  побегу  довольно  долго,  это  оставалось 
вопросом времени. Но почему его предательство случилось именно сразу по-
сле  окончания  войны?  На  этот  вопрос  нет  точного  ответа.  Если  рассматри-
вать личные соображения, то на первый план выступает нежелание Гузенко 
вновь возвращаться в СССР. Еще в сентябре 1944 г. советской стороной было 
принято решение об отзыве шифровальщика. Но, по просьбе полковника За-
ботина, это требование выполнено не было. В августе 1945 г. начальник ГРУ 
генерал-полковник Ф. Кузнецов отправил телеграмму с категорическим при-
казом  немедленно  отправить  Гузенко  и  его  семью  в  Москву,  поскольку  на 
его счет существовали определенные подозрения4. Это и стало ошибкой Мо-
сквы,  так  как  телеграмму  принял  сам  Гузенко.  Поэтому  вполне  логично 
                                           
1  Цит.  по:  Наджафов  Д.Г.  Сталинский  агитпром  в  холодной  войне // Сталин  и  холодная  война… 
С.216. 
2 Там же. 
3 Collins L.D. Canadian-Soviet relations during the Cold war // Canadian- Soviet relation, 1939–1980 / Ed. 
by A. Balawyder. –Oakville, 1981. P.16.  
4 Мильштейн М. Указ. соч. С.24.  

 
 
177
предположить,  что  для  него 
самого  это  был  единственный  и 
последний  шанс  остаться  на  Западе.  Сам  Гузенко,  объясняя  свой  поступок, 
сказал: «Работая  в  течение  двух  лет  в  посольстве,  мне  нравилась  канадская 
свобода.  К  тому  же  из-за  помощи,  которую  Канада  оказывала  советскому 
союзнику,  я  чувствовал,  что  был  обязан  сделать  это…Это  состояние  было 
невыносимо»1.  
Но существует и другое мнение. Его, в частности, придерживается раз-
ведчик В. Г. Павлов. Он критически относится к тому, что Гузенко самостоя-
тельно  принял  решение.  Сопоставляя  этот  случай  с  многочисленными  при-
мерами  активных  попыток  западных  спецслужб,  в  первую  очередь  ЦРУ, 
склонить к бегству именно советских шифровальщиков, Павлов считает, что 
Гузенко  был  ими  завербован.  В  связи  с  этим  разведчик  приводит  данные 
американского юриста У. Шеппа, обнародованные Канадиен Пресс в 1978 г., 
о том, что деятельность ЦРУ в Канаде «сопровождается подкупами и шанта-
жом, стремлением манипулировать мнением канадцев и направлять развитие 
событий в угодном для США направлении»2. Поэтому трудно отделаться от 
мысли о вполне реальном участии американской разведки в инспирации бег-
ства Гузенко. Тем более, что на сегодняшний день твердо установлено: в ши-
роком пропагандистском использовании «дела Гузенко» против СССР глав-
ная  роль  принадлежала  именно  ЦРУ.  Определенно  это  мнение  имеет  свою 
логику,  поскольку  ведущей  идеей  внешней  политики  США,  противостояв-
ших СССР, стала борьба против «красной опасности». 
Документы,  переданные  Гузенко  Канаде,  подверглись  тщательной  экс-
пертизе,  для  того  чтобы  установить  их  достоверность.  Канадские  власти  не 
исключали,  что  некоторые  из  многочисленных  приписок,  находящихся  на 
документах, были сделаны уже позже самим Гузенко. В результате не все из 
них были использованы в качестве неопровержимых улик. Помимо письмен-
                                           
1 Цит. по: Canada in world affairs. From Normandy to Paris… P.301. 
2 Павлов В.Г. Указ. соч. С.74. 

 
 
178
ных  доказательств,  перебежчик 
предоставил  много  информации  в 
устной  форме,  что  позволило  канадским  спецслужбам  установить  более  це-
лостную картину масштабов советского шпионажа. 
Выяснилось,  что  Гузенко  к  побегу  готовился  довольно  долго.  По  его 
собственному  утверждению,  он  выкрал  только  самые  важные  документы, 
ведь  именно  он  имел  к  ним  прямое  отношение,  поскольку  являлся  шифро-
вальщиком  советского  посольства.  Переданные  материалы  датировались  не 
ранее 1944 г., и лишь в некоторых из них имелись ссылки на 1942г. Это сви-
детельствует о том, что в 1942 г. еще не было широкой разведывательной се-
ти  в  Канаде.  Хотя  из  мемуаров  резидента  внешней  разведки  В.  Г.  Павлова, 
под  прикрытием  работавшего  в  советском  посольстве  в  Оттаве,  видно,  что 
советская  разведка  приступила  к  своей  деятельности  еще  до  прибытия  пер-
вой  миссии  в  Оттаву  в 1942году.  Он  пишет: «Мое  положение  зав.  консуль-
ским отделом создавало благоприятные возможности для развертывания ра-
боты  резедентуры.  Ряд  лиц,  представлявшихся  мне  наиболее  обещающими 
источниками информации, был уже перехвачен моими военными соседями – 
работниками резедентуры ГРУ, получившими конкретную помощь от своих 
товарищей в США и из Центра»1.  
Похищенные  бумаги  и  устные  показания  Гузенко  позволили  выявить 
двадцать  шесть  фамилий  осведомителей,  из  которых  восемнадцать  человек 
были  канадцами,  а  также  несколько  американцев  и  англичан,  и  даже  совет-
ского агента в Швейцарии. Все они упоминались под конспиративными име-
нами. Сама Канада называлась «Лесовия», «Корпорацией» называли компар-
тии зарубежных стран, «дубок» означал конспиративную квартиру, военный 
атташе Н. Заботин проходил как «Грант» и тыс.долл.2 
Были названы такие имена как, Г. Лунан – член Рабочей Прогрессивной 
партии,  Р.  Д.  Смит  и  Н.  Мазерелл – работники  Национального  исследова-
                                           
1 Там же. С.69. 
2 Аггеева И.А. Указ. соч. С.375.  

 
 
179
тельского  совета  Канады,  И. 
Холперин – профессор 
математики из университета Куинз. Был разоблачен британский физик Аллан 
Н. Мэй за участие в атомном шпионаже в пользу СССР. Именно ему удалось 
передать  в  Советский  Союз  платиновую  фольгу  с 162 микрограммами  ура-
ниума 233 в  виде  окиси  в  тонкой  пленке1.  Это  была  большая  победа  совет-
ской разведки, поскольку главной целью ее работы в конце войны было по-
лучение  любой  информации  об  атомном  оружии,  в  производстве  которого 
Канада  принимала  участие  наряду  с  США  и  Великобританией.  Ведь  на  по-
строенном в Канаде заводе в Чок Ривер канадцы производили обогащенный 
уран, который использовали американцы для создания атомной бомбы.  
Кроме  того,  большинство  агентов  были  членами  коммунистических 
партий  Канады,  США  и  Великобритании.  Именно  они  были  главными  про-
водниками  разведывательной  деятельности,  поскольку  находились  в  посто-
янном контакте  с  Центром.  В похищенных документах содержалась запись, 
уличающая  в  шпионской  деятельности  члена  канадского  парламента  от  Ра-
бочей Прогрессивной партии Фрэда Роуза. Помимо этого, активно сотрудни-
чал  с  СССР  и  другой  видный  канадский  коммунист  Сэм  Карр.  Он  должен 
был  налаживать  контакты  в  министерстве  обороны,  военно-воздушном  и 
морском департаментах2.  
Таким  образом,  выданные  Гузенко  документы,  устная  информация  и 
шифровки нанесли довольно серьезный ущерб советской разведке и прести-
жу  СССР  в  целом.  Москва  была  вынуждена  приостановить  работу  и  даже 
отозвать некоторых внешних резидентов. 
Как отмечает И. А. Аггеева, в контексте ранней истории холодной вой-
ны интерес представляют масштабы,  формы и цели использования разобла-
чений  Гузенко  в  Канаде,  США  и  Великобритании.  Последовавшие  события 
находились в прямой зависимости от развития острого противостояния и со-
                                           
1 Whitaker R., Marcuse G. Cold war Canada: The making of a National Insecurity State 1945–1957. – To-
ronto, 1994. P. 34–110. 
2 Canada in world affairs. From Normandy to Paris… P.300; Creighton D. Op. cit. P.302. 

 
 
180
перничества  за  сферы  влияния  с 
СССР  в  ходе  послевоенного 
урегулирования и дебатов о возможном международном контроле над атом-
ным оружием, а также внутриполитических интересов правительств соответ-
ствующих  стран.  По  сути  дела,  сделанный  Западом  жесткий  выбор  в  «деле 
Гузенко»  облегчил  разрыв  и  без  того  осложнившихся  партнерских  отноше-
ний  бывших  союзников  по  антигитлеровской  коалиции.  Возобладал  вектор 
холодной войны и военного и политического противостояния1.  
После  пяти  месяцев  неразглашения  канадские,  американские  и  англий-
ские власти решили использовать «дело Гузенко» в своих целях, придав ре-
зультаты  расследования  широкой  огласке.  Руководители  стран  «атлантиче-
ского треугольника» планировали начать это якобы с неофициальной утечки 
информации.  Это  должно  было  позволить  провести  открытое  официальное 
расследование,  результаты  которого  можно  было  представить  как  тайные 
подрывные действия Советского Союза,  направленные против Запада. И уже 
4 февраля 1946г. американский журналист Дрю Пирсон выступил по радио с 
заявлением о существовании гигантской сети шпионажа в Канаде и США в 
пользу  СССР.  Пирсон  обвинял  в  двуличии  и  подрывной  деятельности  не-
большую милитаристскую группу, непосредственно связанную с советскими 
властями, которая хотела занять не только Иран, Турцию и Балканы, но и по-
лучить  возможность  доминировать  над  другими  областями  мира2.  Особый 
акцент корреспондент делал на цели советского шпионажа, направленные на 
получение информации по атомной бомбе и распространению коммунизма в 
странах  Запада.  Этим  выступлением  было  положено  начало  нового  публич-
ного этапа в «деле Гузенко», этапа открытого, но еще осторожного противо-
стояния Восток- Запад. 
Попытаемся  восстановить  хронику  событий.  Итак, 5 февраля 1946г. 
премьер-министр сообщил кабинету о «деле Гузенко» и зачитал приказ о на-
                                           
1 Аггеева И.А. Указ. соч. С.382. 
2 Whitaker R., Marcuse G. Op. cit. P.21. 

 
 
181
значении  королевской  комиссии 
для  расследования  этого  дела  под 
руководством верховных судей Р. Тачеро и Л. Келлок. До 13 февраля комис-
сия заседала при закрытых дверях, а суды, начавшиеся в 1945 г., продолжа-
лись до 1949г1. 
Спустя десять дней после начала работы комиссии, а точнее, 15 февраля, 
М. Кинг сделал первое публичное заявление. Премьер-министр сообщал сле-
дующее: «На  основании  безусловно  достоверных  сообщений,  полученных 
канадским  правительством,  установлено,  что  имело  место  разглашение  сек-
ретных и конфиденциальных сведений лицам, не имеющим права доступа к 
этим  сведения,  в  том  числе  некоторым  сотрудникам  иностранной  миссии  в 
Оттаве»2. В тот же день к Кингу был приглашен советский поверенный в де-
лах Н. Белохвостиков, которому вручили текст заявления и дали понять, что 
упоминание в заявлении некоторых сотрудников иностранной миссии отно-
сится  к  сотрудникам  советского  посольства  в  Оттаве.  Сопровождавший  Бе-
лохвостикова  второй  секретарь  В.  Павлов  позже  вспоминал: «Премьер-
министр объяснил, что его правительство не желает ничем омрачать канадо-
советские отношения, но вся пресса выступила с обвинениями в адрес ряда 
сотрудников посольства, и он не видит иного пути, как удовлетворить требо-
вания  общественности  и  объявить  о  нежелании  дальнейшего  пребывания  в 
Канаде этих лиц. Он назвал меня, моего шифровальщика и еще двух дипло-
матов,  сотрудничавших  по  утверждению  Гузенко,  с  нашей  военной  развед-
кой.  Канадские  власти  ожидают  нашего  отъезда  в  течение 48 часов.  После 
наших требований Кинг согласился на неделю»3. Интересен аналогичный до-
кумент, адресованный премьер-министром в Москву Уилгрессу. В нем Кинг 
пишет: «Сопровождавший Белохвостикова Виталий Павлов сказал, что заяв-
                                           
1 Canada in world affairs. From Normandy to Paris… P. 300; Creighton D. Op. cit. P.303. 
2 Press release of Department of External Affairs. – Ottawa, 15.02.1946 // DCER. Vol. 12. (1946) / Ed. by 
Donald M. Page. – Ottawa, 1977. № 1245. P.2040. 
3 Павлов В.Г. Указ. соч. С.84. 

 
 
182
ление  стало  большим  сюрпризом 
для  него,  и  что  он  впервые 
проинформирует об этом свое правительство»1. Механизм был запущен. 
Советская сторона, как мы понимаем, не заставила себя ждать. 20 фев-
раля замминистра иностранных дел СССР С. А. Лозовский принял поверен-
ного в делах Канады К. Мейранда, которому было вручено ответное заявле-
ние  советского  правительства2.  В  тот  же  день  заявление  было  публично  ог-
лашено по радио. В нем говорилось, что в последний период войны … в Ка-
наде были получены сведения секретного характера, не представляющие ин-
тереса для советских органов, поскольку в этих сведениях СССР не нуждался 
ввиду  имевшихся  более  высоких  технических  достижений.  По  мнению  со-
ветской стороны, они не могли создать какой-либо угрозы для Канады.3  
Кроме  того, 20 февраля  в  «Правде»4  появилась  публикация  заявления 
Кинга, а 21-го вышла статья под названием «Кинг на помощь Бевину». В ней 
отмечалось: «Публикуемое  сегодня  заявление  Советского  Правительства 
полностью  разоблачает  политический  смысл  выступления  г-на  Кинга.  Кинг 
сделал все для того, чтобы передачу незначительных и маловажных секрет-
ных сведений отдельным сотрудникам аппарата советского военного атташе 
в Канаде раздуть в сенсационное событие»5. Москва обвиняла Оттаву в том, 
что она действует не по законам дипломатии. СССР называл поведение Кин-
га специальным маневром, предпринятым, чтобы отвлечь внимание общест-
венности  от  трудного  положения  Британии,  в  котором  она  оказалась  после 
сессии  ООН.  Необходимо  отметить  тот  факт,  что  в  этом  заявлении  Москва 
первый  и  последний  раз  признала  существование  военно-  технической  раз-
                                           
1 Secretary of State for External Affairs to ambassador in Soviet Union. –Ottawa, 15.02.1946 // DCER Vol. 
12. № 1246. P.2041. 
2 Charge d’Affairs in Soviet Union to Secretary of State for External Affairs. –Moscow, 21.02.1946 // Ibid. – 
№ 1247. P.2041.  
3 Правда. – 1946. – 21 февраля.  
4 Правда. – 1946. – 20 февраля. 
5 Правда. – 1946. – 21 февраля. 

 
 
183
ведки  на  территории  Канады.  В 
последующих  нотах  СССР  будет 
называть «дело Гузенко» вымыслом и клеветой. 
Для  Канады  «дело  Гузенко»  способствовало  усилению  ее  международ-
ного  авторитета  среди  стран  Запада.  Оттава  стала  принимать  активное  уча-
стие в мировых событиях начала холодной войны. Об этом свидетельствует и 
тот  факт,  что  накануне  выступления  в  Фултоне  Черчилль  обсуждал  свою 
речь с секретарем Дж. Бирнсом, его заместителем Д. Ачесоном и канадским 
послом в США Пирсоном.  
В канадских архивах хранится отчет последнего в Оттаву, который ана-
лизирует  И.  А.  Аггеева  в  своем  исследовании.  В  документе  канадский  ди-
пломат сообщал, что прочитал планирующееся выступление Черчилля, пока 
тот принимал ванну. Речь произвела на него огромное впечатление. Приме-
чательно,  что  Пирсон  просил  Черчилля  заменить  тезис  о  «канадо-
американском  военном  соглашении»  на  «канадо-американские  постоянные 
договоренности  в  области  обороны»,  поскольку  СССР  мог  воспринять  про-
исходящие события как этапы в планируемой (антисоветской) кампании1. 
Естественно,  на  У.  Черчилля  шпионские  разоблачения  произвели  силь-
ное впечатление. Позже, выступая в Фултоне, он сказал: «…было бы непра-
вильным  и  неосмотрительным  доверить  секретные  сведения  или  опыт  в  от-
ношении  атомной  бомбы,  которыми  располагают  в  настоящее  время  США, 
Великобритания и Канада международной организации, пока она еще нахо-
дится в состоянии младенчества. Я не думаю, что мы все могли бы спокойно 
спать,  если  бы  положение  изменилось,  и  какое-либо  коммунистическое  или 
неофашистское государство монополизировало в настоящее время эти ужас-
ные  сведения…  Бог  пожелал,  чтобы  этого  не  случилось,  и  у  нас  есть  пере-
дышка перед тем, как эта опасность станет перед нами»2. Кроме того, призы-
вая англосаксонский мир объединиться и учитывая пожелания Канады,  Чер-
                                           
1 Аггеева И.А. Указ. соч. С.388.  
2 Черчилль У. Речь в Фултоне. 5 марта 1946г. // Черчилль У. Мускулы мира. –М., 2002. С. 462–496. 

 
 
184
чилль  отметил: «Соединенные 
Штаты  уже  имеют  постоянное 
соглашение об обороне с доминионом Канадой, которая так предана Британ-
скому  содружеству  наций  и  империи…  Этот  принцип  должен  быть  распро-
странен на все Британское содружество наций с полной взаимностью»1. Та-
ким образом, Канада была принята в «англо-американский клуб». 
Премьер-министр Кинг, и ранее не отличавшийся особыми симпатиями 
к  советскому  строю,  поддержал  речь  Черчилля,  но,  тем  не  менее,  полного 
разрыва  отношений  с  СССР  не  желал2.  С  одной  стороны,  для  Канады  было 
очень важно поддерживать политику США и Великобритании, как своих ес-
тественных  партнеров,  но,  с  другой  стороны,  разрыв  с  Советским  Союзом 
грозил  для  нее  серьезными  последствиями.  В  экономическом  плане  Канада 
потеряла  бы  свободные  рынки  сбыта,  а  в  стратегическом,  с  изобретением  в 
Советском Союзе атомного оружия, могла стать для СССР плацдармом для 
нападения на США. 
В связи с этим в марте 1946 г. министр внешней торговли Чехословакии 
Г. Рипка сообщил Молотову о конфиденциальном и личном поручении, ко-
торое  Кинг  передал  Молотову  через  президента  Чехословакии  Э.  Бенеша. 
«Мероприятия, принятые против разведки в Канаде, не были и не направле-
ны против Советского Союза и не против Генералиссимуса Сталина… Я был 
бы  Вам  весьма  обязан,  если  бы  Вы  могли  объяснить  это  дело  Сталину,  как 
мой  друг,  который  из  личных  сношений  знает  мой  характер  и  может  под-
твердить, что я весьма заинтересован в сохранении доброжелательства и со-
трудничества  с  Советским  Союзом.  Я  также  уверен,  что  разведывательная 
деятельность  проводилась  без  ведения  посла  Зарубина,  к  которому  я  имею 
полное  доверие»3.  Кроме  того,  в  апреле 1946 года  Уилгресс  предостерегал 
премьер-министра Кинга от его желания поехать в Советский Союз. Дипло-
                                           
1 Там же.  
2 Personal. Prime Minister to National Director, National Council for Canadian–soviet Friendship. – London, 
22.05.1946 // DCER. Vol. 12. № 1253. P 2057.  
3 АВП РФ. Ф.012. Оп.7. Д.286. Л.5.  

 
 
185
мат  говорил  о  разнузданной 
антиканадской  кампании  в  СССР 
и  том,  что  поездка  в  это  время  будет  крайне  неуместна  на  фоне  публичной 
брани и оскорблений самого Кинга и может быть расценена как проявление 
слабости1.  И  действительно,  уже  после  первого  публичного  заявления  пре-
мьер-министра о шпионских разоблачениях в СССР была развернута широ-
кая антиканадская кампания.  
Все больше «дело Гузенко» приобретало политическую окраску. Окон-
чательный  отчет  Королевской  комиссии,  которая  закончила  свою  работу  в 
середине июля 1946 г., состоял из 733 страниц. За это время было опрошено 
более  ста человек.  Список названных  имен  содержал двадцать шесть фами-
лий  осведомителей,  восемнадцать  из  них  были  канадцами. 10 человек,  чье 
участие в шпионаже в пользу СССР было доказано, были арестованы и осу-
ждены  сроком  от 2 до 6 лет.  Семеро  были  оправданы.  Среди  осужденных 
были ученые, политики, военные. Одиннадцать из семнадцати членов совет-
ского посольства, упомянутых в сообщениях по шпионажу, покинули преде-
лы страны прежде, чем был опубликован заключительный отчет. Среди них 
был и советский дипломат2. 
В свою очередь, Советский Союз, со свойственной тому времени идео-
логизированностью и грубостью, заявил: «Все обвинения построены на пес-
ке,  вернее,  на  грязи.  Канада,  став  оружием  интриги,  дала  возможность  под-
лому провокатору взять себя за нос и повести вслед за поджигателями войны. 
Мы глубоко убеждены, что вся позорная комедия в Канаде ничего общего не 
имеет с подлинными интересами канадского народа. Желая нанести полити-
ческий ущерб Советскому Союзу, канадское правительство прежде всего на-
несло глубокий ущерб своему авторитету и своему доброму имени»3.  
                                           
1 Ambassador in Soviet Union to Under–Secretary of State for External Affairs. –Moscow, 15.04.1946 // 
DCER. Vol. 12. № 1251. P. 2053.  
2 Canada in world affairs. From Normandy to Paris… P.305. 
3 Правда. – 1946. – 3 августа.  

 
 
186
В 
действительности 
же, «дело  Гузенко»  было  проиграно 
советской стороной и в политическом, и в идеологическом плане. В декабре 
1946 г., когда после пуска первого советского ядерного реактора Берия при-
казал  прекратить  все  контакты  с  американскими  «источниками»,  первосте-
пенное  значение  приобрела  информация,  получаемая  из  Европы  и  прежде 
всего, из Великобритании1. В основе этого решения лежало несколько сооб-
ражений.  Разоблачение  агентурной  сети  ГРУ  в  Канаде  и  документы,  пере-
данные  Гузенко  Королевской  канадской  Конной  полиции,  тесно  сотрудни-
чавшей с американскими спецслужбами, и последовавшие аресты канадских 
ученых-физиков Д. Смита и И. Халперина и других создавали возможность 
выхода американской контрразведки на советскую агентурную сеть. Судьбы 
нескольких десятков человек были искалечены. Полковник Заботин был аре-
стован со своей семьей. Дальнейшие события, а именно – суды, продолжав-
шиеся до 1949 г., публикация Гузенко книги в 1948 г. и экранизация в США 
по ней фильма «Железный занавес» способствовали дальнейшему усилению 
конфронтации.  
«Дело Гузенко» вызвало широкий резонанс во всем мире. Многие стра-
ны цитировали выдержки из отчета Королевской комиссии в качестве дока-
зательства, на что может пойти Советский Союз, чтобы достичь своих целей. 
Несмотря  на  инцидент , разрыва  дипломатических  отношений  между  Отта-
вой  и  Москвой  не  произошло,  но  с  середины 40-х  годов  Канада  отошла  от 
курса  сотрудничества  с  СССР.  Постепенно  были  свернуты  налаженные  в 
рамках  антигитлеровской  коалиции  торгово-экономические  связи  обеих 
стран. Во внешней политике кабинета Кинга возобладали антисоветские на-
строения.  Начиная  с  февраля – марта 1946 года  Советский  Союз  стал  вос-
приниматься не как отдалившийся союзник, а как потенциальный противник, 
чьи жизненные интересы представляли угрозу для Запада. Возникший в мире 
раскол  напрямую  отразился  на  канадо-советских  отношениях.  Удар,  полу-
                                           
1 Позняков В. В. Указ. соч. С.154. 

 
 
187
ченный Канадой откровениями И. 
Гузенко,  сломал  все  военные 
достижения,  направленные  на  нормализацию  двусторонних  отношений.  Он 
раскрыл очевидность существования советского шпионажа. Суды, начавшие-
ся зимой 1946 г., продолжались до 1949 г. Последствием этого стали гонения 
в Канаде на коммунистов, умеренно левых и просто сочувствующих СССР. В 
любом  человеке,  так  или  иначе  связанном  с  Советским  Союзом,  видели 
шпиона, и от этого чувства Канада еще долго не могла избавиться. «дело Гу-
зенко» привело канадцев к мнению, что СССР был не искренен с ними в дву-
стороннем  сотрудничестве  и  использовал  их  страну  ради  достижения  своих 
корыстных  целей.  При  этих  обстоятельствах  Канада  не  могла  продолжать 
относиться к СССР, так как будто ничего не случилось. 
В этой связи мы можем отметить, что и политика Сталина не способст-
вовала  сохранению  того  положительного,  что  было  совместно  приобретено 
СССР  и  Канадой  за  годы  их  борьбы  против  фашизма.  Начавшаяся  в  совет-
ской  прессе  антизападная  кампания,  в  которой  Канада  изображалась  как 
«вотчина  американского  капитализма»,  марионетка,  разрываемая  Велико-
британией и США, также наносила урон канадско-советским отношениям. 
 
III.2. Оценка советской внешнеполитической деятельности в канадских 
аналитических документах 
За годы Второй мировой войны Канада проделала большой путь в фор-
мировании своей внешнеполитической концепции поведения. Отойдя от по-
литики  изоляционизма,  эта  страна  стала  активной  участницей  международ-
ной жизни. Несмотря на это, к моменту окончания войны она еще не имела 
собственной  политической  культуры,  поскольку  постоянно  испытывала  на 
себе влияние британских, а позже – и американских идей. Но с середины 40-х 
гг. ситуация изменилась.В мировой историографии первое послевоенное де-
сятилетие  получило  название  «золотого  периода»  МИДа  Канады,  когда  не-
сколько канадских ключевых фигур стали относительно видными деятелями 

 
 
188
в мировой политике. Такие имена, 
как  Л.  Пирсон,  Х.  Ронг,  Н. 
Робертсон, Д. Уилгресс, Э. Рейд, А. Смит, Л. Робертс и др., формировали об-
новленное  канадское  направление  послевоенной  внешнеполитической  дея-
тельности. 
К 1946 г. с ухудшением международной обстановки Канада почувство-
вала  необходимость  сформировать  собственную  линию  поведения  по  отно-
шению  к  Советскому  Союзу.  Но  в  силу  ряда  объективных  и  субъективных 
причин  сделать  это  было  довольно  сложно.  Основным  препятствием  стала 
разность политического веса Канады и Великих держав. Известно, что в ми-
ре,  живущем  по  законам  Великих  держав,  небольшие  государства  должны 
проводить  внешнюю  политику,  четко  понимая  свое  положение  на  мировой 
арене.  Когда  лидеры  этих  государств  чувствуют  прямую  угрозу  националь-
ным интересам, простое благоразумие вынуждает искать защиту. Обычно это 
приводит к вступлению в формальные союзы. Это утверждение можно прямо 
перенести на СССР, США и  Канаду.  Исходя из вышесказанного,  последняя 
не  имела  другой  альтернативы,  кроме  как  примкнуть  к  одной  из  великих 
держав. Естественно, союзником оказались Соединенные Штаты.  
Но именно в этом союзничестве следует искать основные трудности ка-
надской  внешней  политики,  поскольку  из-за  слабости  своей  политической 
культуры она не смогла избежать влияния различных американских теорий. 
И нигде это влияние не проявилось столь четко, как в отношениях с Совет-
ским Союзом. Тем не менее, все чаще чиновники министерства иностранных 
дел  Канады  пытались  понять  природу  советского  государства,  найти  источ-
ники его агрессивной политики. 
С послевоенным обострением международной ситуации в Канаде стали 
появляться  серьезные  аналитические  документы,  свидетельствовавшие  об 
адекватном  понимании  канадскими  политиками  сущности  советского  госу-
дарства и его национальных интересов. В настоящее время многие докумен-
ты опубликованы в сборниках «Documents on Canadian External Relations» и 
представляют для исследователей огромное поле деятельности.  

 
 
189
Один  из  ранних  анализов 
принадлежит  послу  Канады  в 
США, будущему премьер-министру Канады и нобелевскому лауреату, автору 
идеи  о  создании  в  рамках  ООН  сил  по  поддержанию  мира  Лесли  Пирсону. 
Документ был написан 11 марта 1946 г., то есть, спустя лишь несколько дней 
после  выступления  Черчилля  в  Фултоне.  Пирсон  основательно  проанализи-
ровал  методы  советской  внешней  политики  и  пришел  к  выводу,  что  совре-
менная политика Запада не способна остановить советскую агрессию. Напро-
тив,  западные  антисоветские  настроения  партийное  руководство  использует 
в  своих  целях  для  укрепления  позиций,  как  доказательство  «непримиримой 
враждебности капиталистических стран». По его мнению, единственным эф-
фективным  ответом  на  политику  СССР  должен  стать  созыв  конференции 
«большой тройки», в ходе которой должны быть приложены самые искрен-
ние  усилия  к  решению  всех  проблем1.  Пирсон  считал,  что  подобная  конфе-
ренция  могла  длиться  месяцами,  при  этом  министры  должны  работать,  не 
считаясь  со  временем,  чтобы  «расчистить  подозрения  и  различия  и  достичь 
необходимого понимания желаний и намерений друг друга»2. 
Продолжая  оценивать  советскую  внешнюю  политику,  руководитель 
первого политического отела МИД Канады Ч. Ритчи в 1946 г. констатировал 
что, «советское  правительство  не  только  держит  свой  народ  в  неведении  о 
наших  условиях  жизни,  но  также  ведет  непрерывную  пропаганду  с  целью 
вселить в свой народ страх и подозрения в отношении намерений западных 
демократий.…  Такие  методы  представляют  опасность  для  международного 
мира»3. 
В канадском министерстве иностранных дел шли бурные дискуссии по 
вопросу о возможности развязывания Советским Союзом новой войны про-
                                           
1 Mike. The memoirs of Lester B. Pearson. Former Prime minister of Canada and ambassador to the United 
States. – Toronto, 1973. Vol.2. P.38. 
2 Ambassador in United States to Secretary of State for External Affairs. – Washington, 11.03.1946 // DCER. 
Vol. 12. № 1248. P.2045–2046. 
3 Top secret. Political appreciation of the objectives of soviet foreign policy. 30.11.1946 // DCER. Vol. 12. 
№ 994. P.1704.  

 
 
190
тив 
Запада. 
Исходя 
из 
характеристики  документов,  мы 
пришли к выводу, что большинство политических и дипломатических деяте-
лей придерживалось точки зрения, что на тот момент СССР не обладает дос-
таточным потенциалом для ведения новой войны. Так, дипломат Э. Рейд вы-
сказывал мнение, что «возможность войны в течение следующих десяти лет 
кажется  отдаленной»1.  Ч.  Ритчи,  готовивший  документы  для  переговоров  с 
США  по  вопросам  обороны  Северной  Америки  в  разделе  «Политическая 
оценка целей внешней политики» от 30 ноября 1946 г., практически исклю-
чал возможность новой войны. Он указывал: «Не замышляет советское пра-
вительство и грандиозных планов мирового господства наподобие тех, какие 
вынашивали нацисты в 30-е гг. Но из-за ухудшения отношений между запад-
ными державами и СССР вполне вероятно, что эта ситуация может привести 
к войне»2. 
Наиболее авторитетным и компетентным политиком по вопросам СССР 
в Канаде являлся Дана Уилгресс. Но и он в марте 1946 г. сообщал в Оттаву 
следующее: «Я  по-прежнему  убежден,  что  советское  правительство  желает 
со всей силой избежать войны. Они очень заинтересованы в как можно более 
долгом сохранении мира для восстановления и дальнейшего развития своей 
разрушенной экономики»3. 
В июне 1946 г. был составлен еще один аналитический документ под на-
званием  «О  возможности  войны  с  Советским  Союзом».  Этот  меморандум 
был подписан одним из сотрудников аппарата государственного секретариа-
та по международным делам Хью Ронгом. Документ, на наш  взгляд, содер-
жит глубокий анализ политики СССР и прогноз развития отношений Совет-
ского Союза с Западом.  
                                           
1 Цит. по: Collins L. D. Op. cit. P.45. 
2 Secretary of State for External Affairs to Charge d Affairs in Soviet Union. –Ottawa, 26.09.1946 // DCER. 
Vol. 12. № 1257. P 2063.  
3 Secret. Ambassador in Soviet Union to Secretary of State for External Affairs. Moscow, 21.03.1946 // Ibid. 
–  № 1249. P.2050–2051.  

 
 
191
Разработчики  меморандума 
ссылались  на  позицию  военных, 
готовивших совместные планы континентальной обороны, исходя из вероят-
ности  войны  с  СССР  уже  в  ближайшие 3-5 лет.  В  отличие  от  военных,  ди-
пломаты  утверждали,  что  не  допускают  и  мысли  о  возможном  нападении 
СССР  на  Канаду,  но  при  этом  не  исключали  «в  неопределенном  будущем» 
возможности войны между США и Советским Союзом. Дальнейшие рассуж-
дения сводились к следующему: при таком развитии событий Канаде не уда-
стся  сохранить  нейтралитет,  и  в  результате  она  окажется  театром  военных 
действий.  В  случае  войны  Великобритании  с  СССР  страна  вновь  окажется 
втянутой  в  войну.  Далее  следует  примечательный  момент.  Дипломаты  ука-
зывают, что не исключено развязывание войны Соединенными Штатами, по-
скольку  они  «единственные  обладатели  атомного  оружия.  Это  может  про-
изойти  особенно  в  свете  их  подозрений,  что  советское  правительство  нахо-
дится в двух шагах от аналогичных, либо похожих открытий»1. 
Вторя Э. Рейду, Д. Уилгрессу и Ч. Ритчи, Х. Ронг также указывал на не-
готовность  СССР  вести  войну.  В  доказательство  приведем  выдержку  из  до-
кумента: «наиболее информированные люди согласны с тем, что разруха, ус-
талость от войны и необходимость поднять уровень жизни делают в высшей 
степени маловероятным, что советское правительство умышленно стремится 
к участию в еще  одном великом испытании оружием в пределах последую-
щих 15-20 лет»2. 
Основную  опасность  авторы  меморандума  усматривали  в  возможности 
локальных  конфликтов  (в  Германии  и  Триесте,  Китае  и  других  странах 
Азии),  которые  могли  втянуть  Великие  державы  в  масштабный  военный 
конфликт.  А  главной  причиной  международной  напряженности  канадцы 
                                           
1 Top Secret. Ambassador in Soviet Union to Under-Secretary of State for External Affairs. – Moscow, 
21.06.1946 //Ibid. – № 960.P.1631–1632; Memorandum by Associate Under-Secretary of State for External Affairs. 
The possibility of war with Soviet Union (In connection with the joint Appreciation of the Requirements for Cana-
dian-United-States security and joint basic security plan). – Ottawa, 28.06.1946 // Ibid.–  № 961. P.1631–1632.  
2 The possibility of war with the Soviet Union. Memorandum by Associate Under–Secretary of State for Ex-
ternal Affairs. – Ottawa, 28.06.1946 // Ibid.–  № 961. P.1633.  

 
 
192
считали 
«фундаментальное 
различие 
во 
взгляде 
на 
мироустройство между Москвой и западными странами». В итоге аналитики 
пришли  к  следующему  выводу.  Несмотря  на  тактику  ведения  «войны  нер-
вов», по существу, советская политика носит оборонительный характер 1. 
Мы не можем обойти стороной и тот факт, что канадские аналитические 
разработки  начального  этапа  холодной  войны  уже  содержали  концептуаль-
ные основы, на которых позже, а именно в разгар противостояния, была ос-
нована  вся  мировая  внешняя  политика.  В  оборот  вошли  такие  понятия,  как 
«равновесие  сил», «сдерживание  с  позиции  силы», «необходимость  тесного 
сотрудничества  внутри  западного  блока».  Так,  канадский  дипломат  Д.  Уил-
гресс,  являясь  сторонником  мирного  урегулирования  конфликтов,  указывал 
на  необходимость  сплочения  англоязычных  демократий.  В  одном  из  своих 
отчетов  из  Москвы  дипломат  писал: «Именно  гегемония  англосаксов  необ-
ходима для поддержания мира и безопасности, но она требует и больше от-
ветственности,  поскольку  побуждает  к  развитию  демократии  и  распростра-
нению ее принципов во всем мире»2. 
В том же 1946 г. другой авторитетный международник Э. Рейд указывал 
на  провал  попыток  «предотвратить  раскол  мира  на  два  лагеря».  Теперь,  по 
мнению Рейда, необходимо было найти равновесие между ними «на основе 
относительно силового фактора»3.  
Внутриканадские  политические  дебаты  по  отношению  к  СССР  в  итоге 
привели к оформлению двух теоретических направлений, иначе говоря, двух 
школ. Но следует отметить, что на оба направления большое влияние оказали 
американские  политические  теории.  Дебаты  проходили  между  теми,  кто 
придерживался  умеренно-примирительной  позиции  к  политике  Советского 
                                           
1 Ibid.  
2Secret. Ambassador in Soviet Union to Secretary of State for External Affairs. – Moscow, 21.03.1946 // 
Ibid. – № 1249. P.2047–2048. 
3 Secretary of State for External Affairs to the Ambassador United States. – Ottawa, 10.05. 1946 // Ibid. – 
№1252. P.2055–2056. 

 
 
193
Союза, 
и 
несколько 
более 
бескомпромиссной 
группой. 
Первое  направление  возглавлял  посол  Д.  Уилгресс,  второе – поверенный  в 
делах  США  в  Москве  Дж.  Кеннан.  Основные  положения  последнего  были 
изложены в его телеграмме в государственный департамент США от 22 фев-
раля 1946 г.  Документ  получил  название  «длинной  телеграммы  Кеннана»1. 
Год  спустя,  анализ  Кеннана  был  переработан  в  статью  «Истоки  советского 
поведения» и опубликован в журнале «Форин афферс» в качестве идеологи-
ческого обоснования «сдерживания Советского Союза2. Канадское направле-
ние  «жесткой  школы»  было  представлено  политиком  А.  Смитом  и  другими 
чиновниками МИДа. Дебаты между школами пересекали национальные гра-
ницы и находили защитников обеих позиций и в Оттаве, и в Вашингтоне, и в 
Лондоне.  По  существу,  обе  школы  высказывались  в  пользу  сдерживания 
СССР, но резко отличались по серьезности средств и идентификации фунда-
ментальных советских действий.  
Даже если характеристику Дж. Кеннана и А. Смита принять как «жест-
кую», то было бы весьма неправильно назвать позицию Д. Уилгресса «мяг-
кой». Уже в сентябре 1945 г. Уилгресс переживал, что появление админист-
рации Трумэна совпало с господством тех политиков, которые проповедова-
ли резкость в отношениях с Советским Союзом. «Я не уверен, что резкость 
будет являться политикой жесткой, но справедливой, которую я хотел бы ви-
деть примененной к деловым отношениям с СССР» – писал он3. 
По нашему мнению, взгляды Д.Уилгресса отличались от «жестких» его 
готовностью  попробовать  увидеть  положение  глазами  СССР.  Посол  совето-
вал западным державам умеренно оценивать советскую внешнюю политику. 
Ему принадлежит тезис о том, что «стать жесткими – значит сделать русских 
                                           
1 Из телеграммы поверенного в делах США в Москве Дж. Кеннана в Государственный Департамент 
США  от 22.02.1946 // Антология  мировой  политической  мысли.  Т.5. / Отв.  ред.  Усачев  И.Г. – М., 1997. 
С.393–395. 
2 Наринский М. Холодная война: идеология и геополитика // История. – 2000. № 34. С.1–3. 
3 Цит. по: Whitaker R., Marcuse G. Op. cit. P.116. 

 
 
194
еще 
более 
упорными 
и 
воинственными»1. 
Он 
также 
выделил  причину  особого  отношения  СССР  к  западным  шагам  в  укоренив-
шемся недостатке доверия к собственной силе. 
Кроме того, Д.Уилгресс рекомендовал проявлять терпение, твердость и 
готовность к ведению переговоров, имея в виду исторические споры об обес-
печении буферной зоны в Восточной Европе. «Западный мир, – по его сло-
вам, – живет в страхе, что СССР распространит коммунизм во всем мире. Но 
они когда-либо думали, что Советы также живут в страхе, что Западный мир 
восстановит  у  них  капитализм»2?  Сторонники  этой  школы  прилагали  боль-
шие усилия, чтобы скорректировать американскую политику для применения 
более тонких аспектов ведения холодной войны. 
Другое направление представлял эксперт по СССР, сотрудник канадско-
го посольства в Москве Арнольд Смит. До войны Смит работал в Прибалти-
ке, и его поразило то, как бескомпромиссно СССР подчинил себе Эстонию, 
Латвию и Литву. С началом холодной войны Смит утверждал, что к Совет-
скому Союзу необходимо относиться с позиций «длинной телеграммы» Кен-
нана. Так же, как и Кеннан, Смит полагал, что мировой коммунизм подобен 
злокачественному  паразиту,  питающемуся  больными  клетками.  По  его  мне-
нию,  советская  политика  была  направлена  на  постоянное  расширение,  по-
этому именно Советский Союз был ответственен за установившуюся напря-
женность в мире.  Отсюда  Смит призывал уделять больше внимания поиску 
необходимой  конструктивной  формы  сотрудничества  Запада  (в  том  числе  и 
Канады) с СССР и при этом проводить жесткую политику сдерживания3. 
Канада, на наш взгляд, как держава «среднего ранга» была не в том по-
ложении,  чтобы  проявлять  конкретные  инициативы,  препятствуя  расшире-
нию  СССР.  Единственной  страной,  которая  смогла  взять  на  себя  эти  функ-
ции, были Соединенные Штаты. При этом официальная Оттава не желала уг-
                                           
1 Цит. по: Aronsen L., Kitchen M. Op. cit. P.177. 
2 Цит. по: Page D. Op. cit. P.22. 
3 Цит. по: Whitaker R., Marcuse G. Op. cit. P.119. 

 
 
195
лубления  кризиса  в  советско-
американских 
отношениях, 
поскольку  с  усилением  напряженности  пропорционально  увеличивалась  за-
висимость Оттавы от Вашингтона. Соответственно канадским руководящим 
принципом  этой  политики  было  «сдерживание  без  остракизма».  Некоторые 
канадские дипломаты рекомендовали ограничение и СССР и США. 
Обратим внимание на то, что официальная  политика сдерживания нача-
ла внедряться на практике с принятием доктрины Трумэна – программы аме-
риканской финансовой и военной помощи Греции и Турции в связи с отка-
зом Великобритании от дальнейшей поддержки правительств этих стран. Та-
ким образом, геополитические и стратегические соображения стали одним из 
основных факторов развертывания холодной войны. Несмотря на то, что ка-
надцы критиковали доктрину Трумэна, считая ее лишь односторонним отве-
том на советскую политику, в целом Канада приняла американскую доктри-
ну. Страна одобрила глобальную стратегию США, основанную на принципе 
сдерживания коммунизма. Даже Д. Уилгресс, понимая, что доктрина приве-
дет к усилению зависимости его страны от южного соседа, 25 апреля 1947 г. 
указывал: «Следовательно, в наших отношениях с Советским Союзом у нас 
нет реальной альтернативы, кроме как принять доктрину Трумэна и руково-
дствоваться ею»1. 
С  принятием  доктрины  Трумэна  Канада  одобрила  и  программу  эконо-
мического восстановления Европы, получившую название «план Маршалла». 
Оттава охарактеризовала его как дальновидную внешнюю политику Запада, 
ведь,  по  ее  мнению,  экономические  инструменты  были  наиболее  эффектив-
ным  способом  сдерживания  коммунистической  экспансии.  С  точки  зрения 
канадских  политиков, «план  Маршалла»  должен  был  стать  наиболее  дейст-
венной контрмерой для искоренения социального зла, обеспечивающего бла-
годатную  почву  для  распространения  коммунизма.&nbs