18002

ЖЕНЩИНА И СОЦИАЛИЗМ

Книга

Обществознание

А. БЕБЕЛЬ ЖЕНЩИНА И СОЦИАЛИЗМ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ СОДЕРЖАНИЕ От издательства Предисловие Предисловие автора к двадцать пятому изданию Предисловие автора к тридцать четвертому изданию Предисловие автора к пятид

Русский

2013-07-06

3.68 MB

0 чел.

А. БЕБЕЛЬ

ЖЕНЩИНА И СОЦИАЛИЗМ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


СОДЕРЖАНИЕ

От издательства

Предисловие

Предисловие автора к двадцать пятому изданию

Предисловие автора к тридцать четвертому изданию

Предисловие автора к пятидесятому изданию

Введение

ОТДЕЛ ПЕРВЫЙ

ЖЕНЩИНА В ПРОШЛОМ

Глава первая. ПОЛОЖЕНИЕ ЖЕНЩИНЫ В ПЕРВОБЫТНОМ ОБЩЕСТВЕ

1. Главные эпохи доисторического периода

2. Формы семьи

3. Материнское право

Глава вторая. БОРЬБА МЕЖДУ МАТЕРИНСКИМ И ОТЦОВСКИМ ПРАВОМ

1. Возникновение отцовского права

2. Отзвуки материнского права в греческих мифах и драмах

3. Законные жены и гетеры в Афинах

4. Остатки материнского права в нравах разных народов

5. Возникновение государственного порядка. Разложение рода в Риме

Глава третья. ХРИСТИАНСТВО

Глава четвертая. ЖЕНЩИНЫ В СРЕДНИЕ ВЕКА

1. Положение женщины у германцев

2. Феодализм и право первой ночи

3. Расцвет городов. Монашество и проституция

4. Рыцарство и поклонение женщине

Глава пятая. РЕФОРМАЦИЯ

1. Лютер

2. Последствия реформации. Тридцатилетняя воина

Глава шестая. ВОСЕМНАДЦАТОЕ СТОЛЕТИЕ

1. Придворная жизнь в Германии

2. Меркантилизм и новое брачное законодательство

3. Французская революция и крупная промышленность

ОТДЕЛ ВТОРОЙ

ЖЕНЩИНА В НАСТОЯЩЕМ

Глава седьмая. ЖЕНЩИНА КАК ПОЛОВОЕ СУЩЕСТВО

1. Половое влечение

2. Безбрачие и частые самоубийства

Глава восьмая. СОВРЕМЕННЫЙ БРАК

1. Брак как призвание

2. Уменьшение деторождении

3. Денежный брак и биржа браков

Глава девятая. РАЗЛОЖЕНИЕ СЕМЬИ

1. Рост расторжений браков

2. Буржуазный и пролетарский брак

Глава десятая. БРАК КАК МАТЕРИАЛЬНО ОБЕСПЕЧИВАЮЩЕЕ СРЕДСТВО

1. Уменьшение числа вступлений в брак

2. Детоубийство и вытравление плода

3. Воспитание для целей брака

4. Бедствия современной супружеской жизни

Глава одиннадцатая. ШАНСЫ БРАКА

1. Численное соотношение полов

2. Помехи и препятствия к браку. Численный перевес женщин

Глава двенадцатая. ПРОСТИТУЦИЯ-НЕОБХОДИМОЕ СОЦИАЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ БУРЖУАЗНОГО ОБЩЕСТВА

1. Проституция и общество

2. Проституция и государство

3. Торговля девушками

4. Рост проституции. Внебрачные матери

5. Преступления против нравственности и венерические болезни

Глава тринадцатая. ПОЛОЖЕНИЕ ЖЕНЩИНЫ В ПРОМЫШЛЕННОСТИ

1. Развитие и распространение женского труда

2. Фабричная работа замужних женщин. Домашняя промышленность и опасные для здоровья производства

Глава четырнадцатая. БОРЬБА ЖЕНЩИНЫ ЗА ОБРАЗОВАНИЕ

1. Революция в домашней жизни

2. Духовные способности женщины

3. Различия в телесных и духовных качествах мужчин и женщин

4. Дарвинизм и состояние общества

5. Женщина и свободные профессии

Глава пятнадцатая. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЖЕНЩИНЫ

1. Борьба за гражданское равноправие

2. Борьба за политическое равноправие

ОТДЕЛ ТРЕТИЙ

ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО

Глава шестнадцатая. КЛАССОВОЕ ГОСУДАРСТВО И СОВРЕМЕННЫЙ ПРОЛЕТАРИАТ

1. Наша общественная жизнь

2. Обострение классовых противоречий

Глава семнадцатая. ПРОЦЕСС КОНЦЕНТРАЦИИ В КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

1. Вытеснение сельского хозяйства промышленностью

2. Прогрессирующая пролетаризация. Господство крупного производства

3. Концентрация богатства

Глава, восемнадцатая. КРИЗИС И КОНКУРЕНЦИЯ

1. Причины и следствия кризисов

2. Посредническая торговля и вздорожание продуктов питания

Главе девятнадцатая. РЕВОЛЮЦИЯ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ

1. Заморская конкуренция и бегство из деревни

2. Крестьяне и крупные землевладельцы

3. Противоречия между городом и деревней

ОТДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ

СОЦИАЛИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА

Глава двадцатая. СОЦИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

1. Преобразование общества

2. Экспроприация экспроприаторов

Глава двадцать первая. ОСНОВНЫЕ ЗАКОНЫ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА

1. Привлечение всех работоспособных к работе

2. Гармония интересов

3. Организация труда

4. Рост производительности труда

5. Уничтожение противоречий между умственным и физическим трудом

6. Повышение потребительной способности

7. Равенство трудовых обязанностей для всех

8. Упразднение торговли и преобразование транспорта

Глава двадцать вторая. СОЦИАЛИЗМ И СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

1. Уничтожение частной земельной собственности

2. Мелиорация почвы

3. Преобразование обработки земли

4. Крупное и мелкое хозяйство. Развитие электрокультуры

5. Виноделие будущего

6. Мероприятия против истощения почвы

7. Уничтожение противоположности между городом и деревней

Глава двадцать третья. УПРАЗДНЕНИЕ ГОСУДАРСТВА

Глава двадцать четвертая. БУДУЩЕЕ РЕЛИГИИ

Глава двадцать пятая, СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ

Глава двадцать шестая. ИСКУССТВО И ЛИТЕРАТУРА В СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМ ОБЩЕСТВЕ

Глава двадцать седьмая. СВОБОДНОЕ РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ

1. Беззаботность существования

2. Переворот в области питания

3. Коммунистическая кухня

4. Переворот в домашней жизни

Глава двадцать восьмая. ЖЕНЩИНА В БУДУЩЕМ

Глава двадцать девятая. ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМ

Глава тридцатая. ПРОБЛЕМА НАСЕЛЕНИЯ И СОЦИАЛИЗМ

1. Страх перед перенаселением

2. Образование перенаселения

3. Бедность и плодовитость

4. Недостаток в людях и излишек питательных веществ

5. Социальные отношения и способность размножения

Заключение


ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Книга Августа Бебеля «Женщина и социализм» относится к числу наиболее известных книг в марксистской литературе. Она переведена на многие языки мира и при жизни автора только в одной Германии издавалась 50 раз

Эта яркая и запоминающаяся книга читается с большим интересом. Она рассказывает о положении женщины с первобытных времен до капиталистической эпохи и о жизни женщины при социализме и коммунизме. В ней рассматриваются вопросы о взаимоотношениях мужчины и женщины, о браке и семье, о воспитании детей и др.

Текст настоящего издания заново сверен с текстом книги «Die Frau und der Soziahsmus», Берлин, 1946 изд. 55.


ПРЕДИСЛОВИЕ

Книга А. Бебеля «Женщина и социализм» заслуженно снискала себе славу настольной книги женского рабочего движения. Она является выдающимся произведением научного социализма.

Вождь германского рабочего класса и виднейший деятель международного рабочего движения Август Бебель по достоинству оценил активное участие женщин в освободительной борьбе трудящихся.

«...Не было ни одного значительного движения в мире, - говорил Бебель, - в котором женщины не выступали как борцы и мученицы» (971).

Бебель уделял большое внимание нуждам и запросам женщин-работниц - этой наиболее обездоленной и угнетенной части пролетариата. Он первый из рабочих-парламентариев мира поднял в 1869 году в германском рейхстаге вопрос о законодательной охране женского труда и материнства. В своих мемуарах Бебель с удовлетворением рассказывает об организованном им в Лейпциге в 1876 году многолюдном предвыборном собрании, на котором он сделал доклад о положении женщины в современном государстве и ее отношении к социализму.

«Женщины, - пишет об этом собрании Бебель, - присутствовали в очень большом числе. Я, между прочим, объяснил им, почему они должны принять живейшее участие в предстоящих выборах. Не имея избирательного права, они должны все-таки примкнуть активно к избирательной борьбе и побуждать своих мужей и родственников голосовать за социал-демократию, которая отстаивает политическое и социальное равенство женщин. Это было первое собрание, на котором женщины призывались к политической деятельности»2.

По инициативе Бебеля требование охраны женского труда было внесено в программу германской социал-демократической партии, принятую на объединительном съезде в Готе.

В своей партийной работе Бебель неустанно боролся с предрассудками в отношении к общественной деятельности женщин, с недооценкой женского вопроса. Он разработал теорию и тактику женского рабочего движения.

К теоретической разработке женского вопроса Бебель подошел как «опытный практический вождь... чуткий к запросам революционной борьбы социалист»3.

Книга «Женщина и социализм» содержит четкие и ясные ответы на вопросы, выдвинутые женским рабочим движением перед социалистическими партиями.

Начатая Бебелем в годы его пребывания в тюрьме, эта книга вышла в свет в 1879 году - ровно через год после издания в Германии исключительного закона против социалистов, направленного против рабочего движения. На основании этого закона социалисты подвергались репрессиям, а социалистическая литература конфисковывалась. Но и в нелегальных условиях книга, отвечающая насущным нуждам социалистического рабочего движения, быстро дошла до своего читателя. И ныне это фундаментальное произведение научного социализма сохранило свое значение как могучее оружие в борьбе за полное освобождение женщины от капиталистического рабства, за победу социализма над капитализмом.

Разработку многостороннего женского вопроса Бебель начинает с анализа его классового, политического значения. В историческую миссию пролетариата, говорит он, входит не только собственное освобождение, но освобождение всех остальных угнетенных, а, следовательно, и женщин.

Женское рабочее движение является неразрывной частью классовой борьбы пролетариата. «Классовая противоположность, которая разделяет класс капиталистов и класс рабочих и которая при обострении наших отношений развивается все сильнее, проявляется... и в женском движении» (43).

Ограниченность буржуазного женского движения (феминизма) состоит в том, что представительницы его верят в достижение полного правового равенства полов в условиях капитализма. Но если бы, указывает Бебель, буржуазный феминизм осуществил даже все свои требования, то этим не уничтожились бы ни капиталистическое рабство женщины-труженицы, ни проституция, ни экономическая зависимость большинства женщин от мужчин» Для огромного большинства женщин «безразлично, удастся ли нескольким тысячам женщин более состоятельных слоев общества пройти высшее учебное заведение, получить медицинскую практику или сделать научную или служебную карьеру, - это ничего не изменит в общем, положении их пола» (42-43).

Не то - пролетарское женское движение, задачей которого является борьба не только за правовое равенство полов, но, прежде всего за уничтожение двойного рабства женщины-работницы, за ликвидацию экономической зависимости женщины от мужчины, за государственную охрану материнства и детства, то есть за полное решение женского вопроса, в чем заинтересован весь женский пол. Это разрешение женского вопроса, поясняет Бебель, совпадает с разрешением рабочего вопроса. Поэтому тот, кто стремится к разрешению женского вопроса во всем его объеме, должен идти рука об руку с теми, кто начертал на своем знамени борьбу за социализм.

«Женщина-пролетарий должна... вместе с мужчиной-пролетарием, ее товарищем по классу и судьбе, вести борьбу за коренное преобразование общества...» (44).

С другой стороны, рабочий, обладающий классовым сознанием, должен объяснить «женщине ее положение в обществе и воспитать ее как союзника в совместной освободительной борьбе пролетариата против капитализма» (156).

Вопрос о соотношении ближайших и конечных целей пролетарского женского движения Бебель решает в полном соответствии с общей тактикой социалистического рабочего движения: борьба за демократические требования, в принципе осуществимые в капиталистическом обществе, составляет программу-минимум, а полное решение женского вопроса - программу-максимум.

Отсюда и отношение пролетарок к буржуазному женскому движению. Поскольку последнее ставит задачи борьбы за равноправие полов и соответствующие демократические преобразования в капиталистическом обществе, «враждебные сестры» «могут вести борьбу, маршируя отдельно, но сражаясь вместе».

Первый раздел книги «Женщина и социализм» посвящен исследованию положения женщины в прошлом.

Руководствуясь историческим материализмом и опираясь на новые научные данные о положении женщины в древнейшие времена, открытые Бахофеном, Морганом, дополненные и разработанные на основе материалистической диалектики в труде Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», Бебель исследует место и роль женщину в обществе и семье, показывает обусловленность ее общественного положения материальными условиями жизни общества. Это исследование начинается со смены матриархата патриархатом, откуда главным образом берет свое начало закрепощение женщины. На большом историческом материале здесь ярко и убедительно показано, как общественные отношения, созданные частной собственностью на средства производства, наложили тяжелые оковы на женщину, ограничили возможности ее культурного развития, поставили ее в экономическую зависимость от мужчины, унизили ее человеческое достоинство.

Развитие ремесел и товарного хозяйства сделали мужчину господином и собственником богатств семьи, а женщина стала служанкой мужчины, матерью его детей - законных наследников его имущества.

«Господство частной собственности утвердило подчинение женщины мужчине. Началось время принижения женщины, и даже презрения к ней» (72).

Центральное место в книге занимает вторая ее часть - «Женщина в настоящем», показывающая положение женщины в капиталистическом обществе. Это страницы изумительного сочетания науки и революционной страстности с литературным мастерством. На огромном фактическом материале раскрывается потрясающая картина двойного рабства женщины-пролетарки, двойной буржуазной морали, ханжества, проституции, иллюзорности буржуазного равенства.

Казалось бы, что, предоставив женщине «равное право» работать на капиталистических предприятиях и сделав ее, таким образом, экономически самостоятельной, капитализм должен был раскрепостить женщину, поднять ее человеческое достоинство. Но в действительности произошло обратное: капитализм поработил женщину вдвойне.

Используя предрассудки против женщины и ее меньшую по сравнению с мужчиной способность сопротивляться наступлению капитала на рабочий класс, капитализм подвергает женский труд самой жестокой эксплуатации, а нужда заставляет женщину работать на капиталиста до полного изнурения.

«Домашняя работа, - объясняет Бебель, - приучила женщину не знать никакой меры во времени для своего труда, я она без всякого сопротивления позволяет предъявлять к себе повышенные требования... Женщина, кроме того, более, чем мужчина, прикреплена к своему месту жительства... Добродетельный капиталист умеет очень хорошо оценивать эти женские качества» (266, 263).

«Женщина все более привлекается к промышленному труду...» и в том числе «...к любой деятельности, где эксплуатация может выжать из нее более высокую прибыль. А сюда принадлежат как самый тяжелый, так и самый неприятный и самый опасный для здоровья труд».

Бебель саркастически замечает по адресу буржуазных моралистов, что «здесь сводится к своему истинному значению фантастическое представление о женщине как о нежном, чутком существе» (282).

Пользуясь статистическими данными и отчетами фабричных инспекторов, Бебель показывает, как работа на фабрике калечит здоровье женщин, укорачивает их жизнь и губит их детей.

«Если в прусском государстве из живорожденных детей в среднем умерло 22 процента в продолжение первого года жизни, то... на детей покрывательниц зеркал падает 65 процентов смертности, шлифовщиц стекла - 55 процентов, работниц оловянного производства - 40 процентов. В 1890 году из 78 рожениц, работавших в типографиях в округе Висбадена, только у 37 были нормальные роды» (284).

При всем этом работница за свой труд получает заниженную заработную плату «даже и там, где женщина выполняет одинаковую с мужчиной работу» (279).

Много воды утекло с тех пор, как были написаны эти страницы Женщины большинства капиталистических стран добились как будто многих прав по закону. Но фактическое положение женщин-работниц капиталистического мира в общем представляет и поныне такую же картину, какая описана Бебелем. Империализм только умножил лишения женщин-тружениц новыми, еще более изощренными методами эксплуатации.

Характеризуя женский труд в капиталистических странах, докладчица на Всемирной конференции трудящихся женщин (1956 год) Жермен Гийе отметила, что «в капиталистических, колониальных и полуколониальных странах женщины, работающие в промышленности, обычно имеют самую низкую квалификацию. За некоторым исключением, они являются разнорабочими, специализированными работницами (одна операция в производственном процессе.- В. Б.) и очень редко становятся квалифицированными работницами».

«Число нервных и душевных заболеваний в результате интенсификации труда увеличивается в угрожающих размерах». Так, в департаментах Севера, в которых сконцентрировано большое число работниц текстильной промышленности, количество душевнобольных за последние несколько лет увеличилось по сравнению с предыдущими годами втрое, а смертность детей здесь вдвое превышает детскую смертность по всей Франции.

Конференция отметила, что в капиталистическом мире повсюду нарушается принцип равной оплаты за равный труд мужчин и женщин, хотя этот принцип формально содержится в законодательстве многих буржуазных государств.

В журнале «Всемирное профсоюзное движение» (1956, № 2) приведены многочисленные данные о неравной оплате равного труда мужчин и женщин в капиталистических странах как источнике сверхприбылей монополистов.

Так, канадская компания «Кэнэдиен дженерал электрик» только на одном заводе, где занято 2800 женщин (=40% всех рабочих), ежегодно наживает на этом 1 164 800 долларов.

Перегруженность и тяжелые условия жизни трудящихся женщин капиталистических стран «вызывают быстрый рост заболеваемости, инвалидности и преждевременной старости... Одной из особо недопустимых форм дискриминации в отношении трудящихся женщин является предпочтение использовать на работе незамужних женщин, увольнение последних, когда они выходят замуж, а также увольнение беременных женщин и принуждение к подписанию соглашения, согласно которому женщина в случае замужества может быть уволена без предупреждения»4.

Так монополисты беззастенчиво обходят широковещательные законы об охране материнства и младенчества, принятые в ряде капиталистических стран в послевоенные годы.

Как живо звучат теперь слова Бебеля, что поскольку все эти варварские, неестественные условия труда женщин «коренятся в сущности буржуазного общества и все более ухудшаются, ...то из этого видно, что буржуазное общество не способно уничтожить это зло и освободить женщину. Для этого... необходим другой общественный строй» (225).

Страницы, посвященные анализу корней проституции и борьбы с этим бедствием в буржуазном обществе, являются обвинительным актом против капиталистического строя и буржуазной морали.

Анализ причин проституции и средств борьбы с ней в условиях капиталистического строя Бебель заключает выводом, что проституция присуща самой природе капитализма и никакими средствами, тем более полицейскими или благотворительными, ее невозможно искоренить, пока существует строй эксплуатации человека человеком.

«Проституция... является для буржуазного общества необходимым социальным учреждением, подобно полиции постоянному войску, церкви, предпринимательству» (227).

Голодная плата вынуждает работниц делаться проститутками. Именно здесь видит Бебель главный источник этого зла. Число проституток, пишет он, растет в той же мере, в какой растет число женщин, «получающих заработную плату, слишком высокую, чтобы умереть, и слишком низкую, чтобы жить» (248). Для торговли живым товаром капиталистический строй создает все условия, как экономические, так и нравственные.

Разоблачением двойной буржуазной морали Бебель сделал неоценимый вклад в дело освобождения человеческой личности женщины. По справедливому замечанию видной деятельницы международного женского рабочего движения А. М. Коллонтай, ради одних этих страниц следовало бы не только работницам, но и женщинам других классов и слоев населения воздвигнуть в своих сердцах вечный памятник Бебелю.

Бебель выступает и против буржуазной теории биологической неполноценности женщины и ее «естественной» склонности к домоводству. Эта лжетеория уже давно опровергнута. Но империалисты часто пользуются разным обветшалым хламом в целях подтверждения тех или иных выгодных им положений.

Напуганная мощным демократическим женским движением, широко развернувшимся в послевоенные годы, империалистическая реакция призвала себе на помощь современных мракобесов, которые клевещут на женщин, пользуясь аргументами таких «маститых» буржуазных теоретиков XIX века, как физиолог Бишоф, антрополог Ломброзо, философ Шопенгауэр, - этих фанатичных противников равноправия женщины с мужчиной.

Они, говорит Бебель об этих ученых, видят в женщине «лишь половое существо, но никогда не замечают в ней существа общественного» (205).

Содержащаяся в книге Бебеля критика Бишофа, Ломброзо, Шопенгауэра звучит и в наши дни.

В резолюции IV конгресса Международной демократической федерации женщин (1958 год) говорится:

«Исходя из принципа равенства, изложенного в Уставе ООН и Декларации прав человека, Конгресс призывает национальные организации проводить неустанную борьбу против теорий о том, что доход работающей женщины является вспомогательным и что воспитание детей и ведение домашнего хозяйства является единственным и естественным призванием женщины. Эти неправильные идеи направлены на то, чтобы оправдать все формы дискриминации против трудящейся женщины и сохранить неравноправное положение женщины в обществе и семье».

В этой острой идеологической борьбе очень важное значение имеет полное глубокого смысла замечание Бебеля об «общественном мнении» буржуазного общества относительно человеческих достоинств женщины.

В буржуазном обществе, говорит Бебель, женщина занимает второе место. Сначала мужчина, потом она. Все это так глубоко вбито в сознание людей, что «весь мужской род считает такое положение в порядке вещей, а большинство женщин смотрит на это до сих пор, как на неизбежность судьбы. В этом представлении отражается все положение женщины» (141).

Только в социалистическом обществе, говорит Бебель, где полностью отсутствует эксплуатация человека человеком и ничто не препятствует полному развитию человеческих достоинств и умственных дарований женщины, где социальные условия будут одинаковы для обоих полов, канет в вечность вместе с двойным рабством женщины и антагонизм полов.

В социалистическом обществе «женщина подымется на высоту полного совершенства, о котором у нас еще нет никакого правильного представления, так как до сих пор в истории развития человечества не было такого состояния» (299).

Успехи раскрепощения женщины в странах социалистического лагеря блестяще подтвердили основное положение Бебеля, что только социализм полностью освободит женщину как труженицу, как мать и как человека.

Это логически вытекает из разностороннего анализа положения женщины в истории эксплуататорских обществ, из основательного изучения положения женщины в капиталистическом обществе.

Теоретические выводы, обобщающие опыт женского рабочего движения в новую историческую эпоху, дал В. И. Ленин, развивший дальше марксистскую теорию женского вопроса.

Анализируя опыт женского освободительного движения в эпоху империалистических войн и пролетарских революций, В. И. Ленин показал огромное значение женских резервов пролетарской революции для победы и укрепления диктатуры пролетариата. Ленинское учение о раскрепощении женщины в социалистическом обществе обогатило научный социализм новыми положениями об условиях осуществления социалистической демократии, победы социалистического строя, строительства коммунистического общества.

В последнем разделе книги - «Женщина в будущем» - Бебель сделал попытку наметить конкретные пути раскрепощения женщины. Но здесь наряду с интересными и полностью сбывшимися указаниями о путях освобождения женщины в социалистическом обществе содержится и ошибочное положение, касающееся конкретных путей раскрепощения женщины в быту.

Преувеличивая значение механизации домашнего хозяйства (электропечи, пылесосы и др.) в капиталистическом обществе для раскрепощения женщины-труженицы, Бебель усматривал в этом «революционный процесс» освобождения женщины.

«Революционное преобразование, - говорил он по этому поводу, - коренным образом изменяющее все условия жизни людей и в особенности положение женщин, уже совершается, таким образом, на наших глазах. Когда общество возьмется за это преобразование в самых широких размерах, еще более ускорит и обобщит этот процесс преобразования и тем самым привлечет всех без исключения к пользованию его бесчисленными благами - это только вопрос времени» (538).

Получается, что техника сама по себе, независимо от экономического строя общества, становится фактором «революционного преобразования» общества. Это противоречит положению, высказанному в этой же книге самим Бебелем, где говорится о значении для трудящихся технического прогресса в капиталистическом обществе. «Нелепость и вопиющее зло, - читаем мы здесь, - состоит в том, что прогрессом культуры и ее приобретениями, составляющими продукт всего общества, пользуются лишь те, которые в силу своей материальной власти могут их себе присваивать. Тысячи же прилежных работников, работниц, ремесленников и т. д. постоянно полны ужаса и заботы, как бы человеческий гений не сделал нового изобретения... тогда они окажутся ненужными и излишними и будут выброшены на улицу» (287-288).

Ленин неоднократно указывал, что если бы технический прогресс в капиталистическом обществе вел к улучшению жизни трудящихся, то капитализм перестал бы быть капитализмом.

Он особо подчеркивал неразрывную связь освобождения женщины с уничтожением капиталистического строя.

«...Главный шаг, - говорил Ленин, -отмена частной собственности на землю, фабрики, заводы. Этим и только этим открывается дорога для полного и действительного освобождения женщины; освобождения ее от «домашнего рабства» путем перехода от мелкого одиночного домашнего хозяйства к крупному обобществленному»5.

Но даже с учетом ошибок Бебеля по вопросу о положении женщины в будущем, его книга сохраняет свою ценность в борьбе за полное освобождение женщины.

Говоря о славной деятельности «гениального токаря», (то есть Бебеля), Плеханов особо отметил как его заслугу перед международным рабочим движением разработку теории женского вопроса в книге «Женщина и социализм», выдержавшей до шестидесяти изданий в Германии и переведенной едва ли не на все языки цивилизованного мира.

В. Бильшай


ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА К ДВАДЦАТЬ ПЯТОМУ ИЗДАНИЮ

«От начала до конца ненаучная книга», какой по Геркнеру6 является «Женщина», переживает в немецкой литературе в высшей степени редкий случай двадцать пятого издания, и я надеюсь, оно будет не последним. Необычайно благоприятному приему, который книга нашла у немецкой читающей публики, сопутствуют многочисленные переводы на различные иностранные языки, появившиеся со времени ее выхода в свет. Наряду с двумя английскими переводами (Лондон и «Нью-Йорк) она была переведена на французский, русский, итальянский, шведский, датский, польский, фламандский, греческий, болгарский, румынский, венгерский и чешский языки. Итак, я могу гордиться этим успехом моей «от начала до конца ненаучной книги».

Многочисленные письма, особенно от женщин из различных общественных кругов, показали мне далее, каково было ее влияние особенно в женской среде и какой горячий прием она там встретила.

Здесь я должен выразить свою сердечную благодарность тем, которые поддерживали меня как присылкою материала, так и исправлением и дополнением приведенных фактов, что давало мне возможность придать моей книге безукоризненный вид.

Но горячему сочувствию на одной стороне противостоит сильная враждебность на другой. В то время как одни определяют эту книгу как самую бесполезную и самую опасную из всех появившихся за последнее время (в этом смысле высказалась одна берлинская антисемитская газета), другие - в том числе два евангелических священника - объявляют ее одной из самых нравственных и полезных книг, когда-либо существовавших. Я доволен как тем, так и другим суждением. Книга, написанная на общественную тему, как речь, сказанная по поводу общественных явлений, должна принуждать к партийному отношению, только тогда достигает она своей цели.

Среди многочисленных возражений и попыток опровержений, вызываемых настоящей книгой в течение ряда лет, два, вследствие научного авторитета их авторов, заслуживают особенного внимания. Такова книга доктора X. Е. Циглера, экстраординарного профессора зоологии в Оренбургском университете, озаглавленная «Естествознание и социал-демократическая теория, их соотношение, изложенное на основании сочинений Дарвина и Бебеля»7, и последовавшее за нею сочинение доктора Альфреда Хегара, профессора гинекологии Фрейбургского университета, озаглавленное «Половая потребность»8.

Обе книги производят впечатление, как будто они написаны для «научного уничтожения» моей книги по предварительному уговору авторов. В пользу этого предположения говорит то, что оба автора принадлежат к одному и тому же университету, оба опубликовали свои книги в одном и том же издательстве и оба объясняют появление своих сочинений тем, что необыкновенно широкое распространение моей книги с ее «лживыми» и «ненаучными» теориями побудило их к ее опровержению. О сделке свидетельствует и разделение труда, по поводу которого (по-видимому) столковались оба автора. В то время как Циглер пытается опровергнуть мои культурно-исторические и научно-естественные взгляды, Хегар набрасывается главным образом на физиологическую и психологическую характеристики женщины, как она дана в моей книге, чтобы доказать ее лживость и ошибочность. Оба переходят затем, каждый со своей точки зрения, к попытке опровержения моих основных экономических и социально-политических воззрений, и здесь обнаруживается, что они вступают в область, им обоим чуждую, где они поэтому еще менее пожинают лавров, чем в специальной области, в которой я прежде всего мог бы ожидать возражений по существу.

Обе книги имеют сходство в том, что они отчасти обращаются к темам, ничего общего не имеющим с затронутыми мною вопросами, или, как это делает особенно Хегар, пускаются в рассуждения, возражать на которые я не имею никакого основания. Оба сочинения являются сочинениями тенденциозными, которые во что бы то ни стало стремятся доказать, что ни естествознание, ни антропология не дают никакого материала о Необходимости и полезности социализма. Оба автора, как это нередко делается в полемике, неоднократно вырывают из моего сочинения то, что им подходит, и отбрасывают то, что им неудобно, так что иногда требуется известное усилие, чтобы узнать мною сказанное.

При разборе обеих книг я начну с раньше появившегося произведения Циглера.

Уже в самом своем названии Циглер сделал промах. Если он хотел дать критику социал-демократических теорий в связи с учением Дарвина, он должен был не мою книгу сделать предметом своей критики: с моей стороны было бы беспримерной дерзостью, если бы я считал себя одним из социалистических теоретиков. Для этой цели он должен был взять сочинения Маркса и Энгельса, на чьих плечах мы, остальные, стоим. Этого он благоразумно не сделал. Он не мог также рассматривать мою книгу как своего рода сочинение партийно-догматическое, так как я определенно заявил в ней, а именно во введении, насколько, как мне кажется, моя книга может рассчитывать на согласие моих партийных товарищей. Циглер не мог этого не заметить. Если он все же выбрал такое название, то он, конечно, здесь заботился более о пикантном, чем о правильном.

Теперь я прежде всего должен отбросить тяжелое оскорбление, наносимое Циглером Энгельсу своим утверждением, будто Энгельс в сочинении «Происхождение семьи, частной собственности и государства» принял без критики всю теорию Моргана. Впрочем, Энгельс пользуется в ученом мире слишком большим уважением, чтобы упрек Циглера мог произвести там какое-нибудь впечатление. Объективное изучение сочинений Энгельса показывает даже неспециалистам - к таковым в данном случае не принадлежит Циглер, - что он принял взгляды Моргана лишь потому, что они совпали с взглядами и исследованиями его самого и Маркса в той же области. Приняв эти взгляды, Энгельс обосновал их и своими собственными доводами, так что противникам было бы невозможно оспаривать их с надеждой на успех. Все, что Циглер, главным образом на основании Вестермарка и Штарке, приводит против взглядов Моргана, Энгельса и всех тех, которые в существенных чертах согласны с Морганом и Энгельсом, - все это шатко и несостоятельно и показывает поверхностность воззрений, которая отнюдь не повысила моего уважения к людям науки циглеровского покроя.

Циглер боится (стр. 15 его сочинения), что и против него будет выдвинута клевета, которую я будто бы направил против большей части современных ученых, обвиняя их в том, что они пользуются своим научным положением к выгоде господствующих классов. Я решительно протестую против обвинения в клевете на кого бы то ни было. Обвинение в клевете, видимо, очень легко срывается с пера у наших профессоров, как это показывает также и нападение Геккеля против меня (см. стр. 315 настоящей книги).

Все, что я пишу в этой книге, является, насколько я высказываю свои собственные воззрения, моим глубоким убеждением, которое может быть ошибочным, но ни в коем случае заведомо ложным, а только последнее и было бы клеветой. Я не только верю в то, что высказал относительно большей части наших ученых, но мог бы доказать это многочисленными фактами. Однако я удовольствуюсь тем, что наряду с мнением такого человека, как Бокль (см. стр. 312 настоящей книги), приведу мнение Фридриха Альберта Ланге, который на стр. 15 второго издания своего «Рабочего вопроса» говорит о фальсифицированной науке, которая по первому знаку капиталистов отдается в их распоряжение. И, разобрав далее господствующие взгляды на государственные науки и статистику, Ланге продолжает: «То, что подобные воззрения (монархические) оказывают свое воздействие и на людей науки, легко объясняется разделением труда в духовной области. При редко встречающейся свободной философии, собирающей все науки в один световой фокус, даже наши самые знаменитые ученые-исследователи - в известной мере дети всеобщего предрассудка: они, правда, очень хорошо видят в своем узком кругу, но вне его они не видят ничего. Если присоединить к этому несчастью оплачиваемой государством и ремесленно преподаваемой «философии», которая всегда готова объявлять существующее разумным, то откроется достаточно оснований сдержанности в тех случаях, где сами научные вопросы совершенно непосредственно приводят к элементам будущей мировой революции, как это имеет место в законе борьбы за существование».

Эти разъяснения Ф. А. Ланге ясны. Они не нуждаются в дополнениях. Подробности Циглер найдет у Ланге в первой и второй главах его книги. Циглер говорит далее, что ему советовали не приниматься за сочинение против меня, а вместо этого окончить уже давно начатую книгу по эмбриологии, «что было бы полезнее для его карьеры». Я тоже думаю, что это было бы разумнее не только для его карьеры, но и для его научной репутации, которая не возросла от книги, направленной против меня. Я не могу здесь подробно входить в рассмотрение возражений Циглера против взглядов на отношения полов у племен, стоящих на низшей ступени человеческого развития. Эти отношения, со времени Бахофена и Моргана, все более и более делаются предметом научного исследования. Не проходит почти ни одного дня, который не приносил бы новых и убедительных фактов в духе воззрений Бахофена - Моргана, и я сам в первом отделе предлагаемой книги привел для широких кругов несколько новых фактов, которые, по моему убеждению, точно так же бесспорно доказывают верность этих взглядов. Появившаяся между тем, работа Кунова «Родственные организации австралийских негров», о которой я говорю в первом отделе этой книги, дает не только массу новых фактов в том же направлении, но, кроме того, подробно разбирает взгляды Вестермарка и Штарке, на которые опирается Циглер, и опровергает их самым основательным образом. Ради сбережения места я направляю Циглера к этой работе.

Там, где Циглер сам старается доказать, что единобрачные отношения между мужчиной и женщиной являются «обычаем, основывающимся на природе» (стр. 88 его книги), он делает труд доказательства уж слишком легким для себя. Сначала единобрачные отношения вытекают у него из чисто психологических оснований: «любви, обоюдного страстного желания, ревности», но затем он говорит, что брак необходим, «ибо через публичное заключение брака муж по отношению к обществу признает обязательство остаться верным своей жене, заботиться о ней и, воспитывать своих детей». Итак, сначала моногамия - «обычай, основывающийся на природе», отношения, вытекающие из «чисто психологических оснований», то есть нечто законам природы само собой понятное, а несколькими страницами далее брак определяется как законное принудительное учреждение, созданное обществом для того, чтобы муж оставался верен своей жене, заботился о ней и воспитывал своих детей. «Разъясните мне, граф Эриндур, это раздвоение природы». У Циглера добрый гражданин погубил естествоиспытателя.

Если публичное заключение брака необходимо для мужа, чтобы он остался верен своей жене, заботился о ней и воспитывал своих детей, то почему Циглер не говорит ни единого слова о таких же обязанностях жены? Он невольно сознает, что жена в современном браке находится в подчиненном положении, которое заставляет ее всегда делать то, что от мужа должно быть еще только получено путем особого торжественного обязательства, в бесчисленном числе случаев нарушаемого.

Циглер, однако, не настолько ограничен и невежествен, чтобы не знать, что, например, еще в Ветхом завете основой патриархальной семьи была полигамия9, которой предавались все патриархи до царя Соломона, и их от этого не удерживал обычай, «основанный на природе», а «психологические основания моногамии»10 не оказывали на них никакого действия. Полигамия и полиандрия11, существовавшие в историческое время целые тысячелетия, - из них первая еще ныне признается на Востоке социальным учреждением многими сотнями миллионов людей - противоречат самым решительным образом приводимым Циглером «естественнонаучным» основаниям и доводят их до абсурда. Именно к абсурду приходят, если пытаются судить о чужих обычаях и социальных учреждениях с точки зрения ограниченных буржуазных предрассудков и ищут естественнонаучных оснований там, где имеют значение лишь социальные причины.

Циглер мог бы также не трудиться приводить примеры из половой жизни человекообразных обезьян, чтобы доказывать этим, что моногамия является своего рода естественной необходимостью, ибо обезьяны не обладают, подобно людям, социальной организацией - хотя бы самой примитивной, - которая управляла бы их мышлением и поступками. Дарвин, на которого он ссылается против меня, был гораздо осторожнее в своем суждении. Дарвину, правда, казалось невероятным существование «брачной общности» и предшествовавшего ей состояния всеобщего полового смешения, но он был достаточно объективен, чтобы сказать, что все те, кто наиболее основательно изучили предмет, держатся другого мнения, чем он, и «брачная общность» (это специфическое выражение принадлежит нам.- Авт.), включая и брак между братьями и сестрами, составляла первоначальную и всеобщую форму полового общения на всей земле12. Но со времени Дарвина исследование первобытного состояния общества сделало большой шаг вперед; многое, что тогда могло казаться сомнительным, теперь ясно, и, вероятно, сам Дарвин, если бы он еще был жив, отбросил бы свои прежние сомнения. Циглер подвергает сомнению учение Дарвина об унаследовании приобретенных свойств и самым решительным образом борется против этого взгляда; но самим Дарвином оставленные под сомнением воззрения о том, что моногамия была у людей первоначальным отношением полов, принимает он как непогрешимые, с жаром верующего христианина, который считал бы опасным для спасения своей души неверие в догмат святой троицы или, если он католик, в беспорочное зачатие Марии. Циглер находится в большом заблуждении, если он думает, что можно скрыть фазы развития половых сношений на различных культурных ступенях человечества, подвергая доказанные факты сомнению, крайне догматическому и в то же время исторически и естественнонаучно совершенно ложному.

В вопросе о моргановском объяснении развития половых отношений на различных ступенях развития общества с Циглером и его единомышленниками происходит то же самое, что с большинством наших ученых относительно материалистического понимания истории. Им недоступна простота и естественность этого понимания, уясняющего и объясняющего все явления, кажущиеся столь противоречивыми и неясными с другой точки зрения; это понимание слишком просто, и в нем нет места спекулятивным мудрствованиям. Кроме того, они боятся, сами того ясно не сознавая, что эти взгляды отрицательно скажутся на прочности существующего государственного и общественного порядка; ибо, если законы развития действительны и для общества, как может тогда буржуазное общество утверждать, что не может быть никакого лучшего общественного порядка?

Циглер не понимает связи учения Дарвина с социалистическим мировоззрением; я и здесь рекомендую ему две первые главы из книги Ф. А. Ланге «Arbeiterfrage» («Рабочий вопрос»), озаглавленные: «Борьба за существование» и «Борьба за привилегированное положение»; быть может, ему из них станет ясным то, что осталось неясным в моей книге. Что Циглер неправ, рассчитывая использовать против меня взгляд Вирхова о дарвинизме, ведущем к социализму, я доказал в соответствующем месте этой книги.

Я рассматриваю естественнонаучное учение Дарвина в тесной связи с социалистическим мировоззрением, а Циглер думает опровергнуть это мировоззрение, ссылаясь на мнение Дарвина относительно войн и на его мальтузианские взгляды. Прежде всего я должен потребовать, чтобы меня цитировали верно. То, что Циглер цитирует на стр. 186 своего сочинения как мой взгляд на вечный мир, в самой основе неверно и показывает его полную неспособность разобраться в строе мыслей социалиста. Что некоторые войны оказывали благоприятное влияние на развитие культуры, с этим можно несомненно согласиться, но что все войны имели такой характер, это может утверждать только невежда в истории. Только варвар может верить в то, что даже теперь войны, при массовом истреблении самых крепких мужчин, цвета культурных наций, и массовом уничтожении культурных ценностей, способствуют прогрессу человечества. Всякий продолжительный мир был бы тогда, по взгляду Циглера и его единомышленников, преступлением по отношению к человечеству. Все, что Циглер говорит в своей книге об этой главе, не возвышается над самым плоским мещанством.

Не выше стоит то, что он, опираясь на Дарвина, говорит о мальтузианстве. Полнейшее отсутствие социально-экономических знаний приводило Дарвина к слишком рискованным утверждениям всякий раз, как он касался социальных тем; но со времени Дарвина в социальной области совершился такой могучий прогресс, что то, что было еще простительно Дарвину, уже непростительно его ученику, особенно если таковой, подобно Циглеру, выступает с претензией иметь в этой области авторитетное суждение. То, что я об этом мог бы против него сказать, мною сказано в отделе этой книги «Население и перенаселение». Здесь я лишь ссылаюсь на это место.

Одним из главных козырей, с которым Циглер выступает против меня, является опровержение моего взгляда о возможности развития людей, и особенно женщин, при разумных и естественных общественных отношениях путем воспитания. Циглер, опираясь на Вейсмана, придает своему противоположному мнению, что наследование приобретенных свойств исключается или возможно лишь в бесконечно далеком времени, такое значение, что ставит от него в зависимость осуществление социалистической идеи. Он говорит: «Прежде чем люди приспособились бы к новой социальной организации, эта новая организация давно бы погибла» (стр. 19). Это положение показывает своеобразно-наивное представление Циглера о будущих общественных формациях. Он не понимает, что новые общественные формации порождаются общественными потребностями, что общественные формации развиваются вместе с людьми, взаимно обусловливая и определяя друг друга. Новый общественный порядок невозможен без людей, желающих и способных его сохранить и развить. Если где-нибудь может быть речь о приспособлении, то именно здесь. Более благоприятные условия каждого нового общественного порядка по сравнению с предыдущим переносятся также на индивидуумы и постоянно облагораживают их.

По Циглеру, взгляд на возможность унаследования приобретенных свойств уже до такой степени раскритикован, что в него еще верят лишь отсталые. Как неспециалист и как человек, заваленный работами самого различного рода, далеко стоящий от разбираемой здесь темы, я не могу в данном случае опираться на свои собственные сведения и знания, но внимательное наблюдение показало мне, что этот вопрос, с такой неопровержимою уверенностью решаемый Циглером, очень спорный, и к тому же против мнения Циглера высказываются самые признанные представители дарвинизма. Так, доктор Бюхнер поместил 13 марта 1894 года в «Приложении к Всеобщей Газете» статью, озаглавленную «Естествознание и социал-демократия», в которой он разбирает сочинение Циглера. Бюхнер не только высказывается против взгляда Вейсмана - Циглера, но и указывает в то же время, что наряду с Геккелем в пользу взгляда Дарвина высказываются Гексли, Гегенбауэр, Фюрбрингер, Эймер, Клаус, Коп, Лестер Уорд и Герберт Спенсер. Далее и Хаке в своем очень ценимом специалистами полемическом сочинении «Образование и наследственность. Механика развития организмов»13 выступает против точки зрения Вейсмана. И Хегар в своей брошюре, направленной против меня, не согласен с Вейсманом (стр. 130 и следующие). Теории о наследовании приобретенных свойств придерживается профессор доктор Додель, который в своем сочинении «Моисей или Дарвин. Школьный вопрос» на стр. 99 говорит дословно следующее: «Огромное значение имеют факты прогрессивной, или развивающейся, наследственности. Сущность ее состоит в том, что индивидуальные признаки, то есть недавно выступившие признаки, свойства позднейшего времени, могут перейти по наследству на потомство»14. Об этом же вопросе Геккель пишет в письме к Л. Бюхнеру от 3 марта 1894 года, цитируемом в вышеуказанной бюхнеровской критике книги Циглера: «Из прилагаемой статьи вы увидите, что моя точка зрения в этом основном вопросе неизменно остается монистичной (и одновременно ламарковской). Теории Вейсмана и им подобные всегда приводят к дуалистическим15 и телеологическим16 представлениям, которые в конце концов" становятся чисто мистическими. В онтогении они прямо приводят к старой догме предопределения» и т. д. На той же почве стоят Ломброзо и Ферреро в их сочинении «Женщина, как преступница и проститутка»17, где на стр. 140 они говорят об инстинктах подчинения и преданности, которые женщина унаследовала посредством приспособления.

Точно так же Тарновский18 считает возможным при известных условиях унаследование приобретенной извращенности полового чувства, а Крафт-Эбинг19 говорит о характере женщины, образовавшемся в определенном направлении в ряде многочисленных поколений.

Эти ссылки показывают, что я с моим взглядом на унаследование приобретенных свойств нахожусь в хорошем обществе и что Циглер утверждает более того, что может доказать.

Циглер по своей гражданской специальности - естествоиспытатель, но как zoon politicon он, выражаясь словами Аристотеля, по всей вероятности, национал-либерал. За это говорит частая неопределенность выражений, когда он затрудняется привести доказательства; за это говорит далее судорожное -усилие, предпринимаемое им, чтобы согласовать все развитие человечества с современным буржуазным строем, причем он пытается доказать, что социальные и политические учреждения, касающиеся брака, семьи, государства и т. д., во все времена были подобны нынешним, и этим может быть доказано, что в конце XIX столетия филистер не должен ломать себе голову над тем, что ему принесет XX столетие.

Перехожу к Хегару. Автор называет свою книгу социально-медицинским исследованием. Если бы он «социально» вычеркнул и отбросил соответствующую часть своей брошюру, то его работа немало выиграла бы, ибо социальный раздел ее крайне убогий и показывает в высшей степени недостаточное знакомство автора с нашими социальными условиями. Хегар не подымается здесь ни на йоту выше буржуазной посредственности и, подобно Циглеру, совершенно не в состоянии схватить хотя бы одну мысль, которая не укладывается в узкий круг буржуазных воззрений. Поэтому Хегар, в мудром познании самого себя, поступал очень умно, отказавшись от своего первоначального плана (см. предисловие к его книге) исследовать весь женский вопрос; он избрал ограниченную тему, «чтобы выступить таким образом против лживых и в высшей степени вредных взглядов и учений, которые... брошены в широкие массы в особенности книгою Бебеля «Женщина и социализм»», и он прибавляет далее: «Хорошие и действительно на научной основе стоящие работы, какова «Половая гигиена» Риббинга, находят, напротив, сравнительно мало сочувствия».

Эта последняя книга мне хорошо известна, автор ее стоит на строго религиозной почве; книга его очень слабая, и в ней ясно выражена консервативная тенденция. Сильно выраженная тенденция видна, конечно, и в хегаровском опровержении моего сочинения. В своем усердии опровергать он доказывает больше, чем может доказать как специалист. При этом он повсюду берет под свою защиту высшие классы, выставляя их образцом нравственности, рабочих же он закидывает камнями, так что часто думаешь, что имеешь дело с буржуа, сознающим свои классовые интересы, а не с представителем науки. Напротив, когда Хегар выступает в своем изложении объективно, как человек науки, сочинение его содержит ряд поучительных сведений, распространение которых весьма желательно. Но напрасно стали бы мы искать в его сочинении широких обобщений и предложений по оздоровлению общества, которые могло бы принять государство или общество, поскольку необходимость их была бы признана, в целях воспитания всего человеческого рода на основе самых передовых научных знаний.

В буржуазном обществе существуют два класса20, которые не принадлежат к пролетариату, но которые, если бы они могли освободиться от своего узкого буржуазного образа мыслей, должны бы с восторгом приветствовать социализм: это учителя и медики (гигиенисты, гинекологи, врачи). Таким образом, именно от таких людей, как Хегар и ему подобные, знающих, благодаря своему положению и своим занятиям, безмерное несчастье, которое переживает огромное большинство людей, особенно женщин, главным образом вследствие наших социальных отношений, - именно от таких людей следовало бы ожидать решительного слова в пользу широких мероприятий, направленных на оздоровление и преобразование социальных условий, которые одни только действительно могут помочь делу. Но этого нет. Напротив, они защищают противоестественное состояние и прикрывают своим авторитетом прогнивший общественный строй, ежедневно доказывающий свою беспомощность перед лицом все более возрастающих бедствий физического и нравственного разложения. Это более всего возмутительно в поведении всех этих мужей науки, у которых одно только оправдание, что окружающая их общественная среда и ее предрассудки, сделавшиеся их второй натурой, лишают их возможности хотя бы мысленно подняться над этой средой', при всей их учености они остаются «нищими духом».

У Хегара, подобно Циглеру, своеобразный способ цитирования; он также выдергивает несущественное, откидывая существенное, и строит на этом опровержение. Его побуждает полемизировать против меня главным образом то, что я придаю большое значение нормальному удовлетворению половой потребности у зрелых людей, и он выставляет дело так, как будто я защищаю неумеренность. Отмечая, что я ссылаюсь на Будду и Шопенгауэра, и называя устаревшими мнения Хегевиша и Буша, он умалчивает, что такие авторитеты, как Кленке, Плосс и Крафт-Эбинг, высказывающиеся гораздо обстоятельнее, чем вышеназванные, стоят на моей стороне. В предлагаемом издании я цитирую далее консервативного статистика по вопросам морали фон Эттингена, который на основании своих статистических исследований приходит к совершенно таким же результатам, как я. Всему этому Хегар не нашел противопоставить ничего лучшего, как статистику Декарпье о смертности холостых во Франции за время с 1685 по 1745 год (!!!) и статистику женатых по Бауэру, относящуюся к 1776-1834 годам. Те и другие данные относятся ко времени, когда статистика была еще в очень жалком состоянии, они не могут считаться доказательными.

Но Хегар запутывается в противоречиях. На стр. 9 своего сочинения как доказательство безвредности полового воздержания взрослых людей он приводит католических священников, а также монахов и монахинь, добровольно наложивших на себя обет безбрачия. Он оспаривает возражение, что эти люди не живут воздержанно, указывая, что к воздержанности их принуждает кроме чувства долга общественное положение, при котором всякое падение делается темой сплетен и скоро доходит до ушей начальства. Между тем на стр. 37 и 38 своей книги он говорит буквально следующее: «Факт, установленный Дрюри (и приведенный Бертиллоном), говорит все же совершенно определенно о прямом влиянии подавленной половой потребности на возникновение этой категории преступлений (изнасилование, покушение на детей и прочее). Дрюри сопоставил нарушение нравственности в течение 30 месяцев в школах, руководимых светскими лицами, и в школах, руководимых духовенством. В 34 873 светских школах насчитывается 19 преступлений и 8 проступков, в 3581 духовной школе - 23 преступления и 32 проступка. Таким образом, институты, содержимые религиозными конгрегациями, насчитывают в 4 раза более проступков и в 12 раз более преступлений против нравственности!» Я полагаю, что того, кто сам себя опровергает, нет нужды опровергать.

Подобных противоречий у Хегара еще много. На стр. 18 и 19 он дает таблицы смертности для Франции, Парижа, Бельгии, Голландии, Пруссии, Баварии, которые показывают число умерших в различных возрастах на каждую тысячу женатых и холостых. Почти все эти таблицы говорят в пользу моего воззрения, так как они показывают, что смертность холостых, за исключением более молодого возраста в 15-20 лет, выше смертности женатых и замужних. Конечно, немалая часть замужних женщин умирает в родовой период или от его последствий в возрасте 20-40 лет, и Хегар заключает из этого факта и из многочисленных болезней, возникающих от перенесенных родов, что удовлетворение потребности любви значительно повышает смертность женщин. Но он не замечает, что они умирают не вследствие половых отношений, а от их последствий. И в этом виноваты лишь физические свойства значительного числа женщин, затрудняющие им перенесение родового акта. И эта физическая слабость опять-таки является результатом наших жалких социальных отношений: плохого питания, жилищных условий, образа жизни, рода занятий, умственного и физического воспитания, одежды (корсет) и т. д. Хегар, как специалист, должен также знать, как часто в тяжелых страданиях рожениц виновата недостаточная или неправильная акушерская помощь или заражение со стороны мужа. Все эти недостатки могли бы быть уничтожены разумными социальными учреждениями и способами воспитания, и тогда не было бы всех этих последствий. Упрекая меня далее в сильном преувеличении вредного влияния неудовлетворенной половой потребности, Хегар сам впадает в другую крайность. Он так описывает вред от удовлетворения половой потребности для женщины, что оказывается прав апостол Павел, учивший, как известно: вступать в брак хорошо, не вступать - еще лучше.

Хегар оспаривает далее правильность моего воззрения, что неудовлетворение половой потребности у неженатых влияет на число самоубийств. Я обращаю здесь прежде всего внимание на статистические данные моей книги. Но Хегар сам должен согласиться (стр. 23), что «в общем число самоубийств в холостом состоянии выше». Из-за чего же тогда спор?

В дальнейшем Хегар оспаривает мой взгляд, что подавление половой потребности часто ведет у женщин к душевным болезням, к сатириазису, к нимфомании, но и здесь опровергнуть мой взгляд ему совсем не удалось. На стр. 80 он говорит: «Женский пол в общем более подвержен помешательству, чем мужской, но все же разница незначительна; напротив, очень велика разница между не вступившими в брак и состоящими в нем; число сумасшедших среди первых приблизительно вдвое больше. Это отношение выступает еще резче, если не принимать во внимание детей, у которых душевные заболевания замечаются сравнительно редко, и учитывать только неженатых и незамужних с пятнадцатилетнего возраста. Тогда получается приблизительно в четыре раза большее число сумасшедших для холостых, чем для состоящих в браке. Хегар старается, правда, эту огромную разницу в пользу состоящих в браке объяснить различными причинами, и часть этих причин я могу принять тем легче, что я нигде не утверждал, будто подавленная половая потребность является единственной причиной болезненных состояний неженатых и незамужних; и все же Хегар в конце концов должен согласиться (стр. 31): «Однако разница между не состоящими в браке и состоящими слишком велика, чтобы ее можно было объяснить только этим» (приведенными им причинами). Я снова спрашиваю: из-за чего же спор?

Далее, на стр. 23 он говорит: «Нимфомания и сатириазис появляются иногда при очень значительных анатомических изменениях в половых органах или в центральной нервной системе». Но откуда происходят эти изменения, на это он дает очень неудовлетворительный ответ. Что неудовлетворение половой потребности может способствовать появлению страдания, с этим он согласен. «Однако первой и главной причиной является все же искусственно и насильственно вызванное возбуждение»(!). Но это возбуждение лежит в половой природе человека, иначе оно было бы невозможно. Хегар соглашается также, что происхождение истерии еще в древности приписывалось подавленной половой потребности, но сам он этого не хочет признать, и все же на стр. 55 он говорит: «В прежнее время, да и в наши дни, хотя и реже, наблюдались заболевания истерией, истерическим сумасшествием и пляской святого Витта в таких закрытых учреждениях, как женские монастыри, женские институты, что опять-таки часто приписывалось подавленной половой потребности». Хегар не спорит с этим, он пытается лишь выяснить причины, против которых мне опять-таки нет надобности возражать, тем более что я их сам отчасти уже привел.

«Картина болезни легко приобретает у женщины половой оттенок», - говорит далее Хегар, и это я опять-таки принимаю, как согласное с моими взглядами. Он заявляет далее: «Насколько при происхождении таких нервных и душевных страданий, имеющих половую окраску, играет роль насильственное подавление половой потребности, соответствующей силе и возрасту данного лица, это трудно решить». И эта уступка удовлетворяет меня.

В гл. VI своей брошюры Хегар рассматривает вред, вытекающий для женщины из участия ее в процессе размножения. Как уже выше было указано, по Хегару, замужние женщины подвергаются гораздо большим опасностям в смысле вреда для здоровья, чем незамужние, хотя он не хочет совершенно отвергать отрицательной стороны неудовлетворения половой потребности. Но, как бы то ни было, самый вид пожилых девушек, так называемых старых дев, показывает даже неспециалистам вред безбрачия. Этого не может вполне замолчать и Хегар, и поэтому он замечает на стр. 30: «Существует и другой класс девушек, которые совершенно здоровы или у которых во всяком случае не замечается никаких сколько-нибудь значительных отклонений в развитии их организма, но которые постепенно стареют, не вступая в брак. По своему внешнему облику они во многом напоминают малокровных: чувство слабости и дряхлости, отвращение к работе, плохое настроение, сильная раздражительность, бледное лицо, худоба, ненормальность половых функций и др.» В этих словах содержится, таким образом, очень ценное для меня согласие с моими взглядами. И тем не менее на меня же обрушиваются с самыми страшными обвинениями только потому, что я более» откровенно называю вещи их настоящими именами.

Я совершенно не касаюсь того, что Хегар говорит в гл. VII своей брошюры о неумеренности в половых отношениях и о последствиях так называемой «свободной любви»; во-первых, потому, что он, полемизируя со мною, не понял меня, намеренно или ненамеренно, этого я не буду касаться; во-вторых, потому, что он ставит здесь вопросы, которые вообще не имеют отношения к излагаемой мною теме.

В дальнейшем с Хегаром произошло то, что происходит вообще со всеми буржуазными идеологами: следствие он ставит на место причины; так, например, пьянство он выводит не из социальных причин, а из «этического дефекта». Я так подробно в этой книге говорю о влиянии социальных условий на жизненные отношения людей, что мне в данном месте незачем об этом более распространяться.

Хегара сильно возмущает то, что я показываю, как часто дочери народа соблазняются лицами, принадлежащими к «имущим и образованным» классам. Это, по его мнению, неверно, виновными оказываются будто бы почти без исключения солдаты, рабочие, подмастерья, слуги, иногда попадается и человек из лучшего сословия, который тогда должен очень тяжело платиться за свою ошибку, в которой он, быть может, несет только часть вины. Более наглое утверждение едва ли возможно. Конечно, отцы приблизительно 170 тысяч ежегодно рождающихся внебрачных детей только отчасти лица «имущих и образованных» классов, и в процентном отношении они представляют необычайно большой контингент. К сожалению, работники, в особенности слуги в благородных домах, слишком часто готовы брать на себя грехи своих господ. Если бы Хегар произвел соответствующее дознание в акушерской клинике Фрейбурга, он там кое-чему научился бы, если он способен вообще в этом пункте чему-нибудь научиться. Я рекомендую ему также прочесть сочинения его более молодого коллеги доктора Макса Таубе из Лейпцига «Охрана внебрачных детей»21, который при исследовании этого вопроса приходит к совершенно противоположному выводу. Слепой, предвзятый защитник буржуазного общества говорит в Хегаре, когда он обсуждает социальные моменты. Таковым он является и тогда, когда произносит настоящий панегирик господствующей во Франции двухдетной системе, которая, по его мнению, является своего рода идеальным состоянием. О причинах и влияниях этой системы я достаточно высказываюсь во втором отделе данной книги. Выступая защитником этой системы, Хегар опять-таки совершенно не замечает ее последствий для нравственного состояния французского населения. Он, как гинеколог, не может не знать, что она значительно усиливает массовые аборты, детоубийства, растление детей и противоестественный разврат.

На той же высоте понимания стоят и другие социальные и политические взгляды, выдвигаемые им против моих взглядов. Таково, например, все, что он говорит о праве на труд, которое немецкая социал-демократия, как известно, никогда не признавала программным требованием, о международных отношениях, о трудовом дне и о природе денег. Поистине феноменальной поверхностью отличаются также его экономические взгляды по аграрному вопросу. В падении английского земледелия виновной оказывается отмена хлебных пошлин, что, как известно, произошло в 1847 году. Тот факт, что я неоднократно указываю в своей книге на то, как в настоящее время плодородная почва часто отводится под лес, который затем заселяется оленями и козулями, чтобы аристократы и богатые господа могли удовлетворить свои охотничьи страсти, вызвал у него следующее возражение (стр. 94): «Из любви к охоте в Германии, конечно, под лес не отводится или отводится очень мало земель, которыми можно воспользоваться лучше для других целей или которые вообще могли бы найти более правильное назначение. Едва удается охранить от полного истребления некоторые виды животных, каковы олени, кабаны; конечно, для сторонника одностороннего утилитарного принципа это безразлично, и он считал бы совершенно правильным, если бы были перестреляны последний заяц и последняя дикая коза. Но что стало бы тогда с лесами и полями!»

Так может писать только человек, который не имеет никакого понятия о том, что происходит в действительности, иначе он знал бы, что наши крестьяне на севере и на юге, на востоке и на западе - все согласны с тем, что вред, причиняемый преднамеренной охраной диких животных во всех частях Германии, достиг постепенно такого размера, который должен быть назван бедствием. Едва ли в этом отношении условия феодального времени были хуже, чем то, что происходит теперь в некоторых местностях в Германии.

И собственно аграрный вопрос Хегар разрешает удивительно просто. Он пишет (стр. 106): «Торговая политика, податная система, законодательство и добрая воля владельцев латифундий более всего должны способствовать поддержанию мелких и средних крестьян...» Таким образом, от волка он ожидает спасения ягненка. Тут я теряю способность и склонность дальше полемизировать.

Если немецкая профессорская среда не выставит более искусных бойцов, чем Хегар и Циглер, против дракона социализма, тогда это современное «чудовище» овладеет буржуазным обществом. Бессонных ночей нам такие Зигфриды не причинят.

А. Бебель

Пасха. 1895.


ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА К ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТОМУ ИЗДАНИЮ

Со времени двадцать пятого издания этого сочинения я его не дополнял и не перерабатывал, но ввиду продолжающегося спроса на эту книгу мне показалось желательным вновь подвергнуть пересмотру ее содержание. В основных воззрениях, нашедших выражение в этой книге, я не нашел ничего, что нужно было бы изменить, но я принял во внимание целый ряд новых фактов, сделавшихся известными со времени появления двадцать пятого издания; точно так же я включил в круг обсуждения ряд новых литературных явлений, содержавших в себе заслуживающие внимания взгляды. Был принят во внимание и ряд сообщений и указаний, которые вновь были присланы мне моими читателями и за которые я приношу здесь мою искреннюю благодарность.

Чтобы не увеличивать еще более объема книги, я был вынужден сделать выбор между нахлынувшим материалом. При имеющейся массе его было бы легко удвоить содержание книги. Но против такого расширения книги говорили самые различные основания.

В настоящем виде, как я надеюсь, будет достигнута еще скорее цель, которую преследовала книга и, можно сказать, достигла в высокой степени, - преодоление предрассудков, препятствующих женщине добиться полного равноправия, а также пропаганда социалистических идей, осуществление которых только и обеспечивает женщине ее социальное освобождение.

Ведь не проходит дня, который не приносил бы мыслящему человеку новых доказательств того, что только переустройство государства и общества в самой их основе может положить конец все возрастающему разложению нашего государственного и социального строя.

Сознание необходимости такого переустройства охватывает не только все более широкие круги пролетарской женской среды, но и буржуазное женское движение все более возвышается в своих стремлениях и ставит требования, на которые прежде осмеливались лишь самые прогрессивные элементы. Женское движение почти во всех культурных странах с каждым годом становится на все более твердую почву, и если в этом движении еще можно найти много неясного и половинчатого, то эти недостатки не остаются надолго скрытыми для действующих в нем элементов; женское движение будет и дальше развиваться, хотят того или нет.

Совершенно особым признаком прогресса движения является громадный рост литературы по женскому вопросу; чтобы следить за ней, недостаточно сил одного лица. Конечно, и здесь нередко качество не соответствует количеству, но все же это признак духовного брожения и, в конце концов, в других областях духовной деятельности это несоответствие не менее велико. Важно то, что движение прогрессирует, и то, что, быть может, ускользает от внимания отдельных лиц исправляет инстинкт массы. Приведенная в движение масса не сбивается с пути.

А. Бебелъ

Берлин - Шёнеберг,

15 ноября 1902 года.


ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА К ПЯТИДЕСЯТОМУ ИЗДАНИЮ

В начале текущего года исполнилось тридцать лет с появления первого издания этой книги. Оно появилось, как я уже указывал в предисловии к девятому изданию, при исключительных обстоятельствах. За несколько месяцев перед тем был издан закон о социалистах, на основании которого запрещалась вся социалистическая литература. Если кто-нибудь, однако, отваживался тогда распространить или издать запрещенное произведение и попадался с этим, то в награду получал до шести месяцев тюрьмы. Все же отваживались и на распространение и на издание.

Первое издание вышло в Лейпциге, но появилось под чужой фирмой. На нем было обозначено издательство народной книжной торговли - Цюрих - Геттинген, где как раз издавался и запрещенный в Германии «Социал-демократ». Второе издание застряло, и я смог его впервые выпустить только в 1883 году: раньше мне помешали препятствия личного характера. Второе издание появилось в книгоиздательском магазине (И. Шабелитца) в Цюрихе. Следующие шесть изданий вышли до 1890 года, по 2500 экземпляров каждое. Препятствия к распространению книги преодолевались. Правда, иногда посылки попадали в руки полиции, а отдельные экземпляры конфисковывались на дому при обысках. Впрочем, эти книги не пропадали, они шли, конечно бесплатно, в другие руки и прочитывались полицейскими чиновниками, их близкими и друзьями, быть может, еще с большим усердием, чем моими партийными товарищами.

Когда наконец в 1890 году закон против социалистов пал, я предпринял полную переработку и значительное расширение книги, которая и была выпущена девятым изданием в 1891 году тем же издательством, что и настоящее издание. Предлагаемое здесь пятидесятое издание значительно обновлено. Содержание его стало яснее благодаря увеличению количества глав и расчленению их.

До сего времени книга вышла на четырнадцати языках, во многих странах в новых изданиях, например в Италии и Соединенных Штатах. В настоящее время она переводится на пятнадцатый, сербский, язык.

Таким образом, книга прошла свой путь, и, могу добавить без высокомерия, путь, пробитый ею самой. Противники ее вопреки своему желанию немало позаботились о ее распространении.

Впрочем, она нашла различное признание. В своем сочинении «Половой вопрос»22 профессор Август Форель называет ее «значительной и замечательной книгой», которая является, с некоторыми делаемыми им оговорками, «важным, превосходным сочинением, с которым в самом существенном безусловно должно согласиться». "В другом месте он говорит, что, хотя и не согласен с целым рядом пунктов, в которых считает меня неправым, он «оценивает мою книгу как произведение, заслуживающее высшей похвалы».

То же говорит он и по поводу второго издания 1883 года. Профессор Форель, как видно, не знает позднейших, существенно измененных и дополненных, изданий, потому я не вхожу в рассмотрение его критики издания 1883 года.

Один английский автор, Г. С. Говард, также пишет в своем сочинении «История супружеских отношений»23: «В своей превосходной книге о «женщине и социализме» Август Бебель предъявил тяжелый обвинительный акт современным брачным отношениям». Далее он дает краткий обзор содержания и заключает: «Что бы мы ни думали о целебных средствах, предлагаемых социалистическими писателями, сколь бы ни казалось нам спорным положение, что единственное наше спасение в основании кооперативной республики, одно совершенно бесспорно: социалисты оказали обществу ценную услугу, честно изучив факты и бесстрашно изложив их. Беспощадно обнажили они все недостатки, которыми страдает наша семья в современном государстве. Они ясно показали, что проблема брака и семьи может быть разрешена лишь в связи с современной экономической системой. Они доказали, что только при полном освобождении женщины и абсолютном равноправии полов в браке возможен прогресс. Этим они добились того, что уже в настоящее время человечество выработало гораздо более высокий идеал брачной жизни».

Женское движение - как буржуазное, так и пролетарское - за тридцать лет со времени выхода моей книги достигло, особенно в культурных странах мира, очень многого. Пожалуй, нет другого движения, которое за такой короткий отрезок времени добилось бы столь замечательных результатов. В признании политического и гражданского равноправия женщины, допущении ее в высшую школу и к профессиям, ранее закрытым для нее, сделаны огромные успехи. Даже те партии, которые были принципиальными противниками женского движения, например католический центр и евангелические христианские социалисты, теперь сочли необходимым превратить свои отсталые позиции в передовые. Самым простым основанием для этого было опасение со стороны этих партий полностью утратить свое влияние на доступные им круги женщин.

На вопрос, как объяснить такое явление, можно ответить: к этому привел великий социальный и экономический переворот во всех наших отношениях. Если кто-нибудь должен, подобно бывшему несостоятельному прусскому министру культов, прилично пристроить своих семерых дочерей, то жестокие факты вобьют ему в голову и логику и рассудок. То же самое происходит многократно в наших так называемых высших общественных кругах даже и тогда, когда имеется не семь дочерей, которые должны приобрести соответствующее положение в обществе.

Что агитация передовых женщин в сильной степени содействовала этому развитию, понятно само собой. Однако успех этой агитации возможен был потому, что общественное и экономическое развитие содействовали ей, как и социал-демократии. Даже ангельские словеса имеют успех только тогда, когда имеется достаточный резонанс для того, что они вещают. И нет сомнения, что общественный резонанс от агитации передовых женщин будет все больше, а это обеспечит и дальнейшие успехи в развитии женского движения. Мы живем уже в эпоху социальной революции, но большинство этого не понимает. Неразумные девы еще не вымерли.

В заключение я должен здесь принести мою глубочайшую благодарность партийному товарищу, Н. Рязанову, за всеобъемлющую помощь, оказанную им мне при об работке пятидесятого издания. Он выполнил главную часть работы. Без его помощи для меня было бы невозможно выпустить книгу в улучшенном виде, так как болезнь за последние два года значительно понизила мою работоспособность; кроме того, другая большая работа заняла мое время и силы.

А. Бебель

Шёнеберг-Берлин,

31 октября 1909 года.


ВВЕДЕНИЕ

Мы живем в эпоху великого социального переворота, который с каждым днем все более движется вперед. Постоянно увеличивающееся движение и брожение мысли замечается во всех слоях общества и влечет к глубоким жизненным преобразованиям. Все чувствуют, что почва колеблется под их ногами, выплывает масса вопросов, которые интересуют все более широкие круги и из-за разрешения которых ведутся жаркие споры. Одним из важнейших вопросов, все более выдвигающимся на первый план, является женский вопрос.

Здесь дело идет о положении, которое женщина должна занять в нашем социальном организме, каким образом она может всесторонне развить свои силы и способности, чтобы сделаться полным, равноправным и деятельным членом человеческого общества. С нашей точки зрения этот вопрос совпадает с вопросом, какой вид и организацию должно принять человеческое общество, чтобы угнетение, эксплуатация, нужда и нищета заменились физическим и социальным здоровьем отдельных личностей и всего общества в целом. Таким образом, женский вопрос является для нас лишь одной стороной общего социального вопроса, занимающего в настоящее время всех мыслящих людей; он может поэтому найти свое окончательное решение лишь с уничтожением общественных противоположностей и с устранением вытекающего из них зла.

Тем не менее необходимо и специально заниматься женским вопросом. Во-первых, вопрос о том, каково положение женщины было раньше, каково оно теперь и каким станет в будущем, затрагивает большую половину общества, по крайней мере в Европе, потому что здесь женский пол образует большую половину населения. Во-вторых, представление об общественном положении женщины в течение тысячелетий так мало соответствует действительности, что разъяснение истинного положения вещей крайне необходимо. Ведь добрая половина предрассудков, с которыми встречается все усиливающееся движение в самых различных кругах, в том числе и в кругу самих женщин, основывается на незнании и на непонимании положения женщины. Многие утверждают даже, что не существует никакого женского вопроса, так как положение, которое до сих пор занимала женщина и которое она должна занимать в будущем, определяется ее «природным призванием», указывающим ей быть женой и матерью и ограничивающим ее деятельность домашнею работой. Что происходит по ту сторону ее четырех стен или не стоит в самой тесной связи с ее домашними обязанностями, то ее не касается.

Таким образом, и в женском вопросе, как и в социальном вопросе вообще, где главную роль играет положение рабочего класса в обществе, стоят друг против друга различные партии. Желающие оставить все по-старому быстры на ответ и думают покончить дело, указав женщине на ее «природное призвание». Они не видят, что миллионы женщин совершенно не в состоянии следовать присвоенному им «природному призванию» хозяек, родильниц и воспитательниц по причинам, которые нужно развить подробно. Они не видят, что другие миллионы женщин в значительной степени не выполнили этого призвания, потому что брак превратился для них в иго и рабство и они должны влачить свою жизнь в нищете и нужде. Это, правда, так же мало беспокоит наших «мудрецов», как и тот факт, что миллионы женщин самых различных жизненных призваний должны выжимать из себя последние силы, часто самым неестественным образом, чтобы только поддерживать свое существование. Перед этим неприятным фактом они точно так же закрывают глаза и затыкают уши, как перед нищетой пролетариата, утешая себя и других тем, что «всегда» так было и «всегда» так будет. Они ничего не хотят Слышать о том, что женщина, точно так же как мужчина, имеет право на полную долю в культурных приобретениях нашего времени, чтобы облегчить и улучшить свое положение, чтобы развить и применить в своих интересах все свои духовные и физические способности. А если им еще говорят, что для физической и духовной независимости женщине необходима и экономическая независимость, что только тогда она не будет более зависеть от благоволения и милости другого пола, - тогда они уже окончательно теряют терпение, их гнев разгорается и следует поток резких жалоб на «современное сумасшествие» и на «дурацкие эмансипаторские стремления».

Это филистеры мужского и женского пола, которых невозможно вытянуть из узкого круга их предрассудков. Это сычи, появляющиеся повсюду, где господствует тьма, и в ужасе вскрикивающие, как только луч света падает в приятную им темноту.

Другая часть противников движения не может, конечно, закрывать глаза перед слишком громко говорящими фактами. Они признают, что ни в одну из предыдущих эпох большая часть женщин не находилась, по сравнению с общим культурным развитием, в таком неудовлетворительном положении, как ныне, и поэтому необходимо заняться вопросом, как улучшить их положение, поскольку они предоставлены самим себе. Но и этой части противников кажется, что социальный вопрос разрешен для тех женщин, ладья которых пристала к брачной пристани.

Эта часть требует поэтому, чтобы незамужней женщине были открыты те области труда, которые соответствуют ее силам и способностям, с тем чтобы она могла вступить в соревнование с мужчиной. Некоторые идут еще дальше и требуют, чтобы соревнование не ограничивалось низшими родами занятий, но распространялось и на более высокие формы деятельности людей - на область искусства и науки. Они требуют допущения женщин к занятиям во всех высших учебных заведениях, в том числе и в университетах, они высказываются и за принятие женщин на государственную службу (почта, телеграф, железные дороги), при этом ссылаются на результаты, достигнутые женщинами, особенно в Соединенных Штатах. Иногда выставляется даже требование о предоставлении женщине политических прав. Ведь женщина - такой же человек и гражданин, как мужчина, а существующее до сих пор сосредоточение законодательной власти только в руках мужчин показывает, что те пользовались своей привилегией лишь в своих выгодах, опекая женщин во всех отношениях, и это необходимо прекратить.

Замечательно, что все эти кратко очерченные здесь стремления не выходят за рамки современного общественного строя. Даже не ставится вопрос, будет ли этим вообще достигнуто что-нибудь существенное и основательное для положения женщин. Стоя на почве буржуазного, то есть капиталистического, общественного порядка, буржуазную равноправность мужчины и женщины рассматривают как окончательное решение вопроса. Не сознают или сознательно обманывают себя, что поскольку вопрос идет о беспрепятственном допущении женщин к ремесленным и промышленным занятиям, цель эта фактически достигнута и находит самую сильную поддержку со стороны господствующих классов, действующих в своих собственных интересах. Но при данных условиях допущение женщин ко всякой промышленной и ремесленной деятельности должно иметь своим следствием обострение борьбы и соперничества между рабочими и в конце концов понижение доходов как для женской, так и для мужской рабочей силы, независимо от того, получается ли этот доход в форме заработной платы или жалованья.

Ясно, что это решение не может быть правильным. Полное уравнение положения женщин в буржуазном понимании является конечной целью не только мужчин, которые сочувствуют этим женским стремлениям, стоя на почве современного общественного строя, но и женщин из буржуазии, принимающих участие в движении. Эти последние и их единомышленники среди мужчин составляют, таким образом, группу, противоположную той части мужчин, которые враждебно настроены к женскому движению или из филистерской ограниченности, или из низменного эгоизма и страха конкуренции, когда речь идет о допущении женщин к высшему образованию и лучше оплачиваемым общественным должностям. Но классовых противоречий, существующих между рабочими и капиталистами, здесь нет.

Если предположить, что буржуазное женское движение проведет все свои требования о равноправии с мужчинами, то этим не уничтожится ни рабство, каким для бесчисленного числа женщин является современный брак, ни проституция, ни материальная зависимость огромного большинства жен от своих мужей. Для огромного большинства женщин к тому же безразлично, удастся ли нескольким тысячам женщин более состоятельных слоев общества пройти высшее учебное заведение, получить медицинскую практику или сделать научную или служебную карьеру, - это ничего не изменит в общем положении их пола.

Женский пол в своей массе страдает в двойном отношении: во-первых, он страдает вследствие социальной и общественной зависимости от мужчин - эта зависимость может быть ослаблена, но не устранена формальным уравнением женщины перед законами и в правах, - он страдает и от экономической зависимости, в которой находятся женщины вообще и пролетарские женщины в особенности, наравне с пролетариями-мужчинами.

Из этого вытекает, что все женщины, без различия их социального положения, как пол, находящийся вследствие нашего культурного развития в подчинении у мужчин, заинтересованы в том, чтобы это состояние, поскольку это возможно, уничтожить путем изменения законов и перестройки существующего государственного и общественного порядка. Но огромное большинство женщин живейшим образом заинтересовано также и в том, чтобы существующий государственный и общественный строй был коренным образом преобразован, чтобы было устранено как рабство наемного труда, от которого больше всего страдает женский пролетариат, так и половое рабство, неразрывно связанное с нашими имущественными и производственными отношениями.

Женщины, принимающие участие в буржуазном женском движении, не понимают необходимости подобного радикального преобразования общества. Находясь в привилегированном положении, они видят в более прогрессивном пролетарском женском движении опасные и нежелательные стремления, с которыми следует бороться. Классовая противоположность, которая разделяет класс капиталистов и класс рабочих и которая при обострении наших отношений развивается все сильнее, проявляется, таким образом, и в женском движении.

Тем не менее враждебные женские партии имеют гораздо больше точек соприкосновения, чем разделенные классовой борьбой Мужчины, так что первые могут вести борьбу, маршируя отдельно, но сражаясь вместе. Это верно для всех областей, затрагивающих вопрос о равноправии женщин с мужчинами на основе сохранения современного государственного и общественного строя, следовательно, и для деятельности женщины во всех областях, соответствующих ее силам и способностям, и для ее борьбы за полное гражданское и политическое равноправие с мужчиной. Это очень важные и, как будет видно, очень обширные области. Наряду с этим пролетарские женщины имеют особый интерес бороться рука об руку с пролетариями-мужчинами за все мероприятия и учреждения, которые охраняют работающую женщину от физической и моральной дегенерации и обеспечивают ей возможность проявлять свои способности как матери и воспитательницы детей. Женщина-пролетарий должна далее вместе с мужчиной-пролетарием, ее товарищем по классу и судьбе, вести борьбу за коренное преобразование общества, которое сделает возможным полную экономическую и духовную независимость обоих полов путем создания соответствующей социальной организации.

Таким образом, дело идет не только о том, чтобы осуществить равноправие женщины с мужчиной на основе существующего государственного и общественного порядка, что составляет цель буржуазного женского движения, но и о том, чтобы уничтожить все преграды, которые создают зависимость человека от человека, точно так же как зависимость одного пола от другого. Это разрешение женского вопроса совпадает с разрешением социального вопроса. Поэтому тот, кто стремится к разрешению женского вопроса во всем его объеме, должен идти рука об руку с теми, которые написали на своем знамени разрешение социального вопроса, то есть с социалистами.

Из всех партий социал-демократическая партия единственная, которая включила в свою программу требование полного равноправия женщины, ее освобождения от всякой зависимости и угнетения не из агитаторских соображений, но по необходимости. Освобождение человечества невозможно без социальной независимости и равноправного положения полов.

С изложенными здесь основными положениями должны быть согласны все социалисты. Другое дело - способ, каким мы думаем достигнуть конечных целей, то есть то, каковы должны быть мероприятия и отдельные учреждения, которые создадут желаемые независимость и равноправие для всех.

Как только оставляется почва действительности и начинается изображение картин будущего, так открывается широкое поле для всевозможных предположений. Начинается спор о том, что вероятно и что невероятно. Поэтому то, что в этом отношении изложено в предлагаемой книге, может быть рассматриваемо как личный взгляд автора и всевозможные нападки должны быть направлены только против него лично, он один несет ответственность за сказанное.

Всякая искренняя и объективная критика будет воспринята нами с большим вниманием, нападки же, которые извращают содержание книги или основываются на заведомо ложных обвинениях, будут обойдены молчанием. Во всяком случае в дальнейшем изложении указаны все выводы, полученные в результате исследования фактов. Освобождение от предрассудков - первое условие для познания истины, и только без всяких стеснений сказанное слово о том, что есть и что должно быть, ведет к цели.


Отдел первый

ЖЕНЩИНА В ПРОШЛОМ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ПОЛОЖЕНИЕ ЖЕНЩИНЫ В ПЕРВОБЫТНОМ ОБЩЕСТВЕ

1. ГЛАВНЫЕ ЭПОХИ ДОИСТОРИЧЕСКОГО ПЕРИОДА

Женщину и рабочего объединяет то, что оба они угнетенные. Формы этого угнетения в различные времена и в различных странах изменялись, но угнетение оставалось. Угнетенные в течение исторического развития нередко сознавали, что они угнетены, и это сознание вело к изменению и облегчению их положения, но понимание сущности этого угнетения и его причин является как у женщины, так и у рабочего результатом лишь наших дней. Сначала должны были быть познаны сущность общества и законы, лежащие в основе его развития, и тогда только движение, направленное на устранение признанных несправедливыми условий могло начаться с надеждой на успех. Но широта и глубина такого движения зависят от степени понимания заинтересованных слоев и от степени свободы их движения. В обоих отношениях женщина отстает от рабочего, что объясняется как обычаем и воспитанием, так и ограничением ее свободы. Есть и другое обстоятельство. Отношения, существующие в течение целого ряда поколений, становятся в конце концов привычными и начинают благодаря наследственности и воспитанию казаться «естественными» и рабочему и женщине. Поэтому до сих пор в особенности женщина смотрит на свое подчиненное положение как на нечто само собой понятное и нелегко ей разъяснить, что это положение недостойно ее, что она должна стремиться к равенству с мужчиной и стать во всех отношениях равноправным членом общества.

Много сходного в положении женщины и рабочего, но в одном женщина идет впереди рабочего: она - первое человеческое существо, попавшее в рабство. Женщина сделалась рабой раньше, чем появился раб.

Всякая социальная зависимость и всякое социальное угнетение коренится в экономической зависимости угнетенного от угнетателя. В этом положении женщина находится с самого древнего времени, как это нам показывает история развития человеческого общества.

Это развитие сделалось известным, правда, сравнительно недавно. Как библейский миф о сотворении мира не мог удержаться перед исследованиями в области географии, естествознания и истории, опирающимися на бесспорные и бесчисленные факты, так несостоятельным оказался и библейский миф о сотворении и развитии человека. Правда, еще не все части в этой истории развития выяснены и относительно многих, уже открытых, существуют еще среди исследователей разногласия по поводу значения и соотношения того или другого явления. Но в общем господствуют ясность и единомыслие. Установлено, что человек явился на землю не культурным человеком, как утверждает Библия о первой человеческой паре, а что он в течение бесконечно долгого времени, постепенно освобождаясь от чисто животного состояния, прошел ряд стадий развития, в которых самым различным образом изменялись как социальные отношения, так и отношения между мужчиной и женщиной.

Утверждение, которое как по поводу отношений между мужчиной и женщиной, так и между богатым и бедным нам ежедневно повторяют невежды или обманщики, что «так было вечно» и «.так останется вечно», - со всех сторон фальшиво, поверхностно и вымышлено.

Сжатое изложение отношений полов с первобытного времени имеет особенное значение для цели предлагаемого сочинения, так как этим должно быть доказано, что если уже в предыдущей эпохе развития человечества эти отношения изменялись в зависимости от изменения способов производства и распределения продуктов, то и при дальнейшем изменении способов производства и распределения продуктов будут опять-таки изменяться отношения полов. Нет ничего «вечного» ни в природе, ни в человеческой жизни, вечно только изменение. Проникновение в историю развития человеческого общества показывает, что первая человеческая общность выступает в виде племени или орды24 и лишь рост населения и трудности, связанные с добыванием продуктов питания, состоявших первоначально из корней, ягод и фруктов, привели к распадению и разделению племен и отысканию новых мест для жизни.

Это почти звероподобное состояние, относительно которого у нас нет никаких исторических данных, несомненно существовало, что доказывается нашими знаниями о различных культурных стадиях развития в исторические времена и о живущих еще поныне диких племенах. Человек ,не вступил в жизнь по повелению творца уже как высшее культурное существо, он, напротив, прошел различные стадии бесконечно долгого процесса развития и только постепенно достиг современного уровня, пройдя различные периоды культуры и находясь в постоянном процессе дифференциации во всех частях земли и во всех ее поясах.

И в то время как в одной части земного шара великие народы стоят на высшей ступени культурного развития, другие народности в самых различных частях света стоят на неодинаковых ступенях культуры. Эти последние дают картину нашего собственного прошлого и показывают нам пути, которые человечество прошло в течение своего долгого развития. Если удастся установить общие, всеми признанные принципы, на которых могут основываться научные исследования культурного развития, то выяснится масса фактов, бросающих совершенно новый свет на отношения людей в прошлом и настоящем. Тогда нам будут казаться естественными те явления, которые теперь непонятны и на которые поверхностные наблюдатели нападают как на неразумные и нередко как на «безнравственные». Туман, висевший над первобытной историей человеческого рода, со времени изысканий Бахофена начинает все более рассеиваться усилиями целого ряда ученых, каковы Таило, Мак-Ленан, Леббок и т. д. К ним присоединился и Морган со своим фундаментальным сочинением, которое дополнено Фридрихом Энгельсом рядом исторических фактов экономического и политического характера и которое недавно отчасти подтверждено, отчасти исправлено Куновом25.

Ясные и логические рассуждения, которые Фридрих Энгельс дает в своем превосходном сочинении, ссылаясь на Моргана, проливают яркий свет на массу непонятных и отчасти казавшихся нелепыми явлений в жизни народностей более высокого и более низкого культурного развития. Только теперь получаем мы возможность разобраться в постепенном построении человеческого общества. Мы видим, что наши прежние воззрения на брак, семью и государство основывались на совершенно ложных представлениях. Это были фантастические картины, совершенно не соответствующие действительности.

Но то, что доказано по отношению к браку, семье и государству, относится также и к роли женщины, занимавшей в различные периоды развития положение совершенно иное, чем то, которое ей теперь приписывается как «вечно таким бывшее».

Морган, к которому присоединяется и Энгельс, разделяет историю человечества на три главные эпохи: дикое состояние, варварство, цивилизация. Каждую из первых эпох он подразделяет на низшую, среднюю и высшую ступень, которые отличаются друг от друга существенными улучшениями в способе добывания средств к существованию. Совершенно в духе материалистического понимания истории, обоснованного Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом, Морган видит главный признак культурного развития в тех изменениях, которые вызываются в различные эпохи жизни народов прогрессом производства, следовательно, и прогрессом в способе добывания средств к существованию. Период дикого состояния на низшей ступени представляет детство человеческого рода: люди живут отчасти на деревьях, питаются главным образом фруктами и корнями, но у них уже появляется членораздельная речь. Средняя ступень дикого состояния начинается вместе с употреблением в пищу мелких животных (рыб, раков и т. д.) и пользованием огнем. Изготовляется оружие, прежде всего дубины и копья из дерева и камня, и вместе с тем начинается охота и, конечно, также война с соседними племенами из-за источников питания и мест для поселения и охоты. На этой ступени появляется также и людоедство, которое еще и поныне существует у отдельных племен и народов Африки, Австралии и Полинезии. Высшая ступень дикого состояния характеризуется усовершенствованием оружия до лука и стрелы; возникает ручное тканье, плетение корзин из тростника и лыка и приготовление полированных каменных орудий. Вместе с тем становится возможной обработка дерева для изготовления лодок и хижин. Образ жизни делается разностороннее. Существующие орудия и вспомогательные средства позволяют добывать большое количество пищи для содержания значительного количества людей.

Низшая ступень варварства начинается, по Моргану, с введения гончарного производства. Начинается приручение, и разведение животных, а вместе с тем мясное и молочное производство; для различных целей пользуются также кожами, рогами, шерстью. Вместе с тем возникает культура растений: на западе - маис, на востоке- почти все известные роды хлеба, за исключением маиса. Средняя ступень варварства на востоке отмечается все более развивающимся приручением животных, на западе - культурой питательных растений посредством искусственного орошения. Для построек употребляются камень и кирпич, высушенные на солнце. Приручение и разведение животных способствует образованию стад и приводит к пастушеской жизни. Затем необходимость в больших количествах пищи для людей и животных приводит к землепашеству, а это означает большую оседлость, увеличение разнообразия питательных средств и постепенное исчезновение людоедства.

Высшая ступень варварства начинается плавкою железной руды и появлением письменных знаков. Изобретается железный плуг, делающий возможным более интенсивное земледелие; входят в употребление железный топор и железная лопата, что облегчает выкорчевывание леса. Обработка железа кладет начало множеству родов деятельности, совершенно изменяющих образ жизни. Железные орудия облегчают постройку домов, кораблей, повозок; вместе с обработкой металлов возникают далее усовершенствованное ремесло, более сложная оружейная техника, построение городов, обнесенных стенами. Архитектура выступает как искусство, и благодаря изобретению буквенного письма начинают распространяться мифология, поэзия, история.

Этот образ жизни развивается преимущественно на востоке и в странах, прилегающих к Средиземному морю: в Египте, Греции, Италии, где закладывается основа социальных преобразований, имевших с течением времени решающее влияние на культурное развитие Европы и всего земного шара.

2. ФОРМЫ СЕМЬИ

Периоды дикости и варварства имели свои своеобразные половые и общественные отношения, которые очень значительно отличаются от позднейших.

Бахофен и Морган основательно исследовали эти отношения. Бахофен самым подробным образом изучил сочинения древних писателей, чтобы добраться до сущности явлений, о которых рассказывается в мифологии, сагах и исторических сообщениях, которые кажутся нам совершенно чуждыми и в то же время находят отзвук в явлениях позднейших времен, вплоть до наших дней. Морган целые десятилетия провел среди ирокезов Нью-йоркского штата и при этом сделал наблюдения, открывшие совершенно новые и неожиданные жизненные, семейные и родственные отношения названного индейского племени; благодаря этим наблюдениям и многие факты, собранные в других местах, получили правильное освещение и объяснение.

Каждый по-своему, Бахофен и Морган, открыли, что отношения полов у народностей на первых ступенях человеческого развития значительно отличались от существовавших в историческое время и у современных культурных народов. В особенности Морган благодаря своему долголетнему пребыванию среди североамериканских ирокезов и на основании сравнительных исследований, к которым его побудили личные наблюдения, открыл, что все народности, еще значительно отсталые в культурном отношении, имеют системы семьи и родства, совершенно отличные от наших, но существовавшие в сходном виде у всех народностей на первых культурных ступенях.

Морган нашел, что в том периоде, с которым совпало его пребывание у ирокезов, там существовало легко расторжимое обеими сторонами единобрачие; он назвал его «парной семьей». Он нашел также, что обозначения для степеней родства - отец, мать, сын, дочь, брат, сестра, в применении которых у нас не может быть никакого сомнения, там выражают совсем иные отношения. Ирокез называет не только своих детей своими сыновьями и дочерьми, но также и всех детей своих братьев, и эти дети называют его отцом. Ирокезка называет не только своих детей своими сыновьями и дочерьми, но также и детей всех своих сестер; в свою очередь дети последних называют ее матерью. Детей же своих братьев она называет своими племянниками и племянницами, а те называют ее теткой. Дети братьев, как и дети сестер, называют себя братьями и сестрами. Напротив, дети женщины и дети ее брата называют друг друга двоюродными братьями и сестрами. Таким образом, в основе родственных отношений лежит не степень родства, как у нас, но пол родственников.

Эту систему родства мы встречаем не только у всех американских индейцев, но и у древнейших обитателей Индии, дравидских племен Декана и гаурских племен Индостана; мало того, исследования, произведенные после Бахофена, показывают, что подобный порядок в первобытное время существовал повсюду. Когда на основании этих фактов повсеместно будет осуществлено исследование половых и семейных отношений у еще существующих диких и варварских племен, то окажется, что основу развития у всех народов земного шара составляют социальные и половые формации, как это уже доказано Бахофеном для многочисленных народностей древнего мира, Морганом для ирокезов, Куновом для австралийских негров, а другими исследователями для других народностей.

В исследованиях Моргана выступают еще другие интересные факты. Если парная семья ирокезов стоит в неразрешимом противоречии с их родственными обозначениями, то, с другой стороны, оказывается, что на Сандвичевых (Гавайских) островах еще в первую половину этого столетия существовала форма семьи, фактически соответствовавшая системе родства, от которой у ирокезов остались только названия. Но система родства, имевшая место на Гавайских островах, опять-таки не совпадала с фактически существовавшей там формой семьи, а указывала на более древнюю, еще более первобытную, но уже исчезнувшую семейную форму. Там все без исключения дети братьев и сестер считались братьями и сестрами, то есть братьями и сестрами назывались не только дети своей матери и ее сестер или своего отца и его братьев, а всех братьев и сестер своих родителей без различия.

Гавайская система родства соответствовала, таким образом, еще более низкой ступени развития, чем фактически существовавшая форма семьи. Получается своеобразная картина: как на Гавайских островах, так и у индейцев Северной Америки действовали две различные системы родства, но они не соответствовали более фактическому положению вещей, будучи вытеснены высшей формой. Морган говорит по этому поводу следующее: «Семья - активный элемент; она никогда не стоит на месте, а развивается из низшей формы в высшую, по мере того как общество развивается от низшей к высшей ступени. Напротив, системы родства пассивны. Лишь через долгие промежутки времени они регистрируют прогресс, проделанный семьей, и претерпевают радикальные изменения лишь тогда, когда радикально изменилась семья».

До сих пор господствует воззрение, упорно защищаемое представителями существующего порядка как истинное и неоспоримое, что современная форма семьи существовала с первобытных времен и должна существовать вечно, иначе погибнет вся культура. Но указанные открытия исследователей показывают, что подобное воззрение совершенно неверно и несостоятельно. Изучение первобытной истории не оставляет никакого сомнения в том, что на низших ступенях развития человечества отношения полов были совершенно иными, чем в позднейшее время, что существовали отношения, которые с точки зрения нашего времени кажутся чудовищными и отвратительно безнравственными. Но как у всякой ступени социального развития человечества имеются свои собственные условия производства, так для каждой из них имеется свой моральный кодекс, который является лишь отражением социальных отношений. Нравственным считается все то, что согласно с нравами, а нравы, в свою очередь, - лишь то, что соответствует социальным потребностям определенного периода.

Морган пришел к заключению, что на низшей ступени дикости внутри половых союзов господствовало половое общение, при котором каждая женщина принадлежала каждому мужчине и каждый мужчина принадлежал каждой женщине, то есть существовало всеобщее смешение (Promiscuitat). Все мужчины живут в многоженстве, и все женщины - в многомужестве. Существует всеобщая женско-мужская общность, вместе с тем и общность детей. Страбон (66 год до нашего летосчисления) сообщает, что у арабов братья сожительствовали с сестрами и даже с собственною матерью. Иначе, как кровосмешением, первоначальное размножение невозможно, особенно если, как это указывается в Библии, происхождение признается от одной человеческой пары. Библия сама себе противоречит в этом деликатном пункте; она рассказывает, что Каин, убив брата своего Авеля, бежал от Господа и жил в стране Нод. Там он познал свою жену, которая забеременела и родила ему сына. Но откуда взялась его жена? Ведь родители Каина были первыми людьми. По еврейскому преданию, у Каина и Авеля были две сестры, с которыми они в кровосмешении производили детей. Христианские переводчики Библии, видимо, опустили этот фатальный для них факт. О наличии промискуитета в первобытное время, то есть свободы полового общения в пределах племени, говорит, между прочим, и индийский миф, по которому Брама сочетался браком с собственной дочерью Саравасти; подобный же миф встречается у египтян и в северной Эдде. Египетский бог Амон был супругом своей матери и гордился этим. Один, как рассказывает Эдда, был супругом дочери своей Фригги26. И доктор Адольф Бастиан рассказывает следующее: «В Сванганваре дочери раджи пользовались привилегией свободного выбора своих мужей. Четыре брата, поселившись в Капилапуре, провозгласили Прию, старшую из своих пяти сестер, королевой-матерью и женились на остальных»27.

Морган предполагает, что из состояния всеобщего смешения полов скоро развилась высшая форма полового общения, которую он называет кровнородственной семьей. Здесь группы, стоящие в половом общении, разделяются по поколениям, так что деды и бабки в пределах одного полового союза являются супругами; их дети точно так же образуют круг общих супругов, и точно так же их внуки, как скоро они достигают соответствующего возраста. Таким образом, здесь в противоположность половому союзу на низшей ступени, в котором господствует половое сношение без различий, одно поколение исключается из полового общения с другим. Напротив, теперь половое общение происходит между братьями и сестрами, между двоюродными братьями и сестрами первой, второй и более отдаленных степеней. Все они сестры и братья, но в то же время все они являются друг для друга мужем и женой. Эта форма семьи соответствует отношению родства, которое в первой половине прошлого столетия по имени, но не фактически существовало еще на Гавайских островах. Напротив, по американо-индийской системе родства брат и сестра никогда не могут быть отцом и матерью одного и того же ребенка; но это возможно по гавайской семейной системе. Кровнородственная семья была тем состоянием, которое существовало во времена Геродота у массагетов и о котором он сообщает следующее: «Всякий женится на одной жене, но всем позволено ею пользоваться...» «Как скоро у мужчины появляется потребность в женщине, так он вешает свой колчан впереди повозки и беспечно начинает жить с женщиной, причем втыкает свою палку в землю как изображение своего собственного деяния... Совокупление производится открыто»28. Бахофеном доказано существование подобных порядков у ликийцев, этрусков, критян, афинян, лесбийцев, египтян.

По Моргану, за кровнородственной семьей следует третья, более высокая форма семейного союза, которую он называет пуналуальной семьей. Пуналуа значит: милый товарищ, милая подруга.

Против взгляда Моргана, будто кровнородственная семья, основанная на организации брачных групп, образующихся по поколениям, представляет из себя предшествующую пуналуальной семье первоначальную организацию, выступает Кунов в своей вышеупомянутой книге. Он видит в ней не самую первую из до сих пор открытых форм полового общения, но лишь появившуюся вместе с родовым союзом промежуточную форму, переходную ступень к чисто родовой организации, наряду с которой еще некоторое время следует разделение на возрастные союзы, в измененной форме относящееся к так называемой кровнородственной семье, и разделение на тотемные союзы29. Кунов продолжает: «Классовое разделение - и каждый мужчина или женщина называется по имени своего класса и своего полового союза (тотема) - служит не для устранения полового общения между родственниками боковой линии, но для воспрепятствования половых отношений между родственниками по восходящей и нисходящей линии, между родителями и детьми, тетками и племянниками, дядями и племянницами. Такие выражения, как тетка, дядя и проч., являются названиями родовых групп».

Кунов приводит доказательства верности своих взглядов, в которых он в отдельных пунктах отходит от Моргана. Но, как ни сильно он расходится с Морганом в отдельных пунктах, в общем он решительно становится на его сторону против нападок Вестермарка и др. Он говорит:

«Пусть одни из гипотез Моргана оказываются неверными, а другие можно считать верными лишь с ограничениями, но все же никто не может отрицать за ним той заслуги, что он первый установил тождество североамериканских тотемных союзов с родовыми организациями римлян и, во-вторых, доказал, что наши современные системы родства и семейные формы являются результатом долгого процесса развития. Этим он некоторым образом впервые сделал возможным новейшие исследования и положил фундамент, на котором можно строить дальше». И в предисловии к своей книге он подчеркивает, что его сочинение отчасти является дополнением к книге Моргана «О первобытном обществе».

Вестермарк, Штарке и Циглер, ссылающийся главным образом на двух первых, желают ли они того или не желают, должны признать, что происхождение и развитие семьи не совпадают с их буржуазными предрассудками. Опровержения Кунова, выпадающие на долю первоисточников Циглера, должны были бы убедить даже самого фанатического их приверженца в несостоятельности возражений против Моргана.

3. МАТЕРИНСКОЕ ПРАВО

Пуналуальный брак начинается, по Моргану, с устранением родных сестер и братьев и притом с материнской стороны. Раз женщина сходится с различными мужчинами, доказательство отцовства невозможно. Отцовство становится фикцией. Даже и ныне, при господстве единобрачия, отцовство, как говорит у Гёте в «Lehrjahren» Фридрих, основывается «лишь на доброй вере». Если при единобрачии отцовство часто сомнительно, то при многобрачии его невозможно доказать; несомненно и неоспоримо лишь происхождение от матери, поэтому при господстве материнского права дети обозначаются как спурии, то есть посеянные. Как все глубокие изменения в социальных отношениях людей на первоначальной культурной ступени совершаются медленно, так и превращение так называемой кровнородственной семьи в пуналуальную семью потребовало, несомненно, продолжительного периода времени и прерывалось отступлениями назад, что еще заметно и в позднейшее время. Ближайшим внешним поводом к развитию пуналуальной семьи могла быть необходимость разделить сильно возросшее число сочленов, чтобы иметь возможность предъявить требования на новую землю для пастбища или пищи. Но вероятно также, что на более высокой культурной ступени постепенно зарождалось сознание вреда и непристойности полового общения между братьями и сестрами и близкими родственниками, а это требует уже нового брачного порядка. О правильности такого предположения говорит красивое предание о происхождении мурду (родового союза), которое, по сообщению Кунова, Газон нашел у южно-австралийского племени - диейериев. Это предание рассказывает: «После сотворения отцы, матери, сестры, братья и другие близкие родственники заключали друг с другом браки без всякого различия, пока ясно не выразились вредные последствия таких союзов. Состоялся совет вождей и обсуждалось, каким образом можно этому воспрепятствовать. Результатом совещаний была молитва к Мурамури (великому духу), и тот в своем ответе приказал разделить племя на различные ветви и для отличия дать каждой из этих ветвей особое наг звание по одушевленным и неодушевленным предметам, как, например, динго, мышь, эму, дождь, игуанская ящерица и т. д. Члены одной и той же группы не смели вступать в брак между собою, но только с членами другой группы. Сын динго не должен был, например, жениться на дочери динго, но каждый из обоих мог сойтись с членами союза мыши, эму, крысы или какой-нибудь другой семьи».

Это предание поясняет больше, чем библейское; оно самым простым образом указывает, как произошли родовые союзы. Впрочем, Поль Лафарг в «Нейе Цейт»30 очень остроумно и, по нашему мнению, вполне удачно доказывает, что такие имена, как Адам и Ева, были именами не отдельных лиц, а названиями родов, объединявших евреев в предысторическое время. Своим толкованием Лафарг разрешает ряд темных и противоречивых мест в первой книге Моисея. Далее в том же «Нейе Цейт»31 М. Бер обращает внимание на то, что еще и ныне у евреев брачный обычай не допускает, чтобы у невесты и матери жениха было одно и то же имя, иначе в семье произойдет несчастье, ее постигнет болезнь и смерть.

Это дальнейшее доказательство правильности взгляда Лафарга. Родовая организация запрещает брак между лицами, происходящими из одного и того же рода. Такое общее происхождение по родовым понятиям принимается у невесты и матери жениха, имеющих одно и то же имя. Современные евреи не имеют, конечно, более никакого понятия о зависимости их предрассудка от их древней родовой конституции, запрещавшей подобные родственные браки. Она имела в виду воспрепятствовать вырождению народа вследствие браков близких родственников. И хотя родовое устройство исчезло у евреев уже тысячи лет тому назад, предание, как мы видим, все же сохранилось в предрассудке.

Наблюдения, уже давно сделанные при разведении животных, должны были обнаружить вред кровосмешения. Как давно уже сделаны эти наблюдения, показывает первая книга Моисеева, 30, 32 и следующие, по которой Иаков сумел обмануть своего тестя Лавана, позаботившись о рождении пестрых баранов и коз, которые должны были ему принадлежать по обещанию Лавана. Древние израильтяне еще задолго до Дарвина практически изучали дарвинизм.

Раз мы уже начали говорить о положении вещей у древних евреев, то мы позволим себе привести еще другие факты, показывающие, что в древности у них фактически господствовало материнское право. Правда, у Моисея, книга первая, 3, 16, по поводу женщины говорится: «И твоя воля должна быть подчинена твоему мужу, и он должен быть твоим господином». Этот стих варьируется и таким образом: «Женщина должна оставить отца и мать, принадлежать своему мужу», но у Моисея, книга первая, 2, 24, говорится: «Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут (два) одна плоть». Подобный же текст встречается в евангелии Матфея, 19, 5, Марка, 10, 7, и в послании к эфесянам, 5, 31. Таким образом, на деле здесь имеется в виду заповедь, вытекающая из господства материнской линии, заповедь, с которой толкователи Библии не знают, как справиться, и поэтому выставляют ее в совершенно ложном свете.

Материнская линия следует также из Моисея, книга четвертая, 32, 41. Там говорится, что у Иаира был отец, происходивший из колена Иуды, но его мать была из колена Манассии, и Иаир прямо называется сыном Манассии и наследует в этом колене. Другой пример материнской линии у древних евреев находится в книге Неемии, 7, 63; там дети одного священника, взявшего свою жену из дочерей Верзеллия - еврейского клана, - называются детьми Верзеллия, то есть они называются не по отцу, а по матери.

По Моргану, в пуналуальной семье один или несколько рядов сестер одного семейного союза вступали в брак с одним иди многими рядами братьев другого союза. Родные сестры или двоюродные сестры первой, второй или дальнейших степеней были общими женами их общих мужей, которые не должны были быть их братьями. Родные братья или двоюродные братья различных степеней были общими мужьями их общих жен, которые не могли быть их сестрами. Там, где было ликвидировано кровосмешение, новая семейная форма, несомненно, способствовала более быстрому и более крепкому развитию племен и создавала племенам, усвоившим эту форму семейного союза, преимущество над племенами, сохранившими еще старую форму отношений.

Родственное отношение, вытекающее из пуналуальной семьи, было следующее: дети сестер моей матери - ее дети, и дети братьев моего отца - его дети, и все вместе- мои братья и сестры. Но дети братьев моей матери - ее племянники и племянницы, и дети сестер моего отца - его племянники и племянницы, и все они вместе - мои двоюродные братья и мои двоюродные сестры. Далее, мужья сестер моей матери еще ее мужья и жены братьев моего отца - еще его жены, но сестры моего отца и братья моей матери исключены из семейной общности и дети их - мои двоюродные братья и мои двоюродные сестры32.

С ростом культуры постепенно развивается устранение полового общения между всеми братьями и сестрами, и это устранение постепенно распространяется на самых отдаленных родственников по боковой материнской линии. Возникает новая кровнородственная группа - род, который в своей первоначальной форме образуется из родных и неродных сестер вместе с их детьми и их родными и неродными братьями с материнской стороны. У рода одна родоначальница, от которой поколение за поколением происходит женское потомство. Мужья своих жен не принадлежат к кровнородственной группе, к роду своих жен, они принадлежат к роду своих сестер. Напротив, дети этих мужей принадлежат к семейной группе своих матерей, так как происхождение считается по матери. Мать- глава семьи, и так возникает «материнское право», долгое время служащее основанием семейных и наследственных отношений. Соответственно этому женщинам, пока признавалось происхождение от матери, принадлежало место и голос в совете рода. Они участвовали в назначении и смещении сахемов (начальников в мирное время) и военачальников. При заключении Ганнибалом союза с галлами против Рима третейскими судьями в случае недоразумения между союзниками должны были быть галльские матроны, так велика была вера Ганнибала в их беспристрастие.

О ликийцах, признававших материнское право, Геродот рассказывает: «Их обычаи отчасти критские, отчасти карийские. Один обычай, однако, отличает их от всех других народов мира. Спроси ликийца, кто он таков, и он в ответ тебе скажет свое собственное имя, потом имя своей матери и т. д. по женской линии. Мало того, если свободнорожденная выходит замуж за раба, то ее дети - свободные граждане, но если свободный мужчина женится на чужеземке или берет наложницу, то его дети, хотя бы он был высшим лицом в государстве, не имеют никаких гражданских прав».

В те времена говорили matrimonium вместо patrimonium, materfamilias вместо paterfamilias и родина называлась - дорогая материнская сторона. Как предыдущие семейные формы, так и род основывались на общности имущества, то есть на коммунистическом способе ведения хозяйства. Женщина - руководительница и начальница этого семейного товарищества и пользуется поэтому высоким уважением как в доме, так и в делах семьи по отношению к племени. Она - умиротворительница и судья и, как священнослужительница, выполняет требования культа. Частое появление королев и правительниц в древности, их решающее влияние даже тогда, когда царствуют их сыновья, например в Египте, является следствием материнского права. В тот период мифология носила преимущественно женский характер: Астарта, Деметра, Церера, Латона, Изида, Фригга, Фрейя, Герда и т. д. Женщина неприкосновенна, матереубийство - самое тяжелое преступление, оно требует возмездия со стороны всех мужчин. Кровавая месть - общее дело мужчин племени, каждый обязан мстить за несправедливость, причиненную члену его семейного товарищества членами другого племени. Защита женщин побуждает мужчин к проявлению высшей храбрости, Так проявляется влияние материнского права во всех жизненных отношениях у всех древних народов: у вавилонян, ассирийцев, египтян, у греков - в предысторическую эпоху, у итальянских племен - до основания Рима, у скифов, галлов, иберийцев и кантабрийцев, германцев и т. д. Женщина в то время занимала положение, которого она с тех пор никогда более не занимала. Вот что рассказывает Тацит в своей «Германии»: «Германцы думают, что в женщине живет нечто священное и пророческое, поэтому они с уважением относятся к советам женщин и прислушиваются к их изречениям». Диодор, живший во времена Цезаря, глубоко возмущен положением, которое женщины занимают в Египте. Он узнал, что не сыновья, а дочери кормят своих престарелых родителей. Поэтому он презрительно пожимает плечами по поводу бабьих рабов на берегах Нила, рабов, которые уступают права лицам слабейшего пола в домашней и общественной жизни и позволяют им вольности, которые греку или римлянину должны бы показаться неслыханными.

В период господства материнского права в общем царило состояние относительного мира. Условия жизни были просты и несложны. Отдельные племена разделялись, но взаимно уважали свои территории. При нападении на племя мужчины обязаны были давать отпор и были при этом самым энергичным образом поддерживаемы женщинами. По Геродоту, у скифов женщины принимали участие в битвах. Как он утверждает, девушка могла выйти замуж лишь после того, как она убила по крайней мере одного врага.

В общем в первобытное время физическое и духовное различие между мужчиной и женщиной было намного меньшим, чем в современном обществе. Почти у всех народов, живших в период дикости и варварства, различие в весе и массе мозга у мужчины и женщины было меньше, чем у народов эпохи цивилизации. Едва ли женщина в то время уступала мужчине в физической силе и ловкости. Об этом говорит не только свидетельство древних писателей о народах, придерживающихся материнского права, об этом свидетельствуют женские войска ашанти и королевства дагомейцев в Западной Африке, отличающиеся храбростью и дикостью. Мнение Тацита о женщинах древних германцев и указания Цезаря о женщинах Иберии и Шотландии также подтверждают это. Колумб у Сайта Крус выдержал бой с индейской шлюпкой, в которой женщины сражались так же храбро, как и мужчины. Подтверждение этого взгляда мы находим далее у Хавелока Эллиса: «Согласно Джонстону, женщины у Андомбиса на Конго выполняют тяжелую работу и тем не менее ведут вполне счастливую жизнь; они часто сильнее мужчин, лучше развиты и обладают часто к тому же великолепной фигурой. О манинемах Аррувими этой же области Парке рассказывает: это красивые создания, особенно хороши женщины, которые могут нести такую же тяжелую ношу, что и мужчины. В Северной Америке один индейский предводитель племени сказал Хирну: женщины приспособлены к работе, одна женщина может нести и поднимать столько же, сколько двое мужчин. Шеллонг, внимательно изучавший папуасов немецкой колонии в Новой Гвинее с антропологической точки зрения, нашел женщин более крепкими, чем мужчины. В Центральной Австралии иногда случается, что мужчины бьют женщин из ревности, но происходит нередко и обратное, когда женщина в подобных случаях без посторонней помощи дает сильную взбучку мужчине. На Кубе женщины сражались наряду с мужчинами и пользовались большой независимостью. У отдельных индейских рас, как, например, у пуэбло Северной Америки и патагонийцев, женщины столь же рослы, как и мужчины, и даже у русских существует не столь большое различие между полами, если говорить о росте, чем у англичан или французов»33.

Но и в роде женщины вводили при известных обстоятельствах очень строгие правила, и горе мужчине, который был слишком ленив или слишком неискусен, чтобы вносить свою долю для общего содержания. Его прогоняли, и он или возвращался обратно к своему роду, где его вряд ли принимали дружелюбно, или вступал в другой род, где к нему были терпимее.

К своему величайшему удивлению Ливингстон увидел, что подобный характер и ныне носит супружеская жизнь туземцев Внутренней Африки, о чем он рассказывает в своем сочинении «Путешествия и исследования в Южной Африке». На реке Замбези он встретил балонцев, красивое и сильное земледельческое негритянское племя, на примере которого он смог подтвердить казавшееся сначала невероятным сообщение португальцев о том, что женщины пользуются привилегированным положением. Они заседают в совете; молодой человек, вступающий в брак, должен из своей деревни переселиться в деревню жены, он обязуется при этом пожизненно снабжать мать своей жены деревом для топлива, и, если дело доходит до разрыва, дети остаются у матери. Жена в свою очередь обязана заботиться о прокормлении мужа. Ливингстон видел, что при небольших временных раздорах и спорах между мужьями и женами мужья не возмущались, но что в случае если они оскорбляли своих жен, они наказывались очень чувствительным образом - голодом. Муж возвращается домой, рассказывает Ливингстон, чтобы поесть, но жена отсылает его к другой, и он не получает ничего. Усталый и голодный, взбирается он в наиболее населенной части деревни на дерево и так оповещает жалобным голосом: «Слушайте, слушайте, я думал, что женился на женщинах, но они для меня ведьмы. Я холостяк, и нет у меня ни единой жены! Разве это хорошо по отношению к такому господину, как я».


ГЛАВА ВТОРАЯ

БОРЬБА МЕЖДУ МАТЕРИНСКИМ И ОТЦОВСКИМ ПРАВОМ

1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ОТЦОВСКОГО ПРАВА

С увеличением народонаселения возникает ряд сестриных родов, вызывающих к жизни роды дочерей. По отношению к ним материнский род является фратрией. Известное число фратрий образует племя. Эта социальная организация так крепка, что она составляла основу военной организации в древних государствах, когда старый родовой порядок уже распался. Племя распадается на несколько новых племен с одинаковым устройством, и в каждом можно снова найти старые роды. Но, запрещая вступление в брак с братьями и сестрами и родственниками с материнской стороны до самого последнего члена, родовое устройство разрушает само себя. Социальное и хозяйственное развитие все более усложняет отношения отдельных родов друг к другу, и запрещение брака между различными родами становится невозможным; родовое устройство либо само распадается, либо разрушается. Пока производство жизненных средств находилось еще на низшей ступени и удовлетворяло лишь самые простые потребности, деятельность мужчины и женщины была в существенных чертах одинакова. Но с возрастающим разделением труда появляется не только разделение обязанностей, но и разделение самих занятий. Рыбная ловля, охота, скотоводство, земледелие требуют особых знаний, но еще в большей степени требует этого приготовление орудий и снарядов, сделавшихся преимущественно собственностью мужчин. Мужчина, стоявший здесь на первом плане, сделался господином и собственником этих источников богатства.

Вместе с ростом народонаселения и стремлением к захвату все больших земель для пастбищ и пашни начались не только столкновения и борьба из-за обладания лучшею землею, но возникла также потребность в рабочей силе. Чем многочисленнее была эта сила, тем больше были богатства в виде продуктов и стад. Потребность в рабочей силе привела сначала к похищению женщин, затем к превращению в рабов побежденных мужчин, которых прежде убивали. Таким образом в старое родовое устройство введены были два элемента, которые надолго нельзя было с ним примирить.

К этому присоединилось и другое. Вследствие возрастающей дифференциации характера деятельности людей и растущей потребности в орудиях труда, оружии и т. д. возникает ремесло, которое развивается самостоятельно и постепенно отделяется от земледелия. Возникает особое ремесленное население, с совершенно иными интересами как в отношении к собственности, так и к ее на следованию.

Пока имело силу происхождение по женской линии, родственники наследовали от своих умерших родовых товарищей с материнской стороны. Имущество оставалось в роде. При новом порядке, где отец-собственник, то есть владелец стад и рабов, оружия и снарядов, сделался ремесленником или торговцем, имущество его, поскольку он причислялся еще к роду матери, переходило после его смерти не к его детям, а к его братьям и сестрам и к детям его сестер или к потомству его сестер. Собственные дети ничего не получали. Стремление изменить это положение вещей становилось все сильнее, и оно было изменено. Сначала многобрачие заменилось парной семьей. Определенный мужчина жил с определенной женщиной, и дети, происходившие от этого брака, были их собственными детьми. Число этих парных семей возрастало по мере того, как запрещения, возникавшие из родового устройства, затрудняли брак, а приведенные выше экономические причины требовали новой организации семейной жизни. Старый порядок вещей, основанный на общем хозяйстве, оказался несовместимым с личной собственностью. Положение и занятие сделались решающими моментами при выборе местожительства. Из возникшего теперь товарного производства развилась торговля с соседними и чужими народами, что обусловило денежное хозяйство. Руководил и управлял этим развитием мужчина. Его частные интересы не имели более никаких существенных точек соприкосновения со старой родовой организацией, мало того, они часто ей противостояли. Таким образом, значение родовой организации все более и более падало. В конце концов от рода осталось немного более чем выполнение религиозных функций для семейного союза; его хозяйственное значение исчезало, и полное разложение родового строя стало лишь вопросом времени.

Вместе с этим разрушением старого родового порядка стало быстро понижаться влияние и положение женщины. Материнское право исчезло и уступило место отцовскому праву. Муж, как частный собственник, был заинтересован в детях, которых он мог рассматривать как законных и делать наследниками своей собственности; он принудил поэтому женщину прекратить половые отношения с другими мужчинами.

За собой же он сохранил право наряду с собственной женой или женами иметь еще столько наложниц, сколько ему позволяли обстоятельства. И дети этих наложниц рассматривались как законные дети. Мы находим в Библии два важных в этом отношении примера. В первой книге Моисея, 16, 1 и 2, мы читаем: «Сара, жена Авраама, не рождала ему. У ней была служанка-египтянка, именем Агарь. И сказала Сара Аврааму: вот, господь заключил чрево мое, чтобы не рождать. Войди же к служанке моей, может быть, буду иметь детей от нее. Авраам послушался слов Сары». Другой замечательный пример находится в первой книге Моисея, 30, 1 и следующие. Там говорится: «И увидела Рахиль, что она не рождает детей Иакову, и позавидовала Рахиль сестре своей и сказала Иакову: дай мне детей, а если не так, я умираю. Иаков разгневался на Рахиль и сказал: разве я бог, который не дал тебе плода чрева? Она сказала: вот служанка моя Балла, войди к ней, пусть она родит на колена мои, чтобы и я имела детей от нее. И дала она Баллу, служанку свою, в жены ему, и вошел к ней Иаков».

Женами Иакова одновременно были, таким образом, не только дочери Лавана, две сестры, но они обе дали ему еще своих служанок, что по нравам того времени казалось вполне «нравственным». Своих двух главных жен он, как известно, купил, прослужив за каждую по семи лет их отцу. В то время покупка жены была у евреев всеобщим обычаем, но наряду с покупкой жен они массами похищали женщин у побежденных народов; так, например, веньяминиты похитили девиц силоамских34. Пленная женщина становилась рабой, наложницей. Но она могла быть возвышена до законной жены, раз она выполнила следующие предписания: она должна была дать обрезать себе волосы и ногти, переменить платье, в котором она была взята в плен, на другое, выданное ей, затем в течение месяца она должна была оплакивать отца и мать, в знак того, что она отрешается от своего народа, и тогда только могла она лечь на брачную постель. Самое большое число жен было, как известно, у царя Соломона, которому книга Царств, 1, 11, приписывает не менее 700 жен и 300 наложниц.

Когда в иудейской родовой организации наступило господство отцовского права, то есть происхождение по мужской линии, тогда дочери были устранены от наследства. Впоследствии материнское право применялось лишь в тех случаях, когда отец не оставлял сыновей. Это видно из четвертой книги Моисея, 27, 2-8, где рассказывается, что Салпаад умер, не оставив сыновей, и дочери горько жаловались, что они исключены из наследства своего отца, которое должно обратно перейти в колено Иосифа, и Моисей решил, что в данном случае должны наследовать дочери. Но когда у тех явилось намерение искать себе мужей по старому обычаю в другом колене, то колено Иосифа стало протестовать, так как лишалось наследства. Тогда Моисей решил (4, 36), что хотя наследницы могут свободно выбирать мужей, но они обязаны делать это в пределах колена их отцов. Таким образом, ради собственности был изменен старый брачный порядок. В остальном уже в старозаветное, то есть историческое, время у евреев господствовало отцовское право, а клановая и родовая организация, как и у римлян, покоилась на наследовании по мужской линии. Соответственно этому дочери лишались права наследования, как мы это читаем в первой книге Моисея, 31, 14 и 15, где Лия и Рахиль, дочери Лавана, жалуются: «Есть ли еще нам доля и наследство в доме отца нашего? Не за чужих ли он нас почитает? Ибо он продал нас и съел даже серебро наше».

И у евреев - как у всех народов, у которых наследование по отцовской линии заступило место наследования по материнской, - женщина находилась в состоянии полного бесправия. Брак носил характер купли-продажи. Женщине было предписано строжайшее целомудрие; мужчина же, напротив, не был связан таким запретом и приобрел поэтому право иметь несколько жен. Если он обнаруживал в первую брачную ночь, что жена его утратила девственность до брака, то он имел право не только отвергнуть ее, но и побить камнями. Такая же кара постигала нарушительницу супружеской верности; мужчина же карался только в том случае, если он совершал брачное преступление с замужней еврейской женщиной. По пятой книге Моисея, 24, 1-4, мужчина имел право отвергнуть только что взятую им в жены женщину, даже из-за простого к ней отвращения. Он должен был тогда написать ей свидетельство о разводе, дать ей руку и отпустить из своего дома. Признаком приниженного положения, занятого позднее женщиной у евреев, является то, что еще и в настоящее время женщины в синагоге занимают отдельное от мужчин место во время богослужения и что о них не упоминается в молитвах35. По представлению древних евреев женщина не считается членом общины; в политическом и религиозном отношении она представляет собою нуль. Если собираются вместе десять мужчин, они должны совершать богослужение; женщины же, сколько бы их ни собралось, не получают этого права.

Подобным же образом Солон в Афинах предписал, что наследница должна выйти замуж за своего ближайшего агната36 с мужской стороны, хотя бы оба принадлежали к тому же роду, а по прежнему праву подобный брак был запрещен. Солон предписал также, что собственник не должен, как это было раньше, в случае бездетности оставлять свое имущество своему роду, но что он может в завещании назначить кого угодно своим наследником. Мы видим: не человек господствует над собственностью, но собственность господствует над ним и делается его владыкой.

Господство частной собственности утвердило подчинение женщины мужчине. Началось время принижения женщины и даже презрения к ней.

Признание материнского права означало коммунизм, равенство всех; появление отцовского права означало господство частной собственности и вместе с тем угнетение и порабощение женщины. Это понял и консерватор Аристофан, который в своей комедии «Женское народное собрание» рисует женщин, добившихся господства в государстве и установивших коммунизм; чтобы дискредитировать женщин, он изображает коммунизм в самом карикатурном виде.

Каким образом совершался переход от материнского к отцовскому праву в каждом отдельном случае, трудно показать. Но эта первая великая революция, совершившаяся в истории человечества, осуществилась у древних культурных народов не одновременно и, конечно, не повсюду одинаковым образом. Среди народов Греции новый порядок вещей осуществился прежде всего в Афинах.

Фридрих Энгельс думает, что этот великий переворот совершился вполне мирно и что после того, как уже существовали все условия для нового права, потребовалось лишь простое голосование в родах, чтобы на место материнского права поставить отцовское право. Напротив, Бахофен на основании высказываний древних писателей полагает, что женщины оказали этому социальному изменению сильное сопротивление. Доказательства борьбы и сопротивления женщин новому порядку, он видит особенно в сагах о царствах амазонок, которые встречаются в истории Азии и Востока и которые можно найти также и в Южной Америке и Китае.

Вместе с господством мужчин женщины потеряли свое положение в общинных учреждениях, они были исключены из собрания совета и лишены всякого руководящего влияния. Мужчина принуждает женщину к брачной верности, но не признает ее для себя; если жена нарушает верность, то она совершает самый тяжелый обман по отношению к новому господину; она приносит ему в дом чужих детей как наследников его собственности, поэтому у всех древних народов нарушение брачной верности со стороны жены наказывалось смертью или рабством.

2. ОТЗВУКИ МАТЕРИНСКОГО ПРАВА В ГРЕЧЕСКИХ МИФАХ И ДРАМАХ

Хотя женщины были, таким образом, лишены своего прежнего руководящего положения, тем не менее религиозные обряды, связанные с этими старыми обычаями, господствовали еще целые столетия, но они постепенно потеряли для народов свой более глубокий смысл. Лишь в наше время начинают снова доискиваться смысла этих древних обрядов. Так, в Греции сохранился религиозный обычай, в силу которого женщины обращались за советом и помощью лишь к богиням. Ежегодно повторявшийся праздник тесмофорий был обязан своим происхождением эпохе материнского права.

Уже в позднейшее время женщины Греции в течение пяти дней праздновали этот праздник в честь Деметры и на нем не мог присутствовать ни один мужчина. Подобное же празднество происходило в древнем Риме в честь Цереры. Деметра и Церера были богинями плодородия. И в Германии вплоть до христианского средневековья происходили подобные празднества в честь Фригги, которая у древних германцев считалась богиней плодородия. И здесь мужчины были исключены из участия в этих праздниках.

В Афинах, где материнское право раньше всего, но, по-видимому, при упорном сопротивлении женщин уступило место отцовскому праву, трагизм этого переворота находит свое выражение в «Эвменидах» Эсхила. События развертываются следующим образом: Агамемнон, король в Микенах, муж Клитемнестры, по указанию оракула во время своего похода на Трою приносит в жертву свою дочь Ифигению. Мать возмущена принесением в жертву своего ребенка, по материнскому праву не принадлежащего ее мужу, и берет во время отсутствия Агамемнона себе в супруги Эгиста, что нисколько не противоречило старому праву. После многолетнего отсутствия Агамемнон возвращается в Микены; по наущению Клитемнестры Эгист убивает его. Орест, сын Агамемнона и Клитемнестры, под влиянием Аполлона и Афины мстит за убийство отца - убивает свою мать и Эгиста. Эриннии преследуют Ореста за убийство матери; они представляют старое право. Аполлон и Афина, у которой по мифу не было матери, так как она прямо появилась из головы Зевса, защищают Ореста, ибо они представляют новое, отцовское право. Дело переносится на решение ареопага, перед которым развертывается следующий диалог, выражающий враждебные и противостоящие друг другу воззрения.

Хор: Так матереубийство приказал вещун?

Орест: Он сам, но не ропщу я на судьбу свою.

Хор: Иное скажешь, как услышишь приговор.

Орест: Из гроба помощь, верю, мне пошлет отец.

Хор: На мертвых уповаешь? Умерла и мать.

Орест: Две скверны к ней прилипли, два проклятья.

Хор: Какие ж две? Все точно разъясни суду.

Орест: Убитый ею был ей муж, а мне - отец.

Хор: Освободилась мертвая: убийца жив.

Орест: Почто же ты при жизни не гнала ее?

Хор: Чужим по крови был убитый ею муж.

Орест: А я по крови матери ль единый сын?

Хор: Разбойник богомерзкий! Отвержен ты.

Не предал ли проклятью ее ты дорогую кровь?

Тебя вскормившую в родимом чреве мать?

Эриннии не признают, таким образом, право отца и супруга, для них существует право матери. Что Клитемнестра заставила убить мужа, им кажется безразличным, потому что он был чужим. Напротив, они требуют наказания матереубийцы, так как, убив мать, Орест совершил самое тяжелое преступление, которое только могло быть совершено при старом родовом порядке. Аполлон стоит на противоположной точке зрения. Он по приказанию Зевса побудил Ореста убийством собственной матери отомстить за убийство отца, и он перед судьями защищает поведение Ореста, говоря:

«На это должен я сказать:

Не мать создатель своего ребенка,

Она лишь жизни пробужденье носит,
Но жизнь творит один отец
Она хранит залог лишь другу,
И то лишь при желанье бога

Незыблемо хочу я это доказать.

Отца без матери иметь возможно:

Зевеса дочь свидетель в том.

Мрак чрева матери ее не покрывал,

Но и богине не родить нам отпрыска такого».

Таким образом, по мнению Аполлона, прижитие ребенка дает отцу преимущественное право на него, между тем как по существовавшему до тех пор взгляду мать, дающая ребенку свою кровь и жизнь, - единственная собственница ребенка и отец ее ребенка остается для нее чужим. Поэтому Эриннии так отвечают на воззрение Аполлона:

«Седых времен свергаешь силы ты,

Нас, старых, хочешь обогнать ты, юный бог».

Судьи совещаются относительно приговора, половина их стоит за старое право, половина - за новое, так что угрожает разделение голосов поровну. Тогда Афина схватывает камень с алтаря и, бросая его в урну, говорит:

«Он мой, и мой последний приговор,

И за Ореста я его кладу.

Я матери не знала, не была рожденной ею,

От сердца полного хвалю я все мужское

И вплоть до брака отцу принадлежу я вся,

И потому считаю менее преступным убийство женщины,

Когда опора дома - муж погиб через нее.

Так и при равных голосах победа за Орестом».

Другая сага изображает падение материнского права в Афинах следующим образом:

«Во время управления Кекропса произошло двойное чудо: одновременно вышли из земли в одном месте оливковое дерево, в другом - вода. Испуганный царь послал в Дельфы, чтобы спросить оракула о значении этих событий. Ответ гласил: оливковое дерево означает Минерву, вода - Нептуна, и теперь гражданам предстоить решить, по имени которого из этих двух божеств назвать свой город. Кекропс созвал народное собрание, в котором право голоса имели как мужчины, так и женщины. Мужчины голосовали за Нептуна, женщины - за Минерву, и так как у женщин было одним голосом больше, победила Минерва. Нептун рассердился и приказал морю залить поля афинян. Чтобы смягчить гнев бога, афиняне наложили на своих женщин тройное наказание: они должны были потерять право голоса, их дети не должны были более носить имени матери, они сами не должны были более называться афинянками»37.

Так победило новое право. Брак, делающий отца главою, победил материнское право38.

3. ЗАКОННЫЕ ЖЕНЫ И ГЕТЕРЫ В АФИНАХ

Переход от материнского к отцовскому праву совершался повсюду, как только уровень развития культуры достигал той же ступени, что и в Афинах. Женщина приковывается к дому, ее изолируют и дают особое помещение - гинекеи. Ей запрещается даже общение с мужчинами, посещающими дом. Это было главною целью ее обособления.

Это изменение нравов находит себе выражение уже в «Одиссее». Так, Телемах запрещает своей матери присутствовать среди женихов и приказывает ей:

«Лучше вернись-ка к себе и займися своими делами –

Пряжей, тканьем; прикажи, чтоб служанки немедля за дело

Также взялись. Говорить же - не женское дело, а дело

Мужа, всех больше мое; у себя я один повелитель»39.

Это воззрение было в то время в Греции уже всеобщим. Более того. Женщина, даже если она вдова, находится под господством ближайшего по родству мужчины, у нее нет даже свободного выбора супруга. Женихи, утомленные долгой задержкой, которую у строи л а хитрая Пенелопа, обращаются к Телемаху и устами Антиноя требуют:

«Слушай же! Вот что тебе, Телемах, женихи отвечают,

Чтобы и ты это знал и все остальные ахейцы:

Мать отошли и вели, чтобы шла за того, во кого ей

Выйти прикажет отец и самой ей приятнее выйти»40.

Свободе женщины кладется теперь конец. Если она выходит из дома, то она должна закрывать лицо, чтобы не возбуждать страсти другого мужчины. На востоке, где половые страсти вследствие жаркого климата особенно сильны, этот способ обособления и до сих пор еще доводится до самых крайних пределов. Среди древних народов Афины становятся образцом нового порядка. Женщина, конечно, разделяет постель мужа, но не его стол, она называет его не по имени, а «господин»; она - его служанка. Она нигде не должна появляться публично, по улице она должна ходить всегда с закрытым лицом и одетой в высшей степени просто. За нарушение супружеской верности она по законам Солона платится своей жизнью или своей свободой. Муж может ее продать, как рабыню.

Положение греческой женщины в то время находит себе выражение в «Медее» Еврипида. Медея жалуется:

«Из всех существ, душой и мыслью одаренных,

Мы всех жальчее существа:

Приданым покупать должны мы мужа.

И что при том всего печальнее для нас,

С тех пор владеет нашим телом он.

Опасность страшная, каким он будет:

Добр или зол? Развод для женщины -

Пятно всегда, и сосватанного ей

Она не смеет отклонить. И все, что ново,

Что непривычно ей, она должна смиренно

Перенести: никто ей не укажет, какой у мужа нрав.

И если это все нам удалось

И радостно живет любимый с нами,

Тогда завидна жизнь наша.

Иначе лучше смерть! Мужчина,

Если дом ему постыл, он вне его находит,

Чем горе утолить: у друга, у сверстников своих.

А мы за взглядом одного следить должны.

Вы скажете, конечно, спокойно мы живем,

Удобно у себя, а вы сражаетесь в боях!

Нелепая ошибка, в бою я много раз стоять бы согласилась,

Чем родовые муки раз один узнать».

Совсем иначе обстоит дело для мужчин. Если мужчина налагал на женщину с целью прижития законных наследников строгое воздержание по отношению к другим мужчинам, то он был отнюдь не склонен налагать на себя подобное же воздержание по отношению к другим женщинам. Возник гетеризм. Женщины, отличавшиеся красотой и умом, обыкновенно чужестранки, предпочитали рабству брака свободную жизнь в интимном сношении с мужчинами. И это не считалось нисколько предосудительным. Имена и слава этих гетер, поддерживавших интимные отношения с первыми людьми Греции и принимавших участие как в их ученых беседах, так и в их пиршествах, дошли до наших дней, между тем имена законных жен давно забыты и исчезли. Так, прекрасная Аспазия была интимной подругой знаменитого Перикла, который впоследствии женился на ней; имя гетеры Фрины стало позднее нарицательным именем для женщин, отдающихся за деньги. Фрина состояла в интимных отношениях с Гиперидом, и Пракситель, один из первых ваятелей Греции, выбрал ее моделью для своей Афродиты. Даная была любовницей Эпикура, Археанасса - любовницей Платона. Из других гетер известны Лаиса Коринфская, Гнатанея и т. д. Нет ни одного знаменитого грека, который не имел бы общения с гетерами. Это связано с их образом жизни. Великий оратор Демосфен в своей речи против Неера так описывает половую жизнь имущих Афин: «Мы берем жену, чтобы получить законных детей и иметь в доме верную хозяйку; мы держим наложниц для услуг себе и ежедневного ухода, гетер - для наслаждения и любви». Законная жена была лишь аппаратом для рождения детей, верной собакой, сторожившей дом; господин же дома жил согласно своему bon plaisir, своему произволу. Часто это наблюдается и в наше время. Чтобы иметь возможность удовлетворять потребность в продажных женщинах, особенно со стороны более молодых мужчин, возникла проституция, неизвестная при господстве материнской линии. Проституция отличается от свободного полового общения тем, что женщина продает свое тело из-за материальных выгод как одному мужчине, так и целому ряду мужчин. Проституция налицо там, где женщина превращает в ремесло продажу своей привлекательности. Солон, формулировавший для Афин новое право и прославляемый как основатель нового правового порядка, положил начало публичным женским домам - дейктерионам и установил одинаковую плату для всех посетителей. По Филемону, она составляла один обол, приблизительно 25 пфеннигов на наши деньги. Дейктерион был, подобно храмам у греков и римлян и христианским церквам в средние века, неприкосновенен. Он находился под охраной государственной власти. Приблизительно за 150 лет до нашего летосчисления и храм иерусалимский был обычным местом сборищ публичных женщин.

За благодеяние, оказанное афинским мужчинам основанием дейктерионов, Солон был так воспет одним из своих современников:

«Солон, слава тебе, ибо ты купил публичных женщин для блага города, для нравов города, наполненного крепкими молодыми мужчинами, которые без твоего мудрого учреждения должны бы были предаться нарушающему покой преследованию женщин из лучшей среды».

Мы увидим, что в наше время необходимость проституции и домов терпимости оправдывается как раз такими же доводами. Таким образом, государственные законы признавали за мужчинами естественное право на такие поступки, которые для женщины признавались заслуживающими унижения и тяжелым преступлением. Известно, что и ныне существует немало мужчин, которые общество прекрасной грешницы предпочитают обществу своей законной жены и которые в то же время считаются «столпами государства и порядка» и «стражами святости брака и семьи».

Правда, и греческие женщины, по-видимому, часто мстили своим супругам за свое угнетение. Если проституция является дополнением единобрачия на одной стороне, то нарушение супружеской верности женщинами - рогоношество мужей - является дополнением единобрачия на другой стороне. Среди греческих драматических поэтов Еврипид считается женоненавистником, так как он в своих драмах особенно охотно нападает на женщин. То, в чем он обвиняет женщин, лучше всего видно из речи, которую одна гречанка в аристофановых «Празднествах Тесмофорий» держит против Еврипида. Она говорит:

«Какою только грязью он (Еврипид) не бросает в нас?

Где промолчал язык клеветника?

Где зрелища, где сборища, где танцы,

Мы всюду будто прячемся в углах,

Ища мужчин, стремясь всегда к бокалу.

Мы предаем, мы попусту болтаем,

Мы крест мужчин, и потому, как только муж

Вернется из театра41, он недоверчиво глядит,

Любовника ища повсюду. С тех пор для нас

Недопустимо, что раньше делать мы могли.

Мужчин так сильно он восстановил,

Что, раз жена венок плетет, она уж влюблена,

И, если только что-нибудь уронит,

У мужа уж вопрос: о чем ты думаешь?

О друге из Коринфа, вероятно?»

Понятно, что красноречивая гречанка так отвечает обвинителю ее пола, но Еврипид вряд ли мог возводить на женщин такие обвинения, и мужчины ему не стали бы верить, если бы они сами не знали очень хорошо, что эти обвинения справедливы. Судя по заключительным словам обвинительной речи, в Греции не было обычая, существовавшего раньше в Германии и во многих других странах, по которому хозяин предоставляет в распоряжение гостя на ночь собственную жену или дочь. Вот что рассказывает Мурнер об этом обычае, который встречался в Голландии еще в XV веке: «В Нидерландах обычай: если у хозяина ночует любимый гость, то он доверчиво кладет с ним свою жену»42.

Усиливающаяся классовая борьба в греческих государствах и печальное положение во многих из этих маленьких общин побудили Платона исследовать вопрос о наилучшей конституции и устройстве государства. В своем «Государстве», которое он выставляет как идеал, он требует для первого класса граждан - стражей полного равноправия женщин. Они должны наравне с мужчинами принимать участие в военных упражнениях и исполнять все те же обязанности, но только выбирать более легкое, «ввиду слабости пола». Он утверждает, что естественными задатками оба пола одинаково наделены, но только женщина в общем слабее мужчины. Далее, женщины должны были быть общими для мужчин, точно так же дети, так что ни отец не мог знать своего ребенка, ни ребенок своего отца43.

Аристотель думает более буржуазно. Согласно его «Политике» женщина должна быть свободна в выборе супруга, но должна быть ему подчинена; впрочем, ей предоставлено право «давать добрый совет». Фукидид высказывает взгляд, которому обеспечено одобрение всех филистеров. Он говорит, что та супруга заслуживает высшей похвалы, о которой вне ее дома не слышно ни худого, ни хорошего.

При таких взглядах уважение к женщине должно было все более падать; страх перенаселения привел даже к тому, что стали избегать интимного общения с нею. Дошли до неестественного удовлетворения половой потребности. Греческие государства были городами с небольшими земельными владениями, способными прокормить при обычных условиях лишь определенное количество населения. Боязнь перенаселения побудила Аристотеля советовать мужчинам держаться вдали от своих жен и пользоваться любовью мальчиков. Уже до него Сократ восхвалял любовь к мальчикам как признак высшего образования. В конце концов этой противоестественной страсти стали предаваться самые выдающиеся деятели Греции. Уважение к женщине пало очень сильно. Наряду с женскими публичными домами имелись мужские публичные дома. В подобной общественной атмосфере Фукидид мог сказать, что женщина опаснее бушующего моря, огненного жара и падения диких горных вод. «Если существует бог, выдумавший женщину, то, где бы он ни был, он должен знать, что он - виновник величайшего зла».

Если мужчины Греции предавались любви к мальчикам, то женщины впадали в другую крайность: они предавались любви с лицами своего собственного пола. Это половое извращение было особенно распространено среди женщин острова Лесбоса, почему оно было названо лесбийскою любовью и называется так до сих пор, потому что еще не исчезло и продолжает существовать. Главной представительницей этой любви считалась знаменитая поэтесса Сафо, «лесбийский соловей», жившая приблизительно за шестьсот лет до нашего летосчисления. Ее страсть находит пылкое выражение в оде к Афродите, которую она умоляет так:

«Всевладычица, ты, на троне цветочном царящая,

В пене рожденная Зевса дочь хитроумная,

К тебе взываю,

В томлении и горьком мучении, богиня,

Не дай умереть!»

Еще более страстная чувственность проявляется в ее оде к прекрасной Аттис.

В то время как в Афинах и в остальной Греции уже господствовало отцовское право, соперница Афин, Спарта, находилась еще под господством материнского права, которое для большинства греков было уже совершенно чуждо. Существует такое предание: однажды какой-то грек спросил спартанца, какое наказание полагается в Спарте нарушителям супружеской верности. На это тот ответил: «Чужеземец, у нас нет нарушителей супружеской верности!» Чужеземец: «Ну, а если бы такой нашелся?» «Тогда он должен был бы в наказанье, - шутит спартанец, - дать такого большого быка, который мог бы протянуть свою голову через Тайгет и пить воду из Эврота». На удивленный вопрос чужеземца: «Как может быть бык такой величины?» - спартанец, смеясь, отвечает: «Как же возможно, чтобы в Спарте был нарушитель супружеской верности?» Самосознание спартанской женщины нашло себе выражение в гордом ответе жены Леонида одной чужеземке, когда та сказала ей: «Вы, лакедемонянки, единственные женщины, которые господствуют над своими мужьями!» «Мы также единственные женщины, которые приносят миру мужчин», - последовал ответ.

Свободное состояние женщины в эпоху материнского права способствовало развитию их красоты, поднимало их гордость, достоинство и самостоятельность. Все древние писатели сходятся в том, что эти свойства в эпоху гинекократии44 были у женщин в высшей степени развиты. Несвободное состояние, наступившее позже, неизбежно сказалось на них отрицательно; изменение отразилось даже в одежде, какую носили женщины в том и другом периоде. Одеяние дорийской женщины легко и свободно спадало с плеч, оставляя обнаженными руки и ноги; это платье Дианы, изображаемой в наших музеях так свободно и смело. Напротив, ионическое платье скрывало фигуру и сковывало движения. Форма женской одежды имеет гораздо большее значение, чем обычно думают, и до наших дней является признаком зависимости и причиной беспомощности. Женская одежда до сих пор делает женщину неловкой и навязывает ей чувство слабости, что в конце концов отражается на ее поведении и характере. Обыкновение спартанцев заставлять девочек до возмужалого возраста ходить голыми, что допускал климат страны, по мнению древних писателей, значительно способствовало приучению к простоте и заботе о внешнем приличии. По взглядам того времени, в этом не было ничего нарушающего стыдливость и возбуждающего сладострастие. Наравне с мальчиками девочки принимали участие во всех физических упражнениях. Так воспитывалось сильное и гордое поколение, сознающее собственное достоинство, как показывает ответ жены Леонида иностранке.

4. ОСТАТКИ МАТЕРИНСКОГО ПРАВА В НРАВАХ РАЗНЫХ НАРОДОВ

В теснейшей связи с исчезнувшим материнским правом стояли известные обычаи, которые современные писатели в полнейшем непонимании их значения называют «проституцией». Так, в Вавилоне существовала религиозная обязанность возмужавшей девственницы явиться в храм Милитты для принесения в жертву своей девственности, отдаваясь какому-либо мужчине. То же самое происходило в Серапемуме Мемфиса, в честь богини Анаитис в Армении, на Кипре, в Тирии и Сидонии в честь Астарты или Афродиты. На подобных обычаях основывались египетские празднества Изиды. Эта жертва девственностью должна была служить перед богиней искуплением за исключительную принадлежность одному мужчине в браке, «ибо не для того, чтобы поблекнуть в объятиях одного, природа наградила женщину всеми прелестями, которые были в ее распоряжении. Закон материи отвергает всякое ограничение, ненавидит все оковы и всякую исключительность рассматривает как посягательство на свою божественность»45. Дальнейшее благоволение богини должно было быть куплено этою жертвою девственности.

Согласно со старым воззрением либийские девушки, отдаваясь, приобретали приданое. По материнскому праву они были до замужества свободны в половом отношении, и мужчины находили в этом так мало отталкивающего, что предпочитали брать в жены ту, на которую был больше всего спрос. То же самое происходило во времена Геродота у фракийцев: «Они не охраняют девушек, но предоставляют им полную свободу жить с кем угодно. Напротив, женщин они охраняют очень строго; они покупают их у родителей за большое имущество». Знамениты были гиеродулы в коринфском храме Афродиты, где было собрано более тысячи девушек; это был притягательный пункт для греческих мужчин. И о дочери фараона Хиобее в Египте сага рассказывает, что она на средства, приобретенные продажей своих ласк, велела построить пирамиду.

Подобные условия встречаются еще и ныне на Марианских, Филиппинских и Полинезийских островах, а по Войцу, и у различных африканских племен. Другой обычай, существовавший до позднейших времен на Балеарских островах и являвшийся выражением права всех мужчин на женщину, состоял в том, что в брачную ночь к невесте допускались родные по крови мужчины в возрастном порядке и только под конец допускался жених. Этот обычай изменился у других народов в том отношении, что этим преимущественным правом у невесты пользуются священники или главы племени (цари) как представители мужчин племени... Так, на Малабаре каймары нанимают потамара (священника) для лишения своих жен девственности. Первосвященник (намбури) обязан оказывать эту услугу королю (заморин) при его свадьбе, и король платит ему 50 золотых46. В Индокитае и на различных островах Великого океана эту службу выполняют то священники, то главы племени (цари)47. То же в Сенегамбии, где высший глава племени в качестве служебной обязанности лишает девушек их девственности и получает за это подарок. У других народов лишение девственности, иногда даже девочки в возрасте нескольких месяцев, совершается устроенным для этой цели идолом. Следует также предполагать, что jus primae noctis (право первой ночи), применявшееся у нас в Германии и вообще в Европе до конца средних веков, обязано своим происхождением подобной же традиции. Помещик, считавший себя повелителем своих подчиненных и крепостных, осуществлял перешедшее к нему право главы племени. Более подробно об этом после.

Отзвуком материнского права является далее своеобразный обычай южноафриканских племен, сохранившийся, видимо, и у басков, как народа с древними нравами и обычаями; он состоит в том, что вместо роженицы в постель ложится муж, корчится, как роженица, и заставляет жену ухаживать за собой. Этот обычай означает, что отец признает новорожденного своим ребенком. Этот обычай, видимо, существует также у различных горных племен Китая и недавно еще встречался на Корсике.

В правительственном докладе, предложенном рейхстагу (сессия 1894-1895 годов) относительно германских колоний, на стр. 239 имеется следующее место о южноафриканской области: «Без совета с старейшими и богатейшими не может он (родоначальник в деревне Гереро) принимать ни малейшего решения и отпускать не только мужчин, но довольно часто и женщин и даже слуг». А в отчете о Маршальских островах говорится на стр. 254: «Власть управления над всеми Маршальскими островами никогда не находилась в руках отдельных предводителей. Однако так как в этом классе (ироди) не осталось ни одного члена женского пола, а только мать может дать ребенку и ранг и благородство, то ироди вымирают вместе с предводителями. Все изложение данного отчета показывает, насколько чужды его авторам описываемые ими отношения, в которых они не могут разобраться48.

Доктор Генрих Ф. Влислокки, который несколько лет жил среди зибенбургских цыган и даже был усыновлен одним из их племен, рассказывает49, что из четырех цыганских племен, среди которых он жил, сохранивших в то время еще древнюю организацию, в двух - Ашани и Чале - господствовало еще наследование по матери. Если бродячий цыган женится, то вступает в род своей жены, ведущей весь дом в цыганской семье. Наличное имущество есть собственность жены, а значит, ее рода; муж - человек чуждый. А по праву наследования по матери и дети остаются в ее роде. Даже в современной Германии встречается еще материнское право. Так, во втором листе «Вестдейчен Рундшау» от 10 июня 1902 года рассказывается, что в общине Гальтерн (Вестфалия) при наследований имущества граждан действует еще материнское право Гента. Дети наследовали после матери. До сих пор тщетно старались отменить этот «старый парик».

Как мало существующее теперь единобрачие похоже на вечное древнейшее учреждение, показывает распространенность брака-купли, умыкания, полигамии и полиандрии.

И в Греции женщина была предметом купли и продажи. Как только она переступала порог дома своего супруга и господина, так она переставала существовать для своей прежней семьи. Символически это выражалось тем, что красиво убранная повозка, в которой ее привозили в дом мужа, сжигалась перед его дверьми.

У остяков в Сибири еще поныне отец продает дочь; он торгуется с посланными жениха из-за цены. Точно так же есть еще у различных африканских племен обычай, существовавший у евреев времен Иакова и состоящий в том, что мужчина, желающий получить девушку, должен поступить на службу к своей будущей теще. Известно, что покупной брак не исчез еще и у нас; в буржуазном обществе он господствует больше, чем когда-либо. Денежный брак, являющийся почти всеобщим обычаем среди наших имущих классов, есть не что иное, как покупной брак. Подарок, который по существующему обычаю жених делает невесте, надо рассматривать как символ приобретения жены в собственность.

Наряду с браком посредством купли существовал брак посредством похищения. Похищение женщин практиковалось не только древними евреями, оно встречается почти у всех народов древности. Самый известный исторический пример - это похищение сабинянок римлянами. Похищение было самым простым способом получить женщин там, где их не хватало или где, как на Востоке, господствовало многоженство. На Востоке, особенно во времена владычества арабов, с VII по XII столетие нашего времени, похищение женщин приняло огромные размеры.

Символически похищение женщин происходит еще и ныне, например у арауканцев в Южном Чили. Пока друзья жениха торгуются с отцом невесты, жених подкрадывается к дому и старается схватить невесту. Схватив, он бросает ее на заранее приготовленную лошадь и скачет с нею к ближайшему лесу. Женщины, мужчины и дети поднимают страшный крик и стараются воспрепятствовать бегству. Но раз жених со своей невестой достиг чащи леса, брак считается заключенным, это и в том случае, если похищение происходит против воли родителей. Подобные обычаи существуют и у австралийских племен.

И у нас обычай свадебных поездок напоминает похищение женщин; невеста похищается из родительского дома. С другой стороны, обмен кольцами напоминает подчиненность женщины и то, что она приковывается к мужчине. Этот обычай появился первоначально в Риме. Невеста в знак того, что она приковывается к мужу, получала от него железное кольцо. Впоследствии это кольцо стали приготовлять из золота и гораздо позднее стали кольцами обмениваться в знак того, что обе стороны считали себя взаимно связанными.

Многоженству (полигамии), которое мы встречали у восточных народов и которое существует у них еще до сих пор, но может применяться на практике только привилегированными и имущими людьми в зависимости от имеющихся в их распоряжении числа женщин и денег на их содержание, - этому многоженству соответствует многомужество (полиандрия). Оно существует главным образом у горных народов в Тибете, у гаррасов на индийско-китайской границе, у байгасов в Годване, у наиров на крайнем юге Индии; оно, по-видимому, существует также у эскимосов и алеутов. Происхождение определяется, само собой разумеется, по матери, дети принадлежат ей. Мужья женщины обыкновенно братья. Если женится старший брат, то остальные братья - точно так же мужья жены, но и жена имеет право брать других мужей. С другой стороны, и мужья имеют право владеть несколькими женами. Каким условиям обязана своим происхождением полиандрия, еще не выяснено, но так как полиандрийские народы живут исключительно либо в высоких горных странах, либо в холодном поясе, то, вероятно, при полиандрии играет роль явление, о котором сообщает Тарновский50. Заслуживающие доверия путешественники рассказали Тарновскому, что продолжительное пребывание на значительных высотах понижает половую потребность, которая после возвращения вниз проявляется с новой силой. Это понижение половой активности, думает Тарновский, может служить объяснением сравнительно незначительного прироста населения в горных странах, и, передаваясь по наследству, оно может быть одним из моментов вырождения, проявляющегося в извращении полового чувства.

Продолжительная жизнь в очень высоких или очень холодных местностях обусловливает, конечно, и то, что многомужество не предъявляет к женщине чрезмерных требований. Это влияние сказывается уже в самой природе женщин: так, например, у эскимосских девушек менструация обыкновенно наступает на 19 году, между тем как в жарком климате она появляется уже на девятом или десятом году, а в умеренном - между 14 и 16 годами. Если жаркие страны, как вообще признано, сильно повышают половую потребность, отчего именно в жарких странах главным образом и распространено многоженство, то, с другой стороны, холодные местности, а к ним принадлежат местности горные, должны очень значительно понижать половую потребность. Известно также, что зачатие встречается гораздо реже у женщин, сходящихся с несколькими мужчинами. Поэтому прирост населения при полиандрии слабый, что соответствует трудности добывания средств к существованию, характерной для холодных и горных стран. Этим доказывается, что и в столь чуждом нам состоянии полиандрии на отношениях полов отражается способ производства. Следовало бы еще установить, существует ли у этих народов, живущих в горных и холодных местностях, обычай убивать детей женского пола, как это практикуется, по имеющимся сообщениям, у монгольских племен в горных местностях Китая.

5. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПОРЯДКА.

РАЗЛОЖЕНИЕ РОДА В РИМЕ

После уничтожения рода с материнским правом его место занял род с отцовским правом, причем функции последнего были значительно ослаблены. Его главной задачей была забота об общих религиозных учреждениях и похоронах, взаимное обязательство для защиты и помощи; появилось право, а в некоторых случаях обязанность, вступая в брак, входить в род, особенно когда дело шло о богатых наследницах или сиротах. Род управлял также существовавшей еще общей собственностью.

Вместе с частной собственностью и связанным с нею правом наследования возникли классовое различие и классовые противоречия. С течением времени имущие сплотились против неимущих. Первые старались получить в свои руки управление в новой общине и сделать его наследственным. Сделавшееся необходимым денежное хозяйство создало неизвестные до тех пор отношения задолженности. Борьба против внешних врагов и противоположные внутренние интересы, точно так же как и различные интересы и отношения между земледелием, ремеслом и торговлей, сделали необходимыми сложные правовые нормы и создание органов, которые наблюдали бы за правильным ходом общественной машины и разрешали бы споры. Это необходимо было и для регулирования отношений между господами и рабами, должниками и кредиторами. Так сделалась необходимой власть, которая наблюдала бы за всеми этими отношениями, руководила, приводила в порядок, примиряла, вторгалась в них, то, защищая, то наказывая. Возникло государство - необходимый продукт противоположных интересов, проявившихся в новом общественном порядке. Руководство им, естественно, попало в руки тех, которые имели наибольший интерес в его основании и которые вследствие своей социальной силы пользовались наибольшим влиянием, то есть в руки имущих. Имущественная аристократия и демократия стояли, таким образом, друг против друга и там, где господствовало полное равенство политических прав.

При старых порядках материнского права не было писаных законов. Отношения были просты, и обычай свято хранился. В новом, более сложном порядке писаное право сделалось одной из важнейших потребностей; стали необходимы и особые органы для заведования им. Но когда правовые отношения стали еще более сложными, то образовался класс людей, посвятивших себя изучению правовых норм и заинтересованных в том, чтобы .все более осложнить их. Появились ученые знатоки права, юристы, которые благодаря значению созданного права для всего общества превратились в самое влиятельное сословие. Новый гражданский правовой порядок нашел с течением времени свое классическое выражение в римском государстве; этим объясняется то влияние, которое римское право оказывает вплоть до настоящего времени.

Государственное устройство, таким образом, является необходимым следствием такого общества, которое на более высокой ступени разделения труда расчленено на большое число разнообразных отраслей труда, с различными, часто противоположными и враждебными интересами. Неизбежный результат этого - угнетение слабых. Это поняли и набатейцы, арабское племя, которое, по словам Диодора, издало распоряжение не сеять, не сажать растений, не пить вина и не строить домов, а жить в палатках, так как если все это будет делаться, то племя легко будет подчинено верховной властью (государственной властью). Подобные же предписания действовали и у рахебитов, потомков тестя Моисея51. Моисеево законодательство вообще было направлено на то, чтобы сохранить у евреев земледельческую общину, ибо их законодатели боялись, что в противном случае будет утрачен их демократически-коммунистический строй. Поэтому и выбор «обетованной земли» пал на страну, окруженную с одной стороны малодоступной гористой местностью, Ливаном, а с другой - именно с востока и юга - малоплодородными окрестностями и отчасти пустынями, что делало возможной изолированность населения. По той же причине евреев старались селить вдали от моря, располагающего к торговле, колонизации и накоплению богатств; этим же объясняются строгие законы, запрещающие сношения с другими народностями, строгое воспрещение браков вне своей земли, законы о бедных, аграрные законы, юбилейный год - одним словом, все эти порядки имели своей целью пометить накоплению огромного богатства в руках отдельных лиц и воспрепятствовать образованию у евреев государства. Потому-то их племенная, основанная на родовом строе организация сохранилась до их полного распадения и ее влияние отчасти сказывается у них и до сих пор.

В основании Рима участвовали, по-видимому, латинские племена, перешагнувшие уже предел развития материнского права. Недостаток в женщинах они пополняли, как уже было сказано, похищением их у сабинского племени и заимствовали у него название квиритов. Еще долго после этого в народном собрании римские граждане носили название квиритов. Populus romanus обозначало свободное римское население вообще, но populus Romanus quiritium выражало сверх того происхождение и качество римского гражданина. В римском роде господствовало отцовское право. Дети наследовали как кровные родственники; если не было детей, то наследство переходило родственникам по мужской линии, и если таковые отсутствовали, тогда имущество переходило к роду. После вступления в брак женщина теряла наследственное право на имущество отца и его братьев; она выходила из племени, и потому ни она, ни ее дети не могли быть наследниками ни ее отца, ни ее братьев. В противном случае часть наследства терялась бы отцовским родом. Разделение на племена и фратрии еще в продолжение столетий служило в Риме основанием военной организации и пользования гражданскими правами. Но падение племен с отцовским правом и утрата их значения вызывают более благоприятные условия для римских женщин; впоследствии они не только получали наследства, но и пользовались правом распоряжаться ими и, таким образом, находились в более счастливых условиях, чем их греческие сестры. Это свободное положение, которого они постепенно достигли, дает Катону старшему, родившемуся в 234 году до нашей эры, повод к жалобам: «Если бы каждый хозяин дома стремился по примеру своих предков держать свою жену в надлежащем повиновении, тогда бы обществу не было так много хлопот со всем их полом». И когда в 195 году до нашей эры некоторыми народными трибунами было сделано предложение уничтожить раньше изданный закон против женской роскоши в драгоценностях и одежде, то он гремел: «Если бы каждый из нас благоразумно сохранил по отношению к своей жене права и превосходство мужа, то у нас не было бы столько трудностей с женщинами вообще; теперь же наша свобода, ограниченная уже у домашнего очага, разбивается и попирается даже здесь, на форуме, женской необузданностью, и, не выдержав борьбы с каждой в отдельности, мы боимся и всех их вместе... Наши предки желали, чтобы женщины не смели заниматься никакими, даже частными, делами без вмешательства опекуна, чтобы ими управляли их отцы, братья, мужья; мы же терпим, что они овладевают республикой и вмешиваются даже в дела народных собраний... Дайте только волю их властолюбивой натуре, этим необузданным созданиям, тогда уж не надейтесь, что они сами положат предел своему произволу. Это стеснение в сравнении с другими ограничениями, установленными для женщин обычаями или законом, является очень незначительным. Правду говоря, они желают не свободы, а необузданности во всем... И если только они добьются равенства с нами, тогда они скоро возьмут над нами верх».

В то время, о котором говорит Катон в вышеупомянутой речи, отец, пока он был жив, состоял опекуном своей дочери, если даже она была замужем, или же он назначал ей опекуна. После смерти отца опекуном делался ближайший родственник по мужской линии. Опекун имел всегда право передать свое опекунство любому третьему лицу. Римский закон не признавал, таким образом, за женщиной собственной воли.

Формы заключения брака были различны и в продолжение столетий подвергались разнообразным изменениям. Самое торжественное заключение брака совершалось в присутствии первосвященника и по крайней мере десяти свидетелей, причем в знак союза брачная пара вместе ела пирог, испеченный из муки, соли и воды. Как видно, эта церемония имела большое сходство с христианским обычаем таинства причастия. Вторая форма заключения брака состояла в том, что жених силой завладевал невестой и брак считался действительным после того, как женщина, по разрешению своего отца или опекуна, прожила год под одной кровлей со своим избранником. Третьей формой был известный род обоюдной покупки, заключавшийся в том, что вступающие в брак давали друг другу деньги и обещание быть супругами. Во времена Цицерона52 свободный развод для обеих сторон был уже введен повсюду и даже оспаривалось требование объявлять об этом. Но lex Julia de adulteriis53 предписал торжественное объявление развода, так как часто женщины, обвиняемые в нарушении брака и привлекаемые к ответственности, ссылались на развод. Юстиниан (христианин)54 запретил развод, допуская его только в том случае, если обе стороны соглашались идти в монастырь, но его преемник Юстиниан II был вынужден снова разрешить его.

С возрастающим могуществом и увеличением богатства Рима строгие нравственные правила уступили место порокам и самому безобразному распутству. Рим сделался центром, от которого на весь культурный мир того времени распространялись утонченный разврат и разгул. Разврат, которому особенно во время империи много покровительствовали императоры, принял такие формы, которые мог придумать только безумный. Мужчины и женщины старались перещеголять друг друга в распутстве. Число женских публичных домов все увеличивалось, а рядом с ними среди мужчин все более распространялась греческая любовь. В Риме число молодых мужчин, занимавшихся проституцией, было одно время больше, чем число женщин-проституток55.

Гетеры, окруженные обожателями, появлялись во всей своей пышности на улицах, на прогулках, в цирке и в театре; часто их носили негры на переносных постелях, на которых они с зеркалом в руках, сверкающие в блеске украшений и драгоценностей, возлежали почти обнаженные; их окружали с веерами в руках рабы и толпа мальчиков, евнухов, флейтистов; фантастически одетые карлики следовали в конце шествия.

Разврат принял в Римской империи такие размеры, что угрожал существованию империи. Женщины следовали примеру мужчин; встречались женщины, повествует Сенека56, которые считали года не по числу консулов, как обыкновенно было принято, а по числу своих супругов. Нарушение брака сделалось общим, и, чтобы избежать предусмотренных законом тяжелых наказаний, женщины, и среди них были самые знатные дамы Рима, записывались в регистры эдилов как проститутки.

Наряду с подобным развратом гражданские войны и система латифундий настолько усилили безбрачие и бездетность, что число римских граждан и патрициев значительно уменьшилось. Ввиду этого в 16 году до нашей эры Август издал так называемый юлианский закон57, по которому вознаграждалось деторождение и подвергались наказанию римские граждане и патриции, не вступавшие в брак. Имевшие детей считались рангом выше, чем бездетные и не вступившие в брак. Эти последние имели право получать наследство только от ближайших родственников. Бездетные получали только половину наследства, остальное переходило в собственность государства. Женщины, обвинявшиеся в нарушении брака, должны были отдавать часть своего приданого обманутому супругу. Учитывая это, многие мужчины вступали в брак, рассчитывая на измену своих жен. Это вызвало у Плутарха замечание: римляне женятся не для того, чтобы получить наследников, а для того, чтобы получать наследства.

Впоследствии юлианский закон был еще более усилен. Тиберий издал приказ, по которому продавать себя за деньги не могла ни одна женщина, дед, отец или муж которой не были римскими воинами. Замужние женщины, вносившие свои имена в регистр проституток, считались нарушительницами брака и высылались за пределы Италии. Для мужчин подобных законов, конечно, не существовало. По словам Ювенала, в современном ему Риме (первая половина столетия до нашей эры) отравление мужей было частым явлением.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ХРИСТИАНСТВО

Евреи поступили совершенно иначе, чем римляне эпохи империи, где все более увеличивались безбрачие и бездетность. Хотя еврейка не имела права выбора мужа, так как отец назначал ей жениха, но брак был для нее обязанностью, которую она выполняла с верностью. Талмуд советует: «Когда твоя дочь достигает зрелого возраста, тогда подари одному из твоих рабов свободу и сосватай ее с ним». Точно так же евреи усердно следуют и заповеди их бога: «Плодитесь и множьтесь». Благодаря этому они, несмотря ни на какие преследования и притеснения, усердно размножались; они заклятые враги мальтузианства.

Уже Тацит говорит о них: «Они настойчиво держатся все вместе и обладают добровольною щедростью друг к другу и враждебностью к другим. Они никогда не едят за одним столом" с врагами и никогда не спят с ними, и, хотя крайне склонны к чувственности, воздерживаются от половых сношений с иностранками... Но все же они стремятся к увеличению своего народа. Убить рожденного для них грех; души погибших в бою или казненных они причисляют к бессмертным. Этим объясняется их любовь к размножению вместе с презрением к смерти». Тацит ненавидел и презирал евреев, так как они, вопреки религии своих предков, накопляли богатства и сокровища. Он называет их «самыми дурными людьми», «ненавистным народом»58.

Под властью римлян евреи сплачивались все теснее. И страдания, которые им пришлось выносить в течение почти всего христианского средневековья, породили ту задушевную семейную жизнь, которая для современного буржуазного мира представляется своего рода образцом. Между тем в римском обществе совершался процесс разложения и распада, ведущий страну к ее окончательной гибели. Разврату, граничившему с сумасшествием, противопоставлялась другая крайность - самый строгий аскетизм. Подобно тому как прежде распутство, так теперь аскетизм принимал религиозные формы. Его проповедовали мечтатели-фанатики. Переходящая все границы невоздержанность и роскошь господствующих классов представляли резкий контраст с нуждой и нищетой миллионов, которые победоносный Рим из всех стран известного тогда мира сгонял как рабов в Италию. Между ними находилась масса женщин, оторванных от своего домашнего очага, от родителей, мужей и детей; они испытывали нищету всего глубже и жаждали освобождения. Многие римские женщины, возмущенные тем, что происходило на их глазах, находились в подобном же душевном состоянии. Они рады были всякой перемене своего положения. Глубокая жажда перемены и освобождения охватила широкие слои, и казалось, что спаситель скоро явится. Завоевание иудейского царства и Иерусалима римлянами уничтожило национальную самостоятельность евреев и породило среди аскетических сект этой страны мечтателей, провозглашавших возникновение нового царства, которое принесет всем свободу и счастье.

Христос пришел, и возникло христианство. Оно олицетворяло оппозицию против животного материализма, господствовавшего среди властителей и богачей Римской империи. Оно представляло собою протест против презрения и угнетения масс. Но так как христианство происходит от евреев, установивших полное бесправие женщины и так как согласно библейскому представлению женщина рассматривается как виновница всех зол, то христианство проповедовало презрение к женщине, воздержание и умерщвление плоти, так сильно грешившей в то время, и своими двусмысленными фразами предвещало будущее царство, которое одни считали небесным, другие - земным, царство, приносящее всем свободу и справедливость. В трясине Римской империи это учение нашло себе плодоносную почву. Женщина, как все униженные, надеявшаяся на освобождение и спасение из своего угнетенного положения, охотно и горячо примкнула к нему. Вплоть до настоящего времени не было ни одного значительного движения в мире, в котором женщины не выступали как борцы и мученицы. Те, кто прославляет христианство как великое культурное завоевание, не должны забывать, что большей частью своих успехов христианство обязано именно женщине. Ее старания обращать в христианскую веру играли важную роль как в Римской империи, так и среди варварских народов средних веков. Часто наиболее могущественные обращались в христианство благодаря женщине. Так, например, Хлодвига, царя франков, к принятию христианства побудила Клотильда. Берта, королева Гента, и Гизела, королева Венгрии, ввели христианство в своих странах. Влиянию женщин христианство обязано обращением многих великих людей. Но христианство плохо отплатило женщине. Оно содержит в своем учении то же презрение к ней, которым проникнуты все религии Востока. Оно приказывает ей быть послушной слугою мужа, и еще поныне должна она клясться перед алтарем в повиновении мужу.

Послушаем, как говорят о женщине и браке Библия и христианство.

Десять заповедей Ветхого завета обращены только к мужчине. В девятой заповеди женщина упоминается наряду с прислугой и домашними животными: мужчине предлагается не пожелать ни жены ближнего, ни слуги его, ни скота его, ни осла его, ни всего, что принадлежит ближнему. Женщина, таким образом, - объект, часть собственности, к которой мужчина, поскольку эта собственность находится в чужом владении, не должен предъявлять никаких притязаний. И Иисус, принадлежавший к секте, налагавшей строгий аскетизм (воздержанность) и самокастрацию59, на вопрос учеников, хорошо ли жениться, сказал им: не все вмещают слово сие, но кому дано; ибо есть скопцы, которые из чрева материнского родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для царства небесного. Кастрация, таким образом, - поступок, угодный богу, и отказ от любви и брака - хорошее дело.

Павел, которого еще более, чем Христа, можно назвать основателем христианства и который придал этому учению международный характер и освободил его от ограниченного еврейского сектантства, пишет коринфянам: «А о чем вы писали ко мне, то хорошо человеку не касаться женщины. Но, во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа...» «Брак - низкое состояние, жениться - хорошо, не жениться - лучше». «Поступайте но духу, и вы не будете исполнять вожделений плоти, ибо плоть желает противного духу, а дух - противного плоти». «Но те, которые христовы, распяли плоть со страстями и похотями». Он сам следовал своему учению и не женился. Эта ненависть к плоти есть не что иное, как ненависть к женщине, но также и страх перед женщиной, которая представляется соблазнительницей мужчины, как это видно из сцены в раю. В том же духе проповедовали апостолы и отцы церкви, так же как и церковь, в течение всех средних веков создававшие монастыри и вводящие безбрачие священников, что продолжается и поныне.

Женщина, согласно христианскому учению, - нечистая, соблазнительница, внесшая в мир грех и погубившая мужчин. Поэтому апостолы и отцы церкви всегда смотрели на брак только как на необходимое зло, как ныне смотрят на проституцию. Тертуллиан восклицал: «Женщина, ты должна постоянно ходить в печали и лохмотьях, с глазами, полными слез раскаяния, чтобы заставить забыть, что ты погубила человеческий род. Женщина! Ты - врата адовы!» И далее: «Должно выбирать безбрачие, хотя бы это привело к гибели человеческого рода». Иероним говорит: «Брак всегда грех, все, что можно сделать, это простить его и освятить», - поэтому его и сделали церковным таинством. Ориген заявляет: «Брак - нечто нечестивое и нечистое, средство сладострастия», - и, чтобы противостоять искушению, он кастрировал себя. Августин учит: «Безбрачные будут блестеть на небе, как светлые звезды, а их родители (произведшие их) уподобляются звездам темным». Евсевий и Иероним - оба согласны, что изречение Библии «Плодитесь и множьтесь» не соответствует более времени и не касается христиан. Можно было бы привести еще сотни цитат самых влиятельных учителей церкви, которые все учили в том же направлении. И своими непрерывными поучениями и проповедями они распространили неестественные взгляды на половые отношения, которые как бы то ни было являются повелением природы и выполнение которых - одна из важнейших обязанностей жизненной цели. Этими поучениями современное общество еще тяжело болеет и поправляется очень медленно.

Петр с особенным ударением восклицает: «Жены, повинуйтесь вашим мужьям». Павел пишет к ефесянам: «Муж есть глава жены, как и Христос - глава церкви», - и к коринфянам: «Муж есть образ и слава божия, а жена есть слава мужа». Из этого следует, что всякий глупый муж имеет право считать себя лучше, чем самая превосходная женщина, и на практике так бывает и поныне. Точно так же Павел поднимает свой авторитетный голос против более высокого образования женщин. Он говорит (Тимофей, 2, 11 и т. д.): «Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью, а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии». И к коринфянам (14, 34 и 35): «Жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как закон и говорит. Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают о том у мужей своих, ибо неприлично жене говорить в церкви». Святой Фома Аквинский (1227-1274 годы) говорит: «Женщина - быстро растущая сорная трава, она неполноценный человек, тело которого только потому быстрее достигает полного развития, что оно меньшей ценности и что природа меньше с ним занимается». «Женщины родятся, чтобы вечно их держали под игом господина и учителя, так как природа во всех отношениях дала мужчине преимущество и предназначила его для господства».

Подобные учения свойственны не одному только христианству. Так же как христианство представляет из себя смесь иудейства и греческой философии, а последние опять-таки находят свои источники в древней культуре индусов, вавилонян и египтян, так и то подчиненное положение, на которое христианство обрекало женщину после прекращения материнской линии, было общим явлением для культурного мира. Вот что говорится в индусской книге законов Ману60: «Причиной бесчестия является женщина, причиной вражды является женщина, причиной мирского существования является женщина, поэтому следует избегать женщины». Наряду с унижением женщины в довольно наивной форме находит свое выражение и постоянный страх перед ней; так, у Ману говорится далее: «Женщины от природы постоянно склонны соблазнять мужчин, поэтому мужчина не должен даже со своей ближайшей родственницей сидеть в уединенном месте».

Таким образом, женщина является соблазнительницей как по индийскому, так и по ветхозаветному и христианскому воззрениям. Всякое господство предполагает унижение подвластного. Подчиненное положение женщины до настоящего времени у отсталых в культурном отношении народов Востока сохранилось еще более, чем у народов с христианским мировоззрением. Положение женщины в так называемом христианском мире постепенно улучшалось не благодаря христианству, а благодаря западной культуре, приобретенной в борьбе против христианского мировоззрения.

Христианство нельзя рассматривать как причину того, что положение женщины в настоящее время лучше, чем во времена его возникновения. Неохотно, уступая лишь необходимости, оно отказалось от своего истинного отношения к женщине. Те, которые увлекаются «миссией христианства, освобождающего человечество», держатся, конечно, другого взгляда. Они утверждают, что христианство вывело женщину из ее прежнего низкого положения, и опираются при этом в особенности на позднее возникший в христианстве культ Марии, или богоматери, что является знаком уважения к женскому полу. Но католическая церковь, поддерживающая этот культ, вряд ли разделяет это воззрение. Только что приведенные изречения святых и отцов церкви, которых можно было бы привести еще много, проникнуты все вместе и каждое в отдельности враждой к женщине и браку. Маконский собор, споривший в VI столетии о том, есть ли у женщины душа, и решивший этот вопрос в утвердительном смысле большинством одного голоса, тоже не является доказательством дружественного отношения к женщинам. Введение Григорием VII безбрачия духовенства61 с целью иметь в нем силу, которая не отвлекалась бы от службы церкви никакими семейными интересами, было возможно лишь благодаря лежавшим в основе церкви воззрениям о греховности плотских побуждений. Также и различные реформаторы, в особенности Кальвин и шотландское духовенство, своей яростью против «плотской похоти» не оставили никакого сомнения в том, что христианство по своему воззрению враждебно женщине62.

Введя культ Марии, католическая церковь с умным расчетом поставила его на место культа языческих богинь, существовавшего у всех народов, среди которых тогда распространялось христианство. Мария заступила место Кибелы, Милитты, Афродиты, Венеры, Цереры и т. д. у южных народов, место Фрейи, Фригги и т. д. у германских народов, она была только идеализирована в христианско-спиритуалистическом духе.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ЖЕНЩИНЫ В СРЕДНИЕ ВЕКА

1. ПОЛОЖЕНИЕ ЖЕНЩИНЫ У ГЕРМАНЦЕВ

Безыскусственные, физически здоровые и неиспорченные народы, которые в первые столетия нашей эры, как огромная морская волна, хлынули с востока и севера и залили ослабевшую Римскую мировую империю, в которой постепенно восторжествовало христианство, - эти народы со всею силою восстали против аскетических проповедей христианских проповедников, и тем волей-неволей пришлось считаться с этими здоровыми натурами. С изумлением узнавали римляне, что нравы этих народов были совершенно иные, чем римские. Тацит признал этот факт по отношению к германцам, выразив это в следующих словах: «Их браки очень строги, и ни один из их обычаев не заслуживает большей похвалы, чем этот, ибо они почти единственные варвары, которые довольствуются одной женой. Очень редко у этого многочисленного народа слышно о нарушении супружеской верности, и оно наказывается тут же на месте, причем наказывать позволяется самим мужьям. Муж обрезает жене, нарушившей верность, волосы и на глазах родственников выгоняет ее голую из деревни, ибо нет снисхождения к нарушению нравственности. Ни красота, ни молодость, ни богатство не помогут такой женщине найти мужа. Там никто не смеется над грехом; и соблазнять и быть соблазненным не считается там умением жить. Юноши поздно женятся и потому сохраняют свою силу, и девушек не спешат выдавать замуж, и они тоже цветут молодостью и отличаются тем же высоким ростом. Они вступают в брак в одинаковом возрасте, одинаково крепкими, и сила родителей переходит на детей».

Ясно, что Тацит, желая дать римлянам образец, рисует брачные отношения древних германцев несколько в розовом свете. Конечно, жена, нарушившая супружескую верность, наказывалась у них строго, но это не распространялось на неверного мужа. Во времена Тацита у германцев род еще процветал. Тациту, выросшему при римских отношениях, родовая организация и ее основы были чужды и непонятны, поэтому он с удивлением рассказывает, что у германцев брат матери рассматривает своего племянника как сына и что некоторые считали кровную связь между дядей с материнской стороны и племянником еще священнее и ближе, чем между отцом и сыном, так что когда вопрос шел о заложниках, то сын сестры считался большей гарантией, чем собственный. Энгельс замечает по этому поводу следующее: «Если член такого рода давал собственного сына в залог какого-либо торжественного обязательства и сын становился жертвой нарушения отцом договора, то это было только делом самого отца. Но если жертвой оказывался сын сестры, то этим нарушалось священнейшее родовое право; ближайший кровный родственник мальчика или юноши, предпочтительно перед другими обязанный охранять его, оказывался виновником его смерти; этот родственник или не должен был делать его заложником или обязан был выполнить договор»63.

В остальном, как доказывает Энгельс, во времена Тацита материнское право у германцев уже было вытеснено правом отцовским. Дети наследовали отцу; если их не было, то наследовали братья и дяди с отцовской и материнской стороны. Допущение брата матери как наследника, хотя решающим было происхождение от отца, объясняется тем, что старое право еще только что исчезло. Воспоминание о старом праве было также причиною уважения германцев к женскому полу, которое так поразило Тацита. Тацит находил также, что женщины возбуждали мужество германцев до крайних пределов. Мысль, что их женщины могут попасть в плен и в рабство, была самой ужасной для древних германцев и побуждала их к отчаянному сопротивлению. Но и в самих женщинах жил дух, который импонировал римлянам. Когда Марий не позволил пленным женщинам тевтонов посвятить себя служению Весте (богине девственного целомудрия), они прибегли к самоубийству.

Во времена Тацита германцы уже сделались оседлыми; распределение земли происходило ежегодно по жребию, причем лес, вода и луговая земля считались общинной собственностью. Их образ жизни был еще очень простым, скот составлял главное их богатство; их одежда состояла из грубой шерстяной мантии или из мехов животных. Женщины и знатные носили полотняное белье. Обработка металла существовала только у тех племен, которые жили слишком далеко от мест ввоза римских промышленных продуктов. Судебная власть в незначительных вопросах принадлежала совету предводителей, в важных же - решало народное собрание. Предводителей выбирали, и при-1 том почти всегда из одной и той же семьи: переход к отцовскому праву благоприятствовал такому наследственному положению и привел в конце концов к основанию племенной аристократии, из которой потом возникло королевство. Как в Греции и Риме, так и в Германии род погиб вследствие развития частной собственности, промышленности и торговли и вследствие смешения чужих племен и народов. Род заменялся маркой64, демократической организацией свободных крестьян, которые в продолжение многих столетий представляли крепкий оплот в борьбе против аристократии, церкви и князей. Марка не исчезла окончательно и тогда, когда феодальное государство сделалось господствующим и когда масса некогда свободных крестьян превратилась в рабов и крепостных.

Представителями марки были главы семейств. Замужние женщины, дочери и невестки были исключены из совета и управления. Исчезли времена, когда женщины могли управлять делами рода, - явление, поразившее Тацита в высшей степени, о котором он рассказывает с презрением. В пятом столетии салический закон65 исключил женский пол из наследования родовых имений.

Каждый член марки мужского рода, женясь, имел право на участок общинной земли, получаемый по жребию. Обыкновенно деды, родители и дети жили вместе под одной крышей, образуя общую семью, и часто случалось, что отец ради получения нового земельного участка женил несовершеннолетнего, еще незрелого в половом отношении, сына на уже зрелой девушке, а супружеские обязанности вместо сына исполнял сам66. Молодые супруги получали воз буковых дров и лес для постройки хаты. Если у молодых рождалась дочь, они получали воз дров, если же новорожденный; оказывался мальчиком - два воза67. Женский пол оценивался вполовину68.

Заключение брака происходило просто. Религиозного обряда не знали, было достаточно обоюдного заявления своего желания, и, раз новобрачные вступили на брачную постель, брак считался заключенным. Обычай, по которому брак, чтобы быть действительным, нуждался в церковном акте, появился лишь в IX столетии, и только в XVI - по установлению Тридентского собора - брак был объявлен таинством католической церкви.

2. ФЕОДАЛИЗМ И ПРАВО ПЕРВОЙ НОЧИ

С образованием феодального государства ухудшилось положение большого числа свободных общинников. Победоносные полководцы пользовались своим могуществом, чтобы захватывать в свои руки большие территории земли, они считали себя господами общинных владений, которые раздавали своей преданной дружине в пользование на время или с правом наследования. Эта дружина состояла из рабов, крепостных и вольноотпущенников, большею частью чужого происхождения. Этим они создавали себе придворное и служилое дворянство, которое им во всем подчинялось. Великое франкское государство положило конец остаткам древней родовой организации. Совет предводителей уступил место низшим военачальникам и вновь образовавшемуся дворянству.

Большая масса свободных общинников постепенно оказалась в состоянии истощения и обеднения благодаря продолжительным завоевательным войнам и раздорам среди вельмож, которым они должны были платить налоги. Обязательство поставлять ополчение стало для них невыполнимой повинностью. Вместо них князья и высшее дворянство вербовали наемников; тогда крестьяне начали отдавать себя и свои владения под защиту светского или духовного властителя - церковь сумела в течение немногих столетий стать большой силой, - за что платили им денежные и натуральные повинности. Таким образом, свободное до сих пор крестьянское хозяйство превратилось в оброчное хозяйство, отягощаемое все новыми повинностями. Попав однажды в зависимое положение, крестьянин уже не был в состоянии выбраться из него; вскоре он потерял и свою личную свободу. Крепостничество и рабство получали все большее распространение.

Помещик имел неограниченную власть над своими рабами и крепостными. Он имел право принудить к заключению брака каждого мужчину, достигшего восемнадцатилетнего возраста, и каждую девушку, которой исполнилось 14 лет. Он мог назначать жену мужу и мужа жене. Тем же правом он пользовался относительно вдовцов и вдов. Как господин своих подчиненных, он считал себя вправе распоряжаться половыми отношениями своих рабынь и крепостных женщин, - эта власть получила свое выражение в jus primae noctis (право первой ночи). Этим правом пользовался также и его управляющий, но в некоторых случаях это право можно было выкупить внесением известной подати, сущность которой видна уже из самого ее названия: дань за девственность, рубашечный шиллинг, штемпельный грош и т. д.

Многими оспаривается существование права первой ночи. Для многих это крайне неприятный факт, так как оно осуществлялось в эпоху, которую заинтересованные круги хотели бы выставить как образец нравственности и благочестия. Уже выше было указано на то, как сначала право первой ночи составляло обычай, связанный с эпохой материнского права. После исчезновения прежней семейной организации сохранился еще обычай, по которому невеста в свадебную ночь отдавалась мужчинам данной общины. Но со временем право это ограничивается и в конце концов становится привилегией предводителя племени или священника. Феодал берет на себя это право, которое служит выражением его власти над лицом, принадлежащим к его земле, и он пользуется этим правом, если он того желает, или он отказывается от него за известную дань в виде натуры или денег. Как реально было это право первой ночи, можно видеть из «Weistumer», I, 43 Якова Гримма, где говорится: «Но что касается дворовых людей, то тот из них, кто хочет жениться, должен пригласить управляющего и его жену и управляющий должен ссудить жениху котел, чтобы он мог сварить барана, а также управляющий должен привезти на свадьбу воз дров, затем управляющий и его жена должны принести четверть свиного жаркого, и когда свадьба кончится, то жених должен предоставить управляющему провести с женой первую ночь или должен откупиться шестью шиллингами и четырьмя пфеннигами».

Зугенхейм69 думает, что jus primae noctis как право помещика возникло из того, что он должен был давать свое согласие при заключении брака. На основании этого права в Беарне установилось правило, по которому все первенцы от брака, где было применено jus primae noctis считались свободными. Впоследствии уже повсюду можно было откупаться от этого права податью. Самым упорным образом, говорит Зугенхейм, за это право держались епископы Амьена, а именно до начала XV столетия. В Шотландии к концу XI столетия король Малколм III объявил право первой ночи замененным налогом. Но в Германии оно существовало гораздо дольше. Из архива 1496 года швабского монастыря Адельберг видно, что крепостные Бертлингена могли откупиться от этой повинности следующим образом: жених вносил меру соли, невеста же один фунт семь шиллингов денег или сковороду такой величины, «чтобы она могла сесть на нее задней частью». В других местах невесты вносили помещикам в виде выкупной платы столько сыру и масла, «как толста и тяжела была их задняя часть». В некоторых местах они должны были давать изящное сафьяновое кресло, «которое они могли как раз заполнить этой частью»70. Очерки баварского советника высшего апелляционного суда Вельша указывают, что обязательство выкупа jus primae noctis существовало в Баварии еще в XVIII столетии71. Далее Энгельс сообщает, что у уэльсцев и шотландцев право первой ночи сохранялось в течение всех средних веков, но только им здесь пользовался, при существовании родовой организации, не помещик или его представитель, но глава клана как представитель всех мужей, если только это право не выкупалось.

Таким образом, нет никакого сомнения, что право первой ночи существовало не только в течение средних веков, но вплоть до нового времени и играло определенную роль в кодексе феодального права. В Польше дворяне считали своим правом обесчестить любую девушку, которая им нравилась, и они приказывали давать сто палок тому, кто жаловался на это. И в настоящее время считается чем-то вполне понятным, когда честь девушки приносится в жертву помещику или его служащим, и это происходит в Германии гораздо чаще, чем обыкновенно предполагают, и очень часто на всем востоке и юго-востоке Европы, как утверждают лица, знакомые с этими странами и их населением.

В феодальную эпоху заключение браков соответствовало интересам помещика, так как рождающиеся дети попадали к нему в такое же подчиненное положение, как их родители; благодаря этому увеличивалась рабочая сила, возрастали доходы. Вот почему и духовные и светские собственники земли способствовали заключению браков среди своих подданных. Иначе складывались условия для церкви, когда она имела в виду через препятствие браку получить по завещанию землю в свое владение. Но это обыкновенно касалось только мелких свободных собственников, положение которых вследствие указанных обстоятельств становилось все более невыносимым и которые отдавали свое владение церкви, чтобы за монастырскою стеною найти защиту и мир. Другие искали защиты церкви, делая вклады и служа ей. Но часто благодаря этому их потомству выпадала как раз та доля, от которой они хотели его избавить: их потомки постепенно попадали в крепостную зависимость от церкви или их делали монастырскими послушниками.

3. РАСЦВЕТ ГОРОДОВ. МОНАШЕСТВО И ПРОСТИТУЦИЯ

Быстро развивающиеся с XI столетия города были весьма заинтересованы в том, чтобы содействовать росту населения, по возможности облегчая поселение и заключение браков. Города превращались в убежище для желающих избавиться от невыносимого ига, для скрывающихся рабов и крепостных. Но впоследствии положение снова изменилось. Как только города достигли известного могущества и в них развилось и окрепло сословие ремесленников, довольных своим положением, так у этих последних стало расти недоброжелательство к вновь прибывающим ремесленникам, в которых видели нежелательных конкурентов. Стали создавать условия, затруднявшие поселение вновь прибывающим. Высокие налоги на право поселения, дорогостоящее испытание на звание мастера, ограничение ремесел известным количеством мастеров и подмастерьев лишали тысячи людей независимости и обрекали их на холостую жизнь и бродяжничество. Когда же в конце XVI столетия время процветания городов прошло- по причинам, которые будут указаны ниже, - и начался их упадок, то в соответствии с ограниченными понятиями того времени препятствия для желающих поселиться в городе или сделаться самостоятельными возросли еще более. Этому содействовали и другие причины.

Тирания помещиков от десятилетия к десятилетию усиливалась настолько, что многие из их подданных предпочитали променять эту горькую жизнь на жизнь нищего, бродяги или разбойника, чему особенно способствовали большие леса и плохие пути сообщения. Иные становились в эту эпоху многочисленных военных столкновений ландскнехтами (наемными солдатами) и продавали себя тому, кто им больше платил и где им улыбалась самая богатая добыча. Образовалось огромное число мужского и женского люмпен-пролетариата, сделавшегося бичом страны. Церковь усердно поддерживала всеобщую испорченность. Безбрачное положение духовенства служило одной из главных причин усиления разврата, беспрерывные сношения с Италией и Римом также способствовали испорченности.

Рим был не только столицей христианства, но, будучи резиденцией папства и верный своему прошлому во времена языческой империи, он представлял из себя новый Вавилон, европейскую высшую школу безнравственности, в которой папский двор занимал первое место. Римская империя при своем разложении оставила христианской Европе все свои пороки. Они культивировались в Италии и оттуда проникли в Германию, благодаря сношениям духовенства с Римом. Неимоверно многочисленное духовенство, состоявшее большею частью из мужчин с повышенными половыми потребностями вследствие бездеятельной и роскошной жизни и вынужденного безбрачия, по необходимости удовлетворяемыми незаконно или противоестественно, вносило безнравственность во все круги общества и сделалось, подобно чуме, опасным для нравственности женщин в городах и деревнях. Мужские и женские монастыри - а число их было легион - нередко отличались от публичных домов только тем, что жизнь в них была еще разнузданнее и развратнее. И многочисленные преступления, в особенности детоубийства, могли там скрываться тем легче, что судьями были люди, которые часто стояли во главе этой испорченности. Нередко крестьяне пытались охранить своих жен и дочерей от посягательств духовенства тем, что они соглашались принимать только такого духовного пастыря, который обязывался взять себе любовницу. И это обстоятельство дало повод одному констанцскому епископу наложить на священников своей епархии налог за любовниц. Этими обстоятельствами объясняется исторически достоверный факт, что, например, в эпоху средних веков, столь благочестивых и нравственных в описаниях наших романтиков, на Констанцском соборе 1414 года присутствовало не менее 1500 распутных женщин.

Такие нравы проявились отнюдь не во время упадка средних веков. Они начались уже очень рано, о чем говорят беспрерывные жалобы и распоряжения властей по этому поводу. Так, еще в 802 году Карл Великий издал распоряжение, в котором говорилось: «Женские монастыри должны быть строго охраняемы, монахини не должны разгуливать, но должны быть укрываемы с величайшим старанием, они не должны жить друг с другом в ссорах и раздорах и ни в коем случае не должны действовать наперекор игуменьям и настоятельницам. Где имеются монастырские правила, там они их должны во всяком случае выполнять. Они не должны предаваться разврату, пьянству, корыстолюбию, но должны жить во всех отношениях правильно и скромно. Мужчина может входить в монастырь лишь для присутствия на церковной службе и затем должен тотчас снова уходить». А распоряжение 869 года гласит: «Если священники содержат нескольких жен или проливают кровь христиан или язычников, или нарушают канонические правила, то они должны быть лишены духовного сана, ибо они хуже светских людей». Тот факт, что в то время священникам запрещалось иметь нескольких жен, говорит о том, что еще в IX веке браки с несколькими женщинами не были редкостью. Действительно, в то время не было законов, запрещавших это.

Даже позже, во времена миннезенгеров72, в XII и XIII столетиях, не считалось предосудительным иметь нескольких жен; об этом говорится, например, в стихотворении Альбрехта Иогансдорфа в сборнике «Миннезенгсфрюлинг»73.

Особенно роковым для нравственных условий этого времени было влияние крестовых походов, которые годами держали вдали от родины десятки тысяч мужчин и познакомили их, особенно в Восточно-Римской империи, с нравами, до тех пор почти неизвестными Западной Европе.

Положение женщин сделалось особенно тяжелым еще и потому, что помимо препятствий, постепенно затрудняющих заключение брака и оседлость, число женщин значительно превышало число мужчин. Причинами этого можно прежде всего считать многочисленные войны, борьбу и распри и полные опасности торговые путешествия того времени. Затем, вследствие неумеренности и пьянства смертность мужчин была больше, что проявлялось особенно во время чумы, к заболеванию которой располагал подобный образ жизни и которая так часто свирепствовала в средние века. Так, в период 1326- 1400 годов насчитывалось тридцать два чумных года, с 1400 по 1500 год - сорок один и с 1500 по 1600 год - тридцать74.

Толпы женщин слонялись по проезжим дорогам как фокусницы, певицы, комедиантки в обществе странствующих учеников и клириков, наводняя ярмарки и рынки. В войсках ландскнехтов они образовывали особые отряды со своим собственным начальником и соответственно цеховому характеру времени организовывались в цехи, распределяя различные обязанности в соответствии с возрастом и красотой. Под страхом строгого наказания они не должны были никому отдаваться вне этого круга. В лагерях они должны были вместе с погонщиками приносить сено, солому и дрова, засыпать рвы, пруды и ямы, заботиться о чистоте лагеря. При осадах они должны были заполнять сучьями и хворостом рвы, чтобы облегчать штурмы; они помогали выставлять на позицию орудия и должны были помогать их тащить, если они застревали на немощеных дорогах75.

Чтобы до некоторой степени ослабить нищету этого бесчисленного множества беспомощных женщин, во многих городах с середины XIII столетия устраивались благотворительные заведения, находившиеся под городским управлением. Женщин помещали в эти заведения и заставляли вести приличную жизнь. Но ни эти заведения, ни многочисленные женские монастыри не были в состоянии вместить всех нуждающихся в помощи.

Препятствия к браку, путешествия князей, светских и духовных вельмож с их свитою рыцарей и слуг, наезжавших в города, мужская молодежь в самих городах, наконец, женатые мужчины, не особенно щепетильные в своих стремлениях к перемене жизненного наслаждения, - все это создало в средневековых городах потребность в проститутках. И так как в то время всякое ремесло было организовано и урегулировано и не могло существовать без цехового порядка, то же произошло и с проституцией. Во всех больших городах существовали публичные дома как городская государева или церковная регалия, чистые доходы от них шли в соответствующие кассы. У женщин в этих домах была выборная настоятельница, которая должна была следить за внутренней дисциплиной и порядком и особенно за тем, чтобы не принадлежащие к цеху конкурентки, так называемые Bonhasen, не вредили законному гешефту. В случае захвата на месте преступления они наказывались властями. Так, например, обитательницы одного нюрнбергского публичного дома жаловались магистрату на своих нецеховых конкуренток, заявляя, что «и другие хозяева держат женщин, которые ночью ходят по улицам и приводят к себе женатых и неженатых мужчин, и это они делают в таком размере и гораздо грубее, чем в обыкновенном (цеховом) девичьем доме. Достойно сожаления, что подобное поддерживается в этом достойном городе»76. Публичные дома пользовались особенной охраной; беспорядки поблизости от них наказывались вдвое строже. Эти цеховые товарки имели право принимать участие, подобно другим цехам, в процессиях и празднествах, нередко приглашались они как гости к столу владетельных князей и городского совета. Публичные дома считались необходимыми «для лучшей охраны брака и чести девушек». Это то же самое обоснование, какими оправдывали в Афинах государственные дома терпимости и какими еще поныне извиняют проституцию. Но между тем не было недостатка в насилиях и преследованиях проституток со стороны тех же мужчин, которые поддерживали проституцию спросом на нее и деньгами. Так, император Карл Великий издал приказ, по которому проститутку должны были голой вытаскивать на площадь и бичевать. Сам же этот «наихристианнейший» король и император имел сразу не менее шести жен, и дочери его, очевидно, следовавшие примеру отца, отнюдь не были поборницами добродетели. Своим поведением они доставили ему немало неприятных часов и принесли ему в дом немало незаконных детей. Алкуин, друг и советник Карла Великого, предостерегал своих учеников от «коронованных голубей, которые ночью летают через Пфальц» и под которыми он подразумевал дочерей императора.

Те же общины, которые официально организовывали и брали под свою защиту устройство домов терпимости, а также давали всевозможные привилегии жрицам Венеры, подвергали самым суровым и жестоким наказаниям бедных девушек, соблазненных и брошенных. Детоубийца, в порыве отчаяния убившая свой плод, подвергалась самой жестокой казни, бессовестного же соблазнителя никто не беспокоил. Он, быть может, сидел в числе судей, произносивших смертный приговор несчастной жертве. Подобные вещи происходят еще и ныне77. И нарушение супружеской верности со стороны жены наказывалось жесточайшим образом, во всяком случае ей грозил позорный столб, а супружеская неверность со стороны мужа покрывалась мантией христианской любви.

В Вюрцбурге хозяин дома терпимости клялся магистрату «быть городу верным и любезным и вербовать женщин». То же самое в Нюрнберге, Ульме, Лейпциге, Кёльне, Франкфурте и т. д. В Ульме в 1537 году были уничтожены публичные дома, но уже в 1551 году цехи предлагали вновь их ввести, «чтобы предотвратить большее зло!» Высоким иностранцам проститутки поставлялись на городской счет. Когда в .1452 году король Владислав въезжал в Вену, магистрат послал навстречу депутацию из публичных женщин, которые, покрытые лишь легким газом, показывали прекрасные формы тела. Точно так же императора Карла V при его въезде в Антверпен приветствовала депутация голых девушек - сцена, возвеличенная Гансом Макартом в большой картине, находящейся в гамбургском музее. Подобные события в то время почти никого не возмущали.

4. РЫЦАРСТВО И ПОКЛОНЕНИЕ ЖЕНЩИНЕ

Романтики с богатой фантазией и люди с хитрым расчетом старались представить средние века как эпоху высоко нравственную и воодушевленную истинным уважением к женщине. Этому особенно должно было способствовать время миннезенгеров - с XII до XIV столетия. Служение любви рыцарей, которому они научились у морисков в Испании, должно было свидетельствовать о высоком уважении, которым женщина пользовалась в то время. Здесь необходимо припомнить некоторые вещи: во-первых, рыцарство составляло лишь очень незначительную часть населения и соответственно с этим рыцарские дамы составляли очень незначительный процент женщин вообще, во-вторых, лишь очень небольшая часть рыцарства выполняла это столь прославленное служение любви, в-третьих, истинная природа этого служения любви неверно понята или сильно искажена. Эпоха процветания этого служения любви была в Германии временем самого грубого кулачного права, когда были уничтожены все устои порядка и рыцарство безудержно предавалось разбою на больших дорогах, грабежу и вымогательству. Время подобных грубых насилий не подходит для господства нежных и поэтических чувств. Напротив, это время особенно способствовало уничтожению еще существовавшего до тех пор уважения к женскому полу. Рыцарство, и притом как в деревнях, так и в городах, состояло большей частью из грубых, развратных молодцов, самой благородной страстью которых наряду с поединками и пьянством было безудержное удовлетворение половых желаний. Хроникеры того времени более чем достаточно рассказывают об изнасилованиях женщин и прочих разбоях, совершаемых дворянством как в деревнях, так и в городах, управление которыми оно до тринадцатого и отчасти до четырнадцатого и пятнадцатого столетий держало в своих руках. Подвергшиеся насилию редко имели возможность стать под защиту права, так как в городе судьи состояли из дворян, а в деревне право уголовной кары принадлежало помещику. Таким образом, это сильное преувеличение - считать, что дворяне и помещики при подобных нравах и обычаях питали особенное уважение к женщинам и носили их на руках, как своего рода высших существ.

Ничтожное меньшинство рыцарей, казалось, предавалось мечтаниям о женской красоте, но эти мечтания отнюдь не были платоническими, а преследовали очень реальные цели. Даже смехотворной памяти Ульрих фон Лихтенштейн, этот арлекин среди мечтательных обожателей женщин, был платонически влюбленным лишь до тех пор, пока он им принужден был быть. В сущности это служение любви сводилось к обожанию, боготворению возлюбленной за счет законной жены, то есть было не чем иным, как греческим гетеризмом эпохи Перикла, перенесенным на почву средневекового Христианства. Взаимный соблазн жен и в рыцарское время был сильно распространенным видом «служения любви», как это происходит и в настоящее время в известных кругах нашей буржуазии.

Несомненно, что в ту эпоху открытая проповедь культа чувственности означала признание того, что естественная потребность, заложенная в каждом зрелом и здоровом человеке, имеет право на удовлетворение. В этом отношении здесь была победа здоровой природы над аскетизмом христианства. С другой стороны, необходимо снова подчеркнуть, что это признание относилось лишь к одному полу, другой же пол рассматривался так, как будто он не мог и не должен был иметь равных потребностей. Малейшее нарушение моральных законов, предписанных женщинам в этом отношении мужчинами, наказывалось самым жестоким образом. И женский пол вследствие продолжительного угнетения и своеобразного воспитания настолько сжился с этими идеями своего повелителя, что до сих пор находит это состояние естественным.

Не было разве миллионов рабов, находивших рабство естественным, и они никогда не освободили бы себя, если бы освободители не явились из класса рабовладельцев. Подавали же прусские крестьяне петиции, когда они должны были быть освобождены от крепостной зависимости вследствие штейновского законодательства, чтобы крепостная зависимость была сохранена, «ибо кто же о них станет заботиться, если они сделаются больны или стары?» И разве не то же самое видим мы в современном рабочем движении? Как много рабочих, позволяющих еще влиять на себя и руководить собою своим эксплуататорам!

Угнетенный нуждается в возбуждении и воспламенении, так как для инициативы ему не хватает независимости. Так было в современном пролетарском движении, и то же самое наблюдается в борьбе за освобождение женщины. Даже буржуазии, поставленной в ее освободительной борьбе в сравнительно благоприятные условия, проложили путь руководители из дворянства и духовенства.

Как бы много недостатков ни имело средневековье, оно обладало здоровой чувственностью, которая вытекала из прямой, жизнерадостной народной натуры и которую не могла подавить христианство. Лицемерная стыдливость и скрытая развращенность нашего времени, которые боятся называть вещи своими именами и говорить естественно о естественных вещах, были ему чужды. Оно не знало также той пикантной двусмысленности, которою скрывают вещи, не желая называть их открыто или из-за недостатка естественности или вследствие вошедшей в обычай стыдливости. Это тем опаснее, что такой язык только возбуждает, а не удовлетворяет, заставляет только предполагать, но не высказывает ясно. Наши разговоры в обществе, наши романы и наши театры полны этих пикантных двусмысленностей, и результат налицо. Этот спиритуализм развратника, скрывающийся за религиозным спиритуализмом, имеет в настоящее время громадную силу.


ГЛАВА ПЯТАЯ

РЕФОРМАЦИЯ

1. ЛЮТЕР

Здоровая чувственность средних веков нашла в Лютере своего классического истолкователя. Здесь мы имеем дело с Лютером как человеком, а не как религиозным реформатором. Как у человека, у Лютера выступила крепкая первобытная натура без всяких искажений; она принуждала его прямо и метко высказывать свою потребность в любви и наслаждении. Его положение как бывшего римского священника открыло ему на это глаза. Он практически, так сказать, на своем теле изучил неестественность монашеской жизни. Отсюда тот жар, с которым он нападал на священническое и монастырское безбрачие. Его слова и ныне подходят к тем, которые думают, что можно грешить против природы, и примиряют со своими понятиями о морали и нравственности государственное и общественное устройство, которое препятствует миллионам людей выполнять их естественное назначение. Лютер говорит: «Женщина в тех случаях, когда нет свыше редкой милости, так же мало может обходиться без мужчины, как без еды, сна, питья и других удовлетворений естественной потребности, точно так же и мужчина не может обходиться без женщины. Причина в том, что потребность производить детей так же глубоко коренится в природе, как и потребность есть и пить. Поэтому бог снабдил тело членами, сосудами, истечениями и всем, что для этого служит. Кто хочет противиться этому и не делать того, чего хочет природа, тот хочет, чтобы природа не была природой, чтобы огонь не жег, чтобы вода не мочила, человек не ел, не пил, не спал». И в своей проповеди о супружеской жизни он говорит: «И точно так же, как не в моей власти, чтобы я не имел вида мужчины, точно так же не зависит от тебя, чтобы ты была без мужчины, ибо это не свободный произвол или совет, но необходимо естественная вещь, что все, что есть муж, должно иметь жену и все, что есть Жена, должно иметь мужа». Но Лютер высказывается так энергично не только за супружескую жизнь и необходимость полового общения, он оспаривает также то, что брак и церковь имеют между собою что-нибудь общее. Он стоял в этом отношении совершенно на почве древности, когда в браке видели акт свободной воли участников, до которого церкви не было никакого дела. Он говорит об этом: «Поэтому знай, что брак - внешняя вещь, как всякое другое светское действие. Если я могу с язычником, евреем, турком, еретиком есть, пить, спать, ходить, ездить верхом, покупать, говорить и торговать, точно так же могу я с ним вступить в брак и оставаться в браке. И тебя не касаются законы глупцов, запрещающих это... Язычники - мужчина и женщина точно так же от бога правильно и хорошо созданы, как святой Петр, и святой Павел, и святой Лука, не говоря уже о том, что точно так же, как пустой и лживый христианин». Лютер высказывался далее, подобно другим реформаторам, против всякого ограничения брака и хотел допускать брак разведенных, против чего восставала церковь. Он говорит: «По поводу того, как нам теперь держаться в брачных делах или при разводе, я сказал, что это надо предоставить юристам и светским властям, ибо брак исключительно светское, внешнее дело». Согласно с этим взглядом церковное венчание лишь к концу XVII столетия сделалось у протестантов необходимым условием признаваемого брака. До тех пор признавался так называемый брак по совести, то есть простое взаимное обязательство смотреть друг на друга как на мужа и жену и жить вместе брачной жизнью. Подобный брак по немецкому праву рассматривался как законный. Лютер шел даже далее, признавая за стороной, оставшейся в браке без удовлетворения и в том случае, если это была жена, право искать удовлетворения вне брака, «чтобы удовлетворить природе, которой невозможно противостоять»78. Лютер выставляет здесь положения, которые должны вызывать сильное возмущение большей части «почтенных жен и мужей» нашего времени, охотно ссылающихся на Лютера в своем благочестивом усердии. В своем трактате «О супружеской жизни» (П, 146, Иена, 1522 год) он говорит: «Если здоровая женщина оказалась в браке с бессильным мужем и не может ваять открыто другого и таким образом запятнать свою честь, то она так должна сказать своему мужу: видишь, любезный муж, ты не можешь мне дать того, что нужно, и ты обманул меня и мое молодое тело, и к тому же подверг опасности честь и благочестие, и для бога нет между нами никакой чести, позволь мне, чтобы я вступила в тайный брак с твоим братом или близким другом, но с твоим именем, чтобы твое имущество не перешло к чужим наследникам, и позволь мне обмануть тебя по своей воле, как ты меня обманул помимо своей воли». Муж, продолжает Лютер, обязан на это согласиться. «Если он не хочет, то она имеет право убежать от него в другую страну и отдаться другому. С другой стороны, если жена не хочет выполнить супружеской обязанности, то муж имеет право сойтись с другой, но только должен ей заранее об этом сказать»79. Как видите, великий реформатор развивает очень радикальные, а для нашего времени, столь богатого лицемерием и фальшивой стыдливостью, безнравственные взгляды.

Лютер высказал лишь то, что в то время было народным взглядом. Вот что сообщает Яков Гримм80.

«Если муж не может по своей доброй воле хорошо жить со своей женой, то пусть он осторожно посадит ее на свою спину, понесет ее девять шагов от своего дома и посадит ее там осторожно, не толкая, не ударяя, не говоря ей худого слова и не глядя на нее дурно; пусть он позовет своего соседа, чтобы он помог ее горю, и если его сосед этого сделать не хочет или не может, то пусть он ее пошлет на будущую ближайшую ярмарку; она же должна быть наряженная и разукрашенная, а он должен повесить ей сбоку мешок, весь вышитый золотом, дабы она могла сама приобресть, что ей нужно; и если ей и это не поможет, то помоги ей сам черт».

Крестьянин средних веков в браке прежде всего хотел иметь наследников, и если он не мог их производить сам, то, как практический человек, без особенных терзаний предоставлял это удовольствие другому. Главное было достигнуть своей цели. Мы повторяем: не человек господствует над собственностью, но собственность господствует над ним.

Места о браке, приведенные из сочинений и речей Лютера, тем более важны, что выраженные там взгляды стоят в самом резком противоречии со взглядами, господствующими в настоящее время в церкви. Социал-демократия в борьбе, которую ей приходится вести с духовенством, с полным правом может ссылаться на Лютера, который в вопросах брака стоит на точке зрения, совершенно свободной от предрассудков.

Лютер и реформаторы в вопросе о браке шли даже еще дальше, правда, из любезности по отношению к владетельным князьям, крепкой поддержки или длительного благоволения которых они искали. Дружественный реформации ландграф гессенский Филипп I наряду с законной женой имел возлюбленную, которая только под условием брака хотела ему отдаться. Случай был трудный. Развод без важных причин должен был вызвать большой скандал, а брак с двумя женами одновременно для христианского князя новейшего времени был неслыханным событием, которое должно было произвести не меньший скандал. Тем не менее Филипп в своей влюбленности решился на последний шаг. Следовало лишь установить, что этот шаг не стоит в противоречии с Библией, и найти поддержку со стороны реформаторов, в особенности Лютера и Меланхтона. Ландграф начал переговоры сначала с Бутцером, объявившим, что он согласен с этим планом, и обещавшим получить согласие Лютера и Меланхтона. Свой взгляд Бутцер мотивировал следующим образом: иметь одновременно нескольких жен не противоречит евангелию. Павел, указывавший многих, которые не должны наследовать царствие божие, не упоминает тех, которые имеют двух жен; более того, Павел говорит, что «епископ должен иметь только одну жену, то же самое священнослужители». Если бы была нужда в том, чтобы каждый имел только одну жену, то он так бы и приказал и запретил бы иметь больше жен». Лютер и Меланхтон примкнули к этим основаниям и одобрили двойной брак после того, как на это согласилась и жена ландграфа под условием, «что он по отношению к ней будет выполнять супружеские обязанности еще больше, чем прежде»81. Лютеру уже и раньше вопрос о правильности бигамии, когда дело шло об одобрении двойного брака Генриха VIII, короля английского, причинял головные боли. Это можно видеть из одного письма, отправленною в январе 1524 года саксонскому канцлеру Бринку, в котором он писал: «Принципиально он, Лютер, конечно, не может отвергать бигамию, так как она не противоречит священному писанию82, но ему досадно, что она встречается среди христиан, которые должны бы воздерживаться и от дозволенных вещей». И после венчания ландграфа, состоявшегося в марте 1540 года, он так писал (10 апреля) в ответ на благодарственное письмо: «Да будет ваша милость довольна данным нами советом, который мы охотно желали бы видеть сохраненным в тайне. Иначе в конце концов пожелали бы еще и грубые крестьяне (следуя примеру ландграфа) приводить такие же и еще более важные причины, благодаря чему для нас возникло бы слишком много хлопот».

Меланхтон отнесся гораздо легче к согласию на двойной брак ландграфа, так как он еще раньше писал Генриху VIII, что «каждый князь имеет право ввести в своей области полигамию». Но двойной брак ландграфа произвел такое сильное и неприятное впечатление в его стране, что он в 1541 году приказал распространить сочинение, в котором полигамия защищалась как не противоречащая святому писанию. Это было уже не в IX или XII столетии, когда многоженство не вызывало протеста. Двойной брак ландграфа гессенского был, впрочем, не единственным, который в широких кругах произвел неприятное впечатление. Подобные княжеские двойные браки повторялись, как будет указано дальше, и в XVII и XVIII веках.

Объявляя удовлетворение половой потребности законом природы, Лютер высказывал лишь то, что думали его современники и как поступали в особенности мужчины. Благодаря реформации, устранившей безбрачие духовенства и уничтожившей монастыри в протестантских странах, для сотен тысяч явилась возможность в законных формах удовлетворять свои естественные потребности; для сотен тысяч других вследствие существующего имущественного порядка и созданных на основании его законов этой возможности по-прежнему не существовало.

Реформация была протестом возникавшей крупной буржуазии против стеснений феодальных условий в церкви, государстве и обществе. Эта возникавшая крупная буржуазия стремилась к освобождению от узких рамок цеховых, придворных и помещичьих прав, к централизации государства, к упрощению расточительно обставленной церкви, к уничтожению многочисленных поселений праздных людей - монастырей - и обращению их к практическим занятиям.

В религиозной области Лютер был представителем этих буржуазных стремлений. Когда он выступал за свободу брака, то здесь дело могло идти лишь о буржуазном браке, который осуществился лишь в нашу эпоху благодаря закону о гражданском браке и связанной с этим буржуазным законодательством свободе передвижения, свободе промыслов, поселения. Насколько благодаря этому изменилось положение женщины, это нужно еще исследовать. Пока что, во времена реформации, положение вещей еще не настолько изменилось. Если, с одной стороны, благодаря реформации многим дана была возможность вступить в брак, то, с другой стороны, свободное половое общение было затруднено строгим преследованием. Если католическое духовенство показывало некоторую слабость и терпимость по отношению к половым эксцессам, то зато протестантское духовенство, обеспечив самих себя, выступало против этого с тем большей яростью. Домам терпимости была объявлена война, они были закрыты как «адские учреждения сатаны». Проститутки преследовались как «дочери дьявола», и «согрешившая» женщина, как и раньше, выставлялась к позорному столбу как олицетворение всякой мерзости.

Жизнерадостный мещанин средних веков, живший сам и дававший жить другим, превратился в суеверно-набожного, строго нравственного, угрюмого шпицбюргера, который копил деньги для того, чтобы его будущие крупнобуржуазные потомки могли вести жизнь еще более разгульную и еще более расточительную. Честный бюргер со своим высоко завязанным галстуком, со своим узким кругозором, со своею строгою, но ханжескою моралью являлся прототипом общества. Законная жена, которой не особенно нравилась терпимая католицизмом чувственность средних веков, очень сочувствовала пуританскому духу протестантизма. Но другие обстоятельства, которые неблагоприятно действовали на общие условия жизни в Германии, были неблагоприятны и для женщин.

2. ПОСЛЕДСТВИЯ РЕФОРМАЦИИ. ТРИДЦАТИЛЕТНЯЯ ВОЙНА

Изменение производственных и денежных отношений и условий сбыта, происшедшее в Германии благодаря открытию Америки и морского пути в Ост-Индию, вызвало большую реакцию в социальной области. Германия перестала быть центральным пунктом европейской торговли и передвижения. Немецкая промышленность, немецкая торговля находились в упадке. Одновременно и церковная реформация разрушила политическое единство нации. Под предлогом реформации немецкие князья старались освободиться от власти императора. С другой стороны, эти князья подчиняли себе дворянство и, чтобы легче добиться этой цели, они покровительствовали городам. Но так как времена становились все более тяжелыми, то немалое количество дворян добровольно отдавалось во власть князей. Наконец, и бюргерство, режиму которого угрожал экономический упадок, старалось создавать все большие преграды для защиты от нежелательной конкуренции, и князья охотно исполняли их требования. Окостенелость условий увеличивалась, а вместе с тем возрастало и обеднение.

Религиозные войны и преследования, которыми пользовались князья для достижения своих политических и экономических целей, являлись дальнейшими последствиями реформации; они более столетия с перерывами господствовали в Германии и к концу Тридцатилетней войны привели ее к полному истощению. Германия представляла из себя огромное поле, усеянное трупами и обломками. Целые земли и провинции были разорены, сотни городов, тысячи деревень были частью или совсем сожжены, и многие из них с тех пор совершенно исчезли с лица земли. Во многих местностях народонаселение упало до третьей, четвертой, пятой, даже восьмой и десятой части. Это относилось, например, к городу Нюрнбергу и ко всей Франконии. Чтобы помочь этой крайней нужде и возможно скорее снова заселить опустошенные города и деревни, кое-где прибегли к радикальному средству, заключавшемуся в том, что в виде исключения мужчине разрешалось иметь двух жен. Мужчин истребили войны, женщин же был излишек. Итак, 14 февраля 1650 года на франкском окружном сейме в Нюрнберге было постановлено, что «мужчины, не достигшие 60 лет, не могли вступать в монастырь»; далее было предписано, «что все священники и пастыри, не принадлежащие к какому-нибудь ордену или не являющиеся канониками, обязаны вступать в брак». «К тому же всякому мужчине должно быть разрешено вступать в брак с двумя женщинами, а также и всем мужчинам и каждому из них нужно напоминать и с церковной кафедры часто увещевать, чтобы они держали себя так, чтобы стараться соблюдать полнейшую и надлежащую осторожность и предусмотрительность, дабы он, как муж, решившийся взять двух жен, не только заботился бы о своих супругах, но и предотвращал всякие раздоры между ними».

Таким образом, пользовались даже церковной кафедрой, чтобы пропагандировать двоеженство и указывать мужьям, как они должны держаться. В течение всего этого долгого времени торговля и ремесло были в застое и во многих случаях совершенно падали и лишь впоследствии мало-помалу снова начали подниматься. Большая часть населения огрубела, деморализовалась и отвыкла от всякой регулярной деятельности. Если во времена войн было наемное войско, исходившее из конца в конец всю Германию, грабя, опустошая, насилуя и убивая одновременно и друга и недруга, то после окончания войн это были разбойники, бродяги и нищие, нагонявшие страх и ужас на население, препятствовавшие и угрожавшие торговле и передвижению. Особенно для женского пола наступило время больших страданий. В эти времена распутства презрение к женщине приняло самые широкие размеры. На своих плечах она более всех других несла всю тяжесть недостатка в средствах пропитания. Подобно мужчинам-бродягам, женщины тысячами заселяли большие дороги и леса и заполняли дома призрения и тюрьмы. Ко всем этим страданиям присоединялось еще насильственное изгнание большого числа крестьянских семей алчным на земли дворянством. Так как этому последнему приходилось со времени реформации все больше и больше подчиняться власти князей и так как оно через придворную и военную службу становилось все в большую зависимость от них, оно теперь старалось вдвойне и втройне искупить причиненный ему князьями убыток грабежом крестьянских земель. Реформация же, с другой стороны, давала князьям желаемый повод овладеть богатствами церкви, земли которой они поглощали в огромном количестве. До конца XVI столетия курфюрст Август Саксонский, например, отобрал у духовенства не менее трехсот имений83. Подобно ему поступали его родные и двоюродные братья и остальные протестантские князья, а более всего между ними отличились Гогенцоллерны. Дворянство следовало примеру князей, забирая в свои руки остатки общинных земель или оставшиеся без владельца крестьянские земли. Дворяне сгоняли с земель как свободных, так и крепостных крестьян и обогащались за счет их имений. Неудавшиеся крестьянские восстания XVI столетия являлись желаемым для этого поводом. И поскольку эти попытки были успешными, то всегда находились причины, дававшие возможность насильственным образом продолжать начатое дело. С целью соединения дворянских имений в целое крестьянские земли выкупались за самые низкие цены или владельцы попросту выгонялись из их собственных имений с помощью всяких интриг, притеснений и извращений смысла законов, чему особенно способствовало введенное тем временем римское право. Так уничтожались целые деревни в половине провинций. Например, из 12 543 рыцарских крестьянских поселений, находившихся в Мекленбурге еще во времена Тридцатилетней войны, уже в 1848 году оставалось только 1213. В Померании исчезло с 1628 года свыше 12 тысяч крестьянских дворов. Изменения, происходившие в крестьянском хозяйственном быту в продолжение XVII столетия, являлись дальнейшим соблазном для экспроприации крестьянских дворов и для преобразования остатков общинной земли в дворянскую собственность. Было введено выгонное хозяйство, позволявшее в известные промежутки времени перемены в обработке земли. Пахотная земля на известное время шла под пастбище, что благоприятствовало скотоводству и делало возможным уменьшение рабочей силы.

В городах было не лучше, чем в деревне. Прежде и женщинам без сопротивления разрешалось приобретать звание мастера и держать подмастерьев и учеников, их даже заставляли записываться в цех, чтобы поставить в одинаковые условия конкуренции. Таким образом, были женщины, которые самостоятельно занимались тканьем холста и шерсти, портняжничеством, сукноделием и тканьем ковров; существовали женщины-золотопряды, золотобиты, поясники, ременники и т. д. Мы встречаем, например, женщин-скорняков во Франкфурте и в силезских городах, женщин-пекарей в городах на Среднем Рейне, вышивальщиц гербов и женщин-поясников в Кёльне и Страсбурге, женщин-ременников в Бремене, женщин-суконщиц во Франкфурте, женщин-дубильщиков в Нюрнберге, женщин-золотопрядов в Кёльне84. Но, по мере того как ухудшалось положение ремесленников, ухудшалось особенно и их отношение к женщинам-конкуренткам. Во Франции уже в конце XIV столетия женщины были исключены из занятий ремеслом, в Германии это произошло в конце XVII столетия. Сначала им было запрещено приобретать звание мастера - за исключением вдов, - затем они лишились права быть и подмастерьями. Введение протестантизма устранило полный великолепия католический культ, от чего очень сильно пострадало или было совершенно уничтожено большое количество ремесел, в особенности технические искусства, и как раз этими ремеслами занималось много женщин. Далее, конфискация и секуляризация огромных церковных имуществ повели к упадку попечения о бедных, отчего страдали прежде всего вдовы и сироты.

Общий экономический упадок, наступивший вследствие всех вышеприведенных причин в XVI столетии и продолжавшийся в XVII, вызвал и более строгое брачное законодательство. Подмастерьям и служащим лицам (слугам и служанкам) было вообще запрещено вступать в брак, если они не могут доказать, что со своими будущими семьями они не будут в тягость общине, к которой принадлежали. Если при заключении брака не были выполнены эти законные условия, тона виновных налагались жестокие, а иногда и варварские наказания, так, например, по баварскому праву - плети и заточение. Особенно жестоким преследованиям подвергались так называемые дикие браки, которые заключались тем чаще, чем труднее было получить разрешение на брак. Страх перенаселения обуял умы, и, чтобы уменьшить число нищих и бродяг, государственною властью издавались попеременно один за другим декреты, один суровее другого.


ГЛАВА ШЕСТАЯ

ВОСЕМНАДЦАТОЕ СТОЛЕТИЕ

1. ПРИДВОРНАЯ ЖИЗНЬ В ГЕРМАНИИ

Следуя примеру Людовика XIV во Франции, огромное большинство немецких княжеских дворов, в то время особенно многочисленных, вело расточительную жизнь, полную мишуры и блеска, которая была обратно пропорциональна величине и производительности больших и маленьких земель. История княжеских дворов XVIII столетия принадлежит к самым отвратительным главам истории. Владетельные лица старались превзойти друг друга пустым тщеславием, сумасшедшей расточительностью и дорогими военными играми. Но самое невероятное совершалось в области безудержного разврата. Трудно сказать, какому из многочисленных немецких дворов принадлежит пальма первенства во всех этих излишествах и порче общественной нравственности. Сегодня это был один двор, завтра - другой, но ни одно из немецких государств не было пощажено в этом отношении. Дворяне следовали примеру князей, а бюргеры столичных городов в свою очередь подражали дворянам. Если дочь бюргерской семьи имела счастье понравиться высокому господину при дворе или даже князю, то в девятнадцати случаях из двадцати она считала себя в высшей степени осчастливленной этой милостью, а ее семья была готова сделать ее дворянскою или княжескою любовницей. То же самое происходило и в большинстве дворянских семей, если какая-нибудь из их дочерей вызывала к себе благосклонное отношение князя. Бесхарактерность и бесстыдство овладели широкими кругами.

Всего хуже обстояло дело в двух главных немецких городах, в Вене и Берлине. В Вене, этой немецкой Капуе, царствовала, правда, большую часть столетия строгая в нравственном отношении Мария-Терезия, но она была бессильна по отношению к выходкам богатого, погрязшего в чувственных наслаждениях дворянства и подражавших ему бюргерских кругов. Учрежденные ею комиссии целомудрия, при помощи которых была организована целая система шпионства, вызывали отчасти раздражение, отчасти и смех. Успех был равен нулю. В беззастенчивой Вене во второй половине XVIII столетия ходили поговорки вроде таких. «Должно любить своего ближнего, как самого себя, то есть должно любить жену другого, как свою собственную»; или: «Если жена идет направо, муж может идти налево. Если она берет себе ухажера, он ищет себе подругу». Как беззастенчиво-легкомысленно думали в то время о браке и о нарушении супружеской верности, видно из письма поэта фон Клейста, которое он в 1751 году послал своему другу Глейму. Там мы читаем следующее: «Вы знаете уже авантюру маркграфа Генриха. Он послал свою супругу в деревню и хочет с ней развестись, так как он застал у нее в постели принца голштейнского... Маркграф сделал бы лучше, если бы промолчал об этом происшествии, вместо того чтобы заставлять говорить о себе весь Берлин и полсвета. Кроме того, не следует сердиться на такую естественную вещь, в особенности таким, как маркграф, который и сам не так тверд в вере. Отвращение совершенно неизбежно в браке, и все мужчины и женщины своим воображением о других милых лицах принуждаются к неверности. Как можно наказывать за то, к чему человек принуждается?» О нравах Берлина английский посланник лорд Мальмсбери писал в 1772 году следующее: «Полная нравственная развращенность охватила оба пола всех классов, к этому присоединяется еще нужда, которая необходимым образом вытекает отчасти из того, что нынешний король увеличил податное обложение, отчасти из того, что он унаследовал от своего деда любовь к роскоши. Мужчины с ограниченными средствами ведут расточительную жизнь, а женщины - гарпии без всякого стыда. Они отдаются тому, кто лучше платит, чувство нежности и истинная любовь им неизвестны».

Хуже всего дело обстояло в Берлине при Фридрихе-Вильгельме II, царствовавшем с 1786 по 1797 год. Он показывал своему народу самый худой пример. Его придворный священник Цёльнер унизился даже до того, что при жизни первой жены повенчал его с его любовницей Юлией фон Фосс. Когда последняя вскоре после этого умерла от родов, Цёльнер снова повенчал его с другой любовницей, графиней Софьей фон Дёнгоф. Подобные же вещи еще до Фридриха-Вильгельма II позволяли себе и другие немецкие государи. В конце июля 1706 года герцог Эбергард-Людвиг Вюртембергский при живой первой жене приказал повенчать себя со .своей любовницей Гревениц, которую еще до сих пор называют в Вюртемберге «развратительницей страны». Брак заключил молодой священник Пфелер из Мюлена. Двоюродный брат Эбергарда-Людвига, герцог Леопольд-Эбергард Мемпельгардский, пошел еще дальше: у него были одновременно три жены, из которых две, сверх того, были сестрами. Из своих тринадцати детей двух он повенчал между собой. Поведение этих отцов страны вызывало, правда, большое негодование в среде их подданных, но этим дело и ограничилось. Только по отношению к герцогу Вюртембергскому императорское вмешательство в 1708 году заставило признать брак с Гревениц недействительным. Но она вскоре затем вступила в фиктивный брак с одним опустившимся графом Вюрбенским и оставалась потом еще двадцать лет любовницей герцога и «развратительницей страны» для швабов.

2. МЕРКАНТИЛИЗМ И НОВОЕ БРАЧНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

Начавшийся с XVI столетия рост власти князей, положивший начало эре более крупных государств, повел к образованию постоянных войск, которые не могли содержаться без значительного обложения населения налогами; огромных сумм требовала и расточительная жизнь большинства княжеских дворов.

Эти расходы могли быть покрыты лишь многочисленным и способным к платежу налогов населением, поэтому различные правительства, в особенности правительства больших государств, начиная с XVIII столетия принимают соответствующие меры, чтобы по возможности поднять численность населения и его податную способность.

Путь к этому был расчищен социальным и экономическим переворотом, который вызвали открытие Америки, объезд морским путем Африки, открытие морского пути в Индию; ему способствовало каждое новое кругосветное плавание. Переворот охватил сначала Западную Европу, а затем и Германию. Новые пути сообщения создали новые торговые отношения небывалых размеров. Таким изменением вещей воспользовались прежде всего португальцы, испанцы, голландцы, англичане, а затем также Франция и, в конце концов, Германия. Религиозные войны и политическая раздробленность сильно повредили Германии, и она значительно отстала от других стран в экономическом отношении. Новые потребности мирового рынка, вызванные открытием все новых областей для сбыта европейских ремесленных и промышленных изделий, революционизировали не только ремесленный способ производства, но также и взгляды, чувства и мысли европейских народов и их правительств.

На место до сих пор исключительно ремесленного производства, работавшего только для удовлетворения повседневных потребностей данного места и его ближайших окрестностей, выступила мануфактура, то есть массовое производство с применением большого числа рабочих при наивозможно развитом разделении труда. Руководителем этой новой формы производства сделался купец, располагавший большими финансовыми средствами и более широким кругозором. Мануфактура отчасти заменила ремесло, отчасти вытеснила его и разрушила цеховую организацию. Вместе с тем наступил период, когда и женщина получила возможность применить свои силы в промышленной деятельности. Домашняя или фабричная промышленность в полотняном, шерстяном, ткацком, вязальном, позументном и других производствах открыла для ее деятельности широкое поле. К концу XVIII столетия в прядильных, ткацких и набивных мануфактурах Англии и Шотландии было занято уже 100 тысяч женщин и 80 тысяч детей; условия их работы, если говорить о заработной плате и длительности рабочего дня, нужно охарактеризовать как возмутительные. Таково же было положение во Франции, где примерно в то же время десятки тысяч женщин работали на многочисленных фабриках.

Это экономическое развитие требовало больше людей, и так как в завоевательных войнах XVI, XVII и XVIII столетий народонаселение в Европе и по ту сторону морей сильно уменьшилось, а с начала XVIII столетия началась еще и эмиграция в заокеанские области, то более прогрессивные правительства почувствовали необходимость облегчить заключение браков и поселение внутри страны.

Испания, где население слишком быстро сократилось благодаря проводимой политике мировой державы, уже в 1623 году была вынуждена издать закон, по которому все лица, вступившие в брак в возрасте между 18 и 25 годами, на целый ряд лет освобождались от всех налогов. Несостоятельным лицам выдавалось даже из общественных касс приданое. Родители, имевшие в живых по крайней мере шесть законных детей мужского пола, совершенно освобождались от уплаты податей. Кроме того, Испания покровительствовала переселению в ее пределы и колонизации.

Во Франции Людовик XIV счел необходимым противодействовать обезлюдению, вызванному его войнами, тем, что освободил всех плательщиков налогов, которые составляли огромное большинство населения, от податей на четыре или пять лет в тех случаях, если они вступали в брак до 21 года или до 20 лет. От податей совершенно освобождались и все те налогоплательщики, у которых было десять живых детей, если из этих детей ни один не делался ни священником, ни монахом, ни монахиней. Дворяне, имевшие такое же число детей, из которых никто не становился духовным лицом, получали ежегодную пенсию от тысячи до двух тысяч ливров, а горожане, не платившие тальи, получали при тех же условиях половину этой суммы. Маршал Мориц Саксонский советовал Людовику XV допускать заключение браков лишь на пять лет.

В Пруссии распоряжениями 1688, 1721, 1726, 1736 годов и соответствующими государственными мероприятиями старались способствовать иммиграции, в особенности лиц, преследуемых во Франции и Австрии за их религиозные убеждения. Теория народонаселения Фридриха Великого находит себе яркое выражение в письме к Вольтеру от 26 августа 1741 года, где он писал, между прочим: «Я рассматриваю людей как стада оленей в парке крупного помещика, задача которых состоит исключительно в том, чтобы населять парк». Своими войнами он, конечно, создал необходимость вновь населить свой парк. Точно так же в Австрии, Вюртемберге и Брауншвейге покровительствовали иммиграции и точно так же, как в Пруссии, запрещали эмиграцию. В XVIII столетии Англия и Франция устранили все препятствия к заключению брака и к поселению, и их примеру последовали и другие государства. В течение первых трех четвертей XVIII столетия как экономисты, так и правительства считали большое народонаселение причиной величайшего благополучия государства. Лишь в конце XVIII и начале XIX столетий начался поворот в другую сторону, вызванный крупными экономическими кризисами, а также революционными и военными событиями, которые продолжались в течение первой половины XIX столетия, особенно в Южной Германии и Австрии. Теперь снова повысили возраст, в котором допускалось заключение брака, и требовали доказательства, что вступающие в брак имеют определенное имущество или обеспеченный доход и определенное жизненное положение. Для неимущих заключение брака сделалось невозможным; в особенности общинам предоставлено было огромное влияние на установление условий для приема в них граждан и заключение брака. В некоторых местах крестьянам запретили даже постройку так называемых домов для поденной работы и приказали, как, например, в Баварии, где еще до сих пор очень отсталое законодательство о праве поселений, срыть все дома для поденной работы, построенные без разрешения курфюрста. Лишь в Пруссии и Саксонии брачное законодательство оставалось сравнительно либеральным. Человеческую природу трудно подавить, и следствием всех этих ограничений брака было то, что на зло всем препятствиям и запрещениям возникла масса свободных половых связей и в некоторых маленьких немецких государствах число незаконных детей почти достигло числа детей законных. Таковы были последствия отеческого режима с его моралью и христианством.

3. ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И КРУПНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

Замужняя женщина из буржуазии жила в то время в строгой домашней замкнутости; у нее было так много работы и забот, что она, как добросовестная хозяйка, должна была стоять на своем посту с раннего утра до поздней ночи, чтобы выполнить свои обязанности, но и это было возможно лишь с помощью ее дочерей. Она должна была делать не только ежедневную домашнюю работу, которую и ныне совершает мелкобуржуазная хозяйка, но еще и многое другое, от чего освобождена женщина в настоящем. Она должна была прясть, ткать, белить холст, сама изготовлять белье и платье, варить мыло, делать свечи, варить пиво, одним словом, она была настоящей золушкой, единственным отдыхом которой было посещение церкви в воскресенье. Браки заключались только между членами одного и того же общественного круга, и всеми отношениями управлял наистрожайший и смехотворнейший дух исключительной сословности. В подобном же духе велось воспитание дочерей, которых так же содержали в строгой домашней замкнутости; их умственное образование было незначительно, и их кругозор не выходил из рамок самых узких домашних отношений. К этому присоединялось подчинение пустым внешним формам, заменявшим им образование и ум и превратившим жизнь женщины в настоящую каторгу. Дух реформации выродился в самый ужасный педантизм, естественные потребности человека и его жизнерадостность были заглушены массой с «достоинством» произнесенных, но мертвящих жизненных правил. Пустота и ограниченность властвовали над бюргерством, а те, что стояли еще ниже, жили под свинцовым гнетом и в самых бедственных условиях.

Наступила французская революция, которая смела во Франции старый государственный и общественный порядок; дух революции перенесся в Германию, и ему не мог дальше противостоять старый порядок. Французское иноземное владычество имело для Германии значение революции; оно или низвергло все старое, отжившее, или, как это было в Пруссии, ускорило его падение. И все попытки реакционного периода, наступившего после 1815 года, повернуть колесо истории назад оказались тщетными, так как новое стало слишком сильным и в конце концов победило.

Цеховые привилегии, отсутствие свободы личности, особые судебные права отдельных округов - все это в более прогрессивных государствах постепенно было сдано в архив. Новые технические улучшения и открытия, особенно изобретение и усовершенствование паровой машины и вытекающее из этого дальнейшее удешевление товаров, вызвали необходимость массового привлечения на работу, особенно женщин. Строились фабрики, железные дороги и пароходы, выросли шахты, копи, стеклянные и фаянсовые предприятия, текстильная индустрия с ее различными отраслями, машиностроение, строительное дело и т. д.; университеты и технические высшие учебные заведения давали умственные силы, необходимые для этого развития. Вновь поднявшийся класс крупных капиталистов - буржуазия, поддерживаемая всеми сторонниками прогресса, стремилась устранить старый порядок вещей, становившийся все более невыносимым. То, что революция снизу расшатала в годы народных движений 1848 и 1849 годов, устранила революция сверху 1866 года. Создано было политическое единство, согласно желанию буржуазии, а затем последовало устранение и всех остальных экономических и социальных преград. Появилась свобода промыслов, свобода передвижения, уничтожены ограничения при заключении брака, введена свобода поселений, одним словом, все то законодательство, которое нужно было капитализму для его развития. Наряду с рабочим это новое развитие пошло на пользу и женщине, открыв ей более свободный путь вперед.

Еще до установления нового порядка вещей в 1866 году уничтожен был целый ряд преград и ограничений в различных немецких государствах, и старомодные реакционеры вынуждены были пророчествовать о падении нравственности и морали. Так, уже в 1863 году епископ майнцский фон Кеттелер жаловался, «что уничтожение существующих ограничений при заключении брака означает его разрушение, ибо теперь супругам возможно свободно расходиться». Эта жалоба содержит в себе невольное признание слабости моральных связей в современном браке до такой степени, что удержать супругов вместе может только самое сильное принуждение.

То обстоятельство, что участившиеся браки вызвали быстрый рост населения и до тех пор неизвестные социальные бедствия, созданные колоссально развившейся промышленной системой, -все это, как и в предыдущие периоды, снова вызвало страх перед перенаселением. В дальнейшем мы укажем, что означает этот страх перенаселения, и выясним его истинный смысл.


Отдел второй

ЖЕНЩИНА В НАСТОЯЩЕМ

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

ЖЕНЩИНА КАК ПОЛОВОЕ СУЩЕСТВО

1. ПОЛОВОЕ ВЛЕЧЕНИЕ

В буржуазном обществе женщина занимает второе место. На первом месте выступает мужчина, потом она. Существует, следовательно, отношение, почти противоположное тем временам, когда господствовала материнская линия. Этот переворот вызван главным образом развитием от примитивного коммунизма к господству частной собственности.

Платон благодарил богов за восемь оказанных ему благодеяний. Первым он считал то, что они дали ему возможность родиться свободным, а не рабом, вторым же, - что он родился мужчиной, а не женщиной. Подобная же мысль высказывается в утренней молитве евреев-мужчин: «Хвала тебе, боже, господь наш и владыка мира, что не родил меня женщиной». Женщины же еврейки молятся в соответствующем месте: «...который сотворил меня по воле своей». Противоположность в положении полов не может быть выражена более резко, чем это высказано у Платона и в молитве евреев. По многочисленным местам в Библии, только мужчина, собственно, - настоящий человек, так же как в английском и французском языках мужчина и человек определяются одним и тем же словом. Точно так же когда говорится о «народе», то всегда предполагаются мужчины. Женщина - пренебрегаемая величина, и во всяком случае мужчина является повелителем ее. Весь мужской род считает такое положение в порядке вещей, а большинство женщин смотрит на это до сих пор как на неизбежность судьбы. В этом представлении отражается все положение женщины.

Совершенно независимо от вопроса, угнетена ли женщина как пролетарка, она угнетена в мире частной собственности как существо половое. Многочисленные преграды и препятствия, неизвестные мужчине, для женщин встречаются на каждом шагу. Многое, что позволено мужчине, ей запрещено; масса общественных прав и свобод, которыми пользуется мужчина, для женщины является проступками или преступлениями. Она страдает в двояком отношении: как существо социальное и половое и трудно сказать, в каком из них она страдает больше. Поэтому понятно желание многих женщин родиться мужчиной.

Из всех естественных потребностей человека половая потребность, после потребности есть и пить, самая сильная. Потребность продолжить род есть высшее выражение «воли к жизни». Эта потребность глубоко заложена в каждом нормально развитом человеке, и в зрелом возрасте удовлетворение ее является существенным условием его физического и духовного здоровья. Лютер прав, когда говорит: «Кто хочет сопротивляться естественной потребности и не делать того, чего желает и должна делать природа, тот подобен тому, кто хотел бы, чтобы природа не была природой, чтобы огонь не жег, вода не мочила, человек не ел, не пил, не спал». Эти слова должны были бы быть написаны над дверьми наших церквей, где так ревностно проповедуют против «греховной плоти». Ни один врач, ни один физиолог не в состоянии более удачно определить необходимость удовлетворения любовной потребности в человеке.

Заповедью человека, которую он обязан выполнить по отношению к самому себе, если он желает нормально развиваться и быть здоровым, является то, чтобы он не пренебрегал в упражнении ни единым членом своего тела и не отказывал бы в удовлетворении ни одной своей естественной потребности. Каждый член должен выполнять функции, для которых его предназначила природа, под опасением в противоположном случае повредить организму. Законы физического развития человека должны быть так же изучаемы и им должны так же следовать, как законам умственного развития. Духовная деятельность человека зависит от физиологических свойств его органов. Полное здоровье обеих сторон теснейшим образом связано друг с другом. Нарушение деятельности в одной части влечет за собою нарушение деятельности в другой. Так называемые животные потребности не стоят на другой ступени, чем так называемые потребности духовные. Те и другие являются следствием одного и того же организма, и те и другие влияют друг на друга. И это относится как к мужчине, так и к женщине.

Из этого следует, что знакомство со свойствами половых органов так же необходимо, как знакомство со свойствами всех остальных органов, и человек должен оказывать уходу за ними одинаковое внимание. Он должен знать, что органы и потребности, вселенные в каждого человека и составляющие очень существенную часть его природы и даже в известные периоды его жизни всецело подчиняющие его себе, - эти органы и потребности не должны являться предметом чего-то таинственного и вызывать ложный стыд. Из этого следует, что знание физиологии и анатомии различных органов и их функций у мужчин и женщин должно было бы быть так же распространено, как и всякая другая ветвь человеческого знания. Снабженный точными знаниями своей физиологической природы, человек на многие жизненные условия будет смотреть иными глазами. Само собой, тогда было бы устранено зло, мимо которого в настоящее время общество проходит молча и с чувством священного страха, но которое почти в каждой семье силой заставляет обращать на себя внимание. Знание о разнообразных предметах считается добродетелью, целью, достойной прекрасных человеческих стремлений, но только не знание о тех вещах, которые находятся в самой тесной связи с существом и здоровьем нашего собственного «я» и с основой всего общественного развития.

Кант говорит: «Лишь вместе мужчина и женщина составляют полного и цельного человека, один пол дополняет другой». Шопенгауэр заявляет: «Половая потребность есть самое совершенное выражение воли к жизни, вместе с тем концентрация всех желаний... Выражение воли к жизни концентрируется в половом акте, а этот акт есть ее самое решительное выражение». И еще задолго до него Будда говорил: «Половая потребность острее крика, которым укрощают диких слонов; она горячее пламени, она подобно стреле, вонзающейся в дух человека».

При такой интенсивности половой потребности нельзя удивляться, что половое воздержание в зрелом возрасте у обоих полов нередко так влияет на нервную деятельность и на весь организм, что вызывает тяжелые заболевания, а при известных условиях ведет к сумасшествию и самоубийству. Конечно, половая потребность не у всех натур дает себя чувствовать одинаково сильно, для ее обуздания можно также многое сделать воспитанием и самообладанием, особенно' избегая всякого возбуждения, вызываемого соответствующими разговорами, чтением, алкоголизмом и прочим. В общем это возбуждение как будто бы меньше замечается у женщин, чем у мужчин, а иногда у женщин существует даже известное отвращение к половому акту. Но это только незначительное меньшинство, у которых подобное состояние вызывается физическим и психологическим предрасположением.

Можно, следовательно, сказать, что от степени выражения потребностей и жизненных проявлений пола как в физическом, так и духовном развитии и от той формы и характера, которые они принимают, зависит совершенство человека, будь он женщина или мужчина. Каждый из полов достиг своего высшего завершения. «У нравственного человека, - говорит Кленке в своем сочинении «Женщина как супруга», - насильственное воздержание в супружеской жизни подчинено, конечно, нравственному принципу, руководимому разумом, но даже при самом развитом самообладании невозможно было бы навсегда заглушить повелительное требование сохранения рода, вложенное природою в нормальное органическое выражение обоих полов. Где здоровые мужские и женские индивидуумы всю жизнь свою невыполняли этого долга перед природой, там это не вытекало из сопротивления, основанного на свободном решении, хотя это решение или выдавалось за таковое, или считалось свободною волей вследствие самообмана. Это было следствием социальных препятствий и умозаключений, принижавших природное право и заставляющих увядать органы. Воздержание придавало всему организму тип увядания, полового вырождения и вызывало вследствие нервного расстройства болезненные проявления в душе и теле. Мужчина делается женообразным, женщина же получает нечто мужское по форме и по характеру, ибо половая противоположность не получила своего осуществления по плану природы, человек остался односторонним и не достиг дополнения самого себя, не достиг высшей точки своего бытия». То же самое говорит доктор Елизавета Блэквел в своем сочинении: «The moral education of the young in relation to sex»: «Половая потребность существует как необходимое условие жизни и образования общества. Она самая могучая сила человеческой природы... В неразвитом состоянии она не является предметом мыслей, но тем не менее, будучи центральным огнем жизни, эта неизбежная потребность является естественной охраной от всякой возможности уничтожения»85. Практический Лютер сразу дает положи тельные советы. Он говорит: «Кто неспособен на целомудрие, тот пусть вовремя позаботится о заработке, а там уже с богом смело вступает в брак. Мальчик - самое позднее в двадцать лет, девочка - в пятнадцать или восемнадцать лет: тогда они еще здоровы и способны, и бог позаботится о пропитании их детей. Бог создает детей, он же и прокормит их»86. К сожалению, благие советы Лютера не выполнимы при наших социальных условиях и о надеждах на бога для пропитания детей не хочет знать ни христианское государство, ни христианское общество.

Итак, положительная наука согласна со взглядом философов и со здоровым человеческим смыслом Лютера, из чего следует, что человек должен иметь возможность нормальным образом удовлетворять потребности, которые самым тесным образом связаны с его подлинным внутренним существом и даже составляют это существо. Если же общественные условия или предрассудки делают это невозможным, то тем самым ему ставятся препятствия к развитию его существа. Какие последствия это вызывает, об этом порасскажут наши врачи, больницы, дома для сумасшедших и тюрьмы, не говоря уже о тысячах загубленных семейных жизней. В одной вышедшей в Лейпциге брошюре автор говорит: «Половая потребность ни нравственна, ни безнравственна, она только естественна, как голод и жажда; природа ведь ничего не знает о нравственности, но общество далеко от признания этого положения»87.

2. БЕЗБРАЧИЕ И ЧАСТЫЕ САМОУБИЙСТВА

Между врачами и физиологами очень распространено мнение, что даже неудачный брак лучше безбрачия; об этом говорит и опыт. «Что смертность между женатыми (если вычислять при сравнении смертности на тысячу холостых и тысячу женатых в тридцатилетнем возрасте) меньше, чем между холостыми, твердо установлено, и это явление поразительно. Особенно велико это различие среди мужчин. При некоторых возрастах оно достигает отношения 2 к 1. Замечательной является также высокая смертность рано овдовевших мужчин»88.

Иные утверждают, что цифровые данные самоубийства особенно повышены вследствие ненормальных половых условий. В общем число самоубийств во всех странах значительно выше у мужчин, чем у женщин; так, например, на тысячу самоубийств женщин приходилось89:

Годы

На 100 тыс. живых - самоубийств

Отношение самоубийств женщин к мужчинам

мужчин

женщин

Германия

1899-1902

33,0

8,4

25,5

Австрия

1898-1901

25,4

7,0

27,6

Швейцария

1896-1903

33,3

6,4

19,2

Италия

1893-1901

9,8

2,4

24,5

Франция

1888-1892

33,5

9,7

27,3

Голландия

1901-1902

9,3

3,0

32,3

Англия

1891-1900

13,7

4,4

32,1

Шотландия

1891-1900

9,0

3,2

35,6

Ирландия

1901

2,3

1,2

52,2

Норвегия

1891-1900

10,0

2,5

25,5

Швеция

1891-1900

21,1

8,6

40,8

Финляндия

1891-1900

7,8

1,8

23,1

Европейская Россия

1885-1894

4,9

1,6

32,7

В Германии в 1898-1907 годах число самоубийств:

Годы

1893

1899

1900

1902

1904

1907

Мужчин

8544

8460

8987

9765

9704

9753

Женщин

2291

2301

2406

2571

2764

3024

Всего

10835

10761

11393

12336

12468

12777

На сто самоубийств мужчин приходилось в 1898 году 26,8 женщин; в 1899 году - 27,2; в 1900 году - 26,8; 1904 - 28,5; 1907 - 31. Но в возрасте между 15 и 30 годами процентное число самоубийц в общем выше у женщин, чем у мужчин. Процентное число самоубийц между 15 и 20 и 21 и 30 годами жизни было в среднем90:

Годы

С 15 до 20 лет

С 21 до 30 лет

мужчин

женщин

мужчин

женщин

Пруссия

1896-1900

5,3

10,7

16

20,2

Дания

1896-1900

4,6

8,3

12,4

14,8

Швейцария

1884-1899

3,3

6,7

16,1

21

Франция

1887-1891

3,5

8,2

10,9

14

В Саксонии на тысячу самоубийц в возрасте между 21 и 30 годами было в среднем:

Годы

Мужчин

Женщин

1854-1868

14,95

18,64

1868-1880

14,71

18,79

1881-1888

15,3

22,3

Более высокое число самоубийств по сравнению со средним числом самоубийств встречается также среди вдовствующих и разведенных. В Саксонии на разведенных мужчин приходится в 7 раз больше, а на разведенных женщин в 3 раза больше самоубийств, чем среднее число самоубийств вообще у мужчин и у женщин. Среди разведенных и вдовствующих мужчин и женщин самоубийства чаще, если у них нет детей. Среди незамужних женщин, толкаемых на самоубийство между 21-30 годами, многие лишают себя жизни вследствие измены или вследствие «ошибочного шага». Статистика показывает, что рост процента внебрачнорожденных соответствует росту числа самоубийц. Среди женщин число самоубийц между 16-21 годом необыкновенно велико, из чего также можно заключить, что здесь большую роль играет неудовлетворенная половая потребность, любовная тоска, тайная беременность или обман со стороны мужчины. Вот что говорит Крафт Эбинг о положении женщин как половых существ91: «Одна из важных причин сумасшествия у женщин кроется в их социальном положении. Женщина, по натуре обладающая большей половой потребностью, чем мужчина, по крайней мере в идеальном смысле, не знает никакого другого честного удовлетворения этой потребности, кроме брака (Маудслей).

И только он дает ей обеспечение. В течение бесчисленных поколений ее характер развивался в этом направлении. Будучи еще маленькой девочкой, она играет «в мать» со своей куклой. Современная жизнь с ее все увеличивающимися требованиями дает ей все меньше надежд на брак. Это особенно относится к высшим слоям общества, где браки заключаются все позже и все реже.

В то время как мужчина, являясь более сильным благодаря своей большей интеллектуальной и физической силе и свободному социальному положению, доставляет себе без усилий удовлетворение своих половых потребностей или находит легко эквивалент в требующем всех его сил жизненном призвании, для незамужних женщин из высших сословий эти пути закрыты. И это прежде всего сознательно и бессознательно ведет к неудовлетворенности собой и миром и к болезненной мечтательности. Часто женщина старается найти удовлетворение в религии, но напрасно. Из религиозных мечтаний с онанизмом или без него развивается масса нервных страданий, в том числе нередко истерия и сумасшествие. Только таким образом можно понять тот факт, что умопомешательство у незамужних женщин чаще всего встречается в периоде от 25 до 35 лет, то есть в периоде отцветания и исчезновения жизненных надежд, в то время как у мужчин умопомешательство чаще всего падает на период 35-50 лет, то есть -время наибольших усилий в борьбе за существование.

Это не случайность, что с увеличивающимся безбрачием вопрос об эмансипации женщин все больше становится вопросом дня. Я желал бы, чтобы на него смотрели как на доказательство того, что усиливающееся безбрачие делает социальное положение женщины в современном обществе все более невыносимым, чтобы на него смотрели как на справедливое требование женщины создать себе эквивалент того, к чему она предназначена от природы и в чем ей отчасти отказывают современные социальные условия».

И. Г. Плосс в своем сочинении «Женщина в природе и народоведении»92, обсуждая последствия неудовлетворения половой потребности для незамужних женщин, говорит: «В высшей степени замечательно не только для врача, но и для антрополога то, что существует действительное и всегда удающееся средство не только остановить в своем развитии процесс увядания (у старых дев), но также восстановить уже исчезнувшее цветущее состояние, если и не в прежней яркости, то все же очень значительно; жаль только, что наши социальные условия лишь в самых редких случаях допускают его применение. Это средство заключается в правильном и нормальном половом сношении. Нередко можно видеть, что у девушки, уже отцветшей или близкой к тому, скоро после вступления в брак формы снова округляются, на щеках появляется румянец и глаза приобретают снова прежний здоровый блеск. Брак, таким образом, - истинный источник молодости для женского пола. Итак, природа имеет свои твердо установленные законы, требующие своего выполнения с неумолимой строгостью, и всякая vita, praeter naturam, всякая неестественная жизнь, всякая попытка приспособиться к жизненным условиям, не соответствующим виду, не может остаться без заметных следов вырождения в организме, как животном, так и человеческом».

Возникает теперь вопрос: выполняет ли общество, в особенности женский пол, то, что требует разумный образ жизни? И если нет, то тогда возникает другой вопрос: может ли оно это выполнить? Но если на оба эти вопроса приходится ответить отрицательно, то является третий вопрос: как могло бы это быть выполнено?


ГЛАВА ВОСЬМАЯ

СОВРЕМЕННЫЙ БРАК

1. БРАК КАК ПРИЗВАНИЕ

«Брак и семья являются основой государства, и поэтому кто посягает на брак и семью •- посягает на общество и государство и подрывает их обоих», - кричат защитники современного порядка. Моногамный брак, как было достаточно доказано, вытекает из буржуазного порядка наживы и собственности, он, следовательно, неоспоримо составляет одну из важнейших основ буржуазного общества, но соответствует ли он естественным потребностям и здоровому развитию человеческого общества, это другой вопрос. Мы покажем, что брак, покоящийся на буржуазных имущественных отношениях, является более или менее принуждением, имеет массу недостатков и часто не вполне выполняет или совсем не выполняет своего назначения. Далее мы покажем, что он является социальным учреждением, остающимся недостижимым для миллионов, и, во всяком случае, не является союзом, основанным на свободном выборе по любви, который один только, как утверждают его воспеватели, соответствует целям природы.

По отношению к современному браку Джон Стюарт Милль восклицает: «Брак - единственное действительное крепостное право, признаваемое законом». По воззрению Канта, мужчина и женщина лишь вместе составляют цельного человека. На нормальном соединении полов основывается здоровое развитие человеческого рода. Удовлетворение половой потребности является необходимостью для здорового физического и духовного развития мужчины и женщины. Но человек не зверь: для высшего удовлетворения его самой сильной потребности недостаточно удовлетворения одной только физической стороны, ему необходимо также и духовное единение с тем существом, с которым он вступает в связь. Если этого нет, тогда половое соединение происходит чисто механически и тогда оно безнравственно. Выше стоящий человек требует, чтобы взаимная склонность сохранилась и по совершении полового акта и распространила бы свое облагораживающее действие на вырастающее из этого обоюдного соединения живое существо93. Тот факт, что такие требования не могут быть предъявлены бесчисленному числу браков в современном обществе, побудил Варнгагена фон Энзе написать следующее: «Все, что нам пришлось наблюдать по отношению к бракам, уже заключенным или которые собираются заключить, не дало нам возможности составить об этих союзах хорошее мнение; напротив, все учреждение, в основе которого должны бы лежать любовь и взаимное уважение и которое, как нам показали все эти примеры, основано совсем на ином, сделалось для нас пошлым и заслуживающим презрения, и мы присоединились к изречению Фридриха Шлегеля, которое мы прочли во фрагментах «Атенея»: «Почти все браки - конкубинаты, браки с левой руки или, скорее, временные попытки и отдаленные приближения к действительному браку, истинная сущность которого, по всем духовным и светским правам, состоит в том, что многие лица должны сделаться одним лицом»94». Это сказано совершенно в духе Канта.

Радость иметь потомство и обязанность по отношению к нему делают любовную связь двух людей более продолжительной. Два человека, желающие вступить в брак, должны, следовательно, выяснить себе, насколько их обоюдные свойства подходят для такого союза. И ответ должен был бы последовать совершенно свободно. Но это может произойти при устранении всякого постороннего интереса, не имеющего ничего общего с настоящей целью союза, с удовлетворением естественной потребности и продолжением собственного существа в продолжении расы, а также при известной осмотрительности, сдерживающей слепую страсть. Но так как этих условий в современном обществе в большинстве случаев не существует, то из этого следует, что современный брак еще очень далек от осуществления своей истинной цели и поэтому неосновательно считать его идеальным учреждением.

Какое количество браков заключается по совершенно иным причинам, чем указанные выше, невозможно сказать. Участвующие заинтересованы в том, чтобы перед светом их

брак казался иным, чем он есть в действительности. Здесь существует такое ханжество, какого не знал ни один прежний общественный период. И государство, как политический представитель этого общества, не имеет никакого интереса заниматься исследованиями, результаты которых могут бросить самый печальный свет на общество. Главные правила, которые само государство ставит своим чиновникам и слугам при заключении брака, не выдерживают масштаба, который должен был бы быть основой брака.

2. УМЕНЬШЕНИЕ ДЕТОРОЖДЕНИЙ

Брак должен быть союзом, в который вступают два человека по взаимной любви, чтобы осуществить свое естественное назначение. Но этот мотив в настоящее время в чистом виде встречается в крайне редких случаях. Большинство женщин смотрит на брак как на обеспечивающее их учреждение, в которое они должны вступать во что бы то ни стало. Большинство мужчин рассматривают брак с чисто деловой точки зрения и взвешивают и рассчитывают его выгоды и недостатки с материальной стороны. И даже в браках, где низкие и эгоистические мотивы не играли решающей роли, грубая действительность проявляется в таких разрушающих формах, что лишь в редких случаях исполняются надежды, которые окрыляли супругов при вступлении в брак.

Это естественно. Чтобы брак давал обоим супругам удовлетворяющую их совместную жизнь, для этого требуется наряду с взаимной любовью и уважением обеспечение материального существования и известное количество жизненных средств и удобств, которые они считают необходимыми для себя и для своих детей. Тяжелая забота, жестокая борьба за существование являются первым гвоздем в гроб супружеского довольства и супружеского счастья. Но забота тем тяжелее, чем плодовитее оказывается супружеская чета, то есть чем больше она выполняет свое назначение. Крестьянин, например, радуется каждому теленку, принесенному ему его коровой, он с удовольствием считает поросят, рожденных ему свиньей, и с удовлетворением сообщает об этом событии своим соседям, но он смотрит угрюмо, если его жена к числу его детей, которых он считает возможным вырастить без особенных забот, - а это число не может быть велико, - дарит ему новое прибавление, и еще мрачнее смотрит он, если новорожденный имеет несчастье быть девочкой.

Нужно, следовательно, сказать, что экономические условия господствуют как над заключением браков, так и над рождениями. Классическим примером для этого является Франция. Там в сельском хозяйстве господствует система мелких земельных участков (парцеллы). Земля же, раздробленная свыше известной границы, не может прокормить семью. Отсюда знаменитая пресловутая двухдетная система (Zweikindersystem), развившаяся во Франции в настоящий социальный институт. К ужасу государственных правителей, эта система не только не увеличивает народонаселение во многих провинциях, но даже вызывает заметное его уменьшение. То, что в деревне вызвано было товарным производством и денежным хозяйством, в городе в значительно более широких размерах произвела крупная промышленность. Тут наиболее сократилось число родившихся в браке.

Число деторождений во Франции постоянно падает, несмотря на увеличение браков; но это не только во Франции, но и в большинстве культурных государств. В этом выражается развитие как следствие наших социальных условий, и над этим следовало бы задуматься господствующим классам. Во Франции в 1881 году родилось 937057 детей, но в 1906 году их родилось только 806 847, а в 1907 году - 773 969. Число родившихся в 1907 году сократилось, таким образом, по сравнению в 1881 годом на 163 088 человек. Характерно, однако, что число родившихся вне брака, которое составляло во Франции в 1881 году 70 079 человек, а за время с 1881 по 1890 год достигло высшей цифры - 75 754 человека, составляло в 1906 году 70 866 человек. Таким образом, уменьшение родившихся падает исключительно на детей, родившихся в браке. Это уменьшение деторождении является характерною чертою, которая замечается в продолжение целого столетия. На каждые 10 тысяч жителей во Франции число рождений составляло в годы:

с 1801

по 1810 г.

332

с 1841

по 1850 г.

273

с 1891

по 1900 г.

221

с 1811

по 1820 г.

316

с 1851

по 1860 г.

262

1905

206

с 1821

по 1830 г.

308

с 1861

по 1870 г.

261

1906

206

с 1831

по 1840 г.

290

с 1881

по 1890 г.

239

1907

197

Это составляет уменьшение деторождении в 1907 году по сравнению в 1801 годом (333) 136 на каждые 10 тысяч жителей. Можно себе представить, что такой результат вызывает сильные головные боли у французских государственных деятелей и социальных политиков. Но Франция стоит в этом отношении не одиноко. Уже давно Германия, особенно Саксония, показывает подобные же явления, и уменьшение числа родившихся осуществляется еще быстрее. Так, на каждые 10 тысяч жителей Германии число родившихся составляло:

в 1875 г.

423

в 1890 г.

370

в 1905 г.

340

в 1880 г.

391

в 1895 г.

373

в 1906 г.

341

в 1885 г.

385

в 1900 г.

368

в 1907 г.

332

Большинство остальных европейских государств дает нам подобную же картину.

Так на каждую тысячу жителей приходится рождений:

1871-1880 гг

1881-1890 гг.

1891-1900 гг.

1901-1905 гг

1907 г.

Англия и Уэльс

35,4

32,5

29,9

28,1

26,3

Шотландия

34,9

32,3

30,2

28,9

27,0

Ирландия

26,5

23,4

23,0

23,2

23,2

Италия

36,9

37,8

34,9

32,6

31,5

Швеция

30,5

29,1

27,2

26,1

25,5

Австрия

39,0

37,9

37,1

35,8

35

(в 1906 г.)

Венгрия

44,3

44,0

40,6

37,2

36,0

Бельгия

32,3

30,2

29,0

27,7

25,7

(в 1906 г.)

Швейцария

30,8

28,1

28,1

28,1

26,8

Голландия

36,2

34,2

32,5

31,5

30,0

Уменьшение деторождении, следовательно, - явление общее, и, хотя Франция и Ирландия дают наиболее низкие величины, самый процесс уменьшения числа деторождении быстрее всего идет в Англии, Германии (Саксонии) и Шотландии. То же самое явление мы наблюдаем в Соединенных Штатах и Австралии. Еще ярче выступает эта тенденция, если мы вместо общих цифр рождаемости будем рассматривать рождаемость детей в браке, то есть отношение рожденных в браке к среднему количеству замужних женщин, способных к деторождению (в возрасте 15-49 лет):

Десятилетия

Число рожденных живыми брачных детей на 1 тыс. замужних женщин в возрасте 15 - 49 лет (в среднем за год)

Англия

и Уэльс

Шотландия

Ирландия

Дания

Норвегия

Швеция

Финляндия

Австрия

Венгрия

Швейцария

1876-1885

250

271

250

244

262

240

259

246

234

239

1886-1895

229

255

245

235

259

231

246

250

225

230

1896-1905

203

235

264

217

246

219

244

242

216

225

Германия

Пруссия

Бавария

Саксония

Вюртенберг

Баден

Голландия

Бельгия

Франция

Италия

1876-1885

268

273

276

267

288

266

293

264

167

248

1886-1895

258

265

263

250

259

248

286

236

150

249

1896-1905

243

250

259

216

262

251

272

213

132

232

Приведенные факты показывают, что рождение человека, «образа божия», как выражаются религиозные люди, в среднем ценится ниже, чем рождение домашнего животного, но это только показывает то печальное состояние, в котором мы находимся. В некоторых отношениях наши воззрения мало отличаются от воззрений варварских народов. У последних часто убивали новорожденных, особенно этой судьбе подвергались девочки, а у некоторых племен этот обычай держится еще до сих пор. Мы более не убиваем девочек, для этого мы слишком цивилизованны, но часто обращаемся с ними как с париями.

Мужчина оттесняет женщину везде в борьбе за существование, и если она все-таки вступает в борьбу, то нередко бывает с ненавистью преследуема более сильным полом как неприятная ему конкурентка. Особенно ожесточенно преследуют женскую конкуренцию и особенно сильно борются против нее мужчины высших слоев. То, что и рабочие требуют устранения женского труда, надо рассматривать как исключение. Когда, например, в 1876 году на французском рабочем конгрессе было сделано подобное предложение, то огромное большинство высказалось против него. И с тех пор во всех странах в среде классово сознательных рабочих сильно прогрессировало воззрение на работницу как на равноправное существо. Об этом свидетельствуют решения международных рабочих конгрессов. Классово сознательный рабочий знает, что современное экономическое развитие принуждает женщину быть конкуренткой мужчины, но он знает также, что запретить женский труд было бы так же бессмысленно, как запретить применение машин, и поэтому он стремится объяснить женщине ее положение в обществе и воспитать ее как союзника в совместной освободительной борьбе пролетариата против капитализма.

3. ДЕНЕЖНЫЙ БРАК И БИРЖА БРАКОВ

Современное общество несомненно выше всякого предыдущего, но воззрение на отношение обоих полов во многом осталось прежним. Профессор Л. фон Штейн опубликовал в 1876 году сочинение «Женщина в области политической экономии», мало соответствующее своему заглавию, в котором он в поэтических красках рисует картину брака. Но и в этой картине видно подчиненное положение женщины по отношению ко «льву» - мужчине. Штейн пишет: «Мужчине желательно такое существо, которое его не только любит, но которое его и понимает. Ему желательно такое существо, в котором не только бьется сердце любви к нему, но рука которого разглаживает складки на его лбу, в явлении которого отражается мир, покой, порядок, тихое господство над самим собой и еще тысяча вещей, к которым он возвращается ежедневно; ему желательно такое существо, которое распространяло бы вокруг всего этого благоухание женственности, являющейся оживляющим теплом в домашней жизни».

В этой кажущейся хвалебной песне женщине скрываются ее унижение и эгоизм мужчины. Господин профессор рисует женщину в виде благоуханного существа, но оно у него снабжено необходимым практическим знанием счетоводства и умеет сохранять в равновесии приход и расход хозяйства и затем витает вокруг господина дома, этого льва-повелителя, в зефире чудной весны, чтобы читать в его глазах каждое желание и мягкой рукой сглаживать складки на его лбу, который он, «господин дома», морщит, может быть, задумываясь над своими глупостями. Короче, господин профессор рисует женщину и брак, которые едва ли существуют один раз на сто случаев и которые едва -ли вообще могут существовать. Но он не видит и не знает многих тысяч несчастных браков и большинства женщин, не имеющих возможности вообще выйти замуж, как и тех миллионов, которые с утра до вечера должны вместе с мужьями, подобно вьючным животным, изнурять себя, чтобы добыть кусок хлеба. Горькая и суровая действительность скорее смахнет здесь поэтическую краску, чем рука стряхнет цветочную пыль с крыльев мотылька. Стоило бы только взглянуть на этих бесчисленных мучениц •- и поэтически разрисованная картина профессора была бы разрушена, а его набросок испорчен. Те женщины, которых он видит, составляют лишь ничтожное меньшинство, и чтобы они стояли на высоте своего времени - в этом можно сомневаться.

Часто говорится: «Лучшим мерилом для культурности народа является положение, занимаемое женщиной». Это так, но мы покажем, что наша прославляемая культура отнюдь не высока. В своем сочинении «Die Horigkeit der Frau» («Зависимость женщины») - заглавие характеризует воззрение автора на положение женщины - Джон Стюарт Милль говорит: «Жизнь мужчин сделалась более домашней. Прогрессирующая цивилизация налагает больше оков на мужчину в его отношениях к женщине». Относительно это верно, если между мужем и женой существуют искренние супружеские отношения, но сомнительно, можно ли это сказать даже о значительном меньшинстве. Разумный муж поймет, что в его собственных интересах, чтобы жена вышла из узкого круга хозяйственной деятельности в общественную жизнь и ознакомилась бы с течениями времени. «Оковы», которые он этим налагает на себя, не тяготят. С другой стороны, возникает вопрос, не внесла ли современная жизнь такие факторы в супружеские отношения, которые еще больше, чем раньше, разрушают брак?

Брак в большой степени сделался предметом материальной спекуляции. Мужчина, желающий жениться, стремится вместе с женой получить и состояние. Это являлось уже в прежние времена главнейшей причиной того, что дочери, исключенные из наследования, когда отцовский род был решающим, снова получили права наследства. Но никогда брак не был так цинично, так открыто предметом спекуляции и простой денежной сделки, как теперь. В настоящее время спекуляция браком часто ведется с таким бесстыдством, что постоянно повторяемая фраза о «святости» брака оказывается настоящей насмешкой. Это явление имеет, как и все, свою основательную причину. Никогда в прежние времена значительному большинству людей не было так тяжело подняться до известного благосостояния, как теперь, но и никогда законное стремление к достойному человека существованию и наслаждению жизнью не было таким всеобщим. Кто не достигает задуманной цели, ощущает это тем тяжелее, потому что все считают себя имеющими одинаковое право на радости жизни. Формально не существует ни сословных, ни классовых различий. Каждый хочет достигнуть того, что он по своему жизненному положению считает целью, достойной его стремлений. Но много званых и мало избранных. Чтобы в буржуазном обществе один мог жить в довольстве, двадцать других должны бедствовать. И чтобы один мог предаваться всем наслаждениям, сотни и тысячи должны жить в нужде. Но каждый хочет быть в числе избранных, и он хватается за всякое средство, которое, как ему кажется, приведет его к цели, если только он не слишком сильно себя скомпрометирует. Одним из самых удобных и ближе всего лежащих средств достижения преимущественного социального положения является денежный брак. Жажда наивозможно большего количества денег, с одной стороны, и сильное желание титулов и чинов-с другой, находят, таким образом, в более высоких слоях общества обоюдное удовлетворение. Здесь смотрят на брак большей частью как на торговую сделку, он является договорным союзом, который с внешней стороны уважается обеими сторонами, в остальном же каждая сторона поступает слишком часто по своим наклонностям95.

В каждом сравнительно большом городе есть особые места и дни, когда высшие классы встречаются главным образом для того, чтобы поощрять заключение браков. Эти сборища поэтому получили подходящее название «брачных бирж». Ибо как на бирже, так и здесь главную роль играют спекуляция и торгашество, и здесь не обходится без обмана и шарлатанства. Офицеры, завязшие в долгах, но еще могущие похвастаться старым дворянским титулом, прокутившиеся великосветские развратники, которые у супружеской пристани хотят восстановить свое расстроенное здоровье и потому нуждаются в сиделке, фабриканты, купцы, банкиры, стоящие иной раз перед банкротством и тюрьмой и желающие быть спасенными, наконец, все, стремящиеся получить или увеличить капитал и богатство, наряду с чиновниками, надеющимися на повышение, но нуждающимися в данный момент в деньгах, - все они являются клиентами брачных бирж и ведут брачный торг. При этом нередко безразлично, какова будущая жена: молода или стара, красива или безобразна, стройна или горбата, образованна или необразованна, благочестива или легкомысленна, христианка или еврейка. Ведь знаменитый государственный муж сказал: «Следует очень рекомендовать брак между христианским жеребцом и еврейской кобылой»96. Этот характерный образ, заимствованный из конюшни, находит себе, как показывает опыт, живое одобрение в высших классах нашего общества. Деньги сглаживают все недостатки и уравновешивают все пороки. Немецкое уложение о наказаниях (§§ 180 и 181) карает сводничество каторгой или тюрьмой, но если родители, опекуны или родственники сводят на всю жизнь «своих детей, опекаемых или родственников с нелюбимым мужчиной или с нелюбимой женщиной только ради денег, ранга или другой выгоды, тогда не может вмешаться ни один прокурор, а между тем и здесь совершается преступление. Существуют многочисленные прекрасно организованные брачные бюро, а также сводни всевозможного рода, ищущие себе добычи в лице кандидатов и кандидаток, стремящихся к «святому таинству брака». Подобные дела особенно выгодны, когда «работа» совершается для членов высших сословий. В 1878 году в Вене велся уголовный процесс против одной сводни по обвинению в отравлении, окончившийся ее осуждением на 15 лет каторги. Процессом было, между прочим, установлено, что бывший французский посланник в Вене, граф Банневиль, за приобретение себе жены заплатил этой женщине 22 тысячи гульденов. Точно так же и другие члены высшей аристократии были в этом процессе сильнейшим образом скомпрометированы. Некоторые государственные органы в течение многих лет предоставляли этой женщине свободу в ее темной и преступной деятельности. Их мотивы после сообщенного не вызывают сомнений. В германской столице рассказывают подобные же истории, они повседневное явление везде, где имеются ищущие брака. За последнее десятилетие предметом брачного барышничества для нуждающегося в деньгах европейского дворянства особенно стали являться дочери и наследницы богатой североамериканской буржуазии, нуждающейся в рангах и званиях, которые нельзя получить на их американской родине. О таких фактах характерные сведения дают сообщения, появившиеся осенью 1889 года в немецкой печати. Так, например, один титулованный промышленный рыцарь в Калифорнии рекомендовал себя как брачного агента в германских и австрийских газетах. Предложения, полученные им, достаточно показали, какое представление о «святости» брака и его «этической» стороне господствует в соответствующих кругах. Два прусских гвардейских офицера, принадлежащих к старейшему прусскому дворянству, выразили готовность пойти на брачные предложения, так как у них обоих вместе, как они. откровенно сознавались, было более 60 тысяч марок долгу. В своем письме к своднику они говорили буквально следующее:

«Само собой разумеется, что денег вперед мы не уплатим. По своему счету Вы получите после свадебного путешествия. Рекомендуйте нам только дам, против семей которых не может быть поднят вопрос о приличии. Точно так же очень желательно познакомиться с дамами возможно приятной наружности. Если потребуется, то мы передадим (для дискреционных целей) наши фотографии Вашему агенту, который объяснит нам подробности, покажет фотографии и т. д. С полнейшим доверием мы рассматриваем все это как дело чести (!) и естественно требуем того же от Вас. Мы ожидаем скорого ответа через Вашего здешнего агента, если Вы такового имеете.

Барон фон М. Артур фон В.

Берлин, Фридрихштрассе, 107, 15 декабря 1889 года».

Один молодой немецкий дворянин, Ганс фон X., писал из Лондона, что он пяти футов десяти дюймов роста, принадлежит к древнему дворянскому роду и находится на дипломатической службе. Он сознавался, что его состояние вследствие несчастливых пари на скачках сильно пострадало и он поэтому вынужден высматривать богатую невесту, чтобы иметь возможность покрывать дефицит. Он готов тотчас предпринять путешествие в Североамериканские Соединенные Штаты.

Упомянутый рыцарь утверждал, что кроме многих графов, баронов и т. д. предлагали себя в качестве кандидатов для вступления в брак три принца и шестнадцать герцогов. Но богатых американок жаждут не только титулованные господа, но и буржуа. Так, например, лейпцигский архитектор Макс В. требовал себе невесту, которая кроме денег должна обладать еще красотою и образованием. Из Келя-на-Рейне молодой фабрикант Роберт Д. писал, что он удовольствуется невестой всего лишь с 400 тысячами марок приданого, и вперед обещал сделать ее счастливой. Но к чему ходить так далеко, когда хорошие примеры можно найти так близко. Достаточно бросить взгляд на многочисленные брачные объявления больших буржуазных газет, чтобы найти такие брачные предложения, которые могли быть сделаны только совершенно опустившимися людьми. Уличная проститутка, по горькой нужде, занимающаяся своим ремеслом, сравнительно с подобными бракоискателями - прямо образец приличия и добродетели. Социал-демократический издатель, принявший в свою газету подобное объявление, был бы исключен из своей партии. Буржуазная же пресса нисколько не гнушается этими объявлениями: они приносят деньги, и она, подобно императору Веспасиану, полагает, что деньги non olet (не пахнут). Это, конечно, не мешает той же прессе возмущаться разрушительными для брака тенденциями социал-демократии. Более лицемерной эпохи, чем наша, никогда не бывало!

В настоящее время объявления большинства наших газет сделались бюро для браков. Всякий, как мужчина, так и. женщина, раз под рукой нет подходящей партии, доверяет свою сердечную потребность благочестиво-консервативным или нравственно-либеральным газетам, которые за деньги и без красивых слов заботятся о том, чтобы друг друга нашли одинаково настроенные души. Выборками одного дня из ряда больших газет можно заполнить целые страницы. При этом иногда обнаруживается интересный факт, что стараются даже духовное лицо путем объявления заполучить в супруги и, наоборот, духовное лицо ловит на удочку супругу. Иногда бракоискатели при условии хорошего приданого обещают смотреть сквозь пальцы на то, что их будущая супруга уже раньше поскользнулась. Одним словом, нельзя лучше прибить к позорному столбу нравственное падение известного круга нашего общества, как при посредстве подобного рода брачных сделок.


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

РАЗЛОЖЕНИЕ СЕМЬИ

1. РОСТ РАСТОРЖЕНИЙ БРАКОВ

Государство и церковь при подобном «святом браке» также играют далеко не красивую роль. Как бы ни был убежден государственный чиновник или священник, которому приходится совершать брак, что стоящая перед ним пара сведена самыми грязными мотивами, как бы ни ясно было, что жених с невестой не подходят друг к другу ни по возрасту, ни по физическим и духовным свойствам - пусть, например, невесте двадцать лет, жениху же - семьдесят или, наоборот, пусть невеста молода, красива, жизнерадостна, жених же стар, развращен, угрюм, - все равно представитель государства или церкви не противится этому браку. Супружеский союз «освящается», и освящается с тем большей торжественностью, чем выше вознаграждение за «священное таинство».

Когда же через некоторое время оказывается, что подобный брак, как это предвидел каждый, в том числе и сама несчастная жертва, которой в большинстве случаев является женщина, сделался невыносимым, и одна из сторон решается на разрыв, тогда этому ставят величайшие трудности и государство и церковь, которые прежде не спрашивали, что связывало союз: любовь и нравственные стремления или голый эгоизм? Ныне нравственное отвращение не считается достаточным поводом для развода, ныне требуются осязательные доказательства, унижающие и позорящие одну из сторон в общественном мнении. Иначе развод не разрешается. Положение всего католического населения в этом отношении ухудшается еще тем, что католическая церковь вообще не допускает развода; за исключением случаев особого разрешения папы, чего добиться очень трудно, она соглашается в крайнем случае лишь на «отделение от стола и постели». И новое германское гражданское уложение значительно затруднило развод. Так, оно устраняет развод по взаимному согласию, как это допускалось прусским гражданским правом, между тем на основании этого определения прусского права происходило значительное число разводов, и притом часто таких, при которых играли роль более важные причины, но о них умалчивалось в интересах виновной стороны. Так, например, в Берлине из 5623 случаев развода, наблюдавшихся с 1886 по 1892 год, 1400, то есть 25 процентов, падают на «взаимное согласие». Во многих случаях развод допускается тогда, когда заявление о нем сделали в течение шести месяцев от момента, когда жалующемуся супругу стало известно основание развода (§ 1565-1568 германского гражданского уложения). По прусскому праву этот срок равнялся году. Взять хотя бы случай, когда молодая супруга вскоре после брака узнает, что она вышла замуж за человека, неспособного быть мужем. В данном случае настаивать на том, чтобы она в течение шести месяцев решилась потребовать развода, для чего вообще требуется известная нравственная сила, - значит желать слишком многого. В обоснование необходимости затруднения развода говорят: «Только возможно более затрудняя разводы, удастся противостоять прогрессирующему разложению семьи и вновь ее укрепить».

Это обоснование страдает внутренним противоречием. Неудавшийся брак не становится лучше от того, что супругов, несмотря на внутреннее отчуждение и взаимное отвращение, заставляют оставаться вместе. Подобное положение вещей, подкрепляемое законом, совершенно безнравственно. Оно ведет к тому, что в очень многих случаях приходится создавать причину развода, которую судья обязан принимать во внимание; от этого не выигрывают ни государство, ни общество. Уступкой католической церкви является и введение «отделения от стола и постели», что было чуждо прежнему гражданскому праву. Не считается также основанием для развода бездетность брака по вине одного из супругов. Уступкой церкви следует признать и то, что в гражданское уложение внесено законоположение (§ 1588), по которому «церковные обязательства по отношению к браку предписаниями этого отдела (о браке) не нарушаются»; оно имеет, правда, скорее декоративное значение, но оно характеризует дух, господствующий в Германии в начале XX столетия. Нас удовлетворяет признание, что развод затруднен с целью воспрепятствовать прогрессирующему разложению семьи.

Таким образом, люди, вопреки своей воле, всю жизнь остаются прикованными друг к другу. Один становится рабом другого и принужден подчиняться самым интимным объятиям, что составляет «супружескую обязанность», что ему может быть невыносимее ругани и дурного обхождения. Мантегацца совершенно прав, когда говорит, что «нет большего мучения, как заставлять себя терпеть ласки нелюбимого человека»97. Не хуже ли проституции подобный брак? Проститутка до известной степени свободна отказаться от своего позорного ремесла, она имеет право, если не живет в публичном доме, не соглашаться продать объятия тому, кто ей почему-нибудь не нравится. Проданная же жена должна отдаваться мужу, хотя бы имела тысячу оснований его ненавидеть и презирать.

Если брак с самого начала обеими сторонами сознательно заключен как союз из-за денег и положения, тогда дело складывается благоприятнее. Происходит приспособление, и создается modus vivendi. Не хотят скандала, избегать которого приходится в особенности из-за детей, хотя они и страдают больше всего при холодной, лишенной любви жизни родителей, если даже она не переходит в открытую вражду, распри и ссоры. Еще чаще приспособляются во избежание материальных убытков. Камнем преткновения в браке является обыкновенно поведение мужа, что показывают бракоразводные процессы. В силу своего господствующего положения он умеет вознаграждать себя в другом месте, если брак не удался и он не находит в нем удовлетворения. Жена значительно реже может сойти с пути, во-первых, потому что по физиологическим причинам для нее это опаснее, во-вторых, потому что всякое нарушение супружеской верности засчитывается ей как преступление. Только женщина «падает», будь она женой, вдовой или девушкой, - мужчина в подобном случае поступает лишь «некорректно». Таким образом, один и тот же поступок судится совершенно различно в зависимости от того, совершает ли его мужчина или женщина, и сами женщины обыкновенно осуждают «падшую» сестру наиболее жестоко и бессердечно98.

Обыкновенно женщина лишь в случаях самой тяжелой неверности и оскорблений со стороны мужа решается требовать развода, так как она большей частью находится материально в зависимом положении и принуждена смотреть на брак как на богадельню; кроме того, в общественном отношении разведенная жена находится далеко не в завидном положении. С ней обращаются как с существом среднего пола. И если все же большинство требований развода исходит от женщин, то это доказательство того, какие нравственные мучения они испытывают. Во Франции еще до вступления в силу нового закона о разводе (1884 год), огромное большинство требований об «отделении от стола и постели» исходило от женщин. Требование развода они могли выставлять лишь в том случае, если муж против воли жены вводит в дом женщину, с которой он находится в интимных отношениях.

Так, требования об «отделении от стола и постели» были выставлены:

Годы

Мужчин

Женщин

1856-1861

1729

184

1861-1866

2135

260

1866-1871

2591

330

1901-1905

2368

591

Эти цифры показывают, что число женских требований не только было значительно больше, но что оно постоянно возрастало.

И в других странах, насколько можно судить по имеющимся данным, требования развода большею частью исходят от женщины.

Следующая таблица делает возможным это сравнение99

Требования о разводе в процентах

Годы

Мужчин

Женщин

Обоих супругов

Разводы

Австрия

1893-1897

4,4

5,0

90,6

Румыния

1891-1895

30,6

68,9

0,5

Швейцария

1895-1899

26,4

45,4

8,2

Франция

1895-1899

40,0

59,1

-

Баден

1895-1899

36,0

59,1

4,9

Англия и Уэльс

1895-1899

60,4

39,6

-

Шотландия

1898-1899

43,3

56,7

-

«Отделения от стола и постели»

Австрия

1897-1899

4,9

16,6

78,5

Франция

1895-1899

15,9

84,1

-

Англия и Уэльс

1895-1899

3,0

97,0

-

Шотландия

1898-1899

-

100,0

-

В Соединенных Штатах, где мы теперь имеем статистику, которая простирается более чем на 40 лет, требования о разводах подразделяются следующим образом:

1867-1886 гг.

%

1887-1906 гг.

%

1906 г.

%

От мужчин

112540

34,2

316149

33,4

23455

32,5

От женщин

216176

65,8

629476

66,6

48607

67,5

Всего

328716

100

945625

100

72062

100

Мы видим, таким образом, что женщины предъявляют требования о разводе больше чем на две трети из общего количества всех требований100, подобную картину дает нам Италия. Там было удовлетворено требований о разводе в 1887 году 1221 и в 1904 году - 2103. Ходатайства о разводе в соответствующие годы подавали: женщины - 593 /и 1142, мужчины - 214 и 454, и те и другие вместе - 414 и 507.

Статистика эта также выясняет нам, что число требований о разводе со стороны женщин не только велико, но что оно быстро возрастает. Во Франции с 1884 года дела о разводе регулируются новыми законами. И с тех пор число разводов значительно возрастало из года в год. Расторгнуто браков: в 1884 году-1657, в 1885 году - 4123, в 1890-6557, в 1895 году-7700, в 1900 году - 7820, в 1905 году-10 019, в 1906 году-10573, в 1907 году - 10 938.

В Швейцарии также замечается рост числа разводов. С 1886 до 1890 года разводов в среднем было 882 в год, с 1891 по 1895 год-898, в 1897 году-1011, в 1898 году- 1018, в 1899 году-1091, в 1905 году-1206, в 1906 году- 1343.

В Австрии в 1899 году было разводов 856 и «отделений от стола и постели» 133, в 1900 году - 1310 и 163, в 1905 году - 1885 и 262. Таким образом, в одно десятилетие число разводов и «отделений» более чем удвоилось. В Вене имели место с 1870 по 1871 год 148 разводов. Число их увеличивалось из года в год, достигнув с 1878 по 1879 год цифры 319. Но надо учитывать, что в Вене, преимущественно католическом городе, разводы трудно осуществимы; тем не менее уже в середине восьмидесятых годов один венский судья мог сделать вывод: «Жалобы вследствие разбитого брака так же часты, как жалобы вследствие разбитых оконных стекол».

В Соединенных Штатах в 1867 году было 9937 разводов, в 1886 году-25 535, в 1895 году-40 387, в 1902 году-61 480, в 1906 году -72 062. Если бы число разводов по отношению к количеству населения в 1905 году осталось тем же, что в 1870 году, то абсолютное число разводов в 1905 году было бы только 24 тысячи, а не 67 791, как это имело место в действительности. В общем там количество разводов в период времени от 1867 до 1886 года равнялось 328 716, 1887 года-945625. Вообще в Соединенных Штатах как абсолютно, так и относительно наблюдается наибольшее количество разводов. На каждые сто тысяч браков там приходилось разводов: в 1870 году-81, в 1880 году -107, в 1890 году-148, в 1900 году - 200.

Причину того, что разводы наблюдаются там чаще, чем в других странах нужно искать в том, что, во-первых, разводы - в особенности в отдельных штатах '- совершаются легче, чем во многих других странах, и, во-вторых, что женщины занимают здесь более независимое положение, чем в любой другой стране, и не позволяют себя тиранить своим мужьям.

В Германии число вошедших в силу приговоров по бракоразводным делам с 1891 по 1900 год было следующее:

1891 г.

6678

1896 г.

8601

1892 »

6513

1897 »

9005

1893 »

6694

1898 »

9143

1894 »

7502

1899 »

9563

1895 »

8326

1900 »

7928

Мы видим, что с 1899 по 1900 год число разводов понизилось на 1635, и притом потому, что с 1 января 1900 года вступило в силу новое гражданское уложение с его затрудняющими развод постановлениями. Но жизнь оказалась сильнее закона. Число разводов, которое падало с 1900 до 1902 года, после этого стало расти еще быстрее из года в год. Этот рост происходил на основании частого применения § 1568 германского гражданского уложения (расстройство брачных отношений). Насколько увеличилось число разводов после 1900 года, показывают следующие цифры:

1901 г.

7964

1905 г.

11147

1902 »

9069

1906 »

12180

1903 »

9933

1907 »

12489

1904 »

10868

В Саксонии цифра разводов, несмотря на некоторые колебания, также проявляет тенденцию подниматься вверх.

В пятилетие

Разводов

На

100 тыс браков

В пятилетие

Разводов

На

100 тыс браков

с 1836 по 1840 г.

356

121

с 1891 по 1895 »

921

138

» 1846 » 1850 »

395

121

» 1896 » 1900 »

1130

151

» 1871 » 1875 »

581

122

» 1901 » 1905 »

1385

168

Из ста тысяч заключенных браков было расторгнуто в Пруссии в среднем за год: 1881-1885 годы - 67, 62; 1886-1890 годы - 80, 55; 1891-1895 годы - 86, 77; 1896 год - 101,97; 1905 год-106; 1908 год - 121 брак.

Это значительное возрастание числа разводов - явление международное. В среднем на каждые сто тысяч заключенных браков приходится ежегодно в среднем расторгнутых браков путем развода или «отделения»:

1876-1880 гг.

1881-1885 гг.

1886-1890 гг.

До конца столетия

Австрия

_

19,4

19,7

31

Венгрия

31,6

30,4

30,5

58

Румыния

37,3

52,3

73,1

98

Италия

11,8

11,3

10,6

15

Франция

33,9

75,9

80,9

129

Англия и Уэльс

6,5

7,4

7

10,6

Шотландия

12,3

13

16,7

26

Ирландия

0,6

0,4

1,1

1

Бельгия

25,5

31,9

43

72

Голландия

-

-

-

78

Норвегия

13,9

12,1

19,3

33

Швеция

28,5

28,6

31,6

45

Финляндия

16,1

7,8

10,0

29

Швейцария

220

200

188

199,9

Было бы неправильно из большого различия в числах между разными странами заключать о различии их «нравственного состояния». Никто не станет утверждать, что шведское население имеет в четыре раза более причин для развода, чем английское. Прежде всего нужно иметь в виду законодательство, которое в одной стране больше, в другой меньше облегчает развод101. Затем уже следует учитывать нравственное состояние, то есть тот средний размер оснований, который муж или жена считают достаточным для требования развода. Во всяком случае цифры доказывают, что в общем разводы растут быстрее, чем народонаселение, и они растут в то время, как количество заключения браков часто падает. Но об этом ниже. В значительной степени на факт разводов влияет разница в возрасте супругов: будет ли муж значительно старше жены или жена - мужа. На это указывает таблица, составленная на основании швейцарской официальной статистики:

Число разводов в год на каждые 100 тыс. браков с одной и той же разницей в возрасте

1881-1890 гг.

1891-1900 гг.

Муж старше на 26 и больше лет

271

328

Муж старше на 11 - 25 лет

189

198

Муж старше на 1-10 лет

193

181

Муж и жена одного возраста

195

190

Муж моложе на 1 - 10 лет

226

226

Муж моложе на 11-25 лет

365

431

Муж моложе на 26 и больше лет

759

870

По вопросу о том, как распределяются разводы между различными слоями населения, мы располагаем данными для Саксонии за 1905-1906 годы и для Пруссии - за 1895-1905 годы.

Число разводов в год на 100 тыс. женатых мужчин

Число разводов в год

Саксония

Пруссия

Сельское и лесное хозяйство

59

34

Промышленность

220

158

Торговля, транспорт

297

229

Свободные профессии и чиновники

346

165

Разводы, таким образом, чаще всего встречаются в Саксонии в мире чиновников и людей свободных профессий, в Пруссии - в мире торговли и транспорта. Следующее место занимают: в Саксонии - торговля и транспорт, в Пруссии - чиновники и свободные профессии. Промышленность с ее цифрами: 220 для Саксонии и 158 для Пруссии - занимает третье место. На последнем месте стоит сельское хозяйство! Все растущее число разводов среди городского населения по сравнению с сельским говорит о том, что в общем вместе с растущей индустриализацией общества и падением устойчивости общественной жизни брачные отношения становятся все более шаткими, а факторы, разрушающие брак, все увеличиваются.

С другой стороны, увеличение разводов доказывает, что все большее число женщин решается сбросить невыносимо давящее ярмо.

2. БУРЖУАЗНЫЙ И ПРОЛЕТАРСКИЙ БРАК

Семейные несчастья растут, брак извращается и разрушается в той же степени, в какой обостряется борьба за существование, и брак становится денежной сделкой. Усиливающаяся трудность содержать семью заставляет многих мужчин вообще отказываться от брака, и, таким образом, разговоры о том, что женщина в своей деятельности должна ограничиваться домашними делами и выполнять свое призвание домашней хозяйки и матери, все более становятся бессмысленной фразой. С другой стороны, те же условия благоприятствуют внебрачному половому общению и увеличивают число проституток; растет и число страдающих противоестественным удовлетворением половой потребности.

В имущем классе жена нередко низводится, совершенно как в древней Греции, просто до роли аппарата, родящего законных детей, экономки или сиделки обессиленного развратом мужа. Муж для своего удовольствия и для своих любовных потребностей содержит гетер, которые у нас называются куртизанками и метрессами и которые живут в лучших городских кварталах. Другие, которым средства не позволяют содержать метресс, вращаются, как и до брака, в кругу фрин; к ним у них лежит сердце ближе, чем к законным супругам; с ними они веселятся, и часть наших жен настолько испорчена, что находит это в порядке вещей102.

Итак, в высших и средних классах общества главным источником зла в браке являются женитьба из-за денег и замужество из-за титула. Брак еще более ухудшается вследствие образа жизни этих классов. Это касается также и женщины, которая нередко предается праздности или развращающим ее занятиям. Ее духовная пища часто состоит исключительно в чтении двусмысленных романов, в посещении легкомысленных пьес, в наслаждении щекочущей чувственность музыкой, в опьяняющих раздражениях нервов, в разговорах о всевозможных скандальных делах. Праздность и скука толкают ее к любовным похождениям, которых еще чаще ищет мужчина. Она бросается от одного удовольствия к другому, от одного званого обеда к другому, а летом спешит на воды и купанья, чтобы отдохнуть от зимней сутолоки и отыскать новые развлечения. При таком образе жизни chronique scandaleuse, конечно, очень богата: соблазняют и позволяют себя соблазнять.

В низших классах брак из-за денег почти неизвестен. Рабочий женится обыкновенно по склонности, но в причинах, мешающих семейному счастью, недостатка нет. Большое число детей создает заботы и слишком часто ведет к тяжелой нужде. Болезнь и смерть - частые гости рабочих семей. Безработица доводит нищету до крайних пределов. Многие обстоятельства уменьшают заработок рабочего, а временно и совсем лишают его. Промышленные и торговые кризисы делают его безработным, введение новых машин и методов производства выбрасывает его, как лишнего, на улицу; войны, неблагоприятные таможенные и торговые договоры, введение новых косвенных налогов, преследования со стороны предпринимателей за проявление своих убеждений и т. д.- все это разрушает его существование или сильно вредит ему. То одно, то другое обрушивается на него, то более короткое, то более долгое время остается он без работы, то есть голодает. Неуверенность - вот ярлык его существования. Такие удары судьбы порождают раздражительность и горечь, и это настроение проявляется прежде всего в домашней жизни, когда ежедневно и ежечасно требования самого необходимого не могут быть удовлетворены. Начинаются споры и ругань. Следствием этого является разрушение брака и семьи.

Возьмем другой случай: муж и жена идут на работу. Дети остаются одни или на попечении старших братьев и сестер, которые сами нуждаются в присмотре и воспитании. Торопливо в обеденный час проглатывается скудная пища, если вообще родители имеют время вернуться домой, что в тысяче случаев, вследствие отдаленности мастерских и краткости перерыва, невозможно; вечером усталые возвращаются они оба домой. Вместо приветливой, уютной домашней обстановки их встречает тесное, нездоровое жилище, где мало света и воздуха, где часто нет самых необходимых удобств. Возрастающий недостаток квартир с вытекающими отсюда бедствиями составляет одну из самых темных сторон нашего общественного порядка, он ведет к многообразному злу, к порокам и преступлениям. Недостаток квартир в городах и промышленных округах усиливается с каждым годом, несмотря на все попытки устранить его чувствуют все более широкие слои населения: мелкие ремесленники, чиновники, учителя, мелкие торговцы и т. д. У жены рабочего, вернувшейся вечером домой усталой и истомленной, снова руки полны работой: она должна работать до полного изнеможения, чтобы выполнить хотя бы самые необходимые дела по хозяйству. Детей поспешно укладывают в постель, и жена садится шить и штопать до поздней ночи. Ей недостает столь необходимой беседы, ободрения. Муж часто невежествен, жена знает еще меньше, и то немногое, что они могут сообщить друг другу, уже сказано. Муж идет в трактир, ища там развлечений, которых ему недостает дома, он пьет, и, как бы мало это ни стоило, он расходует при своем положении слишком много. Иногда он втягивается в игру, которая берет много жертв и из высших классов, и проигрывает еще больше, чем пропивает. Жена между тем сидит дома, и в ней кипит злоба; она должна работать, как вьючное животное, для нее нет ни отдыха, ни передышки; муж все же пользуется, как может, свободой, которую ему, как мужчине, дал случай. Таким образом появляется раздор. Но если жена, не столь обязанностям, возвратившись вечером усталой домой. ищет заслуженного отдыха, тогда все хозяйство окончательно приходит в упадок и нищета возрастает вдвое. И тем не менее мы живем «в лучшем из миров»!

Таким образом, и брак пролетария все более и более рушится. Даже благоприятные для работы периоды оказывают свое разлагающее влияние, потому что они принуждают рабочего к воскресной и сверхурочной работе, отнимают у него время, которое оставалось для семьи. В бесчисленных случаях ему нужны целые часы, чтобы добраться до места работы; он не может воспользоваться обеденным перерывом для возвращения домой; он встает ранним утром, когда дети еще в глубоком сне, и возвращается поздно вечером, когда они опять-таки спят. Тысячи рабочих, особенно строительные рабочие больших городов, вследствие отдаленности целую неделю не бывают дома и только в конце ее возвращаются в семью. Может ли при таких условиях процветать семейная жизнь?! Между тем все более и более применяется женский труд, особенно в текстильной промышленности, которая для тысяч своих паровых ткацких станков и прядильных машин пользуется дешевыми женскими и детскими руками. Здесь получается обратная картина. Жена и ребенок идут на фабрику, а оставшийся без работы муж нередко остается дома и исполняет домашние работы. «В округе Хемница в аппретурных предприятиях встречается много женщин, могущих работать зимой только потому, что мужья их - ремесленники, каменщики, плотники и т. д. - зимой или совсем не имеют работы, или имеют незначительную работу. Часто во время отсутствия жены муж занимается домашним хозяйством»103. В Северной Америке, которая при своем быстром капиталистическом развитии все бедствия европейских промышленных государств порождает в большем размере, для общественного состояния, вызванного этими условиями, имеется очень характерное название. Промышленные районы, в которых работают главным образом женщины, в то время как мужчины сидят дома, называют she towns, буквально - «она-город», женские города104.

В настоящее время общепризнано, что женщины должны быть допущены ко всем промышленным работам. Буржуазное общество в погоне за прибылью и выгодой давно поняло, какой превосходный сравнительно с мужчиной объект эксплуатации представляет покорная и Непритязательная работница105. Таким образом, число отраслей, в которых находят себе применение женщины как работницы, с каждым годом растет. Распространение и улучшение машин, упрощение процесса работы все большим разделением труда, растущая конкуренция как между капиталистами, так и между странами, соперничающими на мировом рынке промышленности, - все это благоприятствует расширению применения женского труда. Это явление обще всем промышленным странам. Но, по мере того как число работниц увеличивается, они становятся конкурентами рабочих-мужчин. Это доказывают многочисленные указания в отчетах фабричных инспекторов и статистические данные о занятиях работниц.

Хуже всего положение женщин в тех отраслях промышленности, где преимущественно работают именно они, как например в промышленности по изготовлению готового платья и белья, особенно когда работа для предпринимателя производится на дому. Исследования положения работниц по фабрикации белья и готового платья, произведенные в 1886 году по постановлению Союзного совета, показали также, что жалкая заработная плата принуждает этих работниц к побочному заработку - продаже своего тела.

Наше христианское государство, в котором христианства обыкновенно нет именно там, где оно было бы наиболее уместно, и есть там, где оно излишне или вредно, - это христианское государство торгуется, как христианский буржуа, и это не удивляет того, кто знает, что христианское государство - лишь приказчик нашего христианского буржуа. Государство с трудом решается на законы, ограничивающие до допустимых размеров рабочий день женщин и запрещающие труд детей, и вместе с этим оно не дает многим из своих служащих ни достаточного воскресного отдыха, ни нормального рабочего дня и тем вредит их семейной жизни. Почтовые, железнодорожные, тюремные и другие служащие должны нести свою службу свыше допустимого времени, но оплата ее очень низкая.

Так как квартирная плата по сравнению с доходом рабочего, мелкого чиновника и вообще мелкого люда слишком высока, то они принуждены ограничивать себя до крайних пределов. В квартиру принимаются ночлежники - мужчины и девушки, иногда и те и другие вместе106. Старые и молодые живут в одном тесном помещении, стиснутые без всякого разделения полов, являясь часто свидетелями интимных вещей. Как это влияет на чувство стыдливости и на нравственность, об этом свидетельствуют ужасающие факты. Вызывающее столько рассуждений усиление огрубения и одичания молодежи объясняется преимущественно подобными условиями, существующими как в городе, так и в деревне. И какое влияние на детей должна иметь работа в промышленности? Самое худшее, какое только можно себе вообразить, как в физическом, так и в моральном отношении.

Все возрастающее участие в промышленном труде даже замужних женщин имеет роковые последствия, особенно во время беременности, родов и первого времени жизни детей, - когда они должны питаться материнским молоком. Во время беременности происходит масса заболеваний, действующих разрушительно как на плод, так и на организм матери и приводящих к выкидышам и преждевременным родам. Но как только ребенок появился на свет, мать должна как можно скорее возвратиться на фабрику, чтобы ее место не оказалось занятым другою. Неизбежным следствием для бедных крошек является плохой уход, неподходящая пища, иногда совершенное отсутствие ее; для успокоения их пичкают опиатами. Дальнейшими последствиями являются массовая смертность или чахлость и уродство, одним словом - вырождение расы. Очень часто дети вырастают, не зная ни отцовской, ни материнской ласки и любви и не имея чувства истинной любви к родителям. Так родится, живет и умирает пролетариат. А государство и общество удивляются увеличению грубости, безнравственности и преступности.

Когда в начале шестидесятых годов прошлого столетия в английских хлопчатобумажных округах вследствие североамериканской войны против рабства многие тысячи работниц остались без работы, врачи сделали неожиданное открытие, что, несмотря на большую нужду населения, детская смертность уменьшилась. Это объяснялось тем, что дети теперь питались материнским молоком и пользовались лучшим, чем когда бы то ни было, уходом. Подобный же факт установлен врачами на время кризиса семидесятых годов в Северной Америке, особенно в Нью-Йорке и Массачусетсе. Безработица давала женщинам время для ухода за детьми. Подобные наблюдения были сделаны во время всеобщей стачки в Швеции (август и сентябрь 1909 года). Цифры смертности в Стокгольме, как и в других больших шведских городах, в течение уже весьма долгого времени не были так низки, как за несколько недель этой гигантской стачки. Один из выдающихся стокгольмских медицинских авторитетов говорил, что необычайно благоприятное состояние народного здоровья и уменьшение смертности несомненно стоит в непосредственной зависимости от этой стачки. Особенно важно то обстоятельство, что огромные толпы, из которых состояла «армия бездельников», сложившаяся во время стачки, имели возможность почти непрерывно находиться под открытым небом, на чистом воздухе, что, конечно, хорошо отражается на телесном здоровье. Как бы исчерпывающе ни выполнялись санитарные предписания для рабочих помещений, воздух в них все же такой, что действует более или менее вредно на здоровье рабочих. Нельзя недооценивать также значение запрещения употребления алкоголя во время стачки.

В домашней промышленности, которую экономисты-романтики представляют так идиллически, положение вещей отнюдь не лучше. Здесь жена вместе с мужем с раннего утра до поздней ночи прикована к работе, точно так же и дети должны трудиться с самых малых лет. Сжатые в крошечном помещении, живут муж, жена, семья, иногда подмастерья, среди отбросов производства, в удушливом, вонючем воздухе. Спальни вполне соответствуют мастерским. Обыкновенно это темные дыры без вентиляции, вредные для здоровья даже в том случае, если бы в них спало вдвое меньше лиц, чем спит в действительности.

Все более тяжелая борьба за существование принуждает часто женщин и мужчин к поступкам, от которых они при других обстоятельствах с ужасом отвернулись бы. Так, в 1877 году в Мюнхене было установлено, что между зарегистрированными полицией проститутками было не менее 203 жен рабочих и ремесленников. А как много замужних женщин продает себя из-за нужды, избегая полицейского контроля, который глубоко оскорбляет чувство стыдливости и человеческое достоинство!


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

БРАК КАК МАТЕРИАЛЬНО ОБЕСПЕЧИВАЮЩЕЕ СРЕДСТВО

1. УМЕНЬШЕНИЕ ЧИСЛА ВСТУПЛЕНИЙ В БРАК

Не нужно никаких дальнейших доказательств, чтобы понять, что при описанных условиях растет число тех, кто не смотрит на брак как на рай и остерегается вступать в него. Этим объясняется, что в большинстве культурных стран число браков падает или остается неизменным. Как показал опыт, высокие хлебные цены даже одного года отрицательно влияли как на число браков, так и на число рождений. Но чем более индустриализируется страна, тем больше обусловлено это число подъемом и спадом экономической конъюнктуры. Экономические кризисы и возрастающее ухудшение общего экономического положения имеют в этом отношении длительное неблагоприятное влияние. Это подтверждает статистика браков почти всех культурных стран.

По новейшим правительственным анкетам, в Соединенных Штатах за период времени с 1887 до 1906 года было заключено 12 832 044 брака.

1887 г.

483096

1902 г.

746733

1891 »

562412

1903 »

786 132

1892 »

577870

1904 »

781 145

1893 »

578673

1905 »

804787

1894 »

566161

1906 »

853 290

Таким образом, мы видим, что вследствие кризиса 1893/94 года число браков в 1894 году не только не увеличилось, но уменьшилось на 12512. То же самое явление повторяется в 1904 году, который дает минус в 4987 браков.

Во Франции заключение браков дало следующую картину:

1873-1877 гг.

299000

1893-1897 гг.

288000

1878-1882 »

281000

1898-1902 »

296000

1883-1887 »

284000

1903-1907 »

306000

1888-1892 »

279000

Самое большое количество браков дает 1873 год - 321 238 браков. После этого года количество браков уменьшается, чтобы с подъемом хозяйственной жизни снова дать увеличение.

В 1907 году Франция дает наивысшую после 1873 года цифру: 314 903 брака. Это увеличение до некоторой степени является следствием нового закона от 21 июня 1907 года, уменьшающего формальности для вступления в брак и поведшего к увеличению цифры заключенных браков в среде бедняков.

На тысячу населения приходится браков:


Государства

1871 по 1875г.

1876 по 1880г.

1881 по 1885г.

1886 по 1890г.

1891 по 1895г.

1896 по 1900г.

1901 по 1905г.

1907г.

Германия

18,84

15,68

15,40

15,68

15,88

16,83

16,0

16,2

В том числе:

Пруссия

18,88

15,86

15,92

16,32

16,40

16,86

16,2

16,4

Бавария

18,92

14,65

13,64

13,96

14,76

16,09

15,2

15,4

Саксония

19,96

17,70

17,62

18,64

17,52

18,76

16,6

16,8

Австрия

18,30

15,52

15,88

15,40

15,76

16,04

15,8

15, 8107

Венгрия

21,50

19,30

20,24

17,72

17,92

16,05

17,2

19,6

Италия

15,54

15,06

14,08

17,64

14,96

14,40

14,8

15,4

Швейцария

16,06

14,90

13,80

14,0

14,72

15,59

15,0

15,6

Франция

16,96

15,16

15,04

14,48

14,90

15,14

15,2

16,0

Англия и Уэльс

17,08

15,34

15,14

14,70

15,16

16,14

15,60

15,8

Шотландия

14,98

13,76

13,76

18,02

13,68

14,94

14,0

14,0

Ирландия

9,72

9,04

8,66

8,66

9,48

9,87

10,4

10,2

Бельгия

15,44

13,94

13,94

14,34

15,24

16,45

16,2

16,2

Голландия

16,64

15,76

14,28

14,04

14,48

14,88

15,0

15,2

Дания

15,88

15,54

15,38

13,94

13,84

14,79

14,4

15,2

Норвегия

14,58

14,40

13,82

12,76

12,92

13,73

12,4

11,8

Швеция

14,04

13,20

12,84

12,20

11,45

12,04

11,8

12,0

Финляндия

17,68

15,72

14,90

14,40

12,98

15,34

13,0

13,6

Европейская Россия (без Польши).

19,62

17,62

18,06

17,94

17,08

17,80

-

-

Болгария

-

-

18,04

17,24

16,07

-

-

-

Сербия

22,80

23,32

22,14

21,76

19,84

-

-

-

Что число браков в большинстве государств колеблется в зависимости от того, господствует там индустриальное благополучие или кризис, блестяще доказывает Германия. 1872 год, первый год после франко-прусской войны, дал в Германии, как 1873 год во Франции, наивысшее количество браков (423 900). С 1873 года цифра эта падает, и в 1879 году, когда кризис достиг наибольшей глубины, она доходит до наинизшей степени (335 113); затем она медленно поднимается до 1870 года, который был еще благополучным годом, она снова падает в 1892 году и снова поднимается в годы процветания, достигая в 1899-1900 годах - в годы наивысшей степени индустриального развития - кульминационной точки (476 491 в 1900 году, 471 519 в 1899 году). Новый кризис приносит падение. В 1902 году число заключенных браков вновь падает до 457 208, достигая опять высшей точки в 1906 и 1907 годах (498990 и 503964). И если 1906 год дал повышение против 1905 года на 13 004, то здесь уже проявляется действие кризиса 1907 года в уменьшении цифры абсолютного роста (только 4974 по сравнению с 1906 годом) и в относительном сокращении браков (вместо 8,2 на тысячу населения - только 8,1).

Вообще же число браков в большинстве стран свидетельствует о тенденции к понижению. Высшая цифра заключения браков с середины семидесятых до конца девяностых годов достигается только в виде исключения, и, как ясно видно из прилагаемой таблицы, огромное большинство европейских стран остается далеко позади.

Но не только условия заработка, но и имущественные отношения сильно влияют на заключение браков. «Шмоллерский ежегодник» (Schmollers Jahrbuch fur 1885, Heft I) сообщает статистику народонаселения королевства Вюртембергского, из которой ясно видно, что с увеличением размера крупной земельной собственности число женатых мужчин в возрасте от 25 до 30 лет убывает, число же неженатых между 40-50 годами прибывает. (См. таблицу, приведенную ниже)

% отношения поземельной собственности в гектарах

% отношения мужчин

до 5

5-20

свыше 20

Женатых

в возрасте

25- 30 лет

неженат.

в возрасте

40- 50 дет

Округ Нейенбург

79,6

20,4

0.0

63,6

4,4

На восток от Штутгарта

78,9

17,7

3,4

51,3

8,1

На юг от Штутгарта

67,6

24,8

7,6

48,6

8,7

На север от Штутгарта

56,5

34,8

8,8

50,0

10,0

Шварцвальд

50,2

42,2

7,6

48,6

10,1

Верхний Неккар

43,6

40,3

16,1

44,3

10,8

Переход к востоку

39,5

47,6

12,8

48,7

10,0

Северо-восток, за исключением севера от Галля

22,2

50,1

27,7

38,8

10,6

Швабский Альб

20,3

40,8

38,3

38,8

7,5

Северная Обершвабия

19,7

48,0

32,3

32,5

9,7

На восток от Галля

15,5

50,0

34,5

32,5

13,8

Область Боденского озера

14,2

61,4

24,4

23,5

26,4

Средняя и Южная Обершвабия

12,6

41,1

46,3

30,0

19,1

Мелкая земельная собственность благоприятствует заключению браков, она дает возможность существовать большему числу семей, хотя и очень скромно; напротив, крупная земельная собственность противодействует заключению браков. Вместе с растущей индустриализацией деревни, увеличивается число заключенных браков среди людей городских профессий. Так, в Швеции на тысячу людей разных профессий заключенных браков приходилось в 1901-1904 годах:

Сельское хозяйство

4,78

Промышленность и горное дело

7,17

Торговля и транспорт

7,75

Свободные и другие профессии

6,33

В среднем

5,92

Все эти. цифры доказывают, что решающим являются не моральные, а материальные причины. Число заключения браков, точно так же как и нравственное состояние общества, зависит единственно от их материальных основ.

2. ДЕТОУБИЙСТВО И ВЫТРАВЛЕНИЕ ПЛОДА

Страх нужды и опасение невозможности воспитать детей, как того требует их общественное положение, - вот что главным образом толкает женщин всех классов и к проступкам, несогласуемым не только с природою, но часто и с уголовным кодексом. Сюда относятся всевозможные средства для воспрепятствования зарождению плода или - если это не удается - искусственное удаление плода путем аборта. Было бы несправедливо утверждать, что эти средства применяются только легкомысленными, бессовестными женщинами. Ограничить число детей чаще хотят верные своему долгу женщины; они предпочитают подвергать себя опасности применения абортативных средств, чем отказать супругу или толкнуть его на путь разврата. Есть, конечно, и такие женщины, которые, находя за большие деньги готовых к услугам врачей и акушерок, прибегают к этим средствам, чтобы скрыть «падение», или чтобы избежать неудобств беременности, родов и воспитания, или просто чтобы не лишиться красоты и не утратить привлекательности в глазах мужа или вообще мужчин.

Искусственный аборт, судя по различным признакам, применяется все чаще и чаще. Его делали уже у древних народов, и ныне аборт известен как самым цивилизованным, так и самым варварским народам. Древние греки употребляли аборты часто, не встречая препятствий со стороны законов страны. Ко временам Платона было разрешено повивальным бабкам производить аборты, Аристотель же предписывает «преждевременные роды» в тех случаях, когда женщина, «вопреки всем предосторожностям, становится беременной»108. По Жюлю Руйе, римские женщины прибегали к аборту по многим причинам. Во-первых, они хотели скрыть результат недозволенной связи, во-вторых, им хотелось безостановочно предаваться половым наслаждениям, наконец, они старались избегнуть изменений, которые беременность и роды производят в теле женщины109. У римлян женщина в 25-30 лет считалась уже старой, и поэтому она избегала всего, что могло повредить ее наружности. В средние века аборт наказывался тяжелыми телесными наказаниями и даже смертною казнью, и свободная женщина, сделавшая себе аборт, становилась крепостной.

В настоящее время аборты делаются особенно часто в Турции и в Соединенных Штатах. «Турки разделяют мнение, что зародыш до пяти месяцев не является живым существом, и они без всякого зазрения совести уничтожают его. Даже в то время, когда аборты стали наказуемы, они применялись не менее часто. В течение только шести месяцев 1872 года в Константинополе было около трех тысяч случаев искусственных выкидышей»110. Еще чаще аборты применяются в Соединенных Штатах. Во всех больших городах Союза существуют учреждения, где девушки и женщины могут устроить преждевременные роды, во многих американских газетах помещают объявления о подобных учреждениях111. Об искусственном выкидыше в тамошнем обществе говорят почти так же просто, как о правильных родах. В Германии и в других европейских странах на этот счет существуют другие понятия, и германский уголовный кодекс угрожает как исполнителю этого дела, так и его помощникам возможным тюремным наказанием.

Аборт часто сопровождается очень тяжелыми последствиями; нередко он имеет смертельный исход, во многих случаях навсегда расшатывает здоровье. «Страдания самой тяжелой беременности и родов бесконечно меньше, чем болезни, происходящие от искусственного аборта»112. Бесплодие - одно из обыкновенных его следствий. Несмотря на все это, он и в Германии применяется все чаще. Так, за производство выкидышей были осуждены: с 1882 по 1886 год -839 человек, с 1897 по 1901 год - 1565 человек, с 1902 по 1906 год - 2236 человек113. Chronique scanda-leuse последних лет много раз занималась делами об абортах, вызывавшими большой шум, так как при этом играли роль видные врачи и дамы из высшего общества. Точно так же, судя по растущему числу соответствующих предложений в наших газетах, увеличивается и число мест и учреждений, где замужним и незамужним женщинам предоставляется возможность в полной тайне избежать последствий «ошибки» или «падения»114.

Страх перед слишком большим числом детей, что связано с имеющимися материальными средствами и издержками воспитания, развил у целых классов и у целых народов применение предупредительных средств в систему, грозящую сделаться общественным бедствием. Так, обще' известно, что почти во всех слоях французского общества придерживаются системы двух детей. В немногих культурных странах мира число браков так же велико, как во Франции, и между тем нет страны, в которой число детей в среднем было бы так мало и рост населения так ничтожен. Этой системе следуют как французский буржуа, так и мелкий горожанин, и мелкий крестьянин, к ним примыкает и французский рабочий. В некоторых местностях Германии своеобразные крестьянские условия привели к подобным же явлениям. В Юго-Западной Германии есть прелестная местность, где в саду каждого крестьянина стоит можжевеловое дерево, составные части которого употребляются как абортативное средство. В другом округе той же страны уже давно среди крестьян господствует двухдетная система: они не хотят делить свои дворы. Поразительно также, как растет и распространяется в Германии литература, где обсуждаются и рекомендуются средства для «факультативного бесплодия», конечно, всегда под «научным» флагом и с указанием на якобы грозящее перенаселение.