18017

Чистильщики московских улиц: скинхеды, СМИ и общественное мнение

Книга

Обществознание

В. А. Шнирельман Чистильщики московских улиц: скинхеды СМИ и общественное мнение Работа выполнена по проекту Анализ распространенных стереотипов в молодежной среде выработка и реализация мер по преодолению влияния их негативного аспекта в рамках среднеср

Русский

2013-07-06

556 KB

5 чел.

В. А. Шнирельман

«Чистильщики московских улиц»:

скинхеды, СМИ и общественное мнение

Работа выполнена по проекту  «Анализ распространенных стереотипов в молодежной среде, выработка и реализация мер по преодолению влияния их негативного аспекта» в рамках среднесрочной  городской целевой программы «Москва многонациональная: формирование гражданской солидарности, культуры мира и согласия (2005-2007 гг.)»

Оглавление:

Как это начиналось

Политическая поддержка

Культ насилия и его создатели

Скинкультура и ее развитие

Скинхеды и их благожелатели

СМИ и мигранты

Скинхеды и власть

Арийская идеология и идентичность скинхедов

Реакция правоохранительных органов

«Расовая война» на городских улицах

Наказание или поощрение?

Некоторые итоги

Как это начиналось

Зимой 1997 г. журналисты популярной газеты «Московский комсомолец» решили поставить достаточно рискованный эксперимент. Они подготовили фальсифицированный плакат о некоей Республике Виргиния, где якобы власть захватили темнокожие расисты, установив режим террора для местных белых. К этому они добавили фотографии известных на Западе людей – политиков, деятелей культуры и пр. Вооружившись этими материалами, они решили объехать ряд московских вузов, чтобы собрать подписи якобы в защиту «белых узников» расистского режима. Посетив пять московских вузов, включая МГУ, они сумели собрать более 50 подписей, обнаружив не только поразительное невежество части студенческой молодежи, но и откровенно расистские взгляды, бытующие у некоторых будущих российских интеллектуалов1. Если даже московское студенчество не обладает иммунитетом от расизма, то что можно сказать о подростках? Задав этот вопрос, мы неизбежно приходим к теме скинхедов.

В ноябре 2005 г., когда парижские пригороды полыхали от беспорядков, устроенных иммигрантами, в России активно обсуждался вопрос о том, возможно ли и здесь такое. Тогда газета «Комсомольская правда» организовала опрос по Интернету. Его результаты оказались неожиданными: 30% из 400 его участников были убеждены в том, что, если в России и начнутся погромы, то их устроят не иммигранты, а скинхеды. С этим согласился и приглашенный газетой эксперт2. То же подтверждали опубликованные незадолго до этого результаты всероссийского опроса, проведенного Левада-Центром. Тогда социологи обнаружили, что 57% россиян опасались превращения молодежных движений в отряды погромщиков, причем каждый четвертый (26%) считал, что ими могут стать скинхеды или национал-патриоты3. А еще раньше опрос, устроенный газетой «Московские новости», показал, что 83% ее читателей верили в возможность кавказских погромов4. Иными словами, в первые годы нового века скинхеды стали заметной силой, игнорировать которую было уже невозможно.

Парадокс состоит в том, что называющие себя патриотами и защитниками русской культуры скинхеды многое заимствовали у западных праворадикальных движений. Это касается как идеологии, так символики и атрибутики. Ведь движение скинхедов берет свое начало в Великобритании 1960-х гг. Тогда это были молодые парни из бедных кварталов, подчеркивавшие свое неприятие сытого буржуазного общества. Они культивировали свою контркультуру, важным элементом которой являлись музыкальные ритмы «регги» (reggae) или «ска» (ska), привезенные чернокожими иммигрантами с Ямайки. В 1970-х гг. некоторые группы скинхедов превратились в фанатов «арийской» рок-музыки «Ой» (Oi) и стали исповедовать свойственную ей расовую идеологию. Их кумиром сделался создатель этой музыки, руководитель рок-группы Skrewdriver («Отвертка») Ян Стюарт Дональдсон, или просто Ян Стюарт (1958-1993), большой поклонник Гитлера и один из активных участников движения «Белая сила», отказавшийся участвовать в движении «Рок против расизма» и назвавший свой стиль «Роком против коммунизма». В начале 1980-х гг. в Англии и Германии в контексте праворадикальной культуры скинхедов сложилось широкое неонацистское музыкальное рок-движение, в котором почетное место заняли языческие мотивы. Установив тесные связи с германскими правыми радикалами, Ян Стюарт культивировал у своих поклонников нацистскую символику, включая увлечение «нордической мифологией». По примеру англичан подобные расистские «арийские» рок-группы возникли в начале 1980-х гг. и в Германии, где они выступали за чистоту крови и активно вели антииммигрантскую пропаганду. Они воспевали мифических арийских предков, преклонялись перед «Асгардом», представляли викингов «защитниками белой расы» и использовали эвфемизм «одинизм» как маску для «гитлеризма». Это движение достигло своего пика в 1992-1993 гг., когда со словами популярной рок-песни на устах немецкие скинхеды принялись убивать африканцев5.

Сегодня общепризнано, что наибольшей жестокостью и бескомпромиссностью отличается скин-движение Восточной Европы. Если в Западной Европе среди скинхедов встречаются левые, анархисты и даже геи, то в странах Восточной Европы скин-движение приняло откровенно неонацистский и расистский облик и в его идеологии странным образом сочетаются радикальный национализм и лозунги «Белой силы». Жертвами восточноевропейских скинхедов чаще всего становятся цыгане6.  

В СССР первые скинхеды появились в конце 1980-х гг. в Прибалтике, где они считали своей целью «борьбу с оккупационным режимом». Многие из них гордились родственниками, воевавшими против СССР в рядах Ваффен-СС, и, как бы подчеркивая связь поколений, носили особые кепки из джинсовой ткани, напоминавшие фуражки эсэсовцев. Но с распадом СССР и образованием в Прибалтике самостоятельных государств ничто уже не подпитывало их энтузиазм, и он быстро сошел на нет7.

Политическая поддержка

В России расистская идеология тоже не остается бесхозной, и, начиная с 1990-х гг., ею открыто руководствуются некоторые, пусть и карликовые, но весьма шумные политические партии и движения8. В начале 1990-х гг. лозунг «выдворения непрошенных “черных” гостей с русской земли» отстаивала Национально-республиканская партия России, выступавшая тогда «за честь русской нации» и «твердый порядок в государстве». В одной из выпущенных ею листовок русский народ изображался жертвой собственной терпеливости и мягкости. Авторы листовки представляли его строителем и убеждали, что плоды его творчества противоправно присвоили другие. По их словам, все блага в Москве доставались приезжим: якобы чеченцы, азербайджанцы и грузины жили в Москве в десятки раз лучше, чем русские; якобы кавказцам было много легче, чем русским, завести квартиру в столице; и, наконец, якобы львиная доля преступлений здесь совершалась выходцами с Кавказа и из Средней Азии. Листовка заканчивалась утверждением о том, что Третья мировая война уже началась и что у русских нет выбора: «или мы раздавим ползучую гидру тюрко-кавказских “братьев”, или она с сатанинской беспощадностью растопчет нас…»9 Иными словами, идеологи партии пытались мобилизовать против мигрантов все аргументы, типичные для «нового расизма» в Западной Европе. Однако в те годы такие партии с их радикальной идеологией оставались на обочине общественно-политической жизни, и некому было воплощать их призывы в жизнь, ибо скинхедам еще только предстояло появиться на сцене.

Сегодня обстановка коренным образом изменилась, и приведенные выше лозунги находят сочувствие и понимание не только у городских обывателей, но и у политиков, чиновников и журналистов10. Например, лидер Народной национальной партии (ННП), москвич А. К. Иванов (Сухаревский), руководствующийся теми же идеями, активно привлекает к себе скинхедов и готовит их к борьбе за «спасение белой расы». Этот деятель является экзотической фигурой в русском националистическом движении. В 1994 г. недоучившийся военный, бывший экономист и кинорежиссер, являвшийся с 1992 г. есаулом Московской Казачьей Заставы, создал ННП (тогда она называлась Движением народных националистов), основанную на откровенно расистской идеологии. 6 декабря 1997 г. в Петербурге прошел ее Третий съезд, в работе которого приняли участие еще 28 националистических партий и казачьих движений. Поэтому этот съезд был одновременно провозглашен Четвертым съездом русских националистов. Своим достижением ННП провозгласила состоявшееся на съезде объединение с Национально-республиканской партией России под руководством петербуржца Ю. А. Беляева и на этом основании объявила себя «самой многочисленной и мощной организацией русских в России». Это было попыткой создать, действительно, общероссийскую организацию русских националистов; в ней, по утверждению самих руководителей, насчитывалось более 60 региональных отделений и 2000 активистов. Беляев получил в ней место председателя Центрального совета ННП11. Заместителем Иванова по партии стал В. Ю. Попов, издатель расистского журнала «Наследие предков» и газеты «Эра России».

Идеология партии основана на, так называемом, «русизме». В начале апреля 2001 г., встречаясь в Самаре со своими поклонниками, Иванов (Сухаревский) так объяснял им свою позицию: «Наша идеология базируется на сугубо научных достижениях – антропологии и психологии. Мы – не фашисты и не расисты. Мы – русисты, а это подразумевает истинную власть русского народа… Мы не хотим крови, но защищать русскую нацию необходимо с оружием в руках. Я уже предлагал после терактов, устроенных чеченцами, сесть на самолет и разбомбить всех представителей этой нации»12. В одном из своих интервью он отметал обвинение в сознательной организации погромов и драк и объяснял их «стихийным всплеском расового сознания», «естественной формой протеста русской молодежи»13. Однако внимательное изучение его собственной деятельности по целенаправленному формированию у молодежи расового сознания приводит к иному выводу. Ведь, в своей программной книге «Моя вера – русизм!» он так обращался к читателю: «Ты должен стать расистом». И продолжал: «Русский, знай – счастье в Расе, раствориться в Кровной общности – значит самому стать всей Расой»14. Он отрицал «местечковый национализм», доказывал «кровное родство расы» и заявлял, что «раса выше нации»15. Он провозглашал «братство белых народов», мечтал о «белой революции» и утверждал, что «миром должны править белые люди». При этом, не имея иной поддержки, он хотел опираться на скинхедов, видя в них «будущее нашей страны»16. А в своих лекциях для скинхедов он прямо говорил о «расовой войне» и о необходимости депортации «черных» с территории «белых»17. Взяв в 2000 г. себе в заместители скинхеда С. Токмакова, он мечтал организовать скинхедов и легально создать из них нечто вроде «штурмовых отрядов»18. Очевидно, все это говорит отнюдь не о спонтанном всплеске ненависти или «естественном протесте». Любопытно, что в беседе с журналисткой Токмаков, с одной стороны, выставлял себя противником не только погромов, но и вообще насилья, а с другой, мечтал о возможности организации под его началом массовых молодежных драк19.

Своим символом ННП взяла изображение несколько модифицированного христианского креста20, однако откровенный расизм и вера руководителя партии одновременно в Христа Спасителя и Непобедимое Солнце (т. е. солнцепоклонничество) не позволяют назвать эту партию православной, христианской. По своим взглядам, она скорее может рассматриваться как неоязыческая с расистским уклоном. И вовсе не случайно в первой половине 2000-х гг. она активно работала с симпатизирующими неоязычеству скинхедами. Этому немало поспособствовало то, что в 1999 г., будучи в заключении, Иванов (Сухаревский) близко сошелся с Токмаковым, лидером скингруппы «Русская цель»21. Кстати, как-то разоткровенничавшись в беседе с журналисткой, Токмаков признался, что его путь в скинхеды начался с обсуждения с друзьями «Влесовой книги» и вопросов язычества22.  

Для приема скинхедов в свою партию Иванов (Сухаревский) разработал целый ритуал, получивший название «День креста» и обычно проходивший без лишних свидетелей в подмосковном лесу. Ритуал сопровождался криками «Зиг хайль!», «Россия для русских! Москва для москвичей!», «Смерть кавказцам и жидам!» и нацистским приветствием под лозунгом «Слава Руси!» Обращаясь к новому пополнению, вождь с гордостью называл их представителями «белой расы» и «расистами»: «Вы не бандиты, вы расисты, вы чистопородные! Вы имеете право быть хозяевами!» Он призывал формировать «расовое сознание» и обещал в вознаграждение за самоотверженную борьбу «мировое господство белой расы». В соответствии с нацистской традицией ритуал включал сожжение креста под музыку Рихарда Вагнера, а скинхеды клялись «блюсти чистоту крови» и «биться с врагами Святой Руси во имя торжества белой расы»23.

Иванов (Сухаревский) задумался о привлечении к своему движению скинхедов еще в 1996 г., когда выходившая под эгидой молодежного крыла его партии газета «Русский реванш» начала печатать информацию о западных скинхедах и опубликовала расистскую заметку Яна Стюарта. Своим девизом эта газета взяла нацистский лозунг «Бог, Труд, Нация» и в соответствии с нацистской идеологией определила нацию как «мистическую материю», «общность по крови». Она призывала «разбудить расовые базовые нордические архетипы» и «стать Русскими в первозданном северно-арийском смысле этого имени». Целью объявлялось превращение Евразии в «Арийский Простор, континентальную Империю Свастики»24.

Впрочем, в начале 1999 г. партия пережила кризис, когда по решению суда была закрыта газета «Я - русский», а Иванов (Сухаревский) был приговорен судом к полутора годам тюремного заключения за «разжигание межнациональной розни». После этого В. Попов и Ю. Беляев с ним рассорились, и ряды его последователей заметно поредели. В начале 2000-х гг. Иванов (Сухаревский) окончательно сделал ставку на скинхедов, создал организацию «Скинхед» и стал у них культовой фигурой. Но 3 октября 2003 г. он получил многочисленные травмы и потерял один глаз после того, как у него в руках разорвалось самодельное взрывное устройство. После этого его активность резко снизилась.

Другой примечательной фигурой является бывший милиционер Ю.А. Беляев, входивший в первой половине 1990-х гг. в руководство Национально-республиканской партии России (НРПР) и после раскола, произошедшего в 1994 г., возглавивший ее организации в Санкт-Петербурге. Тогда Беляев был близок с В.Н. Безверхим, основателем первого в Петербурге неоязыческого объединения, «Союза венедов», исповедовавшего нацистскую идеологию. Беляев даже предлагал тому взять на себя роль одного из аналитических центров НРПР для выработки «идеологических и методологических основ русского национального движения»25. Но позднее он стремился всячески дистанцироваться от «дедушки русского фашизма», связь с которым могла его скомпрометировать26. После его размолвки с Ивановым (Сухаревским) его группа с 2001 г. существует автономно как «Партия свободы».

Беляев – человек дела и сторонник решительных действий. Проработав десять лет в милиции, в конце 1991 г. он стал одним из создателей «Русского национального легиона» при уже известной нам НРПР. В легион принимались лишь «славяне, ... имеющие твердые национальные и государственные (имперские) убеждения». Члены этой полувоенной организации принимали участие в боевых действиях в Сербии, Приднестровье, Южной Осетии и Абхазии и, по словам Беляева, всегда готовы были поддержать того, кто попытается установить в стране «твердый порядок»27. В середине 1990-х гг. Беляев был замечен в тесных контактах с петербургским отрядом ставропольского казачества, известным своим шовинизмом и связями с криминальными структурами28. Именно Беляев был одним из организаторов первых праворадикальных рок-концертов в Петербурге29 и создателем идеологии для местного скиндвижения30.

Скинхедов пытался организовать и использовать главный редактор московского журнала «Русский хозяин», юрист А. Червяков, одно время подумывавший о создании из них и футбольных фанатов общественного движения «Русский хозяин». В частности, он поддерживал контакты с бандой «Кровь и честь», отличившейся на погроме в Ясенево весной 2001 г.31 А в Орле шефство над бритоголовыми взял на себя филиал шовинистической «Русской партии»32. Накануне парламентских выборов 2003 г. среди радикалов, привлеченных в партию «Народная воля» С. Бабурина, оказался и скинхед С. Токмаков33. Поэтому вице-премьер правительства Москвы В. Шанцев был недалеко от истины, когда, пытаясь объяснить погром в Царицыно, сказал, что бритоголовые «кем-то используются», и предложил искать «кукловодов»34. Проблема лишь в том, что специально искать их не требовалось, ибо к тому времени они уже были хорошо известны.  

Действительно, сегодня скинхедов собирает вокруг себя неонацистский «Славянский Союз» (СС) Д. Демушкина. Последний начинал в 1995 г. в одной из первых московских скингрупп «Белый бульдог», а затем в течение ряда лет занимал руководящие должности в РНЕ, пока в 1999 г. не дозрел до организации своего собственного движения35. Сегодня он водит дружбу с некоторыми депутатами Госдумы и держит у себя молодежное отделение, состоящее из скинхедов. Но, если кто-либо из них совершает убийство и оказывается в поле зрения правоохранительных органов, он с легкостью от них отрекается36. Правые радикалы заботятся о «повышении» образовательного уровня скинхедов, и известный идеолог А.Н. Севастьянов иной раз читает им лекции о расо- и этногенезе, из которых они делают вывод о своей принадлежности к «высшей расе», которая противостоит якобы генетически иным и потому «ущербным» обитателям Африки и Азии37.

Культ насилия и его создатели

Считается, что в России первые скинхеды появились в самом начале 1990-х гг., однако, переломным в их истории стал 1994 г. По словам признанного эксперта по движению скинхедов А. Тарасова, побудительными мотивами для этого стали расстрел парламента осенью 1993 г. и начало войны в Чечне, создавшие культ насилия, густо сдобренный патриотической риторикой и направленный против «кавказцев». Более глубокими причинами он считает экономический кризис, распад прежней системы образования и отказ властей от какой-либо работы с молодежью38. К этому следует добавить утрату привлекательных для молодежи общественных идеалов, не нашедших в постсоветской России адекватной замены. Зато место советской социальности заступила этничность, очерчивающая группу «своих», где молодежь рассчитывала найти защиту и опору. Такая установка позволяла также с легкостью находить «врага», который оказывался человеком «чужой крови»39.

По мнению московских юристов, изучавших молодежную преступность 1990-х гг., ее причины следует искать в социальной и семейной сферах. Первый блок причин включает массовое обнищание и безработицу, недоверие людей к власти, ухудшение положения в социальной сфере (в образовании, здравоохранении и пр.) и психический дискомфорт в условиях мегаполисов. Ко второй группе причин относятся недостатки семейного воспитания и неблагоприятная обстановка в семьях, что создавало у подростков психологический стресс и стремление преодолеть его в компании себе подобных40. Все это подтверждает С. Беликов, озвучивающий настроения, популярные среди скинхедов: «У нас в России огромное количество молодых людей, не вошедших в число тех, кто преуспевает, с ужасом осознают, что они обречены на прозябание, никому не нужны, что они будут жить гораздо хуже родителей. Они понимают, что неопределенность ситуации будет длиться еще неизвестно сколько, а значит, перед ними нет будущего». Это и придает привлекательность скинхедской контркультуре41.

Как показывают московские социологи, дело усугубляется особенностями переходного возраста, для которого характерно острое чувство неуверенности и неопределенности. У значительной части подростков это ведет к тем или иным формам девиантного поведения, связанного со стремлением к самоутверждению. Специалисты обнаруживают тесную связь между степенью участия в подростковых драках, с одной стороны, и курением, потреблением горячительных напитков и использованием наркотиков, с другой. По имеющимся данным, последнее повышает вероятность участия в драках у юношей на треть, а у девушек – в два с половиной раза42. Такое стремление к самоутверждению, принимающее форму агрессии, становится социально опасным, если не находит возможностей позитивной самореализации. Тогда из созидательной силы оно превращается в разрушительную, и не случайно основу многих радикальных социальных движений составляла неопытная молодежь.   

Как правило, первое поколение скинхедов состояло из молодежи из депрессивных районов и с городских окраин с неразвитой инфраструктурой43. Но со временем среди скинхедов стали встречаться не только дети из бедных неблагополучных семей и учащиеся ПТУ, но и студенты вузов. Поэтому неверно думать, как это еще встречается, что скинхеды – это исключительно примитивные, малообразованные подростки44. По данным отдела по борьбе с экстремизмом среди несовершеннолетних ГУВД Москвы, во второй половине 1990-х гг. основную массу скинхедов составляли дети, во-первых, бывшего советского среднего класса (квалифицированных рабочих, инженеров, работников НИИ), чье благосостояние в 1990-е гг. резко ухудшилось45, а во-вторых, представителей мелкого и среднего бизнеса46. Социологический опрос скинхедов показал, что 80% из них относились к первой категории. При этом у 58% подростков родители были заняты в торговле и ресторанном бизнесе, 22% - имели собственное дело, у 21% - отцы служили в охранных структурах, а у 8% - были офицерами вооруженных сил и правоохранительных органов. Любопытно, что в 20% уголовных дел, заведенных на скинхедов, подсудимые оказались детьми сотрудников милиции, работников прокуратуры или военных47. Обследование, проведенное сотрудниками правоохранительных органов в начале 2000-х гг., показало, что 64% привлеченных к ответственности подростков были выходцами из семей, где официальный совокупный месячный доход составлял от 2 до 5 тыс. руб., хотя реальный доход мог быть и выше. В любом случае такие семьи трудно было назвать благополучными. Правда, неблагополучие далеко не всегда было связано с материальным фактором: подросткам явно не хватало внимания родителей48.

Любопытно, что, по наблюдениям московских социологов, степень участия подростков в драках не обнаруживает связи ни с уровнем образования родителей, ни с материальным достатком семьи. Зато социально-экономический статус семьи прямо влияет на мотивацию подростковых драк. Подростки из малообеспеченных семей чаще всего вступают в драки, защищая групповые ценности, тогда как подростки из зажиточных семей прежде всего защищают свое личное достоинство или же стремятся продемонстрировать свое превосходство49. При этом подростки из более образованных и обеспеченных семей проявляют больше нетерпимости к «маргиналам», например, алкоголикам, бомжам, геям, чем подростки из семей более низкого социального статуса50. Очевидно, это распространяется и на «чужаков», представленных мигрантами. Вот почему не стоит удивляться тому, что немало «идейных» скинхедов происходят из, на первый взгляд, вполне благополучных семей. Группой «риска» оказываются 16-17-летние подростки, ибо именно среди них отмечается наивысшая доля тех, кто в той или иной степени соприкасается с экстремистскими организациями, а также тех, кто видит в скинхедах и прочих экстремистах «истинных патриотов»51.   

Опросы, проведенные Центром социологии образования Российской академии образования в конце 2005 – начале 2006 г., показали высокий уровень ксенофобии у старшеклассников московского региона. Каждый пятый видел в чужой (неправославной) религии фактор, «загрязняющий истинно русскую культуру», - именно такие настроения характерны для культурного расизма. Каждый четвертый подросток с одобрением относился к проявлениям экстремизма, а каждый пятый был знаком с теми или иными представителями экстремистских организаций. Каждый десятый из опрошенных в той или иной мере проявил негативное отношение к представителям других национальностей52.

Социологический опрос, проведенный в начале 2007 г. в 39 московских школах, выявил еще более высокий уровень ксенофобии у подростков самых разных национальностей. Недовольство каким-либо другим народом выказали примерно каждый третий среди армян, азербайджанцев, грузин и татар и каждый второй среди русских школьников. В то же время случай испытать к себе неприязнь из-за своей национальности имели практически каждый второй армянин, грузин или еврей. Среди корейских школьников этот показатель достигал даже 81,3%! И это притом, что именно корейцев русские школьники в гораздо большей степени, чем всех других, наделяли позитивными качествами («трудолюбивые», «вежливые»). Русские подростки испытывали неприязнь к себе много реже – лишь 13,8%53. Это лишний раз говорит о том, что у русских подростков ксенофобские установки – а их сегодня демонстрирует практически каждый четвертый - формируются на основании не собственного опыта, а информации, полученной извне – от взрослых или из СМИ. И, напротив, негативный опыт общения вовсе не порождает ксенофобию автоматически – это демонстрируют многие нерусские подростки.

Журналисты ищут более конкретные ситуационные объяснения. Так, А. Богомолов указывает на широкую популярность расходившегося в видеокассетах фильма Джеффри Райта «Бритоголовые». После этого в моду у молодежи вошла стрижка «под ноль» по образу и подобию главного героя фильма, блестяще сыгранного Расселом Кроу54. В свою очередь, по мнению другого журналиста Г. Нехорошева, толчком к резкой популярности скинхедов среди подростков стало появление музыкальных групп, играющих российский вариант музыки «Ой». Среди них обычно называются «Русское гетто» (с 1997 г. «Коловрат»),55 «Штурм», «Вандал», «Ультра», «Белые бульдоги», «Радегаст», «Ультиматум» и др. в Москве, Totenkopf в Санкт-Петербурге и Totenkopf (позднее переименованная в Terror National Front, или T.N.F.) в Ярославле56. В середине 1990-х гг. в Москве начали выходить предназначенные для скинхедов журналы «Под ноль» (1995-1998 гг.), «Белое сопротивление», «Отвертка» и «Железный марш». Последний издавался «Корпорацией тяжелого рока» под руководством известного своей скандальной славой рок-музыканта С. Троицкого («Паук»), тесно связанного с рядом ультраправых организаций57. По словам выходца из той же среды, Паук одно время был неформальным лидером московских скинхедов и в 2001 г. пытался, хотя и неудачно, сколотить из них общественное движение «Русский проект – Великая Россия»58. В Орле скинхеды выпускали журнал «Тестостерон», а в Воронеже – «Арийское возрождение». Сегодня к услугам скинхедов предлагаются более двух десятков ультрарадикальных газет и около десятка разнообразных журналов, при этом многие из них неоязыческой направленности59. Например, на суде по делу скинхедской организации «Шульц-88», проходившем во второй половине 2005 г., фигурировали брошюра Доброслава60 «Язычество как духовно-нравственная основа русского национал-социализма» и журнал «Гнев Перуна».

Такие газеты и журналы создавали культ насилия. Например, «Железный марш» рекламировал песни с такими красноречивыми названиями как «Кровавый дождь», «Рожденный умереть», «Скрытое безумие», «Звездная месть». Там же публиковались призывы к «национал-патриотизму» и «войне против евреев и черной расы», воспевались «арийцы» и рекламировалась книга Муссолини «Доктрина фашизма». В начале 2002 г. Паук выпустил диск с названием «Бей черных – спасай Россию»61. Он прекрасно понимает провокационность своих концертов, но объясняет это так: «Всем известно, что кавказские торговцы арбузами продают наркотики и все такое прочее, и, соответственно, я не виноват, что после нашей акции “Долой наркотики” фэны уничтожили некоторое количество арбузной массы». Он же изобрел термин «цунареф» для «иммигрантов из южных республик» и вместе со своим ансамблем исполнял песню «Убей цунарефа». Паук неравнодушен к расовой идее и иногда выражает свои чувства вполне откровенно: «Когда мы поехали на гастроли, то в каждой гостинице встречали только несколько людей с белым цветом кожи, все остальные были цунарефы»62.

Рок-группа «Коловрат» призывает «арийцев» к расовой войне, и само ее название напоминает нам о «русской свастике», столь полюбившейся отечественным неонацистам и неоязычникам63. Аналогичные группы имеются и в провинции – «Вантит» в Воронеже, «Фатерланд» в Самаре, «Хорст Вессель» и NS FRONT в Волгограде, «Гитлер» в Архангельске. Некоторые из них сознательно придерживаются «арийского стиля в музыке»64. Все эти ансамбли сыграли ключевую роль в становлении и развитии движения скинхедов, которых способны увлечь не столько сложные идеологические построения, сколько высоко эмоциональные ритмы с их незамысловатыми воинственными текстами. Кроме того, такие концерты, происходящие в Москве и Петербурге почти ежемесячно, дают скинхедам возможность общаться, обмениваться новостями, завязывать знакомства65.

Правда, по свидетельству Беликова, «сегодня для многих бритоголовых при определении их групповой принадлежности внешний вид и музыкальные пристрастия имеют гораздо меньшее значение, чем политические взгляды»66. Действительно, к середине 1990-х гг. агрессивные подростки уже имели опытных наставников, учивших их представлениям об «арийском человеке» и тому, как обращаться с теми, кто этому образу не соответствует. Это, по Беликову, - «старые скинхеды» (20-30-летнего возраста), имевшие непрерывный стаж пребывания в скиндвижении в течение не менее трех-пяти лет и известные своим опытом и фанатической приверженностью принципам движения (скины «по жизни»)67. Побывав в скинхедах, такие убежденные бойцы, взрослея, находят себе место в одной из радикальных партий. Например, многие из причастных к взрывам в Москве в 2006-2007 гг., судя по собранным журналистами данным, в той или иной степени были связаны с Русским общенациональным союзом (РОНС) И. Артемова68.  

Скинкультура и ее развитие

В середине 1990-х гг. скинхеды иной раз рассматривались как нечто весьма экзотическое и преходящее. Тогда их в Москве насчитывалось не более 150, и некоторым казалось, что это – молодежная мода, которая быстро пройдет69. Однако все обернулось иначе. Во второй половине 1990-х гг. главной ареной деятельности московских скинхедов стал район известного Российского Университета дружбы народов (РУДН), где еще с советского времени традиционно учились студенты из Африки, Азии и Латинской Америки. Именно там скинхеды оттачивали свое ремесло, нападая прежде всего на африканских студентов70. Тогда же они провели демонстративные марши перед общежитиями студентов РУДН: один – в декабре 1997 г., а второй – в день рождения Гитлера 21 апреля 1998 г.71 Правда, иной раз они встречали неожиданный отпор, как это было осенью 1997 г., когда латиноамериканские студенты в ответ на избиения поймали нескольких скинхедов и основательно их побили72. В те же годы скинхеды начали нападать на африканских студентов, получавших образование в Воронеже. В связи с этим иностранных студентов там даже стали снабжать инструкцией о том, где и как ходить, как одеваться и как себя вести, чтобы не стать жертвами скинхедов73.

По данным Тарасова, одними местными наставниками дело не ограничивается, и после 1997 г. российские скинхеды получают регулярную поддержку от своих европейских и американских собратьев. Он упоминает неонацистов и расистов (членов Ку-клукс-клана) из США, а также немецких ультраправых - представителей Германского народного союза, Национального народного фронта, Союза правых, а также «Молодых викингов» и «Железного шлема» (последние две организации запрещены в ФРГ). Они приезжали не только для передачи опыта, но снабжали российских скинхедов неонацистской литературой, аудиокассетами и униформой74. Сегодня это дает скинхедам основания говорить о «белом интернационализме» - сплочении белой расы против иммигрантов афро-азиатского происхождения75.

Поэтому неудивительно, что, подобно западным собратьям, у российских скинхедов большое распространение получили национал-социализм и языческие мотивы, включая языческую и нацистскую символику (свастика, рунические знаки, римский салют). По имеющимся данным, неоязычество как в его кельто-германском, так и в славянизированном обличии находит благоприятный прием у «интеллектуальной» части скинхедов76. Во второй половине 1990-х гг. скинхеды все больше пополняли ряды некоторых карликовых партий радикального направления – Русского национального союза (Русская национальная социалистическая партия с 1998 г.)77 Константина Касимовского78, Национального фронта (ПНФ) Ильи Лазаренко, Народной национальной партии (ННП) А. Иванова (Сухаревского). Скинхедская группа «Солнцеворот»79 Артема Талакина (Лютый) являлась молодежным крылом петербургского «Союза венедов», а он сам одно время мечтал стать признанным вождем скинхедов и даже обучил до 300 подростков. Но его честолюбивым планам сбыться было не суждено. Со скинхедами, как мы знаем, работает и Ю. Беляев80. Кроме того, скинхедов к своей деятельности привлекает неоязыческий Союз Славянских Общин Славянской Родной Веры, штаб-квартира которого располагается в Калуге. Не случайно среди акций скинхедов встречаются надписи «Долой христианство», сопровождающиеся свастикой, которые наносятся на стены монастырей81. Кое-где скинхеды имели влиятельных покровителей, как это было в Пскове, где им оказывал поддержку видный депутат Псковского законодательного собрания А. Христофоров, состоявший в ЛДПР. Разделяя их идеологию, он как-то в своем телеинтервью представил Россию «арийской страной» и, отождествив с «арийцами» только славян и европейцев, назвал всех остальных «цветными»82.

Вскоре после того, как 30 октября 2001 г. скинхеды устроили погром на Царицынском рынке в Москве (один из первых погромов в постсоветской России!), Иванов (Сухаревский) заявил о том, что якобы началась третья мировая война против «массового нашествия людей с Востока». Бойцами в этой войне он называл подростков, «объединившихся по голосу крови», которыми он необычайно гордился. Он пророчил, что «через год-другой уже вся Москва поднимется на борьбу и их всех (иммигрантов. В.Ш.) просто перебьют»83.

Впрочем, в целом скинхеды не составляют какой-то организованной структуры и с недоверием относятся к каким бы то ни было формальным организациям. Это – скорее сетевое слабо оформленное движение, члены которого столь же быстро собираются в стаи для одноразовых действий, как и распадаются. Скинхеды подчеркивают, что в отличие от германских нацистов, составлявших политическую партию, сами они представляют собой «субкультуру»84. Между тем, в одиночку скинхеды существовать не могут. Они обычно действуют небольшими группами, величина которых зависит от характера акции. Последние подразделяются на «патрулирование» (поиск и избиение людей «неславянской» внешности, в котором участвуют 3-10 чел.), погром (нападение 15-30 чел. на рынки, кафе, школы), рейд (налет на места проживания «чужаков»), махач (драки с футбольными фанатами, рэпперами и пр.)85. Изучение уголовных дел показывает, что такие нападения заранее планируются, для чего, например, производится предварительная разведка для изучения места будущего побоища и путей отхода. Поэтому в группе всегда есть лидер, отличающийся авторитаризмом и единолично принимающий решения. В его руках находится сбор информации, выработка стратегии, организация акции и руководство «боем», а также формулирование морально-ценностных установок, поддержание дисциплины и введение санкций против ее нарушителей86.

В ряде больших городов известны крупные и достаточно организованные группы скинхедов. Из них в столице первыми были группировки «Московский скинлегион» и Blood & Honor («Кровь и честь»), насчитывающие до 200-250 чел. каждая. В 1998 г. к ним прибавилась новая группа «Объединенная бригада 88» (ОБ-88), возникшая из слияния «Белых бульдогов» с «Лефортовским фронтом». Еще позднее появилась группа Hammerskins-Russia. Считается, что Blood & Honor и Hammerskins-Russia были тесно связаны с одноименными скин-группами на Западе87. В Москве имеются и женские организации «Стальные магнолии», «Русские девушки», но первая женская группа «Волчицы» сформировалась еще в 1997 г. в Ярославле88. К 1998 г. «Московский скинлегион» пришел в упадок. «Объединенные бригады 88» после Царицынского погрома объявили о самороспуске, но, по словам Тарасова, их ядро просто ушло в подполье. Зато в начале 2000-х гг. к уже имеющимся группам добавились «Русская цель», «Русская атака», «25-й час» и др.89 Тогда в Петербурге действовали аналогичные группы «Русский кулак» (400 чел.), Totenkopf (150 поклонников рок-группы Totenkopf) и «Солнцеворот», в Нижнем Новгороде – «Север» (300 чел.), в Иванове – «Бритоголовое братство», в Ярославле – White Bears, в Ижевске – «Народная воля», в Новосибирске – «Братство скинов» («Белое братство»), в Тюмени – «Северный альянс»90. В Пскове под руководством «арийца Гоши» (Г. Павлова) действовала группа из 200 скинхедов, считавшаяся филиалом «Партии Свободы». Сегодня даже в Йошкар-Оле (Марий Эл) известны скинхеды, мечтающие при попустительстве властей очистить город от кавказцев91. В Сургуте первые скинхеды появились в 1999 г., а к 2005 г. их в округе было уже около 120 чел. В 2002 г. за ними уже числились убийства кавказцев и таджиков. В Самаре в 2001 г. насчитывалось до 200 скинхедов, и столько же их было тогда в Воронеже. В Карелии имеется «Общество скинхедов республики Карелия». В Ростове-на-Дону и Ростовской области сотрудники правоохранительных органов насчитали в 2005 г. от 200 до 500 скинхедов92.

В последние годы число называющих себя «чистильщиками» скинхедов быстро растет. Если в 1992 г. в Москве их насчитывалось едва ли больше десятка, то в 1993-1994 гг. это число увеличилось в 15-20 раз.  Если в 1996 г. во всей России насчитывалось не более 7-8 тыс. скинхедов и они представлялись еще чем-то экзотическим93, то сегодня в одной лишь Москве их численность доходит до 5,0-5,5 тыс. чел. Правда, в 1998-2000 гг., когда чересчур активная противоправная деятельность скинхедов обратила на себя внимание не только СМИ, но и милиции, численность скинхедов временно сократилась, и, как утверждает Беликов, они стали освобождаться от случайных людей94. Но вскоре движение снова ожило. В 2001 г., по прикидкам некоторых экспертов, их в России было уже до 10-20 тыс. человек95. Через два года, по данным Тарасова, их численность достигла 40 тыс. человек, а еще через год - 50 тыс. человек, тогда как, по сведениям американской Анти-диффамационной Лиги, на весь остальной мир приходится 70 тыс. скинхедов. По словам Тарасова, сегодня в России насчитывается до 60-65 тыс. скинхедов, и их можно встретить уже в 85 городах96. Разумеется, все эти цифры – весьма условные, ибо, по признанию правозащитников, точного числа скинхедов сегодня никто не знает97. Тем более без специального исследования сложно отделить идейных скинхедов от «скинхедов-хулиганов», участвующих в драках за вознаграждение или просто из интереса98.

Возможно, поэтому статистика, которой оперирует МВД, отличается более низкими цифрами. По этим данным, в 2003 г. во всей России было 15-20 тыс. скинхедов. Из них в Москве и Московской области насчитывалось 5 тыс., а в Петербурге – 3 тыс. скинхедов99. В своем выступлении в Госдуме 17 мая 2006 г. министр внутренних дел Р. Нургалиев признал, что на учете в милиции тогда находились 6 тыс. радикально настроенных подростков. Однако в это число включались не только скинхеды, но и леваки100.

Определенную роль в росте численности скинхедов сыграли СМИ, которые в апреле 2002 г., опасаясь новых акций скинхедов ко дню рождения Гитлера, неоднократно обсуждали идеологию скинхедов и даже брали интервью у Иванова (Сухаревского) и Токмакова. Тем самым, последние получили долгожданную площадку для пропаганды своих неонацистских, расистских и антисемитских взглядов101. Сегодня уже не секрет, что широкое освещение журналистами деятельности скинхедов привлекало в их ряды новые отряды молодежи, особенно, провинциальной. Тарасов даже полагает, что само появление первых скинхедов в России было связано с принесенными СМИ знаниями о западных скинхедах102. Поэтому журналистам следовало бы прислушаться к рекомендации В.А. Тишкова и лишить радикальных политиков возможности широко рекламировать свои взгляды и действия в СМИ103.

Скинхеды и их благожелатели

В постсоветской России наблюдался резкий рост подростковой преступности. По словам министра внутренних дел России Р. Нургалиева, в начале 2000-х гг. ежегодно в милицию попадали более 1 млн. юных правонарушителей. Только в 2005 г. они были причастны к 1200 убийствам, 3200 разбойных нападений и 18 тыс. грабежей. Каждый год к уголовной ответственности привлекались 150 тыс. подростков, причем среди них все чаще встречались девушки: например, только в 2005 г. последние совершили 13 тыс. преступлений. Радикалы-скинхеды составляли, по этим данным, лишь малую часть нарушителей. Однако их деятельность представляла особую опасность, так как способствовала распространению в России расизма с присущими ему презрением и ненавистью к людям иного физического облика вплоть до издевательств над ними и избиений как «низших существ»104.

Как подчеркивает Тарасов, во второй половине 1990-х гг. бедным подросткам было не по карману то обмундирование, которое требовалось скинхеду. Он полагает, что в крупных городах речь должна была идти главным образом о выходцах из среднего класса, чьи родители занимались мелким и средним бизнесом. Поэтому их агрессия против «чужеземцев» и «инородцев» могла, по его мнению, объясняться страхом конкуренции105. Действительно, период реформ привел не только к росту атомизации и индивидуализма в российском обществе, но поставил россиян перед лицом жесткой конкуренции. Более всего это сказалось на молодежи (до 26 лет), привив ей повышенную агрессивность и готовность бороться за место под солнцем, не считаясь ни с какими моральными принципами. При этом, как показывают социологические опросы, многие не надеялись на свои силы и хотели бы опираться на поддержку государства, причем у молодежи в начале 2000-х гг. даже наблюдался рост таких настроений106. Не находя ожидаемой поддержки, определенная часть молодежи стремится решить проблему, как умеет, т. е. не столько заботясь о повышении своей конкурентоспособности, сколько прибегая к нелегитимным силовым методам.

Задумываясь о причинах кризиса, в котором оказалась страна и который привел к понижению уровня жизни их семей, подростки жадно ищут причину этого. Любопытно, что виновных они готовы искать прежде всего среди этнических «чужаков», приезжих иной национальности или расы. Они полагают, что корень зла следует искать в доминировании «инородцев» и что положение может спасти только построение «чисто национального государства». Некоторые эксперты считают такие рассуждения закономерными и естественными107. Однако возникает вопрос, почему поиск врагов ведется в иной этнической, а не социальной среде. Иными словами, почему в сложившихся обстоятельствах возникает этнорасовая, а не классовая ненависть? Разумеется, большую роль в этом сыграли дискредитация марксизма и отказ от социально-классового подхода как объяснительной парадигмы, сопутствовавшие падению коммунистического режима. Их место заступил миф об этносе и нации как «естественных общностях», основанных едва ли не на единстве крови. В этом сказалась неистребимость наследия обществоведения последних советских десятилетий, которое не только не было преодолено, но при содействии немалого числа российских ученых было подхвачено и вульгаризировано как системой образования, так политиками и журналистами. Кроме того, в этом были заинтересованы бывшие советские и комсомольские работники, которые, сохранив в новых условиях бразды правления и неожиданно получив доступ к несметным богатствам, стремились отвести от себя гнев народа, недовольного методами и результатами приватизации бывшей общегосударственной собственности. Именно при их поддержке в российской системе образования необычайную популярность получил цивилизационный подход, создающий благоприятную атмосферу для расцвета ксенофобии и расизма, для поиска виновных среди «чужаков», носителей «иного менталитета»108.      

Особую роль в развитии движения скинхедов играют их идейные наставники. Ведь как свидетельствует один из скинхедов, «большинство скинхедов – это очень молодые люди, которые не знают, куда себя девать. Они хватаются за эту идею (идею «арийской идентичности». В.Ш.), она обращена именно к ним. Им важно идентифицировать себя с группой сверстников. Так проще жить». По его словам, высокая доля подростков среди скинхедов – а, как правило, речь идет о парнях в возрасте до 17-18 лет – определяется тем, что они по закону не подлежат судебному преследованию109. Более взрослые приверженцы «арийской идеологии», как правило, старательно избегают прямого участия в нападениях на «инородцев», ибо вовсе не горят желанием оказаться за решеткой. Между тем, именно они направляют энергию скинхедов в нужное русло110. Между тем, в самое последнее время возникла новая тенденция: среди скинхедов появляется все больше двадцатилетних юношей, которые не спешат оставлять свои прежние занятия. При этом немалое их число уже имеют тюремный опыт111. Как мы увидим ниже, этому соответствует и переход к методам терроризма – устройствам взрывов в людных местах.

К середине 2000-х гг., по наблюдениям Тарасова, скинкультура расслоилась и стала гораздо более многообразной. Во-первых, произошла смена поколений; во-вторых, эволюции скин-движения в крупных городах соответствовало его расползание по провинции, причем, если в крупных центрах среди скинхедов сегодня преобладают представители среднего класса, то в провинциальных городах, куда эта мода пришла позднее, скины по-прежнему рекрутируются из беднейших слоев населения; в-третьих, движение скинов в крупных городах политизировалось, и на смену аморфным сетевым организациям пришли более структурированные и дисциплинированные группы (типа «Русской цели» в Москве и «Шульц-88» в Петербурге), объединенные расовой идеологией; в-четвертых, часть скинхедов пополнили неполитизированные криминальные молодежные группы, чего нет на Западе и что составляет специфику России112. Как полагает Тарасов, «современное состояние неполитизированной молодежной среды таково, что расизм и ксенофобия уже не воспринимаются ею как что-то чуждое»113. Кроме того, если в 1990-х гг. скинхеды выступали оппозицией власти, которая воспринималась как «чужеродная»114, то сегодня они нередко склонны ее поддерживать115, в особенности, если речь идет об ужесточении миграционной политики. Наконец, в ответ на более активные действия милиции по борьбе с криминалитетом скинхеды начали отказываться от характерной ранее внешней атрибутики, что затрудняет их выявление.

Стимулом, вдохновляющим провинциальных скинхедов, нередко служат телерепортажи о деятельности бритоголовых в федеральном центре. Например, именно так появилась на свет группа скинов в Новосибирской области. Свою задачу они видели в борьбе за превосходство «белой расы». Полагая, что местные русские испытывали угнетение со стороны «оккупантов», т. е. торговцев из Центральной Азии, они нападали на таджиков и узбеков, требуя, чтобы те «убирались к себе на родину»116.

Агрессивной деятельности скинхедов способствует и окружающая их благожелательная среда. Исследование московских и челябинских специалистов показало, что большинство скинхедов (соответственно 56% и 86%) ощущали терпимое отношение окружающих к своей радикальной деятельности117. По словам одного скинхеда, «другие нас поддерживают. Бабули косятся, но говорят: “Правильно делаете, от черных жизни не стало”». Не одобряя его поступков, его собственная бабушка вполне разделяет его идеологию: «Черные себя сами плохо ведут. У нас много мальчиков во дворе, которые головы бреют – а черные на них нападают. Не знаю, сами или после того, как их ребята задирать начнут – таких тонкостей я не знаю; но нападают. Вообще наглые они»118. А вот, какие идеи обуревают 37-летнего московского бизнесмена: «Я считаю, что черные (кавказцы, африканцы, индусы – не важно) либо должны сидеть в своих странах, либо, если уж приезжают сюда или куда-то еще, должны подчиняться законам и традициям той страны, в которую они приехали, а не насаждать собственный порядок. Посмотрите на США, чего они добились со своей демократией, или на Францию после того, как Миттеран позволил черным понаехать. Они теперь не могут расхлебать ситуацию с преступностью… В России, в частности в Москве, такая же ситуация». В свою очередь, по словам 34-летнего московского врача, «если так пойдет, сюда будут приезжать кавказцы в таких количествах, а с востока будут наступать китайцы в еще больших масштабах, от нас как от русской нации уже через пятнадцать лет ничего не останется. В обществе нет национальной идеи, у нас даже выражать опасение за судьбы нации считается национализмом. А попробуйте сходить на рынок и поспорить с черными по поводу их нации – они налетят вместе и вас побьют. У них-то как раз национальное самосознание намного сильнее развито, чем у русских». По словам проводившей опрос журналистки, у этих людей доминирует идея о том, что «черные приезжают сюда и привносят в нашу культуру элементы своей, чуждой нам, тем самым ее разлагая»119.

Такие настроения рождают подозрительность и недоброжелательность в отношении людей с темной кожей или вообще «чужаков». Достаточно лишь незначительного повода для того, чтобы это дало взрыв ксенофобии. Например, когда в начале 1998 г. в прессе появилась информация об аресте группы нигерийцев, занимавшихся наркоторговлей, обыватель перенес это на всех африканцев, что позволило скинхедам получить дополнительную общественную поддержку и укрепило их уверенность в справедливости своих действий120.

Более ранний опрос позволил выявить у москвичей целый ряд претензий к кавказцам, связанных как с культурными различиями, так и с политическими и экономическими факторами. Женщины опасались слишком фривольного обращения с ними со стороны «гостей с юга» («На улицу не выйдешь. У меня дочь подросток, так я ей и близко подходить к ним не разрешаю»), указывали на «засилье» кавказцев на рынках, где те вели себя вызывающе и якобы вздували цены на продукты («Одни “черные” кругом. А цены, а поведение? Они же себя здесь хозяевами чувствуют. А мы на своей земле вроде как люди второго сорта»), возмущались их посреднической торговой деятельностью («кавказцы торгуют ананасами и бананами, как будто это они их вырастили, - меня это раздражает») и с негодованием подчеркивали их нежелание жить по законам принимающего общества («если уж ты приехал на нашу землю, так и живи по нашим законам… А, если не хочешь так жить – вон отсюда!»). В свою очередь мужчины вспоминали свой негативный опыт общения с кавказцами во время службы в армии («если вдруг драка, так сразу толпой бегут. А один на один никогда»), указывали на войну в Чечне («Они враги. Врага убивать надо»), подчеркивали неприятие манеры поведения приезжих («Наглые они. Культуры нет. Хамы») и с обидой вспоминали о распаде СССР («Они объявили себя независимыми. Вот и пусть сидят у себя, строят свою независимость, а они здесь пасутся»). Критическое отношение к приезжим можно было услышать и от представителей старых московских диаспор («Большинство моих соотечественников, находящихся в Москве, отнюдь не являются лучшими представителями нации. Зачастую это просто отбросы»). Некоторые москвичи стыдились таких настроений, но с горечью сознавали, что и сами их не чужды («Я испытываю неприязнь к русским, когда они говорят такие гадости о кавказцах. Это просто позор, что мы такие шовинисты»)121.

Сходные настроения встречаются и в провинциальных городах. Так, анализируя ситуацию в Иркутске в середине 1990-х гг., исследователи обнаружили у местных жителей недовольство чересчур агрессивным и беззастенчивым, на их взгляд, поведением «кавказцев», ненависть и зависть к их богатству, нажитому «торгашеством» (т. е., по мнению респондентов, «нечестным путем»), а также возмущение двойными стандартами («дома они так себя не ведут»)122. Те же чувства охватывали и деревенских жителей. Там иной раз так говорили о чеченских беженцах: «Обсуждаем мы их только на кухнях, у себя дома. Даже с соседями о них редко говорим. А что? У них прописка есть, они такие же граждане, как и мы. Что мы им скажем? Мы со своими соседями ругаемся, а у них один за всех и все за одного. Другие мы. Другие они…»123.

А вот как отреагировала одна читательница популярной «Литературной газеты» на погром в Ясенево, о котором речь пойдет ниже. Ее возмутили отнюдь не погромщики, а кавказцы («гости»), которые, приехав в Москву, якобы «навязывают местным жителям свой менталитет, не уважают заведенный здесь уклад жизни и попросту плюют на окружающих». Популярная газета не просто нашла нужным поместить на своей полосе это мнение, но там же опубликовала фотографию кавказского торговца, сопроводив ее провокационной подписью: «На рынке торгуют по-разному: открыто и из-под полы. На прилавке – помидоры. А под прилавком? Контрабанда? Оружие? Наркотики? Кто знает…»124 Тогда же журналист услышал такую тираду от мужчины на автобусной остановке: «И нечего жалеть этого армяшку-крановщика125. Один рабочий на сотню торгашей. И правильно всех их бьют. Нам надо всем выйти и защитить от нерусской сволочи наших мальчиков… Надо заставить нерусских уважать нас, русских. А лучше, чтобы все эти черные, жиды и прочая мразь уезжали…» Когда же полгода спустя произошел погром в Царицыно, то, по словам того же журналиста, многих москвичей шокировал не столько сам этот факт, а то, что там побоям среди прочих подверглись и русские126. Действительно, опрашивавшая людей журналистка услышала, например, такое: «Кавказцев надо придавить маленько, чтобы не чувствовали себя уверенно. Если бы эти мальцы не стали бить русских, то можно было бы и продолжить». Другие мнения, которые ей довелось услышать, были такими: «Живу у рынка, каждый вечер заставляю мужа встречать после занятий дочь-студентку. От кавказцев охранять», «Русских надо оборонять от беспредела черных. Ходят тут, руки в брюки, по нашей земле и гребут кучу денег»127.

Даже следователь, которая вела дело об убийстве скинхедами армянского подростка в Москве 28 марта 2002 г., как будто бы разделяла такие настроения. Корреспонденту газеты «Московские новости» она заявила: «Думаю, в распространении скинхедства косвенно виноваты и сами лица кавказской национальности. Иногда некоторые их представители не совсем верно, скажем так, ведут себя по отношению к коренному населению, демонстративно навязывая ему свою манеру общежития. Это, бывает, раздражает. Взрослые справляются с эмоциями. Дети, накаченные родительскими разговорами на кухне, реагируют насилием»128.

Иными словами, за всеми этими эмоциональными высказываниями прочитывалось представление о «нас» и о «них», «своих» и «чужих», «коренных» и «мигрантах». При этом русский, недавно приехавший в Москву, оказывался «своим» и «коренным» в отличие от, скажем, еврея или армянина, живущего здесь во втором-третьем поколении. «Нерусским», в соответствии с расхожими представлениями, поддерживаемыми некоторыми российскими «культурологами», приписывали исключительно «чужие» обычаи и «чужую» культуру, якобы несовместимые с культурой «местных», «коренных» обитателей. О том, что этничность и культура находятся в современном обществе в достаточно сложных и далеко не однозначных взаимоотношениях, вопроса даже не возникало. За этим стояли примордиалистские идеологемы, делавшие акцент на своеобразии и уникальности каждой этнической культуры и полностью игнорировавшие взаимовлияние и взаимопроникновение культур, придававшие им определенные общие черты. Игнорировались и хорошо известные специалистам факты бикультурализма, высокой пластичности человеческого поведения, способности человека адаптироваться к новой среде и умело переходить с одного культурного кода на другой и обратно. В частности, выносилось за скобки общесоветское наследие в установках и поведении, скажем, такое как крайне низкий уровень законопослушности, в силу чего и само «коренное» население мало считалось со своими «обычаями». Зато необычайную популярность получили этноцентризм и этническая солидарность с их двойными стандартами: то, что вполне допускалось для «своих», становилось нетерпимым в словах и действиях «чужаков». И это притом, что в таких случаях «чужаки» иной раз воспроизводили слова и действия, которым они научились у местного населения.         

Социологические опросы показывают, что приведенные выше мнения далеко не единичны. Опрос по Интернету, проведенный сразу же после Царицынского погрома, выявил, что 15,4% респондентов чувствовали раздражение по поводу кавказцев, торговавших на рынке, тогда как у 55,5% те никаких негативных чувств не вызывали. Зато опрос 500 москвичей, проведенный РОМИР, дал иную картину: лишь 9,6% опрошенных относились к кавказским торговцам позитивно, тогда как 72% выказывали негативные чувства129. Такая существенная разница вызывалась, очевидно, тем, что среди пользователей Интернета встречается много больше хорошо образованных людей, имеющих более высокий порог толерантности. Данные РОМИР подтвердил известный московский социолог Л. Седов, который в своем выступлении на «Московской Трибуне» 18 декабря 2001 г. привел следующие данные всероссийского опроса. Возмущение погромами на рынках выказали 32% респондентов (в Москве – 44%), но сочувствие жертвам погромов выразили лишь 24%. В то же время 25% (в Москве – 40%) респондентов сочли, что виновными были сами жертвы погромов, причем 14% (в Москве – 22%) были удовлетворены случившимся. Среди последних было немало состоятельных людей, в прошлом поддерживавших патриотический избирательный блок «Отечество». Когда же перед респондентами поставили вопрос об их отношении к запрету на въезд кавказцев в столицу, эту меру сочли справедливой 65% (безоговорочно – 34% и с поправками – 31%), тогда как лишь 26% отнеслись к ней отрицательно130.

Иными словами, от половины до двух третей москвичей не просто испытывали негативные чувства к кавказским торговцам, но готовы были поддержать введение дискриминации. А значительная доля этих людей соглашались распространить ее на всех выходцев с Кавказа в целом. Мало того, каждый четвертый или пятый поддержал бы и более жесткие меры. Тот факт, что в этой группе было немало состоятельных людей, говорит в пользу того, что, как уже отмечалось, одним из их мотивов могло быть стремление избавиться от конкуренции со стороны кавказцев. Это подтверждается новым опросом ВЦИОМа, проведенным в декабре 2006 г. Он показал, что наибольшую поддержку новая российская политика, направленная против заезжих торговцев, получила у тех, кто оценивает свое материальное состояние как благополучное, тогда как малообеспеченные люди оказались менее категоричны131.

Широкое распространение таких настроений из года в год подтверждалось социологическими обследованиями. Например, в конце 2003 г. социологи обнаружили, что вопрос о кавказцах в Москве представлялся многим москвичам (57%) проблемой, требующей безотлагательного решения. Она вызывала раздражение у 24% респондентов и очень сильное возмущение у 27%. Многие были уверены, что продажные чиновники не хотят и не могут ее решить. Среди суждений по поводу кавказцев часто встречались, например, такие: «Весь дом оказался заселён то ли чеченцами, то ли осетинами, и выживают русскую семью: выселяйтесь отсюда, и всё», «их надо выгнать просто всех, как вот при Сталине, а то хозяевами себя чувствовать стали», «вытеснение идет коренных жителей». Не менее популярным было мнение об «азербайджанской мафии», бесконтрольно хозяйничавшей на рынках. О возможных новых погромах опрошенные мужчины говорили следующее: «Я считаю, что дойдет (до этого)», «недовольство, конечно, громадное», «нет, погромов не будет — просто будут выселять, и всё», «какой-то инцидент, и будут погромы», «они сами на это провоцируют», «это очень больной вопрос для всех», «чернота-то, у них никто не работает, ни жёны, никто, а мы по три работы работаем, и еще ничего не можем сделать». По данным этого обследования, 48% респондентов говорили о «засилье кавказцев», 42% — о существовании этнических преступных группировок, 35% — о заселённых «кавказцами» московских районах, а 16% — о том, что скоро в Москве начнутся кавказские погромы. Наконец, 15% респондентов настаивали на «окончательном решении кавказского вопроса»132. Если такие мысли посещают немало взрослых людей, то становится понятно, откуда они берутся у скинхедов, придающих им радикальный облик и считающих их руководством к действию133.

А вот еще одно мнение, принадлежащее московской пенсионерке: «Получается, есть “свои” армяне, евреи, чеченцы, с которыми я дружу. А есть другие – те, которые обирают нас на рынках, торгуют оружием и наркотиками и вообще заполонили всю Москву, пройти невозможно, как будто в каком-то горном ауле оказалась. Ходят тут, будто хозяева, распоряжаются… Вот тех – ненавижу!» Характерно, что этот текст завершал подборку интервью, взятых журналистами «Вечерней Москвы» у самых разных людей. Их ответы на вопрос о том, что представляет «дружба народов» сегодня, были разными, но приведенное мнение пенсионерки, помещенное в самом конце, читалось как подведение итогов и окончательный вердикт, как отражающий общественные настроения, так и направляющий их в нужное русло134.

Это мнение хорошо иллюстрирует известное психологическое явление, заставляющее проводить различие между личным опытом и «коллективным знанием». Обычно люди много лучше относятся к своим соседям и знакомым, в которых они видят прежде всего конкретных индивидов, чье поведение оценивается в индивидуальных терминах безотносительно к их коллективной идентичности (этнической, расовой и пр.). Совсем иначе они относятся к безличной анонимной категории людей, суждения о которой опираются на расхожие мифологизированные представления, полученные из слухов, сплетен, бытовых разговоров, но, главным образом, из СМИ. Отсюда, например, широко распространенные попытки антисемитов отрицать свой антисемитизм со ссылкой на наличие хороших знакомых среди евреев.

В приведенных выше интервью речь шла, разумеется, не только о кавказцах. Еще в 1998 г. опрос, проведенный по инициативе правительства Москвы, показал, что 69% жителей столицы негативно воспринимали приезд любых мигрантов135. Осенью 2004 г. НИИ социальных систем МГУ им. Ломоносова провел специальный социологический опрос более 4000 москвичей в возрасте от 18 до 64 лет. Этот опрос подтвердил ту же тенденцию. Выяснилось, что москвичи боялись притока иммигрантов много больше, чем повышения тарифов на электроэнергию и теплоснабжение. Более половины респондентов (51%) полагали, что «южане» силой или с помощью подкупа чиновников вытеснили русских с рынков. При этом отношение к приезжим складывалось в зависимости от частоты контактов с ними. Москвичи не возражали против приезжих строителей, с которыми большинству из них не приходилось близко общаться. Больше их раздражали водители автобусов. Но самым чувствительным оказался квартирный вопрос. Около половины москвичей (47-48%) заявили, что не хотели бы видеть соседями по дому дагестанцев, осетин, чеченцев и ингушей, а две трети выразили озабоченность скупкой московских квартир приезжими. Наконец, 60% респондентов были недовольны ростом в Москве числа гастарбайтеров. При этом наибольшую интолерантность обнаружили жители некоторых московских окраин, где обычно селятся приезжие136. Именно там значительную поддержку получают политики-радикалы, идущие на выборы под лозунгом «Россия для русских, Москва для москвичей»137.  

СМИ и мигранты

Сегодня отмеченные выше настроения поддерживаются, озвучиваются и даже культивируются СМИ138, и, как справедливо подчеркивает одна журналистка, «государству не нужно признавать бездарность своей политики во всех плоскостях, не нужно анализировать собственные ошибки, не нужно меняться – зачем, если понятно, в ком дело (в сионистах, чеченцах, международном заговоре, «черных», ЦРУ, приезжих и пр. – нужное подчеркнуть)»139. Общепризнано, что проблема становится общественной тогда, когда она начинает широко обсуждаться, и роль СМИ в этом процессе является беспрецедентной140. В последние десять лет образы «кавказского врага» и нежелательного «мигранта» культивировались журналистами следующими способами: во-первых, они широко использовали термин «лицо кавказской национальности», вызывавший у читателя подозрительность и настороженность141; во-вторых, в газетных статьях оппозиция «кавказцы/русские» нередко принимала упрощенную форму «они/наши», вызывая у читателя ощущение того, что «кавказцы», безусловно, являются «ненашими», т. е. абсолютными чужаками142; в-третьих, публикации о Кавказе и кавказцах затрагивали исключительно негативные темы – криминал, мошенничество, беженцы, беспорядки на продуктовых рынках, нападения скинхедов и пр. (о культуре кавказцев и их вкладе в развитие российской государственности и культуры не было и речи); в-четвертых, статьям о кавказцах и мигрантах в целом давались сенсационные заголовки, призванные порождать и усиливать тревоги читателей («Нелегальная Россия», «Иноземцы заселили полстраны», «Враг ты мой кавказский», «Покорение Кавказом», «Поход Кавказа на Москву», «Великое переселение кавказцев», «Мигрант для России – напасть или благо», «Почему мы не любим лиц кавказской национальности», «Китайская экспансия в России», «Цыганская мафия наживается на нищих инвалидах», «Россия косоглазая, желтолицая, черноволосая», «Москва с раскосыми глазами», «Мигранты крадут у России миллиарды» и пр.)143, причем это было характерно даже для тех статей, где делались попытки дать взвешенную картину и нарисовать позитивный образ кавказцев; в-пятых, крупными буквами давались подзаголовки типа «Чужие» или же рассуждения, раскрывавшие антимигрантскую суть статьи («Если гости кладут ноги на стол, виноваты хозяева», «Московские рынки, оккупированные кавказцами, вызывают сначала раздражение, потом возмущение, а напоследок – обиду и горечь», «Грозит ли Москве русский бунт? Место лимитчиков заняли выходцы с Кавказа. Национальность как сфера бизнеса», «Место путан в губернии часто занимают нелегалы», «Каждый десятый житель Москвы проживает в столице незаконно», «В северной столице прочно обосновались чеченские и казанские криминальные сообщества») и навязывавшие читателю негативное отношение к мигрантам как к ферменту беспорядков и криминалитета144; в-шестых, статьи нередко сопровождались фотографиями, вызывающими исключительно негативные ощущения (например, рядом помещались две фотографии, на одной из которых показывались талибы, воюющие в Афганистане, а на другой – задержанные милицией иммигранты с руками за головами. Этим давалось понять: такие они «там», а такие – здесь в Москве)145; в-седьмых, статьи включали особую тревожную лексику («оккупация», «экспансия», «вторжение», «нашествие», «лавинообразный наплыв», «полчища нелегалов», «кавказская волна», «нездешние торговцы» и пр.), возбуждающую негативные эмоции; наконец, в-восьмых, мигранты прямо обвинялись в том, что занимают якобы предназначавшиеся москвичам квартиры, правдами и неправдами получают престижные рабочие места или должности, усиливают криминогенную обстановку и вообще едва ли не готовятся вытеснить из Москвы коренных москвичей.

Например, журналисты запугивали москвичей возможной массовой миграцией беженцев из Афганистана, представляли их воинственными талибами, готовыми к совершению самых страшных терактов в Москве, и сетовали на то, что «лица кавказской национальности» уже стали неотъемлемой частью «московского пейзажа». Одна из этих статей называлась «Беженцы подступают к границам России», причем далее следовал характерный подзаголовок: «и среди них могут оказаться террористы»146. Другой журналист ссылался на некие «данные ООН» о том, что якобы при наличии более 10% «чужаков» стране неминуемо грозит развал, и пытался доказать, что Москве эта опасность уже угрожает147. Некоторые журналисты сознательно прибегают к фразеологии, создающей исключительно негативный образ приезжих и искусственно нагнетающей обстановку: «Жалко Москву, которую отдали на поругание бойкой гвардии жизнеспособных непотопляемых гостей с Кавказа», или там же: кавказские мужчины «гомонят, каркают воронами, и смотрят нагло и свысока, ощупывают женщин масляными глазами». Доказывается, что «они» нас «глубоко презирают и люто ненавидят». Из этого делается вывод: «Зачем нам жить вместе с теми, кто нас ненавидит лютой ненавистью? Зачем нам жить вместе с теми, кого мы сами ненавидим и боимся?»148 

При этом, как отмечает журналистка С.А. Кусова, «чем больше укреплялось влияние государства на СМИ, тем жестче обозначился в них Язык вражды, тем больше появилось ксенофобских публикаций и расистских монологов»149. В частности, сразу же после теракта в Театральном центре на Дубровке известная московская журналистка Ю. Калинина объявила всех московских чеченцев «потенциально опасными» и призвала «ограничить права и свободы чеченцев как представителей народа, с которым мы уже долгое время находимся в состоянии войны». Она писала: «Чтобы не бояться чеченцев, надо просто не пускать их в Россию. Нужно, чтобы они здесь не жили»150. Очевидно, она запамятовала, что чеченцы являются коренным населением Чечни, которая входит в состав России. Любопытно, насколько высказанное ею мнение перекликается со следующими словами скинхеда из Ханты-Мансийска: «Россия - для русских и тех национальностей, которые здесь живут с древних времен. Мы против дагестанцев, чеченцев...»151 Похоже, он тоже не знает, что чеченцы и дагестанцы являются коренными народами России. Здесь есть о чем призадуматься деятелям российской системы образования.

Наконец, рассчитывая на сильную эмоциональную реакцию читателей, журналист рисует поистине апокалипсическую картину: «Судя по всему, миграция вскоре превратится в дуболомное чудовище, которое сметет москвичей с наших улиц»152. При этом гастарбайтерам иной раз придается отталкивающий отвратительный облик; они просто дегуманизируются. Например, та же Ю. Калинина пишет: «Слава богу, мы не часто с ними сталкиваемся. Цыганские таборы, таджики, гастарбайтеры… Маргиналы. У них свои заботы. Они обитают где-то в придонном слое – ближе к животным, чем к людям, - и беспорядочно совокупляются там, как зверьки, не знающие ничего, кроме запаха течки…» На такое обобщение ее подтолкнул описанный другой журналисткой случай беременности одиннадцатилетней цыганской девочки153. Иными словами, редкий случай, связанный с весьма специфической средой, иной раз служит журналистам для неправомерно широких обобщений, позволяющих выплеснуть на читателя свои эмоции. Между тем, как представляется, профессиональный долг журналистов заключается в снабжении читателей достоверной информацией, а не в передаче им своих субъективных эмоций.

Жара в огонь ксенофобии добавили некоторые документальные и художественные фильмы, возбуждавшие у зрителей недобрые чувства к «инородцам». Так, после просмотра фильма А. Невзорова «Чистилище», показанного 21 марта 1998 г. и посвященного войне в Чечне, известный обозреватель газеты «Завтра» В. Бондаренко пророчески писал: «Не удивлюсь, если после этого фильма пойдет волна погромов кавказцев на провинциальных русских рынках…»154 В сентябре 2002 г. по каналу ОРТ демонстрировался документальный фильм, где зрителю были показаны подпольные мастерские и притоны, содержавшиеся китайскими иммигрантами. Китайские предприниматели в этом фильме выглядели исключительно преступниками и злодеями. А одновременно из Москвы были депортированы 212 китайских и вьетнамских нелегальных иммигрантов155. В начале 2007 г. в прокат был запущен фильм «Поцелуй бабочки», где китайцы снова были показаны рассадниками криминала и носителями абсолютно чужой культуры, которую местные обитатели были неспособны понять, сколько бы они ни пытались это сделать. Именно такая назойливая пропаганда навязывает обитателям России расовые чувства, и пока она поддерживается влиятельными силами, никакие программы по воспитанию толерантности не способны переломить ситуацию.

Ярким примером служит антигрузинская кампания, проведенная российскими властями осенью 2006 г. Именно после этого резко возросла взаимная неприязнь между русскими и грузинскими учащимися московских школ, как это зафиксировал социологический опрос, проведенный в начале 2007 г.156    

Мало того, некоторые СМИ, сознательно занимающие радикальную позицию, фактически оправдывают и поддерживают скинхедов. Например, корреспондент газеты «Завтра» пытался выдать их нападения на студентов РУДН за обычные потасовки между молодыми парнями и демонизировал чернокожих студентов, по его словам, якобы не только охотившихся за невинными русскими подростками, но и готовивших для них «камеры пыток». Он убеждал читателя в том, что под разговоры о борьбе с расизмом эти студенты несправедливо обвиняют тех в «фашизме» и стремятся завести свой «интернациональный порядок», который ему был явно не по душе157. А спустя несколько месяцев та же газета опубликовала гневное письмо своих читателей, протестовавших против ареста скинхеда Токмакова, избившего чернокожего охранника посольства США Уильяма Джефферсона. Они пытались доказать, что американец пошел вовсе не на рынок, а якобы намеревался собирать шпионские сведения. Но движимый патриотическими чувствами бдительный скинхед сделал ему замечание, что и привело к потасовке. Авторам казалось мало представить расистский инцидент в превратном свете, и они использовали его для того, чтобы объявить, что «в Москве – хозяева кто угодно, только не русские»158. Так одна надуманная интерпретация влечет за собой другую, в конечном счете пробуждающую у читателя нездоровые эмоции, требующие агрессии и вызывающие жажду мести.   

Таким образом, антииммигрантские настроения скинхедов не в последнюю очередь обязаны алармическим рассуждениям российских журналистов об иммиграции и ее последствиях: о приезжих как разносчиках инфекций, нечистоплотных торговцах, конкурентах на рынке труда, захватчиках жилья и других социальных благ, преступниках, наркоторговцах, лояльных своим «племенам» и «кланам», и, наконец, террористах, а также резкой смене этнодемографической ситуации в пользу «этнических общин»159. Все это неоднократно фиксировалось журналистами, беседовавшими со скинхедами. Так один из последних объяснял: «Ты посмотри, в сводках криминальных одни черные, в школах московских их полно учится… Теракты опять же. Я защищаю белых людей как расу, потому что нас становится все меньше»160. А вот, что говорил журналистке другой 13-летний скинхед: «А чего они сюда понаехали, пусть катятся, откуда взялись. Вообще надо гнать отсюда всех этих косоглазых и черных»161. Аналогичные сюжеты находят место и в скинхедском фольклоре. Вот, что, скажем, говорится в одной из их песен с весьма красноречивым названием «Раскосый»: «Их рабочая сила сегодня в цене/ Своей дешевизной, рабским мышлением./ Этим самым они воруют наш хлеб,/ Вынуждая нас к жестким беспощадным решениям»162. Такие настроения усугубляются тем, что кодекс поведения скинхедов строго настрого запрещает им общаться с «инородцами» и, напротив, побуждает их выказывать тем ненависть и презрение, а при удобном случае наносить им побольше вреда163. Поэтому о «чужаках», их образе жизни и культуре они судят не столько по своему ограниченному опыту, сколько по словам старших, а также по сообщениям СМИ, Интернета, но, главным образом, по неонацистским источникам информации164. Не удивительно, что они демонизируют «чужаков» и часто вовсе не видят в них людей, что облегчает им самым жестоким образом с теми расправляться.

Скинхеды и власть

Как свидетельствует Беликов, отношение общества к скинхедам отличается амбивалентностью. Многих людей отпугивают радикальные методы решения проблем, но само отношение скинхедов к «инородцам» и «иммигрантам» получает определенное сочувствие. В некоторых регионах скинхедов считают «защитниками» и даже обращаются к ним за помощью. Иной раз даже милиция не чурается взаимодействия с ними против «криминальной активности мигрантов», причем, по словам Беликова, «весьма значительная часть сотрудников правоохранительных органов относится к бритоголовым со скрытым сочувствием»165. Иванов (Сухаревский) также с благодарностью признает поддержку и советы со стороны правоохранительных органов166. Действительно, журналист слышал от знакомого милиционера такую тираду: «Чего ты привязался к русским людям? Они в своем, в отличие от тебя, доме. Мы устали от черных и евреев. Все эти баркашовцы и бритые делают во многом нашу работу. Ты думаешь, я один такой в милиции? Зря. Запомни: пора гнать всех черных и жидов из России»167. Скандальный суд, проходивший осенью 2001 г. над двумя милиционерами, избившими работника Московского азербайджанского общества, продемонстрировал, что, действительно, некоторые сотрудники милиции поддерживают тесные контакты с РНЕ и скинхедами, не говоря о том, что разделяют их взгляды168. Журналисты неоднократно отмечали жестокое обращение милиционеров с теми, у кого на беду оказывается «нерусская» внешность169, а одна москвичка даже задалась вопросом о том, кто больше искалечил людей – скинхеды или московская милиция170.

Действительно, по имеющимся данным, во второй половине 1990-х гг. уровень подготовленности и компетентности  сотрудников правоохранительных органов резко снизился, а в 1993-1998 гг. среди них самих наблюдался рост преступности171. Нередки были случаи, когда милиционеры откровенно отбирали у иностранцев ценности или вымогали у мигрантов деньги даже в том случае, если у тех все документы были в порядке172. Социологические опросы начала 2000-х гг. показали, что наивысший уровень ксенофобии (до 73%) в отношении мигрантов регулярно отмечался именно у военных и сотрудников МВД173. Это подтвердило и уникальное исследование среди работников правоохранительных органов, проведенное Левада-Центром осенью 2005 г. Оно выяснило, что до 40% сотрудников милиции разделяли лозунг «Россия для русских», а 67% с раздражением относились к выходцам с Кавказа174.

Мало того, сегодня имеются данные о том, что при необходимости скинхедов успешно используют многочисленные пиарщики для дискредитации тех или иных кандидатов, идущих на выборы175. Иной раз к тому же методу прибегают и могущественные властные структуры. Например, было установлено, что активное участие в организации погрома на Царицынском рынке осенью 2001 г. принимала молодежная организация «Идущие вместе», связанная с администрацией Президента РФ. По одной из версий случившегося, ФСБ при посредничестве «Идущих вместе» готовила скинов к разгону якобы собиравшихся приехать в Москву антиглобалистов. Однако, так как те не появились, а приказа об отмене «народного возмущения» не было, то скины решили использовать свою энергию против «черных»176. Об участии в этом «Идущих вместе» имеются и другие свидетельства. Например, один из участников погрома оказался не только членом скингруппы ОБ-88, но и функционером «Идущих вместе». Другой член той же группы в своем телевизионном интервью рассказал, как «Идущие вместе» заказывали им некоторые акции, выдавая деньги и ракетницы. Именно они просили разогнать антиглобалистов, но так как те не приехали, задача поменялась, и тогда возникла идея Царицына. Но, как подчеркивает журналист, эти слова в передачу не вошли. Ему же удалось взять интервью у руководителя одного из отделений «Идущих вместе», оказавшегося лидером скингруппы «Бешеные жеребцы», отличившейся 9 июня 2002 г. в беспорядках на Манежной площади177.

Наконец, со ссылкой на сотрудника ГУВД, тот же журналист сообщает, что при подходе к Красной площади для участия в торжествах 9 мая 2002 г. подростки из организации «Идущие вместе» снимали с себя нашивки со свастиками и знаки «White power» и натягивали майки с изображением Путина178. Мало того, журналистка, проникшая в молодежную организацию Народной национальной партии, с удивлением обнаружила, что входящих в нее скинхедов тренировали профессионалы из одного из подразделений московского ОМОНа179. По предположению Тарасова, погром на Манежной площади, начавшийся в связи с поражением российской футбольной команды от японцев, также был вовсе не стихийным, а организовывался профессионалами, связанными со спецслужбами180. Впрочем, тогда об организации погрома властями говорили многие левые активисты, связывавшие это с трудностями прохождения в Госдуме нового законопроекта об экстремизме.

Имея в виду беспрецедентную роль политтехнологов в современной российской политике, некоторые эксперты не без основания предполагают, что наблюдавшийся весной 2002 г. в СМИ ажиотаж вокруг скинхедов был связан с двумя моментами: во-первых, в это время готовился закон по борьбе с экстремизмом, а во-вторых, формировалась государственная политика в отношении иммигрантов. Успешное прохождение в Госдуме такого рода законопроектов в нужной властям редакции требовало демонстрации праворадикальной активности, что и было своевременно предъявлено общественности181. В пользу такой версии говорит тот факт, что первая в серии многочисленных статей о скинхедах, о которых здесь идет речь, появилась еще осенью 2001 г. в «Российской газете». В ней журналистка сетовала на то, что имеющиеся статьи УК (282 и 357) не работали, и доказывала необходимость принятия специального федерального закона по борьбе с экстремизмом. Заказной характер статьи подтверждается тем, что ее сопровождал комментарий председателя Комитета Госдумы РФ по законодательству, сообщавшего о подготовке нового закона «О противодействии политическому экстремизму»182.

Арийская идеология и идентичность скинхедов

Журналисты не раз задавались вопросом о том, почему у скинхедов в постсоветской России возник столь высокий спрос именно на праворадикальную идеологию, а не леворадикальную, которая на Западе у них не менее популярна. Вероятно, это следует связывать с дискредитацией советского коммунизма, который, в особенности в первые постсоветские годы, принято было рисовать только в черных красках. Такая пропаганда воспринималась неопытной молодежью как легитимация всего того, с чем коммунизм в свое время боролся. В моду вошел радикальный антикоммунизм, а вместе с ним и расизм, который стал рассматриваться как альтернатива коммунизму. Ведь если коммунистическая идеология заставляла сочувствовать этническим меньшинствам, мигрантам и всем эксплуатируемым слоям населения, следовательно, - рассуждали подростки и их наставники, - антикоммунизм требует прямо противоположного. В свою очередь «дикий капитализм» 1990-х гг. благоприятствовал популярности идей социо-дарвинизма. В этом контексте, когда советская героика лишилась своего былого обаяния, стремление к героическому делало притягательными романтизированные образы сверхчеловека и высшей аристократической расы. Это-то и создало благоприятный климат для восприятия и усвоения «арийской идеологии».

Судя по результатам опроса Фонда «Общественное мнение» в феврале 1995 г., именно у молодежи (16-25 лет), наряду с пожилыми людьми, отмечалась тенденция определять русскость по «крови», а не по культурно-психологическим показателям183. Соответственно и образ «врагов» осмыслялся как носителей «чужой крови»184. Это находит прямую корреляцию с этно-расовыми установками скинхедов, движение которых именно тогда и начало формироваться.

Идеология скинхедов достаточно проста185 и определяется такими пришедшими с Запада понятиями как «черная угроза», «желтая опасность» и «бремя белого человека». Эта идеология закреплена в написанной неонацистом Салазаром и помещенной на сайте в Интернете в апреле 2000 г. «Азбуке Славянских Бритоголовых». Вот выдержки из этого документа (орфография сохранена): «Быть скинхедом трудно, но почетно. Бритоголовые это солдаты своей расы и нации - белые воины. Именно они стоят на передовой межрасовой борьбы, каждый день сражаясь за будущее белой расы и счастье своего народа». «… Скинхеды - расисты. Быть расистом очень почетно. Расист - это человек, который любит и гордится своей расой, и главное не скрывает этого от других». «Бритоголовые также являются и националистами». «Настоящий бритоголовый должен всеми своими действиями способствовать защите людей принадлежащих к белой европейской расе. Русский бритоголовый в первую очередь должен охранять и защищать людей принадлежащих именно к единому славянскому братству РОССИЙСКИХ НАРОДОВ - русских, украинцев и белорусов». «Скинхеды не любят инородцев, более того скинхеды их ненавидят и презирают. Ненависть к ним определяется главным образом их расовым признаком. И в первую очередь скинхеды не любят цветных инородцев - ЭМИГРАНТОВ (эмигрирующее нелегально население из стран сопредельных с Россией например из Китая, Африки, Пакистана и т. д.)». «Иммигранты и мигранты не нужны Великой России и ее русскому народу. Вред, наносимый русскому населению от нелегальной эмиграции, очень велик и разнообразен». Далее этот вред перечисляется: «захват рабочих мест», «нарушение жизненного пространства», «насаждение своих порядков», «разрушение русской культуры и нации», «ухудшение генофонда», «плодовитость нацменов»186. Из этого делается вывод: «Главной целью бритоголовых во всем мире является СПЛОЧЕНИЕ всех БЕЛЫХ НАЦИЙ для установления справедливого и достойного БЕЛОГО ПОРЯДКА на всем земном шаре». Но «одной из самых важных целей для бритоголовых является уменьшение числа нацменов и инородцев на просторах нашей ВЕЛИКОЙ РОДИНЫ». Далее перечисляется то, против чего выступают скинхеды: они категорически отвергают межрасовые браки и стоят за «чистоту РУССКОЙ РАСЫ». «Социальные блага должны предоставляться прежде всего русским», ибо «ВСЕ ЛУЧШЕЕ ДЛЯ БЕЛЫХ». Должен быть введен режим сегрегации, ибо инородцы «должны жить только в гетто». Следует безжалостно расправляться с теми, кто «является человеческим мусором» (наркоманами, гомосексуалистами и пр.). Главной мерой воздействия называется «уличный террор». Объявляется «РАСОВАЯ ВОЙНА» за «БЕЛУЮ РАСОВУЮ ИДЕЮ» и за «СПРАВЕДЛИВЫЙ БЕЛЫЙ ПОРЯДОК»187.  

Этот манифест со всей очевидностью показывает, что означает «расовый национализм». К «российским народам» здесь относятся только славяне. Они-то, похоже, и объявляются «русской расой», которая, по мнению скинхедов, на законных основаниях входит в созвездие «белых наций». Все остальные народы России называются «нацменами» и «инородцами», что по определению выводит их за рамки «белой расы». «Наша великая родина» становится местом законного обитания лишь «русской расы», тогда как «инородцам» суждено не только прозябать в изоляции, но и вымирать в «гетто». И скинхедам вменяется в обязанность этому всячески способствовать, в том числе и насильственными способами, методами «расовой войны». Так должен воплотиться в жизнь лозунг «Россия для русских», где русские являются одновременно и нацией, и расой.

Подобные настроения бытовали не только в федеральном центре. Они быстро распространились по провинциальным городам. Например, в ноябре 2000 г. газета «Новороссийский рабочий» опубликовала следующие откровения лидера местных скинхедов К. Орлова: «… в России должны оставаться одни русские. Когда отсюда уберется большая часть пришлых людей – евреев, кавказцев, то для русских … освободятся рабочие места. Бороться с “черными” можно только силой. Собрать их всех в двадцать четыре часа в вагоны и отправить в Грузию, Армению, Азербайджан, за исключением тех, кто приносит пользу России… А еще мы собираемся бороться за чистоту русской расы…»188 На практике ненависть скинхедов к «чужакам» действительно иной раз выливается в нападения не только на выходцев с Северного Кавказа, но и на других представителей коренных народов России. Так, в декабре 2003 г. в Петербурге скинхеды забили до смерти студента из республики Саха. В конце февраля 2004 г. в Орле скинхеды напали на четверых бурят, приехавших на соревнования по стрельбе из лука, после чего 17-летняя бурятская спортсменка попала в больницу с тяжелыми травмами, поставившими крест на ее спортивной карьере. В конце мая 2005 г. в Йошкар-Оле скинхеды избили марийских участников концерта народной самодеятельности. В начале августа 2006 г. в Бурятии на музыкальном фестивале «Байкал-Шаман» скинхеды пытались избить бурятских подростков189. А 8 апреля 2006 г. в Москве была убита 19-летняя студентка-тувинка190.

Сегодня ненависть к «чужакам» свойственна не одним лишь скинхедам. По данным польских социологов, обследовавших в 1999 г. учащихся ряда частных школ, каждый пятый подчеркивал верность русским традициям и православию и одновременно выказал негативное отношение к исламу и иудаизму. При этом более 80% школьников из этой группы объявляли себя расистами и единодушно выступали против смешанных браков. Будучи настроены против «восточных народов», они более всего были недовольны тем, что те «захватили рынки» и «вытесняют местное население из бизнеса». Эти подростки, как правило, дети бизнесменов, хотели идти по стопам своих родителей и поэтому были весьма обеспокоены возможной конкуренцией с приезжими191. Аналогичные взгляды встречаются и у московского студенчества192.

Изучавшая настроения московской учащейся (в основном, студенческой) молодежи в начале 2005 г. Л. Борусяк обнаружила у 15% опрошенных убеждение в том, что в Москве должны жить только русские. Популярным оказалось и мнение, что нерусские своим поведением угрожают идентичности москвичей, которые от общения с ними якобы теряют свои «природные» качества и становятся хуже. По словам Борусяк, «русские москвичи не только считают себя хозяевами своего города, но и людьми иного свойства, чем приезжие инородцы – они наделяют себя всеми положительными качествами, их – всеми отрицательными». Они полагают, что это дает им право на дискриминационные действия в отношении приезжих. Правда, в подавляющем большинстве они не поддерживают скинхедов, хотя и не прочь найти им оправдание193. Как бы то ни было, от 20% до 46% тех, кто имеет по этому поводу твердую позицию (51% участников опроса ВЦИОМа затруднились с ответом), объясняют свою неприязнь к приезжим культурными факторами, и это создает питательную почву для развития культурного расизма.

О росте подобного рода настроений говорят и опросы московских школьников, проведенные в 1998 и 2001 гг. За этот период недифференцированная гордость своей национальностью и страной постепенно стала сменяться убеждением в том, что «русский народ самый лучший в мире», «это уникум, с особым менталитетом». Одновременно былую популярность стало терять мнение о том, что «нужно по-человечески относиться к другим народам», «не унижать людей другой национальности»194.

Опросы, проведенные Центром социологии образования Российской академии образования в Москве в 2002 и 2005 гг., показали, что за этот период, во-первых, значительно уменьшилось число подростков, безразлично относившихся к проблеме миграции, а, во-вторых, приверженность лозунгу «Москва для москвичей» еще больше усилилась: если в 2002 г. его разделял каждый пятый подросток, то в 2005 г. – уже каждый четвертый. Наконец, в-третьих, негативное отношение к иммигрантам, наряду с мальчиками, стали разделять и девочки. При этом, судя по этим данным, лозунг «Москва для москвичей» направлен не столько против российских мигрантов, как против иммигрантов, в особенности, из ближнего зарубежья. Такие настроения выявляют отчетливые двойные стандарты: если в отношении к иммигрантам превалируют опасения за культуру и бюджет города, то в отношении к российским мигрантам признаются их гражданские права, включая право на выбор местожительства и поиск «лучшей доли»195.

Небольшой эксперимент, проведенный в 2006 г. в одной из московских школ, где 70 школьников попросили письменно ответить на вопрос об их отношении к мигрантам, подтверждает эти наблюдения. Негативные настроения выявились у 58 подростков, тогда как позитивные обнаружили только 7. Фактически школьники повторяли то, о чем постоянно твердят журналисты: они отмечали связь мигрантов с преступным миром, наркобизнесом и продажей оружия, антисанитарию и подозрительный интерес к российским женщинам. Любопытно, что лишь семеро упомянули о конкуренции на рынке труда. Совершенно очевидно, что все эти представления сформировались у школьников отнюдь не на основе собственного опыта общения с мигрантами196.

По заключению эксперта Горбачев-Фонда В.Д. Соловья, для значительной части современной молодежи характерны «архетипический инстинкт доминирования, племенная лояльность по крови, стремление к завоеванию». Ценностями им представляются антидемократичный принцип иерархии и эгоцентризм, тогда как равенство всех перед законом отметается. При этом основой молодежных объединений служит «общность крови» (национальность), т. е. биологический, а не социальный признак. В молодежи Соловей видит наиболее недемократичный слой в современной России, и это, по его словам, ставит под вопрос перспективу сложения гражданской нации197. Вряд ли, такие качества следует приписывать всей российской молодежи. Но в отношении скинхедов все это, безусловно, верно. Именно в таких условиях стало возможным то, что журналист назвал «модой на фашизм у молодежи»198.

Скинхедская идентичность не отличается четкостью: «белая раса», «славянское братство» и «русская раса» для них иной раз сливаются в некий трудно расчленимый сплав, а расизм, похоже, не отделяется от национализма. Скорее можно говорить о господстве у них того, что московский социолог Л.Д. Гудков назвал «негативной идентичностью»199. Эта идентичность опирается на расовую ненависть и направлена прежде всего против иммигрантов, появление которых в России объявляется абсолютным злом. Именно на их счет списываются все беды, переживаемые Россией в течение последних 15-20 лет. Между тем, проявляемая скинхедами ксенофобия имеет определенные пределы: ее объектами служат «черные», «азиаты» и «африканцы», тогда как к «белым европейцам» у скинхедов, похоже, претензий нет. Основные идеологемы скинхедов («белая раса», «чистота расы», «человеческий мусор», «расовая война», «белый порядок» и пр.) заимствованы из багажа западных расистов и неонацистов, с которыми у них установились тесные контакты.

В свою очередь, будучи адаптированы к местным условиям, эти понятия выражаются в лозунгах «Россия для русских», «Москва для москвичей». Как это сформулировал один из московских скинхедов в беседе с журналистом, их главными принципами служат «раса, долг, честь»200. В переводе на язык улицы это, по словам другого скинхеда, означает: «В славянской России черным не место». Правда, в ходе дальнейшего разговора выяснилось, что «черных» он делит на «плохих» и «хороших»: «Есть хорошие черные – строители, например, которые приезжают в Россию, строят здесь все и уезжают. А остальные сидят, рынки оккупировали, русским проходу не дают: купи, дескать, купи…» Он был убежден в том, что такие «черные» «спаивают русских и квартиры отбирают» и поэтому надо спасать от них русскую нацию201. Два года спустя тот же подросток объяснял, что «Россия должна быть не только для русских, но – для белых русских», ибо «белые умнее», а «черные» им только мешают202. Любопытно, что этот скинхед, заявивший, что не любит евреев, затем признался, что одна из его бабушек – еврейка. Тем не менее, он считает себя представителем «русской расы» и готов спасать ее от «черных». Мало того, он сделал себе татуировку в виде эсэсовского рунического знака «зиг», но был искренне убежден, что это – знак «русского коловрата»203. Наконец, повторяя известный миф, он верил, что у «черных» все «заразное». Действительно, популярность у скинхедов мифа об опасных инфекциях, исходящих едва ли не от всех приезжих поголовно, подтверждает и Беликов204.

А вот какое письмо московский скинхед написал в газету «Московские новости»: «Хачи ведут себя у нас как хозяева. Скоро Питер, Москва и другие города превратятся в автономные области Кавказа. Для русских наших соотечественников не хватает рабочих мест. Но почему же все рынки и торговые точки заполнены хачами с мобильниками? Происходит порабощение России… Сегодня мы, русские, находимся в России на положении индейцев времен колонизации Америки. Если ничего в государственной национальной политике не изменится, то судьба нам уготована такая же». Успехи иммигрантов он объяснял тем, что, выкачивая огромные деньги из русского населения, они имеют возможность подкупать продажных чиновников. Но «они паразиты на теле России – никогда не будут вкладывать деньги в развитие нашей страны, не станут посылать своих детей на ее защиту. И поэтому их надо вытравить из России». И далее: «Я не фашист. Я – национал-социалист! Мне плевать на негров. Приезжают, учатся, ну и пусть учатся, отучатся и уедут к себе. Я вовсе не против армян или молдаван, которые живут у себя дома. Им до меня нет дела, и мне до них… Я против тех, которые едут сюда, начинают заниматься грязными делами, барыжить и разлагать нашу культуру». Он считает себя патриотом и намерен в рядах скинхедов «заниматься освобождением России от оккупантов»205.

Еще один скинхед, сославшись на падение рождаемости у русских, с раздражением говорил о том, как дагестанцы якобы вытесняют русских из московского района Купчино, где живет его семья206. По словам уже известного нам лидера московских скинхедов Токмакова, иммигранты «с собой привозят только наркотики и СПИД. Каждый день они пристают к нашим женщинам и крадут их»207. От подростков-скинхедов можно услышать и такое: «Мы не любим негров и чеченцев, потому что они не такие, как мы, и делают русским гадости»208.  

А вот как понимает свое место в обществе другой московский скинхед: «Мы “чистим” город от разной грязи, мы, как санитары, работаем, причем абсолютно бесплатно. Так что истинно русские люди должны нам спасибо сказать»209. Ему вторит его собрат из Ханты-Мансийска: «По моему мнению, скины - истинные и единственные патриоты России. Мы - как общественные дружинники, но только вне закона из-за статьи о разжигании межнациональной розни. Мы идем на риск ради страны, стараясь очистить ее от людей, распространяющих оружие и наркотики. Мы против наркоманов, которые позорят нацию, и против чрезмерного употребления алкоголя, отупляющего ее. Мы нужны народу для защиты от эмигрантов, которые творят беспредел. Главная идея движения скинхедов - русское национальное единство. Россия - для русских и тех национальностей, которые здесь живут с древних времен. Мы против дагестанцев, чеченцев...» Говоря об иммигрантах, он заявил: «Они как вирус. А мы иммунная система организма, которая борется с болезнью»210. Все такие высказывания почти буквально воспроизводит известные нацистские изречения211. Подобным же образом совершавшие в 2002-2005 гг. нападения на узбекских и таджикских гастарбайтеров скинхеды Новосибирска называли себя «нацией чистых арийцев» и призывали «очистить область от нерусских»212.

Иными словами, в представлениях скинхедов странным образом смешиваются обрывки школьных знаний с услышанным от взрослых или почерпнутым из СМИ, что наслаивается на страшный комплекс неполноценности и полное непонимание того, как работают современные политическая, социальная и экономическая системы. Во-первых, всю сложную проблему иммиграции они сводят, главным образом, к тому, кто и как торгует на мелкооптовых рынках. Во-вторых, безработицу среди русских они почему-то стремятся объяснять тем, что среди торговцев на рынках преобладают южане, хотя совершенно ясно, что никаких связей между этими явлениями не наблюдается. Не понимают они и того, что подавляющее большинство иммигрантов находят применение своим силам в тех областях, связанных с тяжелым ручным трудом, куда местное население идти не желает. В-третьих, они со слов взрослых обвиняют иммигрантов в стремлении завести здесь свои порядки и «разложить нашу культуру», но понятие «культуры» в этом дискурсе остается весьма неопределенным. Оно скорее служит значимым символом в оппозиции «мы/они», который не нуждается в расшифровке. В-четвертых, исходя из примордиалистских штампов, они не верят, что иммигранты могут быть лояльными России и действовать в ее интересах; иммигранты для них по определению являются «пятой колонной», лишь приносящей стране вред. В-пятых, они представляют русских, включая и чиновников, безвольными исполнителями желаний якобы могущественных приезжих: те «спаивают русских», «делают их наркоманами», «крадут русских женщин», «подкупают русских чиновников» и т. д. Любопытно, что в коррупции обвиняются не чиновники или работники правоохранительных органов, обкладывающие иммигрантов бесчисленными поборами, а сами иммигранты, страдающие от чиновничьего произвола. Иными словами, русские изображаются покорной безвольной массой, с которой иммигранты якобы делают все, что хотят. В этом контексте русские оказываются «индейцами», а иммигранты – «колонизаторами» и «оккупантами», против которых якобы следует вести «национально-освободительную борьбу». В-шестых, наличие у России развитой государственности, включая законодательство, административные и правоохранительные органы, полностью выносится за скобки. Им скинхеды не доверяют и помощи от них не ожидают, представляя именно себя главной силой, способной решить проблему миграции.

В то же время, считая себя патриотами России, многие скинхеды не одобряют Гитлера и вовсе не хотят ассоциироваться с «фашистами». Зато они с гордостью называют себя «расистами»: «Русские националисты – да! Расисты – да! Но только не фашисты»213. По той же причине они предпочитают называть себя «бритоголовыми», а не «скинхедами»214. В ряде случаев они представляют себя «народными мстителями», как это было в случае кавказских погромов в Москве и Подмосковье осенью 2002 г. вслед за захватом заложников в Театральном центре на Дубровке215. По словам того же Беликова, принадлежность к скин-движению придает позитивный имидж хулигану и насильнику, делая его борцом против «кавказцев и азиатов», «защитником идеи», «русским патриотом», «защитником Родины»216. При отсутствии внятных общественных целей идея «защиты Родины» от «пришельцев», хорошо укладывающаяся в парадигму официального патриотизма, кажется подросткам весьма привлекательной и позволяет придавать своей бесцветной жизни героическую окраску. Поэтому, как это сформулировал один журналист, «сегодня в России модно быть нацистом»217.  Действительно, скин-движение помогает вчерашним неудачникам и маргиналам поверить в свои силы, преодолеть комплекс неполноценности, ощутить чувство солидарности и увидеть себя победителем в борьбе за «правое дело»218. Как говорит герой популярного у скинхедов романа Д. Нестерова «Скины. Русь пробуждается», «Фашизм – это круто! Потому что культивируются здоровые вещи – храбрость, любовь, личность»219.

Между тем, романтический образ скинхеда («русский Робин Гуд», борец за идею, избегающий алкоголя и наркотиков) разрушается при столкновении с суровой действительностью. Например, обвиняя «инородцев» в склонности к криминальным действиям, скинхеды не имеют ничего против преступников-славян и, повзрослев, иной раз сами охотно вступают в такие группировки. В 1997 г. журналист Е. Карамьян даже выделил среди скинхедов особую группу рэкетиров, прикрывающихся неонацистскими лозунгами. Эту группу он считал самой опасной220. Позднее это с полной силой проявилось в деятельности ОБ-88, костяк которой, по данным того же журналиста, составляли бывшие уголовники, занимавшиеся рэкетом. Они питали ненависть не только к «врагам расы», но и к конкурентам221. Любопытно также, что «патриотизм» не мешает скинхедам недолюбливать армию и стремиться «отмазаться» от военной службы222. Кроме того, в отличие от своих западных единомышленников многие российские скинхеды вовсе не чураются алкоголя и наркотиков223.

В беседе с журналистом один из скинхедов с гордостью назвал себя «арийцем» и без колебаний отождествил русских с арийцами. Он представился «чистокровным русским», якобы обладающим «особым генетическим кодом». Он даже попытался просветить журналиста относительно «идеальных арийских черепов», якобы встречавшихся еще в неолите224. Другой скинхед, напротив, заявил корреспонденту: «Мы не считаем себя русскими, мы принадлежим к белой расе»225. В любом случае «арийская идея» получила среди скинхедов необычайную популярность. Ее истоки следует искать в многочисленной антисемитской литературе, распространявшейся в России, начиная с 1990-х гг., где воспроизводился славянизированный нацистский миф о вечной борьбе «арийцев» с «семитами»226. На российской почве он иной раз выступает в виде борьбы Сталина с евреями, причем Сталин изображается осетином, а, следовательно, «аланом, или арийцем»227. Одновременно к «арийцам» причисляются и русские. Именно эта версия получила необычайное распространение у скинхедов228. Огромную роль в навязывании им арийской идентичности играют тексты песен их любимых рок-ансамблей, где говорится об «арийском реванше», «арийском мече», «арийской доблести» и «Белой цивилизации». Одна из московских групп скинхедов, отличившаяся в мае 1998 г. попыткой поджога синагоги в Отрадном, гордо называла себя «Небесными ариями»; другая, тюменская, звалась «Арийскими тюменскими скинхедами». Во второй половине 1990-х гг. один из лидеров московских скинхедов Кирилл Колосов увлекался «арийским православием».

Среди излюбленных песен скинхедов есть и «Слава Победе!», исполняемая их культовой рок-группой «Коловрат». Речь идет отнюдь не о победе в Великой Отечественной войне, как мог бы подумать непосвященный. В песне говорится следующее: «Ты поднялся на бой,/ Белый воин, арийский герой./ Сталь зажата в тяжелой руке,/ Гнев народа в твоем кулаке./ (...)/ Белый порядок, арийский диктат,/ Власть на штыках беспощадных солдат./ Вьется кровавый нордический стяг,/ Бритоголовый печатает шаг./ (...)/ Мы боремся против смешения рас,/ Эта планета во власти у нас./ Братья, в атаку, и только вперед!/ За нами Россия, за нами народ»229. А вот слова другой песни, называющей уже конкретного врага: «Перебить без пощады/ Всех кавказских чертей/ Да за русский порядок!/ Ради наших детей…»230 

Важными символами для скинхедов служат «88» (условное обозначение для нацистского приветствия «Heil Hitler»), ZOG (Zionist Occupation Government), WP (White Power), рунические знаки, – все эти символы пришли к ним от Западных неонацистов и расистов. Но особенно большой популярностью пользуются кельтский крест231 и изображение косого «конфедератского» креста с 13 звездами (символа южных американских штатов эпохи гражданской войны, ставшего символом Ку-клукс-клана). Широкий спрос имеют и нашивки с изображением государственного флага России. За «доблесть», проявленную в борьбе с «инородцами», скинхед получает право носить белые шнурки на ботинках. Кроме того, огромным символическим смыслом нагружаются особенности поведения, одежда и ее специфические детали, молодежный жаргон, ритуал посвящения232.

Таким образом, как свидетельствует Беликов, «большинство скинхедов в России исповедуют крайне расистские взгляды со значительным уклоном в сторону фашизма и национализма»233. В его изложении социально-политические представления скинхедов сводятся к следующим положениям: безусловное превосходство своей расы (нации) над другими («раса – наша религия»), построение унитарного русского (славянского) государства на принципах расовой дискриминации, апартеида и сегрегации, установление жесткого контроля над передвижением «цветного» населения, введение сегрегации в сфере занятости («небелым» - лишь тяжелые и вредные виды работы, полное блокирование их доступа к руководящим должностям), распределение социальных благ только среди «белого» населения, стимулирование высокой рождаемости среди «белых» и принудительное снижение рождаемости у «небелых», введение сословности и преемственности трудовых династий, изоляционизм на международной арене и отказ от республик Северного Кавказа с насильственной депортацией туда всех выходцев оттуда. Что касается потери Северного Кавказа, то скинхеды считают, что «беречь надо не землю, а чистоту русской крови»234. Они являются принципиальными противниками демократии и сторонниками жестких мер в решении как внутри-, так и внешнеполитических проблем235.

При этом расизм в идеологии скинхедов имеет определенные ограничения и рационализируется как неприятие чужаков на своей территории. В отличие от нацистов скинхеды даже и не помышляют об уничтожении всех евреев, чеченцев, азербайджанцев, таджиков или, наконец, африканцев поголовно и повсюду. Они лишь отстаивают «чистоту» своей «этнической территории», полагая, что каждый обязан жить исключительно на своей «исторической родине». Мало того, как мы видели, иной раз они даже допускают, что приезжие могут работать на стройках, однако убеждены в том, что к бизнесу тех допускать никак нельзя236. Кроме того, по словам воспроизводящего их идеологемы Беликова, «на общую дестабилизацию ситуации <в стране> повлияло и то, что многие из приезжих сохранили основы своей национальной культуры, обычаев, традиций, а также религиозные нормы». И он в полном согласии с некоторыми современными российскими культурологами и конфликтологами находит «естественным» тот факт, что культурные различия непременно должны приводить к конфликтам237. Среди десяти основных претензий скинхедов к иммигрантам, которые он выделяет, два относятся к сфере культуры: «насаждение своих порядков» и «разрушение национальной культуры»238. В этом смысле настроения скинхедов идеально соответствуют идеологии западных «Новых правых», или «культурному расизму», который в последние годы активно завоевывает популярность и в России239.

Впрочем, в своих рассуждениях некоторые скинхеды идут много дальше и ставят перед собой более радикальные задачи, как это зафиксировал московский журналист: «Мы боремся с расово неполноценными ублюдками, заполонившими Россию. Всех недочеловеков депортировать невозможно, поэтому скоро мы начнем тотальную резню ниггеров, жидов, кавказцев, цыган и прочих существ низшей расы. Но главное – уничтожить неполноценных человекообразных существ от смешанных браков. Затем мы начнем учить татар быть слугами своих белых хозяев»240.

Реакция правоохранительных органов

Иной раз, встречаясь с молодежным насилием, работники правоохранительных органов заявляют, что речь идет не о скинхедах, а о «футбольных фанатах». Например, именно последним приписал акцию в Царицыно начальник ГУВД Москвы, генерал В. Пронин, и они действительно встречались среди погромщиков241. Как установили журналисты, один из упоминавшихся выше бритоголовых, называющий себя «скинхедом» и создавший свою банду из десяти человек, числился в детской комнате милиции «футбольным фанатом»242. Ведь, иной раз в случае задержания скинхеды предпочитают объявлять себя «футбольными фанатами». Это не случайно, ибо страсть скинхедов к посещению футбольных матчей и их участие в погромных действиях совместно с футбольными фанатами хорошо известны. Столь же хорошо известно, что скинхеды иной раз легко переходят в состав футбольных фанатов, а те в свою очередь пополняют ряды скинхедов243.

Сегодня ситуация такова, что между группами агрессивных футбольных фанатов и скинхедами, действительно, нет резкой границы. Если в Европе еще в 1980-х гг. некоторые футбольные матчи заканчивались кровавыми стычками между болельщиками244, то в Россию эта мода пришла десять лет спустя. При этом, по свидетельству журналистов, многим российским футбольным фанатам свойственна этнорасовая ненависть. Сегодня даже в ГУВД признают, что политизированные футбольные фанаты являются едва ли не самыми опасными группировками среди молодых радикалов. Именно их было много среди тех, кто устроили беспорядки на Манежной площади и в Охотном ряду в июне 2002 г. Они разделяют лозунг «Белой силы» и иной раз объединяются со скинхедами для нападений не только на рэпперов, но и на «инородцев»: кавказцев, выходцев из Средней Азии, китайцев и вьетнамцев. Впрочем, у футбольных фанатов встречается и пренебрежительное отношение к скинхедам, которых они «настоящими бойцами» не считают. Центрами концентрации футбольных фанатов и их наиболее агрессивных группировок являются Москва и Петербург, причем некоторые из них поддерживают тесные контакты с ЛДПР, другие – с «Идущими вместе»245. В Петербурге излюбленными объектами их нападений служат места продажи шаурмы и рестораны Макдональдс246. В свою очередь скинхеды также не обходят своим вниманием футбольные матчи, но, по словам одного из них, не для того, «чтобы матчи смотреть – а чтобы “после игры махаться”. В основном с кавказцами»247. То же самое наблюдается и в г. Орле, где скины фактически неотличимы от футбольных фанатов248.

Если милиция имеет дело с ограблением иностранца, то для нее версия о расовой ненависти как мотиве преступления автоматически исключается. Между тем, это далеко не очевидно. По словам Беликова, скинхеды нередко объясняют такие действия сбором средств «на нужды белого народа» и в виде «налога за право пребывать на русской земле»249.

Еще недавно Пронин заявлял, что, раз у скинхедов нет никакой формальной организации, то и нет надобности их признавать. Он предпочитал видеть в них «шпану подмосковную и нашу московскую, которая выбирает цветнокожих и пытается с ними расправиться». Для него эта «шпана» не шла ни в какое сравнение с «леворадикальными экстремистами», с которыми он и был намерен прежде всего бороться250. Любопытно, что еще в апреле 2002 г. на координационном совещании работников правоохранительных органов Москвы и Московской области было решено, что бороться надо прежде всего с экстремизмом, а экстремистов следует искать не среди скинхедов, а в мусульманских организациях251. Такую позицию разделяют в Ростовской области252 и в Краснодарском крае253. Как сокрушались журналисты, в начале 2000-х гг. милиция смотрела на «забавы» скинхедов сквозь пальцы, не считая их достойными своего внимания254. Сегодня это с сожалением признают и некоторые работники правоохранительных органов255.

Например, когда в 2000 г. африканские активисты принесли в петербургскую городское управление внутренних дел фотографии с зафиксированными на них расистскими надписями, там им заявили, что «в России нет расизма» и отказались с ними разговаривать256. Именно в этом контексте деятельность скинхедов объявлялась «хулиганством», а не «расизмом», что, разумеется, помогало им избежать сурового наказания («хулиганство» проходит по статье 213 УК, а «возбуждение межнациональной розни» - по ст. 282)257. Любопытно, что в ноябре 2005 г., т. е. уже после бесчинств скинхедов на ряде московских рынков, с этим солидаризировался и депутат Госдумы от ЛДПР А. Митрофанов, объявивший Москву едва ли не самым безопасным городом мира и призвавший не придавать чрезмерного значения уличному «хулиганству»258. Аналогичным образом, журналист А. Невзоров доказывал, что «расизм вообще не свойственен Питеру», и настаивал, что речь должна идти о «бытовухе»259.

Характерно, что во второй половине 1990-х и в начале 2000-х гг. милиция старалась не замечать деятельности скинхедов, и лишь нападение Токмакова на чернокожего охранника американского посольства, сделавшего этот инцидент предметом международного внимания, заставило правоохранительные органы и суд принять решительные меры. В противном случае скинхед снова мог отделаться лишь порицанием за «хулиганство» и был бы отпущен на свободу, как это неоднократно случалось ранее260. Например, когда в Москве год спустя скинхеды забили до смерти афганца, уголовное дело даже не было возбуждено. Характерно, что накануне этот афганец, несмотря на наличие у него всех необходимых документов, пробыл некоторое время под арестом в московском отделении милиции, очевидно, за «неславянский тип лица»261.   

Иными словами, милиция, как и в советское время, готова всеми силами защищать государство и действующих чиновников, но никак не граждан этого государства и, тем более, приезжих. Как показал опрос Левада-Центра, это признают и многие стражи порядка (41%)262. Руководство московской милиции полагает, что проблему было бы легче решить путем ужесточения для приезжих режима пребывания в столице. В частности, неоднократно предлагалось ввести специальные нормы въезда и регистрации граждан, чтобы снизить приток мигрантов. С этой точки зрения, агрессивная деятельность скинхедов помогает достижению сходного эффекта и, как это ни странно, оказывает помощь московской милиции263. Российская милиция пользуется очень низким доверием у граждан России, многие из которых полагают, что она защищает государство, власть, саму себя и даже мафию, но только не народ264. Действительно, как показывает милицейская отчетность, сегодня правоохранительные органы не способны к эффективной борьбе с криминалом, и раскрываемость преступлений оказывается весьма низкой265. Именно поэтому, не доверяя милиции и суду, граждане иной раз склонны прибегать к самосуду и устраивать погромы, видя в этом единственный путь к решению своих проблем266. Это – одна из причин, по которым они иной раз сочувственно относятся к действиям скинхедов.  

Местные власти тоже недооценивают угрозу для общественной стабильности, исходящую от движения скинхедов. Поэтому они не занимаются отслеживанием их деятельности, которая порой застает их врасплох. Так, например, произошло с неонацистским рок-концертом, готовившимся в столичном клубе «Эстакада» в начале октября 2004 г. Для префектуры Юго-Восточного административного округа столицы это стало полной неожиданностью, хотя рекламные плакаты об этом были расклеены по всему городу. Лишь в последний момент местным властям удалось отменить концерт и с помощью ОМОНа отправить домой пришедших на него зрителей. Между тем, такие концерты нередко заканчиваются тем, что разгоряченные зрители начинают заниматься поиском «инородцев» и, найдя свою жертву, жестоко ее избивают267.

«Расовая война» на городских улицах

Тем временем действия скинхедов постепенно получают организационное оформление. В сентябре 2005 г. петербургская «Партия Свободы» создала из скинхедов группы «Белого патруля», призванные «очищать» город от «инородцев». С тех пор аналогичные ячейки возникли в ряде других городов России, включая Москву. Их обучению служит «Пособие по уличному террору», одно время украшавшее сайты петербургских скинхедов268. В этом пособии, написанном со знанием дела, детально объясняется, как, где и чем именно следует калечить и убивать людей. Оно объявляет приезжих «биомусором» и для немедленной расправы с ними рекомендует газовый баллончик или нож. Недавно даже представителю правоохранительных органов Петербурга пришлось признать, что «происходящее сейчас в Питере напоминает партизанскую войну, а не просто вылазки отдельных хулиганов, как это пытаются представить»269.  

Упоминавшийся выше термин «черные» получил в 1990-х гг. широкое распространение как эвфемизм для приезжих с Кавказа и из Средней Азии, ставших первыми жертвами озверелых скинхедов. Например, еще 30 мая 1997 г. скинхеды разгромили лагерь узбекских беженцев в Подмосковье. При этом пять человек были изувечены и погиб годовалый ребенок270. Но, по свидетельству Беликова, едва ли не главной мишенью для преследований со стороны скинхедов являются «лица кавказской национальности». Выбор объекта для нападений определяется визуально – чертами лица или этнорелигиозными особенностями одежды271. Не в меньшей степени нападениям подвергаются африканцы и азиаты. При этом, к удивлению корейцев, они в этом контексте также оказываются «черными» со всеми вытекающими из этого последствиями272.

С конца 1996 г. начались избиения иностранных студентов в Воронеже. Однако местные власти не спешили принимать решительные меры. Они, напротив, смотрели сквозь пальцы на деятельность местного отделения неонацистского РНЕ273 и вплоть до марта 2004 г. отрицали наличие в городе скинхедов274. В августе 1997 г. во Владимире была раскрыта группировка из 200 скинхедов, занимавшихся избиением африканских студентов под лозунгом «Смерть неграм!»275 В 1997 г. скинхеды появились в Саратове. Вначале они ограничивались тусовками в рок-клубе, но спустя пять лет с появлением новой генерации они начали нападать на «кавказцев» и одного из них убили на троллейбусной остановке на глазах у безучастной публики276. Летом 2001 г. скинхеды несколько раз нападали на китайских студентов в Орле277. В 2001 г. в Кемерово нигде не работающие подростки попытались представить себя «санитарами леса» и начали убивать встречавшихся на их пути бомжей278.

Первым громким делом было, как уже отмечалось, нападение Токмакова на чернокожего охранника американского посольства в Москве 2 мая 1998 г. Это произошло отнюдь не случайно, а являлось звеном в серии запланированных акций, посвященных дню рождения Гитлера, о чем скинхеды накануне предупредили все ведущие московские газеты. Журналисты отнеслись к этому скептически, но жизнь показала, что скинхеды вовсе не шутили. В апреле-мае 1998 г. Москва была шокирована серией нападений на темнокожих выходцев из стран Африки, а также Пакистана, Индии и даже на генерального секретаря Британской социалистической партии. По сути, именно это впервые продемонстрировало всю серьезность намерений скинхедов и привлекло к ним внимания журналистов279.

Арест сделал Токмакова популярным у скинхедов280 и поднял престиж возглавляемой им группы «Русская цель», что привело к резкому росту ее численности до 80-90 чел. В те дни не только московские скинхеды, но и их собратья из других городов устраивали митинги у американского посольства с лозунгами: «Россия - для русских, Америка - для белых, негров - в джунгли»281. А через полгода после этого 5 декабря 1998 г. впервые в истории столицы скинхеды и неонацисты беспрепятственно промаршировали через исторический центр города с криками «Россия для русских, Москва для москвичей» и другими оскорбительными лозунгами282. В том же году в акциях скинхедов появилась и еще одна новая черта – они усилили свою активность в провинциальных городах, одним из которых стал Архангельск, за которым последовал Волгоград283. Тогда же скинхеды появились в Екатеринбурге. Там они вначале обслуживали криминальный бизнес, участвуя в разборках между конкурентами. Но с лета 2001 г. они стали по своей собственной инициативе устраивать массовые побоища284.

В начале 2000-х гг. нападения скинхедов заметно участились. Вот как рассказывает об этом секретарь посольства Кении Саймон Койма, подвергшийся нападению в центре Москвы 2 февраля 2002 г.: «По дороге к метро … я и увидел 20-30 молодых людей, которые пили пиво. Вы, наверное, знаете: такие парни одеваются в черные кожаные куртки с соответствующей символикой. И еще они носят тяжелые кирзовые сапоги285. Так вот, трое из них встали на дороге, не давая мне пройти, и начали приставать. Я услышал слова: “черный”, “вон из России”, а потом на меня посыпались различные реплики матом. Парни сорвали с меня шапку. Сначала ударил один, потом – второй. Они били меня кулаками, ногами – в том числе и по голове. Но тут за меня вступилась одна женщина – она проходила мимо и, увидев, что происходит, принялась их ругать. Я побежал прочь…»286 

В этот период скинхеды фактически терроризировали в столице сотрудников африканских посольств, их родных и африканских студентов287. В частности, 23 августа 2001 г. скинхеды избили в Москве беженца из Анголы, который вскоре умер от побоев, причем нападение произошло недалеко от отделения милиции, откуда никакой помощи африканец не дождался. Это позволило журналистке заявить о том, что «расизм в Москве разросся в последние годы до неприличных для европейской страны масштабов»288. Действительно, за полтора года, начиная с мая 2000 г. и до начала 2002 г., от нападений скинхедов пострадали граждане 23 стран, причем в 104 случаях жертвы, получившие тяжелые увечья, вынуждены были лечиться в больнице, а четыре африканца погибли. При этом на жалобы и просьбы о помощи со стороны африканских дипломатов сотрудники МИД им разъясняли, что все это – не расизм и не ксенофобия289. В конце января 2002 г. в центре Петербурга на Невском проспекте скинхеды зверски убили 19-летнего китайского студента, а в сентябре они несколько раз нападали на азербайджанцев, торговавших арбузами. Но и в этих случаях милиция не находила в их действиях расистских побуждений290. Даже их откровенная демонстрация фашистской символики на стрелке Васильевского острова 9 мая 2002 г. и открыто проведенное ими факельное шествие 28 сентября того же года не возымели никаких действий на правоохранительные органы. Зато там упрекали журналистов в «излишнем ажиотаже» вокруг акций скинхедов и продолжали твердить о столкновениях «на бытовой почве»291.

Одним из самых громких дел, вызвавших большой общественный резонанс, было убийство в Петербурге 9-летней таджикской девочки Хуршеды Султоновой, возвращавшейся вечером домой с 35-летним отцом и 11-летним двоюродным братом. Это случилось 9 февраля 2004 г., когда на них напала группа агрессивно настроенных подростков. Мужчина был жестоко избит, его племяннику чудом удалось уцелеть, а дочь, получившая 11 колото-резаных ран, умерла, даже не дождавшись «Скорой помощи». При этом Юсуф Султонов имел официальную регистрацию и вполне легально работал грузчиком на близлежащем рынке. И в этом случае в милиции вначале отрицали, что в деле были замешаны скинхеды, но затем все же признали, что нападение было совершено на почве национальной ненависти. В связи с этим случаем губернатор Петербурга В. Матвиенко признала наличие расизма в городе, но призвала горожан самим создавать атмосферу нетерпимости к подобным преступлениям. Между тем, местные социологи приводили тревожные данные о том, что немалое число горожан сочувствовали экстремистам. Стражи порядка также были несклонны уделять расистским акциям повышенное внимание и до этого случая отрицали наличие в городе экстремистских групп, хотя в 2003 г. произошло не менее десятки подобных инцидентов292. Бывший вице-губернатор Петербурга А. Черненко даже спустя несколько месяцев после описанного происшествия вопреки фактам утверждал, что Петербург по числу расистских проявлений стоял на одном из последних мест среди городов России293.

В то же время после 1998 г. агрессивные действия скинхедов приобрели новое качество – с этих пор они стали пускать в ход оружие, в том числе, огнестрельное. Это подтверждают, в частности, московские юристы. По приводимой ими уголовной статистике, доля молодежных преступлений, совершенных с применением огнестрельного оружия, постоянно росла с 5,9% в 1998 г. до 11,2% в 2002 г.294 В Москве этим отличалась группа «Беркут», члены которой в 1999-2000 гг. «очищали» город, убивая пьяных и бомжей295. В сентябре 1998 и в 1999 гг. скинхеды нападали на посетителей рэп-концертов на Манежной площади в Москве296.

Если раньше в своем вандализме молодые антисемиты ограничивались синагогами и еврейскими кладбищами, то с 1999 г. начались вооруженные нападения на религиозных евреев. 13 июля 1999 г. 20-летний студент-юрист ворвался с ножом в Московскую хоральную синагогу и, крича, что уничтожит всех евреев, тяжело ранил руководителя Еврейского центра искусств Л. Кальмовского297. В конце сентября 2001 г. скинхеды избили в Москве четырех учащихся йешивы. 15 декабря 2004 г. в московском трамвае трое юношей напали на молодого горского еврея, в результате чего он получил тяжелое ножевое ранение. 14 января 2005 г. несколько молодых москвичей напали в подземном переходе на двух раввинов и одного из них, президента Лиги «Маген» А. Лакшина, жестоко избили, после чего тот оказался в больнице298. И, хотя виновные в избиении раввина понесли за это наказание, суд не признал в их действиях никаких антисемитских мотивов299.

А ровно через год, 11 января 2006 г., нигде не работающий 21-летний москвич А. Копцев ворвался в синагогу на Большой Бронной и с криками «я пришел вас убивать» и «Хайль Гитлер» ранил ножом девять прихожан, включая троих иностранцев. При обыске в квартире у Копцева были найдены неонацистская литература, включая «Дневники Тернера»300, и фашистская символика. Было также установлено, что он черпал вдохновение из неоязыческой антисемитской книги В. Истархова «Удар русских богов», найденной им на одном из экстремистских сайтов в Интернете301. По информации, полученной журналисткой газеты «Московский комсомолец», подросток принадлежал к скин-сообществу и посещал праворадикальные рок-концерты302, однако следствие доказывало, что он действовал в одиночку. Во время суда Копцев не удержался от расистских и антисемитских заявлений, навеянных прочитанной им литературой. В частности, он обвинил всех евреев в том, что якобы у них в генах заложено вести «войну против русского народа». Он также утверждал, что русские в России унижены и угнетены, ибо власть находится в руках евреев303. За содеянное Копцев был осужден к 16 годам лишения свободы в колонии строгого режима, причем в число обвинений входило и «разжигание межнациональной розни». Это был первый столь суровый приговор, вынесенный за расистское нападение304.

Новым рубежом стал 2000 г., когда скинхеды провели первые крупные акции в Москве. 18 марта 2000 г. около тысячи бритоголовых атаковали молодых людей, пришедших ко Дворцу спорта «Динамо» для участия в фестивале рэп- и панк-музыки в поддержку кандидата в президенты Г. Явлинского. Вскоре после этого они сорвали антифашистский концерт во Дворце культуры на Ленинградском проспекте, жестоко избивая тех, кого они принимали за его потенциальных посетителей. Первый по-настоящему крупный погром произошел в Москве 21 октября 2000 г. недалеко от станции м. «Сокол», где скинхеды напали на вьетнамское общежитие. Затем 15 марта 2001 г. от рук скинхедов пострадала армянская школа. Еще более крупный погром произошел 21 апреля того же года на рынке в Ясенево в ознаменование очередного дня рождения Гитлера. Накануне скинхеды массами появлялись в центре Москвы и на ее окраинах, скандируя нацистские лозунги и размахивая флагами со свастикой. Затем на Манежной площади они спровоцировали драку с чеченцами, в которой один из тех получил смертельный удар ножом. Милиция реагировала на это достаточно вяло, и там даже заявили, что, «несмотря на расистские выкрики, говорить о принадлежности этих ребят к неонацистам пока не приходится»305. На следующий день 200-300 скинхедов вихрем пронеслись по продуктовому рынку в Ясенево, переломав все торговые палатки кавказцев и нанеся травмы десяти гражданам. Тогда милиции удалось арестовать 68 участников акции, но лишь шестеро из них предстали перед судом. При этом их обвинили всего лишь в «злостном хулиганстве»306.

Гораздо меньше внимания привлек погром киосков, торговавших кавказской пищей, в Лужниках 24 июня 2001 г. во время очередного праздника, ежегодно устраивавшегося газетой «Московский комсомолец». Эта очередная акция скинхедов прошла почти незамеченной на фоне массовых драк, учиненных там же футбольными фанатами и другими любителями демонстрации силы307.  

30 октября 2001 г. произошел уже упоминавшийся погром на Царицынском продовольственном рынке, в котором участвовали до 250-300 подростков, вооруженных палками и металлическими прутами. Избиения продолжались в метро, а затем на рынке у станции м. «Каширская» и в гостинице «Севастополь» у станции м. «Каховская». В итоге были ранены более восьмидесяти человек, двадцать два из них с травмами разной степени тяжести попали в больницу, а четверо от полученных ран скончались. Стражам порядка удалось задержать всего 26 погромщиков, причем большинство из них были отпущены на свободу. На скамье подсудимых оказались лишь пятеро, причем им инкриминировали «убийство» и «хулиганство». Один из них получил 9-летний срок (но вскоре его снизили до 5 лет), трое – по три года, а пятый вовсе был отпущен на свободу308. Любопытно, что один из задержанных, по кличке «фашист», уже находился под следствием по делу о погроме в Ясенево. Однако это не помешало ему принять участие в новой акции309. Ясно, что снисходительное отношение милиции и судебных органов к скинхедам только вдохновляет их на новые подвиги.

После этого погромы стали проходить с завидной регулярностью. В ночь с 16 на 17 февраля 2002 г. 150-200 радикально настроенных подростков впервые устроили погром в Петербурге на проспекте Просвещения под лозунгом «очистить Россию от черноты»310. 30 марта скины учинили в Екатеринбурге кровавую драку с рэпперами, пришедшими на концерт в ДК им. Лаврова. Затем в ночь с 12 на 13 мая произошел погром в самом центре Москвы на Старом Арбате. Задержанные на местах погромов подростки были вскоре отпущены; никаких судебных преследований эти происшествия не вызвали. Поздно вечером 9 июня 2002 г. вслед за упомянутыми выше беспорядками на Манеже нападению подверглось общежитие вьетнамцев в Капотне в Москве. В апреле 2004 г. скинхеды устроили погром на рынке в Волгограде, 10 мая 2004 г. они разгромили торговые павильоны у станции м. «Коломенское» в Москве и в том же году совершили нападение на Мытный рынок в Нижнем Новгороде. В 2005 г. наблюдались попытки организовать погромы на рынках Челябинска и Уфы, но в этих случаях они были успешно пресечены сотрудниками правоохранительных органов. 27 марта 2006 г. произошел погром рынка в Екатеринбурге.

Наконец, в 2006-2007 гг. репертуар молодых радикалов обогатился организацией взрывов в местах большого скопления народа. Иными словами, теперь они перешли к тактике терактов, причем среди их устроителей были студенты престижных вузов. Летом 2006 г. были устроены взрывы у зала игровых автоматов рядом со станцией м. «Братиславская» и в торговом павильоне на Сереневом бульваре, но по счастливой случайности тогда обошлось без жертв. Затем 21 августа 2006 г. прогремел взрыв самодельной бомбы на Черкизовском вещевом рынке в Москве, унесший жизни тринадцати человек311. В начале 2007 г. эстафету у москвичей приняли петербуржцы: 4 февраля был взорван цветочный ларек у станции м. «Владимирская», в результате чего пострадали продавщица и двое бездомных, а 18 февраля раздался взрыв в ресторане «Макдональдс», расположенном в самом центре Петербурга, где ранения получили десять человек, включая двоих детей312.

Журналисты отмечают некоторую связь взрывов насилия с крупными терактами в Москве313. Например, в дни захвата террористами театрального центра на Дубровке скинхеды в черных масках разгромили привокзальный рынок в г. Чехове и избили там продавцов «неславянской внешности»314. Однако, если учитывать полную картину кровавой деятельности скинхедов, то объяснить ее одним лишь «народным гневом» против «кавказцев-террористов» оказывается затруднительным. Теракты могли послужить поводом к насилию, однако оно происходило и без них.    

Начиная с 2000 г., скинхеды преследовали «инородцев» уже во многих регионах России (в Петербурге, Центральной России, Поволжье, Западной Сибири), и от их рук страдали армяне, азербайджанцы, цыгане, чеченцы, религиозные евреи, узбеки, таджики, африканцы, корейцы и др. При этом, если прежде бритоголовые ограничивались, главным образом, побоями, то в последние годы они перешли к убийствам, для чего все чаще использовали огнестрельное оружие. В итоге, в 2000-2002 гг. скинхеды убили не менее 20 чел. (многие эксперты единодушны в том, что статистика такого рода сильно занижена). В 2003 г., по данным «Международной амнистии», было зарегистрировано 204 нападения на расовой почве315. В 2004-2005 гг. их число увеличилось. Правозащитники фиксируют резкий рост активности скинхедов за последние три-четыре года. В 2004 г. по расовым мотивам в России было совершено 264 нападения, повлекших гибель 47 человек, что в два раза выше показателя предыдущего года. В 2005 г., по данным Центра «СОВА», число таких убийств не уменьшилось (47), а число нападений по расовым мотивам резко возросло (до 461). Наконец, по данным тех же правозащитников, в 2006 г. от нападений пострадали 539 чел., причем 54 из них погибли316. Однако, как и прежде, имеются основания считать эти цифры заниженными. Во все эти годы львиная доля пострадавших приходилась на Московский регион, значительно опережавший Петербург, устойчиво занимавший второе место: в 2005-2006 гг. число пострадавших в Москве было в четыре-пять раз большим (в 2006 г. в Москве – 252, в Петербурге – 56 пострадавших)317. И это притом, что по уровню организованной преступности Петербург значительно опережал Москву318. Судя по приведенным правозащитниками данным, нападениям подвергаются непропорционально много выходцев из Африки и, особенно, из Восточной и Юго-восточной Азии, что лишний раз свидетельствует о расистских мотивах нападений. Например, только в 2006 г. от расистских нападений пострадали 66 выходцев с Кавказа, 51 – из Центральной Азии, 49 – из стран Восточной и Юго-восточной Азии и 27 «темнокожих». Вместе с тем, статистика двух последних лет показывает, что среди пострадавших доля двух последних категорий немного уменьшается, а двух первых – прогрессивно растет319.

Тем временем, на улицах российских городов все чаще появляются молодые антифашисты, которые по-своему пытаются противодействовать скинхедам и неонацистам. Если в 1999-2000 гг. антифашистов было еще мало и они нередко оказывались легкими жертвами праворадикальной молодежи, то сегодня это движение быстро растет. Любопытно, что оно тоже привлекает к себе футбольных фанатов, но тех, кто недоволен действиями неонацистов. 4 ноября 2006 г. петербургские антифашисты всеми силами пытались препятствовать проведению в городе шовинистического «Русского марша». Стычки между ними и неонацистами происходят все чаще, и с обеих сторон проявляется необычайная жестокость. Например, только в январе 2007 г. в Петербурге произошло пять таких столкновений320. Осенью 2006 г. столкновения молодых антифашистов с неонацистами приняли особенно массовый характер как в Москве (14 сентября у станции метро «Октябрьская»), так и в Петербурге (17 сентября)321. Как пишет корреспондент, именно такое противостояние сегодня «определяет уличный пейзаж обеих столиц»322.

В связи с этим в последние годы у скинхедов-праворадикалов появилась еще одна цель: они стали охотиться на антифашистов, которых они считают «предателями расы». 19 июня 2004 г. в своей петербургской квартире был застрелен известный российский этнолог Н.М. Гиренко, всеми силами стремившийся избавить Петербург от коричневой заразы323. Затем 13 ноября 2005 г. в Петербурге был избит и зарезан студент-антифашист и гитарист панк-группы Тимур Качарава324. 16 апреля 2006 г. на этот раз в Москве неонацистами ножом в сердце был убит 19-летний студент-антифашист Александр Рюхин, шедший с другом на антифашистский музыкальный концерт, причем на суде убийцам было предъявлено обвинение всего лишь в «хулиганстве». И это притом, что, как было установлено, в убийстве участвовали члены известных неонацистских организаций ОБ-88 и «Славянского Союза»325. В конце декабря 2006 г. в Москве в подъезде дома, где жил 20-летний антифашист Т. Бабаджанян, знакомый с убитым ранее Т. Качаравой, сработало взрывное устройство, установленное радикально настроенными подростками326. Наконец, 14 января 2007 г. снова в Петербурге недалеко от своего дома нападению подвергся еще один антифашист 21-летний Иван Елин, который лишь случайно не погиб от нанесенных ему множества ножевых ранений327. А в конце марта 2007 г. в Ижевске от рук скинхедов погиб 18-летний антифашист Станистлав Корепанов328. Правозащитники отмечают, что осенью 2006 г. произошло непропорционально много нападений на неформалов и антифашистов: 34 из 94 случаев329.

Наказание или поощрение?

Между тем, вплоть до недавнего времени как правоохранительные, так и судебные органы старались не замечать деятельности скинхедов или же ограничивались в отношении них весьма мягким наказанием. Еще в середине 1990-х гг. председатель Комитета РФ по печати С. Грызунов сетовал на то, что суды и прокуратура с большой неохотой берутся за дела о разжигании межнациональной розни330. Например, в конце марта 1999 г. в подмосковном городке Сходня бандит расстрелял из автомата машину, в которой ехал директор мелкооптового рынка «Сходня-2» Бехбетов с детьми. При задержании нападавший объяснил свой поступок ненавистью ко всем азербайджанцам. Однако в милиции этот поступок расценили как мафиозную борьбу за передел рынков331. Такое положение к началу 2000-х гг. мало изменилось. И сразу же после теракта в Театральном центре на Дубровке известный журналист имел все основания заявить, что «власть сознательно не занималась профилактикой расизма, ксенофобии, антисемитизма и антикавказских настроений»332.

Действительно, в 1998-2000 гг. по статье 282 УК («разжигание национальной розни») в прокуратуре проходили лишь единичные дела333. В 2001 г. в прокуратуру попало более 70 уголовных дел по факту разжигания межнациональной розни. Но по ним были возбуждены лишь 10 дел334, а до суда дошли только два, причем в обоих приговор был оправдательным335. В 2003 г. было заведено 60 соответствующих дел, а до суда дошли лишь 20 из них. Окончательный вердикт по делу организатора погрома в Царицыно М. Волкова был вынесен Верховным судом РФ 1 апреля 2003 г. Было доказано, что Волков лично подготовил металлические прутья, отвез их в Царицыно, раздал скинхедам и проинструктировал их о том, как более эффективно наносить людям увечья. И хотя от жестоких побоев пострадали более 80 человек, суд счел возможным снизить Волкову срок лишения свободы с 9 до 5 лет. Через три недели после этого 21 апреля 2003 г. в Курске происходил суд над скинхедами, избившими студентов из Малайзии, Танзании и Египта. Стражи закона не нашли в действиях скинхедов никакого «разжигания национальной розни» и судили их за «хулиганство», приговорив к лишению свободы от 9 месяцев до 2 лет условно. Дело о погроме в Ясенево рассматривалось судом присяжных 19 февраля 2004 г. При этом активно участвовавшие в погроме сотрудники журнала «Русский хозяин», включая заместителя редактора, бывшего анархиста 31-летнего А. Семилетникова, были признаны невиновными, а трое остальных подсудимых получили срок лишения свободы от 2,5 до 3,5 лет условно336. Лишь в марте 2004 г. впервые в практике российского судопроизводства подросткам, убившим армянского школьника, был вынесен приговор за «убийство по мотиву национальной ненависти». Это был один из первых приговоров, опиравшихся на статью 282 УК. Тем самым, суд, наконец, признал наличие в российском обществе «бытового расизма»337.

Следующим еще более громким таким прецедентом стало дело расистской боевой организации «Шульц-88» и отколовшейся от нее группы Mad Crowd, действовавших в Петербурге. Группировка «Шульц-88» была создана в 2001 г. 24-летним Дмитрием Бобровым (по кличке Шульц) и насчитывала от 10 до 30 подростков, из которых их лидер готовил борцов за «чистоту расы». В уголовном деле фигурировали 15 нападений на людей «неславянской внешности», причем иной раз с использованием оружия. При этом сам лидер в акциях не участвовал, ссылаясь на то, что «свое уже отвоевал». Группу Mad Crowd организовал в 2002 г. 18-летний Руслан Мельник, бывший помощник Боброва. В 2002-2003 гг. ее члены несколько раз нападали и жестоко избивали «гостей с юга». В частности, в 2003 г. они устроили погром в ресторане «Макдональдс» за продажу «сионистской еды» и совершили нападение на популярное у кавказцев кафе «Три ступеньки», избив несколько его посетителей. Суд над боевиками-скинхедами состоялся в декабре 2005 г., и к ним была применена часть 2 статьи 282 УК РФ («возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды»). Тогда Боброва приговорили к шести годам лишения свободы, но другие отделались более мягкими сроками338. Между тем, Мельнику удалось скрыться, и найти его удалось лишь через полгода. В декабре 2006 г. он был приговорен к 3,5 годам заключения.

Перед саммитом «Большой восьмерки» (G-8), запланированном на лето 2006 г., в Петербурге были введены повышенные меры безопасности, направленные против возможных действий антиглобалистов. Тогда-то в поле зрения стражей порядка и попали остальные участники этих группировок. К тому времени они, по информации из правоохранительных органов, создали хорошо законспирированную неонацистскую банду, «Боевую террористическую организацию» (БТО) из 13 человек, отказавшуюся от популярной скинхедовской атрибутики. Всем членам банды было по 21-22 года. Многие из них происходили из хороших семей, были студентами известных вузов, увлекались историей и философией. Ее возглавляли Дмитрий Боровиков (по прозвищу Кислый) и Алексей Воеводин (он проходил по делу Mad Crowd), ставившие своей целью борьбу с ZOG («Сионистское оккупационное правительство») путем террора. Они занимались не только избиениями, но и убийствами «инородцев». Мало того, выяснилось, что они самым диким образом убили даже двух своих бывших соратников. Интересно, что, по словам журналиста «Московского комсомольца», «террористам» важно было не столько совершать реальные акции, сколько спровоцировать журналистов на то, чтобы СМИ подняли шум и, тем самым, сделали свой вклад в дестабилизацию ситуации. 18 мая 2006 г. Боровиков при задержании оказал сопротивление и был убит, а Мельника арестовали лишь в июле. В мае большинство «бойцов Белого сопротивления», на след которых, надо сказать, первыми вышли журналисты из «Агентства журналистских расследований», а не милиция, также были арестованы. Как было установлено, они исповедовали не только расистские, но и языческие взгляды, и одними из своих врагов, помимо «инородцев», считали православных священников339.

Президент Путин впервые затронул тему экстремизма в своем послании к Федеральному Собранию 18 апреля 2002 г. Тогда он выступил против тех, кто «под фашистскими, националистическими лозунгами и символикой устраивает погромы, избивает и убивает людей»340. Но особенно жестко он высказался о ксенофобии 19 октября 2004 г. в своем выступлении на Втором съезде Всероссийского азербайджанского конгресса, где он признал опасность «инфекции бытового национализма» и ошибки власти в этом вопросе. Наконец 19 декабря 2005 г. на торжественном собрании в Кремле, посвященном Дню работника органов безопасности, президент призвал органы ФСБ решительнее бороться с национализмом и ксенофобией341. С тех пор с подобными призывами выступает и министр внутренних дел Рашид Нургалиев. Так, 17 мая 2006 г. в своем выступлении в Государственной Думе он признал большую общественную опасность подросткового экстремизма342.

Только после выступлений главы государства дело сдвинулось с мертвой точки. Начиная с 2003-2004 гг., судебные органы уделяют более серьезное внимание делам о возбуждении национальной розни. Об этом говорит следующая статистика, предоставленная главой Комитета Госдумы по безопасности В. Васильевым: по статье 282 УК в 2003 г. были осуждены 8 чел., в 2004 г. – 11 чел., а в 2005 г. – 40 чел.343 По данным правозащитников, в 2006 г. по мотиву разжигания национальной вражды было осуждено уже более 90 чел.344 Особую роль во всем этом сыграло то, что 3 марта 2006 г. Генеральная прокуратура обязала московскую прокуратуру при расследовании дел о нападениях скинхедов учитывать мотив национальной ненависти345.

Однако всего этого было далеко не достаточно. До сих пор нападения скинхедов на иностранных студентов и других выходцев из стран Азии и Африки зачастую продолжают трактоваться стражами порядка как «хулиганство», как это, например, происходит в Воронеже346. Кроме того, правозащитники замечают, что рост числа обвинительных приговоров шел за счет активизации деятельности правоохранительных органов в провинции, чего в Москве и Петербурге не отмечалось. При этом многим участникам насильственных действий до сих пор удается уйти от наказания или получить мягкие условные приговоры, убеждающие их в правильности своего поведения и побуждающие к продолжению преступной деятельности. В еще большей степени это относится к расистской пропаганде347.

Иными словами, обращение судов к таким делам выявило определенные слабости российской правоприменительной практики. Оказалось, что многие следователи, прокуроры и судьи не имели необходимого опыта и квалификации для работы с такими делами. В результате качество следственной работы и предоставленные суду материалы нередко оказывались неудовлетворительными. В 2006 г. это трижды привело к скандальному оправданию присяжными подозреваемых в убийствах таджикской девочки Хуршеды Султоновой и двух иностранных студентов в Петербурге. Анализ этих случаев показал, что виной тому был низкий профессиональный уровень и нерадивость следователей и прокуроров, не сумевших предоставить суду основательных доводов и убедить присяжных в виновности подозреваемых348. Действительно, суды по возможности избегают обвинений в «возбуждении межнациональной розни», заменяя их другими формулировками. Например, скинхедам из Новосибирской области, которые, основываясь на расовой «арийской» идеологии, избивали узбеков и таджиков, суд предъявил обвинение в «разбое в составе организованной группы»349.

В мае 2006 г. была создана Межведомственная комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав, которую возглавил Р. Нургалиев. Было признано, что огромную роль в вовлечении подростков в экстремистскую деятельность служат печатная продукция, видеоматериалы и Интернет-сайты, распространяющие расистские и шовинистические идеи под предлогом «патриотического воспитания». Однако единого понимания стратегии борьбы с этим злом у государства до сих пор нет350. Мало того, в действиях государственных чиновников встречаются вопиющие противоречия. Например, 12 июня 2006 г. в «День России» по инициативе властей Москва оказалась оклеенной плакатами с лозунгом «Слава России!» Между тем, этот лозунг являлся приветствием, принятым в 1930-х гг. партией русских фашистов в Харбине, а в 1990-х гг. его взяли на вооружение неонацисты из РНЕ351. Разумеется, его использование государственной властью убеждает русских шовинистов и расистов в правильности избранного пути и поощряет их к новым «подвигам». Некоторые комментаторы обращают внимание и на тот факт, что топорно проводимое «военно-патриотическое воспитание» не пробуждает у подростков никаких иных чувств, кроме ненависти и желания убивать «врагов»352. Действительно, как отмечают правозащитники, под вывеской «военно-патриотического воспитания» в стране появляется все больше клубов, находящихся под контролем правых радикалов. Там подростки получают навыки рукопашного боя и учатся обращению с огнестрельным оружием и взрывчаткой. И вовсе не случайно устроители взрыва на Черкизовском рынке оказались тесно связанными с клубом «СПАС», а их наставником оказался прапорщик ФСБ 353.

Некоторые итоги

Можно согласиться с экспертом в том, что для России начало XXI в. было ознаменовано вспышкой жестокой «расовой войны»354, на которую общество большого внимания не обратило. Между тем, эта «расовая война» вызывалась определенным социальным заказом, ибо, судя по социологическим данным, именно с 2000 г. ксенофобия перешла в свою активную фазу, т. е. с этого времени многие стали требовать решительных практических мер против иммигрантов. При этом, как свидетельствуют журналисты, «народный гнев» направляется, прежде всего, на кавказцев, что, разумеется, нельзя не поставить в определенную связь со страшными терактами (взрыв жилых домов в Москве осенью 1999 г., захват заложников в Москве на Дубровке 23-26 октября 2002 г., взрыв в московском метро в феврале 2004 г. и захват школы в Беслане 1 сентября 2004 г.). Тут-то и наступает время «народных мстителей», срывающих свои чувства на любых выходцах с Кавказа, попадающихся им под руку355.

Однако теракты являются лишь одним из факторов, провоцирующих антикавказские настроения. Не менее, а, возможно, и более важным является неприятие «чужаков», главные из которых ассоциируются сегодня с кавказцами. Именно с ними многие связывают болезненные явления, раздражавшие российское общество в течение последних пятнадцати лет. Говорится о конкуренции на рынке труда, о сдерживании модернизации из-за дешевизны рабочей силы иммигрантов, об отсутствии порядка на продовольственных рынках, об опасности инфекционных заболеваний, о росте преступности, о якобы неспособности иммигрантов к интеграции, о «геттоизации» и возникновении «чужеродных» общин, но больше всего – об опасности для местной культуры, которую якобы размывают иммигранты. Кое в чем сегодняшнее негативное отношение к кавказцам напоминает аналогичное отношение к евреям, охватившее Европу во второй половине XIX в., когда в вину им ставили тяготы лавинообразной модернизации, погубившей «доброе старое время». Тогда евреев тоже винили в «неспособности к ассимиляции», в якобы имманентно присущих их культуре изъянах и, наконец, в «расовой несовместимости»356. Сегодня нередко говорится о «несовместимости культур», в чем отчетливо проявляются идеологемы «нового расизма»357. В настоящее время расистские установки получили такое распространение, что даже «Российская газета» не находит возможным это скрывать. Проведенный ею опрос среди некоторых представителей творческой интеллигенции показал, что тема расизма стала в России более чем актуальной358.

Проводимые регулярно социологические опросы показывают, что, если в начале 1990-х гг. молодежь (18-24 года) в меньшей степени, чем представители старших поколений, была подвержена ксенофобии, то, начиная с середины 1990-х гг., она оказалась весьма восприимчивой к праворадикальным настроениям. А к началу 2000-х гг. по уровню ксенофобии молодежь превзошла практически все остальные возрастные категории, включая пожилых людей, традиционно отличавшихся высоким уровнем ксенофобии359.

Это объясняется несколькими факторами. Как известно, молодежь вообще склонна к радикализму, ее увлекает героика прямого действия, и она ищет возможность реализовать свою готовность к подвигу. Однако это поддается контролю и поэтому вовсе не обязательно должно воплощаться в антиобщественных поступках. В частности, огромную роль играют государственная политика, школьное воспитание и деятельность общественных организаций. Но в отличие от советского периода, когда государство брало на себя заботу о реализации энергии молодежи в общественно-полезной сфере (покорение целины, молодежные стройки и пр.), в постсоветской России молодежь оказалась предоставленной самой себе. Мало того, тяготы повседневной жизни не позволяли многим родителям уделять детям достаточно внимания. В еще меньшей степени это могла себе позволить общеобразовательная школа, где испытывавшие неимоверные материальные трудности учителя едва справлялись со своей профессиональной нагрузкой. В этих условиях заботу о подростках брали на себя некоторые радикальные политические партии и движения. Там им объясняли, что во всех бедах, постигших Россию, виновны «инородцы» и «мигранты».

Скинхеды рекрутировались из подростков 14-18 лет, происходивших из семей, социальный статус которых в 1990-х гг. понизился. Среди них было немало детей бизнесменов и предпринимателей, испытывающих сильную конкуренцию со стороны «чужаков», а также военных и стражей порядка, которым те тоже не давали спокойно жить. В условиях гипертрофирования этнического фактора и политизации этничности скинхеды воспринимают «патриотизм» как защиту «своих», под которыми понимаются люди того же этнического происхождения («русские», «славяне»). За этим стоит представление о том, что полных гражданских прав достойны лишь «коренные» жители, статус которых определяется «принципом крови» и культурной принадлежностью. Правда, в понимании последней у скинхедов единства нет, ибо одни из них говорят о русской православной, а другие – о языческой культуре. Однако все они сходятся в том, что народное единство определяется отнюдь не политическим принципом гражданства, а культурным или биологическим родством. В этом они находят понимание у немалого числа современных российских политиков и чиновников.

Такие установки позволяют скинхедам без труда отличать «чужаков» по внешним физическим (т. е. «расовым»!) признакам или, реже, по особенностям одежды. Не веря в то, что коррумпированные власти способны навести порядок в стране, скинхеды берутся осуществить это своими силами, пусть и путем нарушения закона. Будучи уверены в том, что все беды происходят по вине «чужаков», они искренне полагают, что избавление от последних приведет страну к процветанию и всеобщему благоденствию.  

Усвоению таких идей всемерно способствуют алармические рассуждения журналистов, демонизирующих мигрантов и представляющих их абсолютным злом, несущим местному («коренному») населению одни лишь беды и страданья. Это накладывается на уже существующую матрицу, изображающую людей не равноправными гражданами России, а, прежде всего, представителями отдельных этносов, и этнизирующую многие социальные и политические проблемы. Кроме того, следует также учитывать смену поколений и высокую активность молодежной когорты, имеющей совершенно иной по сравнению со старшим поколением социальный опыт, связанный с суровой конкуренцией практически во всех сферах жизнедеятельности общества и, прежде всего, в бизнесе и трудоустройстве. Немаловажную роль в социализации новых поколений играют этноцентристские ценности, которые современная система образования целенаправленно прививает учащимся в ущерб общегражданским. Такие представления, разделяющиеся немалым числом ученых, навязываются подросткам школой, рисующей Россию отдельной цивилизацией со своими особыми «менталитетом» и ценностями. Но последние при ближайшем рассмотрении оказываются тождественными тем, которые обычно ассоциируются именно с русским народом. Тем самым, остальные народы России оказываются вне рамок представленной таким образом «русской (российской) цивилизации»360. Усвоенный в школе этот образ «инородцев» находит дополнительное подтверждение как в ксенофобских публикациях ряда популярных газет, так в еще большей степени в регулярных телевизионных передачах (новостных передачах, авторских программах, кинофильмах), списывающих все беды России на счет мигрантов или каких-либо иных внешних сил.

При этом на волне преобразований, начавшихся на рубеже 1980-1990-х гг., кардинально изменился образ Запада в глазах россиян. Из негативного он на время превратился в позитивный, породивший эйфорию и покончивший с представлением о Западе как вековом враге. Позднее эйфория прошла, вновь усилились антиамериканские настроения, но позитивный образ «белого человека», «арийца», сохранился, ибо он имплицитно или эксплицитно содержался в популярных версиях цивилизационного подхода, поддерживался рядом модных направлений в современной художественной литературе и иной раз даже озвучивался СМИ. Мало того, такой образ вдохновляет современных неоконсерваторов, опирающихся на западную консервативную или ультраконсервативную мысль, представленную, в частности, именами С. Хантингтона и, особенно, П. Бьюкенена361. Что же касается неонацистской версии «арийской идеи», то она с избытком представлена на сайтах, созданных в Интернете русскими радикалами. Наконец, такие настроения питаются официальной антииммигрантской риторикой и политикой, подчеркивающими резкие различия между «коренными жителями» и «мигрантами» и фактически не оставляющими места для гражданской идентичности. Зато в таком контексте эвфемизм «коренные жители» включает коннотации, связанные с образом «белого человека». И не случайно вот уже больше пятнадцати лет обыватели нередко используют для мигрантов термин «черные».

Именно такое видение окружающего мира привлекает немалое число подростков, упорно занимающихся поиском «врага», с которого следует спросить за все беды, перенесенные обитатели России за последние 15-20 лет. Вряд ли есть необходимость специально доказывать, что такой «враг» с легкостью обнаруживается в лице «инородцев», «мигрантов», «чужаков». Мало того, в отличие от далекого «заморского врага», этот «враг» оказывается рядом, т. е. легко доступен для «мщения». Он позволяет удовлетворить жажду подростков к «героическим подвигам», при этом не слишком подвергая себя опасности отпора, ибо, как правило, объектами нападения оказываются беззащитные люди, иногда – малолетние дети мигрантов.

Как мы видели, с середины 1990-х гг. движение скинхедов развивалось по нарастающей. Зародившись в мегаполисах, во второй половине 1990-х гг. оно уже усвоило расистскую «арийскую» идеологию и перешло к практическим действиям – избиениям «чужаков». Вначале скинхеды нападали на одиноких прохожих и нещадно их избивали, затем стали применять холодное оружие, чтобы наносить своим жертвам тяжелые увечья. Позднее начались организованные погромы на рынках, и, наконец, в самые последние годы скинхеды уже не брезгуют убийствами людей, прибегая при этом к таким крайним мерам как теракты. При этом расширяются возрастные рамки движения скинхедов, ибо теракты устраиваются не школьниками-подростками, а студентами престижных вузов. Это свидетельствует о росте эффективности радикальной пропаганды, ибо, если подростки руководствуются в основном эмоциями, то студенты действуют более осмысленно, опираясь на усвоенные ими человеконенавистнические концепции. Кроме того, в последние годы на место аморфной сетевой организации начали приходить более структурированные группы во главе со своими лидерами.

Трудно не заметить, что эскалация активности скинхедов, наблюдавшаяся в 2001-2002 гг., происходила на фоне ужесточения государственной иммиграционной политики и внедрения программы патриотического воспитания. Такие государственные программы, делавшие ставку исключительно на жесткие силовые методы и пренебрегавшие кропотливой разъяснительной работой, подталкивали радикально настроенную молодежь к тому, чтобы вносить свою лепту в «борьбу с нелегальной иммиграцией», оправдывая свои кровавые деяния ссылками на государственные интересы. К этому надо добавить слабую эффективность государственных мероприятий, которая гасилась высокой коррумпированностью чиновников и правоохранительных органов, а также низкой законопослушностью граждан на всех уровнях, начиная от наделенных высокими полномочиями лиц до простых обывателей. Кроме того, с начала 2000-х гг. социологи стали отмечать резкий рост общественных настроений, направленных на дискриминацию мигрантов. Все это не только побуждало скинхедов «решать проблему» своими собственными силами, но и легитимировало их действия в их собственных глазах и в глазах окружающих. Наконец, обращает на себя внимание тот факт, что иной раз скинхеды не только получают моральную поддержку со стороны стражей порядка, но и проходят подготовку под руководством сотрудников ОМОНа.  

Все же при наличии высокого уровня ксенофобии и обеспокоенности по поводу «наплыва мигрантов» большинство людей, как показывают социологические опросы, не склонны поддерживать радикальные меры, предлагаемые скинхедами. Судя по опросу читателей, проведенному либеральной газетой «Московские новости» в марте 2004 г., 88% респондентов не хотели бы, чтобы их ребенок стал скинхедом, и лишь 2% отнеслись бы к этому одобрительно362. Более широкое обследование, проведенное тогда же Фондом «Общественное мнение», показало, что 33% респондентов стояли за запрещение движения скинхедов, тогда как против этого выступали 12%363. Осенью того же года социологи из ВЦИОМа обнаружили, что негативно к скинхедам относились 60% респондентов, а позитивно – 4,6% (но среди подростков – 8,2%). При этом около 70% респондентов поддержали бы ужесточение закона о наказании за разжигание межнациональной розни364. Опрос, проведенный через год, показал, что подавляющее число респондентов негативно относились к агрессивному национализму и были далеки от поддержки какого-либо насилия на национальной почве365. Наконец, опрос москвичей, проведенный в августе 2006 г., показал, что, несмотря на высокий уровень этнической ксенофобии, 76% из них негативно относились к скинхедам366. Следовательно, российское общество было еще не готово к поддержке радикального решения проблемы миграции. Но еще больше оно опасалось дестабилизации, которой грозила активность радикалов367.

Тем не менее, в России наблюдается рост расистских настроений, выражающихся в дискриминации по расовым основаниям и нападениях на «расово чуждых». Еще в начале 1996 г. Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации отмечал рост активности расистских организаций, усиление расистских настроений у населения и симптомы расовой дискриминации в России368. 3 мая 2006 г. правозащитная организация «Международная амнистия» опубликовала доклад под названием «Российская федерация: разгул жестокого расизма». По мнению его составителей, «ситуация с расизмом в России несовместима с тем местом, которое страна занимает на международной арене, что подрывает ее положение в мире»369. Борьба с коричневой и расистской опасностью становится более чем актуальной, ибо список погибших от рук новоявленных расистов с устрашающей скоростью пополняется все новыми именами. Это еще раз напоминает нам о серьезности угрозы, нависшей над Россией, и о необходимости сплочения всех здравомыслящих людей, чтобы предотвратить превращение России в последний на Земле заповедник расизма. Для успешного преодоления расистских идеологем предстоит многое перестроить в мировоззрении современных обитателей России, включая и ученых.

Но особую опасность представляет непродуманная  игра некоторых российских политиков с шовинистическими и расистскими лозунгами и попытки их наполнения иным содержанием в преддверии парламентских выборов. Им не удалось убедить радикалов в правильности своего видения исторической канвы нового праздника 4 октября, что привело к проведению скандального «Русского марша» в 2005 г. Вряд ли им удастся сделать это сегодня, и под лозунгом «Россия для русских» в парламент могут пройти расисты и шовинисты, способные повернуть страну на «арийский» путь развития, что приведет к новой катастрофе, от которой России уже не суждено будет оправиться.     

1 Ковлейский В., Королев А. Пять часов белого кошмара // Московский комсомолец, 20 марта 1997. С. 2.

2 Чугаев С. А ждать ли нам пожара? И откуда? // Комсомольская правда, 8 ноября 2005. С. 4.

3 Колесниченко А. Скинхеды и нацболы могут превратиться в «хунвейбинов» // Новые Известия, 6 сентября 2005. С. 2.

4 Националист ли Вы? // Родительское собрание (ежемесячное приложение к газете «Московские новости»), март 2004 (№ 1-2). С. 7. Один из самых первых погромов кавказцев на рынке был устроен летом 1992 г. в Вологде силами Вологодского народного движения. См.: Емельяненко В. Кого не любит первая гильдия // Московские новости, 30 января – 6 февраля 1994 (№ 5). С. 11.

5 Brown T.S. Subcultures, pop music and politics: skinheads and “Nazi rock” in England and Germany // Journal of Social History, 2004, vol. 38, no. 1. P. 157-178.

6 Nasty, ubiquitous and unloved // Economist, 20 March 1999, Vol. 350, Issue 8111. P. 56-57.

7 Богомолов А. Русские «фанатики» // Новые Известия, 8 сентября 2001. С. 5.

8 Верховский А., Папп А., Прибыловский В. Политический экстремизм в России. М.: Институт экспериментальной социологии, 1996; Верховский А., Прибыловский В., Михайловская Е. Национализм и ксенофобия в российском обществе. М.: Панорама, 1998; Тарасов А. Skinheads ou naturel // Неприкосновенный запас, 1999, № 5. С. 82.

9 «Интернационализм? Да, это последнее прибежище идиота!!!» Листовка Национально-республиканской партии России. Архив автора.

10 Митрохин Н. От «Памяти» к скинхедам Лужкова: идеология русского национализма в 1987-2003 годах // Неприкосновенный запас, 2003, № 5. С. 37-43.

11 Иванов (Сухаревский) А.К. Моя вера - русизм! М.: Наследие предков, 1997. С. 62; Беляев Ю.А. Открытое письмо членам НРПР // Я - русский, 1998, № 2 (5). С. 2; Я - русский, 1998, № 4. С. 1.

12 Бондаренко А. Русские националисты ориентируются на Самару // Независимая газета, 6 апреля 2001. С. 2.

13 Пунанов Г. Скинхеды // Известия, 20 апреля 2002. С. 3. Защитникам скинхедов-погромщиков нравится их оправдывать ссылкой на «стихийный протест молодых москвичей против засилья иностранцев, попирающих их права». См.: Бальбуров Д. Право на расизм // Московские новости, 12-18 февраля 2002. С. 23. Уместно напомнить генеалогию этого аргумента, активно использовавшегося в дореволюционной России черносотенцами для объяснения еврейских погромов. Об этом см., напр.: Дейч М. Клио в багровых тонах. М.: Детектив-Пресс, 2006. С. 63. Кстати, и тогда погромщиков нередко называли «хулиганами».

14 Иванов (Сухаревский) А.К. Моя вера – русизм! С. 4, 8. Объявляя свое учение «русизмом», Иванов сознательно заявлял себя продолжателем дела русских националистов, начавших свою деятельность еще в 1960-х гг. О них см.: Козлов В.А. Крамола: инакомыслящие в СССР при Хрущеве и Брежневе. 1953-1982 годы // Отечественная история, 2003, № 4. С. 102-109.

15 Иванов (Сухаревский) А.К. Моя вера - русизм! С. 15, 24.

16 «Наша цель – это власть» // Московские новости, 16-22 апреля 2002. С. 2-3.

17 Метелева С. Необыкновенный фашизм // Московский комсомолец, 23 апреля 2002. С. 2.

18 Зверев А., Карамьян Е. Скиндер-сюрприз // Московский комсомолец, 13 ноября 2001. С. 2.

19 Морозова Ф. Бритая голова покоя не дает // Литературная газета, 26 июня – 2 июля 2002. С. 5.

20 Наш крест // Я - русский, 1998, № 1 (4). С. 1. В качестве политического символа ультраправой идеологии стилизованный христианский крест был впервые взят на вооружение Ку-клукс-кланом, а затем получил популярность у ряда неонацистских организаций (Американский фронт и Арийские нации в США, Британский Национальный фронт и пр.). Сегодня кельтский крест – один из излюбленных символов скинхедов.

21 Тарасов А. Наци-скины в современной России. Аналитический доклад Московского Бюро по правам человека, 2004 (рукопись); Лихачев В. Нацизм в России. М.: Панорама, 2002. С. 119.

22 Морозова Ф. Бритая голова покоя не дает // Литературная газета, 26 июня – 2 июля 2002. С. 5. О популярности неоязычества у русских неонацистов и ее причинах см.: Шнирельман В. А.  Интеллектуальные лабиринты. М.: Academia, 2004. С. 123-311.

23 Соколов-Митрич Д. Sieg Heil! Фашисты снова под Москвой // Известия, 30 мая 2002. С. 4-5. Во всех подробностях этот ритуал был показан по РЕН-ТВ 14 февраля 2004 г., где он был представлен как подготовка «погромщиков 21-ого века». Выступавший в программе Иванов (Сухаревский) представил скинхедов активными участниками войны против «чуждой цивилизации».

24 А.А. Революционный национализм // Русский реванш, 1996, № 1. С. 1.

25 Беляев Ю.А. Битва наций // Родные просторы, 1995, № 1 (25). С. 19.

26 Беляев Ю.А. Мой выбор // Я - русский, 1998, № 1(4). С. 6.

27 Интервью Ю. Беляева для НТВ 17 октября 1996. См. также: Верховский А., Папп А., Прибыловский В. Политический экстремизм в России. М.: Институт экспериментальной социологии, 1996. С. 128, 160-161, 311.

28 Челноков А. Казаки и разбойники // Известия, 1 марта 1996. С. 2.

29 Лихачев В. Нацизм в России. С. 119.

30 Костюковский В. Особенности национального нацизма // Новые Известия, 14 февраля 2002. С. 1, 5.

31 Карамьян Е. Москва коричневая // Россия, 5 февраля 2002. С. 20; 6 февраля 2002. С. 12.

32 Бутузова Л. Взять и замазать // Московские новости, 25 июня – 1 июля 2002. С. 21.

33 Дейч М. Родина в кавычках // Московский комсомолец, 9 апреля 2004. С. 4.

34 Муждабаев А. Вице против наци // Московский комсомолец, 13 ноября 2001. С. 4.

35 Мамедов В. А., Кочкин Ю. В., Ерыкалина А. Ю. Наци-скинхеды. Челябинск: Челябинский юридический институт МВД РФ, 2006. С. 32-33; Liberation: Кремль вскармливает неонацистов для борьбы с «оранжевыми» и «голубыми» // Новости России, 7 июня 2006 (http://newsru.com/russia/07jun2006/neoss.html).

36 Степенин М. Расследование // The New Times/Новое время, 2 апреля 2007. С. 28.

37 Там же. С. 30.

38 Тарасов А. Skinheads ou naturel. С. 85-86; он же. Бритоголовые. Новая фашистская субкультура в России // Дружба народов, 2000, № 2. С. 136-139; он же. Наци-скины. См. также: Мамедов В.А., Кочкин Ю.В., Ерыкалина А.Ю. Наци-скинхеды. С. 65-72.

39 Сикевич З.В. Русские: «образ» народа. СПб.: Изд-во СПБ университета, 1996. С. 119-120.

40 Аминов Д.И., Огаян Р.Э. Молодежный экстремизм. М.: Триада, 2005. С. 42-48.

41 Беликов С. Бритоголовые. М.: Независимое издательство «Пик», 2003.  С. 55, 134-137.

42 Собкин В.С., Абросимова З.Б., Адамчук Д.В., Баранова Е.В. Подросток: нормы, риски, девиации. М.: ЦСО РАО, 2005. С. 85.

43 Резников Л. Превратности антисемитизма в России. Доклад на 4-ой Международной конференции по иудаике, 6 февраля 1997 г. Архив автора.

44 См., напр.: Ксенофобия: вызов социальной безопасности на юге России / Под ред. Ю.Г. Волкова. Ростов н/Д: СКНЦ ВШ, 2004. С. 12-13; Аминов Д.И., Огаян Р.Э. Молодежный экстремизм. С. 48; Трифонов А. Дни открытых убийств // Новое время, 11 июля 2006. С. 6.

45 Как показывают социологи, этнические предубеждения более всего характерны для тех, чей социальный статус со временем понизился. См.: Русские: этносоциологические очерки / Под ред. Ю.В. Арутюняна. М.: Наука, 1992. С. 416, 421.

46 Рстаки А. Дивизия «бритая голова» - 2 // Новая газета, 6-12 июля 1998. С. 3; Тарасов А. Горючая смесь, с. 8; он же. Экстремисты по вызову, с. 67-69; Добрынина С. Чума рабочих окраин // Новые Известия, 26 апреля 2002. С. 8.

47 Млада В. Скинхеды бывают разные: коричневые, голубые, красные… // Столетие, 13 февраля 2006 (http://www.stoletie.ru/tayna/060213170906.html); Мамедов В.А., Кочкин Ю.В., Ерыкалина А.Ю. Наци-скинхеды. С. 80-81.

48 Аминов Д.И., Огаян Р.Э. Молодежный экстремизм. С. 65-67.

49 Собкин В.С., Абросимова З.Б., Адамчук Д.В., Баранова Е.В. Подросток… С. 90-91.

50 Там же. С. 140-157.

51 Собкин В.С., Федотова А.В. Отношение учащихся школ и студентов вузов к экстремизму // Толерантность в подростковой и молодежной среде / Под ред. В.С. Собкина. (Труды по социологии образования. Т. IX. Вып. XVI). М.: Центр социологии образования, 2004.

52 Предварительные результаты этого обследования под руководством В. Собкина были представлены на Московской городской научно-практической конференции «Проблемы формирования этнотолерантных отношений в полиэтнической среде», проведенной в Московском педагогическом колледже № 13 в середине марта 2006 г. Информация получена от А. Брода.

53 Жуковская Ю. Русские смелые, евреи умные, а татары добрые? // Комсомольская правда, 6 апреля 2007. С. 8-9.

54 Богомолов А. Русские «фанатики».

55 Руководитель этой группы Денис Герасимов был в январе 2004 г. арестован в Праге за разжигание расовой розни и антисемитизм. Он предстал перед судом осенью того же года, но был оправдан присяжными заседателями.

56 Праворадикальные рок-группы получили в России популярность еще в первой половине 1990-х гг., благодаря омской группе «Гражданская оборона» Е. Летова, московской группе «Коррозия металла» С. Троицкого и др. См.: Чернов С. Рок против демократии: механика и коррозия // Тум-балалайка, март-апрель 1997. С. 20-21.

57 Нехорошев Г. У настоящих скинхедов шнурки на ботинках белые // Деловая хроника, 21 января 2002; Тарасов А. Наци-скины; Лихачев В. Нацизм в России. С. 114; Беликов С. Бритоголовые. С. 18-19, 108-110; Аминов Д.И., Огаян Р.Э. Молодежный экстремизм. С. 22.

58 Архипов А. Паука превратят в козла // Стрингер, май 2002.

59 См., напр., список в кн.: Мамедов В.А., Кочкин Ю.В., Ерыкалина А.Ю. Наци-скинхеды. С. 52-53.

60 О нем и его идеологии см.: Верховский А., Прибыловский В., Михайловская Е. Национализм и ксенофобия в российском обществе. М.: Панорама, 1998. С. 24-25; Шнирельман В.А. Перун, Сварог и другие: русское неоязычество в поисках себя // Неоязычество на просторах Евразии / Под ред. В.А. Шнирельмана. М.: Библейско-Богословский институт, 2001. С. 24-27.

61 Железный марш, 1995, № 13, № 14; Карамьян Е. Москва коричневая // Россия, 6 февраля 2002. С. 12.

62 Гаспарян А., Легостаев И. Паук и Ко: Чтоб угорела вся страна… // Московский комсомолец, 30 ноября 1996. С. 2.

63 Лихачев В. Нацизм в России. С. 114.

64 Атеней, 2001, № 2. С. 91-94.

65 Лихачев В. Нацизм в России. С. 111; Беликов С. Бритоголовые. С. 103-107.

66 Беликов С. Бритоголовые. С. 15.

67 Там же. С. 23-26.

68 Гомонова С., Поминова Е., Филатова И. Банда «патриотов» - 2 // Известия, 8 сентября 2006. С. 1, 6; Гнединская А. Студентов-юристов обвиняют в терроризме // Московский комсомолец, 26 марта 2007. С. 5.

69 Невелев Д. Внимание: бритоголовые // Огонек, май 1995 (№ 19). С. 31.

70 Кудрявцева Е. Черно-белый боевик // Огонек, 1998, № 21 (май). С. 23-24; Авербух В. Ребята с нашего двора // Известия, 24 июня 1998. С. 5; Богомолов А. Русские «фанатики»; Беликов С. Бритоголовые. С. 145-146. См. также: Кудрявцева Т.В. Пути преодоления расовой дискриминации в отношении выходцев из Африки в современной России // Гендерные проблемы переходных обществ / Под ред. Н.Л. Крыловой, Н.А. Ксенофонтовой. М.: Институт Африки, 2003. С. 220-225.

71 Ремнева К. «Бритоголовые» маршируют по улицам Москвы // Общая газета, 28 мая – 3 июня 1998. С. 13.

72 Карамьян Е. Новый московский интернационал // Московский комсомолец, 20 ноября 1997. Правда, по словам журналистки, взявшей позднее интервью у чернокожих студентов РУДР, ни о каком серьезном сопротивлении говорить не приходилось, а, прочитав статью в МК, скинхеды в тот же день избили еще несколько студентов. См.: Кудрявцева Е. Черно-белый боевик // Огонек, 1998, № 21 (май). С. 23-24. Мало того, сообщение об отпоре, который лумумбовцы дали скинхедам, вызвало гнев возмущения у автора газеты «Завтра», усмотревшего в этом «сколачивание отрядов … по наведению в Москве своего, интернационального порядка». См.: Антонов В. Московский Карабах // Завтра, 1998, № 3. С. 2.

73 Васинский А. Белые вороны // Известия, 23 сентября 1997. С. 5.

74 Тарасов А. Наци-скины.

75 Беликов С. Бритоголовые. С. 14-15.

76 Хорошо знающий эту среду писатель Д. Нестеров вовсе не случайно делает главного героя своего романа о скинхедах язычником, поклонником Перуна и любителем не только нацистской литературы, но и фэнтези на славянскую тему. См.: Нестеров Д. Скины. Русь пробуждается. М.: Ультра-культура, 2003. См. также: Шевченко А. Молодые ультраправые // Политический журнал, 5 октября 2004. О неонацистском крыле в неоязыческом движении см.: Прибыловский В. Русское неоязычество – квазирелигия национализма и ксенофобии // Верховский А., Михайловская Е., Прибыловский В. Политическая ксенофобия. Радикальные группы. Представления лидеров. Роль церкви. М.: Панорама, 1999. С. 123-133; Шнирельман В.А. Неоязычество и национализм. Восточноевропейский ареал. М.: ИЭА, 1998; он же. Русское неоязычество: поиски идентичности или неонацизм? // Страницы, 1999. Т. 4, № 1. С. 124-135.

77  С осени 1996 г. эта партия формировала свой отряд «штурмовиков» исключительно из скинхедов, причем учебным пособием для них служила «Хрестоматия немецкой молодежи», выпущенная в 1938 г. в Германии для гитлерюгенд. Ранее под началом РНС скинхеды регулярно устраивали в Москве рейды, заканчивавшиеся избиением «гостей столицы». Кроме того, РНС взяла на себя ответственность за взрыв синагоги в Ярославле осенью 1996 г. См.: Рстаки А. Дивизия «бритая голова» // Новая газета, 18-24 мая 1998. С. 10; Филимонов Д. Коричневая Россия // Известия, 9 июня 1998. С. 5.

78 После суда над Касимовским в 1999 г. его партия тут же распалась.

79 У русских неоязычников и неонацистов термин «солнцеворот» («коловрат») используется как эвфемизм для свастики.

80 Тарасов А. Наци-скины; Лихачев В. Нацизм в России. С. 118-119; Терентьев Д. Бритые души // Совершенно секретно, февраль, 2006, № 2. С. 4-7. См. также: Шолль Ш. «Ваш Коль тоже еврей» // Московские новости, 28 июня – 5 июля 1998. С. 6-7.

81 См., напр.: На здании Музея Мологского края написали «Долой христианство» // Регионы.ру, 28 ноября 2006 (http://www.regions.ru/news/2031528/).

82 Bigotry monitor, 2002, vol. 2, no. 28 (July 19).

83 Торгова М. Интервью с А.К. Ивановым-Сухаревским // АиФ-Москва, 2001, № 45. С. 2.

84 Нехорошев Г. У настоящих скинхедов шнурки на ботинках белые. Подробнее об особенностях скин-движения см.: Беликов С. Бритоголовые. С. 149-159.

85 Мамедов В.А., Кочкин Ю.В., Ерыкалина А.Ю. Наци-скинхеды. С. 36-39.

86 Аминов Д.И., Огаян Р.Э. Молодежный экстремизм. С. 83-84; Мамедов В.А., Кочкин Ю.В., Ерыкалина А.Ю. Наци-скинхеды. С. 92-93. Все это подтверждает и Д. Нестеров. См.: Нестеров Д. Скины. Русь пробуждается.

87 Правда, по словам Тарасова, западные скинхеды не признают русские организации Blood & Honor и Hammerskins-Russia, считая славян «недочеловеками». См.: Соколов Дм. Царицынский погром заказали «Идущие вместе» // Политком, 7 июня 2002 (http://www.compromat.ru/main/marginaly/tsaritsino.htm).

88 О женских группах см.: Беликов С. Бритоголовые. С. 219; Мамедов В.А., Кочкин Ю.В., Ерыкалина А.Ю. Наци-скинхеды. С. 41. По наблюдениям московских социологов, активное участие девушек-подростков в драках – это новое явление, возникшее в последние 10-15 лет. См.: Собкин В.С., Абросимова З.Б., Адамчук Д.В., Баранова Е.В. Подросток. С. 84, 86.

89 Богомолов А. Если враг не сдается, его не замечают // Новые Известия, 22 марта 2002. С. 1, 5; Гетманский К., Кириллов Р., Спирин Ю. «Бритоголовые отрезали мне палец» // Известия, 1 декабря 2003. С. 1-2.

90 Авербух В. Ребята с нашего двора; Тарасов А. Наци-скины; Лихачев В. Нацизм в России. С. 117; Богомолов А. Русские «фанатики»; Беликов С. Бритоголовые. С. 164-176.

91 Бронштейн Б. Евреи кавказской национальности // Новая Газета, 9-15 июня 2003. С. 15.

92 Белоцерковский Г. Скинхедовская «зараза» дошла до Ростова // Парламентская газета, 23 ноября 2005. С. 8.

93 Примаченко М. Неформалы – большие формалисты // Сегодня, 12 октября 1996. С. 9; Тарасов А. Skinheads ou naturel. С. 81.

94 Беликов С. Бритоголовые. С. 20-21.

95 Волкова А. Нацисты как они есть // АиФ-Москва, ноябрь 2001, № 45. С. 2; Богомолов А. Русские «фанатики»; Беликов С. Бритоголовые. С. 18-19.

96 Тарасов А. Экстремисты по вызову // Свободная мысль – XXI, 2003, № 7. С. 65; он же. Наци-скины; он же. Меняющиеся субкультуры. Опыт наблюдения за скинхедами // Свободная мысль, 2006, № 5. С. 19. См. также: Паин Э.А. Этнополитический маятник. М.: Институт социологии РАН, 2004. С. 186.

97 Магомедова М. «Точного числа скинхедов никто не знает» // Новые Известия, 2-8 июня 2006. С. 4.

98 Александров Г. Фашистов заказывали? // АиФ-Москва, 12 апреля 2006. С. 26.

99 Уколов Р. Бритоголовые метаморфозы //  Известия, 20 мая 2003. С. 9; Кириллов Р. Предъявлено обвинение участникам нападения на иностранных студентов // Известия, 2 декабря 2003. С. 10; Аминов Д.И., Огаян Р.Э. Молодежный экстремизм. С. 21-22.

100 Есть у преступности и детское лицо // Парламентская газета, 18 мая 2006. С. 1-2.

101 Тарасов А. Экстремисты по вызову, с. 63-65; он же.  Наци-скины.

102 Тарасов А. Skinheads ou naturel. С. 81.

103 Тишков В.А. Культура толерантности в России и стратегии противодействия экстремизму // Диагностика толерантности в средствах массовой информации / Под ред. В.К. Мальковой. М.: ИЭА, 2002. С. 30-31.

104 Есть у преступности и детское лицо // Парламентская газета, 18 мая 2006. С. 1-2.

105 Тарасов А. Экстремисты по вызову, с. 67; он же. Наци-скины. См. также: Дятлов В.И. Современные торговые меньшинства: фактор стабильности или конфликта? М.: Наталис, 2000. С. 12, 96-97. О том, что многие скинхеды происходят из среднего класса, пишет и Беликов. См.: Беликов С. Бритоголовые. С. 210-211. По словам журналиста Е. Карамьяна, обмундирование скинхеда стоило в 1997 г. не менее 200 долларов. См.: Карамьян Е. Бритый череп – почти задница // Московский комсомолец, 22 апреля 1997. С. 4. Надо полагать, что в развитии движения скинхедов были заинтересованы определенные дельцы, торговавшие соответствующей атрибутикой. Не случайно, в первом же номере журнала «Под ноль» рядом с расистскими лозунгами соседствовала реклама курток «бомбер», удобных джинсов, солдатских ботинок. А сегодня скинхед по имени Тесак мечтает торговать одеждой для скинхедов, считая это прибыльным бизнесом. См.: Барабанов И. Нападения на темнокожих, демократическую оппозицию и антифашистов – бизнес, поставленный на поток и способный приносить неплохие деньги // The New Times/Новое время, 2 апреля 2007. С. 18.

106 Российская идентичность в условиях трансформации: опыт социологического анализа / Под ред. М.К. Горшкова, Н.Е. Тихоновой. М.: Наука, 2005. С. 72, 101.

107 Аминов Д.И., Огаян Р.Э. Молодежный экстремизм. С. 51-52.

108 Подробнее об этом см.: Шнирельман В.А.  Интеллектуальные лабиринты. М.: Academia, 2004. С. 324-337; он же. Российская школа и национальная идея // Неприкосновенный запас, 2006, № 6 (50). С. 232-249. См. также: Тарасов А.Н. Обновление гуманитарного образования // Свободная мысль – XXI, 1999, № 11. С. 42-50.

109 По этой причине в начале 2000-х гг. наблюдался резкий рост подростковой преступности. Если в 2001 г. среди привлеченной к ответственности молодежи подростки 15-17 лет составляли 27,6%, то в 2002 г. – уже 45,5%. См.: Аминов Д.И., Огаян Р.Э. Молодежный экстремизм. С. 28-29.

110 A study in red // Pulse, April 2002. P. 16; Мамедов В.А., Кочкин Ю.В., Ерыкалина А.Ю. Наци-скинхеды. С. 75.

111 Кожевникова Г. Радикальный национализм в России и противодействие ему в 2006 году. Доклад Центра «СОВА» 1 апреля 2007 (http://xeno.sova-center.ru/29481C8/8F76150).

112 Российские юристы также отмечают сращивание скинхедов с уголовной средой. См.: Аминов Д.И., Огаян Р.Э. Молодежный экстремизм. С. 7.

113 Тарасов А.Н. Меняющиеся субкультуры. Опыт наблюдения за скинхедами // Свободная мысль, 2006, № 5. С. 20-25, 31. См. также: Терентьев Д. Провинциальный неонацизм: от Воронежа до Владивостока // Совершенно секретно, февраль 2006, № 2. С. 7-8.

114 Аминов Д.И., Огаян Р.Э. Молодежный экстремизм. С. 52.

115 См., напр.: Яшин И. Всех перебил фашист // Новая газета, 5-11 марта 2007. С. 16-17.

116 Антонов К. Скинхедов посчитали просто разбойниками // Известия, 29 марта 2006. С. 6.

117 Аминов Д.И., Огаян Р.Э. Молодежный экстремизм. С. 64; Мамедов В.А., Кочкин Ю.В., Ерыкалина А.Ю. Наци-скинхеды. С. 79.

118 Васильев Ю. «Я ненавижу черных» // Московские новости, 9-15 июля 2002. С. 19.

119 Стрижевская М. Раненные родиной // Политический журнал, 1 августа 2005 (http://www.politjournal.ru/index.php?action=articles&dirid=67&tek=3929&issue=113). Именно такие аргументы составляют суть «нового расизма». Подробно об этом см.: Шнирельман В.А.  Расизм: вчера и сегодня // Pro et Contra. 2005. Том 9. № 2. С. 41-65.

120 Ремнева К. «Бритоголовые» маршируют по улицам Москвы.

121 Калинина Ю., Новиков В., Белоновский А., Сорока Е. Чужие // Московский комсомолец, 13 августа 1996. С. 2.

122 Дятлов В.И., Дорохов Д.А., Палютина Е.В. «Кавказцы» в российской провинции: криминальный эпизод как индикатор уровня межнациональной напряженности // Вестник Евразии, 1995, № 1. С. 54-57.

123 Калинин А. «Ты здесь никто, Ваня!» // Литературная газета, 7-13 апреля 2004. С. 3.

124 Голикова З. Люди иного рода // Литературная газета, 30 мая – 5 июня 2001. С. 7.

125 Речь шла о московском армянине, давно жившем и работавшем в городе и убитом на рынке в Ясенево.

126 Карамьян Е. Москва коричневая // Россия, 5 февраля 2002. С. 20.

127 Иващенко Е. По обе стороны погрома // Московские новости, 6-12 ноября 2001. С. 3.

128 Найденов И. Убить «черного» // Родительское собрание (ежемесячное приложение к газете «Московские новости»), март 2004 (№ 1-2). С. 4.

129 Опросы // Московские новости, 6-12 ноября 2001. С. 3.  

130 Архив автора.

131 Рынки без иностранцев. ВЦИОМ, пресс-выпуск № 603, 21 декабря 2006 (http://wciom.ru/arkhiv/tematicheskii-arkhiv/item/single/3772.html).

132 Амелина Я. Проблема «кавказцев» волнует четыре пятых населения Москвы  // Росбалт, 6 марта 2004 (www.rosbalt.ru /2004/03/06/147962.html).

133 Эта идеология и вытекающие из нее практические действия наглядно представлены в романе Д. Нестерова, хорошо знакомого с настроениями и нравами скинхедов. См.: Нестеров Д. Скины. Русь пробуждается. Мало того, книга самого Нестерова популярна среди скинхедов, и в последние годы нападения и убийства ими «инородцев» в вагонах электричек совершаются по детально описанному им сценарию. Такую операцию они называют «белый вагон». См., напр.: Такташев Р. Убийцы воспользовались стоп-краном // Газета, 31 мая 2006. С. 8; Ткачев В. Семеро «смелых» убивали одного // Новые Известия, 13 марта 2007. С. 6; Степенин М. Расследование // The New Times/Новое время, 2 апреля 2007. С. 28.

134 Возможна ли сегодня в принципе «дружба народов»? // Вечерняя Москва, 6 декабря 2006. С. 5.

135 Плугарев И. Россия охвачена мигрантофобией // Независимая газета, 26 мая 2003. С. 11.

136 Московские фобии – «кавказцы» и «иноэтничные мигранты» // Маркетинг и консалтинг, 27 мая 2005 (http://www.iamik.ru/?op=full&what=content&ident=21889).

137 Рудницкая А. Их город и их район // Московские новости, 28 мая – 3 июня 2004. С. 27.

138 Кусова С.А. Россия между «Норд-Остом» и Бесланом. М.: Academia, 2005.

139 Стрижевская М. Раненные родиной.

140 Малахов В.С. Расизм и мигранты // Неприкосновенный запас, 2002, № 5. С. 31-32.

141 Для кого-либо другого в России термин «лицо такой-то национальности» применяется крайне редко. Правда, иногда журналисты ухитряются изобретать такие термины как «лица среднеазиатской национальности» или даже «лица восточной национальности». См.: Шаповалов А. Кому на Дону жить хорошо… // Независимая газета, 5 декабря 2003. С. 4; Крюков А. Дон кишит оборотнями // Новые Известия, 18 марта 2004. С. 7. Об этом явлении см.: Малькова В.К. «Не допускается разжигание межнациональной розни…» М.: Academia, 2005. С. 17, 40-41.

142 О том, что среди них – немало таких же граждан России, как и все остальные, мало кто вспоминал. См., напр.: Егорова Е. Лицо московской национальности // Московский комсомолец, 13 апреля 2001. С. 3; Калинина Ю. Покорение Кавказом // Московский комсомолец, 26 июля 2001. С. 3.

143 О психологическом воздействии таких заголовков см.: Малькова В.К. «Не допускается разжигание межнациональной розни…» С. 98-100.

144 См., напр.: Калинина Ю. Покорение Кавказом; Бычкова Е. Почему мы не любим «лиц кавказской национальности» // Аргументы и факты, ноябрь 2002 (№ 45). С. 6; Порет Т. Сами мы люди не местные // Московский комсомолец, 27 мая 2002. С. 11.

145 См., напр.: Бабченко А. Нелегальная Россия // Московский комсомолец, 27 июня 2001. С. 2.

146 Киринициянов Ю. Беженцы подступают к границам России // Российская газета, 20 октября 2001. С. 3; Романчева И. Редкий талиб не доберется до Москвы // АиФ – Москва, ноябрь 2001 (№ 48). С. 1. Любопытно, что за пятнадцать лет до этого аналогичная ситуация наблюдалась в Нидерландах, где журналисты запугивали местных обитателей наплывом массовой иммиграции тамилов из Шри Ланки, используя такие чувствительные метафоры как «волны», «наплыв», «вторжение». См.: van Dijk T.A. Elite discourse and racism. Newbury Park: Sage, 1993. P. 370-375.

147 Бабченко А. Нелегальная Россия… Между тем, такие показатели «критического порога», приводимые сегодня не только журналистами, но и чиновниками, не имеют никаких научных оснований.

148  Калинина Ю. Покорение Кавказом.

149 Кусова С.А. Россия между «Норд-Остом» и Бесланом. С. 55, 59. О роли СМИ в формировании «языка вражды» см. также: Ильин В.И. Отечественный расизм // Рубеж. Альманах социальных исследований. Сыктывкар, 1994. Вып. 5. С. 189-204; Роль средств массовой информации в профилактике и нейтрализации этнического экстремизма / Под ред. В.В. Амелина. Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2002; Язык мой… Проблема этнической и религиозной нетерпимости в российских СМИ / Под ред. А.М. Верховского. М.: РОО Центр Панорама, 2002; Малькова В.К., Тишков В.А. Этничность и толерантность в средствах массовой информации. М.: ИЭА РАН, 2002; Диагностика толерантности в средствах массовой информации / Под ред. В.К. Мальковой. М.: ИЭА РАН, 2002; она же. «Не допускается разжигание межнациональной розни…» М.: Academia, 2005; Титов В.Н. Мультикультурная коммуникация как фактор адаптации иммигрантов в городской среде // Общественные науки и современность, 2003, № 6. С. 131-134; Плугарев И. Россия охвачена мигрантофобией // Независимая газета, 26 мая 2003. С. 11; Гакаев З.Ж. Этнические стереотипы в прессе (на примере освещения конфликта в Чечне). Автореф. канд. дисс. М.: ООО Накра принт, 2003; Кожевникова Г. Язык вражды через год после Беслана // Мониторинг дискриминации и национал-экстремизма в России / Под ред. Ю. Башиновой, Н. Таубиной. М.: Фонд «За гражданское общество», 2006; она же. Российские СМИ как инструмент поощрения ксенофобных настроений // Там же, с. 55-68.

150 Калинина Ю. Гадкий привкус свободы // Московский комсомолец, 30 октября 2002. С. 2. Комиссия Госдумы по политическому урегулированию и соблюдению прав человека в Чеченской республике признала эту статью «злоупотребляющей свободой массовой информации» и «разжигающей межнациональную рознь». См.: Кусова С.А. Россия между «Норд-Остом» и Бесланом. С. 82.

151 Морозова Л. Патриоты или преступники // Новости Югры, 17 ноября 2005.

152 Федоров Л. Россия косоглазая, желтолицая, черноволосая… // Московская правда, 19 сентября 2002. С. 10.

153 Калинина Ю. Особое мнение // Московский комсомолец, 1 августа 2005. С. 2.

154 Бондаренко В. Возмездие по Невзорову // Завтра, апрель 1998. № 13. С. 8.

155 Рубцова Е. Милицейский грабеж // Новые Известия, 24 сентября 2002. С. 5.

156 Жуковская Ю. Русские смелые, евреи умные, а татары добрые? // Комсомольская правда, 6 апреля 2007.

157 Антонов В. Московский Карабах: закон Госдумы ведет к разжиганию межнациональных конфликтов в столице // Завтра, январь 1998, № 3. С. 2.

158 Сарбучев М., Рютин С. «Охота» на русских // Завтра, май 1998, № 21. С. 4.

159 См., напр.: Беликов С. Бритоголовые. С. 28-46; Морозова Ф. Бритая голова покоя не дает // Литературная газета, 26 июня – 2 июля 2002. С. 5. См. также: Плугарев И. Россия охвачена мигрантофобией // Независимая газета, 26 мая 2003. С. 11; Малькова В.К. «Не допускается разжигание межнациональной розни…» С. 117-124. Любопытно, что журналисты искусно отводят гнев скинхедов от чиновников, ответственных за волокиту с выдачей иммигрантам необходимых документов, за невнятную иммиграционную политику, высокий уровень коррупции и пр. и направляют этот гнев против самих иммигрантов. При этом широко публикующиеся в СМИ завышенные данные о размерах миграции отличаются поразительной неточностью и противоречивостью и являются по сути малодостоверными. Об этом см.: Малькова В.К. «Не допускается разжигание межнациональной розни…» С. 101-108.

160 Самоторова А. «Я мог бы стать шахидом» // Московские новости, 2-8 апреля 2004. С. 24-25.

161 Кудрявцева Е. Черно-белый боевик // Огонек, 1998, № 21 (май). С. 23-24. При этом скинхед искренне полагал, что Казахстан входит в состав России, и благородно заявлял, что поэтому не намерен трогать казахов. Что касается евреев, то он простодушно признавался: «Сложно стало. Евреи стали сильно на русских похожи».

162 Беликов С. Бритоголовые. С. 236.

163 Мамедов В.А., Кочкин Ю.В., Ерыкалина А.Ю. Наци-скинхеды. С. 94-95.

164 Подробно об этом см.: Нестеров Д. Скины. Русь пробуждается. М.: Ультра-культура, 2003.

165 Беликов С. Бритоголовые. С. 62, 91-92, 178. Это подтверждают и другие. См., напр.: Карамьян Е. Бритый череп; Соколов А. Ксенофобия в деятельности правоохранительных органов // Национализм, ксенофобия и нетерпимость в современной России / Под ред. С. Лукашевского, Т. Локшиной.  М.: Московская Хельсинская группа, 2002; Зубченко Е., Панков А. Наша милиция их бережет // Новые Известия, 28 сентября 2006.

166 Метелева С. Необыкновенный фашизм. Также см.: Барабанов И. Нападения на темнокожих, демократическую оппозицию и антифашистов – бизнес, поставленный на поток и способный приносить неплохие деньги // The New Times/Новое время, 2 апреля 2007. С. 19; Степенин М. Расследование // Там же. С. 28.

167 Карамьян Е. Москва коричневая // Россия, 6 февраля 2002. С. 12.

168 Московкина Е. Удар по почкам – и нация стала чище // Московский комсомолец, 16 ноября 2001. С. 8. Через два года после этого суда в России развернулась кампания против «оборотней в погонах», выявившая беспрецедентную коррупцию, злоупотребление служебным положением и сращивание с преступностью, царившие в МВД как в центре, так и на местах. См., напр.: Косалс Л. 02 – телефон недоверия // Новая газета, 7-9 апреля 2003. С. 8-9; Михалыч С. Генеральская уборка // Новая газета, 26-29 июня 2003 (№ 45). С. 1-2; Шлейнов Р. На ковер или под сукно // Там же. С. 3; Шаповалов А. «Чистки» перманентного характера // Независимая газета, 27 ноября 2003. С. 4; Сас И. Оборотни уже на Житной // Независимая газета, 30 октября 2003. С. 7; Александров Г. И снова «оборотни» // Аргументы и факты, 21-27 марта 2007. С. 22. См. также: Афанасьева Е., Петров Н. Дело ведут паханы // Новая газета, 7-13 августа 2000. С. 1, 3.

169 Пурсанов Ю. Как выжить в городе, если у Вас проблемы с лицом // Огонек, 1998, № 21 (май). С. 19; Торгашев А. Я не знаю, чего ждать от этих сумасшедших людей // Там же. С. 21-22; Арифджанов Р. Российская милиция работает гораздо хуже советской // Известия, 17 апреля 1998. С. 1-2; Юнусов А. Азербайджанцы в России – смена имиджа и социальных ролей // Диаспоры, 2001, № 1. С. 124. В 2000-2001 гг. число недовольных работой милиции выросло с 30% до 40%. См.: Общественное мнение – 2002. М.: ВЦИОМ, 2002. С. 39.

170 Каганайте А. Московская особая // Новая газета, 11-17 января 1999. С. 11.

171 Романова А.Г. Состояние законности при осуществлении правоохранительной деятельности сотрудниками органов внутренних дел // Преступность и власть / Под ред. А.И. Долговой. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2000. С. 48-49.

172 Рубцова Е. Милицейский грабеж // Новые Известия, 24 сентября 2002; Смирнов А. Милиция с большой дороги // Новые Известия, 21 сентября 2002. С. 1, 5.

173 Целмс Г. « Я ненавижу – значит, я существую» // Русский курьер, 17 декабря 2004. С. 29.

174 Милиция любит насилие // Газета-ру, 15 февраля 2006 (http://www.gazeta.ru/2006/02/15/oa_188849.shtml).

175 Нехорошев Г. Экстремизм в ассортименте. Кто дает националистам деньги на карманные расходы // Политический журнал, 3 июля 2006, № 24 (http://www.politjournal.ru/index.php?POLITSID=beb023a999757e4b63042beacc6fe3d3&action=Articles&dirid=115&tek=5945&issue=167).

176 Васильев Ю. Не стихийное бедствие // Московские новости, 6-12 ноября 2001. С. 1-2; Соколов Д. Царицынский погром заказали «Идущие вместе» // Политком, 7 июня 2002; Тарасов А. Экстремисты по вызову, с. 71.

177 Шаргунов С. Хайль вместе // Новая газета, 23-25 сентября 2002. С. 2. См. также: Мамедов В.А., Кочкин Ю.В., Ерыкалина А.Ю. Наци-скинхеды. С. 21.

178 Шаргунов С. Хайль вместе.

179 Метелева С. Необыкновенный фашизм. Наличие такого рода тесных контактов подтверждал и Иванов (Сухаревский). См.: Пунанов Г. Скинхеды.

180 Тарасов А. Горючая смесь; он же. Экстремисты по вызову, с. 72-74. Даже вице-мэр Москвы В. Шанцев вынужден был тогда признать, что бритоголовых использовала в своих целях какая-то иная сила. См.: Муждабаев А. Вице против наци // Московский комсомолец, 13 ноября 2001. С. 4.  

181 Анисимов Е. С больной головы на бритую… // Комсомольская правда, 20 апреля 2002. С. 11; Тарасов А. Экстремисты по вызову, с. 63-64; Долганов В. Кругом одни евреи // Московская правда, 19 сентября 2002. С. 10. Юристы, специально занимавшиеся проблемой скинхедов, также полагают, что она чрезмерно раздута СМИ. См.: Аминов Д.И., Огаян Р.Э. Молодежный экстремизм. С. 36.

182 Голякова Е. Через полвека фашисты взяли Мамаев курган // Российская газета, 27 октября 2001. С. 3.

183 Клямкин И.М., Лапкин В.В. Русский вопрос в России // Полис, 1995, № 5. С. 90, табл. 4.

184 Сикевич З.В. Социология и психология национальных отношений. СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 1999. С. 130.

185 Впрочем, Беликов, напротив, доказывает, что «по сравнению с другими молодежными неформальными группами российские бритоголовые обладают достаточно сложной и развитой идеологией». Однако сам он подчеркивает, что «на настоящем этапе скин-движению не требуются особо умные и грамотные» и что «сложной идеологией» обладает лишь очень небольшое число «элиты» скинхедов («старые скинхеды»). У других же излишний «интеллектуализм» вызывает лишь насмешливое презрение. См.: Беликов С. Бритоголовые. С. 5, 57, 64-67, 86. См. также: Аминов Д.И., Огаян Р.Э. Молодежный экстремизм. С. 71. В свою очередь «скины-интеллектуалы», составляющие до 20% участников движения, презрительно называют остальных «карликами» или «ушлепками» и гордятся своей «осмысленной» защитой русского народа и русской культуры от «разложения из-за проникновения инородцев». Понимая расу в духе «нового расизма», один из них объяснил журналистке, что «белый человек – это не столько цвет кожи, сколько твое поведение». См.: Стрижевская М. Раненные родиной.

186 Любопытно, что осенью 1998 г. сходное расистское отношение к иммигрантам журналистка обнаружила в одной из московских школ, где его продемонстрировали 19 из 23 опрошенных ею подростков. См.: Долгинова Е. Существует ли вакцина от подросткового шовинизма? // Литературная газета, 28 октября 1998. С. 6. Похоже, с этим тогда были согласны и немало взрослых москвичей. Об этом см., напр.: Евстифеева Л. В Москве фашисты убили человека // Новая газета, 11-17 мая 1998. С. 1-2; Опрос ребром // АиФ – Москва, 1998, № 20. С. 3.

187 Азбука славянских бритоголовых (http://wwwp.front.ru/litra/slavbrit.htm).

188 В кого влюбляться патриоткам // Новороссийский рабочий, 16 ноября 2000. О решении по этому поводу Большого Жюри Союза Журналистов, отметившего непрофессионализм местных журналистов и признавшего необходимым привлечь Орлова к уголовной ответственности, см.: Большое Жюри Союза Журналистов // Язык мой… Проблема этнической и религиозной нетерпимости в российских СМИ / Под ред. А. М. Верховского. М.: Центр Панорама, 2002. С. 189-193.

189 Свободина Н. Скинхеды спровоцировали избиения на «Байкал-Шамане» // Пресса Ирк.ру, Номер один, 16 августа 2006 (http://pressa.irk.ru/number1/2006/33/005002.html).

190 Монгуш С. Ученые Тувы считают, что молча смотреть на то, как безнаказанно убивают будущую интеллектуальную элиту народа, нельзя // tuvaonline, 25 апреля 2006 (http://www.tuvaonline.ru/2006/04/25/tigi.html).

191 Тарасов А. Горючая смесь, с. 8; он же. Экстремисты по вызову, с. 68.

192 Зарахович Ю. Из России с ненавистью // ИноСМИ.ру, 3 августа 2005 (http://www.inosmi.ru/translation/221317.html).

193 Борусяк Л. Молодые москвичи перестают стыдиться лозунга "Россия для русских!" // ИАЦ «СОВА». Раздел «Национализм и ксенофобия». 7 апреля 2005 (http://xeno.sova-center.ru/45A2A39/53CFE71). См. также: Великая Н. Зомби или революционеры // Свободная мысль – XXI, 2005,  № 9. С. 79.

194 Рубан Л.С. Дилемма XXI века: толерантность и конфликт. М.: Academia, 2006. С. 38-39.

195 Собкин В.С., Николашина Е.В. Отношение московских подростков к мигрантам: культурная дистанция, временные сдвиги, национальная самоидентификация // Социокультурные трансформации подростковой субкультуры / Под ред. В.С. Собкина (Труды по социологии образования. Т. XI. Вып. XX). М.: Центр социологии образования, 2006.

196 Яковлева Е. Взорванное сознание // Российская газета, 30 августа 2006. С. 7.

197 Соловей В.Д. Регрессивный синдром. Варвары на развалинах III Рима // Политический класс, 2005, № 2. С. 20.

198 Серебрянников П. Ненависть по рыночной цене // Новые Известия, 28 августа 2006. С. 4.

199 Гудков Л.Д. Негативная идентичность. М.: Новое литературное обозрение, 2004.

200 A study in red.

201 Васильев Ю. «Я ненавижу черных».

202 Самоторова А. «Я мог бы…»

203 На самом деле в древнескандинавской традиции руна «зиг» означала власть и энергию и была символом бога войны Тора.

204 Беликов С. Бритоголовые. С. 38, 69. Между тем, вопреки аналогичным обвинениям со стороны украинских СМИ (Шульга Н.А. Великое переселение: репатрианты, беженцы, трудовые мигранты. Киев: Институт социологии НАН Украины, 2002. С. 216), специальные медицинские обследования, проведенные в Киеве, показывают, что иммигранты в основной своей массе отличаются лучшим здоровьем, чем местное население. См.: Ruble B.A. Creating diversity capital. Transnational migrants in Montreal, Washington, and Kiev. Washington, D. C. and Baltimore: Woodrow Wilson Center Press and The Johns Hopkins University Press, 2005. P. 175.

205 Петр К. Ненавижу хачей // Родительское собрание (ежемесячное приложение к газете «Московские новости»), март 2004 (№ 1-2). С. 4.

206 A study in red.

207 Данилова М. В России нарастают экстремизм и ксенофобия // The Associated Press, (США) 9 июня 2004. Между тем, в середине 1990-х гг. наркобизнесом среди студентов Университета дружбы народов занимались не более 5%. В то же время из-за расовой дискриминации многие из студентов не могли найти в Москве работу, и нередко именно это толкало некоторых из них в криминальный бизнес. См.: Азова А. Потребность в диалоге // Московские новости, 11-18 июня 1995. С. 5; Кольчик С. Чернокожие конкуренты // Аргументы и факты, 1997, № 11. С. 4.

208 Карамьян Е. Бритый череп.

209 Авербух В. Ребята с нашего двора // Известия, 24 июня 1998. С. 5.

210 Морозова Л. Патриоты или преступники // Новости Югры, 17 ноября 2005. Термин «эмигранты» здесь не опечатка и не оговорка. Скинхеды не отличают эмигрантов от иммигрантов, и называют приезжих именно этим термином.

211 Сравн.: Blackburn G.W. Education in the Third Reich: a study of race and history of Nazi textbooks. Albany: State Univ. of New York, 1985. P. 140.

212 Марчук  М. «Бредовые идеи не утратили своей значимости» // Газета, 27 декабря 2005. С. 11; Печко В. Срок «Белого братства». Члены группировки призывали «очистить область от нерусских» и относили себя к «нации чистых арийцев» // Взгляд, 28 марта 2006 (http://www.vz.ru/society/2006/3/28/27681.html); Антонов К. Скинхедов посчитали просто разбойниками // Известия, 29 марта 2006. С. 6.

213 Рстаки А. Дивизия «бритая голова» - 2.

214 Беликов С. Бритоголовые. С. 5.

215 Мохель Р., Бородина Е. Скины взяли рынок без боя // Московский комсомолец, 26 октября 2002. С. 5; Юрьева Л. Горящая точка // Московский комсомолец, 1 ноября 2002. С. 1.

216 Беликов С. Бритоголовые. С. 58, 126-127.

217 Богомолов А. Сегодня в России модно быть нацистом // Новые Известия, 26 марта 2002. С. 2. См. также: Аминов Д.И., Огаян Р.Э. Молодежный экстремизм. С. 51.

218 Мамедов В.А., Кочкин Ю.В., Ерыкалина А.Ю. Наци-скинхеды. С. 84-88.

219 Нестеров Д. Скины. Русь пробуждается. С. 75.

220 Карамьян Е. Бритый череп… См. также: Резников Л. Превратности антисемитизма в России; Рагозин О. Бойня на Ичке // Московский комсомолец, 14 июня 1997. С. 8; Беликов С. Бритоголовые. С. 208-209.

221  Карамьян Е. Москва коричневая // Россия, 5 февраля 2002. О подобном явлении в Екатеринбурге см.: Добрынина С. Чума рабочих окраин.

222 Карамьян Е. Бритый череп…; Беликов С. Бритоголовые. С. 213. Даже сам Иванов (Сухаревский) рекомендует скинам избегать армии и идти в милицию, ибо, на его взгляд «именно там место русскому человеку». См.: Пунанов Г. Скинхеды.

223 Резников Л. Превратности антисемитизма в России; Мамедов В.А., Кочкин Ю.В., Ерыкалина А.Ю. Наци-скинхеды. С. 83.

224 A study in red.

225 Зарахович Ю. Из России с ненавистью // ИноСМИ.ру, 3 августа 2005 (http://www.inosmi.ru/translation/221317.html).

226 Об особенности арийского мифа в постсоветской России и его создателях см.: Шнирельман В.А.  Интеллектуальные лабиринты. М.: Academia, 2004. С. 123-225. Сегодня одним из самых плодовитых пропагандистов арийского мифа в России является московский журналист и писатель А.И. Асов, псевдонаучные книги которого о «славянах-арийцах» регулярно выходят в издательстве «Вече».

227 Как известно, сам Сталин называл себя грузином и воспитывался в грузинской среде. См.: Rieber A. Stalin as Georgian: the formative years // Stalin. A new history / Ed. by S. Davies, J. Harris. Cambridge: Cambridge Univ. Press, 2006.

228 Тарасов А. Skinheads ou naturel. С. 83; он же. Бритоголовые. С. 132-133.

229 Нехорошев Г. У настоящих скинхедов шнурки на ботинках белые.

230 Лихачев В. Нацизм в России. С. 115.

231 Кельтский крест наряду с кельтскими орнаментами служит излюбленным символом Западных скинхедов. С осени 1994 г. при «Корпорации тяжелого рока» работал салон, делавший неонацистам и скинхедам татуировки, основанные на кельтских орнаментах. См.: Железный марш, 1995, № 14.

232 Подробно см.: Лихачев В. Нацизм в России. С. 111-112; Беликов С. Бритоголовые. С. 102-103. Об особой роли символики у скинхедов см.: Аминов Д.И., Огаян Р.Э. Молодежный экстремизм. С. 88-99; Мамедов В.А., Кочкин Ю.В., Ерыкалина А.Ю. Наци-скинхеды. С. 107-118.

233 Беликов С. Бритоголовые. С. 5.

234 Там же. С. 69-72.

235 Там же. С. 89.

236 Рстаки А. Дивизия «бритая голова» - 2; Тарасов А. Экстремисты по вызову, с. 68; он же. Наци-скины. Любопытно, что этого мнения придерживается и их главный идеолог Иванов (Сухаревский). Он пишет: «Все по своим домам. Негры в Африку. Турки на Аму-Дарью! Евреи в пустыню Гоби!» См.: Иванов (Сухаревский) А. Моя вера – русизм. С. 34. См. также: «Наша цель – это власть» // Московские новости, 16-22 апреля 2002. С. 2-3.

237 Беликов С. Бритоголовые. С. 30, 32. К сожалению, это весьма спорное положение, фактически легитимирующее «культурный расизм», уже вошло в ряд учебников по культурологи и конфликтологии и служит руководством к действию властям ряда регионов России. Об этом см.: Шнирельман В.А. «Несовместимость культур»: от научных концепций и школьного образования до реальной политики // Русский национализм: идеология и настроение / Под ред. А.М. Верховского. М.: Центр «СОВА», 2006.

238 Беликов С. Бритоголовые. С. 68-69.

239 Подробнее о культурном расизме см.: Шнирельман В.А. Расизм: вчера и сегодня // Pro et Contra. 2005. Т. 9. № 2; он же. Этничность, цивилизационный подход, «право на самобытность» и «новый расизм» // Социальное согласие против правого экстремизма / Под ред. Л.Я. Дадиани, Г.М. Денисовского. Вып. 3–4. М.: Институт социологии РАН, 2005.

240 Карамьян Е. Москва коричневая // Россия, 5 февраля 2002. С. 20.

241 Усилия властей подчас неэффективны // Московские новости, 6-12 ноября 2001. С. 2. В то же время Иванов (Сухаревский) подтверждал участие своих подшефных в погроме на Царицынском рынке. См.: Пунанов Г. Скинхеды.

242 Васильев Ю. «Я ненавижу черных»; Самоторова А. «Я мог бы...» Футбольные фанаты составляют немалую долю и в других скин-объединениях. См.: Гетманский К., Кириллов Р., Спирин Ю. «Бритоголовые…»

243 Беликов С. Бритоголовые. С. 116-119, 206; Анисимов Е. С больной головы на бритую… // Комсомольская правда, 20 апреля 2002. С. 11; Добрынина С. Чума рабочих окраин. Сегодня это начали признавать и сотрудники правоохранительных органов, считающие футбольных фанатов самым опасным «крылом скинхедов». См.: Аминов Д.И., Огаян Р.Э. Молодежный экстремизм. С. 20, 24.

244 Jamalov R. The real fight club // Pulse, April 2002. P. 14-15.

245 Козлов А.Ю. Ультраправые тенденции в футбольных фанатских группировках в России // Русский национализм: идеология и настроение / Под ред. А.М. Верховского. М.: Центр «Сова», 2006. С. 94-101; Молчанов О. Куда идут «безумные мясники»? // Вечерняя Москва, 15 февраля 2007. С. 36-37.

246 Богомолов А. Русские «фанатики»; Smetanina A. War games // Pulse, April 2002. P. 15.

247 Васильев Ю. «Я ненавижу черных». А. Тарасов подтверждает тесные связи между скинхедами и футбольными фанатами. См.: Соколов Д. Царицынский погром.

248 Бутузова Л. Дружба врозь // Московские новости, 5-11 ноября 2002. С. 22.

249 Беликов С. Бритоголовые. С. 146.

250 ГУВД Москвы: в Москве нет скинхедов, а есть шпана // Вести.ru, 28 января 2005 (http://www.vesti.ru/news.html?id=68044). Правозащитники тоже подмечают тенденцию к использованию борьбы с ксенофобией для ужесточения политического режима и дискредитации политических оппонентов. См.: Верховский А., Кожевникова Г. Основные тенденции в развитии национал-радикального движения и государственного противодействия ему в 2005 году // Мониторинг дискриминации и национал-экстремизма в России / Под ред. Ю. Башиновой, Н. Таубиной. М.: Фонд «За гражданское общество», 2006. С. 19-20.

251 Холодов С. Бывший интернационализм обернулся национальной нетерпимостью? // Московская правда, 5 апреля 2002. С. 3.

252 Представитель ГУВД Ростовской области: «Нельзя смешивать экстремистские и хулиганские действия» // Регнум.ру, 31 марта 2006 (www.regnum.ru/news/616114.html).

253 Кочергин А. Краснодарский край // Мониторинг дискриминации и национал-экстремизма в России / Под ред. Ю. Башиновой, Н. Таубиной. М.: Фонд «За гражданское общество», 2006. С. 132.

254 Пахомова Е. Зуд Линча // Московский комсомолец, 8 сентября 2001. С. 1, 4; Ильичев В. Скинхеды! Горн зовет! // Московская правда, 19 сентября 2002. С. 10.

255 Аминов Д.И., Огаян Р.Э. Молодежный экстремизм; Мамедов В.А., Кочкин Ю.В., Ерыкалина А.Ю. Наци-скинхеды. С. 40.

256 Велехов Л. Москва и Питер соперничают в борьбе за звание колыбели русского неонацизма // Совершенно секретно, февраль 2006, № 2. С. 2.

257 Редакция «Известий». Не признавая существования в России расистов, власть поощряет их // Известия, 14 мая 1998. С. 5; Уколов Р. Бритоголовые метаморфозы //  Известия, 20 мая 2003. С. 9; Кириллов Р. Предъявлено обвинение участникам нападения на иностранных студентов // Известия, 2 декабря 2003. С. 10;  Гордиенко А., Уколов Р. Кавказский бумеранг // Независимая газета, 11 октября 2004; Трофимов А. Бритоголовая статистика // Независимая газета, 25 октября 2005; Добрюха Е., Романов М., Деева Е. Фабрика скинхедов // Московский комсомолец, 24 ноября 2005. С. 6; Антонов К. Скинхедов посчитали просто разбойниками // Известия, 29 марта 2006. С. 6. См. также: Паин Э.А. Этнополитический маятник. С. 187; Аминов Д.И., Огаян Р.Э. Молодежный экстремизм. С. 27-28.

258 Добрюха Е., Романов М., Деева Е. Фабрика скинхедов. С. 6.

259 Невзоров А. Почему Питер стал «столицей ксенофобии» // Аргументы и факты, апрель 2006, № 15. С. 1.

260 Ремнева К. «Бритоголовые» маршируют по улицам Москвы.

261 Фиш Р. Люди делятся на цветных и убийц // Новая газета, 24-27 мая 1999. С. 13.

262 Милиция любит насилие // Газета-ру, 15 февраля 2006 (http://www.gazeta.ru/2006/02/15/oa_188849.shtml).

263 Уколов Р. Бритоголовые «санитары рынков» // Независимая газета, 27 мая 2003. С. 10.

264 Арифджанов Р. Российская милиция работает гораздо хуже советской // Известия, 17 апреля 1998. С. 1-2.

265 См., напр.: Иванова М. Прокуратура озаботилась нацпроектами // Невское Время, 29 июля 2006. С. 7.

266 Юцкова Е.М. Граждане и власть: некоторые криминологические аспекты // Преступность и власть / Под ред. А.И. Долговой. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2000. С. 29-31.

267 Гусев А. Фашистов не пустили на Рязанский проспект // Известия, 11 октября 2004.

268 Этот текст присутствовал и на сайте «Партии Свободы», но затем был снят по требованию Ю. Беляева. По свидетельству дотошных журналистов, сегодня он предпочитает инструктировать потенциальных налетчиков и убийц в устных беседах.

269 Елисов А. Убойный инструктаж // Новые Известия, 28 марта 2006. С. 1, 6; Роткевич Е., Степанов А. Убить по инструкции // Известия, 29 марта 2006. С. 6; Автора призывов к скинхедам прокуратура обвиняет пока безуспешно, 28 марта 2006 (www.regnum.ru/news/614081.html); Сайт удалил "пособие по террору" до завершения проверки прокуратуры Санкт-Петербурга, 28 марта 2006 (www.regnum.ru/news/613983.html); Нацистский патруль убийц существует не только в Санкт-Петербурге, 28 марта 2006 (www.regnum.ru/news/613922.html); На нацистских сайтах Санкт-Петербурга появилось "пособие по уличному террору" // Новости России, 28 марта 2006 (http://newsru.com/russia/28mar2006/skins.html).

270 Рагозин О. Бойня на Ичке. Правда, по мнению А. Тарасова, погром осуществили профессионалы, приписавшие его скинхедам. См.: Тарасов. Наци-скины.

271 Беликов С. Бритоголовые. С. 92-93.

272 Чон Чевон. Страшно ходить по Москве // Коре ильбо (корейская еженедельная газета), 8 июня 2001. С. 5.

273 Васинский А. Белые вороны.

274 Козлов А. Воронежская область // Мониторинг дискриминации и национал-экстремизма в России / Под ред. Ю. Башиновой, Н. Таубиной. М.: Фонд «За гражданское общество», 2006. С. 120.

275 Сиротин В. Коричневый туман провинциального разлива // Новая газета, 6-12 июля 1998. С. 3.

276 Казевский С. Нацисты – козырная карта власти? // Новые Известия, 15 октября 2002. С. 1, 5.

277 Мухамедьярова Л. Они нападают стаями // Общая газета, 6-12 сентября 2001. С. 15; «Нет китайского студента, которого бы не избили бритоголовые» // Известия, 8 февраля 2002. С. 2.

278 Мамонова С. Презренные людишки // Россия, 5 февраля 2002. С. 17.

279 «Мы умоем вас кровью» // Огонек, 1998, № 21 (май). С. 18-25; Редакция «Известий». Не признавая существования в России расистов, власть поощряет их // Известия, 14 мая 1998. С. 5; Ремнева К. «Бритоголовые» маршируют по улицам Москвы.

280 Беликов С. Бритоголовые. С. 216-217.

281 Лихачев В. Нацизм в России. С. 121-122; Тарасов А. Наци-скины.

282 Амелина Я. Свобода слова по-нацистски // Экспресс-хроника, 14 декабря 1998. С. 2.

283 Лихачев В. Нацизм в России. С. 123-124.

284 Добрынина С. Чума рабочих окраин.

285 На самом деле скинхеды носят не сапоги, а тяжелые ботинки фирмы «Доктор Мартенс» или высокие полусапоги «Гриндерс».

286 Васильева А. Я услышал: «черный, вон из России» // Вечерняя Москва, 5 февраля 2003. С. 1-2.

287 Базавлук С., Чародеев Г. Белый террор // Известия, 8 февраля 2002. С. 1.

288 Пахомова Е. Зуд Линча.

289 Базавлук С., Чародеев Г. Белый террор.

290 «Нет китайского студента, которого бы не избили бритоголовые» // Известия, 8 февраля 2002. С. 2; Костюковский В. Фашизм на «бытовой почве» // Новые Известия, 17 сентября 2002. С. 1, 5; он же. «Пробные марши» питерских нацистов // Новые Известия, 1 октября 2002. С. 1.

291 Костюковский В. Фашизм на «бытовой почве»; он же. «Пробные марши»…

292 Роткевич Е. Петербург на грани погромов // Известия, 11 февраля 2004. С. 1-2.

293 Василенко А. Невский без бродяг? // Российская газета, 7 июня 2004. С. 5.

294 Аминов Д.И., Огаян Р.Э. Молодежный экстремизм. С. 28.

295 Тарасов А. Бритоголовые. С. 142; он же. Наци-скины.

296 Рэпперы считаются скинхедами одними из заклятых врагов по той причине, что любят «музыку негров», песни которых иной раз призывают к расправам над «белыми». См.: Примаченко М. Неформалы – большие формалисты; Беликов С. Бритоголовые. С. 182-186.

297 Резать евреев студент пришел с целым набором ножей // Московский комсомолец, 14 июля 1999. С. 1.

298 Молокин А. Анализ динамики антисемитских происшествий в Российской Федерации в 2004 г. и первом квартале 2005 г. Доклад Московского Бюро по правам человека. Архив автора.

299 Лига МАГЕН: Антисемитские мотивы нападения на двух раввинов не вызывают сомнений // СОВА-Центр, 22 июля 2005 (http://www.jewish.ru/news/cis/2005/07/news994222825.php).

300 Эта книга, написанная лидером американского неонацистского Национального Альянса и изданная впервые в 1978 г., не только призывала к расовой войне во славу «белой (арийской) расы», но и учила, как именно следует эту войну вести. Подробно см.: Шнирельман В.А. Лица ненависти (антисемиты и расисты на марше). М.: Academia, 2005. С. 293-306.

301 Трифонов В. Налетчик хочет скорого суда // КоммерсантЪ, 15 февраля 2006. С. 4; Власова И. «Он сам шел умирать» // Новые Известия, 28 марта 2006. С. 6.

302 Гришина Ю. Сукин скин // Московский комсомолец, 13 января 2006. С. 1-2.

303 Берсенева А. «Верх цинизма» // Новые Известия, 23 марта 2006. С. 7.

304 Максимов Е. «Он достиг цели» // Новые Известия, 18 сентября 2006. С. 6.

305 Андрусенко Л. Неонацисты устроили погром в честь дня рождения Гитлера // Независимая газета, 24 апреля 2001. С. 1.

306 Богомолов А. Русские «фанатики»; Лихачев В. Нацизм в России. С. 124-126; Тарасов А. Наци-скины; Беликов С. Бритоголовые. С. 203.

307 Богомолов А. Место драки изменить нельзя // Новые Известия, 26 июня 2001. С. 1, 5.

308 Лихачев В. Нацизм в России. С. 128-129; Тарасов А. Наци-скины; Беликов С. Бритоголовые. С. 203-205.

309 Задержан еще один участник погрома в Царицыно // Московский комсомолец, 13 ноября 2001. С. 1.

310 Костюковский В. Кто ведет толпу? // Новые Известия, 19 февраля 2002. С. 1; Фочкин О., Гриднева М. Фашистское вдохновение // Московский комсомолец, 20 февраля 2002. С. 2.

311 Теракт как средство самообороны // Московский комсомолец, 13 сентября 2006. С. 1, 3; Кораблев Б. Отречение националистов // Время новостей, 22 сентября 2006; Гнединская А. Студентов-юристов обвиняют в терроризме // Московский комсомолец, 26 марта 2007. С. 5.

312 Донсков Н. Цвет сезона: коричневый // Новая газета, 26-28 марта 2007. С. 4.

313 Гордиенко А., Уколов Р. Кавказский бумеранг.

314 Мохель Р., Бородина Е. Скины взяли рынок без боя.

315 Москва почти Грозный // Московские новости, 21-27 октября 2003. С. 21.

316 Верховский А., Кожевникова Г. Основные тенденции в развитии национал-радикального движения и государственного противодействия ему в 2005 году // Мониторинг дискриминации и национал-экстремизма в России / Под ред. Ю. Башиновой, Н. Таубиной. М.: Фонд «За гражданское общество», 2006. С. 8; Кожевникова Г. Москва и Московская область // Там же. С. 149; Кожевникова Г. Радикальный национализм в России и противодействие ему в 2006 году. Доклад Центра «СОВА» 1 апреля 2007 (http://xeno.sova-center.ru/29481C8/8F76150). См. также: Зубченко Е. «Карманный думец неонацистов» // Новые Известия, 27 марта 2007. С. 2.

317 Кожевникова Г., Верховский А. Осень – 2006: под флагом Кондопоги // Полит.ру, 30 декабря 2006 (http://www.polit.ru/analytics/2006/12/30/autumn.html); Кожевникова Г. Радикальный национализм в России.

318 Кудрявцев В.Н., Лунеев В.В., Наумов А.В. Организованная преступность и коррупция в России (1997-1999). М.: ИНИОН, 2000. С. 137, 144.

319 Кожевникова Г. Радикальный национализм в России.

320 Верховский А. «Мы их еще не знаем» // Огонек, 2—8 октября 2006 года, № 40. С. 25; Подрабинек М. Хорошие скинхеды против плохих // Грани.ру, 17 июня 2002 (http://www.zeka.ru/racism/articles/sharp/); Неплюев И. «Красные» фашисты на службе «Родины» // Правда.ру, 15 сентября 2005 (http://www.pravda.ru/politics/2005/1/5/398/20832_SKINHEAD.html); Вишневецкая Ю. Настоящая общественная жизнь // Эксперт Online, 31 января 2007 (http://www.expert.ru/articles/2007/01/31/elin/).

321 Кожевникова Г. Радикальный национализм в России и противодействие ему в 2006 году. Доклад Центра «СОВА» 1 апреля 2007 (http://xeno.sova-center.ru/29481C8/8F76150).

322 Богомолов А. Обыкновенный антифашизм // Огонек, 2—8 октября 2006 года, № 40. С. 20-21.

323 Нехамкин С., Роткевич Е. В убийстве эксперта по фашизму подозревают нацистов // Известия, 22 июня 2004. С. 5.

324 Быстрых А. Музыканту не простили участия в благотворительной акции // Газета, 15 ноября 2005. С. 8.

325 Мать убитого антифашиста требует возобновления следствия // Регнум.ру, 15 декабря 2006 (www.regnum.ru/news/756283.html).

326 Джемакулов Ш. Скинхеды хотели взорвать юного антифашиста // Комсомольская правда, 25 декабря 2006. С. 4.

327 Вишневецкая Ю. Настоящая общественная жизнь.

328 В Ижевске неонацистами убит 18-летний антифашист // Полит.ру, 3 апреля 2007


(http://www.polit.ru/news/2007/04/01/antyfashist_kill.html)

329 Кожевникова Г., Верховский А. Осень – 2006.

330 Грызунов С. Фашизму в России пока ничто не грозит // Известия, 6 июня 1995. С. 5.

331 Бандит, расстрелявший семью, оправдывается тем, что он расист // Московский комсомолец, 26 марта 1999. С. 4.

332 Колесников А. Яблоки на елках // Время МН, 31 октября 2002. С. 3.

333 Коныгина Н. Милиция старается скрыть ксенофобский характер преступлений // Известия, 11 февраля 2004. С. 2.

334 Бывший министр по делам национальностей В. Зорин назвал цифру 27 дел. См.: Гликин М. Владимир Зорин: «Встречаются еще факты бытовой ксенофобии» // Независимая газета, 17 июля 2002. С. 2.

335 Бальбуров Д. Задумчивая Фемида // Московские новости, 25 июня – 1 июля 2002. С. 21. При этом активное участие в защите скинхедов нередко принимал «общественный защитник» В. Барышенко, объявивший себя руководителем российской секции Международного общества прав человека (МОПЧ). На самом деле российская секция МОПЧ, созданного в Германии в 1972 г., была образована в 1993 г., а Барышенко, вступивший туда в 1999 г., был исключен оттуда в 2001 г. за дискредитацию деятельности МОПЧ. Однако, создав «Русскую национальную правозащитную секцию», он смог вводить в заблуждение московское правительство и судебные органы. В частности, он выступал в защиту издателей расистской и шовинистической литературы, называя процессы против них «травлей свободомыслия». См.: Бальбуров Д. Право на расизм; он же. Правозащитника вызывали? // Московские новости, 26 февраля – 4 марта 2002. С. 7.

336 Кригер И. Хроника «борьбы» с нацизмом // Новые Известия, 11-13 октября 2004. С. 13.

337 Найденов И. Убить «черного» // Родительское собрание (ежемесячное приложение к газете «Московские новости»), март 2004 (№ 1-2). С. 4.

338 Селезнева М. Смертельное «хулиганство» // Новые Известия, 15 декабря 2005; Терентьев Д. Бритые души // Совершенно секретно, февраль 2006, № 2. С. 4-7.

339 Роткевич Е. Задержанные в Петербурге скинхеды признались в последних громких убийствах иностранцев // News.ru, 24 мая 2006 (http://newsru.com/russia/24may2006/girenko.html); Ерёмин П. Ку-клукс-клан белых ночей // Аргументы и факты, 31 мая – 6 июня 2006; Костюковский А. Следствие ведут журналисты // Аргументы и факты (Петербург), 31 мая 2006. С. 4; Гарина М. Банда «патриотов» // Известия, 30 июня – 2 июля 2006. С. 1, 5; Сидоров П. Бешеные псы Петербурга // Московский комсомолец, 2 июня 2006. С. 4. Правда, некоторые журналисты скептически относятся к этой истории, видя в ней некий сценарий, специально разыгранный спецслужбами перед саммитом. См., напр.: Латынина Ю. Странное сходство // Газета.ру, 26 мая 2006 (http://www.gazeta.ru/column/latynina/649150.shtml); Джейрахов В. Проект «Петербург фашистский» // Сегодня.ру, 26 мая 2006 (http://www.segodnia.ru/?part=article&id=2422); Парфитт Т. Рост расизма в России // The Guardian, 27 июня 2006 (http://www.inosmi.ru/translation/228417.html).

340 Путин В.В. России надо быть сплоченной и конкурентоспособной. Послание Президента Путина Федеральному Собранию Российской Федерации 18 апреля 2002 г. // Российская газета, 19 апреля 2002. С. 5.

341 Громов А., Пантыкин А. Ксенофобия – враг России. Имперская речь Путина на Конгрессе азербайджанского народа 19 октября 2004 г. (www.globalrus.ru/comments/138605/); Путин потребовал от ФСБ решительнее бороться с национализмом // Газета,  20 декабря 2005 (http://gzt.ru/politics/2005/12/20/174242.html).

342 Есть у преступности и детское лицо // Парламентская газета, 18 мая 2006. С. 1-2.

343 Кеворкова Н. Даешь план по вражде // Газета, 5 июня 2006. С. 4. Правозащитники из Центра «СОВА» дают несколько иные цифры: 4 обвинительных приговора в 2003 г., 8 – в 2004 г. и 16 – в 2005 г. См.: Верховский А., Кожевникова Г. Основные тенденции… С. 15. А по данным пресс-службы судебного департамента, в 2005 г. обвинительные приговоры получил 31 чел. См.: Рогачева М. Разжигание национальной вражды доказать очень сложно // Известия, 29 марта 2006. С. 6. Такие расхождение сами по себе говорят о несовершенстве судебной системы.

344 Кожевникова Г., Верховский А. Осень – 2006; Кожевникова Г. Радикальный национализм в России и противодействие ему в 2006 году. Доклад Центра «СОВА» 1 апреля 2007 (http://xeno.sova-center.ru/29481C8/8F76150).

345 Максимов В. Игры в патриотов // Новые Известия, 4 марта 2006. С. 1-2.

346 Жолудь Р. «Это чистая случайность» // Новые Известия, 12 марта 2007. С. 6.

347 Верховский А., Кожевникова Г. Основные тенденции… С. 15-18; Кожевникова Г. Радикальный национализм.

348 Овчаренко Е., Демченко В. Об угрозе ксенофобии и самиздате под матрацем // Известия, 29 марта 2006. С. 6; Селезнева М. Не хватило мужества // Новые Известия, 24-30 марта 2006. С. 3; Рогачева М. Разжигание национальной вражды доказать очень сложно // Там же; Матвеева Н. Признать невиновными // Невское время, 26 июля 2006. С. 2; Тумакова И. Банда «патриотов» - 3 // Известия, 20 октября 2006. С. 1, 4; Работнова В. Присяжные снова оправдали обвиняемых // Московские новости, 17-23 ноября 2006. С. 4.

349 Антонов К. Скинхедов посчитали просто разбойниками // Известия, 29 марта 2006. С. 6.

350 Редичкина О. Экстремизму учит Интернет // Газета, 2-4 июня 2006. С. 7.

351 Колесников А. С советского на русский // Ведомости, 14 июня 2006. С. А4.

352 Шахвердиев Т. За что вы любите Россию? // Новая газета, 11-13 марта 2002. С. 1, 5.

353 Кожевникова Г. Радикальный национализм в России и противодействие ему в 2006 году. Доклад Центра «СОВА» 1 апреля 2007 (http://xeno.sova-center.ru/29481C8/8F76150). См. также: От нацистов «Спасу» нет // Московский комсомолец, 8 сентября 2006.

354 Лихачев В. Нацизм в России. С. 131.

355 Гордиенко А., Уколов Р. Кавказский бумеранг.

356 Подробно см.: Шнирельман В.А. Лица ненависти (антисемиты и расисты на марше). М.: Academia, 2005.

357 Шнирельман В.А. «Несовместимость культур»: от научных концепций и школьного образования до реальной политики // Русский национализм: идеология и настроение / Под ред. А.М. Верховского. М.: Центр «СОВА», 2006.

358 Чалян Э., Мухина Е. Вы сталкивались с расизмом? // Российская газета, 11 октября 2005. С. 16.

359 Щербаков Н.Г. Идеологи современного отечественного расизма // Евроцентризм и афроцентризм накануне XXI века: африканистика в мировом контексте / Под ред. А.Г. Балезина. М.: ИВИ РАН, 2000; Паин Э.А. Почему помолодела ксенофобия // Независимая газета, 14 октября 2003. С. 11; Целмс Г. «Я ненавижу – значит, я существую».

360 Об этих недостатках современной учебной литературы см.: Шнирельман В.А.  Интеллектуальные лабиринты. М.: Academia, 2004. С. 324-337; он же. Российская школа и национальная идея // Неприкосновенный запас, 2006, № 6 (50).

361 О расистских взглядах Бьюкенена см.: Lee M.A. Reforming Right // Intelligence Report, fall 2002, issue 107. Pp. 39-43.

362 Националист ли Вы? // Родительское собрание (ежемесячное приложение к газете «Московские новости»), март 2004 (№ 1-2). С. 7.

363 Исследование Фонда «Общественное мнение» об отношении к скинхедам // Московские новости, 26 марта – 1 апреля 2004. С. 3.

364 Бызов Л. «Русская тема» - дополнение к идее порядка и справедливости // Новая газета, 10-13 октября 2004. С. 12-13.

365 Панеях Э. На пороховой бочке // Ведомости, 7 ноября 2005. С. А4.

366 Воронова И. Пугливый брюнет в грязном ботинке // Труд, 31 августа – 6 сентября 2006. С. 15.

367 Гудков Л., Дубин Б. Своеобразие русского национализма // Pro et Contra. 2005. Том 9. № 2. С. 21.

368 Албагачиев Р.Ш., Ахильгов М.А. Знать и помнить… М.-Назрань, 1997. С. 459-461.

369 «Международная амнистия»: в российском обществе царят расизм и ксенофобия (http://www.prima-news.ru/news/news/2006/5/3/35817.html).


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

60403. Здоровьесберегающая организация учебного процесса в начальных классах 95 KB
  Средняя продолжительность разных видов деятельности Не более 10 мин Частота чередования разных видов деятельности Смена не позже чем через 710 мин Количество видов преподавания словесный наглядный самостоятельная работа практическая работа...
60405. Здоровя – цінність життя 93 KB
  Мета: Формувати у дітей поняття про здоровя як найвищу цінність життя; розвивати розуміння кожною дитиною своєї оригінальності, індивідуальності; усвідомити вплив здорового способу життя на розвиток людини і її досягнень; виховувати вміння поважати людей і бережно ставитись до власного життя.
60407. Твоё здоровье в твоих руках 125 KB
  Всё в наших руках и здоровье и учёба и уважение друзей и любовь семьи И будущая жизнь Хотите жить в дальнейшем хорошо Приложите к этому усилие уже сейчас и вы об этом не пожалеете в будущем. Это доказано временем Здоровье - это главная ценность человека.
60408. Формування у дошкільників свідомого ставлення до здоров’я 40 KB
  Валеологічні ігри Гра Здорова їжа Вихователь називає здорову їжу діти плескають у долоні а коли чують їжуворога мовчать. Гра Будь здоровим Вихователь називає слова.
60409. Здоровьесберегающие технологии на уроках биологии 55.5 KB
  Внимательный учитель всегда заметит внешние признаки усталости ученика: Частую смену позы Потягивание Встряхивание руками Зевота Закрывание глаз Подпирание головы Остановившийся взгляд Ненужное перекладывание предметов...
60410. Обери здоровий спосіб життя 34 KB
  Мета: Довести доцільність ведення здорового способу життя. Найголовніше для людини це її життя а у житті головне здоров’я. щоб почуватися добре треба прагнути до здорового способу життя.
60411. Земельні ресурси України. Основні заходи раціонального використання і охорони земельних ресурсів 127 KB
  До них належать землі що використовуються або можуть бути використані людиною для сільського чи лісового господарства містобудування тощо. Найвищу сільськогосподарську освоєність території мають...