1839

ПАРАЛЛЕЛИЗМ ИЗМЕНЕНИЙ ДЕРМАТОГЛИФИКИ, ЭНДОКРИННОГО И ПСИХИЧЕСКОГО СТАТУСА В ПОПУЛЯЦИИ ДЕТСКОГО НАСЕЛЕНИЯ, ПРОЖИВАЮЩЕГО В РАЙОНАХ С ВЫСОКОЙ АНТРОПОГЕННОЙ НАГРУЗКОЙ

Диссертация

Психология и эзотерика

Современное состояние окружающей среды (региональные аспекты). Генетические детерминанты формирования рельефа кожи пальцев рук и ладоней человека. Методика исследования кожного узора кисти человека. Методы исследования функционального состояния центральной нервной системы. Особенности эндокринного статуса подростков, проживающих в экологически неблагоприятных условиях.

Русский

2013-01-06

1.3 MB

23 чел.

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ   
РОССИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ  
  
СТАВРОПОЛЬСКИЙ  ГОСУДАРСТВЕННЫЙ  УНИВЕРСИТЕТ 
 
     
 
                                                                 На правах рукописи 
 
 
 
Василенко Юлия Александровна 
 
ПАРАЛЛЕЛИЗМ ИЗМЕНЕНИЙ ДЕРМАТОГЛИФИКИ, 
ЭНДОКРИННОГО И ПСИХИЧЕСКОГО СТАТУСА В 
ПОПУЛЯЦИИ ДЕТСКОГО НАСЕЛЕНИЯ, 
ПРОЖИВАЮЩЕГО В РАЙОНАХ С ВЫСОКОЙ  
АНТРОПОГЕННОЙ НАГРУЗКОЙ 
 
 
19.00.02 - психофизиология 
 
 
                    ДИССЕРТАЦИЯ 
              на соискание ученой степени 
                  кандидата биологических наук 
                           
 
 
 
 
                                                                          Научный руководитель: 
                                                                          доктор биологических наук, 
                                                                          профессор  Л.И.Губарева 
                 
 
 
 
Ставрополь - 2005 

О Г Л А В Л Е Н И Е  
 
Стр.
Список сокращений  ………………………………………………………..     4 
ВВЕДЕНИЕ 
………………………………………………………………….. 
5  
Глава 1. БИОЛОГИЧЕСКИЕ  И  СРЕДОВЫЕ  ДЕТЕРМИНАНТЫ 
 
ФОРМИРОВАНИЯ  РЕЛЬЕФА  КОЖИ  ПАЛЬЦЕВ  РУК  И 
 
ЛАДОНЕЙ ЧЕЛОВЕКА (обзор литературы) …………………. 
13 
1.1.  Современное  состояние  окружающей  среды  (региональные 
  
аспекты........................................................................................………… 
13 
1.2. Дерматоглифический  рисунок  человека  и  его  формирование  в 
 
онтогенезе  …………………...............................................………… 
 28 
          1.2.1.  Генетические  детерминанты  формирования  рельефа  кожи 
 
пальцев рук и ладоней человека ..............................................………… 
33 
      1.2.2. Эндокринные детерминанты  ..................................………… 
43 
      1.2.3.  Зависимость  формирования  кожного  рисунка  от  факторов 
43 
внешней седы 
47 
1.3. Особенности состояния психики и центральной нервной системы 
  
у подростков, проживающих в экологически неблагоприятных условиях  
48 
Глава 2. ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ  ……… 
53 
2.1.  Организация исследования…………………………………….. 
 53 
2.2. Методы исследования……………………………………........… 
56 
      2.2.1. 
Методика 
исследования 
кожного 
узора 
кисти 
  
человека…………………………………………..….........................….. 
56 
      2.2.2.  Методы  изучения  функционального  состояния  гипоталамо-
  
гипофизарно-адренокортикальной  и  гипоталамо-гипофизарно-гонадной 
 
систем …………………………………. …………..........….. 
69 
  2.2.2.1.Методика определения уровня кортизола в слюне  
70 
  2.2.2.2.  Определение  уровня  эстрадиола  и  тестостерона  в 
 
слюне 
70 
2.2.3. Методы 
исследования 
функционального 
состояния  
  
центральной нервной системы ................................................................. 
71 
2.2.4. Методы исследования психического статуса .........……. 
73 
2.2.4.1. Методика  определения  уровня  невротизации  и 
 
 
2

психопатизации ……………………………………………………….. 
73 
2.2.4.2.   Методика определения уровня тревожности………... 
74 
2.2.4.3.   Методика 
определения 
адекватности 
 
самооценки……… 
74 
2.2.5. Измерение индивидуальной минуты 
75 
2.2.6. Методы 
статистической 
обработки 
результатов  
 
исследования ........................................................................................…  
 
2.2.6.1. Формулы, индексы для обработки дерматоглифов … 
76 
2.2.6.2. Статистическая обработки результатов исследования 
78 
а  Глава 3. ОСОБЕННОСТИ  ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ  ЦЕНТРАЛЬНОЙ 
 
НЕРВНОЙ  СИСТЕМЫ,  ПСИХИЧЕСКОГО  И  ЭНДОКРИННОГО 
 
СТАТУСА,  ДЕРМАТОГЛИФИЧЕСКОГО  РИСУНКА  В  ПОПУЛЯЦИИ 
 
ДЕТСКОГО  НАСЕЛЕНИЯ,  ПРОЖИВАЮЩЕГО  В  РАЙОНАХ  С 
 
ВЫСОКОЙ АНТРОПОГЕННОЙ НАГРУЗКОЙ 
79 
3.1. Особенности функционирования центральной нервной системы  у 
 
подростков, проживающих в химически загрязненных районах ………… 
79 
     3.2.  Особенности  психического  статуса  подростков,  проживающих  в 
 
районах с высокой антропогенной нагрузкой..…… 
82 
     3.3. 
Индивидуальная 
минута 
как 
критерий 
адаптации 
к 
  
антропогенным факторам среды  
93 
     3.4.  Особенности  эндокринного  статуса  подростков,  проживающих  в 
  
экологически неблагоприятных условиях…………………............… 
93 
     3.5.  Дерматоглифический  рисунок  подростков,  проживающих  в 
 
районах с высокой антропогенной нагрузкой.................... 
99 
     3.6. 
Корреляционные 
отношения 
между 
показателями 
 
дерматоглифики,  функциональной  активностью  ЦНС,  эндокринного  и 
 
психического статуса ………..........................................................…. 
 116
ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ …………………   119 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ …………………………………………………………….. 
 129 
ВЫВОДЫ ……………………………………………………………………. 
130
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ  …………………………………………………
132
 
 
 
3

СПИСОК  СОКРАЩЕНИЙ 
 
11-ОКС - 11-оксикортикостероиды 
17-КС - 17-кетостероиды 
АКТГ - адренокортикотропный гормон (кортикотропин) 
ВЗМР - время зрительно-моторной реакции 
ГГАКС - гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальная система 
ГГГС - гипоталамо-гипофизарно-гонадная система 
ИМ - индивидуальная минута 
ИПТ - интегральный показатель тревожности 
КЛ-активность - кортиколибериновая активность 
ЛП - латентный период 
НСК - нейросекреторные клетки гипоталамуса 
СХЯ - супрахиазматическое ядро гипоталамуса 
Т - тестостерон 
ЦНС - центральная нервная система 
Э – эстрадиол 
W - завиток 
A - дуга 
R - радиальная петля 
U – ульнарная петля 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
4

ВВЕДЕНИЕ 
 
Актуальность  исследования.   Индустриализация  страны  привела  к 
росту  числа  промышленных  и  химических  предприятий.  Отсутствие  или 
несвоевременное внедрение очистных сооружений и безотходных технологий 
обусловило  выброс  в  окружающую  среду  химических  веществ,  с  которыми  
организм  человека  не  контактировал  в  ходе  эволюционного  развития.  На 
сегодняшний день свыше 60% территории России экологически небезопасны 
(Николаев  Н.М., 1991; Охрана  окружающей  среды …, 1991-1995; О 
состоянии здоровья населения…, 1996).  
Это 
диктует 
необходимость 
проведения 
самой 
тщательной 
психофизиологической  экспертизы,  в  частности,  детального  исследования 
влияния  химических  факторов  среды  обитания  на  психическое  здоровье  и 
состояние  центральной  нервной  системы  (ЦНС),  обеспечивающей  тонкую 
адаптацию  к  факторам  внешней  среды  и  выявление  механизмов 
формирования нарушений.  
Высокий  уровень  техногенного  загрязнения  окружающей  среды  
рассматривается  в  качестве  одной  из  причин  стойкой  тенденции  роста 
распространенности  нервных  и  психических  заболеваний,  эндокринных 
расстройств,  фиксируемой  медицинской  статистикой  среди  всех  возрастных 
групп населения (Положий Б.С и др., 1994; Платонов Г.Г., 1997; О состоянии 
здоровья населения…, 1996; Боев И.В. и др., 2000; Ахвердова О.А. и др., 2001; 
Губарева Л.И., 2001; Castilia E. et al., 1996; Boyev I.V., Achverdova O.A., 1999), 
числа умственно отсталых детей (Бадалян Л.О., 2000). 
Ряд  авторов  отмечает  формирование  в  подростковый  период 
негативного 
конституционально-типологического 
дрейфа 
в 
конституционально-континуальном 
пространстве 
из 
диапазона 
психологической  нормы – акцентуации  в  сторону  диапазона  пограничной 
аномальной  личности,  что  сопровождается  нарастанием  патологических 
 
5

вариантов  поведения,  личностных  и  поведенческих  расстройств  в 
подростковой  популяции  (Ахвердова  О.А.  и  др., 2000; Гюлушанян  К.С., 
Терещенко Э.В., 2000; Кобрянова И.В., 2000; Терещенко Э.В., 2001; Луковка 
Я.В., 2001; Волоскова Н.Н., 2003; Коленкина В.В., 2003; Лысенко Л.В., 2003; 
Лысенко Л.В. и др., 2003). 
В то же время хорошо известно, что успех адаптации к факторам среды, 
а,  следовательно,  и  биологический  прогресс  популяции  во  многом 
обусловлены 
адекватной 
реакцией 
гипоталамо-гипофизарно-
адренокортикальной  (ГГАКС)  и  гипоталамо-гипофизарно-гонадной  (ГГГС) 
систем (Шаляпина В.Г., 1983, 1991; Гузеев В.В. и др., 1987; Отрощенко Н.М. 
и др., 1987; Баранов А.А. и др., 1993; Сапронов Н.С., 1998; Филаретова Л.П., 
2003;  Губарева  Л.И., 2001, 2003, 2005). В  связи  с  этим  особую  значимость 
имеет  изучение  влияния  антропогенных  факторов  среды  на  функциональное 
состояние  ГГГС  и  ГГАКС,  поскольку  их  эффекты  многозначны  и 
охватывают  практически  все  процессы  в  организме  человека  и  животных, 
начиная  от  реализации  генетической  программы  в  период  внутриутробного 
развития и заканчивая механизмами старения в постнатальном онтогенезе.  
Учитывая тот факт, что в России, в том числе и в Ставропольском крае, в 
мирное  время,  идет  процесс  депопуляции  (Венедиктов  Д.Д., 1994; О 
состоянии  окружающей  среды…, 1997; Батурин  В.А.  и  др., 1998) 
представляло  интерес  изучение  состояния  адаптационных  систем  детей  и 
подростков,  как  наиболее  экосенситивной  группы  населения,  в  условиях 
длительного  воздействия  химических  факторов  окружающей  среды  малой 
интенсивности. Поиск маркеров их воздействия на организм человека может лечь 
в основу раннего выявления болезней адаптации и формирования групп риска. 
Одними  из  маркеров,  указывающих  на  изменения  в  организме  под 
влиянием  антропогенных  факторов  среды,  могут  быть  особенности 
дерматоглифического  рисунка,  поскольку  известно,  что  кожные  узоры 
наследственно  обусловлены,  но  тип  узора,  его  форма,  направление 
 
6

определяются  не  только  наследственным  фактором  (Гладкова  Т.Д., 1966; 
Хить  Г.Л., 1983; Ильин  Е.П., 2001; Лисова  И.М., 2002; Хрисанфова  Е.Н., 
Перевозчиков  И.В., 2002 и  др.).  В  формировании  типа  узоров,  особенно  на 
ладонях,  многие  исследователи  большое  значение  придают  пренатальным 
влияниям, 
сложному 
комплексу 
внутриутробных 
факторов             
(Гусева  И.С., 1986).  По  мнению  Чистикина  А.Н. (1993), рисунки  гребневой 
кожи  являются  единственным  из  доступных  для  широкого  исследования 
проявлением  генотипа.  Выявляемые  изменения  дерматоглифов  допустимо 
расценивать  как  показатель  неблагоприятного  влияния  химических  факторов 
среды  на  генотип  и/или  его  реализацию  в  период  пренатального  и 
постнатального  онтогенеза.  Однако  в  этом  направлении  имеются  лишь 
единичные работы (Бутов В.С., Бутова О.А., 2000). 
Кроме  того,  в  последние  два  десятилетия  появились  работы, 
указывающие  на  участие  в  деструкции  генотипа  стрессорных  гормонов 
(Маркель  А.Л.,  Бородин  П.М., 1990). В  связи  с  этим  представляет  интерес 
изучение 
психического 
статуса, 
уровня 
кортикостероидов 
и 
дерматоглифического рисунка у детей, проживающих в регионах химического 
загрязнения;  выявление  характера  взаимосвязи  психических  и  нервных 
нарушений,  уровня  катаболических  и  анаболических  стероидов  с 
отклонениями дерматоглифического рисунка.  
Цель работы: выявить особенности психического статуса, эндокринной 
и  центральной  нервной  систем,  дерматоглифического  рисунка  в  популяции 
детского  населения,  проживающего  в  условиях  химического  загрязнения 
окружающей среды.   
Объект исследования - человек как целостное системное образование в 
условиях длительного проживания в экологически неблагоприятной среде.  
Задачи исследования. 
       1.  Изучить  особенности  психического  статуса  у  детей  и  подростков, 
проживающих в разных экологических условиях.  
 
7

       2.  Выявить  влияние  промышленных  химических  загрязнителей  на 
функционирование 
ведущих 
адаптационных 
систем: 
гипоталамо-
гипофизарно-адренокорти-кальной,  гипоталамо-гипофизарно-гонадной  и 
центральной нервной систем.  
3.  Исследовать дерматоглифы подростков, проживающих в экологически  
благоприятных и химически загрязненных районах Ставропольского края. 
4.  Провести  корреляционный  анализ  дерматоглифического  рисунка    и 
показателей,  характеризующих  психический  статус,  состояние  гипоталамо-
гипофизарно-адренокортикальной, 
гипоталамо-гипофизарно-гонадной 
и 
центральной нервной систем, и выявить маркеры дезадаптации. 
Гипотеза исследования.   Химические факторы среды, часть из которых 
являются  мутагенными  (формальдегид,  углеводороды,  нитриты),  вызывают 
деструктивные  изменения  генотипа,  что  находит  свое  выражение  в 
изменении  психического  статуса,  дерматоглифического  рисунка  и 
функционировании ведущих адаптационных систем – ГГАКС, ГГГС и ЦНС. 
Научная  новизна  исследования.  Впервые  в  условиях  естественного 
эксперимента  установлены  выраженные  и  тесные  корреляционные  связи 
между  дерматоглифическими  показателями  и  показателями,  отражающими 
функциональное  состояние  ведущих  адаптационных  систем  организма - 
гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальной, 
гипоталамо-гипофизарно-
гонадной  и  центральной  нервной  системы,  а  также  показателями 
психического  статуса  подростков,  проживающих  в  районе  химического 
загрязнения  окружающей  среды,  что  дает  основание  использовать 
дерматоглифические показатели в качестве дополнительных при диагностике 
нарушений изучаемых систем, психики и адаптационного резерва организма. 
Впервые выявленные в условиях химического загрязнения окружающей 
среды  различия  ладонного  и  пальцевого  рисунка  (симиальная  линия, 
продольное расположение линии А, редукция или полное отсутствие линии С 
на обеих руках, односторонняя локализация окончания линии D в полях 5", 8; 
 
8

высокое  расположение  ∠ atd, преобладание  петлевого  и  дугового  узора, 
бимануальная  локализация  двух  дуг  на 4-, 5-ом  пальцах,  конкурирующих 
узоров – дуг  и  завитков;  кроме  того,  у  мальчиков – высокая  частота 
встречаемости  радиальных  петель  и  дуг  на 2-ом  пальце  правой  руки,  у 
девочек – петлевой  узор,  образуемый  линией  А  на  левой  руке;  высокая 
частота встречаемости радиальных петель на 2-ом пальце левой руки и дуг на 
правой руке), а также достоверно выраженное снижение величины гребневого 
счета,  особенно  на  левой  руке.  Эти  изменения  допустимо  расценивать  в 
качестве маркеров негативного воздействия химических факторов среды. 
Теоретическая  значимость  исследования.  Получены  новые  данные, 
свидетельствующие  о  существенной  значимости  химического  загрязнения 
окружающей  природной  среды  для  реализации  генотипа,  раскрывающие 
механизмы  влияния  антропогенных  факторов  среды  на  формирование 
психофенотипа  и  дерматоглифического  рисунка.  Степень  выраженности 
нарушений  зависит  от  степени  загрязнения  окружающей  среды  в  период 
беременности и от пола ребенка. 
Сравнительный 
анализ 
на 
достоверно 
значимом 
уровне 
продемонстрировал 
развитие 
неустойчивости 
психофизиологических 
механизмов  адаптации,  индивидуального  психологического  и  психического 
барьера  к  нейротоксическому  действию  химических  веществ,  к  которым 
организм не был адаптирован в ходе эволюции.  
Выявлены  гендерные  различия  реактивности  организма  на  химическое 
загрязнение  окружающей  среды:  более  выражено  нарушение  отношения 
тестостерон/эстрадиол  и  изменения  дерматоглифического  рисунка  у 
мальчиков,  чем  у  девочек,  что  приводит  к  относительному  нивелированию 
половых различий пальцевых и ладонных узоров. 
Получен  новый  фактический  материал  для  разработки  региональных 
критериев адаптации и дезадаптации в условиях стрессогенной среды. 
 
9

Полученные  данные  представляют  интерес  с  позиции  охраны  здоровья 
населения  и  разработки  гигиенических  оздоровительных  мероприятий, 
направленных  на  снижение  негативного  эффекта  химических  факторов 
внешней среды на формирующийся организм. 
Практическая 
значимость 
работы. 
В 
настоящей 
работе 
продемонстрирована  высокая  прогностическая  и  диагностическая  ценность 
дерматоглифических показателей в характере и степени нарушений ведущих 
адаптационных  систем - ГГАКС,  ГГГС,  ЦНС,  определяющих  психическое 
развитие, биологический прогресс и успех популяций.  
Выявленные  нами  маркеры  дезадаптации,  могут  быть  использованы 
различными  специалистами  (психофизиологами,  врачами,  клиническими 
психологами,  социологами)  при  проведении  массовых  исследований 
подростков,  при  психологической  паспортизации  в  экологически 
неблагоприятных  регионах,  а  также  с  целью  выявления  групп  риска 
формирования  невротических,  психосоматических  и  неврозоподобных 
расстройств, групп психопрофилактики и психокоррекции.  
Выявленные  в  ходе  исследования  отклонения  функции  гипоталамо-
гипофизарно-адренокортикальной 
системы, 
гипоталамо-гипофизарно-
гонадной, центральной нервной системы, доказывают необходимость поиска 
средств и методов коррекции состояния психики и ведущих адаптационных 
систем  организма,  находящегося  под  влиянием  длительного  воздействия 
химических факторов среды. 
Результаты исследований представляют интерес для психофизиологов и 
физиологов,  занимающихся  изучением  влияния  экологических  факторов 
среды  на  состояние  здоровья  детей  и  подростков  и  поисками  новых  путей 
адаптации,  а  также  эндокринологов,  психологов,  медицинских  работников; 
позволяют  рекомендовать  для  скрининговых  исследований,  медико-
педагогических  комиссий  как  наиболее  информативные  и  удобные  для 
исследования  показатели  реактивности  организма  на  антропогенные 
 
10

воздействия – особенности дерматоглифического рисунка, длительность ИМ, 
уровень  тревожности,  невротизации  и  психопатизации,  адекватность 
самооценки. 
Основные положения, выносимые на защиту. 
1.  Хроническое  воздействие  деструктивных  эколого-химических 
факторов  в  пренатальный  и  постнатальный  периоды  онтогенеза  приводит  к 
функциональным нарушениям центральной нервной системы и психики. 
2.  В  условиях  химического  загрязнения  окружающей  среды  у  детей  и 
подростков  выявлены  нарушения  дерматоглифического  рисунка  и 
функционирования ведущих адаптационных систем организма – гипоталамо-
гипофизарно-адренокортикальной и гипоталамо-гипофизарно-гонадной. 
3.  Наличие  тесных  и  выраженных  корреляционных  связей  между 
показателями дерматоглифики и параметрами, характеризующими состояние 
эндокринной  и  центральной  нервной  систем,  психического  статуса, 
позволяет  полагать,  что  отклонения  дерматоглифического  рисунка  могут 
выступать 
маркерами 
нарушения 
формировании 
психофенотипа, 
дезадаптации и экологического неблагополучия территории.  
Внедрение  результатов  исследования.  Результаты  исследования 
внедрены  в  курсы  лекций  и  лабораторных  занятий  по  «Психофизиологии», 
«Физиологии  центральной  нервной  системы», «Дифференциальной 
психофизиологии», «Возрастной  анатомии,  фищиологии  и  гигиене», 
«Основам  генетики», «Психогенетике»,  спецкурсов  «Антропогенез»  и 
«Экология  человека»  на  факультете  психологии  в  Ставропольском 
государственном  университете,  а  также  в  научно-теоретической  и 
практической 
деятельности 
проблемной 
научной 
лаборатории 
«Экологическая  психофизиология»,  в  практику  работы  Промышленного 
районного отдела внутренних дел г. Ставрополя. 
Материалы  могут  быть  использованы  специалистами,  работающими  в 
области  психофизиологии,  общей  и  возрастной  психологии  и  физиологии, 
 
11

гигиены,  экологии,  медицины,  экологической  физиологии,  эндокринологии, 
практическими психологами, врачами.  
Апробация  работы.  Материалы  диссертационной  работы  доложены  и 
обсуждены  на  конференциях  различного  ранга:  международных: Xth World 
Psychiatric Association “Psychiatry in the three ages of man” (Rome, Italy, 1997), 
Vth World congress «Innovations in Psychiatry» (London, 1998), VIth World 
congress «Innovations in Psychiatry» (London, 2000), Regional ISPNE Congress 
(St. Petersburg, 2001), Международной  конференции  «Физиология  развития 
детей  и  подростков» (Москва, 2000), Всероссийской  научной  конференции 
«Экология  человека:  от  прошлого  к  будущему  (Москва, 2000), XVIII съезде 
физиологического  общества  им.  И.П.Павлова  (Казань, 2001), региональной 
студенческой конференции «Окружающая среда и человек» (Ставрополь, 1998), 
49 региональной научно-практической конференции «Университетская наука - 
региону» (Ставрополь, 2004); научных  семинарах  кафедр  анатомии, 
физиологии  и  гигиены  человека    и  психофизиологии  (Ставрополь 1997-2003, 
2005). 
Публикации.  По  материалам  диссертации  опубликовано 9 печатных 
работ. 
Объем  и  структура  диссертации.  Диссертация  изложена  на 151 
странице,  иллюстрирована 20 таблицами, 15 рисунками.  Работа  включает 
введение,  обзор  литературы,  главы  организация  и  методы  исследования, 
результаты 
собственных 
исследований, 
обсуждение, 
выводы, 
библиографический  указатель  литературы,  включающий 187 источников,  в 
том числе 149 отечественных и 38 зарубежных. 
Работа  выполнена  по  заказу  Главного  Управления  природных 
ресурсов  и  охраны  окружающей  среды  МПР  России  по  Ставропольскому 
краю. 
 
 
 
12

Глава 1. БИОЛОГИЧЕСКИЕ  И  СРЕДОВЫЕ  ДЕТЕРМИНАНТЫ 
ФОРМИРОВАНИЯ  РЕЛЬЕФА  КОЖИ  ПАЛЬЦЕВ  РУК  И  ЛАДОНЕЙ 
ЧЕЛОВЕКА (обзор литературы)  
 
Изменения  среды  обитания  вызывают  у  человека  ответные  адаптивные  
реакции, генетически запрограммированные в ходе эволюционного процесса,  
а  экстремальные  воздействия,  затрагивая  в  ряде  случаев  генетический 
аппарат  соматических  и  половых  клеток,  могут  усиливать  мутагенез  и 
повышение вариабельности ответных реакций организма. Совершенно новые 
факторы  окружающей  среды  могут  оказаться  сильными  мутагенами,  к 
которым процесс видовой адаптации будет формироваться через адаптацию и 
естественный отбор отдельных индивидов, но это для человечества тяжелый 
процесс,  и  поэтому  он  должен  быть  предотвращен  разумными  мерами 
охраны окружающей среды и/или ее негативного воздействия на человека.  
 
1.1. Современное состояние окружающей среды  
(региональные аспекты) 
Одним из неблагоприятных факторов воздействия на здоровье человека 
является  химическое  загрязнение  окружающей  среды.  По  оценке  ВОЗ,  из 
более чем 6 млн. известных  химических веществ практически используется 
до 500 тыс. соединений, их них около 40 тыс. веществ  обладают вредными 
для  человека  свойствами,  а 12 тыс.  являются  токсическими. (Лазановская 
И.Н., Орлов Д.С., Садовникова Л.К., 1998). 
Токсические  вещества  часто  причиняют  необратимый  вред  организму, 
что  ведет  к  функциональным  нарушениям,  деформациям  и  летальному 
исходу. К супертоксикантам относятся вещества, обладающие в малых дозах 
мощным токсическим действием полифункционального характера. Таковыми 
являются, 
например, 
диоксины, 
дибензофураны, 
бензантрацены, 
 
13

микотоксины, нитрозоамины, нафтиламины и другие вещества (Майстренко 
В.Н., Хамитов Р.З., Будников Г.К., 1996).  
Из  антропогенных    веществ    наиболее  многообразны  вещества 
промышленного происхождения,  в том числе органические  и  минеральные 
химические  соединения  различных  классов.  Наиболее  значительным 
источником  загрязнения  окружающей  среды,  являются  промышленные 
предприятия,  энергетические  установки,  работающие  на  жидком  и  твердом 
топливе,  транспорт,  работающий  на  нефтепродуктах  (Скурлатов  Ю.И.,  Дука 
Г.Г.,  Мизити  А., 1994). К  наиболее    распространенным    загрязнителям  
воздуха относятся сернистый газ, оксиды азота,  фенолы,  аэрозоли тяжелых  
металлов,  окись  углерода,  углеводороды,  фотооксиданты,  многие 
органические  и  минеральные  соединения,  представляющие  собой  исходное 
сырье, 
промежуточный 
или 
конечный 
продукт 
производства 
(Г.В.Стадницкий,  А.И.Родионов,1988;  Майстренко  В.Н.,  Хамитов  Р.З., 
Будников Г.К., 1996). 
В питьевую  воду водопроводов многие химические вещества попадают 
из водоемов вследствие несовершенства методов очистки.  С загрязненными  
продуктами    питания  в  организм  человека  могут  поступать  свинец,  ртуть, 
кадмий,  мышьяк,  кобальт,  пестициды,  азотистые  соединения  и  другие 
высокотоксичные вещества. 
В  условиях    производства,  химические  вещества  воздействуют  на 
организм  человека  преимущественно  ингаляционным  и  кожным  путем,  но 
возможен  и  пероральный  путь.  Особенностью  производственного 
воздействия  является  возможность  его  сочетания  с  воздействиями  других 
факторов:  неблагоприятных  микроклиматических  условий,  повышенной 
температурой  и  влажностью  воздуха,  шумом,  вибрацией  и  т.д. (М.Фешбах, 
А.Френдли-младший, 1992). 
Химические 
загрязнители 
окружающей 
среды 
следует 
классифицировать  по  степени  их  опасности.  Основными  критериями  
 
14

опасности  веществ являются следующие: степень токсичности, способность 
к  наиболее  опасному    действию    на  организм  (например,  канцерогенное 
действие, распространенность в окружающей среде, стабильность в условиях 
окружающей  среды,  способность  к  аккумуляции  в  организме  человека  и  в 
организме  животных,  используемых  человеком  в  пищу,  способность  к 
трансформации  в  более  вредные  соединения  по  сравнению  с  исходными  и 
т.д.).  Одними  из  наиболее  опасных  для  человека  являются  вещества, 
обладающие  мутагенным  и  канцерогенным  воздействием  (Ф.Корте, 1997). 
Механизм  канцерогенного  действия  имеет  две  ступени:  генотоксическую 
инициацию и эпигенетическое промотирование (Экологическая химия, 1997).  
Инициаторы в процессе взаимодействия с ДНК вызывают необратимые 
соматические  мутации,  причем  достаточно  очень  малой  дозы  вещества, 
однократного  введения.  Предполагают,  что  для  этого  воздействия  не 
существует  пороговых  значений  концентрации,  ниже  которых  оно  не 
проявляется. Промотор же сам по себе не канцерогенный, он  лишь усиливает 
действие  инициатора,  а  его  собственное  воздействие  на  организм  в  течение 
некоторого  времени  является  обратимым.  Промотору  требуется  более 
длительное время, чтобы он вызвал появление раковой опухоли (Скурлатов 
Ю.И., Дука Г.Г., Мизити А., 1994).  
Канцерогенез  провоцируется  многими  химическими  загрязнителями 
окружающей среды. В частности к таковым относятся: 
•  полициклические  углеводы,  образующие  донорно-акцепторные 
комплексы с пуриновыми основаниями, ДНК и РНК; 
• олкилнитрозоамины; 
•  ряд  алифатических  аминов  (диметиламин,  диэтаноламин  и  др.), 
которые 
являются 
«прекьюсорами» 
нитроаминов 
в 
результает 
взаимодействия с белками по не вполне выясненному механизму; 
•  ароматические  амины  (косвенно),  образующие  канцерогеноактивные 
продукты трансформации (гидроксиламины, аминобензолы); 
 
15

•  аминоазосоединения  (косвенно),  образующие N-окси-  или  N-
оксиметиловые  производные,  которые  взаимодействуют  с  митиониновыми 
остатками белков; 
•  ряд  сложных  эфиров  типа  диметилсульфата,  алкилирующих  белки 
(Скурлатов Ю.И., Дука Г.Г., Мизити А., 1994). 
Потенциальными канцерогенами считают около 25 тыс. веществ. В табл. 
1  приводятся  некоторые  инициаторы  и  промоторы  канцерогенеза, 
мутагенеза, а также их биологические свойства (Экологическая химия, 1997).  
                                                                                                          Таблица 1 
Инициаторы и промоторы канцерогенеза и мутагенеза 
ИНИЦИАТОР 
ПРОМОТОР 
ПАУ  (поликонденсированные  аромати-
Кротоновое масло (содержит смолообраз-
ческие углеводы, например бенз(а)пирен) 
ное  вещество  не  вполне  выясненного 
N-нитрозо-N-нитро-N-метилгуанидин  
состава) 
N-нитрозо-N-метилмочевина 
Фенобарбитал (5-этил-5-
Диметилнитрозоамин 
фенилбарбитура-товая кислота) 
Диэтилнитрозоамин 
ДДТ [2,2,2-трихлор-1,1-бис-(n-хлорфенил) 
Этилметилсульфонат 
этан] 
1,3-пропансультон 
ПХБ (полихлорированные бифенилы) 
4-хлор-о-толилуксусная кислота 
ТХДД (тетрахлордибензо-n-диоксин) 
Уретан (этилкарбамат)  
Хлороформ (трихлорметан) 
2,4-диаминоанизол 
Сахарин 
(имид 
о-сульфобензойной 
1,2-диметилгидразин 
кислоты) – под вопросом 
Ряд  красителей  (родамин 6G, голубой 
Цикламаты – соли  цикломовой  (цикло-
Эванса, оранж ОТ и др.) 
гексилсульфамовой)  кислоты  
C6HNHSO3H 
БИОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА 
Канцерогенный 
Сам по себе не канцерогенный 
Экспозиция    перед    воздействием 
Действие  проявляется  после  появления 
промотора 
инициатора 
Достаточно однократного введения 
Необходимо длительное воздействие 
Влияние необратимо и аддитивно 
Вначале  действие  обратимо  и  не 
Не  существует  определенной  пороговой  аддитивно 
концентрации 
Пороговая 
концентрация, 
вероятно, 
Мутагенное действие 
зависит от времени воздействия дозы 
Мутагенное действие отсутствует 
 
Мутагенные  свойства    канцерогенов  усиливаются  многими  вредными 
веществами, количество их также очень велико.  К  ним  относятся  в первую 
очередь окислы серы и азота,  некоторые металлы (свинец, бериллий, хром и 
 
16

другие);  часть из них способно к канцерогенезу  самостоятельно (Сапотский 
И.В., Фоменко В.Н., 1979). 
Бенз(а)пирен присутствует в выхлопных газах автомобилей, в асфальтах 
и  битумах. N-нитрозоамины  применяются  для  производства  красителей, 
лекарственных средств, в качестве компонентов различных видов ракетного 
топлива;  уретан  и  его  производные  используются  в  производстве 
лекарственных  средств,  гербицидов  и  пенопластов;  хлороформ – 
органический краситель, применяемый в химии и медицине. Противоречивы 
данные  о  сахарине  и  цикламатах – подслащивателях,  малокалорийных 
заменителях  сахара  (в  ряде  стран  к  использованию  не  допущен),  а  также 
препаратах  медицинского  назначения,  таких,  как  фенобарбитал  (люминал), 
который  проявляет  успокаивающее,  снотворное  и  противосудорожное 
действие,  входит  в  состав  комбинированного  лекарственного  средства 
андипала  (болеутоляющего,  сосудорасширяющего  и  спазмолитического 
действия) (Машковский М.Д., 1998). 
ДДТ – пестицид  широкого  спектра  действия  против  многих  видов 
насекомых-вредителей,  в  том  числе  распространяющих  инфекции.  Однако  в 
1970-е  годы  выявились  его  отрицательные  свойства  и  недостаточная 
эффективность.  ДДТ  был  запрещен  к  применению.  Вследствие  низкой 
биоразлагаемости,  способности  к  биоконцентрированию  и  аккумуляции  он 
встречается до сих пор даже в телах арктических тюленей и антарктических 
пингвинов (М.Фешбах, А.Френдли-младший,1992; Б. Небел., 1993; C. Koppel, 
G. Fahron, 1995). По  аналогичным  причинам  в 80-е  годы  запрещен  другой 
хлорорганический пестицид – гексахлорциклогексан (ГХЦГ), или линдан.  
Среди  многообразных  химических  загрязнителей  окружающей    среды 
некоторые 
химические 
вещества 
привлекают 
особое 
внимание 
исследователей. 
Многочисленные 
публикации, 
посвященные 
этим 
веществам, содержат  гигиеническую и главным образом токсикологическую 
их  характеристику.  В  особенности  это  касается  ряда  неорганических 
 
17

соединений - свинца,  ртути,  кадмия  и  других  тяжелых  металлов,  что 
объясняется их высокой токсичностью и опасностью для здоровья человека. 
Особенно  многочисленны      публикации,  посвященные    загрязнению 
сферы  свинцом. (Легостаева  Е.Г., 1990; Шепотько  А.О.,  Дульский  В.А., 
Сутурин  А.Н., 1993; Янсон  Э.Ю.,  Рудзит  Г.П.,  Межарауп  Г.П., 1993; Фан 
Юань  Чен  и  соавт.,1996)  Исследователи  подчеркивают  значительную  
подверженность  воздействию  свинца  детей.  Контакт  детей  со  свинцом 
обусловлен  присутствием  его  в  красках  применяемых  для  покрытия 
внутренних    ограждений  жилищ,  содержанием  свинца  в  ковровой  пыли. 
Содержание металла (в соединениях) в воздухе городов составляет 0,1 - 5 5 0 
мг/м 3,  сельских    мест - 0,01 - 1,4 мг/м3.  Содержание  свинца  в  органах  и 
тканях  человека  составляет  (мг/кг):  в  костях - 3,6 - 3,0, в  почках 1,2 - 6,8, 
печени 3 - 12, крови - 0,21. При  хроническом  ингаляционном  воздействии, 
абсорбируется примерно 50 % свинца, поступившего в легкие. Из кишечника 
молодых  крыс,  абсорбировалось  не  менее 55 % свинца  (Е.Г.  Легостаева, 
1990).  Через  кожу,  особенно  хорошо  проникает  тетраэтил  свинец,  при 
ранениях кожи его абсорбция увеличивается в 3-4 раза. Свинец выводится из 
организма главным образом с мочой и  фекалиями. Свинец - политропный яд, 
действующий  на  нервную  систему,  печень,  почки  и  т.д.  При  больших 
концентрациях  приводит  к  летальному  исходу.  В  опытах  на  крысах,  мышах 
обнаружены  канцерогенные  свойства  ацетата  свинца  при  его  поступлении  в 
организм с пищей. Канцерогенным для животных является и фосфат свинца. 
Тетраэтилсвинец  вызвал  у  мышей  лимфомы.  При  изучении  мутагенного 
действия  свинца  получены  противоречивые  результаты.  Особенно 
чувствительны  к  воздействию  свинца  люди  молодого  возраста,  а  так  же 
страдающие  заболеваниями  крови,  почек  и  злоупотребляющие  алкоголем 
(Newland L.W., Daum К., 1982). 
В  последние  годы  появились  данные  о  возможности  проникновения 
токсических  концентраций  свинца  в  растущий  организм  через  плаценту  и 
 
18

грудное  молоко) (Baranovska I., 1995; P. Hallen et al., 1995) 
Экспериментальные  и  клинические  исследования  свидельствуют,  что 
высокое  содержание  свинца  в  плаценте  и  грудном  молоке  приводит  к 
возникновению 
мальформации, 
задержке 
психомоторного 
развития 
организма. 
Органические поражения ЦНС при хронической интоксикации свинцом 
обычно 
представлены 
свинцовой 
энцефалопатией, 
нейропатий, 
проявляющейся упорными головными болями, головокружением, снижением 
памяти,  нарушением  сна,  ухудшением  когнитивных  функций,  изменением 
поведения,  в  частности  агрессивностью  (Драгичина  Э.Л., 1998). О  том,  что 
дети  особенно  чувствительны  к  свинцовой  интоксикации,  свидетельствуют 
данные  о  наличии  корреляционной  связи  между  коэффициентом 
интеллектуальности, измеренным с помощью теста Вакслера, и содержанием 
свинца в дентине зубов школьников (Baghurst P.A. et al., 1995). 
  По  данным R.W. Thatcher и  соавт. (1982) имеется  корреляционная 
зависимость  между  уровнем  кадмия  и  свинца  в  волосах  и  умственным 
развитием школьников.  Кадмий преимущественно влияет на развитие речи,  
свинец - на точность работы  при  решении задач. 
Основными  источниками  загрязнения  атмосферы  кадмием  являются 
сталеплавильные  и  металлургические  комбинаты  (Р.С.Гильденскиольд  и 
соавт., 1992), электронные,  химические  и  фарфоро-фаянсовые  заводы  (Фан 
Юань  Чен  и  соавт., 1996), теплоэнергетические  предприятия  и 
мусоросжигательные установки (Кадмий..., 1994). Источником кадмия могут 
быть  фосфатные  удобрения  и  хозяйственно-бытовые  сточные  воды 
(Гигиеническая  оценка...,1980).  Увеличение  антропогенного  вклада  в 
загрязнение окружающей среды солями кадмия привело к превышению ПДК 
кадмия в почве, воде и воздухе в ряде регионов нашей страны и за рубежом 
(Р.С.Гильденскиольд и соавт.,1992;  E. Zielonka, M. Wodzien, 1993; R. Dogra et 
al., 1996; Фан Юань Чен и соавт.,1996). 
 
19

L.W. Newland (1982) отмечает,  что  токсикологи  наибольшее внимание 
уделили таким металлам, как ртуть, свинец, кадмий. В меньшей мере,  по их 
мнению,  изучались  хром,  никель,  марганец,  кобальт,  медь  и  др.  Автор 
отмечает,  что  незаслуженно  мало  изучались  такие  элементы,  как  мышьяк, 
селен,  бериллий,  ванадий,  применение  которых  в  будущем  значительно 
расширяется.  Бериллий  и  ванадий,  имеющие  большое  значение  в 
промышленности и технике,  являются "проблемными металлами будущего". 
Мышьяк  выводится  из  организма,  главным  образом,  с  мочой,  причем  
количество  мышьяка  в  моче  может  служить  мерой  воздействия  его  на 
организм,  в  частности,  в  производственных  условиях.  Результаты 
эпидемиологических  исследований  с  большой  вероятностью  указывают  на 
то, что мышьяк является кожным и легочным канцерогеном. 
Бериллий  плохо  всасывается  в  кишечнике. 94 % его  выводится  из 
организма  через  кишечник,  и  только 1,6 % – с  мочой.  Особенности 
токсического действия бериллия при его поступлении ингаляционным путем 
является длительное (до 10-ти лет) выведение из организма. В эксперименте  
на животных наблюдалось возникновение остеосарком и других опухолей. 
Сходство  соединений  мышьяка  и  таллия  проявляется  в  поражении 
дистальных  частей  периферической  нервной  системы  и  соответствующем 
изменении кожной чувствительности,  возникновении мышечной слабости и 
т.д.  Основной  механизм  токсического  действия  токсиканта – блокироование 
тиоловых  групп  важнейших  ферментов.  При  этом  нарушаются  тканевое 
дыхание и деление клеток. 
В  настоящее  время,  усиливающееся  химическое  загрязнение 
окружающей  среды  сернистыми  соединениями,  представляет  опасность  не 
только  для  ныне  живущих  людей,  но  и  для  будущих  поколений  за  счет 
токсического  влияния  на  репродуктивную  функцию  человека.  При  этом 
серосодержащие  соединения  нарушают  репродуктивную  функцию,  либо 
непосредственно  влияя  на  зачатие,  либо  воздействуя  на  материнский 
 
20

организм  и  изменяя  секрецию  гормонов  (Сетко  Н.П.,  Томонова  О.Б.,  Делов 
В.С., 1994). 
Ввиду  того,  что  канцерогенное  действие  загрязнителей  окружающей 
среды часто сочетается с мутагенным воздействием,  последнему в настоящее 
время  уделяется  много  внимания.  Из  широко  распространенных  в  
окружающей  среде веществ рассматриваются как представители мутагенных 
соединений пестициды (Crosby D.G., 1982). Установлено,  что для структуры 
пестицидов,  обладающих  мутагенным  действием,  характерно  наличие 
определенных групп - эпоксидной, фосфатной, диазогруппы и т.д. Некоторые 
пестициды  могут  превращаться  в  вещества  с  мутагенными  свойствами  в 
процессе  трансформации  в  окружающей  среде.  В  некоторых  случаях  
пестициды  могут  содержать  примеси,  обладающие  способностью  к 
мутагенным эффектам. 
В  настоящее    время  большой  интерес  вызывают  к  себе  минеральные 
соединения азота,  как загрязнители окружающей среды,  особенно,  в связи с 
подозрением  на  возможность  их  трансформации  в  канцерогенные 
соединения. 
Кроме  того,  считается,  что  более 90 % канцерогенных  веществ 
окружающей  среды находятся в виде предшественников – проканцерогенов. 
Алкоголь  повышает  проницаемость  клеточных  мембран,  способствуя 
проникновению проканцерогенов  внутрь  и  появлению  их  канцерогенных 
свойств. 
Изменения  среды  обитания  вызывают  у  человека  ответные  адаптивные  
реакции,  генетически  запрограммированные  в  ходе  эволюционного 
процесса,  а  экстремальные  воздействия,  затрагивая  в  ряде    случаев 
генетический  аппарат  соматических  и  половых  клеток,  могут  усиливать 
мутагенез  и  повышение  вариабельности    ответных    реакций    организма. 
Совершенно  новые факторы окружающей среды могут оказаться сильными 
мутагенами,  к  которым  процесс  видовой  адаптации  будет  формироваться 
 
21

через  адаптацию  и  естественный  отбор  отдельных    индивидов,  но    это  для 
человечества  тяжелый  процесс,  и  поэтому  он  должен  быть  предотвращен 
разумными мерами охраны окружающей среды.  
В  Японии    обратили    внимание    на  то,  что  в  небольших  городах, 
расположенных  вокруг  крупного  аэропорта  в  Осаке,  женщины  часто 
производят  на  свет  недоношенных  или  задержанных  в  развитии  детей. 
Оказалось,  что  сильный  шум  и  наличие  в  воздухе  тетраэтилвинила, 
превышающие  в  несколько  раз  ПДК,  не  безразличны  для  клеток  плода.  В 
Англии  до 3000 детей,  рождаются  с  пороками  развития  спинного  мозга, 
аномалиями  внутренних  органов,  сужение  входа  в  желудок,  аномалиями 
сердечно-сосудистой  системы.  Причиной  подобных  аномалий  могут  быть 
антропогенные факторы,  к  которым организм человека не был приспособлен 
в ходе эволюционного развития. 
Изучение влияния социально-гигиенических факторов  в  развитии детей  
является одной из актуальных проблем биологии,  физиологии и медицины. 
Особую  значимость  приобретает  выяснение  механизмов  и  факторов, 
определяющих особенности развития организма. 
Нарушение  внутриутробного  развития  и  родов  являются  одной  из 
основных  причин  патологии  новорожденных  и  влияют  на  последующее 
развитие  детей.  Причин,  приводящих  к  патологическому  течению 
беременности и родов много,  но одной из главных является неблагоприятное 
влияние  факторов  окружающей  среды,  в  том  числе,  бытовых  и 
производственных. 
На  стадии  предимплантации (1-7 день  развития)  свойства  зародышей 
таковы,  что  вредные  факторы  (гипоксия,  ионизирующая  радиация, 
химические  вещества  и  др.)  могут  или  не  нарушать  его  дальнейшего 
развития, или привести к его гибели, их действие проявляется по закону "все 
или  ничего".  Однако,  этот  закон  не  имеет  универсального  характера  и 
известны  случаи,  когда  повреждения  в  этот  период  проявляются  в  более 
 
22

позднем  развитии.  Для  этого  периода  характерна  зависимость  ответной  
реакции  не  столько  от  специфичности  фактора, сколько от стадии развития 
организма. 
В  период  органогенеза  и  плацентации,  который  завершается  к 3-4 
месяцу,  влияние  неблагоприятных  факторов  в  основном  зависит  от 
длительности  воздействия,  стадии  развития  организма,  наиболее  вредному 
влиянию подвергается та система или орган, который находится в состоянии 
длительного формирования. Для этого периода типично образование уродств 
и  аномалий  развития,  связанных  с  временным  воздействием  вредных 
факторов.  В  литературе  приводятся  сведения  о  способности  многих 
химических  веществ  проникать  через  плацентарный  барьер  (Кирющенко 
А.П.,  1978).  Исследования показали,  что  концентрация этих веществ,  даже 
близкая  к  предельно  допустимой  ПДК,  оказывает  на  беременных  более 
сильное воздействие. 
В  изучении    формирования  особенностей  индивидуального  развития 
основным вопросом является выяснение характера и доли влияния  факторов 
развития и риска и механизмов их воздействия. 
В постнатальном онтогенезе установлена повышенная чувствительность 
подростков  к  токсинам  и  вредным  факторам:  отмечено  наступление 
изменений и при более низких  концентрациях,  чем  у  взрослых; иногда на 
уровне или ниже ПДК.  Среди неблагоприятных сдвигов часто наблюдаются 
неврологические  синдромы,  дистонии  сердечно-сосудистой  системы,  
эндокринные  нарушения  и  снижение  общей  реактивности  организма.  
Выраженное  неблагоприятное    воздействие    токсичных    веществ  прежде 
всего сказывается на подростках, отстающих в физическом развитии. Целый  
комплекс  вредных  веществ  загрязняет  атмосферный  воздух,  в  том  числе 
выхлопные  газы,  фотооксиданты,  продукты  выбросов  промышленных 
предприятий, ядохимикаты и др. (Фельдман Ю.Г., 1972, Гофмеклер В.А. и др. 
1975).  Особенно  тонко  реагируют  на  загрязнение  внешней  среды  дети  и 
 
23

подростки (Буштуева К.А., Случанко И.С., 1975). 
Нормальное развитие организма идет при непрерывном взаимодействии 
с  факторами  среды  в  том  объеме  и  направлении,  в  котором  сложились  в 
филогенезе.  Изменение  обычных  факторов  по  силе  или  воздействие  новых 
факторов  изменяет  течение  биологических  процессов  в    организме.  В 
обычных  условиях  динамичность  комплекса  обусловлено  множеством 
факторов,  его  составляющих,  и  изменчивостью  каждого  фактора, 
уравновешивается сложными механизмами регуляции растущего организма. 
 Особенно  выраженные  изменения  адаптационно-приспособительных 
механизмов  проходят,  когда  дети  вступают  в  пубертатный  период  (Колесов 
Д.В., 1987). Для  общей  оценки  состояния  здоровья,  как  правило, 
используются  три  комплексных  показателя:  физическое  состояние,  нервно-
психический статус, морбидность (отрицательный показатель здоровья). При 
этом  даже  для  оценки  физического  состояния  человека  применяется 
множество  различных  методов:  антропометрические  методы  включают  рост 
(стоя),  массу  тела,  объем  грудной  клетки,  живота,  плеча  и  др., 
физиометрические  методы  включают  показатели  силы  кистей,  становой 
силы,  жизненной  емкости  легких  и  др.  Для  выявления  адаптационных 
возможностей  (резервов)  организма  применяются  нагрузочные  пробы,  степ-
тесты.  Перечисленные  прямые  показатели  здоровья  непосредственно 
характеризуют структуру, функцию и резервные возможности организма. 
Г.И. Сидоренко и М.П. Захарченко (1989) предлагают раздельную оценку 
состояния  здоровья – на  индивидуальном  и  популяционном  уровнях.  В 
качестве  показателей  для  оценки  индивидуального  здоровья  доминируют  не 
только  параметры  физического  развития  организма,  но  и  некоторые 
показатели  гомеостаза,  а  также  психофизиологические  характеристики.  На 
популяционном  уровне  анализу  подвергаются  демографические  и  медико-
статистические показатели.  
 
 
24

Экологическая характеристика Кочубеевского района 
Учитывая  тот  факт,  что  такие  антропогенные  факторы  среды,  как  ряд 
химических загрязнителей:  соли тяжелых металлов, нитраты, нитриты, ртуть 
и  ее  соединения,  формальдегид,  ДДТ  и  некоторые  пестициды  и    гербициды 
обладают  мутагенным  эффектом,  представляет  интерес  изучение 
дерматоглифического рисунка у детей,  проживающих в регионах  с  высокой 
степенью  химического  загрязнения.  Таковыми  в  нашем  крае,  по  данным 
Краевого  комитета  Госсанэпиднадзора (1996) являются  Кочубеевский, 
Нефтекумский,  Буденновский  районы,  города  Невинномысск,  Пятигорск, 
Ставрополь.  По  данным  Кочубеевской  райсэс,  количество  предприятий, 
имеющих  выбросы  загрязняющих  веществ,  в 1996 году  равнялось 84.  
Количество  источников  загрязнения  по  Кочубеевскому    району    не  
уменьшается.  Их  было  зарегистрировано  в 1995 г. 417, в 1996 - 415.  
Количество выбросов в  атмосферу  в 1995-м  году  составило 26 764 тонны,  
из  них  твердых  веществ – 3870 тонн.  Из  твердых  веществ  увеличилось 
количество  органической  пыли.  Количество  газообразных  веществ, 
выбрасываемых в атмосферу, превышает ПДВ (табл. 2). 
Одним  из  факторов  окружающей  среды,  оказывающих  также  
значительное влияние на человека,  является качество воды. Водоснабжение 
района  осуществляется  за  счет 7 водопроводов, 6 из  которых  питаются  из 
поверхностных вод: р. Б. Зеленчук, Кубань, Невинномысский канал. Качество 
воды    из    водоисточников    не    отвечает  по  бакпоказателям  в 55 % 
требованиям  ГОСТа 2761-84. По  итогам 1996 г.  питьевая  вода  не  отвечает 
требованиям  ГОСТа 2874-82 по  химпоказателям  в 21 
% случаев,  по 
бакпоказателям в 26 %. 
Слабо  проводятся  в  районе  мероприятия    по    охране    малых    рек.  По-
прежнему,  в  водо-охранных  зонах  малых  рек,  с  нарушением 
эксплуатируются  животноводческие  комплексы,  МТФ,  ОТФ.  Слабо  решены 
вопросы улучшения водоотделения и канализования крупных населенных 
 
25

Таблица 2 
Выбросы загрязняющих веществ в атмосферу 
Название соединение 
Выброшено за 
Разность с 
ПДВ 
Кол-во 
1995 г., тонн 
предыдущим 
предприя-
годом 
тий 
Твердые: 
93 
1.  Цинк и его соединения 0.070 
-0.036 
0.000 

2.  Марганец 
и 
его 
0.759 0.072 1.201 84 
соединения 
3.  Борный ангидрид  0.001 0.000 0.001 1 
4.  Свинец 
и 
его 
0.405 -0.010 0.056 18 
соединения 
Газообразные: 
95 
5.  Углеводороды 1661.852 
-2701.831 
980.739 
82 
6.  Циклогексан 
0.008 0.008 0.000 1 
7.  Бутилацетат 
7.366 0.151 5.884 30 
8.  Стирол 
0.235 0.111 0.191 8 
9.  Фенол 0.042 
-0.039 
0.075 

10. Формальдегид 0.069 
-0.003 
0.025 

11. Уайт-спирит 
18.179 -7.508 17.766 22 
12. Сероводород 
79.143 -14.246 18.636  12 
13. Соляная кислота 0.280 
-0.204 
0.203 

14. Аммиак 1768.902 
-361.110 2021.016  19 
15. Азотная кислота 2.074 
-3.125 
17.018 

Остальные выбрасываемые вещества ниже ПДК 
 
пунктов,  в  результате  жизнедеятельности  происходит  мощное  загрязнение  
почвы  и  грунтовых  вод.  На  низком  уровне  находится  организация  сбора, 
хранения,  утилизации твердых и жидких бытовых и промышленных отходов. 
В районе отсутствует типовой полигон для твердых, жидких отходов. 
С  целью  контроля  за  содержанием  остаточного  количества  
ядохимикатов  сельскохозяйственной  продукции  были  взяты,  выборочно, 
материалы:  на  остаточность  пестицидов – 46 проб,  положительных  нет,  на 
нитраты 189 проб, из них 7 положительных. 
Основным  показателем  санитарно-эпидемологического  благополучия 
является  показатель  состояния  здоровья  населения  района.  По  данным 
министерства  здравоохранения  Ставропольского  края,  показатель  общей 
заболеваемости  в  г.  Невинномысске  и  Кочубеевском  районе  выше 
 
26

среднекраевого.  Среди  детей  в  возрасте  до 14 лет  ведущее  место  занимают 
болезни  нервной  системы  и  органов  чувств,  психические  расстройства, 
болезни  эндокринной  системы,  нарушения  обмена  веществ  и  иммунитета, 
врожденные аномалии, новообразования. 
В  целом,  анализ  состояния  воздушного  и  водного  бассейнов 
Кочубеевского района,  а также состояния здоровья населения  показывал, что 
загрязнение  окружающей  среды  приводит  к  снижению  резистентности 
организма к заболеваниям, роста заболеваний, обусловленных напряженным 
функционированием  систем  адаптации  к  факторам  среды:  нервной, 
эндокринной, иммунной, к нарушению реализации генетической программы. 
Это  подтверждает необходимость исследований в области взаимоотношений 
организма  человека  и  антропогенных  факторов    среды,  поиска  маркеров, 
детерминируемых влиянием факторов среды. 
Следует  отметить,  что  в  разных  регионах  имеются  свои  экологические 
проблемы  (Г.В.Карчава, 1983; Л.И.Эльпинер,  В.С.Васильев, 1983; 
Г.И.Сидоренко,  Е.А.Можаев, 1987; В.Ю.Ярушкин, 1992; Фан  Чень, 1992; 
Е.И.Иванова и соавт., 1996; И.Н.Ласукова, 1998; Т.Н.Рец, 1998; E.Smit, 1982; 
P.Ferguson, J.Lee, 1983).  
Изменения  среды  обитания  вызывают  у  человека  ответные  адаптивные  
реакции, генетически запрограммированные в ходе эволюционного процесса,  
а  экстремальные  воздействия,  затрагивая  в  ряде  случаев  генетический 
аппарат  соматических  и  половых  клеток,  могут  усиливать  мутагенез  и 
повышение  вариабельности    ответных    реакций    организма.  Совершенно  
новые факторы окружающей среды могут оказаться сильными мутагенами, к 
которым процесс видовой адаптации будет формироваться через адаптацию и 
естественный  отбор  отдельных  индивидов.  Среди  многообразных 
морфологических  признаков  человека  для  генетического  анализа  доступен 
комплекс дерматоглифических  характеристик 
 
 
27

1.2. Дерматоглифический рисунок человека и его формирование в 
онтогенезе 
Термин  "дерматоглифика"  был  предложен  Х.Камминсом  и  И.Мидло  в 
1926 г. и в переводе на русский язык означает "гравировка кожи" (Cummins 
H., Midlo Ch., 1943). Интерес к особенностям рисунка на ладонях и пальцах 
человека возник давно. Научные описания кожных узоров встречаются еще в 
работах  анатома  и  эмбриолога  М.Мальпиги (1686). В 1823 г.  один  из 
крупнейших  биологов  того  времени  Я.Пуркинье  предложил  свою 
классификацию  пальцевых  узоров,  во  многом  согласующуюся  с 
современной. Родоначальником дерматоглифики как науки по праву считают 
Ф.Гальтона (1892), чьи работы в немалой степени способствовали развитию 
этого  направления.  В  частности  им  было  доказана  неизменяемость 
пальцевых  узоров  в  течение  жизни  индивида.  В 1989 году  Трепаков 
подтвердил  теорию  Ф.  Гальтона  о  строгой  индивидуальности  и 
наследственной  обусловленности  дерматоглифического  рисунка.  Среди 
отечественных  специалистов  одним  из  первых  был  М.В.Волоцкой, 
занимавшийся  этнической  дерматоглификой  и  генетикой  пальцевых  узоров. 
В  конце 30-х  годов  началось  изучение  кожных  узоров  при  наследственных 
заболеваниях,  вызываемых  различными  хромосомными  аномалиями  (Т.Д. 
Гладкова, 1968; И.С.  Гусева,  Н.С.  Казей, 1970; С.П.  Красницкая, 1972; S.B. 
Holt, 1964, 1968; J. Francois  и др., 1966; L.S. Penrose, 1963, 1968). 
Кожа  ладонной  стороны  пальцев  и  кистей  человека  имеет  некоторые 
морфологические  особенности,  отличающие  ее  от  других  покровных 
структур.  В  дерме  хорошо  развит  сосочковый  слой.  Эпидермис,  покрывая 
ряды сосочков дермы, образует своеобразный поверхностный рельеф в виде 
чередующихся  гребней  и  борозд.  На  ладони  гребни  чаще  располагаются 
параллельными  или  веерообразно  расходящимися  рядами,  наклонно 
ориентированными  в  дистопроксимальном  направлении.  На  межпальцевых 
подушечках, гипотенаре и тенаре иногда встречаются петли, завитки и узоры 
 
28

менее определенных конфигураций.  В участках  повышенной  тактильности  
кожи  –  на дистальных фалангах пальцев рук петлевые, завитковые и, реже, 
дуговые узоры. 
Известно,  что  узоры  гребневой  кожи,  названной  так  по  гребешкам,  ее 
образующим,  уникальны  для  каждого  индивидуума,  благодаря  чему  уже 
более  ста  лет  они  используются  в  криминалистике  для  идентификации 
личности.  Однако,  несмотря  на  все  индивидуальное  многообразие, 
дерматоглифы  достаточно  легко  классифицируются.  Так,  на  пальцах 
человека  выделяют  всего  три  типа  узоров:  высокой  (завитки),  средней 
(петли) и низкой (дуги) степени сложности (рис.1).   
Структурной  единицей  кожного  рельефа  пальцев,  ладоней  является 
папиллярный  гребень  и  межгребневая  борозда.  Гребни  образуют  рисунки 
различного вида с различной частотой в узоре. На отдельных участках кожи 
рельеф  обогащен  минуциями – дополнительными  штрихами,  единичными 
точками,  мелкими  вариациями  линий.  Индивидуальное  многообразие 
структур папиллярного  рельефа,  или  дерматоглифики,  чрезвычайно  велико. 
Однако,  несмотря  на  чрезвычайное  разнообразие,  отдельные  элементы 
дерматоглифики  поддаются  группировке  в  относительно  небольшое  число 
классов. Так, на дистальных фалангах пальцев рук человека были выделены 
рисунки папиллярных линий трех основных конфигураций: 
  
 
Рис. 1. Типы основных пальцевых узоров человека: W – завиток, U – 
ульнарная петля,  R – радиальная петля, А – дуга, d – дельта 
узора, o – центр узора. 

 
29

 
1. 
Бездельтовые узоры - дуги (Arches - А) 
2. 
Одно-дельтовые узоры: 
а) лучевые,  или радиальные петли (Radial loops - R) 
б)  локтевые, или ульнарные петли (Ulnar loops - U)  
3. 
Двух-, или многодельтовые узоры – завитки (Whorls - W) 
Тип и ориентация узора с возрастом не меняются.  Не меняется и такой 
количественный  показатель  дерматоглифики,  как  гребневой  (локальный  и 
тотальный счет). 
Локальное  значение  гребневого  счета  (на  отдельных  пальцах  рук) 
определяется    числом  гребней  в  центральном  фрагменте  сложного  узора  на 
линии,  соединяющей дельту с центром.  При этом учитывается даже точные  
фрагменты  линий.  Количественное значение дуги равно нулю, так как она 
не  имеет  дельт.  В  завитковом  узоре,  при  статистической  обработке  обычно 
учитывают  только  число  гребней  со  стороны  большего  расстояния  (дельта-
центр).  Тотальный    гребневой    счет  представляет  сумму  его  локальных 
значений. 
Под 2-5 пальцами  в  местах,  где  сходятся  параллельные  гребешки, 
идущие  в  трех  различных    направлениях,  располагаются    и    пальцевые 
трирадиуса A, B, C, D,  от которых берут свое начало одноименные главные 
ладонные линии A, B, C, D. 
Дерматоглифика подвержена влиянию пола. У мужчин чаще встречаются 
сложные узоры (завитки,  петли). У женщин - простые узоры (дуги,  петли).  
Но ни расовой, ни половой компоненты генотипа существенно  не влияют на 
распределение  основных  типов  узора  по  ладоням  и  пальцам.  Дуги  и 
ульнарные  петли  чаще  встречаются  на  пальцах    левых  рук,  завитки  и 
радиальные петли - на пальцах правых рук. 
Гребешковая  кожа    формируется    в    плодном    периоде,  по  мнению 
большинства  исследователей - в 3-6 месяцы  внутриутробного  развития. 
Образование папиллярных гребней - независимый изолированный процесс на 
 
30

поверхности  кожи:  он  идет  в  общем  русле  тканевой  и  органной 
дифференцировки  целостного  тактильного  органа.  На 6-й  неделе  развития 
зародыша,  когда кисть представляет широкие зубчатые лопасти, появляются 
волярные возвышения в области 2,  3 и 4 межфаланговых пространств. На 8-й 
неделе  они  образуются  и  на  дистальных  фалангах  пальцев  рук.  Волярные 
возвышения - это зоны, на которых будет формироваться своеобразный узор. 
Начало  гребнеобразования - в 10-13 недель  внутриутробного    развития,  
формирование  рисунка  заканчивается к 22-24 неделям развития плода. 
Так  как  в  основе  формирования  папиллярного  рельефа  лежит 
совокупность 
таких 
явлений, 
как 
эпидермально-дермальная 
дифференцировка,  движение  и  рост  клеточных  комплексов,  то  при 
нарушении  в  любом    из  них  возможно  отклонение  в  признаках 
дерматоглифики. 
Собственно  патологическими  изменениями  структур  рельефа  кожи 
пальцев  можно  считать  гипоплазии,  дисплазии  и  белые  линии.  Гипоплазия 
гребешков - врожденная  аномалия,  при  которой  эпидермальные  гребешки 
уменьшены  в  высоте,  принимают  вид  "изношенности".  Поля  гипоплазии 
обычно покрыты большим количеством вторичных складок ("белые линии"), 
которые  маскируют  узоры  и  дерматоглифический  анализ  значительно 
затруднен.  Данную  аномалию  следует  выделять  от  приобретенной  атрофии 
гребешков,  причиной  которой  является  генерализованное  истончение  кожи 
возникающее  с  возрастом.  Атрофия  гребешков  найдена  в  большинстве 
случаев  у  взрослых  больных  с  целиакией.  Гипоплазия  гребешков  особенно 
часто  встречается  при  хромосомных  заболевания  и  у  пациентов  с 
множественными врожденными пороками развития неуточненной этиологии. 
Дисплазия  или  диссоциация  гребней - это  гетерогенная  группа  врожденных 
аномалий  в  норме  редка,  но  относительно  часто  встречается  при  многих 
заболеваниях.  При  выраженной  диссоциации  гребешки  прерываются  в  виде 
коротких и часто искривленных сегментов, хаотично составляющих узорные 
 
31


поля, вместо плавного хода более или менее параллельных линий истинных 
узоров (рис.2). 
 
Рис.2. Дисплазия или диссоциация гребней 
К  отклонениям  от    нормального    рельефа    кожи  следует  отнести  также 
сильную  исчерченность  ладони  и  стопы  короткими  глубокими  бороздами. 
Она  выражена  не  только  у  страдающих  генетическим  заболеванием,  но  и 
обнаруживается  у  здоровых  людей.  Диссоциация  может  возникать  в  любом 
поле,  распространенность  ее  различна  от  минимальных  полей  до  полного 
поражения волярных поверхностей кистей и стоп. Чаще всего в диссоциацию 
вовлекается  большой  палец  (в  норме)  и  реже  всего  мизинец,  тогда  как  при 
олигофрении наиболее часто поражен мизинец. Как фенотипический признак 
диссоциации  встречаются  при  следующих  заболеваниях:  альбинизм, 
оксицефалия,  аномалии  конечностей  (полисиндактилия,  олигодактилия), 
глухонемота,  семейная  амавротическая  идиотия,  недифференцированная 
олигофрения, эктодермальная дисплазия, фоликулярный кератоз, синдром де 
Ланге,  синдром  недержания  пигмента,  хромосомные  болезни  (трисомии 
13,18,21).  При  шизофрении  с  повышенной  частотой  обнаруживаются 
"пунктирные гребешки") (Schauman Alter, 1976) 
Диагностическое  значение  имеет    единственная  сгибательная  складка 
("четырехпальцевая" складка) - SC (Simian crease) и ее варианты (рис.3); 
 
32

 
Рис. 3. Единственная  сгибательная  складка  ладони  и  ее  варианты: 
А - классическая  единственная  сгибательная  складка 
B-G - варианты единственной складки Simian crease 

Таким  образом,  патологические  варианты  самой  гребешковой  кожи 
встречаются  как  в  норме,  так  и  при  различных  аномалиях  развития,  и  при 
болезнях.  В  подобных    случаях    меняется  лишь  степень  выраженности  и 
частота  встречаемости  признаков.  Дерматоглифические  признаки  имеют 
слабые,  хотя и некоторых случаях достоверные  коэффициенты корреляции 
со многими морфологическими и биохимическими особенностями. 
 
1.2.1. Генетические детерминанты формирования рельефа кожи 
пальцев рук и ладоней человека 
Нарушения 
наследственности 
в 
системе 
организма 
(генные, 
хромосомные  и  геномные  мутации,  изменяющие  звенья  ферментативной  и 
гормональной  регуляции)  и  неблагоприятные  факторы  среды,  (включая 
инфекционные    и    инвазионные)  влияют  на  реализацию  генов  гребешковой 
кожи  путем  изменения  морфогенных  полей,  определяющих  конфигурацию 
папиллярных узоров и сдвигов в системе управления ростовыми процессами.  
Этим  обуславливаются  изменения  гребневой  ширины  и  опосредованно  
других  количественных  признаков дерматоглифики – гребневой плотности и 
 
33

гребневого счета (Гладкова Т.Д., 1966). 
Во  время  анализа  причинных  факторов    первой    группы  
(наследственных)  обращает на себя внимание тот факт,  что более глубокие и 
наиболее различимые изменения в дерматоглифическом комплексе возникают 
при геномных мутациях - анеуплоидных по аутосомам и геносомам. Один из 
наиболее демонстративных примеров патологической дерматоглифики - при 
синдроме 
Дауна 
(трисомия 
по 21 хромосоме): 
знаменитая 
"четырехпальцевая"  складка  на  ладони  встречается  в 25-30 %, высокие 
осевые трирадиусы по типу t'', высокие ульнарные петли с низким гребневым 
счетом, а радиальные нередки на 4 и 5 пальцах,  где в норме они встречаются 
в  исключительных  случаях,  нередка  единичная  сгибательная  складка  на 
мизинце. Уже более 60 лет дерматоглифику используют как информативный 
метод диагностики этого заболевания (Давиденкова Е.Ф., 1966; Гусева И.С., 
1970; Penrose L.S., 1968) . Хотя,  конечно, "последнее  слово"  остается  за 
хромосомными  исследованиями,  но  особенности  кожных  узоров  могут 
указывать  на  тяжесть  клинических  проявлений  патологии,  и  в  этом  смысле 
она незаменима.  
При  трисомии  по  группе D – синдром  Патау (13-15 хромосомы),  в 
отличие от Даунов, чаще встречается тенарный узор, ∠ atd располагается еще 
более высоко, чем у Даунов, на пальцах же часты завитки. У трисомиков по 
группе  Е – синдром  Эдварда (16-18 хромосомы)  почти  на  всех  пальцах 
встречаются  дуги,  много  также  четырехпальцевых  линий.  При  синдроме 
Тернера-Шерешевского (45,  ХО)  отмечается  очень  высокий  гребневой  счет  
(175,8  гребешка  против 118,48 у  контрольных  женщин)  и  большая  частота 
гипотенарного узора (Borgaonkar, Mules, 1970). Синдром Клайнфельтера (47 и 
др.  хромосомные  комплексы)  дает  увеличение  частоты  дуг  на  пальцах  и 
уменьшение гребневого счета (Francois J. et al., 1966). 
 Несколько  иная  картина  наблюдается  при  синдроме  Рубинштейна-
Тейби 
(характеризуется, 
помимо 
многочисленных 
уродств 
и 
 
34

интеллектуальной 
недостаточности 
агрессивностью, 
редкой 
для 
олигофренических  состояний).  Здесь  кроме  типичных  для  патологической 
дерматоглифики  признаков ("четырехпальцевая"  складка  и  высокие  осевые 
трирадиусы)  отмечаются  сложные  и  достаточно  специфические  узоры: 
"трехдельтовые"  завитки  на  первых  пальцах;  на  вторых,  третьих - дуги;  на 
ладонях часты редкие узоры в области тенара. Поскольку при этом синдроме 
хромосомных  отклонений  не  обнаружено,  диагностическое  значение 
дерматоглифики  еще  более  возрастает.  В  какой-то  мере  близкую 
дерматоглифическую  картину  можно  наблюдать  при  наследственной 
неврологической болезни Жиль де ля Туретта (проявляется в специфическом 
сочетании  моторных  и  вокальных  тиков).  Здесь  отсутствие  патологических 
знаков  согласуется  с  интеллектуальной  сохранностью  индивида,  а 
принципиальное  сходство  других  признаков,  в  первую  очередь  узоров  в 
области  тенара,  позволяет  проводить  параллель  в  агрессивности  пациентов 
(Шарец Ю.Д., 1973). 
Группы  ассоциаций  могут  возникнуть  при  любых  наследственных  и 
врожденных  нарушениях.  Накладываясь  друг  на  друга,  они  усиливают  или 
затушевывают  свой  эффект  и  образуют  обширные  отклонения  в  реализации 
признаков дерматоглифики. Этим осложняется разработка прогностических и 
диагностических  тестов.  Если  ассоциации  достаточно  жестко  "вписаны"  в 
болезнь, то комплекс дерматоглифических отклонений стойкий. В противном 
случае  отмечается  высокая  индивидуальная  вариательность,  особенно,  при 
болезнях 
с 
наследственным 
предрасположением. 
Многоплановость 
причинно-следственных  связей  в  системе  ассоциаций  "аномалии  развития - 
дерматоглифика"  обусловливает  тот  факт,  что  изменения  в  дерматоглифике 
бывают  лишь  стигматом  (меткой)  врожденной  аномалии,  но  не  показателем  
ее  генетической природы (Гусева И.С.,1986). 
Общность  эмбрионального  происхождения  кожи  и  нервной  системы 
служит  гарантом  адекватности  дерматоглифических  данных  в  изучении 
 
35

эктодермальных  систем  (наследственные  или  возникшие  в  связи  с  плодной 
патологией болезни нервной системы, олигофренические синдромы, дефекты 
зрительной  сферы  и  др.),  систем  происходящих  из  латеральной  (поражение 
сердечно-сосудистой  систем  и  мезенхимных  органов)  и  дорсальной 
мезодермы (грубые дефекты мышечной и костной систем конечностей) (И.С. 
Гусева. 1986; Б.А.  Никитюк, 1988). За  кожными  узорами  стоят  сложные 
процессы роста и дифференцировки тканей в период онтогенеза.  
Поскольку кожа происходит из тех же самых эмбриональных зачатков, 
что  и  нервная  система  млекопитающих,  ее  узоры  можно  считать 
оригинальным  маркером  морфологической  организации  мозга.  Роль 
центральной  нервной  системы  в  эмбриональной  детерминации  развития 
других  органов,  а  затем  и  в  физиологической  регуляции  их  деятельности  в 
настоящее  время  доказана.  Из  этого  следует,  что,  оценив  тип  нервной 
системы организма, мы достаточно полно характеризуем и его тип в целом. К 
сожалению,  никаких  прямых  параллелей  между  дерматоглифами  и 
параметрами морфологической организации нервной системы до сих пор не 
получено.  Однако  накоплено  немало  косвенных  данных,  позволяющих 
считать дерматоглифический подход адекватным в изучении мозга приматов, 
в том числе и человека. Часть из них получена в клинических наблюдениях, 
многолетний  опыт  которых  показывает,  что  отклонения  в  характере 
волярного  узора  всегда  сопровождаются  нарушениями  морфогенеза 
центральной нервной системы. Конечно, в этих случаях речь идет о грубых 
отклонениях  в  дерматоглифической  картине.  Специфика  синдромальной 
патологии определяет сходство кожного рельефа у пациентов с одинаковым 
синдромом,  более  того,  в  какой-то  мере  делает  его  типичным  для  каждого 
отдельного заболевания.  
Известно,  что  один  из  методов  изучения  функционального  состояния 
мозга - регистрация  его  электрической  активности  (ЭЭГ).  Имеется  ли 
соответствие 
между 
характером 
дерматоглифической 
картины 
и 
 
36

особенностями  электрической  активности  мозга?  В  наших  исследованиях  у 
здоровых детей такая связь действительно обнаружена. Так, у девочек 6 - 8 
лет, у которых на пальцах преобладали завитки, мощность высокочастотных 
поддиапазонов  альфа-ритма  ЭЭГ  увеличена  по  сравнению  с  девочками,  на 
пальцах которых располагаются петли. Оказалось, что при наличии редкого 
узора на ладони в области тенара, даже независимо от интенсивности этого 
признака  и  от  характера  пальцевой  дерматоглифики,  электрическая 
активность мозга увеличивается не только в диапазоне альфа-частот, но и в 
бета-диапазоне (Б.А. Никитюк, 1988). Видимо, у таких детей нервная система 
отличается большей возбудимостью, чем может объясняться и агрессивность 
при  синдроме  Рубинштейна-Тейби  или  болезни  Жиль  де  ля  Туретта,  когда 
отмечаются тенарные узоры. Здесь же, наверное, и ключ к пониманию того, 
почему эти узоры столь редки в популяции.  
Вместе с тем другие ладонные узоры, в частности в области гипотенара 
или  межпальцевых  промежутков,  даже  очень  сложные  (например,  по  типу 
завитков),  пока  не  обнаружили  соотношения  с  электрической  активностью 
мозга. Упомянутая  уже роль нервной системы в регуляции функций других 
органов  и  систем  делает  понятной  обнаруженную  связь  между 
особенностями  дерматоглифов  и  многими  соматическими  заболеваниями, 
как  то:  язвенная  болезнь,  диабет,  туберкулез  и  т.д.  Результаты  анализа 
дерматоглифических 
признаков 
используется 
отечественными 
и 
зарубежными 
исследователями 
для 
изучения 
дерматоглифических 
особенностей более 100 заболеваний (Чистикин А.Н., 1993) 
Видимо, дерматоглифические узоры позволяют не только сформировать 
группы  риска  по  тем  или  иным  заболеваниям  или  прояснить  причины 
возникновения и механизмы развития той или иной патологии. Благодаря им 
врач  может  вырваться  из  тисков  монокаузального  подхода,  отчасти 
извиняемого  блестящими  успехами  микробиологии,  эндокринологии  и 
других разделов современной медицины. Факторами риска, вероятно, можно 
 
37

считать  не  столько  редкие  дерматоглифические  признаки,  сколько 
рассогласованность между сложностью узора на пальцах и гребневым счетом 
(например, ульнарные петли с низким гребневым счетом).  
Весьма  продуктивен  дерматоглифический  метод  и  при  изучении 
билатеральных  различий  организма,  и  в  первую  очередь,  конечно  же, - 
межполушарной асимметрии мозга, которая сегодня чрезвычайно важна для 
индивидуального  подхода  в  педагогике,  школьной  психологии,  а  также  в 
профессиональном  отборе  и  при  прогнозе  течения  некоторых  заболеваний. 
(А.Н.Чистикин, 1997; Абрамова  Т.Ф.  и  др., 2000). Закономерен  вопрос: 
обладают ли левши зеркальной (обратной) асимметрией дерматоглифической 
картины по сравнению с правшами?   
Сравнение дерматоглифов людей, всегда пишущих только левой рукой, 
с  "праворуким  большинством"  показало,  что  зеркальные  различия  в 
распределении  пальцевых  узоров  различной  сложности  у  большинства 
левшей 
действительно 
существуют. 
Однако 
эта 
"зеркальность" 
распространяется  только  на  пальцы  радиальной  области  и,  по-видимому, 
главным  образом  связана  с  указательным  пальцем.  По  типу  асимметрии  на 
других пальцах пишущие левой рукой люди могут не отличаться от обычных 
правшей. Обычно на пальцах правой руки узоры более сложные. Возможно, 
такое  распределение  дерматоглифов  отражает  характер  наиболее 
оптимальной  морфологической  организации  центральной  нервной  системы. 
У  большинства  людей  левое  полушарие  более  развито,  что  проявляется, 
например,  в  большей  площади  коры  в  области  зоны  Вернике  или  Брока 
(Н.В.Глотов  и  др., 1982). Не  следует,  однако,  смешивать  морфологическую 
асимметрию  мозга  с  функциональной.  По  мнению  Н.В.Глотова  и  соавт. 
(1982), проблема межполушарной асимметрии мозга у человека – это, прежде 
всего,  проблема  функциональной  специализации  его  полушарий. 
Морфологические различия в этом случае видимо, вторичны, то есть просто 
доминирующие  функции  требуют  более  мощного  морфологического 
 
38

субстрата.  С  этим  согласуется  и  тот  факт,  что  дерматоглифическая  картина 
высших и тем более низших обезьян более симметрична, чем у человека.  
Важно  иметь  в  виду,  что  дерматоглифика  указывает  на  наследственно 
предопределенных  левшей,  это  так  сказать  "конституциональные"  левши.  В 
проявлении  моторного  "левшества"  играют  роль  какие-то  достаточно 
локальные особенности организации мозга.   
Один  тип  своеобразных  левшей  находим  в  лице  людей  с  синдромом 
Вильямса ("лицо  эльфа").  В  этом  конституциональном  состоянии  наряду  с 
многочисленными 
морфологическими 
особенностями 
отмечаются 
специфические  когнитивные  и  эмоциональные  расстройства,  в  частности 
страх  новизны,  но  вместе  с  тем  и  навязчивая  коммуникабельность.  В 
дерматоглифической  картине  при  синдроме  Вильямса  преобладают  более 
сложные узоры на левой руке, но не на втором, а на третьем и пятом пальцах! 
(Глотов  Н.Н.  и  др., 1982). Возможно,  именно  эти  признаки  маркируют 
психологические  особенности  этих  людей,  а  также  их  музыкальные 
способности. Интересно, что хотя собственно леворуких среди них не так уж 
и  много,  но  левый  глаз  почти  всегда  ведущий.  Таким  образом,  это  левши 
"скрытые", не в том смысле, что их переучили на другую руку, а в том, что у 
них "левшество" проявляется в других сферах.  
Еще более экзотична группа левшей, у которых асимметрия выявляется 
по  первому  пальцу.  Этот  признак  обнаружен  (почти  в 50%) в  группе  так 
называемых "серийных убийц", в том числе и у печально известного маньяка 
из г. Невинномысска А.Чикатило! (Богданов Н.Н. и др., 1998). Конечно, это 
вовсе  не  значит,  что  всякий  левша  с  асимметрией  по  первому  пальцу 
неизбежно  станет  садистом.  Все  гораздо  серьезнее  и  сложнее.  Вероятно, 
люди  с  подобным  очень  редким  типом  нервной  системы  обладают 
чрезвычайно ранимой и неустойчивой психикой. 
По  данным  Н.Н.  Богданова  и  Т.Ф.  Абрамовой (1994) среди  детей  с 
проблемами  школьной  адаптации, 26% имеют  различные  признаки 
 
39

"левшества",  а  в  детских  домах  таких  "левшей"  от 36 до 50% и  выше. 
Видимо,  это  объясняется  тем,  что  родители  большинства  воспитанников 
современных детских домов лишены родительских прав в силу асоциального 
образа  жизни.  За  этой  асоциальностью,  возможно,  стоит  неспособность 
адаптироваться к требованиям общественной жизни какой-то части левшей, 
передавших  различные  признаки  "левшества"  своим  детям,  составляющим 
основной  контингент  современного  детского  дома.  Приведенные  факты 
вовсе не свидетельствуют об ущербности левшей, а скорее показывают, как 
важно найти применение их способностей. Эти люди, видимо, воспринимают 
мир  как-то  иначе,  и  этим  определяется  их  необычность.  Возможно, 
спортсмен-левша успешен не только потому, что неудобен для правшей как 
противник, но и потому, что его психология тоже дает ему преимущества.  
А.Г.  Каляпин  и  И.М.  Ивкин (1978) в  представленных  материалах  по 
дерматоглифики  больных  шизофренией  отмечали  существенные  различия 
окончаний  главных  ладонных  линий A, B, C, D у  больных    и  здоровых  на 
правой  руке.  Так  же  авторы  отмечают  повышение  частоты  узоров  на 
гипотенаре  и  уменьшение  площади  треугольника a, t, d в  группе  больных 
шизофренией. 
Отражение  изменчивости  дерматоглифики  при  некоторых  психических 
заболеваниях:  маниакально-депрессивном  психозе,  различных  формах 
олигофрении  и  других  нервно-психических  заболеваниях  отмечали  Т.Д. 
Гладкова  и  соавторы, 1974; И.С.  Гусева,  С.П.  Красницкая, 1975; А.Ю. 
Демидов  и  соавторы, 1984; С.П.  Красницкая,  Н.В.Леженина, 1971; 
 
Приходченко, Шкурат, 1997; B.T. Duis, 1935; T. Raphael, L. Raphael, 1962.  
В  лаборатории  спортивной  антропологии  Всероссийского  института 
физической  культуры  уже 15 лет  изучают  дерматоглифику  спортсменов 
высшей  квалификации  (Национальная  Олимпийская  сборная).  Оказывается, 
представители  различных  видов  спорта  и  даже  различных  спортивных 
амплуа  отличаются  по  пальцевой  дерматоглифике.  Например,  в  скоростно-
 
40

силовых  видах  спорта,  где  требуется  максимальная  реализация  в  короткое 
время, - наиболее простые узоры и наименьший гребневой счет (количество 
гребешков  внутри  узора) (Л.П.Сергеенко,  С.Ф.  Рыбаков, 1988). Напротив, 
наиболее сложный рисунок в сочетании с максимальным гребневым счетом 
характерны  для  спортсменов  тех  видов,  где  необходима  сложная 
координация  движений.  Промежуточную  позицию  по  этим  показателям 
занимают  виды  спорта  с  ориентацией  на  выносливость  и  статическую 
устойчивость.  В  игровых  видах  спорта  отмечается  одна  и  та  же  тенденция: 
усложнение  игровой  функции,  расширение  поля  деятельности  спортсмена 
соответствуют усложнению пальцевых узоров, увеличению гребневого счета 
(больше завитков, меньше петель, дуг нет совсем). 
Сравнение  особенностей  пальцевой  дерматоглифики  с  конкретными 
физическими  качествами  показало,  что  низкая  узорная  интенсивность  и 
низкий  гребневой  счет  сочетаются  с  высоким  силовым  потенциалом  при 
снижении  выносливости  и  координации  движений.  Напротив,  высокая 
интенсивность  узоров  и  гребневой  счет  соответствуют  выносливости  и 
координации  при  снижении  качеств  взрывной  силы.  На  основе  описанных 
закономерностей  Э.Г.  Мартисов  и  А.Ф.  Маленко (1988) установили 
корреляцию 
между 
признаками 
дерматоглифики 
и 
показателями 
энергетического гомеостаза организма.  Исследования Л.П. Сергиенко, С.Ф. 
Рыбаков (1988) показали, что  люди с относительно простым рисунком (дуги 
и  петли  с  низким  гребневым  счетом)  даже  при  незначительных  нагрузках 
работают почти на пределе своих возможностей. Если у испытуемых помимо 
петель и дуг имеются еще и завитки, то это не столько уровень их реальных 
возможностей,  сколько  неумение  адекватно  настраиваться  на  подобные 
нагрузки,  то  есть  правильно  рассчитывать  свои  силы.  Люди  с  десятью 
петлями  на  пальцах  составляют  полную  им  противоположность - они 
реализуются  как  высокоэнергетические  и  высокореактивные  системы  при 
обычной работе, но теряют свои возможности при экстремальных нагрузках 
 
41

(Евдокимова  Т.А.,  Евдокимова  О.М.,  Сивас  Н.В, 1998). Наличие  завитков  и 
петель  указывает  на  высокие  адаптационные  возможности  организма  при 
значительных и даже экстремальных нагрузках.  
Все  эти  данные  говорят  о  том,  что  простые  дерматоглифы 
соответствуют  низким  резервным  возможностям  организма  в  регуляции 
процессов гомеостаза. Не потому ли этот узор столь редок в популяции, а у 
пациентов  с  различными  заболеваниями  нервной  системы  так  часто 
встречаются  дуги?  Однако  дело  не  в  том,  что  дерматоглифы  маркируют 
более  или  менее  выносливые  фенотипы  (Ж.Ф.  Фильо,1997;  А.Г.  Арутюнян, 
1988;  В.Б  Шварц,  Г.Н.  Ленская, 1988, Т.М.  Никитина, 1998; Богданов  Н.Н., 
2002), а в том, чтобы человек знал свои возможности.  
Еще  совершенно  загадочными  остаются,  например,  так  называемые 
"радиальные"  петли,  отличающиеся  от  ульнарных  только  качественно,  а  не 
количественно.  Известно,  что  эти  узоры  наиболее  часто  встречаются  на 
указательном,  реже - среднем  пальце.  Крайне  редки  радиальные  петли  на 
безымянном,  тем  более - на  большом  пальце  или  мизинце,  как  и 
одновременное  присутствие  четырех  и  более  узоров  подобного  рода. 
Имеются  сведения,  что  радиальные  петли  сопутствуют  некоторым 
неврологическим  заболеваниям,  например – эпилепсии  (Богданов  Н.Н., 
2002).  Большая  представленность  дуговых  узоров  на  пальцах  эпилептиков 
как будто бы понятна, но о чем говорят радиальные петли? Неразгаданными 
остаются и ладонные узоры.  
Ключом к их пониманию может стать известный еще со времен одной из 
наиболее  видных  последовательниц  Гальтона - Сары  Холт - факт,  что  в 
семейных  парах  существует  конкордантность  (внутрипарное  сходство)  по 
узорам  гребневой  кожи,  в  том  числе  и  очень  редким.  Это  означает  только 
одно:  дерматоглифические  узоры  в  какой-то  мере  отражают  и 
психологический  склад  личности.  Ведь  семейные  пары  подбираются  скорее 
всего  по  сходству  психологических  черт,  а  не  по  особенностям  волярного 
 
42

рельефа, о самом существовании которого многие даже и не подозревают. Из 
этого  следует  также  и  то,  что  психическое  может  все-таки  быть 
охарактеризовано  через  морфологическое  и  уж  тем  более  через 
физиологическое! 
 
1.2.2. 
Эндокринные детерминанты 
 
В  патогенезе  интоксикаций  большую  роль  играет  функциональное 
состояние  регулирующих  систем  организма  и  в  частности,  эндокринной 
системы,  которая  является  в  значительной  мере  самой  чувствительной 
реагенной  системой  на  вредные  воздействия.  Известно,  что  в  реакции 
организма  на  воздействие  промышленных  ядов,  эндокринная  система 
принимает  самое  активное  участие  (Бахтизина  Г.З., 1976; Бойм  Т.М., 1977; 
Губарева Л.И. и др., 1991, 1994, 1995; Губарева Л.И. и др., 2001а,б; Gubareva 
L. et al., 1997, 1998; Gubareva L., 2001).  
Роль эндокринной системы, которая в постнатальный период сводится к 
регуляции процессов жизнедеятельности организма, в антенатальный период 
заключается преимущественно в регуляции дифференцировки и роста тканей 
плода  (Жуковский  М.А., 1982; Кобозева  Н.В.,  Гуркин  Ю.А., 1986; 
И.А.Држевецкая, 1987, 1994; Губарева  Л.И., 2001) в  формировании 
демтоглифического рисунка не изучена. 
Как  уже  говорилось,  дематоглифический  рисунок  формируется    в  
плодном  периоде,  до 21 недели  внутриутробного  развития.  В 
функционировании  и  взаимодействии  подсистем  организма  матери  и  плода 
важное  значение  имеют  гормоны,  которые  вырабатываются  эндокринной 
системой матери и формирующейся эндокринной системой плода.  
В  период  органогенеза  и  плацентации,  который  завершается  к 3-4 
месяцу,  влияние  неблагоприятных  факторов  в  основном  зависит  от 
длительности  воздействия,  стадии  развития  организма,  наиболее  вредному 
влиянию подвергается та система или орган, который находится в состоянии 
 
43

длительного формирования. Для этого периода типично образование уродств 
и  аномалий  развития,  связанных  с  временным  воздействием  вредных 
факторов.  В  литературе  приводятся  сведения  о  способности  многих 
химических  веществ  проникать  через  плацентарный  барьер  (Кирющенко 
А.П.,  1978).  Исследования показали, что  концентрация этих веществ,  даже 
близкая  к  предельно  допустимой  и  пороговой,  оказывает  на  беременных  и 
плод сильное воздействие (Кирющенко А.П.,  1978; Губарева Л.И., 2001). 
Дополнительной  железой  внутренней  секреции  при  беременности 
становится плацента, берущая на себя ряд функций, связанных с синтезом и 
метаболизмом  не  только  обычных,  но  и  новых  гормональных  веществ, 
обеспечивающих  нормальное  развитие  беременности  и  течение  родового 
акта.  Включение  плацентарного  звена  внутренней  секреции  значительно 
воздействует на организм как матери, так и плода. Гормональные продукты 
деятельности  плаценты,  в  основном  хорионический  гонадотропин  и 
плацентарный  лактоген,  влияют  на  выработку  рилизинг-факторов 
гипоталамусом  и  гонадотропинов  гипофизом  в  организме  матери  и  таким 
образом  обеспечивают  оптимальную  для  соответствующего  срока  гестации 
секрецию  гормонов  яичников  (В.А.Таболин,  Л.И.Лукина, 1975; подробно  у 
В.К.Зубович,1989). 
Исследования И.И. Евсюковой (1980) выявили существенные изменения 
функций нервной и эндокринной систем у беременных женщин находящихся 
в  условиях  повышенной  концентрации  бензина.  При  этом  у 35 % 
испытуемых  наблюдалась  постоянная  угроза  выкидыша  в  течение  всей 
беременности, у 10 % – имелся токсикоз первой половины беременности, а у 
43 % – умеренно  выраженный  поздний  токсикоз.  Оценка  состояния 
рожденных  детей  по  школе  Ангар  составила 7 – 8 баллов,  в  контрольной 
группе – 9 баллов.  При  этом  наблюдалось  менее  устойчивая  и  длительная 
адаптпция, что объясняется большой частой внутриутробной асфиксии плода 
 
44

и нарушение гормонального статуса у беременных женщин опытной группы 
(Евсюковой И.И., 1980; Строченко И.Э., 2004). 
В реакцию плода на стресс включаются не только надпочечные железы, 
но  и  гонады,  что  может  неблагоприятно  отразиться  на  неспецифических  и 
специфических функциях этих органов в пренатальный период онтогенеза.  
Патологические  условия  внутриутробной  среды,  если  и  не  вызывают 
врожденного эндокринного заболевания, то снижают резервные возможности 
эндокринной  системы  ребенка.  Эти  особенности  расцениваются  как 
конституциональные,  но  при  предъявлении  к  организму  повышенных 
требований (пубертатный период, беременность, роды) может обнаружиться 
явная  патология.  В  течение  всей  постнатальной  жизни  эндокринные 
нарушения,  возникшие  пренатально,  будут  сказываться  в  виде  отклонений 
или серьезных нарушений эндокринного звена гомеостаза и связанных с ним 
нервных  и  иммунологических  звеньев.  Не  исключено,  что  нарушение 
эндокринного статуса в период внутриутробного развития может сказаться и 
на формировании дерматоглифического рисунка. 
 
1.2.3. Зависимость формирования кожного рисунка от факторов 
внешней среды 
В  ходе  эволюции  у  человека  как  биологического  вида  сформировался 
относительно  устойчивый  и  в  тоже  время  обладающий  значительной 
вариабельностью  дерматоглифический  рисунок.  Наиболее  редким  типом 
пальцевых  узоров  у  большинства  народов  является  дуга.  Европеоидную  и 
негроидную  расы  отличает  частая  встречаемость  петлевого  узора,  а 
монголоидную – завиткового узора. Имеются различия и по распределению 
узоров  на  разных  пальцах.  Дуговой  узор  чаще  обнаруживается  на 2-ом  и 
реже  на 3-ем  пальцах,  петлевой  на 5-ом  и 3-ем,  завитки – на 1-ом  и 4-ом 
пальцах  рук.  Такое  распределение  узора,  по  мнению  И.С.  Гусевой  (1986), 
Т.М.  Никитиной (1998), устанавливалось  в  результате  эволюции 
 
45

манипуляторных  и  орудийных  действий,  когда  отбирался  оптимально 
тактильно-рецепторный  аппарат  вместе  с  его  поверхностной  структурой. 
Основные  виды  орудийных  действий  выполняются  при  концевом 5-ом 
пальце и 3-ем пальце с ульнарным наклоном, именно на этих пальцах чаще 
всего  встречаются  петли;  наиболее  сложные  скользящие,  вращательные  и 
охватывающие  движения  связаны  в  основном  с  действиями 1-ом  и 4-ом 
пальцев,  на  них  чаще  формируются  сложные  узоры – завитки;  наиболее 
однородное  поле  контакта  с  поверхностью  орудий  выявляется  на 2-ом  и 
отчасти на 3-ем пальцах – чаще здесь встречаются дуги. 
Таким  образом,  дерматоглифический  узор  представляет  собой 
наследственно  детерминированную  структуру,  не  меняющуюся  в  течение 
жизни,  то  есть  является  универсальным  биологическим  и  генетическим 
маркером.   
Существует  две  группы  причин  изменений  дерматоглифических 
структур:  генетические  и  средовые.  Связь  бывает  непосредственной  или 
коррелятивной.  Вследствие  первичного  действия  любого  из  факторов  
нарушается  морфогенетический  гомеостаз.  В  дальнейшей  цепи следствий 
в  результате  фенотипической  реализации  возникают  как  различные,  так  и 
однотипные,  или  одинаковые,  изменения,  потому  что  действия  различных 
факторов нередко оказываются одинаковыми. 
По  мнению  Т.Д.Гладковой (1966), неблагоприятные  факторы  среды 
(включая  инфекционные  и  инвазионные)  влияют  на  реализацию  генов 
гребешковой  кожи  путем  изменения  морфогенных  полей,  определяющих  
конфигурацию  папиллярных  узоров  и  сдвигов  в  системе  управления 
ростовыми  процессами.  Этим  обуславливаются  изменения  гребневой 
ширины и опосредованно других количественных признаков дерматоглифики 
– гребневой плотности и гребневого счета. 
При  анализе  наследственных  причинных  факторов  обращает  на  себя 
внимание тот факт, что более глубокие и наиболее различимые изменения в 
 
46

дерматоглифическом  комплексе  возникают  при  геномных  мутациях - 
анеуплоидных  по  аутосомам  и  геносомам.  Дерматоглифические  изменения 
бывают  настолько  выраженными,  что  их  сочетание  способно  выступать  в 
качестве диагностирующих (см. 1.2.1).  
Группы  ассоциаций  могут  возникнуть  при  любых  наследственных  и 
врожденных  нарушениях.  Накладываясь  друг  на  друга,  они  усиливают  или 
затушевывают  свой  эффект  и  образуют  обширные  отклонения  в  реализации  
признаков дерматоглифики. Этим осложняется разработка прогностических и 
диагностических  тестов.  Если  ассоциации  достаточно  жестко  "вписаны"  в 
болезнь,  то комплекс дерматоглифических отклонений стойкий. В противном 
случае  отмечается  высокая  индивидуальная  вариабельность,  особенно,  при 
болезнях 
с 
наследственным 
предрасположением. 
Многоплановость 
причинно-следственных  связей  в  системе  ассоциаций  "аномалии  развития - 
дерматоглифика"  обуславливает тот  факт,  что  изменения  в дерматоглифике 
бывают  лишь  стигматом  (меткой)  врожденной  аномалии,  но  не  показателем  
ее  генетической природы (Гусева И.С.,1986). 
Средовые  воздействия  могут  фенокопировать  весь  путь  реализации 
ассоциативной  связи  "аномалии – дерматоглифика".  Причинный    фактор 
иногда  "запускает"  ассоциативную  связь  либо  перед,  либо  одновременно  с 
закладкой  и  формированием  гребешковой  кожи.  За  этим  следует  влияние 
двоякого  рода:  непосредственно  влияющие  на  морфогенное  поле 
гребешковой кожи или изменяющее графику кожи,  интенсивность  роста или 
хиральность – право-левосторонность,  либо  случайно  коррелятивные 
явления.  Диапазон  связей  зависит  от  времени  проникновения  в  организм 
зародыша патогенного начала.  
Сильнодействующие  патогенные  агенты  в  первые  четыре-шесть 
недель  зародышевого  развития  вызывают  гибель  эмбриона.  Эффект  от 
действия более слабых факторов оказывается различным в зависимости от 
времени их действия: он сильнее выражен в критические периоды развития 
 
47

организма  и  органов  (Дыбан  А.П., 1959). В  первые  полторы-две  недели 
развития  зародыша  проявляется  множественное  действие  тератогенного 
фактора  на  различные  системы  органов  (Дыбан  А.П., 1959, Пэттен  Б.М., 
1959).  В  более  поздние  стадии  развития  повреждающий  агент  действует  в 
органах  определенной  группы.  Наиболее  ранимой  на 4-5-й  неделе 
внутриутробного  развития  является  нервная  система,  на 5-6-й  неделе – 
сосудистая система эмбриона, в более поздние периоды развития – органы, 
находящиеся  в  критическом  периоде  развития.  Именно  эти  особенности 
действия патогенного фактора определяют группу связей «внутриутробная 
инфекция – порок развития органа – изменения в дерматоглифике».  
 
1.3. Особенности состояния психики и центральной нервной системы 
у подростков, проживающих в экологически неблагоприятных условиях 
В  настоящее  время  все  больше  осознается  значимость  влияния 
состояния 
окружающей 
среды 
на 
психические 
расстройства.             
Вслед за экологической иммунопатологией, экологической пульмонологией, 
экологической  геопатологией  и  т.  д.  обсуждается  новое  направление 
экологической  медицины – экологическая  психиатрия.  В  рамках  этого 
направления  психическое  и  душевное  состояние  людей  расценивается  как 
чувствительный  и  важный  маркер  экологических  нарушений  (Дереча  В.А., 
1995)  и  как  важный  индикатор  экологического  благополучия  и  здоровья 
района (Ахвердова О.А., Боев И.В., 2001; Гичев Ю.П., 2002; Cappon D. 1990). 
Психофункциональные нарушения и механизмы из формирования изучаются 
и в рамках экологической психофизиологии (Губарева Л.И., 2001).  
Выявление  расстройств  психосоматического  здоровья  у  детей  и 
подростков,  проживающих  в  условиях  повышенной  техногенной  нагрузки, 
является чрезвычайно важной практической и теоретической проблемой при 
определении степени неблагополучия территорий. Длительное, как правило, 
сочетанное  воздействие  на  организм  человека  различных  факторов 
 
48

(химических,  радиационных,  электромагнитных  и  др.)  приводит  к 
многократному  усилению  отрицательного  воздействия,  наиболее  выражено 
проявляющемуся у детей (Филиппов В.Л., Астафьев О.М. и др., 1994). 
Центральной  нервной  системе  (ЦНС)  принадлежит  ведущее  место 
среди  системных  механизмов  адаптации  (Аршавский  И.А., 1967; Анохин 
П.К., 1980). Однако,  литературные  данные  о  влиянии  химического 
загрязнения окружающей среды на ЦНС немногочисленны. 
Нестеренко  В.Б.  с  соавт. (1993) было  выяснено,  что  число  нервно-
психических 
расстройств 
детей 
на 
территориях 
загрязненных 
радионуклидами возросло в несколько раз. 
Заслуживают  внимания  результаты  исследования,  проводившегося  в 
ежедневном режиме и подтвердившего корреляцию возрастанием показателя 
загрязнения атмосферного воздуха и ростом числа случаев госпитализации в 
психиатрические  отделения  или  обращений  за  помощью  к  врачам-
психиатрам (Гичев Ю.П., 2002; Strahileuitz M., 1979). 
По  данным  государственного  доклада  "О  состоянии… " (1997) в 
г.Невинномысске,  являющимся  экологически  неблагоприятным  районом, 
число  заболеваний  нервной  системы  и  психических  расстройств  превышает 
на 25 и более процентов средние показатели по Ставропольскому краю. 
Частота рождения детей с признаками поражения центральной нервной 
системы  повышена  у  женщин,  подвергшихся  воздействию  экологически 
неблагоприятных  факторов  (Барвиненко  Н.Г., 1994;  Авдеева  И.А.,             
Шмидт Н.А., 1995; Зайцева Н.В. и др., 1995; Дворянский С.А., 1998). 
Влияние  длительного  воздействия  свинца,  ртути  и  других  тяжелых 
металлов  ведут  к  нарушению  памяти,  вербальных  способностей,  а  также  к 
проявлению  депрессии  и  тревоги  (Spencer  P.S.,  Schlaumburg  N.N.  1980;      
Roels H. et al. 1982). Особенно  заметно  отрицательное  влияние  свинца 
проявляется  у  детей,  что  может  вести  к  росту  психических  расстройств, 
 
49

проявлений  энцефалопатии  (Гичев  Ю.П., 2002) и  снижению  индекса 
интеллектуального развития (Jubrg D. R. et al., 1997).  
Изучена морфология и распространенность опухолей головного мозга в 
Астраханской  области  с  учетом  оценки  воздействия  неблагоприятных 
экологических  факторов.  При  сравнительной  оценке  нейрозаболеваемости 
оказалось, что она выше в районах наибольшего антропогенного загрязнения, 
где суммарные предельно-допустимые  концентрации (ПДК) в ряде случаев 
превышают 21% (Адикаева Ж.А., Белопасов В.В., 2000). 
На  протяжении  последнего  десятилетия,  перечисленные  выше  факты, 
неоднократно  подтверждены  многими  авторами  (Мухтарова  Н.Д., 1979; 
Степанова  Л.Ф., 1999). Так,  при  обследовании  детей,  проживающих  в 
экологически  неблагоприятном  районе  промышленного  города,  было 
выявлено, что распространенность нервно-психических заболеваний у них в 
два  раза  выше,  а  задержка  умственного  развития  в  три  раза  выше,  чем  в 
контроле (Сперанская Л.Ф., Семке В.Я., 1997; Гичев Ю.П., 2002). 
Анализ  результатов  исследования  функционального  состояния  ЦНС 
проводимый Губаревой Л.И. (2001) у подростков, проживающих в условиях 
химического  загрязнения  окружающей  среды,  показал  снижение  её 
функциональных  возможностей  и,  в  первую  очередь,  способности  к 
выработке дифференцировочных реакций, что может существенно сказаться 
на  успеваемости  школьников,  овладении  сложными  профессиональными 
навыками и их адаптации к социальной среде. 
По  данным  современных  исследований,  у  подростков,  длительно 
проживающих 
в 
экологически 
неблагоприятной 
среде 
обитания, 
наблюдаются  личностные,  поведенческие  и  психологические  аномалии, 
обусловленные  субтоксическими  дозами  промышленных  химических 
факторов  (Бутова  О.А., 1997; Кобрянова  И.В., 2000; Терещенко  Э.В., 2002; 
Губарева Л.И., 2001; Лысенко Л.В., 2003). 
 
50

В  результате  исследований  Лысенко  Л.В. (2003) было  выявлено,  что, 
химическое  загрязнение  окружающей  среды  существенно  снижает  скорость 
протекания  нервных  процессов  и,  соответственно,  функциональную 
лабильность нейронов коры больших полушарий у мальчиков и девочек 12-
13-летнего возраста. В совокупности со снижением способности к выработке 
дифференцировочных  реакций  это  может  свидетельствовать  о  деградации 
функциональных возможностей ЦНС.  
Функционирование ЦНС и её реактивность в значительной мере зависят 
от 
конституционально-психотипологических 
основ 
индивида 
и 
обусловливают 
психологическую, 
психическую, 
личностную 
и 
поведенческую  изменчивость  в  случаях  длительного  взаимодействия  с 
неблагоприятными 
факторами. 
Нейротоксический 
эффект 
эколого-
химической 
среды 
обитания 
нарушает 
функционирование 
ЦНС, 
детерминирующей  конституциональные  механизмы  адаптации,  что,  в  свою 
очередь 
определяет 
конституционально-типологическую 
аномальную 
изменчивость  по  вектору  норма – патология  у  подростков 12-13 лет       
(Лысенко Л.В., 2003). 
Учитывая  тот  факт,  что  критический  пубертатный  период  не 
ограничивается  возрастом 12-13 лет,  представляло  интерес  исследование 
химического  загрязнения  окружающей  среды  на  протяжении  всего 
пубертатного периода. 
Заключение 
Нарушения 
наследственности 
в 
системе 
организма 
(генные, 
хромосомные  и  геномные  мутации,  изменяющие  звенья  ферментативной  и 
гормональной  регуляции)  и  неблагоприятные  факторы  среды,  (включая 
инфекционные  и  инвазионные)  влияют на реализацию генов гребешковой 
кожи путем изменения морфогенных полей,  определяющих  конфигурацию 
папиллярных узоров и сдвигов в системе управления ростовыми процессами.  
Этим,  по  мнению  Т.Д.  Гладковой (1966), обуславливаются  изменения 
 
51

гребневой  ширины  и  опосредованно    других    количественных    признаков 
дерматоглифики – гребневой плотности и гребневого счета. 
Группы  ассоциаций  могут  возникнуть  при  любых  наследственных  и 
врожденных  нарушениях.  Накладываясь  друг  на  друга,  они  усиливают  или 
затушевывают  свой  эффект  и  образуют  обширные  отклонения  в  реализации  
признаков дерматоглифики. Этим осложняется разработка прогностических и 
диагностических  тестов.  Если  ассоциации  достаточно  жестко  "вписаны"  в 
болезнь,  то комплекс дерматоглифических отклонений стойкий. В противном 
случае  отмечается  высокая  индивидуальная  вариабельность,  особенно,  при 
болезнях  с  наследственным  предрасположением.  Согласно  данным 
литературы,  многоплановость  причинно-следственных  связей  в  системе 
ассоциаций "аномалии развития - дерматоглифика"  обуславливает тот  факт,  
что  изменения  в  дерматоглифике  бывают  лишь  стигматом  (меткой) 
врожденной аномалии, но не показателем  ее  генетической природы. 
На наш взгляд, дерматоглифический анализ может быть информативен и 
перспективен для изучения не только центральной нервной системы в норме 
и  при  различных  заболеваниях,  но  и  оценке  неблагоприятных  воздействий 
факторов  среды.  Еще  совершенно  загадочными  остаются,  например,  так 
называемые  "радиальные"  петли,  отличающиеся  от  ульнарных  только 
качественно,  а  не  количественно.  Известно,  что  эти  узоры  наиболее  часто 
встречаются  на  указательном,  реже - среднем  пальце.  Крайне  редки 
радиальные  петли  на  безымянном,  тем  более - на  большом  пальце  или 
мизинце,  как  и  одновременное  присутствие  четырех  и  более  узоров 
подобного  рода.  Имеются  сведения,  что  радиальные  петли  сопутствуют 
некоторым  неврологическим  заболеваниям,  например - эпилепсии.  Большая 
представленность  дуговых  узоров  на  пальцах  эпилептиков  как  будто  бы 
понятна,  но  о  чем  говорят  радиальные  петли?  Неразгаданными  остаются  и 
ладонные узоры. Все это определило выбор темы исследования. 
 
 
52

Глава 2.  ОРГАНИЗЦИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ 
 
2.1. 
Организация исследования 
Влияние антропогенных факторов среды на организм детей и подростков 
исследовали  в  условиях  естественного  эксперимента.  Основанием  для 
выбора  химически  загрязненных  сельских  и  городских  районов  служили 
официальные  документы,  взятые  в  экологическом  центре  и  Комитете 
здравоохранения  Ставропольской  краевой  администрации  (Статистический 
отчет  краевого  управления  здравоохранения  и  краевого  комитета 
госсанэпиднадзора  при  администрации  Ставропольского  края (1991-1996); 
Экологический 
паспорт 
г.Ставрополя; 
Экологический 
паспорт 
г.Невинномысска;  Экологическое  состояние  Кочубеевского  района,  справка 
РайСЭС)  и  результаты  исследований  Л.Н.Зимовой,  Л.А.Жогиной, 
Л.И.Губаревой (1995), согласно которым концентрация химических веществ 
в  окружающей  человека  среде  (воздух,  вода,  почва)  в  отдельных  районах 
края и города превышала ПДК.  
Анализ состояния атмосферного воздуха г. Ставрополя с 1987 по 1996 год 
показал,  что  уровень  загрязнения  двуокисью  азота,  окисью  углерода (II), 
фенолом,  формальдегидом  выше  предельно  допустимых  концентраций 
среднесуточных).  Превышение  ПДК  химических  веществ 2-3 класса 
опасности в атмосферном воздухе за период с 1987 по 1997 в отдельные годы 
составляло:  пыль - 3,8, диоксид азота – 2,1, диоксид серы – 2,3, сероводород 
– 2,3 (Экологический паспорт города Ставрополя, 1995).  
Совместно  со  службой  мониторинга  окружающей  среды  и  центром 
Госсанэпиднадзора  г.  Ставрополя  установлено  (Козуб  И.Э., 2004), что  в 
последнее  время,  несмотря  на  некоторое  снижение  выбросов  от 
стационарных  источников  наблюдается  увеличение  загрязнения  атмосферы 
выбросами 
автотранспорта, 
предприятиями 
жилищно-коммунального 
хозяйства.  Основные  загрязнители  атмосферы – диоксид  серы,  оксид 
 
53

углерода,  оксиды  азота,  легколетучие  органические  соединения,  аммиак. 
Однако  рельеф  Ставрополя  (Савельева  В.В., 1995) и  расположение 
промышленных  предприятий  делают  его  неоднородным  в  экологическом 
плане.  Наиболее  загрязненным  является  один  из  промышленных  районов 
города – Северо-Западный,  в  котором  к  жилым  застройкам  вплотную 
прилегают 
предприятия 
автомобильного 
транспорта, 
химической 
промышленности, перерабатывающей промышленности, главная автострада.  
В  этом  районе  уровень  загрязнения  диоксидом  азота,  сероводородом, 
формальдегидом  и пылью был выше предельно допустимых среднесуточных 
концентраций.  По  другим  примесям  (оксид  углерода,  диоксид  серы)  
максимальные 
концентрации 
превышали 
предельно 
допустимые 
концентрации  вплоть  до 1992 г.  Вначале  перестроечного  периода  отмечали 
некоторое снижение содержания диоксида углерода и оксида серы в связи со 
снижением производительности ряда предприятий. Наиболее весомый вклад 
в  загрязнение  атмосферного  воздуха  вносят  автомобильный  транспорт, 
химические заводы и промышленные предприятия. 
Экологически  благополучные  районы  города  (частично  Ленинский, 
Ташла),  отделены  от  промышленной  зоны  лесным  массивом,  расположены 
вдали  от  главных  автомагистралей.  Для  экологически  «чистых»  районов 
зарегистрировано превышение  среднесуточной ПДК только по пыли. В 80-е 
годы  двадцатого  века  отмечено  незначительное  превышение  ПДК  по 
сероводороду,  однако,  начиная  с 1989 года,  концентрация  химических 
веществ не превышала ПДК.  
Центральным  водоснабжением  охвачено  все  население  как  экологически 
неблагополучного  Северо-Западного  района,  так  и  экологически  более 
чистого Восточного и центрального районов г.Ставрополя. 
Вода систем центрального водоснабжения в общем соответствует ГОСТу 
2874-82 «Вода питьевая» по химическим показателям и является безопасной 
в эпидемическом отношении. 
 
54

Достаточно сильно загрязнены грунтовые воды г.Ставрополя. Здесь 
содержатся никель, цинк, кадмий, свинец. Соответственно этому загрязнены 
и почвы в западной промзоне г.Ставрополя. Суммарное содержание тяжелых 
металлов составляет от 8 до 16 ПДК. Лишь на окраинах города оно местами 
снижается до 4-8 ПДК (Экологический паспорт г.Ставрополя, 1999). 
В  целом,  анализ  состояния  воздуха,  воды  и  почвы  в  г.Ставрополе 
позволили  выявить  экологически  наиболее  неблагоприятный  Северо-
Западный  район  и  относительно  «чистые»  Восточный  и  Ленинский  район, 
коренное население которого и составило контрольную группу.  
На  основании  этих  данных  были  выбраны  химически  наиболее 
загрязненные  районы  г.Невинномысска  (концентрация  вредных  химических 
веществ - оксида азота (IV), кадмия, свинца, ксилола, фенола, формальдегида 
–  значительно  превышала  ПДК)  и  относительно  чистый  (концентрация 
вредных  химических  веществ  не  превышала  ПДК) - Ленинский  район  г. 
Ставрополя, который условно считали благоприятным. 
Объектом  эмпирического  исследования  явились 620 детей  и  подростков, 
рожденных  коренными  жителями.  Детское  население  обследовалось  в 
различные периоды онтогенеза: 6 лет (препубертат), 12 - 16 лет (пубертат). В 
условиях  естественного  эксперимента  было  сформировано  две  группы 
школьников: 1 – контрольная  (сравнительная) – 439 школьников  средней 
общеобразовательной школы (СОШ) № 30 г. Ставрополя (221 мальчик и 218 
девочек); 2 – опытная  (основная) – 181 школьник  СОШ  № 8,11 г. 
Невинномысска (139 мальчиков и 158 девочек). 
Для  реализации  поставленных  цели  и  задач  у  детей  и  подростков 
исследовали отпечатки кожного рельефа ладоней и пальцев рук, полученные 
методом  типографской  краски  (Гладкова  Т.Д., 1966), психический  статус, 
состояние  адаптационных  систем:  эндокринной  и  нервной.  Показателем 
функционального состояния ГГАКС было содержание кортизола (К) в слюне. 
О функционировании гипоталамо-гипофизарно-гонадной системы судили по 
 
55

уровню  тестостерона  (Т)  и  эстрадиола  (Э)  в  слюне,  а  также  соотношению 
Т/Э. 
Уровень 
гормонов 
определяли 
высокочувствительным 
иммуноферментным  методом.  Функциональное  состояние  центральной 
нервной  системы  (ЦНС)  оценивали  методом  хронорефлексометрии,  по 
показателям  времени  зрительно-моторной  реакции  (ВЗМР),  количества 
ошибок  на  дифференцировку  и  реакции  на  движущийся  объект  (РДО)  с 
помощью  компьютерного  прибора  «Мир-05».  Для  характеристики 
психоэмоционального  статуса  использовали  метод  анкетирования.  Уровень 
тревожности определяли, иcпользуя тест «Шкала тревожности» (Ю.И.Рогов, 
1995), уровень невротизации и психопатизации по Е.Ф.Бажину с соавт. (1979), 
адекватность  самооценки  с  помощью  теста  «Методика  определения 
адекватности  самооценки» (В.С.Чудновский, 1991). Кроме  того,  определяли 
длительность  индивидуальной  минуты  (ИМ) (Halberg F.,1969), которая 
служила  показателем  эндогенной  организации  ритмов,  психоэмоционального 
напряжения  и  адаптационных  возможностей  организма.  Исследования 
проводили  с  учетом  циркадианного,  циркасептального  и  сезонного 
биоритмов.  
 
2.2. Методы исследования 
 
2.2.1. Методика исследования кожного узора кисти человека 
В исследованиях кожного рельефа важно иметь легко читаемый, четкий 
и  полный  отпечаток.  Известны  различные  способы  получения  отпечатков: 
метод  “фотографической  бумаги” (Cummins и  др., 1929), окрашивание 
эозином (Schott, 1928), окрашивание  нигрозином  и  железистыми  солями 
(Бунак, 1941), окрашивание  раствором  таниновой  кислоты  и  др.  из  них 
наиболее  распространен  метод  типографской  краски.  При  окрашивании 
типографской  краской  папиллярные  линии  получаются  более  четкими  и 
ясными, а отпечатки могут сохраняться десятки лет. 
 
56

 
Получение отпечатков 
Для  получения  отпечатков  с  помощью  метода  типографской  краски 
необходимы следующие материалы: 
−  бумага  (лучше  всего  использовать  бумагу  для  пишущих  машин 
средней плотности и шероховатости); 
−  “подушечка” – мягкое  основание,  служащее  подстилкой  при 
печатании  (лист  фанеры  размером 25 х 28  см  с 5-6 слоями  фланели, 
обтянутой сукном или фланелью); 
−  стекло размером 15 х 25 см; 
−  стеклянная палочка; 
−  резиновый  валик,  применяемый  в  фотографии  или  типографский 
ролик; 
−  типографская черная краска, которую можно растворять скипидаром 
до  консистенции  не  слишком  густой,  но  и  не  жидкой  “сметаны”.  Краску 
рекомендуется хранить в стеклянной баночке с притертой пробкой; 
−  скипидар, спирт, вата, мыло, вода. 
Отпечатки  получают  следующим  образом.  Стеклянной  палочкой 
типографская  краска  кладется  в 2-3 места  на  стекло  и  ровно  раскатывается 
роликом.  Затем  ролик  прокатывают  по  тщательно  промытой  ладони  и 
пальцам  исследуемого  так,  чтобы  вся  подлежащая  отпечатыванию 
поверхность была покрыта ровным слоем краски. Ногтевые фаланги должны 
быть  покрыты  краской  с  велярной  поверхности  и  с  боков  до  ногтей.  После 
этого лицо, берущее отпечаток, ставит окрашенную ладонь ульнарным краем 
на лист бумаги, положенный заранее на “подушку”. Затем ладонь осторожно 
опускают на бумагу, слегка надавливая на середину тыльной стороны кисти, 
чтобы  добиться  соприкосновения  глубоких  частей  ладони  с  бумагой.  Для 
того,  чтобы  более  полно  отпечаталась  ногтевая  фаланга  большого  пальца, 
нужно  осторожно,  не  сдвигая  его,  надавить  на  ноготь,  поворачивая  палец 
 
57

одновременно в сторону указательного пальца. Снимать кисть следует сразу, 
приподнимая  ее  обеими  руками  вверх,  но  не  в  сторону,  иначе – линии 
смазываются.  Снятый  отпечаток  проверяют  и  в  случае  нечеткости 
изображения  печатание  повторяют.  Краску  с  ладоней  снимают  ватой, 
смоченной скипидаром, и промывают теплой водой с мылом. 
Отпечатки  пальцев  получают  отдельно  способом  прокатывания.  Краска 
наносится на кожу также типографским валиком. По каждому пальцу трижды 
проводят  валиком,  прикладывая  его  последовательно  к  радиальной, 
медиальной  и  ульнарной  поверхностям  концевой  фаланги.  Затем 
исследователь  устанавливает  на  бумаге  отпечатываемый  палец  радиальной 
стороной осторожно прокатывает его до ульнарного края. После этого он, не 
выпуская пальца, сам поднимает его вверх. При прокатывании исследуемый 
должен держать руку свободно, но помогать отпечатыванию вращением кисти. 
В  биологических  исследованиях,  когда  берутся  только  пальцевые 
отпечатки, их можно делать на обыкновенном листе бумаги или на бланках, 
где  записываются  антропологические  данные.  Если  же  одновременно 
получают  отпечатки  ладоней  и  пальцев,  то  последние  следует  прокатывать 
сбоку от отпечатка соответствующей ладони в строго определенном порядке 
слева направо I, II, III, IV и V пальцы каждой руки. На этом же листе рядом с 
отпечатками записывают фамилию, имя и отчество или номер исследуемого, 
национальность  его  и  родителей,  пол,  возраст.  Отпечатки  правых  и  левых 
ладоней и пальцев одного индивидуума можно делать или на одной стороне 
или на обеих сторонах того же листа бумаги. 
Метод исследования отпечатков 
Для  сравнительной  характеристики  дерматоглифики  в  биологических 
исследованиях  кожного  рельефа  необходима  унификация  в  интерпретации 
папиллярных  линий  и  узоров,  заключающаяся  в  определении  свойственных 
индивидуальному  отпечатку  особенностей.  Это  возможно  лишь  при  единой 
методике чтения отпечатков. 
 
58

В  биологических,  расовых  и  криминалистических  исследованиях 
кожного  рельефа  используют  методику  исследования  кожного  рельефа 
ладоней  и  пальцев  рук  и  ног  Камминса  и  Мидло (Cummins, Midlo, 1943), 
которые  усовершенствовали  методику  исследования  папиллярных  узоров, 
разработанную Уайлдером (Wilder, 1904). 
Ладони 
Описанию  исследования  кожного  рельефа  ладоней  целесообразно 
предпослать  некоторые  сведения  по  ладонной  топографии  и  анатомии  (рис. 
1). 
 
Рис. 4. Схема  ладонной  топографии  (А),  ладонных  полей, 
трирадиусов, линий и узоров (В) (модификация по Cummins, Midlo, 1943). 
 
А: 1-4 – межпальцевые  промежутки; I-IV – межпальцевые  подушечки; 
Th – тенар;  Н – гипотенар; ph – пястно-фаланговые  сгибательные  складки; 
p.f.t.d. – дистальная  поперечная  сгибательная  складка; p.f.t.p. – 
проксимальная  поперечная  сгибательная  складка; p.f.p. – сгибательная 
складка большого пальца; p.f.c. – запястная сгибательная складка; 
В: 1-13 – ладонные поля; a.b.c.d. – пальцевые трирадиусы; A, B, C, D – 
главные  ладонные  линии; t, t′, t′′ - карпальный,  промежуточный  и 
центральный осевые трирадиусы. 
 
Дистально  ладонь  ограничена  пястно-фаланговыми  сгибательными 
складками p.t.m. – p.h., а  проксимально – запястной  или  браслетной 
 
59

сгибательной складкой p.f.c. 
Вокруг центрального углубления ладони располагаются шесть ладонных 
подушечек:  у  основания  большого  пальца – тенар (Th), на  проксимально-
ульнарном  крае  ладони – гипотенар  (Н),  а  проксимально  от 1, 2, 3, 4 
межпальцевых  промежутков  лежат I, II, III и IV межпальцевые  подушечки. 
Практически Т и I межпальцевая подушечка – это единственное возвышение, 
ограниченное  постоянно  присутствующей  на  ладони  сгибательной  складкой 
большого пальца (p.f.p.). 
Из  постоянных  сгибательных  складок  ладони,  которые  иногда 
используют как отметку в описании кожных гребешков используют еще две: 
дистальную  поперечную  сгибательную  складку (p.f.t.d), которая  образуется 
от  сгибания III-V пальцев  и  ограничивает  проксимально III и IV 
межпальцевые  подушечки,  и  проксимальную  поперечную  сгибательную 
складку (p.f.t.p.), идущую  наклонно  от I межпальцевого  промежутка  по 
направлению к проксимально-ульнарному краю ладони. 
Пальцевые трирадиусы, главные ладонные линии, ладонные поля 
Трирадиусом  называется  место  или  точка,  где  сходятся  три  различно 
направленные  системы  папиллярных  линий.  На  ладонях  человека,  как 
правило, имеются четыре пальцевых трирадиуса – a, b, c, d – у основания II-V 
пальцев. 
Два 
их 
дистальных 
радианта 
охватывают 
основание 
соответствующего  пальца,  так  называемое  пальцевое  поле.  Третьи 
проксимальные радианты, иначе – главные ладонные линии A, B, C, D, идут 
по ладони, варьируя в своих окончаниях (рис. 5). 
Для интерпретации окончаний главных ладонных линий ладонь условно 
делится  на 14 ладонных  полей,  начиная  от  Т  (поле I) и  кончая I 
межпальцевым  промежутком  (поле 13). Поле 2 относится  к  небольшому 
треугольному  участку  между  Th и  Н  в  карпальной  области  ладони.  Поле 3 
соответствует  гипотенарной  области.  Если  линия  А  входит  в  гипотенарный 
узор,  то  ее  окончание  записывается  как 3h. Цифрой 4 отмечается 
 
60

ограниченный  участок  середины  ульнарного  края  ладони.  Дистальная 
половина  этого  края  делится  на  две  части – участок  от  середины  до  ДПСС 
обозначается цифрой 5, от названной складки до мизинца – цифрой 5. Поля 7, 
9 и 11 соответствуют 4, 3 и 2 межпальцевым промежуткам. Поля 6, 8, 10 и 12 
находятся у основания V, IV, III и II пальцев (пальцевые поля).  
Прежде  чем  прослеживать  направление  и  окончание  какой-либо 
ладонной линии, необходимо правильно выбрать кожный гребешок, берущий 
свое начало от трирадиуса и принимаемый за эту линию. Прилагаемая схема 
показывает, что выбор такого гребешка не представляет трудностей (рис. 5). 
                
 
Рис. 5. Схема  пальцевых  трирадиусов,  иллюстрирующая  выбор 
проксимальных радиантов. 
 
В  редких  случаях  (на  схеме  К, I, Р),  когда  от  трирадиуса  отходят  два 
равноправных  гребешка,  за  главную  ладонную  линию  следует  принимать 
радиально расположенный гребешок. 
Прослеживать  главные  ладонные  линии  рекомендуется  с  помощью 
лупы  большого  диаметра (5-6 см)  и  обычной  препаровальной  иглы. 
 
61

Трирадиус  и  линию  можно  прочерчивать  простым  карандашом  или 
чертежным пером тушью. Окончание главных ладонных линий записывают 
в  порядке D, С,  В,  А  в  виде  формулы,  где  цифрой  обозначаются  поля,  к 
которым направляются линии. 
Нередко  запись  окончаний  главных  ладонных  линий  бывает 
затруднительной.  Четыре  пальцевых  трирадиуса  и  идущие  от  них  главные 
ладонные  линии  всегда  есть  на  ладонях  человека.  Лишь  иногда  трирадиус 
«с» (исключительно  редко  другие  трирадиусы)  вместе  со  своим 
проксимальным радиантом может отсутствовать, что в формуле отмечается 
цифрой  ноль  (рис. 6,1). Редукция,  обрыв  линии  С  обозначается  знаком  Х 
(рис. 6,2). Если  линия  С  возвращается  и  соединяется  сама  с  собой  или  с 
одним  из  дистальных  радиантов  трирадиуса  «с»,  то  это  в  формуле 
записывается цифрой 8 (рис. 6,3). 
 Кроме  постоянных  пальцевых  трирадиусов,  на  ладони  иногда 
встречаются  добавочные  межпальцевые  или  нижние  трирадиусы, 
расположенные  обычно  проксимально  от  трирадиусов  «а»  и «d» (реже — 
«b»  и  «с»).  Один  их  радиант  идет  в  соответствующий  межпальцевый 
промежуток,  а  два  других – в  радиальном  и  ульнарном  направлениях. 
Радианты  этих  трирадиусов  отмечаются  в  формуле  двойной  записью.  На-
пример, если линия D соединяется с радиантом дополнительного трирадиуса 
и  идет  далее  в  поле 11, тогда  запись  в  формуле  имеет  вид 11/7 (рис. 6, 4). 
Если линия D идет в поле 7, а все три радианта дополнительного трирадиуса 
имеют самостоятельное окончание, то цифры в формуле отделяются тире и 
запись  имеет  вид 11-7 (рис. 6,5). То  же  правило  применяется  в  отношении 
линии А (рис. 6,5). 
Часто главные ладонные линии соединяются друг с другом полностью 
или частично. При полном соединении линии D с С запись в формуле имеет 
вид 8.6.–.–. (рис. 6,6); D с  В 10.–.6. (рис. 6,1); D с  А 12.–.–.6. (рис. 6,7). 
 
62


Соединение  линии  С  с  В  записывается  как –.10.8.– (рис. 6,5). Частичное 
соединение линий или раздвоение одной из них записывается в формуле  
 
Рис. 6. Схема вариаций в записях формул главных ладонных линий 
            1) 10.0.6.5”; 2)  11(10).Х.7(6).5”; 3)  10.8.6/7.3; 4)  11/7. 9.7.3h; 
            5)  11 – 7.10.8.5’ – 11; 6)  8.6.5’.3; 7) 12.0 id 0.6; 8) 10/9.7.6.5”. 
двумя  цифрами,  разделенными  наклонной  линией.  Например,  частичное 
соединение линий D и В может быть записано как 10/9 (рис. 6,8) и 7/6 (рис. 
6,3).  Третьим  примером  соединения  линий  является  случай,  когда  линии 
отделяются друг от друга не более, чем двумя гребешками. Подобные случаи 
в формуле отмечаются также двойной цифрой, причем одна из них ставится 
 
63

в  скобках.  Если,  например,  близко  друг  от  друга  следуют  линии D и  С, 
формула  имеет  вид 6(8).5”(6).–.–.; если  рядом  проходят  линии D и  В  (рис. 
6,2), формулы записываются 11(10).Х.7(6).5”. 
Следует  отметить  также  случаи  смещения  трирадиусов.  Иногда 
трирадиусы  «с»  и  «Ь»  отсутствуют  одновременно,  а  вместо  них  в  третьем 
межпальцевом  промежутке  находится  межпальцевый  трирадиус,  что  в 
формуле  отмечается  знаком id, а  формула  имеет  вид 12.0 id 0.6 (рис. 6,7). 
Нередко  встречается  смещение  пальцевых  трирадиусов  в  радиальном, 
ульнарном и дистальном направлениях. В связи с большой вариабельностью 
имеются десятки формул разнообразных главных ладонных линий. 
Осевые трирадиусы 
Помимо  пальцевых  и  межпальцевых  трирадиусов,  на  ладонях  имеются 
еще  и  осевые  трирадиусы,  расположенные  между Th и  Н,  главным  образом 
по продольной оси четвертого луча (рис. 1). Осевой трирадиус, лежащий близ 
запястья,  где  сходятся  три  системы  папиллярных  линий – тенарная, 
гипотенарная  и  карпальная – называется  карпальным  трирадиусом  и 
обозначается символом t. Дистально в центре ладони находится центральный 
осевой трирадиус (t′′), а между t и t′′4 – промежуточный t′. 
При затруднении в интерпретации осевых трирадиусов Гейпель (Geipel, 
1961) предлагает определить угол между пальцевыми трирадиусами “а” и “d” 
и  осевым  трирадиусом  (∠atd).  Если  ∠atd  меньше 40°,  то  осевой  трирадиус 
следует считать как t, при угле от 41° до 60° – как t′, а больше 61° - t′′. 
Случаи отсутствия осевых трирадиусов в формуле отмечаются знаком 0 
(ноль).  Если  карпальный  край  ладони  плохо  пропечатался  и  определение 
сделать  затруднительно,  то  в  формуле  ставится  знак  вопроса (?). При 
отсутствии  браслетной  системы  гребней t не  выражен,  а  гребни Th и  Н 
расходятся,  как  бы  образуя  трирадиус,  такой  рисунок  обозначается  с 
символом Р (Parting). 
 
64

Ладонные узоры 
Папиллярные  узоры  ладоней  располагаются  на  пяти  ладонных 
возвышениях  и  записываются  в  виде  формулы  ладонных  узоров  в 
последовательности: Н, Th, I, II, III и IV межпальцевые подушечки (рис. 4). 
Г и п о т е н а р .  Кожный  рельеф  Н  чаще  всего  представлен  системой 
дуговых папиллярных линий, идущих несколько наклонно к продольной оси 
ладони  и  открытых  в  ульнарную  сторону  (Аu).  В  очень  редких  случаях  при 
смещении t на  ульнарный  край  ладони  дуги  открыты  радиально  (Аr),  а  при 
наличии  t′′ – карпально  (Аc).  реже  кожные  гребешки  Н  образуют  рисунок  в 
виде  завитков,  петель  и  Т-образных  узоров.  Завитки  характеризуются 
концентрическими  идущими  гребешками  и,  как  правило,  сопровождаются 
тремя  трирадиусами.  Петли,  как  и  дуги,  в  зависимости  от  того,  в  какую 
сторону открываются, обозначаются Lr, Lu, Lc. Если завиток или петля имеют 
не  более  восьми  гребешков,  в  формуле  их  можно  записывать  маленькой 
буквой (w, l). Т-образные  узоры – это дуги,  имеющие  трирадиус,  у  которых 
один из радиантов редуцирован. В формуле они записываются знаками Tr, Tu, 
Tc. Очень редко на Н идут гребешки по прямой линии, не образуя дуги, что 
обозначается символом 0. Знак V обозначает следы узора. 
Т е н а р / I  (Th/I). Узор  кожных  гребешков  на Th и I межпальцевой 
подушечке в записях всегда отмечается вместе. Чаще папиллярные линии не 
образуют  здесь  рисунка  и  имеют  вид  дуги,  открытой  в  сторону  большого 
пальца,  что  в  формуле  отмечается  знаком 0. Когда  же  гребешки  образуют 
узор,  то  последний  в  преобладающем  большинстве  представлен  петлей, 
открытой карпально (LС) на Т, радиально (LТ) на I межпальцевой подушечке. 
В записи знаки отделяются наклонной линией и сначала записывается узор на 
Т,  затем  на I. Рисунок  может  быть  или  только  на T – LC/0,  или  на I 
межпальцевой  подушечке – 0/Lr,  или  одновременно  на  обоих – LC/Lr.  Если 
петля узкая и с небольшим количеством гребешков, то ставится знак l. Следы 
узоров  отмечаются  символом V. Завитки (W) и  спирали (S) встречаются  на 
 
65

Т/I очень редко. 
I I ,   I I I   и   I V   м е ж п а л ь ц е в ы е   п о д у ш е ч к и .  Папиллярные 
узоры в дистальной области ладони находятся между трирадиусами “а” и “b” 
(II), “b” и “с” (III), “с” и “d” (IV). Если кожные гребешки не образуют рисунок 
на  той  или  иной  межпальцевой  подушечке,  то  в  записи  ставится  символ 0. 
Знаком  М  обозначают  зону  гребней,  которые  локализуясь,  расходятся 
дистально; знаком V – эллипсоидную группу гребней, следы узора. Буквой L 
отмечается  большая  петля,  охваченная  главной  ладонной  линией  без 
дополнительного трирадиуса, буквой l - маленькая петля. Символ D означает 
большую  петлю,  которая  сопровождается  дополнительным  межпальцевым 
трирадиусом, независимым от главной ладонной линии или связанным с ней; 
d – маленькая  петля,  связанная  с  дополнительным  трирадиусом.  Поскольку 
межпальцевые  трирадиусы  чаще  встречаются  ниже  пальцевых  трирадиусов 
“а” и “d”, то петли D и d отмечаются в преобладающем большинстве II и IV 
межпальцевых подушечках. 
Петли в дистальной области ладони всегда открыты дистально. Завитки 
составляют  исключительное  явление.  В  формуле  последовательно 
отмечаются  узоры  на II, III и IV межпальцевых  подушечках.  Очень  редко 
встречаются  случаи,  когда  все  шесть  ладонных  подушек  заняты  рисунком 
кожных гребешков. 
Пальцы рук 
О т п е ч а т к и  
к о н ц е в ы х  
ф а л а н г  
п а л ь ц е в . 
Первая 
классификация  пальцевых  узоров,  предложенная  Гальтоном,  включала  три 
основных узорных типа (рис. 4А): завиток (whorl), петлю (loop) и дугу (arch). 
Такая  трехтипная  классификация  пальцевых  узоров  недостаточна  для 
персональной идентификации и для некоторых биологических исследований, 
где  необходим  более  тонкий  анализ  рисунков  кожных  гребешков.  поэтому 
вскоре  эти  три  типа  пальцевых  узоров  были  детализированы  самим 
Гамильтоном,  а  позднее  многими  другими  исследователями.  но  из  всех 
 
66

предложенных классификаций наиболее широко используется система Генри 
(Henry, 1934) которая включает четыре узорных типа: дуги, петли, истинные 
завитки и сложные, или составные, узоры. 
Д у г и . Простая дуга (А) не имеет трирадиусов (или дельты) и состоит 
из гребней, пересекающих поперек пальцевую подушечку и слегка выпуклых 
дистально.  Т-образная  (Т)  имеет  трирадиус,  два  краевых  радианта  идут  в 
ульнарном и радиальном направлениях, а дистальный радиант обрывается и 
вокруг  него  обходят  гребни  в  виде  дистально  вытянутой  дуги,  образуя 
дистальную трансверзальную систему. 
П е т л и  имеют одну дельту. Это полузамкнутый узор, в котором кожные 
гребешки  начинаются  от  одного  края  пальца,  идут,  изгибаясь  дистально,  к 
другому краю, но, не доходя до него, возвращаются к тому краю, от которого 
начинались.  Дистальный  радиант  петли,  окаймляя  поле  узора  (центральный 
узор), образует голову петли. Петля – открытый узор. Если она открывается в 
радиальную сторону, то называется радиальной (Lr или R), если в ульнарную 
–  ульнарной  петлей (Lu  или U). Краевой  радиант  петли  всегда  находится  на 
противоположном от входа петли пальца. 
И с т и н н ы е   з а в и т к и  (W) имеют две дельты. Это замкнутая фигура, 
в  которой  папиллярные  линии  идут  концентрически  вокруг  сердцевины 
узора.  Последняя  может  быть  в  виде  островка,  короткого  прямого  гребня, 
маленького  кружочка  или  эллипса  и  т.д.  Истинные  завитки  чаще  всего 
представлены  кольцевыми,  эллипсоидными  и  спиральными  рисунками  (рис. 
3).  В  завитках  сильно  варьирует  объем  самого  узора,  форма  и  объем 
сердцевины, направление и соединение узорных радиантов. 
С о с т а в н ы е ,   и л и   с л о ж н ы е ,   у з о р ы .  Составной  узор  имеет 
два  и  более  трирадиуса  и  составлен  из  двух  и  более  простых  рисунков. 
Сложные  узоры  и  истинные  завитки  входят  в  класс  завитков,  по  Гальтону. 
Сложные  узоры  представлены  четырьмя  основными  типами:  центральные 
карманы, латеральные карманные петли, двойные петли и случайные узоры. 
 
67

Центральный  карман  представлен  небольшим  завитком,  лежащим 
внутри узорного поля вида петли. От завитка этот узор отличается тем, что в 
нем  радианты  двух  дельт  не  встречаются.  Центральный  карман  может  быть 
радиальным или ульнарным в зависимости от того, куда открывается петля. 
Латеральная  карманная  петля  и  двойная  петля – морфологически 
близкие  узоры,  так  как  оба  составлены  из  двух  соединительных  петель. 
Отличия между ними заключаются в том, что в случае двойной петли обе они 
открываются в разные стороны, а в случае латеральной карманной петли – в 
одну строну. Случайный узор образуется комбинацией двух и более обычных 
узорных типов, например, завитком и петлей, Т-образной дугой и петлей. 
Не всегда пальцевые узоры укладываются в выше описанные стандарты 
основных  четырех  узорных  типов.  Между  ними  имеется  много  переходных 
узоров. Например,  имеется петля с дополнительным небольшим рисунком  в 
ее узорном поле. Считать ли узор просто петлей или центральным карманом, 
который  относится  в  графу  завитков?  Если  дельта  внутреннего  рисунка 
хорошо выражена, то этот узор следует считать центральным карманом, при 
невыраженной дельте – петлей. Еще пример: узор имеет один или два слабо 
выраженных трирадиуса и похож на маленькую петлю при одном трирадиусе 
или на очень редуцированный завиток при двух трирадиусах. К какому типу 
узора  их  отнести?  Здесь  имеет  значение  подсчет  количества  кожных 
гребешков. Если внутри петельки или завитка не более 1-2 гребешков, то этот 
узор можно отнести к классу дуг. 
Записываются  пальцевые  узоры  в  виде  формул,  в  которых  пальцы 
ставятся  в  определенной  последовательности.  Так,  Гальтон (Galton, 1895) 
предложил производить запись слева направо, начиная с V пальца левой руки 
и  кончая V пальцем  правой  руки: V, IV, III, II, I, I, II, III, IV, V. Уайлдер 
(Wilder, 1818) рекомендовал  записывать  пальцевые  узоры  в  виде  дроби 
V
 
IV,
 
III,
 
II,
 
I,
.  Причем  в  числителе – пальцы  правой  руки,  в  знаменателе – 
V
 
IV,
 
III,
 
II,
 
I,
левой.  П.С. Семеновский (1923, 1927) записывал  формулы  пальцев  в  одну 
 
68

строчку, но в иной последовательности: I, II, III, IV, V – пальцы правой руки, 
затем I, II, III, IV, V – пальцы левой руки. 
Пример: на правой руке дуга отмечена на II пальце, радиальная петля – 
на III, ульнарная петля – на V и завитки – на I и IV; на левой руке ульнарные 
петли – на II, III и IV пальцах,  а  завитки – на I и IV. Тогда  формулы 
соответственно  будут  иметь  вид: UWUUWWARWU (Гальтон);  WARWU  
WUUWU
(Уайлдер); WARWU WUUWU (Семеновский). 
В  тех  случаях,  когда  одновременно  имеются  отпечатки  ладоней  и 
пальцев,  пальцевую  формулу  удобно  записывать  вслед  за  ладонной  сначала 
для  левой  руки  в  последовательности I, II, III, IV и V пальцы,  затем  для 
правой в той же последовательности. 
 
2.2.2. Методы определения функционального состояния гипоталамо-
гипофизарно-адренокортикальной и гипоталамо-гипофизарно-гонадной 
систем    
О 
функциональной 
активности 
гипоталамо-гипофизарно-
адренокортикальной системы допустимо судить по уровню периферического 
гормона – кортизола,  так  как  его  содержание  зависти  от  активности 
аденотропоцитов  гипофиза  и  кортиколиберинпродуцирующих  клеток 
гипоталамуса, 
а 
гипоталамо-гипофизарно-гонадной - по 
уровню 
периферических  половых  гормонов - эстрадиола  (Э)  и  тестостерона  (Т), 
поскольку  концентрация  последних  зависит  от  секреции  гонадотропина, 
продуцируемого 
аденогипофизом 
и 
люлиберина, 
продуцируемого 
нейросекреторными  клетками  гипоталамуса.  Для  измерения  кортизола, 
эстрадиола 
и 
тестостерона 
в 
слюне 
человека 
использовали 
высокочувствительный конкурентный иммунологический метод.  
 
69

2.2.2.1. Методика определения уровня кортизола в слюне 
Кортизол 
в 
слюне 
определяли 
методом 
твердофазного 
иммунологического анализа. 
Кортизол - стероидный  гормон  с  молекулярным  массой 362 г/моль. 
Количественное 
определение 
уровня 
кортизола 
в 
крови 
имеет 
диагностическое  значение  при  оценке  функционирования  системы 
гипоталамус - гипофиз - кора надпочечников.  
Принцип  работы  набора  состоит  в  следующем.  В  лунках,  при 
добавлении  исследуемою  образца  и  конъюгата  кортизол-пероксидаза  во 
время  инкубации  устанавливается  равновесие  между  конъюгатом  и 
эндогенным  кортизолом  сыворотки  слюны  за  связывание  с  антителами, 
иммобилизованными  на  внутренней  поверхности  лунок.  При  удалении 
содержимого  из  лунок  происходит  разделение  свободного  и  связанного 
антителами кортизола и коньюгата кортизол-пероксидаза. причем количество 
связанного  антителами  конъюгата  обратно  пропорционально  количеству 
кортизола в образце сыворотки слюны. 
Во  время  инкубации  с  сигнальным  реагентом  в  лунках  происходит 
испускание квантов света. Интенсивность, свечения прямо пропорциональна 
количеству  связанного  антителами  конъюгата  кортизол-пероксидаза.  После 
измерения  интенсивности  свечения  раствора  в  лунках  на  основании 
калибровочной  кривой  рассчитывается  концентрация  кортизола  в 
определяемых образцах. 
 
2.2.2.2. Определение уровня эстрадиола и тестостерона в слюне 
Для  измерения  уровня  эстрадиола  и  тестостерона  в  слюне  человека 
использовали  высокочувствительный  конкурентный  иммунологический 
метод,  основанный  на  конкуренции  эстрадиола  и  тестостерона, 
содержащегося  в  образце,  с  эстрадиолом  и  тестостероном,  меченным 
пероксидазой  хрена  (конъюгат),  за  ограниченное  число  связывающих 
 
70

центров - специфичных  антител:  на  эстрадиол - кроличьи  антитела  к 
ослиному  глобулину  и  тестостерон - бараньи  антитела  к  мышиным 
глобулинам.  Влияние  глобулина,  связывающего  половой  гормон, 
нейтрализуется  использованием  соответствующего  смещающего  агента. 
Антитела  присутствуют  в  жидкой  фазе  (реагент  для  анализа)  и 
захватываются  во  время  инкубации  вторым  антителом  (ослиный Ig 
кроличьим антителам и мышиный Ig к бараньим антителам), нанесенным на 
лунки. Количество конъюгата, севшего на лунку к концу инкубации, обратно 
пропорционально  концентрации  эстрадиола  или  тестостерона  в  образце.  В 
конце  инкубации  несвязавшийся  конъюгат  удаляется  отсасыванием  и 
промывкой  лунок  при  помощи  устройства  для  промывки  Амерлайт. 
Пероксидазная  активность  связанного  конъюгата  измеряется  по  реакции 
усиленной  люминесценции.  Для  инициирования  реакции  испускания  света  в 
лунки добавляется сигнальный реагент, содержащий люминогенные субстраты 
(производную  люминола  и  соль  перкислоты)  и  усилитель.  Усилитель 
(замещенный  фенол)  увеличивает  интенсивность  света  и  продлевает  его 
испускание. Световые сигналы считываются анализатором Амерлайт. 
 
2.2.3. Методы исследования функционального состояния 
центральной нервной системы 
Функциональное  состояние  ЦНС  оценивали  по  следующим  тестам: 
реакция  на  цветовые  раздражители  и  движущийся  объект  с  помощью 
компьютерного  прибора  «Мир».  Одними  из  объективных  критериев 
функционального  состояния  ЦНС  является  время  зрительно-моторной 
реакции  (ВЗМР),  характеризующее  скорость  протекания  процессов 
торможения  и  возбуждения  в  ЦНС,  способность  к  дифференцировочному 
торможению и точность выполняемой работы (Губарева Л.И., 2001). 
Реакция  на  цветовые  раздражители - оценка  быстроты  и  точности  
ответных  реакций  на  различные  раздражители.  Программа  позволяет 
 
71

определить скорость и точность сложных сенсомоторных реакций, скорость 
формирования  двигательных  навыков,  а  также  объем,  точность  и 
помехоустойчивость  оперативной  памяти.  Сенсомоторные  реакции - это 
ответные  действия  человека  на  различные  стимулы,  воспринимаемые 
органами  чувств.  В  наших  исследованиях  тестировалась  сложная 
сенсомоторная  реакция,  при  этом  предъявлялось  два  цветовых  сигнала - 
красный и зеленый, на каждый из которых испытуемый должен был отвечать 
определенным, заранее известным движением.  
Время  реакции - важный  показатель  функционального  состояния 
центральной  нервной  системы.  Количество  ошибок  позволяет  судить  о 
степени развития дифференцировочного торможения (табл. 3). 
Таблица 3 
Критерии оценки функционального состояния центральной нервной 
системы 
Показатели 
Очень 
Удовлет-
Очень 
Плохо 
Хорошо 
Отлично
плохо 
ворительно 
хорошо 
Время зрительно-
350 - 
200 – 
моторной реакции,  >= 400 
300 – 350  250 - 300 
<
400 
250 
 200 
мс 
Количество 
>
ошибок 
= 6 
4 - 5 




 
При  проведении  обследования  по  методике  реакция  на  движущийся 
объект  (табл. 4), испытуемый  должен  нажимать  кнопку  ДВИЖ  на  пульте 
управления  в  момент  времени,  когда  движущаяся  метка  совмещается  с 
неподвижной. Тест предъявляется до 20-ти пересечений подвижной метки с 
неподвижной. 
Таблица 4 
Реакция на движущийся объект 
 
 
Очень 
Удовлет-
Очень 
Плохо 
Хорошо 
Отлично 
плохо 
ворительно
хорошо 
Количество 
0 - 3 
3 - 6 
6 – 8 
8 – 11 
11 - 15 
>
попаданий 
 15 
 
72

2.2.4. Методы исследования психического статуса 
 
2.2.4.1. Методика определения уровня невротизации и психопатизации 
В  институте  им.  В.М.Бехтерева  были  разработаны  и  опубликованы 
несколько  брошюрных  вариантов  адаптированного  текста MMPI. На  базе 
утверждений MMPI была  создана  новая  дифференциально-диагностическая 
шкала – методика  определения  уровня  невротизации  и  психопатизации – 
УНП (Е.Ф.Бажин с соавт., 1979). 
По сравнению с другими психологическими методиками УНП имеет ряд 
преимуществ:  занимает  мало  времени,  прост  в  обработке,  результат 
обследования не определяется установкой исследуемого, так как при оценке 
полученных  данных  учитывается  не  содержание  утверждений,  а  лишь  их 
дискриминантное значение. 
Оценки, не выходящие за пределы от – 10 до + 10 по шкале невротизации и 
от – 5 до + 5 по  шкале  психопатизации  попадают  в  зону  неопределённого 
диагноза,  если  оценка  выходит  за  эти  пределы,  то  может  быть  принято 
соответствующее диагностическое решение. Сочетание невысоких (до +20), но 
положительных оценок по шкале невротизации с отрицательными оценками по 
шкале  психопатизации  является  настораживающим  фактором.  Испытуемые  с 
такими  оценками  диагностируются  как  личности  с  нарушениями  нервно-
психологического  состояния,  эмоционально  лабильные,  импульсивные,  с 
нарушениями  адаптации  к  условиям  жизни  в  группе,  то  есть  наличие 
психопатических  черт  характера  не  даёт  возможности  приспособиться  к 
трудным  условиям  работы,  жизни  и  эта  неадекватность  проявляется  в 
конфликтности  и  стимулирует  развитие  у  субъекта  невроза.  Повышенные 
отрицательные  оценки  по  шкале  психопатизации  оказались  взаимосвязаны  с 
проявлениями различных форм и степеней акцентуации. 
УНП  предназначен  для  экспресс-диагностики,  практической  и 
исследовательской  работы  в  области  психогигиены  и  психопрофилактики 
 
73

заболеваний,  связанных  с  определённой  спецификой  условий  окружающей 
среды,  жизни  и  некоторыми  особенностями  труда,  в  частности 
невротических состояний и психопатических декомпенсаций. 
 
2.2.4.2. Методика определения уровня тревожности 
Суть  методики  «Шкала  тревожности»  состоит  в  том,  что  школьник 
оценивает  не  наличие  или  отсутствие  у  себя  каких-либо  переживаний, 
симптомов  тревожности,  а  ситуацию  с  точки  зрения  того,  насколько  она 
может  вызвать  тревогу.  Преимущество  шкал  такого  типа  заключается,  во-
первых,  в  том,  что  они  позволяют  выявить  области  действительности, 
объекты, являющиеся для школьника основными источниками тревоги, и, во-
вторых,  в  меньшей  степени,  чем  другие  типы  опросников,  оказываются 
зависимыми от особенностей развития у учащихся интроспекции. 
Бланк  методики  содержит  инструкцию  и  задания,  что  позволяет 
проводить ее в группе. Методика включает ситуации трех типов:  
1) ситуации, связанные со школой, общением с учителями; 
2) ситуации, актуализирующие представление о себе; 
3) ситуации общения.  
Соответственно,  виды  тревожности,  выявляемые  с  помощью  данной 
шкалы, обозначены так: школьная, самооценочная, межличностная. Данные о 
распределении пунктов шкалы представлены в приложении. 
Подсчитывается  общая  сумма  баллов  отдельно  по  каждому  разделу 
шкалы  и  по  шкале  в  целом.  Полученные  результаты  интерпретируются  в 
качестве  показателей  уровней  соответствующих  видов  тревожности, 
показатель по всей шкале - общего уровня тревожности (Рогов Е.И., 1995).  
 
2.2.4.3.  Методика определения адекватности самооценки  
В  основе  «Методики  адекватности  самооценок»  лежит  сопоставление 
самооценок  испытуемыми  различных  свойств  своей  личности  в 
 
74

количественном  выражении  с  оценками  тех  же  параметров  личности, 
даваемых  компетентным  экспертом - классным  руководителем  или 
воспитателем,  хорошо  знающим  всех  учеников  класса  (В.С.Чудновский, 
1991). С этой целью учащимся раздавали бланки опросника, содержащего 22 
пары  альтернативных  признака,  которые  после  соответствующего 
инструктажа оценивали в баллах степень выраженности каждого признака (0, 
1, 2, 3 балла).  Таким  же  образом  и  независимо  от  учащихся  бланки  на 
каждого  испытуемого  заполняются  экспертом.  Обработка  результатов 
включала  определение  величины  самооценки  каждого  параметра  личности 
(С),  равной  алгебраической  сумме  баллов  по  альтернативным  признакам 
каждой пары; определение величины экспертных оценок (ЭО), производимое 
аналогичным  образом,  и  вычисление  алгебраической  разницы (d). 
Адекватность самооценки (АСО) определяли по формуле:   
 АСО = - 132 − ∑[d]     ,  где  Σ - знак  суммирования,  а  цифра 132 - 
132
максимальная  сумма баллов при оценке 22 пар признаков. При вычислении 
Σ[ d ] знаки (+) и (-) перед числовыми значениями опускаются.          
 
2.2.5.  Измерение индивидуальной минуты 
   
Индивидуальную  минуту  (ИМ)  определяли  по  методу  Ф.Халберга (1969). 
По  данным  автора  метода  величина  ИМ  является  достаточно 
информативным  тестом.  У  здоровых  людей  величина  ИМ  является 
относительно  стойким  показателем.  У  лиц  с  высокими  способностями  к 
адаптации ИМ превышает минуту физического времени, у лиц с невысокими 
способностями  к  адаптации  ИМ  равна  в  среднем 47,0-46,20 с,  у  хорошо 
адаптирующихся - 62,90-69,71 с  (Н.И.Моисеева,1991).  По  данным 
Л.И.Губаревой (1994), Л.И.Губаревой, А.А.Колесниковой (1995) по величине 
ИМ можно судить не только о степени адаптации, но и  также о наступлении 
утомления у учащихся.  
 
75

Суть  метода  заключается  в  следующем:  по  команде  экспериментатора 
испытуемый  начинает  про  себя  счет  секунд  (от 1 до 60). Цифру 60 
испытуемый  произносит  вслух.  С  помощью  секундомера  фиксируется 
истинное  время.  Для  надежности  ИМ  определяют 2-3 раза.  Средний 
показатель заносится в протокол. 
 
2.2.6. Методы статистической обработки результатов исследования   
 
2.2.6.1. Формулы, индексы для обработки дерматоглифов 
Как  было  сказано  выше,  признаки  дерматоглифики  записываются 
формулами,  однако  они  громоздки  и  непригодны  для  обработки  материала. 
Для удобства созданы суммарные характеристики, индексы, графики. 
Формулы  главных  ладонных  линий  показывают  начало,  направления  и 
окончания линий ABCD в том или ином ладонном поле. 
В  групповых  исследованиях  пальцевых  отпечатков  используется 
количественное значение узоров, так называемый гребневой счет. 
 
Рис. 4. Схема  подсчета  гребешков  от  дельты  до  центра  узора 
(модификация по Cummins, Midlo, 1961) 
Подсчет  гребешком  проводится  следующим  образом.  Линейкой 
соединяется  центр  узора  с  одной  из  дельт,  карандашом  проводится  прямая 
линия и подсчитывается количество гребешков, отрезков гребешков и точек, 
 
76

которые  касаются  этой  линии.  В  подсчет  не  входят  ни  гребень,  ни  центр 
узора. Поскольку дуги не имеют дельт, то при подсчете количества гребешков 
обозначается  знаком 0. В  завитке  гребешки  подсчитываются  с  той  стороны, 
где их больше, если центр смещен, если нет, о подсчет ведется от двух дельт. 
Форма  записи  гребневого  счета  может  указывать  на  тип  узора.  Так, 
гребневой счет ульнарных петель записывается как 15 – 0, 18 – 0 и т. д. Для 
радиальных петель, наоборот, цифра ставится справа  0 – 15, 0 – 18, 0 – 12 и 
т.  д.  Запись  завитков  имеет  вид 13 – 15, 15 – 18 (здесь  отмечен  подсчет  от 
двух дельт), запись дуг 0 – 0. 
Гребневой счет дает количественную оценку узорного размера. Сумма 
количественных значений всех пальцев обеих рук выражает количественное 
значение  данного  индивида.  В  среднем  количественное  значение  пальца 
равно 15-20 гребешкам. 
Количественное значение – объективный признак. Оно не изменяется с 
возрастом,  и  в  этом  его  преимущество  перед  прямым  измерением  между 
дельтой и центром узора.   
Важным  качественным  признаком  является  величина  ∠ atd, образуемого 
при соединении линиями пальцевых трирадиусов а и d и осевого трирадиуса t. 
Анализ  материала  производится  путем  количественного  подсчета  и 
вычисления 
процента 
встречаемости 
того 
или 
иного 
признака 
дерматоглифики. Для получения достоверности полученных величин можно 
применять формулу 
m(P)
P(100 − P)
= ±

−1
где Р – процент признака, m(Р) – его ошибка. 
Степень достоверности определяется с помощью критерия 
N P N P 
N P N P ⎞ N
1 1
2 2
1 1
2 2
1
2
=
100 −

N


N

⎟ N
1
2

1
2
⎠ 1
2
где  Р1  и  Р2 – проценты  встречаемости  данного  признака,  а  N1  и  N2 – 
число пальцев или ладоней в исследуемых группах. 
 
77

Подсчет  количества  пальцевых  узоров  на  концевой  фаланге,  а  также 
между пальцевыми трирадиусами производится по формуле 
a2
σ
σ = ±
= ±
⋅ ± 
−1
n
где М – средняя величина. 
 
2.2.6.2. Статистическая обработка результатов исследования 
Результаты экспериментов подвергались вариационно-статистической 
обработке  в  соответствии  с  принципами,  изложенными  в  работах  Бейли H. 
(1962),  Каминского Л.С. (1964) и  Лакина Г.Ф. (1990). 
Вариационные ряды, полученные в эксперименте, характеризовали по 
следующим  показателям:  средняя  арифметическая  величина  (М);  
квадратическое  отклонение  (δ);  ошибка  средней  арифметической  величины 
или средняя квадратическая ошибка (m). 
Вычисляя  показатель  существенной  разности (t) и  учитывая  число 
измерений по таблице t - распределения Стьюдента,  определяли вероятность 
различий  (Р).  Различие  считалось  статистически  достоверным,  начиная  со 
значений  Р < 0,05. В  этом  случае  правильность  вывода  о  существовании 
различий  величин  может  быть  подвержена  более,  чем  в 95% случаев. 
Границы  доверительного  интервала  определяли  по  формуле  М+mt,  где t по 
таблице  распределения  Стьюдента  соответствовало  заданному  уровню 
вероятности  Р = 0,05 при  нашем  числе  наблюдений (n+n-2). Это  давало 
возможность  утверждать,  что  вероятность  выхода  истинного значения 
средней арифметической величины за пределы этих границ не превышает 5%. 
Результаты  экспериментов  подвергались  вариационно-статистической 
обработке на компьютере с использованием статистического пакета анализа 
данных в Microsoft Excel - 2000.  
 
 
 
 
78

Глава 3. ОСОБЕННОСТИ 
ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ 
ЦЕНТРАЛЬНОЙ  НЕРВНОЙ  СИСТЕМЫ,  ПСИХИЧЕСКОГО  И 
ЭНДОКРИННОГО 
СТАТУСА, 
ДЕРМАТОГЛИФИЧЕСКОГО 
РИСУНКА 
В 
ПОПУЛЯЦИИ 
ДЕТСКОГО 
НАСЕЛЕНИЯ, 
ПРОЖИВАЮЩЕГО  В  РАЙОНАХ  С  ВЫСОКОЙ    АНТРОПОГЕННОЙ 
НАГРУЗКОЙ 
 
Как уже говорилось, кожные узоры наследственно обусловлены, но тип 
узора,  его  форма,  направление  определяются  не  только    наследственным  
фактором.  В  формировании  типа  узоров,  особенно  на  ладонях,  многие 
исследователи  большое  значение  придают  пренатальным  влияниям,  
сложному 
комплексу 
внутриутробных 
факторов 
иннервации,  
кровоснабжению,  водной насыщенности  эпидермиса и другим, которые еще 
предстоит  выяснить.  Настоящее  исследование  посвящено  изучению 
хронического  влияния  химических  факторов  окружающей  среды  на 
функциональное  состояние  центральной  нервной  системы,  формирование 
психического статуса и дерматоглифического рисунка и возможное участие в 
этом  анаболических  (тестостерон,  эстрадиол)  и  катаболических  (кортизол) 
стероидных гормонов. 
 
3.1. Особенности функционирования центральной нервной системы у 
подростков, проживающих в химически загрязненных районах. 
 
Центральная  нервная  система  (ЦНС)  играет  ведущую  роль  в  процессах 
адаптации  организма  к  изменяющимся  условиям  окружающей  среды. 
Результаты  исследования  функционального  состояния  ЦНС  подростков, 
проживающих  в  экологически  неблагоприятных  условиях,  представлены  в 
таблицах 5-6. 
 
 
79

Таблица 5 
Показатели реакции опережения и реакции запаздывания на движущийся объект, у подростков, 
проживающих в химически загрязненном районе, мс  
 
Контроль 
Опыт 
Возраст 
Мальчики 
Реакция 
Реакция 
Реакция 
Реакция 
Попадания  Пропуски
Попадания 
Пропуски 
опережения  запаздывания 
опережения  запаздывания 
12 
2,43±0,23 0,40±0,13
5,18±0,35  -1,84±0,08 
2,0±0,26 0,90±0,23 
4,02±0,29* 
-2,47±0,15** 
13 
3,44±0,21 0,43±0,15
2,78±0,19  -1,62±0,18  2,16±0,24*** 0,86±0,22*  2,93±0,29 -2,87±0,20*** 
14 
4,98±0,19 0,49±0,16
2,59±0,14  -2,32±0,15  3,25±0,18*** 0,35±0,18***
3,11±0,22 
-1,90±0,18 
16 
4,00±0,31 0±0  2,49±0,14 -0,84±0,25 2,95±0,44* 0,26±0,12* 
3,03±0,26***
-1,91±0,34* 
 
Девочки 
12 
1,72±0,0,24 0,44±0,08
5,32±0,41 
-2,32±0,12 
1,95±0,12 0,60±0,08 4,84±0,42 -2,38±0,40 
13 
4,24±0,32 0,46±0,08
2,68±0,27  -2,12±0,12  1,82±0,28*** 0,64±0,10  3,18±0,24  -2,38±0,18 
14 
4,02±0,25 0,52±0,09
3,16±0,37  -2,32±0,17  1,61±0,27*** 0,57±0,11  3,95±0,39  -2,51±0,21 
16 
5,10±0,18 0 
±0  2,21±0,15 -0,83±0,13 3,5±0,32*** 0,43±0,32 3,37±0,26*** -2,32±0,21*** 
 
Примечание:* - Р<0,05; ** - Р<0,01; *** - Р<0,001. 

 
Таблица 6. 
Время зрительно-моторной реакции (ВЗМР) у подростков, 
проживающих в химически загрязнённом районе 
 
ВЗМР, мс 
Кол-во ошибок на дифференцировку 
Возраст 
Контроль 
Опыт 
Р1 
Контроль 
Опыт 
Р1 
Мальчики (n = 95) 
12 лет 
266,3±18,3 354,6±23,0 
<0,01 1,33±0,23 1,90±0,18 
<0,05 
13 лет 
264,5±9,5 386,5±27,4 
<0,001 1,44±0,24 
2,19±0,31 
<0,05 
14 лет 
291,1±8,6 335,6±18,3 
<0,05 1,24±0,21 
1,65±0,24  >0,05 
16 лет 
209,8±7,8 
258,8±11,2 
<0,001 1,24±0,27 
1,45±0,20  >0,05 
Девочки (n = 117) 
12 лет 
290,0±20,7 366,6±21,5 
<0,05 
2,06±0,31 7,33±0,89 
<0,001 
13 лет 
292,1±12,1 352,7±14,6 <0,01 
2,14±0,42 3,05±0,51 
<0,05 
14 лет 
282,1±7,6 300,1±9,7 >0,05 0,52±0,37 
2,22±0,32 
<0,001 
16 лет 
231,6±23,9 
290,6±13,6 
<0,05 0,90±0,18 
0,99±0,18  >0,5 
 
Примечание: Р1-достоверность различий между опытной и контрольной 
группами. 
 
У подростков, проживающих в условиях химического загрязнения среды, 
достоверно  снижена  точность  выполнения  как  простой,  так  и  сложной 
сенсомоторных  реакций,  о  чем  свидетельствуют  снижение  количества 
попаданий  и  повышение  количества  пропусков  в  реакции  на  «Движущийся 
объект» (табл. 5) и  увеличение  количества  ошибок  на  дифференцировку  в 
тесте «Цветовые раздражители» (табл. 6), достоверно выраженные у девочек, 
проживающих в загрязненном районе, по сравнению с контрольной группой, в 
возрасте 12-14 лет  (Р<0,05-0,001)  и  у  мальчиков  в  возрасте 12, 13 и 16 лет 
(Р<0,05).  Более  того,  увеличение  количества  ошибок  на  дифференцировку  в 
тесте    «Цветовые  раздражители»  свидетельствует  о  нарушении  процессов 
внутреннего торможения. 
При  этом  достоверно  значимо  удлиняется  время  зрительно-моторной 
реакции  (Р<0,05-0,001).  В  совокупности  полученные  данные  допустимо 

расценивать  как  показатель  снижения  функциональной  лабильности 
центральной нервной системы и способности к дифференцировке. 
 Функциональное  состояние  ЦНС  в  значительной  мере  обусловливает 
психолого-эмоциональное  состояние.  Поэтому  нами  с  помощью  тестовых 
методик  определены  уровни  тревожности  и  уровень  невротизации  и 
психопатизации  у  подростков,  проживающих  в  химически  загрязненном 
районе.  
 
3.2. Особенности психического статуса подростков, проживающих в 
районах с высокой антропогенной нагрузкой 
 
Аномальная изменчивость ЦНС сопряжена с личностной и поведенческой 
изменчивостью,  регистрируемой  в  экспериментально-психологических 
исследованиях.  У  подростков,  проживающих  в  химически  загрязненном 
районе, обнаружен более высокий уровень невротизации (табл. 7). Наиболее 
значимые  негативные  сдвиги  выявлены  у  мальчиков 12-13 лет  (Р<0,01)  по 
сравнению  с  таковыми  в  контрольной  группе.  Повышенный  уровень 
невротизации среди девочек был отмечен в 12, 14, 16 лет (Р<0,05).  
У  подростков,  отягощенных  антропогенной  нагрузкой,  наблюдалось 
повышение уровня психопатизации (табл. 7), особенно у мальчиков 12-14 лет 
(Р<0,05)  и  у  девочек 12 и 14 лет  (Р<0,05).  Таким  образом,  у  подростков 
опытной  группы  наблюдается  устойчивая  тенденция  к  негативному 
конституционально-психотипологическому 
дрейфу 
от 
диапазона 
психологической  нормы – акцентуации  к  диапазону  пограничной  аномальной 
личности.  В  структуре  аномальной  личностной  изменчивости  преобладает 
тенденция  к  изменчивости  по  вектору  здоровье – болезнь,  когда  начинают 
преобладать 
расстройства 
невротического 
уровня, 
препятствующие 
полноценной социальной адаптации. 
 
 
82

 
Таблица 7  
Уровень невротизации и психопатизации 
у подростков, проживающих в химически загрязненном районе, баллы 
 
 
Невротизация 
Психопатизация 
Ложь 
    Район 
  
«чистый» «грязный» 
Р 
«чистый» «грязный» 
Р 
«чистый» «грязный» 
Р 
 Возраст 
Мальчики  
12 (89) 
32,184±4,48  14,01±3,54 
<0,01 
5,18±1,45 -1,01±0,32 <0,001 2,22±0,20 3,42±0,17 <0,01 
13 (104) 
30,04±4,45 
17,40±4,54 
<0,05 
5,40±1,75 
0,61±0,48 <0,01 2,16±0,19 2,15±0,17 >0,05 
14 (86) 
45,74±3,44 
29,91±3,56 
<0,01 
-2,29±0,84 
-3,64±1,47 >0,05 2,03±0,21 2,32±0,18 >0,05 
16 
(68)  34,84±4,44 25,00±4,82 >0,05 4,56±1,53 1,13±0,70 ≥0,05 2,11±0,23 1,63±0,27 >0,05 
Девочки 
12 (89) 
28,34±3,31 
21,78±3,09 
<0,05 
6,98±1,14 
4,32±1,90 >0,05 2,05±0,21 3,44±0,48 <0,05 
13 (108) 
26,38±3,34 
23,80±3,69 
>0,05 
6,86±1,22 
7,76±2,41 >0,05 2,35±0,22 1,44±0,19 <0,01 
14 (82) 
36,48±4,11 
17,69±3,82 
<0,01 
-1,82±0,05 
-4,50±1,05 <0,05 2,03±0,33 1,29±0,63 >0,05 
16 (58) 
37,67±5,24 
14,25±4,13 
<0,001 
4,16±2,40 
-2,35±1,05 <0,05 1,17±0,20 1,35±0,18 >0,05 
 
Примечание: Р – достоверность различий средних величин между опытной и контрольной группой; 
                      в скобках – количество обследуемых. 

































Показателем  индивидуальной  чувствительности  к  стрессу  и  склонности 
ощущать  большинство  жизненных  ситуаций  как  угрожающие  является 
уровень  тревожности.  Очень  высокая  тревожность  является  субъективным 
проявлением психологического неблагополучия.  
Анализ  результатов  исследования  уровня  тревожности  выявил 
повышение  уровня  общей  тревожности  у  подростков 12-13 лет, 
проживающих в химически загрязненном районе по сравнению с контролем 
(Р<0,05) (рис. 5). 
 
Мальчики
Девочки
Балл
Балл
50
60
45
50
40
35
40
30
30
25
20
20
15
10
10
5
0
0
12
13
14
16
12
13
14
16
лет
"чистый" район
химически загрязненный район
"чистый" район
химически загрязненный район
  
 
 
Рис. 5. Уровень  общей  тревожности  у  подростков,  проживающих  в 
химически загрязненном районе. 
  
Вместе  с  тем,  среди  подростков  опытной  группы 22% имели  низкий 
уровень  тревожности.  Подобная  нечувствительность  к  неблагополучию 
носит  компенсаторный,  защитный  характер  и  препятствует  полноценному 
формированию  личности.  Эмоциональное  неблагополучие  в  этом  случае 
сохраняется ценой неадекватного отношения к действительности.  
При  этом  у  большинства  подростков  опытной  группы  регистрировали 
повышенный  уровень  школьной  тревожности  (табл. 8) и  неадекватный 
(повышенный или пониженный) уровень самооценочной тревожности (табл. 9).  

Таблица 8.  
Показатели школьной тревожности у подростков, проживающих в 
химически загрязненных районах, баллы 
   
Экологически 
Экологически 
Р 
Возраст 
благоприятный район 
неблагоприятный район 
Мальчики 
12 лет 
12,54±1,01 
18,64±1,91 
<0,05 
  13 лет 12,87±0,76 
17,07±0,93  <0,001 
14 лет 11,83±0,97 
8,07±0,45  <0,001 
16 лет 9,92±1,23 
7,67±0,97  >0,05 
 
Девочки 
12 лет 
            15,21±1,09 
20,32±2,0 
<0,05 
13 лет 14,61±0,84 
11,43±0,76  <0,01 
14 лет 10,89±1,10 
8,83±0,91 
>0,1 
16 лет 10,45±0,98 
8,93±0,71 
>0,05 
 
Примечание: Р1-достоверность различий между опытной и контрольной 
группами. 
 
Таблица 9.  
Показатели самооценочной тревожности у подростков, проживающих в 
химически загрязненных районах, баллы  
  
Экологически 
Экологически 
Р 
Возраст 
благоприятный район 
неблагоприятный район 
Мальчики  
12 лет 
9,3±0,7 12,3±1,5 
>0,05 
  13 лет 9,43±0,49 
13,43±0,75 
  <0,001 
14 лет 
9,78±0,81 
6,87±0,54    
<0,05 
16 лет 8,24±1,14 
6,67±0,71  >0,05 
17 лет 12,82±0,64 
6,73±0,85 
 
  <0,001 
 
Девочки 
12 лет 
12,1±1,1 18,0±1,6 
<0,01 
13 лет 
14,17±0,97 
9,1±0,80    
<0,001 
14 лет 10,17±0,65 
6,67±0,78 
  <0,001 
16 лет 10,58±0,96 
8,5±0,85 
>0,05 
17 лет 16,87±0,68 
9,95±0,48 
 
  <0,001 
 
Примечание: Р1-достоверность различий между опытной и контрольной 
группами. 
 
85

 
Таблица 10.  
Показатели межличностной тревожности, у подростков, проживающих в 
химически загрязненных районах, баллы  
 
Экологически 
Экологически 
Р 
благоприятный район 
неблагоприятный район 
Возраст 
Мальчики  
12 лет 
9,2±0,9 12,6±1,6 
≥0,05 
  13 лет 10,00±0,71 
14,43±0,82  <0,001 
14 лет 10,48±0,70 
7,33±0,58  <0,001 
16 лет 8,47±0,68 
6,39±0,91  >0,05 
 
Девочки 
12 лет 
12,7±1,0 16,0±1,4 
>0,05 
13 лет 14,44±0,84 
11,27±0,67  <0,01 
14 лет 12,39±0,91 
7,06±0,71  <0,001 
16 лет 10,46±0,87 
9,97±0,62 
>0,05 
 
Примечание: Р1-достоверность различий между опытной и контрольной 
группами. 
 
Показатели уровня межличностной тревожности (табл. 10) у девочек 12 
лет  и  у  мальчиков 12-13 лет  в  опытной  группе  выше,  чем  в  контрольной 
(Р<0,05).  С 13 лет  у  девочек  и  с 14 лет  у  мальчиков  опытной  группы 
наблюдали  снижение  уровня  межличностной  тревожности  по  сравнению  со 
школьниками контрольной группы.  
Количество высокотревожных мальчиков в опытной группе больше, чем 
девочек. 
Повышенный  и  пониженный  уровень  тревожности  сочетаются  с 
изменением  личностных  качеств  подростков,  проживающих  в  условиях 
химического  загрязнения  окружающей  среды,  судя  по  результатам  теста 
«Адекватность 
самооценки». 
С 
целью 
выявления 
особенностей 
 
86

формирования  характерных  типологических  свойств  личности  в  условиях 
воздействия неблагоприятных антропогенных факторов нами были выделены 
в  группы  и  проанализированы  с  учетом  достоверности  различий  средних 
величин  личностные  качества,  определяющие  поведение  в  обществе  и 
социальную адаптацию. 
С  учетом  данных,  полученных  в  ходе  предыдущего  теста,  были 
построены  пентаграммы,  отражающие  повышенный  уровень  тревожности 
(рис. 6-7). Согласно  полученным  данным,  у  мальчиков-подростков опытной 
группы значительно завышена, по сравнению с детьми контрольной группы, 
оценка таких качеств как неуверенность, нелюдимость, честность и занижена 
оценка  такого  качества  как  боязливость  (рис. 6). Сопоставление 
среднестатистических  данных  самооценки  (С)  и  экспертной  оценки  (ЭО) 
выявило  существенное  преобладание  неадекватности  самооценок  у 
подростков, 
проживающих 
в 
условиях 
химического 
загрязнения 
окружающей  среды,  по  сравнению  с  детьми  контрольной  группы,  таких 
личностных  качеств  как  замкнутость,  боязливость,  нелюдимость, 
неуверенность,  честность.  У  девочек-подростков  самооценка  боязливости  и 
честности  более  адекватна,  чем  у  мальчиков  (рис. 7). Значительно 
завышенная  самооценка  честности  у  мальчиков,  которые  больше  шалят  и 
хулиганят, скорее всего, обусловлена страхом наказания за неадекватное или  
антисоциальное поведение. 
Низкую  самооценку  у  подростков  опытной  группы,  в  отличие  от 
контрольной,  имеют  качества,  обусловливающие  высокую  эмпатийность 
личности:  отзывчивость,  снисходительность,  откровенность  у  мальчиков  и 
общительность,  откровенность,  снисходительность  у  девочек  (рис. 8). 
Экспертная  оценка  обнаруживает  достоверные  отличия    (Р  < 0,05) в  оценке 
таких  характерологических  качеств  личности  подростка,  как  доброта  и 
справедливость у мальчиков, общительность и откровенность у девочек. 
 
 

 
87

 
Самооценка у мальчиков 
 
5+
2,5
2
1,5
18+*
1
13-
0,5
0
17+ *
*16-
 
 
 
Неадекватность самооценки у мальчиков 
 
5+*
1
0,8
0,6
0,4
18+*
13-
0,2
0
17+*
16-*
 
 
6+
благоприятный район
5
0
12+
5-
17-
9-*
15-
химически загрязненный
 
 
Рис. 6. Оценка  качеств  личности,  характеризующих  повышенную 

тревожность  у  подростков,  проживающих  в  химически 
загрязненном районе 

 
Примечание: 5+ - замкнутость; 13- - боязливость; 16- - неуверенность;  
17+ - нелюдимость; 18+ - честность;  *- P< 0,05. 
 
 
88

 
Самооценка у девочек
С18
2,5
2
1,5
1
С16
С13*
0,5
0
С17
С5
 
 
 
 
Неадекватность самооценки у девочек
С18
1,5
1
С16*
0,5
С13*
0
С17*
С5*
 
 
6+
благоприятный район
5
0
12+
5-
17-
9-*
15-
химически загрязненный
 
 
 
Рис. 7. Оценка  качеств  личности,  характеризующих  повышенную 

тревожность  у  подростков,  проживающих  в  химически 
загрязненном районе 

 
Примечание: С5+ - замкнутость; С13- - боязливость; С16- - неуверенность;  
С17+ - нелюдимость; С18+ - честность; *- P< 0,05 
 
 
 
89

Сходная картина получена при анализе самооценок и экспертных оценок 
альтернативных качеств личности, детерминирующих низкую эмпатийность: 
нелюдимость,  замкнутость,  черствость,  злость  (рис. 9). У  детей, 
проживающих  в  химически  загрязненном  районе,  более  выражено,  по 
сравнению  с  детьми  контрольной  группы  проявление  таких  качеств,  как 
нелюдимость и замкнутость.  
По  интегральному  показателю  различия  в  величине  АСО  между 
мальчиками  и  девочками  не  выявлены  (Р  > 0,5), что  совпадает  с  данными, 
полученными В.С.Чудновским (1991).  
Таким  образом,  повышенный  и  пониженный  уровень  тревожности 
сочетаются  с  изменением  личностных  качеств  подростков,  проживающих  в 
условиях химического загрязнения окружающей среды, судя по результатам 
теста «Адекватность самооценки». Среди них преобладают низкоэмпатийные 
личности.  В  большинстве  своем,  дети  из  экологически  неблагоприятного 
района  более  замкнуты,  мало  общительны,  пассивны  или,  наоборот, 
агрессивны,  часто  вступают  в  конфликты.  Это  нарушает  социальную 
адаптацию  подростков,  поскольку  повышенный  уровень  тревожности  и 
неадекватность 
самооценки, 
по 
мнению 
В.С.Чудновского (1991), 
детерминируют появление делинквентных форм поведения.  
Следовательно,  в  условиях  естественного  эксперимента  подтверждена 
высокая  вероятность  фенотипической  изменчивости  конституционально-
типологических и личностных особенностей подростков, детерминированная 
нейротоксическим эффектом эколого-химических факторов среды обитания.  
В  целом,  полученные  данные  указывают  на  формирование 
конституционально-психотипологического 
негативного 
дрейфа 
у 
подростков,  проживающих  в  неблагоприятной  экологической  среде 
обитания,  что  сопровождается    снижением  функциональных  резервов 
адаптационных систем организма.  
 
 
90

 
Самооценка у мальчиков 
Самооценка у девочек 
 
 
6+
6+
3
3
2,5
2,5
2
2
12+
1,5
5-
12+
1,5
5-
1
1
0,5
0,5
0
0
17-
9-*
17-*
9-
15-
 
15-*
 
Экспертная оценка у мальчиков 
Экспертная оценка у девочек 
 
 
6+
6+*
3
3
2,5
2,5
2
2
12+*
1,5
5-
12+
1,5
5-*
1
1
0,5
0,5
0
0
17-*
9-
17-*
9-
15-
 
15-
 
6+
благоприятный район
5
0
12+
5-
17-
9-*
15-
химически загрязненный
 
 
Рис. 8. Оценка  качеств  личности,  характеризующих  высокую 

эмпатийность 
подростков, 
проживающих 
в 
химически 
загрязненных районах 
 
Примечание: 6+ - доброта; 5- - откровенность; 9- - отзывчивость; 15- - 
снисходительность; 17- общительность; 12+ - справедливость; * - P< 0,05. 
 
91

 
Самооценка у мальчиков 
Самооценка у девочек 
 
 
9+
9+
1
1
0,8
0,8
0,6
0,6
0,4
0,4
5+
17+
5+
17+
0,2
0,2
0
0
8-
6-
8-
6-
 
 
 
Экспертная оценка у мальчиков 
Экспертная оценка у девочек 
 
 
9+*
9+
1,4
1,2
1,2
1
1
0,8
0,8
0,6
0,6
5+
5+
0,4
17+*
0,4
17+*
0,2
0,2
0
0
8-*
6-
8-*
6-
 
 
 
6+
благоприятный район
5
0
12+
5-
17-
9-*
15-
химически загрязненный
 
 
 
Рис. 9. Оценка  личностных  качеств,  характеризующих  низкую 
эмпатийность  подростков,  проживающих  в  химически 
загрязненных районах 

 
Примечание:  9+ - черствость; 17+ - нелюдимость; 6- - злость; 8- - 
пассивность; 5+ - замкнутость; * - P< 0,05 
 
 
92

3.3. Индивидуальная минута как критерий адаптации к 
антропогенным факторам среды 
 
Одним  из  информативных,  генетически  детерминированных  показателей 
эндогенной ритмической организации функций организма и степени адаптации 
является  определение  длительности  индивидуальной  минуты  (ИМ) (Моисеева 
Н.И., 1991; Губарева  Л.И., 2001; Halberg F., 1969). Кроме  того,  величина  ИМ 
сильно  варьирует  у  одного  и  того  же  человека  с  изменением  общего 
состояния,  и  как  большинство  других  показателей,  отражающих 
функциональное 
состояние 
организма, 
имеет 
четко 
выраженный 
циркадианный  ритм  (Н.И.Моисеева,  В.М.Сысуев,1981;  Н.И.Моисева,1991, 
Губарева Л.И., 1994, 2001; Л.И.Губарева, А.А.Колесникова,1995).  
Согласно  результатам  исследования,  у  подростков,  проживающих  в 
химически  загрязненном  районе,  длительность  ИМ  в 12 лет  была  достоверно 
ниже (Р<0,05), в 13, 14 лет достоверно выше (Р<0,05) показателей для данного 
возраста  у  школьников  контрольной  группы  и  приближалась  к  значению, 
соответствующему 16-летним  школьникам  (табл. 11). Полученные  данные 
указывают  на  нарушение  эндогенной  организации  ритмов  и  косвенно – на 
снижение  функциональных  резервов  адаптационных  систем  организма 
подростков, проживающих в экологически неблагоприятных условиях.  
Анализ    прироста    изучаемых    показателей  у  детей,  проживающих  в 
химически  неблагоприятном  районе  по  сравнению  с  детьми  контрольной 
группы,  с  учетом  пола  обнаружил  следующее:  у  мальчиков 13 лет  прирост 
ИМ составил 33,2%, у девочек – 18,7%. Более высокий прирост  показателей 
ИМ  у  мальчиков,  по  сравнению  с  девочками,  в  ответ  на  химическое 
загрязнение  окружающей  среды  может  свидетельствовать  о  более  высокой 
активации  адаптивных  систем  у  мальчиков.  Следовательно,  полученные 
данные допустимо расценивать как свидетельство более высокой  
 
 
93

Таблица 11. 
Длительность индивидуальной минуты (ИМ) у подростков 12 лет, 
проживающих в экологически неблагоприятном районе 
  
Обследуемые  
ИМ, с 
Группы 
«Чистый» 
Химически 
Р1 
(n=168) 
загрязненный (n=124) 
 12 
лет 
 
 
 
 
Мальчики 
47,9±1,2 
44,6±1,2 
<0,05 
Девочки 
46,3±2,1 
44,4±1,6 
>0,1 
Р2 
>0,1 
>0,5 
 
 
 13 
лет 
 
 
 
 
Мальчики 
47,2±0,6 
56,0±2,1 
<0,001 
Девочки 
41,3±2,2 
55,0±2,2 
<0,001 
Р2 
<0,01 
>0,5 
 
 
 
 
 
 14 
лет 
 
 
 
 
Мальчики 
44,8±1,1 
55,9±1,8 
<0,001 
Девочки 
45,6±1,6 
56,9±2,1 
<0,001 
Р2 
>0,5 
>0,5 
 
 
 16 
лет 
 
 
 
 
Мальчики 
55,1±1,0 
61,8±2,2 
<0,01 
Девочки 
56,9±1,9 
61,9±1,9 
<0,05 
Р2 
>0,5 
>0,5 
 
 
 
 
 
Примечание:  Р1 - достоверность  различий  средних  величин  контрольной  и 
опытной групп; 
                         Р2 - достоверность межполовых различий. 
 
 
экосенситивности организма мальчиков пубертатного возраста по сравнению 
с девочками. 
 
94

Более  того,  учитывая  тот  факт,  что  длительность  ИМ  генетически 
детерминирована,  допустимо  полагать,  что  отклонения  в  воспроизведении 
ИМ обусловлены нарушениями в реализации генотипа. Важную роль в этом 
играют  кортикостероидные  гормоны,  имеющие  рецепторы  в  ядерном 
аппарате клетки. 
 
3.4. Особенности эндокринного статуса подростков, проживающих в 
экологически неблагоприятных условиях. 
 
Согласно  полученным  данным,  уже  в  раннем  онтогенезе,  у  детей 6 лет, 
проживающих  в  условиях  химического  загрязнения  среды,  отмечали 
повышение  функциональной  активности  ГГАКС,  судя  по  уровню  кортизола 
(К)  в  слюне,  по  сравнению  с  детьми,  проживающими  в  экоблагополучном 
районе (рис. 10). Наиболее выраженные изменения обнаружены у подростков 
12-14 лет (Р<0,05-0,001). 
Следует  отметить,  что  у  девочек  из  химически  чистого  района  уровень 
кортизола  в 12-13 лет  выше,  чем  у  мальчиков,  что  является  отражением 
опережающего 
развития 
гипоталамо-гипофизарно-адренокартикальной 
системы у девочек, по сравнению с мальчиками в данной возрастной группе. 
В  отличие  от  этого  в  химически  загрязненном  районе  половых  отличий  не 
обнаружено. 
Прирост  кортизола  у  подростков,  проживающих  в  химически 
загрязненном  районе,  по  отношению  к  таковому  показателю  у  подростков, 
проживающих в экоблагополучном районе, в критический период пубертата – 
12  лет    составил 21,4 % у  мальчиков  и 14,7 % у  девочек.  Более  высокий 
прирост катаболического стероида - кортизола у мальчиков, по сравнению с 
девочками,  в  ответ  на  химическое  загрязнение  окружающей  среды  может 
свидетельствовать  о  более  высокой  активации  адаптивных  систем  у 
мальчиков. Следовательно, полученные данные  допустимо  расценивать  как  
 
95

Мальчики 
 
*
30
*
25
*
*
20
/
л
 
15
мкг
10
5
0
6
12
13
14
16 лет 
чистый
"грязный"
 
 
 
Девочки 
 
 
*
30
*
*
25
20
*
15
/
л
 
мкг 10
5
0
6
12
13
14
16
лет 
чистый
"грязный"
 
 
 
 
Рис. 10. Возрастная динамика уровня кортизола в слюне у детей и 
подростков,  проживающих  в  условиях  химического 
загрязнения окружающей среды 

 
* - Р < 0,05. 
 
 
 
 
 
96

свидетельство  более  высокой  экосенситивности  организма  мальчиков 
пубертатного возраста по сравнению с организмом девочек. 
В реакцию адаптации включается не только пучковая, но и сетчатая зона 
коры  надпочечников,  на  что  указывает  увеличение  уровня  эстрадиола  (Э)  в 
слюне  и  снижение  соотношения  Т/Э  у  детей 6 лет,  проживающих  в 
химически загрязненном районе (табл. 12). К 12-ти годам у девочек опытной 
группы наблюдается повышение содержания Э и Т в слюне и отношения Т/Э. 
У  мальчиков 12 лет,  проживающих  в  химически  загрязненном  районе, 
содержание  Т  в  слюне,  по  сравнению  с  мальчиками  контрольной  группы, 
снижается  (Р<0,05).  К 13 годам  регистрировали  повышение  уровня  Т  и  у 
мальчиков,  и  у  девочек.  Отношение  Т/Э  обнаруживало  более  значимые 
изменения у девочек.  
Высокий  уровень  половых  гормонов  можно  объяснить  негативным 
влиянием  химического  загрязнения  окружающей  среды  на  адаптационные 
системы,  как  говорилось  выше,  что  приводит  к  активированию  не только 
пучковой  зоны  коры  надпочечников,  но  и  сетчатой,  продуцирующей  
анаболические стероиды, что особенно важно для растущего организма.  
В  целом  у  подростков,  проживающих  в  условиях  химического 
загрязнения  окружающей  среды,  резервные  возможности  адаптационных 
систем, и, в первую очередь, гипоталамо-гипофизарно-адренокартикальной и 
гипоталамо-гипофизарно-гонадной,  у  мальчиков  ниже,  чем  у  девочек.  Кроме 
того,  у  подростков  опытной  группы  имеет  место  нарушение  баланса 
катаболических  и  анаболических  стероидов,  необходимого  для  поддержания 
устойчивого  уровня  адаптации  и  правильного  хода  реализации  генетической 
программы.  
 
 
 
 
97


 
Таблица 12 
Уровень половых гормонов у школьников, проживающих в химически загрязненном районе 
 
Контроль 
Опыт 
Возраст 
Мальчики 
Т, нМ/л 
Э, пМ/л 
Т/Э 
Т, нМ/л 
Р1 
Э, пМ/л 
Р1 
Т/Э 
Р1 

1,80±0,25 598,7±28,6 2,93±0,31  1,62±0,10  >0,5 804,3±45,8 <0,001 
2,10±0,11 
<0,05 
12 
1,34±0,05 299,0±18,1 4,28±0,29  4,00±0,65  <0,001 632,3±23,6 <0,001 4,28±0,29 >0,05 
13 
9,25±1,23 384,07±39,38 25,73±4,38  22,29±0,78  <0,001 649,86±33,83 <0,001 35,46±0,90 
<0,05 
14 
9,85±1,26 507,03±33,89 19,86±2,84  14,64±1,09  <0,001 723,52±26,86 <0,001 21,45±2,23 
>0,05 
16 
13,93±0,62 774,11±43,29 18,33±1,33  24,14±0,97  <0,001  769,89±27,05  <0,001  31,88±2,04 <0,001 
 
Девочки 

1,76±0,20 712,9±54,6 2,33±0,14  1,37±0,09  >0,05 771,9±57,1  >0,1 2,15±0,33 
>0,5 
12 
1,22±0,15 329,0±32,2 3,85±0,40  2,34±0,19  <0,002 556,0±30,5 <0,001 4,02±0,25 
>0,5 
13 
2,58±0,27 416,54±28,06 8,21±0,66  9,84±0,37  <0,001 996,49±27,86 <0,001 9,84±0,35 <0,01 
14 
1,66±0,23 
582,79±42,81 2,88±0,78  4,23±0,52  <0,001 943,13±28,67 <0,001 4,69±0,65 >0,05 
16 
5,34±0,85 1044,48±44,8 5,13±0,68  14,66±0,93  <0,001 1030,33±36,19  >0,05  14,50±1,09 
<0,001 
 
Примечание: Р1 −достоверность различий опытной и контрольной групп 
   

3.5. Дерматоглифический рисунок подростков, проживающих в 
химически загрязненных районах  
 
 
Сравнительный  анализ  дерматоглифов  подростков,  проживающих  в 
химически  загрязненном  районе,  выявил  как  качественные,  так  и  
количественные изменения пальцевых и ладонных узоров. 
К  качественным  отличиям  ладонного  рисунка  относится  более  частая 
встречаемость  симиальной  линии (4-х  пальцевая  борозда).  Так,  в 
контрольной  группе  обследуемых  нами  подростков  симиальная  линия 
обнаружена  у 1,01% девочек  и 3,09% мальчиков,  что  соответствует  норме 
встречаемости  по  данным  И.С.  Гусевой (1986). У  детей,  проживающих  в 
химически  загрязненном  районе,  симиальная  линия  встречается  у 11,86 % 
девочек и у 11,07 % мальчиков, то есть в 11,8 раз чаще у девочек и в 3,6 раз 
чаще у мальчиков контрольной группы. 
Важным качественным признаком является величина ∠ atd, образуемого 
при соединении линиями пальцевых трирадиусов а и d и осевого трирадиуса 
t.  В  наших  исследованиях  величина  ∠atd  у  детей  контрольной  группы 
составляет  у  мальчиков 44,31° ± 0,41°  на  левой  руке  и 43,87° ± 0,38°  на 
правой руке, у девочек – соответственно 44,44° ± 0,37° и 43,91° ± 0,40°.  
В опытной группе величина ∠ atd у мальчиков составляет 44,60° ± 0,44° 
на  левой  руке  и 44,08° ± 0,41°  на  правой  руке,  у  девочек –  соответственно 
45,46° ± 0,42°  и  45,02° ± 0,41° (табл. 13). 
В  условиях  химического  загрязнения  окружающей  среды  обнаружена 
большая  частота  встречаемости  высокого  расположения  ∠ atd (величина 
> 57°) (отпечаток  на  рис. 11). Так,  у  мальчиков,  проживающих  в  химически 
загрязненном районе, высокое расположение ∠ atd  встречается у 5,09 % на 
левой руке и у 8,47 % на правой руке, у девочек, соответственно, у 13,47% и 
7,46%,  в  то  время  как  в  контрольной  группе  высокое  расположение  ∠ atd  
встречается у мальчиков в 3,09% случаев на левой руке и в 4,12% на правой  


   
 
 
Рис. 11. Отпечаток ладони и пальцев подростка 14 лет, проживающего 
в химически загрязненном районе (Вася К.) 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
101

 
Таблица 13. 
Величина ∠ atd у подростков 14-15 лет, проживающих в химически 
загрязненном районе 
 
 
«Чистый» 
Химически загрязненный 
Левая рука  Правая рука Левая рука 
P1  Правая рука
P1 
Мальчики 
n = 97 
n = 59 
44,31 ± 0,41  43,87 ± 0,38 44,60 ± 0,44 >0,5  44,08 ± 0,41 >0,5 
Девочки 
n = 99 
n = 67 
43,44 ± 0,37  43,91 ± 0,40 45,46 ± 0,42 <0,01  45,02 ± 0,41 >0,05 
P2 
>0,05 
>0,5 
>0,05 
 
>0,05 
 
 
Примечание:  
P1 - достоверность различий средних величин контрольной и опытной групп; 
P2 - достоверность межполовых различий; 
 
руке,  у  девочек  в 6,06% и 2,02% случаев,  соответственно.  Высокое 
расположение  ∠ atd и  симиальная  линия  являются  признаками,  типичными 
для  детей  олигофренов (Sarah B., Holt S., 1973). По  данным  министерства 
здравоохранения Ставропольского края процент умственно отсталых детей и 
детей  с  нервно-психическими  заболеваниями  в  г.  Невинномысске  и 
прилегающем Кочубеевском районе выше, чем в среднем по краю. 
Поскольку дерматоглифический рисунок генетически детерминирован, а 
кожа  и  центральная  нервная  система  образуются  из  одного  и  того  же 
зародышевого  листка – эктодермы,  допустимо  полагать,  что  увеличение  в 
химически  загрязненных  районах  числа  детей  с  умственной  отсталостью 
может  быть  обусловлено  деструктивными  изменениями  генотипа  на  ранних 
этапах эмбрионального развития. 
К  качественным  отличиям  дерматоглифического  рисунка  относятся 
также  расположение  ладонных  линий  и  частота  встречаемости  пальцевых 
узоров.  
 
102

Редкими признаками односторонней локализации, свидетельствующими 
о  выраженности  хромосомного  дисбаланса,  менделирующих  мутаций  или 
тератогенного эффекта, по данным Werteleske (1993), Opitz (2000),  являются: 
•  продольное  направление  главных  ладонных  линий  (окончание  в 
поле 1, 2); 
•  окончание главной ладонной линии А в поле 5′′ или 11; 
•  окончание главной ладонной линии В в поле 3, 8, 9; 
•  окончание главной ладонной линии С в поле 5′, 6, 8, 10, 11; 
•  окончание главной ладонной линии D в поле 5′′, 8, 10. 
На  рис. 12 (девочки)  и  рис. 13 (мальчики)  представлены 
среднестатистические  ладони  детей,  проживающих  в  экологически  чистом 
районе  и  химически  загрязненном.  Согласно  полученным  данным,  у  детей, 
проживающих  в  экологически  неблагоприятном  районе,  имеет  место  более 
низкое (продольное) расположение линии А (окончание в поле 1) на обеих руках 
у девочек и на одной из рук у мальчиков (табл. 14 - 17). Причем, у девочек 12-13 
лет,  проживающих  в  химически  загрязненном  районе,  встречаемость 
завиткового узора на гипотенере, образованного линией А в 3-ем поле, в 2,4 раза 
чаще на левой руке, в 1,5 раза - на правой, по сравнению с таковым показателем 
у  девочек  контрольной  группы.  По  данным S. Holt (1975) такой  рисунок 
наблюдается у больных с синдромом Prader-Willi. 
У  подростков  опытной  группы  наблюдается  частая  встречаемость 
редуцированной  линии  С  или  полное  ее  отсутствие  на  обеих  руках  как  у 
девочек (в 1,8 – 2,0 раз чаще на левой руке и в 1,4 – 2,3 - на правой), так и у 
мальчиков  (в 1,9 – 2,7 раз  чаще  на  левой  и  в 1,7 раза - на  правой  руке  по 
сравнению с подростками контрольной группы) (табл. 14 - 17). 
Качественным отличием ладонного рисунка у подростков, проживающих 
в  химически  загрязненном  районе,  является  окончание  ладонной  линии D в 
поле 5" и  в  поле 8 на  левой  руке  у  мальчиков  и  в  поле 8 на  правой  руке  у 
девочек (табл. 14 - 17).  
 
103

 
12-13 лет 
 
Девочки 
 
 
 
А                                                                        Б 
 
 
 
 Мальчики 
 
 
 
                           А                                                                      Б 
 
 
Рис. 12. Среднестатистические окончания главных ладонных линий и 

пальцевых узоров:  
 
А – детей, проживающих в химически чистом районе;  
Б – детей, проживающих в химически загрязненном районе. 

 
 
104

 
14-15 лет 
 
Девочки 
 
 
 
                      А                                                                      Б 
 
 
 Мальчики 
 
 
 
                      А                                                                      Б 
 
 
 
Рис. 13. Среднестатистические окончания главных ладонных линий и 

пальцевых узоров:  
 
А – детей, проживающих в химически чистом районе;  
Б – детей, проживающих в химически загрязненном районе. 
 
  


Таблица 14. 
Окончание главных ладонных линий у подростков 12-13 лет  (мальчики), проживающих в химически 
загрязненном районе (опыт) 
 
 
Контроль 
Опыт  
Поле 
♂   n = 97 
♂   n = 59 
D C B A D C B A 
Лев. 
Прав. 
Лев. 
Прав.
Лев. 
Прав.
Лев. 
Прав.
Лев. 
Прав.
Лев. 
Прав.
Лев. 
Прав.
Лев. 
Прав. 
Поле 11 
27,84 59,79 
      
33,89 54,23
 
1,69 
    
Поле 10 
8,24 
8,24 
 
1,03 
    
22,03
8,47 
 
6,78 
    
Поле 9 
43,99 16,49 35,07 59,79
 
2,06 
 
 
20,34 27,12 27,12 47,46
 3,39    
Поле 8 
2,06 
6,18 
   
1,03 
  
3,39 
    
5,08 
  
Поле 7 
18,56
9,28 46,39 17,52 29,89 47,42
 
  20,34 10,17 33,89 23,73 42,37 47,46
  
Поле 6 
 
  1,03 5,15 7,22 9,28    1,03    3,39  18,64
8,47    
Поле 5΄΄ 
 
  9,27 7,22 42,27 22,68
3,09 5,15    
13,56
5,08 
22,03 23,73
 
5,08 
Поле 5΄ 
   
  
20,61
7,22 
31,96 63,92
    
15,25 11,86 22,03 
38,98 
Поле 4 
      
17,52 16,49
      
16,94 
32,20 
Поле 3 
      
21,65
2,06 
      
28,81 
10,17 
Поле 3h 
      
6,18 
5,15 
      
5,08 
6,78 
Поле 2 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Поле 1 
      
19,59
6,19 
      
27,12 
6,78 
Поле 0+X 
  
8,24 
9,28 
      
22,03 15,25
1,69 
   
 
 
 
 
 


                                                                                                                                                                           Таблица 15. 
Окончание главных ладонных линий у подростков 12-13 лет  (девочки), проживающих в химически 
загрязненном районе (опыт) 
 
 
Контроль  
Опыт 
Поле 
♀      n = 99 
♀      n = 67 
D C B A D C B A 
Лев. 
Прав. 
Лев. 
Прав.
Лев. 
Прав.
Лев. 
Прав.
Лев. 
Прав.
Лев. 
Прав. 
Лев. 
Прав. 
Лев. 
Прав. 
Поле 11 
30,30 40,40 
     
4,04 
28,36 55,22
 
1,49 
    
Поле 10 
8,08 
12,12 
 
4,04 
    
19,40 13,43
 
2,99 
    
Поле 9 
33,33 15,15 25,25 43,43
 
1,01 
 
 
29,90 13,43 29,90 52,24 2,99  2,99 
 
 
Поле 8 
4,04 
10,10 
   
4,04 
  
1,49 
4,48 
   
2,99 
  
Поле 7 
24,24 22,22 35,35 15,15 28,28 35,35
 
 
20,89 13,43 20,89 10,45 25,37 52,24 
 
 
Поле 6 
 
 
5,05 10,10
8,08 12,12
 
 
   2,99 
5,97 
19,40
8,96    
Поле 5΄΄ 
  
17,17 
15,15 40,40 25,25
1,01 
3,03 
  
11,94 11,94 
40,29 23,88 
  
Поле 5΄ 
  
2,02 
1,01 
22,22 21,21 36,36 43,43
    
11,99
8,96 
28,36 
43,28 
Поле 4 
     
1,01 
19,19 30,30
      
17,91 
32,84 
Поле 3 
      
23,23 
10,10
      
22,39 
10,45 
Поле 3h 
      
5,05 
 
5,05 
      
11,94 
7,46 
Поле 2 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Поле 1 
      
15,15
3,03 
      
19,40 
5,97 
Поле 0+X 
  
15,15 
11,11 
1,01 
     
34,32 14,92 
    
 
 
 
 
 

 
108

                                                                                                                                                                           Таблица 16. 
Окончание главных ладонных линий у подростков 14-15 лет  (мальчики), проживающих в химически 
загрязненном районе (опыт) 
 
 
Контроль 
Опыт  
Поле 
♂     n = 94 
♂      n = 67 
D  C B A D C B A 
Лев. 
Прав. 
Лев.  Прав.
Лев.  Прав.
Лев.  Прав.
Лев.  Прав.
Лев.  Прав.
Лев.  Прав.
Лев.  Прав. 
Поле 11 
40,46 
60,64 
 
3,19 
    
11,11 59,26
1,85 
     
Поле 10 
6,38 
6,38 
 
4,26 
    
31,48
9,26 
 
7,40 
    
Поле 9 
31,91 17,02 41,48 48,94
  7,45   
  35,18 24,07 22,22 44,44
    
Поле 8 
2,13 
2,13 
2,13 
  
4,26 
  
3,70 
5,55 
   
7,40 
  
Поле 7 
19,15 13,84 27,66 17,02 43,62 54,26
 
  16,67
1,85 27,78 22,22 12,96 51,85
 
 
Поле 6 
 
  5,32 2,13 6,38 6,38    1,06    
3,70 
5,55 
31,48
9,26 
  
Поле 5΄΄ 
  
7,45 
6,38 
26,59 18,08
 
4,26 
1,85  14,81
1,85 
33,33 25,93
   
Поле 5΄ 
    
22,34
9,57 
35,10 55,32
    
20,37
5,55 
12,96 
38,89 
Поле 4 
        
19,15 20,21
      
9,26 
22,22 
Поле 3 
        
20,21
8,51 
      
29,63 
25,93 
Поле 3h 
        
12,77
6,38 
    
1,85 
 
18,52 
5,55 
Поле 2 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Поле 1 
      
1,06 
 
12,77
4,26 
      
29,63 
7,40 
Поле 0+X 
   
15,96 
18,08
      
29,63 18,52
    
 
 
 
 
 

 
109

                                                                                                                                                                           Таблица17. 
Окончание главных ладонных линий у подростков 12-13 лет  (девочки), проживающих в химически 
загрязненном районе (опыт) 
 
 
Контроль  
Опыт 
Поле 
♀      n = 80 
♀      n = 35 
D C  B A D C B A 
Лев. 
Прав. 
Лев. 
Прав.
Лев. 
Прав.
Лев.  Прав.  Лев.  Прав.
Лев.  Прав.
Лев.  Прав.
Лев.  Прав. 
Поле 11 
32,50 56,25 
        
25,71 57,15
      
Поле 10 
15,00 13,75    5,00 
 
 
 
  11,43
2,86 2,86 2,86   
 
 
 
Поле 9 
38,75 25,00 32,50 56,25
 
 
 
  31,43 11,43 20,00 37,14
 
 
 
 
Поле 8 
1,25 
1,25 
    
5,00 
   
8,57 
  
2,86 
2,86 
  
Поле 7 
12,5 3,75 37,50 22,50
32,50 40,00
 
  31,43 20,00 17,15
5,71 25,71 57,75
 
2,86 
Поле 6 
  
1,25 
1,25 
15,00 
13,75
     
8,57 
11,43
2,86 
  
Поле 5΄΄ 
  
7,50 
3,75 
40,00 
21,25
1,25 
3,75    25,71 17,15 42,85 22,86
   
Поле 5΄ 
  
1,25 
 
12,50 
7,5 
32,50 41,25 
    
17,15 14,29 17,15 
25,71 
Поле 4 
        
26,25 42,50 
      
14,29 
31,43 
Поле 3 
        
13,75 3,75 
      
34,29 
31,43 
Поле 3h 
        
10,00 
6,25 
      
8,57 
5,71 
Поле 2 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Поле 1 
        
16,55 2,50 
      
25,71 
2,86 
Поле 0+X 
  
19,25 
12,50
       
34,29 28,57
    
 
 

 
110

Относительно  высокий  процент  встречаемости  подростков  с 
односторонней  локализацией  линии D в  поле 5", 8 и  продольным 
направлением главных ладонных линий в химически загрязненных районах в 
отсутствие  выраженного  тератогенного  эффекта,  позволяет  предполагать 
возможность 
деструкции 
генотипа 
и/или 
нарушения 
реализации 
генетической программы.  
На  рисунках 12, 13 изображены  преобладающие  пальцевые  узоры  у 
детей контрольной и опытной групп. Соотношения встречаемости пальцевых 
узоров представлены  на рис. 14 и в табл. 18, 19. 
Как видно из данных, представленных на рисунках 12, 13, 14 и таблицах 
18, 19, в  обеих  группах  основным  рисунком  является  петля.  Причем  в 
контрольной  группе  имеют  место  гендерные  различия  пальцевого  рисунка. 
Особенно  выраженные  отличия  отмечены  по 2,3,4-ому  пальцам  левой  руки 
(завитковый узор у мальчиков встречается, соответственно, в 1,3, 1,6, 1,4 раза 
чаще, чем у девочек) и по 1,3,4-ому пальцах правой руки (завитковый узор у 
мальчиков на 1-ом пальце встречается чаще в 1,4 раза, чем у девочек, на 3-ем 
-  в 2,3 раза,  а  на 4-ом – в 1,6 раза  чаще).  Полученные  данные  близки  к 
данным других авторов (Гладкова Т.Д., 1966; Гусева И.С., 1986). Имеющиеся 
незначительные 
отличия 
обусловлены, 
по 
всей 
видимости, 
климатогеографическими различиями. 
Разница  между  встречаемостью  ульнарных  петель (U) у  подростков 
контрольной и опытной групп незначительна (рис. 14, табл. 18, 19). Однако в 
опытной группе процент встречаемости ульнарных петель больше. У девочек 
опытной группы  в  пальцевых  узорах преобладает  петлевой  рисунок  на  всех 
пальцах обеих рук. 
Химическое загрязнение окружающей среды приводит к более высокой 
частоте встречаемости относительно редкого пальцевого узора – радиальной 
петли (R). У  девочек  опытной  группы  частота  встречаемости  радиальных 
петель выше на 2-ых пальцах обеих рук (в 1,2 раза – на левой руке и в 1,7 раз  

14-15 лет 


 
% 80
%
50
60
40
30
40
20
10
20
0
0
1
2
3
4
5
1
2
3
4
5
левая рука
правая рука
     
 
A 

30
%
%
25
25
20
20
15
15
10
10
5
5
0
0
1
2
3
4
5
1
2
3
4
5
правая рука
левая рука
 
 


 
% 100
% 100
80
80
60
60
40
40
20
20
0
0
1
2
3
4
5
1
2
3
4
5
левая рука
 
правая рука
 


%
25
% 35
20
30
25
15
20
10
15
5
10
5
0
1
2
3
4
5
0
левая рука
1
2
3
4
5
правая рука
 
 
 
    —∆—  мальчики «чистого» района                   – –○– –  девочки «чистого» района 
    ▬∆▬  мальчики загрязненного района                девочки загрязненного района 
 
Рис. 14. Дерматоглифический  рисунок  на  пальцах  рук  у  подростков, 

проживающих в химически загрязненном районе 
 
Примечание
: W – завиток; А - дуга; U – ульнарная петля; R – радиальная петля; 1,2,3,4,5 – пальцы.
 
112

Таблица 18
Процент встречаемости пальцевых узоров у подростков 12-13 лет, проживающих в химически загрязненном 
районе 
 
Тип 
«Чистый»
«Грязный»
узора 
III IV  V 
III IV  V 
III IV  V 
III IV  V 
♂ 
n = 97 
n = 59 

57,73 32,99 69,07 56,70 89,69 46,39 22,68 61,86 39,18 82,48 66,10 33,89 74,58 62,72 91,52 50,85 30,51 69,49 45,76 76,27 
R 
 1,04 
 1,03 20,62 6,19 2,06 3,09 1,69 
15,25
22,03
 
 

39,18 36,08 23,71 43,30 9,27 52,58 39,18 26,80 55,67 13,40 27,12 25,42 18,64 37,29 5,08
47,46 25,42 22,03 50,85 16,94 

2,06 15,46 6,25  
1,04
16,49 5,15 3,09
5,08 25,42 6,78
3,39
1,69 22,03 6,78 3,39 6,78 
♀ 
n = 99 
n = 67 

59,60 40,40 73,73 67,67 87,88 62,62 33,33 86,87 69,69 85,86 65,67 37,31 70,15 62,68 80,59 52,24 35,82 83,58 53,73 80,59 

2,02 17,18 2,02  
 
1,01 13,13 1,01
4,04
17,91 1,49
1,49
14,93
1,49  

34,30 31,31 13,13 27,27 7,07 33,33 39,39 5,05 28,28 6,06 26,86 28,36 17,91 32,84 13,43  40,29 32,84 8,96 41,79 11,94 

4,04 11,11 11,11 5,05 5,05 3,06 14,14 7,07 2,02 4,04 7,46 16,41 11,94 4,48 4,48
7,46 16,41 7,46 2,99 7,46 
 
n = 196 
n = 126 

58,67 36,73 71,43 62,24 88,78 54,59 28,06 74,49 54,59 84,18 65,87 35,71 72,22 62,70 85,71 51,58 33,33 76,19 50,00 78,57 

1,53 17,35 1,53  
 
1,02 16,84 3,58 1,02 3,57 0,79 16,67 0,79
0,79
18,25 0,79 0,79  

36,74 33,16 18,88 35,20 8,16 42,86 39,79 15,81 41,84 10,21 26,98 26,98 18,26 34,92 9,52
43,65 39,68 15,08 46,03 14,28 

3,06 12,25 8,16 2,26 3,06 1,53 15,31 6,12 2,55 2,04 6,35 20,63 9,52 2,38 3,97
4,76 19,04 7,14 3,17 7,14 
 
 
 
 

                                                                                                                                                                                                                                                            Таблица 19. 
Процент встречаемости пальцевых узоров у подростков 14-15 лет, проживающих в химически загрязненном 
районе 
Тип 
«Чистый»
«Грязный»
узора 
III IV  V
III
IV
V
III
IV
V
III
IV V 
♂ 
n = 94 
n = 54  

60,64 36,17 62,77 54,26 89,36 41,49 14,89 63,83 42,56 85,10 75,93 40,74 74,07 59,26 90,74 50,00 14,81 57,41 44,44 85,19 

 13,83    1,06 24,47 2,13 1,06
11,11
31,48 1,85
 

36,17 37,24 24,47 42,55 9,58 57,45 41,49 28,72 53,19 13,84 18,52 31,48 14,81 37,04 9,26 50,00 31,48 29,63 51,85 12,96 

3,19 12,76 12,76 3,19 1,06
19,15 5,32 3,19 1,06 5,55 16,66 11,11 3,70
22,22 11,11 3,70 1,85 
♀ 
n = 80 
n = 35 

52,50 37,50 77,50 67,50 87,50 56,25 30,00 81,25 65,00 92,50 51,43 34,29 54,28 65,71 94,29 57,15 34,29 82,86 62,86 85,71 

 16,25 3,75 
  
13,75 1,25 1,25 1,25
20,00 2,86
22,86
 

37,50 32,50 15,00 30,00 10,00 42,50 42,50 12,50 32,50 5,00 37,14 22,86 14,29 22,86 2,86 40,00 25,71 5,71 34,29 8,57 

10,00 13,75 3,75 2,50 2,50 1,25 13,75 5,00 1,25 1,25 11,43 22,86 28,57 11,43 2,86 2,86 17,15 11,43 2,86 5,71 
 
n = 174 
n = 89 

56,89 36,78 69,54 60,35 88,51 48,28 21,84 71,84 52,87 88,51 66,29 38,20 66,29 61,80 92,14 52,81 22,47 67,42 55,06 85,39 

 14,94 1,72 
  0,57 19,54 1,72 1,15 0,57
14,61 1,12
20,09 1,12
 

36,78 35,06 20,12 36,78 22,97 50,58 41,95 21,27 43,69 22,97 25,84 20,09 14,61 31,46 6,74 46,07 29,21 20,22 41,57 11,24 

6,33 13,22 8,61 2,87 1,72 0,57 16,67 5,17 2,29 1,15 7,87 19,10 17,98 6,74 1,12 1,12 20,22 11,24 3,37 3,37 
 
 
 
 
114

–  на  правой  руке).  У  мальчиков  опытной  группы  частота  встречаемости 
радиальных  петель  на 2-ом  пальце  выше  только  на  правой  руке  (в 1,3 раза) 
(рис.14, табл. 18, 19). 
Обращает  на  себя  внимание  тот  факт,  что  химическое  загрязнение 
окружающей  среды  привело  к  более  выраженному  снижению  процента 
встречаемости  завитков (W) на 1-ом  пальце  левой  руки  у  мальчиков-
подростков по сравнению с  девочками (в 2 раза) и нивелированию половых 
различий  по  данному  признаку.  В  целом  количество  завитков  у  подростков 
опытной  группы  меньше,  чем  у  подростков  контрольной.  У  мальчиков, 
проживающих  в  условиях  химического  загрязнения  окружающей  среды, 
качественным 
отличием 
дерматоглифического 
рисунка 
является 
преобладание  завиткового  узора (W) на 4-ом  пальце  обеих  рук  (рис. 12, 13, 
14, табл. 18, 19). 
В  химически  загрязненном  районе  в 1,5-4,0 раза  выше  частота 
встречаемости  дугового  узора  (А),  по  сравнению  с  детьми  контрольной 
группы  (рис. 12, 13, 14, табл. 18, 19). Наиболее  часто  дуговой  узор 
встречается у мальчиков опытной группы на 1-ом, 2-ом пальцах левой и на 2-
ом и 5-ом пальцах правой руки, у девочек – на 1-ом, 2-ом пальцах левой руки 
и на 1-ом, 5-ом пальцах правой руки.  
По  данным Werteleske (1993), Opitz (2000), редкими  признаками 
бимануальной 
локализации, 
свидетельствующим 
о 
выраженности 
хромосомного  дисбаланса,  менделирующих  мутаций  или  тератогенного 
эффекта  являются: 8-10 дуг  на  кончиках  пальцев; 10 завитков  на  кончиках 
пальцев; 3 и более радиальных петель на пальцах; 2 и более дуги на 1-х, 4-х и 
5-х пальцах; конкурирующие узоры: завиток и дуга. 
Анализ  дерматоглифического  рисунка  показал,  что  в  популяции 
подростков, проживающих в химически загрязненном районе, из пяти редких 
признаков  бимануальной  локализации  встречаются  два: 2 дуги  на 4-х  и 5-х 
пальцах – у 2,2% и  конкурирующие  узоры  (завиток  и  дуга) – у 14,5% 

подростков.  В  экологически  благоприятном  районе  такие  сочетания 
пальцевых узоров либо отсутствуют (2 дуги на 4-х и 5-х пальцах), либо редки 
(конкурирующие  узоры - завиток  и  дуга) – 5,6%. Причем,  в 
эконеблагополучном  районе  частота  встречаемости  редких  признаков 
бимануальной локализации у мальчиков в 2 раза выше, чем у девочек. 
Из  вышеизложенного  следует,  что  у  мальчиков  и  девочек  контрольной 
группы  имеют  место  выраженные  половые  различия:  преобладание  
завиткового – сложного узора у мальчиков на 2-ом пальце левой и 1-ом, 4-ом 
правой  рук,  а  в  опытной  группе  они  менее  выражены.  В  отличие  от 
контрольной группы частота встречаемости завиткового узора на 2-ом пальце 
левой  руки  не  имеет  различий  у  мальчиков  и  девочек.  На  правой  руке  у 
мальчиков  завитковый  узор  встречается  реже,  чем  в  контрольной  группе,  и 
незначительно превышает частоту встречаемости его у девочек.  
 Следует  отметить,  что  у  мальчиков-подростков  из  экологически 
неблагоприятного  района  редкие  признаки  бимануальной  локализации 
встречаются  чаще,  чем  у  девочек,  что  показывает  более  выраженное 
негативное  воздействие  химического  загрязнения  окружающей  среды  на 
мужской  организм.  Особенно  следует  отметить  высокую  частоту 
встречаемости  дугового  узора  у  детей  опытной  группы,  выявленную  и 
другими исследователями (Бутов В.С., Бутова О.А., 2000).   
Из  качественных  показателей  наиболее  значимым  является  величина 
гребневого  счета  (рис. 15). В  настоящем  исследовании  установлено,  что  у 
детей  контрольной  группы  число  гребешков  в  сложных  узорах  (завиток, 
петли)  колеблется  от 7 до 49, и  величина  тотального  гребневого  счета 
варьирует от 40 до 341 гребней, составляя в среднем 180,50 ± 3,38 гребней у 
мальчиков  и 159,9 ± 25,37  - у  девочек.  Достоверных  различий  величины 
гребневого счета на правой и левой руках в контрольной группе не выявлено 
(Р > 0,5-0,05). Анализ половых различий показал, что у девочек контрольной 
группы величина гребневого счета на правой руке достоверно ниже (Р<0,05),   
 
116

                     Мальчики                                Девочки 
е
т190
180
170
е
б
н
е
в
о
й
 
сч
160
гр150
140
130
120
110
100
90
80
70
60
50
э 1
кологически 2чистый ра 3
йоне
4
5
6
эколгически загрязненый загрязненный
 
 
 
Рис. 15. Величина гребневого счета у детей (14-15 лет) проживающих 
загрязненном районе 
 
Примечание: 1, 4 - тотальный гребневой счет; 2, 5 - левая рука; 
3, 6 - правая рука; * - Р <0,05. 
 
чем  у  мальчиков.  Полученные  результаты  совпадают  с  данными  других 
авторов (Гусева И.С., 1986). 
У  детей,  проживающих  в  химически  загрязненном  районе,  число 
гребешков  в  сложных  узорах  варьирует  от 3 до 39 гребней,  величина 
тотального  гребневого  счета  колеблется  от 3 до  284  гребней,  составляя  в 
среднем  у  мальчиков 163,93 ± 3,53 гребней,  у  девочек 144,88 ± 4,59. 
Достоверно  выраженные  изменения  тотального  гребневого  счета  в  опытной 
группе,  по  сравнению  с  контрольной,  наблюдали  как  у  девочек,  так  и  у 
мальчиков  (рис. 15). Причем  на  левой  руке  у  девочек  опытной  группы 
величина гребневого счета снижалась на 19,9 % по сравнению с контрольной 
группой,  на  правой  руке – на 1,6 %, а  у  мальчиков  на 9,5 % и 10,6 %, 
соответственно.  Это  приводило  к  нивелированию  половых  различий 
 
117

гребневого  счета  у  подростков,  проживающих  в  химически  загрязненном 
районе. 
Таким  образом,  у  детей  опытной  группы  наблюдалось  снижение 
величины  тотального  гребневого  счета.  Нивелирование  половых  различий 
гребневого  счета  у  подростков,  проживающих  в  химически  загрязненном 
районе, - факт,  который  может  свидетельствовать  в  пользу  того,  что  у 
мальчиков  генотип  менее  устойчив  к  действию  неблагоприятных  факторов 
среды по сравнению с девочками. 
 
3.6. Корреляционные отношения между показателями 
дерматоглифики, психического и эндокринного статуса, 
функциональным состоянием ЦНС 
 
Корреляционный  анализ  показал,  что  изменения  дерматоглифического 
рисунка  коррелируют  с  уровнем  кортизола (r = -0,34 ÷ -0,80), тестостерона 
(тесная  положительная  связь  с  формированием  сложных  узоров – W, 
гребневого  счета  на  левой  руке  и  тесная  отрицательная – с  формированием 
простых  узоров - А),  эстрадиола  (тесная  отрицательная  связь  с  высоким 
расположением ∠ atd и продольным расположением линии А на левой руке) 
в  слюне  и  соотношением  Т/Э  (положительно  с  формированием  сложных 
узоров – W и  величины  гребневого  счета  на  левой  руке  и  отрицательно  с 
формированием  дуг  на  левой  руке) (табл. 20). Тесные  и  выраженные  связи 
показатели дерматоглифики обнаруживают с величиной ИМ (r = ±0,30-0,70), 
уровнем  психопатизации (r = ±0,31-0,69), показателями  функционального 
состояния  центральной  нервной  системы  –  ВЗМР,  количеством  ошибок, 
реакцией  опережения  и  запаздывания (r = ±0,33-0,76), показателями  уровня 
тревожности (r = ±0,30-0,70).  
 
 
 
118

Таблица 20. 
Коэффициенты корреляции между психофизиологическими и дерматоглифическими показателями 
 
 
ГСтот. 
ГСл. 
ГСпр. 
W10 
Wл. 
Wпр. 
А10 
Ал. 
Апр. 
∠ atdл. 
∠ atdпр. Лин.Ал.  Лин.Апр 
ВЗМР -0,24 
-0,15 
-0,54  -0,06 -0,29 0,28 0,12 0,07  -0,27  0,36 
0,53 0,16  0,54 
ДТ -0,04 
-0,15 
0,18 
-0,29 
-0,38 0 -0,33 
-0,53 0,05  0,37 -0,06 
-0,43 -0,19 
Попад. 
-0,30 -0,21  -0,35 
-0,56 
-0,33 
-0,70 0,29 -0,58 -0,19 -0,23 -0,26 0,53 -0,11 
Проп. -0,11 
-0,01 
-0,53 0,19 -0,55 0 -0,08 
0,27 0,53 -0,11 0,39 0,27  0,53 
РДОоп 
-0,14 -0,09 -0,05  -0,11 -0,01  -0,20  0,58 
0,58 
0,47 -0,30 -0,47 
-0,70 -0,11 
РДОзап 
0,01 -0,09  0,39 -0,16 0,05 -0,34 0,28  0,28  0,19  -0,35 
-0,66 -0,31  -0,69 
Неврот. 0,05 
0,23 -0,10 0,08 0,25 -0,08 
-0,24 
-0,37 0,05  0,39 0,20 0,43 -0,08 
Психопат. 
0,40 
0,37 
0,44 
0,31 0,24  0,37 
-0,43 
-0,37 
-0,44 
-0,44 
-0,69 0,28  0,03 
УТобщ 
-0,17 -0,18 -0,14  -0,23 -0,19  -0,23 -0,18 -0,17  -0,15  -0,33 -0,09 0,04  0,70 
УТшк. 
-0,11 -0,20 -0,03  -0,17 -0,25  -0,09 -0,19 -0,01  -0,35 -0,27 -0,05 0,15  0,42 
УТсам. 
-0,31 -0,01 -0,05  -0,11 -0,02  -0,15 -0,31 -0,37 -0,10 -0,34 -0,11 0,09  0,61 
УТмежл. 
-0,32 
-0,31 
-0,30 
-0,37 -0,29  -0,39 -0,08 -0,10  -0,01  -0,32 -0,08 0,11  0,70 
Кортизол 
-0,34 
-0,70 0,13  -0,48 
-0,80 0,18 0,13 0,47 
-0,42 0,07  0,01 -0,79 
-0,37 
Т 
0,31 
0,50 -0,07  0,56 
0,77 -0,04 -0,37 
-0,57 
0,32 -0,23 -0,04 0,65 0,43 
Э -0,15 
-0,39  0,01  -0,11 -0,20  0,03  -0,25 -0,27  -0,07  -0,51 -0,21 -0,61 -0,09 
Т/Э 
0,38 
0,67 0,11  0,52 
0,70 0,13 -0,19 
-0,31 0,13 -0,02 -0,08 0,77 0,28 
ИМ 0,23 
0,17 
0,21 
0,53 0,24  0,50 0,21 0,38 -0,30 -0,30 -0,70 0,21  -0,64 
W10 
0,92 
0,92 
0,88 

0,92 
0,89 
-0,45 
-0,85 
-0,35 
-0,48 
-0,53 
-0,68 
-0,59 
А10 
-0,56 
-0,55 
-0,51 
-0,45 
-0,85 
-0,35 

0,96 
0,93        
∠ atdл. 
-0,46 
-0,35 
-0,36 
0,68 
-0,47 
-0,38 0,24  0,01  -0,17  1     
∠ atdпр. 
-0,15 
-0,43 -0,26  0,58 
-0,51 -0,27  0,06  0,22  -0,02  0,80 
1    
Лин.Ал. 
-0,42 -0,07  -0,22  -0,68 -0,29 -0,30  0,25  0,10  0,33 
-0,38 -0,08  1  
Лин.Апр 
-0,23 -0,21 -0,19  -0,15 -0,07 -0,19  0,15  0,15  0,26  -0,22  0,08 
0,83 

Примечание: ВЗМР – время зрительно-моторной реакции, мс; ДТ – дифференцировочное торможение (количество ошибок); Попад. – количество попаданий в тесте 
«Реакция на движущийся объект» (РДО); Проп. – количество пропусков в тесте РДО; РДОоп – реакция опережения, мс; РДОзап – реакция запаздывания, мс; Неврот. – 
невротизация;  Психопат. – психопатизация;  УТобщ – уровень  общей  тревожности;  УТшк – уровень  школьной  тревожности;  УТсам – уровень  самооценочной  
тревожности; УТмежл – уровень межличностной тревожности; Т – тестостерон; Э – эстрадиол; Т/Э – отношение тестостерона к эстрадиолу; ИМ – индивидуальная 
минута; W10 – количество завитков на десяти пальцах;  А10 – количество дуг на десяти пальцах; л. – левая рука; пр. - правая рука; ∠ atd. – высокое расположение угла 
atd; ГСтот – тотальный гребневой счет; ГСл и ГСпр.  - гребневой счет на пяти пальцах левой и правой руки; А10 - количество дуг на десяти пальцах; Лин.Ал.- продольное 
расположение линии А. 
 

Анализ корреляционных отношений между показателями дерматоглифики 
показал,  что  количество  завитков  отрицательно  коррелирует  с  величиной    ∠ 
atd (r = -0,53), количеством  дуг (r = -0,85, левая  рука)  и  продольным 
расположением  линии  А (r = -0,68), положительно - с  величиной  гребневого 
счета (r = 0,92); продольное  расположение  линии  А  на  левой  руке 
отрицательно  коррелирует  с  количеством  завитков,  тотальным  гребневым 
счетом и высоким расположением ∠ atd (табл. 20).  
При  этом  большинство  изменений  обнаружено  на  левой  руке.  Более 
высокая экосенситивность выявлена у мальчиков.  
Полученные данные имеют не только теоретическое, но и практическое 
значение,  поскольку  дерматоглифические  признаки  могут  выступать  в 
качестве  ранних  маркеров  психофизиологических  нарушений.  В  свою 
очередь,  раннее  выявление  нарушений  будет  способствовать  их 
своевременной коррекции. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ 
 
 
Химическое  загрязнение  окружающей  среды,  несмотря  на  внедрение 
безотходных  технологий,  остается  по-прежнему  высоким.  Причина  тому - 
высокий коэффициент кумуляции и низкая скорость выведения из организма 
многих  химических  соединений,  особенно  тяжелых  металлов (C.Elinder, 
1982).  Это  привело  к  накоплению  их  в  питьевой  воде,  дикорастущих 
растениях, 
хлебных 
злаках 
и 
продовольственных 
продуктах 
(Р.С.Гильденскиольд    и  др., 1992; М.Г.Миролюбов, 1998; H.Galal-Gorchev, 
1993; L.Bilczuk et al, 1995; H.Chan et al, 1995; R.Dabeka, A.McKenzie, 1995) и 
как результат - повышенному поступлению в организм тех групп населения, 
которые  непосредственно  не  контактируют  с  ними  в  условиях 
производственной среды (В.Ю.Ярушкин, 1992; H.Noda et al., 1993; Фан Чен и 
др., 1996).   
Бесконтрольное    загрязнение  окружающей  среды  представляет  собой 
новую  угрозу  человечеству.  При  этом  важно  отметить,  что  отрицательные 
факторы  антропогенного  воздействия  способствуют  снижению  резервов 
здоровья на индивидуальном и популяционном уровнях, нарастанию степени 
психофизиологического  напряжения,  росту  специфической  патологии, 
появлению  новых  форм  экологических  болезней  (Вельтищев  Ю.Е.,  Фокеева 
В.В., 1996; Гичев Ю.П., 2002).  
По  данным  большинства  исследователей,  центральная  нервная  система 
(ЦНС)  наряду  с  иммунной  и  эндокринной  системами  раньше  других 
реагируют  на  неблагоприятные  изменения  в  биосфере  функциональными 
расстройствами,  проявляющимися  нарушением  сомато-эндокринного  и 
психо-вегетативного обеспечения адаптационных возможностей организма, в 
значительной  степени  отражающих  уровень  здоровья  человека  (Белоокая 
Т.В., 1993; Гичев  Ю.П., 1996; Копытенкова  О.И.,1997;  Дмитриева  Н.В., 
Глазачев О.С., 2000; Brouwer A., Alhborg U.G., Van-den-Berg M. et al., 1995; 
 
121

Myers G.J., Davidson  P.W., Shamlaye C.F., 1998). При  длительном 
воздействии достаточно высоких концентраций антропогенного загрязнения 
существенно возрастает риск формирования экозависимого патологического 
процесса, имеющего четкую органную специфику (Вельтищев Ю.Е., Фокеева 
В.В., 1996). 
Комплексное исследование, проведенное нами в условиях естественного 
эксперимента,  показало,  что  химически  неблагоприятная  среда  обитания 
обладает выраженным нейротоксическим эффектом, оказывает деструктивное 
воздействие  на  психические  и  личностные  особенности  подростков 12-16 лет. 
Напряжение  центральных  звеньев  регуляции  у  подростков,  проживающих  в 
экологически 
неблагоприятных 
районах, 
приводит 
к 
изменению 
функциональной лабильности и нарушению эндогенной организации ритмов и 
процессов  внутреннего  торможения  в  центральной  нервной  системе, 
снижению  когнитивных  способностей,  повышению  или  понижению  уровня 
общей,  самооценочной  и  межличностной  тревожности,  изменению 
эмоционального статуса.  
У  детей  и  подростков,  проживающих  в  условиях  химического 
загрязнения  окружающей  среды,  установлено  стойкое  повышение 
функциональной активности гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальной и 
гипоталамо-гипофизарно-гонадной  систем,  нарушение  баланса  половых 
стероидов,  судя  по  уровню  кортизола,  тестостерона  (Т),  эстрадиола  (Э)  и 
отношения  Т/Э  и,  как  следствие - снижение  функциональных  резервов 
адаптационных  систем.  Степень  выраженности  дезадаптаций  зависит  от 
периода онтогенеза и пола ребенка. 
Хроническое  воздействие  химических  факторов  среды  приводит  к 
появлению как качественно, так количественно новых признаков в ладонном 
рисунке:  симиальная  линия,  продольное  расположение  линии  А,  редукция 
или полное отсутствие линии С на обеих руках, односторонняя локализация 
окончания  линии D в  полях 5", 8; высокое  расположение  ∠ atd. У  девочек 
 
122

качественным  отличием,  по  сравнению  с  мальчиками,  является  высокая 
частота встречаемости петлевого узора, образуемого линией А на левой руке. 
Качественными  и  количественными  отличиями  пальцевых  узоров  у  детей, 
проживающих  в  химически  загрязненном  районе,  являются:  преобладание 
петлевого и дугового узоров, бимануальная локализация двух дуг на 4-, 5-ом 
пальцах,  конкурирующих  узоров – дуг  и  завитков;  кроме  того,  у  мальчиков 
качественным отличием является высокая частота встречаемости радиальных 
петель и дуг на 2-ом пальце правой руки, у девочек – радиальных петель на 
2-ом пальце левой руки и дуг на правой руке, а также достоверно выраженное 
снижение  величины  гребневого  счета,  особенно  на  левой  руке.  Наиболее 
выраженные  отличия  дерматоглифов  наблюдаются  у  мальчиков,  что 
свидетельствует о более высокой экосенситивности мужского организма.  
Известно, что кожные узоры наследственно обусловлены, но тип узора, 
его форма, направление определяются не только наследственным фактором. 
В  формировании  типа  узоров,  особенно  на  ладонях,  многие  исследователи 
большое  значение  придают  пренатальным  влияниям,  сложному  комплексу 
внутриутробных  факторов  и  другим,  которые  еще  предстоит  выяснить. 
Хорошо известно,  что ряд химических загрязнителей обладают мутагенным 
эффектом.  Кроме  того,  в  последние  два  десятилетия  появились  работы, 
указывающие  на  участие  в  деструкции  генотипа  стрессорных  гормонов 
(Маркель  А.Л.,  Бородин  П.М., 1988). В  связи  с  этим  представляло  интерес 
изучение корреляционных зависимостей между уровнем глюкокортикоидов, 
половых стероидов, баланс которых при хроническом стрессе явно нарушен 
(Василенко Ю.А., Толмачева Н.А., 1997; Губарева Л.И. и др., 2000; Губарева 
Л.И., 2001; Gubareva L.et al., 1997, 1998, 2000, 2001) и  показателями 
дерматоглифического рисунка у детей, проживающих в регионах с высокой 
степенью химического загрязнения.  
Согласно полученным нами данным уровень кортизола отрицательно (r 
= -0,34÷-0,80), а  тестостерон (r = 0,77) и  отношение  Т/Э (r = 0,70) 
 
123

положительно  коррелируют  с  формированием  сложных  узоров – W, 
указывающих  на  высокую  адаптосособность  и  когнитивные  способности 
(Евдокимова  и  др., 1998; Богданов  Н.Н., 2002, наши  данные)  и  величины 
гребневого  счета  на  левой  руке.  Уровень  эстрадиола  обнаруживает  тесную 
отрицательную  связь  с  высоким  расположением  ∠ atd и  продольным 
расположением  линии  А  на  левой  руке,  указывающих  на  снижение 
умственных способностей (Holt S., 1975, наши данные). Полученные данные 
указывает  на  функциональную  значимость  поддержания  гормонального 
баланса для реализации генетической программы. 
Возможно,  гипоталамус,  интегрируя  афферентные  входы  разной 
модальности,  по  мере  увеличения  интенсивности  и/или  длительности 
антропогенного  воздействия,  вовлекает  в  реакцию  адаптации  ряд  других 
систем  организма,  выполняя  таким  образом  функцию  координатора. 
Длительная  активация  ГГАКС  в  условиях  хронического  влияния  факторов 
среды,  по-видимому,  приводит  к  значительному  снижению  их  резервных 
возможностей  и  как  результат - снижению  адаптации  к  адекватным 
физическим  и  психоэмоциональным  нагрузкам.  В  результате  нарастает 
уровень тревожности и неадекватность самооценки, которые детерминируют 
социальную дезадаптацию. 
 В  пользу  этого  свидетельствуют  тесные  и  выраженные  связи 
показателей дерматоглифики с величиной ИМ (r = ±0,30÷0,70), являющейся 
эндогенным критерием организации ритмостаза и адаптивных возможностей 
организма  (Моисеева  Н.И., 1991; Губарева  Л.И., 2001), уровнем 
психопатизации (r = ±0,31÷0,69), показателями  функционального  состояния  
центральной  нервной  системы  –  ВЗМР,  количеством  ошибок, реакцией 
опережения  и  запаздывания (r = ±0,33÷0,76), показателями  уровня 
тревожности (r = ±0,30÷0,70).  
В  свою  очередь,  эмоциональные  переживания  представляют  собой 
важный компонент адаптивного поведения человека в различных формах его 
 
124

взаимодействия с окружающей средой. При этом важно отметить, что во всех 
случаях эмоциональные переживания и соответствующие им поведенческие 
проявления  возникают  в  результате  субъективной  оценки  человеком 
внешних  требований  и  своих  внутренних  ресурсов.  Понятно,  что  наиболее 
выраженные эмоциональные реакции, как правило, возникают в критические 
моменты  разбалансированности  в  динамическом  процессе  взаимодействия 
человека и среды.  
Тревожность  как  черта  личности,  характеризует  эмоциональную  сферу 
человека.  Уровень  тревожности – это  показатель  индивидуальной 
чувствительности к стрессу и склонности ощущать большинство жизненных 
ситуаций  как  угрожающие.  Очень  высокая  тревожность  является 
субъективным проявлением психологического неблагополучия. В настоящем 
исследовании  установлено,  что  химическое  загрязнение  окружающей  среды 
приводит  к  повышению  уровня  общей  тревожности  у  большинства 
подростков 12-13 лет. Вместе с тем, 22% подростков опытной группы  имели 
низкий 
уровень 
тревожности. 
Подобная 
нечувствительность 
к 
неблагополучию,  по  мнению  Е.И.Рогова (1995), носит  компенсаторный, 
защитный характер и препятствует полноценному формированию личности. 
Эмоциональное  неблагополучие  в  этом  случае  сохраняется  ценой 
неадекватного  отношения  к  действительности.  Повышенный  и  пониженный 
уровень  тревожности  сочетаются  с  изменением  личностных  качеств 
подростков, 
проживающих 
в 
условиях 
химического 
загрязнения 
окружающей  среды,  судя  по  результатам  теста  «Адекватность  самооценки» 
(рис. 6-7). Среди  них  преобладают  низкоэмпатийные  личности.  В 
большинстве  своем,  дети  из  экологически  неблагоприятного  района  более 
замкнуты,  мало  общительны,  пассивны  или,  наоборот,  агрессивны,  часто 
вступают в конфликты. Это нарушает их социальную адаптацию. 
Уровень  тревожности  отражает  вегетативные  реакции  на  различные 
жизненные  ситуации,  функциональное  состояние  ЦНС,  неврозоподобные  и 
 
125

психосоматические нарушения. В пользу этого свидетельствует выявленные 
нами выраженные, тесные и функциональные корреляционные связи уровня 
общей  тревожности  с  величиной  ИМ (r=0,50÷0,60), реакцией  опережения  и 
запаздывания  в  тесте  «Движущийся  объект» (r=0,71÷0,79 у  мальчиков), 
ВЗМР  и  количеством  ошибок  на  дифференцировку  в  тесте  «Цветовые 
раздражители» (r=-0,74) и (r=0,75 у  мальчиков  и r=0,94 у  девочек).  Это 
свидетельствует  в  пользу  предположений E.Levit (1971), считающего,  что  в 
основе  повышения  уровня  тревожности  лежат  избыточная  активность 
корковых центров и ослабление тормозных механизмов.  
Анализ  корреляционных  отношений  между  длительностью  ИМ  и 
уровнем  тревожности  показал,  что  в  подростковом  возрасте  повышенный 
уровень  тревожности  обнаруживает  выраженную  положительную  связь  с 
величиной  ИМ (r=0,50-0,60). Это  вполне  закономерно,  поскольку 
физиологическая  величина  ИМ  в  данном  возрасте  ниже,  чем  у  взрослых.  В 
случае же очень высокого уровня тревожности величина ИМ укорачивается 
ниже  физиологической  нормы,  что  указывает  на  значительное  снижение 
адаптационных 
возможностей 
(Н.И.Моисеева, 1991; Л.И.Губарева, 
А.А.Колесникова, 1995). Таким  образом,  определение  длительности  ИМ 
может быть использовано не только для определения степени адаптации, но 
и  для  определения  состояния  психического  здоровья.  Между  уровнем 
кортизола и длительностью ИМ выявлена тесная корреляционная связь (r= -
0,75-0,86),  что  также  указывает  на  высокую  критериальную  и 
прогностическую ценность последней. 
В  основе  формирования  папиллярного  рельефа  лежит  совокупность 
таких явлений,  как эпидермально-дермальная дифференцировка, движение и 
рост  клеточных  комплексов,  поэтому  при  нарушениях  в  любом  из  них 
возможны отклонения в признаках дерматоглифики. Это в значительной мере 
объясняет  выявленные  нами  тесные  связи  между  показателями 
дерматоглифики 
и 
анаболическими 
(тестостерон, 
эстрадиол) 
и 
 
126

катаболическими  (кортизол)  стероидами.  Эти  изменения  сводятся  к 
отклонениям от нормы признака в различных участках  гребешковой  кожи  и,  
как  правило,  к  образованию  группы  ассоциаций  с    различными  
морфогенетическими  причинно-следственными связями. 
Средовые  воздействия  могут  фенокопировать  весь  путь    реализации 
ассоциативной  связи  "аномалии - дерматоглифика".  Причинный  фактор 
иногда  "запускает"  ассоциативную  связь  либо  перед,  либо  одновременно  с 
закладкой и формированием гребешковой кожи,  что может повлечь за собой 
явления  двоякого  рода:  непосредственное  влияние  на  морфогенное  поле 
гребешковой кожи; изменение трофики кожи, интенсивности роста. Диапазон 
связей зависит от времени проникновения в организм зародыша патогенного 
начала. В пользу этого свидетельствует тот факт, что наибольшие изменения 
дерматоглифического  рисунка  по  ряду  признаков  были  выявлены  у 
подростков 14-15 лет,  родившихся  в 198 -198 года,  то  есть  у  тех  детей, 
внутриутробное  развитие  которых  проходило  в  условиях  более  мощного 
загрязнения  окружающей  среды  (Справка  райсэс, 1991) и  матери  которых 
более  длительное  время  подвергались  воздействию  неблагоприятных 
химических факторов среды. 
Более того, хорошо известно,  также,  что ряд химических загрязнителей, 
таких как соли тяжелых металлов,  нитраты,  нитриты, формальдегид, ДДТ и 
некоторые  пестициды  и  гербициды  обладают  мутагенным  эффектом,  что 
могло привести к деструкции генотипа. 
Наиболее  редким  типом  пальцевых  узоров  у  большинства  народов 
является  дуга.  Европеоидную  и  негроидную  расы  отличает  частая 
встречаемость  петлевогот  узора,  а  монголоидную – завиткового  узора. 
Имеются  различия  и  по  распределению  узоров  на  разных  пальцах.  Дуговой 
узор чаще обнаруживается на 2-ом и реже на 3-ем пальцах, петлевой на 5-ом 
и 3-ем, завитки – на 1-ом и 4-ом пальцах рук. Такое распределение узора, по 
мнению  И.С.  Гусевой  (1986), Т.М.  Никитиной (1998), устанавливалось  в 
 
127

результате  эволюции  манипуляторных  и  орудийных  действий,  когда 
отбирался  оптимально  тактильно-рецепторный  аппарат  вместе  сего 
поверхностной  структурой.  Основные  виды  орудийных  действий 
выполняются  при  концевом 5-ом  пальце  и 3-ем  пальце  с  ульнарным 
наклоном, именно на этих пальцах чаще всего встречаются петли; наиболее 
сложные  скользящие,  вращательные  и  охватывающие  движения  связаны  в 
основном  с  действиями 1-ом  и 4-ом  пальцев,  на  них  чаще  формируются 
сложные  узоры – завитки;  наиболее  однородное  поле  контакта  с 
поверхностью орудий выявляется на 2-ом и отчасти на 3-ем пальцах – чаще 
здесь встречаются дуги. 
Руки человека иногда настолько выразительны, что и беглый взгляд на 
них позволяет составить достаточно верное представление об их обладателе. 
Не  зря  считают,  что  стремление  спрятать  руки,  скажем,  за  спину  говорит 
либо  о  скрытности  натуры  вообще,  либо,  по  меньшей  мере,  о  нежелании 
именно  в  этот  момент  обнаружить  перед  окружающими  свои  чувства 
(Богданов  Н.Н., 2002). Наши  исследования  показывают,  что  в  ряде  случаев 
руки  лучше  не  прятать,  а  как  можно  раньше  показывать  специалистам  по 
дерматоглифике. Статистика свидетельствует, что те, у кого среди пальцевых 
узоров  преобладают  дуги,  отличаются  сугубо  конкретным  мышлением,  им 
трудно  приспосабливаться  к  изменениям  окружающей  обстановки  и 
прислушиваться  к  мнению  других  людей.  Они  правдивы,  откровенны,  не 
любят  закулисных  интриг,  легко  "режут  прямо  в  лицо  правду-матку".  Для 
них  могут  быть  трудны  длительные  поездки  в  транспорте,  и  они  нередко 
плохо переносят жару, многие стараются избегать алкоголя, не вызывающего 
у  них  приятного  расслабления.  У  таких  людей  могут  наблюдаться 
нежелательные реакции на лекарства, в особенности на те, что воздействуют 
на  психику - транквилизаторы,  антиаллергические  препараты.  Вообще, 
можно  говорить,  что  здоровье  у  этих  людей  в  достаточной  мере  хрупкое,  и 
именно  потому,  наверное,  их  в  нашем  обществе  немного  (Богданов  Н.Н., 
 
128

2002).  Возможно  поэтому  типичная  дуга - наиболее  редкий  из 
распространенных  пальцевых  узоров.  Чаще  всего  встречается  на 
указательном и среднем пальцах левой руки.  
Обладатель  единственного  завитка  на  большом  пальце  правой  руки 
может  изводить  окружающих  длительными  рассуждениями  по  самым 
разнообразным  вопросам  (то,  что  специалисты  называют  резонерством).  В 
стрессовых  условиях,  когда  необходимо  быстро  принять  важное  решение, 
или  даже  просто  при  эмоциональном  разговоре  на  повышенных  тонах  он 
может совершенно терять ориентировку и совершать поступки, казалось бы, 
никак не соответствующие его опыту и уровню интеллекта. Узоры типа дуг, 
петель  и  завитков  на  ладони  очень  редки.  Люди,  обладающие  ими, 
представляют  собой  определенную  загадку.  Чаще,  чем  другие,  они 
встречаются среди пациентов невропсихиатрических клиник (Богданов Н.Н., 
2002).  
Кожные узоры на ладонях и пальцах усложняются по мере удаления от 
Европы  к  востоку  и  к  югу  (Г.Л.  Хить,  Н.А..Долинова, 1990). За  этими 
особенностями  волярного  рельефа  и,  следовательно,  нервной  системы  А.Н. 
Чистикин (1997) увидел  принципы,  определившие  пути  создания 
европейской  цивилизации - одной  из  самых  мощных  в  мире.  Он 
предположил,  что  ими  определяются  и  экстравертность  европейской 
цивилизации  с  ее  научно-техническим  прогрессом,  и  интравертность, 
свойственная народам Индии, Японии и Китая. Упрощение узоров, согласно 
полученным нами данным, допустимо рассматривать как регресс популяции.  
Действительно,  загрязнение  окружающей  среды  отходами  химического 
производства приводит к достоверному увеличению процента встречаемости 
дугового  узора,  симиальной  линии,  а  также    высокого  расположения  ∠ atd 
(величина > 57°). Высокое расположение ∠ atd и симиальная линия являются 
признаками, типичными для детей  олигофренов (Sarah B., Holt S., 1973).  По 
данным  Т.Н.  Бархатовой (1978 г.)  для  детей,  проживающих  в  экологически 
 
129

загрязненных  районах,  характерно  отставание  в  умственном  развитии.  По 
нашим  данным  процент  умственно  отсталых  детей  и  детей  с  нервно-
психическими заболеваниями в Кочубеевском районе выше, чем в среднем по 
краю. 
Таким  образом,  загрязнение  окружающей  среды  химическими 
веществами  в  концентрациях,  превышающих  ПДК  приводит,  по  всей 
видимости,  к  деструкции  генотипа,  что  находит  выражение  в  изменениях 
ладонного  рисунка  кожи.  Поскольку  кожа  и  центральная  нервная  система 
образуются  из  одного  и  того  же  зародышевого  листка – эктодермы, 
допустимо  полагать,  что  увеличение  в  химически  загрязненных  районах 
числа  детей  с  умственной  отсталостью  может  быть  также  обусловлено 
деструктивными изменениями генотипа. 
Учитывая тот факт, что уровень личностной и реактивной тревожности 
(согласно  нашим  данным)  генетически  детерминирован,  раннее  его 
выявление 
с 
помощью 
дерматоглифических 
показателей 
будет 
способствовать 
формированию 
профилактики 
риска 
нарушения 
формирования 
психофенотипа 
и 
своевременной 
психокоррекции 
неврозоподобных 
и 
психопатических 
состояний 
(реакций). 
Это 
обусловливает  высокую  актуальность  проведенного  исследования  и  его 
практическую значимость.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
130

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 
 
Резюмируя  вышеизложенное,  можно  заключить,  что  загрязнение 
окружающей  среды  отходами  химических  производств  приводит  к  раннему 
повышению уровня стрессорных гормонов, изменению баланса анаболических 
и  катаболических  стероидов,  андрогенов  и  эстрогенов  и,  как  следствие, 
нарушению 
психического 
развития, 
изменению 
качественных 
и 
количественных  признаков  дерматоглифического  рисунка,  способности 
растущего  организма  адаптироваться  к  условиям  проживания,  к 
психоэмоциональным  и  информационным  нагрузкам.  Динамика  сдвигов 
выявленных  нами  нарушений  зависит  от  пола  и  периода  онтогенеза.  Более 
выраженные  изменения  наблюдаются  у  мальчиков.  Выявленные  изменения 
могут негативно сказаться на процессах репродукции и социальной адаптации.  
Поскольку дерматоглифический рисунок генетически детерминирован, а 
кожа  и  центральная  нервная  система  образуются  из  одного  и  того  же 
зародышевого  листка – эктодермы,  допустимо  полагать,  что  увеличение  в 
химически  загрязненных  районах  числа  детей  с  нарушениями  психики  и 
умственной  отсталостью  может  быть  обусловлено  деструктивными 
изменениями  генотипа  и/или  нарушением  реализации  генетической 
программы. 
Полученные данные имеют не только теоретическое, но и практическое 
значение,  поскольку  дерматоглифические  признаки  могут  выступать  в 
качестве  ранних  маркеров  психофизиологических  нарушений.  В  свою 
очередь,  раннее  выявление  нарушений  будет  способствовать  их 
своевременной коррекции. 
 
 
 
 
 
 
131

ВЫВОДЫ 
1.  Химически  неблагоприятная  среда  обитания  обладает  выраженным 
нейроток-сическим  эффектом,  оказывает  деструктивное  воздействие  на 
психические  и  личностные  особенности  подростков 12-16 лет.  Напряжение 
центральных  звеньев  регуляции  у  подростков,  проживающих  в  экологически 
неблагоприятных  районах,  приводит  к  изменению  функциональной 
лабильности  и  нарушению  эндогенной  организации  ритмов  и  процессов 
внутреннего  торможения  в  центральной  нервной  системе,  снижению 
когнитивных  способностей,  повышению  или  понижению  уровня  общей, 
самооценочной  и  межличностной  тревожности,  изменению  эмоционального 
статуса,  что,  по  всей  видимости,  детерминирует  делинквентные  формы 
поведения,  негативно  сказывается  на  социальной  адаптации  и  обусловливает 
необходимость  разработки  и  использования  адекватных  личностно-
ориентированных методов коррекции. 
2.  У  детей  и  подростков,  проживающих  в  условиях  химического 
загрязнения  окружающей  среды,  установлено  стойкое  повышение 
функциональной активности гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальной и 
гипоталамо-гипофизарно-гонадной  систем,  нарушение  баланса  половых 
стероидов,  судя  по  уровню  кортизола,  тестостерона  (Т),  эстрадиола  (Э)  и 
отношения  Т/Э  и,  как  следствие - снижение  функциональных  резервов 
адаптационных  систем.  Степень  выраженности  дезадаптаций  зависит  от 
периода онтогенеза и пола ребенка. 
3.  Хроническое  воздействие  химических  факторов  среды  приводит  к 
появлению как качественно, так количественно новых признаков в ладонном 
рисунке:  симиальная  линия,  продольное  расположение  линии  А,  редукция 
или полное отсутствие линии С на обеих руках, односторонняя локализация 
окончания  линии D в  полях 5", 8; высокое  расположение  ∠ atd. У  девочек 
качественным  отличием,  по  сравнению  с  мальчиками,  является  высокая 
частота встречаемости петлевого узора, образуемого линией А на левой руке.  
 
132

4.  Качественными  и  количественными  отличиями  пальцевых  узоров  у 
детей,  проживающих  в  химически  загрязненном  районе,  являются: 
преобладание  петлевого  и  дугового  узоров,  бимануальная  локализация  двух 
дуг на 4-, 5-ом пальцах, конкурирующих узоров – дуг и завитков; кроме того, 
у мальчиков качественным отличием является высокая частота встречаемости 
радиальных петель и дуг на 2-ом пальце правой руки, у девочек – радиальных 
петель на 2-ом пальце левой руки и дуг на правой руке, а также достоверно 
выраженное  снижение  величины  гребневого  счета,  особенно  на  левой  руке. 
Наиболее  выраженные  отличия  дерматоглифов  наблюдаются  у  мальчиков, 
что свидетельствует о более высокой экосенситивности мужского организма.  
5.  Выявленные  изменения  дерматоглифического  рисунка  коррелируют  с 
повышением  уровня  тревожности  и  психопатизации,  ВЗМР,  количеством 
ошибок на дифференцировку, реакцией опережения и запаздывания, уровнем 
кортизола,  эстрадиола  и  тестостерона  в  слюне,  нарушением  соотношения 
Т/Э,  длительностью  ИМ.  Изменение  качественных  и  количественных 
признаков дерматоглифического рисунка у детей, проживающих в химически 
загрязненных  районах,  в  совокупности  с  нарушением  эндогенной 
организации ритмов, функции центральной нервной системы, гормонального 
статуса  позволяет  предполагать  наличие  у  них  деструктивных  изменений 
генотипа или/и нарушений реализации генетической программы. 
6.  Комплексный  подход  к  проведению  исследований  и  оценке  его 
результатов  позволил  выявить  легко  доступные  маркеры  адаптации: 
длительность  индивидуальной  минуты,  уровень  тревожности,  уровень 
невротизации 
и 
психопатизации, 
адекватность 
самооценки, 
дерматоглифические  показатели.  Выявленные  нами  маркеры  дезадаптации 
могут  использоваться  в  других  регионах  в  качестве  показателей 
экологического неблагополучия и формирования групп риска возникновения 
экообусловленной патологии. 
 
  
 
133

СПИСОК  ЛИТЕРАТУРЫ 
 
1.   Агаджанян  Н.А.,  Торшин  В.И.  Экология  человека. – М.:  Крук, 
1994. – 254 с.  
2.  Абрамова  Т.Ф.,  Никитина  Т.М.,  Изаак  С.И.,  Кочеткова  Н.И. 
Асимметрия 
признаков 
пальцевой 
дерматоглифики, 
физический 
потенциал  и  физические  качества  человека // Морфология. - 2000. – Т. 
118, № 5. - С.56-59. 
3.   Алексеева  Г.М.  Двигательная  активность  в  формировании 
физического  состояния  девочек  в  различных  экологических  условиях: 
Автореф. дис... канд. мед. наук. - Рязань, 1997. - 15 с.  
4.   Анохин  П.К.  Узловые  вопросы  теории  функциональных  систем.- 
М.: Наука, 1980.- 197 с. 
5.  Аполлонова  И.А.,  Моисеева  Т.Ф.  Возможность  выявления 
специфических  и  патологических  особенностей  и  состояний  человека  по 
отпечаткам  его  пальцев // Экспертная  практика  и  новые  методы 
исследования. - М., 1997. – Вып. 1-2. - С.18-20. 
6.  Арский  Ю.М.,  Данилов-Данильян  В.И.,  Залиханов  М.Ч., 
Кондратьев  К.Я.,  Котляков  В.М.,  Лосев  К.С.  Экологические  проблемы: 
Что происходит, кто виноват и что делать? - М: МНЭПУ. - 1997. - 330 c.  
7.  Арутюнян 
А.Г. 
Пальцевые 
дерматоглифы 
как 
средство 
прогнозирования  и  отбора  в  спорте.  Генетические  маркеры  в 
антропогенетике  и  медицине // Тез. 4-го  Всесоюзного  симпозиума 28-30 
июня 1988 г. – Хмельницкий, 1988. – С. 140-141.  
8.  Аршавский  И.А.,  Очерки  по  возрастной  физиологии.-  М.: 
Медицина, 1967.- 389 с. 
9.   Ахвердова 
О.А. 
Экологическая 
среда 
и 
пограничная 
подростковая  психиатрия // Клинические  и  организационные  вопросы 
пограничной психиатрии. – М., 1994. – С.274-277. 
 
134

10. Ахвердова  О.А.,  Боев  И.В.,  Гюлушанян  К.С.,  Кобрянова  И.В., 
Терещенко Э.В., Луковка  Я.В. Экологическая  психология. Деструктивное 
воздействие  химических  факторов  органического  происхождения  на 
коституционально-психотипологическую  структуру  личности  подростка. 
– Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001. – Вып. 1. - 68 с. 
11.  Баевский  Р.М.  Прогнозирование  состояний  на  грани  нормы  и 
патологии. – М.: Медицина, 1979.- 298 с. 
12.  Бадалян Л.О. Невропатология. – М.: Академия, 2003. – 368 с. 
13.  Бархатова  Т.П.  Репродуктивная  функция  и  развитие  детей  у 
женщин с заболеваниями щитовидной железы и надпочечников: Автореф. 
дисс. … докт. мед. наук. – М., 1978. – 23 с. 
14.   Батурин  В.А.,  Карагальцев  В.И.,  Нелупенко  Л.В.,  Никитин 
А.В.,  Строченко  Э.Г.,  Уразаев  Н.А.,  Чухлебова  Н.С.  Загрязнение 
природной  среды  Ставрополья  как  причина  биогеоценотической 
патологии // Вестник ветеринарии. – 1998,- №8 (2/98).- С.10-14. 
15.  Бахур А.Т., Канарейкин К.Ф., Майвелов Л.С. Неврологический 
аспект  медицинской  экологии // Клиническая  медицина,  1991. - Т. 68. -  
№ 8.  
16.  Бейли  Н.  Статистические  методы  в  биологии / Пер.  с  англ. 
В.П.Смилги.- М.: Иностранная литература, 1962.- 260 с. 
17.  Белоокая  Т.В.  Динамика  состояния  здоровья  населения 
Беларуси  в  современной  экологической  ситуации // Проблемы 
биокультурной адаптации человека. – Минск, 1993. – С. 11-15.  
18.  Богданов Н.Н. Дерматоглифика пишущих левой рукой // Вопр. 
психол. – 1997, - №2. – С.76-87. 
19.  Богданов  Н.Н.  Дерматоглифика  серийных  убийц // Вопр. 
психол. – 1998, - №4. – С.61-63. 
20.  Богданов Н.Н. Заметки о дерматоглифике // Человек. – 2002, - 
№5. – С.129-144.  
 
135

21.  Богданов  Н.Н.  Постижение  индивидуальности // ООО 
Вопросы психологии – М., 2001. 
22.  Богданов  Н.Н.,  Горбачевская  Н.Л.,  Солониченко  В.Г.  и  др. 
Особенности  электрической  активности  мозга  девочек 6-8 лет  с  разным 
дерматоглифическим рисунком кисти // Докл. РАН. – 1994. – Т. 338, №3. – 
С.420-424. 
23.  Богданов Н.Н., Солониченко В.Г. Синдром Вильямса – модель 
генетически  детерминированного  правополушарного  доминирования // 
Физиол. журн. Им. И.М. Сеченова. – 1995, №8. – С.81-84. 
24.  Богданов  Н.Н.,  Абрамова  Т.Ф.  Так  нас  природа  сотворила // 
Природа. – 1998. –  №6. – С.60-77.    
25.  Боев  И.В.,  Ахвердова  О.А.,  Проблемы  психологического  и 
психического  здоровья // Современные  проблемы  психотерапии, 
пограничной  психиатрии  и  медицинской  (клинической)  психологии. – 
Ставрополь, 2000. – С.62-70.  
26.  Бутова О.А., Лисова И.М. Дерматотип и соматотип подростков 
Ставрополья // Здоровый  город – здоровые  дети:  Матер.  Межрегион. 
научно-практ. конф. – Ставрополь, 2000. – С. 553-557. 
27.  Бутов  В.С.,  Бутова  О.А.  Ценностные  основания  здоровья // 
Здоровье и болезнь как состояния человека. - Ставрополь: СГМА, 2000. – 
С. 44-49. 
28.  Василенко  Ю.А.,  Толмачева  Н.А.  Уровень  кортикостероидных 
гормонов  и  показатели  дерматоглифики  у  детей,  проживающих  в 
экологически  неблагоприятных  районах // Окружающая  среда  и  человек: 
Матер. и тез. студенческой конф. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 1998. Вып. 7. 
– С. 105. 
29.  Васильев В.Н. Здоровье и стресс. – М.: Знание, 1991 – 160 с. 
 
 
136

30.   Великорецкая  М.Д.  Значение  дерматоглифики  в  клинической 
практике // Педиатрия. –  1986, №6. – С.38-43. 
31.  Вельтищев  Ю.Е.,  Фокеева  В.В.  Экология  и  здоровье  детей. 
Химическая экопатология. – М.: Медицина, 1996. – 57 с. 
32.  Венедиктов Д.Д., 1994а 
33.  Волоскова 
Н.Н. 
Систематический 
анализ 
проблемы 
аномальной  личностной  изменчивости  органического  происхождения // 
Проблемы психофизиологии. – Ставрополь, 2003. – С. 95-110. 
34.  Волоцкой  М.В.  Географическая  изменчивость  пальцевых 
узоров // Краткие  сообщения  о  научных  работах  НИИ  ин-та  и  Музея 
антропологии МГУ. – 1941. – Вып.9. – С.23-24. 
35.  Герасимов И.П. // Изв. АН СССР. Сер геогр. – 1975, №3. – С.   
36.  Гигиеническая 
оценка 
сельскохозяйственных 
продуктов, 
выращенных  с  применением  осадка  хозяйственных  бытовых  сточных  вод  в 
качестве удобрений: Отчет о НИР (заключительный) МНИИГ им. Эрисмана, 
рук. Д.Д.Браун.- № гос. регистрации 78033766.- М., 1980.- 182 с. 
37.  Гильденскиольд  Р.С.,  Новиков  Ю.В.,  Хамидулин  Р.С., 
Анискина Р.И., Винокур И.Л. Тяжелые металлы в окружающей среде и их 
влияние на организм // Гигиена и санитария, 1992, - № 5-6. - С.6-9. 
38.  Гуминский  А.А.,  Леонтьева  Н.Н.,  Маринова  К.В.  Руководство  к 
лабораторным занятиям по общей физиологии.- М.: Просвещение, 1990.- С.216-221 
39.  Гичев Ю.П. К вопросу классификации заболеваний человека для 
целей  изучения  влияния  загрязнения  окружающей  среды  на  здоровье  
населения // Сибирский психиатрический журнал. – 1996,  №1. – С . 36-41. 
40.  Гладкова  Т.Д.  Кожные  узоры  кисти  и  стопы  обезьяны  и 
человека. -  М.: Наука, 1966. –  151 с.  
41.  Гладкова  Т.Д.  Материалы  по  корреляции  между  кожными 
узорами  ладоней // Современная  антропология.  Труды  МОИП. – 1964. – 
Т.14, №5. – С. 37-39. 
 
 
137

42.  Гладкова  Т.Д.  Явления  симметрии  и  асимметрии  у  человека  в 
признаках дерматоглифики // Вопросы антропологии. – 1962. – Вып.10. – 
С. 45-48.  
43.  Глотов  Н.В.,  Животовский  Л.А.,  Хованов  Н.В.,  Хромов-
Борисов Н.Н. Биометрия. – Л.: Лен Гу, 1982. – 258 с. 
44.  Голдовская  Л.Ф.,  Перистый  В.А.,  Плетнев  М.Ю. // Экология 
человека, 2000, №3. – С. 70-72. 
45.   Губарева  Л.И.  Экологический  стресс. – СПб.:  Ланъ, 
Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2001.- 448 с. 
46.  Губарева Л.И., Василенко Ю.А., Толмачева Н.А., Губарева Е.В. 
Особенности  формирования  дерматоглифического  рисунка  у  детей  с 
гормональным  дисбалансом // Физиология  развития  детей  и  подростков. 
Междунар. конф.: Тез. докл. - М., 2000.- С.171. 
47.  Губарева Л.И., Василенко Ю.А., Толмачева Н.А., Губарева Е.В. 
Адаптационные  возможности  детей  и  подростков,  проживающих  в 
условиях  химического  загрязнения  городской  и  сельской  местности // 
Экология человека: от прошлого к будущему: Тез. Всеросс. научн. конф. – 
М.: Изд-во МНЭПУ, 2000. – С.157. 
48.  Губарева Л.И. и др., Функция коры надпочеч-ников и симпато-
адреналовой  системы  у  детей 6-ти  лет,  проживающих  в  регионах, 
загрязненных 
продуктами 
химических 
производств 
(тезисы) // 
Эндокринная  система  организма  и  вредные  факторы  окружающей  среды: 
IV Всесоюзная конфе-ренция. Тез. докл. - Л., 1991. – 276 с. 
49.  Губарева Л.И., Држевецкая И.А., Солгалов Г.Д. Функция коры 
надпочечников  у  детей 6 лет,  проживающих  в  регионе,  загрязненном 
отхода-ми химического производства // Физиология человека. – 1994, № 4. 
- С.106-109. 
50.  Губарева  Л.И. Зимова Л.Н., Жогина Л.А.  Степень загрязнения 
 
138

атмосферного  воздуха  и  влияние  химических  загрязнителей  на 
физическое  развитие  и  эндокринную  систему  детей 6 лет // Вестник 
Ставропольского  государственного  педагогического  университета: – 
Ставрополь, 1995. - Вып. 2. - С.58-59. 
51.  Губарева  Л.И.,  Држевецкая  И.А.,  Каюмова  С.С.,  Джандарова 
Т.И.и  др.  Экологическая  оценка  продуктов  химических  предприятий  г. 
Ставрополя // Актуальные  вопросы  экологии  и  охраны  природы 
Ставропольского  края  и  сопредельных  территорий.  Матер.  научно-практ. 
конф. - 1991.–168с. 
52.  Губарева  Л.И.,  Мизирева  О.М.,  Чурилова  Т.М.  Экология 
человека: Практикум для вузов. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003. 
– 112с 
53.  Губарева Л.И., Колесникова А.А., Индивидуальная минута как 
показатель адаптации организма // Нейроэндокринология – 95.: Тез. докл. 
IV Всероссийской конф.  – СПб., 1995. – 149 с. 
54.  Гузеев  В.В.  и  др., 1987; Гузеев  В.В.,  Коршунов  Г.В., 
Коршунова Р.А., Ризо Л.С., Грищенко Т.П., Милованова Т.Н., Царева Н.М. 
Проявление  синдрома  адаптации  у  детей,  проживающих  в  условиях 
техногенного  загрязнения  воздушной  среды // Эндокринная  система 
организма  и  вредные  факторы  внешней  среды / Тез.  докл. III Всесоюзн. 
конф.- Л.,1987.- С.56. 
55.  Гусева  И.С.  Морфогенез  и  генетика  гребешковой  кожи 
человека. Минск: Белорусь, 1986. – 158 с. 
56.   Гусева  И.С.  Ассоциации  дерматоглифических  нарушений // 
Здравоохранение Беларуси. – 1979,  №10. – С.68-69. 
57.  Гусева  И.С.  Генетические  проблемы  в  дерматоглифике. 
Автореф. дисс. д-ра биол. наук. – Минск, 1982. – 38 с. 
58.  Гусева  И.С.  Причинно-следственные  связи  в  ассоциациях 
 
139

дерматоглифических  нарушений // Тез. IV съезда  Беларусского  о-ва  
генетиков  и  селекционеров.  –  Минск:  Беларусь,  1981.  –  Ч.2.  – 94 с.   
59.  Гусева  И.С.,  Казей  Н.С.  Дерматоглифика  при  некоторых 
хромосомных  аномалиях  у  человека // Вопр.  антропологии. – 1970. – 
Вып.35.- С. 146-158. 
60.  Гусева  И.С.,  Стамбровская  В.М.,  Беззубик  С.Д.  К  вопросу 
формирования  папиллярных  рисунков  пальцев  рук  человека. – Арх. 
АГЭ, 1981. – №2. – С. 75-80.   
61.  Гюлушанян 
К.С., 
Терещенко 
Э.В., 
Психологическая 
диагностика  влияния  экологических  факторов  на  формирование 
конституционально-типологических  особенностей  личности  подростка 
//  Современные  проблемы  психотерапии,  пограничной  психиатрии  и 
медицинской  (клинической)  психологии. – Ставрополь, 2000. – С.170-
172.  
62.  Давиденкова Е.Ф. Хромосомные болезни. – В кн.: Проблемы 
медицинской генетики. – М.: Медицина, 1970. – 186 с. 
63.   Дмитриев 
Д.А. 
Физиологическая 
оценка 
состояния 
организма  детей  в  зависимости  от  экологических  условий // Экология 
человека.- 1991, №1. – С. 55-57. 
64.  Дорожнова К.П. Роль социальных и биологических факторов 
в развитии ребенка. – М.: Медицина, 1983. - 162 с.  
65.  Драгичина  Э.Л.  Профессиональные  болезни  нервной 
системы. – М., 1998. – 88 с. 
66.  Држевецкая 
И.А. 
Эндокринная 
система 
растущего 
организма. М.: Высшая школа, 1987. – 207 с. 
67.  Држевецкая  И.А.,  Солгалов  Г.Д.,  Губарева  Л.И.  Функция 
коры  надпочечников  у  детей 6 лет,  проживающих  в  регионе, 
загрязненном  отходами  химического  производства // Физиология 
 
140

человека. – 1994, №4.- С.106-109  
68.  Жданова Л.А. Системная деятельность организма ребенка при 
адаптации  к  школьному  обучению:  Автореф.  дисс.  д-ра  мед.  наук. – М., 
1990. – 30 с. 
69.   Загорученко  Е.А.  Эмбриональное  развитие  и  топографическая 
гистология кожи человека: Автореф. дисс. д-ра мед. наук. – М., 1973. – 33 с. 
70.  Зимова Л.Н., Жогина Л.А., Губарева Л.И. Степень загрязнения 
атмосферного  воздуха  и  влияние  химических  загрязнителей  на 
физическое  развитие  и  эндокринную  систему  детей 6 лет //  Вестник 
Ставропольского 
государствнного 
педагогического 
университета.- 
Ставрополь: СГУ, 1995.- Вып.2.- С.58-59.  
71.  Зубович 
В.К. 
Гормональные 
влияния 
на 
организм 
новорожденного.- Минск: Беларусь, 1989.- 160 с. 
72.  Иванова  Е.М.,  Письменная  Е.Е,  Шибаева  Л.М.  Динамика 
экологической  ситуации  на  Ставрополье // Вестник  Ставропольского 
государственного университета.- Ставрополь: СГУ, 1996.- №6.- С.114-116. 
73.  Ильин  Е.П.  Дифференциальная  психифизиология. – СПБ.: 
Питер, 2001. – 464 с. 
74.   Кадмий: экологические аспекты.- М.: Медицина, 1994.- 160 с.  
75.  Калантаевская К.А. Морфология и физиология кожи человека. 
– Киев: Здоровье, 1972. – 267 с. 
76.  Калантаевская К.А. Эмбриология рисунка кожи у человека, его 
возрастные  и  патологические  изменения. – Научн.  изв.  Казахской  ССР. 
Алма-Ата. – 1953,  №11. – С. 80-81. 
77.  Карчава  Г.В.  Санитарно-микробиологическая  характеристика 
прибрежной морской полосы в курортной зоне //  Гиг. и санит. – 1983, № 
12.- С.56-58.  
78.  Кобозева  Н.В.,  Рассохин  А.В.  Роль  эндокринной  системы 
 
141

плода  в  невынашиваемости  беременности // Невынашивание  и 
недонашивание беременности / Сб. науч. тр. - М., 1984. - С.101-106. 
79.  Копытенкова  О.И.  Региональные  особенности  здоровья 
населения  и  перспективы  организации  санитарно-гигиенического 
мониторинга. – СПб., 1997. – 148 с. 
80.  Корте Ф. Экологическая химия: Пер. с нем. / Под ред. Ф.Корте. 
– М.: Мир, 1997. – 396 с. 
81.   Кучма  В.Р.  Проблема  мониторинга  состояния  здоровья 
детского  населения  в  связи  с  факторами  окружающей  среды // Гигиена  и 
санитария. – 1993, №11. – С. 4-7.  
82.  Кучма  В.Р.,  Акинфиева  Т.А.,  Панасюк  н.Н.,  Гильденскиольд 
С.Р.,  Девяткова  Г.Н.,  Панченко  Л.А.  Подходы  к  мониторингу  состояния 
здоровья рабочих химических производств // Гигиена и санитария.- 1994, 
№4. – С. 24-26. 
83.  Кучма  В.Р.,  Миннибаев  Т.Ш.,  Башкирова  Е.В.,  Нарышкина 
М.А., Кузнецова А.И. Динамические наблюдения за состоянием здоровья 
детей  в  городе  с  развитой  химической  промышленностью // Гигиена  и 
санитария. -  1994, №2. – С. 37-40. 
84.  Кучма  В.Р.  Физиолого-гигиенические  проблемы  выполнения 
конвенции  ООН  о  правах  ребенка  (К  пятой  годовщине  присоединения  к 
конвенции России) // Гигиена и санитария, 1996, № 2.- С.40-44.  
85.  Лазановская  И.Н.,  Орлов  Д.С.,  Садовникова  Л.К.  Экология  и 
охрана биосферы при химическом загрязнении. – М.: Высш. школа, 1998. 
– 287с.  
86.  Лакин Г.Ф. Биометрия.- М.: Высшая школа, 1990.- 352 с. 
87.  Ласукова  И.Н.  Особенности  экологической  ситуации  на 
территории  Владимирской  области // Окружающая  среда  и  человек:  Мат. 
научн.-метод. конф.- Ставрополь, 1998.- Вып.7.- С.48-49. 
 
142

88.  Легостаева Е.Г. // Гигиена труда, 1990. - №9. – С. 53-54.  
89.  Леви  Л.  Определение  и  концептуальные  аспекты  охраны 
здоровья  в  связи  с  работой // Психоэмоциональные  факторы  на  работе  и 
охрана  здоровья / Под  ред.  Р.Калимо,  М.А.Эль-Батави,  К.Л.Купера. – 
Женева: ВОЗ, 1989. – С.18-22.  
90.  Лисова И.М. Адаптивные возможности и конституциональные 
особенности  организма  студентов  разных  климатогеографических 
регионов: Автореф. дис. кан. биол. наук. – Ставрополь, 2002. – 22 с. 
91.   Лысенко  Л.В.  Коррекция  нарушений  психики  у  подростков, 
проживающих 
в 
условиях 
экологического 
неблагополучия, 
фитопрепаратом  корня  солодки // Эколого-физиологические  проблемы 
адаптации: Тез. докл. XI международ. симпозиума. – М.., 2003. – С. 211. 
92.  Лысенко  Л.В.  Комбинированные  методы  специализированной 
психологической  помощи  подросткам,  проживающим  в  экологически 
неблагоприятной среде: Автореф. дисс. … канд. психол. наук, 2003. – 22 с. 
93.  Майстренко  В.Н.,  Хамитов  Р.З.,  Будников  Г.К.  Эколого-
аналитический мониторинг супертоксикантов. – М.: Химия, 1996. – 318 с. 
94.   Маркель  А.Л.,  Бородин  П.М.  Стресс  как  фактор  регуляции 
генетической 
изменчивости // Онтогенетические 
и 
генетико-
эволюционные  аспекты  нейроэндокринной  регуляции  стресса. - 
Новосибирск: Наука, 1990. - С.148-159. 
95.   Машковский М.Д. Лекарственные средства: В 2 т. – 13-е изд. – 
Харьков: Торсинг, 1998. –  Т.1 – 560 с. 
96.  Миролюбов  М.Г.  Загрязнение  среды  и  бесплодие  животных // 
Актуальные  проблемы  и  достижения  в  области  репродукции  и 
биотехнологии / Сб. научн. тр. - Ставрополь, 1998.- С.105-108. 
 
 
 
143

97.  Можаев  Г.А.,  Сидоренко  Г.И.  Санитарное  состояние 
окружающей среды и здорового населения. – М.: Медицина, 1987. – 203 с. 
98.  Моисеева  Н.И.  Время  в  нас  и  время  вне  нас.-  Л.: 
Лениздат,1991.- 156 с. 
99.  Моисеева 
Н.И., 
Сысуев 
В.М. 
Временная 
среда 
и 
биологические ритмы. – Л.: Наука, 1981. – 127 с. 
100.   Небел  Б.  Наука  об  окружающей  среде:  Как  устроен  мир:  В 2 
т.: Пер. с англ. – М.: Мир, 1993. – Т.2. – 336 с. 
101.  Никитина  Т.М.  Оценка  двигательной  одаренности  с  учетом 
особенностей 
пальцевой 
дерматоглифики 
спортсменов, 
специализирующихся  в  видах  спорта,  направленных  на  развитие 
выносливости,  скоростно-силовых  и  координационных  способностей: 
Автореф. дис. канд. пед. наук. - М., 1999. – 18 с. 
102.  Никитюк  Б.А.  Пальцевые  дерматоглифы  как  маркеры  темпов 
пренатального  роста  производных  эктодермы // Генетические  маркеры  в 
антропогенетике  и  медицине:  Тез. 4-го  Всесоюзного  симпозиума. – 
Хмельницкий, 1988. – С. 133-140.  
103.  Николаев 
Н.М. 
Экологическая 
ситуация 
в 
крае. 
Статистический сборник. - Ставрополь, 1991. - С. 7-12. 
104.  О  состоянии  здоровья  населения  Ставропольского  края.- 
Ставрополь, 1996.- 110 с. 
105.  Отрощенко  Н.М.,  Талакин  Ю.Н.,  Уманский  В.Я.,  Сорокина 
С.Ф.,  Гриднева  Н.В.  Информационная  характеристика  адаптационной 
реакции  симпато-адреналовой  системы  у  детей  при  воздействии 
атмосферных  загрязнений // Эндокринная  система  организма  и  вредные 
факторы внешней среды: Тез. докл. Всесоюзной конф.- Л., 1987.- С. 174. 
106.   Охрана  окружающей  среды  в  Ставропольском  крае. 
Статистический  сборник / Госкомстат  РСФСР.  Ставропольское  краевое 
 
144

управление статистики.- Ставрополь, 1991.- 34 с. 
107.  Охрана  окружающей  среды  в  Ставропольском  крае. 
Статистический  сборник / Госкомстат  РСФСР.  Ставропольское  краевое 
управление статистики.- Ставрополь, 1992.- 34 с. 
108.  Охрана  окружающей  среды  в  Ставропольском  крае. 
Статистический  сборник / Госкомстат  РСФСР.  Ставропольское  краевое 
управление статистики.- Ставрополь, 1993.- 40 с. 
109.  Охрана  окружающей  среды  в  Ставропольском  крае. 
Статистический  сборник / Госкомстат  РСФСР.  Ставропольское  краевое 
управление статистики.- Ставрополь, 1994.- 40 с. 
110.  Охрана  окружающей  среды  в  Ставропольском  крае. 
Статистический  сборник / Госкомстат  РСФСР.  Ставропольское  краевое 
управление статистики.- Ставрополь, 1995.- 40 с. 
111.  Платонов  Г.Г.  Совершенствование  системы  психиатрической 
помощи  для  решения  проблемы  региональной  экологической  психиатрии 
// Российский психиатр. журн. – 1997, №1. – С. 41-44.  
112.  Положий  Б.С.,  Вернекина  Н.С.,  Хруленко  И.О.  и  др.  Эколого-
эпидемиологические 
 
особенности 
распространения 
некоторых 
психических  заболеваний  в  России // Клинические  и  организационные 
вопросы пограничной психиатрии. – М., 1994. – С. 252-254.  
113.    Пэттен  Б.М.  Эмбриология  человека / Пер.  с  англ. – М.: 
Медгиз, 1959. – 768 с. 
114.  Равич-Щебгро  и.В.,  Марюкова  Т.М.,  Григоренко  Е.Л. 
Психогенетика. – М.: Аспект пресс, 2000. – 448 с. 
115.  Рец  Т.Н.  Экологические  проблемы  Свердловской  области // 
Окружающая  среда  и  человек.  Материалы  научн.-метод.  конференции. - 
Ставрополь, 1998.- Вып.7.- С.51-52. 
 
 
145

116.  Рогов  Е.И.  Настольная  книга  практического  психолога  в 
образовании.- М.: Владос, 1995.- 382 с. 
117.   Сапронов  Н.С.  Фармакология  гипофизарно-надпочечниковой 
системы. – СПб.: Специальная литература, 1998.- 336 с.  
118.  Сергиенко Л.П. К вопросу о ранней диагностике двигательных 
способностей  детей  на  основе  генетических  маркеров // Генетические 
маркеры  в  антропогенетике  и  медицине:  Тезисы    4-го  Всесоюзного 
симпозиума. – Хмельницкий, 1988. – С. 145-146. 
119.  Сетко  Н.П.,  Томонова  О.Б.,  Делов  В.С.  Влияние  экзогенных 
серосодержащих  химических  веществ  на  женский  организм // Гигиена  и 
санитария, 1994,  №6. – С. 14-17  
120.  Сидоренко  Г.И.,  Можаев  Е.А.  Санитарное  состояние 
окружающей среды и здоровье населения.- М.: Медицина, 1987.- 128 с. 
121.  Скурлатов  Ю.И.,  Дука  Г.Г.,  Мизити  А.  Введение  в 
экологическую химию. – М.: Высш. школа, 1994. – 400 с.  
122.  Солониченко  В.Г.,  Богданов  Н.Н.,  Горбачевская  Н.Л.,  Изнак 
А.Ф., Кожушко Л.Ф., Панкратова Е.А. Особенности ЭЭГ у девочек 6-8 лет 
с разным дерматоглифическим рисунком кисти // Доклады академии наук 
РАН, 1994, Т.338. - С. 420-424. 
123.   Стадницкий  Г.В.,  Родионов  А.И.  Экология.-  М.:  Высшая  шк., 
1988.- 372 с. 
124.  Статистический отчет краевого управления здравоохранения и 
краевого 
комитета 
госсанэпиднадзора 
при 
администрации 
Ставропольского края (1991-1996);  
125.  Строченко  И.Э.  Особенности  физиологии  репродуктивного 
периода  женщин  в  условиях  хронического  воздействия  химических 
факторов  среды  низкой  интенсивности.  Пути  повышения  адаптации: 
Автореф. дисс… канд. мед. наук. - Ставрополь, 2004. – 22 с. 
 
146

126.  Сухотина  Н.К.  Психическое  здоровье  детей,  проживающих  в 
регионах с различным уровнем антропогенного загрязнения. Сообщение 
1 // Социальная  и  клиническая  психиатрия. – 2001, №11. – Вып.2. – С. 
19-23. 
127.  Таболин  В.А.,  Лукина  Л.И.  Нейроэндокринная  система  плод-
плацента-мать // Функции  надпочечников  у  плодов,  новорожденных  и 
грудных детей.- М.: Медицина, 1975.- С.71-84. 
128.  Терещенко  Э.В.,  Кобряков  И.В.,  Луковка  Я.В.  Актуальные 
проблемы окружающей среды на личностные особенности подростков // 
Современные  проблемы  психотерапии,  пограничной  психиатрии  и 
медицинской  (клинической)  психологии. – Ставрополь, 2000. – С.293-
295.  
129.   Фан  Юань  Чэн,  Лю  Юу  Цун,  Цан  Хунь  Хуэй.  Содержание 
свинца  и  кадмия  в  крови  взрослых  людей  г.Чанша,  КНР // Гигиена  и 
санитария. -  1996, № 2.- С.39-40. 
130.  Усоев  С.С.  Дерматоглифика  в  клинике: (Морфогенетические 
аспекты, использование в диагностике хромосомных болезней и медико-
генетическом  прогнозировании):  Автореф.дисс….  д-ра  мед.  наук. – М., 
1980. – 32 с.  
131.   М.Фешбах,  А.Френдли-младший,  Экоцид  в  СССР. – М.: 
Наука, 1992. – 422 с. 
132.   Хить Г.Л. Дерматоглифика народов СССР. – М.: Наука, 1983. 
– 280 с. 
133.  Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В., 2002  
134.  Чистикин  А.Н.  Методика  и  техника  дерматоглифических 
исследований. – Тюмень, 1997. – 16 с. 
135.  Чистикин  А.Н.  Изменчивость  структур  кожного  рельефа  и 
реактивность организма: Автореф. дисс... д-ра мед. наук. – М., 1997. - 32с. 
 
147

136.  Чистикин  А.Н.  Особенности  дерматоглифики  при  отдельных 
видах легочной патологии. – Тюмень, 1993. – 16 с. 
137.  Чистикин  А.Н.,  Чистикина  Т.А.  Профессиональный  отбор  по 
признакам  дерматоглифики / Науч.  высш.  шк. // Матер.  итог.  научно.-
практ. конф. – Тюмень. 1995. - С.71-72 
138.  Чудновский  В.С.  Основы  общей  и  медицинской  психологии.- 
Ставрополь, 1991.- 65 с. 
139.  Шаляпина В.Г., Лазовская Л.Г., Солдатов А.С., Чемыртан Н.А. 
Внешние факторы среды в формировании критических периодов развития 
гипофиз-адреналовой  системы  в  онтогенезе  у  крыс // Эндокринная 
система  организма  и  вредные  факторы  внешней  среды:  Тез. II Всесоюзн. 
конф. - Л., 1983. - С.220. 
140.  Шаляпина  В.Г.  Эндокринология  репродукции.-  СПб:  Наука, 
1991.- 192 с. 
141.  Шарец Ю.Д. Дерматоглифика в медицине // Вестник Академии 
наук СССР. 1973, № 7. – С. 61-69. 
142.  Шварц  В.Б.,  Алексеева  С.В.  Опыт  качественной  и 
количественной  оценки  признаков  дерматоглифики  у  детей  для  прогноза 
их 
спортивной 
перспективности. 
Генетические 
маркеры 
в 
антропогенетике и медицине: Тез.  4-го Всесоюзного симпозиума 1988 г. – 
Хмельницкий, 1988. – С. 150-151. 
143.   Шепотько 
А.О., 
Дульский 
В.А., 
Сутурин 
А.Н.            
// Гигиена и санитария., 1993. - №8. – С. 70-75; 
144.  Экологическая  химия:  Пер.  с  нем. / Под  ред.  Ф.Корте. – М.: 
Мир, 1997. – 396 с.  
145.  Экологический паспорт г.Ставрополя .- Ставрополь, 1995.- 102 с. 
146.  Экологический  паспорт  г.Невинномысска. – Невинномысск, 
1995. – 128 с. 
 
148

147.   Эльпинер  Л.И.,  Васильев  В.С.  Проблемы  питьевого 
водоснабжения в США.- М.: Наука, 1983.- 168 с. 
148.  Янсон Э.Ю., Рудзит Г.П., Межарауп Г.П. / Менделевский съезд 
по общей и прикладной химии: Тез. докл. – Минск, 1993. – С 443-444.  
149.  Ярушкин  В.Ю.  Тяжелые  металлы  в  биологической  системе 
мать-новорожденный  в  условиях  техногенной  биогеохимической 
провинции // Гигиена и санитария. - 1992, № 5-6. - С.13-15. 
150.  Astrand P.O., Ryhming J. A. Nomogram for calculation of aerobic 
capacity (physical fitness) from pulse rate during submaximal work // J.Appl. 
Physiol., 1954. - V.7, - № 7.- P.218-223. 
151.  Baghurst P.A, Mc Michael A.Y., Tong S., Wigg N.R. // 
Epidemiology. – 1995. – V. 6, №2. - P. 104-109.  
152.  Baranovska I.  // Ibid. -1995, №4. – P. 229-232;  
153.  Bilczuk L., Jastrebska J., Mach H., Ebertowska Z., Zwolinski J., 
Cygan L. Zawartosc kadmu w calodziennych racjach pokarmonowych dzieci 
wiejskich w wieku czkolnym // Roczniki Panstwowego Zakladu Higieni.- 
1995.- 46, №1.- P.13-20.  
154.  Bonnevie K. Die ersten Entwicklungsstadien der Papillarmuster 
der menschlichen Fingerballen. – Nytt. mag. Naturvidenskabende (Oslo). 
1927. – Bd.65. – P.19-56. 
155.   Brown M., Paskind H.A. Constitutional differences between  
deteriorated and nondeteriorated patient with epilepsy: dactylographic studies 
// J. Nervous Mental Desease. - 1940.  – V. 92,  № 4. –  P. 579-604. 
156.   Brown M.S., Goldstein J.L. A proteolytic pathway that controls 
the cholesterol content of membranes, cells and blood. Proc. Natl. Acad. Sci. 
USA. 1999.  – P. 11041-11048. 
157.  Burns J.M., Baghurst P.A., Sawyer M.G. et al. Lifetime low-level 
exposure to environmental lead and children’s emotional and behavioural 
 
149

development at ages 11-13 years. The Port Pirie Cohort Study // Am. J. 
Epidemiology. – 1999. – V. 149, N B. – P. 193-197.  
158.  Bychowska M. Palmar dermatoglyphics in primates. – Folia 
morphol., 1930. – V.2. – P.15-54 
159.   Chan H.M., Kim C., Khoday K., Receveur O., Kuhnlien H.V. 
Assesment of dietary exposure to trace metals in Baffin Inuit food // 
Environmental Health Perspectives.- 1995.- V.103, № 7-8.- P.740 - 746. 
160.  Cummins H. Epidermal ridge configurations in developmental 
defects, with particular reference to the ontogenetic factors which condition 
ridge directions // Amer. J. Anat. - 1926. – V. 38. – P. 89-151  
161.  Dabeka R.W., McKenzie A.D. Survey of lead cadmium, fluoride, 
nickel and cobalt in food composites and estimation of dietary intakes of these 
elements by Canadians in 1986-1988 // Journal of AOAC International.- 1995.- 
V.78.- № 4.- P.897-909. 
162.   Dogra R.K.,  Murphy R.C., Srivastava A.K., Gaur J.S., Shukla 
L.J., Varmani B.M. Cattle mortality in the Thane district, Jndia: a study of 
cause /effect relation-ships // Archives of Environment. Contamination & 
Toxicology.- 1996.- V.30, № 3.- P.292-297. 
163.  Elinder C.G. Cadmium and health: a survey // J. Environm. Stud. - 
1982.- V.19, № 3-4.- P.187-193.  
164.  Ferguson P., Lee J.A. Past and present sulfur pollution in the 
Southern Pennines // Atmospheric environm., 1983.- V.17, № 6.- P.1131-
1137. 
165.  Galal-Gorchev H. Dietary intake, levels food and estimated intake 
of lead, cadmium and mercury (Review) // Food Additives & Contaminants.- 
1993.- V.10, № 1.- P.115-128. 
166.  Gubareva L., Baturin V., Vasilenko J., Tolmachova N. 
Hormonous disbalance at mentally retarded children, living in ecologically 
 
150

unfavourable regions // Pshychiatry in the three Ages of Man: Abstract 
Book. – Rome, Italy, 1997. – Р.19. 
167.  Gubareva L., Vasilenko J., Gubareva H. Endocrine determinants of 
the characterological peculiarities of teenagers personality // 
Psychopharmacology & Biological Narcology: Regional ISPNE Congress. 
Programme and Abstracts. – St. Petersburg, 2001.- Р. 21. 
168.  Gubareva L., Vasilenko J., Gubareva L. The peculiarities of 
psychotype and endocrine study of children living in ecologically 
unfavourable regions // Innovations in Psychiatry: Vth World congress: 
Abstracts. – London, 1998.–  Р. 8.  
169.  Gubareva L., Vasilenko J., Tolmachova N., Lysenko L. Prognosis 
meaning of dermatoglifical pattern at the children living in the chemicaly 
polluted regions // Innovations in Psychiatry – 2000. Vth World congress: 
Abstracts. – London, 2000. – Р. 22. 
170.  Halberg F. (1969). Цит.:  Моисеева  Н.И.,  Сысуев  В.Н. 
Временная среда и биологические ритмы. – Л.; Наука, 1981. – С.127. 
171.  Hallen I.P., Yorhem L., Lagerkvist B.J., Oskarsson A. // Sci. Total 
Environ. – 1995. – V. 166, №1. – P. 149-155.  
172.  Holt S.B. Dermatoglyphics patterns // Genetical variation in 
human populations / G.A. Harrison (Ed.). – Oxford – London – New York – 
Paris: Pergamon press, 1961. – 417 p. 
173.  Holt S.B. The correlations between ridge-counts on different 
fingers estimated from a population sample // Ann. Human Genet. - 1959, № 4. 
– P. 448-467. 
174.  Joshi P.K., Maisami M., Cojle J.T. Prospektive study of intake 
procedures in a child psychiatry clinic // J. clin. Psychiatry. - 1986. – V. 47, № 
3. – P. 111-113. 
175.  Koppel C., Fahron G. Toxicological and neuropsycholigical 
 
151

findings in patients presenting to an environmental toxicology service // J. of 
Toxicology - Clinical Toxicol.- 1995.- V.33, № 6.- P.625.  
176.  Midlo Ch. A comparative study of volar epidermal ridge 
configurations in primates. – Proc. Nat. Acad. Sci. USA. - 1938. – V. 4, № 3. – 
P. 78-84.  
177.  Noda H., Sugiyama S., Yamaguchi M., Tatsumi S., Sano Y. et al. 
Study on secular changes of cadmium concentration accumulated in main 
organs of Japanese // Nippon Hogaku Zasshi.- Japanese Journal of Legal 
Medicine.- 1993.- V.47, № 2.- P.153-159. 
178.  Opitz JM. The RSH syndrome: paradigmatic metabolic 
malformation syndrome? In: New MI, ed. Diagnosis and treatment of the 
unborn child. Reddick, FL: Idelson-Gnocchi, 1998. – P. 43-55.  
179.  Penrose L.S. Fingerprint pattern and sex chromosome. Lancet. -  
1967. – Р. 49. 
180.  Penrose L.S., Ohara P. T. The development of the epidermal 
ridges. – J. Med. Genet., 1973, № 3. – P. 201-208. 
181.  Porter, F.D. Phenotypic, biochemical, and neurophysiological 
characterization of a SLOS mouse model. Am. J. Hum. Genet, 2000. - 280 s. 
182.  Schauman B., Alter M. Dermatoglyphics in medical disordes. - N. 
Y., 1976. – 182. 
183.  Smith E.D. Water characteristics.- JWPCF, 1982. - V.55, № 6.- 
P.541-554. 
184.  Wilde A.G. Analyse der Konkordanzen der Fingerbeerenmuster. I. 
Der dactyloskopische Ahnlichkeit ein- und zweieiiger Zwillinge. – Homo (13), 
Suppl, 1963. – 214 s. 
185.  Witsch-Baumgartner M, Ogorelkova M, Kraft HG, et al. 
Mutational spectrum and genotype-phenotype correlation in 84 patients with 
Smith-Lemli-Opitz syndrome. Am J Hum Genet 2000,66. – P. 402-412.  
 
152

186.  Wertelecki W: Dermatoglyphics. In:Human Malformations and 
Related Anomalies, vol II, Oxford Monographs on Medical Genetics, Oxford 
University Press, New York, 1993 No.27, p.999-1016 
187.  Zielonka E., Wodzien M. Blood cadmium and lead levels among 
school children in Cracow // Folia Medica Cracoviensia.- 1993.- V.34.- № 1-
4.- P.85-96. 
 
 
 
 
 
 
153


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

18545. Определение удлинения зарядной каморы. Приборы ПЗК и ПКИ 18.79 KB
  Определение удлинения зарядной каморы. Приборы ПЗК и ПКИ Для измерения длины зарядной каморы артиллерийских орудий с целью определения падения начальной скорости снарядов вследствие износа канала ствола удлинения зарядной каморы предназнача
18546. АВТОМАТИЗИРОВАННОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ 11.2 KB
  АВТОМАТИЗИРОВАННОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ проектирование при котором отдельные преобразования описаний объекта и или алгоритма его функционирования или алгоритма процесса а также представления описаний на различных языках осуществляются при взаимодействии человека и ЭВ
18547. CAD-системы 11.92 KB
  НазначениеCADсистемы сomputeraided design компьютерная поддержка проектирования предназначены для решения конструкторских задач и оформления конструкторской документации более привычно они именуются системами автоматизированного проектирования САПР. Как правило в соврем
18548. Условия СОЗДАНИЯ САПР 15.99 KB
  Условия СОЗДАНИЯ САПР Создание и развитие САПР осуществляется самой проектной организацией с привлечением при необходимости других организациисоисполнителей в том числе научноисследовательских институтов и высших учебных заведений. Следует подчеркнуть что созд
18549. Стадии и этапы проектирования САПР 14.82 KB
  Стадии и этапы проектирования. Разработка сложного изделия и конструкторской документации на него является трудоемким процессом с большими затратами. Гост устанавливает разбивку процессов проектирования на отдельные стадии. На каждой стадии решается определенный к...
18550. Блочно-иерархический принцип проектирования САПР 20.3 KB
  Блочноиерархический принцип проектирования. Описание тех.объектов должно быть по сложности согласовано с возможностями восприятия человека и возможностями имеющихся электронновычислительных средств. Однако выполнять это требование в рамках единого описания. Не ра
18551. Аспекты и Этапы проектирования САПР 17.33 KB
  Аспекты и Этапы проектирования. Кроме описаний свойств объекта по степени подробности на различных иерархических уровнях. Аспекты проектирования. Аспекты характеризуют ту или иную группу родственных свойств объекта. Функциональный аспект отражает физические и ил...
18552. Виды обеспечения САПР 15.85 KB
  Виды обеспечения САПР. Структурирование САПР по различным аспектам обусловливает появление видов обеспечения: В САПР. Принято выделять семь видов обеспечения: Техническое включающее различные аппаратные средства ЭВМ периферийные устройства сетевое коммутационн...
18553. Файловый ввод/вывод в языке ANSI C 2.23 MB
  Задача лабораторной работы состоит в практическом освоении работы с файлами, написание приложения по индивидуальному варианту.