1845

СТАНОВЛЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМОСОЗНАНИЯ КЛИНИЧЕСКИХ ПСИХОЛОГОВ

Диссертация

Психология и эзотерика

Профессиональное самосознание и проблема становления личности профессионала. Основные подходы к решению проблемы становления личности профессионала. Модель личности клинического психолога абитуриентов факультета психологии. Модель личности специалиста и особенности профессиональной составляющей самосознания студентов других специализаций. Особенности становления представлений о профессиональной идентичности клинических психологов.

Русский

2013-01-06

1.27 MB

109 чел.

ЮЖНО–УРАЛЬСКИЙ  ГОСУДАРСТВЕННЫЙ  УНИВЕРСИТЕТ 
 
 
 

На правах рукописи 
 
 
 
 

МАТВЕЕВА 
Лариса  Геннадьевна 
 
 
 
 

СТАНОВЛЕНИЕ  ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМОСОЗНАНИЯ 
 
КЛИНИЧЕСКИХ  ПСИХОЛОГОВ 
 
 
 

Специальность 19.00.01 –  
Общая психология, психология личности, история психологии 
(психологические науки) 
 
 
 

ДИССЕРТАЦИЯ 
на соискание ученой степени 
кандидата психологических наук 
 
 
 

Научный руководитель: 
кандидат медицинских наук, 
доцент Беребин М.А. 
 
 
 
 
 
 

 
Челябинск - 2004 
 

Содержание  
 
 
Введение 
с. 3 – 8 
 
Глава 1.  Профессиональное самосознание и проблема 
с. 9 – 80  
становления личности профессионала 
1.1 
Становление профессионального самосознания 
с. 9 – 12 
1.2 
Компоненты профессионального самосознания 
с. 12 – 18 
1.3 
Структура и содержание «Я-концепции» 
с. 18 – 21  
1.4 
Формирование «Я-концепции» 
с. 21 – 22 
1.5 
Показатели и критерии «Я-концепции» 
с. 22 – 25   
2.1 
Влияние профессионального развития на личность  
с. 25 – 31  
2.2 
Профессиональная направленность личности 
с. 31 – 35  
2.3 
Профессиональное самоопределение 
с. 35 – 38  
3.1 
Основные подходы к решению проблемы становления 
с. 38 – 59  
личности профессионала 
3.1.1 
Профессионально-важные качества личности 
с. 39 – 52  
как условие эффективной деятельности профессионала 
3.1.2 
Коммуникативная компетентность 
с. 52 – 56  
как условие эффективности профессионала 
3.1.3 
Альтруистическая мотивация 
с. 56 – 58  
как основа эффективной деятельности профессионала 
3.1.4 
Управление процессом профессионализации 
с. 58 – 60  
как предпосылка эффективной деятельности профессионала 
4.1 
Становление профидентичности 
с. 60 – 77  
как условие эффективной деятельности профессионала 
4.1.1 
Идентичность как психологический феномен 
с. 60 – 63  
4.1.2 
Социальная идентичность и образ  «Я» 
с. 64 – 67  
4.1.3 
Профессиональная идентичность как психологическая проблема 
с. 67  
4.1.3 
Определяющие категории профидентичности 
с. 67 – 71  
4.1.4 
Этапы обретения профессиональной идентичности 
с. 72 – 75  
4.1.5 
Психологические механизмы становления профидентичности 
с. 75 – 77  
 
Выводы 
с. 78 – 80  
 
Глава 2. Организация и планирование эксперимента 
с. 81 – 93  
2.1 
Цель,  экспериментальные гипотезы, характеристики выборки 
с. 81 – 84 
2.2 
Методы исследования 
с. 84 – 93 
 
Глава 3. Анализ результатов исследования 
с. 94 – 175  
3.1.1 
Модель личности клинического психолога абитуриентов 
с. 96 – 101 
факультета психологии 
3.2.1 
Модель личности клинического психолога студентов первого 
с. 102 – 103 
курса 
3.2.2 
Особенности профессиональной составляющей самосознания 
с. 104 – 106 
студентов первого курса 
3.2.3 
Структура представлений о профидентичности студентов 
с. 107 – 110 
первого курса 
3.3.1 
Модель личности клинического психолога студентов третьего 
с. 110 – 112 
курса специализации «Клиническая психология» 
3.3.2 
Особенности профессиональной составляющей самосознания 
с. 113 – 115 
студентов третьего курса специализации «Клиническая 
психология» 

3.3.3 
Структура представлений о профидентичности студентов 
с. 115 – 119 
третьего курса специализации «Клиническая психология» 
3.4.1 
Модель личности клинического психолога студентов пятого 
с. 119 – 121 
курса специализации «Клиническая психология» 
3.4.2 
Особенности профессиональной составляющей самосознания 
с. 121 – 125 
студентов пятого курса специализации «Клиническая 
психология» 
3.4.3 
Структура представлений о профидентичности студентов пятого 
с. 125 – 129 
курса специализации «Клиническая психология» 
3.5.1 
Модель личности специалиста и особенности профессиональной 
с. 129 – 143 
составляющей самосознания студентов других специализаций 
3.6.1 
Модель личности клинического психолога клинических 
с. 143 – 145 
психологов со стажем работы до 1 года 
3.6.2 
Структура представлений о профидентичности клинических 
с. 145 – 150 
психологов со стажем работы до 1 года 
3.7.1 
Модель личности практикующих психологов-консультантов с 
с. 151 – 152 
опытом работы от 3 лет 
3.7.2 
Структура представлений о профидентичности практикующих 
с. 153 – 155 
психологов-консультантов с опытом работы от 3 лет 
3.8.1 
Модель личности специалиста врачей-психотерапевтов 
с. 155 – 158 
3.8.2 
Структура представлений о профидентичности врачей-
с. 158 – 161 
психотерапевтов 
3.9 
Анализ различий структуры представлений о профидентичности 
с. 162 – 164 
3.10 
Особенности становления представлений о профессиональной 
с. 165 – 166 
идентичности клинических психологов 
3.11 
Процесс становления профессионального самосознания 
с. 167 – 175 
клинических психологов 
 
Выводы 
с. 176  
 
Заключение 
с. 177 – 180  
 
Библиографический список 
с. 181 – 200  
 
Приложение 1.1 
 
 
Приложение 1.2 
 
 
Приложение 1.3 
 
 
Приложение 2 
 
 
Приложение 3 
 
 

Актуальность работы 
Клиническая психология является на сегодняшний день одной  из наиболее 
распространенных  психологических  специализаций  в  мире [187]. Анализ 
тенденций  изменения  кадрового  состава  психологов  США  в  период  с 1987 по 
1997 год свидетельствует о значительном росте (+10,1%) числа специалистов по 
медицинской  психологии [18]. При  этом  клинические  психологи  составляют 
41 %  численности  всех  специалистов,  работающих  в  различных  областях 
психологической науки и практики. 
Существуют  различные  системы  подготовки  специалистов  указанного 
профиля, приобретения ими профессионального мастерства и компетентности. В 
соответствии  с  нормами  практики  на  Западе,  клинический  психолог  за  время 
обучения должен пройти через 3000 часов тренингов личностного роста, работы 
с клиентами и супервизорства (разбор и анализ своей работы с преподавателем 
индивидуально, либо в учебной группе) [187].  
В  подготовке    клинических  психологов  в  нашей  стране  отмечается 
значительный  акцент,  во-первых,  на  дидактической  составляющей  (подготовка 
по  многим  разделам  психологического  знания),  во-вторых,  на  теоретической 
подготовке  (в  связи  с  недостаточным  уровнем  развития  клинических  баз  и 
малочисленностью  кадров  квалифицированных  клинических  психологов),  и,  в-
третьих, на приоритете подготовки в области психодиагностики (в соответствии 
со сложившейся практикой использования клинических психологов в больницах 
и  действующими  нормативными  ограничениями  в  сфере  здравоохранения). 
Личностно-ориентированная  система  подготовки  клинических  психологов  в 
российских  вузах  находится  в  стадии  становления.  По  требованию  Минздрава 
введена обязательная последипломная  подготовка клинических  психологов  для 
работы в учреждениях здравоохранения, в которой предусмотрены мероприятия 
личностно-ориентированного обучения.  
 


Профессионализация – целостный  непрерывный  процесс  становления 
личности  специалиста,  который  начинается  с  момента  выбора  и  принятия 
будущей  профессии,  и  заканчивается,  когда  человек  прекращает  активную 
трудовую деятельность. Наиболее интенсивным периодом профессионализации 
считается  обучение  в  вузе.  Поэтому  важной  задачей  университетского 
образования,  помимо  передачи  знаний  и  умений,  должно  стать  формирование 
личности  профессионала,  содействие  его  идентификации  с  профессией, 
основанное 
на 
учете 
психологических 
закономерностей 
процесса 
профессионализации.  
Важнейшую 
роль 
в 
профессионализации 
играет 
становление 
профессионального 
самосознания, 
выражающееся 
в 
профессиональной 
идентичности.  Профессиональная  идентичность  это    «многомерный  и 
интегративный 
психологический 
феномен, 
обеспечивающий 
человеку 
целостность,  тождественность  и  определенность  в  профессиональной 
деятельности» [215, 216]. О становлении профессиональной идентичности может 
говорить  ощущение  человеком  собственной  компетентности,  эффективности  и 
личной влиятельности.  
Проблемам  формирования  профессиональной  составляющей  Я-концепции 
посвящено  много  работ  как  отечественных,  так  и  зарубежных  психологов 
(Т.М. Буякас;  Э.Ф. Зеер;  М.В. Клищевская, Pascarella, Terentini, Ritzer и  др.). 
Данная  составляющая  структуры  личности  психолога  необходима  для 
успешного  самоопределения  и  предполагает  постоянную  работу  субъекта  по 
формированию  и  детализации  внутреннего  образа  профессиональной 
деятельности [113, 115]. 
Большинство  современных  исследователей  утверждают,  что  решающее 
значение  в  становлении  эффективного  психолога  имеет  динамика  его 
личностного  развития. «Знание  можно  получить  из  книг  или  лекций,  навыки 
приобретаются  в  процессе  работы,  но  их  ценность  ограничена  без 
 


совершенствования  личности» (M.Balint, цит.  по [97]). В  современном 
отечественном  профессиоведении  все  чаще  на  первый  план  выступает 
профессионал,  чья  личность  и  ценностно-смысловая  сфера  одновременно 
определяют  результат  труда  и  сами  претерпевают  изменения  вследствие 
производимой деятельности [114]. 
Поэтому  актуальность  данной  работы  обусловлена,  с  одной  стороны, 
запросами  практики,  требующей  дальнейшего  совершенствования  системы 
профессионального  психологического  образования  и  повышения  качества 
психологических  услуг,  с  другой  стороны,  насущной  потребностью  понять  и 
обосновать  суть  происходящих  в  процессе  профессионального  образования 
изменений в личности будущего специалиста. 
Целью нашей работы стало выявление динамики структуры представлений 
о  профессиональной  идентичности  и  особенностей  ее  становления  в  процессе 
профессионализации клинических психологов. 
В соответствии с этим предметом исследования выступили представления о 
профидентичности  и  их  динамика  на  разных  этапах  профессионального 
становления  личности  специалиста,  а  объектом  –  процесс  становления 
профессионального самосознания клинических психологов. 
В качестве задач, позволяющих достичь поставленной цели, выступили: 
1)  изучение представлений о профессионально важных качествах личности 
клинического психолога у студентов и психологов  с последующей разработкой 
на их основе обоснованных личностных моделей.  
2)  определение 
особенностей 
профессиональной 
составляющей 
самосознания 
студентов, 
обследованных 
на 
различных 
этапах 
профессионализации; 
3)  определение  структуры  представлений  о  профидентичности  студентов 
и психологов на различных этапах профессионализации; 
 


4)  определение 
особенностей 
становления 
 
представлений 
о 
профидентичности  в  процессе  обучения  и  профессионализации  клинических 
психологов. 
Центральной гипотезой исследования выступила следующая: 
Становление    профессионального  самосознания  клинического  психолога  в 
процессе  обучения  связано  с  поэтапным  формированием  реалистичного 
синтетического  образа  личности  клинического  психолога,  расширением 
представлений  о  ролевых  аспектах  профессиональной  деятельности, 
увеличением    числа  компонентов,  включаемых  в  структуру  представлений  о 
профессиональной идентичности. 
В качестве методов исследования были использованы: психосемантические 
методы 
изучения 
представлений, 
метод 
контент-анализа, 
метод 
структурированного интервью, метод репертуарных решеток Дж. Келли. 
Результаты  исследования  анализировались  с  помощью  компьютерной 
программы 
обработки 
данных 
«Экспан–2» (ЭКСперт-АНализ) 
НПО 
«Гуманитарные технологии» (А.Г. Шмелев и др., 1992). Программа позволяет на 
основе  определенного  алгоритма  математико-статистической  обработки 
экспертных  оценок  получать  рейтинг  объектов  оцениваемой  предметной 
области.  Отдельной  процедурой  анализа  данных  является  создание  факторно-
аналитической модели, описывающей исследуемую область представлений.  
Достоверность  полученных  результатов  обеспечивалась  спецификой 
используемых  диагностических  методов  и  организацией  диагностической 
ситуации,  а  также  применением  многомерных  статистических  методов  
(факторный и кластерный анализ). 
Научная новизна и теоретическая значимость исследования 
В  работе  проанализированы  существующие  в  литературе  подходы  к 
становлению личности профессионала (в том числе и к личности клинического 
психолога). Определен наиболее перспективный подход, выделяющий в основе 
 


этого  процесса  становление  профессиональной  идентичности.  Исследованы 
особенности  становления  профессионального  самосознания,  некоторых 
компонентов  профессиональной  идентичности,  выявлены  особенности  модели 
личности  на  разных  этапах  подготовки  и  профессионализации  специалистов. 
Процесс становления профессиональной идентичности клинических психологов 
описан посредством математико-статистических моделей. 
Практическая значимость исследования 
Результаты  исследования  могут  быть  использованы  для  создания  системы 
личностно-ориентированной  до-  и  последипломной  подготовки  клинических 
психологов,  а  также  психологов  других  специализаций,  для  создания  системы 
профотбора  на  кафедры  специализации,  а  также  для  создания  системы 
индивидуальной 
и 
групповой 
психопрофилактики 
профессиональных 
деформаций  личности  и  профессионального  выгорания  у  практикующих 
клинических психологов. 
Положения, выносимые на защиту: 
1. Профидентичность 
является 
важнейшим 
компонентом 
профессионального самосознания. 
2. Образ 
профессионала, 
являющийся 
одним 
из 
компонентов 
профидентичности,  складывается  в  единую  систему  к  концу  обучения  в  ВУЗе. 
Входящие  в  его  состав  профессионально  важные  качества  личности 
клинического  психолога  изменяются  от  обусловленных  внешней  мотивацией  и 
ориентированных  на  внешнюю  оценку,  к  внутренне  мотивированным, 
позволяющим  профессионалу  сначала  «управлять  собой  как  личностью»,  а  в 
дальнейшем «управлять собой как профессионалом». 
3. Профессиональное  самосознание,  определяющее  процесс  становления 
профидентичности,  характеризуется  постепенным  расширением  представлений 
студентов  о  профессиональных  ролях  клинического  психолога,  включением  в 
его состав как факторов, связанных с развитием профессиональных навыков, так 
 


и факторов,  связанных  с  наличием  или  отсутствием определенных  личностных 
качеств.  В  процессе  обучения  происходит  соотнесение  образа  «Я»  с  образом 
профессионала, способствующее становлению профессиональной идентичности. 
4. На  заключительном  этапе  профессиональной  подготовки  в  вузе  и  этапе 
начала  профессиональной  деятельности  происходит  наиболее  интенсивное 
формирование 
субъективной 
модели 
профидентичности. 
В 
качестве 
центральных компонентов этой модели, обеспечивающих динамику становления 
представлений  о  профессиональной  идентичности,  выступают:  личность 
преподавателя,  осознание    взаимосвязей  между  образом  «Я»  и  образом  «Я-
профессионал» и стремление к конструктивному разрешению противоречий. 
Апробация результатов исследования 
Проходила в течение трех лет на факультете психологии Южно–Уральского 
государственного  университета  в  рамках  спецкурсов  для  специализаций 
«Клиническая  психология», «Социальная  психология», «Консультирование»,  а 
также  в  подготовке  по  направлению  «Бакалавр  психологии»  и  в  системе 
последипломного  образования  клинических  психологов.  Основные  положения 
работы  обсуждались  в  процессе  работы  супервизорских  и  балинтовских  групп 
Института  психотерапии  и  консультирования  «Гармония» (2000-2004 г.г.),  на 
круглых  столах  Смоленского  некоммерческого  семинара  по  психотерапии  и 
практической  психологии (1997-2004 г.г.)  и  третьих  Чтениях,  посвященных 
памяти Л.С. Выготского (Москва, РГГУ, 2002 г.). Основные положения работы 
отражены в семи публикациях. 
Объем  и  структура  диссертации.  Диссертация  состоит  из  введения,  трех 
глав,  заключения  и  выводов,  списка  литературы  (включающего 231 
наименование,  из  них 6 – на  иностранном  языке)  и  приложений.  Работа 
иллюстрирована  таблицами  и  рисунками.  Общий  объем  диссертации – 200   
страниц. 
 


ГЛАВА 1. ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ  САМОСОЗНАНИЕ  И 
ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ ПРОФЕССИОНАЛА 
 
Одним  из  наиболее  важных  стратегических  решений  в  жизни  каждого 
человека  является  выбор  профессии.  Принимая  соответствующее  решение, 
человек осуществляет тем самым не только выбор рода занятий, а совершает 
сложный акт самоопределения. 
Выбор  здесь  выходит  за  рамки  решения  проблемы  предпочтительности 
той  или  иной  конкретной  профессии,  превращаясь  для  личности  в 
необходимость  отвечать  для  себя  на  «вечные  вопросы»  о  человеческом 
предназначении, о смысле бытия, о своем месте в жизни.   
Профессионализация – целостный  непрерывный  процесс  становления 
личности  специалиста,  который  начинается  с  момента  выбора  и  принятия 
будущей  профессии,  и  заканчивается,  когда  человек  прекращает  активную 
трудовую  деятельность.  Важнейшую  роль  в  профессионализации  играет 
становление профессионального самосознания, выражающееся, в частности, в 
становлении  профессиональной  идентичности,  позволяющем  говорить  об 
ощущении  человеком  собственной  компетентности,  эффективности  и  личной 
влиятельности, осознании границ своей профессии.  
Профессиональная 
«Я-концепция» (как 
результат 
процесса 
самосознания)  необходима  для  успешного  самоопределения  и  предполагает 
постоянную  работу  субъекта  по  формированию  и  детализации  внутреннего 
образа профессиональной деятельности [113, 115]. 
 
1.1 Становление профессионального самосознания 
 
Самосознание  в  психической  деятельности  человека  выступает  как 
сложный  процесс  опосредованного  познания  себя,  развернутый  во  времени, 
связанный  с  движением  от  единичных,  ситуативных  образов  через 
интеграцию  подобных  ситуативных  образов  в  целостное  образование – 
понятие собственного «Я».  
 
 
9

В  отличие  от  самосознания  в  целом,  профессиональное  самосознание 
специфичнее по своему содержанию – в профессиональном самосознании на 
первый  план  выдвигается  содержание,  касающееся  профессиональной 
деятельности. 
Б.Г. Парыгин  рассматривает  профессиональное  самосознание  как 
осознание  своей  принадлежности  к  профессиональной  группе.  З. Иванова  и 
К. Косев  понимают  профессиональное  самосознание  как  познание  и 
самооценку  профессиональных  качеств  и  отношение  к  ним.  В.Н. Казиев 
считает, что профессиональное самосознание является инстанцией, в которой 
происходит  оценка  имеющихся  достижений,  планирования  направления 
саморазвития, его осуществление [93, 95, 213]. 
П.А. Шавир 
определяет 
профессиональное 
самосознание 
как 
избирательную 
деятельность 
самосознания, 
подчиненную 
задаче 
профессионального  самоопределения.  В  наиболее  обобщенном  виде  оно 
проявляется  в  осознании  себя  как  субъекта  будущей  профессиональной 
деятельности.  Профессиональное  самоопределение  принято  рассматривать 
как  выбор  и  реализацию  способа  взаимодействия  с  окружающим  миром  и 
нахождение смысла в данной деятельности [209]. 
Можно  отметить,  что  профессиональное  самосознание  прямо  связано  с 
осознанием  человеком  себя  в  профессиональной  деятельности,  т.е. 
содержание профессионального самосознания относится к профессиональной 
деятельности и к себе, как к субъекту этой деятельности. Если самосознание 
формируется  в  жизнедеятельности  и  общении  с  окружающими  людьми  и 
является результатом познания себя, своих действий, психических качеств и 
т.д.,  то  профессиональное  самосознание – это  проекция  всех  структурных 
компонентов самосознания на профессиональную деятельность. 
С  целью  практического  изучения  профессионального  самосознания, 
учитывая  функцию  профессионального  самосознания  как  средства 
саморегуляции  профессиональной  деятельности,  структурное  строение 
профессионального 
самосознания 
можно 
представить 
следующим 
 
 
10

компонентным  составом:  осознание  профессиональной  морали;  осознание 
профессиональной 
нравственности; 
осознание 
себя 
как 
субъекта 
профессиональной  деятельности;  осознание  и  оценка  отношений;  осознание 
собственного развития во временной связи [93, 133, 152, 184, 189 и др.]. 
Важным  компонентом  самосознания,  по  мнению  многих  ученых [184, 
189, 209, 211 и  др.],  является  осознание  человеком  себя  как  субъекта  своей 
деятельности.  Он  выбирает  средства,  учитывает  условия  выполнения 
деятельности,  при  этом  хорошо  зная  конечный  продукт  своего  труда. 
Осознание  себя  как  субъекта  профессиональной  деятельности  означает 
осознание  своей  ответственности  и  своей  роли  в  постановке  задач,  в 
формировании  целей,  в  выборе  средств  выполнения  деятельности,  в 
получении конечного продукта. Не менее важным является и осознание своей 
индивидуальности в выполнении деятельности. 
Традиционно  важным  в  структуре  самосознания  считается  осознание 
особенностей  личности.  В  профессиональном  самосознании  содержится 
понимание  именно  тех  свойств  и  качеств,  которые  необходимы  для 
успешного 
выполнения 
профессиональной 
деятельности, 
т.е. 
профессионально важных качеств. Для разных профессий эти качества будут 
разными,  но  степень  их  осознания  оказывает  заметное  влияние  на  выбор 
задач, на ход выполнения деятельности, на уверенность в себе. 
В  структуру  профессионального  самосознания,  как  и  самосознания  в 
целом,  входит  осознание  и  оценка  отношений.  Включение  человека  на 
длительный срок в состав референтной группы обусловливает развитие этих 
отношений.  Именно  в  этих  условиях  формируется  отношение  человека  к 
самому  себе  как  к  специалисту,  отношение  к  коллегам  по  профессии, 
отношение к своей профессиональной деятельности. 
Процесс вхождения молодого человека в избранную им профессию – не 
только  приобретение  соответствующих  трудовых  навыков  и  умений,  но  и 
активное личностное становление, принятие профессии, вживание в нее [15]. 
 
 
11

Развитие личности связано со становлением и развитием ее отношений к 
людям, к миру, к своей деятельности, к самому себе и, в итоге, к собственной 
жизни.  Превращение  этих  отношений  в  устойчивые,  сознательно 
выстраиваемые,  знаменует  становление  человека  как  субъекта  своей 
жизнедеятельности.  Становление  человека  субъектом  собственной  жизни 
означает  его  самоопределение  не  только  по  отношению  к  отдельным 
событиям, но и к жизни в целом [6, 27, 66, 69]. 
 
1.2 Компоненты профессионального самосознания 
 
В  исследованиях  А.А. Деркач  и  О.В. Москаленко [213] выделены 
функциональные 
и 
структурные 
компоненты 
профессионального 
самосознания: 
когнитивный, 
реализующийся 
в 
самопознании; 
мотивационный,  реализующийся  в  самоактуализации;  эмоциональный, 
реализующийся  в  самопонимании;  операциональный,  реализующийся  в 
саморегуляции. 
     1.  Когнитивный  компонент.  Является  начальным  звеном,  образующим 
самосознание.  Осуществляя  самопознание,  то  есть,  обращая  психическую 
деятельность на исследование самого себя, человек производит сознательную 
оценку  своих  поступков  и  себя  в  целом.  Выявление  особенностей  процесса 
самопознания  должно  раскрыть  то,  как  человек  получает  знания  о  себе,  как 
развивает  эти  знания,  как  из  единичных  ситуативных  образов  они 
формируются  в  понятия,  отражающие  сущность  человека,  в  которой  и 
выражается степень его общественной ценности. А соотнесение знания о себе 
с  социальными  требованиями  и  нормами  дает  ему  возможность  определить 
свое место в системе общественных отношений. В процессе взаимодействия с 
внешним миром человек, выступая активно действующим лицом, познает его, 
а вместе с тем познает и себя. Если любая вещь, явление могут быть познаны 
через  соотношение  с  другими  вещами  или  явлениями,  через  процесс 
выявления  их  многочисленных  взаимосвязей,  то  и  самопознание  человека 
 
 
12

может  осуществляться  лишь  через  отношение  данного  человека  к  другим 
людям,  через  разнообразные  формы  связи  его  «Я»  с  «Я»  других. 
Представления  индивида  о  самом  себе,  как  правило,  кажутся  ему 
убедительными  независимо  от  того,  основываются  ли  они  на  объективном 
знании или объективном мнении, являются ли они истинными или ложными. 
Конкретные способы самовосприятия, ведущего к формированию образа «Я», 
могут быть самыми разнообразными. 
Исследователи  считают,  что  для  общей  характеристики  процесса 
самопознания  необходимо  учитывать  и  следующее  важное  положение. 
Самопознание,  как  и  всякая  другая  форма  познания,  не  приводит  к 
конечному,  абсолютно  завершенному  знанию.  Любой  объект  познания,  а 
человек в этом качестве особенно, является неисчерпаемым. Поэтому всякое 
знание  о  себе  является  единством  противоположностей - относительного  и 
абсолютного.  Относительность  знаний  о  себе  обусловлена  постоянными 
изменениями  во  времени  реальных  условий  жизнедеятельности  и  самого 
человека. 
Нередко 
наблюдаются 
расхождения 
между 
реальными 
изменениями человека и тем, что отражено им в образе самого себя, то есть 
новое  в  психологическом  развитии  человека  не  сразу  становится 
содержанием его знания. Недостаточно четко осознавая появившееся новое в 
себе,  человек  как  бы  с  опозданием  его  «открывает»  и  до  этого  времени 
пользуется  старыми  знаниями  о  себе,  старыми  оценками,  хотя  они  уже  на 
самом  деле  не  соответствуют  содержанию  нового  психологического 
образования  и  объективному  его  проявлению.  Постоянная  изменчивость 
знания о себе в процессе самопознания не означает, что знания не могут быть 
истинными. 
Итак,  по  мнению  ученых,  самопознание  как  процесс  проявляется  в 
непрерывности его движения от одного знания о себе к другому знанию, его 
уточнению, углублению, расширению и т.д.  
 
 
13

Самопознание – сложный, многоуровневый процесс, индивидуальный во 
времени.  И.И.  Чеснокова  условно  и  в  общей  форме  разделяет  его  на  два 
уровня: 
•  через  различные  формы  соотнесения  самого  себя  с  другими  людьми. 
При  таком  познании  себя  человек  преимущественно  опирается  на  внешние 
моменты,  включая  себя  в  сравнительный  контекст  с  другими.  Основным 
внутренним  приемом  такого  самопознания  является  самовосприятие  и 
самонаблюдение.  Однако  на  стадии  более  или  менее  зрелого  самопознания 
включается и самоанализ;  
•  человек  оперирует  уже  готовыми  знаниями  о  себе,  в  какой-то  степени 
сформированными,  полученными  в  разное  время  в  разных  ситуациях. 
Ведущими  внутренними  приемами  данного  уровня  самопознания  являются 
самоанализ  и  самоосмысление,  которые  опираются  на  самовосприятие  и 
самонаблюдение [213].  
2.  Эмоциональный  компонент.  Для  самосознания  наиболее  значимо 
стать самим собой (сформировать  себя как  личность), остаться  самим  собой 
(невзирая на отрицательные воздействия) и уметь поддержать себя в трудных 
состояниях и условиях. Самопонимание позволяет расширить представление 
о  природе  «Я»,  являясь  необходимым  моментом  процесса  самосознания. 
Причем  это  личностное  образование  не  сводится  ни  к  самопознанию,  ни  к 
самоотношению,  ни  к  знаниям  о  себе.  Эти  понятия  ни  в  коем  случае  не 
составляют  синонимический  ряд,  каждое  из  перечисленных  понятий  имеет 
свою системную нагрузку в структуре самосознания [103, 133]. 
Самопонимание  выступает  внутренним  условием,  в  значительной 
степени  определяющим  развитие  личности  и  формирование  индивидуально-
типологических особенностей ее структуры. Важно быть равным себе и очень 
важно  себя  узнавать.   Процесс  самопонимания  обуславливает  изменение 
представлений  о  себе.  Посредством  формирования  проблем,  задач  и  их 
решения  происходит  соотнесение  нового  знания  с  некоей  системой 
 
 
14

ценностей.  Происходит  возникновение  «жизненных»  задач  и  задач  на 
определение своих возможностей. 
Самопонимание как процесс проявляется в непрерывном его движении от 
одного  знания  о  себе  к  другому  знанию,  в  формировании  отдельных 
ситуативных  образов  и  смутных,  расплывчатых  представлений  к  более  или 
менее  устойчивому  понятию  о  себе.  По  мнению  исследователей, 
самопонимание  функционирует  как  процесс  построения  и  коррекции  образа 
«Я» (наполнение  самосознания  содержанием,  связывающим  человека  с 
другими людьми и его жизнедеятельности). Отношение личности к другим и 
отношение  общества  к  личности  в  ситуации  согласия,  препятствий, 
конфликта,  кризиса  способствует  организации  мышления  о  самом  себе, 
постижению своего внутреннего «Я». Через оценки и ценности других людей, 
включенных  в  отношения  личности,  субъект  приобретает  свое  место,  место 
своего «Я» в обществе.  
Содержанием  самопонимания  является  не  только  фактическая  сторона 
достижений  человека,  ее  прошлое,  но  и  осознание  возможностей («Я-
реальное»), а также того, каким он хотел бы стать («Я-идеальное»). Желаемые 
ценностные ориентиры «идеального Я» определяют ближние и дальние цели 
в саморегуляции индивида; различие между «идеальным Я» и «реальным Я» 
может  обеспечить  необходимый  источник  мотивации  для  достижения 
желаемого. 
Самопонимание  не  бесстрастный  процесс,  оно  эмоционально  окрашено, 
приносит 
удовлетворение 
или 
горечь. 
Эмоциональная 
сторона 
самопонимания 
представляет 
собой 
своего 
рода 
сплав 
общего 
эмоционального отношения к себе и отношения собственно оценочного. 
Становление самопонимания происходит по нескольким направлениям:  
1)  открытие  и  осмысление  своего  внутреннего  мира,  когда  начинается 
анализ  своих  эмоций  не  как  производных  от  внешних  событий,  а  как 
состояния своего «Я», и появляется чувство своей особенности, непохожести 
на других;  
 
 
15

2)  появление  способности  осмысления  необратимости  времени, 
понимания  конечности  своего  существования,  осмысления  своих  целей, 
жизненных устремлений, сущности и смысла своего бытия; 
 3)  формирование  целостного  и  ценностного  представления  знаний  о 
самом  себе,  отношения  к  себе,  причем  самопонимание  не  только  выступает 
как  характеристика  анализа  особенностей  своего  тела,  внешности, 
привлекательности; осмысляются знания о себе в зависимости от конкретного 
случая, 
связанного 
с 
анализом 
собственных 
психологических, 
интеллектуальных качеств. 
3.  Мотивационно-целевой  компонент.  Содержание  этого  компонента 
реализуется  через  самоактуализацию.  Актуализироваться - значит, 
становиться реальным, существовать фактически, а не только потенциально. 
К.  Роджерс  считал,  что  личность  обладает  врожденной  тенденцией  к 
самоактуализации  и  стремление  к  ней  проявляется  в  целенаправленном 
удовлетворении потребности в самоактуализации в ее жизненной реальности. 
Самоактуализация  предполагает  реализацию  личностного  потенциала  и 
совершенствование  человека.  Самоактуализирующиеся  личности,  по 
определению  А. Маслоу,  полностью  реализуют  все,  на  что  они  способны. 
Они  достигают  намеченных  профессиональных  вершин.  Важным  моментом 
самоактуализации является принятие ответственности за свои действия.  
Профессиональная 
самоактуализация, 
по 
мнению 
А. Маслоу, 
К. Рождерса, 
Ф. Перлза, 
Э. Шострома, 
Л.Я. Гозмана, 
выступает 
операциональным  аналогом  личностной  зрелости.  Высокий  уровень 
самоактуализации  способствует  достижению  творческой  зрелости  личности 
[150, 174, 213]. 
4.  Операциональный  компонент.  Саморегуляция – это  раскрытие 
резервных  возможностей  человека,  а,  следовательно,  развитие  творческого 
потенциала  личности.  Применение  приемов  саморегуляции  предполагает 
активное волевое участие и, как следствие, является условием формирования 
сильной, ответственной личности. 
 
 
16

Саморегуляция  представляет  собой  интегративный  сплав  врожденных  и 
приобретенных стратегий реагирования и готовности к определенной форме 
или  способу  взаимоотношения  со  средой.  Система  психической 
саморегуляции  имеет  иерархическое  строение  и  включает  два  уровня – 
произвольный  и  непроизвольный.  Произвольная  саморегуляция – это 
сознательная  саморегуляция,  которая  всегда  индивидуально  и  личностно 
окрашена. 
Благодаря 
произвольной 
саморегуляции 
возможности 
приспособления  к  различным  трудным  условиям  могут  возрастать  и 
расширяться. На этом уровне реализуется  личностная регуляция внутренней 
деятельности [213]. 
В  структуре  личностной  саморегуляции  К.А. Абульханова-Славская 
выделяет  мотивы,  чувства,  волю,  рассматривая  их  как  детерминанты 
регуляции 
поведения 
и 
деятельности 
человека. 
Развивая 
идеи 
С.Л. Рубинштейна 
о 
становлении 
человека 
субъектом 
своей 
жизнедеятельности,  она  говорит  о  трех  уровнях  развития  саморегуляции, 
представляющих  собой  соотношение  внешнего  (требований  к  выполнению 
деятельности)  и  внутреннего  (свойства  личности).  Если  на  первом  этапе 
личность  согласовывает  свои  особенностями  с  нормами  деятельности,  на 
втором – совершенствует  качество  деятельности  путем  оптимизации  своих 
возможностей,  то  на  третьем  уровне  личность  как  субъект  деятельности 
вырабатывает  оптимальную  стратегию  и  тактику,  проявляя  творческий 
характер  своей  активности.  На  этом  уровне  личность  может  выходить  за 
пределы  деятельности,  повышая  меру  трудности,  осуществляя  такие  формы 
личностной регуляции, как инициатива, ответственность и т.д. Это и является 
психологическим 
механизм 
«авторской 
позиции 
личности» 
в 
профессиональной и любой другой деятельности [2]. 
Высокий  уровень  развития  саморегуляции,  который  объективно 
выражается  в  тонкости,  дифференцированности  и  адекватности  всех 
осознанных  интеллектуальных,  эмоциональных,  поведенческих  реакций, 
 
 
17

поступков,  вербальных  проявлений  и  т.д.,  дает  основание  предполагать  и 
наличие достаточно зрелого состояния развития самосознания в целом. 
Можно сказать, что наиболее сложные формы саморегуляции возникают 
и как завершающий этап самосознающей себя личности. 
Рассмотренные 
функциональные 
компоненты 
профессионального 
самосознания  взаимосвязаны  между  собой,  их  выделение  может  быть 
принято  только  условно.  Эти  компоненты  реализуются  в  двух  планах.  В 
объективном плане их показателем выступает профессиональное мастерство, 
в  субъективном – «Я-концепция».  На  профессиональное  мастерство  как 
целостное  образование  воздействуют  внешние  (профессиональное  обучение, 
социум,  его  требования,  мораль  и  др.)  и  внутренние  (самоактуализация, 
самопознание,  саморегуляция,  самопонимание)  условия,  в  результате  чего 
изменяется  «Я-концепция».  И  наоборот,  изменяющаяся  «Я-концепция» 
воздействует на профессиональное мастерство [82, 122].  
 
1.3 Структура и содержание «Я-концепции» 
 
Понятие  «Я-концепция»  в  западной  традиции  определяется  как 
многоаспектный  феномен – как  набор  образов,  схем,  понятий,  прототипов, 
теорий, целей или задач. В отечественной же традиции под «Я-концепцией» 
понимается  относительно  устойчивая,  в  большей  или  меньшей  степени 
осознанная,  переживаемая  как  неповторимая  система  представлений 
индивида о самом  себе, на основе которой он строит  свое взаимодействие с 
другими людьми и относится к самому себе. 
Таким  образом, «Я-концепция» – это  динамическая  система 
представлений  человека  о  самом  себе,  в  которую  входит  как  собственно 
осознание  своих  физических,  интеллектуальных  и  других  качеств,  так  и 
самооценка, а также субъективное восприятие влияющих на данную личность 
внешних факторов. «Я-концепция» – продукт отражения системы отношений 
личности  к  себе  и  внешнему  миру;  элемент  личностного  образования,  с 
 
 
18

которым  согласуются  все  действия,  эмоции,  чувства,  поведение, 
психологическое здоровье и успех деятельности. 
Рассмотрение  «Я-концепции»  предполагает  вычленение  следующих 
конституирующих:  компонентов,  структур,  измерений,  фокусов  внимания, 
областей, планов и мотивов.  
Компонентами  «Я-концепции»  являются  элементы  или  единства, 
составляющие  ее.  В  первую  очередь  они  представлены  именами 
существительными и прилагательными. По отношению к этим компонентам 
весьма  сложно  сформировать  какую-либо  упорядоченную  классификацию. 
Подобная  классификация  затруднена  еще  и  тем,  что  «Я-концепция» 
отражается  в  естественном  языке,  для  которого  характерны  размытость  и 
дублирование  многих  терминов.  Первые  серьезные  попытки  такого  рода 
классификации  были  предприняты  в 1950 году J. Bugental и S. Izelen. 
Наиболее успешным явилось исследование C. Gordon систематизировавшего 
ответы  по  широко  применяемому  опроснику  «Кто  Я?»,  позволившее 
сформировать 30 широких  категорий.  В  последующих  работах  ему  удалось 
сформировать частотный словарь, включающий 5000 единиц. Описательную 
составляющую  «Я-концепции»  чаще  всего  называют  образом  «Я»  или 
представлением о себе [92]. 
 Категория  «структура»  отражает  взаимоотношения  между  элементами. 
Для расположения частей друг относительно друга важным является способ 
их  упорядочения.  Не  все  компоненты  равноположны,  некоторые  являются 
основополагающими,  другие – периферическими.  Поэтому  крайне  важно 
выяснение  того,  насколько  характерен  тот  или  иной  компонент  для  данной 
личности, а особенно, какой из них является наиболее значимым.  
 Измерения 
отражают 
некоторые 
абстрактные 
качества, 
характеризующие    особые  компоненты  «Я-концепции»  как  всеобщности. 
Измерениями 
являются 
самооценка, 
стабильность 
«Я-концепции»,  
самоуверенность  и  самокристаллизованность.  Эти  измерения  могут  быть 
отнесены к отношению индивида к себе как к целому.  
 
 
19

Фокусы  внимания  позволяют  выявить  место,  которое  занимает  «Я-
концепция»  в  сознании  человека:  сосредоточенно  ли  его  внимание 
преимущественно  на  себе  или  на  внешнем  мире,  озабочен  он  своими 
внутренними  качествами  или  особенностями    своей  самопрезентации  и  т.п. 
Фокусы  внимания  ассоциируются  с  такими  категориями  как  «само-
осведомленность», «самонаправляемое внимание» и «самофокусирование». 
Области  «Я-концепции»  включают  ее    широкие  пласты  или  сферы,  к 
которым  относят  «телесное»  и  «социальное», «внутреннее»  и    «внешнее», 
«сознательное»  и  «бессознательное», «аутентичное»  и  «неаутентичное», 
«эго-протяженность» и т.п.   
Под  плоскостями    «Я-концепции»  обычно  понимают  уровни  ее 
осмысленности.  Люди  склонны  рассматривать  себя  такими,  какими  они 
являются в реальности, какими они могли бы  быть в идеале, в динамике, в 
глазах    других  людей    и  т.д.  В  зависимости  от  обстоятельств  у  человека 
может  доминировать  та  или  иная  плоскость.  Соответственно  различаются 
образы  «Я-реального», «Я-динамического», «Я-воображаемого», «Я-
фантастического», «Я-должного»  и  «Я-представляемого».  Каждый  образ 
формирует  своеобразную  когнитивную  схему,  имеющую  собственную 
систему координат. Плоскости могут пересекаться друг с другом, входить в 
конфликты друг с другом.  
В  качестве  ведущих  мотивов  «Я-концепции»  называют  мотивы 
самоуважения  и  самосоответствия.  Отношение  человека  к  себе  никогда    не 
бывает  безразлично-нейтральным,  причем  эмоциональная  тональность, 
направленность  и  интенсивность  этих  чувств  пронизывают  все  сферы 
жизнедеятельности.  Позитивное  самоотношение  является  условием 
психологического  благополучия.  Снижение  самоуважения  в  каком-либо  
аспекте может быть компенсировано повышением самооценки в другом. 
Важно  чувство  постоянства  собственного  «Я»,  позволяющее 
поддерживать  и  сохранять  устойчивость  сложившейся  схемы,  даже  при 
условии  ее  иллюзорности  и  неадекватности.  Именно  стабильность  и 
 
 
20

представляет  своеобразную    основу  для  прогнозирования  поведения, 
ориентирования в будущем развитии событий. 
 
1.4 Формирование «Я-концепции» 
 
«Я-концепция»  возникает  у  человека  в  процессе  социального 
взаимодействия  как  неизбежный  и  всегда  уникальный  результат 
психического  развития,  как  относительно  устойчивое  и  в  то  же  время 
подверженное  внутренним  изменениям  и  колебаниям  психическое 
приобретение.  Первоначальная  зависимость  «Я-концепции»  от  внешних 
влияний  бесспорна,  но  в  дальнейшем  она  становится  более  независимой  от 
них и играет самостоятельную роль в жизни каждого человека.  
И.С. Коном были выделены механизмы формирования «Я-концепции»: 
1.Зеркальное  отражение.  Представления  человека  о  самом  себе 
формируются  из  реакций  на  себя  со  стороны  значимого  социального 
окружения. Изначально человек не обладает какой-либо системой критериев 
оценки самого себя, он усваивает эти оценки от других и формирует на этой 
основе собственную систему критериев и представлений.  
2.Социальное  сравнение.  По  мере  формирования  собственной  системы 
критериев  самооценивания,  человек  начинает  все  больше  внимания  уделять 
сравнению  себя  с  другими.  Этот  процесс  получил  название  социального 
сравнения.  
3.Самопрезентация  и  самоверификация.  Формируя  некоторый  образ 
собственного  «Я»,  человек  осуществляет  проверку  точности  этого  образа  и 
адекватности  представлений  о  самом  себе.  Эта  адекватность  не  может  быть 
достигнута  каким-либо  иным  путем  кроме  соотнесения  с  оценками, 
осуществляемыми другими людьми.  
4.Самоатрибуция.  В  соответствии  с  принципом  самоатрибуции,  в 
процессе  формирования представлений о самом  себе  человек полагается на 
информацию из трех следующих источников: анализ внутренних импульсов; 
 
 
21

наблюдение  за  своим  поведением;  и  анализ  обстоятельств,  в  которых  это 
поведение  реализуется.  Чем  противоречивее  и  неопределеннее  внутренние 
импульсы,  тем  в  большей  степени  он  полагается  на  свои  поступки  и 
обстоятельства, в которых они реализовывались.  
5.Иерархизация.  К  психологическим  центральностям  или  ядру  «Я-
концепции»  относятся  те    элементы,  свойства,  качества,  социальные  роли  и 
т.п.,  которые  оцениваются  как  субъективно  значимые.  Психологические 
центральности индивидуализированы и облают возрастной спецификой.  
6.Смысловая интеграция.  Перечисленные принципы не функционируют 
по отдельности, они связаны друг с другом и доминирование одного из них 
соответствующим образом сказывается на других [92, 93].  
 
1.5   Показатели и критерии становления «Я-концепции» 
 
В.В. Столин определяет уровни «Я-концепции» через уровни активности 
субъекта.  Поскольку  различен  характер  активности  и  характер  ведущих 
потребностей субъекта на каждом из этих уровней, то различны и процессы, 
отражающие  эту  активность,  и  итоговые  интегральные  образования 
самосознания [189]. 
В  исследованиях  И.С. Кона [92, 93] нижний  уровень  самосознания 
образован  слабоструктурированными,  мало  осознанными  установками,  в 
которых  доминирует  эмоциональный  компонент.  На  вышележащих  уровнях 
самоустановки  приобретают  все  более  обобщенный  и  структурированный 
характер  и  интегрируются  в  целостный  образ  «Я».  Подобная  точка  зрения 
принадлежит и К. Гордону.  
У.  Деймон  и  Д.  Харт  выделяют  четыре  уровня  развития  «Я-концепции» 
[213].  При  этом  в  структуре  «Мое»  ранее  всего  осознается  физическое  «Я», 
затем –  активное  «Я»,  социальное  «Я»,  и  наконец,  психологическое  «Я». 
Переход  на  каждый  новый  уровень  характеризуется  своим  «центральным» 
объектом  сознания.  На  первом  уровне  доминирующим  оказывается 
 
 
22

физическое  «Я»,  причем  само  описание  ограничивается  простой  фиксацией 
отдельных  свойств.  Второй  уровень  отличается  от  предыдущего 
особенностями  формального  и  содержательного  характера.  Третий  уровень 
продолжает  интегративную  тенденцию  в  осознании  личностью  различных 
аспектов  своего  «Я».  Причем  на  данном  уровне  эта  интеграция 
осуществляется  через  социальное  «Я».  На  четвертом  уровне  все  аспекты 
самоописания  интегрируются  относительно  системы  моральных  убеждений 
личности.  
В  соответствии  с  представлениями  С. Хартера  дифференциация 
различных 
уровней 
«Я-концепции» 
рассматривается 
им 
в 
последовательности, отображающей траекторию онтогенетического развития 
личности  и  осознание  ею  своих  физических  свойств,  поведенческих 
характеристик, 
эмоционально-мотивационной 
сферы, 
а 
так 
же 
интеллектуальных свойств [93, 213]. 
В плоскости «Я-концепции» при взаимодействии всех ее структурных и 
содержательных  компонентов  можно  выделить  следующие  уровни  ее 
становления:  
1.  агармоничный – в  структуре  «Я-концепции»  связи  слабые  или 
отсутствуют;  взаимоотношение  с  миром  неустойчиво,  имеет  место 
упрощенчество в понимании себя и других, себя в глазах других;  
2.  дисгармоничный 
– 
содержание 
структуры 
«Я-концепции» 
характеризуется  наличием  связи,  но  она  имеет  либо  выраженный 
противоречивый  характер,  либо  отличается  доминированием  определенных 
компонентов и качеств, поэтому диапазон отношений с окружающим миром 
колеблется от безынициативного до активного;  
3.  смешанный  –  сочетание  характеристик  дисгармоничного  и 
оптимального уровней;  
4.  оптимальный  –  структурные  связи  «Я-концепции»  устойчивы, 
отсутствует  доминирование  определенных  компонентов;  равновесие 
 
 
23

отношений  к  себе  и  внешнему  миру;  появляется  стремление  к 
самореализации;  
5.  гармоничный  –  в  структуре  «Я-концепции»  устойчивые  и 
выраженные  связи,  диалогическая  модель  отношений  с  миром, 
самореализация  через  различные  способы.  С  этим  уровнем  мы  связываем  и 
решение проблемы самосовершенствования личности. 
Совокупность  представленных  уровней  становления  «Я-концепции» 
охватывает  и  структурирует  общие  и  индивидуально-типологические 
закономерности  данного  процесса.  Совокупность  показателей  и  уровней 
процесса 
становления 
эмпирической 
«Я-концепции» 
охватывает 
закономерную динамику содержания «Я-концепции» во времени, смену фаз и 
этапов  ее  становления,  а  также  закономерную  развернутость  операционного 
состава  и  качественную  трансформацию  ядерных  компонентов  «Я-
концепции»  и  функциональных  компонентов  деятельности [2]. Однако 
неясными  остаются  критерии  отнесения  конкретной  «Я-концепции»  к  тому 
или иному уровню становления. 
Исследования 
становления 
«Я-концепции» 
в 
процессе 
жизнедеятельности  человека  идут  по  нескольким  направлениям.  Прежде 
всего,  изучаются  сдвиги  в  содержании  «Я-концепции»  и  ее  компонентов: 
какие  качества  сознаются  лучше,  как  меняется  с  возрастом  уровень  и 
критерии  самооценок.  Далее  прослеживается  изменение  структуры  образа 
«Я»  в  целом:  степень  его  дифференцированности  (когнитивной  сложности), 
внутренней  последовательности  (цельности),  устойчивости  (стабильности  во 
времени),  субъективной  значимости,  контрастности  (от  юности  к  зрелости 
человек  яснее  осознает  свою  индивидуальность,  свои  отличия  от 
окружающих  и  придает  им  больше  значения,  так  что  образ  «Я»  становится 
одной  из  центральных  установок  личности,  с  которой  она  соотносит  свое 
поведение), а также уровень самоуважения [92, 93, 213].  
В процессе взросления человека образы «Я» становятся: 
• более дифференцированными и многокомпонентными; 
 
 
24

• более  обобщенными,  переходя  от  фиксации  случайных,  внешних 
признаков  к  более  широким  поведенческим  характеристикам  и,  наконец,  к 
глубоким внутренним диспозициям; 
• более  индивидуальными  и  психологическими,  подчеркивая  скрытые 
детерминанты и мотивы поведения, а так же свои отличия от других людей; 
• собственное «Я» кажется более устойчивым; 
• возникает 
и 
постепенно 
усиливается 
разграничение 
и 
противопоставление наличного и идеального (желаемого, должного) «Я»; 
• меняется  удельный  вес  и  значимость  осознаваемых  компонентов  и 
свойств самости [41, 43]. 
В  целом,  характеризуя  возрастную  динамику  развития  «Я-концепции» 
можно  отметить  увеличение  количества  описательных  категорий,  рост 
гибкости  и  определенности  в  их  использовании,  повышение  уровня 
избирательности,  последовательности,  сложности  и  интегрированности 
информации,  использование  все  более  тонких  оценок  и  связей  между  ними, 
рост  способности  анализировать  и  объяснять  поведение  людей,  увеличение 
внимания к изложению материала, желание сделать его более убедительным. 
Помимо  профессионального  самосознания  и  развития  «Я-концепции» 
процесс  профессионализации  затрагивает  всю  личность  в  целом,  вызывая 
изменения различных ее составляющих и их взаимосвязей. 
 
2.1 Влияние профессионального развития на личность 
 
Проблема взаимоотношения субъективного опыта и образа мира является 
центральной  в  исследованиях  Е.Ю.Артемьевой.  Она  пишет  о  том,  как  через 
понятие «субъективный опыт» можно подойти к проблеме профессиональной 
составляющей  в  структуре  образа  мира.  Субъективное  представление  мира 
(образ  мира),  несет  в  себе  «следы  всей  предыстории  психической  жизни 
субъекта» [14, с.21].  Е.Ю. Артемьева  выделяет  три  слоя,  входящие  в 
структуру субъективного опыта: 
 
 
25

Первый,  самый  поверхностный  слой – перцептивный  мир. «Он  задается 
как  множество  упорядоченных  друг  относительно  друга  объектов,  среди 
которых и тело субъекта» [16].  
Следующий слой – семантический. «Следы взаимодействия с объектами 
зафиксированы  в  этом  слое  в  виде  многомерных  отношений:  следы 
атрибутированы  субъективным  отношением  (хороший – плохой,  сильный – 
слабый и т.д.) [14]. 
Самый  глубокий  слой – слой  амодальных  структур,  образующихся  при 
«обработке» семантического слоя [16]. 
В свою очередь, С.Д. Смирнов [182] предлагает в образе мира разделять 
поверхностные  и  ядерные  структуры:  поверхностные  как  чувственное 
оформление представлений о мире, а ядерные, отторгнутые от чувственности 
(амодальные)  знаковые  системы,  как  отражение  мира  в  целом.  В.В. Петухов 
[153] производит разделение по «языку» описания: поверхностные структуры 
– это «представление о мире», а ядерные – «представления мира». 
На  формирование  образа  мира  конкретного  субъекта  не  может  не 
оказывать  влияние  его  профессия.  При  этом  каждой  профессии  (или  группе 
профессий)  присущ  свой  способ  построения  образов  объектов  мира,  и, 
следовательно, 
представления 
мира 
в 
целом. 
Таким 
образом, 
профессиональный  компонент  субъективного  опыта  является  одной  из 
составляющих образа мира. 
Профессионалы,  принимающие  свою  профессию  как  образ  жизни, 
приобретают особое видение окружающего мира, особую его категоризацию, 
особое  отношение  к  ряду  объектов,  а  иногда  и  особые  свойства  перцепции, 
оптимизирующие 
взаимодействие 
с 
этими 
объектами. 
Такие 
профессиональные 
особенности 
отражения 
объектов 
и 
ситуаций 
Е.Ю. Артемьева  и  Ю.Г. Вяткин [15] назвали  «миром  этой  профессии». 
Субъективная модель мира формируется у профессионала во взаимодействии 
со  специфическим  объектом  труда,  зависит  от  способа  участия  в 
распределенном труде, от типа общения в процессе труда, от направленности 
 
 
26

обучающего  воздействия  при  получении  профессии.  Таким  образом, 
понимание  личностью  мира  своей  профессии  проходит  тот  же  путь 
формирования  и  испытывает  воздействие  тех  же  формирующих  факторов, 
что и система смыслов – субъективная семантика личности. 
В  развитии  этого  тезиса  Е.Ю. Артемьева  и  И.Б. Ханина [203] вводят 
понятие  «профессиональное  видение  мира».  Основной  целью  является 
выявление  особенностей  профессиональной  деятельности  не  только  с  точки 
зрения  характера  и  особенностей  труда,  но  и  с  позиции  того,  чем  она 
фактически является для субъекта. 
Профессиональное  видение  мира  рассматривается  как  система 
отношений  специалиста-профессионала  с  объектами  мира.  Его  структура 
определяется следующими образующими: 1) профессиональная семантика; 2) 
особенности  профессионального  отражения  ситуации; 3) особенности 
профессионального  межличностного  восприятия; 4) профессиональные 
аспекты общения. 
Профессиональное  видение  мира  дает  возможность  определить:  что 
конкретно  от  профессии  вносится  в  существующий  у  человека  образ  мира; 
как  происходит  становление  профессионального  видения  мира  в  реальном 
процессе обучения; специализацию внутри профессии. 
В  контексте  вышесказанного  отметим,  что  Е.А. Климов [80] выделяет 
другую  категорию – «субъективный  образ»,  которая,  по  нашему  мнению, 
близка по смыслу к понятию «профессиональное видение мира».  
Как  считает  Е.А  Климов, «…образы  самосознания  человека  (наряду  с 
образами  окружающего  мира) – необходимая  основа  целесообразной 
регуляции,  саморегуляции  его  трудовой  деятельности  и  взаимодействия  с 
окружающими  людьми,  ибо  это  взаимодействие  существенно  определяется 
тем, как человек понимает свое место среди людей, «за кого себя принимает», 
что  думает  о  том,  как  он  выглядит  «в  глазах»  окружающих».  И  далее: 
«развитое  самосознание – одно  из  условий  формирования  индивидуального 
стиля,…  одно  из  необходимых  условий  нахождения  человеком  наиболее 
 
 
27

подходящего  для  него  места,  в  частности  в  профессиональной  общности,  а 
также условие планирования и построения личных профессиональных планов 
на  этапе  выбора  профессии,  это  также  важный  критерий  подготовленности 
специалиста. Профессионал – это не просто тот, кто хорошо обучен делу, но 
кто  с  гордостью  причисляет  себя  к  определенной  общности  трудящихся. 
Одна  из  главных  задач  психологии  труда – изучение  структуры  и  динамики 
(развития)  профессионального  самосознания  как  важнейшего  регулятора 
труда  и  построения  профессиональных  жизненных  путей, «карьер», 
«трудовых  судеб»  людей» [80]. Таким  образом,  становление  профессионала 
представляет  собой  сложный  процесс  прежде  всего  психологических 
изменений  личностной  сферы  и  всей  сложной  системы  общественных 
отношений личности. 
Важнейшей  составляющей  и  важнейшим  регулятором  трудовой 
деятельности  является  «образ  мира»  профессионалов,  который  у 
представителей  разных  профессий  складывается  по-разному  и  по-разному 
влияет  на  мироощущение  профессионалов,  а  также  на  образ  своего  места  в 
мире. [80] 
В  качестве  важнейших («системообразующих»)  факторов  личности 
профессионала  является,  по  мнению  Э.Ф. Зеера [70, 71, 72], направленность 
личности,  которая  включает  в  себя  следующие  компоненты:  мотивы, 
ценностные  ориентации,  профессиональную  позицию,  профессиональное 
самоопределение.  При этом «на разных этапах становления эти компоненты 
имеют  различное  психологическое  содержание,  обусловленное  характером 
ведущей  деятельности  и  уровнем  профессионального  развития  личности». 
[70] 
Изучение  личностного  становления  педагога  позволило  А.К. Марковой 
выделить  следующие  критерии  профессионализма:  стремление  развивать 
себя  как  профессионала;  наличие  внутреннего  локуса  профессионального 
контроля, (т.е.  поиск  причин  успеха – неуспеха  в  себе  самом  и  внутри 
профессии);  осознание  в  полном  объеме  необходимых  черт  личности  и 
 
 
28

признаков профессионала, обретение развитого профессионального сознания, 
целостного видения облика себя как будущего профессионала; развитие себя 
средствами профессии, самокомпенсация недостающих качеств и др. [122]. 
Важную  роль  в  понимании  профессионального  самосознания  играет 
явление,  названное  Е.А. Климовым    «профессиональной  идеологией»  и 
определяемое  им  как «…система  утверждений,  находящихся  вне  категории 
истины  и  направленных  на  обоснование  общественного  положения,  статуса, 
профессиональной  или  внутрипрофессиональной  группировки,  или  даже 
отдельного лица» [80]. 
Известный  американский  психолог  А. Менегетти  описывает  близкое  к 
профессиональной  идеологии  явление – «стереотип  профессионального 
объединения»,  который  «конфигурирует  и  предписывает  поведение  и 
отношения в рамках какого-либо общественного института, закона, религии, 
любой общественной группы» и который касается в основном представителей 
«свободных  профессий».  При  этом  отмечается,  что  «величие»  или 
«ничтожество»  человека  часто  определяется  тем,  насколько  «велика»  или 
«ничтожна»  социально-профессиональная  группа  или  партия,  с  которой  он 
себя соотносит, и что «наша изначальная сила, способность структурировать 
власть  самозащиты,  самоопределения  безвозвратно  уничтожается,  когда  мы 
связаны  рамками  стереотипа,  образующего  вокруг  нас  своего  рода  клетку» 
(цит. по [80]). 
Все  описанное  выше  близко  и  к  другому  понятию – «социально-
профессиональная идентификация». С позиции психоанализа это «процесс, в 
результате которого индивид бессознательно (или частично бессознательно), 
благодаря эмоциональным связям ведет себя (или воображает себя ведущим) 
так, как если бы он был тем человеком, с которым данная связь существует»; 
в  социальной  психологии  это  «отождествление  индивидом  себя  с  другим 
человеком,  непосредственное  переживание  субъектом  той  или  иной  степени 
своей тождественности с объектом» [3, 50, 155].  
 
 
29

Профессиональное  самосознание  также  связано  и  с  развитием 
профессионализма.  Среди  прочих  условий,  влияющих  на  становление 
профессионала, А.К. Маркова выделяет и такие, как «адекватная самооценка 
и 
готовность 
к 
дифференцированной 
оценке 
своего 
уровня 
профессионализма», «представления человека о профессии, критерии оценки 
человеком  самой  профессии,  профессионализма  в  ней,  а  также  критерии 
оценки профессионала в себе» [122]. 
В  проведенных  психологических  исследованиях  развития  взрослого 
человека  в  процессе  профессионального  становления  и  профессиональной 
деятельности [2, 9, 87, 163], в  основном  делается  акцент  на  изучении 
разнообразных познавательных и личностных приобретений, возникающих в 
процессе  профессионального  развития.  Например,  профессиональном 
самоопределении,  появлении  новых  знаний,  умений  и  навыков, 
последовательности 
(стадийности) 
становления 
различных 
форм 
профессионализма,  способах  планирования  карьерного  роста,  накоплении 
неповторимого индивидуального опыта, развитии специальных способностей 
и др. При таком взгляде феномен «профессионального развития» (развития в 
связи с нарастающей профессионализацией) представляет собой становление 
специализированных  новообразований  в  различных  сферах  психики:  в 
познавательной  сфере,  мотивации,  системах  регуляции  поведения  и 
деятельности и т.д.  
При таком подходе профессиональное развитие рассматривается, прежде 
всего,  как  возникновение  специализированных  новообразований  и 
проводится оценка их позитивной или негативной роли в жизнедеятельности 
конкретного  человека.  В  результате  совершенно  вне  поля  зрения 
исследователей 
остаются 
те 
изменения, 
которые 
претерпевают 
психологические  структуры  в  соответствии  с  возрастом  и  периодом 
профессионального  становления.  Помимо  этого,  такой  подход  к  анализу 
проблемы  практически  не  учитывает  те  системные  перестройки  психики, 
которые протекают под «давлением» профессии или условий труда. Именно 
 
 
30

эти  сложные  и  неоднозначные  структурные  преобразования,  по  нашему 
мнению, обеспечивают поэтапную адаптацию в процессе профессионального 
становления,  а  затем,  при  удачном  стечении  обстоятельств,  и 
профессиональное развитие личности. 
Профессиональное 
развитие 
личности 
самым, 
становление 
профессионального  самосознания  тесным  образом  связано  с  понятиями 
«профессиональная  направленность  личности»  и  «профессиональное 
самоопределение». 
 
2.2 Профессиональная направленность личности 
 
Проблема  человеческой  жизни,  ее  смысла  и  ценностей  издавна 
привлекала внимание исследователей.  
Мировоззрение моделирует мир и личность в их связи и взаимодействии, 
вбирая  в  себя  оба  типа  деятельности  человека («вовне»  и  «вовнутрь»), 
воспроизводя  мир  и  личность  во  всей  их  многогранности  и  целостности.  В 
мировоззрении  личности,  таким  образом,  представлено  две  реальности:  сам 
человек  и  окружающий  его  мир.  В  процессе  усложнения  собственной 
деятельности  и  системы  общественных  отношений  человек  все  глубже 
познает  внешний  мир  и  через  него  себя  самого.  Чем  яснее  и  глубже  в 
мировоззрении  индивида  представлен  внешний  мир,  чем  адекватнее  его 
знание  о  мире,  тем  яснее  осознание  субъектом  своего  места  в  жизни  и  тем 
эффективнее  его  взаимодействие  с  миром,  тем  глубже  и  богаче  его  Я  по 
своему содержанию. 
Отношение человека к миру есть всегда и отношение его к самому себе, к 
собственной  жизни.  В  том,  какое  место  себе  отводит  человек  в  мире,  какой 
жизненный  путь  он  наметил,  какие  цели  реализует  на  протяжении  своей 
жизни,  проявляется  то,  что  называется  направленностью  личности. 
Направленность – устойчивая  характеристика  целостности  личности,  во 
многом предопределяющая успешность воспитания у человека тех или иных 
 
 
31

социально  ценных  качеств.  Направленность  пронизывает  весь  жизненный 
путь  человека,  выражаясь  в  ценностных  ориентациях,  мироотношении, 
усвоении и реализации на протяжении жизни тех или иных идеологических и 
нравственных принципов, в самом человеческом общении, а также в развитии 
тех или иных способностей. 
Первое  необходимое  условие  формирования  профессиональной 
направленности  состоит  в  возникновении  избирательно-положительного 
отношения  человека  к  профессии  или  к  отдельной  ее  стороне.  Речь  идет  о 
возникновении  субъективного  отношения,  а  не  о  тех  объективных  связях, 
которые  могут  иметь  место  между  человеком  и  профессией  (в  том  числе  ее 
отражение  в  искусстве,  литературе,  содержании  учебного  программного 
материала  и  т.  п.).  Зарождение  субъективного  отношения,  разумеется, 
определяется сложившимися объективными отношениями. Однако последние 
могут  не  приобрести  личностной  значимости  либо  вызвать  избирательно-
отрицательное отношение к отдельным сторонам деятельности [40, 66, 209]. 
Предыстория  возникновения  профессиональной  направленности,  в  самом 
общем  виде,  как  показано  Л.И. Божович,  обусловлена  уже  сложившимися  к 
данному  времени  качествами  личности,  ее  взглядами,  стремлениями, 
переживаниями  и  т.  п. [29]. Указание  на  избирательно-положительное 
отношение  человека  к  профессии  не  раскрывает,  однако,  психологического 
содержания  его  профессиональной  направленности.  Понятие  «отношение  к 
профессии»  само  по  себе  психологически  бессодержательно,  поскольку 
отражает  лишь  направление  нашей  активности  и  указывает  на  ее  объект.  В 
основе  положительного  отношения  нескольких  человек  к  одной  и  той  же 
профессии могут лежать различные потребности и стремления. Только путем 
анализа  системы  мотивов,  лежащих  в  основе  субъективного  отношения, 
можно судить о его реальном психологическом содержании. Было бы неверно 
понимать  отношение  к  профессии  односторонне – только  как  проявление 
активности, избирательности со стороны человека. В действительности здесь 
имеет  место  взаимодействие,  поскольку  профессия  также  оказывает 
 
 
32

воздействие  на  субъекта.  Это  воздействие  характеризуется  теми  чувствами, 
образами,  мыслями,  возникающими  в  сознании  индивида  под  влиянием 
профессии и, что особенно существенно, теми объективными требованиями, 
которые  профессия  предъявляет  к  человеку.  К  числу  последних  относятся: 
во-первых,  требования,  предъявляемые  некоторыми  профессиями  к 
отдельным  психофизическим  особенностям  человека [197]; во-вторых, 
объективными можно назвать и требования к качественным объективностям 
протекания  психических  процессов,  то  есть  к  общим  и  специальным 
способностям [8, 9, 32]. По  мере  дальнейшего  развития  дифференциальной 
психофизиологии  знания  о  соответствии  природной  основы  человека 
требованиям  отдельных  профессий  будут  повышаться [70, 71]. Решающее 
значение,  однако,  имеет  и  то  обстоятельство,  что  углубление  этих  знаний, 
способствуя  исключению  «неподходящих  вариантов»,  сохраняет  в  силе 
представление  о  широком  диапазоне  возможностей  оптимального  развития 
профессиональной направленности [81, 82, 89]. 
Высокий  уровень  профессиональной  направленности – это  та 
качественная  особенность  структуры  мотивов  личности,  которая  выражает 
единство 
интересов 
личности 
в 
системе 
профессионального 
самоопределения.  Повышение  уровня  профессиональной  направленности 
образует  основное  содержание  ее  развития. «Выбор  профессии  можно 
считать оправданным лишь в том случае, если есть надежда, что активность 
личности  приведет  к  такому  взаимоотношению  между  личностью  и  трудом, 
при котором будет успешно происходить дальнейшее развитие творческих и 
нравственных  сил  человека.  Одним  из  основных  условий  прогнозирования 
такого  развития  личности  является  высокий  уровень  профессиональной 
направленности» [209, с.49].  
Отсутствие  достаточно  глубокой  профессиональной  направленности  у 
студентов  не  исключает  возможности  ее  формирования  в  период  учебы  в 
вузе.  Однако  задача  состоит  в  том,  чтобы  выбор  профессии  оказывался 
логическим  следствием  постепенного  повышения  уровня  профессиональной 
 
 
33

направленности. 
Дальнейшим 
шагом 
профессионализации 
является 
формирование  в  процессе  обучения  деятельностно-смыслового  единства – 
совпадения  ценностно-смыслового  (формирование  жизненных  смыслов)  и 
предметно-действенного  (выбор  адекватной  смыслу  деятельности)  аспектов 
деятельности. 
В  процессе  развития  профессиональной  направленности  человек 
проходит ряд ступеней (цит. по [202]): 
1)  учащийся  внешне  принимает  решение  освоить  конкретную 
профессию,  имея  эмоциональный  настрой,  эпизодический,  ситуационный 
интерес,  предметную  установку,  некоторые  трудовые  привычки,  однако  у 
него нет самостоятельности и инициативности; 
2)  имеет  фиксированную  установку  на  профессию  и  более  устойчивые 
интересы;  у  него  проявляются  склонности,  однако  больше  его  интересуют 
практические  стороны  учебного  материала;  сформировавшаяся  цель  дает 
общее  направление  учебно-производственной  деятельности,  у  него 
проявляется  чувство  уверенности  в  себе,  самостоятельность,  формируется 
чувство ответственности; 
3)  имеет  твердую  установку  на  профессию,  устойчивый  интерес  и 
склонность  к  ней,  проявляет  особую  увлеченность,  как  практической,  так  и 
теоретической  стороной  учебного  материала,  идет  самоутверждение 
личности через профессиональный труд; 
4)  страстное  увлечение  своей  профессией,  человек  и  дело  сливаются  в 
единое  целое,  направленность  формируется  при  наличии  больших 
способностей  к  избранной  профессии,  ярко  выраженных  склонностей  и 
призваний,  отмечается  высокое  профессиональное  мастерство  и  наличие 
профессионального  идеала  при  твердых  убеждениях  в  личной  и 
общественной значимости своей профессии. 
Развитие профессиональной направленности нельзя понять, ограничивая 
его  источник  лишь  внутренним  миром  личности,  активностью  ее  сознания. 
Это подтверждается тем, что осознание рассматриваемого противоречия еще 
 
 
34

недостаточно  для  его  разрешения.  Возможность  обострения  данного 
противоречия  во  многом  будет  зависеть  от  характера  соподчинения  более 
общих мотивационных факторов, в частности, идейных мотивов, стремления 
к 
самовыражению, 
стремления 
к 
удовлетворению 
материальных 
потребностей и др. В случае возникновения борьбы мотивов возможна либо 
переориентация  выбора,  либо  сохранение  начального  намерения.  Однако 
внутренняя  борьба  сама  по  себе  не  может  изменять  тот  личностный  смысл, 
который в данном случае имеет для человека содержание его профессии. 
Познавательная 
деятельность, 
обеспечивающая 
приток 
новой 
информации о профессии, ее требованиях к человеку, более эффективна при 
полной  профессиональной  направленности  (преобладании  прямых  мотивов 
выбора).  Открывающиеся  перед  человеком  новые  горизонты  могут 
стимулировать  в  этих  случаях  ценностно-ориентационную  деятельность, 
расширяющую  и  углубляющую  уже  сложившуюся  систему  оценок  и 
представлений. 
При преобладании побочных мотивов новая информация о требованиях, 
идущих  от  специфического  содержания  деятельности,  не  всегда  достаточна 
для  изменения  первоначального  личностного  смысла  выбора  данной 
профессии, поэтому может не привести к сдвигу мотивов и, следовательно, не 
обеспечить  перехода  противоречия  от  внешнего  уровня  к  внутреннему. 
«Сможет  ли  человек  в  результате  переработки  новой  информации  о 
профессии  отнестись  к  ней  по-новому,  как  бы  заново  открыть  ее  лично  для 
себя,  зависит  как  от  содержательности  и  яркости  информации,  так  и  от 
психологической готовности личности к ее усвоению» [209]. 
 
2.3 Профессиональное самоопределение 
 
Профессиональное  самоопределение – это  определение  человеком  себя 
относительно  выработанных  в  обществе  (и  принятых  данным  человеком) 
критериев 
профессионализма. 
Один 
человек 
считает 
критерием 
 
 
35

профессионализма  просто  принадлежность  к  профессии  или  получение 
специального образования, соответственно и себя оценивает с этих позиций. 
Другой  человек  полагает,  что  критерием  профессионализма  является 
индивидуальный  творческий  вклад  в  свою  профессию,  обогащение  своей 
личности  средствами  профессии,  соответственно  он  иначе  с  этой  более 
высокой 
планки 
себя 
самоопределяет 
и 
далее 
самореализует. 
Профессиональное самоопределение – это процесс формирования личностью 
своего  отношения  к  профессионально-трудовой  среде  и  способ  ее 
самореализации. Это длительный процесс согласования внутриличностных и 
социально-профессиональных  потребностей,  который  происходит  на 
протяжении  всего  жизненного  и  трудового  пути.  Профессиональное 
самоопределение  предполагает  выбор  карьеры,  сферы  приложения  сил  и 
личностных возможностей [19, 160]. 
Многовековая  проблематика  профессионального  самоопределения 
учащейся  молодежи  и  педагогического  руководства  выбором  профессии 
представлена с акцентом на ее психологической стороне, поскольку основная 
предметная  область  здесь  фактически  находится  во  внутреннем  мире 
подрастающего  человека  (отношение  к  миру  профессий,  представления  о 
разнотипных  профессиях,  проекты  профессиональных  жизненных  путей, 
соответствие  человека  как  субъекта  требованиям  деятельности,  самооценка, 
изменения 
самосознания, 
развитие 
личности). 
Профессиональное 
самоопределение  рассматривается  как  звено  психологического  развития [31, 
82, 134]. 
В литературных источниках термин «самоопределение» употребляется в 
различных значениях [19, 27, 43, 63, 75, 78, 82, 87, 111, 113, 132 и др.]. При 
этом  нельзя  не  согласиться,  что  личностное  самоопределение  определяет 
развитие самоопределения социального и профессионального. 
Личностное  самоопределение  происходит  на  уровне  ценностей.  В 
сегодняшних  нестабильных,  быстро  меняющихся  условиях,  человеку 
приходится  нередко  перестраивать  всю  смысловую  сферу  личности,  что,  в 
 
 
36

частности, драматически проявляет себя в распаде профессионального «Я», в 
утрате  смысла  социального  и  профессионального  бытия  и  чувстве  потери 
себя. 
В психологическом плане «самоопределившаяся личность» – это субъект, 
осознавший,  что  он  хочет  (цели,  жизненные  планы,  идеалы),  что  он  может 
(свои возможности, склонности, дарования), что он есть (свои личностные и 
физические  свойства),  что  от  него  хочет  или  ждет  коллектив,  общество; 
субъект,  готовый  функционировать  в  системе  общественных  отношений. 
Самоопределение,  таким  образом,  это  «относительно  самостоятельный  этап 
социализации,  сущность  которого  заключается  в  формировании  у  индивида 
осознания  цели  и  смысла  жизни,  готовности  к  самостоятельной 
жизнедеятельности на основе соотнесения своих желаний, наличных качеств, 
возможностей и требований, предъявляемых к нему со стороны окружающих 
и общества» [181].  
Центральным 
моментом 
самоопределения, 
по 
мнению 
К.А. Абульхановой-Славской [2], является  самодетерминация,  собственная 
активность,  осознанное  стремление  занять  определенную  позицию. 
Самоопределение – это  осознание  личностью  своей  позиции,  которая 
формируется  внутри  координат  системы  отношений.  При  этом  она 
подчеркивает,  что  от  того,  как  складывается  система  отношений  (к 
коллективному субъекту, к своему месту в коллективе и другим его членам), 
зависит самоопределение и общественная активность личности [2]. 
В  зарубежной  психологии  понятие  «личностное  самоопределение» 
раскрывается  посредством  термина  «психосоциальная  идентичность», 
предложенного  американским  ученым  Э. Эриксоном [219]. Формирование 
чувства  идентичности  связано  с  осознанием  собственной  ценности  и 
компетентности.  Иначе – происходит  «размывание  чувства  своего  «Я», 
вследствие растерянности, сомнений в возможности направить свою жизнь в 
определенное русло».  
 
 
37

Профессиональное самоопределение принято рассматривать как выбор и 
реализацию  способа  взаимодействия  с  окружающим  миром,  и  нахождение 
смысла в данной деятельности [160, 161, 162]. Проблема профессионального 
самоопределения  вплотную  связана  с  проблемой  формирования  личности 
профессионала. 
 
3.1 Основные подходы к решению проблемы становления 
личности профессионала 
 
Инструментом  деятельности  психолога  (в  том  числе  и  клинического 
психолога),  с  помощью  которого  он  реализует  свои  профессиональные 
функции,  является  его  личность [90, 91, 118, 139, 165, 226, 228, 230 и  др.]. 
Личностные особенности субъекта деятельности являются, с одной стороны, 
константными,  базисными  характеристиками  конкретного  индивида,  а  с 
другой – в  более  полной  мере  определяющими  индивидуальные 
поведенческие  реакции  и  психические  состояния,  влияющие  на 
эффективность и надежность деятельности профессионала. 
К  сожалению,  в  существующей  литературе  практически  отсутствует 
описание целостного образа клинического психолога (как впрочем, и образов 
психологов 
других 
конкретных 
специализаций). 
Существующие 
исследования  в  лучшем  случае  затрагивают  лишь  отдельные  сферы 
деятельности  клинического  психолога  (диагностику,  консультирование, 
неврачебную психотерапию, психокоррекцию и т.д.), часто не проводя границ 
между  психологом  и  специалистами  смежных  специальностей  (например, 
врачами-психотерапевтами).  В  процессе  же  профессиональной  подготовки 
конечный образ, модель личности, к которой стремится система образования, 
является одним из важных условий обеспечения качества этой подготовки. Не 
секрет,  что  не  все  специалисты,  получившие  соответствующее  образование, 
могут и готовы работать по специальности. 
 
 
38

Поэтому одной из важных задач, на наш взгляд, является необходимость 
систематизации  существующих  исследований  практической  деятельности 
клинического  психолога  и,  как  встречный  процесс,  создание  эмпирической 
модели  личности  специалиста.  Данная  логика  исследования  позволит  нам 
ответить  на вопросы, как  формируется личность эффективного специалиста, 
каким  образом  и  в  какой  степени  мы  можем  управлять  этим  процессом  или 
его поддерживать. 
Существует  несколько  подходов  к  решению  проблемы  формирования 
личности  эффективного  специалиста  в  профессиональной  психологической 
деятельности.  При  этом  во  всех  рассмотренных  подходах  термин 
«эффективный  психолог»  рассматривается  в  соответствии  с  исследованиями 
Р. Кеттелла,  выделявшего  категории-оппозиты  «эффективный  специалист» – 
«неэффективный  специалист»  при  описании  психологических  портретов 
представителей  разных  профессий  с  помощью  системы 16 личностных 
факторов  (см.  А.А. Бодалев,  В.В. Столин, 1987). Собственно  оценка 
эффективности  специалиста  Р. Кеттеллом  и  остальными  авторами  не 
производится,  а  определение  «эффективный»  является  своеобразным 
синонимом понятия «хороший специалист».  
 
3.1.1 Профессионально-важные качества личности как условие 
эффективной деятельности профессионала 
 
Авторы,  представляющие  этот  подход [46, 54, 86, 95, 97, 102, 109, 183, 
185],  предлагают  в  качестве  необходимых  условий  эффективности 
специалиста  рассматривать  наличие  профессионально-важных  личностных 
качеств (ПВК).  
Понятия  «профессиограмма» и, в более узком  смысле, – «психограмма» 
включают  в  себя  описание  психологических  норм  и  требований  к 
деятельности  и  личности  специалиста [183]. В  области  оказания 
психологических 
услуг 
проблема 
профессиографии 
недостаточно 
 
 
39

разработана,  отсутствует  ее  четкая  формализация  и  структурирование.  Это 
приводит к недостаткам методик профессионального отбора и невозможности 
точной оценки эффективности работы специалистов-психологов. Более того, 
существовавшие  до  последнего  времени  описания  профессиограмм  не 
соответствуют  сегодняшнему  содержанию  деятельности  и  требованиям  о 
наличии необходимых психологических качеств.  
В  зарубежной  психологии  и  психотерапии  описанию  моделей  личности 
психолога  уделяется  значительно  больше  внимания.  При  этом  отсутствует 
четкое  разделение  между  различными  категориями  специалистов.  Понятия 
«психолог», «консультант», «клинический  психолог», «психотерапевт»  во 
многих  теоретических  системах  употребляются  как  синонимы.  В  большей 
степени речь идет о «специалисте, работающем с клиентом». 
Авторы  различных  психотерапевтических  концепций  (А. Адлер, 
К. Витакер,  Р. Мэй,  В. Сатир,  Дж.  Л. Морено  и  др.)  выделяют  и  подробно 
рассматривают  определенные  качества  личности  терапевта,  влияющие  на 
эффективность  оказания  терапевтической  помощи.  Модели  такого  рода 
называются компонентными.  
Вторая группа моделей личности специалиста – это структурные модели, 
которые предполагают выделение подструктур индивидуальности, влияющих 
на эффективность деятельности профессионала [12, 25, 55, 102].  
Третья группа моделей основана на выделении главных составляющих из 
характеристик  более  сложных  динамических  систем,  в  которых 
психологическая  деятельность  рассматривается  как  элемент  инфра-  или 
суперсистемы. Это позволяет определить их как системные модели [178, 188].  
Последняя  группа – прогностические  модели  специальных  (социально-
психологических)  способностей.  Основные  компоненты  выводятся  из 
«матриц корреляции» показателей выраженности базисных свойств личности 
и индексов (критериев) эффективности психологического воздействия [102].  
Наиболее проработанными считаются компонентные модели. Известный 
английский психоаналитик М. Balint (цит. по [97]) говорил о полном забвении 
 
 
40

того,  что  психотерапия – это  не  теоретическое  знание,  а  навыки  личности. 
Основатель  психоанализа S. Freud на  вопрос  о  критериях  успешности 
психотерапевта  ответил,  что  психоаналитику  не  обязательно  иметь 
медицинское  образование,  а  необходимо  иметь  наблюдательность  и  умение 
проникать  в  душу  клиента.  Таким  образом,  основная  техника 
психологического  консультирования – это  «я – как  инструмент»,  то  есть 
основным средством, стимулирующим совершенствование личности клиента, 
является  личность  консультанта  (что  вполне  соответствует  смыслу  меткого 
выражения A. Adler: «техника лечения заложена в Вас») (цит. по [99]). 
На  основании  анализа  ряда  проведенных  исследований  А. Gombs 
установил,  что  профессионально  успешного  психолога-консультанта 
отличают  определенные  черты  личности  (цит.  по [99]). Исследование, 
проведенное  М. Kelly,  показало,  что  различия  между  «плохими»  и 
«хорошими»  психотерапевтами  и  психоконсультантами  можно  объяснить 
специфической  организацией  их  личностной  сферы [9]. Национальная 
ассоциация  профессиональной  ориентации  США  выделяет  следующие 
профессионально-важные  свойства  личности  психолога-профориентатора: 
проявление  глубокого  интереса  к  людям  и  терпение  в  общении  с  ними; 
чувствительность  к  установкам  и  поведению  других  людей;  эмоциональная 
стабильность и объективность; способность вызывать доверие других людей; 
уважение  прав  других  людей [25]. Еще  в 1964 г.  Комитет  по  надзору  и 
подготовке  консультантов  США  определил  перечень  качеств  личности, 
необходимых  консультанту:  доверие  к  людям;  уважение  ценностей  других 
личностей;  проницательность;  отсутствие  предубеждений;  самопонимание; 
осознание 
профессионального 
долга 
(цит. 
по [97]). Важность 
индивидуальных  особенностей  консультантов  наиболее  широко  изучалась 
Труаксом  и  его  коллегами [172]. Они  исследовали  технику  роджерианской 
психотерапии, для которой характерен относительно недирективный подход к 
процессу консультирования. В результате были получены данные о том, что 
наиболее  эффективными  являются  психологи-консультанты,  способные  к 
 
 
41

правильному пониманию проблем клиента и правильному общению с ними, 
демонстрирующие  при  этом  возможность  сопереживать  как  чувствам  и 
переживаниям клиента, так и их смыслу и значению. Различные исследования 
показывают,  что  при  описании  преуспевающего  консультанта,  как 
профессионалы, так и клиенты, употребляют следующие понятия: открытый, 
теплый,  внимательный,  искренний,  гибкий,  терпимый.  В  одном  из  первых 
исследований  по  этой  проблеме,  проведенном L. 
Wolberg (1954), 
акцентируется внимание на таких особенностях, как чуткость, объективность 
(неотождествление  себя  с  клиентами),  гибкость,  эмпатия  и  отсутствие 
собственных серьезных проблем.  
В  исследовании A. Gombs et all. установлено,  что  преуспевающий 
консультант  обычно  воспринимает  других  как  способных  решать 
собственные  проблемы  и  принимать  на  себя  ответственность,  как 
предпочитающих отождествляться с людьми, а не с предметами. 
В  исследовании  представлений  клиентов  о  чертах  личности  «хорошего 
консультанта»  Н. Strupp (цит.  по [97]) указано,  что  внимательность,  умение 
выслушать,  теплота,  сердечность,  умудренность  в  дружеских  советах 
рассматриваются  заказчиками  психологических  услуг  как  факторы, 
повышающие позитивность восприятия клиентом психолога. 
По  мнению A. Storr (цит.  по [97]), идеальным  психотерапевтом  или 
консультантом  в  состоянии  быть  симпатичный  человек,  откровенный  и 
открытый  чувствам  других;  способный  отождествляться  с  самыми  разными 
людьми; 
теплый, 
но 
не 
сентиментальный, 
не 
стремящийся 
к 
самоутверждению, однако имеющий свое мнение и способный его защитить; 
умеющий служить на благо своим клиентам. 
Профессиональные  портреты  «психолога-консультанта»  и  «психолога-
диагноста»,  полученные  Р. Кеттеллом  с  соавт.,  приводятся  в  форме  так 
называемых дискриминантных уравнений эффективности:  
«Эффективный психотерапевт»=0,72А+0,29В+0,29Н+0,29N; 
 
 
42

«Эффективный психодиагност»=0,31А+0,78В+0,47N1; 
где: А – фактор «открытый, легкий, общительный», 
В – «с развитым логическим мышлением, сообразительный», 
Н – «смелый или даже дерзкий», 
N – «искушенный, сознательно лояльный, тактичный». 
Известным  отечественным  специалистом  в  области  психологического 
консультирования Р. Кочюнасом [97] были обобщены и выделены несколько 
факторов,  способных  составить  стержень  модели  личности  эффективного 
психолога-консультанта (как специалиста, наиболее близкого к клиническому 
психологу): 
Аутентичность.  По  мнению  Дж. Бьюдженталя [44] аутентичность 
является 
стержневым 
качеством 
психотерапевта 
и 
важнейшей 
экзистенциальной  ценностью.  Он  выделяет  три  основных  признака 
аутентичного  существования:  полное  осознание  настоящего  момента;  выбор 
способа  жизни  в  данный  момент;  принятие  ответственности  за  свой  выбор. 
Прежде  всего,  это  выражение  искренности  по  отношению  к  клиенту. 
Аутентичный  человек  жаждет  быть  и  является  самим  собой  как  в  своих 
непосредственных реакциях, так и в целостном поведении.  
Открытость  собственному  опыту.  Здесь  открытость  понимается  как 
искренность  в  восприятии  собственных  чувств.  Эффективный  консультант 
принимает любые свои чувства, в том числе и отрицательные. Только в таком 
случае  можно  успешно  контролировать  свое  поведение,  поскольку 
вытесненные 
чувства 
становятся 
иррациональным 
источником 
неконтролируемого  поведения.  Когда  профессионал  осознает  свои 
эмоциональные  реакции,  он  может  сам  выбирать  тот  или  иной  способ 
поведения  в  ситуации  и  не  позволять  неосознанным  чувствам  нарушать 
регуляцию поведения. 
                                                 
1 весовые коэффициенты перед сокращенным обозначением факторов 16PF указывают на 
его вклад в прогноз эффективности соответствующей профессиональной деятельности. 
 
 
43

Развитие 
самопознания. 
Ограниченное 
самопознание 
означает 
ограничение  свободы,  а  глубокое  самопознание  увеличивает  возможность 
выбора в жизни. Важно реалистично относиться к себе. Ответ на вопрос, как 
можно  помочь  другому  человеку,  кроется  в  самооценке  консультанта, 
адекватности его отношения к собственным способностям и вообще к жизни.  
Сила личности и идентичность. Консультант должен знать, кто он таков, 
кем  может  стать,  чего  хочет  от  жизни,  что  для  него  важно  по  существу.  Он 
обращается  к  жизни  с  вопросами,  отвечает  на  вопросы,  поставленные  ему 
жизнью,  и  постоянно  подвергает  проверке  свои  ценности.  Как  в 
профессиональной  работе,  так  и  в  личной  жизни  консультанту  не  следует 
быть  простым  отражением  надежд  других  людей,  он  должен  действовать, 
руководствуясь собственной внутренней позицией.  
Толерантность  к  неопределенности.  Консультанту  совершенно 
необходима уверенность в себе в ситуациях неопределенности. По существу 
именно такие ситуации и составляют «ткань» консультирования. Р. Кочюнас 
утверждает,  что  уверенность  в  своей  интуиции  и  адекватности  чувств, 
убежденность  в  правильности  принимаемых  решений  и  способность 
рисковать – все эти качества помогают переносить напряжение, создаваемое 
неопределенностью при частом взаимодействии с клиентами.  
Принятие  личной  ответственности.  Понимание  своей  ответственности 
позволяет  свободно  и  сознательно  осуществлять  выбор  в  любой  момент 
консультирования.  Личная  ответственность  помогает  более  конструктивно 
воспринимать  критику.  В  таких  случаях  критика  не  вызывает  механизмов 
психологической защиты, а служит полезной обратной связью, улучшающей 
эффективность деятельности и даже организацию жизни.  
О  глубине  отношений  с  другими  людьми.  Консультанту  приходится 
оценивать  людей – их  чувства,  взгляды,  своеобразные  черты  личности,  но 
необходимо делать это без осуждения и наклеивания ярлыков. Эффективный 
консультант  способен  свободно  выражать  свои  чувства  перед  другими 
людьми, в том числе и перед клиентами.  
 
 
44

Постановка  реалистичных  целей.  Эффективный  консультант  должен 
понимать  ограниченность  своих  возможностей.  Прежде  всего,  важно  не 
забывать,  что  любой  консультант,  независимо  от  профессиональной 
подготовки,  не  всемогущ.  В  действительности  ни  один  консультант  не 
способен  построить  правильные  взаимоотношения  с  каждым  клиентом  и 
помочь  всем  клиентам  разрешить  их  проблемы.  Консультант  должен 
отказаться  от  нереального  стремления  стать  совершенным.  Если  терапевт 
допускает  собственную  ограниченность,  то  он  избегает  ненужного 
напряжения и чувства вины. Тогда отношения с клиентами становятся более 
глубокими и реалистичными. Правильная оценка собственных возможностей 
позволяет ставить перед собой достижимые цели.  
Эмпатия.  К. Роджерс  писал  о  том,  что  ощущение  внутреннего  мира 
клиента, как будто это наш собственный внутренний мир, но при сохранении 
качества  «как  будто» – это  и  есть  эмпатия [173]. Проявляя  такт, 
чувствительность  и  показывая  понимание  проблем  клиентов,  консультант 
передает им свое восприятие их внутреннего мира и личных смыслов. 
Обобщая рассмотренные выше положения и требования, предъявляемые 
к личности консультанта, можно утверждать, что эффективный консультант – 
это,  прежде  всего,  зрелый  в  социальном,  психологическом  и  личностном 
плане  человек.  Чем  разнообразнее  у  консультанта  стиль  личной  и 
профессиональной  жизни,  тем  эффективнее  будет  его  деятельность.  В 
консультировании, как и в жизни, следует руководствоваться не формулами, 
а  своей  интуицией  и  потребностями  ситуации.  Такова  одна  из  важнейших 
установок  зрелого  консультанта,  приближающая    его  к  специалисту  т.н. 
«клинического»  типа,  опирающегося  в  своей  практике  не  только  на 
полученные  знания,  но  и  на  приобретенный  опыт  и  профессиональную 
интуицию [28]. 
В  заключении  Р. Кочюнас  обращает  внимание  на  то,  что  черты 
эффективного консультанта совпадают с чертами преуспевающего человека: 
 
 
45

«к  такой  модели  и  должен  стремиться  консультант,  если  желает  быть  не 
техничным ремесленником, а художником» [97]. 
В аналогичном по задачам исследовании Дж. Зинкер [124] не предлагает 
модели личности, а определяет в качестве основного фактора эффективности 
терапевта способность к креативности, творческому подходу к встающим на 
пути  задачам.  Он  описывает  некоторые  «внутренние  блоки»,  приводящие  к 
сопротивлению  по  отношению  к  использованию  творческого  потенциала  в 
профессиональной  деятельности.  Работа  с  этими  блоками,  по  его  мнению, 
позволит  преодолеть  многие  стереотипы,  установки,  сопротивление,  будет 
способствовать  развитию  гибкости  поведения  консультанта  и,  в  конечном 
итоге,  наибольшей  эффективности  его  профессиональной  деятельности.  В 
числе  таких  блоков  рассматриваются:  страх  неудачи;  нерасположенность  к 
легкости, 
игре; 
неспособность 
разглядеть 
имеющиеся 
ресурсы; 
непоколебимая  уверенность;  избегание  фрустрации;  зависимость  от 
традиций;  бедность  воображения;  страх  неизвестного;  потребность  в 
равновесии;  боязнь  оказать  влияние;  боязнь  ослабить  напряжение,  дать 
возможность  процессу  разворачиваться  в  собственном  темпе;  бедность 
эмоциональной  жизни;  недостаточная  интеграция  «инь»  и  «янь»;  сенсорная 
тупость и др.  
Некоторые исследователи поднимают вопрос о сочетании таких качеств в 
личности  профессионала  как  чувствительность  и  неуязвимость [167, 205]. 
Они  приходят  к  выводу  о  том,  что  защита  терапевта  должна  быть  устроена 
амбивалентно: с одной стороны, он на поверхностном уровне своей психики 
должен реагировать на любое, самое тонкое воздействие окружающей среды, 
а с другой стороны, в более глубоких частях своей психики он должен быть, 
наоборот, весьма и весьма устойчив.  
Есть  еще  один  момент,  который  тоже,  как  правило,  свойственен 
психотерапевтам – это  то,  что  одна  из  самых  популярных  современных 
американских психологов Джин Хьюстон называет «священной раной» [167]. 
Это очень сильное, ранящее душу человека переживание, которое он долго не 
 
 
46

может  преодолеть  своими  собственными  внутренними  силами.  И  тогда  в 
качестве  единственного  выхода  человеку  приходится  заниматься  не 
проблемами  своей  личной  раненой  души,  а  «раненой  души  человечества  в 
целом».  Таким  нередко  бывает  первый  шаг  человека  на  пути  психотерапии. 
Подобный  опыт  обычно  есть  в  анамнезе  психотерапевта,  и  он  на  него 
опирается внутри себя [56]. 
Проведенное  А. Сосландом  исследование  позволило  систематизировать 
подходы  различных  терапевтических  школ.  Однако,  вне  зависимости  от 
различий  в  подходах,  во  всех  теоретических  построениях  пристальное 
внимание  обращается  на  особые  свойства  личности,  которыми,  по  мнению 
клиента,  обладает  эффективный  психотерапевт.  Это  свойства,  позволяющие 
оказывать  влияние  на  других,  составляют  «структуру  харизматической 
личности». К сожалению, как утверждает автор, никто из исследователей не в 
состоянии  с  полной  четкостью  определить  и  диагностировать  феномен 
харизмы, установить его психологические механизмы [186]. 
Проводилось  множество  исследований  представлений  об  эффективном 
терапевте  у  разных  категорий  респондентов [20, 23, 24, 63, 210]. Так, 
например,  пользовавшиеся  услугами  психолога  респонденты  отмечают 
значимость  таких  личностных  качеств,  как  уважительность,  внимательность 
по  отношению  к  пациентам,  любовь  к  профессии,  доброта,  вежливость, 
душевность [210]. Эффективный профессионал с точки зрения практикующих 
врачей-психотерапевтов [24] должен  быть  умным,  с  высоким  интеллектом, 
эмоционально  устойчивым,  зрелым,  смотрящим  в  лицо  действительности, 
совестливым,  моралистичным,  степенным,  практичным,  контролирующим 
себя,  умеющим  себя  принудить,  социально  щепетильным,  следующим 
созданию образа «Я».  
При  исследовании  представлений  об  эффективном  психологе  студенты-
психологи [63] отмечают  такие  личностные  качества  как  коммуникативная 
компетентность, 
интеллект, 
наличие 
глубоких 
знаний, 
развитое 
самосознание, хорошая рефлексия [19, 48, 54, 63, 74, 89, 101].  
 
 
47

К  проблеме  ПВК  можно  подойти  и  с  противоположной  стороны – 
выделяя 
личностные 
качества, 
способствующие 
возникновению 
«негативных» эффектов профессиональной деятельности. В настоящее время 
считается,  что  именно  особенности  личности  практика  обуславливают 
возникновение,  течение  и  интенсивность  таких  феноменов,  как  «синдром 
психоэмоционального  выгорания»  и  «профессиональная  деформация 
личности». 
«Синдром  выгорания» – сложный  психофизиологический  феномен, 
который  определяется  как  эмоциональное,  умственное  и  физическое 
истощение  из-за  продолжительной  эмоциональной  нагрузки.  Синдром 
выражается в депрессивном состоянии, чувстве усталости и опустошенности, 
недостатке энергии и энтузиазма, утрате способностей видеть положительные 
результаты  своего  труда,  отрицательной  установке  в  отношении  работы  и 
жизни  вообще [24, 52, 97, 99]. Этот  синдром  включает  в  себя  три  основные 
составляющие:  эмоциональную  истощенность  (чувство  эмоциональной 
опустошенности 
и 
усталости, 
вызванное 
собственной 
работой), 
деперсонализацию  (циничное  отношение  к  труду  и  объектам  своего  труда, 
бесчувственное,  негуманное  отношение  к  клиентам)  и  редукцию 
профессиональных  достижений  (возникновение  у  работников  чувства 
некомпетентности  в  своей  профессиональной  сфере,  осознание  неуспеха  в 
ней).  
Существует  мнение,  что  люди  с  определенными  чертами  личности 
(беспокойные,  чувствительные,  эмпатичные,  склонные  к  интроверсии, 
имеющие 
гуманистическую 
жизненную 
установку, 
склонные 
отождествляться с другими) больше подвержены этому синдрому [49, 52].  
Исследование  особенностей  личности  как  внутренних  факторов  риска 
выгорания – важная область изучения данного феномена. Некоторые ученые 
считают,  что  личностные  особенности  намного  больше  влияют  на  развитие 
выгорания, чем демографические характеристики или факторы рабочей среды 
[30, 34, 46, 105]. Остановимся на наиболее важных из них. 
 
 
48

Личностная  выносливость.  Данная  характеристика  в  зарубежной 
психологии  определяется  как  способность  личности  быть  высокоактивной 
каждый  день,  осуществлять  контроль  за  жизненными  ситуациями  и  гибко 
реагировать на различного рода изменения. Люди с высокой степенью данной 
характеристики  имеют  низкие  значения  эмоционального  истощения  и 
деперсонализации  и  высокие  значения  по  шкале  профессиональных 
достижений. 
В  большинстве  работ  этой  тематики  отмечается  положительная 
корреляционная  связь  между  внешним  локусом  контроля  и  составляющими 
выгорания,  особенно  с  эмоциональным  истощением  и  деперсонализацией. 
Что 
касается 
профессиональной 
эффективности, 
то 
отмечается 
положительная  связь  между  внутренним  локусом  контроля  и  высокой 
оценкой  профессиональной  эффективности,  правда,  данная  тенденция 
подтверждается только для мужской выборки [108, 114]. 
Что касается других личностных характеристик, то их связь с выгоранием 
рассматривалась в основном с позиций их комплексного влияния в сочетании 
с определенной концепцией личности. В большинстве исследований данного 
направления  используется  пятифакторная  модель  личности,  предложенная 
Р. Costa,  R. МсСгае [169]  и  включающая  в  себя  пять  основных  личностных 
характеристик: нейротизм, экстраверсию, открытость опыту, сотрудничество, 
добросовестность.  Близким  к  исследованию  этих  взаимосвязей  является 
выявление  взаимосвязи  между  выгоранием  и  такими  особенностями 
личности,  как  тревожность,  эмоциональная  чувствительность  и  некоторыми 
другими.  Показано  наличие  положительной  связи  между  выгоранием  и 
агрессивностью,  тревожностью  и  отрицательной – с  чувством  групповой 
сплоченности.  Интересные  данные  получены  относительно  зависимости 
выгорания  от  эмоциональной  сензитивности.  Наличие  положительной  связи 
между  данной  чертой  личности  и  выгоранием  подтверждено  рядом 
исследований, 
подчеркивается 
опосредующая 
роль 
эмоциональной 
 
 
49

сензитивности  в  предсказании  выгорания  (цит  по [178]). Основная  причина 
синдрома выгорания – это несоответствие между личностью и работой. 
«Профессиональная  деформация» – это  проявления  в  личности  под 
влиянием 
особенностей 
профессиональной 
деятельности 
таких 
психологических  изменений,  которые  начинают  негативно  влиять  на 
осуществление  этой  деятельности  и  на  психологическую  структуру  самой 
личности.  Среди  наиболее  типичных  деформаций,  возникающих  на  этом 
фоне,  можно  назвать  рост  конфликтности  и  амбиций,  нарушения 
адекватности  самооценки,  усиление  внутренних  конфликтов,  аутичности, 
отчужденности.  Возможны  также  проявления  психического  пресыщения, 
цинизма,  деперсонализации  и  дереализации,  эпатирующие  клиентов  и 
близких,  интерпретационный  ажиотаж,  умствование,  морализаторство  и 
психологизаторство. 
В 
феномене 
профессиональной 
деформации 
отмечаются 
две 
составляющие – изначальные  склонности  (черты  характера  и  особенности 
личности),  и  собственно  профессиональная  деформация.  Профессиональная 
деятельность развивает эти личностные особенности, очерчивает и рельефно 
выделяет  их.  Они  представляют  собой  «благоприятный»  фон,  почву,  на 
которой  в  последующем  разворачивает  свою  деформирующую  деятельность 
профессия.  Такая  деформация  начинается  уже  во  время  учебы,  когда  у 
студентов  разрушаются  обыденные  установки  и  стереотипы  и  формируется 
профессиональная  картина  мира [110]. Появление  деформаций  не  является 
неизбежным последствием условий работы, а связано с неконструктивностью 
профессионального  стиля  и  ролевых  установок,  и  во  многом  доступно 
коррекции. Действие факторов риска само по себе неоднозначно и может (как 
и  любое  стрессогенное  воздействие),  приводить  как  к  деформациям,  так  и  к 
возрастанию потенциалов стойкости и жизнеспособности личности [78]. 
Итак,  провоцирующую  роль  в  возникновении  деформаций,  а  также 
синдрома выгорания, играют обычно неконструктивные установки и наличие 
некоторых  личностных  предпосылок.  Наиболее  отрицательно  сказывается 
 
 
50

влияние  слабо  развитой  рефлексии  и  низкой  эмпатии,  неспособность  к 
партнерскому  разделению  инициативы  и  ответственности,  избыточные 
авторитарность,  ригидность,  проявления  зависимости,  экстернальности  и 
сниженной мотивации к работе. 
Кроме того, каждый начинающий психолог сталкивается со следующими 
проблемами: 1) совладание  с  тревогой, 2) истинность  и  самораскрытие, 3) 
стремление к совершенству, 4) признание пределов своей компетентности, 5) 
понимание  молчания  (пауз)  в  консультативном  процессе, 6) общение  с 
навязчивыми  клиентами, 7) общение  с  немотивированными  клиентами, 8) 
отсроченность  результатов  консультирования, 9) избегание  самообмана, 10) 
потеря себя в проблеме клиента, контрперенос, 11) постановка реалистичных 
целей, 12) злоупотребление  советами, 13) поиск  и  развитие  собственного 
консультативного  стиля [44, 179, 199]. Можно  предположить,  что  и  здесь 
большую  роль  будет  играть  его  личность,  а  не  выработанные  умения  и 
навыки [20]. 
Обобщая  все вышесказанное, можно выделить следующие необходимые 
для  успешной  профессиональной  деятельности  личностные  особенности 
специалиста,  работающего  с  клиентом:  безоценочное  отношение  к 
индивидуальным  различиям  людей;  чуткость  к  эмоциональному  состоянию 
человека,  который  находится  рядом;  пластичность  (динамичность  в 
сочетании  с  гибкостью);  эмоциональная  сдержанность  и  терпимость; 
поддержание общей культуры поведения; умение выстраивать и выдерживать 
до  конца  свою  линию  поведения;  наличие  знаний  в  области  возможного 
поведения  людей  в  конфликтах;  проявление  глубокого  интереса  к  людям, 
следствием  чего  является  терпение  в  общении  с  ними;  чувствительность  к 
установкам  и  поведению  других  людей,  способность  отождествляться  с 
самыми  разными  людьми;  эмоциональная  стабильность  и  объективность; 
аутентичность;  открытость  собственному  опыту;  развитое  самопознание; 
сильная  идентичность;  толерантность  к  неопределенности;  принятие  личной 
 
 
51

ответственности;  стремление  к  глубине  межличностных  отношений; 
постановка реалистичных целей. 
В  числе  нежелательных  черт  личности  профессионала  выделяются: 
авторитарность;  пассивность  и  зависимость;  склонность  использовать 
клиентов для удовлетворения своих потребностей; неумение быть терпимым 
к  различным  побуждениям  клиентов;  невротическая  установка  в  отношении 
гонораров за выполненную работу. 
 
3.1.2 Коммуникативная компетентность как условие эффективности 
профессионала 
 
Основным  фактором,  значимым  для  эффективного  взаимодействия 
клиента  с  психологом,  является  важный  психологический  параметр, 
определяемый  как  «коммуникативная  компетентность» [52, 127, 141, 168]. 
Под 
коммуникативной 
компетентностью 
понимается 
способность 
устанавливать и поддерживать необходимые контакты с другими людьми, что 
подразумевает  достижение  взаимопонимания  между  партнерами  по 
общению, 
лучшее 
понимание 
ситуации 
и 
предмета 
общения. 
Коммуникативная  компетентность  рассматривается  также  как  система 
внутренних  ресурсов,  необходимых  для  построения  эффективной 
коммуникации.  
Как  и  в  предыдущем  подходе,  здесь  отсутствует  систематизация 
накопленной  информации  и  четкое  разграничение  представителей 
однотипных  профессий.  Поэтому  мы  также  будем  пользоваться  терминами 
«психолог», «консультант», «психотерапевт» как синонимами. 
Известный  отечественный  исследователь  В.А. Ташлыков,  длительное 
время  занимавшийся  подготовкой  кадров  врачей-психотерапевтов  и 
клинических психологов, описал четыре составляющих альтернативные пары 
психологических типа специалистов в области т.н. «ментальной медицины»: 
«сопереживающий»  и  «эмоционально-нейтральный», «директивный»  и 
 
 
52

«недирективный» [191]. Различные  варианты  комбинаций  представленных 
пар качеств могут составлять четыре типа: сопереживающий недирективный, 
сопереживающий  директивный,  эмоционально-нейтральный  недирективный, 
эмоционально-нейтральный директивный. 
В  различных  направлениях  психотерапии  и  консультирования 
выделяются  разные  требования  к  коммуникативным  особенностям 
консультанта. 
По мнению К. Роджерса, эффективность консультирования определяется, 
прежде  всего,  качеством  межличностного  взаимодействия  консультанта  с 
клиентом [142, 174]. Он  выделил  условия,  необходимые  для  роста  клиента: 
конгруэнтность, безусловное позитивное отношение, эмпатия. 
В свою очередь, У. Глассер говорит о том, что консультант, прежде всего, 
должен  подружиться  с  клиентом.  Он  должен  быть  внимательным  и 
неравнодушным,  терпеливым,  способным  к  состраданию  и  принятию. 
Присутствие,  аутентичность  и  преданность – это  те  слова,  которые 
экзистенциальные консультанты используют для описания своих отношений 
с  клиентами.  Консультант  в  данном  направлении – не  призрачный 
«отражатель», а живой человек, который стремиться понять и ощутить бытие 
клиента.  Кроме  того,  консультант  должен  быть  неравнодушным,  мудрым,  а 
также  вкладываться  до  конца  и  влиять  на  психику  клиента  на  глубоком 
уровне [98, 118]. 
Представитель 
рационально-эмотивного 
поведенческого 
консультирования А. Эллис  говорит о том, что главная роль консультанта – 
это роль преподавателя, который стремиться сформировать у клиента навыки 
самопомощи  и  развить  способность  вести  себя  эффективно.  Роль 
консультанта – это роль авторитетного, но не авторитарного, и поощряющего 
учителя,  который  стремится  научить  клиента  быть  терапевтом  для  самого 
себя [142, 169]. 
Представитель  другого  когнитивного  направления  в  консультировании, 
А. Бек считает, что его стиль консультирования во многом сходен со стилем 
 
 
53

К. Роджерса,  который  характеризуется  подлинной  теплотой,  отсутствием 
осуждения  и  полным  принятием.  Клиент  и  консультант  здесь – 
соисследователи,  они  сотрудничают  друг  с  другом.  Консультанты  могут 
работать  гидами,  помогая  клиентам  анализировать  собственные  ошибки, 
разрабатывая  новый  опыт,  побуждая  клиентов  развивать  новые  навыки 
использования информации [142, 174]. 
Консультанты,  разделяющие  мультимедийный  подход,  всегда  стараются 
наладить сотрудничество с клиентами, при этом отмечают, что недопустимо 
задевать  чувство  достоинства  клиента  как  человека.  Так,  А. Лазарус  пишет, 
что  «выбор  отношений  не  менее  важен  при  проведении  психотерапии,  чем 
выбор  техники»[142,  с.396].  Он  предлагает  «подгонять»  отношения  к 
характеру  конкретных  клиентов,  к  их  потребностям.  Важно  быть  гибким  и 
многосторонним, «подлинным хамелеоном» [там же, стр. 396]. 
Некоторые  авторы  пытаются  выделить  и  описать  всевозможные  роли 
консультанта,  используемые  им  в  процессе  оказания  психологической 
помощи. 
Роль  «исповедника»,  освобождая  от  тяжести  невыговоренных  ошибок, 
тем  самым  открывает  клиентам  путь  для  дальнейшего  развития.  В  роли 
«иммунолога»  специалист  развивает  потенциал  защитных  сил  организма, 
необходимый для противостояния всевозможным заболеваниям. «Психолог–
связист»  отвечает  за  качество  коммуникаций  между  сторонами 
взаимодействия.  В  роли  «дипломата»  специалист  организует  разрешение 
потенциально  конфликтных  вопросов  к  обоюдному  удовлетворению 
сообщающихся  сторон. «Агроном»  печется  о  своевременном  уходе  за 
растущим урожаем, «организатор» диспансерных обследований не допускает 
развития  заболеваний  и  заботится  об  их  своевременной  профилактике. 
«Педагог»  обучает  работников  использовать  присущие  им  таланты  и 
способности. «Тренер»  развивает  природные  психологические  навыки 
клиентов. «Инструктор»  ясно  и  точно  излагает  методики  применения 
развивающих  упражнений. «Мастер»  организационных  изобретений 
 
 
54

выступает  в  роли  гаранта  развития  качественной  производительности  труда 
(что особенно важно, если речь идет о труде интеллектуальном). Кроме того, 
выделяются  еще  и  роли  «службы  спасения»,  в  услугах  которой  люди  то  и 
дело  нуждаются  в  связи  с  теми  или  иными  возникающими  жизненными 
катастрофами, «санитарного  врача»,  вовремя  выявляющего  и  устраняющего 
опасных  возбудителей  возможной  болезни  и  т.п.  В  таком  контексте  работа 
психолога  понимается  как  близкая  садовничеству,  воспитанию  и 
наставничеству  в  мастерстве.  В  основе  психологической  работы  лежит  так 
называемая  «аксиома  благонамеренности».  Психолог  как  интерпретатор 
пожеланий помогает клиенту научиться формулировать их для себя, а затем 
доносить свои мысли до сознания других гармонично и ясно. 
В  исследованиях  выделяются  также  роли,  характерные  для 
психотерапевтов: «жилетка»  или  «сочувствующий  друг»  или  «ведро  для 
душевных  помоев».  То  есть,  это  человек,  который  эмпатически 
настраивается,  выслушивает  того,  кто  к  нему  приходит,  сочувствует. 
Противоположный вариант – «провокатор». Еще одна роль психотерапевта – 
«администратор внутренних программ клиента». Он ничего не делает, кроме 
того,  что  расписывает  все  внутренние  ситуации  человека,  обозначает  имена 
программ  подсознания,  то  есть  он  обращает  внимание  человека  на  резервы, 
которые у того имеются. Еще одна роль – «консультант по психологическим 
теориям».  Он  «раскладывает  клиента  по  всем  имеющимся  у  него 
психологическим  теориям».  Также  существует  роль  «добровольного 
помощника»,  который  «сочувствует,  выслушивает,  утешает».  Очень  опасная 
для клиента роль психотерапевта – «советчик», особенно «безответственный 
советчик».  Терапевт,  находящийся  в  этой  роли,  занимается  тем,  что  дает 
советы, а когда его советы особого воздействия не оказывают, или приводят к 
нежелательным  для  клиента  результатам,  он  снимает  с  себя  любую 
ответственность [167].  
Адекватно  говорить  об  индивидуальном  стиле  профессиональной 
деятельности [54, 83, 89, 162], который,  естественно  не  сводится  к 
 
 
55

ограниченному набору ролей, установок. К тому же стилей столько, сколько 
специалистов, и нет никакого смысла пытаться их все описать.  
 
3.1.3 Альтруистическая мотивация как основа эффективной 
деятельности профессионала 
 
П. Ховкинс  и  Р. Шохет  предлагают  рассмотреть  возможные  мотивы 
«желания  посвятить  себя  помогающей  профессии» [205, с.26].  При 
исследовании  сложной  системы  мотивов  можно  столкнуться  с  «теневой 
стороной  стремления  профессионала  помогать».  Намерение  исследовать 
собственные  мотивы,  принимаемые  и  нет, «хорошие»  и  «плохие», – это 
«основа основ эффективной работы» [205, с.28]. Принятие «собственной Тени 
предотвращает риск превращать других в части себя, которые мы не можем 
принять» [205, с.30],  быть  раздавленными  собственными  фантазиями 
изменить  и  мир  и  других,  не  будучи  в  состоянии  изменить  себя.  Один  из 
аспектов  собственной  Тени – желание  похвалы,  признания,  ощущение 
собственного  высшего  предназначения  помогать,  осознание  функции 
носителя  истины,  помощи.  Осознание  себя  не    носителем,  а    проводником, 
механизмом помощи является единственным способом не стать зависимым от 
признания,  не  бежать  от  обвинения.  Наряду  со  стремлением  помогать, 
исцелять,  заботиться,  может  присутствовать  скрытая  жажда  власти [55], как 
стремление  окружить  себя  людьми,  находящимися  в  более  бедственном 
положении,  так  и  возможностью  влиять  на  жизнь  людей,  быть  причиной  их 
позитивных изменений. Другой аспект Тени – это отношение профессионала 
к  своим  собственным  потребностям,  удовлетворяемым  профессиональной 
деятельностью,  клиентом,  которые  находят  свое  отражение  в  глубинных 
мотивах  работы.  Именно  отрицание  потребностей  может  привести  к 
нарушению  взаимодействия,  благополучия  профессионала,  снижению 
эффективности исполняемой им деятельности. Часто в качестве отрицаемой, 
непринимаемой,  неосознаваемой  потребности  выступает  потребность  быть 
 
 
56

нужным, 
полезным 
и 
потребность 
быть 
любимым, 
ценимым, 
воспринимаемым  как  хороший  человек.  Следствием  подобной  ситуации 
может стать непринятие обратной связи от супервизора, клиента, от коллег о 
личностных качествах профессионала, способностях, стилях взаимодействия, 
которые рассогласуются с имеющимся образом «Я». 
Знание  себя,  собственных  мотивов  и  потребностей  помогает 
профессионалу 
помогать 
по-настоящему. 
Такой 
профессионал 
бессознательно  не  использует  других  для  достижения  своих  целей  и  не 
нагружает их тем,  что не выносит в себе.  Наличие позитивной установки к 
собственной  личности  является  одним  из  основных  критериев  психического 
здоровья,  принятых  ВОЗ.  Еще  А.Ф. Лазурский,  говоря  о  проблеме 
разграничения  нормы  и  патологии,  отмечал  в  качестве  основной  черты 
здоровой личности ее альтруистическую направленность [106].  
По  мнению  Е.Е. Насиновской,  альтруизм  проявляется  в  способности 
слияния  блага  для  себя  и  для  других.  Альтруистическое  поведение 
направлено  на  другого  человека  и  не  рассчитано  на  получение  внешнего 
вознаграждения.  Истинный  альтруизм  детерминирован  двумя  мотивами: 
мотивом морального долга и мотивом сочувствия [55].  
Существует  точка  зрения,  что  желание  исцелять  является  базовым  для 
всех  людей.  Так,  Г. Сирлз  утверждает,  что  самый  сильный  врожденный 
человеческий  интерес – интерес  к  ближнему,  который  просыпается  в  самые 
ранние  годы  и  месяцы  жизни [205]. Специалисты  помогающих  профессий 
переводят  это  врожденное  желание  в  смыслообразующий  мотив 
профессиональной  деятельности,  тогда  профессия  начинает  приобретать 
личностный смысл. 
Известным  отечественным  психологом,  представителем  московской 
школы  патопсихологии,  Б.С. Братусем  разработана  шкала  личностных 
смыслов, содержащая пять уровней. В шкале, помимо иерархии личностных 
смыслов,  представлена  и  интенсивность  присвоения  каждого  из  уровней. 
 
 
57

Каждая  личность  имеет  то  или  иное  число  уровней,  но  в  определенных 
ситуациях в тот или иной момент доминирует один из них: 
•почти  неличностный  (нет  личного  отношения  к  выполняемым 
действиям);  
•эгоцентрический (смысловыми устремлениями являются личная выгода, 
успех, престижность, удобство);  
•группоцентрический (главным становится успех группы);  
•гуманистический 
(смысловые 
устремления 
общечеловеческой 
направленности);  
•духовный  (человек  решает  свои  субъективные  отношения  с  Богом,  и 
другой человек в его глазах приобретает сакральную ценность).  
Типичный  для  данного  человека  уровень  определяет  эффективность 
деятельности специалиста-психолога [120, 147].  
 
3.1.4 Управление процессом профессионализации как предпосылка 
эффективной деятельности профессионала 
 
Представители 
другого 
направления 
исследований 
проблемы 
профессионального становления личности [42, 114, 119, 177] утверждают, что 
с  проблемой  эффективности  профессиональной  деятельности  специалиста 
целесообразней работать как с потенциальной.  
Центральным 
понятием 
данного 
подхода 
является 
понятие 
«профессионализация 
личности» [66,88,135,158,198,200]. 
Профессионализация  понимается  как  специфическая  форма  трудовой 
активности  личности  в  течение  профессионального  этапа  жизненного  пути, 
отражающая  процесс  ее  социализации  и  уровень  развития.  Именно  период 
студенчества  является  сензитивным  для  личностного  и  профессионального 
становления  специалиста [94]. Причем,  неоднократно  подчеркивалось,  что 
эти процессы идут параллельно и оказывают влияние друг на друга [42]. 
 
 
58

В исследовании профессиональных представлений студентов-психологов 
А.И. Донцов  и  Г.М. Белокрылова [22, 63] показали,  что  основные  элементы 
профессионально-психологической  картины  мира  возникают  в  начальный 
период  профессионального  самоопределения  личности  и  не  претерпевают 
радикальных 
качественных 
изменений 
в 
процессе 
дальнейшей 
профессиональной социализации.  
Изучение  проблем  адаптации  начинающих  психологов,  проведенное 
О.Н. Родиной  и  П.Н. Прудковым [175, 176, 177], позволило  выделить 
некоторый 
интегральный 
показатель, 
названный 
«уровнем 
профессионализации».  Этот  показатель  включает  в  себя  следующие 
составляющие:  удовлетворенность  профессией,  опыт  профессиональной 
деятельности  в  период  обучения,  наличие  конкретных  планов  относительно 
будущей работы и представления о возможных трудностях в работе. Именно 
наличие  этих  факторов  является  предпосылкой  эффективности  будущего 
специалиста.  Кроме  того,  будущими  специалистами    большое  внимание 
уделяется 
мотивации 
профессиональной 
деятельности. 
Результаты 
исследования  доказывают,  что  профессиональное  становление  начинающих 
психологов  определяется  их  особенностями  мотивации  к  овладению 
профессией. Однако в ходе учебного процесса развитию мотивации уделяется 
мало внимания. Более того, авторы отмечают, что при обучении развивается 
лишь  познавательная  мотивация,  а  мотивация  к  профессии  может  даже 
редуцироваться.  Следовательно,  необходимо  развивать  мотивацию  к 
профессии,  и  даже  контролировать  ее  на  протяжении  всего  процесса 
обучения.  
Таким  образом,  возникает  необходимость  совершенствовать  в  процессе 
обучения не только основные профессиональные навыки и умения индивида, 
но  и  закладывать  основы  мировоззрения,  направлять  развитие  личности, 
формировать необходимые для профессионала личностные качества с целью 
его оптимального функционирования и адаптации. В силу того, что вопросы 
психологического  сопровождения  профессионального  становления  сегодня 
 
 
59

не  включены  в  содержание  образования,  в  реальной  практике  подготовки 
студентов-психологов  процесс  личностного  и  профессионального  развития 
протекает стихийно, никак не контролируется и не направляется. 
 
4.1 Становление профидентичности как условие эффективной   
деятельности профессионала 
 
Наиболее  перспективным,  на  наш  взгляд,  подходом  к  становлению 
личности    профессионала  является  подход,  рассматривающий  процесс 
становления профессиональной идентичности [12, 41, 130, 146, 163]. 
 
4.1.1 Идентичность как психологический феномен 
 
Феномен  идентичности  возникает  в  рамках  глобальной  проблематики 
существования  самого  рода  человеческого.  Человек  становится  «вполне 
человеком», когда осознает свою идентичность [216, 227]. 
Обращение  к  проблеме  идентичности  связано  с  усилением  интереса  к 
проблеме  выбора  во  всех  сферах  жизненного  пространства,  самовыражения, 
обретения 
«сущностного 
Я». 
Широкое 
распространение 
термина 
«идентичность»  и  его  введение  в  научный  обиход  связано  с  именем 
Э. Эриксона [218, 219], который  определил  идентичность  как  внутреннюю 
«непрерывность  самопереживания  индивида», «длящееся  внутренне 
равенство  с  собой»,  как  важнейшую  характеристику  целостности  личности, 
как  интеграцию  переживаний  человеком  своей  тождественности  с 
определенными социальными группами.  
Традиция 
словоупотребления 
понятия 
«идентичность» 
в 
психологической  литературе [180, 204, 216, 224] совпадает  в  своем 
первоначальном  значении  с  понятием  такой  онтологической  истины  как 
«вещь  является  самой  собой  и  не  чем-либо  другим».  В  этом  плане  можно 
обсуждать,  что  идентичность  человеку  не  дана,  она  задана,  ее  развитие 
 
 
60

поддается  обсуждению  не  в  терминах  «формирования»,  а  терминах 
«достижения» и «становления» [217].  
Идентичность  определяется  как  ощущение  субъектом  соответствия 
собственной личности, а самоидентичность содержит в себе дополнительный 
элемент – элемент творческого субъективного осмысления идентичности, что 
позволяет  сохранить  уникальность  и  неповторимость  отдельной  личности 
[215]. Какая-то часть жизненной и ментальной реальности человека является 
устойчивой,  неотъемлемой  (пол,  возраст,  тело,  этническая  принадлежность, 
язык,  профессия) – он  может  что-то  в  ней  менять,  дополнять, 
совершенствовать  по  собственной  воле  или  по  необходимости,  но  эта 
принадлежность  четко  фиксирована  и  осознаваема.  Можно  обозначить  эту 
инварианту,  неотъемлемую  часть  как  «Я».  Другая  часть  жизненной  и 
ментальной  реальности  человека  является  вариативной,  подлежащей  обмену 
в процессе повседневного бытия (идеи, чувства, отношения, вещи и др.) – она 
продуцируется  первой  частью,  выступает  как  её  производная.  Можно 
обозначить эту вариативную часть  как «Мое».  Тогда идентичность человека 
структурно  представляет  собой  совокупность  «Я»+»Моё».  Для  каждого 
человека  составляющие  этой  совокупности  индивидуальны,  поэтому 
идентичность каждого человека своеобразна, уникальна и неповторима.  
Большинство  исследователей  трактуют  идентичность  как  результат 
некоего 
процесса 
(самопознания, 
самопонимания, 
отождествления, 
идентификации-отчуждения  и  т.  п.)  и  подчеркивают  ее  экзистенциальный 
характер наряду с функциональным [204, 219]. 
 Можно выделить три уровня представленности термина «идентичность» 
в семантике языка [180]: 
• уровень  очевидности,  или  рационалистический,  отражает  целостность, 
неделимость, «натуральность» личности как интегративное свойство: человек 
таков, каким он кажется; 
 
 
61

• понятийный, 
он 
отражает 
конкретно-научное 
содержание, 
определяемое  исследователями,  представляет  степень  соответствия  человека 
группе, полу, этносу, роду, я и др.; 
• глубинный  или  иррациональный,  он  отражает  самость,  вещь  в  себе, 
основывается  на  признании  иллюзорности  человеческого  самосознания, 
необходимости 
разотождествления 
сознания 
с 
любым 
наличным 
содержанием,  критике  любых  форм  самоидентификации  человека  в  сфере 
сущего. 
Следует отметить,  что в этой классификации  идентичность обсуждается 
и как чувство, и как сумма знаний о себе, и как поведенческое единство, т. е. 
она выступает как сложный интегративный психологический феномен. 
«Идентичность  рассматривается  в  общем  виде  как  самореферентность – 
сообщение  (на  основе  переживания  уникальности  своего  бытия  и 
неповторимости  личностных  свойств)  самому  себе  о  том,  кто  Я  есть  и  что 
является  Моим» [216, с.53].  Особое  внимание  уделяется  способам 
репрезентации  идентичности,  выраженным  с  помощью  языковых  средств 
через  «Я-образ»  при  подчеркнутой  значимости  рефлексии.  Современные 
психологи  отмечают,  что  в  юности  и  молодости  под  воздействием 
определенных  внешних  и  внутренних  факторов  образ  «Я»  приобретает 
отчетливые,  выпуклые  формы  и  постепенно  становится  одним  из  главных 
компонентов  психики,  с  которым  человек  не  только  соотносит  свое 
поведение, но через который репрезентирует свою идентичность [93].  
Важными в развитии идентичности являются следующие аспекты: 
а)  неудовлетворенность  своим  образом  «Я»,  утрата  идентичности 
«вымывающая» человека из контактов и социальной жизни, ведущая к потере 
смысла и становящаяся в силу этого экзистенциальной проблемой,  
б)  идентичность  как  совокупность  манеры  поведения,  стиля  одежды, 
наименования  себя  и  других  т.н. «точечных  слагаемых»,  принимаемая  в 
окружающем социуме,  
 
 
62

в) переход от слов к делу как кульминация в становлении идентичности 
(т.е.  реализация  эмоционально-оценочных  и  когнитивных  аспектов 
идентичности через поведенческие паттерны),  
г)  невозможность  адаптации  к  новой  роли  вне  общения  (т.е. 
невозможность становление своего «Я»  вне «зеркального Я»).  
Выделяют следующие социально-психологические условия, влияющие на 
становление идентичности [160, 168, 181,204]: 
1) значимые люди, занимающие главное место в жизни человека; 
2) высокая гомогенность социальной сети; 
3) позитивный результат сравнения себя с другими, являющийся основой 
для позитивной личностной идентификации или позитивной самооценки;  
4) противоречия между тем, кем человек является, кем его считают, и кем 
он  должен  стать  в  группе,  становящийся  побудительной  силой  социального 
развития. 
Структура  идентичности  представляет  индивидуальный  вариант 
интеграции  таких  процессов  как  самоопределение  в  различных  ситуациях, 
персонализация  через  отношения  с  другими,  самоорганизация  как 
приобретение  устойчивой  структуры  и  формы.  Кроме  того, A. Adler уделял 
большое  внимание  значению  постановки  цели  в  процессе  реализации  линии 
жизни  (цит.  по [216]). Конечная  цель  у  каждого  возникает  осознанно  или 
неосознанно,  она  задает  тенденцию  развития  личности,  определяет 
формирование  жизненного  плана.  Осознавая  и  постигая  свои  цели,  изменяя 
жизненный  план,  человек  открывает  себя,  научается  управлять  собой, 
обстоятельствами, овладевает своим временем, достигает идентичности.  
В  отечественной  психологии  представления  об  идентичности 
традиционно  развивались  в  рамках  исследований  самосознания  и 
самоотношения [41, 215, 217]. В  западной  психологии  решение  проблемы 
идентичности ведется в рамках понятий образ «Я» – «Я-концепция» [218, 224, 
226  и  др.].  Именно  в  этих  направлениях  необходимо  искать  решение 
проблемы идентичности в отечественной психологии. 
 
 
63

4.1.2 Социальная идентичность и образ «Я» 
 
В современной литературе идея о двух аспектах осмысления личностью 
своих границ в мире, формулируется как проблема двух видов идентичности 
–  личностной  и  социальной [10, 180]. Если  личностная  идентичность – это 
самоопределение в терминах физических, интеллектуальных и нравственных 
черт  индивида,  то  социальная  идентичность – самоопределение  в  терминах 
отнесения  себя  к  определенной  социальной  группе,  в  том  числе  и 
профессиональной (по Эриксону – «ощущение внутренней согласованности», 
«поиск  своего  места  в  жизни»).  Для  выявления  личностной  идентичности 
необходимо описание «Я – концепции». Одно из самых первых определений 
«Я-концепции»  дал  Р. Бернс: «Это  совокупность  всех  представлений 
индивида о себе, сопряженная с их оценкой». Описательную составляющую 
«Я-концепции» он называет «образом Я» или «картиной Я», что включает в 
себя  отношение  к  себе,  самооценку,  принятие  себя.  Социальная 
идентичность – это скорее то, что индивид делает в социальной структуре со 
своей позиции. Именно позиция определяет его идентичность, а не то, что он 
думает  о  месте  в  этой  структуре.  Давно  установлен  факт,  что  большинство 
людей, когда они говорят и о себе, говорят о других в их жизни, о группах, к 
которым  они  принадлежат,  о  явлениях,  которые  особенно  важны  для  их 
взглядов  и  понимания  динамики  социального  окружения  в  целом.  Можно 
сделать  вывод  о  том,  что  социальная  идентичность  как  отождествление 
индивидом  себя  с  той  или  иной  социальной  группой – одна  из  важнейших 
составляющих образа «Я», отвечающая на вопрос о том, что есть и где есть 
человек  в  социальном  смысле.  По  А. Тэшфелу,  социальная  идентичность – 
это та часть «Я-концепции» индивида, которая возникает из осознания своего 
членства  в  социальной  группе  (или  группах)  вместе  с  ценностным  и 
эмоциональным  значением,  придаваемым  этому  членству.  В  этом 
определении важно подчеркнуть два момента: социальная идентичность – это 
 
 
64

«знание  индивида  о  том,  что  он  принадлежит  к  определенной  группе,  и 
эмоциональная значимость для него группового членства» [164]. 
Сформулированное  Дж. Тернером  понимание  социальной  группы 
позволяет  определить  ее  как  совокупность  индивидов,  которые 
воспринимают  себя  как  членов  одной  и  той  же  социальной  категории, 
разделяют  эмоциональные  последствия  этого  самоопределения  и  достигают 
некоторой степени согласованности в оценке группы и их членства в ней [10]. 
Иными  словами,  индивид  формирует  психологически  группу  посредством 
категоризации  себя  с  другими.  Это  позволяет  сделать  вывод  о  том,  что  в 
рамках  рассматриваемой  теории  процесс  установления  социальной 
идентичности  является  механизмом  социального  познания,  а  именно 
познания  себя  в  этом  мире.  Для  Дж Тернера  личная  и  социальная 
идентичность – не  столько  различные  формы  идентичности,  сколько 
различные формы самокатегоризации: личность категоризует себя в пределах 
определенного континуума «ближе» то к одному, то к другому полюсу. Это 
зависит  всякий  раз  от  того,  в  какой  конкретно  группе  возникает  ситуация 
идентификации. 
Более  полно  идентификация  с  группой  рассматривается  в  трех 
плоскостях:  
•когнитивной – знание о моей принадлежности к группе;  
•ценностной – наличие  позитивных  или  негативных  коннотаций 
принадлежности к данной группе; 
•эмоциональной – принятие  либо  «своей»,  либо  «чужой»  группы  на 
основании двух первых показателей. 
Интерпретация  социальной  идентичности  в  рамках  психологии 
социального  познания  весьма  продуктивна.  Она  позволяет  сформулировать 
некоторые  следствия  из  того  факта,  что  человек  в  значительной  степени 
познает социальный мир через определение своего места в нем.  
Во-первых,  индивиды  всегда  стремятся  к  сохранению  позитивной 
идентичности.  Ее  наличие  способствует  восприятию  мира  как  более 
 
 
65

стабильного,  надежного,  справедливого.  Напротив,  утрата  позитивной 
идентичности не только дезорганизует свой собственный внутренний мир, но, 
как  правило,  приводит  и  к  дезорганизации  своих  впечатлений  относительно 
окружающего мира. 
Во-вторых,  формирование  позитивной  идентичности  предполагает 
сравнение  своей  группы  с  другими  позитивными  группами,  а  также  с 
негативными  группами.  Такое  сравнение  также  способствует  большей  или 
меньшей  сбалансированности  суждений  о  внешнем  мире:  большое 
количество  негативных  групп  воспринимается  как  доказательство  его 
несовершенства.  
В-третьих,  для  успешного  сравнения  нужны  надежные  отличительные 
черты «моей» группы и «чужих» групп. Идентификация таких отличий имеет 
возможным  следствием  дифференциацию  от  других  групп,  т.е.  обогащение 
представлений об устройстве мира. 
В-четвертых
на 
характер 
дифференциации 
влияет 
степень 
идентификации  себя  со  своей  группой;  ситуация,  в  которой  сравнение 
очевидно;  релевантность  сравнения  (т.е.  сравнение  себя  и  своей  группы  с 
близкими);  значимость  признаков,  по  которым  осуществляется  сравнение. 
При  негативной  оценке  своей  группы  возникает  намерение  индивида 
покинуть ее и примкнуть к другой группе. 
В  совокупности  все  эти  следствия  означают,  что  для  человека  всегда 
характерно  стремление  сохранить  социальную  идентичность,  причем 
позитивную,  и  тем  самым  обеспечить  соответствие,  гармонию  образа 
социального  «Я».  В  этом  случае  и  мир  будет  восприниматься  как 
сбалансированный,  находящийся  в  «соответствии».  Если  же  возникает 
дисгармония собственного образа и окружающего мира, то это препятствует 
адекватному поведению в этом мире, а сам образ социального мира начинает 
разрушаться [10]. Представляется,  что  именно  эти  положения  теории 
социальной  идентичности  могут  лежать  в  основе  формирования 
профессиональной  идентичности  как  варианта  социальной  идентичности, 
 
 
66

разворачивающейся  в  сфере  профессиональной  деятельности,  и,  во-вторых, 
как  варианта  социальной  идентификации  себя  с  референтной  социальной 
группой.  
 
4.1.3 Профессиональная идентичность как психологическая 
проблема 
 
Профессиональная  идентичность – многомерный  и  интегративный 
психологический 
феномен, 
обеспечивающий 
человеку 
целостность, 
тождественность  и  определенность,  развивается  в  ходе  профессионального 
обучения  в  пространстве  процессов  самоопределения,  самоорганизации  и 
персонализации, а также обусловливается развитием рефлексии [204, 215]. 
Профессиональная идентичность имеет разные источники формирования. 
Одним  из  источников  является  профессиональное  образование,  содержание 
которого  определяют  нормативные  государственные  документы  об 
образовании.  В  этих  случаях  основными  условиями  становления 
профессиональной 
идентичности 
являются 
профессиональная 
осведомленность и личностные и средовые факторы и условия, влияющие на 
уровень  образованности  в  конкретной  предметной  области.  Свою  роль  в 
становлении  профессиональной  идентичности  играют  субъективные 
ожидания  и  возможности  социальных  перспектив,  а  также  признание 
субъекта  окружающими  в  качестве  профессионала,  что  способствует 
утверждению  профессиональной  идентичности.  Существенное  значение 
имеет профессиональная самопрезентация.  
 
4.1.4 Определяющие категории профидентичности 
 
Понятие  «профидентичность»  целесообразно  описывать  через  такие 
категории 
как 
профессия, 
профпригодность, 
профготовность, 
профессиональное  самоопределение,  образ  профессии  и  себя  в  ней, 
профессиональный 
план, 
карьера, 
профессиональное 
самосознание, 
 
 
67

профессиональная  ситуация,  профессиональная  общность,  образ  «Я».  Кроме 
того,  сущность  профидентичности  определяется  через  мотивационно-
ценностный 
компонент 
личности 
профессионала. 
Представляется 
целесообразным рассмотреть все возможные соотношения между основными 
понятиями и их содержательную характеристику, составленную на основании 
результатов анализа литературных источников и собственных теоретических 
исследований. 
Профессия, профпригодность, профготовность – профидентичность. 
Профессия  задает  содержательные  характеристики  профидентичности 
[215].  При  этом  профессия  соответствует  уровню  внешней  активности, 
профидентичность 
соответствует 
уровню 
внутренней 
активности, 
проявляется  в  личностной  значимости  профессиональной  активности  для 
человека.  Профпригодность  и  профессиональная  готовность  являются 
формами  проявления  активности,  при  этом  профпригодность  является 
низшей  формой  активности,  а  профготовность  является  высшей  формой 
активности.  В  этом  смысле  профессия  и  профидентичность  связаны 
каузальной  зависимостью  как  причина  и  следствие,  тогда  как 
профпригодность  и  профготовность  объединены  с  профидентичностью 
актуальной  зависимостью.  Профидентичность  связана  с  этими  параметрами 
профессии  косвенным  образом,  опосредованно,  наибольшая  же  связь 
профидентичности  обнаруживается  с  нравственными  профессиональными 
ориентирами,  выражающимися  в  ощущении  ответственности  и  в 
переживании  собственной  профессиональной  эффективности,  убежденности 
профессионала 
в 
возможности 
реализовать 
свой 
потенциал, 
интеллектуальные  ресурсы  в  профессиональной  деятельности.  Значимыми  в 
эффективной  деятельности  «становятся  оптимистические  убеждения 
относительно своих возможностей контролировать события при достижении 
намеченных  целей» [там  же,  с.54].  Убежденность  профессионала  в  своей 
эффективности влияет на уровень его мотивации, отражающейся в величине 
и продолжительности прилагаемых усилий по выполнению задач. 
 
 
68

Таким  образом,  о  становлении  профессиональной  идентичности  может 
говорить  мнение  человека  о  собственной  компетентности,  эффективности  и 
личной  влиятельности.  Для  отечественной  психологии  более  характерно 
обсуждение  профессионального  развития  в  координатах  ответственности  за 
развитие 
профессиональных 
ситуаций 
и 
отношений, 
за 
свои 
профессиональные  действия [81]. Ответственность  подчеркивает  степень 
внутренней включенности в профессиональную деятельность [19, 31, 52, 72].  
Профессиональное самоопределение – профидентичность. 
В настоящее время профессиональное самоопределение рассматривается 
как длительный процесс внутреннего, субъективного плана, поиск человеком 
«своей»  профессии  и  «себя  в  профессии»,  определение  для  себя 
профессиональных  позиций  и  перспектив,  их  достижение [82]. 
Профессиональное  самоопределение,  понимаемое  как  обретение  смысла 
выполняемой работы, предшествует профессиональной идентичности. В этой 
терминологии  профидентичность – это  самостоятельное  и  осознанное 
владение  смыслами  выполняемой  работы.  Если  профессиональное 
самоопределение – это проектирование и строительство трудового и, в целом, 
жизненного  пути,  то  профидентичность – это  освоение  завершенного 
строительства. Если первое без второго бессмысленно, то второе без первого 
нереально [31, 43, 75, 78, 82, 113, 160]. 
Образ профессии – профидентичность. 
Образ профессии – это представление человека о выбранной профессии и 
его отношение к ней. Содержание этого понятия составляют такие признаки 
профессии,  как  совокупность  знаний  субъекта  об  аспектах,  отражающих 
социально-экономическую,  производственно-техническую, производственно-
педагогическую  и  социально-психологическую  стороны  профессии [34, 36, 
39, 59, 83, 84, 169, 171]. 
Профессиональный план – профидентичность. 
Профессиональный 
жизненный 
план – это  сложный 
образ, 
«конструкция» которого должна состоять  из ясных представлений о ближних 
 
 
69

и дальних целях, средствах их достижения, условиях, способствующих этому 
процессу [83].  
Карьера – профидентичность. 
Современное  понимание  карьеры – это  не  только  успешность  в  данной 
профессиональной  деятельности,  но  и  успешность  всей  жизни [160, 161]. В 
психологическом  смысле  понятия  карьеры  и  профидентичности  аналогичны 
по  своей  композиции,  но  их  сходство  заметно  не  сразу  и  нуждается  в 
обосновании. 
Основой 
и 
построения 
карьеры 
и 
достижения 
профидентичности  является  «Я-концепция»  личности  как  относительно 
целостное  образование,  постепенно  изменяющееся  по  мере  взросления 
человека.  Близость  понятий  карьеры  и  профидентичности  затемнено  рядом 
различий.  
Карьера – это  совокупность  всех  ситуаций  реализованного  выбора 
векторов  дальнейшего  профессионального  и  должностного  продвижения, 
тогда как профессиональная идентичность – это совокупность всех ситуаций 
свободного  самовыражения  и  ответственного  выбора  по  овладению 
смыслами  профессионального  мастерства.  Совмещение  этих  двух 
направлений профессионального развития возможно, но является редким.  
Профессиональные ситуации – профидентичность. 
Профессиональная  идентичность  реализуется  через  профессиональные 
ситуации:  теоретическая  ориентация  специалиста,  личностное  развитие 
психолога, 
профессиональная 
и 
личностная 
рефлексия, 
характер 
профессионального 
общения, 
наличие 
психологической 
практики, 
осознавание  трудностей  в  работе  и  овладение  стратегиями  их  преодоления 
[121]. 
Профессиональная общность – профидентичность. 
Большое  значение  для  профидентичности  принимают  положительные 
эмоциональные  отношения  с  коллегами,  умение  представить  результаты 
своей деятельности коллегам, умение сотрудничать, дать адекватную оценку 
деятельности  других  специалистов,  сформированность  особого  чувства 
 
 
70

сопричастности  ко  всему,  что  происходит  в  профессиональном  сообществе, 
сопереживание коллегам по работе [79, 84]. 
Образ «Я» – профидентичность. 
Профидентичность 
определяется 
через 
свойства 
личности, 
представленные  в  системе  координат  «гуманность,  инициативность, 
способность  преодолевать  трудности».  К  «гуманности»  можно  отнести 
эмпатийность, открытость, этичность, мудрость, порядочность, терпеливость, 
веру  в  другого  человека  и  т.д.  Все  профессиональные  свойства,  входящие  в 
образ  «Я»  и  характеризующие  поведение  психолога  как  специалиста, 
объединены  в  понятие  «инициативность».  К  «инициативности»  можно 
отнести  интеллектуальность,  гибкость,  наблюдательность,  оперативность, 
решительность и т.д. [59, 108, 171, 254] 
Профессиональное самосознание – профидентичность. 
Профессиональное  самосознание  формируется  на  основе  соотнесения 
образа профессии с образом «Я» на определенной ступени развития личности 
при развитом самоконтроле и рефлексии собственных поступков и действий, 
принятия полной ответственности за них [80, 82]. Выделяют функциональные 
и  структурные  компоненты  профессионального  самосознания:  когнитивный, 
реализующийся  в  самопознании;  мотивационный,  реализующийся  в 
самоактуализации;  эмоциональный,  реализующийся  в  самопонимании; 
операциональный, 
реализующийся 
в 
саморегуляции. 
Исходные 
представления  образа  «Я»  и  образа  будущей  профессии  определяют 
профессиональное  самосознание,  которое,  в  свою  очередь,  начинает 
продуцировать  личностно  значимые  образы  функционального  «Я»  и 
приобретаемой 
профессии. 
Эталоном, 
меркой 
профессионального 
самосознания  выступает  профессиональный  обобщенный  образ  типичного 
профессионала,  идентификация  с  которым  является  этапом  становления 
профидентичности [6, 24, 77, 123, 133, 156, 159, 204]. 
 
 
 
 
 
71

4.1.5 Этапы обретения профессиональной идентичности 
 
 По  Э.  Эриксону  при  становлении  профессиональной  идентичности 
человек проходит те же этапы, что и при социализации: доверие, автономия, 
инициативность,  достижение,  идентичность,  интимность,  творчество, 
интеграция [204]. 
На  протяжении  последних  десятилетий  тема  «профессионального 
взросления»  психотерапевта  привлекала  внимание  многих  исследователей. 
Различные  авторы  выделяют  разное  число  стадий,  которые  психотерапевт 
проходит  в  своём  развитии,  но  безусловной  является  динамика  от 
ученичества,  зависимости  от  супервизора  и  неуверенности  к  независимости, 
уверенности и интеграции [204]. 
Стадия 1. Возбуждение и тревога предвкушения 
Первая  стадия  охватывает  время  от  начала  обучения  вплоть  до  первой 
встречи  с  клиентом.  На  этой  стадии  состояние  студента  можно 
охарактеризовать  как  диффузную  тревогу  и  возбуждение.  Начинающего 
психотерапевта  в  это  время  можно  сравнить  с  новорожденным, 
нуждающимся,  в  основном,  в  безопасности.  На  этом  этапе  развития  для 
начинающего психотерапевта имеет большое значение поддержка окружения.  
Стадия 2. Зависимость и идентификация 
Вторая стадия начинается, как только студент начинает работу с первым 
пациентом.  И  заканчивается,  когда  студент  начинает  осознавать,  что 
оказывает значительное воздействие на него. Основное состояние студента на 
этой стадии – недостаток уверенности в себе, в своих силах, нехватка знаний 
о  результатах  терапевтической  работы.  На  этом  этапе  у  студентов  ещё  нет 
ясного видения того, что представляет собой процесс психотерапии. Часто в 
это  время  у  начинающих  психотерапевтов  отмечаются  сомнения  в  своих 
силах, неадекватные требования к себе.  
Стадия 3. Деятельность и продолжающаяся зависимость 
Третья  стадия  обычно  начинается  после  нескольких  месяцев  или  лет 
практической работы. На этой стадии происходит движение от пассивности и 
зависимости  к  частичной  автономии  и  активности.  Начинающий 
 
 
72

психотерапевт  теперь  может  действовать  самостоятельно,  а  не  просто 
пассивно  выполнять  все  инструкции  супервизора.  Однако  наблюдаются 
колебания  от  завышенной  самоуверенности  до  полного  самоуничижения,  от 
глубокой  приверженности  психотерапии  до  сомнений  в  выборе  профессии. 
На этой стадии для начинающего психотерапевта важна реакция окружения, 
аналогичная «роли значимых других» для детского самоопределения.  
Стадия 4. Насыщение и принятие самостоятельности 
Эта  стадия  начинается,  когда  студент  осознает,  что  является 
психотерапевтом. Существенным аспектом развития профессионального «Я» 
является  осознание  студентом  своего  вклада  в  терапевтический  процесс. 
Теперь  начинающий  психотерапевт  чувствует  себя  профессионалом,  он  уже 
из  непосредственного  опыта  многое  знает  о  процессе  психотерапии,  в  чем 
заключается  его  работа,  какова  сила  его  влияния  на  пациента.  В  результате 
интеграции  всех  этих  опытов  возникает  связь  между  теорией  и  практикой 
психотерапии.  Именно  теперь  студент  по-настоящему  идентифицируется  со 
своим супервизором.  
Стадия 5. Идентичность и независимость 
Пятая  стадия  развития  профессиональной  идентичности  может  длиться 
как  несколько  лет,  так  и  всю  профессиональную  жизнь.  Достигший  этой 
стадии психотерапевт приобрел навыки и успешно их применяет. Характерна  
уверенность  в  себе  и  ясность  мотивации.  Это  та  стадия,  застревание  на 
которой наиболее вероятно.  
Стадия 6. Спокойствие и коллегиальность 
Основные  чувства  психотерапевта,  достигшего  этой  стадии – 
спокойствие,  стабильность  и  коллегиальность  со  старшими,  равными  и 
младшими  коллегами.  Чувство  профессиональной  идентичности  теперь 
становится  частью  терапевтического  стиля.  Теперь  психотерапевт – 
полностью  автономный  профессионал.  На  этой  стадии  психотерапевт 
пересматривает и бросает вызов «терапевтическим истинам». Он не старается 
подражать старым моделям, а всё больше персонализирует свой собственный 
терапевтический стиль. Именно на этой стадии психотерапевт обретает столь 
 
 
73

желанное чувство, что он является полноправным членом профессионального 
сообщества. 
Итак,  на  пути  обретения  профессиональной  идентичности  специалист, 
работающий  с  клиентом,  последовательно  проходит  ряд  стадий.  Но  на  этом 
развитие профессиональной идентичности не останавливается. В дальнейшем 
он может сам стать супервизором начинающих специалистов, делясь с ними 
знаниями  о  природе  человеческих  страданий  и  техническими  умениями,  а 
также  терапевтической  мудростью,  которая  обретается  лишь  с  годами 
клинической практики.  
По  классификации  Б.С. Братуся  и  И. Вачкова,  профессиональное 
самосознание личности психолога отражается в прохождении следующих его 
уровней [46, 47, 131]
Регулятивно-прагматический. 
Характеризуется 
ситуационными 
аспектами самосознания, т.е. психолог привязан к ситуации, выполняя только 
служебную  роль.  Это  дает  возможность  человеку  лишь  в  минимальной 
степени адаптироваться к ситуации и регулировать свое поведение.  
Эгоцентрический  уровень.  Исходным  моментом  являются  личная 
выгода, удобство, престижность. Другие рассматриваются либо как факторы, 
способствующие  самоактуализации («удобные  для  меня»),  либо  как 
препятствующие  ей («плохие»),  либо  как  индифферентные («не  мешающие 
мне»).  Такой  психолог  не  может  вырваться  за  пределы  эгоцентрического 
уровня личностно-смысловой сферы.  
Стереотипно-зависимый 
уровень 
самосознания
На 
нем 
жизнедеятельность  человека  определяется  его  близким  окружением  или 
людьми,  которых  он  ставит  выше  себя.  На  этом  уровне  люди  делятся  на 
«своих»,  обладающих  самоценностью,  и  «чужих»,  лишенных  ценности. 
Следствием  этого  становится  потеря  творческого  начала  и  неизбежное 
возникновение  зависимости  от  ценностной  ориентации  значимых  других.  А 
это,  в  свою  очередь,  тормозит  процессы  глубокой  рефлексии  и  не 
способствует поиску конструктивных способов преодоления трудностей.  
Субъективно-универсальный 
уровень. 
Это 
высшая 
ступень 
профессионального  самосознания.  Внутренняя  устремленность  человека  на 
 
 
74

создание  таких  результатов,  которые  принесут  равное  благо  другим  людям. 
Такой  психолог  строит  систему  отношений  с  людьми,  основанную  на 
принятии их как самоценности и подобное отношение складывается у него к 
себе, к своему труду. Развивает себя как личность и как профессионала.  
В  зависимости  от  достигнутого  результата  выделяются  уровни 
профессионализма [120, 131]: 
• репродуктивный – на  данном  уровне  психолог  умеет  пересказать 
другим то, что знает сам, и так, как знает сам;  
• адаптивный,  на  котором  психолог  умеет  не  только  передать 
информацию,  но  и  трансформировать  ее  применительно  к  особенностям 
объекта, с которым имеет дело;  
• локально-моделирующий – когда психолог умеет не только передавать 
и  трансформировать  информацию,  но  и  моделировать  систему  знаний  по 
отдельным вопросам;  
• системно-моделирующий знания – когда психолог умеет моделировать 
деятельность, формирующую систему знаний.  
 
4.1.6 Психологические механизмы становления 
профидентичности 
 
Процесс  становления  профидентичности  реализуется  через  механизмы 
отчуждения  и  идентификации.  Профессиональная  идентификация – это 
объективное  и  субъективное  (т.е.  данное  в  переживании)  единство  с 
профессиональной  группой,  делом,  которое  обусловливает  преемственность 
профессиональных  характеристик  (норм,  ролей  и  статусов)  личности.  Тогда 
обратный  процесс,  связанный  с  объективным  и  субъективным  отвержением 
этого  единства  и  обособлением  профессиональных  характеристик  личности 
есть  профессиональное  отчуждение.  Процессы  эти  могут  проходить 
осознанно  с  принятием  ответственности  (произвольно)  и  без  принятия 
ответственности (вынужденно). 
 
 
 
 
75

Таблица 1 
Механизмы становления профидентичности 
 
ОТЧУЖДЕНИЕ 
ИДЕНТИФИКАЯ 
Для  профессионала  характерно 
Профессиональные 
традиции, 
свободное 
владение  ценности 
являются 
личностно 
профессиональной  ролью,  умение  приемлемыми 
для 
профессионала. 
отодвигаться  от  личностного  в  Характерно 
достижение 
высших 
профессиональной 
ситуации  профессиональных 
целей, 
сознательно 
и 
адекватно  сформированность  устойчивого  образа 
ПРО
использовать 
свою 
жизнь. 
Это  «Я», 
становление 
мотивационно-
ИЗВОЛЬ
сознательный 
отход 
от  ценностного  отношения  к  деятельности. 
НАЯ 
профессиональной группы, дела. 
Профессионал 
способен 
самоактуализировать 
свой 
идеал
Человека-Мастера, 
реализовать 
свои 
творческие  возможности.  В  коллективе 
господствует 
сотрудничество 
и 
сопереживание. 
Профессиональная  деятельность 
У 
специалиста 
существует 
негативно оценивается специалистом.  потребность  ощутить  себя  «не  хуже» 
Человек  начинает  активно  избегать  других. 
Характерна 
подчеркнуто 
профессиональных 
ситуаций,  вычурная 
целостность 
со 
своей 
стремится 
освободиться 
от  профессией:  вне  работы    человек 
восприятия 
профессиональной  апеллирует 
к 
профессиональным 
ВЫ
информации, 
от 
необходимости  примерам,  лексикону,  продолжает  играть 
НУЖДЕ
совершать  профессиональный  выбор,  роль  психотерапевта.  Для  специалиста 
ННАЯ 
испытывать 
профессиональные  характерны  конформность,  стремление  к 
переживания.  Подобные  феномены  уподоблению,  ограничение  спонтанности 
являются  следствием  неуспешной  как  ответ  на  угрозу  себе.  Подобные 
профессиональной  идентификации  и явления 
сводятся 
 
к 
феномену 
в 
практической 
реальности  профессиональной деформации личности.
представлены 
синдромом 
эмоционального выгорания. 
 
 
 
 
76

Т.о.,  произвольная  идентификация  как  исполнительный  механизм 
обретения  профессиональной  идентичности  является  основой  становления 
профидентичности  эффективного  профессионала.  Неуспешное  прохождение 
этого  этапа  становления  профидентичности  является  причиной  трудностей, 
возникающих  в  профессиональной  деятельности,  ее  неэффективности.  В 
соответствии 
с 
таким 
пониманием 
механизмов 
становления 
профидентичности  все  перечисленные  трудности  профессионального 
развития  (профессиональная  деформация,  эмоциональное  выгорание, 
неадекватный  образ  «Я»  и  др.)  представляют  собой  следствие  неуспешного 
прохождения стадий процесса обретения профидентичности, трансформацию 
нормальной профессиональной идентификации. 
Таким  образом,  все  препятствия  в  развитии  психолога,  выделенные 
исследователями [30, 39, 68, 129, 136, 147, 191, 194], можно разделить на три 
группы: 
1)  трудности,  обусловленные  характером  профессиональных  ситуаций 
(профессиональные  мифы,  техническое  манипулирование,  поспешные 
выводы, синдром выгорания  и профессиональные деформации); 
2) трудности, 
связанные 
с 
построением 
отношений 
(чувство 
превосходства,  ревность  и  зависть,  желание  быть  принятым,  мотив  власти, 
неумение  дифференцировать  себя  от  других, «слепое»  подражание  своему 
собственному  терапевту,  неадекватная  оценка  непроверенных  мнений  или, 
напротив, фиксированных раз и навсегда установок); 
3)  трудности,  порождаемые  неразвитым  (неадекватным)  образом  самого 
себя  (чрезвычайное  любопытство  и  активность,  чувство  поражения,  лень, 
неспособность  к  рефлексии,  незнание  своих  слабостей  и  достоинств, 
неадекватная  оценка  своих  отдельных  действий  и  проявлений,  неумение 
различать субъективную и объективную реальность). 
 
 
 
 
77

Таким образом, анализ основных теоретических подходов к проблеме 
позволил  выдвинуть  следующие  положения,  которые  могут  лечь  в 
основу эмпирического исследования. 

Одним  из  наиболее  важных  стратегических  решений  в  жизни  каждого 
человека  является  выбор  профессии.  Принимая  соответствующее  решение, 
личность осуществляет тем самым не только выбор рода занятий, а совершает 
сложный  акт  самоопределения.  Процесс  вхождения  в  профессию – это 
процесс активного личностного становления. 
Наиболее  интенсивным  периодом  профессионализации  считается 
обучение  в  вузе.  Поэтому  важной  задачей  высшего  образования  является 
формирование 
личности 
профессионала, 
содействие 
становлению 
профессионального самосознания, профессиональной «Я-концепции». 
Существует  несколько  подходов  к  решению  проблемы  формирования 
личности специалиста «помогающих профессий». Первый подход предлагает 
модели  личности,  которые,  по  существу,  представлены  совокупностью 
индивидуально-личностных  характеристик  и  часто  не  имеют  практической 
обоснованности,  не  соответствуют  практической  реальности.  Неоднократно 
замечено, что эффективность профессионала может быть достигнута вопреки 
этим  качествам,  или  же  недостаточная  представленность  того  или  иного 
свойства  личности  может  быть  компенсирована  иным  психологическим 
качеством. 
Представители  второго  подхода  утверждают,  что  основным  фактором, 
влияющим на успешность профессионала, является коммуникативно-ролевой 
аспект  его  профессиональной  деятельности.  В  рамках  этого  подхода 
приоритет  отдается  исследованию  возможных  ролей  и  стилей  деятельности 
психолога.  На  практике  же  можно  убедиться  в  существовании 
индивидуального 
стиля 
профессиональной 
деятельности, 
который 
складывается  на  протяжении  профессиональной  жизни  специалиста  и  никак 
не сводится к некоему набору ролей и стилей. 
Третий  подход  предлагает  в  качестве  основного  фактора  эффективной 
деятельности  профессионала  истинную  альтруистическую  направленность 
 
 
78

личности,  развивая  которую  человек  обретает  осмысленность  в  своей 
профессии. 
Ученые, 
развивающие 
четвертый 
подход, 
уделяют 
внимание 
предпосылкам  адаптации  начинающих  специалистов,  эффективности  их 
профессиональной деятельности. Разными представителями данного подхода 
выделяются  мотивация  к  профессии  как  основное  условие  становления 
личности  эффективного  профессионала, «уровень  профессионализации», 
включающий  такие  компоненты  как  удовлетворенность  своей  профессией, 
наличие  конкретных  планов  относительно  будущей  профессиональной 
деятельности,  представление  о  возможных  трудностях,  формирование 
адекватного образа «Я».  
Таким образом, существует  несколько попыток определения факторов и 
условий,  способствующих  развитию  личности  профессионала.  В  каждом  из 
подходов  выделяется  лишь  один  из  компонентов  многоуровневой  системы, 
оказывающий влияние на этот процесс. Признание его определяющей роли в 
процессе  становления  личности  специалиста  ограничивает  понимание 
истинной  природы  сложного  процесса  обретения  профессиональной 
идентичности  психолога  и  не  отражает  практическую  реальность  этого 
процесса.  
Подход, заключающийся в рассмотрении процесса становления личности 
профессионала  через  обретение  им  профессиональной  идентичности, 
является,  на  наш  взгляд,  наиболее  адекватным.  Он  в  определенной  мере 
интегрирует  все  перечисленные  подходы,  а  выделяемые  в  них  ведущие 
условия  и  факторы  эффективности  профессиональной  деятельности 
(личностные  качества  специалиста,  коммуникативно-ролевой  аспект 
деятельности,  альтруистическая  направленность,  управление  процессом 
профессионализации)  системно  отражены  в  понятии  профидентичность, 
являются его компонентами. 
Профессиональная идентичность имеет разные источники формирования. 
Одним  из  источников  является  профессиональное  образование,  содержание 
которого  определяют  нормативные  государственные  документы  об 
образовании.  В  этих  случаях  основными  условиями  становления 
 
 
79

профессиональной 
идентичности 
являются 
профессиональная 
осведомленность  и  сформированный  личностный  радикал.  Свою  роль  в 
становлении  профессиональной  идентичности  играют  субъективные 
ожидания  и  возможности  социальных  перспектив,  а  также  признание 
субъекта  окружающими  в  качестве  профессионала,  что  способствует 
утверждению  профессиональной  идентичности.  Существенное  значение 
имеет профессиональная самопрезентация.  
Понятие  профессиональной  идентичности  целесообразно  описывать 
через  такие  ключевые  понятия  как  профессия,  профпригодность, 
профготовность,  профессиональное  самоопределение,  образ  профессии  и 
профессионала,  профессиональный  план,  карьера,  профессиональное 
самосознание,  профессиональная  ситуация,  профессиональная  общность, 
образ  «Я».  Кроме  того,  сущность  профидентичности  определяется 
мотивационно-ценностным компонентом личности профессионала. 
В  соответствии  с  таким  пониманием  механизмов  становления 
профидентичности  все  перечисленные  трудности  профессионального 
развития  (профессиональная  деформация,  эмоциональное  выгорание, 
неадекватный  образ  «Я»  и  др.)  представляют  собой  следствие  неуспешного 
прохождения стадий процесса обретения профидентичности, трансформацию 
нормальной профессиональной идентификации. 
На сегодняшний день не существует четко описанного целостного образа 
клинического психолога. Поэтому одной из важных задач является создание 
эмпирической  модели  личности  данного  специалиста.  Результаты  подобных  
исследований  позволят  ответить  на  вопросы,  как  формируется  личность 
клинического психолога.  
Выявив  закономерности  этого  процесса,  мы  сможем  целенаправленно 
помогать  становлению  личности  профессионала,  организовывать  психолого-
педагогическое  сопровождение  обучения,  в  частности,  создавать  систему 
индивидуальной  и  групповой  психопрофилактики  профессиональных 
деформаций  личности  и  профессионального  «выгорания»  у  практикующих 
клинических психологов. 
 
 
80

ГЛАВА 2. ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ 
 
Целью нашей работы стало выявление динамики структуры представлений 
о  профессиональной  идентичности  и  особенностей  ее  становления  в  процессе 
профессионализации клинических психологов. 
В соответствии с этим предметом исследования выступили представления о 
профидентичности  и  их  динамика  на  разных  этапах  профессионального 
становления  личности  специалиста,  а  объектом  –  процесс  становления 
профессионального самосознания клинических психологов. 
В качестве задач, позволяющих достичь поставленной цели, выступили: 
1)  изучение представлений о профессионально важных качествах личности 
клинического психолога у студентов и психологов с последующей разработкой 
на их основе обоснованных личностных моделей; 
2)  определение 
особенностей 
профессиональной 
составляющей 
самосознания 
студентов, 
обследованных 
на 
различных 
этапах 
профессионализации; 
3)  определение структуры представлений о профидентичности студентов и 
психологов на различных этапах профессионализации; 
4)  определение 
особенностей 
становления 
представлений 
о 
профидентичности  в  процессе  обучения  и  профессионализации  клинических 
психологов. 
Центральной гипотезой исследования выступила следующая: 
Становление  профессионального  самосознания  клинического  психолога  в 
процессе  обучения  связано  с  поэтапным  формированием  реалистичного 
синтетического  образа  личности  клинического  психолога,  расширением 
представлений  о  ролевых  аспектах  профессиональной  деятельности, 
увеличением    числа  компонентов,  включаемых  в  структуру  представлений  о 
профессиональной идентичности. 
 
 
81

Общий объем экспериментальной выборки составил 355 человек. Основные 
характеристики выборки представлены в таблице 3. 
Таблица 3 
Основные характеристики выборки испытуемых 
Характеристика выборки 
Численность 
Возраст 
выборки 
Абитуриенты  ф-та  психологии  Южно-Уральского 
47 человек 16 
– 
17 
лет
госуниверситета – слушатели  «Школы  молодого 
психолога» 
Студенты первого курса ф-та психологии ЮУрГУ 72 
человека 17 
– 
19 
лет
Студенты  третьего  курса  ф-та  психологии  ЮУрГУ 
68 человек 19 
– 
23 
года
специализаций 
«Клиническая 
психология», 
«Социальная психология» 
Студенты-выпускники  ф-та  психологии  ЮУрГУ  
86 человек 21 
– 
23 
года
специализаций 
«Клиническая 
психология», 
«Социальная  психология»,  направления  «Бакалавр 
психологии» 
Психологи со стажем работы до 1 года  
37 человек 22 
– 
38 
лет
Практикующие  психологи-консультанты  со  стажем 
25 человек 25 
– 
38 
лет
работы от 3 лет 
Врачи - психотерапевты 20 
человек 22 
– 
55 
лет
 
«Школа  молодого  психолога»  факультета  психологии  Южно–Уральского 
государственного  университета  была  открыта  в  целях  профессионально-
ориентированной подготовки потенциальных абитуриентов для поступления на 
данный факультет. 
Все 
слушатели 
ШМП 
являются 
учениками 11-х 
классов 
общеобразовательных школ г. Челябинска.  
В соответствии с планом и  программой исследования,  на одном из первых 
занятий  с  абитуриентами  обсуждались  вопросы  определения  профессионально 
значимых  качеств  личности  психолога  и  клинического  психолога. 
Абитуриентами  проводилась  самостоятельная  работа  по  формированию 
собственных  представлений  о  ПВК  (чтение  литературы,  подготовка 
реферативных  сообщений  и  т.п.).  Итогом  работы  в  группе  явилась  открытая 
 
 
82

дискуссия  абитуриентов,  результаты  которой  свидетельствуют  о  достаточном 
уровне их осведомленности в вопросах, составляющих предмет исследования.  
Выбор  в  качестве  объектов  исследования  студентов I, III и V курсов 
обусловлен  тем,  что  именно  эти  периоды  являются  переломными  в  процессе 
становления представлений о профидентичности специалиста. Студенты I курса 
переживают 
кризис 
идентичности, 
обусловленный 
возрастными 
закономерностями [218], сменой социальной роли, символическим переходом к 
этапу  взрослой  жизни.  Студенты III курса  выбирают  специализацию, 
следовательно, вынуждены соотносить собственные способности с требуемыми 
особенностями профессионала именно в этой сфере психологии, переосмыслять 
ценности, мотивы. Студенты V курса в конце обучения оценивают пройденный 
этап  профессионализации,  соотносят  образ  себя  как  профессионала  с 
необходимыми  для  этого  профессионала  требованиями.  Это  важные  этапы 
профессионального 
самоопределения, 
сензитивные 
периоды 
развития, 
становления тех или иных компонентов структуры профидентичности. 
Для сравнительного анализа особенностей становления профессионального 
самосознания  клинических  психологов  нами  были  взяты  для  сравнительного 
анализа  группы  студентов  двух  специализаций – «Клиническая  психология»  и 
«Социальная  психология»,  а  также  группа  выпускников,  обучающихся  по 
направлению «Бакалавр психологии».  
Исследование  в  группе  врачей-психотерапевтов  проводилось  в  процессе 
учебных  занятий  в  системе  последипломной  подготовки  врачей.  Основная 
работа  проводилась  при  изучении  ими  темы  «Личность  психотерапевта  как 
фактор профессиональной успешности». Учебное  занятие было  организовано  в 
форме  групповой  дискуссии,  с  обсуждением  всех  выносимых  ее  участниками 
понятий, суждений и выводов. Врачи-психотерапевты выбраны нами в качестве 
контрастной  группы,  так  как,  во-первых,  клинический  психолог  в  процессе 
своей  профессиональной  деятельности  чаще  всего  работает  в  содружестве 
 
 
83

именно  с  врачом-психотерапевтом,  и,  во-вторых,  именно  с  психотерапевтом 
чаще всего клиент отождествляет клинического психолога. 
 
Методы исследования 
 
Психосемантические методы изучения представлений 
С  целью  описания  выделенной  области  представлений  было  решено 
использовать  униполярные  шкалы  дескрипторов.  Преимущество  униполярных 
шкал  по  сравнению  с  биполярными  состоит  в  том,  что  они,  во-первых, 
соответствуют принятому в психодиагностике методу «нахождения точки на оси 
континуума  выраженности  признака»  и,  тем  самым,  позволяют  более  точно 
определить  количественные  значения  изучаемых  признаков.  Во-вторых, 
униполярные шкалы позволяют добавить дополнительную степень свободы при 
оценивании за счет более легкой для испытуемого процедуры определения т.н. 
«точечного  свойства»  в  противовес  определению  места  объекта  в  системе 
оппозитных конструктов.  
Отбор дескрипторов осуществлялся испытуемыми посредством свободного 
дескриптирования  и  определения  ранжированных  «весов»  названных  ими 
дескрипторов:  каждый  испытуемый  записывал  важные  с  его  точки  зрения 
индивидуальные  качества специалиста-психолога.  В  дальнейшем  был  проведен 
анализ частот встречаемости дескрипторов, и были отобраны 30 наиболее часто 
упоминаемых характеристик-черт личности.  
Следующим  этапом  было  проведение  групповой  дискуссии  с  целью 
уяснения  смысла  отобранных  дескрипторов.  Для  лучшего  понимания  и 
единообразной  согласованной  интерпретации  понятий  испытуемым  были 
предложены  определения  этих  характеристик  из  «Толкового  словаря  русского 
языка» С.И. Ожегова [144]. После обсуждения в списке качеств было оставлено 
28 наиболее информативных и важных (с точки зрения испытуемых) качеств. 
 
 
84

На  следующем  этапе  респондентам  предлагалось  оценить  степень 
присутствия  этих  личностных  качеств  у  специалиста-психолога  по 
пятибалльной  шкале,  в  которой 5 баллам  соответствовала  максимальная 
выраженность признака.  
Для математико-статистической обработки полученных экспертных оценок 
была  использована  компьютерная  программа  «Экспан–2» (ЭКСперт-АНализ) 
НПО  «Гуманитарные  технологии» (А.  Г. Шмелёв  с  соавт., 1992). Программа 
позволяет  на  основе  определенного  алгоритма  математико-статистической 
обработки  экспертных  оценок  получать  рейтинг  дескрипторов  при  описании 
оцениваемой  предметной  области.  Отдельной  процедурой  анализа  данных 
является создание факторно-аналитической модели, описывающей исследуемую 
область представлений.  
Подсчет  рейтинга – основная  функция  системы  «Экспан–2»,  поскольку 
разные  объекты  могут  быть  неодинаково  «хороши»  по  разным  дескрипторам. 
При  этом  по  каждому  дескриптору  отдельно  все  объекты  могут  быть 
ранжированы – от  объекта  с  максимальным  суммарным  рейтингом  по  этому 
дескриптору до объекта с минимальным рейтингом. 
Программа  «Экспан–2»  рассчитывает  два  индекса  согласованности  оценок 
индивидуального эксперта с оценками остальных экспертов: 
1) корреляционный балл (R) – коэффициент линейной корреляции Пирсона 
всех  оценок,  данных  экспертом  (по  всем  парам  «объект*дескриптор»),  с 
усредненными оценками всех остальных экспертов; 
2) балл близости – коэффициент «косинус» (Cos), указывающий на близость 
индивидуального  профиля  к  профилю  остальных  экспертов  (с  учетом  уровня 
критичности).  
«Экспан–2»  производит  для  каждой  комбинации  «объект*дескриптор» 
расчет  стандартного  отклонения  (разброса)  в  оценках  между  экспертами.  Для 
всех  стандартных  отклонений,  превосходящих  пороговую  величину (1.0), 
 
 
85

выводятся  величина  этого  отклонения,  а  также  формулировка  объекта  и 
дескриптора. 
«Экспан–2»  подсчитывает  для  каждого  дескриптора  отдельно  два 
интегральных индекса согласованности (конкордации) экспертов: 
1) альфа-надежность (α Кронбаха);  
2) средний коэффициент корреляции для всех экспертов (RΣ). При высоких 
значениях  RΣ эксперимент  представляется перспективным и значения рейтинга 
можно  повысить  либо  путем  удаления  некомпетентных  (маргинальных) 
экспертов, либо путем наращивания выборки компетентных экспертов.  
В  программе  «Экспан–2»  реализован  алгоритм  кластерного  анализа 
Джонсона – иерархическая  классификация  по  методу  среднего  взвешенного 
сходства.  Кластерный  анализ  используется  в  программе  «Экспан–2»  прежде 
всего в целях изучения группировки экспертов по сходству их точек зрения на 
оцениваемые  ими  объекты – в  результате  кластер-анализа  в  один  кластер 
попадут эксперты, обладающие более сходными профилями оценок. 
Для  выявления  факторной  структуры  представлений  использовался  метод 
факторного  анализа  данных.  В  программе  «Экспан–2»  реализован  метод 
главных компонент с последующим варимакс-вращением. В отчет входят только 
факторы,  имеющие  собственное  значение  не  ниже 1.3. По  каждому  фактору 
указываются  в  порядке  убывания  нагрузок  дескрипторы,  по  которым  нагрузка 
превышает  корень  квадратный  из  значимой  корреляции.  Значимая  корреляция 
определяется  по  числу  наблюдений,  равных  произведению  числа  объектов  на 
число экспертов (на уровне р<0,05). 
 
Метод структурированного интервью 
Метод  структурированного  интервью  позволил  исследовать  структурные 
компоненты  представлений  о  профидентичности  с  помощью  открытых 
вопросов.  Вопросы  были  составлены  и  апробированы  в  исследованиях 
 
 
86

профессиональной  идентичности,  проводимых  на  кафедре  «Клинической 
психологии» Южно-Уральского государственного университета в 2000-2003 г.г. 
Ответы  на  предлагаемые  вопросы  позволяют  исследовать  особенности 
следующих компонентов представлений о профидентичности: 
1) профессия; 
2) профессиональное самоопределение; 
3) образ профессии и себя в ней; 
4) профессиональный план, карьера; 
5) профессиональное самосознание; 
6) профессиональная ситуация; 
7) профессиональная общность; 
8) образ Я; 
9) мотивационно-ценностный компонент. 
Выбор  в  качестве  метода  исследования  опроса,  позволяющего  изучать 
представления  респондентов  о  перечисленных  категориях, обусловлен  тем,  что 
способы  репрезентации  идентичности  часто  выражаются  с  помощью  языковых 
средств через «Я-образ» при подчеркнутой значимости рефлексии. С помощью 
контент-анализа литературы и самоописаний были выделены категории, анализ 
представленности которых позволяет диагностировать структуру представлений 
о профидентичности.  
1. Дифференцированный  осознанный  положительный  образ  «Я» (ДОП  Я). 
Критериями отнесения к данной категории являются: 
• развернутое 
структурированное 
самоописание 
(самооценочные 
характеристики – «привлекательный»,  поведенческие – «активный»,  ролевые – 
«студент»); 
• фиксация  на  положительных  сторонах,  особенностях,  проявлениях 
(«ответственный», «умный», «эмпатичный» и др.); 
 
 
87

• принятие отрицательных и положительных сторон собственной личности  
(не очень способный, дружелюбный). 
2. Положительный  эффективный  образ  «Я-профессионал  в  будущем» 
(ЭБЯпр). Критериями отнесения к данной категории являются: 
• описание  себя  в  будущем  как  эффективного,  успешного  профессионала 
(«в  будущем  я  компетентный,  способный  помочь,  успешный  практикующий 
психолог»); 
• фиксация 
исключительно 
на 
положительных 
характеристиках 
(эмпатичный, компетентный, стремящийся к саморазвитию). 
3. Противоречия  между  образом  «Я»  и  образом  «Я-профессионал  в 
будущем» (П). Критериями отнесения к данной категории являются: 
• противоречивые  характеристики  между  актуальным  образом  «Я»  и 
образом  «Я-профессионал  в  будущем» (я  недостаточно  компетентная,  я 
уверенный успешный специалист). 
4. Альтруистическая направленность (АМ). Критериями отнесения к данной 
категории являются: 
• альтруистические профессиональные мотивы (помогать людям, оказывать 
высоко профессиональную помощь нуждающимся в ней, быть полезной людям). 
5. Отсутствие профессиональных мотивов (ОПМ). Критериями отнесения к 
данной категории являются: 
• несформированность профессиональных мотивов (отсутствуют ответы на  
вопрос); 
• недифференцированность,  отсутствие  осознанности  мотивов  (стать 
психологом). 
6. Представления о требованиях к личности профессионала (Т). Критериями 
отнесения к данной категории являются: 
• осознание  необходимости  личностной  готовности  профессионала 
оказывать  помощь,  его  психологическое  благополучие,  необходимые 
 
 
88

личностные  особенности,  отсутствие  личностных  кризисов,  способных 
помешать  эффективному  взаимодействию  с  клиентом  (наличие  в  тексте 
подобных высказываний). 
7. Значимость  карьеры  (К).  Критериями  отнесения  к  данной  категории 
являются: 
• утверждение  непосредственного  влияния  карьеры  на  эффективность 
деятельности (карьера положительно связана с успешной деятельностью); 
• построение  карьеры  как  цель  профессиональной  деятельности  (это 
основная цель моего обучения – получить образование и построить карьеру). 
8. Осознание  значимости  влияния  личности  преподавателя  (ЛП). 
Критериями отнесения к данной категории являются: 
• признание  значительного  влияния  личности  преподавателя  на  личность 
обучающегося  (важно  влияние  преподавателя,  причем,  когда  он  является 
человеком); 
• определение  личности  преподавателя  как  основного  фактора,  влияющего 
на  процесс  успешного  обучения  (влияет  общение  с  преподавателем, 
особенности его личности), успешной профессиональной деятельности. 
9. Самоорганизация,  актуализация  внутренних  ресурсов  личности  (С). 
Критериями отнесения к данной категории являются: 
• активное  построение  личностью  профессионального  плана  (закончить 
обучение, заниматься наукой, открыть психологический центр); 
• ориентация  на  внутренние  ресурсы  при  возникновении  трудностей, 
проблем (стараюсь что-то узнать, развить в себе необходимые качества); 
• внутренний  локус  контроля  в  отношении  профессиональных  ситуаций 
(ищу  причины  неудач  в  себе),  ситуаций  в  обучении  (трудности  возникают 
только из-за моего неумения структурировать время). 
10. Мотивация  развития  личности  (РЛ).  Критериями  отнесения  к  данной 
категории являются: 
 
 
89

• выраженная  потребность  в  развитии  личности  (самосовершенствоваться, 
личностно расти); 
• осознание  важности  развития  личности  для  эффективной  деятельности 
(себе первокурснику я бы пожелала совершенствоваться личностно). 
11. Личностные и энергетические затраты личности (З) в профессиональной 
деятельности. Критериями отнесения к данной категории являются: 
• выделение  в  качестве  трудностей,  возникающих  в  процессе  обучения  и 
профессиональной деятельности, больших личностных и энергетических затрат 
(большая интенсивность энергетических и личностных нагрузок, эмоционально 
тяжело с некоторыми клиентами). 
12. Ощущение  идентичности  в  общении  с  близкими  (ИСБ).  Критериями 
отнесения к данной категории являются: 
• высокое  ощущение  идентичности  в  общении  с  родителями,  друзьями  (я 
являюсь Я на 100%). 
13. Ощущение идентичности в общении с коллегами (ИСК). 
14. Ощущение идентичности в общении с преподавателями (ИСПр). 
15. Кризис  профидентичности  (КПИ).  Критериями  отнесения  к  данной 
категории являются: 
• сомнения в правильности выбранной профессии (а правильно ли я выбрал 
профессию?); 
• сомнения  в  соответствии  своих  личностных  качеств  требуемым 
профессией (могу ли я стать  профессионалом, соответствую ли я?); 
• сомнения в значимости выбранной профессии для личности и общества в 
целом (зачем мне это, мое ли это, так ли это важно и нужно?). 
16. Кризис личностной идентичности (КИ). Критериями отнесения к данной 
категории являются: 
• низкое ощущение идентичности в общении с близкими, преподавателями, 
одногруппниками (я, как правило, не Я, а какая-то моя часть); 
 
 
90

• в  качестве  трудностей,  возникающих  в  процессе  обучения,  выделяются 
непонимание своего предназначения в жизни, своей роли (разобраться, где я, что 
происходит со мной); 
• поиски ответа на вопрос «Кто я, что дальше?». 
В  качестве  методов  статистической    обработки  полученных  в 
структурированном  интервью  данных  использовались:  φ-коэффициент 
Гилфорда, 
позволяющий 
определить 
сопряженность 
(совместную 
«встречаемость»)  нескольких  категорий  в  общей  структуре  представлений  о 
профидентичности,  существующей  у  испытуемых    каждой  группы.  Этот  φ-
коэффициент  Гилфорда  считается  адекватным  аналогом  коэффициентов 
корреляции для данных, полученных при измерении по номинативным шкалам 
[28]. Для оценки значимых различий между группами применялся коэффициент 
φ*- углового преобразования Фишера.  
 
Репертуарный тест личностных конструктов Дж.Келли 
 
Для диагностики профессиональной составляющей самосознания нами был 
использован тест репертуарных решеток Дж.Келли. 
Анализ  репертуарных  решеток  позволяет  оценить  силу  и  направленность 
связей  между  конструктами,  выявить наиболее  важные  и  значимые  параметры, 
лежащие  в  основе  конкретных  оценок  и  отношений,  построить  целостную 
систему конструктов, позволяющую описывать оценки и отношения человека. В 
репертуарной 
матрице 
отображается 
«своеобразная 
индивидуальная 
семантическая  карта  многомерного  семантического  пространства  личности, 
целостного интегрированного образа мира».  
 На первом этапе в группах испытуемых были выявлены наборы элементов 
(ролевых  моделей  профессиональной  деятельности),  характерных  для  каждой 
группы.  Эксперты-испытуемые  в  произвольном  порядке  (спонтанно  либо 
ассоциативно)  определяли  формулировки  этих  моделей.  В  дальнейшем  
 
 
91

эксперты  уточняли  «образ»  либо  «название»  ролевой  модели  (с  целью 
согласования смысла, вкладываемого ими в эту роль). Обязательным элементом 
каждый  раз  являлся  элемент  «Я-сам»,  что,  по  мнению  Дж.Келли,  позволяет 
выявлять наиболее личностно релевантные конструкты. 
На  втором  этапе  методом  самоидентификации  в  процессе  групповой 
дискуссии  были  выявлены  конструкты.  Основанием  для  принятия  конструкта 
служило 100% согласие с ним всей группы. При возникновении рассогласований 
проводилось обсуждение и элементов триады, и формулировок новых полюсов 
конструкта.  
На  третьем  этапе  испытуемые  заполняли  индивидуальные  оценочные 
решетки.  Выявленные  с  помощью  факторного  анализа  факторы  мы  можем 
трактовать  как  факторы,  определяющие  индивидуальные  особенности 
профессионального  самосознания  испытуемых,  возникающие  в  процессе 
профессионализации.    
Обработка  результатов  проводилась  с  помощью  компьютерной  программы 
«Репертуарный тест». 
Использованный вариант техник репертуарных решеток позволяет выяснить 
как  индивидуальную  систему  представлений  о  профессии,  так  и  говорить  о  ее 
групповых  особенностях.  При  этом  сохраняет  свое  значение  главное  правило 
построения  решеток: «все  элементы  должны  находиться  в  пределах  диапазона 
пригодности  данного  конструкта  для  человека,  заполняющего  решетку» [201, 
с.37]. Поэтому создаваемые «коллективным образом» элементы ролевого списка 
и  конструкты  реальны  для  всех  испытуемых,  так  как  они  были  приняты  ими, 
находятся  в  пределе  субъективного  диапазона  пригодности,  и  за  их 
обезличенной 
вербальной 
формой 
стоят 
актуальные 
субъективные 
психологические феномены.   
 
 
 
92

Достоверность  результатов  исследования  обеспечивалась  спецификой 
использованных  методов  диагностики,  созданием  определенных  особенностей 
ситуации  диагностики,  а  также  использованием  многомерных  методов 
математической статистики (факторный и кластерный анализ). 
Использованные  методы  диагностики  достаточно  сложно  поддаются 
фальсификации.  Кроме  того,  современная  психодиагностика  считает,  что 
стремление видеть и культивировать в себе социально ценные качества — одно 
из  реальных  стремлений  человека,  которое,  конечно  же,  отражается  в  его  «Я-
концепции».  Поэтому,  если  «Я-концепция»  определяется  феноменологически, 
как  образ  самого  себя,  в  который  человек  верит,  содержащий  черты,  обладать 
которыми  человек  стремится  и  которые  сознательно  в  себе  признает,  то 
высокую  социальную  желательность  черт,  приписываемых  его  «Я»,  следует 
считать не артефактом, а истинной характеристикой «Я-концепции» ((Wylie R., 
1974), цит. по [28]). 
Для  снижения  сознательной  фальсификации  испытуемыми  результатов 
диагностики  процедура  диагностики  естественным  образом  включалась  в 
процедуру обучения, сочетаясь с групповыми дискуссиями по темам, связанным 
с  формированием  личности  психолога.  На  занятиях  создавалась  атмосфера 
доброжелательности  и  сотрудничества,  что  в  сочетании  с  возможностью 
анонимных  ответов  на  предлагаемые  вопросы,  также  обеспечивает 
необходимый уровень достоверности результатов. 
Кроме  того,  процедура  обработки,  включавшая  методы  факторного  и 
кластерного  анализа,  одним  из  пунктов  включала  в  себя  проверку 
согласованности  экспертов.  Маргинальные  эксперты  из  выборки  результатов 
удалялись. 
 
 
93

ГЛАВА 3. АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ 
 
Первой  задачей  нашего  исследования  явилось  изучение  у  различных 
категорий  испытуемых,  ориентированных  на  получение  профессии  психолога, 
психологических  представлений  о  профессионально-важных  личностных 
качествах  (ПВК)  специалиста.  В  связи  с  этим  была  разработана  процедура 
экспертных  совещаний  и  получения  экспертных  оценок  от  участников 
исследования,  определен  алгоритм  их  обработки,  включая  вычисление 
рейтинговых  значений  каждого  из 28 ПВК  и  их  факторных  представлений  по 
итогам  проведенного факторного анализа.  
Исходные  представления  образа  будущей  профессии  и  образа  «Я» 
определяют профессиональное самосознание, которое, в свою очередь, начинает 
продуцировать  личностно  значимые  образы  функционального  «Я»  и 
приобретаемой профессии. Эталоном, меркой профессионального самосознания 
выступает  обобщенный  образ  типичного  профессионала,  идентификация  с 
которым является этапом становления профидентичности. 
Для  настоящего  исследования  были  сформированы  наборы  дескрипторов 
для  описания  понятий  «клинический  психолог»  в  различных  группах 
испытуемых,  а  также  понятий  «социальный  психолог», «специалист  бакалавр 
психологии», «специалист-психотерапевт». 
После  проведения  описанной  в  главе 2 процедуры  определения 
согласованности  рейтингов  дескрипторов,  а  так  же  процедуры  факторного 
анализа,  были  получены  данные,  доступные  содержательному  анализу  и 
интерпретации. 
Для изучения особенностей профессиональной составляющей самосознания 
испытуемых  были  выделены  наборы  элементов,  представляющие  собой 
описание  профессиональных ролей специалиста-психолога, на основе которых 
в  процессе  групповой  дискуссии  были  выделены  наиболее  личностно 
 
 
94

релевантные биполярные конструкты, представляющие из себя шкалы порядка и 
характеризующие  глубинную  шкалу  оценок,  определяющих  профессиональное 
самосознание наших испытуемых. 
При  анализе  представлений  о  структуре  профессиональной  идентичности 
акцент был сделан на особенностях структуры профидентичности при успешном 
процессе ее становления и на особенностях  профидентичности при нарушении 
этого  процесса.  Критериями  отнесения  к  той  или  иной  ситуации  становления 
профидентичности  являются  теоретические  факты,  полученные  при  анализе 
этого  феномена.  Понятия  «обретение  профидентичности»  и  «становление 
личности профессионала» здесь рассматриваются как тождественные. 
Критериями успешного процесса становления профидентичности являются: 
• положительное  восприятие  себя  в  качестве  субъекта  профессиональной 
деятельности; 
• успешное  усвоение  норм  и  правил  профессиональной  деятельности, 
требований, предъявляемых профессией к личности профессионала; 
• ощущение 
самоэффективности, 
оптимистические 
представления 
относительно профессионального будущего; 
• сопряжение 
и 
согласованное 
протекание 
личностного 
и 
профессионального развития субъекта; 
• сильная и мотивированная готовность к реализации себя, к вхождению  в 
профессиональное  сообщество,  к  постоянному  самоисследованию  и  развитию 
своей личности в соответствии с вектором профессионального развития; 
• развитие самоорганизации, самоконтроля; 
• альтруистическая направленность личности; 
• конструктивные взаимоотношения с коллегами; 
• обретение самоидентичности [205, 213]. 
 
 
95

После 
анализа 
теоретических 
источников 
было 
выделено 16 
психосемантических  категорий,  отражающих  основные  компоненты  структуры 
представлений  о  профидентичности.  Это  позволило  определить  особенности 
структуры  представлений  о  профидентичности  в  каждой  группе  испытуемых, 
основываясь  на  результатах  корреляционного  анализа.  При  этом  на  вход 
процедуры  корреляционного 
анализа  подавались  перечни  этих 16 
психосемантических  категорий,  полученные  от  каждого  эксперта  в  каждой 
обследованной  группе.  Такие  иерархизированные  перечни  составлялись  по 
итогам  подсчета  частоты  встречаемости  каждой  из 16 категорий  в  материалах 
структурированного интервью. 
 
3.1.1 Модель личности клинического психолога  
абитуриентов факультета психологии 
 
Анализ полученных результатов основывался на предположении о том, что 
в  любом  случае  использования  экспертом  любого  оценочного  конструкта 
появляется  его  «диапазон  приемлемости» (Ю.М. Забродин,  В.И. Похилько, 
1987).  Этот  диапазон  субъективной  приемлемости  конструкта  позволяет 
проводить  оценивание  объекта  из  какой-либо  предметной  области  с  помощью 
некоторой 
субъективной 
семантической 
реальности, 
отраженной 
в 
индивидуальном  сознании  эксперта  в  виде  определенных  репрезентаций.  Эти 
репрезентации  включают  в  себя  систему  понятий  этой  предметной  области  и 
различные  варианты  семантических  отношений  между  этими  понятиями 
(О.Ю. Щелкова, К.Р. Червинская, 2002). В частном случае нашего исследования 
предметной области «ПВК клинического психолога» систему понятий составили 
собственно  индивидуально-личностные  качества,  связь  между  которыми  имеет 
имплицитную  природу  (А.Г. Шмелев, 2001). Проведение  экспертного 
оценивания стандартного (для данного исследования) набора ПВК экспертами с 
 
 
96

разной степенью согласованности экспертных оценок, возможными различиями 
в  субъективных  представлениях  о  том  или    ином  ПВК  и  очевидными 
различиями в индивидуальных наборах оценочных конструктов представляется 
правомерным,  исходя  из  процедуры,  реализованной  в  алгоритме  программы 
«Экспан-2» (А.Г. Шмелев, В.И. Похилько, А.Ю. Козловская-Тельнова).  
Исходя  из  такой  методологической  основы  исследования,  мы  считаем,  что 
наблюдаемая  при  оценке  тех  или  иных  объектов  субъективная  подмена 
оценочных  конструктов  в  целом  не  способна  повлиять  на  качественные 
характеристики  экспертных  оценок.  Определенная  рассогласованность  всей 
совокупности  экспертных  оценок  в  таких  случаях  связана  с  неоднозначностью 
оценки  самого  объекта  либо  по  субъективным  причинам  (индивидуальные 
отличия мнения экспертов об объекте), либо по объективным причинам (реально 
существующие  различия  в  характеристиках  объектов,  находящих  свое 
отражение в значениях экспертных оценок).  
Анализ  полученных  рейтинговых  значений  ПВК  свидетельствует,  что 
наиболее  «весомыми»  для  определения  личности  клинического  психолога  в 
данной  группе  являются  дескрипторы: «коммуникабельный»; «терпимый»; 
«гибкий»; «тактичный»; «сдержанный»; «ответственный»; «компетентный». 
Выбор  этих  понятий  в  представлениях  испытуемых  свидетельствует  о 
существовании  наиболее  ёмких  смысловых  нагрузок,  описывающих 
интегральную характеристику категории «специалист-психолог». 
Наименее  же  «весомыми»  для  определения  личности  клинического 
психолога  оказались  дескрипторы: «искренний»; «приятный»; «решительный»; 
«трудолюбивый»; «скромный»; «зрелый»; «артистичный»,  описывающие  в 
основном  внешние  атрибуты  позитивного  образа  личности  специалиста 
помогающей профессии.  
Небольшая  субъективная  ценность  перечисленных  характеристик  для 
оценки 
личности 
клинического 
психолога 
может 
объясняться 
как 
 
 
97

содержательной  сложностью  интерпретации  дескриптора  (как,  например,  в 
случае  с  понятиями  «зрелый», «артистичный», «решительный»),  так  и  низким 
уровнем  понимания  экспертами  относительно  молодого  возраста  истинного 
психологического смысла этих интегральных по природе определений. 
Кроме  того,  были  выделены  дескрипторы,  по  которым  эксперты 
обнаружили  значимые  расхождения  в  оценках: «зрелый»; «скромный»; 
«творческий»; «привлекательный».  Данное  расхождение  во  мнениях  может 
объясняться сложностью, многогранностью и неоднозначностью перечисленных 
категорий.  Интерпретация  их  по  «Толковому  словарю»  дает  лишь  общее 
представление  о  содержании  данных  понятий,  поэтому  испытуемые  в  своем 
большинстве затруднялись в экстраполяции их смысла на описания личностных 
характеристик.  
При  факторизации  мнений  экспертов  об  объекте  «личность  клинического 
психолога»  было  получено  пять  главных  компонент,  объясняющих 53.9 % 
дисперсии экспертных оценок. 
Первый  фактор (11.4 
% вклада  в  объяснение  дисперсии  признаков) 
представлен  дескрипторами: «коммуникабельный» (0.81), «оптимистичный» 
(0.71), «терпимый» (0.70), «понимающий» (0.65). В  связи  с  этим  он  получил 
название  «социально-профессиональная  экстраверсия».  Клиническому 
психологу  важно  обладать  качествами,  позволяющими  реализовать  позитивное 
социальное  поведение.  Психолог  является  неким  «идеалом  социального 
индивида» – ориентиром  и  образцом  для  сравнения  и  подражания.  Для  этого 
необходимо обладать высокой степенью: 
• коммуникабельности (ибо без этого невозможно как усвоение норм, так и 
их выражение); 
• оптимизма  (надежда  на  лучшее  как  прочная  опора  для  сохранения 
усвоенных норм); 
 
 
98

• терпимости  и  понимания  (выражение  норм  требует  такта,  чуткости, 
уважения  к  другим,  не  попадающим  под  категорию  «нормальный»  индивид 
социума). 
Второй  фактор (11.2 
% информационной  ценности),  названный  нами 
«эргичность»
образован 
дескрипторами: «решительный» (0.80), 
«трудолюбивый» (0.71), «уверенный» (0.65), «артистичный» (0.64). 
Эргичность  предопределяет  высокую  активность,  работоспособность 
психолога,  стремление  к  достижению  поставленной  цели,  а  также  является 
фактором,  в  значительной  мере  обуславливающим  высокую  эффективность 
специалиста.  Отсутствие  эргичности  в  работе  психолога  делает  его  вялым, 
идущим  «на  поводу»  у  клиента,  неспособным  и  нежелающим  помочь 
последнему в решении проблем. 
Третий  фактор (11.1 % суммарной  нагрузки)  образовали  дескрипторы: 
«искренний» (0.74), «ответственный» (0.74), «компетентный» (0.62), 
«справедливый» (0.61), «чуткий» (0.59), «скромный» (0.52). Он  был 
проинтерпретирован как «конвенциональность»
Деятельность клинического психолога требует установления определенных 
отношений  с  клиентом – отношений  взаимного  доверия.  Важную  роль  в  этом 
процессе играют: 
1. искренность  специалиста  (если  ее  нет,  клиент  не  поверит  психологу, 
будет считать, что его «водят за нос», что им манипулируют); 
2. ответственности (клиент должен чувствовать, что специалист, к которому 
он  пришел  за  помощью,  отвечает  за  свои  поступки,  иначе  будет  отсутствовать 
важная точка опоры взаимоотношений); 
3. компетентность  (психолог,  который  не  понимает,  что  он  делает,  как  он 
делает, зачем он делает, который не совсем ясно представляет процесс работы с 
клиентом, не владеет «секретами ремесла», рискует нанести вред клиенту, а не 
помочь); 
 
 
99

4. справедливость  (это  качество  психолога  несет  нагрузку  своеобразного 
«третейского судьи», то есть предполагает беспристрастность при рассмотрении 
проблем клиента, достаточно вспомнить фразу «строгий, но справедливый!»); 
5. чуткость (если психолог «не чувствует» клиента, не может проникнуться 
его  состоянием,  не  может  отследить  изменения,  происходящие  в  процессе 
работы, неэмпатичен, эффективность его будет низка); 
6. скромность  (выставление  психологом  своего  «Я»  мешает  процессу 
конструктивного  взаимодействия,  приводит  клиента  к  мысли  «а  я  то  здесь 
зачем?»).  
В 
состав 
четвертого 
фактора (10.9 
%) вошли 
дескрипторы: 
«благожелательный» (0.77), «гибкий» (0.63), «привлекательный» (0.61), 
«нравственный» (0.54), «альтруистичный» (0.50), «скромный» (0.50). Поэтому 
он был определен как фактор «личностная привлекательности»
Привлекательность  психолога  не  определяется  исключительно  внешними 
данными, речь идет скорее о внутреннем содержании, которое складывается из 
следующих черт: 
•  благожелательность  (положительный  настрой  на  другого,  стремление 
помочь); 
•  гибкость  (ригидный  психолог,  жестко  стоящий  на  своей  позиции,  не 
стремящийся  к  компромиссу,  сотрудничеству,  не  может  быть  воспринят 
клиентом как эффективный, способный решать его проблемы); 
•  привлекательность  (способность  вызывать  симпатию  и  изначально 
позитивное отношение со стороны другого); 
•  нравственность (принятие определенных моральных принципов является 
весьма  важным,  так  как  способствует  большей  предсказуемости  поведения  и 
исключает  возможность  возникновения  «нештатных»  этических  проблем  во 
взаимоотношениях специалиста с клиентом); 
 
 
100

•  альтруистичность  (эгоистичность,  как  прямая  альтернатива,  не  является 
привлекательной для клиента чертой); 
•  скромность  (как  и  в  предыдущем  случае,  это  «невыставление  себя»,  что 
вместе с тем не предполагает полного забвения себя). 
Пятый фактор (9.3 %) «самоактуализированность» включает дескрипторы: 
«зрелый» (0.63), «эрудированный» (0.62), «творческий» (0.57), «объективный» 
(0.56).  
В  теориях  гуманистически  ориентированной  психологии  самоактуализация 
рассматривается как необходимое качество психологически зрелой личности. 
Таким образом, в результате получена пятифакторная модель представлений 
о категории «специалист», в которой каждый фактор униполярен. Комплексная, 
интегрированная  характеристика  данного  понятия  включает  в  себя  такие 
составляющие  как  «эргичность», «социально-профессиональная  экстраверсия», 
«конвенциональность», «личностная 
привлекательность» 
и 
«самоактуализированность».  Такой  портрет,  составленный  по  результатам 
факторного  анализа,  отражает  тенденцию  к  внешней  позитивной  оценке 
личности. Этот вывод хорошо согласуется с положениями современной теории 
самодетерминации [207, 208], рассматривающей  внешнюю  мотивацию 
поведения  как  один  из  регуляторов  социальной  и  профессиональной 
деятельности  субъекта  и,  косвенно,  может  считаться  одним  из  регуляторов 
профессиональной эффективности. 
Вместе  с  тем  можно  отметить,  что  указанные  пять  факторов  покрывают 
достаточно  небольшое  количество  дисперсии,  а  определить  число  факторов 
достаточное  и  необходимое  для  получения  эффективного  решения  с  помощью 
критерия  «каменистой  осыпи» (screeplot) не  оказалось  возможным  из-за 
отсутствия четко выраженной точки перегиба кривой факторных дисперсий. Это 
говорит  нам  о  размытости  представлений  о  категории  «специалист» 
абитуриентов факультета психологии. 
 
 
101

3.2.1 Модель личности клинического психолога 
студентов первого курса 
 
Наиболее «весомыми» для определения личности клинического психолога в 
данной 
группе 
являются 
дескрипторы: «наблюдательный», 
«целеустремленный», «творческий», «умный», «ответственный», 
«выдержанный», «коммуникабельный». 
Наименее  же  «весомыми»  для  определения    личности  клинического 
психолога  оказались  дескрипторы: «скрупулезный», «альтруистичный», 
«знающий иностранные языки», «неконфликтный», «артистичный». 
Были выделены  дескрипторы, по которым  эксперты обнаружили  значимые 
расхождения  в  оценках: «независимый», «активный», «настойчивый», 
«неконфликтный», «критичный», «искренний», «гуманный», «серьезный», 
«терпимый», «альтруистичный», «артистичный», «уверенный». 
При  факторизации  мнений  экспертов  об  объекте  «личность  клинического 
психолога»  было  получено  шесть  главных  компонент,  объясняющих 73.6 % 
дисперсии экспертных оценок. 
Первый 
фактор (18.7% информационной 
ценности), 
названный 
«компетентность»,  образован  характеристиками: «эрудированный» (0,87), 
«знающий  иностранные  языки» (0.84), «умный» (0,76), «наблюдательный» (0,67), 
«любознательный» (0.61).  
Второй  фактор (14.3% вклада  в  объяснение  дисперсии  признаков) 
представлен  такими  качествами: «активный»(0.74), «уверенный» (0.70), 
«ответственный» (0.64), «серьёзный» (0.61) «трудолюбивый» (0.57), 
«целеустремленный» (0.50). Он получил название «эргичность». 
Третий  фактор (12,9% суммарной  нагрузки  образовали  дескрипторы: 
«добрый» (0.76), «искренний» (0,69), «артистичный» (0.61) «гуманный» (0,58), 
«независимый» (0,57). Он был проинтерпретирован как «привлекательность».  
 
 
102

Четвертый  фактор (9.6% вклада  в  объяснение  дисперсии  признаков) 
представленный 
такими 
качествами 
как 
«скрупулезный» (0.83), 
«любознательный» (0.53), получил название «педантичность». 
В  состав  пятого  фактора (9.3%) вошли  следующие  качества: «терпимый» 
(0.72), «выдержанный» (0.69), «усидчивый» (0.68). Он  был  определен  как 
«эмоциональная устойчивость».  
Шестой  фактор (8.8%) «жесткость»  включает  характеристики: 
«конфликтный» (0.80), «невежливый» (0.68), «неартистичный» (0.52) и  может 
свидетельствовать  о  стремлении  к  жесткой  расстановке  и  защите  своих 
границ.  
Таким  образом,  в  результате  получена  шестифакторная  модель 
представлений о категории «специалист», в которой каждый фактор униполярен. 
Комплексная,  интегрированная  характеристика  данного  понятия  включает  в 
себя 
такие 
составляющие 
как 
«компетентность», «эргичность», 
«привлекательность», «педантичность», «эмоциональная 
устойчивость», 
«жесткость».  Данный портрет (как результат факторного анализа), также как и 
портрет,  составленный  абитуриентами,  отражает  тенденцию  к  внешней 
позитивной  оценке  личности,  и  больший  акцент  делает  на  процессе  познания, 
получения  профессиональных  знаний.  Таким  образом,  модель  личности  в 
представлениях  первокурсников  также  ориентирована  на  внешнюю  оценку 
личности,  но  в  отличие  от  абитуриентов  уже  приобретает  определенность  и 
ориентацию  на  ведущую  деятельность  студентов  на  данном  этапе 
профессионализации. 
 
 
 
 
 
 
 
103

3.2.2 Особенности профессиональной составляющей 
 самосознания студентов первого курса 
 
Для  заполнения  репертуарных  решеток  студентами  первого  курса  были 
выделены 
следующие 
наиболее 
часто 
встречающиеся 
элементы, 
характеризующие ролевые модели поведения клинического психолога:  
1.  Научный  работник – опытный,  теоретик, «весь  в  науке»,  интроверт, 
серьезный; 
2.  Консультант  –  процесс,  в  котором  идет  обучение,  передача  знаний, 
информации;  
3.  Познающий себя – интроверт, серьезный, чувствительный;  
4.  Профессионал – практик, серьезный, опытный, разумный;  
5.  Исследователь – общительный, меркантильный, экстраверт, игривый; 
6.  Преуспевающий – меркантильный, эгоцентричный, активный, экстраверт; 
7.  Помощник – духовный, доброжелательный, чувствительный;  
8.  Мудрец – статичный, духовный, идеалистичный; 
9.  Актер – игривый, динамичный, эгоцентричный, экстраверт.  
10. Обязательным элементом был элемент «Я сам». 
Методом самоидентификации были выделены следующие конструкты: 
1.  Внутренний – внешний; 
2.  Интроверт – экстраверт;  
3.  Меркантильный – духовный; 
4.  Статичный – динамичный; 
5.  Чувствительный – разумный; 
6.  Практичный – мечтательный; 
 
 
104

7.  Серьезный – игривый; 
8.  Опытный – неопытный;  
9.  Альтруистичный – эгоцентричный; 
10. Практик – теоретик. 
Ролевые  модели,  выделенные  первокурсниками,  свидетельствуют  об  общих 
поверхностных  знаниях,  представлениях  о  том,  чем  занимается  данный 
специалист.  Упор  делается  на  когнитивный  компонент,  направленность  на 
теорию,  на  приобретение  знаний,  либо  на  самого  себя,  либо  на  внешний, 
идеализированный 
образ 
психолога. 
Описание 
моделей 
отличается 
использованием  большого  количества  терминов,  это  может  быть  связано  с  тем, 
что  на  начальных  этапах  профессионального  обучения  студент  направлен  на 
приобретение  и  уяснение  терминологического  аппарата,  которым  он  будет 
пользоваться в дальнейшем. 
Среднее  число  связей  в  плеядах  достаточно  невысоко,  находится  в 
пределах от 1 до 13 и в среднем по выборке составляет 3.  
Ядра плеяд (элементы, собравшие наибольшее количество связей): 
•  Элемент «консультант» – у 32% студентов первого курса; 
•  Не определены – у 24% студентов;  
•  Элемент «исследователь» – у 24% студентов; 
•  Элемент «помощник» – у 20% студентов; 
•  Элемент «познающий себя» – у 20% студентов,  
•  Элемент «научный работник» – у 20% студентов;  
•  Элемент «преуспевающий» – у 12% студентов; 
•  Элемент «применяющий теорию на практике» – у 12% студентов;  
•  Элемент «актер» – у 8% студентов; 
•  Элемент «Я сам» – у 8% студентов;  
•  Элемент «мудрец» – у 4% студентов.  
 
 
105

У  большинства  студентов  первого  курса (64%) элемент  «Я  сам»  в  состав 
плеяды  не  входит,  что  может  свидетельствовать  о  несформированности 
профессионального самосознания. 
При  анализе  индивидуальных  корреляционных  плеяд,  были  выявлены 
следующие 
факторы, 
наиболее 
часто 
определяющие 
особенности 
профессиональной составляющей самосознания: 
1.  Незрелость – включает  такие  конструкты  как  неопытный,  игривый, 
статичный, идеалистичный, серьезный. Встречается у 60% выборки. 
2.  Обучение – включает  такие  конструкты  как  теоретический, 
практический,  динамичный,  разумный,  неопытный.  Встречается  у 56% 
выборки. 
3.  Неопределенность  –   включает  такие  конструкты  как  неопытный, 
идеалистичный, теоретический, внутренний. Встречается у 56% выборки. 
4.  Отстраненность – включает такие конструкты как внутренний, серьезный, 
разумный,  интровертированный,  статичный,  пассивный.  Встречается  у 56% 
выборки. 
5.  Практичность – включает  такие  конструкты  как  меркантильный, 
динамичный, опытный, разумный, практичный. Встречается у 32% выборки.  
Групповой портрет профессионала–психолога в применении к собственной 
личности может быть описан следующим образом: в целом портрет описывается 
дискретными  качествами,  ориентированными  на  несоответствие  собственных 
личностных  качеств  представляемому  образу  профессионала.  Образ  «Я  сам» 
максимально  удален  от  образа  профессионала  и  тяготеет  к  таким  полюсам 
конструктов  как  «неопытный», «мечтательный», «эгоцентричный», «теоретик». 
Тем самым конструкты отражают проблемы, наиболее типичные для студентов 
на данном этапе профессионального самоопределения. 
 
 
 
 
106

3.2.3 Структура представлений о профидентичности 
студентов первого курса 
 
У  первокурсников  начинают  развиваться  представления  о  внутренних 
условиях  труда  специалиста,  о  требованиях  к  профессионально  важным 
качествам 
клинического 
психолога 
(понимание 
необходимости 
психологического  благополучия,  постоянного  саморазвития,  отвлечения  от 
собственных  проблем  при  взаимодействии  с  клиентом).  Студенты  начинают 
сопоставлять 
собственные 
личностные 
особенности, 
способности 
с 
требованиями    профессиональной  деятельности.  В  процессе  осознания  этих 
требований  начинает  проявляться  кризис  профидентичности («правильно  ли  я 
выбрал профессию?», «соответствуют ли мои особенности требуемым?», «смогу 
ли  я  быть  профессионалом?»)  и  идентичности («кто  я?», «каково  мое 
предназначение?»).  Кризис  идентичности  здесь  закономерен,  он  определяется 
особенностями  возраста  и  способствует  обретению  идентичности [216]. 
Профессиональные  мотивы  у  студентов  не  актуализированы,  не  опосредуют 
деятельность:  они  недифференцированы,  неосознанны,  несформированы. 
Наибольшее внимание уделяется своим личностным особенностям, внимание к 
себе преобладает над стремлением помогать другим людям.  
Центральным  компонентом  структуры  представлений  о  профидентичности 
является  ощущение  идентичности  в  отношениях  с  близкими,  родителями, 
друзьями.  Оно  становится  внешним  ресурсом  развития  и  совершенствования 
личности. Именно поддержка родителей, их вовлеченность в жизнь детей могут 
стать  источником  развития  внутренней  саморегуляции,  появления  чувства 
компетентности, отсутствия симптомов дезадаптации [207, 208]. Наличие этого 
внешнего  ресурса  создает  условия  для  обретения  и  актуализации  ресурсов 
внутренних,  для  осознания  противоречий  между  образом  «Я»  и  образом  «Я-
профессионал  в  будущем»,  для  осознания  влияния  личности  преподавателя  на 
 
 
107

процесс  идентификации.  Кризис  идентичности  связан  с  появлением 
представлений  о  требованиях  к  личности  профессионала.  Корреляционные  
взаимосвязи  между  основными  компонентами  структуры  представлений  о 
профидентичности,  составленной  на  основе  анализа  представлений  студентов I 
курса, приведены на рис.1, 2. 
 
 
 
108

 
 
Доп Я
 
КИ 
ЭБЯпр
 
 
КПИ 
П 
 
 
ИсПр
АМ
 
 
ИсК 
ОПМ 
 
 
ИсБ
Т
 
 
З 
К 
 
 
 
РЛ 
ЛП 
С 
 
Доп Я 
Дифференцированный осознанный положительный образ «Я» 
ЭБЯпр.  Положительный эффективный образ «Я-профессионал в будущем» 
П 
Противоречия между образом «Я» и образом «Я-профессионал в будущем» 
АМ 
Альтруистическая направленность  
ОПМ 
Отсутствие профессиональных мотивов 
Т 
Представления о требованиях к личности эффективного профессионала  
К 
Значимость карьеры 
ЛП 
Осознание значимости влияния личности преподавателя 
С 
Самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности  
РЛ 
Мотивация развития личности  
Личностные и энергетические затраты личности в процессе профессиональной 
З 
деятельности 
ИсБ 
Ощущение идентичности с общении с близкими  
ИсК 
Ощущение идентичности в общении с коллегами 
ИсПр 
Ощущение идентичности в общении с преподавателями 
КПИ 
Кризис профидентичности  
КИ 
Кризис самоидентичности 
- значимые положительные связи (прямые) 
 
Рис. 1. Значимые корреляции между структурными компонентами представлений о 
профидентичности в группе студентов I курса 
 
 
 
109

 
С 
П
КИ 
ЛП 
ИсБ
Т 
 
П 
Противоречия между образом «Я» и образом «Я-профессионал в будущем» 
Т 
Представления о требованиях к личности эффективного профессионала 
ЛП 
Осознание значимости влияния личности преподавателя 
С 
Самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности 
ИсБ 
Ощущение идентичности с общении с близкими 
КИ 
Кризис самоидентичности 
- положительные связи (прямые) 
 
Рис. 2. Корреляционная плеяда взаимосвязей между структурными компонентами 
представлений о профидентичности в группе студентов I курса 
 
Модель 
личности 
клинического 
психолога 
на 
этом 
этапе 
профессионализации  ориентирована  на  внешнюю  позитивную  оценку,  этот 
специалист  кажется  недосягаемым  и  идеально-совершенным,  порождая 
стремление  к  достижению  неких  внешних  целей,  не  связанных  с  развитием 
собственной личности. 
 
3.3.1 Модель личности клинического психолога  
студентов третьего курса специализации «Клиническая психология» 
 
Наиболее «весомыми» для определения личности клинического психолога в 
данной  группе  являются  дескрипторы: «компетентный», «опытный», 
«понимающий», «терпимый», «коммуникабельный», «умный», «гибкий», 
«творческий», «ответственный», «тактичный», «объективный». 
Наименее  же  «весомыми»  для  определения    личности  клинического 
психолога 
оказались 
дескрипторы: «скромный», «оптимистичный», 
«искренний», «артистичный». 
 
 
110

Были выделены  дескрипторы, по которым  эксперты обнаружили  значимые 
расхождения  в  оценках: «искренний», «сдержанный», «скромный», «зрелый», 
«нравственный». 
При  факторизации  мнений  экспертов  об  объекте  «личность  клинического 
психолога»  были  получены  следующие    главные  компоненты,  объясняющие 
81.8 % дисперсии экспертных оценок. 
Первый  фактор (24.9 
% вклада  в  объяснение  дисперсии  признаков) 
представлен  дескрипторами: «оптимистичный» (0.98), «зрелый» (0.88), 
«ответственный» (0.85), «решительный» (0.78), «альтруистический» (0.77), 
«творческий» (0.74), «справедливый» (0.73). Он  получил  название 
«самоактуализированность».  Стремление  к  реализации  своих  способностей 
является неотъемлемым качеством психологически зрелой личности. 
Второй 
фактор (20.3 
% информационной 
ценности), 
названный 
«социальная интроверсия», образован дескрипторами: «нравственный» (0.94), 
«скромный» (0.83), «искренний» (0.78), «сдержанный» (0.77). Психологу 
необходимо  уметь  разбираться  в  своем  внутреннем  мире,  иметь  собственную 
систему  моральных  и  нравственных  ценностей, «не  выпячивая»  ее  при  этом. 
Кроме того, требуется быть искренним, понимая и принимая свои чувства, уметь 
выражать  их,  но  при  этом  контролировать  и  оценивать  уместность  их 
выражения перед клиентом. 
Третий  фактор (18.3 % суммарной  нагрузки)  образовали  дескрипторы: 
«эрудированный» (0.92), «гибкий» (0.75), «умный» (0.67), «компетентный» 
(0.66), «объективный» (0.65). Он  был  проинтерпретирован  как  «интеллект  и 
профессиональная  компетентность».  Несомненно,  для  эффективного 
специалиста  очень  важны  знания,  информация,  он  должен  быть  осведомлен  о 
существующих  направлениях,  методах  работы,  должен  уметь  их  обобщать, 
оценивать, подбирать соответственно ситуации. 
 
 
111

В  состав  четвертого  фактора (12.0 %) вошли  дескрипторы: «терпимый» 
(0.84), «тактичный» (0.80), «понимающий» (0.78). Он  был  определен  как 
«принятие себя и другого». Такая интерпретация фактора позволяет говорить о 
безусловном  принятии  клиента,  безусловной  любви  к  нему.  Это  требование  в 
моделях  гуманистических  теорий  личности  является  обязательным  условием 
работы  с  клиентом,  фактором,  позволяющим  клиенту  получить  опыт  новых 
взаимоотношений.  Признание  права  клиента  на  то,  что  с  ним  происходит, 
терпение в общении с ним, понимание его состояния и тактичность в общении, 
несомненно, способны привести к желаемому результату. 
Таким  образом,  в  результате  получена  четырехфакторная  модель 
представлений о категории «клинический психолог», в которой каждый фактор 
также  униполярен.  Комплексная,  интегрированная  характеристика  данного 
понятия  включает  в  себя  такие  составляющие  как  «самоактуализированность», 
«социальная  интроверсия», «интеллект  и  профессиональная  компетентность», 
«принятие  себя  и  другого».  Эта  модель  отражает  смену  ориентации 
респондентов  с  образа  «теоретика»  на  личность  самого  психолога,  добавляя  к 
профессиональной  компетенции  стремление  к  реализации  своих  способностей, 
развитию  собственной  личности.  В  контексте  теории  самодетерминации  эти 
результаты свидетельствуют о преобладании внутренних стремлений, связанных 
с  потребностями  в  автономии,  эффективности  и  привязанности.  При  этом 
внутренние  стремления  больше  связаны  у  третьекурсников  с  собственной 
личностью,  идеалом  профессионала  является  человек,  который  самодостаточен 
и «управляет собой». 
 
 
 
 
 
 
 
112

3.3.2 Особенности профессиональной составляющей самосознания 
студентов третьего курса специализации «Клиническая психология» 
 
Для  заполнения  репертуарных  решеток  студентами  третьего  курса  были 
выделены 
следующие 
наиболее 
часто 
встречающиеся 
элементы, 
характеризующие ролевые модели поведения клинического психолога:  
1.  Наблюдатель – видит больше, чем другие со своей высоты;  
2.  Человек  в  белом  халате – ориентируется  на  врачебный  подход, 
диагностику и лечение;  
3.  Эксперт – компетентен в узкой области;  
4.  Технолог – вооружен большим количеством разнообразных средств для 
манипулирования окружающим;  
5.  Приспособленец – обладает 
хитростью, 
гибкостью, 
быстро 
приспосабливается к обстановке и клиенту;  
6.  Разум, изучающий мозг;  
7.  Труженик – достигает всего за счет трудолюбия.  
8.  Обязательным элементом набора также являлся элемент «Я сам».  
Методом самоидентификации были выделены следующие конструкты: 
1. Спонтанность – осторожность,  
2. Добродушие – нападение,  
3. Компетентность – некомпетентность, 
4. Узость взглядов – широта взглядов,  
5. Приспособленчество – трудолюбие,  
6. Взгляд изнутри – взгляд внутрь,  
7. Практичность – абстрактность,  
8. Ригидность – лабильность.  
Среднее  число  связей  в  плеядах  достаточно  невысоко,  находится  в 
пределах от 0 до 6 и в среднем по выборке составляет 4. 
 
 
113

Ядра плеяд (элементы, собравшие наибольшее количество связей): 
• Не определены у 54.5% студентов третьего курса; 
• Элемент «труженик» является ядром плеяд у 18.2% студентов; 
• Элемент «технолог» – у 9.1% студентов; 
• Элемент «приспособленец» – у 9.1% студентов; 
• Элемент «эксперт» – у 9.1% студентов.  
У  большинства  студентов  третьего  курса (54.5%) элемент  «Я  сам»  по-
прежнему 
в 
состав 
плеяды 
не 
входит, 
что 
свидетельствует 
о 
несформированности профессиональной составляющей самосознания. 
При  анализе  индивидуальных  корреляционных  плеяд,  были  выявлены 
следующие 
факторы, 
наиболее 
часто 
определяющие 
особенности 
профессиональной составляющей самосознания: 
1.  Наивность – включает 
такие 
качества 
как 
спонтанность, 
некомпетентность,  приспособленчество,  взгляд  внутрь,  ригидность,  нападение. 
Встречается у 45.5% выборки. 
2.  Осторожность – включает  такие  качества  как  осторожность, 
компетентность,  практичность,  трудолюбие,  ригидность.  Встречается  у 36.4% 
выборки. 
3.  Напористость – включает такие качества как нападение, взгляд внутрь, 
практичность, лабильность, компетентность. Встречается у 27.3% выборки. 
4.  Педантичность – включает  такие  качества  как  осторожность, 
добродушие,  ригидность,  узость  взглядов,  практичность.  Встречается  у 27.3% 
выборки. 
5.  Эгоцентризм – включает  такие  качества  как  нападение,  взгляд  внутрь, 
лабильность, абстрактность, некомпетентность. Встречается у 18.2% выборки. 
6.  Стремление  к  познанию – включает  такие  качества  как  добродушие, 
взгляд внутрь, абстрактность, широта взглядов. Встречается у 18.2% выборки. 
 
 
114

7.  Нестандартность – включает  такие  качества  как    взгляд  изнутри, 
абстрактность, ригидность. Встречается у 9.1% выборки. 
8.  Мудрость – включает  такие  качества  как  добродушие,  компетентность, 
взгляд внутрь, практичность. Встречается у 9.1% выборки. 
По сравнению с первокурсниками, число факторов увеличивается, но они по 
прежнему  далеки  от  реальности,  больше  связаны  с  собственной  личностью 
студента, нежели с личностью профессионала. 
Групповой портрет профессионала клинического психолога в применении к 
собственной личности может быть описан следующим образом: в целом портрет 
описывается  дискретными  качествами,  связанными  лишь  с  процессом 
взаимодействия  клиент-консультант  и  не  затрагивающими  качества,  свойства 
личности  последнего.  Сама  личность  психолога  определяется,  прежде  всего, 
такими  полюсами  конструктов  как  «спонтанность», «нападение», «узость 
взглядов», «взгляд изнутри», объединенными фактором «наивность». Остальные 
конструкты 
в 
целом 
имеют 
тенденцию 
тяготения 
к 
полюсам 
«некомпетентность», «приспособленчество», «абстрактность», «лабильность». 
Тем  самым  конструкты,  также  как  и  на  первом  курсе,  отражают  проблемы, 
наиболее  типичные  для  студентов  на  данном  этапе  профессионального 
самоопределения. 
 
3.3.3 Структура представлений о профидентичности 
студентов третьего курса специализации «Клиническая психология» 
 
Полученные  нами  на  этом  этапе  данные  несколько  противоречат  выводам, 
приведенным  в  некоторых  теоретических  источниках  [например, 209]. В 
частности,  в  структуре  представлений  о  профидентичности,  составленной  по 
материалам 
обработки 
представлений 
студентов 
третьего 
курса, 
дифференцированный положительный осознанный образ «Я» не входит в состав 
 
 
115

центрального «ядра» и имеет отрицательную связь с образом «Я-профессионал в 
будущем»,  с  актуализацией  противоречий  между  образом  «Я»  и  образом  «Я-
профессионал  в  будущем».  Студент,  который  принимает  себя,  осознает 
структуру  своего  «Я»,  положительно  к  себе  относится,  вместе  с  тем  не  задает 
себе вопросы относительно своего места в профессии, не думает о соответствии 
своих  особенностей  требованиям  профессии.  Одно  из  объяснений  полученных 
данных  заключается  в  том,  что  в  этот  период  профессионализации 
продолжаются процессы осознания требований к личности психолога, ведущей 
становится  мотивация  развития  личности,  актуализации  внутренних  ресурсов 
личности,  стремление  к  разрешению  существующего  противоречия  между 
образом «Я» и образом «Я-профессионал». 
Центральным  звеном  структуры  представлений  о  профидентичности  по-
прежнему  остается  ощущение  идентичности  в  отношениях  с  близкими  (рис. 3, 
4), являясь связанным с положительным образом «Я-профессионал в будущем», 
осознанием 
противоречий 
между 
необходимыми 
и 
существующими 
личностными  качествами,  появлением  стремления  помогать  другим  и 
осознанием значимости карьеры. 
 
 
116

   
 
Доп Я
 
 
КИ 
ЭБЯпр
 
 
 
 
 
КПИ 
П 
 
 
 
 
 
 
ИсПр
АМ
 
 
 
 
 
 
ИсК 
ОПМ 
 
 
 
 
 
 
ИсБ
Т
 
 
 
 
 
 
З 
К 
 
 
 
 
 
РЛ 
ЛП 
 
С 
 
 
 
Доп Я 
Дифференцированный осознанный положительный образ «Я» 
ЭБЯпр. 
Положительный эффективный образ «Я-профессионал в будущем» 
П 
Противоречия между образом «Я» и образом «Я-профессионал в будущем» 
АМ 
Альтруистическая направленность  
ОПМ 
Отсутствие профессиональных мотивов 
Т 
Представления о требованиях к личности эффективного профессионала  
К 
Значимость карьеры 
ЛП 
Осознание значимости влияния личности преподавателя 
С 
Самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности  
РЛ 
Мотивация развития личности  
З 
Личностные и энергетические затраты личности 
ИсБ 
Ощущение идентичности с общении с близкими  
ИсК 
Ощущение идентичности в общении с коллегами 
ИсПр 
Ощущение идентичности в общении с преподавателями 
КПИ 
Кризис профидентичности  
КИ 
Кризис самоидентичности 
- значимые положительные связи (прямые) 
- значимые отрицательные связи (обратные) 
Рис. 3. Значимые корреляции между структурными компонентами представлений о 
профидентичности в группе студентов III курса специализации «Клиническая 
психология» 
 
 
117

РЛ 
Доп Я
КПИ 
ЭБЯпр.
Т 
ИсБ
П
АМ
К
 
Доп Я 
Дифференцированный осознанный положительный образ «Я» 
ЭБЯпр.  Положительный эффективный образ «Я-профессионал в будущем» 
П 
Противоречия между образом «Я» и образом «Я-профессионал в будущем» 
АМ 
Альтруистическая направленность 
Т 
Представления о требованиях к личности эффективного профессионала  
К 
Значимость карьеры  
РЛ 
Мотивация развития личности 
ИсБ 
Ощущение идентичности с общении с близкими 
КПИ 
Кризис профидентичности 
- положительные связи (прямые) 
- отрицательные связи (обратные) 
 
Рис. 4. Корреляционная плеяда взаимосвязей между структурными компонентами 
представлений о профидентичности в группе студентов III курса специализации 
«Клиническая психология» 
 
У  студентов III курса  появляется  связь  между  образом  себя  как 
профессионала  в  будущем  и  альтруистической  направленностью  личности. 
Очевидно,  что  альтруистическая  мотивация,  понимаемая  в  контексте 
настоящего исследования как стремление оказывать профессиональную помощь 
людям,  операционализируется,  становится  осознанной,  опосредованной, 
обретает  черты  высшей  психической  функции.  Связь  эта  опосредована 
ощущением  идентичности  в  отношениях  с  близкими,  которых  можно 
расценивать  и  как  внешний  ресурс  развития  студента  и  как  образ 
потенциальных  клиентов  (по  аналогии  с  тем  известным  фактом,  что  первыми 
пациентами  начинающих  врачей  часто  являются  их  родственники  и  близкие). 
Появляются  профессиональные  планы,  основанные  на  стремлении  сделать 
 
 
118

карьеру.  В  их  представлениях  будущая  профессия  начинает  обретать  черты 
профессии,  а  не  просто  возможности  саморазвития  личности  в  том  или  ином 
направлении. Однако эта профессия еще достаточно идеалистична и туманна. 
Модель личности клинического психолога начинает определяться наличием 
внутренней  детерминации  мотивации,  способствующей  личностному  росту  и 
психическому  здоровью [207]. Наличие  такой  мотивации  приводит  к  тому,  что 
третьекурсник,  осознавая  себя  как  будущего  профессионала,  начинает 
стремиться к саморазвитию как управлению самим собой. 
 
3.4.1 Модель личности клинического психолога  
студентов пятого курса специализации «Клиническая психология» 
 
Наиболее «весомыми» для определения личности клинического психолога в 
данной  группе  являются  дескрипторы: «компетентный», «опытный», «умный», 
«уверенный», «эрудированный», «коммуникабельный», «терпимый», 
«понимающий», «приятный», «благожелательный», «трудолюбивый», «зрелый», 
«искренний», «гибкий», «творческий», «справедливый», «тактичный», 
«ответственный», «чуткий». 
Наименее  же  «весомыми»  для  определения  личности  клинического 
психолога 
оказались 
дескрипторы: «скромный», «альтруистичный», 
«сдержанный», «нравственный». 
В  отличие  от  данных  предыдущих  групп,  в  материалах  обработки 
экспертных  оценок  студентов V курса,  не  было  выявлено  дескрипторов,  по 
которым  эксперты  обнаружили  значимые  расхождения  в  оценках.  Это,  на  наш 
взгляд,  позволяет  говорить  о  единстве  категориального  аппарата  в  данной 
группе, об общем понимании группой смысла дескрипторов и, в целом, высокой 
согласованности  представлений  о  личности  клинического  психолога, 
формирующейся у студентов к периоду окончания обучения. 
 
 
119

При  факторизации  мнений  экспертов  об  объекте  «личность  клинического 
психолога»  было  получено  четыре  главных  компоненты,  объясняющих 59.8 % 
дисперсии экспертных оценок. 
Первый  фактор (18.5 
% вклада  в  объяснение  дисперсии  признаков) 
представлен  дескрипторами: «тактичный» (0.83), «приятный» (0.82), 
«нравственный» (0.79), «трудолюбивый» (0.78), «сдержанный» (0.78), 
«коммуникабельный» (0.60). Он  получил  название  «дипломатичность».  В 
контексте  исследования  его  следует  понимать  как  умение  простраивать  свое 
поведение,  умение  устанавливать  доверительные  отношения  с  клиентом, 
соблюдая при  этом  этические нормы, контролируя  проявления  своих  эмоций  и 
свою деятельность. 
Второй  фактор (18.0 
% информационной  ценности),  названный  нами 
«эргичность»,  образован  дескрипторами: «уверенный» (0.85), «искренний» 
(0.77), «привлекательный» (0.73), «решительный» (0.71). Выше  мы  говорили  о 
том,  что  эргичность  определяет  работоспособность,  активность  специалиста, 
умение следовать поставленным целям. 
Третий  фактор (12.9 % суммарной  нагрузки)  образовали  дескрипторы: 
«объективный» (0.92), «терпимый» (0.80), «благожелательный» (0.71), 
«оптимистичный» (0.55). Содержательная  интерпретация  фактора  позволяет 
определить  его  как  «оптимистичность»:  умение  противостоять  трудностям, 
объективно  оценивать  обстоятельства  и  окружающих,  уверенность  в  своих 
способностях и способностях клиента. 
В  состав  четвертого  фактора (10,4 %), названного  нами  «альтруизм», 
вошли дескрипторы: «альтруистичный» (0.89), «зрелый» (0.56), «справедливый» 
(0.50).  Мы  понимаем  здесь  альтруизм  как  стремление  помогать  окружающим, 
свойство, присущее зрелой личности. 
Таким  образом,  в  результате  получена  четырехфакторная  модель 
представлений о категории «специалист», в которой каждый фактор униполярен. 
 
 
120

Комплексная,  интегрированная  характеристика  данного  понятия  включает  в 
себя 
такие 
составляющие 
как 
«дипломатичность», «эргичность», 
«оптимистичность», «альтруизм». 
Данная  модель  приобретает  ориентацию  на  будущее,  на  возможность 
планировать  и  контролировать  достижение  поставленных  целей.  Мы  можем 
говорить о сохранении внутренней детерминации мотивации [207, 208], но уже в 
применении  к  профессиональной  сфере.  Если  для  третьекурсников  основным 
идеалом  является  «управление  собой»,  то  для  пятикурсников  начинает 
складываться  модель  (пока  еще  недостаточно  четкая  и  несколько  размытая), 
характеризующая  специалиста  через  «управление  собой  в  профессиональной 
сфере». 
Таким  образом,  к  концу  обучения  в  вузе  у  студентов  складывается 
реалистический  синтетический  образ  личности  клинического  психолога, 
отражающий  процесс  разделения  «Я»  и  «Я-профессиональное»,  позволяющий 
ему планировать развитие и достижения в профессиональной сфере. 
 
3.4.2 Особенности профессиональной составляющей  самосознания 
 студентов пятого курса специализации «Клиническая психология» 
 
Для  заполнения  репертуарных  решеток  студентами  пятого  курса  были 
выделены 
следующие 
наиболее 
часто 
встречающиеся 
элементы, 
характеризующие ролевые модели поведения клинического психолога:  
1.  Мудрец – теплый, укоренившийся, могучий, устойчивый, мудрый;  
2.  Спасатель – имеет доступ ко всему труднодоступному и необходимому, 
для чего постоянно находится в напряжении; 
3.  Друг – понимает,  безусловно  принимает,  находится  в  отношениях 
равенства;  
 
 
121

4.  Протез – исходному  «прививаются»  извне  некоторые  качества,  что 
придает изначальному своеобразие и необходимую специфичную «особость»; 
5.  Мать/отец – безусловная любовь, принятие, покровительство;  
6.  Чайка  Джонатан  Ливингстон – свобода,  независимость,  одиночество, 
личностная зрелость, развитие;  
7.  Зрелая 
личность – самопонимание, 
ответственность, 
структурированность, отсутствие нерешенных внутриличностных конфликтов;  
8.  Препаратор – вычленяет  нужное  из  общей  картины,  сфокусирован, 
механистичен, ограничен;  
9.  Плачущая  скала – воспринимает  чужую  боль,  но  защищен  от  нее, 
могучий, устойчивый.  
10. Обязательным элементом набора был элемент «Я сам». 
Методом самоидентицикации были выделены следующие конструкты:  
1.  Многофункциональность – четкая функциональная предназначенность, 
2.  Направленность на человека – закрытость,  
3.  Свобода – ограниченность социальными рамками,  
4.  Внешнее потенцирование развития – внутреннее потенцирование, 
5.  Адаптированность – ранимость, 
6.  Целостное видение мира – узконаправленное видение мира,  
7.  Устойчивость – неустойчивость,  
8.  Теплота – холодность,  
9.  Постоянно развивающееся – неразвивающееся,  
10. Четкая форма – абстрактность.  
Среднее число связей в плеядах находится в пределах от 1 до 9 и в среднем 
по выборке составляет 5. 
Ядра плеяд (элементы, собравшие наибольшее количество связей): 
•  Не определены у 46.7% студентов пятого курса; 
•  Элемент «зрелая личность» – у 20% студентов; 
 
 
122

•  Элемент «спасатель» – у 13.3% студентов; 
•  Элемент «Я сам» – у 6.7% студентов; 
•  Элемент «чайка Джонатан Ливингстон» – у 6.7% студентов.  
У 40% студентов  пятого  курса  элемент  «Я  сам»  в  состав  плеяд  не  входит, 
что,  в  сравнении    с  третьекурсниками,  позволяет  говорить  о  продолжении 
процесса  формирования  профессионального  самосознания,  но  отнюдь  не  о  его 
завершении. 
При  анализе  индивидуальных  корреляционных  плеяд  были  выявлены 
следующие 
факторы, 
наиболее 
часто 
определяющие 
особенности 
профессиональной составляющей самосознания: 
1.  Функциональность – включает  такие  качества  как  четкая 
функциональная  предназначенность,  закрытость,  внешнее  потенцирование, 
устойчивость,  холодность,  четкая  форма,  ограниченность  социальными 
рамками, узконаправленное видение мира. Встречается у 80% выборки. 
2.  Чувствительность – включает  такие  качества  как  ранимость,  теплое, 
свобода, внутреннее потенцирование,  неустойчивость, открытость. Встречается 
у 73.3% выборки. 
3.  Изолированность – включает  такие  качества  как  неустойчивость, 
закрытость, 
холодность, 
узконаправленное 
видение 
мира, 
внешнее 
потенцирование, абстрактность. Встречается у 33.4% выборки. 
4.  Адаптированность – включает  такие  качества  как  адаптированность, 
устойчивость, холодность, четкость. Встречается у 13.4% выборки. 
Наиболее  частым  является  сочетание  первых  двух  факторов,  первый  из 
которых 
связан 
с 
практической, 
орудийной 
стороной 
процесса 
(инструментальное обеспечение) взаимодействия с клиентом, второй же можно 
определить как еще один необходимый элемент взаимодействия – эмпатийность, 
без  которой  невозможен  процесс  общения,  консультирования,  психотерапии. 
 
 
123

Именно такое сочетание факторов способно обеспечить процесс взаимодействия 
с клиентом. 
Групповой портрет профессионала клинического психолога в применении к 
собственной  личности  может  быть  описан  следующим  образом:  обобщенный 
портрет 
«Я-профессионал» 
характеризуется 
следующими 
качествами: 
многофункциональность, свобода, целостное видение мира, теплота, постоянное 
развитие.  Таким  образом, «усредненный»  портрет  группы  описывается 
желательными  для  работы  практикующего  клинического  психолога  полюсами 
конструктов,  что  может  свидетельствовать  о  сближении  идеальной  модели 
клинического  психолога-практика  и  модели  себя  как  практика,  обозначении 
состава профессиональной роли. По остальным конструктам выявлен перевес в 
пользу  следующих  полюсов  конструктов: «внутреннее  потенцирование», 
«ранимость», «неустойчивость», «абстрактность».  Данный  групповой  портрет 
можно  считать  отражением  как  социальной  ситуации  развития,  так  и 
личностных  особенностей  профессионального  самосознания  выпускников 
факультета психологии. 
Образ «Я сам» у студентов пятого курса чаще находит отражение в ролевой 
модели  профессионального  самосознания,  чем  у  студентов  третьего  курса.  В 
целом,  образы  студентов  пятого  курса  более  многогранны,  дают  более  полную 
характеристику,  охватывающую  различные  аспекты  профессиональной 
деятельности  клинического  психолога – личность  специалиста,  отношения 
между  специалистом  и  клиентом,  функции,  обязанности  перед  клиентом,  в 
большей  мере  ориентируясь  именно  на  личность.  Образы  студентов  третьего 
курса  описаны  кратко,  с  помощью  дискретных  характеристик.  Групповой 
портрет  также  выявляет  существенные  различия  между  курсами:  портрет 
третьекурсников  содержит  больший  акцент  на  проблемных  моментах,  портрет 
группы 
выпускников – на 
принятии 
и 
обозначенности 
состава 
профессиональной роли.  
 
 
124

Несмотря на сближение образа «Я сам» с образом профессионала, студенты 
пятого курса специализации «Клиническая психология» заканчивают обучение с 
чувством  неудовлетворенности  собой,  недостаточного  соответствия  «Я» 
профессии,  осознанием  необходимости  развития  профессиональных  навыков  и 
личностных качеств. 
 
3.4.3 Структура представлений о профидентичности 
студентов пятого курса специализации «Клиническая психология» 
 
Осознание  сущности  этапа  завершения  профессионального  образования 
связано 
с 
интенсивным 
образованием 
психологического 
ядра 
профессионального  самосознания.  В  корреляционной  плеяде  это  проявляется  в 
формировании достаточно разветвленной структуры взаимосвязей компонентов 
представлений  о  профидентичности.  Количество  корреляционных  связей 
возрастает  с 5 и 8 (в  моделях  студентов  первого  и  третьего  курсов)  до 22 – в 
модели, составленной по представлениям пятикурсников.  
У студентов V курса появляется осознание влияния личности преподавателя 
на  развитие  личности  студента  (как  положительного,  так  и  отрицательного 
влияния).  
Студенты,  осознающие  это  влияние,  имеют  четкие  представления  о 
необходимых  условиях  труда  профессионала,  необходимых  личностных 
особенностях    профессионала.  У  них  существует  образ  «Я-профессионал  в 
будущем», у них ниже оценка необходимых для выполнения профессиональной 
деятельности личностных и энергетических затрат. Несколько противоречивым 
выглядит  факт  отрицательной  связи  дифференцированного  осознанного 
положительного  образа  «Я»  со  всеми  основными  компонентами  структуры 
представлений о профидентичности. Именно этот факт позволяет сделать вывод 
о  том,  что  формируется  кризис  профидентичности,  связанный  с  проблемами 
 
 
125

осознания  себя  как  позитивного  начала  в  личностном  и  профессиональном 
развитии.  В  то  же  время  ощущение  идентичности  в  отношениях  с 
преподавателем 
становится 
центральным 
звеном 
становления 
профидентичности. (рис.5, 6). Можно  предположить,  что  одним  из  способов 
разрешения  этого  кризиса  становится  признание  решающего  значения 
личностной  идентификации  с  преподавателем.  Известно,  что  межличностные 
отношения  с  преподавателем  являются  тем  источником,  который  позволяет 
студенту  ощущать  свою  компетентность,  стремиться  к  мастерству,  повышают 
внутреннюю мотивацию и самоуважение учащихся [207, 208]. Идентификация с 
преподавателем отрицательно  связана со  стремлением  к  карьерному росту,  она 
вызывает  недовольство  собой,  порождает  стремление  разрешить  противоречия 
между  образом  «Я»  и  образом  «Я-профессионал  в  будущем».  Ощущение 
идентичности  в  отношениях  с  преподавателем  отрицательно  связано  с 
ощущением  идентичности  в  отношениях  с  близкими,  оно  становится  новым 
ресурсом,  позволяя  студенту  проявить  самостоятельность.  Наблюдается 
обратная связь между осознанием влияния личности преподавателя на развитие 
студента  и  собственной  идентичностью  в  общении  с  ним,  что  потенцирует 
развитие  отмеченного  выше  кризиса  профидентичности.  По-видимому,  по 
мнению  студентов,  в  этом  периоде  профессионализации  отношения  между 
преподавателем  и  студентом  сводятся  лишь  к  ролевому  взаимодействию  в 
системе «преподаватель – студент», не актуализируется такой аспект отношений 
как  «личность – личность».  Вместе  с  тем, 77 % пятикурсников  отмечают  этот 
фактор  как  определяющий,  необходимый  для  процесса  становления  личности 
профессионала.  Именно  эти  причины  лежат  в  основе  того,  что  одним  из 
центральных 
компонентов  корреляционной  плеяды,  обнаруживающим 
взаимосвязанность  с  обсуждавшимися  выше  составляющими  представлений  о 
профидентичности,  становится  мотивация  развития  личности.  Вероятно,  что 
именно за счет развития личностного потенциала видится возможность выхода 
из  кризиса  профидентичности  и  возможность  управления  профессиональным 
развитием.  
 
 
126

 
 
Доп Я
 
КИ 
ЭБЯпр.
 
 
КПИ 
П 
 
 
ИсПр 
АМ
 
 
ИсК 
ОПМ 
 
 
ИсБ 
Т
 
 
З 
К 
 
 
РЛ 
 
ЛП 
С 
 
 
Доп Я 
Дифференцированный осознанный положительный образ «Я» 
ЭБЯпр.  Положительный эффективный образ «Я-профессионал в будущем» 
П 
Противоречия между образом «Я» и образом «Я-профессионал в будущем» 
АМ 
Альтруистическая направленность  
ОПМ 
Отсутствие профессиональных мотивов 
Т 
Представления о требованиях к личности эффективного профессионала  
К 
Значимость карьеры 
ЛП 
Осознание значимости влияния личности преподавателя 
С 
Самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности  
РЛ 
Мотивация развития личности  
З 
Личностные и энергетические затраты личности 
ИсБ 
Ощущение идентичности с общении с близкими  
ИсК 
Ощущение идентичности в общении с коллегами 
ИсПр 
Ощущение идентичности в общении с преподавателями 
КПИ 
Кризис профидентичности  
КИ 
Кризис самоидентичности 
- значимые положительные связи (прямые) 
- значимые отрицательные связи (обратные) 
Рис. 5. Значимые корреляции между структурными компонентами представлений о 
профидентичности в группе студентов V курса специализации «Клиническая 
психология» 
 
 
127

ЭБЯпр.
Т 
Доп Я
П 
К 
РЛ
ИсПр
ИсБ 
С 
ЛП
З
 
Доп Я 
Дифференцированный осознанный положительный образ «Я» 
ЭБЯпр.  Положительный эффективный образ «Я-профессионал в будущем» 
П 
Противоречия между образом «Я» и образом «Я-профессионал в будущем» 
Т 
Представления о требованиях к личности эффективного профессионала 
К 
Значимость карьеры 
ЛП 
Осознание значимости влияния личности преподавателя 
С 
Самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности 
РЛ 
Мотивация развития личности 
З 
Личностные и энергетические затраты личности  
ИсБ 
Ощущение идентичности с общении с близкими  
ИсПр. 
Ощущение идентичности в общении с преподавателями 
- положительные связи (прямые) 
- отрицательные связи (обратные) 
 
Рис. 6. Корреляционная плеяда взаимосвязей между структурными компонентами 
представлений о профидентичности в группе студентов V курса специализации 
«Клиническая психология» 
 
Таким  образом,  модель  личности  клинического  психолога,  составленная  в 
соответствии  с  представлениями  студентов  пятого  курса,  характеризуется, 
прежде всего, появлением в ее структуре внутренней детерминации мотивации, 
определяющей  необходимость  профессионального  развития  и  разрешения 
имеющегося  кризиса  профидентичности.  Другими  словами,  пятикурсник 
стремится уже к тому, чтобы «управлять собой в профессиональной сфере», в то 
 
 
128

время как третьекурсник стремился к тому, чтобы просто «управлять собой». И 
неудовлетворенность собой в сравнении с образом профессионала в этом случае 
становится мощным стимулом именно профессионального развития личности. 
 
3.5.1 Модель личности специалиста и  
особенности профессиональной составляющей 
 самосознания студентов других специализаций 
 
Для выявления особенностей становления профессионального самосознания 
клинических психологов нами бы проведен анализ моделей личности психолога 
и  особенностей  профессиональной  составляющей  самосознания  в  группах 
студентов III и V курсов  специализации  «Социальная  психология»,  а  также  в 
группе выпускников направления «Бакалавр психологии». 
Анализ  полученных  рейтинговых  значений  ПВК  свидетельствует,  что 
наиболее  «весомыми»  для  определения  личности  социального  психолога  в 
группе  студентов III курса  являются  дескрипторы: «внимательный», «высоко 
интеллектуальный», «гибкий», «доброжелательный», «педантичный», 
«привлекательный», «рефлексирующий», «уверенный», «целеустремленный». 
Наименее  же  «весомыми»  для  определения  личности  социального 
психолога  оказались  дескрипторы: «умеющий  слушать», «эмоционально 
сдержанный», «эмпатийный», «неконфликтный», «ответственный». 
При  факторизации  мнений  экспертов  об  объекте  «личность  социального 
психолога»  было  получено  восемь  главных  компонент,  объясняющих 79.1% 
дисперсии экспертных оценок: 
Первый  фактор (14.6% вклада  в  объяснение  дисперсии  признаков) 
представлен 
дескрипторами: «эмоциональная 
сдержанность» (0.89), 
«неконфликтность» (0.88), «педантичность» (0.76), «тактичность» (0.76), 
 
 
129

«умение 
слушать» (0.70). Он 
получил 
название 
«эмоциональная 
уравновешенность». 
Второй  фактор (13.5% суммарной  нагрузки)  образовали  дескрипторы: 
«активность» (0.91), «целеустремленность» (0.90), «честолюбие» (0.90), 
«гибкость» (0.88), «внимательность» (0.85). Он  был  проинтерпретирован  как 
«ориентация на достижение цели». 
Третий  фактор (12.9% информационной  ценности),  названный  нами 
«социальная интроверсия», образован дескрипторами: «растерянность» (0.87), 
«стремление  к  внешним  оценкам» (0.84), «отгороженность» (0.80), «здоровая 
подозрительность» (0.73). 
В 
состав 
четвертого 
фактора (10.3%) вошли 
дескрипторы: 
«любознательность» (0.88), «креативность» (0.86), «добросовестность» (0.76), 
«заинтересованность» (0.71). Он был определен как «стремление к познанию». 
Пятый фактор (8.6%) включает дескрипторы: «приятная внешность» (0.87), 
«дипломатичность» (0.85) и  интерпретируется  как  «умение  производить 
впечатление». 
Шестой  фактор (8.2%) образован  дескрипторами  «ответственность» (0.88), 
«уверенность» (0.75), «эмпатийность» (0.66) и  интерпретируется  как 
«ответственность». 
В  состав  седьмого  фактора (5.6%) вошел  дескриптор  «здоровая 
подозрительность» (0.87), который 
и 
дал 
название 
фактору – 
«подозрительность». 
Восьмой  фактор (5.4%)  «чувство  юмора»  также  обеспечивается 
одноименным дескриптором «чувство юмора» (0.9). 
Таким  образом,  в  результате  получена  восьмифакторная  модель 
представлений о категории «специалист», в которой каждый фактор униполярен. 
Комплексная,  интегрированная  характеристика  данного  понятия  включает  в 
себя такие составляющие как «эмоциональная уравновешенность», «ориентация 
 
 
130

на достижение цели», «социально-профессиональная интроверсия», «стремление 
к  познанию», «умение  производить  впечатление», «ответственность», 
«подозрительность», «чувство  юмора».  В  сравнении  с  моделью  специалиста 
студентов  третьего  курса  специализации  «Клиническая  психология», 
представленной 
факторами 
«самоактуализированность», «социальная 
интроверсия», «интеллект и профессиональная компетентность», «принятие себя 
и  другого»,  мы  также  можем  говорить  об  ориентации  на  личность  самого 
психолога,  однако  наряду  с  этим  и  о  большем  значении  социума,  мнения 
окружения, 
стремлении 
соответствовать 
существующим 
социальным 
представлениям о психологе–профессионале. 
 
У  студентов V курса  специализации  «Социальная  психология»  наиболее 
«весомыми»  для  определения  личности  специалиста  становятся  дескрипторы: 
«высокий  интеллект», «внимательность», «активность», «толерантность», 
«гибкость», «уверенность», «чувство юмора», «жизнелюбие». 
Наименее  «весомыми»  становятся  дескрипторы: «проницательность», 
«усидчивость», «исполнительность», «стрессоустойчивость», 
«прямолинейность». 
При  факторизации  мнений  экспертов  об  объекте  «личность  социального 
психолога»  было  получено  семь  главных  компонент,  объясняющих 83.5% 
дисперсии экспертных оценок. 
Первый  фактор (17.5% вклада  в  объяснение  дисперсии  признаков) 
представлен  дескрипторами: «эмпатийность» (0.88), «чувство  юмора» (0.87), 
«коммуникабельность» (0.85), «способность к саморефлексии и анализу» (0.81), 
«ответственность» (0.72). Он получил название «личностная зрелость». 
Второй  фактор (16.7% суммарной  нагрузки)  образовали  дескрипторы: 
«энтузиазм» (0.80), «спонтанность» (0.77), «чувство  юмора» (0.75), 
«оптимистичность» (0.74). Он был проинтерпретирован как «жизнелюбие». 
 
 
131

Третий  фактор (13.3% информационной  ценности),  названный  нами  
«ориентация  на  достижение»,  образован  дескрипторами: «активность» (0.87), 
«гибкость» (0.80), «целеустремленность» (0.78). 
В  состав  четвертого  фактора (9.9%) вошли  дескрипторы: «толерантность» 
(0.87), «уверенность» (0.84), «исполнительность» (0.80), 
«самоорганизованность» (0.75), «работоспособность» (0.70). Он  получил 
название «ответственность». 
Пятый  фактор (9.8%) образован  дескрипторами  «настойчивость» (0.88), 
«креативность» (0.79), «ответственность» (0.71). Он 
был 
назван 
«инициативность». 
Шестой  фактор (9.1%), названный  «уверенность»  включает  дескрипторы 
«самодостаточность» (0.79), «стрессоустойчивость» (0.78),  «умение улыбаться» 
(0.67). 
В  состав  седьмого  фактора (7.2%), названного  «информационная 
насыщенность»  вошел  дескриптор  «отсутствие  стремления  познавать  новое» 
(0.77). 
Таким  образом,  в  результате  получена  семифакторная  модель 
представлений  о  категории  специалист,  в  которой  каждый  фактор  униполярен. 
Комплексная,  интегрированная  характеристика  данного  понятия  включает  в 
себя  такие  составляющие  как  «личностная  зрелость», «жизнелюбие», 
«ориентация 
на 
достижение», «ответственность», «инициативность», 
«уверенность», «информационная  насыщенность».  В  сравнении  с  подобной 
моделью  студентов  пятикурсников  специализации  «Клиническая  психология», 
включающей 
в 
себя 
факторы 
«дипломатичность», «эргичность», 
«оптимистичность», «альтруизм»,  она  также  ориентирована  на  будущее,  на 
возможность  планировать  и  контролировать  достижение  целей,  однако, 
достигаемые  другими  путями,  больше  ориентированными  не  на  «управление 
собой  в  профессиональной  сфере»,  а  на  умение  противостоять  препятствиям  и 
 
 
132

преодолевать  их,  настойчивость  и  целеустремленность,  т.е.  в  большей  степени 
ориентирована на взаимодействие с социумом. 
 
При  исследовании  особенностей  профессиональной  составляющей 
самосознания  студентами III курса  специализации  «Социальная  психология» 
для  заполнения  репертуарных  решеток  были  выделены  следующие  наиболее 
часто  встречающиеся  элементы,  характеризующие  ролевые  модели  поведения 
социального психолога: 
1.  Трудоголик – спешка в делах и принятиях решений, нехватка времени, 
неспособность организовывать собственное время; 
2.  Исследователь – желание  получить  как  можно  больше  теоретических 
знаний; 
3.  Наемник – готовность  применять  свои  знания  на  практике,  
безынициативная исполнительская деятельность; 
4.  Открытая душа – сочетание таких качеств как доброта, сензитивность, 
желание помочь; 
5.  Солнце – светлые  стороны  личности  психолога,  т.  е.  те,  которые 
приятны и понятны самому психологу; 
6.  Эгоист – желание,  во  что  бы  то  ни  стало,  решить  свои  личностные 
проблемы; 
7.  Мудрец – умение  увидеть  третью  сторону  сложившейся  ситуации, 
скрытую сторону личности, саморефлексия. 
8.  Обязательным элементом являлся элемент «Я сам». 
Методом самоидентификации  были выделены следующие конструкты:  
1.  Интеллигентный – неинтеллигентный,  
2.  Активный – неактивный, 
3.  Проницательный – непроницательный, 
4.  Открытый – замкнутый, 
 
 
133

5.  Светлый – темный, 
6.  Работающий – неработающий, 
7.  Теоретик – практик, 
8.  Вечный – изменяющийся. 
Среднее число связей в плеядах находится в пределах от 0 до 7 и в среднем 
по выборке составляет 4
Ядра плеяд (элементы, собравшие наибольшее количество связей): 
•  Не определены у 43.5% студентов третьего курса;  
•  Элемент «мудрец» –  у 17.4% студентов;  
•  Элемент «эгоист» – у 13% студентов;  
•  Элемент «исследователь» – у 8.7%;  
•  Элемент «открытая душа» – у 8.7.%;  
•  Элемент «солнце» – у 4.3%; 
•  Элемент «наемник» – у 4.3% студентов. 
У 52.2% студентов  элемент  «Я  сам»  в  состав  плеяды  не  входит,  что  также 
как  у  студентов-третьекурсников  специализации  «Клиническая  психология», 
позволяет  говорить  о  несформированности  профессиональной  составляющей 
самосознания. 
При  анализе  индивидуальных  корреляционных  плеяд  были  выявлены 
следующие 
факторы, 
наиболее 
часто 
определяющие 
особенности 
профессиональной составляющей самосознания: 
1.  Ориентация  на  сбор  информации – включает  такие  конструкты  как 
активный, теоретик, непроницательный, замкнутый, неработающий. Встречается 
у 95.2% выборки. 
2.  Потребность  в  постоянстве – включает  такие  конструкты  как  вечный, 
замкнутый,  неактивный,  темный,  непроницательный.  Встречается  у 39% 
выборки. 
 
 
134

3.  Непредсказуемость  –  включает  такие    конструкты  как  активный, 
практик, изменяющийся, открытость, темный. Встречается у 34.7% выборки. 
4.  Потребность  в  новизне – включает  такие  конструкты  как  открытый, 
светлый, изменяющийся, теоретик, неактивный,  проницательный. Встречается у 
26.1% выборки. 
Групповой  портрет  социального  психолога  в  применении  к  собственной 
личности  может  быть  описан  следующим  образом:  обобщенный  портрет  «Я 
профессионал»  характеризуется  следующими  качествами – активность, 
проницательность,  практик,  работает,  вечный,  интеллигентный,  открытый. 
Таким образом, «усредненный» портрет группы описывается желательными для 
работы  практикующего  социального  психолога  полюсами  конструктов  (за 
исключением  конструкта  «вечный»),  однако  при  этом  групповой  портрет  «Я 
сам»  максимально  удален  от  портрета  профессионала,  воспринимается  как 
некоторая  развивающаяся  модель,  больше  ориентированная  на  познание, 
далекая от личностного развития. 
 
Студентами V курса  специализации  «Социальная  психология»  для 
заполнения  репертуарных  решеток  были  выделены  следующие  наиболее  часто 
встречающиеся  элементы,  характеризующие  ролевые  модели  поведения 
социального психолога:  
1.  Психоаналитик – применение полученных знаний на практике, помощь 
клиентам; 
2.  Конфликтолог – умение  устанавливать  контакт,  поддерживать 
отношения и конструктивно выходить из конфликтов; 
3.  Мудрец – полученные теоретические знания, подкрепленные практикой, 
которые помогают в решении различных психологических вопросов; 
4.  Делатель – способность  ставить  перед  собой  цели  и  непременно  их 
достигать; 
 
 
135

5.  Профессионал – уровень  высокой  компетентности  в  своей  профессии, 
успешная  практическая  деятельность  и  «высокая  стоимость»  себя  как 
специалиста на рынке труда; 
6.  Коммуникатор – активный  субъект,  добывающий  теоретическую  и 
практическую  информацию  в  процессе  общения,  обладающий  умением 
продуктивно применять эту информацию  на практике (как в профессиональной, 
так в личной жизни); 
7.  Белка в колесе – быстрое и не всегда полезное движение, неспособность 
вырваться из круга сложившейся ситуации.  
8.  Обязательным элементом был элемент «Я сам». 
Методом самоидентификации были выявлены следующие конструкты
1.  Опытный – неопытный; 
2.  Любовь – ненависть; 
3.  Активный – пассивный; 
4.  Теоретический – практический; 
5.  Внутренний – внешний; 
6.  Организованный – неорганизованный; 
7.  Открытый – замкнутый; 
8.  Свой – чужой. 
Среднее число связей в плеядах находится в пределах от 1 до 9 и в среднем 
по выборке составляет 5
Ядра плеяд (элементы, собравшие наибольшее количество связей): 
• Не определены у 29.1% студентов пятого курса,  
• Элемент «коммуникатор» –  у 33.3% студентов;  
• Элемент «мудрец»  – у 12.5% студентов;  
• Элемент «профессионал»  – у 8.3% студентов;  
• Элемент «Я сам» – у 4.1.%,  
• Элемент «конфликтолог» – у 4.1.%,  
 
 
136

• Элемент «белка в колесе» – у 4.1%,  
• Элемент «делатель» – у 4.1% студентов. 
У 29.1% человек  элемент  «Я  сам»  в  состав  плеяды  не  входит,  что  в 
сравнении  с  данными  выпускников  специализации  «Клиническая  психология», 
позволяет  говорить  о  большей  сформированности  профессионального 
самосознания выпускников специализации «Социальная психология». 
При  анализе  индивидуальных  корреляционных  плеяд  были  выявлены 
следующие 
факторы, 
наиболее 
часто 
определяющие 
особенности 
профессиональной составляющей самосознания: 
1.  Самоорганизация – включает  такие  конструкты  как  организованный, 
открытый, свой, внутренний, практический. Встречается у 66.6% выборки. 
2.  Неопытность – включает  такие  конструкты  как  неопытность, 
теоретический,  чужой,  замкнутый,  неорганизованный,  внешний.  Встречается  у 
50% выборки. 
3.  Принятие – включает такие конструкты как любовь, свой, внутренний, 
организованный, опытный, активный. Встречается у 42% выборки. 
4.  Активность – включает  в  себя  такие  конструкты  как  активный, 
открытый, свой, внешний. Встречается у 41.6% выборки. 
Групповой  портрет  профессионала  социального  психолога  в  применении  к 
собственной  личности  может  быть  описан  следующим  образом:  обобщенный 
портрет  «Я-профессионал»  характеризуется  следующими  качествами – 
организованность,  любовь,  внутренний,  свой,  практический,  открытый. 
Групповой  портрет  «Я  сам»  максимально  приближен  к  этому  образу,  за 
исключением конструкта неорганизованный. В отношении конструкта активный 
–  пассивный  выявлен  перевес  в  пользу  полюса  «активный»,  в  отношении 
конструкта опытный – неопытный перевес в пользу полюса «неопытный». 
Таким  образом,  также  как  у  студентов  специализации  «Клиническая 
психология»  мы  можем  говорить  о  том,  что  у  студентов  третьего  курса 
 
 
137

наблюдается относительная несформированность и узость представлений, тогда 
как представления выпускников более сформированы, широки и приближены к 
реальности. У студентов специализации «Социальная психология» к окончанию 
обучения происходит сближение образа «Я сам» с образом профессионала, тогда 
как студенты специализации «Клиническая психология» завершают обучение с 
большим чувством неудовлетворенности собой, несоответствия образа «Я сам» 
и  выбранной  профессии,  стремлением  к  дальнейшему  совершенствованию 
профессиональных навыков и развитию личностных качеств. 
Также можно говорить о различном характере дескрипторов, описывающих 
профессиональное  самосознание  студентов  различных  специализаций.  У 
студентов  специализации  «Социальная  психология»  больший  вес  имеют 
дескрипторы, связанные с коммуникативной сферой и самопрезентацией, тогда 
как  для  студентов  специализации  «Клиническая  психология»  более  важны 
функциональная  определенность  профессиональной  деятельности  и  глубокий 
контакт с личностью клиента. 
 
У  выпускников,  обучающихся  по  направлению  «Бакалавр  психологии», 
наиболее  «весомыми»  для  определения  личности  специалиста  оказались 
дескрипторы: «наблюдательный», «открытый  новому  опыту», «желающий 
личностно расти», «умный», «самостоятельный». 
Наименее 
«весомыми» 
оказались 
дескрипторы: «альтруизм», 
«амбициозность», «усидчивость», «оптимистичность», «мотивированность  к 
познанию». 
При  факторизации  мнений  экспертов  об  объекте  «специалист»  было 
получено  восемь  главных  компонент,  объясняющих 74.9% дисперсии 
экспертных оценок. 
Первый  фактор (15.8% вклада  в  объяснение  дисперсии  признаков) 
представлен  такими  качествами  как: «желание  личностно  расти» (0.75), 
 
 
138

«открытый новому опыту» (0.74), «гибкий» (0.68), «наблюдательный» (0.64). Он 
получил название «открытости новому опыту».  
Второй  фактор (14.3% вклада  в  объяснение  дисперсии  признаков)  представлен 
такими  качествами  как: «мотивирован  к  познанию» (0.82), «упорный» (0.71), 
«усидчивый» (0.68), «активный» (0.64), «самостоятельный» (0.64) получил название 
«целеустремленность». 
Третий  фактор (10.2% суммарной  нагрузки)  образовали  дескрипторы: 
«альтруистичный» (0.74), «интуитивный» (0.70), «доброжелательный» (0.69). Он был 
проинтерпретирован как «привлекательность».  
Четвертый  фактор (7.9 
%) «интеллектуальность»  включает  следующие 
характеристики: «эрудированный» (0,81), «умный» (0,76). 
Пятый  фактор (7.5 % суммарной  нагрузки),  состоящий  из  дескриптора 
«амбициозный» (0.90),  получил название «уровень притязаний».  
Шестой  фактор (6.9 % суммарной  нагрузки)  образовали  дескрипторы: 
«альтруистичный» (0.74), «интуитивный» (0.70), «доброжелательный» (0.69), 
«общительный» (0.52). Он 
был 
проинтерпретирован 
как 
«коммуникабельность». 
В  состав  седьмого  фактора (6.2 
%) вошли  следующие  качества: 
«организованный» (0.77), «ответственный» (0.63), «замотивирован  на  успех» 
(0.54), «упорный» (0.51). Он  был  определен  как  «ориентация  на 
достижение». 
Восьмой  фактор (6.1% информационной  ценности),  названный 
«самостоятельность»,  образован  характеристиками: «самостоятельный» 
(0.71),  «активный» (0.54). 
Таким  образом,  в  результате  получена  восьмифакторная  модель 
представлений  о  категории  специалист  «Бакалавр  психологии»,  в  которой 
каждый  фактор  униполярен.  Комплексная,  интегрированная  характеристика 
 
 
139

данного понятия включает в себя такие составляющие как «открытость новому 
опыту», «целеустремленность», «привлекательность», «интеллектуальность», 
«уровень  притязаний», «коммуникабельность», «ориентация  на  достижение», 
«самостоятельность».  Данная  модель  является  достаточно  универсальной, 
больше  ориентирована  на  собственную  личность,  на  развитие  общего  уровня 
культуры,  достижение  статуса,  связанного  с  любой  деятельностью,  не 
обязательно  профессиональной.  В  отличие  от  выпускников  специализаций 
«Клиническая  психология»  и  «Социальная  психология»  мы  можем  говорить  о 
большей  размытости  этой  модели,  несформированности  образа  эффективного 
специалиста-психолога. 
 
Выпускниками  направления  «Бакалавр  психологии»  для  заполнения 
репертуарных  решеток  были  выделены  следующие  наиболее  часто 
встречающиеся  элементы,  характеризующие  ролевые  модели  поведения 
специалиста «Бакалавр психологии»:  
1.  Эмпатийный  человек  –  сопереживающий,  участливый,  заботящийся  о 
чувствах, переживаниях другого, ориентированный на людей, мягкий; 
2.  Студент – человек,  обучающийся  какой-либо  профессии,  незрелый, 
гибкий, глупый;  
3.  Исследователь  –  занимающийся  научно-практической  деятельностью, 
делающий  открытия, создающий что-то  новое,  умный,  замкнутый,  ориентирован 
на науку;  
4.  Теоретик – ригидный, начитанный, незрелый, пассивный;  
5.  Консультант  –  зрелая  личность,  ответственный,  самостоятельный, 
творческий; 
6.  Психолог  в  школе  –  спокойный,  терпимый,  эрудированный,  умный, 
активный; 
7.  Активист – активный, общительный, ригидный; 
 
 
140

8.  Менеджер  –  гибкий,  общительный,  целеустремленный,  ориентирован  на 
людей, эрудированный;  
9.  Принимающий, сочувствующий  – эмпатийный, терпимый, спокойный; 
10. Творческий человек – «человек настроения», яркий, эмоциональный.  
11. Обязательным элементом был элемент «Я сам». 
Методом самоидентификации выделены следующие конструкты: 
1.  Общительный – замкнутый;  
2.  Креативный – шаблонный; 
3.  Гибкий – ригидный; 
4.  Черствый – мягкий;  
5.  Зрелый – незрелый;  
6.  Ориентирован на людей – на науку;  
7.  Пассивный – активный; 
8.  Умный – глупый;  
9.  Эмпатийный – бесчувственный; 
10. Зависимый – независимый; 
11. Открытый новому опыту, информации – закрытый. 
Данное  количество  элементов  и  конструктов  несколько  больше,  чем  у 
студентов  специализаций.  При  этом  в  процессе  выявления  элементов  они 
оказались более размытыми и разнообразными. 
Среднее  число  связей  в  плеядах  находится  в  пределах  от 1 до 38  и  в 
среднем по выборке составляет 10
Ядра плеяд (элементы, собравшие наибольшее количество связей): 
•  Элемент «Я сам» – у 63% студентов-выпускников;  
•  Элемент «менеджер» – у 48% студентов;  
•  Элемент «консультант» – у 44.4% студентов; 
•  Элемент «психолог в школе» – у 44.4% студентов;  
 
 
141

•  Элемент «творческий человек» – у 37% студентов;  
•  Элемент «эмпатичный человек» – у 33.3% студентов; 
•  Элемент «студент» – у 14.8% студентов; 
•  Элемент «исследователь» – у 14.8% студентов; 
•  Элемент «принимающий человек» – у 11.1% студентов; 
•  Не определены – у 11.1% студентов;  
•  Элемент «библиотечный человек» – у 7.4% студентов. 
У 85% выпускников элемент «Я сам» входит в состав плеяд, что позволяет 
говорить 
о 
практически 
завершившемся 
процессе 
формирования 
профессионального самосознания данной категории студентов. 
При  анализе  индивидуальных  корреляционных  плеяд  были  выявлены 
следующие 
факторы, 
наиболее 
часто 
определяющие 
особенности 
профессиональной составляющей самосознания: 
1.  Целеустремленность – включает  такие  конструкты  как  зрелый,  активный, 
независимый,  ориентирован  на  науку,  открыт  новому  опыту,  умный,  гибкий. 
Встречается у 70.3% выборки;  
2.  Отчужденность – включает  такие  конструкты  как  замкнутый,  черствый, 
ориентирован на науку. Встречается у 59.2% выборки;  
3.  Творчество – включает  такие  конструкты  как  креативный,  независимый, 
активный, гибкий. Встречается у 37% выборки;  
4.  Конформность – 18.5% включает  такие  конструкты  как  закрытый  новому 
опыту, пассивный, шаблонный, ригидный. Встречается у 18.5% выборки. 
Групповой  портрет  специалиста-психолога  в  применении  к  собственной 
личности  может  быть  описан  следующим  образом:  обобщенный  портрет  «Я- 
профессионал» 
характеризуется 
следующими 
качествами – зрелый, 
независимый, ориентирован на науку, открыт новому опыту, активный, гибкий, 
эрудированный.  
 
 
142

Таким  образом,  мы  можем  говорить  о  том,  выпускники  направления 
«Бакалавр  психологии»  завершают  обучение  с  чувством  удовлетворенности 
собой,  высокой  самооценкой  своих  возможностей,  ориентацией  на  дальнейшие 
достижения, в том числе и на дальнейшее обучение. Что же касается специфики 
дескрипторов, то в отличие от студентов специализаций, бакалавры психологии 
больше  ориентированы  на  некие  универсальные  качества,  общую  эрудицию, 
способность к взаимодействию с людьми в разнообразных сферах деятельности. 
 
3.6.1 Модель личности клинического психолога  
клинических психологов со стажем работы до 1 года 
 
Наиболее «весомыми» для определения личности клинического психолога в 
данной  группе  являются  дескрипторы: «компетентный», «зрелый», «гибкий», 
«ответственный», «понимающий», «опытный». 
Наименее  же  «весомыми»  для  определения  личности  клинического 
психолога 
оказались 
дескрипторы: «артистичный», «скромный», 
«альтруистичный», «благожелательный», «приятный», «решительный», 
«сдержанный», «привлекательный», «справедливый», «чуткий», «объективный», 
«оптимистичный», «нравственный», «коммуникабельный», «уверенный». 
Были выделены  дескрипторы, по которым  эксперты обнаружили  значимые 
расхождения 
в 
оценках: «искренний», «приятный», «тактичный», 
«объективный», «нравственный», «артистичный». 
При  факторизации  мнений  экспертов  об  объекте  «личность  клинического 
психолога»  было  получено  три  главных  компоненты,  объясняющих 77.1 % 
дисперсии экспертных оценок. 
Первый  фактор (40.8 
% вклада  в  объяснение  дисперсии  признаков), 
названный  нами  «конвенциональность»,  представлен  дескрипторами: 
«понимающий» (0.98), «скромный» (0.97), «оптимистичный» (0.97), 
 
 
143

«ответственный» (0.97), «объективный» (0.95), «терпимый» (0.90), «тактичный» 
(0.86), «нравственный» (0.83), «приятный» (0.80). Интерпретация  фактора 
позволяет  предполагать,  что  ориентация  на  установление  определенных 
отношений  с  клиентом,  ответственность  за  то,  что  и  как  я  делаю,  понимание 
того,  что  происходит,  объективная  оценка  себя  и  окружающих,  терпимость  и 
такт в этих отношениях помогают психологу в работе с клиентом. 
Второй 
фактор (18.5 
% информационной 
ценности) 
образован 
дескрипторами: «справедливый» (0.93), «альтруистичный» (0.77), 
«артистичный» (0.75), «привлекательный» (0.72), «искренний» (0.64), 
«трудолюбивый» (0.62). Мы  обозначили  его  как  «способность  к  созданию  и 
поддержанию профессионального статуса». Очевидно, что умение произвести 
впечатление,  умение  самопрезентации,  привлекательность  для  окружающих  в 
сочетании  с  умением  достигать  поставленных  целей,  желанием  приносить 
пользу  окружающим  могут  реально  способствовать  карьерному  росту 
специалиста. 
Третий  фактор (17.8 % суммарной  нагрузки)  образовали  дескрипторы: 
«опытный» (0.95), «гибкий» (0.84), «коммуникабельный» (0.79), «чуткий» (0.72), 
«благожелательный» (0.63). Выше мы уже говорили о важности этого фактора, 
названного  нами  «социально-профессиональной  экстраверсией»,  дающего 
возможность  реализовать  позитивное  социальное  поведение.  Гибкость 
поведения,  умение  улавливать  происходящие  изменения  в  себе  и  других, 
коммуникабельность  и  благожелательность  в  общении  помогают  специалисту 
быть  ориентиром  и  идеальным  образцом  «молодого  специалиста»,  утверждая 
себя как профессионала в новой социальной среде. 
Таким образом, в результате получена трехфакторная модель представлений 
о категории «специалист», в которой каждый фактор униполярен. Комплексная, 
интегрированная  характеристика  данного  понятия  включает  в  себя  такие 
составляющие  как  «конвенциональность», «способность  к  созданию  и 
 
 
144

поддержанию  профессионального  статуса», «социально–профессиональная 
экстраверсия». 
Таким  образом,  модель  отражает  диалектический  возврат  мнения 
респондентов  к  высокой  оценке  роли  внешних  факторов  мотивации  и  статуса, 
сформированного  благополучием,  признанием  и  оценкой  других  людей  в 
формировании 
личности 
профессионала. 
Это 
вполне 
объясняется 
особенностями  социальной  ситуации  развития  данной  группы  респондентов 
(новая  социальная  среда,  необходимость  адаптации,  приобретения  нового 
статуса). 
 
3.6.2 Структура представлений о профидентичности  
клинических психологов со стажем работы до 1 года 
 
Результаты  исследования  показывают,  что  становление  структуры 
представлений  о  профессиональной  идентичности  наиболее  активно  протекает 
именно  в  первый  год  самостоятельной  работы.  В  модели  профидентичности 
количество  корреляционных  связей  достигает  своего  максимума (42), а  ее 
структура  приобретает  наиболее  сложный  и  отчасти  неоднозначный, 
противоречивый характер. 
Кризис профидентичности сохраняется и у начинающих психологов: у них 
отсутствует 
интеграция 
образа 
«Я-профессионал 
в 
будущем» 
и 
дифференцированного  положительного  образа  «Я»,  что  придает  кризису 
глубокий  личностный  смысл.  Дискордантность  осознания  влияния  личности 
преподавателя  на  профессиональный  и  личностный  рост  приводит  к  тому,  что 
снижается позитивное влияние мотивации развития личности. Специалисты, не 
ставящие  перед  собой  задачу  самосовершенствования,  вместе  с  тем,  ощущают 
необходимость идентификации с коллегами и близкими, принимают требования 
к  личности  профессионала,  но  при  этом  не  осознают  противоречий  между 
 
 
145

образом  «Я»  и  «Я-профессионал  в  будущем»,  не  считают  необходимым 
расходовать 
личностные 
и 
энергетические 
ресурсы 
в 
процессе 
профессиональной деятельности.  
Существенное 
изменение 
представлений 
о 
профессиональной 
идентичности,  произошедшее,  в  частности,  после  погружения  в  реальность 
профессиональной  деятельности,  проявляется  в  том,  что  в  корреляционной 
модели дифференцированный положительный осознанный образ «Я» становится 
одним 
из 
центральных 
компонентов 
структуры 
представлений 
о 
профидентичности  (рис. 7, 8). Однако  его  взаимосвязь  с  осознанием 
противоречий между образом «Я» и образом «Я-профессионал», со стремлением 
профессионально  помогать  людям,  осознанием  требований  к  личности 
профессионала,  стремлением  к  карьерному  росту,  к  актуализации  внутренних 
ресурсов  личности,  ощущением  идентичности  в  отношениях  с  близкими  и 
коллегами  имеет  явный  отрицательный  характер.  Этот  вывод  определенно 
свидетельствует  о  продолжении  кризиса  профидентичности,  ибо  достоверно 
говорить о личности без кризиса профидентичности можно только в отношении 
личности  с  положительным  образом  «Я»  и  положительным  образом  «Я-
профессионал  в  будущем»,  гармонично  интегрированными  в  личностном  ядре. 
Более  того,  негативное  влияние  на  развитие  этого  кризиса  оказывает  обратная 
корреляционная 
взаимосвязь 
кризиса 
профидентичности 
и 
кризиса 
самоидентичности,  приводящая  к  дестабилизации  профессиональной  и 
личностной составляющих структуры личности клинического психолога.  
Центральное  место  в  структуре  представлений  о  профидентичности  на 
данном  этапе  профессионального  развития  сохраняет  осознание  влияния 
личности  преподавателя.  Именно  оно  связано  с  операционализацией 
профессиональной  альтруистической  направленности  личности,  осознанием 
противоречий  между  образом  «Я»  и  образом  «Я-профессионал  в  будущем», 
стремлением  простраивать  карьеру  в  профессиональной  деятельности.  В  то  же 
 
 
146

время такое осознание связано с низкой идентификацией с коллегами (становясь 
препятствием  на  пути  получения  нового  ресурса),  идентификацией  с  близкими 
(как отказ от «устаревшего ресурса», поиск нового «Я» в общении с близкими) и 
недостаточным  осознанием  требований  к  личности  (как  сужением  репертуара 
возможностей).  
Большую  роль  играет  и  мотивация  развития  личности.  Она  оказывается 
позитивно  связанной  с  осознанием  противоречий  (как  поиском  пути  для 
развития),  операционализацией  альтруистической  направленности  личности, 
стремлением  к  актуализации  внутренних  личностных  и  энергетических 
ресурсов,  и,  в  то  же  время,  отрицательно – с  ощущением  идентичности  в 
общении  с  коллегами  и  близкими.  Таким  образом,  мотивация  личностного 
развития 
является 
определенным 
«двигателем» 
профессионального 
совершенствования 
и 
обретения 
профессиональной 
и 
личностной 
индивидуальности.  
Большие 
личностные 
и 
энергетические 
затраты 
в 
процессе 
профессиональной деятельности позитивно связаны с потребностью карьерного 
роста,  осознанием  противоречий  между  образом  «Я»  и  образом  эффективного 
профессионала, 
операционализацией 
альтруистической 
направленности 
личности, и отрицательно – с идентичностью во взаимоотношениях с близкими 
и  осознанием  требований  к  личности  эффективного  профессионала. 
Содержательный 
анализ 
этого 
фрагмента 
корреляционной 
плеяды 
свидетельствует  о  понимании  специалистами  большой  трудозатратности 
процесса  профессионального  становления,  ценой  которого  зачастую  является 
снижение  эффективности  взаимодействия  с  ближайшим  микросоциальным 
окружением  и  поиск  каких-либо  «окольных»  малозатратных  путей 
профессионализации,  позволяющих  обойти  достаточно  жесткие  критерии 
соответствия образу успешного клинического психолога.  
 
 
147

Специалисты-практики,  придающие  определяющее  значение  развитию 
личности, в то же время осознают противоречия между представлениями о себе 
и  необходимыми  качествами  эффективного  профессионала,  причем  в  образе 
последнего  выступает  преподаватель.  Ощущение  идентичности  в  общении  с 
коллегами  и  близкими  у  них  практически  отсутствует,  что  может  косвенно 
указывать 
на 
кризис 
самоидентичности, 
развивающийся 
вследствие 
определенного «давления» профессиональной среды и ближайшего окружения. 
Модель  личности  клинического  психолога  вновь  оказывается  связанной 
прежде  всего  с  внешней  детерминацией  мотивации  профессиональной 
деятельности.  Последняя  оказывается  направленной  на  установление  новых 
отношений  в  профессиональной  среде  и  на  завоевание  признания  коллег  и 
клиентов.  В  связи  с  этим  также  повышается  риск  возникновения  негативных 
психологических  симптомов,  нарушений  адаптации  и  психологического 
благополучия на данном этапе профессионализации. 
 
 
148

 
 
Доп Я
 
КИ 
ЭБЯпр
 
 
КПИ 
П 
 
 
ИсПр
АМ
 
 
ИсК 
ОПМ 
 
 
ИсБ
Т
 
 
З 
К 
 
 
 
РЛ 
ЛП 
С 
 
Доп Я 
Дифференцированный осознанный положительный образ «Я» 
ЭБЯпр.  Положительный эффективный образ «Я-профессионал в будущем» 
П 
Противоречия между образом «Я» и образом «Я-профессионал в будущем» 
АМ 
Альтруистическая направленность  
ОПМ 
Отсутствие профессиональных мотивов 
Т 
Представления о требованиях к личности эффективного профессионала  
К 
Значимость карьеры 
ЛП 
Осознание значимости влияния личности преподавателя 
С 
Самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности  
РЛ 
Мотивация развития личности  
З 
Личностные и энергетические затраты личности 
ИсБ 
Ощущение идентичности с общении с близкими  
ИсК 
Ощущение идентичности в общении с коллегами 
ИсПр 
Ощущение идентичности в общении с преподавателями 
КПИ 
Кризис профидентичности  
КИ 
Кризис самоидентичности 
- значимые положительные связи (прямые) 
- значимые отрицательные связи (обратные) 
 
Рис. 7. Значимые корреляции между структурными компонентами представлений о 
профидентичности в группе клинических психологов с опытом работы до 1 года 
 
 
149

ИсК 
С
КПИ 
З 
Доп Я
ИсБ 
РЛ 
П
КИ 
ЛП
Т 
ЭБЯпр. 
АМ
К 
 
Доп Я 
Дифференцированный осознанный положительный образ «Я» 
ЭБЯпр.  Положительный эффективный образ «Я-профессионал в будущем» 
П 
Противоречия между образом «Я» и образом «Я-профессионал в будущем» 
АМ 
Альтруистическая направленность 
Т 
Представления о требованиях к личности эффективного профессионала 
К 
Значимость карьеры 
ЛП 
Осознание значимости влияния личности преподавателя 
С 
Самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности 
РЛ 
Мотивация развития личности 
З 
Личностные и энергетические затраты личности 
ИсБ 
Ощущение идентичности с общении с близкими 
ИсК 
Ощущение идентичности в общении с коллегами 
КИ 
Кризис самоидентичности 
КПИ 
Кризис профидентичности 
- положительные связи (прямые) 
- отрицательные связи (обратные) 
 
Рис. 8. Корреляционная плеяда взаимосвязей между структурными компонентами 
представлений о профидентичности в группе клинических психологов с опытом работы 
до 1 года 
 
 
 
 
 
 
150

3.7.1 Модель личности клинического психолога  
психологов-консультантов с опытом работы от 3 лет 
 
Наиболее «весомыми» для определения личности клинического психолога в 
данной  группе  являются  дескрипторы: «терпимый», «гибкий», «понимающий», 
«искренний». 
Наименее  же  «весомыми»  для  определения  личности  клинического 
психолога 
оказались 
дескрипторы: «альтруистичный», «скромный», 
«справедливый», «сдержанный», «трудолюбивый», «решительный», 
«благожелательный», «приятный», «эрудированный», «артистичный». 
Были выделены  дескрипторы, по которым  эксперты обнаружили  значимые 
расхождения  в  оценках: «трудолюбивый», «справедливый», «объективный», 
«оптимистичный», «артистичный», «тактичный».  
При  факторизации  мнений  экспертов  об  объекте  «личность  клинического 
психолога»  было  получено  пять  главных  компонент  объясняющих 62.3 % 
дисперсии экспертных оценок. 
Первый  фактор (20.6 
% вклада  в  объяснение  дисперсии  признаков) 
представлен  дескрипторами: «уверенный» (0.89), «компетентный» (0.82), 
«коммуникабельный» (0.78), «оптимистичный» (078), «решительный» (0.66), 
«артистичный» (0.64). Интегральная  интерпретация  позволила  определить  его 
как «оптимистичность». При этом на первый план выходят уверенность в себе 
и  своих  возможностях,  компетентность,  самопрезентация,  умение  принимать 
решения и ставить перед собой достижимые цели. 
Второй  фактор (12.1 
% информационной  ценности),  названный  нами 
«интеллект и профессиональная компетентность» образован дескрипторами: 
«умный» (0.92), «эрудированный» (0.74), «трудолюбивый» (0.70), 
«альтруистичный» (0.69). Несомненно,  эрудиция,  умение  систематизировать  и 
анализировать  информацию,  последовательность  и  трудолюбие  в  работе  с 
 
 
151

клиентом  дает  специалисту  возможность  профессионального  роста  на  благо 
клиента. 
Третий  фактор (11.3 % суммарной  нагрузки)  образовали  дескрипторы: 
«творческий» (0.80), «ответственный» (0.69), «гибкий» (0.68), «зрелый» (0.62). 
Мы  понимаем  его  как  «самоактуализированность»,  т.е.  свидетельство 
зрелости личности, стремления к развитию и реализации своих способностей. 
В 
состав 
четвертого 
фактора (9.3 
%) вошли 
дескрипторы: 
«благожелательный» (0.81), «чуткий» (0.72), «справедливый» (0.68). Этот 
фактор  был  определен  как  «благожелательность»,  настрой  «на  клиента», 
стремление  и  умение  улавливать  нюансы  его  поведения  и  состояния,  умение 
поощрять и наказывать за реальные достижения и промахи. 
Пятый  фактор (9.0 %) включает  дескрипторы: «привлекательный» (0.91), 
«опытный» (0.54). Он  получил  название  «мудрость».  Привлекательность  в 
данном случае определяется не просто знаниями, но и богатством  жизненного 
опыта,  мудростью,  дающей  клиенту  объективную  надежду  на  возможность 
изменений. 
Таким  образом,  в  результате  получена  модель  представлений  о  категории 
«специалист» 
с 
пятью 
униполярными 
факторами. 
Комплексная, 
интегрированная  характеристика  данного  понятия  включает  в  себя  такие 
составляющие  как  «оптимистичность», «интеллект  и  профессиональная 
компетентность», «самоактуализированность», «благожелательность», 
«мудрость». 
Такая факторная структура  отражает  структурированное  сочетание мнений 
об успешном клиническом психологе как носителе знаний, опыта, способностей, 
доминирующей  внутренней  детерминации  мотивации  в  системе  личностно-
профессиональных  характеристик  и  вместе  с  тем  утрачивает  четкость,  которая 
характеризовала ее на предыдущем этапе. 
 
 
 
152

3.7.2 Структура представлений о профидентичности 
 психологов–консультантов со стажем работы от 3 лет 
 
Структура  представлений  о  профессиональной  идентичности  данной 
группы  профессионалов  характеризуется  резким  снижением  количества 
корреляционных 
связей, 
что 
может 
объясняться 
существованием 
сформировавшейся  к  этому  периоду  профессиональной  деятельности 
индивидуальной структуры представлений о профидентичности (рис. 9, 10). 
Содержательный  анализ  этой  корреляционной  плеяды  показывает,  что 
длительно практикующие специалисты отрицают сам факт наличия какого-либо 
кризиса,  связанного  с  профессиональной  деятельностью  или  личностным 
функционированием. 
Центральным 
звеном 
идентичности 
является 
положительный  образ  «Я-профессионал  в  будущем».  Его  наличие  связано  с 
операционализацией  стремления  к  оказанию  профессиональной  помощи,  с 
осознанием  влияния  личности  преподавателя  (Учителя),  с  высокой 
идентичностью  в  отношениях  с  близкими  и,  опосредованно,  с  отсутствием 
ощущения  кризиса  профессиональной  идентичности.  Кроме  того,  совершенно 
самостоятельный  фрагмент  в  структуре  представлений  о  профидентичности 
представлен  дифференцированным  положительным  образом  «Я»,  имеющим  
выраженную  отрицательную  связь  с  кризисом  самоидентичности.  Это 
дополнительно  подчеркивает  разведение  респондентами  психологической 
личностной 
и 
психологической 
профессиональной 
составляющей 
профидентичности.  
В  целом  следует  отметить,  что,  по  мнению  длительно  практикующих 
специалистов,  кризис  профидентичности  возникает  в  случае  отсутствия 
идентичности  в  отношениях  с  близкими  и  снижения  актуальности  осознания 
влияния  личности  преподавателя  (возможно,  связанное  с  фактическим 
отсутствием  на  данном  этапе  профессионализации  какого-либо  Учителя, 
супервизора).  Тем  самым,  отрицается  какое-либо  влияние  факторов 
профессиональной  деятельности  на  возможность  формирования  кризиса 
профидентичности. 
 
 
153

 
 
Доп Я
 
КИ 
ЭБЯпр
 
 
КПИ 
П 
 
 
ИсПр
АМ
 
 
ИсК 
ОПМ
 
 
ИсБ
Т
 
 
З 
К 
 
 
 
РЛ 
ЛП 
С 
 
Доп Я 
Дифференцированный осознанный положительный образ «Я» 
ЭБЯпр.  Положительный эффективный образ «Я-профессионал в будущем» 
П 
Противоречия между образом «Я» и образом «Я-профессионал в будущем» 
АМ 
Альтруистическая направленность  
ОПМ 
Отсутствие профессиональных мотивов 
Т 
Представления о требованиях к личности эффективного профессионала  
К 
Значимость карьеры 
ЛП 
Осознание значимости влияния личности преподавателя 
С 
Самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности  
РЛ 
Мотивация развития личности  
З 
Личностные и энергетические затраты личности 
ИсБ 
Ощущение идентичности с общении с близкими  
ИсК 
Ощущение идентичности в общении с коллегами 
ИсПр 
Ощущение идентичности в общении с преподавателями 
КПИ 
Кризис профидентичности  
КИ 
Кризис самоидентичности 
- значимые положительные связи (прямые) 
- значимые отрицательные связи (обратные) 
 
Рис. 9. Значимые корреляции между структурными компонентами представлений о 
профидентичности в группе практикующих психологов с опытом работы от 3 лет 
 
 
154

КПИ 
ИсБ
ОПМ
ЛП 
ЭБЯпр.
АМ
КИ 
Доп Я
 
Доп Я 
Дифференцированный осознанный положительный образ «Я» 
ЭБЯпр.  Положительный эффективный образ «Я-профессионал в будущем» 
АМ 
Альтруистическая направленность 
ОПМ 
Отсутствие профессиональных мотивов 
ЛП 
Осознание значимости влияния личности преподавателя 
ИсБ 
Ощущение идентичности с общении с близкими 
КИ 
Кризис самоидентичности 
КПИ 
Кризис профидентичности 
- положительные связи (прямые) 
- отрицательные связи (обратные) 
 
Рис. 10. Корреляционная плеяда взаимосвязей между структурными компонентами 
представлений о профидентичности в группе практикующих психологов с опытом 
работы от 3 лет 
 
 
3.8.1 Модель личности специалиста  
врачей-психотерапевтов 
 
В процессе групповой дискуссии в этой группе экспертов был сформирован 
оригинальный  набор  дескрипторов  для  описания  личности  психотерапевта. 
Вместе  с  тем  большинство  дескрипторов (15 из 21) обнаруживают  буквальное 
совпадение  с  дескрипторами,  выбранными  экспертами-психологами  для 
описания 
личности 
клинического 
психолога, 
а 
остальные 
имеют 
синонимический характер. Этот факт свидетельствует о существенной близости 
сферы  деятельности  и  особенностей  социальных  представлений  об  этих 
«помогающих»  профессиях,  представители  которых  работают  в  области 
«ментального»  здоровья.  Вышеизложенное  позволило  считать  корректным 
 
 
155

проведение сравнений моделей специалистов «клинический психолог» и «врач-
психотерапевт». 
В  этой  группе  экспертов,  также  как  и  у  экспертов – студентов V курса, 
обнаруживается  единое  понимание  смысла  дескрипторов  и,  в  целом, 
согласованное  представление  о  модели  личности  специалиста  (врача–
психотерапевта),  т.к.  не  было  выявлено  дескрипторов,  по  которым  эксперты 
обнаружили значимые расхождения в оценках. 
Наиболее «весомыми» для определения  личности  психотерапевта в данной 
группе  являются  дескрипторы: «умный», «коммуникабельный», «уверенный», 
«понимающий», «искренний», «привлекательный», «гибкий», «творческий». 
Наименее  же  «весомыми»  для  определения  личности  психотерапевта 
оказались дескрипторы: «справедливый», «скромный», «опытный». 
При факторизации мнений экспертов об объекте «личность психотерапевта» 
было  получено  три  главных  компоненты,  объясняющих 66.4 % дисперсии 
экспертных оценок. 
Первый  фактор (24.9 
% вклада  в  объяснение  дисперсии  признаков) 
представлен  дескрипторами: «искренний» (0.93), «объективный» (0.93), 
«гибкий» (0.87), «оптимистичный» (0.87), «ответственный» (0.87), 
«решительный» (0.77), «трудолюбивый» (0.77). Он  был  назван  «социальная 
зрелость». Эксперты читают, что психотерапевту прежде всего важно обладать 
качествами  социально  зрелой  личности,  уметь  объективно  оценивать 
обстановку,  гибко  менять  свое  поведение  в  зависимости  от  ситуации,  быть 
последовательным,  отвечать  за  то,  что  и  как  он  делает,  уметь  принимать 
решения и добиваться их исполнения. 
Второй  фактор (22.2 
% информационной  ценности),  названный  нами 
«конвенциональность»  образован  дескрипторами: «тактичный» (0.84), 
«зрелый» (0.83), «скромный» (0.81), «приятный» (0.80), «справедливый» (0.76), 
«компетентный» (0.72), «чуткий» (0.70). Выше  неоднократно  отмечалось 
 
 
156

понимание  экспертами  значения  и  роли  этого  фактора  во  взаимодействии 
психолога (психотерапевта) с клиентом. Тактичность, компетентность, чуткость 
помогают в установлении конструктивных отношений, в достижении доверия, в 
беспристрастности рассмотрения проблем клиента, в умении ставить на первый 
план его интересы. 
Третий  фактор (19.3 % суммарной  нагрузки)  образовали  дескрипторы: 
«уверенный» (0.84), «коммуникабельный» (0.79), «творческий» (0.77), 
«артистичный» (0.75), «умный» (0.75), «эрудированный» (0.70). Существенное 
совпадение  состава  дескрипторов  позволило  проинтерпретировать  его  как 
фактор  «социально-профессиональной  экстраверсии».  Этот  фактор  также 
неоднократно  встречался  в  описании  факторных  моделей  личности 
клинического  психолога,  что  позволяет  считать  общими  для  специалистов 
«помогающих»  профессий,  представители  которых  работают  в  области 
«ментального» здоровья такие качества, как позитивное социальное поведение, 
необходимость являться образцом для сравнения и подражания. 
Таким  образом,  в  результате  факторно-аналитической  обработки 
экспертных  оценок  врачей-психотерапевтов,  получена  трехфакторная  модель 
представлений  о  категории  «врач-психотерапевт»,  в  которой  каждый  фактор 
униполярен.  Комплексная,  интегрированная  характеристика  данного  понятия 
включает  в  себя  такие  составляющие  как  «социальная  зрелость», 
«конвенциональность», «социально-профессиональная  экстраверсия».  Данная 
модель, близкая по своей сути с моделью абитуриентов факультета психологии, 
позволяет  говорить  о  преобладании  внешней  детерминации  мотивации, 
состояний,  связанных  с  реакцией  и  оценкой  других  людей.  Более  того,  факт 
семантической  близости  представлений  об  эффективном  специалисте  области 
«ментального  здоровья»,  существующих  у  абитуриентов  и  стажированных 
врачей-психотерапевтов,  позволяет  выдвинуть  предположение,  что  в  процессе 
обучения  студентов-психологов  происходит  формирование  профессионального 
 
 
157

типажа-стереотипа  клинического  психолога  как  одной  из  важнейших 
составляющих  профессиональной  идентичности  (что  находит  отражение  в 
достаточно  интерпретируемых  и,  в  тоже  время,  отличающихся  между  собой 
моделях личности клинического психолога). В тоже время бóльший дидактизм в 
подготовке  студентов-медиков  приводит  к  определенной  ретардации 
представлений  о  необходимости  развития  личностных  качеств специалиста  как 
необходимых  условиях  и  составляющих  успешности  профессиональной 
деятельности. 
 
3.8.2 Структура представлений о профидентичности  
врачей-психотерапевтов 
 
Центральными  звеньями  структуры  представлений  о  профидентичности 
врачей-психотерапевтов являются (рис. 11, 12): 
• Идентичность  в  общении  с  близкими,  связанная  с  наличием  образа  «Я-
профессионал в будущем», с осознанием противоречий и требований к личности 
профессионала; 
• Наличие высокого уровня энергетических и личностных затрат в процессе 
профессиональной  деятельности,  связанных  с  образом  «Я-профессионал  в 
будущем»,  осознанием  требований  профессии  к  личности  профессионала  и 
противоречий  между  образом  «Я»  и  образом  «Я-профессионал».  При  этом 
снижение затрат представляется возможным за счет идентификации с коллегами 
в ущерб идентификации с близкими.  
Таким  образом,  по  мнению  врачей-психотерапевтов,  профессиональная 
деятельность и формирование профессиональной идентичности осуществляется 
без  опоры  на  какие-либо  профессиональные  и  личностные  ресурсы.  Осознание 
требований  к  личности  профессионала  в  данном  случае  рассматривается  либо 
как  ресурс  во  взаимодействии  с  микросоциумом,  либо  как  «неизбежное  зло» 
 
 
158

(«проклятие  профессии»  по  Р. Загайнову, 2001), приводящее  к  высоким 
энергетическим  и  личностным  затратам.  В  связи  с  этим  отметим  мнение 
известного  отечественного  психотерапевта  Б.Д. Карвасарского (1982, 2001) о 
том,  что  одной  из  самых  существенных  причин  невротизации  специалистов 
«помогающих» профессий является требование всегда и во всем соответствовать 
высокой  планке  ожиданий  окружающих.  По  нашему  мнению,  именно  это 
является  одним  из  самых  существенных  факторов  риска  эмоционального 
«выгорания» и профессиональной деформации личности у этих специалистов. 
Более  того,  существенную  опосредующую  роль  в  этом  процессе  может 
играть  выявленная  нами  дисгармоничность  соотношения  профессиональной  и 
личностной составляющих структуры образа «Я» (противоречия между образом 
«Я»  и    «Я-профессионал»),  являющаяся,  наряду  с  требованиями  к  личности, 
источником энергетических и личностных затрат и вызывающая потребность в 
идентификации с близкими.  
Отметим,  что  одно  из  центральных  мест,  занимаемых  идентификацией  с 
близкими,  отражает,  по  нашему  мнению,  осознание  необходимости 
компенсации  «издержек»  профессиональной  деятельности  за  счет  большей 
социализации  специалиста  не  в  профессиональной  среде,  а  в  ближайшем 
микросоциуме. 
 
 
159

 
 
Доп Я
 
КИ 
ЭБЯп
р
 
 
КПИ 
П 
 
 
ИсПр
АМ
 
 
ИсК 
ОПМ 
 
 
ИсБ
Т
 
 
З 
К 
 
 
 
РЛ 
ЛП 
С 
 
Доп Я 
Дифференцированный осознанный положительный образ «Я» 
ЭБЯпр. 
Положительный эффективный образ «Я-профессионал в будущем» 
П 
Противоречия между образом «Я» и образом «Я-профессионал в будущем» 
АМ 
Альтруистическая направленность 
ОПМ 
Отсутствие профессиональных мотивов 
Т 
Представления о требованиях к личности эффективного профессионала 
К 
Значимость карьеры 
ЛП 
Осознание значимости влияния личности преподавателя 
С 
Самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности 
РЛ 
Мотивация развития личности 
З 
Личностные и энергетические затраты личности 
ИсБ 
Ощущение идентичности с общении с близкими 
ИсК 
Ощущение идентичности в общении с коллегами 
ИсПр 
Ощущение идентичности в общении с преподавателями 
КПИ 
Кризис профидентичности 
КИ 
Кризис самоидентичности 
- значимые положительные связи (прямые) 
- значимые отрицательные связи (обратные) 
 
Рис. 11. Значимые корреляции между структурными компонентами представлений о 
профидентичности в группе врачей-психотерапевтов 
 
 
160

Т
З
П 
ЭБЯпр.
ИсБ
ИсК
 
ЭБЯпр.  Положительный эффективный образ «Я-профессионал в будущем» 
П 
Противоречия между образом «Я» и образом «Я-профессионал в будущем» 
Т 
Представления о требованиях к личности эффективного профессионала 
З 
Личностные и энергетические затраты личности 
ИсБ 
Ощущение идентичности с общении с близкими 
ИсК 
Ощущение идентичности в общении с коллегами 
- положительные связи (прямые) 
- отрицательные связи (обратные) 
 
Рис. 12. Корреляционная плеяда взаимосвязей между структурными  компонентами 
представлений о профидентичности в группе врачей-психотерапевтов 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
161

3.9 Анализ различий структуры представлений о профидентичности 
 
Было  проведено  сравнение  особенностей  структур  представлений  о 
профидентичности,  полученных  по  представлениям  студентов  и  специалистов, 
находящихся  на  разных  этапах  профессионализации.  С  целью  определения 
значимых различий между структурами использовался статистический критерий 
Фишера (приложение 3). 
Значимо  большее  количество  специалистов  с  большим  опытом  работы 
(р<0.01)  выделяют  мотив  оказания  профессиональной  помощи.  При  этом  у 
психотерапевтов подобная направленность встречается достоверно чаще, чем у 
испытуемых  остальных  групп  (р<0.01).  Качественное  своеобразие  мотивации  к 
оказанию  профессиональной  помощи  у  психологов  проявляется  в  том,  что  эта 
мотивация  оказывается  связанной  с  осознанием  положительного  влияния 
профессии 
на 
личность, 
оптимистичным 
представлением 
о 
своем 
профессиональном  будущем.  Вместе  с  тем,  отрицательное  влияние  на  такую 
мотивацию  оказывает  наличие  положительного  дифференцированного  образа 
«Я».  Этот  внешне  парадоксальный  феномен  можно  объяснить  тем,  что 
способность идентификации с другим становится возможной лишь в том случае, 
когда  стерты,  размыты  границы  собственного  «Я».  Такое  становится 
возможным,  если  понимать  идентичность  как  никогда  не  прекращающийся 
процесс,  вызванный  взаимодействием  инвариантного  ядра  «Я»  и  меняющейся 
периферии    «Мое».  В  этом  случае  формирование  положительного 
дифференцированного  образа  «Я»  происходит  посредством  дифференциации 
«Я»  и  «Мое» (т.е.  фактически  жесткого  разграничения  их  в  структуре  и 
личностного, 
и 
профессионального 
ядра 
личности 
профессионала). 
Происходящий  при  этом  разрыв  динамических  взаимодействий  «Я»  и  «Мое» 
фактически останавливает процесс формирования профидентичности, приводя к 
изоляции «Я» (субъект) от «Мое» (профессиональная деятельность).  
 
 
162

В  связи  с  этим  отметим,  что  требует  отдельного  исследования  факт 
выявленного  в  нашем  исследовании  стремления  к  оказанию  профессиональной 
помощи  у  психотерапевтов,  прямо  взаимосвязанного  с  дифференцированным, 
осознанным положительным образом «Я» и с осознанием важности карьеры для 
профессионала, проявляющимся актуализацией мотива карьерного роста.  
Обобщая полученные качественные и статистические данные проведенного 
сравнительного  анализа,  следует  отметить  несколько  наиболее  важных 
положений и выводов. 
Значимость карьеры у длительно практикующих профессионалов ниже, чем 
у психотерапевтов и студентов пятого и первого курса (р<0.01). 
Большее  количество  опытных  профессионалов  в  сравнении  со  студентами 
первого и третьего курсов придают значение развитию личности (р<0.01). 
У  молодых  специалистов  по  сравнению  со  студентами  первого  курса 
значимо чаще представлен положительный образ «Я-профессионал в будущем» 
и  присутствует  ощущение  собственной  эффективности,  но  у  них  ниже  по 
сравнению  с  другими  группами  ощущение  идентичности  в  отношениях  с 
коллегами  и  близкими  (р<0.01).  Это  можно  объяснить  тем,  что,  попадая  в 
качественно новую среду, получая обратную связь от коллег, клиентов, соотнося 
поступающую информацию с прежними представлениями о себе, профессионал 
вынужден  меняться,  развиваться,  совершенствоваться [79]. Кризис  здесь 
становится закономерным явлением, порождающим стремление к изменениям.  
Психотерапевты чаще, чем студенты третьего и пятого курсов, направляемы 
неосознаваемыми  ими  мотивами,  у  них  наблюдается  большая  потребность  в 
развитии  личности  (р<0.01).  В  силу  этого  структура  их  представлений  о 
профидентичности 
приближается 
к 
структуре 
профидентичности 
первокурсников. Значимо чаще, чем психологи, психотерапевты говорят о роли 
личностных  и  энергетических  затрат  в  процессе  профессиональной 
деятельности (р<0.01). 
 
 
163

У  первокурсников  значимо  чаще,  чем  у  психотерапевтов,  наблюдается 
кризис  самоидентичности,  что  можно  объяснить,  прежде  всего,  возрастными 
особенностями (р<0.01). 
У студентов первого курса чаще, чем у третьекурсников, профессиональные 
мотивы  не  сформированы,  не  дифференцированы  и  неосознанны,  однако  в 
большей  степени  представлены  мотивы  познания,  обучения  (р<0.01).  У 
студентов  же  третьего  курса,  выбирающих  специализацию,  имеются  более 
полные  профессиональные  представления,  начинают  формироваться  и 
дифференцироваться профессиональные мотивы (р<0.01). 
Студенты  пятого  курса  значимо  чаще,  чем  третьекурсники,  а 
третьекурсники  значимо  чаще,  чем  студенты  первого  курса,  начинают 
осознавать  необходимость  развития  личности,  появляется  стремление  к 
развитию  (р<0.01).  Это  может  быть  связано  с  увеличением  количества 
представлений о внутренних условиях труда профессионала, о требованиях к его 
индивидуально-личностным  особенностям,  с  обретением  реалистичного  образа 
«Я-профессионал»,  позволяющего  соотносить  собственные  особенности  с 
существующим  эталоном  (личность  преподавателя)  и  ощущать  возможность 
изменений. 
Студенты пятого курса чаще, чем первокурсники, склонны причины неудач, 
трудностей  приписывать  себе  и  искать  ресурсы  справляться  с  ними  внутри 
личности  (р<0.01),  что  свидетельствует  о  закономерном  процессе  развития 
самоорганизации,  о  внутреннем  локусе  контроля,  наличие  которого  является 
необходимым  для  успешной  деятельности  профессионала,  для  личностного 
развития. 
 
 
 
 
 
 
164

3.10 Особенности становления представлений о профессиональной 
идентичности клинических психологов 
 
Анализ  всех  вышеотмеченных  особенностей  структуры  представлений  о 
профидентичности, 
составленной 
по 
представлениям 
испытуемых, 
обследованных на различных этапах их профессионализации, позволил выявить 
некоторые  различия  в  групповых  данных.  На  основании  этого  были  выделены 
некоторые 
особенности 
процесса 
становления 
представлений 
о 
профидентичности клинических психологов. 
• Развитие личности клинического психолога связано с обретением им 
самоидентичности. 
• Становление  личности  клинического  психолога  связано  с 
осознанием    противоречий    между  образом  «Я»  и  образом  «Я-как 
профессионал 
в 
будущем» 
и 
возникновением 
стремления 
к 
конструктивному разрешению этих противоречий. 
• Межличностные  отношения  и  идентификация  с  преподавателем 
способствуют  становлению  профессиональной  идентичности,  влияя  на 
формирование  внутренней  мотивации,  способности  к  саморегуляции  и 
самоорганизации, 
чувства 
собственной 
компетентности, 
любознательности и стремления к мастерству. 
• Одним  из  ключевых  моментов  профессионализации  является 
операционализация  мотива  оказания  профессиональной  помощи, 
переходящего  с  уровня  общечеловеческого  альтруистического  мотива  на 
уровень  смыслообразующего  мотива  оказания  помощи  другому  как 
сущности своей профессиональной деятельности . 
• В  процессе  профессионализации  происходит  перенос  акцента  с 
внешней  детерминации  мотивации  профессиональной  деятельности  (у 
первокурсников)  на  внутреннюю  (третий  и  пятый  год  обучения)  и  вновь 
 
 
165

на  внешнюю  (у  начинающих  работать  психологов).  Данный  процесс 
позволяет  специалисту  соотносить  внешние  групповые  нормы  с 
собственным поведением, определять возможные направления личностной 
и профессиональной адаптации в обществе. 
 
 
 
166

3.11 Процесс становления профессионального самосознания 
клинических психологов 
 
На  основе  анализа  особенностей  моделей  личности,  особенностей 
профессиональной  составляющей  самосознания,  структуры  представлений  о 
профидентичности  на  каждом  из  этапов  профессионализации  клинического 
психолога,  сравнения  этих  конструктов  между  собой  и  выявления  различий 
между  ними,  становится  возможным  описать  процесс  становления 
профессионального  самосознания  клинических  психологов  в  ходе  их 
профессионализации. 
На  начальном  этапе  профессионализации  студент  проходит  ряд 
закономерных  процессов,  названных  в  литературе  кризисом  идентичности.  Он 
проявляется  в  том,  как  человек  пытается  определить  себя  в  мире  и  что 
составляет суть этого самоопределения. Так, Э. Эриксон указывал [218, 219] на 
опасность  смешения  социальных  ролей  на  этой  стадии  развития  личности. 
Человек  легко  интериоризирует  внешние  идолы  и  идеалы,  которые  становятся 
статичными образованиями личности, опосредующими особенности ее развития 
на несколько лет вперед. Поэтому, например, специфичность возрастного этапа 
первокурсника заключается в том, что этот символический переход от детства к 
взрослой жизни требует от человека качественно иной позиции по отношению к 
миру и к себе. Здесь кризис идентичности носит экзистенциальный характер, в 
норме  он  заканчивается  обретением  самоидентичности  (Эго-идентичности), 
которая  проявляется  в  осознании  тождественности  и  непрерывности  самому 
себе [218, 219]. Наряду  с  этим  к 17 годам  должна  сформироваться  устойчивая 
«Я-концепция»,  в  идеале – положительный  дифференцированный  образ  «Я». 
Когнитивная  составляющая  этого  образа  отражает  представления  человека  о 
собственных  психологических  особенностях,  ролях,  способностях  и  т.д. 
Эмоционально-оценочный 
компонент 
представлен 
самооценкой, 
 
 
167

самоотношением, 
вызывающими 
необходимость 
саморегуляции 
и 
самоорганизации  деятельности  (т.е.  появления  феноменов  поведенческого 
уровня).  Мотивация  на  этом  этапе  профессионализации  часто  носит 
эгоцентрическую  направленность,  ярко  выражен  мотив  саморазвития, 
самосовершенствования,  познания  и  самопознания.  Необходимым  условием 
формирования  мотива  самосовершенствования  является  успешное  разрешение 
кризиса самоидентичности посредством обретения самоидентичности.  
Образ  профессионала  на  данном  этапе  профессионализации  размыт  и 
неконкретен,  ориентирован  на  внешнюю  оценку  деятельности.  Постепенно  он 
начинает обретать черты определенности, связанной, прежде всего, с процессом 
приобретения знаний, обретением компетентности в профессии. Именно знания, 
профессиональная  компетентность  в  сочетании  с  качествами,  способными 
обеспечить процесс обретения этих знаний (активность, педантичность, умение 
расставлять  границы)  и  определяют  образ  профессионала  в  глазах 
первокурсников.  Пока  еще  слабо  представляя,  чем  занимается  клинический 
психолог, студенты первого курса все-таки выделяют две наиболее типичных в 
их 
сознании 
ролевых 
модели: «консультант» 
и 
«исследователь». 
Профессиональное 
же 
самосознание 
определяется 
факторами, 
характеризующими  прежде  всего  социальную  ситуацию  развития  студентов: 
«незрелость», «обучение», «неопределенность», «отстраненность», 
«практичность».  Оценивая  себя  в  профессии,  студенты  достаточно  жестко 
разделяют  образ  профессионала  и  образ  «Я»,  видят  те  личностные  качества, 
которые  не  соответствуют  их  идеальным  представлениям.  Образ  «Я-
профессионал»  характеризуется  такими  качествами  как  «неопытный», 
«мечтательный», «эгоцентричный», «теоретик».  
На  этом  этапе  профессионализации  трудности  чаще  всего  представлены 
неумением  структурировать  время,  распределять  собственную  активность, 
мотивировать  себя  на  выполнение  деятельности.  Они  находят  свое  отражение 
 
 
168

как в модели личности профессионала, так и в особенностях профессионального 
самосознания,  отличающихся  отсутствием  границ  между  «Я»  и  «Я-
профессиональное». 
Постепенно  под  влиянием  осознания  требований  профессии  к  личности 
возникают представления о профессионально важных качествах профессионала 
(иначе – ПВК), формируется мотив саморазвития. Модель личности специалиста 
начинает  отражать  большую  ориентацию  студентов  на    личность  самого 
психолога. Профессионал представляется человеком, стремящимся к реализации 
своих  способностей,  к  автономии,  эффективности  и  привязанности.  Идеалом 
является человек, который самодостаточен и «управляет собой», сочетает в себе 
способность 
к 
систематизации, 
интеллектуальный 
потенциал, 
профессиональную  компетентность,  умение  взаимодействовать  с  человеком, 
понимать и принимать себя и другого. 
Как  средство,  необходимое  для  становления  личности  профессионала, 
начинает  развиваться  саморегуляция,  актуализируются  внутренние  личностные 
и энергетические ресурсы для преодоления возникающих трудностей.  
Актуализация  противоречий  между  представлением  о  себе,  своем  «Я»  и 
построенным  образом  «Я-профессионал  в  будущем»  порождает  стремление  к 
конструктивному разрешению этих противоречий, к личностному росту.  
Будущий  специалист  принимает  решение  о  выборе  дальнейшей 
специализации,  своей  профессиональной  карьеры,  тщательно  анализирует 
социальные и профессиональные представления, соотносит свои способности и 
индивидуально-личностные  особенности  с  требованиями  именно  этой  сферы 
психологии,  соотносит  собственные  мотивы  с  потребностями  и  целями, 
необходимыми  для  реализации  его  выбора.  Таким  образом,  осуществляется 
качественно 
иной, 
осознанный 
выбор 
профессии, 
либо 
осознанно 
подтверждается выбор, сделанный в самом начале профессионализации. Ведь в 
реальности  первоначальный  выбор  часто  носит  импульсивный  характер, 
 
 
169

происходит под влиянием субъективно-значимых других и некоторых внешних 
факторов  образовательной  среды,  не  детерминирован  внутренними  мотивами, 
стремлениями. Кризис профидентичности здесь закономерен и в какой-то мере 
необходим,  то  есть  является  нормативным  кризисом  развития  личности. 
Человеку  приходится  переопределять  многие  цели,  поставленные  ранее  или  не 
поставленные  вообще,  деятельность  начинает  обретать  смысл  для  личности, 
формируя  многовариантные  взаимосвязи  между  образами  «Я»  и  «Я-
профессионал  в  будущем».  Человек  вновь  задает  себе  вопрос  о  правильности 
выбранной  профессии,  о  соответствии  себя  ее  требованиям,  находясь  в 
постоянных  попытках  обретения  самого  себя  в  отношениях  с  коллегами  и 
близкими.  Только  после  прохождения  такого  кризиса  возможна  сознательная 
профессиональная  деятельность,  саморегуляция  в  этой  деятельности, 
профессиональное 
планирование 
карьеры 
посредством 
формирования 
адекватного  образа  «Я-профессионал  в  будущем»  и  определения  необходимых 
личностных  и  энергетических  ресурсов  для  развития  личности.  Мотивы 
становятся  осознанными,  дифференцируются  в  иерархическую  систему. 
Появляется  мотив  оказания  профессиональной  помощи,  который  уже  не 
является общечеловеческим альтруистическим мотивом, но позволяет разделять 
образ «Я» и образ «Я-профессионал». 
Конкретизируются представления о ролевых моделях, увеличивается число 
факторов, определяющих профессиональное самосознание, но они по-прежнему 
далеки  от  реальности,  больше  связаны  с  собственной  личностью  студента, 
нежели  с  личностью  профессионала.  Сама  личность  психолога  определяется, 
прежде  всего,  такими  полюсами  конструктов  как  спонтанность,  нападение, 
узость  взглядов,  взгляд  изнутри.  Остальные  конструкты  в  целом  имеют 
тенденцию  тяготения  к  полюсам  некомпетентность,  приспособленчество, 
абстрактность,  лабильность.  Образ  «Я»  по-прежнему  далек  от  образа 
профессионала и не входит в структуру профессионального самосознания. 
 
 
170

На следующем этапе профессионализации модель личности профессионала 
вступает  в  новую,  достаточно  интенсивную  стадию  своего  формирования.  Она 
вновь  утрачивает  уже  обретенную  определенность,  сосредотачиваясь  на  новом 
видении  профессионала  как  человека,  который  не  просто  управляет  собой,  а 
управляет  собой  в  профессиональной  сфере.  Большее  значение  начинают 
приобретать  качества,  характеризующие  практический  аспект  деятельности 
клинического  психолога,  его  взаимодействие  с  клиентом.  Данная  модель  в 
большей  степени  начинает  ориентироваться  на  будущее,  на  возможность 
планировать  и  контролировать  достижение  поставленных  целей,  этот  образ 
становится  реальным  и  достижимым.  Таким  образом,  именно  к  концу 
профессионального  обучения  в  профессиональном  самосознании  студентов 
возникает  реалистический  синтетический  образ  клинического  психолога, 
характеризующийся  широким  спектром  возможных  ролевых  моделей 
поведения, обладающий способностью и желанием профессионального развития 
(как  в  направлении  повышения  профессиональной  компетенции,  так  и  в 
направлении развития профессионально важных личностных качеств). 
Происходит  сближение  идеальной  модели  клинического  психолога-
практика  и  модели  себя  как  практика,  обозначение  состава  профессиональных 
ролей.  Ролевые  модели  поведения  становятся  многогранными,  охватывая 
различные  аспекты  профессиональной  деятельности  клинического  психолога – 
личность  специалиста,  отношения  между  специалистом  и  клиентом,  функции, 
обязанности перед клиентом, в большей мере ориентируясь именно на личность 
психолога. 
У студентов остро актуализируется потребность в обретении самого себя в 
отношениях 
с 
преподавателем. 
Важнейшим 
механизмом 
обретения 
профидентичности 
становится 
идентификация 
со 
значимым 
лицом, 
отождествляемым с эталоном профессионала. Это – важнейший этап обретения 
Учителя  и  возможности  идентификации  с  ним,  проходящей  и  на  внешнем, 
 
 
171

поведенческом уровне, и на внутреннем, личностном. Это позволяет говорить о 
личностном  уровне  идентификации  с  преподавателем.  Ориентация  педагога  на 
поддержку  автономности  студента  приводит  к  актуализации  внутренней 
мотивации, любознательности, стремлению к профессионализму [207, 208].  
Центральным звеном профессионального самосознания становится элемент 
«зрелая  личность»,  понимающая  себя,  готовая  взять  на  себя  ответственность, 
свободная  от 
внутриличностных 
конфликтов. 
Количество  факторов, 
определяющих  профессиональное  самосознание  вновь  сокращается.  При  этом 
они  распадаются  на  две  группы:  определяющие  инструментальную 
составляющую  процесса  взаимодействия  с  клиентом  и  эмоциональную, 
эмпатийность  в  отношениях  психолог – клиент.  Образ  «Я»  у  студентов  пятого 
курса чаще находит отражение в ролевой модели профессионального сознания, 
чем у студентов третьего курса. 
Образ  «Я-профессионал»  характеризуется  многофункциональностью, 
свободой,  способностью  к  целостному  видению  мира,  теплотой,  постоянным 
развитием.  Несмотря  на  сближение  образа  «Я»  с  образом  профессионала, 
студенты  пятого  курса  все  же  заканчивают  обучение  с  чувством 
неудовлетворенности  собой,  недостаточного  соответствия  «Я»  профессии, 
осознанием необходимости развития профессиональных навыков и личностных 
качеств. 
Следующий  этап  профессионализации  несколько  напоминает  ситуацию,  в 
которую  попадает  студент  с  началом  обучения.  Меняется  социальный  статус 
бывшего  студента,  он  попадает  в  новую  профессиональную  группу  с 
существующей иерархией, внутренними законами. Человек, «который несколько 
мгновений  назад  был  студентом,  позволяющим  себе  что-то  не  знать,  где-то  не 
соответствовать  уровню,  становится  дипломированным  специалистом,  а 
нормативный  документ  подтверждает  его  соответствие  существующим 
требованиям» [215, с.47].  В  модели  личности  специалиста  сокращается 
 
 
172

количество  факторов.  Она  вновь  возвращается  на  более  ранний  этап  своего 
развития,  высоко  оценивая  роль  внешних  факторов  мотивации  и  статуса, 
сформированного  благополучием,  признанием  и  оценкой  других  людей  в 
формировании личности профессионала.  
Вместе  с  тем,  субъективная  модель  профидентичности  достигает  апогея 
своего  развития.  Количество  ее  составляющих  достигает  фактически  своего 
максимума.  Оказывается,  что  даже  то,  что  раньше  казалось  неважным,  в 
реальной практической деятельности оказывает свое влияние на ощущение себя 
компетентным в профессии. 
В  структуре  представлений  о  профидентичности  изменение  социально-
профессионального 
статуса 
студента 
(формальное 
признание 
его 
профессионалом)  отражается  в  появлении  в  ядре  личности  положительного 
дифференцированного  образа  «Я».  Однако  это  ядерное  образование  не 
подкреплено  позитивными  связями  с  другими  значимыми  компонентами 
структуры профидентичности, что выводит кризис профидентичности на новый 
уровень.  Профессиональная  ситуация  представляется  крайне  неопределенной, 
часто  полученный  теоретический  материал  не  соответствует  практической 
реальности,  психологические  знания,  освоенные  за  пять  лет,  не  объясняют 
ситуацию, человека, процесс, а искажают его понимание, утверждая отсутствие 
каких  бы  то  ни  было  закономерностей  и  средних  случаев [110]. Происходят 
существенные  дезинтегрирующие  изменения  в  системе  взаимосвязанных 
образов  «Я»  и  «Я-профессионал  в  будущем».  Причем  эти  изменения  в 
значительной  степени  не  осознаются,  что  проявляется  в  отрицании 
противоречия  между  образом  «Я»  и  «Я-профессионал  в  будущем», 
существование  которого  на  данном  этапе  профессионализации  имеет 
объективные  основания.  Формируется  новая  система  взаимоотношений, 
вызывающая необходимость обретения нового уровня идентичности в общении 
с  коллегами  и  близкими  с  целью  получения  обратной  связи  от  клиентов  и 
 
 
173

коллег.  Этим  же  целям  служит  сформировавшаяся  еще  в  период  обучения 
потребность  в  идентификации  с  преподавателем  как  представителем 
референтной группы значимых других.  Информация, часто не согласующаяся с 
представлениями  профессионала  о  требованиях  к  его  личности,  приводит  к 
необходимости  переосмысления  собственного  места  в  мире,  собственных 
возможностей,  целей  и  ценностей,  проявляющейся  диссоциацией  кризиса 
профидентичности и кризиса самоидентичности. При этом кризис идентичности 
становится  необходимым  этапом,  побуждает  к  саморазвитию,  построению 
эффективных,  конструктивных  отношений  с  коллегами,  в  которых 
взаимопомощь  является  психогигиеническим  мероприятием  против  риска 
эмоционального выгорания, профессиональной деформации. 
С  течением  времени  профессионал  достигает  автономии,  формируется 
индивидуальный  стиль  деятельности,  проявляющийся  операционализацией 
стремления  к  оказанию  профессиональной  помощи.  Появляется  ощущение 
самоэффективности  (отрицание  какого-либо  кризиса  профессиональной  и 
личностной  идентичности).  Модель  личности  профессионала  начинает 
гармонически отражать сочетание знаний, опыта, способностей, доминирующей 
внутренней  детерминации  мотивации  в  системе  личностно-профессиональных 
характеристик  и  вместе  с  тем  утрачивает  четкость,  которая  характеризовала  ее 
на  предыдущем  этапе,  обретая  большое  количество  зашумляющих  факторов, 
характеризующих индивидуальный стиль деятельности профессионала. 
Особенность  профессионализации  на  данном  этапе  заключается  в  том,  что 
она  ориентирована  на  процесс,  на  будущее.  Это  проявляется  централизацией 
положительного  образа  «Я-профессионал  в  будущем»  в  структуре 
представлений  о  профидентичности.  Профессия  приобретает  личностный 
смысл,  становится  источником  личностного  развития  и  формирования 
целостного 
положительного 
дифференцированного 
образа 
«Я». 
Профессиональные  мотивы  в  значительной  степени  детерминированы  высокой 
 
 
174

степенью  идентификации  с  близкими  и  ориентированы  на  оказание 
психологической помощи людям. 
Представляется  важным,  что  практически  исчезает  потребность  в 
идентификации  с  преподавателем  и  идентификации  с  коллегами.  Следует 
заметить,  что  подобное  поведение  может  объясняться  формированием  в  ядре 
личности профессионала достаточно четко дифференцирующихся образов «Я» и 
«Я-профессионал  в  будущем».  В  связи  с  этим  отметим,  что  по  данным 
некоторых  литературных  источников,  способность  идентификации  с  другим 
становится  возможным  лишь  в  том  случае,  когда  стерты,  размыты  границы 
собственного  «Я»,  когда  становится  возможным  проявление  надситуативной 
активности,  позволяющее  человеку  выйти  за  рамки  личности  и  социальной 
группы (Е.Е. Насиновская).  
Знание  особенностей  и  этапов  становления  профидентичности  делает 
возможным  создание  в  рамках  учебного  процесса  необходимых  условий, 
способствующих  ее  становлению.  Период  студенчества  является  наиболее 
сензитивным  периодом  личностного  и  профессионального  формирования 
специалиста.  Таким  образом,  результаты  проведенного  исследования  могут 
являться  основаниями  для  создания  системы  психологического  сопровождения 
процесса  становления  профидентичности.  Основным  фактором,  позволяющим 
оптимизировать  этот  процесс,  должно  стать  активное  и  целенаправленное 
взаимодействие  студента  и  преподавателя,  актуализация  субъект-субъектного 
уровня  их  отношений,  обеспечивающее  начальный  уровень  обретения 
профессиональной  идентичности.  Кроме  того,  важен  фактор  своевременности, 
учета 
сензитивных 
периодов 
развития 
каждой 
составляющей 
профидентичности. 
 
 
 
175

ВЫВОДЫ 
Опираясь 
на 
теоретический 
анализ 
исследований 
феномена 
профидентичности  и  полученные  эмпирические  данные,  на  основании  анализа 
результатов  нашего  экспериментального  исследования  можно  сформулировать 
следующие выводы: 
1.  Возникновение 
и 
развитие 
профессионального 
самосознания 
клинического  психолога  в  процессе  обучения  и  профессионализации  связано  с 
поэтапным  формированием  реалистичного  синтетического  образа  личности 
клинического  психолога,  расширением  представлений  о  ролевых  аспектах 
профессиональной деятельности. 
2.  Динамика  развития  профессионально  важных  качеств  личности 
клинического  психолога  такова:  от  обусловленных  внешней  мотивацией  и 
ориентированных  на  внешнюю  оценку  качеств  к  внутренне  обусловленным, 
позволяющим  профессионалу  сначала  «управлять  собой  как  личностью»,  а  в 
дальнейшем «управлять собой как профессионалом». 
3.  Профессиональное 
самосознание 
клинического 
психолога 
характеризуется  постепенным  расширением  представлений  студентов  о 
профессиональных ролях клинического психолога, включением в его состав как 
факторов,  связанных  с  развитием  профессиональных  навыков,  так  и  факторов, 
связанных с наличием или отсутствием определенных личностных качеств. 
4.  Наиболее 
интенсивное 
формирование 
субъективной 
модели 
профидентичности  происходит  на  заключительном  этапе  профессиональной 
подготовки в вузе и этапе начала профессиональной деятельности.  
5.  Образ  профессионала,  являющийся  одним  из  важнейших  компонентов 
профидентичности, складывается к концу обучения в вузе. 
6.  В  качестве  центральных  компонентов    модели  профидентичности, 
обеспечивающих  динамику  становления  представлений  о  профессиональной 
идентичности  выступают:  личность  преподавателя,  осознание    взаимосвязи 
между  образом  «Я»  и  образом  «Я-профессионал»  и  стремление  к 
конструктивному разрешению противоречий. 
 
 
176

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 
 
Клиническая психология является на сегодняшний день одной из наиболее 
распространенных  психологических  специализаций  в  мире.  Возрастает 
потребность  в  оказании  качественной  психологической  помощи,  в 
совершенствовании  профессиональной  подготовки  клинических  психологов. 
Современная ситуация требует совершенствования системы профессионального 
образования,  учета  психологических  закономерностей  становления  личности  
профессионала. Существуют различные подходы к решению этой проблемы.  
Понимание  в  качестве  основного  условия  формирования  личности 
профессионала  становления  его  профессиональной  идентичности  интегрирует 
все существующие подходы к формированию личности профессионала, которые 
выделяют  в  качестве  ведущих  предпосылок  эффективности  личностные 
качества  специалиста,  коммуникативно-ролевой  аспект  его  деятельности, 
альтруистическую направленность, управление процессом профессионализации. 
Особое 
внимание 
уделяется 
способам 
репрезентации 
идентичности, 
выраженным  с  помощью  языковых  средств  через  «Я-образ»  при  подчеркнутой 
значимости рефлексии. 
Предпринятое  исследование  позволило  выявить  некоторые  особенности 
становления  представлений  о  профессиональной  идентичности  клинических 
психологов  на  различных  ступенях  их  профессионализации.  В  том  числе 
прослежена динамика  становления образа  клинического  психолога  у  студентов 
различных курсов и практикующих и клинических психологов.  
Основным  итогом  проделанной  работы  является  описание  процесса 
становления  профессионального  самосознания  клинических  психологов  на 
различных  этапах  профессионализации,  его  особенностей  и  центральных 
категорий.  
 
 
 
177

Обнаружено,  что  представления  о  личности  клинического  психолога 
обладают 
качественными 
особенностями 
на 
различных 
этапах 
профессионализации,  становясь  в  ее  процессе  более  прагматично-
реалистическими и синтетическими. В то же время факторы, обуславливающие 
представления  о  ПВК  клинического  психолога  в  восприятии  абитуриентов 
факультета 
психологии 
характеризуются 
зависимостью 
от 
внешней 
детерминации  мотивации,  зависимостью  от  внешней  позитивной  оценки 
личности.  По  мере  профессионализации  к  третьему  курсу  эти  факторы 
получают  внутреннюю  детерминированность,  студент  начинает  представлять 
профессионала как человека, управляющего собой. Пятикурсники, разделяя «Я» 
и  «Я  профессиональное»,  воспринимают  профессионала  как  человека, 
управляющего собой в профессиональной сфере. Факторы, определяющие образ 
профессионала  в  восприятии  начинающих  клинических  психологов,  вновь 
приобретают зависимость от внешней оценки, достижения социального статуса. 
У длительно практикующих психологов образ личности специалиста включает в 
себя  только  небольшое  число  взаимосвязанных  наиболее  очевидно-ценных 
качеств  профессионала,  отражающих  сочетание  знаний,  опыта,  способностей, 
внутренней детерминации мотивации деятельности; 
 Оказалось,  что  расхождения  существуют  и  в  характеристиках 
профессиональной  составляющей  самосознания:  студентов  третьего  курса 
характеризует узость представлений о профессиональной роли, у пятикурсников 
же они становятся многограннее, отражая различные аспекты профессиональной 
деятельности.  Факторы,  определяющие  особенности  профессиональной 
составляющей  самосознания,  ориентированы  как  на  практическую,  орудийную 
сторону процесса взаимодействия с клиентом, так и на эмпатийность, глубокий 
контакт с личностью, с субъектом;  
На  основании  проведенного  исследования  удалось  выявить  и  описать 
особенности  структуры  представлений  о    профидентичности  клинических 
 
 
 
178

психологов,  обследованных  на  различных  этапах  профессионализации,  в  том 
числе  выделить  центральные  элементы  этой  структуры  на  каждом  этапе 
профессионализации.  Полученные  корреляционные  модели  позволяют  считать, 
что  именно  на  пятом  курсе  вуза  и  в  первый  год  практической  деятельности 
многомерная  структура  представлений  о  профидентичности  содержит 
максимальное число составляющих;  
Обнаружились 
особенности 
становления 
представлений 
о 
профидентичности 
клинических 
психологов. 
На 
начальных 
этапах 
профессионализации  становлению  представлений  о  профессиональной 
идентичности способствует осознание имеющихся противоречий между образом 
«Я» и образом «Я-профессионал» и стремление к конструктивному разрешению 
этих  противоречий  посредством  приобретения  профессионального  опыта. 
Особое  влияние  на  процесс  профессионализации  (на I и V курсах  и  у 
практикующих  психологов  с  различным  стажем  работы)  оказывает  личность 
преподавателя. Межличностные отношения с ним способствуют формированию 
внутренней  детерминации  мотивации,  появлению  чувства  собственной 
профессиональной 
компетентности. 
В 
процессе 
профессионализации 
происходят изменения в мотивационно-потребностной сфере: начальный мотив 
самопознания сменяется мотивом оказания профессиональной помощи людям. 
За  рамками  анализа  осталось,  однако,  большое  число  содержательных  и 
функциональных  особенностей  такого  сложного  и  многогранного  явления,  как 
процесс становления профессионального самосознания психологов. Нуждается в 
исследовании  вопрос  о  становлении  представлений  о  профидентичности  
представителей  других  «помогающих  профессий».  Требует  своего  решения 
вопрос 
о 
создании 
надежных, 
компактных 
методов 
диагностики 
профидентичности.  Самостоятельное  исследование  может  быть  посвящено 
изучению 
взаимодействия 
преподавателя 
и 
студента 
в 
процессе 
профессиональной подготовки. 
 
 
 
179

Реализация  обозначенных  перспектив  позволит  углубить  понимание 
основных  закономерностей  становления  профессионального  самосознания 
специалистов-психологов  и  повысить  качество  их  подготовки  и  уровень 
оказания квалифицированных психологических услуг. 
 
 
 
180

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 
 
1.Абрамова Г.С.,  Юдич Ю.А.  Психология  в  медицине:  Учебное  пособие.– 
М.: ЛПА «Кафедра-М», 1998. 468 с. 
2.Абульханова-Славская К. А.  Деятельность  и  психология  личности. – М., 
1989. 159 с. 
3.Агапов В.С. 
Критерии 
эмпирического 
изучения 
Я-концепции  
http://psi.lib.ru/statyi.html 
4.Агеев В.С., 
Толмасова А.К. 
Социальная 
среда, 
межгрупповое 
взаимодействие  и  социальная  идентичность  личности  (критический  очерк 
теории  «социальной  идентичности») / Личность  и  социальная  среда: 
идеологические 
и 
психологические 
аспекты 
общения. 
Под 
ред. 
О.Т. Мельниковой. – М., 1987. с.45 – 60 
5.Айзенк Г. Сорок лет спустя: новый взгляд на проблемы эффективности в 
психотерапии // Психологический журнал.– Т.14.– №4.– 1994. с.23 – 39 
6.Алексеева А.В.  Динамика  профессионального  самосозревания  психолога-
практика// Журнал практического психолога  №6 2002. с.29 – 39 
7.Алишев Н.В.,  Широков В.Д.  Общие  основы  построения  исследования. 
Профориентация  и  профотбор  молодежи  на  рабочие  профессии / Под  ред. 
Н.В. Алишева. – М., 1987. 167 с. 
8.Аминов Н.А., 
Морозова Н.А., 
Смятских А.Л. 
Психодиагностика 
специальных  способностей  социальных  работников // Социальная  работа.– 
Выпуск №2.– 1992. с.13 – 22 
9.Аминов Н.А., 
Янковская Н.А. 
Модель 
работы 
эффективного 
психоконсультирования  в  системе  психолого-медико-социальных  центров 
города Москвы// Психологическая наука и образование.– №2.– 1999. с.2 – 9 
10.  Андреева Г.М.  Психология  социального  познания – М.:  Изд-во 
«Аспект пресс», 1997. 288 с. 
 
 
181

11.  Андреева Г.М. Социальная психология. – М., 1991. 364 с. 
12.  Антонова Н.В.  Личностная  идентичность  современного  педагога  и 
особенности его общения // Вопросы психологии. – № 6.– 1997. с. 23 – 30 
13.  Анцыферова Л.И. Психологическое содержание феномена «субъект» и 
грани 
субъективно-деятельностного 
подхода.// 
Институт 
Психологии 
Российской Академии наук. – М., 1986. 78 с. 
14.  Артемьева Е.  Ю.  Психология  субъективной  семантики. – М., 1986. 
489 с. 
15.  Артемьева Е.Ю.,  Вяткин Ю.Г.  Психосемантические  методы  описания 
профессий //Вопросы психологии. – №3. – 1986. с. 127 – 133 
16.  Артемьева Е.Ю.,  Стрелков Ю.К.,  Серкин В.П.  Описание  структур 
субъективного  опыта:  контекст  и  задачи // Мышление,  общение,  опыт. – 
Ярославль, 1983. с. 99 – 108 
17.  Асмолов А.Г. XXI: Психология  в  век  психологии // Вопросы 
психологии – №1. – 1999. с. 3 – 13 
18.  Аткинсон Р. и др. Введение в психологию: Учебник для университетов. 
Пер. с англ. под общей ред. проф. В. Зинченко.– М.: Тривола, 1999. 672 с. 
19.  Барабанова В.В., Зеленова М.Е.  Представления студентов  о будущем  
как  аспект  их  личностного    и  профессионального    самоопределения // 
Психологическая наука и образование – №2 – 2002. с.28 – 35 
20.  Бардиер Г.Л.  Почему  психолог  похож  на  кота?  Тонкости 
психологической помощи детям: научно – популярное издание. – 2-е изд., испр. 
и доп. – М.: Изд-во «Генезис», 2002. 112 с. 
21.  Бейкер К.Г. Система охраны психического здоровья в США // Вопросы 
психологии.– №6.– 1990. с.68 – 75 
22.  Белокрылова Г.М. 
Профессиональное 
становление 
студентов-
психологов: Автореферат дисс.…канд. психол. наук. – М.: Изд-во МГУ, 1997. 
 
 
182

23.  Беребин М.А. 
Психосемантические 
модели 
«эффективный 
психотерапевт»  как  учебно-методическое  средство  в  подготовке  врачей-
психотерапевтов // Проблемные статьи. – Челябинск. – №3. – 1999. с.8 – 12 
24.  Беребин М.А. 
Психосемантические 
модели 
«эффективный 
психотерапевт»  как  учебно-методическое  средство  в  подготовке  врачей-
психотерапевтов // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. 
Бехтерева. – №3. – 1999. с.2 – 12 
25.  Беребин М.А., 
Черданцева Е.П. 
Опыт 
создания 
личностно-
ориентированной  модели  адаптированной  педагогической  деятельности // 
Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. – №12. – 
1996. с.56 – 70 
26.  Берн Ш. Гендерная психология. – СПб.: Изд-во «Прайм-ЕВРОЗНАК», 
2001. 320 с. 
27.  Бодалев А.А.  Вершина  в  развитии  взрослого  человека. – М.:  Флинта: 
Наука, 1998г. 165 с. 
28.  Бодалев А.А.,  Столин В.В.  Общая  психодиагностика. – СПб.:  Изд-во 
«Речь», 2000. 438  с. 
29.  Божович Л.И., Морозова Н.Г., Славина Л.С. Развитие мотивов учения у 
советских школьников. – Известия АПН РСФСР. – Вып.36. – 1957. с. 45 – 53 
30.  Бойко В.В. Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и других. – М., 
1996. 258 с. 
31.  Бондаренко А.Ф.  Личностное  и  профессиональное  самоопределение 
отечественного 
психолога-практика// 
Московский 
психотерапевтический 
журнал. - №1 – 1993. с.3 – 11 
32.  Болотова А.К.  Новый  взгляд  на  проблему  способностей.  В  кн.: 
Деятельность и способности // Под ред. Шадрикова В.Д. – М.: Изд-во «Логос», 
1994. с.65 – 89 
 
 
183

33.  Большой  толковый  словарь  русского  языка. // Сост.  и  гл.  ред. 
С.А. Кузнецов. – СПб.: Изд-во «Норинт», 2000. 678 с. 
34.  Братченко С.Л.,  Леонтьев Д.А.  Психолог:  личность  и  ремесло.  В  кн.: 
Личность  в  современном  мире:  от  стратегии  выживания  к  стратегии 
жизнетворчества // Под  ред.  Яцуты Е.И. – Кемерово:  Изд-во  «Графика», 2002. 
с.91 – 118 
35.  Бубер М.  Я  и  Ты.  Пер  с  нем. – М.:  Изд-во  «Высшая  школа», 1993. 
125 с. 
36.  Булюбаш И.Д.,  Миронова О.И.  Психотерапевт  в  зеркале  прессы // 
Вестник  ассоциации  практикующих  психологов  и  психотерапевтов. – Н. 
Новгород. – Вып.2 – 1998. с.5 – 23 
37.  Бурно М.Е.  Терапия  творческим  самовыражением. – М.:  Изд-во 
«Медицина», 1989. 582 с. 
38.  Бурно М.Е.  О  пациентах – психотерапевтах  в  терапии  творческим 
самовыражением // Московский  психотерапевтический  журнал. – № 2. – 1992. 
с.25 – 37 
39.  Бурцева Е.  Путь  в  профессиональную  психотерапию:  приобретения  и 
потери.// http: // gestaltplus.narod.ru/ TEXTS/ vsrpsych.html  
40.  Буякас Т.М.  Ценностно-смысловая  сфера  профессионала//  Мир 
психологии. - №3 – 1997. с.13 – 17 
41.  Буякас Т.М.  О  проблемах  становления  чувства  самоидентичности  у 
студентов-психологов // Вестник  МГУ. – Сер. 14. – Психология. – №1. – 2000. 
с.54 – 67 
42.  Буякас Т.М. Процесс обучения как диалог между профессиональным и 
личностным  становлением // Вестник  Московского  университета.–  Серия 14. – 
Психология.– №2.– 2001. с.69 – 78 
43.  Букаяс Т.М.  Проблема  и    психотехника    самоопределения  личности// 
Вопросы психологии. -  №2. -  2002. с.28 – 35 
 
 
184

44.  Бьюдженталь Дж.  Искусство  психотерапевта – СПб.:  Изд-во  «Питер», 
2001. 304 с. 
45.  Василюк Ф.Е.  Психология  переживания. – М.:  Изд-во  «МГУ», 1984. 
172 с. 
46.  Вачков И.В.  Трамплин  для  самоизменения // Школьный  психолог. – 
№3,4. – 2001. с. 25  – 28 
47.  Вачков И.В.,  Гриншпун И.Б.,  Пряжников Н.С.  Введение  в  профессию 
«психолог»//  Москва-Воронеж:  изд-во  Моск.  Психолого-социального  ин-та – 
2002. 255 с. 
48.  Величко Е.В. 
Исследование 
самоотношения 
студентов// 
http://psi.lib.ru/statyi.html  
49.  Вельчинская Т.П.  Подходы  к  проблеме  дезадаптации:  медицинский, 
социально-психологический и онтогенетический.// http://psi.lib.ru/statyi.html  
50.  Виттельс Ф. Фрейд. Его личность, учение и школа. – Д.: Изд-во «Эго», 
1991. 330 с. 
51.  Воробьева Л.И.,  Снегирева Т.В.  Психологический  опыт  личности.  К 
обоснованию подхода// Вопросы психологии. - №2 – 1990. с.54 – 67 
52.  Гагин Т.В.,  Балчугова А.Ф.  Самопрезентация  в  работе  практического 
психолога:  инструментарий,  формирование  имиджа,  мастерство  речи.// 
http://syntone.on.ufanet.ru.psihology   
53.  Гершкович Т.Б. 
Приемы 
профессионального 
самосохранения.// 
http://psychology.ru/lomonosov/tesises/years.html 
54.  Гопкало А.А. Динамика структуры и содержания субъективной модели 
профессии  психолог  в  процессе  профессиональной  подготовки.  Автореферат 
дисс….канд. психол. наук. Казань, 2003. 
55.  Грищенко Д.Ю.  К  вопросу  о  мотиве  власти  в  профессиональной 
деятельности психологов и психотерапевтов.//http://insight.by.ru./grishenko2.html. 
 
 
185

56.  Гуггенбюль  Крейг А.  Власть  архетипа  в  психотерапии  и  медицине.  
Спб.: Питер, 2000. 220 с. 
57.  Гулина М.А. Терапевтическая и консультационная психология. – СПб.: 
Изд-во «Речь», 2001. 352 с. 
58.  Гуманистическая  и  трансперсональная  психология:  Хрестоматия / 
Сост. К.В. Сельчонок. – Мн.: Изд-во «Харвест»; М.: Изд-во АСТ, 2000. 592 с. 
59.  Долженко А.А.  Образ  психолога  в  сознании  населения // Вест.  Моск. 
ун-та. – Сер. 14. –  Психология. – №3 – 1996.  с.14 – 20 
60.  Донцов А.И., Емельянова Т.П. Концепция социальных представлений в 
современной  французской  психологии // Вопросы  психологии. – №-1. – 1984. 
с.147 – 151 
61.  Донцов А.И., Емельянова Т.П. Социальные представления как предмет 
экспериментального  исследования  в  современной  французской  психологии // 
Вестник  Московского  Университета. – Серия14. – Психология. – №-1. – 1985. 
с.41 – 58 
62.  Донцов А.И., Емельянова Т.П. Концепция социальных представлений в 
современной французской психологии. – М.: Изд-во «МГУ», 1987. 170 с. 
63.  Донцов А.И.,  Белокрылова Г.М.  Профессиональные  представления 
студентов-психологов // Вопросы психологии. – №-2. – 1999. с.42 – 49 
64.  Донченко Е.А.,  Титаренко Т.М.  Личность:  конфликт,  гармония. – К.: 
Изд-во «Политиздат Украины», 1989. 250 с. 
65.  Дружинин В.Н.  Экспериментальная  психология. - Спб.:  Питер, 2000. 
320 с. 
66.  Дружилов С.А.  Профессионалы  и  профессионализм  в  новой 
реальности:  психологические  механизмы  и  проблемы  формирования //Сибирь. 
Философия. Образование. Альманах СО РАО, ИПК. – Новокузнецк, 2001. с.46– 
56 
 
 
186

67.  Емельянова Т.П.  Социальное  представление – понятие  и  концепция: 
итоги  последнего  десятилетия // Психологический  журнал. – Том22. – №6. – 
2001. с.69 – 70 
68.  Ермолаева Е.П.  Проблема  личностного  выбора  в  ситуациях 
профессионального кризиса.//http://psychol.ras.ru/conf/ermol/html 
69.  Жизненный путь личности. Вопросы теории и методологии социально-
психологического исследования. – Киев, 1987. 279 с. 
70.  Зеер Э. Ф. Психология профессий. – Екатеринбург, 1997. 243 с. 
71.  Зеер Э.Ф.  Профессиональное  становление    личности    инженера-
педагога. – Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1998. 116 с. 
72.  Зеер Э.Ф.,  Сыманюк Э.Э.  Кризисы  профессионального  становления 
личности//Психологический журнал т.18 - №6 – 1997. с.60 – 74 
73.  Зелинченко А.И.,  Степанова Т.И.  Психосемантика  и  изучение 
профессионального  сознания  психологов//  Вестн.  Моск.  Ун-та. – Сер.14. 
Психология. – №3 – 1989. с.21 – 34 
74.  Зотова Н.Н., 
Родина О.Н. 
Исследования 
профессионального 
становления студентов – психологов // Вестник Московского ун-та – Серия 14. 
Психология – № 3 – 2003. с.69 – 71 
75.  Исхакова А.М. О самоопределении личности в современном обществе. 
http://psi.lib.ru/statyi.html 
76.  Кала У.В.,  Раудин В.В.  Психологическая  служба  в  школе. – М, 1986. 
168 с. 
77.  Калитиевская Е.Р.  Супервидение.  О  профессиональном  самосознании 
психотерапевта // Гештальт-96. – М., 1997. 166 с. 
78.  Карнозова Л.М.  Самоопределение  профессионала  в  проблемной 
ситуации //Вопросы психологии. – №6. – 1990. с.75 – 82 
79.  Климов Е.А.  Сообщество  психологов  России:  сущее  и  должное 
//Вопросы психологии. – №2. – 1995. с 118 – 124 
 
 
187

80.  Климов Е. А. Образ мира в разнотипных профессиях. – М., 1995. 222 с. 
81.  Климов Е. А. Психология профессионала. – М., 1996. 400 с. 
82.  Климов Е.А.  Психология  профессионального  самоопределения. – 
Ростов-на-Дону, 1996. 509 с. 
83.  Климов Е.А.  Индивидуальный  стиль  деятельности //Психология 
индивидуальных  различий.  Тексты / Под  ред.  Ю.Б.  Гиппенрейтер,  В.Я. 
Романова. – М., 1982. 194 с. 
84.  Климов Е.А.,  Романов В.Я.  На  дальних  подступах  к  психологии 
психолога.//Мир психологии №3(12). – 1997. с.34 – 50 
85.  Клиническая  психология \ Под  ред.  М. Перре,  У. Бауманна. – СПб, 
«Питер», 2002. 1311 с. 
86.  Клищевская М.В.,  Солнцева Г.Н.  Профессионально-важные  качества 
как  необходимое  и  достаточное  условие  прогнозирования  успешности 
деятельности //Вестник  Московского  университета.–  Серия 14.– Психология.– 
№4. – 1999. с.11 – 19 
87.  Клищевская М.В.  К  проблеме  профессионального  развития //Вестник 
Московского университета.– Серия 14.– Психология.– №4. – 2001. с.24 – 34 
88.  Клочко Н.П.  Проблемы  профессионализации  с  точки  зрения 
психологии развития //http://www.mch.ukrbiz.net/foreword.html 
89.  Коганов А.Б.  Рождение  специалиста:  Профессиональное  становление 
студента. – Минск: Изд-во БГУ, 1989. 111 с. 
90.  Колпачников В.В. Общее введение в индивидуальное психологическое 
консультирование // Вопросы психологии. – №6. – 1999. с.35 – 39 
91.  Колпачников В.В.  Человеко-центрированный  подход  в  практике 
психологического  консультирования  персонала  организаций // Вопросы 
психологии. – №3. – 2000. с. 49 – 56 
92.  Кон И.С. Категория «Я» в психологии// Психологический журнал. - т.2. 
№3 – 1981. с.55 – 67 
 
 
188

93.  Кон И.С.  В  поисках  самого  себя:  личность  и  ее  самосознание. – М.: 
Изд-во «Политиздат», 1984. 280 с. 
94.  Кондаков П.Г., 
Сухарев А.В. 
Методологические 
основания 
зарубежных теорий профессионального развития // Вопросы психологии. – №-5. 
– 1989. с. 158 – 164 
95.  Косевска Л. Личность психотерапевта. Групповая психотерапия. – М.: , 
1990. 345 с. 
96.  Косов Б.Б. (ред.)  Психологическая  служба  в  вузе – принципы  и  опыт 
работы// М.:1993. 70 с. 
97.  Кочюнас Р.  Основы  психологического  консультирования.–  М.: 
Академический проект, 2000. 357 с. 
98.  Кочюнас Р.  Первая  экзистенциальная // Школьный  психолог. – 19. – 
2001. с.3 – 6 
99.  Кочюнас  Р.  Психотерапевтические  группы:  теория  и  практика. – М.: 
Изд-во «Академический проект», 2000. 370 с. 
100.  Крайг Г. Психология развития. – СПб.: Изд-во «Питер», 2001. 939 с. 
101.  Кринчик Е.П. 
К 
вопросу 
о 
психологической 
поддержке 
профессионального  становления  студентов  на  факультете  психологии  МГУ// 
Вопросы психологии. - №4 – 2004. с.34 – 57 
102.  Крупенина А.В.  К  вопросу  о  профессиографических  требованиях  к 
психологическому  консультированию  в  системе  образования//  Журнал 
прикладной психологии.– №2.– 2002. с.5 – 12 
103.  Кудрявцев Т.В.  Психолого-педагогические  проблемы  высшей  школы// 
Вопросы психологии. - №2 – 1981. с.49 – 55 
104.  Кулаков С.А.  Супервизия  в  повышении  квалификации  детских 
психиатров // ЖППиП. – №7, 8. – 1999. с.34 – 76 
105.  Ладзина Н. Профессиональная деформация личности и ее можно ли ее 
избежать // «Деловой Усть-Каменогорск». – №8. – 2002. с.3 – 7 
 
 
189

106.  Леви Л.  Определения  и  концептуальные  аспекты  охраны  здоровья  в 
связи с работой // Психологические факторы и охрана здоровья. ВОЗ. Женева. – 
1989. 
107.  Леонтьев Д.А.  Ценность  представления    в  индивидуальном    и 
групповом сознании // Психологическое обозрение – №1 – 1998. с.43 – 45 
108.  Литвак М.Е.  Профессия-психолог. – Ростов-  на-  Дону:  Изд-во 
«Феникс», 1999. 156 с. 
109.  Литягина Е.В.,  Самыкина Н.Ю.  Личность  психолога  как  фактор 
эффективности 
профилактической 
работы 
с 
наркозависимыми /VIII 
международная  конференция  студентов  и  аспирантов  по  фундаментальным 
наукам «Ломоносов – 2001» (секция Психология) с. 110 – 115 
110.  Личность  в  современном  мире:  от  стратегии  выживания  в  стратегии 
жизнетворчества / Под  ред.  Е.И. Яцуты. – Кемерово:  ИПК  «Графика», 2002. 
118 с. 
111.  Логинова Н.И.  Жизненный  путь  человека  как  проблема  личности 
//Вопросы психологии. – №-1. – 1985. с.33 – 49 
112.  Лурия А.Р.,  Зейгарник Б.В.,  Поляков Ю.Ф.  Психология  и  ее  роль  в 
медицине //Вопросы психологии. – №1. – 1978. с.3 – 11 
113.  Любимова Г.Ю.  От  первокурсника  до  выпускника:  проблемы 
профессионального  и  личностного  самоопределения  студентов-психологов 
//Вестник Московского университета.– Сер. 14. – Психология.– №1.– 2000. с.48 
– 56 
114.  Любимова Г.Ю. «Внутренняя  картина»  процесса  профессионального 
становления    психолога //Вестник  Московского  университета. – Серия 14. – 
Психология.– №4. – 2001. с. 25 – 39 
115.  Любимова Г.Ю.  Представления    психологов - старшекурсников    о  
своей  будущей  профессиональной    деятельности //Вестник  Московского  Ун-та  
Серия 14 Психология  № 2  2002. с.64 – 79 
 
 
190

116.  Макаров В.В. Проблемы и возможности профессиональной подготовки 
врачей  службы  охраны  психического  здоровья //Обозрение  психотерапии  и 
медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. – №-13. – 1996. с.3 – 9 
117.  Малисова И.Ю.  Психологические  знания  как    фактор  формирования  
ценностных  ориентаций    личности//  Психологический  журнал    Т. 15.    № 4  
1994. с.94 – 99 
118.  Мамочка и смысл жизни. Психотерапевтические истории / Пер. с англ. 
Е. Филиной. – М.: Изд-во «ЭКСМО-Пресс», 2002. 288 с. 
119.  Мандрикова Е.Ю. Динамика профессиональной самооценки студентов-
психологов.//http://psychology.spb.ru/articles/te2/2000/920/html  
120.  Мандрикова Е.Ю.  Исследование  взаимосвязи  оценочных  эталонов  и 
представлений  о  профессиональном  развитии  студентов-психологов. – Омск: 
Изд-во ОмГУ, 2000. 98 с. 
121.  Манухина Н.М.,  Хайт Ф.И.  Роль  практики  в  обучении  практических 
психологов //Журнал практической психологии и психоанализа. – №1,2 – 2001. 
с.27 – 32 
122.  Маркова А.К. Психология профессионализма. М.:, 1996. 225 с. 
123.  Маркелова М.Н.,  Просекова В.М.  Профессиональное  самосознание 
начинающего  психолога //Психолог-профессионал:  деятельность,  личность, 
общение. – Тюмень, 1998. с.34 – 50 
124.  Мастерство 
психологического 
консультирования //Под 
ред. 
Бадхена А.А., Родиной А.М. – СПб.:Изд-во «Европейский дом», 2000. 275 с. 
125.  Маслоу А.  Новые  рубежи  человеческой  природы  /Пер.  с  англ. – 
М.:Смысл, 1999. 425 с. 
126.  Мельник Ю.И.  Психология  здоровья // Журнал  прикладной 
психологии.– №3.– 2000. с.5 – 14 
127.  Менделевич В.Д. 
Клиническая 
и 
медицинская 
психология. 
Практическое руководство. – М.: Изд-во «МЕДпресс», 1999. 592 с. 
 
 
191

128.  Метод 
репертуарных 
решеток 
Дж. Келли 
http://psi.webzone.ru/st/040400.html  
129.  Миккин Г.А.  Риск  быть  психотерапевтом – риск  быть  собой. 
Психологическая газета № 5 (32). – 1998. с. 3 – 4 
130.  Мингашева М.Р.  Этнокультурная  компетентность    и  идентичность 
психолога-консультанта. //Журнал практического психолога. №6 2002. с.50 – 64 
131.  Миронова М.Н.  Попытка  целостного  подхода  к  построению  модели 
личности учителя.//Вопросы психологии, №1 – 1998. с. 44 – 55 
132.  Митина Л.М.  Психология  профессионального  развития  учителя.  М.: 
Флинта, 1998. 201 с. 
133.  Митина Л.М. 
Формирование 
профессионального 
самосознания 
учителя //Вопросы психологии - №3 – 1990. с.45-68 
134.  Митина Л.М.  Личностное  и  профессиональное  развитие  человека  в 
новых социально-экономических условиях //Вопросы психологии. - №4 – 1997. 
135.  Митина Л.М.,  Кричевский Р.Л.  Профессиональная  социализация 
личности //Проблемы  профессиональной  социализации  личности.  Кемерово, 
1996. с.3 – 30 
136.  Михайлова Е. Ловушка для тех, кто никогда не ошибается //Педология/ 
Новый век. – №3. – 2002. с. 13 – 18 
137.  Михеев В.А.  Самофутурирование:  путь  в  профессию //Мир 
психологии. - №3(12). - 1997. с.56 – 62 
138.  Морозова И.В.  Самореализуется  ли  личность    сегодня //Журнал 
прикладной психологии – №2 – 2000. с.82 – 90 
139.  Мэй Р. Искусство психологического консультирования /Пер. с англ. Н. 
Будыниной, Г. Пимочкиной. – М.:Изд-во «ЭКСМО-пресс», 2001. 507 с. 
140.  Мэй Р. Раненый целитель //Московский психотерапевтический журнал. 
– №2 – 1997. с.20 – 45 
 
 
192

141.  Наранхо К.  Гештальт-терапия:  Отношение  и  практика  теоретического 
эмпиризма / Перев. с англ. – Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995. 304 с. 
142.  Нельсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования – СПб.: Изд-
во «Питер», 2001. 464 с. 
143.  Никифоров Г.С.  Психологическое  обеспечение  профессиональной 
деятельности. – СПб., 1991. 197 с. 
144.  Ожегов С.И.  Словарь  русского  языка.–  М.:  Изд-во  «Советская 
энциклопедия», 1973. 1090 с. 
145.  Орлов А.Б.,  Хазанова М.А.  Феномены  конгруэнтности  и  эмпатии 
//Вопросы психологии. - №4 – 1993. с. 68 – 73 
146.  Павленко В.М. Представления о соотношении  социальной личностной  
идентичности  в современной западной психологии //Вопросы психологии – №1 
– 2000. с.135 – 150 
147.  Павлова М.К. 
Профессиональное 
самовоспитание 
психолога. 
//http://vlgifk.narod.ru/pavlova.html  
148.  Первутинский В.Г. 
Современные 
подходы 
к 
развитию 
профессиональной компетентности студентов// http:www.library.ru/help  
149.  Перлз Ф.  Гештальт - подход  и  свидетель  терапии.  Пер.  с  англ. – М.: 
Либрис, 1996. 302 с. 
150.  Перлз Ф.  Опыты  психологии  самопознания. - М.:  Гиль-Эстель, 1993. 
280 с. 
151.  Петренко В.Ф. Основы психосемантики: Учебное пособие. - Смоленск: 
изд-во СГУ, 1997. 333 с. 
152.  Петровский А.В., 
Ярошевский М.Г. 
Основы 
теоретической 
психологии. – М., 1998. 528 с. 
153.  Петухов В.  В.  Образ  мира  и  психологическое  изучение  мышления 
//Вестн. Моск. ун-та. – Сер. 14, Психология. – №-2. – 1984. с.13 – 21 
 
 
193

154.  Платонова Д. Особенности переживания личностью кризиса середины 
жизни http://psi.lib.ru/statyi.html  
155.  Поваренков Ю.П.  Психологическое  содержание  профессионального 
становления человека. – М.: Изд-во УРАО, 2002. 234 с. 
156.  Поддубная А.В 
Структура 
и 
механизмы 
становления 
профессионального самосознания. http://psi.lib.ru/statyi.html  
157.  Прихожан А.  Психологический  справочник  для  неудачника  или  как 
обрести уверенность в себе. – М.: Изд-во «Просвещение», 1994. 181 с. 
158.  Проблемы  профессиональной  социализации  личности/  Под  ред. 
Митиной Л.М., Кемерово, 1996. 220 с. 
159.  Просекова В.М. 
Динамика 
профессионального 
самосознания 
психолога–практика  (психосемантический  аспект) //Журнал  практической 
психологии – №6 – 2002. с.3 – 30 
160.  Пряжников Н. С. Профессиональное и личностное самоопределение. – 
Москва – Воронеж,1996. 256 с. 
161.  Пряжников Н.  С.  Психологический  смысл  труда. – М.:  Изд-во 
«Просвещение», 1997. 248 с. 
162.  Пряжникова Е.Ю., 
Пряжников Н.С. 
Профессиональное 
самоопределение:  проблема  соотношения  образовательного  Госстандарта  и 
уникальности личности //Журнал практического психолога – №4 – 1999. с.28 – 
35 
163.  Психологические  исследования  проблемы  формирования  личности 
профессионала. – М., 1991. 152 с. 
164.  Психологическое  обеспечение  социального  развития  человека. /Под 
ред. А.А. Крылова. – Л., 1989. 125 с. 
165.  Психологическая  помощь  и  консультирование  в  практической 
психологии/  Под  ред.  Тутушкиной М.К. – СПб.:  Изд-во  «Дидактика  Плюс», 
2001. 364 с. 
 
 
194

166.  Психологическое 
сопровождение 
выбора 
профессии// 
Под 
ред. Митиной Л.М., М.: Флинта, 1988. 310 с. 
167.  Психология 
и 
психотерапия. 
Транс. 
лекция 2. 
http://www.podvodny.ru/psychology/lec2.html     
168.  Психотерапия  /Под  ред.  Б.Д. Карвасарского. - Спб.:  Издательство 
«Питер», 2000. 544 с. 
169.  Психотерапия – что  это?  Современные  представления  /Под  ред. 
Джеффри  К. Зейг, В. Майкл  Мьюнион/ Пер.  с англ.  Л.С. Каганова.–  М.:  Изд-во 
«Класс», 2000. 367 с. 
170.  Райнам Г.,  Столин В.В.  Психотерапия  в  обыденном  сознании  и  в 
сознании психотерапевтов // Психологический журнал. – №6. – 1987. с.3 – 23 
171.  Райнам Г.  Образ  психотерапевта  в  обыденном  сознании  и  в 
самовосприятии //Автореферат  кандидатской  дисс….канд.  психол.  Наук. – М – 
1991. 
172.  Раттер М. Помощь трудным детям. – М., 1987. 268 с. 
173.  Реан А.А., 
Баранов А.А. 
Факторы 
стрессоустойчивости 
учителей//Вопросы психологии – №3 – 1991. с.31 – 40 
174.  Роджерс К.  Взгляд  на  психотерапию.  Становление  человека:  Пер.  с 
англ. / ред. Исениной Е.И. – М.: Изд. «Прогресс», «Универс». – 1994. 217 с. 
175.  Родина О.Н., 
Прудков П.Н. 
Как 
психологи 
выбирают 
профессию//Вестник  Московского  университета. – Сер. 14. Психология.–  №3.– 
2002. с.52 – 66 
176.  Родина О.Н., Прудков П.Н. Особенности профессиональной адаптации 
начинающих психологов//Вестник МГУ – сер.14. Психология – №3 – 2001. с.25 
– 35 
177.  Родина О.Н., 
Прудков П.Н. 
Предпосылки 
успеха 
в 
труде 
психолога//Вестник Московского университета. – Серия 14. – Психология. – №-
4 – 2000. с.55 – 65 
 
 
195

178.  Роут Ш. 
Пол 
и 
личность 
терапевта: 
все 
ли 
терапевты 
одинаковы?//Журнал практического психолога. – №1. 2001. с.7 – 21 
179.  Самоукина М.В.  О  проблемах  практического  психолога.//Журнал 
практического психолога. – №6 – 2002. с.1 – 8 
180.  Самошкина И.С. 
Социальная 
идентичность 
как 
понятие 
и 
объяснительный 
принцип 
социальной 
психологии. 
http://conf.2001.dem.ru/samosh.html    
181.  Сафин В.Ф., 
Ников Г.П. 
Психологический 
аспект 
самоопределения//Психологичсекий журнал. – №4 – 1984. с. 65 – 72 
182.  Смирнов С.Д. 
Психология 
образа: 
проблема 
активности 
психологического отражения. – М., 1985. 231 с. 
183.  Собчик Л.Н. Психодиагностика в профориентации и кадровом отборе. 
– СПб.: Изд-во «Речь», 2002. 72 с. 
184.  Современная  психология:  справочное  руководство/  под  ред. 
Дружинина В.Н. – М.: Изд-во «Инфра-М», 1993. 378 с. 
185.  Соколова Е.Т.  Психотерапия:  Теория  и  практика:  Учеб.  пособие  для 
студ. высш. учеб. заведений. – М.: Издательский цент «Академия», 2002. 368 с. 
186.  Сосланд А.  Фундаментальная  структура  психотерапевтического 
метода. – М.: Изд-во «Логос»,1999. 368 с. 
187.  Спиркина Е.А. 
Подготовка 
психотерапевтов 
и 
психологов-
консультантов  (проблемы  адаптации  западного  опыта)//  Психологический 
журнал.– №6.– Т. 15.– 1994. с.70 – 75 
188.  Степанова М.А. О критериях профессионализма школьного психолога. 
//Вопросы психологии. №3 – 2002. с.57 – 62 
189.  Столин В.В. Самосознание личности. – М.: МГУ, 1983. 284 с. 
190.  Сугаревская М.М.  Синдром  эмоционального  выгорания:  личностные 
особенности 
у 
работников 
сферы 
психического 
здоровья. 
http://msmi.missk.bi/bmm/02.2002/25.html  
 
 
196

191.  Ташлыков В.А.  Психология  лечебного  процесса. – Ленинград:  Изд-во 
«Медицина», 1984. 150 с. 
192.  Теоретическая  и  прикладная  социальная  психология./Отв.  ред. 
А.К. Уледов – М.:Изд-во «Мысль», 1988. 300 с. 
193.  Тугушев Р.Х. 
К 
вопросу 
системной 
психодиагностики 
психологической 
компетентности 
субъектов 
профессиональной 
деятельности//http:www.psychology.ru/library 
194.  Трунов Д.Г.  Профессиональная  деформация  практического  психолога. 
Пермь //Психологическая газета №1 (28) – 1997. с. 18 – 25 
195.  Трунов Д.Г. Еще раз о «синдроме сгорания»: экзистенциальный подход 
//Журнал практической психологии и психоанализа. – №4. – 2001. с.15 – 24 
196.  Улыбина Е.В.  Обыденное  сознание:  структура  и  функции. - 
Ставрополь, 1998. 
197.  Физиологические  и  психологические  основы  труда //Под  ред. 
В.И. Дорогайченко. – М., 1974. 231 с. 
198.  Фокин В.А. О некоторых проблемах профессионализации психологов// 
Молодой  специалист XXI в.  Тезисы I-ой  Всероссийской  научно-практической 
конференции 24-25 мая 2001 г. М.: Макс Пресс, 2001. с.168 – 170 
199.  Фокина Р.А.  О  некоторых  проблемах  первоначальной  адаптации 
выпускников-психологов//  Молодой  специалист XXI в.  Тезисы I-ой 
Всероссийской  научно-практической  конференции 24-25 мая 2001 г.  М.:  Макс 
Пресс, 2001. с.174 – 176 
200.  Фонарев А.Р.  Формы  становления  личности  в  процессе  ее 
профессионализации.//Вопросы психологии – №4 – 1997. с.14 – 17 
201.  Франселла Ф.,  Баннистер Д.  Новый  метод  исследования  личности: 
руководство  по  репертуарным  личностным  методикам. – М.:  Прогресс 1987. 
236 с. 
 
 
197

202.  Халяпина Л.Н.  Социализация  учителя. – Кузбасс:Кузбассвузиздат, 
1995. 128 с. 
203.  Ханина И.Б. К вопросу о профессиональной составляющей в структуре 
образа мира // Вест. Моск. ун-та. – Сер. 14. –  Психология. – №3 – 1990. с. 42 – 
50 
204.  Хамитова И.Ю. 
Развитие 
профессиональной 
идентичности 
консультанта // Журнал практической психологии и психоанализа.– №1.– 2000. 
с. 30 – 45 
205.  Ховкинс П.,  Шохет Р.  Супервизия.  Индивидуальный,  групповой  и 
организационный подходы. – Спб.: Изд-во «Речь», 2002. 352 с. 
206.  Чернявская А.П. 
Психологическое 
консультирование 
по 
профессиональной ориентации. – М: Изд-во «Владос», 2001. 96 с. 
207.  Чирков В.И.,  Диси Э.Л.  Связь  между  здоровьем  студентов  и  их 
жизненными  стремлениями,  восприятием  родителей  и  учителей//  Вопросы 
психологии. – №3. – 1999. с.48 – 55 
208.  Чирков В.И.  Межличностные  отношения,  мотивация  и  саморегуляция 
// Вопросы психологии. – №-3. – 1997. с.116 – 120 
209.  Шавир П.А.  Психология  профессионального  самоопределения  в 
ранней юности. – М., 1981. 95 с. 
210.  Шадриков В.Д. 
Проблемы 
системогенеза 
профессиональной 
деятельности. – М., 1982. 250 с. 
211.  Шадриков В.Д.  Психология  деятельности    и  способности  человека. – 
М.: Логос, 1996. 318 с. 
212.  Шевцова Е.И. Личностные проблемы психолога в работе с родителями. 
Пути их преодоления. //http://www.temenos.ru/cometem.html 
213.  Шихирев П.Н. Современная социальная психология. – М.,1999. 240 с. 
 
 
198

214.  Шмелев А.Г.  Введение  в  экспериментальную  психосемантику: 
теоретически-методологическое 
основание 
и 
психодиагностические 
возможности. – М., 1983. 389 с. 
215.  Шнейдер Л.Б. Профессиональная идентичность. – М., 2002. 154 с. 
216.  Шнейдер Л.Б.  Пособие  по  психологическому  консультированию: 
Учебное пособие. – М.: Изд-во «Ось-89», 2003. 272 с. 
217.  Эльконин Д.Б.  Избранные  психологические  труды. – М.:  Изд-во 
«Педагогика», 1989. 268 с. 
218.  Эриксон Э.Г. Детство и общество. Изд. 2-е, прераб. и дополн. / Пер. с 
англ. – Спб.: ИТД «Летний сад», 2000. 416 с. 
219.  Эриксон Э. «Идентичность: юность и кризис». – М., 1996. 345 с. 
220.  Юревич Ю.А. Системный кризис психологии.//Вопросы психологии. – 
№2. – 1999. с. 3 – 12 
221.  Юров А. Бегство от психотерапии. http://psyterra.narod.ru/index.html. 
222.  Ядов В.А.  Саморегуляция  и  прогнозирование  социального  поведения 
личности. – Л., 1979. 114 с. 
223.  Якиманская И.С.  Разработка  технологии  личностно-ориентированного 
обучения //Вопросы психологии – №2 – 1995. с. 31 – 42 
224.  Янчук В.А.  Современные  представления  о  самости  и  Я-концепции 
личности. – М., 1998. 189 с. 
225.  Ярошевский М.Г.  Психология  в  ХХ  столетии.  Теоретические 
проблемы  развития  психологической  науки. – М.:  Изд-во  «Политиздат», 1971. 
580 с. 
226. A Part of the Wholeness: Person – Centered Expressive Arts Therapy by 
Nataly Rogers, Ph.D. – By Psychotherapists Resourses.com Published June, 2001. 
р.58 – 89 
227. Eric T. Olson Personal Identity.// Stanford Encyclopedia of Philosophy, 
2002. р.760 – 780 
 
 
199

228.  The Gift of Therapy: An Open Letter to a New generation of Therapists and 
Their Patients by Irvin D. Yalom, M.D. – By Psychotherapists Resourses.com 
Publeshed January, 2002. р. 20 – 43 
229. The Gift of Therapy by Irvin D. Yalom, M.D. By Harper Collins, 2001. 
780 р. 
230. Psychotherapy Isn't What You Think: Bringing the Psychotherapeutic into 
the Living Moment by James F.T. Bugental, Ph. D. Zeig, Tucker & Theisen Inc, 1999. 
235 р. 
231. Religion and Psychiatry by Irvin D. Yalom, M.D. – American Journal of 
Psychotherapy. – №3. – 2002. р.12 – 23 
 
 
200

 
 
Приложение 1.1 
Модель личности клинического психолога у различных групп испытуемых 
 
Номер 
Абитуриенты 
Студенты I курса 
Студенты III курса 
Студенты V курса 
Психологи с опытом работы до  Психологи с опытом работы от 3 
фактора 
1 года 
до 20 лет 

 
 
 
 
 
 
 СОЦИАЛЬНАЯ  
КОМПЕТЕНТНОСТЬ 
САМОАКТУАЛИЗИРО- ДИПЛОМАТИЧНОСТЬ КОНВЕНЦИОНАЛЬ-НОСТЬ
 ОПТИМИСТИЧНОСТЬ 
ЭКСТРАВЕРСИЯ 
18.7% 
ВАННОСТЬ 
18.5% 
40.8%  
20.6% 
11.4% 
24.9% 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 СОЦИАЛЬНАЯ  
 ЭРГИЧНОСТЬ 
  СПОСОБНОСТЬ К 
  ИНТЕЛЛЕКТ И 
 ЭРГИЧНОСТЬ 
ЭРГИЧНОСТЬ 
ИНТРОВЕРСИЯ 
18.0% 
СОЗДАНИЮ И 
ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ 
11.2% 
14.3% 
20.3% 
 
ПОДДЕРЖАНИЮ 
КОМПЕТЕНТНОСТЬ 
 
ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО 
12.1% 
СТАТУСА 
18.5% 

 
 
 
 
 
 
 КОНВЕНЦИОНАЛЬ 
ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ
  ИНТЕЛЛЕКТ И 
ОПТИМИСТИЧНОСТЬ
  СОЦИАЛЬНАЯ 
САМОАКТУАЛИЗИРОВАН-
НОСТЬ  
12.9% 
ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ 
12.9% 
ЭКСТРАВЕРСИЯ 
НОСТЬ 
11.1% 
КОМПЕТЕНТНОСТЬ 
  
17.8% 
11.3% 
18.3% 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
ЛИЧНОСТНАЯ 
ПЕДАНТИЧНОСТЬ 
ПРИНЯТИЕ СЕБЯ И 
АЛЬТРУИЗМ 
БЛАГОЖЕЛАТЕЛЬНОСТЬ 
ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ 
9.6% 
ДРУГОГО 
10.4% 
9.3% 
10.9% 
12.0% 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
САМОАКТУАЛИЗИРОВАННОСТЬ  ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ 
МУДРОСТЬ 
9.3% 
УСТОЙЧИВОСТЬ 
9.0% 
9.3% 

 
 
 
 
 
 
ЖЕСТКОСТЬ 
8.8.% 
 

Приложение 1.2 
Модель личности специалиста студентов–психологов различных специализаций 
и врачей – психотерапевтов 
 
Номер 
Студенты III курса 
Студенты III курса 
Выпускники специализации 
Выпускники 
Выпускники направления 
Врачи – психотерапевты 
фактора 
специализации «Клиническая 
специализации 
«Клиническая психология» 
специализации 
«Бакалавр психологии» 
психология» 
«Социальная психология» 
«Социальная 
психология» 

 
 
 
 
 
 
САМОАКТУАЛИЗИРО-
ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ 
ДИПЛОМАТИЧНОСТЬ 
ЛИЧНОСТНАЯ 
ОТКРЫТОСТЬ НОВОМУ 
СОЦИАЛЬНАЯ ЗРЕЛОСТЬ 
ВАННОСТЬ 
УРАВНОВЕШЕННОСТЬ 
18.5% 
ЗРЕЛОСТЬ 
ОПЫТУ 
24,9% 
24.9% 
14.6% 
 
17.5% 
15.8% 
 
 

 
 
 
 
 
 
 СОЦИАЛЬНАЯ  
ОРИЕНТАЦИЯ НА 
 ЭРГИЧНОСТЬ 
ЖИЗНЕЛЮБИЕ 
ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ 
КОНВЕНЦИОНАЛЬНОСТЬ 
ИНТРОВЕРСИЯ 
ДОСТИЖЕНИЕ ЦЕЛИ 
18.0% 
16.7% 
14.3% 
22,2% 
20.3% 
13.5% 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
  ИНТЕЛЛЕКТ И 
СОЦИАЛЬНАЯ 
ОПТИМИСТИЧНОСТЬ 
ОРИЕНТАЦИЯ НА 
ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ 
 СОЦИАЛЬНАЯ 
ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ 
ИНТРОВЕРСИЯ 
12.9% 
ДОСТИЖЕНИЕ 
10.2% 
ЭКСТРАВЕРСИЯ 
КОМПЕТЕНТНОСТЬ 
12.9% 
 
13.3% 
19,3% 
18.3% 
 
 

 
 
 
 
 
 
ПРИНЯТИЕ СЕБЯ И ДРУГОГО 
СТРЕМЛЕНИЕ К 
АЛЬТРУИЗМ 
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ 
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОСТЬ 
12.0% 
ПОЗНАНИЮ 
10.4% 
9.9% 
7.9% 
 
10.3% 

 
 
 
 
 
 
УМЕНИЕ ПРОИЗВОДИТЬ 
ИНИЦИАТИВНОСТЬ 
УРОВЕНЬ ПРИТЯЗАНИЙ 
ВПЕЧАТЛЕНИЕ 
9.8% 
7.5% 
8.6% 

 
 
 
 
 
 
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ 
УВЕРЕННОСТЬ 
КОММУНИКАБЕЛЬНОСТЬ 
8.2% 
9.1% 
6.9% 

 
 
 
 
 
 
ПОДОЗРИТЕЛЬНОСТЬ 
ИНФОРМАЦИОННАЯ 
ОРИЕНТАЦИЯ НА 
5.6% 
НАСЫЩЕННОСТЬ 
ДОСТИЖЕНИЯ 
7.2% 
6.2% 

 
 
 
 
 
 
ЧУВСТВО ЮМОРА 
САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ 
5.4% 
6.1% 
 

Приложение 1.3 
Факторы, определяющие профессиональное самосознание 
студентов–психологов различных специализаций 
 
Номер 
Студенты III курса специализации 
Студенты III курса специализации 
Выпускники специализации 
Выпускники 
Выпускники направления 
фактора 
«Клиническая психология» 
«Социальная психология» 
«Клиническая психология» 
специализации 
«Бакалавр психологии» 
«Социальная психология» 

НАИВНОСТЬ 
ОРИЕНТАЦИЯ НА СБОР 
ФУНКЦИОНАЛЬНОСТЬ 
САМООРГАНИЗАЦИЯ 
ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ 
45.5% 
ИНФОРМАЦИИ 
80% 
66.6% 
70.3% 
95.2% 

ОСТОРОЖНОСТЬ 
ПОТРЕБНОСТЬ В 
ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ 
НЕОПЫТНОСТЬ 
ОТЧУЖДЕННОСТЬ 
36.4% 
ПОСТОЯНСТВЕ 
73.3% 
50% 
59.2% 
39% 

НАПОРИСТОСТЬ 
НЕПРЕДСКАЗУЕМОСТЬ 
ИЗОЛИРОВАННОСТЬ 
ПРИНЯТИЕ 
ТВОРЧЕСТВО 
27.3% 
34.7% 
33.4% 
42% 
37% 

ПЕДАНТИЧНОСТЬ 
ПОТРЕБНОСТЬ В НОВИЗНЕ 
АДАПТИРОВАННОСТЬ 
АКТИВНОСТЬ 
КОНФОРМНОСТЬ 
27.3% 
26.1% 
13.4% 
41.6% 
18.5% 

ЭГОЦЕНТРИЗМ 
 
 
 
 
18.2% 

СТРЕМЛЕНИЕ К 
 
 
 
 
ПОЗНАНИЮ 
18.2% 

НЕСТАНДАРТНОСТЬ 
 
 
 
 
9.1% 

МУДРОСТЬ 
 
 
 
 
9.1% 
 

Приложение 2 
Таблица 2.1 
Корреляционная матрица структуры представлений о профидентичности  студентов I курса  
 
ДОП Я ЭБЯпр. 
П 
АМ  ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
ИсБ 
ИсК  ИсПР.  КИ 
КПИ 
Доп Я   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ЭБЯпр. -0,17   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
П 0,11 
0     
 
           
       
АМ 0,11 

0,36    
 
 
 
 
 
      
 
 
ОПМ -0,36 0 
0,36  0   
 
 
 
 
 
   
 
 
 
 
Т 0 0  -0,11 
-0,5 
-0,5 
           
       
К 0 0  0,23 
0,11 
0,11 
0,36 
         
       
ЛП -0,17 

0,23 
0,11 
0,11 0,36 0     
        
 
 
С 0,11 
0  0 -0,36 -0,36 
0,11 
-0,17
-0,17
     
       
РЛ 0  0 
0,11 
-0,23 -0,23 0,22 -0,11
-0,11
0,11 
        
 
 
З 0,35 
0  0 0 
0  0 0 0,11 
0 0  
       
ИсБ 0,35 

0,67* 
0,23 
0,23  0,9* 0,35 0,67*
0,67* 
0,5  0      
 
 
ИсК 0,11 
0,11 


-0,11
-0,11




 
 
 
 
ИсПр 0 

0,23  0  0 





0  -0,36 0   
 
 
КИ 0,36 

0,47 
0,11 
0,11 0,67* 
0,36 
0,47 
0,47 0,36 

-0,11 
0 0   
 
КПИ 0,11 0 
0,36 0  0 
0,5  0,11 0,36 0,36  0,23 0 -0,23 
0  0 
-0,11  
ДОП Я – дифференцированный осознанный  
ЛП – осознание влияния личности преподавателя; 
положительный образ Я; 
С – самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности; 
ЭБЯпр. - положительный дифференцированный  
РЛ – мотивация развития личности; 
образ Я-профессионал в будущем; 
З – личностные  и  энергетические  затраты  личности  в  процессе 
П – противоречия между образом Я и образом  
профессиональной деятельности; 
Я-профессионал в будущем; 
ИсБ – ощущение идентичности в общении с близкими; 
АМ – альтруистическая направленность; 
ИсК – ощущение идентичности в общении с коллегами; 
ОПМ – отсутствие профессиональных мотивов; 
ИсПр – ощущение идентичности в общении с преподавателями; 
Т – представления о требованиях к личности  
КПИ – кризис профидентичности; 
эффективного профессионала; 
КИ 
кризис 
личностной 
идентичности.
К – значимость карьеры; 
 

Таблица 2.2  
Корреляционная матрица структуры представлений о профидентичности  студентов III курса 
специализации «Клиническая психология»  
 
 
ДОП Я  ЭБЯпр. 
П 
АМ  ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
ИсБ  ИсК 
ИсПР.  КИ 
КПИ 
Доп Я   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ЭБЯпр. 
-0,67* 
 
   
     
            
П -0,67* 
0     
     
            
АМ 
-0,5 
0,11 0,11 
 
     
            
ОПМ 
-0,5 
0  0 0 
     
            
Т 0 0  0 0 
0     
            
К -0,5 
0  0 0 
0  0  
            
ЛП 
-0,5 
0,36 0,36 
0,23 
0  0,23 
0,23 
            
С -0,23 
0,5  0,5 
0,36 
0  0,36 
0,36 
0,11 
             
РЛ -0,11 
0,22  0,22 0,11 

0,11 
0,11 
-0,11 
-0,23 
         
 
 
З -0,35 
0  0 0 
0  0 0 
0 0 0 
          
ИсБ  0- 
0,9* 
0,9*  0,67* 0 
0,67*
0,67* 0,35 0,23  0,5  0,35  
 
 
 
 
ИсК  0 
0,11 

0,23 

0,23  0  0,23 0,11  0  0,11 0   
 
 
 
ИсПр 
0,11 
0,36  0,36 
0,23 
0  0,23 
0,23 
0 0,11 
0,11 
0 0 
     
КИ -0,23 
0,36  0,36 
0,23 
0  0,23 
0,23 
0 0,11 
0,11 
0 0 0 0     
КПИ  -0,5  0 
0,11  0  0 

0  -0,17 -0,36  -0,67* -0,17 -0,17 0 

-0,17   
ДОП Я – дифференцированный осознанный  
ЛП – осознание влияния личности преподавателя; 
положительный образ Я; 
С – самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности; 
ЭБЯпр. - положительный дифференцированный  
РЛ – мотивация развития личности; 
образ Я-профессионал в будущем; 
З – личностные  и  энергетические  затраты  личности  в  процессе 
П – противоречия между образом Я и образом  
профессиональной деятельности; 
Я-профессионал в будущем; 
ИсБ – ощущение идентичности в общении с близкими; 
АМ – альтруистическая направленность; 
ИсК – ощущение идентичности в общении с коллегами; 
ОПМ – отсутствие профессиональных мотивов; 
ИсПр – ощущение идентичности в общении с преподавателями; 
Т – представления о требованиях к личности  
КПИ – кризис профидентичности; 
эффективного профессионала; 
КИ – кризис личностной идентичности. 
К – значимость карьеры; 
 

 
Таблица 2.3  
Корреляционная матрица структуры представлений о профидентичности  студентов V курса  
специализации «Клиническая психология»  
 
 
ДОП Я  ЭБЯпр. 
П 
АМ 
ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
ИсБ 
ИсК ИсПР.
КИ 
КПИ 
Доп Я   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ЭБЯпр. 
-0,67* 
   
        
   
   
 
П 
-0,67* 
0   
        
   
   
 
АМ 
-0,36 
0,23 
0,23 
        
   
   
 
ОПМ 
0 0  0 
0        
   
   
 
Т 
-0,67* 
0  0 
-0,17 
0       
   
   
 
К 
-0,23 
0,36 
0,36 
0,11 
0 0,36 
     
   
   
 
ЛП 
-0,5* 
0,67* 
0,67* 
0,35 
0 0,67* 
0,23 
    
   
   
 
С 
0 0,67* 
0,67* 
0,36 
0 0,67* 
0,23 
0    
   
   
 
РЛ 
0 0,67* 
0,67* 
0,35 
0 0,67* 
0,23 
0 0       
    
З -0,17 
0  0 
-0,17 
0 0 -0,36 
-0,67* 
-0,67* 
-0,67* 
    
   
 
ИсБ  -0,11 0,47 
0,47 
0,36  0 
0,47  0,11  -0,11 -0,11 -0,11 0,47  
   
   
ИсК  -0,11 0,17 
0,17 


-0,11 0,23  -0,23 -0,11 -0,11 0   
   
   
ИсПр -0,9*  -0,11 
-0,11 
-0,36  0 
-0,11  -0,5*  -0,9* -0,9* -0,9* -0,11 
-0,67* 0  
   
КИ  -0,36 0,23  0,23 


0,23 0,11 -0,36 -0,36 0,36 0,23 
-0,23 0 0 
   
КПИ -0,36 0,23 
0,23 


0,23  0,11  -0,36 -0,36 -0,36 0,23 -0,23  0 0 
0   
ДОП Я – дифференцированный осознанный  
ЛП – осознание влияния личности преподавателя; 
положительный образ Я; 
С – самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности; 
ЭБЯпр. - положительный дифференцированный  
РЛ – мотивация развития личности; 
образ Я-профессионал в будущем; 
З – личностные  и  энергетические  затраты  личности  в  процессе 
П – противоречия между образом Я и образом  
профессиональной деятельности; 
Я-профессионал в будущем; 
ИсБ – ощущение идентичности в общении с близкими; 
АМ – альтруистическая направленность; 
ИсК – ощущение идентичности в общении с коллегами; 
ОПМ – отсутствие профессиональных мотивов; 
ИсПр – ощущение идентичности в общении с преподавателями; 
Т – представления о требованиях к личности  
КПИ – кризис личностной профидентичности; 
эффективного профессионала; 
КИ – кризис личностной идентичности. 
К – значимость карьеры; 
 

Таблица 2.4 
Корреляционная матрица структуры представлений о профидентичности  психологов  
с опытом работы до 1 года  
 
 
ДОП Я  ЭБЯпр.  П 
АМ 
ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
ИсБ 
КИ 
ИсК 
КПИ 
Доп Я 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ЭБЯпр. 
-0,29 
          
 
 
 
 
 
П 
-0,9* 
0,47* 
         
 
 
 
 
 
АМ 
-0,9* 
-0,47* 
0         
 
 
 
 
 
ОПМ 
0 0 0 0               
  
Т 
-0,45* 
-0,5* 
0,14 
0,14 
0      
 
 
 
 
 
К 
-0,9 
-0,47* 
0 0 
0 -0,14 
     
 
 
 
 
ЛП  0 
0,33 0,9* 0,9* 0 
-0,7* 0,9*  
 
 
         
С -0,48* 
-0,14 
0,3 
0,3 
0  0,14 
0,3 
-0,48* 
         
РЛ  0 
0,33 0,9* 0,9* 0 
-0,7** 
0,  0 
0,48*  
         
З 

0,33 0,9* 0,9* 0 
-0,7  0,9* 0 
0,48* 0           
ИсБ  -0,9* -0,47* 0 


-0,14 0 
-0,9* -0,29 -0,9* 
-0,9* 
 
   
 
КИ  -0,29 0 
0,48* 0,48* 

0,29 0,41 -0,29 0,14 -0,29 
-0,29 
0,48* 
     
ИсК  -0,9* -0,47* 0 


-0,14 0 
-0,9* -0,29 -0,9* 
-0,4 0  -0,47*  
 
КПИ  -0,45* -0,51* 0,14  0,14  0 
-0,14  0,14  -0,45* -0,14  -0,45* 
-0,45* 0,14  -0,51* 0,14   
ДОП Я – дифференцированный осознанный  
ЛП – осознание влияния личности преподавателя; 
положительный образ Я; 
С – самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности; 
ЭБЯпр. - положительный дифференцированный  
РЛ – мотивация развития личности; 
образ Я-профессионал в будущем; 
З – личностные  и  энергетические  затраты  личности  в  процессе 
П – противоречия между образом Я и образом  
профессиональной деятельности; 
Я-профессионал в будущем; 
ИсБ – ощущение идентичности в общении с близкими; 
АМ – альтруистическая направленность; 
ИсК – ощущение идентичности в общении с коллегами; 
ОПМ – отсутствие профессиональных мотивов; 
ИсПр – ощущение идентичности в общении с преподавателями; 
Т – представления о требованиях к личности  
КПИ – кризис профидентичности; 
эффективного профессионала; 
КИ – кризис личностной идентичности. 
К – значимость карьеры; 
 

Таблица 2.5 
Корреляционная матрица структуры представлений о профидентичности  психологов с опытом работы от 3 лет  
 
 
ДОП Я  ЭБЯпр. 
П 
АМ 
ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
ИсБ 
КИ 
ИсК 
КПИ 
Доп Я 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ЭБЯпр. -0,47   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
П 0  0 
      
    
        
АМ 0,33 0,9*  0  
 
 
   
 
       
 
 
ОПМ -0,5  0,14 
0  -0,45   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Т -0,14 
0,3  0 
-0,48 
0,14 
 
    
 
       
К 0  0 

0  0 0 
    
        
ЛП -0,14 
0,7*  0 -0,14 
0,48 0,29  0  
 
       
 
 
С 0  0,48 0 
-0,29 
0,29 
0,14 0 
-0,14 
 
        
РЛ 0  0 
0 0  0  0 
0 0  0 
      
 
 
З 0 0,48 0 
-0,29 
0,29 
0,14 0 
-0,14 
0  0 
       
ИсБ 0,33 0,9*  0  0 
0,67* 
0,48 
0  0,14 0,33  0 0,33 
   
 
 
КИ -0,57* 
0,14  0 -0,45 
0  -0,14  0 -0,48 
-0,51  0 -0,51 
-0,45 
 
 
 
ИсК -0,14 0,3 
0  -0,48 0,14 0 
0  -0,29 -0,14  0  -0,14 
-0,48 
0,14  
 
КПИ -0,47 0 
0  -0,45 -0,14 -0,29 
0  -0,7* -0,48  0  -0,48 
-0,9* 
-0,14 -0,29  
ДОП Я – дифференцированный осознанный  
З – личностные  и  энергетические  затраты  личности  в  процессе 
положительный образ Я; 
профессиональной деятельности; 
ЭБЯпр. - положительный дифференцированный  
ИсБ – ощущение идентичности в общении с близкими; 
образ Я-профессионал в будущем; 
ИсК – ощущение идентичности в общении с коллегами; 
П – противоречия между образом Я и образом  
ИсПр – ощущение идентичности в общении с преподавателями; 
Я-профессионал в будущем; 
КПИ – кризис профидентичности; 
АМ – альтруистическая направленность; 
КИ – кризис личностной идентичности. 
ОПМ – отсутствие профессиональных мотивов; 
 
Т – представления о требованиях к личности  
эффективного профессионала; 
К – значимость карьеры; 
ЛП – осознание влияния личности преподавателя; 
С – самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности; 
РЛ – мотивация развития личности; 

Таблица 2.6 
Корреляционная матрица структуры представлений о профидентичности врачей - психотерапевтов  
 
 
ДОП Я  ЭБЯпр.  П 
АМ 
ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
ИсБ 
КИ 
ИсК 
КПИ 
Доп Я 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ЭБЯпр. 
-0,36 
         
     
П 
-0,17 
0,11 
        
     
АМ 
0,12 
0,5* 
0,36 
       
     
ОПМ 
-0,11 
0,22 
0,11 
-0,23 
      
     
Т 
-0,17 0,11  0 
-0,36 -0,11  
 
 
 
   
 
 
 
 
К 
0,12 
0,5* 
0,36 
0 0,23 
0,36 
    
     
ЛП 
0,12 
0,5* 
0,36 
0 0,23 
0,36 
0      
        
С 
-0,11 0,22  0,11  -0,23 0 
-0,11 -0,23 -0,23  
   
 
 
 
 
РЛ 
0 0 0 0 0 0 0 0 0  
        
З 
0,35 0,9* 0,67* 0,23 0,5  0,67* 0,23 0,23 -0,11 0   
 
 
 
 
ИсБ 0,35 0,9* 0,67* 0,23 0,5  0,67* 0,23 0,22 0,5  0  0   
 
 
 
КИ  -0,11 0,22  0,11  -0,23 0 
0,11  -0,26 -0,26 -0,11 0  -0,47 -0,47  
 
 
ИсК  -0,17 0,11  0 
-0,36 -0,11 0 
-0,36 -0,36 0 
0  -0,67* 
-0,67* 
-0,36  
 
КПИ -0,11 0,22  0,11  -0,23 0 
0,11  -0,26 -0,26 -0,11 0  -0,47 -0,47 -0,23 0,11   
ДОП Я – дифференцированный осознанный  
ЛП – осознание влияния личности преподавателя; 
положительный образ Я; 
С – самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности; 
ЭБЯпр. - положительный дифференцированный  
РЛ – мотивация развития личности; 
образ Я-профессионал в будущем; 
З – личностные  и  энергетические  затраты  личности  в  процессе 
П – противоречия между образом Я и образом  
профессиональной деятельности; 
Я-профессионал в будущем; 
ИсБ – ощущение идентичности в общении с близкими; 
АМ – альтруистическая направленность; 
ИсК – ощущение идентичности в общении с коллегами; 
ОПМ – отсутствие профессиональных мотивов; 
ИсПр – ощущение идентичности в общении с преподавателями; 
Т – представления о требованиях к личности  
КПИ – кризис профидентичности; 
эффективного профессионала; 
КИ – кризис личностной идентичности. 
К – значимость карьеры; 
 

Приложение 3 
 
 
Таблица 3.1 
Сравнение результатов студентов I курса и студентов III курса с помощью φ-критерия Фишера 
 
ДОП Я  ЭБЯпр. 
П 
АМ  ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
ИсБ 
ИсК  ИсПр. 
КИ КПИ 
Фи-эмп. -1,4 
-0,5 
1,3 
-0,6  -1,4 
-3,5
-0,6 
-0,23 

1,4 



-0,9 0,23 
Фи-крит.  2,31 
   
 
  
   
 
 
 
 
  
 
 0,01 
 
Таблица 3.2 
Сравнение результатов студентов I курса и студентов V курса с помощью φ-критерия Фишера 
 
ДОП Я  ЭБЯпр. 
П 
АМ  ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
И
ИсК ИсПр.
КИ  КПИ 
Фи-эмп. 
-1,9 2,08 
0  -1,6 
-3,5 
-0,6 1,4  1,4  -2,4 -1,9 0,09 -0
0 0,6  -0,9 
0,23 
Фи-крит.  2,31 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 0,01 
ДОП Я – дифференцированный осознанный  
ЛП – осознание влияния личности преподавателя; 
положительный образ Я; 
С – самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности; 
ЭБЯпр. - положительный дифференцированный  
РЛ – мотивация развития личности; 
образ Я-профессионал в будущем; 
З – личностные  и  энергетические  затраты  личности  в  процессе 
П – противоречия между образом Я и образом  
профессиональной деятельности; 
Я-профессионал в будущем; 
ИсБ – ощущение идентичности в общении с близкими; 
АМ – альтруистическая направленность; 
ИсК – ощущение идентичности в общении с коллегами; 
ОПМ – отсутствие профессиональных мотивов; 
ИсПр – ощущение идентичности в общении с преподавателями; 
Т – представления о требованиях к личности  
КПИ – кризис профидентичности; 
эффективного профессионала; 
КИ – кризис личностной идентичности. 
К – значимость карьеры; 
 

Таблица 3.3 
Сравнение результатов студентов I курса и психологов с  опытом работы до 1 года с помощью φ-критерия Фишера 
 
ДОП Я  ЭБЯпр. 
П 
АМ  ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
ИсБ  ИсК  ИсПР 
КИ 
КПИ 
Фи-эмп. 
1,3  3,2 
1,3 -0,6 
-1,3  -0,7  -1,6 1,23 0,69
1,7 0,06 -2, 

-2,6 
-2,9  -2,3 
-1,23 
Фи-крит.  2,31 
 
  
 
     
  
 
 
 
  
 0,01 
 
 
Таблица 3.4 
Сравнение результатов студентов I курса и психологов с опытом работы от 3 лет  
с помощью φ-критерия Фишера 
 
ДОП Я  ЭБЯпр. 
П 
АМ  ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
ИсБ 
ИсК
ИсП КИ  КПИ 
Фи-эмп. 
0,5  1,2 
-1,3 
1,28 
-1,09 1,5 -2,89 1,23 1,4 3,7 3,3 0,35  0 1,3 
-0,9 
-1,8 
Фи-крит.  2,31 
 
 
 
            
 
 
 
 0,01 
ДОП Я – дифференцированный осознанный  
ЛП – осознание влияния личности преподавателя; 
положительный образ Я; 
С – самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности; 
ЭБЯпр. - положительный дифференцированный  
РЛ – мотивация развития личности; 
образ Я-профессионал в будущем; 
З – личностные  и  энергетические  затраты  личности  в  процессе 
П – противоречия между образом Я и образом  
профессиональной деятельности; 
Я-профессионал в будущем; 
ИсБ – ощущение идентичности в общении с близкими; 
АМ – альтруистическая направленность; 
ИсК – ощущение идентичности в общении с коллегами; 
ОПМ – отсутствие профессиональных мотивов; 
ИсПр – ощущение идентичности в общении с преподавателями; 
Т – представления о требованиях к личности  
КПИ – кризис профидентичности; 
эффективного профессионала; 
КИ – кризис 
личностной 
идентичности.
К – значимость карьеры; 
 
 

Таблица 3.5 
Сравнение результатов студентов I курса и врачей -  психотерапевтов с помощью φ-критерия Фишера 
 
ДОП Я  ЭБЯпр. 
П 
АМ  ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
ИсБ 
ИсК 
ИсП КИ  КПИ 
Фи-эмп. 
-0,19  1,3 
-0,11 -0,23 
-1,13  -0,54 0,24 0,24 0,38 2,7 0,06 1,13 1,3  1,5 -2,13 
1,13 
Фи-крит.  2,31 
 
   
       
    
 
 
 0,01 
 
Таблица 3.6 
Сравнение результатов студентов III курса и студентов V курса  с помощью φ-критерия Фишера 
 
ДОП Я  ЭБЯпр. 
П 
АМ  ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
ИсБ 
ИсК  ИсПр. 
КИ 
КПИ 
Фи-эмп. 
0,52  -0,5 
-0,6 -0,23 
-0,06  -1,01 -0,6  -1,4  -1,4  -1,01 0,06  -0,5  0,1 0,06 
-0,9 -1,4 
Фи-крит.  2,31 
 
 
 
          
 
 
 
 0,01 
ДОП Я – дифференцированный осознанный  
ЛП – осознание влияния личности преподавателя; 
положительный образ Я; 
С – самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности; 
ЭБЯпр. - положительный дифференцированный  
РЛ – мотивация развития личности; 
образ Я-профессионал в будущем; 
З – личностные  и  энергетические  затраты  личности  в  процессе 
П – противоречия между образом Я и образом  
профессиональной деятельности; 
Я-профессионал в будущем; 
ИсБ – ощущение идентичности в общении с близкими; 
АМ – альтруистическая направленность; 
ИсК – ощущение идентичности в общении с коллегами; 
ОПМ – отсутствие профессиональных мотивов; 
ИсПр – ощущение идентичности в общении с преподавателями; 
Т – представления о требованиях к личности  
КПИ – кризис профидентичности; 
эффективного профессионала; 
КИ – кризис  личностной идентичности. 
К – значимость карьеры; 
 

Таблица 3.7 
Сравнение результатов студентов III курса и врачей – психотерапевтов с помощью φ-критерия Фишера 
 
ДОП Я  ЭБЯпр. 
П 
АМ  ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
ИсБ 
ИсК 
ИсПР
КИ 
КПИ 
Фи-эмп. 
-1,1  -0,07 
1,3 0,5 
1,28  2,5  -0,11 1,28 0,24 2,75 -,07 -0,37 0,6  1,3  -1,15 
0,38 
Фи-крит.  2,31 
 
 
 
        
    
 
 0,01 
 
Таблица 3.8 
Сравнение результатов студентов III курса и психологов с  опытом работы до 1 года с помощью φ-критерия Фишера 
 
ДОП Я  ЭБЯпр.  П 
АМ  ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
ИсБ 
ИсК 
ИсПР КИ  КПИ 
Фи-эмп. 
0,38  1,8  0,09 
-0,5 
0,69 
0,13 -0,6 
1,3  -0,74  1,7  0,57 -2,9 -2,8 -3,1 -1,5 
0,23 
Фи-крит.  2,31 
   
 
 
  
         
 
 0,01 
ДОП Я – дифференцированный осознанный  
ЛП – осознание влияния личности преподавателя; 
положительный образ Я; 
С – самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности; 
ЭБЯпр. - положительный дифференцированный  
РЛ – мотивация развития личности; 
образ Я-профессионал в будущем; 
З – личностные  и  энергетические  затраты  личности  в  процессе 
П – противоречия между образом Я и образом  
профессиональной деятельности; 
Я-профессионал в будущем; 
ИсБ – ощущение идентичности в общении с близкими; 
АМ – альтруистическая направленность; 
ИсК – ощущение идентичности в общении с коллегами; 
ОПМ – отсутствие профессиональных мотивов; 
ИсПр – ощущение идентичности в общении с преподавателями; 
Т – представления о требованиях к личности  
КПИ – кризис профидентичности; 
эффективного профессионала; 
КИ – кризис личностной идентичности. 
К – значимость карьеры; 
 

 
Таблица 3.9 
Сравнение результатов студентов  III курса и психологов с опытом работы от 3 лет с помощью φ-критерия Фишера 
 
ДОП Я  ЭБЯпр. 
П 
АМ  ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
ИсБ 
ИсК 
ИсПР КИ  КПИ 
Фи-эмп. 
-0,38  0,19 
-1,3 
0,27 
0,88  -3,3 -0,28 -0,87 -1,9 0,06 3,7 2,32 2,1  0,6  -0,06 
-1,3 
Фи-крит.  2,31 
 
 
 
        
     
 
 0,01 
 
 
Таблица 3.10 
Сравнение результатов врачей - психотерапевтов и студентов  V курса  с помощью φ-критерия Фишера 
 
ДОП Я  ЭБЯпр. 
П 
АМ  ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
ИсБ 
ИсК
ИсПР КИ  КПИ 
Фи-эмп. 
-1,7 
-0,7 
-0,11 -0,23 
2,5 
-0,11 -0,23 -1,23 -1,14 0,74  0,069 0,15  0,06
-0,23 -0,65 
-0,65 
Фи-крит.  2,31 
 
  
          
  
 
 0,01 
ДОП Я – дифференцированный осознанный  
ЛП – осознание влияния личности преподавателя; 
положительный образ Я; 
С – самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности; 
ЭБЯпр. - положительный дифференцированный  
РЛ – мотивация развития личности; 
образ Я-профессионал в будущем; 
З – личностные  и  энергетические  затраты  личности  в  процессе 
П – противоречия между образом Я и образом  
профессиональной деятельности; 
Я-профессионал в будущем; 
ИсБ – ощущение идентичности в общении с близкими; 
АМ – альтруистическая направленность; 
ИсК – ощущение идентичности в общении с коллегами; 
ОПМ – отсутствие профессиональных мотивов; 
ИсПр – ощущение идентичности в общении с преподавателями; 
Т – представления о требованиях к личности  
КПИ – кризис профидентичности; 
эффективного профессионала; 
КИ – кризис личностной идентичности. 
К – значимость карьеры; 
 

 
Таблица 3.11 
Сравнение результатов студентов V курса и психологов с  опытом работы до 1 года с помощью φ-критерия Фишера 
 
ДОП Я  ЭБЯпр. 
П 
АМ  ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
ИсБ 
ИсК 
ИсПР КИ  КПИ 
Фи-эмп. 
0,12  1,3 
-0,53 -1,5 
0,06  0,13 -1,97 -0,13 0,06 0,1  0,06
-2,4 -2,8 -2,9 -0,9 
-0,23 
Фи-крит.  2,31 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 0,01 
 
Таблица 3.12 
Сравнение результатов студентов V курса и психологов с опытом работы от 3 лет с помощью φ-критерия Фишера 
 
ДОП Я  ЭБЯпр. 
П 
АМ  ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
ИсБ 
ИсК 
ИсПР КИ 
КПИ 
Фи-эмп. -0,88 
1,5 
-1,9  1,28 -1,09  1,48 -2,89 1,1  1,4 3,7  3,3 0,35 1,33 2,1  -0,9 1,8 
Фи-крит.  2,31 
 
 
 
    
  
     
 0,01 
ДОП Я – дифференцированный осознанный  
ЛП – осознание влияния личности преподавателя; 
положительный образ Я; 
С – самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности; 
ЭБЯпр. - положительный дифференцированный  
РЛ – мотивация развития личности; 
образ Я-профессионал в будущем; 
З – личностные  и  энергетические  затраты  личности  в  процессе 
П – противоречия между образом Я и образом  
профессиональной деятельности; 
Я-профессионал в будущем; 
ИсБ – ощущение идентичности в общении с близкими; 
АМ – альтруистическая направленность; 
ИсК – ощущение идентичности в общении с коллегами; 
ОПМ – отсутствие профессиональных мотивов; 
ИсПр – ощущение идентичности в общении с преподавателями; 
Т – представления о требованиях к личности  
КПИ – кризис профидентичности; 
эффективного профессионала; 
КИ – кризис личностной идентичности. 
К – значимость карьеры; 
 

 
Таблица 3.13 
Сравнение результатов врачей - психотерапевтов и психологов  
с  опытом работы до 1 года с помощью φ-критерия Фишера 
 
ДОП Я  ЭБЯпр. 
П 
АМ  ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
ИсБ 
ИсК 
ИсПР КИ 
КПИ 
Фи-эмп. 
1,5  1,95  -0,43 
-1,78 
-2,5  0,25 -1,6 1,1 0,33 1,9 0,23 
-2, 
65 0,86  1,3 -0,43 
-1,23 
Фи-крит.  2,31 
 
 
 
        
      
 
 0,01 
 
Таблица 3.14 
 
Сравнение результатов врачей - психотерапевтов и психологов с опытом работы от 3 лет  с помощью φ-критерия Фишера 
 
ДОП Я  ЭБЯпр. 
П 
АМ  ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
ИсБ 
ИсК 
ИсП КИ 
КПИ 
Фи-эмп. -0,5 
-1, 

-1,43 
3,2  2,16 
0,69 
-1,3 
-0,15 
0,77 
2,02
-0,73
3,1 
-0,86 
0,56
1,3  -0,5 
Фи-крит.  2,31 
 
   
       
 
 
  
 
 
 0,01 
ДОП Я – дифференцированный осознанный  
ЛП – осознание влияния личности преподавателя; 
положительный образ Я; 
С – самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности; 
ЭБЯпр. - положительный дифференцированный  
РЛ – мотивация развития личности; 
образ Я-профессионал в будущем; 
З – личностные  и  энергетические  затраты  личности  в  процессе 
П – противоречия между образом Я и образом  
профессиональной деятельности; 
Я-профессионал в будущем; 
ИсБ – ощущение идентичности в общении с близкими; 
АМ – альтруистическая направленность; 
ИсК – ощущение идентичности в общении с коллегами; 
ОПМ – отсутствие профессиональных мотивов; 
ИсПр – ощущение идентичности в общении с преподавателями; 
Т – представления о требованиях к личности  
КПИ – кризис профидентичности; 
эффективного профессионала; 
КИ – кризис личностной идентичности. 
К – значимость карьеры; 
 

 
Таблица 3.15 
Сравнение результатов психологов с опытом работы от 3 лет и психологов  
с опытом работы до 1 года  с помощью φ-критерия Фишера 
 
ДОП Я  ЭБЯпр. 
П 
АМ  ОПМ 
Т 
К 
ЛП 
С 
РЛ 
З 
ИсБ  ИсК  ИсПР 
КИ 
КПИ 
Фи-эмп. 0,69 
0,26 
-1,88 
1,61  -0,06 
1,01 
-0,6 
-3,18
0,89
1,4 
1,3 
-0,5  -0,067 1,3 
1,5  -0,31 
Фи-крит.  2,31 
 
    
            
  
 0,01 
ДОП Я – дифференцированный осознанный  
ЛП – осознание влияния личности преподавателя; 
положительный образ Я; 
С – самоорганизация, актуализация внутренних ресурсов личности; 
ЭБЯпр. - положительный дифференцированный  
РЛ – мотивация развития личности; 
образ Я-профессионал в будущем; 
З – личностные  и  энергетические  затраты  личности  в  процессе 
П – противоречия между образом Я и образом  
профессиональной деятельности; 
Я-профессионал в будущем; 
ИсБ – ощущение идентичности в общении с близкими; 
АМ – альтруистическая направленность; 
ИсК – ощущение идентичности в общении с коллегами; 
ОПМ – отсутствие профессиональных мотивов; 
ИсПр – ощущение идентичности в общении с преподавателями; 
Т – представления о требованиях к личности  
КПИ – кризис профидентичности; 
эффективного профессионала; 
КИ – кризис личностной идентичности. 
К – значимость карьеры; 
 


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

32331. Политический режим как элемент формы государства. Понятие режима. Виды режимов. Демократия как режим государства. Ее значение и виды. Антидемократические режимы и их виды 62 KB
  Политический государственный режим это система методов способов и средств осуществления политической власти. По мнению других авторов понятие политический режим более широкое чем понятие государственный режим поскольку включает в себя методы и приемы осуществления политической власти не только со стороны государства но и со стороны политических партий и движений общественных объединений организаций и т. Если первая показывает весь комплекс институтов участвующих в политической жизни общества и в осуществлении политической...
32332. Политическая система общества. Ее понятие, структура, типы. Характеристика отдельных типов политических систем 46.5 KB
  Выделяют следующие компоненты политической системы: 1 политическая организация общества включающая в себя государство политические партии и движения общественные организации и объединения трудовые коллективы и т.; 2 политическое сознание характеризующее психологические и идеологические стороны политической власти и политической системы; 3 социальнополитические и правовые нормы регулирующие политическую жизнь общества и процесс осуществления политической власти; 4 политические отношения складывающиеся между элементами системы...
32333. Место и роль государства и права в политической системе общества 33.5 KB
  Место и роль государства и права в политической системе общества Понятия государство и политическая система общества соотносятся как часть и целое. Государство концентрирует в себе все многообразие политических интересов регулируя явления политической жизни через призму общеобязательности. Именно в этом качестве государство играет особую роль в политической системе придавая ей своего рода целостность и устойчивость. Государство занимает центральное ведущее положение в политической системе общества так как оно: 1 выступает в качестве...
32334. Понятие и роль социальных норм. Деление их на обычаи, нравственные, правовые, корпоративные. Взаимосвязь правовых и иных социальных норм. Другие основания классификации социальных норм 55 KB
  Важнейшим средством организации общественных отношений являются социальные нормы: нормы права нормы морали нормы общественных организаций нормы традиций обычаев и ритуалов. Эти нормы обеспечивают наиболее целесообразное и гармоничное функционирование общества в соответствии с потребностями его развития. Социальные нормы это правила регулирующие поведение людей и деятельность организаций в их взаимоотношениях. Социальные нормы характеризуются рядом признаков: 1.
32335. Сущность права, признаки права и определение его понятия на основе нормативного подхода. Иные подходы к определению понятия права 43.5 KB
  Сущность права признаки права и определение его понятия на основе нормативного подхода. Иные подходы к определению понятия права. Специфика права проявляется в его признаках которые содержатся в приведенном выше определении. Эти признаки заключаются в следующем: 1 право носило волевой характер ибо оно есть проявление воли и сознания людей но не любой воли а прежде всего государственно выраженной воли классов социальных групп элит большинства членов общества; 2 общеобязательность в чем воплощается суверенитет государства...
32336. Характеристика права с позиции естественно-правовой, исторической, психологической, социологической школы. Их оценка. Соотношение права и закона в различных концепциях 43.5 KB
  Характеристика права с позиции естественноправовой исторической психологической социологической школы. Соотношение права и закона в различных концепциях. Становление права есть процесс и результат целенаправленной деятельности человека включающий в себя познание права его восприятие оценку и отношение к нему как к целостному социальному явлению. Учитывая такой плюрализм мнений и сложную природу самого права И.
32337. Право и нравственность (мораль) в современных условиях. Их единство, различие и взаимодействие. Возможные противоречия и пути преодоления 46 KB
  Поэтому не все ученые считают нормы нравственности явлением исключительно социальным. Человек как бы извлекает из себя нормы своего поведения в себе в глубине своей души дает оценку своим действиям. Согласно ей нормы морали имеют двоякую природу: одни имеют в виду самого индивида другие отношение индивида к обществу. Другие же категорически утверждают что нормы нравственности это требования обращенные к человеку извне.
32338. Правовая система. Понятие, элементы, их характеристика. Правовая система и правовое регулирование 48 KB
  В отечественной юриспруденции вопросы правовой системы общества стали интенсивно разрабатываться в конце 1970х начале 1980х годов. Другими словами возникла насущная потребность в синтезе правовой мысли в объединении накопленных знаний и создании целостной системной картины правового регулирования. Понятие правовая система должно быть результатом системного подхода ко всей правовой действительности как к единому объекту результатом проекции на правовую действительность системных категорий прежде всего понятия система . В итоге такого...
32339. Понятие функций права. Система функций права 34 KB
  Понятие функций права. Система функций права. Значение права его роль в жизни общества во многом определяется теми функциями которые выполняет право в процессе воздействия на общественные отношения. Функции права это основные пути каналы правового воздействия выражающие роль права в упорядочении общественных отношений.