1864

Конституционно-правовой статус Кабардино-Балкарской Республики как субъекта Российской Федерации

Диссертация

Политология и государственное регулирование

Становление и развитие национальной государственности Кабардино-Балкарской Республики. Конституционные основы организации государственной власти в Кабардино-Балкарской Республике. Президент и Правительство Кабардино-Балкарской Республики в системе исполнительной власти Кабардино-Балкарской Республики и Российской Федерации. Конституционно-правовые основы взаимоотношений КБР с субъектами Российской Федерации в Южном федеральном округе.

Русский

2013-01-06

1.25 MB

54 чел.


 
 
Министерство образования и науки Российской Федерации 
 
Российская академия государственной службы при Президенте РФ 
 
Северо-Кавказская академия государственной службы 
 
 
 
 
 
 
На правах рукописи 
 
 
 
 
Мамаев Рустам Борисович 
 
 
Конституционно-правовой статус Кабардино-Балкарской Республики 
как субъекта Российской Федерации 
(федеральные стандарты и республиканское регулирование). 
 
 
 
Специальность 12.00.02 – «Конституционное право; муниципальное право» 
 
 
 
Диссертация на соискание ученой степени 
кандидата юридических наук 
 
 
 
Научный руководитель –  
доктор юридических наук 
профессор Ж.И. Овсепян 
 
 
 
 
Ростов-на-Дону -  2004 

 
2
ОГЛАВЛЕНИЕ 
Введение…………………………………………………..……………………………..…..3 
Глава I. Становление и  развитие национальной государственности 
 Кабардино-Балкарской Республики………………………………………………...…....17 
1.1.  Конституционное развитие Кабардино- Балкарской Республики в советский  
 период. Этнические и территориальные проблемы развития…………………...……..17 
1.2.  Конституционное развитие Кабардино- Балкарской  
Республики в постсоциалистический период……………………………….…………...30 
Глава 2. Конституционные основы организации государственной власти  
в Кабардино-Балкарской Республике………………………………………………….....45 
2.1. Государственно-правовые признаки Кабардино- Балкарской  
Республики как субъекта Российской Федерации……………..……………….…..……45  
2.2. Проблемы эффективности организации законодательной власти  
в Кабардино- Балкарской Республики …...………………………………………………65 
2.3. Президент и Правительство Кабардино-Балкарской Республики 
 в системе исполнительной власти  Кабардино- Балкарской  
Республики и Российской Федерации….………………………………………………...81 
2.4. Становление судебной системы Кабардино- Балкарской Республики …………...92 
Глава 3. Конституционные основы взаимоотношений Кабардино-  
Балкарской Республики с Российской Федерацией и другими субъектами 
 Российской Федерации………………………………………………………..….….…..111 
3.1. Предметы ведения и полномочия Кабардино- Балкарской Республики 
 как субъекта Российской Федерации. Практика взаимоотношений с  
РФ по поводу разграничения предметов ведения и полномочий…………….….....…111  
3.2. Гарантии конституционного статуса Кабардино- Балкарской 
 Республики как субъекта Российской Федерации.  
Формы участия в реализации функций федеральной государственной власти…...…133 
3.3. Конституционная ответственность Кабардино- Балкарской  
Республики как субъекта РФ………………………………………………………….....141 
3.4. Конституционно-правовые  основы взаимоотношений КБР с  
субъектами Российской Федерации в Южном федеральном округе………..…..…….156 
Заключение…………………………………………………………………………….….166 
Библиографический список использованной литературы………………………….….175 
 
 

 
3
Введение. 
Актуальность  темы.  Одним  из  наиболее  сложных  вопросов,  с  которым 
столкнулось  государственное  строительство  в  России  постсоциалистического 
периода,  оказалось  формирование  федеративных  отношений.  Процесс  становления 
этих отношений является очень сложным и не завершен до сих пор.  
Среди  наиболее  актуальных  проблем  федерализма,  волнующих  в  настоящее 
время  правоведов  и  политиков,  особое  место  занимают  вопросы    конституционного 
статуса    субъектов  РФ,  оптимизации  территориальной  организации  власти    и 
укрепления ее вертикали при сохранении оптимальных пределов децентрализации. 
В  частности,  если  предшествующее  историческое  развитие  заложило  прочный 
фундамент  Кабардино-Балкарской  государственности,  то  кризис,  а  затем  и  распад 
СССР, 
последующие 
трудные 
процессы 
собственной 
трансформации 
и 
государственно-политической  реконструкции  в  России  вновь  поставили  Кабардино-
Балкарию  перед  необходимостью  фундаментального  выбора  и  явного  выражения 
своей политической воли. 
Это  в  полной  мере  воплотилось  в  содержании  общественно-политических 
процессов  в  Кабардино-Балкарии.  В  предшествующем  десятилетии  на  повестку  дня 
встали  вопросы,  касающиеся  основ  национального  существования  народов – 
суверенитет  или  автономия,  федерализм  или  сепаратизм,  целостность  или  распад 
республики.  По  сути  дела  шел  поиск  политических  форм  реализации  национальных 
интересов.  
Правовой статус субъектов РФ складывался в разные временные периоды и под 
влиянием разных политических тенденций. Отсюда известная противоречивость норм, 
определяющих  правовой  статус  РФ  и  ее  субъектов,  незавершенность  процессов 
создания реального федерализма, что в полной мере относится и к статусу Кабардино-
Балкарии,  а  также  к  характеристике  ее  взаимоотношений  с  Федерацией  и  другими 
субъектами РФ.  
С  принятием  Конституции  РФ 12 декабря 1993г.  коренным  образом  были 
пересмотрены  подходы  к  построению  формы  государственного  устройства.  Новая 
Конституция  РФ  закрепила  равноправие  всех  субъектов  Федерации,  более  четко 
разграничила полномочия между федеральными  органами государственной власти и 
органами государственной власти субъектов РФ.  В последние годы был принят целый 
ряд  важнейших  федеральных  конституционных  законов  и  федеральных  законов, 
 
 

 
4
устанавливающих и регламентирующих правовой статус субъектов РФ: «О принципах 
и  порядке  разграничения  предметов  ведения  и  полномочий  между  органами 
государственной  власти  РФ  и  органами  государственной  власти  субъектов  РФ»  от 
24.06.99г.1  (данный  федеральный  закон  утратил  силу  с 08.07.03г.),2  «Об  общих 
принципах  организации  законодательных  (представительных)  и  исполнительных 
органов  государственной  власти  субъектов  РФ»  от 06.10.99г. (с  изменениями  и 
дополнениями от 29.07.00г., 07.05.02г., 24.07.02г., 11.12.02г., 04.07.03г.)3, федеральные 
конституционные законы «О порядке принятия в РФ и образовании в ее составе новых 
субъектов» от 17.12.01г. и «О судебной системе РФ» от 31.12.96г. (с изменениями и 
дополнениями  от 15.12.01г., 04.07.03г.)4  и  т.д.  Принятие  данных  законов, 
совершенствующих  федеративные  отношения  и  укрепляющих  вертикаль  власти, 
можно отнести к категории  важнейших событий последних лет, предопределяющих 
потребность  в  формально-юридическом,  функциональном  и  других  анализах, 
осуществляемого ими конституционно-правового регулирования. 
Высокие темпы, большие масштабы и радикализм законотворчества в субъектах 
РФ  в  прошедшем  десятилетии  поставили  весьма  остро  проблему    несоответствия 
большого  количества  законодательных  актов  субъектов  РФ  федеральным 
нормативным правовым актам. В решении этой проблемы проделана огромная работа. 
Так,  в 2000-2001гг.  был  выявлен 621 нормативно-правовой  акт  субъектов  РФ  в 
Южном  федеральном  округе,  нарушающий  единое  правовое  пространство  России. 
Подавляющее  большинство  из  них  уже  приведено  в  соответствие  с  федеральным 
законодательством. Судя по заявлениям полномочного представителя Президента РФ 
в  ЮФО  наиболее  оперативно  и  качественно  данная  работа  проведена  в  Кабардино-
Балкарии.5  Однако,  несмотря  на  это  и  в  настоящее  время  остается  ряд 
республиканских  нормативных  актов,  противоречащих  Конституции  РФ  и 
федеральному  законодательству.  Так,  например,  принятие  Закона  КБР  «О 
безопасности»  от 29.11.02г.  №84-РЗ    выходит  за  пределы  полномочий  органов 
государственной власти КБР, предоставленных им Конституцией РФ.  
                                                           
1 Собрание законодательства РФ. 1999г. №26. Ст. 3176. 
2 Российская газета. 08.07.03г. №131 
3 Собрание законодательства РФ. 1999г. №42. Ст. 5005; 2000г. №31 Ст. 3205; 2002г. №19 Ст.1792; 2002г. №30. 
Ст. 3024; 2002г. №50 Ст. 4930; 2003г. №27 (ч.2) Ст. 2709 
4 Собрание законодательства РФ. 1997г. №1 Ст.1; 2001г. №51 Ст. 4825; 2003г. №27 Ст. 2698 
5 Казанцев В.Г. Новая вертикаль власти как условие дальнейшего общественного развития. // Вертикаль власти: 
проблемы укрепления российской государственности в современных условиях. Ростов-на-Дону. СКАГС. 2001г. 
 
 

 
5
Одной  из  самых  затяжных  и  острых  проблем  в  выстраивании  вертикали  власти 
является  проблема  разграничения  полномочий  между  федеральным  центром  и 
регионами.  Причем,  если,  процессу  приведения  регионального  законодательства  в 
соответствие  с  федеральным  практически  уделяется  большое  внимание,  то 
актуальным  и  явно  обойденным  вниманием  является  вопрос  о  приведении   
федеральных  законов  в  соответствие  с  Конституцией  РФ,  особенно  в  той  части,  где 
они вторгаются в компетенцию субъектов РФ. Между тем от решения обеих проблем 
во  многом  зависит  формирование  правового  федерализма  в  России.  Эти 
обстоятельства также обуславливают актуальность диссертационной темы. 
Актуализирует выбранную диссертантом тему также принятие в 2002-2003г. ряда 
федеральных  законов,  внесших  существенные  изменения  в  организацию  выборов, 
модель парламентаризма в субъектах РФ, а также реформирующих систему местного 
самоуправления. 
В  связи  с  тем,  что  федеральный  закон  от 24.07.02г. «О  внесении  изменений  и 
дополнений  в  федеральный  закон  «Об  общих  принципах  организации 
законодательных  (представительных)  и  исполнительных  органов  государственной 
власти  субъектов  РФ»,  требует,  чтобы    не  менее 50 процентов  депутатов 
законодательного  органа  власти  субъекта  РФ  должно  избираться  по  единому 
избирательному 
округу, 
соответствующие 
изменения 
были 
внесены 
в 
законодательство о  выборах КБР  и  7 декабря 2003г.  впервые  в  истории  республики 
выборы  в  Парламент  КБР  проводились  по  «партийным  спискам».  В  результате 
половина  Парламента  республики    сформирована  по  партийному  принципу. 
Формирование  в  структуре  Парламента  КБР  фракций  повлекло  за  собой 
необходимость  принятия  нового  Регламента  Парламента  КБР,  в  корне  меняющего 
порядок его работы.  
Также особую актуальность приобретает тема диссертационного исследования в 
связи  с  изменениями  в  законодательстве  о  местном  самоуправлении.  Федеральный 
закон  от 06.10.03г.  №131-ФЗ  «Об  общих  принципах  организации  местного 
самоуправления  в  РФ»  в  ст. 85  обязал  субъекты  РФ  принять  в  ближайшее  время 
большой  блок  нормативных  актов,  касающихся  реформы  местного  самоуправления. 
Таким  образом,  со  вступлением  в  силу  указанного  федерального  закона,  не  только 
резко  увеличится  количество  муниципальных  образований  в  КБР,  усилится  роль 
республиканского нормотворчества в регулировании местного самоуправления,  но и 
 
 

 
6
изменится  модель  взаимоотношений  между органами  государственной  власти  КБР  и 
органами местного самоуправления в КБР.  
 
Важным элементом, характеризующим актуальность данной работы и одним из 
предметов  диссертационного  исследования  являются  вопросы  о  конституционной 
ответственности КБР как субъекта РФ и конституционной ответственности органов и 
должностных  лиц  публичной  власти  в  КБР.  Данная  проблема  в  настоящее  время 
недостаточно  разработана  как  на  уровне  федерального  конституционного 
регулирования, так и в текущем законотворчестве. В немалой степени причиной тому 
является незавершенность теоретической разработки в российской юридической науке 
вопросов  конституционной  ответственности  как  нового  вида  юридической 
ответственности.  
 
Наконец,  актуальность  избранной  диссертантом  темы  объясняется  и  тем,  что 
большие изменения произошли и в правовой системе Кабардино-Балкарии – принятие 
Конституции КБР 1997г. и внесение в нее Конституционным собранием КБР поправок 
от 19.07.02г и 02.07.03г.; Закона КБР «О правовых актах в КБР» от 03.08.02г.,; законов 
«О Конституционном Собрании КБР», «О Правительстве КБР», «О Конституционном 
Суде  КБР», «О  статусе  столицы  КБР», «О  местном  самоуправлении  в  КБР», «Об 
Избирательной комиссии КБР» и т.д.  
Все  эти  и  другие    события  в  общественно-политической  жизни  республики, 
которые в настоящее время представляются недостаточно изученными в юридической 
науке и побудили к написанию данной диссертационной работы. 
Цели  и  задачи  исследования.  Основными  целями  исследования  являются: 
конкретизация применительно к  КБР общих теоретико-методологических подходов к 
анализу  национальной  федеративной  политике  РФ;  исследование  проблем 
оптимизации разграничения полномочий и предметов ведения РФ и субъектов РФ (в 
конкретном его варианте -  взаимоотношений РФ с КБР); конструирование авторской 
модели механизма установления собственной сферы ведения и полномочий  КБР как 
республики  в  составе  РФ;  сравнительный  анализ  установленных  Федерацией 
минимальных  стандартов  организации  законодательных  (представительных)  и 
исполнительных  органов  государственной  власти  субъектов  РФ  с  конституционно-
правовым  регулированием  в  КБР;  анализ  общих  с  иными  республиками  РФ  и 
специфических для КБР признаков конституционно-правового статуса республики как 
субъекта Российской Федерации.   
 
 

 
7
Для достижения этих целей в работе поставлены следующие задачи
-  исследовать  становление  и  развитие  национальной  государственности 
Кабардино-Балкарской Республики, начиная с момента ее создания и до наших дней: 
проанализировать  этапы  государственного  строительства  республики  в  контексте 
развития  конституционного  и  конституционно-правового  законодательства  России 
начала,  середины,  конца XX столетия,  начала XXI века;  проанализировать 
межэтнические и территориальные проблемы развития государственности КБР; 
-  исследовать  вопросы  конституционных  основ  организации  государственной 
власти  в  КБР,  а  именно  государственно – правовые  признаки  КБР  как  субъекта  РФ, 
форму  правления  и  форму  государственного  устройства  республики,  особенности 
организации  законодательной,  исполнительной  и  судебной  властей  республики,  а 
также их взаимоотношения с федеральными органами государственной власти; 
-  обобщить  наработанный  теоретический  и  практический  опыт  построения 
федеративных  отношений  в  тесной  увязке  с  особенностями  жизнедеятельности, 
ментальности народов республики, условий и особенности развития КБР; 
-  осуществить  сравнительный  анализ  установленных  Федерацией  минимальных 
нормативов  организации  законодательных  (представительных)  и  исполнительных 
органов  государственной  власти  субъектов  РФ  с  конституционно-правовым 
регулированием в КБР; 
-  провести  анализ  конституционных  основ  взаимоотношений  КБР  с  Российской 
Федерацией и ее субъектами. 
Состояние  научной  разработанности.  Тема  диссертационного  исследования 
носит  комплексный  характер,  который  предполагает  необходимость  обращения 
разделам  юриспруденции  и  ряда  других  наук:  философии  права,  теории  и  истории 
государства  и  права,  политологии,  социологии  и  т.д.  Исходя  из  этого, 
источниковедческую  основу  диссертационного  исследования  составила  как 
специальная юридическая литература, так и труды в области других наук. В процессе 
решения  проблем  диссертационного  исследования  были  изучены  разнообразные 
источники:  работы  отечественных  ученых,  архивные  материалы,  нормативные 
правовые акты,  материалы научных конференций, журнальные статьи. 
Проблемам  федерализма  и  статуса  субъектов  Федерации  посвящены  работы 
таких  известных  отечественных  специалистов,  как:  Р.Г.  Абдулатипова,   С.А. 
Авакьяна,  А.Н.  Аринина,  С.Н.  Бабурина,  И.Н.  Барцица,  Л.Ф.  Болтенковой,  Н.В. 
 
 

 
8
Варламовой,  Р.М.  Дзидзоева,  Н.М.  Добрынина,  Д.Л.  Златопольского,  В.В.  Иванова, 
В.Г.  Игнатова,  И.П.  Ильинского,  В.Т.  Кабышева,  Л.М.  Карапетяна,  А.В.  Киселевой, 
К.Д. Коркмасовой, А.Е. Козлова, А.Н. Кокотова, В.А. Кряжкова, О.Е. Кутафина, А.Н. 
Лебедева,  И.Д.  Левина,  А.И.  Лепешкина,  А.А.  Ливерецкого,  В.Н.  Лысенко,  Н.А. 
Михалевой,  Ж.И.  Овсепян,  В.Г.  Пахомова,  Ю.М.  Прусакова,  В.В.  Пустогарова,  В.А. 
Ржевского,  М.С.  Саликова,  В.И.  Синюкова,  И.А.  Умновой,  А.М.  Цалиева,  Т.Я. 
Хабриевой, В.Е. Чиркина, Д.Ю. Шапсугова, Л.А.  Шестакова  
Следует отметить также защищенный в этот же период целый ряд кандидатских 
диссертаций, посвященных общей характеристике статусов конкретных субъектов РФ 
либо  отдельным  аспектам  их  статусов:  Х.А.,  Аджиева,  Д.Б.  Агафонкина,  Р.А. 
Клычева, П.Я. Нечепуренко, И.В. Николаева, У.Ш. Шахманаева, М.М. Яковлева и др. 
В 1998-2003гг.  защищен  ряд  диссертаций,  посвященных  общим  проблемам 
российского  федерализма  и  статусам  отдельных  категорий  субъектов – областей, 
сложноустроенных  субъектов  РФ,  национально-территориальных  субъектов,  либо 
законодательному регулированию на уровне субъектов РФ, либо судам субъектов РФ: 
А.Н.  Аринина,  А.З.  Богатырева,  О.Н.  Громовой,  В.О.  Двадненко,  Дегтева  Г.В.,  Н.М. 
Добрынина,  С.М.  Ермакова,  Р.В.  Знаменщикова,  В.В.  Иванова,  О.О.  Маленко,  А.И. 
Матвиенко, Нарутто С.В., Ю.П. Рыбакина, В.И. Савина, А.В. Саленко, М.О. Становой, 
И.А. Стародубцевой, А.А. Устинова, А.Н. Черткова и т.д. 
Проблемы  разграничения  предметов  ведения  и  полномочий  между  Российской 
Федерацией  и  ее  субъектами  исследуются  в  работах    известных  ученых  юристов  и 
политологов – Р.Г.  Абдулатипова,  С.А.  Авакьяна,  М.В.  Баглая,  Л.Ф.  Болтенковой, 
Р.М.  Дзидзоева,  И.В.  Дудко,  Л.М.  Карапетяна,  М.А.  Краснова,  А.Н.  Лебедева,  И.В. 
Левакина,  Н.А.  Михалевой,  Ж.И.  Овсепян,  Э.В.  Тадевосяна,  А.А.  Тайбакова,  И.А. 
Умновой, А.М. Цалиева, С.М. Шахрая, Б.С. Эбзеева. 
В  ходе  написания  диссертации  были  изучены  также  работы  исследователей 
Кабардино-Балкарии  по  данной  теме.  Это  научные  труды  М.К.  Ажаховой,  А.З. 
Бецукова,  А.С.  Геляхова,  М.Р.  Дышековой,  З.К.  Каширокова,  Ю.М.  Кетова,  З.Х. 
Мисрокова,  Л.А.  Тхабисимовой,  А.В.  Хамукова,  А.К.  Шогенова,  а  также  ученых – 
историков, политологов  и социологов О.Л. Айшаев, М.Т. Ансокова, Х.М. Бербекова, 
А.Х.  Борова,  Т.К.  Галачиева,  М.И.  Геттуева,  В.Д.  Дзидзоева,  Х.М.  Думанова,  В.Х. 
Кажарова,  В.Ж.  Кудаева,  Т.А.  Машукова,  Х.Х.  Сабанчиева,  Х.Ф.  Тазиева,  Ж.А. 
Хаджиева,  Х.И. Хутуева, О.Л. Шогенцуковой, С.Э. Эбзеевой.  
 
 

 
9
Большое  значение    в  диссертационном  исследовании  придается  вопросу  о 
конституционной  ответственности  субъектов  РФ  и  их  должностных  лиц.  Изучению 
вопросов  конституционной  ответственности  посвящены  работы  С.А.  Авакьяна,  К.С. 
Бельского,  И.Н.  Барциц,  В.А.  Виноградова,  И.В.  Гончарова,  А.А.  Иванова,  Т.Д. 
Зражевской,  М.Н.  Карасева,  Н.М.  Колосовой,  А.А.  Кондрашова,  Ж.И.  Овсепян,  В.А. 
Сивицкого, Д.Т. Шон, И.А. Умновой. 
Однако,  проведенные  в  литературе  научные  исследования  статусов  категорий 
субъектов РФ и тем более – конкретных субъектов РФ – не исчерпывают актуальность 
проблем,  поставленных  в  настоящем  диссертационном  исследовании.  Анализ 
научных  работ,  литературы  показывает,  что  вопросы  статуса  республики  в  составе 
Российской  Федерации  вызывают  много  споров    ученых  и  специалистов.  В  научной 
литературе  недостаточно  проанализированы  и  изучены  вопросы  конституционно-
правового  статуса  республик  в  составе  РФ,  и  в  частности,  Кабардино-Балкарии  с 
учетом  многочисленных  изменений,  произошедших  в  законодательстве  РФ,  а  также 
общественно-политической жизни страны в последние годы.  
Объектом исследования данной работы является один из наиболее актуальных 
и 
дискуссионных 
институтов 
современного 
российского 
федерализма - 
 
конституционно - правовой  статус  субъекта  Российской  Федерации  (на  материалах 
Кабардино-Балкарии)  в    его    соотносимости  со  статусом  федерации  в  контексте 
процессов  формирования  нового  федерализма  в  России,  максимальной  реализации 
конституционной (Конституция РФ 1993г.) концепции нового федерализма. 
  Предметом  исследования  является  законодательство  РФ  и  КБР  о  статусе 
субъекта  РФ,  истории  и  предыстории  развития  государственности  КБР,  современная 
государственно-правовая  практика  развития  Кабардино-Балкарии  в  составе  РФ, 
проблемы  реформы  федеративного  устройства    России,  материалы  практической 
реализации в КБР новейшего федерального законодательства о порядке формирования 
и новых формах организации публичной власти в субъектах РФ. 
Методология  исследования.  Характер задач,  поставленных  в  диссертационном 
исследовании,  определил  необходимость  комплексного  использования  научных 
методов исследования. Для раскрытия конституционно-правового статуса республики 
в  составе  Российской  Федерации  применялись  общенаучные  методы  познания: 
формально-юридический,  системный,  сравнительно-правовой,  исторический  методы. 
В  определенном  объеме  в  работе  использовался  ряд  специальных  методов: 
 
 

 
10
функциональный,  статистический.  Конкретно-социологический  и  др.  Эмпирической 
базой  диссертационного  исследования  стали  нормативные  правовые  акты 
федерального  и  регионального  уровня,  начиная  с 1917г.  и  до  настоящего  времени. 
Хронологические  рамки  исследования  охватывают  период  с 1917г.  до  настоящего 
времени.  
Теоретическое  и  практическое  значение  диссертационного  исследования 
заключается  в  том,  что  изложенный  в  ней  целостный  (комплексный)  анализ 
конституционно-правового статуса республики в составе  РФ на примере Кабардино-
Балкарии    может  способствовать    дальнейшей  теоретической  разработке  таких  
актуальных  проблем  конституционного  развития  субъектов  РФ  как  гарантии 
конституционного  статуса  и  конституционная  ответственность  субъектов  РФ;  
развитие  федеральной  конституционной  концепции  разграничения    предметов 
ведения  и  полномочий;  позволит  усовершенствовать  механизм  разграничения 
предметов  ведения  и  полномочий  между  РФ  и  ее  субъектами  и,  в  частности,  при 
установлении  предметов  ведения  субъектов  Федерации;  конституционно-правовые 
основы взаимоотношений субъектов РФ  «по –горизонтали». 
 
Практическая  реализация  ряда  положений  настоящей  диссертации    позволит 
внести  изменения  в  организацию  системы  органов  государственной  власти 
Кабардино-Балкарии,  в  том  числе  усовершенствование  механизма  взаимоотношений 
между  исполнительной  и  законодательной  властями  и  т.д.  Некоторые  положения 
данной работы могут быть иметь практическое применение при работе Правительства 
КБР,  Аппарата  Президента  КБР  по  усовершенствованию  двусторонних  отношений  с 
иными  субъектами  РФ,  в  том  числе  в  рамках  институтов  Южного  федерального 
округа.  
Значимость работы определяется также возможностями ее использования 
в качестве спецкурса, учебного пособия по конституционному праву РФ и субъектов 
РФ, региональному праву. 
 
Апробация  работы  проведена  на  научных  конференциях  и  симпозиумах  в 
Москве  (декабрь 2002г.,  апрель 2003г.,  декабрь 2003г.),  Ростове-на-Дону  (октябрь 
2001г.),  Екатеренбурге  (март 2003г.),  Новосибирске  (апрель 1999г.,  апрель 2000г.), 
Нальчике  (апрель 2000г.,  ноябрь 2001г.),  при  обсуждений  проблемных  лекций  в 
учебном процессе. По теме диссертационного исследования опубликовано двенадцать  
работ,  в  том  числе  в  общероссийских  научных  изданиях – «Государство  и  право» 
(2003г. №4), «Журнал российского права» (2002г. №2), «Гражданин и право» (2002г. 
 
 

 
11
№10/11, 2003г.  №3), «Политика  и  право» (2002г.  №9, 2003г.  №3, 2003г.  №8),  в 
«Северо-Кавказском  юридическом  вестнике» (2003г.,  №1),  альманахе  социально-
политических  и  правовых  исследований  Кабардино-Балкарского  научного  центра 
Российской Академии наук и т.д.  
 
  Некоторые  положения  диссертационного  исследования,  касающиеся  анализа 
соотношения норм федерального и республиканского законодательства и выявленных 
при  этом  несоответствий,  были    использованы  при  проведении  правовых  экспертиз 
нормативных  актов  КБР    Управлением  Министерства  юстиции  РФ  по  КБР, 
Управлением МНС России по КБР, Прокуратурой КБР, Парламентом КБР, органами 
местного самоуправления республики. 
Научная новизна диссертационного исследования состоит, прежде всего, в 
самом  подходе  к  исследованию  поставленной  проблемы  как  сложной  и 
многоплановой,  что  находит  свое  выражение  в  основных  положениях  и  выводах, 
разработанных  автором  и  выносимых  им  на  защиту.  В  диссертации  предпринята 
попытка  подойти  к  рассмотрению  вопросов  конституционно-правового  статуса 
республики в составе РФ  на основе обобщения теоретического наследия выдающихся 
западных  и  отечественных  ученых,  большого  комплекса  сравнительно-правового 
материала,  дать  им  современную  оценку,  попытаться  проследить  эволюцию 
становления государственности КБР как субъекта РФ.  
Диссертационное  сочинение  представляет  собой  первое  комплексное  мо-
нографическое исследование современных актуальных проблем государственно-правового 
строительства  в  Кабардино-Балкарии    с  учетом  обобщения  и  анализа  новейшего 
законодательства и практики его применения. Диссертация характеризуется как новизной 
поставленных  задач,  выдвижения  и  обоснования  основных  положений,  так  и  тем,  что 
сформулированные  в  нем  выводы  и  предложения  имеют  концептуальную,  научно-
теоретическую  и  практическую  значимость  для  совершенствования  конституционно-
правового статуса КБР как субъекта Российской Федерации и укрепления федеративных 
отношений на современном этапе. 
 Диссертантом  предпринят  анализ  исторических  процессов  становления  и 
конституционного  развития  государственности  в  КБР  на  основе  предложенной  им 
периодизации  развития  государственно-правового  статуса  КБР,  что  позволило  сделать 
выводы  о  сложном,  противоречивом,  но  последовательном  процессе  укрепления 
государственности  КБР  как  субъекта  РСФСР,  а  в  последующем – субъекта  Российской 
 
 

 
12
Федерации.  Предлагаемый  в  диссертации  подход  позволил  автору  дать  юридические 
(государственно-правовые)  характеристики  КБАССР,  а  в  последующем - КБР  в  их 
развитии, показать историческую преемственность процессов формирования современного 
правового статуса республики. 
Важным  элементом,  характеризующим  научную  новизну  диссертационного 
исследования,  составляет  то,  что  автор  анализирует  изменения,  федерального  и 
регионального законодательства 2002-2003гг., направленные на усиление партийного 
характера  выборов  на  уровне  субъектов  РФ,  обеспечиваемое  федеральным 
законодательством,  что  предполагает  новую  модель  парламентаризма  в  республике;  
резкое  увеличение  числа  муниципальных  образований,  в  следствие  чего  меняется  и 
модель  разграничения  полномочий  между  органами  государственной  власти  КБР  и 
органами местного самоуправления. 
Большое  внимание  в  работе уделено  исследованию  государственно-правовых 
вопросов  конституционной  ответственности  органов  государственной  власти 
республики  как  субъекта  РФ  в  современный  период  и  разработке  путей  ее 
совершенствования.  Обеспечение  конституционной  законности  и  ответственности  в 
деятельности  органов  государственной  власти  субъектов  РФ  должно  стать  одним  из 
основных направлений в государственном строительстве. Новыми являются и данные 
в работе предложения о целесообразности внесения соответствующих поправок, как в 
федеральное, так и региональное законодательство. 
В  работе  даются  авторские  оценки  институтов  государственности  КБР,  ее 
территориального  верховенства  при  соблюдении  принципа  суверенитета  РФ,  высшей 
юридической  силы  Конституции  КБР  как  субъекта  Российской  Федерации,  выявляются 
иные  государственно-правовые  признаки,  определяются  основные  пути  совершенствования 
конституционно-правового статуса КБР и федеративных отношений в России в целом. 
 
 
Структура диссертации включает введение, три главы, состоящие из 10 
параграфов,  заключение и список использованной литературы. 
 
Во  введении  обосновывается  актуальность  рассматриваемой  темы,  состояние 
научной  разработанности  проблемы,  определяются  предмет,  цели  и  задачи 
исследования,  излагаются  его  теоретические  и  методологические  основы,  показана 
научная новизна и практическая значимость диссертационной работы. 
Первая  глава – «Становление  и    развитие  национальной  государственности  
Кабардино-Балкарской Республики» состоит из двух параграфов.  
 
 

 
13
Первый  параграф – «Конституционное  развитие  КБР  в  советский      период. 
Этнические  и  территориальные  проблемы  становления» - посвящен  становлению 
Кабардино-Балкарии.  Диссертант  предпринимает  попытку  провести  периодизацию 
истории  становления  государственности  республики.  Основанием  для  такой 
периодизации 
является 
два 
критерия: 
во-первых, 
динамика 
способов 
территориального 
самоопределения 
Кабардино-Балкарии 
(административно- 
территориальные  формы,  автономизация  через  создание  автономной  области, 
автономной республики РСФСР, самоопределение посредством создания республики 
(государства)  в  составе  РФ),  а,  во-  вторых,  изменения  конституционно-правовых 
основ  обеспечения  ее  государственности  (Конституции  СССР,  РСФСР,  РФ,  самой 
Кабардино-Балкарии-  Конституции  КБАССР 1937г., 1944г., 1957г., 1978г., 
Конституция КБР 1997г.).  
Во втором параграфе – «Конституционное развитие КБР в постсоциалистический 
период»-  анализируется период 90-х годов 20 века – период бурных преобразований в 
общественно-политической 
жизни 
республики: 
принятие 
Декларации 
о 
государственном  суверенитете  КБССР,  развал  советской  системы  органов 
государственной  власти  и  создание  институтов  Президента  КБР,  двухпалатного 
Парламента  республики,  Конституционного  суда  КБР,  подписание  Договора  с 
Российской  Федерацией  о  разграничении  предметов  ведения  и  полномочий  между 
органами  государственной  власти  РФ  и  органами  государственной  власти  КБР, 
принятие новой Конституции КБР в 1997г., внесение в нее существенных поправок в 
2001, 2003гг.  В  этой  главе  специальное  внимание  уделено  этническим  и 
территориальным проблемам развития государственности КБР. 
Вторая глава – «Конституционные основы организации государственной власти в 
КБР» включает в себя четыре параграфа. В этой главе анализируются государственно-
правовые  признаки  КБР  как  субъекта  РФ;  проблемы  эффективности  организация 
законодательной и исполнительной ветвей власти в республике;  их взаимоотношения 
между собой и с территориальными органами федеральных органов исполнительной 
власти;  становление    судебной  власти  в  КБР  (Конституционного  Суда  КБР  и 
института мировых судей). 
Первый  параграф - «Государственно-правовые  признаки  КБР  как  субъекта  РФ»- 
посвящен  основным  государственно  –правовым  признакам  КБР  как  субъекта  РФ, 
вместе  с  тем  имеющей  свои  специфические  особенности.  Поскольку  Кабардино-
 
 

 
14
Балкария – один  из  субъектов  РФ,  соответственно  в  ее  развитии  можно  выделить 
многие  признаки,  черты,  общие  для  всех  или  многих  субъектов  РФ.  Вместе  с  тем  в 
эволюционных  процессах,  происходящих  в  республике,  имеется  специфика, 
особенности,  обусловленные  своеобразием  ее  истории,  национального  состава 
населения,  традициями  и  обычаями  коренных  этносов,  сложностью  политических 
процессов,  происходящих  в  Северо-Кавказском  регионе,  которые  обуславливают 
своеобразие путей решения общих и локальных проблем. 
Второй  параграф – «Проблемы  эффективности  организации  законодательной 
власти в КБР» посвящен исследованию статуса законодательного органа республики. 
Научная  концепция  и  разработанные  на  ее  основе  рекомендации  позволят 
совершенствовать систему этих органов, повышать эффективность их работы.  
В  работе  большое  внимание  уделяется  вопросу  о  том,  какой  должна  быть 
структура  Парламента  КБР:  однопалатный  или  двухпалатный  орган?  Конституция 
КБР 1997г.  в  редакции,  действовавшей  до 02.07.03г.,  устанавливала  двухпалатный 
законодательный орган. В соответствии с поправками  к Конституции республики от 
02.07.03г.  Парламент  КБР    реформируется  в  однопалатный  орган  с  численностью  в 
110  депутатов,  при  том  что  профессионально  будут  работать  только 22 депутата. 
Автор  считает  оптимальным  вариантом  преобразование  Парламента  республики  в 
однопалатный  орган  с  численностью  в 55 депутатов  (по 5 депутатов  от  каждой 
административно-территориальной  единицы  республики)  и  при  этом  все  депутаты 
должны работать на постоянной основе.  
Вместе  с  тем,  преобразовывая  Парламент  в  однопалатный  орган,  необходимо 
обеспечить и определенные элементы его федерализации. Имеется в виду сохранение 
Комитета  по  межнациональным  вопросам,  который  был  в  структуре  прежнего 
Парламента. Данный Комитет состоит из 15 человек (5- кабардинцев, 5-балкарцев, 5-
русских) и призван защищать этнические интересы народов республики.   
Третий параграф – «Президент и Правительство КБР в системе исполнительной 
власти  КБР  и  РФ»  посвящен  организации  исполнительной  власти  в  республике,  его 
особенностям;  анализируется  правовой  статус  Президента  и  Правительства  КБР,  их 
взаимоотношения  с  федеральными  органами  исполнительной  власти,  в  том  числе  с 
территориальными органами федеральных органов исполнительной власти в КБР.  
В  данном  разделе  диссертант  анализирует  положения  Конституции  КБР  и 
республиканских законов, касающиеся правового статуса Президента и Правительства 
 
 

 
15
КБР  с  точки  зрения  их  соответствия  нормам  федерального  закона  «Об  общих 
принципах  организации  законодательных  (представительных)  и  исполнительных 
органов  государственной  власти  субъектов  РФ»;  при  этом  выявляется  ряд 
противоречий, требующих своего устранения.  
Четвертый  параграф – «Становление  судебной  системы  КБР»-  посвящен 
становлению и правовому статусу судов республики – Конституционного суда КБР и 
мировых судей. 
Автор  обосновывает  актуальность  и  необходимость  наличия  конституционных 
судов  в  субъектах  РФ.  Функционирование  конституционных  (уставных)  судов 
субъектов РФ весьма актуально с позиции интересов и Федерации в целом, и в то же 
время  это  соответствует  интересам  субъектов  РФ.  С  позиции  «федерального 
интереса»  функционирование    конституционных  (уставных)  судов  субъектов  России 
актуально,  поскольку,  во-первых,  с  их  созданием  Федерация  отождествляет 
достижение  такой  глобальной  цели,  как  формирование  в  России  «правового 
федерализма».6  
Третья глава – «Конституционные основы взаимоотношений КБР с РФ и другими 
субъектами РФ» состоит из четырех параграфов.  
Первый  параграф  называется  «Предметы  ведения  и  полномочия  КБР  как 
субъекта  РФ.  Особенности  взаимоотношений  КБР  с  РФ  по  поводу  определения 
предметов  ведения  и  полномочий».  Здесь  автор  проводит  анализ  соотношения 
предметов  ведения  и  полномочий  РФ,  предметов  совместного  ведения  и  предметов 
ведения КБР.  
    
В  результате  сравнительного  анализа  Конституции  РФ,  федерального 
законодательства  и  законодательства  КБР,  диссертантом  обнаружен  целый  ряд 
нарушений  в  республиканском  регулировании  законодательства  о  разграничении 
государственной  власти  по  вертикали.  Особое  место  в  работе  уделяется  остаточной 
компетенции  субъектов  РФ,  выступающей  одновременно  и  как  исключительная 
компетенция.  При  определении  остаточной  компетенции  наряду  с  общей, 
федеральной  конституционно-правовой  схемой  важную  роль  играет  и  Конституция 
КБР, в статье 69 которой установлены предметы ее ведения.  
                                                           
6 Ж.И. Овсепян. Становление конституционных и уставных судов в субъектах РФ (1990-2000гг.). М., 2001г. 
 
 

 
16
Второй  параграф  называется    «Гарантии  конституционного  статуса  КБР  как 
субъекта  РФ.  Формы  участия  в  реализации  функций  федеральной  государственной 
власти».   Здесь диссертант  выделяет два способа защиты субъектом РФ своих прав: 
 
Во-первых, внесудебная защита, которая реализуется посредством апелляции к 
Президенту  РФ  как  гаранту  Конституции  России:  с  обращением  об  использовании 
согласительных  процедур  для  разрешения  разногласий  между  органами 
государственной власти РФ и органами государственной власти субъекта РФ (ч.1 ст. 
85  Конституции  РФ);  во-вторых,  выделяется  такой  способ,  как  судебная  защита, 
которая  реализуется  посредством  обращения  в  Конституционный  суд  РФ  с 
соответствующими запросами.  
  Третий параграф называется  «Конституционно - правовая ответственность КБР 
как  субъекта  РФ»  и  посвящен  конституционно-правовой  ответственности  органов 
государственной  власти  республики    и  ее  должностных  лиц.   В  диссертации 
исследуются  теоретические  аспекты  конституционной  ответственности,  круг 
субъектов, объекты и основания конституционной ответственности должностных лиц 
и органов государственной власти  уровня субъектов РФ.   
Ответственность субъекта Федерации за нарушение федеральной Конституции и 
федерального  законодательства  можно  определить  как  последствия  нарушения 
федеральной  дисциплины.  Это -   ответственность  за  ненадлежащее  осуществление 
публичной власти. Естественно,  что в случае систематического и грубого нарушения 
органами государственной власти и управления республики требований Конституции 
РФ  и  федерального  законодательства  в  отношении  их  должны  быть  применены 
соответствующие меры ответственности.  
Четвертый  параграф  называется  «Конституционно-правовые    основы 
взаимоотношений КБР с субъектами РФ в Южном федеральном округе». Анализируя, 
практику  заключения  двусторонних  договоров  между  субъектами  РФ,  автор 
указывает,  что  по  состоянию  на 01.04.04г.  Кабардино-Балкария  заключили 
двусторонние  договора  и  соглашения  с 15 субъектами  РФ.  Значение  данных 
договоров  очень  велико  для  республики  как  с  социально-экономической,  так  и  с 
общественно-политической  точки зрения. 
В заключении подводятся итоги исследования, обобщаются сделанные выводы 
и внесенные предложения. 
 
 
 

 
17
Глава I. Становление и  развитие национальной  государственности Кабардино-
Балкарской Республики. 
 
1.1.  Конституционное развитие КБР в советский период. Этнические и 
территориальные проблемы развития. 
 
На разных этапах исторического развития отношения между двумя титульными 
народами    Кабардино-Балкарской  Республики  складывались  по  разному:  
независимые  друг  от  друга  в  правовом  отношении    Кабарда  и  Балкария  (до 1921г.), 
Кабарда  и  Балкария  как  субъекты  Горской  АССР (1921-1922гг),  единая  Кабардино-
Балкарская автономная область (1922-1937гг.), а затем и Кабардино-Балкарская АССР 
(1937-1944гг.),  полная  ликвидация  государственности  балкарцев  и  преобразование 
КБАССР  в  Кабардинскую  АССР (1944-1957гг.),  вновь  создание  единой  Кабардино-
Балкарской АССР (1957-1991гг.), резкое осложнение межнациональных отношений и, 
как  результат,  неудавшаяся  попытка  создания  Республики  Балкария  и  Кабардинской 
Республики  как  отдельных  субъектов  Российской  Федерации (1991-1992гг.), 
преобразование КБССР в Кабардино-Балкарскую Республику.   
Первым  этапом  конституционно-правового  развития  государственности 
кабардинского  и  балкарского  народов  в  исследуемый  период  является  вхождение  в 
состав  Терской  советской  Республики,  куда  до 1921г.  Кабарда  и  Балкария  входили 
как  самостоятельные  субъекты.  Терская  республика  была  провозглашена II съездом 
народов  Терека 17.03.18 г.  в  Пятигорске.  Съездом  была  принята  Конституция 
Терской    республики,  определившая  государственное  устройство  республики, 
структуру ее органов, отношения республики с Россией и т. д.  
Терская  Советская  республика  в  конституционном  порядке  признавалась 
«нераздельной  составной  частью  Российской  Федерации».  Подчеркивание  этого 
факта  в  Конституции  имело  тогда  особое  значение,  так  как  многочисленные 
контрреволюционные  «правительства»,  то  и  дело,  возникавшие  в  ходе  гражданской 
войны на Северном Кавказе, не раз объявляли о «полном отделении» Терской области 
и всего Северного Кавказа от Советской России.7 
Выделение  Терской  области  в  особую  республику  в  составе  Российской 
Федерации не было оформлено каким-либо общероссийским законодательным актом.  
                                                           
7  Эбзеева С.Э.. Становление советской национальной государственности народов Северного Кавкаа». М., 1976г. 
С. 45. 
 
 

 
18
В  этом  тогда  и  не  было  особой  необходимости.  Главное  состояло  не  в 
формально-юридической стороне дела, а  в фактическом положении, в практическом 
сплочении  трудящихся  различных  наций  России  для  борьбы  с  контрреволюцией  и 
интервенцией.  Кстати,  так  же  были  провозглашены  в  качестве  составных  частей 
России    Украинская  Советская  республика  (декабрь 1917 г.)  и  Туркестанская 
Советская  республика (1918 г.).  Аналогично  решался  вопрос  и  при  провозглашении 
других советских республик на Северном Кавказе.  
Конституция Терской республики говорит в пользу определения статуса Терской 
Совет республики в рамках РФ как автономии, причем довольно широкой.  
Согласно  ее  Конституции  имела  право  устанавливать  косвенные  налоги, 
вступать в договорные отношения с соседними государственными образованиями.  
Широта  автономии  Терской  Советской  республики    объяснялась  условиями  ее 
возникновения и существования. Республика была окружена врагами, поэтому многие 
вопросы первостепенной важности должны были в силу необходимости решаться ею 
на собственный страх и риск.  
По  своему  государственному  устройству  Терская  Советская  республика  была 
определена  Конституцией  как  «союз  народов  и  племен,  политическое  участие 
которых в управлении областью выражается в пропорциональном представительстве 
в  составе  единого  объединенного  органа  областной  власти».  Это  конституционное 
определение  с  достаточной  четкостью  отражало  структуру  делегатского  состава II  
съезда народов Терека по национальностям, поскольку делегаты посылались на съезд 
не  только  от  Советов  рабочих,  крестьянских,  казачьих  депутатов,  но  и  по  признаку 
национальной  принадлежности - от  ингушей,  осетин,  кабардинцев,  балкарцев, 
чеченцев,  кумыков,  казаков.  Съездом  был  сформирован  Терский  Народный  Совет - 
высший орган государственной власти в период между съездами.  
Для непосредственного управления делами республики Народный Совет избирал 
Совет  Народных  Комиссаров,  который  руководствовался  «в  своей  деятельности 
директивами  и  указаниями,  преподанными  Терским  Народным  Советом».  В  период 
между  сессиями  Народного  Совета  контроль  за  деятельностью  СНК  республики 
осуществлял постоянно действующий Президиум Народного Совета. Еще одна черта 
в структуре органов Терской республики должна быть отмечена как характерная.  В 
составе  ее  правительства  в  связи  с  многонациональностью  населения  республики  и 
 
 

 
19
наличием острых национальных проблем был учрежден по примеру РСФСР Нарком 
по делам национальностей.  
Терская  Советская  республика  строилась  как  унитарное  многонациональное 
государство  с  автономией  всех  ее  внутригосударственных  административно-
территориальных подразделений - национальных округов и  казачьих отделов.  
Государственно-правовая  природа  национальных  округов,  существовавших  в 
разное  время  на  Тереке,  неоднократно  обсуждались  в  специальной  литературе. 
Например,  Х.М.  Бербеков  пишет,  что  «Кабардинский  и  Балкарский  национальные 
округа  как  административные  единицы  являлись  началом  строительства 
национальной    государственности  Кабарды  и  Балкарии,  которая  получила 
дальнейшее развитие в форме автономии Кабардино-Балкарии».8 Ю.И. Кониев, хотя 
и  выражает  свое  несогласие  с  приведенными  высказываниями,  тем  не  менее,  по 
существу,  и  сам  встает  на  ту  же  позицию. «Вне  всякого  сомнения – пишет  он, 
ссылаясь при этом в подтверждение своей мысли на ленинскую идею о возможности 
создания  автономных  национальных  округов    даже  с 50-тысячным  населением, - 
округа  тоже  являлись  формой  национальной  государственности».  И  далее: 
«Осетинский,  Балкарский,  Карачаевский  и  другие  округа  не  были  обычными 
административными  единицами.  Организованные  в  результате  волеизъявления 
соответствующих  народностей,  они  строились  по  национально-территориальному 
признаку,  решали  национальные  проблемы.  Руководили  ими  в  основном 
представители местных национальностей, и по компетенции эти округа не уступали 
появившимся значительно позднее национальным округам Севера».9 
Различие  между  двумя  приведенными  точками  зрения  заключается  в  том,  что 
Х.М.  Бербеков  и  некоторые  другие  исследователи  считают  исходным  пунктом 
становления  национальной  государственности  горских  народов  Северного  Кавказа 
само создание национальных округов независимо от их пребывания в составе Терской 
советской республики или Горской АССР, в то время как Ю.И. Кониев настаивает на 
безусловной  обязательности  учета  этого  последнего  обстоятельства. «Ошибочность 
этой  точки  зрения, - пишет  Ю.И.  Кониев,-  заключается    в  игнорировании  Терской  и 
Горской  республик  как  этапов  национально-государственного  строительства  в 
Ингушетии,  Чечне,  Балкарии  и  Карачае.  Не  национальные  округа  сами  по  себе  и  не 
                                                           
8 Бербеков Х.М.. К вопросу об образовании национальной государственности Кабардино-Балкарии. Нальчик, 
1961г. С.13. 
9 Кониев Ю.И.. Национально-государственное строительство на Тереке. Орджоникидзе. 1969г. С. 46. 
 
 

 
20
автономные области, образованные в 1921-1924гг., а Терская республика, возникшая в 
феврале 1918г.,  явилась  началом  строительства  национальной  государственности 
народов  Терека.  Становление  государственности  горских  народностей  началось  с 
момента создания Терской автономной республики и получило дальнейшее развитие в 
Горской АССР».10 
И та, и другая позиции  исходят из положения, представляющегося совершенно 
правильным:  национальные  округа  в  рамках  Терской  Советской  республики  и 
Горской  АССР  являлись  формой  национальной  государственности.  В  то  же  время 
автор считает обоснованной замечание Ю.И. Кониева по поводу высказываний Х.М. 
Бербекова,  рассматривающего  как  форму  национальной  государственности  только 
отдельную  административно-обособленную  национально-автономную  единицу. 
Исторически  сложилось  так,  что  округа  в  Терской  республике  строились  по 
национальному  признаку.  Ну  а  если  бы  этого  не  было,  если  бы  входившие  в  состав 
республики  кабардинский,  балкарский,  осетинский  и  другие  народы  не  имели  своих 
отдельных  округов?  Была  бы  Терская  республика  выражением  их  национальной 
государственности?  Думаем,  что  была  бы.  Кабардинский  и  балкарский  народы  в 
течение  последних 80 лет  имеют  свою  национальную  государственность  в  рамках 
совместной республики, Дагестан-это национальная государственность всех и каждой 
из  многочисленных  народностей  этой  республики.  Следовательно,  национальные 
округа – будь  то  в  рамках  Терской  республики  или  Терской  области 1920г. 
представляли  собой    автономные  внутригосударственные  единицы,  одну  из  форм 
национальной государственности. 
Вопрос об образовании особой автономной республики горских народов Терека в 
официальном порядке был поставлен в начале февраля  1919г. на съезде вооруженных 
горцев в селении Базоркино. Горская АССР с самого начала мыслилась как Советская 
государственная единица, способная в большей степени, нежели ее предшественница- 
Терская  Советская  республика,  отвечать  интересам  местного  горского  населения. 
Временная  оккупация  Деникиным  Северного  Кавказа  не  позволила  сразу  же 
осуществить эту идею, но она вновь стала объектом внимания партийных и советских 
органов после восстановления советской власти.  
20  января 1921г.  ВЦИК  РСФСР  издал  декрет  «Об  образовании  Горской 
Автономной Советской Социалистической республики». В декрете было указано, что 
                                                           
10 Кониев Ю.И.. Национально-государственное строительство на Тереке. Орджоникидзе. 1969г. С. 47 
 
 

 
21
Горская  АССР  образуется  как  часть  РСФСР  и  включает  в  свой  состав  территорию, 
занимаемую  чеченцами,  осетинами,  ингушами,  кабардинцами,  балкарцами, 
карачаевцами и чересполосно проживающим русским населением.  
По внутренней государственно-правовой структуре Горская АССР представляла 
собой унитарное государственное образование. И в этом смысле она была преемницей 
Терской республики.  В административно-территориальном отношении Горская АССР 
делилась на округа (национально-горские и один казачий) и имела в своем составе две 
самостоятельные  административные  единицы – города  Владикавказ  и  Грозный. 
Каждый  округ  посылал  в  высший  орган  государственной  власти  республики – на 
республиканский  Съезд  Советов - не  равное  число  представителей,  а 
пропорциональное численности населения.  
Структура  органов  государственной  власти  ГАССР  полностью  соответствовала 
общепринятой  в  РСФСР,  а  также  в  других  автономных  республиках  России:  Съезд 
советов республики, ЦИК и избираемый им Президиум ЦИК, Совнарком; на местах- 
местные советы различных ступеней (окружные, городские, сельские и т.д.). 
Высший  орган  государственной  власти  Горской  республики  –Горский  съезд 
советов-  созывался  один  раз  в  год  для  решения  наиболее  важных  общественно-
политических,  хозяйственных  и  иных  вопросов.  В  рамках  компетенции, 
предоставленной  ГАССР  общероссийским  законодательством,  полномочия  Съезда 
были  практически  неограниченными.  Он  мог  принять  к  своему  производству  любые 
вопросы,  кроме  тех,  которые  Конституция  РСФСР  относила  к  исключительной 
компетенции органов государственной власти Российской Федерации. 
Вся связь государственных органов ГАССР с органами государственной власти и 
управления  Российской  Федерации  осуществлялись  только  через  ЦИК.  Он 
рассматривал  жалобы  отдельных  наркоматов  на  неудовлетворительные  или  не 
соответствующие общероссийскому (федеральному) законодательству постановления 
СНК.  Решения  ЦИК  по  каждому  такому  обжалования  были  одинаково  обязательны 
как для соответствующего наркомата, так и для всего Совнаркома. 
Период  вхождения  Кабарды  и  Балкарии  в  состав  Горской  Республики  можно 
отнести ко второму этапу развития государственности народов республики. 
В  научной  литературе  дискутируется  вопрос  о  том,  не  было  ли  учреждение 
Горской  АССР  в  тех  границах,  в  которых  она  была  провозглашена  на II Съезде 
народов  Терека  и  окончательно  оформлена  на  учредительном  съезде  Горской 
 
 

 
22
республики,  ошибочным  решением.  Основанием  для  такой  постановки  вопроса 
служит  главным  образом  то  обстоятельство,  что  Кабардинский  окружной  комитет  
партии  и окружной исполком всего лишь через месяц после Учредительного Съезда 
ГАССР  возбудили  вопрос  о  выделении  Кабарды  из  Горской  АССР  и  этот  вопрос 
вскоре  был  положительно  решен.  Так,  по    мнению  О.И.  Чистякова  «образование 
Кабардинской автономной области (КАО)  было исправлением ошибки, допущенной 
при  создании  Горской  республики  Наркомнацем,  не  изучившим  как  следует 
обстановку в Кабарде».11  Правда Чистяков О.И. прямо не ставит под сомнение идею 
образования  Горской  АССР.  Ошибочным  он    считает  лишь  включение  в  ее  состав 
Кабарды. Данная позиция, по мнению автора, недостаточно обоснованна. Так, в своей 
книге  «Становление  советской  национальной  государственности  народов  Северного 
Кавказа»  Эбзеева  С.Э.  пишет: «Не  вызывает  сомнения,  что  в  условиях  острейшей 
нехватки  национальных  партийных  кадров  государственность  горских  народов 
Северного  Кавказа  могла  поначалу  возникнуть  только  на  многонациональной 
основе».12  
Создание  советской  автономии  горских  народов  сразу  же  на  национальной 
основе  было  невозможно.  Должен  был  произойти  известный  подготовительный 
период,  в  течение  которого  можно  было  бы  развернуть  работу  по  воспитанию 
национальных  кадров,  втянуть  граждан  всех  национальностей  в  активную 
политическую  жизнь.  И  в  то  же  время  необходимо  было  образовать  на  Северном 
Кавказе автономию горских народов. Выход был найден, и причем, по мнению автора, 
единственно  правильный:  провозглашение  многонациональной  Горской  АССР, 
которая 
удовлетворила 
стремление 
горских 
народов 
к 
национальному 
самоуправлению.  
Однако уже 21 мая 1921г. был поднят вопрос о выделении Кабарды из ГАССР на 
объединенном заседании Кабардинского окружного исполкома и парткома.  
Для  обсуждения  вопроса  об  автономии  Кабарды  во  ВЦИК  РСФСР 8 августа 
1921г .в Москву выехала делегация Кабарды, которую принял М.И. Калинин. А уже 1 
сентября 1921г. ВЦИК РСФСР принял постановление «Об образовании Кабардинской 
автономной  области».  Это  постановление  в  законодательной  форме  закрепило 
суверенную 
волю 
Кабардинского 
народа 
к 
обретению 
национальной 
                                                           
11  Чистяков О.И.. Становление Российской Федерации (1917-1922). М., 1966г. С. 199. 
12 Эбзеева С.Э. Становление советской национальной государственности народов Северного Кавказа. М., 1976г. 
С.101 
 
 

 
23
государственности.  Таким  образом,  Кабарда  пробыла  в  составе  Горской  республики 
всего четыре месяца. 
С  выходом  из  ГАССР  Кабарды  неизбежно  такой  вопрос  возник  и  перед 
Балкарией.  Балкарский  народ  испокон  веков  проживал  бок  о  бок  проживал  с 
кабардинским  народом,  имея  с  ним  тесные  экономические  и  культурные  связи, 
которые облегчались и стимулировались исторически сложившейся общностью быта. 
Выход  Кабарды  из  Горской  республики  значительно  затруднил  эти  связи.  То,  что 
раньше можно было решать в рамках ГАССР, теперь требовало использования более 
сложных  механизмов.  Решение  всех  этих  проблем  было  найдено  в  объединении  
Кабарды и Балкарии. Декретом ВЦИК РСФСР от 16 января 1922г. из Горской АССР 
была  выведена  Балкария,  которая  вместе  с  Кабардой  составила  объединенную 
Кабардино-Балкарскую  автономную  область.  Это  и  стало  третьим  этапом 
конституционно-правового развития Кабардино-Балкарии. 
Расформирование  Горской  АССР  означало  завершение  важного  этапа 
национально-государственного  строительства  на  Северном  Кавказе – была  создана 
система  национальных  автономий.  Народы  Северного  Кавказа,  в  том  числе 
кабардинский и балкарский, вступили в новый этап своего конституционно-правового 
развития, 
характеризуемый 
дальнейшим 
укреплением 
прямых 
связей 
с 
общероссийским (федеральным) центром.  
Следующим  важным  этапом  в  развитии  федеративного  устройства  России  на 
территории  Северного  Кавказа  стало  создание  на  базе  Северо - Кавказского  региона 
новой крупной административно-территориальной единицы РСФСР – Юго-Восточной 
области (впоследствии преобразованной в Северо-Кавказский край), вобравшей в себя 
и  все  расположенные  в  ее  границах  автономии.  Впервые  возник  феномен  субъекта 
федерации,  входящей  в  федерацию  не  непосредственно,  а  через  административно-
территориальную  единицу  государства.  Создание  Юго-Восточной  области  РСФСР 
было  экспериментальным  шагом  федеральной  власти.  Эксперимент  проводился  в 
связи  с  тем,  что  на XII съезде  Компартии  России  было  принято  решение  о  реформе 
административно-территориального устройства РСФСР, которое в виде опыта должно 
было  быть  проведено  «вначале  в  двух  областях – промышленной  и 
 
 

 
24
сельскохозяйственной. В соответствии с этим в ноябре 1923г. была создана Уральская 
область, а в феврале 1924г. на Северном Кавказе – Юго – Восточная область».13 
  26  января  1925г.  был  принят  Декрет  ВЦИК  РСФСР  «О  введении  в  действие  
Положения  о  Северо-Кавказском  крае».  В  результате  осуществленных  в  Северо-
Кавказском  регионе  РФ  преобразований  впервые  были  созданы  прецеденты,  когда 
автономии (Кабардино-Балкария и др.) стали одновременно признаваться субъектами не 
только  федеративной  организации  России,  но  и  субъектами  ее  административно-
территориального  устройства.  В  практике  Северо-Кавказского  региона  была  впервые 
сконструирована 
и 
прошла 
определенную 
«обкатку» 
оптимальная 
модель 
взаимоотношений  государственных  органов  автономной  области  с  органами  власти 
области (края), в состав которой вошли эти автономии; а также принципы и механизмы 
взаимоотношений таких автономий с Российской Федерацией – они были зафиксированы 
в  вышеназванном  Декрете  ВЦИК  «О  введении  в  действие  положения  о  Северо-
Кавказском крае» от 26.01.25г.  
Коренные  изменения  в  конституционно-правовом  статусе  Кабардино-Балкарии 
произошли с принятием 5 декабря 1936г. Конституции СССР, где было зафиксировано, в 
частности,  образование   в составе РСФСР  новой  автономной республики – Кабардино-
Балкарской АССР.  
На тот момент сложились все необходимые объективные условия, которые сделали 
возможным  преобразование  КБАО  в  автономную  республику. 24 июня 1937г.  в  г. 
Нальчике  чрезвычайный X областной  съезд  советов  единогласно  принял  Конституцию 
КБАССР- первую Конституцию в истории Кабардино-Балкарии. Так, начался четвертый 
этап конституционно-правового развития  республики. 
Переход от автономной области к автономно республики для Кабардино-Балкарии, 
как  и  для  других  национальных  областей,  означал  переход  к  более  высокой  форме 
национальной государственности – от административно-политической к государственно-
политической.  Это  был  акт  огромной  политической  и  социально-экономической 
важности.  Став  государством,  Кабардино-Балкария  получила  свои  высшие  органы 
государственной  власти:  Верховный  Совет  и  его  Президиум,  Совет  Министров,  а  также 
министерства, иные центральные органы государственной власти и свой Верховный суд. 
Правовое  положение  КБАССР  в  составе  РСФСР  с 1936г.  определяется  ее 
Конституцией. Она построена  в  соответствии  с  Конституцией  РСФСР  и  в то же время  
                                                           
13 Овсепян Ж.И. Основные этапы становления федерализма и территориального размежевания в России на 
Северном Кавказе». \\  Конституции, уставы и договоры субъектов РФ на Северном Кавказе. Ростов-н\Д. 1998г.. 
 
 

 
25
имеет некоторую специфику, отражающую национальные исторические,  хозяйственные  
и  другие  особенности края.  Например,  в  Конституции  РСФСР (ст.2)  записано, что 
Советы депутатов трудящихся РСФСР, составляющие политическую основу республики, 
выросли  и  окрепли  в  результате  свержения  власти  помещиков  н  капиталистов  и 
завоевания  
диктатуры  пролетариата.  В  Конституции  КБАССР,  как  и  других  национальных  ав-
тономных  республик,  это  положение  изложено  несколько  иначе.  Здесь  (ст. 2) 
указывается,  что  Советы  депутатов  трудящихся  республики  выросли  и  окрепли  в  ре-
зультате  «освобождения  кабардинского  и  балкарского  народов  от  национального  гнета 
царизма  и  русской  империалистической  буржуазии  и  разгрома  националистической 
контрреволюции».  
КБАССР  по  Конституции 1937г.  имеет  свою  территорию,  которая  не  может  быть 
изменена без ее согласия, имеет государственный герб, государственный флаг, столицу и 
свое  гражданство,  причем  гражданин  КБАССР  является  одновременно  гражданином 
РСФСР и СССР.  В целях обслуживания трудящихся Кабардино-Балкарской АССР на их 
родном  языке  делопроизводство  в  КБАССР  ведется  в  сельских  районах  и  поселках  с 
большинством  кабардинского  населения  на  кабардинском  языке,  с  большинством 
балкарского  населения - на  балкарском  языке,  в  сельских  районах  и  поселках  с  боль-
шинством  русского  населения - на  русском  языке,  а  в  центральных  республиканских 
учреждениях - на кабардинском, балкарском н русском языках..  
Как  сказано  в  Конституции  КБАССР  (ст. 18), ведению  республики  в  лице  высших 
органов и органов управления подлежат: принятие Конституции республики, внесение ее 
на утверждение Верховного Совета РСФСР и контроль за ее соблюдением; установление 
районного  деления  республики,  границ  районов,  городов  и  внесение  на  утверждение 
Верховного Совета РСФСР, законодательство КБАССР, охрана государственного порядка 
и  прав  граждан;  утверждение  народохозяйственного  плана  КБАССР;  утверждение 
бюджета  республики  и  отчета  о  его  исполнении;  установление  в  соответствии  с 
законодательством  СССР  и  РСФСР  государственных  и  местных  налогов,  сборов  и 
неналоговых  доходов;  руководство  осуществлением  бюджетов  районов,  городов  и 
сельских Советов, руководство страховыми сберегательным делом  и другие вопросы. 
Было  расширено  и  представительство  автономной  республики  в  высшем  органе 
государственной власти страны - в Верховном Совете СССР – с 5 депутатов, как это было 
по  Конституции 1924г.,  до 11 по  Конституции 1936г.,  независимо  от  численности 
населения автономной республики.   
 
 

 
26
Значительно  была  расширена  компетенция  КБАССР  в  области  административно-
территориального  устройства.  Она  получила  право  окончательно  решать  вопросы 
образования,  упразднения,  передачи  в  другой  район  сельсоветов,  дачных  поселков, 
расширения  черты  поселков  и  тех  городов,  генеральные  планы  которых  подлежат 
утверждению  Совета  Министров  РСФСР,  создания  поселков,  их  упразднения,  передачи 
из одного района в другой. 
Неотъемлемой  частью  истории  России XX века  является  депортация  отдельных 
народов  с  мест  традиционного  проживания  в  восточные  районы  страны.  В  числе 
депортированных  народов  оказались  и  балкарцы.  Особенностью  депортации  народов 
Северного Кавказа и  одновременно ее правовым последствием   является ликвидация их 
государственно-автономных  образований.  В  правовой  науке  эти  события  оценены  как 
«сужение  сферы  действия  принципа  федерализма  на  территории  Северо-Кавказского 
региона  России».14  Чтобы  придать  произволу  вид  законности,  через  месяц, 8 апреля 
1944г.,  издается  Указ  Президиума  Верховного  Совета  СССР  о  ликвидации 
государственности  балкарского  народа.  Указ  полностью  противоречил  существовавшим 
законам, являлся дискриминационным актом. Народ был выслан, а Указ появился задним 
числом,  после  фактически  свершившегося  события.  Более  того,  в  соответствии  с 
Конституцией  СССР  Указы  Президиума  ВС  СССР  вступали  в  силу  после  того,  как  они 
утверждались сессией Верховного Совета, а это произошло лишь в июне 1946г. 
Указ  Президиума  ВС  СССР  от 8 апреля 1944г.  узаконил  ликвидацию  автономии 
балкарского  народа  и  разделение  его  этнической  территории.  В  нарушение  статьи 16 
Конституции РСФСР и ст. 14 Конституции КБАССР Эльбрус и Приэльбрусье отходили к 
Грузии,  а  остальная  территория  передавалась  в  пользование  Кабардинской  АССР.  Это 
стало  началом  пятого  этапа  государственного  развития  республики.  Хотя  факт 
ликвидации  государственности  одной  из  титульных  наций  республики  смело  можно 
назвать  шагом  назад,  а  не  вперед. 15 апреля 1944г.  состоялось  заседание  бюро 
Кабардинского  обкома  ВКП  (б),  на  котором  обсуждался  вопрос  об  изменении 
административного  районирования  КАССР.  Бюро  ВКП  (б)  постановило  в  связи  с 
переселением балкарского населения в другие районы СССР ликвидировать Черекский и 
Хуламо-Безенгиевский  районы  (районы,  в  которых  проживали  балкарцы - Р.М.)  как 
самостоятельные  административные  единицы  Кабардинской  АССР.  Другие  балкарские 
населенные пункты были включены  в различные районы КАССР.15 В Указе Президиума 
                                                           
14 Кондратьев Ю.А. Историко-правовые аспекты проблемы территориальной реабилитации репрессированных 
народов.// Материалы научно-практической конференции. Нальчик, 2002г.С. 48. 
15 Протокол  №241 заседания бюро Кабобкома ВКП (б).// ЦГА КБР. Ф. 574. Оп. 1. Д. 12. Л. 104-107  
 
 

 
27
ВС  СССР  от 8.04.44г.  не  определялся  срок  пребывания  балкарского  народа  в  ссылке.  В 
ноябре 1948г.  был  издан  Указ  Президиума  ВС  СССР  о  том,  что  балкарцы  и  другие 
репрессированные  народы  высланы  навечно,  без  права  возврата  на  этническую  родину. 
Этим  же  Указом  ужесточялся  режим  спецпоселения,  предусматривающий  за 
самовольный выезд из мест поселения 20 лет каторжных работ.  
Однако  после  смерти  И.В.Сталина  в  стране  началось  изменение  общественно-
политической  ситуации  и  уже  13 марта 1956г.  постановлением  правительства  ССС 
впервые разрешило некоторым спецпоселенцам вернуться в родные края. В апреле 1956г. 
появился  Указ  Президиума  ВС  СССР  о  снятии  ограничений  по  спецпоселению  с 
балкарцев и членов их семей. Но право на возвращению на Родину этот Указ не давал. А 
24  ноября 1956г.  ЦК  КПСС  принял  постановление  «О  восстановлении  национальной 
автономии калмыцкого, карачаевского, балкарского, чеченского и ингушского народов». 
Решение  ЦК  КПСС  приняло  конституционную  форму  в  соответствующих 
постановлениях  и  указах  Верховных  советов  СССР  и  КАССР.  Были  разработаны 
предложения по приему и устройству репатриируемого балкарского народа. Возвращение 
предполагалось  провести  в 1957-1958гг.  в  организованном  порядке,  чтобы  не  создавать 
затруднений с размещением и трудоустройством. 
9  января 1957г.  Президиум  Верховного  Совета  СССР  издал  Указ  «О 
преобразовании Кабардинской АССР в Кабардино-Балкарскую АССР». 11 февраля 1957г. 
Указ  был  одобрен  ВС  СССР  и  вступил  в  законную  силу.  С  этого  момента  началось 
плановое  возвращение  балкарцев  на  родину.  Вместе  с  тем,  после  возвращения 
балкарского  населения  на  свою  историческую  родину  и  восстановления  их 
государственности  не  было  восстановлено    административно-территориальное  деление 
Кабардино-Балкарии.  В  результате  этого  во  всех  административных  районах,  за 
исключением Советского, балкарцы оказались в меньшинстве. Этот и целый ряд других 
факторов  привели  к  тому,  что  за  истекшие    с  момента  возвращения  балкарцев  более 
четырех десятков лет нфраструктура балкарских сел развивалось очень слабо  и отставала 
от  инфраструктуры  других  населенных  пунктов  республики.  Кроме  того,  в  результате 
депортации балкарцы потеряли  почти треть своей численности, в связи с чем на долгие 
годы было нарушено нормальное воспроизводство этноса.  
Следующим  (пятым)  этапом  конституционно-правового  развития  Кабардино-
Балкарии  стало  принятие  новой  Конституции  КБАССР,  необходимость  в  принятии 
которой возникла после принятия новых Конституций СССР и РСФСР. 
 
 

 
28
 26  мая 1978г.  в  г.  Нальчике  состоялась  внеочередная  восьмая  сессия  Верховного 
совета    КБАССР  девятого  созыва.  Сессия  обсудила  доклад  Председателя 
Конституционной  комиссии  Т.К.  Мальбахова  «О  проекте  Конституции  (Основного 
закона)  КБ  АССР  и  итогах  ее  всенародного  обсуждения».  Депутаты  высшего  органа 
государственной  власти  республики  единогласно  одобрили  проект  Конституции 
КБАССР.  Отмечалось,  что  проект  в  полной  мере  соответствует  Конституции  СССР  и 
Конституции  РСФСР,  отражает  особенности  Кабардино-Балкарии.16    Статья 1 новой 
Конституции  устанавливала,  что  КБАССР – есть  социалистическое  общенародное 
государство,  выражающее  волю  и  интересы  рабочих,  крестьян  и  интеллигенции, 
трудящихся республики всех национальностей. 
Конституция  СССР 1977г.  впервые  в  истории  советского  конституционного 
законодательства  посвятила  правовому  положению  советских  автономий  специальную 
главу (глава 10 – «Автономная Советская Социалистическая Республика».  
В  соответствии  со  статьей 82 Основного  закона  СССР  и  статьей 78 Конституции 
РСФСР,  Конституция  КБАССР  в  статье 64 закрепила,  что  КБАССР  есть  советское 
социалистическое  государство,  находящееся  в  составе  РСФСР.  Вне  пределов  ведения 
прав  Союза  ССР  (ст. 73 Конституции  СССР)  и  РСФСР  (ст. 72 Конституции  РСФСР) 
Кабардино-Балкария  могла самостоятельно решать вопросы,  относящиеся к ее ведению. 
Это  означало,  что  Кабардино-Балкария,  как  и  все  другие  автономные  республики, 
сохраняет свою независимость в осуществлении государственной власти во всех вопросах 
хозяйственной,  общественной,  политической  и  культурной  жизни,  за  исключением  тех, 
которые относятся к ведению Союза ССР и РСФСР.  
Новая  союзная  Конституция  и  Конституция  РСФСР  повысили  значение  и  роль 
автономной  республики.  В  частности,  Кабардино-Балкарская  АССР  получила  право 
участвовать в решении вопросов, отнесенных к ведению РСФСР и СССР, через высшие 
органы  государственной  власти  и  управления  соответственно  РСФСР  и  СССР. 
Кабардино-Балкарская  АССР  обеспечивает  комплексное  экономическое  и  социальное 
развитие  на  своей  территории,  способствует  осуществлению  на  этой  территории 
полномочий  Союза  ССР  и  РСФСР,  проводит  в  жизнь  решения  высших  органов 
государственной власти СССР и РСФСР. Кабардино-Балкария имела статус  автономной 
республикой  в  составе  РФ,  но  как  и  каждая  республика  она    имела  свои  национальные 
особенности.  Особенности  республики  в  широком  смысле  этого  слова – понятие 
довольно  многогранное;  оно  включает,  в  частности,  своеобразие  национального  состава 
                                                           
16 Ансоков М.Т. Конституция развитого социализма. Нальчик, 1981г.С. 12 
 
 

 
29
населения (это предполагает особые государственные формы разрешения национального 
вопроса  в  данной  республике),  местные  природно-географические  условия  (они  в 
немалой  степени  влияют  на  хозяйственно-организационную  деятельность),  уровень 
духовно-культурного  развития  и  т.д.  Вот  почему  регулирование  многих  общественных 
отношений, 
даже 
в 
условиях 
советского 
социалистического 
государства, 
административно-командной системы, оставалось  в ведении республик. В данном случае 
предполагаются как учет местных условий, так и разумная мера собственного усмотрения 
республик  в  выборе  средств  и  методов  решения  таких  вопросов.  Конституция  каждой 
республики  и  представляет  собой  тот  политико-правовой  документ,  который  содержит 
принципиальные  установки  на  сей  счет.  В  пределах  своей  компетенции  автономная 
республика обладает правом издания законов в соответствии с законами СССР и РСФСР. 
Кабардино-Балкарская  АССР  как  государство  в  составе  РСФСР  имела  также  свое 
гражданство; каждый ее гражданин является гражданином РСФСР и СССР. 
Конституция  СССР,  РСФСР  и  КБАССР  устанавливают  основные  принципы 
взаимоотношений  между  КБАССР  и  Российской  Федерацией.  Это,  во-первых, 
выражается  в  том,  что  Конституция  СССР  устанавливает  общие  правовые  основы 
автономных  республик,  систему  их  высших  органов  государственной  власти  в  лице 
Верховного  Совета  АССР  и  его  Президиума,  а  Конституции  РСФСР  и  КБАССР 
уточняют,  детализируют  эту  систему.  Во-вторых,  Российская  Федерация  определяет 
порядок  организации  и  деятельности  органов  государственной  власти  и  управления 
Кабардино-Балкарии. В – третьих, Конституция РСФСР определяет основы  полномочий 
высших  органов  власти  и  управления  автономных  республик,  а  Конституция  КБАССР 
далее  детализирует  эти  полномочия,  устанавливает  круг  вопросов,  определяющих 
содержание  полномочий  автономной  республики.  В – четвертых,  КБАССР  не  обладает 
суверенной  государственной  властью.  Это  значит,  что  она  не  имеет  права  вступать  в 
международные  отношения;  ее  власть  не  обладает  верховенством,  ибо  ограничена 
союзной  республикой;  не  располагает  правом  принимать  в  гражданство  республики;  не 
имеет  своих  государственных  символов.  Демократизация  общественно-политической 
жизни  и  гласность  в  годы  перестройки  со  всей  остротой  обнажили  десятилетиями 
копившиеся проблемы в экономической, социальной, политической и духовной сферах, а 
также в области межнациональных отношений как в республике, так и в стране в целом. 
Начался  качественно  новый  этап  роста  национального  самосознания  и  становления 
государственности Кабардино-Балкарии. 
 
 
 

 
30
1.2. Конституционное развитие КБР в постсоциалистический период.  
Вторая  половина 80-х  гг.,  характеризовавшаяся  мощным  подъемом 
национального  самосознания  практически  у  всех  народов  СССР,  не  была 
исключением  и  для  Кабардино-Балкарии.  Балкарский  народ  заговорил  о  
депортационном  периоде  своей  истории,  о  проблемах,  связанных  с  последствиями 
насильственного  выселения,  стал  ставить  вопросы  реабилитации  и  беспокоиться  о 
различных сторонах своего дальнейшего развития. Рост национального самосознания 
заметно  активизировался    и  у  части  кабардинского  народа,  о  чем  свидетельствует 
выдвижение  на  первый  план  национальных  интересов.  Мощный  подъем 
национального  самосознания  синхронно  у  двух  народов,  кабардинцев  и  балкарцев, 
при негибкости обеих  сторон   вызывал  чувства беспокойства и неудовлетворенности 
у  каждой  из  национальностей,  что  сказывалось    на  ухудшении  климата 
межнациональных отношений республике.  
В 1991г.  произошло  важное  событие,  положившее  начало  новому  (восьмому) 
этапу  конституционно-правового  развития  Кабардино-Балкарии.  Принятие 
Декларации  о  государственном  КБССР 30 января 1991г.  без  преувеличения  можно 
считать  началом  новейшей  истории  республики.  Предшествовавшие  данному 
важнейшему  государственно-правовому  акту  процессы,  а  также  последующий  этап 
развития республики представляют большой научно-практический интерес.  
19  ноября 1990г.  Верховный  Совет  КБАССР  принял  проект  Декларации  о 
государственном  суверенитете  КБССР  и  создал  рабочую  комиссию  по  подготовке 
проекта Декларации. За два месяца работы комиссии в адрес Президиума ВС КБАССР 
поступило  довольно  большое  количество  и  документов,  и  предложений.  Первый 
вопрос,  который  возник  во  время  обсуждения,  был  такого  порядка: «Есть  ли 
надобность  вообще  принимать  эту  Декларацию?  И  вообще  зачем  сейчас  нам 
обсуждать вопросы государственного суверенитета нашей республики, и так живем, и 
не  плохо  живем,  и  лучше,  наверное  нам,  заниматься  вопросами  экономическими, 
социальными,  чем  переводить  время  на  обсуждение  общеполитических 
документов».17  Подавляющее  большинство  депутатов  сошлось  во  мнении,  что 
принимать  Декларацию  надо  обязательно.  Обосновывалось  это  тем,  что  эта 
Декларация, возникла по объективной причине, и суть ее сводится к тому, что на тот 
момент,  в  процессе  демократизации  всей    общественной  жизни  страны,  развития 
                                                           
17 Стенографический отчет заседания третей сессии ВС КБССР 29 января- 1 февраля 1991г. Нальчик. 1991г. 
 
 

 
31
межнациональных  отношений,  статус  автономной  республики  уже  стал  выступать 
своеобразным  тормозом  экономического,  социального  и  особенно  национально-
культурного  развития  этих  национальных  государственных  образований.  Все 
прошедшие  этапы  национальной  государственности,  которые  были  закреплены  в 
соответствующих  Конституциях,  изжили  себя  и  потребовался  новый  уровень 
конституционного статуса республик. Кроме того, в тот период активно шла работа по 
подготовке    Союзного  и  Федеративного  договоров.  Если  бы  республика  приняла 
участие в работе по подготовке и подписании этих договоров в том статусе, в котором 
она находилась (автономная ССР), то она не могла бы подписывать Союзный договор. 
За  нее  это  сделала  бы  Россия.  Руководство  и  общественность  республики  были 
настроены на то, что Кабардино-Балкария должна принять непосредственное участие 
в  разработке  и  подписании  Союзного  и  Федеративного  договоров.  Руководствуясь 
вышеизложенными  причинами  ВС  КБАССР  решил  принять  Декларацию  о 
государственном суверенитете. 
Несмотря  на  интенсивность  развития  этнополитических  процессов  и 
конституционно-правовых  реформ  на  фоне  разваливающегося  Союза  ССР,  главным 
оставался  вопрос  о  самоопределении.  Возникнув  первоначально  как  морально-
политическое  требование,  право  на  самоопределение  получило  впоследствии 
законодательное  закрепление  в  виде  Декларации  о  государственном  суверенитете 
КБССР. Анализ положений Декларации позволяет сделать вывод о том, что она стала 
результатом  и  воплощением  противоречивых  этнополитических  процессов  и 
конституционно-правовых реформ периода 1985-1991 годов. 
Декларация  о  государственном  суверенитете  КБССР  определила  статус 
республики как суверенного государства, равноправного субъекта нового Союзного и 
Федеративного  Договора.18  В  преамбуле  Декларации  отмечалось,  что  Верховный 
Совет КБАССР «объявляет отказ от статуса автономной республики и провозглашает 
государственный  суверенитет  Кабардино-Балкарской  ССР  как  верховенство, 
самостоятельность, полноту и неделимость власти республики».19 
В  соответствии  с  Декларацией,  Кабардино-Балкарская  ССР  объявлялась 
суверенным  государством,  которое  развивалось  «на  основе  осуществления 
кабардинской и балкарской нациями своего неотъемлемого права на самоопределение 
как  равноправных  субъектов  республики».  При  этом  устанавливалось,  что  граждане 
                                                           
18 Кабардино-Балкарская правда. 5 февраля 1991г.  
 
 

 
32
республики  всех  национальностей    составляют  народ  Кабардино-Балкарии» – 
носитель суверенитета и единственный источник государственной власти. О сложной 
этнополитической  ситуации  в  республике  свидетельствовало  то  положение  в 
Декларации,  которое  гласило,  что  «кабардинский  и  балкарский  народы  как 
суверенные  субъекты,  образующие  единую  республику,  обладают  неотъемлемым 
правом  на  самоопределение,  вплоть  до  выхода  из  республики  и  образования 
самостоятельной государственности». Таким образом, разные положения Декларации 
противоречили  друг  другу.  Указанное  право    нации  на  самоопределение  вплоть  до 
выхода  из  республики  противоречило  положению  Декларации,  согласно  которой 
государственный  суверенитет  республики  рассматривался  как  «верховенство…  и 
неделимость республики». Наиболее простое объяснения этим противоречиям можно 
искать  в  том,  что  для  переходных  периодов  в  жизни  государств  всегда  свойственна 
политизация  всех  сфер  общественной  жизни,  и  в  таких  условиях  верховенство  
политики над правом неизбежно.20 
Кабардино-Балкарская  ССР  добровольно,  на  основе  Союзного  и  Федеративного 
договоров  являлась  на  тот  период,  согласно  Декларации,  составной  частью  СССР  и 
РСФСР  со  статусом  субъекта  СССР  и  РФ.  При  этом  оговаривалось,  что  республика 
сохраняет  «за  собой    неоспоримое  право  на  самостоятельный  выбор  своего 
национально-государственного устройства и самоопределения, вплоть до отделения и 
образования самостоятельного государства».21 
Декларация  о  государственном  суверенитете  КБССР  в  разделе  Х 
“Внешнеполитические  отношения”  объявила    Кабардино-Балкарию  субъектом 
международного  права.  В  данном  качестве  республика  оставляло  за  собой    право 
осуществлять  непосредственные  сношения  с  другими  государствами,  заключать  с 
ними  договоры,  принимать  участие  в  деятельности  международных  организаций, 
обеспечивая  защиту  интересов  народа  республики  в  политической,  экономической, 
экологической,  научной,  культурной  и  спортивной  сферах,  кроме  вопросов 
добровольно делегированных СССР и РСФСР.  
Кроме  того,  Декларация  устанавливала,  что  граждане  Кабардино-Балкарской 
ССР  не  могут  использоваться  для  подавления  межнациональных,  межрегиональных 
конфликтов.  Данное  положение  вступает  в  противоречие  с  предыдущим  абзацем 
                                                                                                                                                                                                  
19 Кабардино-Балкарская правда. 1991г. 5 февраля. 
20 Козлихин И.Ю. Право и политика. СПб., 1996г. С. 78. 
21 Декларация о государственном суверенитете КБССР. // Кабардино-Балкарская правда. 5 февраля 1992г.  
 
 

 
33
данного  раздела,  в  котором  говорится,  что  вопросы  внешней  безопасности 
делегируются    Верховным  Советом  республики  Союзу  ССР.  Непонятно,  каким 
образом  депутаты  ВС  КБССР  собирались  контролировать  исполнение  данного 
положения.  
Все  названные,  а  также  другие  положения  Декларации  должны  были  стать 
основой  для  разработки  новой  Конституции  Кабардино-Балкарской  ССР  и 
совершенствованию республиканского законодательства. 
Значительное  влияние  на  развитие  государственности  Кабардино-Балкарии 
оказало  принятие 26 апреля 1991г.  Закона  РСФСР  «О  реабилитации 
репрессированных народов».  Статья 1 Закона признала незаконными и преступными 
репрессивные  акты  против  этих  народов  и  закрепляла  необходимость 
«реабилитировать  все  репрессированные  народы  РСФСР».22  Реабилитация  народов, 
подвергшихся  репрессиям,  согласно  статье 3 Закона  означала  «признание  и 
осуществление  их  права  на  восстановление  территориальной  целостности, 
существовавшей  до  антиконституционной  политики  насильственного  перекраивания 
границ, на восстановление национально-государственных образований, сложившихся 
до их упразднения». При этом оговаривалось, что в процессе реабилитации не должны 
ущемляться права и законные интересы граждан, проживающих в настоящее время на 
территориях репрессированных народов.   
Данный  закон  ставил  целью  территориальную,  политическую,  социальную  и 
культурную 
реабилитацию 
репрессированных 
народов. 
Территориальная 
реабилитация  предусматривала  «осуществление  на  основе  их  волеизъявления 
правовых  и  организационных  мероприятий  по  восстановлению  национально-
территориальных  границ,  существовавших  до  антиконституционного  изменения». 
Допускалось в необходимых случаях устанавливать переходный период. 
Отсутствие  механизмов  реализации  положений  статей  Закона  РСФСР  «О 
реабилитации репрессированных народов», отсутствие правовой базы для сохранения 
баланса  интересов  всех  народов  не  могли  способствовать  стабилизации 
этнополитической ситуации в республике.  
Осенью 1991г.  в  республике  было  принято  важное  решение,  связанное  с 
учреждением  поста  Президента  КБССР. 27 августа 1991г.  состоялась  сессия    ВС 
КБССР,  которая      поручила  соответствующим  комиссиям  «подготовить 
                                                           
22 Ведомости Съезда народных депутатов и ВС РСФСР. 1991г. №19. Ст. 572. 
 
 

 
34
законодательные акты, предусматривающие учреждение поста Президента КБССР, и 
представить  их  на  рассмотрение  очередной  сессии  Верховного  Совета  Кабардино-
Балкарской  ССР». 25-27 сентября 1991г.  на V сессии  Верховного  Совета  были 
приняты  постановление  «Об  учреждении  поста  Президента  КБССР»  Закон  «Об 
изменениях  и  дополнениях  Конституции  КБССР  в  связи  с  учреждением  поста 
Президента  КБССР»  и  Закон  «О  выборах  Президента  КБССР».  Выборы  были 
назначены на 24 ноября 1991г.23  
Однако  процесс  учреждения  института  президентской  власти  и  первые  выборы 
Президента  КБССР  оказались  связаны  с  дальнейшим  обострением  политических 
противоречий,  поставившим  республику  на  грань  необратимого  этнополитического 
раскола.  
17 ноября 1991г. состоялся 2 этап I съезда балкарского народа, который принял 
два  принципиально  важных  документа.  В  Декларации  Съезд  провозгласил 
«Республику  Балкария  и  национальный  суверенитет  балкарского  народа  как 
самостоятельность  власти  народа  во  всех  вопросах,  затрагивающих  его  жизненные 
интересы  и  их  историческую  судьбу»,  и  зафиксировал,  что  «Республика  Балкария 
является  одним  из  субъектов,  образующих  РСФСР».24  Отдельным  постановлением 
съезд  образовал  Национальный  Совет  балкарского  народа  (НСБН)  в  составе 41 
человека  под  председательством  Б.К.  Чабдарова,  как  «высший  орган  власти 
балкарского  народа  в  период  между  его  съездами»  и  наделил  его  рядом  властных 
полномочий:  принимать  акты  и  необходимые  меры,  обеспечивающие  национальный 
суверенитет  балкарского  народа;  от  имени  балкарского  народа  осуществлять 
взаимодействие  с  органами  власти  и  управления;  назначать  своих  представителей  в 
населенных  пунктах  Балкарии  для  взаимодействия  с  местными  органами  власти,  а  в 
случае  необходимости    -  провести  выборы  Парламента  Республики  Балкария.  Кроме 
этого,  в  связи  с  провозглашением  Республики  Балкария  съезд  постановил  считать 
невозможным  проведение  выборов  Президента  КБССР  на  территории  населенных 
пунктов Балкарии.25 
Съезд  балкарского  народа  принял  Обращение    к  Верховному  Совету  КБССР. 
Суть  этого  обращения  сводилась  к  тому,  чтобы  ВС  КБССР  с  пониманием  отнесся  к 
акту провозглашения суверенной Балкарии и поддержал это решение.  Чрезвычайная 
                                                           
23 Кабардино-Балкарская правда. 1991г. 1 октября. 
24 Кабардино-Балкарская правда. 1991г. 26 ноября. 
25 А.Х. Боров, Х.М. Думанов, В.Х. Кажаров. Указ. соч.  С.139. 
 
 

 
35
сессия Верховного Совета 19 ноября, оценив ситуацию, приняла решение о переносе 
выборов  Президента  республики  на 22 декабря 1991г.  Рассмотрев  обращение  съезда 
балкарского народа, сессия приняла соответствующее постановление, содержащее два 
принципиальных положения: «1. Поддержать решение I Съезда балкарского народа о 
провозглашении  Республики  Балкария  в  составе  РСФСР  и  национального 
суверенитета балкарского народа. Оказать содействие в реализации данного решения. 
2.  До  законодательного  закрепления  образования  Республики  Балкария  на  всей 
территории  КБССР  продолжают  действовать  Конституция  КБССР  и  законно 
избранные органы государственной власти и управления».26 
Только 26 декабря 1991г.,  после  того  как  НСБН  своим  постановлением  от 21 
декабря 1991г. назначил проведение референдума балкарского народа, Президиум ВС 
КБССР  принял  два  постановления,  признавшие  неконституционными  те  пункты 
постановления  Съезда  балкарского  народа  об  образовании  НСБН,  которые  наделяли 
его  властными  полномочиями,  и  противоречащим  Конституции  КБССР 
постановления  НСБН  от 21.12.91г.  о  назначении  референдума.  Тем  не  менее,  под 
руководством  НСБН  и  образованной  им  Центральной  комиссии  референдума 
балкарского народа местными Советами народных депутатов 25 населенных пунктов 
(т.е.  в  большинстве  балкарских  населенных  пунктов)  были  приняты  решения  о 
проведении  референдума  и  проведены  соответствующие  мероприятия.  Результаты 
референдума  показали,  что  подавляющая  часть  балкарского  народа  на  тот  момент 
поддерживала  решение  о  провозглашении  Республики  Балкария.  В  референдуме 
приняло  участие 84,9% от  общего  числа  внесенных  в  списки 45 219 граждан.   На 
вопрос: «Поддерживаете  ли  Вы  провозглашение  национального  суверенитета 
балкарского  народа  и  Республики  Балкария  как  субъекта,  образующего  РСФСР?», 
94,8% ответили «да».27 
Решение  съезда  балкарского  народа  о  провозглашении  Республики  Балкария  в 
составе  РСФСР  полностью  соответствовало  действовавшему  на  тот  момент 
законодательству.  Так,  в  абз.3  главы 1 Декларации  о  государственном  суверенитете 
КБССР  было  установлено,  что  кабардинский  и  балкарский  народы  как  суверенные 
субъекты,  образующие  единую  республику,  обладают  неотъемлемым  правом  на 
самоопределение,  вплоть  до  выхода  из  республики  и  образования  самостоятельной 
государственности.  Таким  образом,  действия  лидеров  балкарского  национального 
                                                           
26 Стенографический отчет чрезвычайной сессии ВС КБССР 19 ноября 1991г. 
 
 

 
36
движения по образованию Республики Балкария не только пользовались поддержкой 
балкарского народа, но и основывались на действующем законодательстве.  
Однако  это  не  помешало  провести 22 декабря 1991г.  выборы    Президента 
КБССР.  В    результате    голосования,  набрав 88,8 % голосов,  первым    Президентом  
Кабардино-Балкарии был избран Коков В.М. Подчеркнем, что Коков В.М. был избран 
Президентом именно единой КБССР, а не, скажем, Кабардинской Республики, никем 
на момент выборов не провозглашенной, хотя бы в декларативной форме. 
 
Вместе  с  тем  президентские  выборы  не  могли  предотвратить  ее 
провозглашение, а первые политические шаги избранного Президента были связаны с 
необходимостью  определиться  по  отношению  именно  к  кабардинскому 
национальному  движению.  С  одной  стороны,  вступая  в  должность 9 января 1992г. 
Президент  согласно  присяге  взял  на  себя  обязанность  «укреплять  и  защищать 
суверенитет  Кабардино-Балкарской  Республики  и  ее  целостность»,  а  в  своем 
выступлении  перед  Верховным  Советом  подчеркнул,  что  в  Кабардино-Балкарии  нет 
высшей ценности, чем единство, для достижения которого он будет применять «всю 
силу президентской власти». 28 С другой – казалось очевидным, что открывающийся 
10 января съезд кабардинского народа, несмотря на то, что его состав формировался 
при  активном  участии  властных  структур  на  местах,  примет  решения  так  или  иначе 
симметричные  решениям  съезда  балкарского  народа 17 ноября 1991г.  Так  оно  и 
произошло.  Прежде  всего  съезд  принял  решение: «Восстановить  суверенную 
Кабардинскую  Республику  в  пределах  исторической  территории  кабардинского 
народа». Отдельным пунктом в решении съезда предусматривалось территориальные 
и  другие  вопросы  восстановления  Кабардинской  Республики  «решать  на  основе 
переговоров  с  заинтересованными  сторонами».29  В  целом,  таким  образом,  задачи 
суверенизации  и  Кабарды,  и  Балкарии  связывались  воедино  и  переводились  в 
плоскость взаимоотношений кабардинского и балкарского народа между собой. Уже 
это  обстоятельство  превращало  официальную  властную  систему  из  стороны 
этнополитического размежевания в посредника и арбитра, обеспечивающего порядок 
и законные рамки политического процесса. 
 
Распад  СССР,  отказ  от  партийно-государственной  системы  поставили  на 
повестку дня вопрос о пересмотре положений Конституции КБССР. Так, Верховный 
                                                                                                                                                                                                  
27 Этнополитическая ситуация в Кабардино-Балкарии. Т.1 С. 101-102. 
28 Боров А.Х., Думанов Х.М.,  Кажаров В.Х.. Указ. соч. С. 77. 
29 Кабардино-Балкарская правда. 14 января 1992г. 
 
 

 
37
Совет  республики  принял  Закон  КБССР    от 10 марта 1992г. «Об  изменениях  и 
дополнениях Конституции (Основного закона) Кабардино-Балкарской Республики».30 
 
Согласно  ст.1  Закона  из  наименования  исключались  слова  «Советская 
Социалистическая Республика» и в качестве официального наименования государства 
в  Конституции,  других  нормативно-правовых  актах  закреплялось  «Кабардино-
Балкарская  Республика» (КБР).  Статья 64 Конституции  КБР  закрепила 
конституционно-правовой статус республики как суверенного государства, входящего 
в состав Российской Федерации на основе федеративного договора.  Согласно статье 
70 Конституции КБР законы КБР обладали «верховенством на всей ее территории по 
всем  вопросам,  за  исключением  тех,  которые  отнесены  к  ведению  РФ  на  основе 
федеративного  договора». 13 марта 1992г.  Кабардино-Балкарская  Республика,  как  и 
другие  субъекты    РФ,  парафировала  предложенный проект  Федеративного  договора. 
Компромиссный  характер  Договора  оставлял  решение  многих  вопросов  на  будущее, 
так как стороны не пошли дальше общих, весьма абстрактных положений, не достигая 
согласия, а просто уходя от спорных проблем.  
Целями  подписания  Договора,  согласно  преамбуле  являлись:  достижение  и 
укрепление  межнационального  согласия;  реализация  приоритета  прав  и  свобод 
человека  и  гражданина,  право  на  самоопределение;  стремление  к  качественному 
обновлению  федеративных  отношений  на  основе  добровольного  распределения 
полномочий и эффективного их осуществления. 
Одним  из  существенных  недостатков  текстового  содержания  Федеративного 
договора  является  то,  что  субъекты  Федерации    определяются  тремя  различными 
наименованиями,  что  не  дает  однозначного  определения  конституционно-правовому 
статусу субъекта: в тексте названия Федеративного договора республика определяется 
как «суверенная республика»; в ч.1 ст.3 к наименованию «республика» добавляется в 
скобках  государство;  а  по  всему  тексту  Договора  употребляется  наименование 
«республика».  Отсутствие  в  Договоре  положения,  которое  закрепляло  бы 
равнозначность  всех  трех  определений  статуса  республики  отражало,  с  одной 
стороны,  гибкость  и  способствовало  политическому  компромиссу,  с  другой,  такое 
разночтение  в  важнейшем  государственно-правовом  документе  было  недопустимо. 
Рассматривая  подписание  Федеративного  договора  в  контексте  этнополитической 
ситуации,  можно  констатировать,  что  помимо  позитивной  роли  в  деле  сохранения 
                                                           
30 Кабардино-Балкарская правда. 17 марта 1992г.  
 
 

 
38
государственно-территориальной  целостности  РФ,  Договор  должен  был  оказать 
стабилизирующее  влияние  на  этнополитическую  ситуацию  внутри  республики,  так 
как  не  предусматривал  в  качестве  самостоятельных  субъектов  провозглашенные 
народными съездами республики Кабарды и Балкарии.31 
Политические    события  сентября-октября 1993г.  в  Москве  привнесли 
значительную 
напряженность 
во 
взаимоотношения 
законодательной 
и 
исполнительной  власти  в  республике.  Верховный  Совет  КБР  Постановлением  от 24 
сентября 1993 г.  осудил  Указ  Президента  РФ  от 21 сентября 1993 г. «О  поэтапной 
конституционной реформе в РФ» как противоречащий Конституции РФ и выступил за 
одновременные досрочные выборы и Президента и народных депутатов РФ. Позиция 
же Президента КБР заключалась в том, чтобы принять конституционную реформу как 
свершившийся  факт  и  осуществить  в  республике  мероприятия  по  подготовке  к 
выборам  и  референдуму  по  конституции  РФ.  При  этом  и  Президент,  и  Верховный 
Совет  исходили  из  недопустимости  переноса  конфликтных  форм  политического 
противостояния  на  общественно-политическую  жизнь  Кабардино-Балкарии.  Однако 
именно в этом направлении подталкивали ситуацию отдельные действия Президента 
РФ – насильственные  меры  по  разгону  Верховного  Совета  РФ.  Его  обращение 6 
октября к Верховному Совету КБР с предложением отменить свое постановление от 
24 сентября 1993г., и, наконец, Указ «О реформе представительных органов власти и 
органов  местного  самоуправления  в  РФ»  от 9 октября 1993 г.  №1617,  в  котором 
фактически  предлагался  самороспуск  Советов  всех  уровней  и  дальнейшая  их  замена 
органами  представительной  власти,  работающими  на  постоянной  основе.32  Пункт 6 
указа  гласил: «рекомендовать  органам  государственной  власти  республики  в  составе 
РФ    решать  вопросы  реформы  государственных  органов  и  органов  местного 
самоуправления  в  республике  с  учетом  положений  настоящего  Указа.33  Однако 
Верховный  Совет  КБР  подавляющим  большинством  голосов  отверг  предложение  о 
самороспуске  и  принял  предложение  об  образовании  рабочей  группы  по  подготовке 
проекта  закона  о  парламенте  КБР  и  закона  о  выборах  депутатов  Парламента  КБР,  а 
также      закрепил  в  своем  постановлении  положение  о  том,  что  в  случае,  если 
указанные  проекты  не  будут  приняты  Верховным  Советом  КБР,  полномочия  по  их 
утверждению  делегируются  Президенту  КБР.  Было  решено  назначить  досрочные 
                                                           
31 Кашироков.З.К. Кабардино-Балкарская Республика: от Декларации о государственном суверенитете до 
Конституции. \\ Альманах «Республика». Нальчик. 2000г. С. 257. 
32 Российская газета. №190. 12 октября 1993г.  
 
 

 
39
выборы  депутатов  в  Парламент  КБР  одновременно  с  выборами  в  Федеральной 
Собрание РФ, которое должны были состояться 12 декабря 1993 г. 
25  октября 1993 г.  депутаты  ВС  КБР  дружно  проголосовали  за  передачу 
полномочий по указанным законопроектом Президенту КБР. На этом была поставлена 
последняя  точка  в  деятельности  Верховного  Совета  республики.  Это  был  тот  самый 
самороспуск  высшей  законодательной  власти  КБР,  которого  добивалась 
исполнительная власть. 
День 25 октября 1993 г.  стал  поворотным  для  Кабардино-Балкарии.  Именно  в 
этот  день  был  сделан  шаг  по  устранению  с  политической  арены  органов  советской 
власти  республики.  Незадолго  до  этого  Нальчикским  городским  Советом  народных 
депутатов  было  принято  решение  о  самороспуске,  которое,  судя  по  принятому  им 
обращению,  должно  было  явиться  сигналом  для  других  городских  и  районных 
Советов. В последующие одну-две недели, прошедшие после ВС КБР, все городские и 
районные Советы народных депутатов были распущены. 
Президент же своим Указом от 27 октября 1993 г. ввел в действие Положение 
«О  Парламенте  КБР»  и  Положение  «О  выборах  депутатов  Парламента  КБР»  и 
назначил выборы в Парламент на 12 декабря 1993 г. Демонтаж институтов советской 
политической  системы  в  Кабардино-Балкарии  завершился.  Это  стало    началом 
шестого этапа в развитии государственности республики 
12  декабря 1993г.  в  результате  всенародного  голосования  была  принята 
Конституция 
РФ, 
которая 
провозгласила 
продолжение 
государственного 
строительства  на  основе  принципов  федерализма.  Конституция  РФ  закрепила 
конституционно - договорной  характер  российского  федерализма,  в  основе  которого 
лежит  разграничение  предметов  ведения  и  полномочий  между  органами 
государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов федерации, 
осуществляемые Конституцией, Федеративным и иными договорами о разграничении 
предметов ведения и полномочий (ч.3 ст.11 Конституции РФ).  
В  ст.8  Федеративного  договора  «О  разграничении  предметов  ведения  и 
полномочий  между  федеральными  органами  государственной  власти  и  органами 
власти  суверенных  республик  в  составе  РФ»  говорится,  что  республики  могут 
регулировать  отношения  по  разграничению  полномочий  как  по  федеративному 
договору,  так  и  в  соответствии  с  Конституцией  РФ.  А  в  ч.3  ст.11  Конституции  РФ 
                                                                                                                                                                                                  
33 Лучин В. О. «Указное» право. М., 1996 г. 
 
 

 
40
отмечается,  что  разграничение  предметов  ведения  и  полномочий  между  РФ    и 
субъектом  РФ  помимо  Конституции  РФ  и  Федеративного  договора,  может 
осуществляться  и  иными  договорами  о  разграничении  предметов  ведения  и 
полномочий.  Эти  положения  позволяют  в  более  гибкой  форме,  учитывая  специфику 
каждого субъекта в отдельности, реализовать принципы федерализма. Во исполнение 
указанного конституционного положения 1 июля 1994г. Кабардино-Балкария одной из 
первых в России подписала Договор «О разграничении предметов ведения и взаимном 
делегировании  полномочий  между  органами  государственной  власти  РФ  и  органами 
государственной власти КБР».34  
В  Договоре  Кабардино-Балкарская  Республика  выступает  как  государство 
(ст.1).  Государственную  власть  в  республике  осуществляют  образуемые    ею  органы 
государственной  власти,  которые  устанавливаются  республикой  самостоятельно  в 
соответствии с основами конституционного строя Российской Федерации  и общими 
принципами 
организации 
представительных 
и 
исполнительных 
органов 
государственной власти, установленных федеральными законами. 
Отношения    между  Республикой  и  РФ,  согласно  ст.2  Договора,  определяются 
«на  основе  Конституции  РФ,  Конституции  КБР,  Федеративного  договора, 
федеральных  законов  и  принимаемых  в  соответствии  с  ними  законами  и  иными 
нормативными правовыми актами РФ и КБР, настоящим Договором и соглашениями 
о  разграничении  и  взаимном  делегировании  полномочий  между  федеральными 
органами исполнительной власти и органами исполнительной власти КБР». 
По  предметам  совместного  ведения  РФ  и  КБР, - гласит  ст.5  Договора, - 
федеральные  органы  власти  принимают  федеральные  законы,  определяющие  общие 
основы,  в  соответствии  с  которыми  органы  государственной  власти  КБР 
осуществляют  собственное  правовое  регулирование  в  пределах  своей  компетенции, 
включая принятие законов и иных нормативно-правовых актов, либо государственные 
органы сторон заключают дополнительные соглашения. Статья 6 Договора, определяя 
предметы ведения РФ, полностью повторяет ст. 71 Конституции РФ. 
Согласно  ст.8  Договора  органам  государственной  власти  РФ,  равно  как  и 
органам  государственной  власти  КБР,  запрещено  принимать  нормативно-правовые 
акты  по  вопросам,  не  относящимся  к  их  ведению,  но  предоставляется  право 
опротестовывать  законы  РФ  и  КБР,  если  они  нарушают  данный  Договор  в  части 
                                                           
34 Кабардино-Балкарская правда. 1994г. 5 июля. 
 
 

 
41
разделения полномочий и предметов ведения. Возникающие между сторонами споры 
и  разногласия  разрешаются  по  согласованию,  либо  в  порядке,  установленном 
Конституцией  РФ  и  Федеративным  договором.  Договор  конкретизировал  специфику 
Кабардино-Балкарии  как  субъекта  Российской  Федерации,  что  не  могло  быть 
отражено ни в Конституции РФ, ни в Федеративном договоре. 
Подобные  договоры  установили  третий  уровень  федеративных  отношений: 
Федеративный  договор 1992г.,  Конституция  РФ 1993г.  и  двусторонние  договоры  о 
разграничении  предметов  ведения  и  полномочий  между  федеральными  органами 
государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ. 
Отношение к такой форме федерализации в юридической науке неоднозначно: 
часть  правоведов  полагают,  что  подписанные  договоры  делают  значительный  шаг  в 
сторону  конфедерализации,  исходя  в  ряде  случаев  из  типично  международно-
правовых  принципов  регулирования  отношений;  другая  часть  исходит  из  того,  что 
важнейшей задачей в реформировании Российской Федерации является налаживание 
системы  сдержек  и  противовесов  между  центром  и  регионами  и,  что  такая  работа 
может  проводиться  только  в  процессе  взаимодействия  регионов  и  центра,  на  основе 
взаимовыгодного,  гармоничного,  а  значит,  не  вполне  единообразного  распределения 
предметов ведения и полномочий. 
По мнению автора, признание постановлением Конституционного Суда РФ от 
7.06.00г. №10-П неконституционными  положений о суверенитете республик влечет за 
собой  и  вывод  о  неконституционности  положений  о  договорном  характере  статуса 
республик  как  субъектов  Российской  Федерации.  Одним  из  важнейших  этапов 
(восьмым  по  счету)  конституционно-правового  развития    Кабардино-Балкарии,  его 
апогеем,  стало  принятие  новой  Конституции  республики.  Она  была  принята 
Парламентом  КБР 1 сентября 1997 г.  Конституция  КБР 1997 г.  стала  нормативно-
правовой формой завершенной институционализации современной государственности 
республики.  Это  выражено  в  единстве  трех  основных  аспектов  Конституции:  во-
первых,  она  является  актом  правового  закрепления  демократии  в  Кабардино-
Балкарии;  во-вторых,  она  выступает  как  правовое  оформление  государственности  ее 
народов; в-третьих, она фиксирует статус республики как государства в составе РФ. 
Принципы 
демократии 
не 
только 
продекларированы 
как 
основа 
конституционного строя, но и выступают сквозным организующим началом всех сфер 
конституционного  регулирования.  В  статье 2 Конституции  закреплено,  что  человек, 
 
 

 
42
его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита 
прав  и  свобод  человека  и  гражданина – обязанность  государства.  При  этом  права  и 
свободы  являются  непосредственно  действующими.  Они  определяют  смысл  и 
применение  законов,  деятельность  законодательной  и  исполнительной  власти, 
местного  самоуправления  и  обеспечиваются  правосудием  (ст. 20).35  Конституция 
должна  была  дать  решение  ряда  специфических  для  Кабардино-Балкарии  проблем 
институционализации демократии. 
Они  связаны,  прежде  всего,  с  весьма  сложной  национальной  и  социальной 
структурой  общества,  с  его  культурой  неоднородностью,  с  наличием 
этноконфенсиональных 
разграничительных 
линий, 
способных 
породить 
разобщенность  гражданского  сообщества.  В  этих  условиях  особенно  важно  было 
исключить какие-либо этнократические тенденции в вопросах формирования системы 
властных органов и осуществления властных полномочий. Эта задача решена в тексте 
Конституции  достаточно  полным  образом.  Ограничимся  указанием  только  на  два 
основополагающих  момента.  Во-первых,  права  и  свободы  человека  и  гражданина 
являются  по  конституции  приоритетными,  а  равенство  прав  и  свобод  граждан 
независимо  от  их  национальности  незыблемым.  Во-вторых,  согласно  ч. 1 статьи 4 
Конституции  КБР  носителем  суверенитета  и  единственным  источником  власти  в 
Кабардино-Балкарии  является  весь  ее  многонациональный  народ,  а  не  какие-либо 
отдельные  национальные  группы.  Понятие  «коренные  народы»  отсутствует  в  тексте 
конституции как политико-правовая категория. 
Другие 
специфические 
черты 
демократического 
регулирования, 
устанавливаемого  Конституцией  КБР 1997 г.,  связаны  с  тем,  что  в  ее  основе  лежит 
уважение  к  истории,  традициям,  культуре,  языку  и  национальному  достоинству 
народов Кабардино-Балкарии. Оно зафиксировано как в форме конституционных прав 
граждан,  так  и  в  форме  конституционных  обязанностей  государства.  Первенство  по 
своей  основополагающей  значимости  здесь  имеет  статья 76, которая  не  только 
устанавливает,  что  государственными  языками  КБР  являются  кабардинской, 
балкарский  и  русский,  но  также  закрепляет,  что  республика  обеспечивает  равные 
права  государственных  языков  на  сохранение  использования,  развитие  и 
совершенствование  и  что  языки  других  народов,  компактно  проживающих  на 
территории  КБР,  имеют  право  на  сохранение  и  развитие,  пользуются  поддержкой 
                                                           
35 Конституция КБР 1997г. (в ред. 02.07.03г.). Нальчик. 2003г. 
 
 

 
43
государства.  Еще  две  группы  вопросов  очень  важны.  Во-первых,  Конституция 
фиксирует  государственную  поддержку  традиционных  для  народов  республики 
религиозных  конфессий  и  движений  (ст. 32), гарантирует  поддержку  развития 
национальной культуры (ст. 47) и одновременно устанавливает, что распространение 
информации,  несовместимой  с  морально-нравственными  и  национальными 
традициями  и  устоями  народов  КБР  преследуется  по  закону.  Во-вторых,  вопросы 
репатриации на историческую родину этнических адыгов и балкарцев, их принятие и 
обустройство    впервые  отнесены  Конституцией  к  предметам  ведения  КБР  (ст.70).  В 
целом, демократическое содержание Конституции лежит в основе ее характеристики 
как правового оформления национальной государственности народов республики.36 
Несмотря  на  все  достоинства  Конституции  КБР 1997г.  она  закрепляла  много 
положений, идущих в разрез с Конституцией РФ и федеральным законодательством. В 
первую  очередь  это  касалось  положения  о  суверенном  характере  республики. 
Принятие 
республиканских 
нормативно-правовых 
актов, 
противоречащих 
федеральной  Конституции,  во  многом  опиралось  на  то,  что  в  республиканских 
конституциях  провозглашался  их  государственный  суверенитет.  И  это  как  бы  «не 
замечали»  в  федеральном  центре,  опасаясь  трогать  эту  проблему.  Все  понимали:  не 
может  быть  суверенных  республик  внутри  федеративного  государства,  это 
противоречит  самим  принципам  федерализма,  но  молчали.  Но  рано  или  поздно  эта 
проблема должна была о себе напомнить.37 7 июня 2000г. Конституционный суд РФ в 
своем  постановлении  указал,  что  республики  как  субъекты  РФ  не  вправе  наделять 
себя  свойствами  суверенного  государства,  и  не  только  полным  суверенитетом,  но  и 
ограниченным.  
В 
Кабардино-Балкарии 
началась 
активная 
работа 
по 
приведению 
республиканского  законодательства  в  соответствие  с  федеральным  и  подготовка  к 
внесению  поправок  в  Конституцию  республики.  В  соответствии  со  статьей 138 
Конституции  КБР  право  внесения  изменений  и  дополнений  в  главы I, II, X 
Конституции  принадлежит  Конституционному  Собранию,  состоящему  из  депутатов 
Госдумы  и  членов  Совета  Федерации  РФ  от  КБР,  депутатов  Парламента  КБР  и 
депутатов  органов  местного  самоуправления  всех  уровней  КБР.  В  целях  внесения 
поправок в главы I и  II Конституции КБР 19.07.01г. было созвано Конституционное 
Собрание  КБР,  которое  и  внесло  соответствующие  изменения  в  текст  Конституции 
                                                           
36 Коков В. М. Судьба Республики – моя судьба. Нальчик, 1997 г. С. 37. 
 
 

 
44
КБР.  А 28.07.01г.  был  принят  Закон  КБР  №74-РЗ  «О  внесении  поправок  в 
Конституцию  КБР»,  которое  внесло  изменения  и  дополнения  в  главы III-IX 
Конституции.38  В  результате  этих  поправок  Конституция  КБР  была  практически 
полностью  приведена  в  соответствие  с  федеральной  Конституцией.  Из  текста 
Конституции  было  исключено  положение  о  суверенном  характере  Кабардино-
Балкарии.  Теперь  КБР  признается  государством  в  составе  России.  А 11 июня 2003г. 
Парламент КБР принимает Закон №61-РЗ «О поправках к Конституции КБР». Данный 
закон  был  подписан  Президентом  республики 2 июля 2003г.  В  соответствии  с 
поправками  к  Конституции  КБР  Парламент  республики  преобразовывается  из 
двухпалатного  в  однопалатный  орган  с  численностью  в 110 депутатов.  А  за  год  до 
этого,  в  апреле 2002г.  Парламент  КБР  Парламент  КБР  высказался  за  денонсацию 
Договора  о  разграничении  предметов  ведения  и  полномочий  между  органами 
государственной власти РФ и органами государственной власти КБР от 1 июля 1994г. 
как  несоответствующего  положениям  Конституции  РФ  и  федеральному 
законодательству.  8 августа 2002г.  был  подписан  Договор  между  РФ  и  КБР  «О 
прекращении  действия  Договора  о  разграничении  предметов  ведения  и  взаимном 
делегировании  полномочий  между  органами  государственной  власти  РФ  и  органами 
государственной власти КБР».  
Таким  образом,  Конституция  КБР 1997 г. (в  редакции 2003г.)  завершила 
процесс  конституционной  реформы  в  республике  и  в  нормативно-правовой  форме 
зафиксировала общие результаты системной политической трансформации советской 
политической автономии в демократическое правовое государство в составе РФ. 
Можно констатировать, что развитие государственности республики проходило 
неравномерно  и  сложно:  самостоятельные  Кабарда  и  Балкария  в  составе  сначала 
Терской  Советской  Республики,  а  затем  Горской  АССР;  КБАО,  сначала    входящая 
напрямую в составе РСФСР, затем через Северо-Кавказский край; КБАССР в составе 
РСФСР;  ликвидация  государственности  балкарского    народа  и  преобразование 
КБАССР в КАССР; реабилитация балкарцев и преобразование КАССР в КБАССР, и 
наконец,  Кабардино-Балкарская  Республика  в  составе  РФ.  При  этом  статус 
республики  на  каждом  этапе определялся  по  разному:  от  автономной республики  до 
суверенного  государства  в  составе  РФ  (по  крайней  мере,  так  определяла  себя 
Кабардино-Балкария), а затем к государству в составе РФ.  
                                                                                                                                                                                                  
37 Баглай М.В. О правовом статусе республик в Российской Федерации.  М., 2000г.  
 
 

 
45
Глава 2. Конституционные основы организации государственной власти в 
Кабардино-Балкарской Республике 
 
2.1. Государственно-правовые признаки Кабардино-Балкарской 
Республики как субъекта Российской Федерации. 
 
Одной  из  наиболее  актуальных    проблем,  волнующих  в  настоящее  время 
правоведов  и  политиков,  являются  вопросы    конституционного  статуса  субъектов 
Российской  Федерации,  оптимизации  территориальной  организации  власти  и 
укрепления вертикали государственной власти.   
Прежде  чем  приступить  к  анализу  государственно-правовых  признаков 
Кабардино-Балкарии  как  субъекта  РФ  следует  разграничить  и  определиться  с 
различиями между понятиями «государство» и «государственность». Государство, как 
форма  организации  политической  власти  составляет  ядро  государственности, 
оказывает  непосредственное  воздействие  на  ее  развитие,  выступает  своего  рода 
инициатором  и  организатором  различного  рода  общественно-политических, 
социально-экономических  и  иных    реформ.  Государственность,  в  отличие    от 
государства,  это-  во-первых,  комплексное  понятие,  отражающее  качественное 
состояние  государственно-организованного общества на тот или иной вычлененный 
момент;  во-вторых,  государственность  обладает  национально-духовной  природой, 
национально-культурной  ориентированностью,  так  как  она  отражает  накопленные 
данным  народом  (народами)  духовные  и  иные  социальные  ценности;  в-третьих,  это 
явление  конкретно-историческое,  так  как  характеризует  состояние  общества  на 
определенном этапе его развития, в рамках конкретной исторической обстановки. 39 
Классическая  форма  федерации  предусматривает  обязательное  наличие 
субъектов,  ее  образующих.  Практика  государственного  строительства  в  СССР 
свидетельствует  о  возможности  функционирования  юридически  неоформленной 
«бессубъектной» формы федерации. Так, Кабардино-Балкария (так же как и Дагестан, 
Карачаево-Черкессия)  обладает  (и  должна  обладать)  определенными  признаками 
федерализации. В начале 90-х годов 20 века некоторыми общественно-политическими 
деятелями  КБР  даже  высказывалась  мысль,  что  республика  является  федерацией,  но 
                                                                                                                                                                                                  
38 Кабардино-Балкарская правда. 4 июля 2001г. 
39 Морозова Л.А. Национальные аспекты развития Российской государственности // Государство и право. 1995г. 
№12. С. 11.  
 
 

 
46
без  юридического  оформления  субъектов  ее  образующих  как  национально-
государственных образований. Эта проблема активно обсуждалась в 1990-1991гг. при 
подготовке  Декларации  о  государственном  суверенитете  КБССР.  Среди  множества 
проектов  Декларации  следует  отметить  проекты,  предложенные  Президиумом 
Верховного Совета КБАССР, национальными движениями «Адыгэ Хасэ» и «Тере». В 
предложенных  ВС  КБАССР  и  Правлением  «Тере»  проектах  предусматривалась 
возможность проявления суверенитета Кабарды и Балкарии как союза двух государств 
на 
основе 
федеративного 
договора, 
либо 
образование 
самостоятельной 
государственности  при  выходе  из  республики,  что  естественно,  приведет  и  к 
образованию  обособленных  органов  государственной  власти  и  управления  этих 
республик.  Третий вариант был предложенный Советом «Адыгэ Хасэ», являлся более 
предпочтительным  для  республики:  Кабардино-Балкария-  суверенное  государство, 
созданное народом КБР на основе осуществления им своего неотъемлемого права на 
самоопределение,  то  есть  единая,  а  не  федеративная  республика.  Противники 
федерации  ссылались  на  то  обстоятельство,  что  это  повлечет  за  собой    расчленение 
единой  территории,  национальное  размежевание, 
нарушение  исторически 
сложившегося территориального расселения, связей кабардинцев и балкарцев.  
Автор  считает,  что  унитарное  государственное  устройство  КБР  должно  быть 
сохранено,  однако,  определенные  признаки  федерализации  должны  присутствовать 
(федерализация  языка,  институтов  Президента,   Парламента,  Правительства:  в 
частности, наличие должности вице-президента, наличие в структуре Парламента КБР 
Комитета по межнациональным вопросам и т.д.). 
В  юридической  науке  выделяется  несколько    взглядов  (позиций)  на  природу 
федеративного государства.  Выделим  и  проанализируем  некоторые  из  них.  Ряд 
зарубежных    исследователей    (Борель,  Люфер)  объясняют    особенности  
федеративных  отношений  через  концепцию  «участия»,  когда  в  основу  сущности  
природы  федеративного  государства  положена  идея  государственного  суверенитета 
центральной  власти  и  право  территорий  участвовать  в  осуществлении 
государственной власти на основе согласованной воли народа государства.  Согласно 
данной концепции, существенным  признаком  федеративного  государства  является  
участие    территорий  в  образовании  национальной  воли,  но  единственно  суверенной 
остается лишь центральная власть.   «Так  как  суверенным  государством  является  
федеративное  государство,  то  частные  государства,  из  которых  оно  состоит,  не 
 
 

 
47
государства  в  юридическом  смысле  слова.  Называют  ли  их  кантонами,  штатами  или 
провинциями, они не представляют верховного характера, который требуется правом 
для  государства».40  Эту  концепцию  поддерживают  и  некоторые  отечественные 
исследователи.  Например,  Г.  Королева-Конопляная  указывает  на  то,  что 
общегосударственная  власть  суверенна, «поскольку  образуется  на  основе 
консенсусного  решения  местных  и  центральных  властей.  Она  имеет  двойной 
источник:  волю  всего  населения    федеративного  государства  и  волю  отдельных 
политических образований, соединенных в общий союз волей народа, взятого в своем 
разъединении  на  самостоятельные  политические  единицы».41  Недостатком  данной 
теории  представляется  ее  ограниченность,  выражающаяся  в  том.  Что  объектом  ее 
анализа  оказывается  лишь  одна  существенная  сторона-согласование  воли  для 
централизации власти.  
Более  обоснованной  с  теоретической  точки  зрения  выглядит  другая  теория, 
объясняющая  природу  федеративного  государства  как  систему  организации  в 
обществе  государственной  власти,  самоуправляемой  на  основе  договора  (Даниил 
Елазар,  Винсент  Остром).  По  мнению  авторов  данной  концепции  договор 
(соглашение)  рассматривается  не  как  форма,  а  как  содержание  федеративных 
отношений, основа которых – согласие сторон и самоуправление. Любая федерация по 
своей  сути-  самоуправляемое  договорное  государство,  в  котором  разделение  и 
осуществление  государственной  власти  на  всех  уровнях  должно  основываться  на 
достижении договоренности и самоуправления. Если власть делится между центром 
и  составными  частями  сверху,  без  согласия  составных  частей  федерации  либо 
согласования  с  ними,  то  в  этом  случае,  какие  бы  ни  были  права  у  территорий, 
государство  не  может  быть  признано  по  своей  природе  федеративным  (выделено 
автором -Р.М.). И наоборот, если власть разделена на основе согласия сторон, но ни 
центр,  ни  составные  части  не  обладают  полнотой  власти  для  осуществления  своих 
функций, не имеют возможности самодостаточно самоуправляться, то в этом случае  с 
той или иной степенью определенности можно сказать, что федерализм подменяется 
унитаризмом либо конфедеративным устройством.42 
Исходя  из  видов  правовых  актов,  учреждающих  федерацию,  выделяют  два  ее 
типа:  конституционную  и  конституционно-договорную.  Как  известно,  Россию 
                                                           
40 Умнова И.А. Конституционные основы современного российского федерализма. М., 2000г. С.16. 
41 Королева-Конопляная Г. В поисках средства соединения разделенного// Федерализм. 1996г. №3. С. 114. 
42 Умнова И.А. Указ. соч. С. 18-19. 
 
 

 
48
считают договорной (а точнее, конституционно-договорной) федерацией те политики 
и ученые, которые считают Федеративный договор как ее первичный учредительный 
акт  (Болтенкова  Л.Ф.,  Крылов  Б.С.,  Кряжков  В.А.,  Михалева  Н.А.,  Умнова  И.А.).43 
Кроме  того,  они  ссылаются  на  практику  заключения  договоров  о  разграничении 
предметов ведения и полномочий между федеральными органами власти и органами 
власти  субъектов  Российской  Федерации.  Другая  позиция  заключается  в  том,  что 
договорной  процесс  опосредует  и  создание,  и  функционирование  федеративного 
государства.  Однако  Основным  законом  федеративного  государства  становится  его 
конституция (Эбзеев Б.С., Карапетян Л.М.).44 Иначе говоря, договор образует основу 
создания  федерации,  а  Конституция – основу  организации  и  функционирования  уже 
созданного  федеративного  государства.  Поэтому  Российская  Федерация  является  не 
договорной, а конституционной федерацией. 
Автор  считает,  что  наиболее  правильным  для  организации  федеративного 
государства является сочетание договора и конституции при учреждении федерации. 
Ведь  договор  заключается  именно  для  того,  чтобы  его  положения  органично  вошли 
затем  в  основной  закон  государства.  После  его  подписания  следует  принятие 
Конституции, в которую инкорпорируются частично или полностью нормы договора 
и  в  дальнейшем  подлежат  изменению  в  порядке,  предусмотренном  для  внесения 
поправок в Конституцию.  
Современное  российское  законодательство  не  дает  конкретное  определение 
субъекта  РФ  и  его  конституционно-правового  статуса.  Тем  не  менее  формулировку 
данных  понятий  можно  вывести  из  смысла  конституционных  норм. «Субъектом  РФ 
является  политико-территориальное  унитарное  государственное  образование, 
входящее  в  состав  единого  федеративного  государства-  Российской  Федерации-  и 
обладающее 
конституционно 
гарантированными 
федерацией 
правами 
по 
осуществлению государственной власти на соответствующей территории».  Правовое 
положение  субъекта  РФ  в  теории  конституционного  права  в  настоящее  время 
определяется  различными  терминами:  статус,  правовой  статус,  конституционный 
                                                           
43 Ильинский И.П., Крылов Б.С., Михалева Н.А. Новое федеративное устройство России // Государство и право. 
1992г. №11.; Михалева Н.А. Конституционные реформы в российских республиках // Конституции республик в 
составе РФ. М., 1995г. Умнова И.А. Конституционные основы современного российского федерализма. М., 
2000г.; Кряжков В.А. Конституционное право субъектов РФ. М., 2002г.; Болтенкова Л.Ф. Российская Федерация 
и статус ее субъектов. М., 1995г.   
44 Карапетян Л.М.. Российская Федерация и ее субъекты: проблемы укрепления государственности. // 
Государство и право. 2001г. №7. С. 91.; Эбзеев Б.С., Карапетян Л.М. Российский федерализм: равноправие и 
ассиметрия конституционного статуса субъектов // Государство и право. 1995г. №3.  
 
 

 
49
статус,  конституционно-правовой  статус.  В  связи  с  этим  возникает  вопрос:  есть  ли 
разница  между  этими  терминами  и  какой  из  них  наиболее  предпочтителен  в  рамках 
конституционного права?   
Лебедев А.Н. считает, что термины «статус» и «правовое положение» являются 
не только синонимами, но и имеют одинаковое смысловое значение, обозначая место, 
положение,  состояние,  а  не  конкретное  правоотношение45  Некоторые  же  авторы, 
наоборот, разделяют данные категории. Например, А.Г. Братко, определяет правовое 
положение организаций, понимая под  ними коллективные субъекты права как сумму 
общего  и  конкретного  правового  статуса.  Общий  статус,  по    мнению  Братко, - это 
нормы  объективного  права,  а  конкретный  статус,  например  народа, «связан  со 
вступлением  народа  в  конкретные  правоотношения…».46  Представляется,  что 
употребление  термина  «правовое  положение  субъекта  РФ»  для  определения  каких-
либо  конкретных    правомочий,  т.е.  в  узком  смысле  (например,  правовой  статус 
субъекта РФ в сфере регулирования системы государственной власти). 
 «Статус» – наиболее  распространенное  в  юридической  науке  общеправовое 
понятие. Однако статус нередко исследуется в рамках специфики отдельных правовых 
институтов.  Понятие  «статус»  используется  и  в  законодательстве,  причем  в  ряде 
случаев  правовые  акты  включают  в  свой  текст  соответствующие  определения. 
Например,  в  федеральном  законе  от 27.05.98г. «О  статусе  военнослужащих» 
определяется статус военнослужащего.  
Конституция РФ в статье 66 использует применительно к субъектам РФ термин 
«статус»,  правда,  не  раскрывая  его  содержание.  А  ст. 137 Конституции  РФ 
употребляется термин «конституционно-правовой статус».  Конституционный статус 
субъекта  Российской  Федерации  как  научная  категория – это  совокупность 
установленных  нормами  Конституции  РФ  и  конституций  (уставов)  субъектов  РФ 
прав, гарантий их реализации, обязанностей, ответственность субъекта РФ. 
Большинство  отечественных  ученых-государствоведов  обозначают  вопросы 
правового  регулирования  статуса  субъекта  Федерации  в  качестве  предмета  отрасли 
конституционного права. В данном случае термин «конституционно-правовой статус 
субъекта  РФ»  используется  в  широком  смысле,  т.е.  для  обозначения  его  правового 
положения,  урегулированного  нормами  конституционного  права,  источниками 
которого является широкий круг нормативно-правовых актов.  
                                                           
45 Лебедев А.Н. Указ. соч. С. 26.  
 
 

 
50
Таким  образом,  можно  дать  определение  конституционно-правового  статуса 
субъекта  РФ,  под  которым  понимаются    основы  его  правового  положения, 
урегулированные  конституционным  законодательством  РФ  и  ее  субъектов, 
включающее в себя принципы конституционно-правового статуса, основные признаки 
государственности, права, обязанности и ответственность субъектов РФ.  
Практическое 
решение 
некоторых 
проблем 
Российской 
Федерации 
усматривается  в  реформах  Президента  РФ  В.В.  Путина.  Речь  идет  об  образовании 
федеральных округов, изменении порядка формирования Совета Федерации, создании 
Госсовета,  обеспечении  соответствия  конституций,  уставов  и  законов  субъектов 
Федерации Конституции РФ и федеральным законам и т.д.  
Кабардино-Балкарская Республика – один из субъектов Российской Федерации. 
Соответственно  в  ее  развитии  можно  выделить  многие  признаки,  черты,  общие  для 
всех  или  многих  субъектов  Российской  Федерации.  Вместе  с  тем  в  эволюционных 
процессах, происходящих в республике, можно выделить и специфику, особенности, 
обусловленные  своеобразием  национального  состава  населения,  политических 
процессов, происходящих в республике, путей решения общих и локальных проблем. 
Одним  из  элементов  конституционно-правового  статуса  республики  в  составе 
РФ,  продолжительное  время  (до  середины 2000г.)  являвшегося  предметом  особой 
дискуссии,  является  вопрос  о  суверенитете  республики.  Как  указывается  в 
постановлении Конституционного Суда РФ от 07.06.2000г.: «Суверенитет Российской 
Федерации 
как 
демократического 
федеративного 
правового 
государства, 
распространяющийся  на  всю  ее  территорию,  закреплен  Конституцией  РФ  в  качестве 
одной  из  основ  конституционного  строя.  Носителем  суверенитета  и  единственным 
источником  власти  в  России,  согласно  Конституции  РФ,  является  ее 
многонациональный народ».47 
По  смыслу  Конституции  РФ  республики  как  субъекты  РФ  не  вправе  сами 
наделять  себя  свойствами  суверенного  государства, - и  не  только  полным 
суверенитетом,  но  и  ограниченным.  Конституция  РФ,  характеризуя  республики  как 
субъекты РФ, исходит из принципа равноправия всех субъектов РФ, в том числе в их 
                                                                                                                                                                                                  
46 Общая теория права и государства. Учебник/ Под ред. В.В. Лазарева. М., 1994г. С. 153.  
47  Постановление  Конституционного  Суда  РФ  от 7.06.00г. «О  проверке  конституционности  отдельных 
положений  Конституции  Республики  Алтай  и  федерального  закона  «Об  общих  принципах  организации 
законодательных  (представительных)  и  исполнительных  органов  государственной  власти  субъектов  РФ» // 
Вестник Конституционного суда РФ 2000г. №5. 
 
 
 

 
51
взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти. Признание же 
за республиками суверенитета, при том, что все другие субъекты РФ им не обладают, 
нарушило бы конституционное равноправие субъектов РФ, сделало бы невозможным 
его осуществление в принципе, поскольку субъект РФ не обладающий суверенитетом, 
по своему статусу не может быть равноправным с суверенным государством.  
Важно подчеркнуть, что использование в Конституции РФ понятия «республика 
(государство)»  не  может  рассматриваться  как  признание  государственного 
суверенитета  этих  субъектов.  Оно  лишь  отражает  определенные  особенности  их 
конституционно-правового  статуса,  связанные  с  факторами  исторического  и 
национального характера.48 
Как  отмечалось  выше,  среди  аргументов  в  пользу  признания  суверенности 
республик  нередко  можно  слышать  ссылки  на  Федеративный  договор (1992г.),  в 
котором,  хотя  и  не  содержалось  положений,  прямо  закрепляющих  суверенитет 
республик,  однако  о  них  говорилось  как  о  суверенных.  Но  ведь  из  преамбулы,  ст.3 
(ч.3)  и  п.1  раздела 2 «Заключительные  и  переходные  положения»  Конституции  РФ 
следует, что положения Федеративного договора, предусматривавшие и позволявшие 
обосновывать ограничения суверенитета РФ, ее конституционно-правового статуса и 
полномочий,  не  могут  действовать  и  не  подлежат  применению  как  противоречащие 
Конституции  РФ.  Признание  неконституционными  положений  о  суверенитете 
республик влечет за собой и вывод о неконституционности положений о договорном 
характере статуса республик как субъектов в составе Российской Федерации. 
Вместе  с  тем,  автор  категорически  не  согласен  с  предложением    некоторых 
ученых  и    политических  деятелей  России,  предлагающих  реформу  администртивно-
территориального устройства Российской Федерации путем ликвидации национально- 
государственных 
образований 
(республик) 
и 
создания 
административно-
территориальных единиц, т.е., так называемая, «губернизация» России. Причем, если 
раньше  это  были  предложения  некоторых  одиозных  политиков,  то  теперь  данный 
вопрос  обсуждается  на  самом  высоком  уровне.  Так,  в  ноябре 2002г.  в 
Государственной  Думе  Федерального  Собрания  РФ  состоялись  парламентские 
слушания  на  тему: «Проблемы  законодательного  обеспечения  административно-
территориального  устройства  РФ»,  где  обсуждалось  будущее  государственное 
устройство  РФ  и  разговоры  велись  вокруг  готовой    и  требующей  своей  реализации 
 
 

 
52
модели  Российского  государства,  предполагающей  деление  не  на  федеративные  по 
природе 
государственноподобные 
образования, 
а 
на 
административно-
территориальные  единицы.49  В  проекте  рекомендаций  парламентских  слушаний 
субъекты  РФ  прямо  названы  административно-территориальными  единицами.   
Иными  словами,  Россия  заведомо  рассматривается  как  унитарное  государство.  На 
слушаниях  предлагалось  создать 10-15 новых  административно-территориальных 
единиц,  предлагалось  перенять  американскую  модель,  где  территории  компактного 
проживания  национальностей  имеют  статус  административных  районов.  То  есть, 
было  предложено  превратить  республики  в  резервации.  Анализ  заявлений  и 
выступлений, сделанных на слушаниях, показал, что вопросы укрупнения регионов и 
губернизации  рассматривались  организаторами  и  большинством  участников  как 
фактически решенные, обсуждались лишь ее варианты.  
В  соответствии  со  статьей  66 Конституции  РФ  основные  положения, 
касающиеся  статуса,  т.е.  правового  положения  субъекта  Российской  Федерации, 
определяются  Конституцией  РФ.  Наряду  с  этим  все  субъекты  Федерации  обладают 
элементами  учредительной  власти.  Это  означает,  что  каждый  субъект  Федерации 
вправе  решать  вопросы  своей  внутренней  организации  и  с  этой  целью  принимать 
нормативные  акты,  регламентирующие  его  статус.  Так,  статус  Кабардино-Балкарии 
определяется не только Конституцией РФ, но и конституцией самой республики. 
В силу Конституции РФ (ст.5 п.2) республика является государством, а ее статус 
определяется Конституцией РФ и Конституцией республики (п.1 ст.66). 
Этот  статус  выражает  черты  республики  как  государства  и  как  субъекта 
Федерации.  В  качестве  государства  республика  обладает  прежде  всего  элементами 
учредительной власти, поскольку она самостоятельно принимает свою конституцию, в 
которой  решаются  вопросы  ее  внутренней  организации.  Акт  принятия  конституции 
является  окончательным  и  не  подлежит  утверждению  со  стороны  федеральных 
органов.  В  настоящее  время  продолжается  процесс  обновления  республиканских 
Конституций  и  приведения  их  в  соответствие  с  Конституцией  РФ  и  федеральным 
законодательством. Так, в Кабардино-Балкарии 19 июля 2001г. состоялось заседание 
конституционного  собрания  республики,  которое  внесло  изменения  в  главы 1 и 2 
Конституции  республики,  а  Парламент  КБР  Законом  от 28.07.01г.  №74-РЗ  «О 
                                                                                                                                                                                                  
48 Баглай М.В.. О правовом статусе республик в составе Российской Федерации. \\Материалы международной 
научно-практической конференции. М. 2001г. С.22. 
49 Информационно-аналитический бюллетень Государственной думы РФ. 2002г. №9. 
 
 

 
53
поправках к Конституции КБР» внес изменения и дополнения в главы 3-8 Основного 
закона Кабардино-Балкарии. 
В соответствии с Конституцией РФ Кабардино-Балкария как субъект Федерации 
имеет следующие признаки своего государственно-правового статуса: 
-  состоит  (находится)  в  качестве  субъекта  РФ  и  признает  свою 
правосубъектность; 
-  имеет установленное Конституцией РФ официальное название; 
-  имеет  нормативную  правовую  систему,  включающую  основной  закон 
(конституцию), законы, иные нормативные правовые акты; 
-  обладает  государственной  властью  и  осуществлять  ее  соответствующими 
органами государственной власти; 
-  имеет территорию; 
-  имеет  представительство  в  Совете  Федерации  Федерального  Собрания 
Российской Федерации; 
-  имеет предметы ведения, по которым самостоятельно осуществлять правовое 
регулирование. 
-  имеет столицу, государственный  гимн, герб, флаг. 
Рассмотрим подробнее данные полномочия. 
1.  Кабардино-Балкария  правообязана  в  качестве  субъекта  РФ  находиться  в 
составе  Российской  Федерации  (ч.1  ст.5,  ч.1  ст. 65) и  признавать  свою 
правосубъектность. 
В  соответствии  с  ч.1  ст.5  Конституции  РФ  Россия  состоит  из  республик  краев, 
областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов – 
равноправных  субъектов  РФ.  Количественный  состав  и  исчерпывающий  перечень 
субъектов  РФ  и  их  официальных  наименований  установлен  в  Конституции  РФ.  В 
Конституции  все  субъекты  Российской  Федерации  перечислены  не  случайно. 
Включение  названия  каждого  субъекта  Федерации  в  эту  статью  служит  цели 
закрепления  субъектов  в  составе  Российской  Федерации  и  является  правовым 
основанием  для  использования  его  государственными  органами  конституционных 
прав, таких, например, как право законодательной инициативы, право на вхождение в 
Совет Федерации двух представителей и т.д. 
2.  Кабардино-Балкария    правомочна  иметь  установленное  Конституцией  РФ 
официальное  наименование.  Официальное  наименование  республики – Кабардино-
 
 

 
54
Балкарская  Республика.  В  соответствии  с  ч.2  ст.1  Конституции  КБР  наименования 
«Кабардино-Балкарская  Республика»  и  «Кабардино-Балкария»  равнозначны.  Здесь 
следует отметить, что в Конституции РФ (ст. 65) указано лишь одно из наименований 
республики-  Кабардино-Балкарская  Республика.  Это  представляется  не  совсем 
верным:  если  субъект  РФ  вправе  самостоятельно  устанавливать  свое  официальное 
наименование,  а  Кабардино-Балкария  установила  два  равнозначных  наименования  и 
оба  включила  в  текст  Конституции  республики,  то  в  соответствии  со  ст. 137 
Конституции РФ следует включить в ст. 65 Конституции РФ и второе наименование 
республики - Кабардино-Балкария.  
Официальное  название  субъекта  РФ  является  юридическим  титулом, 
устанавливающим, что: 
-  политико-территориальное  образование  в  составе  РФ,  имеющее  название, 
указанное  в  Конституции  РФ,  является  субъектом  России  и  имеет  соответствующие 
права и обязанности; 
-  официальное 
наименование 
не 
является 
указанием 
на 
особую 
организационно-правововую  форму  конкретного  субъекта.  Несмотря  на  шесть 
разновидностей  названий,  все  субъекты  РФ  равноправны  и  имеют  одинаковую, 
единую организационно-правовую форму – «субъект Российской федерации»; 
-  название  субъекта  РФ  является  его  правом  и  обязанностью,  поэтому 
установленное  в  конституции  РФ  название  должно  полностью  соответствовать 
названию,  установленному  субъектом  в  своем  основном  законе.  Иначе  говоря, 
официальное название субъекта РФ должно быть включено в основной закон субъекта 
РФ в редакции ч.1 ст. 65 Конституции РФ.50 
3.  Кабардино-Балкария  имеет  нормативно-правовую  систему,  включающую 
Конституцию, законы и иные нормативные правовые акты. 
Действующая  Конституция  республики  была  принята 1 сентября 1997г. 
Парламентом  КБР.  В  июле 2001г.  в  Конституцию  республики  были  внесены 
изменения  и  дополнения,  в  целях  приведения  ее  в  соответствие  с  федеральной 
Конституцией. 
В соответствии со ст. 16 Конституции КБР Конституция Кабардино-Балкарской 
Республики  имеет  прямое  действие  и  обладает  верховенством  на  ее  территории  по 
вопросам,  которые  отнесены  к  ведению  Кабардино-Балкарской  Республики 
                                                           
50 Лебедев А.Н. Статус субъекта РФ. М., 1999г. С.83 
 
 

 
55
Конституцией Российской Федерации, Федеративным договором и иными договорами 
о  разграничении  предметов  ведения  и  взаимном  делегировании  полномочий  между 
органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной 
власти Кабардино-Балкарской Республики. 
Основной  закон  республики  устанавливает,  что  законы  и  иные  нормативные 
правовые  акты  Российской  Федерации  действуют  на  территории  Кабардино-
Балкарской Республики непосредственно и обязательны для исполнения. 
 По  предметам  совместного  ведения  Российской  Федерации  и  Кабардино-
Балкарской  Республики  Кабардино-Балкарская  Республика  в  соответствии  с 
федеральными законами принимает законы и иные нормативные правовые акты. 
 В случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым 
актом  Кабардино-Балкарской  Республики,  изданным  по  предметам  ведения 
Кабардино-Балкарской Республики, действует нормативный правовой акт Кабардино-
Балкарской Республики. 
Отдельные  авторы  называют  совокупность  нормативных  правовых  актов, 
принимаемых  субъектом  РФ,  правовой  системой  субъекта  РФ,  вероятно  для  того, 
чтобы  подчеркнуть  системность,  взаимозависимость  указанных  документов.  По 
нашему  мнению,  использование  понятия  «правовая  система»  не  совсем  удачно, 
поскольку в теории права она обычно применяется для характеристики более общего 
правового  явления,  включающего  в  себя  не  только  совокупность  нормативных 
правовых актов, но и юридическую практику, а также правовую идеологию.51 
4.  Кабардино-Балкарская  республика  обладает  всей  полнотой  государственной 
власти и осуществлять ее соответствующими органами государственной власти.  
Одной  из  основных  характеристик  конституционного  статуса  субъекта  РФ 
является  ее  право  обладать  всей  полнотой  государственной  власти  и  осуществлять 
государственную власть (ст. 73 Конституции РФ).  
Государственная власть Кабардино-Балкарской Республики распространяется на 
всю  ее  территорию.  Защита  государственности  КБР  является  важнейшей  функцией 
государства. 
Система  органов  государственной  власти – необходимый  атрибут  любого 
государственного  образования.  Преобразование  российской  государственности, 
реализация конституционных основ федерализма предполагают двуединый процесс: с 
                                                           
51 Алексеев С.С. Теория права. М., 1994г. С.99. 
 
 

 
56
одной  стороны,  сохранение  единства  и  территориальной  целостности  Российского 
государства,  обеспечение  интересов  РФ  в  целом;  а  с  другой  - децентрализацию 
власти,  расширение  полномочий  органов  государственной  власти  субъектов  РФ  и 
органов  местного  самоуправления,  повышение  степени  их  ответственности  перед 
населением. 
Система органов государственной власти в субъектах России строится на основе 
принципа  разделения  властей  (статья 10 Конституции  РФ).  В  современной 
конституционно - правовой  науке  существуют  разные  подходы  к  исследованию 
принципа "разделения властей" и разные его оценки. 
Соответственно,  можно  говорить  о  нескольких  значениях  понятия  "разделение 
властей"  либо  о  разных  сторонах  этого  понятия.  Разделение  властей  исторически 
проявило  себя  как  определенная  идея,  зародившаяся  еще  в  античные  времена 
(Аристотель)  и  выросшая  в  особое  учение,  в  теорию  разделения  властей  (Ш.Л. 
Монтескье). "Все погибло, - писал Ш. Монтескье, - если бы в одном и том же лице или 
учреждении,  составленном  из  сановников,  из  дворян  или  простых  людей,  были 
соединены эти три власти: власть создавать законы, власть претворять в исполнение 
постановления  общегосударственного  характера  и  власть  судить  преступления  или 
тяжбы  частных  лиц".52  В  рамках  теории  "разделения  властей"  был  сформулирован  и 
обоснован  одноименный  правовой  принцип,  который  получил  законодательное 
закрепление  в  качестве  одной  из  основ  конституционного  строя  (впервые  в 
Конституции США 1787 г.) и был претворен на практике. 
Различают  два  аспекта  разделения  властей:  юридический  и  политический. 
Первый  предполагает  его  формально - юридическое  закрепление,  второй - 
фактическое "разделение властей". Между ними нередко образуется разрыв, который 
нетрудно обнаружить в конституционном законодательстве многих государств.53 
Разделение  властей - явление  многоцелевое,  имеющее  и  положительные,  и 
отрицательные черты. Приведенное выше высказывание Ш. Монтескье выражает его 
вторую направленность - против сосредоточения всей власти "в одном и том же лице 
или  учреждении".  В  таком  понимании  принцип  разделения  властей  сыграл  в  свое 
время  прогрессивную  роль  в  борьбе  против  абсолютизма  и  произвола  королевской 
власти. 
                                                           
52 Монтескье Ш.Л. Избранные произведения. М., 1995. С. 290 - 291. 
53 Полянский И.А., Комарова В.В. Реализация принципа разделения властей в РФ. // Государственная власть и 
местное самоуправление. 2001г. №1.  
 
 

 
57
Мировой  государственно - правовой  практике  известна  разная  глубина 
разделения  властей  и  соответственно  разное  "дозирование"  полномочий  высших 
органов  государственной  власти.  В  целом  в  юридической  литературе  утвердилось 
следующее  представление  о  существе  этого  принципа.  Единство  и  целостность 
государства  не  позволяет  ставить  вопрос  о  том,  какая  власть  важнее  и  в  силу  этого 
должна  обладать  большими  властными  полномочиями.  Ни  одна  из  них  не  может 
существовать  без  двух  других.  В  этом  смысле  бесплодны  попытки  сосредоточить 
исполнительные функции на уровне власти законодательной, и наоборот.54 
"Как это ни парадоксально, - считает большинство ученых - юристов, - но полное 
разделение властей абсурдно, ибо вступает в противоречие с перспективой выживания 
государства  и  сохранения  политической  системы.  Но  это  говорит  не  против 
разделения властей, а в пользу осторожного и мудрого осуществления этого принципа 
без  всяких  нажимов  и  крайностей".55  В  противном  случае,  добавим,  исчезают 
необходимые  взаимосвязи  и  взаимодействия  между  ветвями  власти,  нарушается 
единство государственной власти. 
Принцип  "разделения  властей"  не  противостоит  (во  всяком  случае - не  должен 
противостоять)  единству  государственной  власти,  как  полагают  некоторые  авторы . 
Он  не  отрицает  "единство  власти",  но  отрицает  "единовластие".  Смысл  принципа 
"разделения  властей"  состоит,  в  первую  очередь,  не  в  разграничении  функций,  а  в 
недопущении  средоточия  всей  власти  в  одной  из  ее  ветвей,  установления  ее 
"единовластия",  а  говоря  иначе - диктатуры.  Естественно,  принцип  "разделения 
властей"  не  действует  автоматически:  он  нуждается  в  средствах  обеспечения  в  виде 
определенных правовых гарантий и механизмов - в системе сдержек и противовесов. 
Таким  образом,  принцип  "разделения  властей"  по  изначальному  своему 
предназначению есть заслон, преграждающий путь к превышению власти, произволу 
и авторитаризму. Таковой остается его суть и в нынешние времена. Только при таком 
значении  "разделение  властей"  представляет  собой  демократический  принцип, 
обеспечивающий  действительное  единство  государственной  власти  и  нормальное 
(цивилизованное) разделение и взаимодействие всех трех ее ветвей. 
Разделение властей преследует и другую цель - определение функций каждой из 
ветвей  власти,  проведение  их  разграничения,  а  также  определение  полномочий  и 
                                                           
54 Бачило И.Л. Факторы, влияющие на государственность // Государство и право. 1993. N 7. С. 28. 
 
 
 

 
58
компетенции  образующих  их органов  власти.  Это - дополнительная  цель  разделения 
властей,  хотя  и  крайне  важная.  Поэтому  вряд  ли  можно  рассматривать  проведение 
разделения властей как только организационно - техническую операцию. 
Согласно  федеральной  Конституции,  все  субъекты  Российской  Федерации 
самостоятельно  определяют  систему  своих  органов  государственной  власти.  Таким 
образом,  устройство  системы  органов  государственной  власти  субъектов  РФ – 
самостоятельное  полномочие  последних,  но  такая  самостоятельность  ограничена 
установлением  на  федеральном  уровне  общих  принципов  организации  единой 
системы органов государственной власти субъектов Федерации. 
В  октябре 1999г.  вступил  в  силу  Федеральный  закон  «Об  общих  принципах 
организации  законодательных  (представительных)  и  исполнительных  органов 
государственной  власти  субъектов  РФ».  Данный  федеральный  закон  устанавливает 
основы организации законодательных (представительных) и исполнительных органов 
государственной  власти  субъектов  РФ,  их  полномочия,  а  также  основания  их 
прекращения, в том числе досрочного. При этом уже в самой преамбуле Федерального 
закона  содержится  оговорка,  что  «система  законодательных  (представительных)  и 
исполнительных  органов  государственной  власти  субъектов  Российской  Федерации 
устанавливается  ими  самостоятельно  в  соответствии  с  основами  конституционного 
строя Российской Федерации и настоящим федеральным законом».56 
Государственная власть в Кабардино-Балкарской Республике осуществляется на 
основе  разделения  на  законодательную,  исполнительную  и  судебную.  Органы 
законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны 
В  соответствии  со  ст. 11    Конституции  КБР  государственную  власть  в 
Кабардино-Балкарской  Республике  осуществляют  Президент  КБР,  Парламент  КБР, 
Правительство  КБР,  суды.  Здесь  возникает  вопрос  о  каких  судах  идет  речь- 
федеральных  или  судах  субъектов  РФ?  Автору  представляется,  что  в  данном  случае 
имеются в виду именно суды КБР: Конституционный Суд КБР и мировые судьи, так 
как  в  соответствии  со  ст. 71 Конституции  РФ  федеральные  органы  судебной  власти 
относятся  к  исключительной  компетенции  РФ  и,  исходя  из  буквального  толкования 
данной нормы, не могут осуществлять государственную власть КБР. 
                                                                                                                                                                                                  
55 Мальцев Г.В., Экимов А.И., Ефимов В.И. Новый российский парламент: надежды на будущее // Российская 
Федерация. 1993. N 1/13. С. 34. 
56 Хамуков А.В. Общие принципы организации законодательных и исполнительных органов государственной 
власти субъектов РФ: анализ и соотношение с конституционным (уставным) законодательством субъектов РФ. 
Нальчик., 2002г. С.4. 
 
 

 
59
 Полномочия  органов  государственной  власти  КБР  устанавливаются  и  могут 
быть изменены соответственно Конституцией РФ, федеральными конституционными 
законами, федеральными законами, Конституцией КБР и республиканскими законами. 
Конституция  устанавливает,  что  Кабардино-Балкарская  Республика  является 
государством в составе Российской Федерации, обладает всей полнотой  
государственной  власти  на  своей  территории  вне  предметов  ведения  РФ  и 
полномочий  РФ  по  предметам  совместного  ведения  РФ  и  КБР.  Разграничение 
предметов  ведения  и  полномочий  между  органами  государственной  власти  РФ  и 
органами государственной власти Кабардино-Балкарской Республики осуществляется 
Конституцией  РФ,  федеральными  законами,  Конституцией  КБР,  Федеративным 
договором и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий. 
В соответствии с Конституцией КБР органам исполнительной власти Кабардино-
Балкарской  Республики  по  соглашению  с  федеральными  органами  исполнительной 
власти может быть передано осуществление части полномочий федеральных органов 
исполнительной  власти,  если  это  не  противоречит  Конституции  Российской 
Федерации и федеральным законам. Данное положение было внесено в Конституцию 
республики законом от 28.07.01г. №74-РЗ  «О поправках к Конституции КБР». 
Статья 75 устанавливает, что в пределах ведения РФ и полномочий Российской 
Федерации  по  предметам  совместного  ведения  РФ  и  КБР  федеральные  органы 
исполнительной  власти  и  органы  исполнительной  власти  КБР  образуют  единую 
систему исполнительной власти. 
5.  Кабардино-Балкарская Республика имеет собственную территорию, которая в 
соответствии  с  ч.1  ст.67  Конституции  РФ  является  составной,  неотъемлемой  частью 
территории  Российской  Федерации: «Территория  Российской  Федерации  включает  в 
себя территории ее субъектов, внутренние воды и территориальное море, воздушное 
пространство над ними». 
В  соответствии  с  Конституцией  КБР  целостность  и  неприкосновенность 
территории Кабардино - Балкарской Республики гарантируются. 
Территория  Российской  Федерации,  как  отмечалось  выше,  включает  в  себя 
территории  ее 89 субъектов.  Каждый  субъект  Федерации  обладает  собственной 
территорией,  которая  является  неотъемлемой  частью  территории  Российской 
 
 

 
60
Федерации. В основополагающих актах субъектов Федерации констатируется, что их 
территория не может быть изменена без согласия субъекта.57 
Часть 3  статьи 67 Конституции  РФ  касается  порядка  изменения  границ  между 
субъектами  Российской  Федерации.  В  связи  с  тем,  что  территория  Федерации 
охватывает территорию ее субъектов, устанавливается особая процедура согласования 
территориальных  изменений.  Границы  между  субъектами  РФ  могут  быть  изменены 
лишь по их взаимному согласию, но с обязательным утверждением решения Советом 
Федерации.  Статья 68 Конституции  КБР  устанавливает,  что  статус,  территория  и 
границы  Кабардино-Балкарской  Республики  не  могут  быть  изменены  без 
волеизъявления народа КБР. 
Такой  порядок  изменения  границ  между  субъектами  Федерации  является 
гарантией целостности государственной территории России.58 
Таким  образом,  из  изложенного  можно  сформулировать  следующие  выводы 
относительно статуса территории субъекта РФ: 
-  территория субъекта РФ в соответствии с нормами федеральной конституции 
является неотъемлемой частью территории РФ  состоит из сухопутной территории; 
-  правовое  регулирование  всех  территориальных  вопросов,  установление, 
изменение 
территории 
субъекта 
РФ 
осуществляется 
соответствующими 
федеральными органами государственной власти; 
-  границы территории субъекта РФ являются административными; 
-  территория  субъекта  РФ  может  быть  изменена  лишь  в  двух  случаях:  при 
взаимном  согласии  сопредельных  субъектов  РФ  с  последующим  обязательным 
утверждением  Советом  Федерации,  при  этом  решение  субъектов  может  быть 
отклонено СФ ФС РФ; при заключении международного договора РФ с сопредельным 
государством  по  территориальным  вопросам  без  согласия  субъекта  РФ,  но  с 
обязательны  проведением  опрос  населения,  проживающего  на  территории,  которая 
может  быть  подвержена  изменениям  в  случае  заключения  договора  об  изменении 
границ.59 
-  изменение  территории  субъекта  РФ  не  является  изменением  его 
конституционного статуса. 
                                                           
57 Бабурин С.Н. Территория государства. Правовые и геополитические проблемы. М., 1995г. 
58 Комментарии к Конституции РФ. Под ред. Л.А. Окунькова, М. 1996г. 
59 Лебедев А.Н. Указ. соч. С. 120. 
 
 

 
61
6.  Кабардино-Балкария  как  субъект  Российской  Федерации  вправе  иметь 
представительство в Совете Федерации. 
В  соответствии  с  п. «о»  ст. 81 Конституции  КБР  Президент  Кабардино-
Балкарской Республики  назначает представителя Кабардино-Балкарской Республики 
в Совете Федерации ФС РФ от исполнительного органа государственной власти КБР в 
порядке, предусмотренном федеральным законом.  
Пункты  «к»  и  «л»  статьи 100 Конституции  КБР  устанавливают,  что  к  ведению 
Парламента КБР относятся: 
-  избрание  представителя  Кабардино-Балкарской  Республики  в  Совете 
Федерации ФС РФ от законодательного (представительного) органа государственной 
власти КБР в соответствии с федеральным законом; 
-  рассмотрение  кандидатуры  назначаемого  Президентом  КБР  представителя 
Кабардино-Балкарской  Республики  в  Совете  Федерации  РФ  от  исполнительного 
органа государственной власти КБР в соответствии с федеральным законом; 
Федеральный  закон  от 5.08.00г.  №113-ФЗ  «О  порядке  формирования  Совета 
Федерации  ФС  РФ»  устанавливает,  что  в  Совет  Федерации  входят  по  два 
представителя  от  каждого  субъекта  Российской  Федерации:  по  одному  от 
законодательного  (представительного)  и  исполнительного  органов  государственной 
власти субъекта РФ. 
Член  Совета  Федерации - представитель  от  законодательного    органа 
государственной  власти  субъекта  РФ  избирается  законодательным  органом 
государственной  власти  субъекта  РФ  на  срок  полномочий  этого  органа,  а  при 
формировании  законодательного  органа  субъекта  РФ  путем  ротации - на  срок 
полномочий однократно избранных депутатов этого органа. Член Совета Федерации - 
представитель  от  двухпалатного  законодательного  органа  государственной  власти 
субъекта  Российской  Федерации  избирается  поочередно  от  каждой  палаты  на 
половину  срока  полномочий  соответствующей  палаты.  Именно  такой  порядок 
применяется  в  Кабардино-Балкарии,  где  парламент  является  двухпалатным  органом. 
Кандидатуры  для  избрания  в  Совете  Федерации  от  Парламента  КБР    вносятся  на 
рассмотрение поочередно председателями палат. 
7.  Кабардино-Балкария  в  качестве  субъекта  Российской  федерации  имеет 
предметы 
ведения, 
по 
которым 
самостоятельно 
осуществляет 
правовое 
регулирование. 
 
 

 
62
Для  того  чтобы  определить  полномочия  каждого  отдельного  субъекта 
Российской Федерации, следует обратиться к содержанию ст. 73 Конституции. В ней 
четко  указывается,  что  вне  пределов  ведения  РФ  и  полномочий  Российской 
Федерации  по  предметам  совместного  ведения  Российской  Федерации  и  субъектов 
Российской  Федерации  субъекты  РФ  обладают  всей  полнотой  государственной 
власти. 
Эта  констатация  имеет  принципиальное  значение.  Она  означает,  что  в  сферу 
ведения субъекта Федерации входит все то, что не отнесено к ведению Федерации, а 
также  к  полномочиям  Федерации  по  предметам  совместного  ведения  Российской 
Федерации  и  субъектов  Российской  Федерации.  Более  подробно  о  разграничении 
предметов ведения и полномочий между РФ и КБР будет сказано в следующей главе. 
Согласно  п. «в»  ст. 71 Конституции  РФ  в  ведении  Российской  Федерации 
находится «гражданство в Российской Федерации». Это означает, что Россия прежде 
всего  регулирует  федеративное  гражданство,  а  также  устанавливает  общие  правила 
относительно гражданства, обязательные для субъектов РФ.  
Статус республики в составе РФ предусматривает возможность принимать свои 
нормативные  акты  по  вопросам  гражданства.  Некоторые  ученые  (В.Васильев,  О. 
Брянцев) называют его совмещенным, поскольку в нем совпадают два гражданства в 
рамках одного федеративного государства.60  
В  соответствии  со  ст. 6 Конституции  КБР    Кабардино-Балкарская  Республика 
имеет  свое  гражданство.  Каждый  гражданин  РФ,  постоянно  проживающий  на 
территории КБР, является гражданином Кабардино-Балкарской Республики. 
 Гражданин  Кабардино-Балкарской  Республики  одновременно  является  и 
гражданином  Российской  Федерации,  обладает  на  ее  территории  всеми  правами  и 
свободами,  несет  равные  обязанности,  предусмотренные  Конституцией  Российской 
Федерации и Конституцией Кабардино-Балкарской Республики. 
В  соответствии  с  ч. 2 ст. 68 Конституции  РФ  республики  в  составе  Российской 
Федерации 
самостоятельно 
устанавливают 
свои 
государственные 
языки. 
Централизованно  регламентировать  эти  вопросы - значит  вторгаться,  вмешиваться  в 
их внутренние национальные дела. 
Провозглашение  национальных  языков  государственными  в  республиках  идет 
весьма  интенсивно.  Государственными  в  основном  были  провозглашены  языки 
 
 

 
63
народов, давших название республике. Однако процесс принятия законов о языках в 
республиках  еще  не  завершен  и  перечень  всех  государственных  языков  республик 
дать  пока  нельзя.  Одной  из  немногих    республик,  где  государственными 
провозглашены несколько языков является Кабардино – Балкария: государственными 
кроме русского являются кабардинский и балкарский языки. Статья 76 Конституции 
КБР  гласит,  что  государственными  языками  Кабардино-Балкарской  Республики  на 
всей  ее  территории  являются  кабардинский,  балкарский  и  русский.  В  Кабардино-
Балкарской  Республике  в  соответствии  с  Законом  КБР  законе  «О  языках  народов 
КБР»  от 16.01.95г.  №1-РЗ  кабардинский,  балкарский  и  русский  языки  имеют  статус 
государственных  языков  и  функционируют  во  всех  сферах  государственной  и 
общественной деятельности.  
В  республиканском  так  же,  как  и  в  федеральном  законе,  предусматривается 
положение  о  том,  что  придание  статуса  государственных  тем  или  иным  языкам  не 
должно  ущемлять  права  иных  наций  и  народностей,  проживающих  на  территории 
республики,  в  употреблении  ими  своих  языков.  Государство  признает  права 
государственных  языков  КБР  на  сохранение,  развитие  и  совершенствование.  Языки 
представителей других народов, проживающих на территории Кабардино-Балкарской 
Республики,  имеют  право  на  сохранение  и  развитие,  пользуются  поддержкой 
государства. 
Статья 2 указанного  Закона  устанавливает,  что  руководители  органов 
государственной  власти  и  управления  обязаны  свободно  владеть  одним  из 
государственных языков Кабардино-Балкарской Республики. 
Российское государство признает равные права всех языков на их сохранение и 
развитие,  гарантирует  каждому  из  них  государственную  поддержку  и  защиту 
независимо  от  его  статуса  и  численности  населения,  говорящего  на  нем. 
Действующим  законодательством  Российской  Федерации  предусмотрены  право 
граждан России на получение основного общего образования на родном языке (ч. 2 ст. 
6  Закона  Российской  Федерации  "Об  образовании")61,  право  этнических  групп 
создавать  национальные  клубы,  студии  и  коллективы  искусства,  организовывать 
библиотеки, кружки и студии по изучению национального языка. 
                                                                                                                                                                                                  
60 Мархгейм М.В. Гражданство республик в составе РФ. // Государственность и право республики в составе РФ. 
Ростов-на-Дону. 1996г. С. 37. 
61 Закон Российской Федерации "Об образовании" // ВВС. 1992. N 30. Ст. 1797. 
 
 

 
64
Наконец,  одним  из  элементов  конституционно-правового  статуса  Кабардино-
Балкарии  как  республики  в  составе  Российской  Федерации  является  ее  право  на 
государственную  символику,  включающую  государственный  герб,  государственный 
флаг  и  государственный  гимн.  Кабардино-Балкарская  Республика  самостоятельно 
утверждает  свои  официальные  символы,  выражающие  самобытность  и  исторические 
традиции народов, населяющих республику, а также имеет свою столицу (ст. ст. 132-
136  Конституции  КБР).  Законы  о  государственном  флаге,  государственном  гербе  и 
государственном  гимне  КБР  были  приняты 4 августа 1994г. (9 марта 1997г.  были 
внесены изменения и дополнения). 
 
Подводя  итоги  данной  части  работы,  хотелось  бы  отметить  следующее. 
Конституционно-правовой  статус  Кабардино-Балкарской  Республики    как  субъекта 
РФ – это основы его правового положения, урегулированные законодательством  РФ и 
КБР,  включающее  в  себя  основные  принципы  и    признаки  ее  государственности; 
права,  обязанности  и  ответственность  республики.  При  этом  следует  говорить  об 
ограниченности  статуса  республики  государственным  суверенитетом  РФ,  так  как 
сущность конституционно-правового статуса республики в составе РФ (как и любого 
другого субъекта РФ) заключается в том, что субъект РФ не обладает суверенитетом, 
не только полным, но и ограниченным.  
Здесь возникает вопрос: кем является республика в составе РФ: государством, 
государственным  образованием  или  государствоподобным  образованием?  В 
соответствии с Конституцией РФ, республика определяется как  государство (ч.2 ст.5 
Конституции РФ). Как известно, в теории государства и права основными признаками 
государства признаются: территория, население и суверенитет.62 Но,  если республика 
в  составе  РФ  не  обладает  суверенитетом,  то  может  ли  она  характеризоваться  как 
государство? Так, Кряжков В.А. характеризует все субъекты РФ как государственные 
образования (а точнее, государственно-территориальными образованиями).63 Лебедев 
А.Н.,  характеризуя  статус  республик,  отождествляет  понятия  «государственное 
образование» и «государствоподобное образование».64  
                                                           
62  Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб., 1993. С. 90.; Алексеев Н.Н. Современное положение науки о 
государстве и ее ближайшие задачи // Алекеев Н.Н. Русский народ и государство. М., 1998. С. 403.; : Ильин В.В., 
Ахиезер А.С. Российская государственность: истоки, традиции, перспективы. М., 1997. С. 277 - 282. 
 
63 Кряжков В.А. Конституционно право субъектов РФ. М., 2002г. С. 115.  
64 Лебедев А.Н. Указ. соч. С. 14. 
 
 

 
65
Автор считает, что республики все-таки являются государствами. И дело тут не 
только и не столько в том, что они именуются так в ст. 5 Конституции РФ, а в  том, 
что  она  обладает  территориальным  верховенством,  которое  свойственно  только 
государству.  Оно  выражается  в  том,  что  без  согласия  республики  ее  территория  не 
может быть изменена. Республика вправе устанавливать свои государственные языки. 
Республика обладает всей полнотой государственной власти вне пределов ведения РФ 
и предметов совместного ведения РФ и ее субъекта. 
 
2.2. Проблемы эффективности организации законодательной власти в  
Кабардино-Балкарской Республике.  
Законодательную  власть  в  субъектах  Российской  Федерации  осуществляю 
законодательные  (представительные)  органы  государственной  власти  субъектов 
Российской  Федерации.  Законодательные  органы  субъектов  РФ - составной  элемент 
системы  органов  государственной  власти  на  местах.  Они  действуют  на  основании 
установленных  общеобязательных  правил  в  форме  законов.  Будучи  сформированы 
путем  избрания  населением  определенного  количества  депутатов,  законодательные 
органы  одновременно  являются  и  представительными  органами.  Это  дает  им  право 
выступать от имени народа, выражать его волю в законодательных актах и добиваться 
проведения  ее  в  жизнь.  Такая  двойственность  природы  этих  властных  структур 
отразилась  в  их  наименовании.  В  Конституции  РФ  употребляется  различная 
терминология в отношении органов законодательной власти субъектов. Так, в ч. 2 ст. 
66  они  именуются  законодательными  (представительными)  органами.  Аналогичный 
термин  используется  в  ст. 104, где  перечисляются  субъекты  права  законодательной 
инициативы,  и  в  ст. 134, где  называются  субъекты,  имеющие  право  вносить 
предложения  о  поправках  и  пересмотре  положений  Конституции  РФ.  В  ч. 3 ст. 66 
используется  термин  "законодательный  орган  автономной  области,  автономного 
округа", в ст. 77, в ч. 2 ст. 95 и ч. 2 ст. 97 - "представительный орган государственной 
власти". И наконец, в ст. 125, когда речь идет о праве запроса в Конституционный Суд 
РФ для дачи толкования Конституции РФ, вводится термин "органы законодательной 
власти субъектов Российской Федерации". Он же используется в ст. 136, где говорится 
об одобрении поправок к главам III - VIII Конституции РФ. 
Целесообразность  приведения  перечисленных  конституционных  терминов  к 
единому  знаменателю  очевидна.  Представляется,  что  наиболее  точно  отражает 
 
 

 
66
природу  указанного  вида  органов  государственной  власти  термин  "законодательный 
орган". Этот выбор обусловлен тем, что конституционное разделение государственной 
власти  в  Российской  Федерации  требует  образования  соответствующих  органов  для 
осуществления  конкретной  властной  функции.  Предназначение  каждого  органа 
желательно отражать в его наименовании. 
В  настоящее  время  отсутствует  концепция  развития  и  деятельности 
законодательных органов субъектов РФ. Внимание ученых - юристов и политологов, в 
основном,  сосредоточено  на  органах  исполнительной  и  судебной  власти  субъектов 
РФ.  Между  тем  общественно - политическая  и  социальная  значимость 
законодательных  органов  настоятельно  требует  проведения  научных  исследований 
нормативной  базы  и  практической  деятельности  последних.  Среди  отечественных 
исследователей  парламентаризма  можно  выделить:  Гранкин  И.В. («О  принципах 
формирования  законодательных  органов  субъектов  РФ»),  Крылова  Н.С. 
(«Конституционные  модели  законодательной  власти»),  Овсепян  Ж.И. («Становление 
парламентаризма  в  России»),  Умнова  И.А. («Как  обеспечить  единство 
законодательной власти в условиях федерации»),  Цалиев А.М. («Некоторые вопросы 
федерального и регионального законодательства»). 
Научная  концепция  и  разработанные  на  ее  основе  рекомендации  позволят 
совершенствовать  систему  этих  органов,  повышать  эффективность  их  работы. 
Важными элементами данной концепции могут стать следующие положения. 
1.  Деятельность  законодательных  органов  обусловлена  общественной 
потребностью в установлении вполне определенных правил поведения для граждан и 
юридических лиц. Тесная связь этих органов с населением, конституционный порядок 
их  формирования  путем  избрания  депутатов  создает  предпосылки  для  отражения  в 
законодательных  актах  воли  избирателей.  Однако  уровень  так  называемой 
легитимности  законодательных  органов  многих  субъектов  РФ  пока  что  невысок.  В 
связи  с  атмосферой  общественной  пассивности  и  безразличия  большого  количества 
граждан  к  политическим  процессам,  в  частности,  к  избирательным  кампаниям,  в 
большинстве субъектов РФ выборы депутатов в законодательные органы признаются 
состоявшимися при участии в них всего лишь двадцати пяти процентов избирателей. 
Следовательно, при наличии нескольких претендентов на один депутатский мандат в 
конкретном  избирательном  округе  конкретный  депутат  представляет  волю  весьма 
незначительного  круга  избирателей.  При  этом  отсутствие  у  большинства  депутатов 
 
 

 
67
профессиональных  знаний  и  умения,  безусловно,  отражается  на  качестве  законов, 
авторитете  самих  законодательных  органов.  Вследствие  этого  на  современном  этапе 
ослабляется  значение  закона  как  социального  инструмента,  отражающего  волю  всех 
избирателей  либо,  по  крайней  мере,  их  реального  большинства.  Поэтому  не 
удивительно,  что  значительная  часть  населения  негативно  относится  к 
законодательству,  не  руководствуется  его  нормами  в  процессе  выбора  вариантов 
своего поведения. 
2.  Деятельность  законодательных  органов  субъектов  РФ  ограничена  их 
территорией. В отличие от исполнительных органов, они организационно не связаны с 
федеральным  законодательным  органом.  На  конституционном  уровне  установлена 
лишь  одна  возможность  взаимодействия  между  федеральным  законодательным 
органом  и  аналогичными  органами  субъектов  РФ.  Однако  право  законодательной 
инициативы в Государственной Думе используется ими весьма слабо. Иные правовые 
формы  взаимодействия  с  властными  структурами  федерального  уровня  пока  не 
выработаны.  Это  ослабляет  законодательные  органы  субъектов  РФ,  их  влияние  на 
соответствующие  исполнительные  органы.  Здесь  одна  из  причин  того,  что  модель 
действия органов исполнительной власти на основе и во исполнение законов еще не 
стала доминирующей.  
В 
Кабардино-Балкарии, 
согласно 
ст. 91 Конституции 
республики, 
представительным  и  законодательным  органом  государственной  власти  Кабардино-
Балкарской  Республики  является  Парламент  КБР.  Правовой  статус  законодательных 
(представительных) органов субъектов РФ в общих чертах определяется федеральным 
законом  «Об  общих  принципах  организации  законодательных  (представительных)  и 
исполнительных  органов  государственной  власти  субъектов  РФ»  от 6.10.99г.  №184-
ФЗ  (далее – Закон  об  общих  принципах  организации  законодательных 
(представительных)  и  исполнительных  органов  государственной  власти  субъектов 
РФ),  а  более  подробно  конституциями  (уставами)  субъектов  РФ.  Правовому 
положению  и  организации  деятельности  Парламента  КБР  посвящена  глава V 
Конституции  республики.  В  отличие  от  некоторых  субъектов  РФ  (Республики  Саха, 
Костромской  области,  Нижегородской  области  и  др.)  в  Кабардино-Балкарии  нет 
специального  закона,  определяющего  процедуру  формирования  и  статус 
законодательного  (представительного)  органа  республики.  Вместе  с  тем  автор 
считает,  что  принятие  специального  закона  «О  Парламенте  КБР»  в  принципе  не 
 
 

 
68
требуется,  так  как  его  правовой  статус  регламентирован  Конституцией  республики, 
порядок  формирования – законом  «О  выборах  депутатов  Парламента  КБР»,  а  все 
процедурные вопросы, касающиеся его деятельности – Регламентом. 
До  середины 2001г.  Конституция  КБР  по  многим  параметрам  противоречила 
федеральному  законодательству  и,  в  частности,  Закону  об  общих  принципах 
организации  законодательных  (представительных)  и  исполнительных  органов 
государственной власти субъектов РФ. Однако, с принятием Закона КБР от 28.07.01г. 
«О  внесении  поправок  в  Конституцию  КБР»  Конституция  республики  в  целом  была 
приведена соответствие с федеральным законодательством. 
В  соответствии  с  пп. 2 и 3 ст. 4 Закона  об  общих  принципах  организации 
законодательных  (представительных)  и  исполнительных  органов  государственной 
власти  субъектов  РФ    наименование,  структура  и  число  депутатов  законодательного 
органа  власти  субъекта  РФ  определяются  его  конституцией  (уставом)  с  учетом 
исторических,  национальных  и  иных  особенностей.  То  есть  Кабардино-Балкарская 
Республика  самостоятельно  устанавливает  структуру  и  численность  своего 
законодательного (представительного) органа.  
Согласно Конституции КБР (в редакции действовавшей до 2 июля  2003г.) Совет 
Республики состоял из 36 депутатов, избираемых по одномандатным избирательным 
округам,  с  примерно  равным  количеством  избирателей  на  основе  прямого 
избирательного права при тайном голосовании. 
Совет 
Представителей 
состоял 
из 36 депутатов, 
представляющих 
административно - территориальные  единицы  республики  (районы,  г.  Нальчик  и  г. 
Прохладный),  избираемых  по  трехмандатным  избирательным  округам  на  основе 
прямого  избирательного  права  при  тайном  голосовании.  В  столице  Кабардино-
Балкарской Республики г. Нальчике для выборов в Совет Представителей образуются 
два  трехмандатных  избирательных  округа.  В  этой  палате  состояли  и  все  главы 
местных администраций городов и районов КБР. Однако, 14 мая 2002г. вступил в силу 
федеральный  закон  «О  внесении  изменений  в  закон  «Об  общих  принципах 
организации  законодательных  (представительных)  и  исполнительных  органов 
государственной  власти субъектов Российской Федерации». Согласно этому закону в 
течение  срока  своих  полномочий  депутат    законодательного  органа  субъекта 
федерации не может среди прочего «замещать выборные муниципальные должности и 
муниципальные  должности  муниципальной  службы».  Это  означает,  что  в  новом 
 
 

 
69
составе  Совета  Представителей  Парламента  КБР  не  могут  находиться  главы 
муниципальных  образований  и  другие  муниципальные  служащие.  К  данному 
новшеству  многие  общественно-политические  деятели  республики  отнеслись 
отрицательно.  Так,  председатель  Совета  Республики  Парламента  КБР  Нахушев  З.А. 
заявил:  «Я  ничего  позитивного  в  этом  не  вижу.  Главы  администраций  городов  и 
районов  никому  не  мешали.  Наоборот,  лучше  других  ориентируясь  в  обстановке  на 
местах,  вносили  в  законотворческую  деятельность  парламента  конструктивное 
начало».65 Однако, данный довод представляется недостаточно убедительным, так как 
в  соответствии  со 106 Конституции КБР органы  местного  самоуправления  наделены 
правом  законодательной  инициативы,  и  для  защиты  интересов  населения 
муниципальных  образований  нет  необходимости  в  том,  чтобы  главы  местных 
администраций состояли в должности депутатов одной из палат Парламента КБР.  
В  связи  с  этим  в  последние  годы  среди  ученых  и  общественно-политических 
деятелей  республики  активно  обсуждался    вопрос  о  целесообразности  наличия  в 
республики  двухпалатного  парламента.  Практически  все  сходились  во  мнении,  что 
республике не нужен двухпалатный парламент. Одни  предлагали сделать парламент 
однопалатным,  увеличив  его  численность  до 72 депутатов.  При  этом  на  постоянной 
основе  будут  работать 11-15 парламентариев.  Другие  предлагали  сделать  парламент 
численностью 110 депутатов. 
Конституционной  комиссией  республики  было  принято  решение  о 
преобразовании структуры Парламента КБР. 11 июня 2003г. на совместном заседании 
палат Парламента КБР был принят закон №61-РЗ "О поправках к Конституции КБР", 
который подписан Президентом республики 2 июля 2003г. 
    
 
В  соответствии  с  данными  поправками  в  декабре 2003 республика  избрала 
новый парламент - не только по составу, но и по структуре. Однопалатный парламент 
теперь состоит из  110 депутатов, из них всего пятая часть - 22 человека - работает на 
профессиональной основе.      Таким образом, двухпалатный парламент преобразован 
в  однопалатный,  то  есть,  по  логике  вещей,  необходимо  сократить  как  количество 
палат,  так  и  количество  депутатов.  Что  же  получается  на  самом  деле?  Депутатов 
становится  гораздо  больше,  чем  в  действующем  двухпалатном  (72 депутата,  по 36 
депутатов  в  каждой  из  палат).       Возникает  ряд  неизбежных  вопросов:  будет  ли 
реформирование способствовать укреплению законодательной  власти в республике и 
                                                           
65 Газета Юга. 23 мая 2002г. 
 
 

 
70
повышению ее эффективности?  насколько 
это 
повлияет 
на 
повышение 
самостоятельности  и  профессионализма  депутатов  Парламента  КБР  в  целом?  будет 
ли  реформирование  способствовать  повышению  уровня  законотворческой 
деятельности, 
улучшению 
качества 
принимаемых 
законов?  
     
Рассматривая  принятые  к  Конституции  КБР  поправки  с  точки  зрения  их 
соответствия  Конституции  РФ  и  федеральному  законодательству,  а  именно 
федеральному  закону  «Об  общих  принципах  организации  законодательных 
(представительных)  и  исполнительных  органов  государственной  власти  субъектов 
РФ» от 06.10.99г. №184-ФЗ (в ред. 04.07.03г.), то никаких противоречий не имеется. 
Как уже было отмечено выше, федеральный закон №184-ФЗ предоставляет субъектам 
РФ  право  самостоятельно  определять  наименование  своего  законодательного 
(представительного) органа государственной власти, его структуру, число депутатов с 
учетом исторических, национальных и иных традиций субъекта РФ (ст. 4). 
По  мнению  автора,  новая  концепция  Парламента  в    КБР,  связанная  с 
упразднением  двухпалатности  несет  в  себе  отрицание  минимальных  признаков 
федерализации  в  форме  государственного  устройства  республики.  Представляется, 
что  данное  преобразование  законодательного  органа  республики  ничего  радикально 
не меняет, особенно в лучшую сторону. Наоборот, вырисовывается менее встроенный 
в  систему  разделения  властей,  неэффективный  законодательный  орган.  В  этой  связи 
оптимальным  вариантом  представляется  преобразование  Парламента  КБР  в 
однопалатный  орган  с  численностью  в 55 депутатов  (по 5 депутатов  от  каждой 
административно-территориальной  единицы  республики)  и  при  этом  все  депутаты 
должны работать на постоянной основе. При этом необходимо сохранить в структуре 
Парламента  Комитет  по  межнациональным  вопросам,  который  бы  учитывал 
этнические интересы в законодательном регулировании. 
 Двухпалатный парламент был создан в сложный переходный период и выполнил 
свою  задачу.  Совет  представителей  обеспечивал,  с  одной  стороны,  паритет  в 
национальном  составе  депутатского  корпуса,  а  с  другой,  играл  сдерживающую  роль 
по  отношению  к  другой  палате.  Сейчас  же  Кабардино-Балкария  находится  в  другой 
общественно-политической  ситуации  и  необходимость  в  двухпалатном  парламенте 
отсутствует.  Что  касается  предлагаемой  численности  Парламента,  то  автор  считает, 
что  республике,  имеющей  небольшую  численность  населения  (менее 800 тыс. 
человек)  нет  необходимости  в  наличии  громоздкого  законодательного  органа.  Для 
 
 

 
71
сравнения,  в  республиках,  входящих  в  состав  Южного  федерального  округа 
численность  законодательных  органов  следующая:  в  Адыгее – 54 человека,  в 
Дагестане – 121 человек,  в  Калмыкии – 27 человек,  в  Северной  Осетии-Алании- 75 
человек.  При  этом  только  в  Адыгее  Государственный  Совет-Хасэ  является 
двухпалатным  органом.  Отношение  к  двухпалатным  парламентам  в  российской 
юридической  науке  неоднозначно.  В  советский  социалистический  период  истории 
России  в  российской  науке    преобладала  однозначно  отрицательная  оценка 
двухпалатной  конструкции  парламента  в  унитарном  государстве: «Двухпалатная 
структура  парламента  в  буржуазных  государствах  призвана  гарантировать 
существующий  строй  от  «поспешных»  решений  первой  (нижней)  палаты,  оградить 
господствующие классы от любых неожиданностей в случае демократизации нижней 
палаты. Поэтому даже там, где верхняя палата избирается, правящие круги стремятся 
обеспечить ее консервативный состав».66 Однако известные российские юристы Б.А. 
Стародубский,  В.А.  Туманов,  анализируя  зарубежные  теории  рациональной 
парламентской  структуры,  приводят  аргументы  за  двухпалатность  парламентов  в 
унитарных  государствах,  ссылаясь  на  французского  исследователя  М.Амеллера, 
который  отмечает: «В  наши  дни  в  пользу  двухпалатной  системы  выдвигаются  два 
аргумента:  во-первых,  стремление  к  более  устойчивому  равновесию  сил  между 
исполнительной  и  законодательной  властями,  при  котором  ничем  не  ограниченная 
власть одной палаты сдерживается второй палатой, формируемой на иной основе; во-
вторых,  желание  заставить  парламентскую  машину  работать  если  и  не  более 
эффективно,  то  по  крайней  мере,  более  гладко  благодаря  наличию  так  называемой 
контрольной  палаты,  в  обязанность  которой  входит  осуществление  тщательной 
проверки подчас поспешных решений первой палаты».67  
Федеральным  законом  от 24.07.2002г.  №107-ФЗ  внесено  очень  важное 
дополнение  в    Закон    об  общих    принципах    организации    законодательных  
(представительных)  и    исполнительных  органов  государственной  власти  субъектов 
РФ.  Согласно  п.4  ст.4  данного  Закона  не  менее 50 процентов  депутатов 
законодательного  (представительного)  органа  государственной  власти  субъекта 
Российской Федерации (в двухпалатном законодательном (представительном) органе 
государственной  власти  субъекта  Российской  Федерации - не  менее 50 процентов 
депутатов  одной  из  палат  указанного  органа)  должны  избираться  по  единому 
                                                           
66 Овсепян Ж.И. Становление парламентаризма в России. Ростов-на-Дону. 2000г. С. 9.  
 
 

 
72
избирательному  округу  пропорционально  числу  голосов,  поданных  за  списки 
кандидатов 
в 
депутаты, 
выдвинутые 
избирательными 
объединениями, 
избирательными блоками в соответствии с законодательством о выборах.68 
В Кабардино-Балкарии ни в Конституции (даже с учетом поправок от 02.07.03г.), 
ни  в  каком-либо  ином  нормативном  правовом  акте  аналогичное  положение  не 
содержится.  Изменения  в  действующее  республиканское  законодательство  должны  
были  быть  внесены  до  назначения  выборов  в  Парламент  КБР  очередного  (третьего) 
созыва,  которые  должны  были  состояться  уже  в  декабре 2002г.  Однако,  Парламент 
КБР  принял  Закон  КБР  от 19.07.02г. «О  продлении  срока  полномочий  Парламента 
КБР второго созыва».  Статья 1 данного Закона гласит: «В соответствии с пунктами 1, 
4  статьи 82 Федерального  закона  от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ  "Об  основных 
гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской 
Федерации" в целях совмещения дня голосования на выборах в Парламент Кабардино-
Балкарской  Республики  (Совет  Республики  и  Совет  Представителей)  с  днем 
голосования  на  выборах  в  Государственную  Думу  Федерального  Собрания 
Российской  Федерации,  срок  полномочий  которой  истекает  в  декабре 2003 года, 
продлить  срок  полномочий  Парламента  КБР  (Совета  Республики  и  Совета 
Представителей), истекающий в декабре 2002 года, на один год.69 
Статья 97 Конституции КБР (в ред. до 02.07.03г.) устанавливала, что Парламент 
Кабардино-Балкарской  Республики  является  постоянно  действующим  органом.  С 
момента начала работы Парламента КБР нового созыва полномочия Парламента КБР 
прежнего созыва прекращаются. 
Закон об общих принципах организации законодательных (представительных) и 
исполнительных органов государственной власти субъектов РФ содержит следующие 
требования 
к 
организации 
законодательного 
(представительного) 
органа 
государственной власти субъекта РФ. Во-первых, срок полномочий депутатов одного 
созыва  не  может  превышать  пяти  лет.  Согласно  ст. 94 Конституции  КБР  Парламент 
КБР  избирается  сроком  на  пять  лет.  Во-вторых,  число  депутатов  работающих  на 
профессиональной  постоянной  основе,  устанавливается  самим  законодательным 
(представительным)  органом  самостоятельно.  Данное  требование  Закона  не  совсем 
характерно для Конституций субъектов РФ, в которых предусмотрены двухпалатные 
                                                                                                                                                                                                  
67 Там же. С. 10.  
68 Российская газета. 27 июля 2002г. 
69 Кабардино-Балкарская правда. 24 июля 2002г. 
 
 

 
73
парламенты,  где  в  самой  Конституции  определяется  режим  деятельности  каждой 
палаты.  Так,  в  статье 93 новой  редакции  Конституции  Кабардино-Балкарии 
устанавливался  численный  состав  каждой  из  палат  Парламента  республики -  36 
депутатов  в  Совете  Республики  и 36 депутатов  в    Совете  Представителей.  При  этом 
Конституция  КБР  определяла,  что  депутаты  Совета  Республики  работают  на 
профессиональной  постоянной  основе  и  не  могут  находиться  на  государственной 
службе,  заниматься  другой  оплачиваемой  деятельностью,  кроме  преподавательской, 
научной  и  иной  творческой  деятельности.  Депутаты  Совета  Представителей,  за 
исключением  Председателя  Совета  Представителей,  работали  на  непостоянной 
основе.  Представляется,  что  в  данном  случае  в  тексте  Конституции  была  допущена 
ошибка:  если  в  соответствии  с  вышеназванным  федеральным  законом 
законодательный  (представительный)  орган  государственной  власти  субъекта  РФ,  в 
том  числе  и  двухпалатный,  работает  обязательно  на  постоянной  основе,  то, 
соответственно,  на  постоянной  основе  работает  и  каждая  палата,  а  значит,  и  все 
депутаты,  тем  более,  что  четко  определен  в  Конституции  КБР  и  срок  постоянной 
работы – пять лет. 70 
  Особое  место  в  структуре  Парламента  КБР  занимает  Комитет  по 
межнациональным  отношениям,  призванный  обеспечивать  защиту  национальных 
интересов  всех  народов  Кабардино-Балкарии  в  законодательном  (представительном)  
органе  власти  республики.  Данный  Комитет  сохранен  ив  новой  редакции 
Конституции  республики.  В  соответствии  со  ст. 103 Конституции  КБР    Комитет  по 
межнациональным  отношениям  Парламента  Кабардино-Балкарской  Республики 
формируется из числа депутатов кабардинской, балкарской, русской национальностей 
на  паритетной  основе.  Сопредседатели  Комитета  избираются  из  числа  депутатов 
Парламента.  Комитет  рассматривает  вопросы,  затрагивающие  национальные 
проблемы, относящиеся к ведению Парламента КБР. Решение Комитета принимается  
большинством  голосов  от  установленного  числа  депутатов  по  каждой  из 
национальных  групп.  Для  вынесения  вопроса  на  рассмотрение  Комитета  по 
межнациональным отношениям необходимо обращение не менее половины депутатов 
Парламента КБР кабардинской, балкарской либо русской (и иных) национальностей.  
                                                           
70 А.В. Хамуков. Общие принципы организации законодательных и исполнительных органов государственной 
власти субъектов РФ: анализ и соотношение с конституционным (уставным) законодательством субъектов РФ. 
Нальчик. 2002г. 
 
 

 
74
Принятие  на  рассмотрение  Комитетом  по  межнациональным  отношениям 
вопроса, связанного с его полномочиями, и основанное на этом обращение Комитета в 
Парламент  КБР  являются  основанием  для  обязательного  приостановления 
Парламентом КБР дальнейших процедур принятия решения, а также обнародования и 
введения  в  действие  принятого  решения  до  его  разрешения  и  согласования  в 
установленном  порядке.  По  согласованным  с  Комитетом  проектам  актов  Парламент 
КБР  принимает  решения  большинством  голосов  от  установленного  числа  депутатов 
Парламента республики. 
Отдельного  изучения  и  анализа  заслуживает  вопрос  досрочного  прекращения 
полномочий  и  установления  ответственности  Парламента  КБР  как  законодательного 
органа  государственной  власти  республики  в  составе  РФ.  Федеральный  закон  от 
06.10.99г.  №184-ФЗ    устанавливает  следующие  случаи  прекращения  полномочий 
законодательного органа:  
- принятия  указанным  органом  решения  о  самороспуске,  при  этом  решение  о 
самороспуске принимается конституцией (уставом)  или законом субъекта РФ; 
- вступления  в  силу  решения  соответственно  верховного  суда  республики,  суда  
края,  области,  города  федерального  значения,  автономной  области,  автономного 
округа  о  неправомочности  данного  состава  законодательного  (представительного) 
органа  государственной  власти  субъекта  РФ,  в  том  числе  в  связи  со  сложением 
депутатами своих полномочий; 
- роспуска указанного органа. 
Статья 107 Конституции  КБР  воспроизводит  вышеуказанные  положения 
федерального закона.  
Если 
первые 
два 
основания 
досрочного 
прекращения 
полномочий 
законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ не 
нуждаются  в  комментариях,  то  третье  основание    требует  своего  изучения.  Анализ 
положений  данного  федерального  закона  позволяет  выделить  несколько  этапов 
процедуры  роспуска  законодательного    органа  власти  высшим  должностным  лицом 
субъекта РФ. 
Прежде всего, необходимо выявление факта принятия законодательным органом 
конституции  (устава)  и  закона  субъекта  РФ,  иного  нормативно  правового  акта, 
противоречащих  Конституции  РФ,  федеральным  законам,  принятым  по  предметам 
ведения  РФ  и  предметам  совместного  ведения  РФ  и  ее  субъектов,  конституции 
 
 

 
75
(уставу) субъекта РФ. Грамматическое толкование данного требования федерального 
закона, т.е. использование в сочетании «конституции (устава) и закона субъекта РФ» 
соединительного  союза  «и»,  позволяет  сделать  вывод  (во  всяком  случае,  при 
буквальном  толковании),  что  необходимо,  чтобы  было  выявлено  противоречие 
Конституции  РФ  и  федеральному  законодательству  обязательно  и  конституции 
(устава) субъекта РФ, и закона субъекта РФ, а не одного из этих нормативных актов. 
Однако, по всей видимости, законодатель все же имел в виду выявление противоречия 
хотя бы одного нормативно-правового акта законодательного органа власти.  
Второй этап – это обращение в соответствующий суд с заявлением о признании 
недействующим нормативного правового акта, принятого законодательным органом. 
Третий  этап  заключается  в  установлении  противоречия  конституции  (устава), 
закона  субъекта  РФ,  иного  нормативного  правового  акта  законодательного  органа 
власти Конституции России, федеральным законам, принятым по предметам ведения 
РФ  и  предметам  совместного  ведения  России  и  ее  субъектов,  конституции  (уставу) 
субъекта РФ соответствующим судом.  
Четвертый  этап – это  истечение  шестимесячного  периода  после  вступления  в 
силу  соответствующего  судебного  решения,  в  течение  которого  законодательный 
(представительный) орган не устранил установленные судом противоречия. 
И, наконец, пятый этап предполагает принятие решения высшего должностного 
лица  субъекта  РФ  о  досрочном  прекращении  полномочий  законодательного 
(представительного)  органа  государственной  власти  субъекта  РФ.  Данное  решение 
принимается в форме указа.  
Еще  более  сложная  процедура  досрочного  прекращения  полномочий 
законодательного  (представительного)  органа  государственной  власти  субъекта  РФ 
предусмотрена  пунктом 4 статьи 9 Закона  об  общих  принципах  организации 
законодательных  (представительных)  и  исполнительных  органов  государственной 
власти  субъектов  РФ.  В  случае,  если  соответствующим  судом  установлено,  что 
законодательным  (представительным)  органом  государственной  власти  субъекта  РФ 
приняты  конституция  (устав),  закон  субъекта  Российской  Федерации  или  иной 
нормативный  правовой  акт,  противоречащие  Конституции  РФ,  федеральным 
конституционным 
законам 
и 
федеральным 
законам, 
а 
законодательный 
(представительный)  орган  государственной  власти  субъекта  РФ  в  течение  шести 
месяцев  со  дня  вступления  в  силу  решения  суда  либо  в  течение  иного 
 
 

 
76
предусмотренного решением суда срока не принял в пределах своих полномочий мер 
по  исполнению  решения  суда,  в  том  числе  не  отменил  нормативный  правовой  акт, 
признанный  соответствующим  судом  противоречащим  федеральному  закону  и 
недействующим,  и  после  истечения  данного  срока  судом  установлено,  что  в 
результате  уклонения  законодательного  (представительного)  органа  государственной 
власти  субъекта  РФ  от  принятия  в  пределах  своих  полномочий  мер  по  исполнению 
решения суда были созданы препятствия для реализации закрепленных Конституцией 
РФ,  федеральными  конституционными  законами  и  федеральными  законами 
полномочий  федеральных  органов  государственной  власти,  органов  местного 
самоуправления,  нарушены  права  и  свободы  человека  и  гражданина,  права  и 
охраняемые  законом  интересы  юридических  лиц,  Президент  РФ  выносит 
предупреждение  законодательному  (представительному)  органу  государственной 
власти субъекта РФ. 
Решение  Президента  РФ  о  предупреждении  законодательного  органа 
государственной власти субъекта РФ принимается в форме указа. 
Если в течение трех месяцев со дня вынесения Президентом РФ предупреждения 
законодательному  (представительному)  органу  государственной  власти  субъекта  РФ 
указанный  орган  не  принял  в  пределах  своих  полномочий  мер  по  исполнению 
решения  суда,  Президент  РФ  вносит  в  Государственную  Думу  проект  федерального 
закона  о  роспуске  законодательного  (представительного)  органа  государственной 
власти  субъекта  РФ.  Государственная  Дума  в  течение  двух  месяцев  обязана 
рассмотреть  указанный  проект  федерального  закона.  Полномочия  законодательного 
(представительного)  органа  государственной  власти  субъекта  РФ  прекращаются  со 
дня  вступления  в  силу  федерального  закона  о  роспуске  законодательного 
(представительного) органа государственной власти субъекта РФ.71 
Таким  образом,  можно  выделить  следующие  этапы  процедуры  досрочного 
прекращения полномочий законодательного органа власти субъекта РФ. 
1) 
Установление  соответствующим  судом,  что  законодательным  органом 
власти  субъекта  РФ  приняты  конституция  (устав),  закон  субъекта  РФ  или  иной 
нормативный  правовой  акт,  противоречащие  Конституции  РФ,  федеральным 
конституционным законам и федеральным законам. 
                                                           
71 Собрание законодательства РФ. 1999г. №42. Ст. 5005. 
 
 

 
77
2) 
Непринятие  законодательным  органом  власти  субъекта  РФ  в  течение 
шестимесячного или иного предусмотренного решением суда срока после вступления 
в силу судебного решения мер по исполнению решения суда. 
3) 
Обращение  в  суд  с  заявлением  об  установлении  факта  «уклонения»  
законодательного  органа  власти  субъекта  РФ  от  исполнения  вышеуказанного  
решения  суда,  в  результате  которого  были  созданы  препятствия  для  реализации 
закрепленных  Конституцией  РФ,  федеральными  конституционными  законами  и 
федеральными  законами  полномочий  федеральных  органов  государственной  власти, 
органов местного самоуправления, нарушены права и свободы человека и гражданина, 
права и охраняемые законом интересы юридических лиц. 
4) 
Вынесение соответствующего решения судом, которым устанавливается, 
что  в  результате  уклонения  законодательного  органа  власти  субъекта  РФ  от 
исполнения ранее изданного судебного решения по принятым им актам действительно 
наступили обозначенные выше последствия. 
5) 
Вынесения  предупреждения  законодательному  органу  власти  субъекта 
РФ Президентом России, причем оно должно быть вынесено не позднее года со дня 
вступления в силу судебного решения. 
6) 
Истечение  трехмесячного  срока  со  дня  вынесения  предупреждения 
Президентом  РФ,  в  течение  которого  законодательный  орган  власти  субъекта  РФ 
опять не принял мер по исполнению решения суда. 
7) 
Внесение  Президентом  РФ  в  Государственную  Думу  России  проекта 
федерального закона о роспуске законодательного органа власти субъекта РФ. 
8) 
Рассмотрение  Государственной  думой  внесенного  законопроекта  в 
двухмесячный срок и принятие по нему решения. 
9) 
Одобрение принятого федерального закона Советом Федерации РФ. 
10) 
Вступление указанного закона в силу после подписания Президентом РФ, 
влекущее  автоматическое  прекращение  полномочий  законодательного  органа  власти 
субъекта РФ. 72 
Указанное полномочие  стало предметом рассмотрения Конституционного суда 
России и нашло свое решение в постановлении КС РФ от 4 апреля 2002г. №8-П «По 
делу о проверке конституционности отдельных положений федерального закона «Об 
общих 
принципах 
организации 
законодательных 
(представительных) 
и 
                                                           
72 Колосова Н.М. Конституционная ответственность в РФ. М., 2000г. С. 111. 
 
 

 
78
исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» в связи с запросами 
Государственного  собрания  (Ил  Тумэн)  Республики  Саха  (Якутия)  и  Совета 
Республики Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея». 
Предметом  рассмотрения  по  данному  делу  стали  положения  Федерального 
закона  "Об  общих  принципах  организации  законодательных  (представительных)  и 
исполнительных  органов  государственной  власти  субъектов  РФ",  в  которых 
устанавливаются  непосредственно  не  закрепленные  Конституцией  России  меры 
федерального воздействия, применяемые в случаях неисполнения судебных решений 
о  признании  нормативных  правовых  актов  субъектов  России  не  соответствующими 
Конституции  РФ  и  федеральным  законам,  а  именно  досрочное  прекращение 
полномочий  законодательного  (представительного)  органа  государственной  власти  в 
связи  с  отказом  от  приведения  принятого  им  нормативного  правового  акта  в 
соответствие  с  Конституцией  РФ,  федеральными  законами,  конституцией,  уставом 
субъекта Российской Федерации. Конституционный Суд России постановил признать 
не противоречащими Конституции РФ положения подпункта "г" пункта 1 и пункта 4 
статьи 9 Федерального  закона  "Об  общих  принципах  организации  законодательных 
(представительных)  и  исполнительных  органов  государственной  власти  субъектов 
РФ"  о  досрочном  прекращении  полномочий  (роспуске)  законодательного 
(представительного)  органа  государственной  власти  субъекта  России,  поскольку,  по 
смыслу этих положений, исходя из их места в системе федеральных законодательных 
актов,  предполагается,  что  процедура  реализации  данной  меры  федерального 
воздействия,  завершающаяся  принятием  федерального  закона,  включает  в  себя  в 
качестве  обязательных  элементов  решение  суда  о  признании  нормативного  акта 
субъекта  Российской  Федерации  не  соответствующим  Конституции  РФ  и 
федеральным законам, а также решение суда, которым подтверждается уклонение от 
исполнения  первоначального  судебного  акта  и  признается  необходимость 
федерального  воздействия  в  целях  его  исполнения;  при  этом  данная  мера 
федерального  воздействия  не  может  быть  реализована  в  связи  лишь  с  формальным 
противоречием  нормативного  акта  субъекта  РФ  федеральному  регулированию, 
поскольку  ее  применение  обусловлено  обязательностью  подтверждения  в  судебном 
порядке того, что неправомерный нормативный акт и его несвоевременное устранение 
из  правовой  системы  РФ  повлекли  массовые  и  грубые  нарушения  прав  и  свобод 
человека и гражданина, угрозу единству, территориальной целостности, национальной 
 
 

 
79
безопасности,  обороноспособности,  единству  правового  и  экономического 
пространства РФ.73 
В  соответствии  со  ст. 107 Конституции  КБР  в  случае  досрочного  прекращения 
полномочий  Парламента  Кабардино-Балкарской  Республики  Президент  КБР 
назначает  внеочередные  выборы  в  Парламент  республики.  Внеочередные  выборы 
проводятся не позднее шести месяцев со дня вступления в силу решения о досрочном 
прекращении полномочий Парламента КБР. 
При  этом,  основной  закон  республики  устанавливает,  что  Парламент  не  может 
быть распущен в период действия на территории Кабардино-Балкарской Республики 
чрезвычайного  положения,  в  течение  года  после  избрания,  а  также  в  течение  шести 
месяцев до окончания срока полномочий Президента КБР. 
Парламент – является  законодательным  органом  республики  и  принятие 
республиканских законов является одной из его основных функций. За период своей 
деятельности (с 12 декабря 1993г. до 1 июля 2003г.) Парламент КБР принял около 500 
республиканских  законов,  из  которых  в  настоящее  время  действует 195 законов:  в 
сфере  государственного  строительства – 39, в  сфере  финансов – 69; в  сфере 
экономики – 18, в сфере местного самоуправления – 8, в области аграрной политики – 
11, в области социальной политики, здравоохранения, спорта и туризма – 30, в сфере 
культуры,  образования,  науки  и  образования – 20.74.  При  этом  наиболее  значимыми 
законами  в  области  государственного  строительства  и  местного  самоуправления 
являются следующие: «О порядке опубликования и вступления в силу законов КБР и 
постановлений Парламента КБР (1994г.), о статусе депутата Парламента КБР (1994г., 
в  ред. 2002г.),  о  государственной  службе  КБР (1997г.),  об  Избирательной  комиссии 
КБР (1997г.),  об  административно-территориальном  устройстве  КБР (1997г.),  о 
выборах депутатов Парламента КБР (1997г.), о Конституционном суде КБР (1997г.), о 
Правительстве  КБР (1999г.),  о  порядке  принятия  и  вступления  в  силу  поправок  к 
Конституции  КБР (1999г.),  о  мировых  судьях  КБР (1999г.),  о  международных 
соглашениях  и  межрегиональных  договорах  (соглашениях)  КБР (2000г.),  о 
Конституционном  Собрании  КБР (2000г.),  о  выборах  Президента  КБР (2000г.),  о 
местном  самоуправлении  в  КБР (1995г.),  о  статусе  депутата  Совета  местного 
самоуправления  в  КБР (1996г.),  о  муниципальной  службе  в  КБР (1998г.),  о  местном 
                                                           
73 Российская газета. №69. 17 апреля 2002г. 
74 Перечень действующих законов КБР (по состоянию на 15 февраля 2002г.).// Текущий архив Парламента КБР . 
2002г. 
 
 

 
80
референдуме в КБР (1998г.), о собраниях (сходах), конференциях граждан по месту их 
жительства  в  КБР (1998г.),  о  порядке  наделения  органов  местного  самоуправления 
КБР  отдельными  государственными  полномочиями (1999г.),  о  выборах  депутатов 
Советов  местного  самоуправления (2001г.),  о  территориальном  общественном 
самоуправлении (2001г.). 
Особого  внимания  заслуживает  вопрос  о  правах  законодательного  органа 
республики в федеральном законотворческом процессе. Можно выделить следующие 
права:  
-  права законодательной инициативы в Государственной Думе РФ; 
-  право вносить в Государственную думу предложения о пересмотре, внесении 
поправок  и изменений в Конституцию РФ; 
-  право  органа  законодательной  власти  участвовать  в  процедуре  принятия 
поправок  к  главам 3-8Конституции  РФ,  после  рассмотрения  их  палатами 
Федерального Собрания; 
-  право  принимать  законы  и  иные  нормативные  правовые  акты  по  предметам 
совместного ведения РФ и ее субъектов. 
В  пользовании  данными  правами  все  субъекты  Федерации  юридически 
равноправны.  В  то  же  время  реализация  этих  прав  остается  проблематичной  как  в 
юридическом, так и в практическом аспектах. Так, анализ деятельности субъектов РФ 
по  использованию  ими  права  законодательной  инициативы  показывает,  что  их 
активность  не  очень  высока.75  (Так,  Парламент  Кабардино-Балкарии  за 8 лет  своего 
существования  ни  разу  не  выступил  с  законодательной  инициативой  в 
Государственной  Думе  РФ).  Тем  не  менее,  тенденция  к  повышению  активности 
субъектов  прослеживается.  До  принятия  федерального  закона  «О  принципах  и 
порядке  разграничения  предметов  ведения  и  полномочий  между  органами 
государственной  власти  РФ  и  органами  государственной  власти  субъектов  РФ»  не 
было  конкретной  регламентации  порядка  участия  субъектов  Федерации  в 
законодательной деятельности на федеральном уровне. Данный Закон предоставил им 
достаточные  возможности  для  участи  в  законодательном  процессе  применительно  к 
проектам  федеральных  законов  по  предметам  совместного  ведения  и  предусмотрел 
обязанность  соответствующего  комитета    Государственной  думы  РФ  рассматривать  
замечания и предложения органов  
 
 

 
81
государственной  власти  субъектов  РФ.  Однако  данный  Закон  не  решает  проблему, 
касающуюся несоответствия законодательства субъектов Федерации Конституции РФ 
и  федеральному  законодательству.  Необходимо  обеспечить  более  тесное 
взаимодействие  субъектов  Федерации  и  федерального  центра  при  подготовке 
законопроектов.  
В  целом,  подводя  итог  анализу  эффективности  организации  законодательной 
власти  в  КБР,  следует  отметить,  что  в  целом  работу  Парламента  КБР  за  период  его 
деятельности (1994-2003гг.)  можно  охарактеризовать  как  плодотворную  (особенно  в 
2001-2002гг.).  Приняты    практически  все  необходимые  законодательные  акты  по 
организации  государственной  власти  в  КБР,  много  законов  в  социально-
экономической  сфере,  необходимых  для  продолжения    экономических  реформ  в 
республике.  Парламент  КБР  провел  огромную  работу  по  приведению 
законодательства  КБР  в  соответствие  с  Конституцией  РФ  и  федеральным 
законодательством  и  более  того,  завершил  эту  работу  одним  из  первых  в  Южном 
федеральном  округе.  Вместе  с  тем,  законодательному  органу  республики    предстоит 
еще  проделать  огромную  работу,  чтобы  в  республиканском    законодательстве 
реализовать  богатство  культуры,  традиций  республики,  одновременно  обеспечить 
единство  правового  пространства,  права  и  свободы  граждан,  соответствие 
республиканских  законов  Конституции  КБР.  Необходимо  усилить  работу  по 
взаимодействию с Федеральным Собранием РФ на стадии законодательного процесса.  
 
2.3. Президент и Правительство КБР в системе исполнительной  
власти КБР и  РФ. 
Конституционно-правовой  статус  Президента  КБР  как  высшего  должностного 
лица  и  главы  исполнительной  власти  субъекта  Российской  Федерации 
устанавливается  главой 4 Конституции  КБР  и  федеральным  законом  «Об  общих 
принципах  организации  законодательных  (представительных)  и  исполнительных 
органов государственной власти субъектов РФ» (далее –Федеральный закон). 
Конституция КБР устанавливает, что Президент КБР является главой государства 
и исполнительной власти, высшим должностным лицом КБР. 
Федеральный  закон   в  качестве  главы  исполнительной  власти  субъекта  РФ  
                                                                                                                                                                                                  
75 Чехарина В.И.  Российская Федерация и ее субъекты: проблемы укрепления государственности. Материалы 
научно-практической конференции //  Государство и право. 2001г. №7. С. 97. 
 
 

 
82
предусматривает  должность  руководителя  высшего  исполнительного  органа  
государственной власти субъекта РФ либо высшего должностного лица субъекта РФ. 
То  есть  глава  субъекта  РФ  (президент,  губернатор,  глава  администрации  и  т.п.) - 
высшее  должностное  лицо  субъекта  РФ - должно  обязательно  возглавлять  высший 
исполнительный  орган  государственной  власти.  Последнее  требование  отвечает 
построению  системы  исполнительной  власти  в  абсолютном  большинстве  субъектов 
России, но все же не во всех. В частности, как отмечено выше, в Кабардино-Балкарии 
предусматривается  одновременно  высшее  должностное  лицо  республики  и 
руководитель  органа  исполнительной  власти.  При  этом  высшее  должностное  лицо 
республики  (президент)  является  по  Конституции    КБР  высшим  исполнительным 
органом государственной  власти. Вместе с тем исполнительную власть осуществляет 
Правительство  КБР,  возглавляемое  не  Президентом,  а  председателем  Правительства 
(ст. 108 Конституции КБР). 
Такое  одновременное  наличие  высшего  должностного  лица  и  руководителя 
органа  исполнительной  власти  субъекта  РФ  вызвано  различными  причинами: 
удобством  управления,  распределением  политических  и  сугубо  хозяйственных 
функций  и  т.д.  В  республиках  Южного  федерального  округа,  в  частности,  в  КБР, 
основной  причиной  является,  как  правило,  этнический  фактор.  Высшие 
государственные должности республики в них распределяются таким образом, чтобы 
представительство  в  руководстве  основных,  субъектообразующих  этносов  было 
примерно  пропорциональным  (президент – кабардинец,  вице-президент – русский, 
председатель  Правительства – балкарец),  что  в  свою  очередь  служит  обеспечению 
социальной и политической стабильности и межнационального согласия, гарантирует 
от ущемления национальных интересов какие-либо этнические группы. В связи с этим 
представляется,  что  закрепленное  в  Федеральном  законе  требование  совмещения 
функций  высшего  должностного  лица  субъекта  РФ  и  руководителя  высшего 
исполнительного  органа  власти  субъекта  РФ  не  должно  быть  столь  категоричным, 
оставляя  возможность  субъектам  РФ  для  разумного  варьирования  в  интересах 
субъекта  Российской  Федерации,  не  нарушая  при  этом,  основы  конституционного 
строя России. 
Федеральный  закон,  по  существу,  однозначно  предопределяет  тип  формы 
правления  в  субъектах  России.  Его  требования  не  допускают  парламентского 
построения  власти  субъекта  Федерации.  Статья 18 Федерального  закона,  например, 
 
 

 
83
устанавливает,  что  высшее  должностное  лицо  субъекта  РФ  (руководитель  высшего 
исполнительного органа) избирается гражданами РФ, проживающими на территории 
субъекта  России,  либо,  как  исключение,  специально  созываемым  собранием 
представителей (для тех кто был избран подобным образом на день вступления в силу 
федерального закона).  
Конституция  КБР  (ст. 79) устанавливает,  что  Президент  КБР  избирается  
гражданами  КБР  на  основе  всеобщего  равного  и  прямого  избирательного  права  при 
тайном голосовании. Вместе с тем, принятый 14 августа 2001г. Закон КБР №85-РЗ «О 
выборах  Президента  КБР»  в  ст.1  устанавливает,  что  Президент  КБР    избирается 
гражданами КБР - гражданами РФ, постоянно или преимущественно проживающими 
в  КБР,  на  основе  всеобщего  равного  и  прямого  избирательного  права  при  тайном 
голосовании сроком на 5 лет.  
В принципе два этих понятия по своему юридическому содержанию идентичны 
(в  соответствии  со  ст. 6 Конституции  КБР  каждый  гражданин  РФ,  постоянно 
проживающий  на  территории  КБР  является,  гражданином  КБР),  поэтому  
представляется,  что,  положение  ст. 79 Конституции  КБР  не  противоречат 
действующему федеральному законодательству.  
   В соответствии с п.3  ст. 18 Федерального закона высшим должностным лицом 
субъекта  Российской  Федерации  может  быть  избран  гражданин  Российской 
Федерации,  обладающий  пассивным  избирательным  правом.  Согласно  ст. 79 
Конституции КБР Президентом КБР может быть избран гражданин РФ не моложе 30 
лет,  обладающий  избирательным  правом.  Следует  отметить,  что  в  редакции 
действовавшей  до 28.07.01г.  Конституция  республики  устанавливала,  что 
Президентом КБР  может быть избран гражданин Кабардино-Балкарской Республики 
не  моложе 35 лет,  обладающий  избирательным  правом,  свободно  владеющий  одним 
из государственных языков КБР и постоянно проживающий в Кабардино-Балкарской 
Республике  не  менее 10 лет.  В  таком  виде  указанная  норма  Конституции  КБР 
противоречила федеральному законодательству и Законом КБР от 28.07.01г. она была 
приведена в соответствие с Конституцией РФ. 
 
Срок  пребывания  в  должности  высшего  должностного  лица  субъекта  РФ 
Федеральным  законом  ограничивается 5 годами.  Одним  из  самых  дискуссионных 
положений, вызвавших наибольший ажиотаж, стал запрет на избрание на должность 
высшего  должностного  лица  субъекта  РФ  более  двух  раз  подряд  (п.5  ст. 18 
 
 

 
84
Федерального  закона).  Это  ограничение  давно  воспринимается  как  неотъемлемый 
элемент организации власти в демократическом правовом государстве.76 
В  Конституции    Кабардино-Балкарии 1997г.  такого  ограничения  не 
устанавливалось. Закон КБР от 28.07.01г. «О внесении поправок в Конституцию КБР», 
внес  поправку  в  ст. 79 Конституции  КБР,  согласно  которой  одно  и  то  же  лицо  не 
может  занимать  должность  Президента  КБР  более  двух  сроков  подряд.  При  этом,  в 
заключительной  статье  Закона  установлено,  что  исчисление  этого  срока,  начинается 
со дня избрания Президента КБР в 2002 году. В январе 2002г. Валерий Мухамедович 
Коков  был  избран  Президентом    Кабардино-Балкарии  в  третий  раз,  однако  в 
соответствии с данным Законом этот срок для него является первым. Соответствует ли 
федеральному законодательству вышеуказанное положение Закона КБР? 
В соответствии со ст. 30.1 федерального закона от 06.10.99г. №184-ФЗ (введена 
федеральным  законом  от 08.02.01г.  №3-ФЗ) «положение  пункта 5 статьи 18 
настоящего Федерального закона применяется без учета начавшегося до вступления 
в  силу  настоящего  Федерального  закона  срока  (выделено  авт. –Р.М.),  на  которое 
избиралось  лицо,  замещавшее  на  день  вступления  в  силу  настоящего  Федерального 
закона  должность  высшего  должностного  лица  субъекта  Российской  Федерации 
(руководителя  высшего  исполнительного  органа  государственной  власти  субъекта 
Российской Федерации)». На момент принятие Закона КБР от 28.07.01г. «О поправка 
к Конституции КБР» изменения в Федеральный закон уже вступили в силу. В статью 
30.1  федерального  закона  были  внесены  изменения  федеральным  законом  от 
04.07.03г.  №95-ФЗ.  Теперь  данная  статья    выглядит    следующим    образом:  если 
законодательство  субъекта  РФ  по  состоянию  на 19 октября 1999 года  не  содержало 
ограничение  числа  сроков  избрания  одного  и  того  же  лица  на  должность  высшего 
должностного  лица  субъекта  Российской  Федерации  (законодательство  КБР  не 
содержало  таких  ограничений),  первым  сроком  из  числа  двух  возможных  в 
соответствии  с  пунктом 5 статьи 18 Федерального закона  является  срок,  на  который 
данное лицо было избрано после 19 октября 1999 года (в КБР это – 7 января 2002г.). 
Таким  образом,  можно  сделать  вывод,  что  положение  Закона  КБР  от 28.07.01г., 
установившее исчисление сроков полномочий действующего Президента КБР с 2002г. 
соответствует действующему федеральному законодательству. 
                                                           
76 Козлов А.Е. Статус РФ и проблема совершенствования механизма государственной власти. // 
Конституционный строй России. Вып. III. М., 1996г. С. 75. 
 
 

 
85
Далее  следует  отметить,  что  Федеральный  закон  не  только  исключает 
парламентский  тип  организации  государственной  власти  субъекта  РФ,  но  и  прямо 
наделяет главу исполнительно власти функциями главы субъекта России. Так, высшее 
должностное лицо субъекта Федерации: 
-  представляет  субъект  Российской  Федерации  в  отношениях  с  федеральными 
органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ (не 
только  исполнительными,  но  и  законодательными – Р.М.),  органами  местного 
самоуправления и при осуществлении внешнеэкономических связей, при этом вправе 
подписывать договоры и соглашения от имени субъекта РФ; 
-  обнародует  законы,  удостоверяя  их  обнародование  путем  подписания  законов 
или издания специальных актов, либо отклоняет законы, принятые законодательным 
(представительным) органом государственной власти субъекта РФ; 
- формирует высший исполнительный орган государственной власти субъекта РФ 
в соответствии с законодательством субъекта РФ; 
-  вправе  требовать  созыва  внеочередного  заседания  законодательного 
(представительного)  органа  государственной  власти  субъекта  РФ,  а  также  созывать 
вновь избранный законодательный (представительный) орган государственной власти 
субъекта  РФ  на  первое  заседание  ранее  срока,  установленного  для  этого 
законодательному  (представительному)  органу  государственной  власти  субъекта  РФ 
конституцией (уставом) субъекта РФ; 
-  вправе  участвовать  в  работе  законодательного  (представительного)  органа 
государственной власти субъекта РФ с правом совещательного голоса; 
Федеральный  закон  в  ст. 22 устанавливает,  что  высшее  должностное  лицо 
субъекта  Федерации  на  основании  и  во  исполнение  Конституции  РФ,  федеральных 
законов,  нормативных  актов  Президента  РФ,  постановлений  Правительства  РФ, 
конституции  (устава)  и  законов  субъекта  Российской  Федерации  издает  указы 
(постановления) и распоряжения. Конституция КБР в статье 86 также устанавливает, 
что  Президент  Кабардино-Балкарской  Республики  издает  указы  и  распоряжения.  
Указы  и  распоряжения  Президента  КБР  обязательны  для  исполнения  на  всей 
территории Кабардино-Балкарской Республики. В отличие от некоторых конституций 
и уставов субъектов  РФ, в частности от Конституции КБР (статья 112), федеральный 
закон  не  требует  соответствия  актов  высшего  исполнительного  органа    субъекта  РФ 
постановлениям  законодательного  (представительного)  органа  государственной 
 
 

 
86
власти  субъекта  Федерации.  Тем  более  не  требуется,  чтобы  акты  вышеуказанных  
органов  исполнительной  власти  субъекта  России  принимались  на  основе  и  во 
исполнение 
постановлений 
законодательного 
(представительного) 
органа 
государственной  власти  субъекта  Федерации  или  его  палаты.  Думается,  что  это 
справедливо  и  гораздо  полнее  отвечает  принципу  разделения  властей  и  их 
самостоятельности  в  пределах  собственной  компетенции.  Любая  необходимость 
принятия на основе того или иного акта законодательного (представительного) органа 
государственной  власти  субъекта  РФ  правового  акта  органа  исполнительной  власти 
должна влечь за собой обязательное его законодательное оформление с вытекающей 
отсюда  юридической  силой,  а  также  взаимным  согласованием  и  взаимной 
ответственностью  двух  ветвей  государственной  власти.  Иначе  правовой  конфликт 
между ними неизбежен.77 
Федеральный  закон  в  полном  соответствии  с  Конституцией  РФ  устанавливает, 
что  акты  высшего  должностного  лица  субъекта  РФ  (руководителя  высшего 
исполнительного  органа  государственной  власти  субъекта  РФ),  акты  высшего 
исполнительного  органа  государственной  власти  субъекта  РФ  не  должны 
противоречить  только  тем    федеральным  законам,  которые    приняты  по  предметам 
ведения РФ и предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ. Однако для  указов 
Президента  Российской  Федерации  и  постановлений  Правительства  РФ  такой 
оговорки  не  делается.  Между  тем  в  соответствии  со  ст. 76,77 Конституции  РФ  они 
также  обязательны  для  субъектов  России  только  в  части,  принятой  по  вопросам 
ведения  РФ  и  совместного  ведения  России  и  ее  субъектов.  Еще  дальше  пошли 
разработчики  Конституции КБР, закрепившие в ст. 86 положение о том, что  указы и 
распоряжения  Президента  КБР  не  могут  противоречить  Конституции  РФ, 
федеральным  законам,  указам  Президента  РФ  и  постановлениям  Правительства  РФ, 
т.е.  без  оговорки  о  предметах  ведения.  Соответствующее  сознательное  «упрощение» 
имеет  очень  важное  значение  для  субъектов  РФ  и  потому  требует  скорейшего 
устранения как на федеральном, так и на республиканском уровне. 
Особенностью  организации  исполнительной  власти  в  Кабардино-Балкарии 
является  наличие  должности  вице-президента  республики.  Федеральный  закон  от 
06.10.99г. №184-ФЗ не  предусматривает подобной должности. В Федеральном законе, 
а  точнее  в  ее  третей  главе,  регулирующей  принципы  организации  исполнительных 
                                                           
77 Дядяев В.М. Современная организация федеральной власти в России. Ростов-на-Дону. 2001г. С. 46. 
 
 

 
87
органов  субъектов  РФ,  речь  идет  лишь  о  «высшем  исполнительном  органе 
государственной  власти  субъектов  РФ», «руководителе    высшего  исполнительного 
органа  государственной  власти  субъектов  РФ»  и  «высшем  должностном  лице 
субъектов  РФ».  Представляется,  что  отсутствие  в  федеральном  законе  указания, 
ссылки  на  должность  вице-президента,  вице-губернатора,  заместителя  Главы 
администрации  не  означает,  что  наличие  данных  должностей  не  допускается. 
Федеральный  закон  оставляет  субъектам  РФ  право  самим  устанавливать  или  нет 
должность  высшего  должностного  лица  субъекта  РФ.  Соответственно  субъекты  РФ 
также вправе самостоятельно определять, вводить им должность заместителя высшего 
должностного лица субъекта РФ или нет. Следует отметить, что из всех республик в 
составе  РФ  должности  вице-президента  имеются  лишь  в  Адыгее,  Кабардино-
Балкарии, Татарстане, Тыве, Саха (Якутия).   
Статья 89 Конституции КБР устанавливает, что вице - президент КБР избирается 
и вступает в должность вместе с Президентом КБР. Кандидатуру на должность вице - 
президента  предлагает  кандидат  на  должность  Президента  КБР.  То  есть  избиратели 
голосуя  за  Президента,  автоматически  голосует  и  за  предложенную  им  кандидатуру 
вице-президента.  Таким  образом,  в  данном  случае,  за  основу  взята  модель, 
существующая  в  США,  где  как  известно  вице-президент  избирается  вместе  с 
Президентом. Требования к кандидату на должность вице-президента такие же как и к 
кандидату  на  должность  президента.  Вице - президентом  Кабардино-Балкарской 
Республики может быть избран гражданин Российской Федерации не моложе 30 лет, 
обладающий  избирательным  правом.  Данное  требование  установлено  в  ст. 89 
Конституции  КБР  и  ст. 3 Закона  КБР  от 14.08.2001г. «О  выборах  Президента  КБР». 
Следует  отметить,  что  ранее  и  Конституция    республики,  и  закон  о  выборах 
Президента  КБР  устанавливали,  что  вице-президентом  КБР  может  быть  избран 
гражданин  КБР  не  моложе 35 лет,  обладающий  избирательным  правом,  свободно 
владеющий  одним  из  государственных  языков  Кабардино-Балкарской  Республики  и 
постоянно  проживающий  на  территории  республики  не  менее 10 лет.  Данное 
положение  противоречило  нормам  федерального  законодательство  и  поэтому  было 
приведено в соответствие с Конституцией РФ. 
Как указано выше, вице-президент избирается гражданами КБР - гражданами РФ, 
постоянно  или  преимущественно  проживающими  в  Кабардино-Балкарской 
Республике, на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном 
 
 

 
88
голосовании  сроком  на 5 лет.  Однако,  в  случае  досрочного  прекращения  вице - 
президентом  своих  полномочий  новый  вице-президент  избирается  уже  Парламентом 
КБР по предложению Президента республики. 
В  новейшей  истории    Кабардино-Балкарии  выборы  Президента  проходили 
трижды (1992, 1997, 2002гг.) и каждый раз вице-президентом вместе с Коковым В.М. 
избирался Губин Геннадий Сергеевич. 
 В  соответствии  со  ст. 108 Конституции  КБР  исполнительным  органом 
государственной  власти  является  Правительство  Республики,  которое  подотчетно 
Президенту  КБР.  Основной  закон  республики  в  ст. 109 подробно  регламентирует 
порядок  назначения  председателя  Правительства  КБР.  Так,  председатель 
Правительства  назначается  Президентом  КБР  с  согласия  Парламента  республики. 
Процедура  получения  согласия  Парламента  на  назначение  Председателя 
Правительства  КБР  предусматривает  весьма  жесткие  сроки  представления  и 
обсуждения этой кандидатуры. Во-первых, предложение о кандидатуре Председателя 
Правительства вносится в Парламент  не позднее недельного срока после вступления 
в  должность  вновь  избранного  Президента  КБР  или  после  отставки  Правительства 
КБР  либо  в  течение  недели  со  дня  отклонения  кандидатуры  Председателя 
Правительства  Парламентом  республики.  Во-вторых,  установлен  срок  для 
рассмотрения  этого  вопроса  Парламентом - в  течение  недели  со  дня  внесения 
Президентом  кандидатуры  на  должность  Председателя  Правительства.  И,  в-третьих, 
если кандидатура на этот пост отклонена Парламентом, Президент в недельный срок 
должен представить в палату новую кандидатуру на должность главы Правительства. 
Соответственно аналогичный срок установлен для рассмотрения такой кандидатуры, в 
третий  раз  представленной  Президентом.  Процедура  назначения  на  должность 
председателя  Правительства  в  Кабардино-Балкарии  в  целом  аналогична  процедуре, 
установленной  Конституцией  РФ  для  председателя  Правительства  РФ.  Но  вместе  с 
тем,  можно  выделить  две  особенности,  присущие  именно  КБР.  Во-первых,  в 
соответствии  со  ст. 111 Конституции  РФ  Президент  России  может  трижды 
предложить  Государственной  Думе  одну  и  ту  же  кандидатуру  и  после  трехкратного 
отклонения 
представленных 
кандидатур 
Председателя 
Правительства 
РФ 
Государственной  Думой  Президент  назначает  Председателя  Правительства, 
распускает  Государственную  Думу  и  назначает  новые  выборы.78  В  Конституции  же 
                                                           
78 Комментарии к Конституции РФ. Под. ред. Л.А. Окунькова. М., 1996г. 
 
 

 
89
КБР  (ст. 109) установлено,  что  отклоненная  на  должность  Председателя 
Правительства  КБР  кандидатура  повторно  не  предлагается.  Во-вторых,  кандидатура 
Председателя  Правительства  России  обсуждается  и  согласовывается  только  с  одной 
палатой Федерального Собрания - Государственной Думой. Ее решение не нуждается 
в  одобрении  Совета  Федерации,  равно  как  не  может  быть  отменено  или 
приостановлено  им.  В  Кабардино-Балкарии  кандидатура  на  должность  председателя 
Правительства  КБР  согласовывается  с  обеими  палатами  Парламента – Советом 
Республики  и  Советом  Представителей.  Думается,  что  это  справедливо  и  гораздо 
полнее  отвечает  принципу  разделения  властей  и  самостоятельности  органов 
законодательной и исполнительной власти в пределах собственной компетенции. 
Особое  внимание  следует  обратить  на  вопрос  о  взаимоотношениях 
территориальных  органов  федеральных  органов  государственной  власти  и  органов 
государственной власти КБР. 
В  соответствии  со  ст. 5 Конституции  РФ  федеративное  устройство  России 
основано  на  ее  государственной  целостности,  единстве  системы  государственной 
власти.  Наряду  с  территориальной  целостностью  единство  системы  государственной 
власти является непременным условием государственной целостности.  
Принцип  единства  системы  государственной  власти – более  широкое  понятие, 
нежели  принцип  единства  системы  органов  государственной  власти.  Наряду  с 
единством  системы  органов  государственной  власти  он  выражается  в  единой 
политике законотворчества, государственного регулирования и управления, в наличии 
механизмов координации деятельности и институтов представительства.79 
Требование  единства  системы  органов  государственной  власти  означает  их 
определенную  соподчиненность.  Соподчиненность  может  выразиться  как  в  полной 
централизации  системы,  что  характерно  только  для  унитарного  государства,  так  и  в 
наличии  отдельных  элементов  централизации,  объективно  необходимых  и    в 
федеративных  государствах.  В  соответствии  с  Конституцией  России  принцип 
единства  системы  органов  государственной  власти  непосредственно  закрепляется  в 
отношении системы органов исполнительной и судебной власти.  
Система  органов  исполнительной  власти  в  России  определяется  в  Конституции 
РФ  с  учетом  федеративного  устройства  РФ.  Особенность  единства  системы  органов 
исполнительной  власти  при  федеративном  устройстве  раскрывается  в  ст. 77 и 78 
                                                           
79 И.А. Умнова. Конституционные основы современного российского федерализма. М., 2000г. С. 117. 
 
 

 
90
Конституции  РФ.  Согласно  указанным  нормам  лишь  в  пределах  ведения  РФ  и 
полномочий  Федерации  по  предметам  совместного  ведения  России  и  ее  субъектов 
федеральные  органы  исполнительной  власти  и  органы  исполнительной  власти 
субъектов РФ образуют единую систему исполнительной власти в России. 
Федеральные органы исполнительной власти могут, но не обязательно, создавать 
свои  территориальные  органы  в  субъектах  России  и  назначают  соответствующих 
должностных лиц (ч.1 ст. 78 Конституции РФ). Так, в Кабардино-Балкарии созданы и 
действуют  территориальные  органы  Министерства  РФ  по  налогам  и  сборам, 
Федеральной  службы  безопасности,  Федеральной  службы  налоговой  полиции, 
Министерства юстиции, Федеральной службы   по финансовому оздоровлению и т.д. 
Действующее  законодательство  допускает  возможность  использования  двух 
организационных форм реализации компетенции по предметам ведения Федерации – 
создание  собственных  территориальных  подразделений  и  наделение  этими 
полномочиями органов государственной власти субъектов РФ. 
Как  правило,  по  предметам  ведения  Федерации  компетенция  на  местах 
осуществляется  территориальными  подразделениями  федеральных  органов  власти. 
Так, в соответствии со ст. 5 Федерального закона «О естественных монополиях» для 
регулирования  и  контроля  деятельности  субъектов  естественных  монополий 
образуются  федеральные  органы  исполнительной  власти  по  регулированию 
естественных  монополий.  Органы  регулирования  естественных  монополий  для 
осуществления  своих  полномочий  вправе  создавать  свои  территориальные  органы  и 
наделять их полномочиями в пределах своей компетенции.  
Однако, как отмечает Умнова И.А., это не означает, что органы государственной 
власти  субъектов  России  не  могут  обладать  компетенцией  по  предметам  ведения 
Российской  Федерации.  Если  идти  по  пути  ограничения  такой  возможности, 
неизбежно  разбухание  системы  органов  исполнительной  власти  и  формирование 
усложненного механизма координации деятельности федеральных органов с органами 
государственной власти субъектов РФ.80 
Поэтому  в  тех  случаях,  когда  возникает  целесообразность  наделения  органов 
государственной  власти  субъектов  РФ  отдельными  функциями  и  полномочиями  по 
предметам  ведения  РФ  или  предметам  совместного  ведения  федеральных  органов 
                                                           
80 Умнова И.А. Указ. соч. С. 118 
 
 

 
91
власти либо их территориальных подразделений, это допустимо в случае, если такая 
передача полномочий не противоречит Конституции РФ. 
На  практике  такая  возможность  предусматривается  как  на уровне  федерального 
законодательства,  так  и  через  договорное  регулирование  отношений  между 
федеральными органами государственной власти и органами государственной власти 
субъектов  РФ.  Так,  определенные  полномочия  переданы  органам  исполнительной 
власти субъектов РФ в области обороны.  
Конституция  КБР  в  редакции,  действовавшей  до 19 июля 2001г., устанавливала 
право  Президента  республики  назначать  руководителей  территориальных  органов 
федеральных органов государственной власти. Так, ст. 81 Конституции КБР гласила, 
что  Президент  КБР  представляет  Совету  Представителей  Парламента  КБР 
кандидатуры начальника Управления федеральной службы налоговой полиции РФ по 
КБР,  начальника  Государственной  налоговой  инспекции  по  КБР  и  начальника 
Таможни  КБР  для  получения  согласия  на  их  назначение  на  должность  в 
установленном порядке. Однако, данное положение явно противоречило Конституции 
РФ,  так  как    формирование  федеральных  органов  государственной  власти  является 
исключительной  компетенцией  Российской  Федерации  и  субъекты  РФ  не  вправе 
вмешиваться  в  этот  процесс.  В  связи  с  этим  из  текста  Конституции  республики 
вышеуказанное положение было исключено. 
Еще  одна  особенность  системы  организации  исполнительной  власти  РФ, 
определяемая  ее  федеративным  характером, - это  допустимость  по  федеральной 
Конституции  договорных  отношений  между  органами  исполнительной  власти.  В 
соответствии  с  ч.2  ст. 78 Конституции  РФ  федеральные  органы  исполнительной 
власти  по  соглашению  с  органами  исполнительной  власти  субъектов  РФ  могут 
передавать  им  осуществление  части  своих  полномочий,  если  это  не  противоречит 
Конституции  РФ  и  федеральным  законам.  Аналогичное  право  закрепляется  за 
органами  исполнительной  власти  субъектов  РФ,  которые  по  соглашению  с 
федеральными органами исполнительной власти могут передавать им осуществление 
части  своих  полномочий.  Такое  соглашение,  к  примеру,  было  заключено  в  ноябре 
1994г.  между  Правительством  КБР  и  федеральным  управлением  по  делам  о 
несостоятельности (банкротстве) о делегировании полномочий Кабардино-Балкарии в 
отношении  предприятий  республиканской  (КБР)  собственности  Кабардино-
Балкарскому территориальному агентству ФУДН РФ. В апреле 2001г. было заключено 
 
 

 
92
Соглашение между Правительством КБР и Министерством РФ по налогам и сборам о 
передаче  некоторых  полномочий  Кабардино-Балкарии  Управлению  МНС  России  по 
КБР.  
Таким  образом,  для  передачи  друг  другу  осуществления  части  полномочий 
требуется  взаимное  согласие  органов  исполнительной  власти  Федерации  и  субъекта. 
Такой  режим  взаимоотношений  исключает  возможность  наделения  органов 
исполнительной  власти  субъектов    Федерации  дополнительными  полномочиями  со 
стороны  федеральных  органов  исполнительной  власти  с  помощью  их  подзаконных 
актов в одностороннем порядке. 
 
2.4. Становление судебной системы 
 Кабардино-Балкарской Республики. 
В  последние  годы  в  юридической  литературе  уделяется  значительное  внимание 
проблемам  правового  государства,  разделения  властей  и  становления  судебной 
власти. Вопросы  организации судебной власти стали предметом исследования таких 
российских  ученых и специалистов как Витрук Н.В., Кряжков    В.А., Митюков М.А., 
Овсепян  Ж.И.,  Цалиев  А.М.,  Эбзеев  Б.С.  и  др.  Особую  актуальность  приобретают 
вопросы  развития  российской  судебной  системы  в  условиях  федеративного 
государства и реализации властных полномочий субъектов Российской Федерации.  
Во  все  времена  осуществление  правосудия  считалось  важнейшим  атрибутом 
государственности.  Наиболее  ощутимые  плоды  правосудие  приносит  в  условиях 
демократических форм правления; при тоталитарных режимах наблюдается перекос в 
сторону  исполнительной  власти,  вокруг  правосудия  обычно  создается  вакуум, 
который  немедленно  заполняется  произволом.  Не  случайно  в 18-19 вв.  прогресс  в 
правосудии  был  связан  с  резкой  критикой  деспотизма  и  абсолютистских  форм 
правления. Так, говоря об исторической эволюции правосудия как властной функции 
особого  рода,  Ш.  Монтескье  писал: «В  деспотических  государствах  государь  может 
судить сам, но он не должен быть судьей в монархиях. В монархических государствах 
государь является стороной, преследующей обвиняемых… Если бы он судил сам, то 
был  бы  в  одно  время  и  судьей  и  стороной…  Чем  более  правление  приближается  к 
республиканскому,  тем  определеннее  и  точнее  становится  способ  отправления 
правосудия».81 
                                                           
81 Судебная система России.  Учеб. пособ. М., 2000г.  С.21 
 
 

 
93
В  трудах  Ш.  Монтескье  выделены  три  главные  составляющие  правосудия, 
определяющие  его  особые  качества  в  демократическом  обществе:  народное  начало, 
независимость  от  политики  и  профессионализм.  Однако  человечеству  пришлось 
пройти  немало  испытаний,  прежде  чем  удалось  в  законодательной  форме  закрепить 
народное начало в правосудии. Это было сделано путем учреждения суда присяжных 
в Англии, США, Франции.  
В  современных  демократических  государствах  правосудие  функционирует 
независимо  от  законодательной  и  исполнительной  властей  и  имеет  строго  
очерченную  в  конституции  и  законах  компетенцию.  Отправление  правосудия  как 
специфической  государственной  функции  состоит  в  наиболее  общем  виде  в  том, 
чтобы  обеспечивать  надлежащее    применение  законов  путем  восстановления  как 
нарушенного права, так и нарушенного равновесия в гражданских правоотношениях.  
Как  отмечал  известный  французский  мыслитель 18 в.  Алексис  де  Токвиль, 
«великая цель правосудия состоит в замене идеи насилия идеей права, в установлении 
правовой преграды между правительством и используемой им силы».82 
В книге «О духе законов» Ш. Монтескье развивает мысль о главной особенности 
судебной власти,  которая заключается  в её  обязанности точного  и  неукоснительного 
применения  буквы  и  духа  закона,  но  в  условиях  строжайшего  соблюдения 
процессуальных  форм. «Их  трех  ветвей  власти,  о  которых  мы  говорили,  судебная  в 
известном  смысле  как  бы  совсем  не  власть…  Это  более  гарантия,  чем  политическая 
власть».  Следовательно,  отмечает  он, «государство  бодрствует  за  граждан:  оно 
действует,  и  они  спокойны».  И  далее: «В  государствах  умеренных  благополучие 
простого гражданина имеет высокую ценность; здесь лишают гражданина имущества 
часто  после  долгого  и  внимательного  обсуждения;  здесь  у  него  отнимают  жизнь 
только тогда, когда само общество восстает против него, но, восстав против него, оно 
предоставляет  ему  все  возможные  средства  защищать  себя…  Если  вы  взглянете  на 
судейские  формальности  с  точки  зрения  тех  затруднений,  которые  встречает  в  них 
гражданин, добивающийся возвращения своего добра или получения удовлетворения 
за  нанесенную  ему  обиду,  то  вы,  конечно,  найдете,  что  их  слишком  много.  Если  вы 
взглянете  на  те  отношения,  в  которых  эти  формальности  стоят  к  свободе  и 
безопасности  граждан,  то  вы нередко  найдете,  что  их  слишком  мало, и увидите,  что 
                                                           
82 Токвиль А. Демократия в Америке. М., 1992г. С. 120.  
 
 

 
94
все эти затруднения, издержки, проволочки и ошибки правосудия составляют ту цену, 
которой каждый гражданин оплачивает свою свободу».83 
Таким  образом,  Ш.  Монтескье  устанавливает  в  правосудии  принцип  единства 
формы  и  содержания,  что  и  сегодня  является  краеугольным  камнем  судейской 
деятельности,  учитывающее  в  равной  степени  и  содержание  материального  права,  и 
процессуальные  формы,  в  которых  оно  реализуется  на  практике.  В  современном 
законодательстве  материальное  право  в  виде  уголовных  и  гражданских  кодексов 
непременно  дополняется  соответствующими  процессуальными  кодексами  (УПК  и 
ГПК). 
 В    отличие    от    ранее    действовавшей    централизованной    одноуровневой  
системы  
судебной  власти  в  России  современная  российская  модель  организации  судебных 
органов предусматривает возможность создания судов двух уровней. В соответствии с 
федеральным  конституционным  законом  от 31.12.96г. «О  судебной  системе  РФ»  в 
России  действуют  федеральные  суды  и  суды  субъектов  РФ.  Согласно  ст.4  данного 
Закона  к  федеральным  судам  относятся  Конституционный  суд  РФ,  суды  общей 
юрисдикции  (Верховный  суд  РФ,  суды  субъектов  РФ,  районные  суды,  военные  и 
специализированные  суды),  арбитражные  суды  (Высший  Арбитражный  Суд  РФ, 
федеральные арбитражные суды округов, арбитражные суды субъектов РФ). К судам 
субъектам РФ относятся: конституционные (уставные) суды субъектов РФ и мировые 
судьи – судьи общей юрисдикции субъектов РФ.84 
Функционирование  конституционных  (уставных)  судов  субъектов  РФ  весьма 
актуально  с  позиции  интересов  и  Федерации  в  целом,  и  в  то  же  время  это 
соответствует  интересам  субъектов  РФ.  С  позиции  «федерального  интереса» 
функционирование  конституционных (уставных) судов субъектов России актуально, 
поскольку,  во-первых,  с  их  созданием  Федерация  отождествляет  достижение  такой 
цели, как формирование в России «правового федерализма».85  
В  контексте  глобальной  проблемы – формирования  «правового  федерализма»  в 
России-  учреждение  конституционных  (уставных)  судов  в  субъектах  РФ  актуально, 
поскольку они предназначены: 
- стимулировать законотворчество субъектов РФ; 
                                                           
83 Судебная система России. Учебн. пособ. М., 2000г. С. 55. 
84 Там же. С. 57. 
85 Ж.И. Овсепян. Становление конституционных и уставных судов в субъектах РФ (1990-2000гг.). М., 2001г. 
 
 

 
95
- обеспечить  надлежащий,  с  точки  зрения  юридической  техники,  уровень 
законодательной деятельности субъектов РФ; 
- предупреждать 
«накопление» 
внутренних 
противоречий 
в 
системе 
законодательства субъектов РФ; 
- не допускать разрыв между  законодательством РФ и ее субъектов, «снимать» 
противоречия между действующим на территории субъекта РФ законодательством и 
Конституцией РФ; 
- делать процессы правотворчества в субъектах РФ  максимально прозрачными.86 
В условиях федеративного государства каждому уровню законодательной власти 
должен соответствовать свой уровень органов судебного конституционного контроля, 
поскольку  в  классической  его  модели – судебный  конституционный  контроль – это 
прежде всего механизм сдерживания законодательной власти. 
В поддержку децентрализации системы конституционного правосудия в России 
говорит  и  то,  что  судебный  конституционный  контроль  обеспечивает  переход  от 
фиктивного  к  реальному  федерализму;  это  механизм,  позволяющий  сочетать 
федеральный  и  региональный интерес  в  обеспечении  конституционной  законности  в 
процессах разбирательства по делам общефедерального спектра.  
В завершение анализа вопроса о значении конституционных судов субъектов РФ 
для эффективной организации государственной власти в РФ и субъектах РФ, следует 
отметить,  что  высокая  актуальность  судебного  конституционного  контроля 
обусловлена также его ролью как особого механизма защиты личности от произвола 
власти, средства обеспечения основных (конституционных) прав и свобод человека и 
гражданина.  Об  этом  говорил  и  профессор  М.А.  Митюков,  оценивая  первый  опыт 
деятельности  органов  конституционной  (уставной)  юстиции  субъектов  РФ.  В 
частности,  он  отмечает,  что  «в  рамках  своей  компетенции  конституционные 
(уставные)  суды  становятся  дополнительным  (к  функциям  Федерального 
Конституционного  суда)  инструментом  в  защите  прав  и  свобод  человека  и 
гражданина»,  а  «предполагаемое  участие  этих  судов  в  процедуре  отрешения  глав 
субъектов  Федерации  является  серьезным  превентивным  средством  от  возможных 
нарушений  конституций  и  уставов».87  Одним  из  первых  субъектов  России, 
учредивших  такой  орган  конституционной  юстиции  как  Конституционный  суд 
                                                           
86 Ж.И. Овсепян. Указ. соч. С. 52. 
87 Митюков М.А. Материалы Всероссийского совещания «Проблемы образования конституционных (уставных) 
судов субъектов РФ. М., 1999г. С. 12. 
 
 

 
96
является Кабардино-Балкария. 
В  январе 1992г.  Верховный  Совет  республики  принял  закон о  Конституционном 
суде, но он был отклонен Президентом и возвращен на доработку. Затем в течение 4 
месяцев  шла  работа  над  законопроектом,  в  него  было  внесено  несколько  сущест-
венных  поправок  и,  наконец, 12 мая 1992г.  Закон  КБР  "О  Конституционном  Суде 
КБР" был принят. 
  Таким  образом,  впервые  в  истории  республики  был  учрежден  такой  орган 
судебной  власти  как  Конституционный  Суд,  который  был  призван  обеспечивать 
конституционную законность в республике.  Но с момента принятия Закона о КС КБР 
и до фактического  формирования этого  органа  прошло довольно много времени.  
Фактически КС КБР был образован лишь 17 мая 1993г. В этот день на заседании 
ВС  КБР  обсуждались 12 кандидатур  на  должности  судей  КС  КБР,  которые  были 
представлены  Председателем  Президиума  ВС  КБР.  Верховный  Совет  КБР  избрал 
судей  Конституционного  Суда  в  составе 7 человек:  Председатель - Маиров  Ю.Х., 
судьи - Багов  Ю.А.,  Отаров  М.Х.,  Адамов  Г.Н.,  Бликанова  В.В.,  Кумыков  Б.Х., 
Созаева С.А. 
  После избрания судей КС КБР этот орган, из-за отсутствия подведомственных 
суду  обращений,  в  течение  года  решал  организационные  вопросы  и  никаких  дел  не 
рассматривал.  Конституционный  Суд  в  этот  период,  используя  свое  право 
законодательной  инициативы,  принимал  активное  участие  в  законотворческой 
деятельности; принял Временный Регламент КС КБР, а также ряд других положений 
по  вопросам  своей  внутренней  деятельности.  Фактически  свою  работу  Конституци-
онный  Суд  КБР  начал  лишь  в  июне 1994г. 5 июня 1994г.  в  КС  КБР  поступило 
ходатайство  от  группы  депутатов  Парламента  КБР  о  проверке  конституционности 
Постановления  Правительства  КБР  от 24.01.94г. "О  переходе  на  новую  систему 
оплаты  жилья  и  коммунальных  услуг  и  порядке  предоставления  гражданам 
компенсации  при  оплате  жилья  и  коммунальных  услуг"  и  изданного  во  его 
исполнение Распоряжения Правительства КБР от 07.04.94г." 13 июля 1994г. КС КБР 
вынес  Постановление  по  данному  делу.  Это  было  первое  решение,  вынесенное 
Конституционным  Судом  нашей    республики.  Всего    же    за  время  своего 
существования  КС  КБР  рассмотрел 18 дел,  по  которым  вынес 14 постановлений, 2 
решения , 2 определения (по данным на 01.08.03г). 
                                                                                                                                                                                                  
 
 
 

 
97
 1 
сентября 1997г.  была  принята  новая  Конституция  КБР,  которая  дала  толчок 
реформированию  органа  конституционного  контроля  нашей республики  и 19 ноября 
1997г. Парламент КБР принял закон "О Конституционном Суде КБР". Необходимость 
принятия  этого  закона    объясняется    тем,  что  после  принятия  новой  Конституции 
возникла 
необходимость 
привести 
законодательство 
о 
конституционном 
судопроизводстве  в  соответствие  с  новой  Конституцией.  По  новому  закону  КС  КБР 
состоял  уже  не  из 7, а  из 5 судей.  В  сентябре 1998г.  Парламент  КБР  избрал  нового 
Председателя    КС  КБР.  Им  стал  Геляхов  А.С.  Таким  образом,  КС  КБР  в  настоящее 
время  действует  в  следующем  составе:  Председатель - Геляхов  А.С.,  заместитель 
председателя - Багов  Ю.А.,  судья-секретарь - Адамов  Г.Н.,  судьи - Бликанова  В.В., 
Кумыков Б.Х.88 
В  связи  с  необходимостью  приведения  Закона  КБР  «О  Конституционном  суде 
КБР»  в  соответствие  с  федеральным  законодательством, 21 марта 2002г.  Парламент 
республики  принял  Закон  «О  внесений  изменений  и  дополнений  в  Закон  КБР  «О 
Конституционном Суде КБР».89 
В  соответствии  со  статьей 122 Конституции  КБР  (в  ред. 1997г.)  и  статьей 1 
Закона о КС КБР (в старой редакции)  Конституционный  Суд характеризовался как 
судебный  орган  по  защите  конституционного  строя  КБР,  самостоятельно  и 
независимо  осуществляющий  судебную  власть  посредством  конституционного 
судопроизводства.  Новая  же  редакция  ст. 122 Конституции  КБР  и  Закона  о  КС  КБР 
характеризуют  Конституционный  Суд  КБР  как  орган  судебного  конституционного 
контроля. 
К  другим  наиболее  существенным  изменениям  можно  отнести:  в  статью, 
регламентирующую  полномочия  КС  КБР,  внесено  положение  о  том,  что  КС  КБР 
рассматривает  споры  о  компетенции  между  органами  государственной  власти  КБР, 
если  спор  не  подлежит  рассмотрению  Конституционным  Судом  РФ  (в  старой 
редакции такой оговорки не делалось – М.Р.), исключены такие полномочия как  дача 
заключения  о  соблюдении  установленного  порядка  выдвижения  обвинения  в 
совершении  преступления  Президентом  КБР  и  о  соответствии  Конституции  КБР 
деятельности  органа  местного  самоуправления  КБР  или  выборного  должностного 
лица местного самоуправления при постановке вопроса о досрочном прекращении их 
полномочий.  
                                                           
88 Конституционный суд КБР. Правовые основы деятельности. Нальчик. 1999г. 
 
 

 
98
КС  КБР-  одно  из  важнейших  звеньев  в  системе  обеспечения  нормального 
функционирования  государственного  механизма,  основанного  на  принципе 
разделения властей. Конституционный Суд имеет двойственное правовое положение. 
С  институциональной  точки  зрения  Конституционный  Суд - один  из  высших 
государственных органов республики, независимо и самостоятельно существующий и 
действующий  наряду  со  всеми  другими  высшими  органами  государственной  власти 
КБР.  С  позиции  функциональной  характеристики  КС  КБР  представляет  собой 
судебный  орган,  осуществляющий  свою  деятельность  в  форме  конституционного 
судопроизводства.  Этот  аспект,  если  его  соотнести  с  практикой  организации 
государственной власти, является преобладающим. Именно поэтому решения КС КБР, 
по  смыслу  Конституции  КБР  и  закона  о  КС  КБР,  не  являются  актами  выражения 
политической воли; Суд не рассматривает политические вопросы, его решения всегда 
должны быть решениями о праве. 90 
Закон  о  КС  КБР  в  ст. 3 перечисляет  полномочия  КС  КБР.  В  целях  защиты 
конституционного  строя  КБР,  основных  прав  и  свобод  человека  и  гражданина, 
верховенства и непосредственного действия Конституции КБР, КС КБР: 
1) Разрешает дела о соответствии Конституции КБР: 
а)  законов  КБР,  нормативных  актов  Президента  КБР,  Парламента  КБР.  палат 
Парламента КБР, Правительства КБР, актов органов местного самоуправления КБР; 
б)  не  вступивших  в  силу  международных  договоров  КБР  а  также 
межрегиональных договоров КБР. 
2) Разрешает споры о компетенции: 
а)  между органами государственной  власти  КБР,  если  данный  спор  не подлежит 
рассмотрению КС РФ; 
б)  между  органами  государственной  власти  КБР  и  органами  местного 
самоуправления; 
в) между органами местного самоуправления. 
3)  По  жалобам  на  нарушение  конституционных  прав  и  свобод  граждан  и  по 
запросам  судов  проверяет  конституционность  закона  и  иного  нормативного  акта,  
примененного или подлежащего применению в конкретном деле. 
4) Дает толкование Конституции КБР. 
                                                                                                                                                                                                  
89 Кабардино-Балкарская правда. 28 марта 2002г. 
90 Кряжков В.А. Конституционное правосудие в субъектах РФ. М., 1999г. 
 
 

 
99
5)  Дает  заключение  о  фактах  нарушения  Конституции  КБР  Парламентом  КБР, 
палатами Парламента КБР при постановке вопроса о роспуске Парламента КБР. 
6) Выступает с законодательной инициативой по вопросам своего ведения. 
7)  Осуществляет  иные  полномочия,  предоставленные  ему  Конституцией  КБР, 
федеративными и иными договорами и законами.91 
Говоря  о  полномочиях  КС  КБР,  возникает  вопрос  о  взаимоотношениях  между 
конституционными  и  иными  судебными  органами.  Этот  вопрос  имеет  не  только 
теоретическое, но и существенное практическое значение. 
Существуют  исходные  параметры,  определяющие  положение  судов,  их  задачи  в 
системе  разделения  властей  и  специфику  судебной  деятельности.  Они  закреплены  в 
Конституциях РФ и КБР. Самостоятельная и независимая судебная власть, исполняя 
роль  баланса  во  взаимоотношениях  органов  законодательной  и  исполнительной 
власти,  должна  обеспечивать  непосредственное  действие  Конституции    во  всех 
сферах  законодательной  и  правоприменительной    деятельности  и,  прежде  всего,  
гарантировать судебную защиту прав и свобод гражданина. 
Эта  роль  судебной  власти  одинаково  присуща  любым  судам,  которые, 
представляя  различные  виды  юрисдикции,  осуществляют  возложенные  только  на 
суды функцию правосудия. 
Кроме того, суды при рассмотрении любого уголовного и гражданского дела или 
арбитражного  спора  должны  выявлять  конституционный  смысл  подлежащих 
применению норм, то есть толковать их в соответствии с Конституцией, а в случаях, 
когда  в  силу  самого  содержания  нормы  такое  толкование  невозможно,  не  вправе 
применять ее для разрешения конкретного дела. 
Таким  образом,  все  суды  своими  методами  решают  задачу  очищения 
законодательства  и  правоприменительной  практики  от  действия  неконституционных 
нормативных  актов.  Однако  только  Конституционный  Суд  вправе  признать 
неконституционным  или  утратившим  юридическую  силу  республиканский  закон,  то 
есть,  акт  принятый  Парламентом  КБР  в  установленном  действующей  Конституцией 
КБР  законодательной  процедуре,  в  то  время  как  защита  граждан  от  незаконных  и 
неконституционных подзаконных актов возложена на другие суды. Лишь в процедуре 
абстрактного  нормоконтроля,  который  не  связан  с  проверкой  актов,  подлежащих 
применению  в  конкретном  деле,  КС  КБР  вправе  по  запросам  исчерпывающе 
                                                           
91  Закон «О Конституционном Суде КБР». Кабардино-Балкарская правда. 1997г. 25 ноября. 
 
 

 
100
определенных 
Конституцией 
КБР 
государственных 
инстанций 
проверять 
конституционность  нормативных  предписаний  ниже  уровня  закона.  Это  создает 
четкие основы разграничения нормоконтроля. Они прямо закреплены в Конституции 
КБР и законе о КС КБР. 
Если говорить о такой функции КС КБР как конституционный нормоконтроль, то 
следует  отметить,  что  осуществление  функции  конституционного  нормоконтроля  
является 
специальной 
задачей 
федерального 
Конституционного 
Суда 
и 
конституционных  судов  субъектов  РФ.  Деятельность  последних  требует 
разграничения  компетенций  между  КС  РФ  и  конституционными  судами  субъектов 
РФ. Попробуем провести такое разграничение на примере Кабардино-Балкарии. 
Исходным  для  подобного  разграничения  является  тезис  о  том,  что  КС  РФ  и  КС 
КБР  руководствуются  при  проверке  законов  соответственно  Конституцией  РФ  и 
Конституцией  КБР,  а  также  то,  что  КС  КБР  проверяет  конституционность 
республиканских  законов.  Однако  КС  РФ  тоже  управомочен  на  проверку  этих 
законов, принятых в сфере совместного ведения РФ и КБР, а также обязан исключить 
региональное законотворчество по вопросам, составляющим исключительное ведение 
РФ. 
Основным  критерием  для  разграничения  компетенции  по  судебному 
конституционному  контролю  служит  предмет  проверки,  то  есть  вид  и  уровень 
оцениваемых актов. 
КС РФ в принципе не проверяет акты субъектов Федерации, принятые в сфере их 
ведения, так же как и КС КБР  не проверяет федеральные законы. Однако в процедуре 
спора о компетенции, КС РФ может  признать, что Парламент КБР принял акт в сфере 
ведения  самой  Федерации  и,  таким  образом,  нарушил  установленное  Конституцией 
РФ разграничение полномочий. 
Главным,  однако,  представляется  вопрос  о  пределах  полномочий  КС  КБР 
проверять  конституционность  законов,  принятых  Парламентом  КБР  по  вопросам 
совместного  ведения  РФ  и  КБР.  Если  федеральный  закон  по  тем  же  вопросам  не 
принят,  проверка  таких  законов  ограничена  только  тем,  что  ее  критерием  выступает 
не  федеральная  Конституция,  а  Конституция  КБР.  Проверка  указанных  законов  на 
соответствие Конституции КБР может иметь место во всех ситуациях, независимо от 
того, повторяют ли конституционные нормы республики федеральную Конституцию 
 
 

 
101
или  ею  урегулированы  дополнительно  какие-то  вопросы,  не  решенные  на 
федеральном уровне. 
Если в сфере совместного ведения действует и федеральный, и республиканский 
законы,  то  представляется,  что  КС  КБР,  проверяя  республиканский  закон  может 
анализировать и его соответствие федеральному закону. 
К  компетенции  КС  КБР  относится  также  рассмотрение  споров  о  компетенции 
между органами государственной власти КБР. КС РФ должен исходить при этом, что 
до рассмотрения такого спора в КС КБР, нельзя считать соблюденным установленное 
в  федеральном  конституционном  законе о Конституционном Суде РФ  (п.3  ч.1  ст.93) 
требование  к  допустимости  обращения  в  КС  РФ,  так  как  не  были  исчерпаны  все 
правовые способы для разрешения конфликта. 
В  правовой  системе  Кабардино-Балкарии  официальное  толкование  Конституции 
КБР  согласно  ч.1  ст.122  Конституции  КБР  представлено  только  и  исключительно 
Конституционному  Суду  КБР.  Это  не  означает,  что  толкование  не  предпринимается 
другими  органами  государственной  власти.  Оно  осуществляется  всяким 
правоприменителем,  а  также  гражданами,  но  только  КС  КБР  принимает  такие  акты 
толкования,  которые  строго  обязательны  для  всех  субъектов  права  и  обладают  по 
существу нормативным характером. Это отличает КС КБР от всех других судов или 
иных  органов  государственной  власти  КБР,  которые  могут  в  своей  деятельности 
руководствоваться  краткосрочными  интересами  или  принимать  решения  под 
влиянием давления различных общественных групп. КС КБР в этом смысле является 
хранителем  долгосрочных  конституционных  ценностей,  на  основе  которых 
выверяются решения органов законодательной и исполнительной власти. 
  Таким  образом,  КС  КБР  обладает  довольно  широкими  полномочиями, 
представленными ему Конституцией КБР и законом о КС КБР. 
Состав,  порядок  образования  и  срок  полномочий  КС  КБР  регламентированы  ст. 
122 Конституции КБР и ст. 4 закона о КС КБР. В соответствии  с этими нормами КС 
КБР  состоит  из 5 судей:  Председателя  суда,  заместителя  председателя,  судьи-
секретаря  и 2 судей.  Все  они  назначаются  Советом  Республики  Парламента  КБР  по 
представлению  Президента  КБР.  Каждый  судья  назначается  в  индивидуальном 
порядке.  Избранным  считается  лицо,  получившее  большинство  голосов  от  общего 
числа  депутатов  Палаты.  КС  КБР  вправе  приступить  к  своей  деятельности  при 
наличии  в  его  составе  не  менее 4 судей.  Председатель,  заместитель  председателя, 
 
 

 
102
судья-секретарь  КС  КБР  могут  по  личному  письменному  заявлению  сложить  с  себя  
эти  полномочия.  Это  сложение  констатируется  решением  КС  КБР,  которое 
направляется Президенту КБР и Совету Республики Парламента КБР. 
Таким  образом,  в  образовании  Конституционного  Суда  принимают  участие  и 
исполнительная,  и  законодательная  власти.  Законодательный  орган  республики 
назначает  судей  по  представлению  главы  исполнительной  власти - Президента.  В 
разных  субъектах  РФ  по  разному  формируется  состав  Конституционного  Суда.  В 
одних Председатель, заместитель председателя и судья-секретарь избираются судьями 
из  своего  состава  (Адыгея,  Дагестан  и  Саха).  В  Татарстане  председатель  суда 
утверждается Парламентом по предложению судей, а в Тыве по предложению членов 
суда  и  с  согласия  Президента  Верховный  Хурал  избирает  Председателя  Суда.  В 
Кабардино-Балкарии также как и в Бурятии, Карелии, Коми председатель избирается 
Парламентом  по  представлению  главы  республики.  Председатель  КС  КБР  в 
соответствии  со  ст. 9 закона  о  КС  КБР  наделяется  полномочиями  по  подготовке  и 
созыву  заседаний  суда,  организации  его  работы,  руководству  аппаратом  суда, 
распределению  обязанностей  между  заместителем,  секретарем  и  судьями. 
Председатель  КС  КБР  может  издавать  приказы,  распоряжения  и  выносить 
определения. 
 Судья-секретарь КС КБР наделен полномочиями по руководству аппаратом суда, 
организации  и  проведения  заседаний  КС  КБР,  информированию  соответствующих 
органов,  организаций  и  лиц  с  решениями  суда  и  по  организации  информационного 
обеспечения судей КС КБР. 
21  марта 2002г.  Совет  Республики  Парламента  КБР  принял  Закон  «О  внесении 
изменений и дополнений в Закон КБР «О Конституционном Суде КБР», приведя его в 
соответствие  с  Конституцией    РФ  и  Федеральным  законодательством.  Так,  в 
соответствии с новой редакцией Закона Конституционный суд КБР является органом 
судебного 
конституционного 
контроля.  В 
прежней 
редакции 
статус 
Конституционного  Суда  Кабардино-Балкарской  Республики  определялся  как  орган 
судебной  власти  по  защите  конституционного  строя  Кабардино-Балкарской 
Республики,  самостоятельно  и  независимо  осуществляющий  судебную  власть 
посредством конституционного судопроизводства. Внесены некоторые изменения и  в 
ряд других статей. 
Практика  деятельности  Конституционного  суда  КБР  показывает,  что  предметом  
 
 

 
103
рассмотрения Конституционного Суда КБР стали: законы и постановления, принятые 
Парламентом КБР, постановления Правительства КБР, постановление главы местной 
администрации и толкование положений Конституции республики. 
Право  Конституционного Суда КБР толковать Конституцию КБР закреплено в её 
122  статье.  Впервые  Конституционный  Суд    КБР  реализовал  это  право  в  феврале 
1995г.  при  рассмотрении  дела  о  толковании  п. »д»  ч.1  ст.104  Конституции  КБР, 
устанавливающей,  что  к  вопросам  ведения  Совета  Представителей  Парламента  КБР 
отнесено  «заслушивание  отчетов  контролирующих  органов».  Неопределенность  в 
содержании данной нормы и круга охватываемых ею вопросов послужила основанием 
для  рассмотрения  данного  дела.  Поводом  к  рассмотрению  стал  запрос  глав 
администраций  ряда    районов  и  г.  Тырныауза – депутатов  Совета  Представителей 
Парламента  КБР  об  официальном  толковании  данной  нормы  Конституции  КБР.  По 
данному делу КС КБР вынес Постановление. 
Эти  толкования  Конституционный  Суд  КБР  давал  ещё  нормам  прежней 
Конституции  республики.  Впервые  толкование  положений  Конституции  КБР 1997г.  
было дано 21 сентября 1998г. КС КБР дал толкование п. «к» ч.1 ст.100 Конституции 
КБР.  Поводом  к  рассмотрению  дела  явился  запрос  Совета  Республики  Парламента 
КБР,  а  основанием – неопределенность  в  понимании  положений  данной  нормы 
Конституции,  связанной  с  понятием    «утверждение  программ  социально-
экономического развития КБР». Эта неопределенность связана с тем, что Конституция 
КБР  к  предмету  ведения  Парламента  КБР  отнесла  «утверждение  государственных 
программ социально-экономического развития КБР, заслушивание отчетов о ходе их 
реализации».  Однако  в  данной  норме  Конституции  не  содержится  конкретной 
формулировки  того,  что  понимать  под  социально-экономической  программой 
развития.  Развернутое  определение  этого  понятия  дается  в  законе  КБР  «О  целевых 
программах  социально-экономического  развития  КБР»  от 7 апреля 1997г.92  Но  в 
соответствии  с  этим  законом  формирование  программы    социально-экономического 
развития  КБР  осуществляется  Правительством  республики.  Таким  образом, 
неопределенность  возникла  в  том,  кто  должен  утверждать  программы  социально-
экономического развития республики – Парламент или Правительство. То есть наряду 
с  толкованием  Конституции  КБР  по  существу  имеет  место  и  спор  о  компетенции 
между исполнительной и законодательной властями республики. 
                                                           
92 Сборник Законов и Постановлений Парламента КБР ( апрель 1997г.). Нальчик. 1997г. 
 
 

 
104
По  данному  делу  КС  КБР  разъяснил,  что  понятия  «утверждение  программы»  и 
«принятие  программы»  равнозначны  и,  следовательно,  утверждение  программы  и 
принятие программы является одним и тем же юридическим актом. В постановлении 
КС  КБР  говорится,  что  государственные  (целевые)  программы  социально-
экономического развития КБР подлежат утверждению Парламентом КБР. 
Согласно 
ч.2 
ст.122 
Конституции 
республики 
КС 
КБР 
проверяет 
конституционность актов Президента, Парламента, Правительства и органов местного 
самоуправления КБР. 
КС КБР  проверил  конституционность  следующих республиканских  законов: « О 
внесении  изменений  и  дополнений  в  закон  КБР  «О  статусе  депутата  Парламента 
КБР», «О государственной службе КБР», «О бюджетной системе КБР на 1994г.».  
5 декабря 1997г. КС КБР рассмотрел дело о проверки конституционности п. »б» 
ч.1 ст.14 Закона «О государственной службе КБР». 
Основанием к рассмотрению данного дела явилась неопределенность в вопросе о 
том, 
соответствует 
ли 
Конституции 
КБР 
положения 
данной 
нормы, 
предусматривающей  ограничения,  связанные  с  государственной  службой.  В  этой 
норме  установлено,  что  «государственный  служащий  не  вправе  быть  депутатом 
Парламента  КБР  и  Советов  местного  самоуправления».  При  решении  этого  вопроса 
следует исходить из того, что Парламент КБР состоит из дух палат: совета Республики 
и  Совета  Представителей  с  различным  порядком  их  формирования  и  деятельности. 
Депутаты  Совета  Республики  работают  на  профессиональной  основе    и  не  могут 
находиться  на  государственной  службе.  В  отличие  от  них  депутаты  Совета 
Представителей парламентскую деятельность совмещают со своей основной работой, 
за  исключением    определенной  категории  должностных  лиц,  указанных  в  ч.4  ст.95 
Конституции  КБР.  За  исключением  этой  строго  ограниченной  категории  ли,  все 
остальные могут быть одновременно и государственными служащими, и депутатами 
Совета Представителей Парламента КБР. Учитывая это, КС КБР постановил признать 
положения  ст.14  закона    «О  государственной  службе  КБР»,  запрещающей 
государственным  служащим  быть  депутатами  Совета  Республики  Парламента  КБР, 
соответствующими  Конституции  КБР.  А  положения  данного  закона,  запрещающие 
государственным  служащим,  не  указанным  в  ч.4  ст.95  Конституции  КБР,  быть 
депутатами 
Совета 
Представителей 
Парламента 
КБР,  признаны 
неконституционными. 
 
 

 
105
Объектом конституционного контроля являются не только законы, но и иные акты 
органов  государственной  власти  республики.  Так, 3 ноября1994г.,  КС  КБР 
рассматривал дело о проверке конституционности Постановления Парламента КБР.93 
«О  некоторых  мерах  регулирования  миграции  в  КБР».  Основанием  к  рассмотрению 
дела  явилась  неопределенность  в  вопросе  о  соответствии  указанного  Постановления 
Парламента  в части ограничения прописки граждан, прибывающих на жительство в 
Кабардино-Балкарию  Конституции  КБР  по  содержанию,  по  характеру  затронутых  в 
этом акте вопросов, а также с точки зрения закрепленного Конституциями РФ и КБР 
разграничения  предметов  ведения  РФ  и  КБР.  Суть  данного постановления  состоит  в 
следующем.  В  связи  с  перенаселенностью  республики,  острой  жилищной, 
экологической  и  другими  проблемами,  прохождением  государственной  границы 
России по территории республики, близостью к зонам межнациональных конфликтов, 
Парламент республики временно, до 1 января 2000г., ограничил постоянную прописку 
граждан, прибывающих на жительство в КБР (п.1 Постановления) и на тот же срок – 
продажу,  дарение,  обменов  и  квартир  лицам,  не  имеющим  постоянной  прописки  на 
территории  КБР  (п.3  Постановления).  В  этом  Постановлении  указан  довольно 
широкий круг лиц, на которых не распространяется действие данного документа. 
В  связи  с  тем,  что  в  законодательстве  России  существует  правовая 
неопределенность  в  регулировании  вопросов  миграции  в  РФ,  лишающая  КС  КБР 
возможности  дать  заключение  о  конституционности  постановления  Парламента  КБР 
от 5 мая 1994г., КС КБР вынес решение отложить разбирательство данного вопроса до 
определения объема компетенции и полномочий органов государственной власти РФ 
и КБР по вопросам миграции и принятия соответствующих правовых актов.94 
В соответствии с п.4 ст.122 Конституции КБР, КС КБР по жалобам на нарушения 
конституционных  прав  и  свобод  граждан  проверяет  конституционность  закона  или 
иного  нормативного  акта.  КС  КБР  рассматривал 3 дела  о  нарушении 
конституционных прав и свобод  граждан.  
4  октября 1995г.  КС  КБР  рассматривал  дело  о  проверки  конституционности 
Постановления  Правительства  КБР  «Об  утверждении  положения  об  особенностях 
приватизации  проектных,  конструкторских  и  иных  аналогичных  организаций». 
Поводом  к  рассмотрению  послужила  жалоба  группы  граждан  на  нарушение  их 
                                                           
93 Сборник Законов и Постановлений Парламента КБР ( март 1997г.). Нальчик. 1997г. 
94 Органы Конституционного контроля субъектов РФ; Практика, Проблемы, предложения ( ВКС № 4 1994г. 
стр.34 ) 
 
 

 
106
конституционных прав данным постановлением. Основанием к рассмотрению явилась 
неопределенность в вопросе о соответствии Конституции КБР данного постановления 
с  точки  зрения  закрепленных  в  Конституции  республики  прав  и  свобод  человека  и 
гражданина,  разделения  властей  и  разграничения  компетенций  между  органами 
государственной  власти  КБР,  а  также  по  порядку  его  опубликования  и  введения  в 
действие. КС КБР постановил признать данное постановление Правительства КБР не 
соответствующим Конституции КБР, а именно статьям 9,14, 28, 29, 30, 46 и 114. 
20  октября 1999г    Конституционный  Суд  КБР  рассмотрел  дело  о  проверке 
конституционности постановлений Правительства КБР №24-1 от 16 января 1999г. «О 
введении  в  КБР  системы  идентификации  алкогольной  продукции  и  табачных 
изделий»,  №108  от 20 марта 1999г. «О  перенесении  срока  ввода  в  КБР  системы 
идентификации качества алкогольной продукции и табачных изделий», №214 от 8 мая 
1999г. «Об  утверждении  цен  на  идентификационные  голографические  марки  на 
алкогольные и табачные изделия». Поводом к рассмотрению данного дела послужила 
жалоба 
гражданина 
Бербекова 
А.С., 
являющегося 
индивидуальным 
предпринимателем  без  образования  юридического  лица.  Конституционный  Суд  КБР 
постановил признать соответствующими Конституции КБР (ее статьям 8,16,20,60, 70, 
71, 112) указанных Постановлений Правительства КБР. 
Деятельность  Конституционного  Суда  Кабардино  –Балкарской  Республики 
сводится не только к разрешению споров о компетенции и рассмотрению ходатайств, 
жалоб  и  запросов.  Этот  орган  принимал  активное  участие  в  разработке  проекта 
Конституции  КБР 1997г.  и  разработал  проект  Закона  «О  Конституционном  Суде 
КБР». 
 Конституционный  Суд  КБР  не  имеет  право  вмешиваться  в  деятельность 
Парламента  республики  на  стадии  решения  вопроса,  но  и  безучастным  он  тоже  не 
остается,  поскольку  вправе  в  ходе  обсуждения  законопроекта  давать  свои 
консультации посредством толкования Конституции или констатировать «пробелы» в 
республиканском 
законодательстве 
и 
необходимость 
по 
этому 
вопросу 
законодательного решения Парламента КБР. 
Таким  образом,  учреждение  Конституционного  суда  республики  является 
оправданным,  его  деятельность-  важный  фактор  обеспечения  верховенства 
Конституции КБР. Вместе с тем,  требует своего решения  ряд проблем: более четкое 
                                                                                                                                                                                                  
 
 
 

 
107
определение  места  Конституционного  суда  КБР  в  системе  государственно-правовых 
институтов,  правовых  основ  его  деятельности,  правовой  природы  и  порядка 
исполнения  решений  Конституционного  суда  КБР.  Целесообразно  более  широкое 
включение  в  сферу  юрисдикции  Конституционного  Суда  КБР  проверок 
конституционности  избирательного  законодательства  республики – наиболее 
динамичной части законодательства в РФ. 
К  судам  Кабардино-Балкарии  относятся  также  мировые  судьи.  Еще  концепция 
судебной  реформы  в  РФ  предусматривала  необходимость  введения  мировых  судов, 
которые,  по  замыслу  ее  авторов,  должны  были  стать  низшим  звеном  федеральной 
судебной  системы  в  качестве  судов  первой  инстанции  с  ограниченной 
компетенцией.95  Однако  со  времени  издания  концепции  произошли  существенные 
изменения.  И  прежде  всего  это  принятие  Конституции  РФ 1993г.,  в  котором 
закреплено, что федерализм является основополагающим принципом государственно-
территориального устройства России. 
Мировые  судьи - единственный  вид  судов  общей  юрисдикции,  являющийся 
судом  субъекта  Российской  Федерации.  Должности  их  создаются  и  упраздняются 
законами  соответствующего  субъекта,  в  частности,  законом  о  выборах  мирового 
судьи.  В  Кабардино-Балкарии    закон  «О  мировых  судьях»  был  принят 30 ноября 
1999г.  В  соответствии  с  данным  законом  мировые  судьи  назначаются  на  должность 
Советом 
Республики 
Парламента 
Кабардино-Балкарской 
Республики 
по 
представлению  Президента  КБР,  основанному  на  представлении  Председателя 
Верховного Суда КБР. 
Мировым  судьей  может  быть  гражданин    Российской  Федерации),  постоянно 
проживающий  на  территории  республики,  достигший  возраста 25 лет,  имеющий 
высшее юридическое образование, стаж работы по юридической профессии не менее 
пяти  лет,  не  совершивший  порочащих  его  поступков,  сдавший  квалификационный 
экзамен  и  получивший  рекомендацию  Квалификационной  коллегии  судей  КБР.  От 
сдачи 
квалификационного 
экзамена 
и 
представления 
рекомендации 
Квалификационной коллегии судей КБР освобождаются лица, имеющие стаж работы 
в должности судьи федерального суда не менее пяти лет. 
Закон  устанавливает  ограничения  для  мировых  судей.  Так,  мировой  судья не  
                                                           
95 Апостолова Н.Н. Мировые суды и судебная власть в субъектах РФ. // Северо-Кавказский юридический 
вестник. 1997г. №3. 
 
 

 
108
вправе 
быть 
депутатом 
законодательных 
(представительных) 
органов 
государственной  власти  или  органов  местного  самоуправления,  принадлежать  к 
политическим 
общественным 
объединениям 
и 
движениям, 
осуществлять 
предпринимательскую деятельность, а также совмещать работу в должности мирового 
судьи  с  другой  оплачиваемой  работой,  кроме  научной,  преподавательской  и  иной 
творческой деятельности.   Мировой судья впервые назначается на должность сроком 
на три года.  При последующих назначениях на должность мирового судьи мировой 
судья  назначается  сроком  на  пять  лет  в  порядке,  определенном  статьей 6 данного  
Закона. 
В  соответствии  с  федеральными  законами  «О  финансировании  судов  в  РФ»  от 
10.02.99г. №30-фз и «О мировых судьях в РФ» от 17.12.98г. №188-ФЗ финансирование 
их деятельности осуществляется из федерального бюджета. 
Положения  Закона  о  финансировании  судов,  закрепленные  в  главе  четвертой  и 
изданные  в  развитие  ст. 124 Конституции  РФ,  не  являются  специфической 
особенностью  российского  конституционного  законодательства  о  судоустройстве. 
Они  представляют  собой  универсальную  материальную  гарантию  независимости 
судей и потому закреплены во многих конституциях мира (США, Бельгия, Греция).96 
Вместе  с  тем  эти  положения  и  в  самом  деле  были  выстраданы  судебным  корпусом. 
Призывы  разделить  деньги  на  три  власти  не  находили  сколько-нибудь  серьезного 
отклика,  хотя  результат  едва  ли  заставил  бы  себя  ждать.  Как  остроумно  выразился 
один юрист, мы стали бы говорить о нормальной судебной системе, а не о взятках. 
За  отсутствием  минимально  необходимого  финансирования  в  последнее  время 
российские  суды  были  лишены  возможности  эффективно  осуществлять  правосудие. 
Не  хватало  средств  на  судебные  повестки,  конверты,  необходимые  для  извещения  и 
вызова  в  судебные  заседания  участников  процесса,  оплату  труда  присяжных  и 
народных заседателей, расходов по явке в суд свидетелей и потерпевших, почтовых и 
командировочных расходов. Судам не выделялись средства на оплату коммунальных 
услуг, услуг связи, аренду и охрану зданий. Заявки судов о финансировании ежегодно 
урезались.  И  даже  те  суммы,  которые  были  определены  в  Федеральном  законе  "О 
бюджете  Российской  Федерации",  приходилось  в  буквальном  смысле  "выбивать"  у 
исполнительной  власти.  Выделение  денежных  средств  происходило  все  более 
                                                           
96 Ю.С. Пилипенко. Российская судебная система в контексте нового федерального конституционного закона // 
Журнал российского права. 1998г. №1.  
 
 

 
109
нерегулярно  и  в  таком  размере,  что  суды  были  лишены  возможности  качественно 
выполнять свои функции. 
Трудно  не  согласиться  с  утверждением,  что  в  течение  трех  последних  лет, 
предшествовавших  принятию  Закона,  финансовая  политика  Правительства 
Российской Федерации объективно вела к прекращению правосудия в стране.97 
30  марта 2000г.  Парламент  республики  принял  закон  «О  судебных  участках  и 
должностях  мировых  судей»,  который  установил  количество  судебных  участков  и 
должностей мировых судей в административно - территориальных образованиях КБР 
и  порядок  определения  границ  судебных  участков  и  должностей  мировых  судей  в 
Кабардино-Балкарской  Республике.  Так,  в  КБР  создается 35 судебных участков  и 35 
должностей  мировых  судей,  в  том  числе 12 в  г.  Нальчике.  Определение  границ 
судебных  участков  осуществляется  администрациями  городов  республиканского 
подчинения  и  районов  Кабардино-Балкарской  Республики  совместно  с  Управлением 
Судебного  департамента  при  Верховном  Суде  Российской  Федерации  в  КБР  в 
соответствии с Законом "О мировых судьях КБР". 
Несмотря на то, что действующая судебная система России в целом построена в 
соответствии  с  принципом  федерализма,  до  настоящего  времени  продолжаются 
разногласия между Российской федерацией и ее субъектами в отношении степени ее 
децентрализации. По данному вопросу позиция автора заключается в следующем.  
До вступления в силу с 1 января 1997г.  федерального конституционного закона 
«О  судебной  системе  в  РФ»  интересы  республик  в  осуществлении  судебной  власти 
практически не были представлены, не считая вопросов подбора кадров для судебных 
органов.  Однако,  согласно  данного  Закона,  как  уже  отмечалось  выше,  в  судебную 
систему  России  наряду  с  федеральными  судами  входят  и  суды  субъектов  РФ – 
конституционные  (уставные)  суды  и  мировые  судьи.  При  этом  мировые  судьи 
являются  судами  первой  инстанции  по  рассмотрению  уголовных,  гражданских  и 
административных дел в пределах своей компетенции (ч.1 ст. 28 Закона). Создание и 
упразднение должностей мировых судей и судей конституционных (уставных) судов, 
а  также  их  избрание  на  должности  осуществляется  в  порядке,  установленном 
законами субъекта РФ. Субъекты России, кроме того, наделяются правом совместно с 
Федерацией определять полномочия и порядок деятельности мировых судов.    Таким 
                                                           
97 Съезд судей России. Из отчета Юрия Сидоренко о работе судей Российской Федерации. // Российская 
юстиция. 1997, N 2. С. 5. 
 
 
 

 
110
образом,  в  России  законодательно  оформлено  создание  судебной  системы  субъектов 
РФ.  Республики  в  лице  мировых  судей  получают  значительную  долю  судебной 
власти,  так  как  достаточно  большое  количество  уголовных,  гражданских  и 
административных дел подлежат рассмотрению мировыми судьями. Так, например, к 
подсудности  мировых  судей  отнесены  уголовные  дела  о  преступлениях  небольшой 
тяжести. В соответствии со ст. 15 УК РФ в их компетенцию, таким образом,   входит 
рассмотрение  тех  умышленных  и  неосторожных  деяний,  за  которые  предусмотрено 
лишение  свободы  не  свыше  двух    лет.  А  это  примерно 30% всех  составов 
преступлений, содержащихся в действующем УК РФ.  
Мировые  судьи,  являясь  неотъемлемой  частью  единой  судебной  системы 
государства  и  органически  вписываясь  в  структуру  его  судебных  органов,  должно 
стать  еще  и  необходимой  предпосылкой  для  более  эффективной  деятельности  всей 
системы правосудия России. 
Таким  образом,  мировые  судьи  стали  важным  звеном  судебной  системы 
Кабардино-Балкарии,  которые  наряду  с  Конституционным  судом  КБР  призваны 
реально представлять судебную власть республики. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
111
Глава 3. Конституционные основы взаимоотношений КБР с Российской 
Федерацией и другими субъектами РФ 
 
3.1. Предметы ведения и полномочия Кабардино- Балкарской Республики 
как субъекта Российской Федерации. Практика взаимоотношений с 
РФ по поводу разграничения предметов ведения и полномочий 
 
 
Разграничение предметов ведения между Федерацией и ее субъектами является 
одним из основных принципов разделения государственной власти между центром и 
составными частями федеративного государства.  
 
Предметы    ведения -   это  области  жизнедеятельности,  в  которых  органы 
государств вправе принимать властные решения. Полномочия – это совокупность прав 
государственных  органов  по  принятию  правовых  актов  и  осуществлению  иных 
властных  мер,  направленных  на  реализацию  функций  данных  органов  в  рамках 
установленных  предметов  ведения.  Умнова  И.А.  придерживается  достаточно 
устоявшейся  в  отечественной  юридической  литературе  точки  зрения  о  том,  что 
предметы  ведения  и  полномочия  являются  элементами  компетенции  государства: 
«Под компетенцией государственного органа понимается совокупность его властных 
полномочий  по  определенным  предметам  ведения.  Конкретное  полномочие  органа 
государственной  власти  означает  юридически  закрепленное  за  органом  государства 
право  и  одновременно,  как  правило,  обязанность  на  принятие  правовых  актов  и 
осуществление  иных  властных  мер,  направленных  на  решение  конкретных  задач  и 
функций данного органа».98  
Конституция  РФ  устанавливает  разграничение  компетенции  Российской 
Федерации  и  ее  субъектов  на  основе  двух  сфер,  устанавливая  исключительную 
компетенцию  Федерации (18 пунктов  статьи 71 Конституции)  и  совместную 
компетенцию Федерации и ее субъектов (14 пунктов статьи 72). Вне пределов ведения 
России и полномочий России по предметам совместного ведения субъекты Федерации 
обладают  всей  полнотой  государственной  власти  (статья 73). Поскольку  перечень 
вопросов,  отнесенных  к  их  ведению  не  очерчен,  субъекты  РФ  обладают  остаточной 
компетенцией.  
                                                           
98 Умнова И.А. Конституционные основы современного российского федерализма. М., 2000г. С. 170 
 
 

 
112
Объем  компетенции  субъектов  Федерации  свидетельствует  о  степени 
централизации  федеративного  государства.  В  России  в  этом  отношении  действует 
следующая  схема.  Во-первых,  по  вопросам  ведения  Федерации  субъекты  не  вправе 
осуществлять  собственное  законодательное  регулирование  (возможно  лишь 
исполнение  федеральных  законов).  Во-вторых,  по  вопросам  совместного  ведения 
Федерации  и  ее  субъектов  последние  могут  осуществлять  законодательное 
регулирование  в  развитие  федерального  закона  либо  до  его  принятия  при  условии 
последующего  приведения  закона  субъекта  Федерации  в  соответствие  с  принятым 
федеральным  законом.  Конституция  РФ  и  федеральное  законодательство  не 
разграничивают  четко  полномочия  органов  государственной  власти  Федерации  и  ее 
субъектов  по  предметам  совместного  ведения.  Здесь  следует  отметить,  что 
федеральные  законы  обычно  детально  регламентируют  отношения  в  конкретной 
сфере  и  оставляют  органам  государственной  власти  субъектов  РФ  незначительную 
часть  вопросов  для  регулирования.  В  –третьих,  субъекты  Федерации  вправе 
осуществлять собственное законодательное регулирование по предметам ведения, не 
перечисленным  в  Конституции.  Кроме  того,  федеральные  органы  исполнительной 
власти  по  согласованию  с  органами  исполнительной  власти  субъектов  Федерации 
могут    передавать  им  осуществление  части  своих  полномочий,  если  это  не 
противоречит Конституции и федеральным законам (ч.2 ст. 78 Конституции РФ).99 
Особое  место  в  этой  схеме  занимает  остаточная  компетенция  субъектов 
Федерации,  выступающая  одновременно  и  как  исключительная  компетенция.  В  этой 
сфере Кабардино-Балкарская Республика как субъект России обладает всей полнотой 
государственной  власти  (статья 73 Конституции  РФ)  и  осуществляет  собственное 
правовое регулирование (ч.4 ст. 76 Конституции РФ). В соответствии с Конституцией 
России в случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым 
актом  республики,  изданным  по  предметам  остаточного  ведения,  действует 
нормативный  правовой  акт  республики.  При  определении  остаточной  компетенции 
наряду с общей конституционной схемой важную роль играет и Конституция КБР, в 
статье 69 которой  установлены  предметы  ее  ведения.  Вопрос  о  том,  насколько 
допустимо  регулирование  предметов  ведения  в  конституциях  (уставах)  субъектов 
России   является  довольно  актуальным.  Умнова И.А.  выделяет  шесть   вариантов  
                                                           
99 Невинский В.Н. Остаточная (исключительная) компетенция субъектов РФ: понятие, содержание и проблемы 
реализации. // Российский федерализм: конституционные предпосылки и политическая реальность. М., 2000г. 
 
 

 
113
разграничения предметов ведения. Три из них являются неконституционными, так как 
инкорпорируя  нормы  Конституции  РФ,  вторгаются  в  предмет  федерального 
конституционного  регулирования.100  Так,  нарушением  Конституции  РФ  является 
включение  в  тексты  Основных  законов  субъектов  РФ  перечня  предметов  ведения 
Федерации.  В  Конституции  Кабардино-Балкарии  до 19.07.01г.,  т.е.  приведения  ее  в 
соответствие с федеральным законодательством,  в ст. 72 устанавливались предметы 
ведения Российской Федерации. Однако, в настоящее время данная статья исключена 
из текста Конституции.  
Вызывает  определенные  сомнения  и  включение  в  текст  Конституции 
республики  перечня  предметов  совместного  ведения  с  РФ.  Конституция  КБР 
расширяет по сравнению с федеральной Конституцией предметы совместного ведения 
РФ  и  ее  субъектов.  Так,  помимо  установленных  Конституцией  РФ  предметов 
совместного ведения Кабардино-Балкария в своем основном законе   закрепляет также 
защиту государственной и территориальной целостности КБР, участие в разработке и 
реализации  федеральных  программ  экономического  и  социального  развития, 
государственную  и  муниципальную  службу  КБР,  развитие  национальных  языков, 
вопросы  репатриации  на  историческую  родину  соотечественников,  проживающих  за 
рубежом. Представляется, что данные полномочия должны были быть закреплены не 
в Конституции КБР, а в Договоре о разграничении предметов ведения и полномочий 
между РФ и КБР.  
О    допустимости  двустороннего  договора  как  правовой  формы  разграничения 
предметов ведения РФ и ее субъектов уже несколько лет ведется дискуссия в научных 
и  политических  кругах  России.  Так,  в  порядке  критики  двусторонних  договоров 
обращается внимание на такие проблемы практики их заключения, как несоответствие 
положений ряда договоров Конституции РФ, нарушение ими принципа верховенства 
федеральной  Конституции.  В  этой  связи  предлагается  даже  отказаться  от 
характеристики  России  не  только  как  договорной,  но  и  конституционно-договорной 
федерации  и  определять  ее  исключительно  как  конституционную.101  Так,  С.М. 
Шахрай  пишет: «Положение  о  возможности  разграничения  предметов  ведения  и 
полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной 
власти субъектов РФ Конституцией, Федеративным и иными договорами не изменяет 
                                                           
100 Умнова И.А. Там же. С. 178. 
101 Овсепян Ж.И. Двусторонние договоры РФ и республик в ее составе. // Северо-Кавказский юридический 
вестник. 1999г. №4. С. 40. 
 
 

 
114
конституционный  статус  субъектов  Федерации.  Современная  Россия  имеет 
конституционную  природу  и  только  в  рамках  конституции  могут  обсуждаться 
вопросы  статуса  территорий,  изменения  административных  границ  или  объема 
полномочий  субъектов».102  Критически  оценивает  практику  внутригосударственных 
договоров и Умнова И.А., выделяя такую проблему как «вымывание суверенных прав 
России».103 
Вместе  с  тем  имеются  и  противоположные  точки  зрения,  которых 
придерживается и автор. Так, Ю.А. Тихомиров пишет: «разговоры о том, что законов 
много, - это хорошо, договоров поменьше- будет лучше, эффекта большого не дают. 
Необходимо  разумно  использовать    обе  эти  формы  в  регулировании  федеративных 
отношений,  чтобы  не  нарушать  принцип  верховенства  Конституции  РФ».  Овсепян 
Ж.И.  предлагает  следующую  сферу  применения  договорной  формы.  Договоры  и 
соглашения – наиболее  эффективная  форма  решения  юридических  коллизий, 
преодоления разногласий и споров между органами власти Федерации и ее субъектов. 
Кроме  того,  они  являются  более  эффективной  формой  конкретизации 
конституционных норм о полномочиях совместного ведения РФ и ее субъектов, чем 
федеральный  закон,  поскольку  предусмотренный  Конституцией  РФ  механизм 
законодательного  регулирования  сферы  совместного  ведения  не  стимулирует 
активное  законотворчество  субъектов.  Как  известно,  хотя  допускается  практика 
опережающего  нормотворчества  субъектов  РФ  по  вопросам  совместного  ведения, 
однако  в  случае  противоречия  соответствующего  законодательства  субъектов  РФ 
изданному  впоследствии  федеральному  закону  закон  субъекта  РФ  должен  быть 
приведен  в  соответствие  с  федеральным  законом.  Поэтому  с  позиций  субъектов  РФ 
более предпочтительными являются двусторонние договоры  с  РФ в том, что касается 
конкретизирующего правового регулирования по вопросам совместного ведения.104 
Таким  образом,  двусторонние  договоры  между  Российской  Федерацией  и  ее 
субъектами  безусловно  нужны.  Но  при  этом,  бесспорно,  эти  договоры  не  должны 
отрицать  принципа  единства  и  целостности  России,  федеративной  формы  ее 
                                                           
102 Шахрай С.М. Актуальные проблемы российского федерализма. // Власть. №8. 1995г. С.9. 
103 Умнова И.А. Современная российская модель разделения властей между федерацией и ее субъектами 
(актуальные правовые проблемы). М., 1996г. 
104 Овсепян Ж.И. Двусторонние договоры РФ и республик в ее составе. // Северо-Кавказский юридический 
вестник. 1999г. №4. С. 42. 
 
 
 

 
115
государственного  устройства,  иных  принципов  конституционного  строя  России, 
закрепленных в Конституции РФ.  
История  России  новейшего  времени  показывает,  что  договорные  начала  в 
регулировании  отношений  центра  и  регионов  могли  привести  к  конфедератизации 
России. Показательно, что в первых договорах о разграничении предметов ведения и 
полномочий,  заключенных  в 1994-1995гг. (в  том  числе  и  с  Кабардино-Балкарией 1 
июля 1994г.)  осуществлялось  перераспределение  и  предметов  ведения  России,  и 
предметов  совместного  ведения  РФ  и  ее  субъектов.  Однако  затем  возобладало 
представление  о  верховенстве  конституционных  норм  и  недопустимости  отхода  от 
предусмотренного ими разграничения полномочий.105 
В  Положении  о  порядке  работы  по  разграничению  предметов  ведения  и 
полномочий  между  федеральными  органами  государственной  власти  и  органами 
государственной  власти  субъектов  РФ  и  о  взаимной  передаче  осуществления  части 
своих  полномочий  федеральными  органами  исполнительной  власти  и  органами 
исполнительной  власти  субъектов  РФ,  утвержденном  Указом  Президента  РФ  от 
12.03.96г. №370, предусматривалось, что принципы разграничения предметов ведения 
и  полномочий  между  федеральными  органами  государственной  власти  и  органами 
государственной  власти  субъектов  РФ  устанавливаются  федеральными  законами,  а 
договором  разграничиваются  полномочия  федеральных  органов  государственной 
власти  и  органов  государственной  власти  конкретного  субъекта  РФ.106  При  этом 
договор не может устанавливать либо изменять конституционный статус субъекта РФ 
и в договоре не допускается изъятие или перераспределение предметов ведения РФ и 
предметов  совместного  ведения  РФ  и  ее  субъектов,  установленное  статьями 71 и 72 
Конституции РФ.107  
Следующим  этапом  в  унификации  предметов  ведения  и  полномочий  субъектов 
России  стал  федеральный  закон  от 24.06.99г.  №119-ФЗ  «О  принципах  и  порядке 
разграничения  предметов  ведения  и  полномочий  между  органами  государственной 
власти  РФ  и  органами  государственной  власти  субъектов  РФ»,  раскрывший 
содержание принципа конституционного регулирования предметов ведения.  Данный 
закон  действовал  до  июля 2003г.  и  утратил  силу  в  связи  с  принятием  федерального 
                                                           
105  Варламова  Н.  Конституционная  модель  российского  федерализма. // Российский  федерализм: 
конституционные предпосылки и политическая реальность. Сб. докладов. М., 2000г. С. 55 
106 Собрание законодательства РФ. 1996г. №12. Ст. 1058. 
107 Барганджия Б.А. Российский федерализм: разграничение предметов ведения и полномочий. //Социально-
политический журнал. 1996г. №4. 
 
 

 
116
закона  от 04.07.03г.  №95-ФЗ  «О  внесении  изменений  и  дополнений  в  федеральный 
закон  «Об  общих  принципах  организации  законодательных  (представительных)  и 
исполнительных органов государственной власти субъектов РФ». Федеральный закон 
от 24.06.99г.  №119-ФЗ    в  более  развернутой  форме  закрепил  принцип  верховенства 
Конституции РФ при разграничении предметов ведения и полномочий. В ст. 3 Закона 
устанавливалось, что федеральные конституционные законы и федеральные законы, а 
также  конституции,  уставы,  законы  и  иные  нормативные  правовые  акты  субъектов 
Российской  Федерации,  договоры,  соглашения  не  могут  передавать,  исключать  или 
иным образом перераспределять установленные Конституцией РФ предметы ведения 
России, предметы совместного ведения. Не могут быть приняты федеральные законы, 
а также конституции (уставы), законы и иные нормативные правовые акты субъектов 
России,  заключены  договоры,  соглашения,  если  принятие  (заключение)  указанных 
актов  ведет  к  изменению  конституционно - правового  статуса  субъекта  РФ, 
ущемлению  или  утрате  установленных  Конституцией  РФ  прав  и  свобод  человека  и 
гражданина,  нарушению  государственной  целостности  Российской  Федерации  и 
единства  системы  государственной  власти  в  России.  Более  того,  в  случае 
несоответствия  положений  договоров  и  соглашений  положениям  Конституции  РФ, 
федеральных  конституционных  законов  и  федеральных  законов,  принимаемых  по 
предметам  ведения  РФ  и  предметам  совместного  ведения,  действуют  положения 
Конституции РФ, федеральных конституционных законов и федеральных законов. 
В  соответствии  с  данным  Законом  договор  может  конкретизировать  предметы 
ведения и полномочия, установленные Конституцией РФ и федеральными законами, а 
также  определять  условия  и  порядок  осуществления  разграниченных  договором 
полномочий,  формы  взаимодействия  и  сотрудничества  при  исполнении  положений 
договора. При этом  договор может быть заключен: 
а) при прямом указании в федеральном законе по предмету совместного ведения 
на допустимость заключения договора по данному предмету совместного ведения; 
б)  при  отсутствии  федерального  закона  по  предмету  совместного  ведения - с 
условием приведения указанного договора в соответствие с федеральным законом по 
данному предмету совместного ведения после принятия такого федерального закона. 
Таким  образом,  договорное  разграничение  компетенции  должно  восполнять  
пробелы федерального законодательства и в любой момент может быть им изменено. 
 
 

 
117
Юридическая  значимость  договоров  в  соответствии  с  этим  законом  сводится  к 
минимуму.  
 Кабардино-Балкарская Республика заключила подобный договор с Российской 
Федерацией 1 июля 1994г.  Однако  данный  договор  содержит  в  себе  множество 
нарушений  Конституции  РФ  и  федерального  законодательства  и  в  феврале 2002г. 
Парламент КБР дал Президенту республики согласие на денонсацию этого договора. 
Указом  Президента  КБР  от 14.08.01г.  №63  была  создана  Комиссия  при  Президенте 
КБР  по  подготовке  предложений  о  разграничении  предметов  ведения  и  полномочий 
между  федеральными  органами  государственной  власти,  органами  государственной 
власти  субъектов  РФ  и  органами  местного  самоуправления.  Возглавил  данную 
Комиссию  вице-президент  КБР  Г.С.  Губин.  Аналогичная  Комиссия  ранее  была 
создана на федеральном уровне при Президенте РФ.  
Федеральный  закон  от 04.07.03г.  №95-ФЗ  в  ст.5  установил,  что  «договоры  о 
разграничении  предметов  ведения  и  полномочий  между  федеральными  органами 
государственной  власти  и  органами  государственной  власти  субъектов  Российской 
Федерации,  действующие  на  день  вступления  в  силу  настоящего  Федерального 
закона,  подлежат  утверждению  федеральным  законом  в  течение  двух  лет  со  дня 
вступления  в  силу  настоящего  Федерального  закона.  Соглашения  о  передаче 
осуществления  части  полномочий  между  федеральными  органами  исполнительной 
власти  и  исполнительными  органами  государственной  власти  субъектов  Российской 
Федерации,  действующие  на  день  вступления  в  силу  настоящего  Федерального 
закона,  подлежат  утверждению  постановлениями  Правительства  Российской 
Федерации  в  течение  двух  лет  со  дня  вступления  в  силу  настоящего  Федерального 
закона.  Указанные  договоры  и  соглашения,  не  утвержденные  в  порядке, 
установленном  настоящим  Федеральным  законом,  прекращают  свое  действие  по 
истечении указанного срока».108 
Рабочая  группа  по  общим  вопросам  организации  органов  государственной 
власти  и  местного  самоуправления  Комиссии  при  Президенте  РФ  по  подготовке 
предложений  о  разграничении  предметов  ведения  и  полномочий  между 
федеральными  органами  государственной  власти,  органами  государственной  власти 
субъектов  РФ  и  органами  местного  самоуправления  разработала  Концепцию 
разграничения  полномочий  между  федеральными  органами  государственной  власти, 
                                                           
108 Собрание законодательства РФ. 07.07.03г. №27 (ч.2). Ст. 2709. 
 
 

 
118
органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления 
(далее - Концепция).Данная  Концепция  основана  на  принципах  концентрации 
основного массива регулятивных и контрольных полномочий на федеральном уровне 
с  одновременной  децентрализацией  исполнительно-распорядительных  полномочий, 
недопустимости  произвольного  и  необоснованного  вмешательства  в  осуществление 
субъектами  РФ  принадлежащих  им  полномочий  и  т.д.  Реализация  указанных 
принципов  требует  внесения  изменений  и  дополнений  в  целый  ряд  федеральных 
законов  и,  в  первую  очередь,  в  федеральный  закон  «О  принципах  и  порядке 
разграничения  предметов  ведения  и  полномочий  между  органами  государственной 
власти  РФ  и  органами  государственной  власти  субъектов  РФ»  и  федеральный  закон 
«Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ».  
На современном этапе развития российской государственности стала особенно 
актуальной  задача  полной  реализации  тех  положений  Конституции  РФ,  которые 
затрагивают  разграничение  предметов  ведения  и  полномочий  между  федеральными 
органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ. 
Цель  Концепции  состоит  в  их  разграничении  таким  образом,  чтобы  решение 
публичной  властью  стоящих  перед  ней  задач  осуществлялось  на  том  уровне  власти, 
который  способен  сделать  это  наиболее  рационально,  прежде  всего  с  точки  зрения 
доступности гражданам социальных услуг. 
Принципиальным  является  четкое  определение  ответственности  каждого 
уровня  власти  и  конкретных  органов  за  осуществление  полномочий,  прежде  всего 
связанных с реализацией прав граждан. Недопустима ситуация, когда право есть, а кто 
несет обязанность по обеспечению реализации этого права -неясно. Поэтому должны 
быть  закреплены  не  только  сами  полномочия,  но  и  порядок  и  объемы  их 
осуществления, обязанности по их финансовому и иному ресурсному наполнению, а 
также  санкции  за  неосуществление  или  ненадлежащее  осуществление  полномочий. 
Конституционному  праву  гражданина  должны  корреспондировать  подкрепленные 
механизмом  реализации  и  ответственностью  обязанности  конкретного  органа 
публичной власти. 
Концепция  исходит  из  неизменности  положений  Конституции  Российской 
Федерации, касающихся разграничения предметов ведения и полномочий. Основным 
Законом  предметы  ведения      уже  разграничены.  Положения      Конституции      РФ   
позволяют  федеральному  законодателю  эффективно  осуществлять  разграничение 
 
 

 
119
полномочий, действуя строго в рамках конституционных предписаний. Более того, он 
обязан  сделать  это,  имея  в  виду  закрепление  за  федеральным  уровнем  власти 
функций,  направленных  на  обеспечение  территориальной  целостности,  единых 
стандартов  прав  человека,  единой  экономической  политики.  Не  исключаются  и 
договоры  (соглашения)  как  формы  уточнения,  развития  разграничения  полномочий, 
определенных  Конституцией  РФ  и  федеральными  законами.  Соглашения  должны 
выступать в качестве инструмента передачи федеральными органами исполнительной 
власти  и  органами  исполнительной  власти  субъектов  Российской  Федерации  друг 
другу  осуществления  части  своих  исполнительно-распорядительных  полномочий 
(части 2 и 3 статьи 78 Конституции  РФ).  В  отдельных  случаях  федеральный  центр 
может признать необходимым установление   договором   особенностей   содержания   
разграниченных  федеральным  законом  полномочий  по  предметам  совместного 
ведения.  Тогда  указанный  договор  с  конкретным  субъектом  РФ  должен  быть 
утвержден федеральным законом.  
 
Далее    следует  остановиться  на  соотношении  правовых  систем  Российской 
Федерации  и  Кабардино-Балкарской  Республики.  После  того  как  Конституция  РФ 
1993г.  установила  право  субъектов  РФ  осуществлять  в  пределах  своего  ведения 
собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных 
правовых актов,  а  также  возможность  иметь  свою Конституцию  и  законодательство, 
появились основания говорить о формировании правовых систем субъектов  РФ. Но 
соответствующие  проблемы  не  получили  должного  теоретического  осмысления,  а 
практическое их решение идет трудно, методом проб и ошибок. Наиболее правильной 
представляется позиция д.ю.н., профессора Мальцева Г.В., который пишет: «Вряд ли 
можно  сомневаться  в  том,  что  совокупность  правовых  норм  в  различной  форме 
органами  государственной  власти  субъектов  федерации,  образует  правовую  систему 
со всеми чертами и определениями».109 
 
Соотношение  правовых  систем  РФ  и  КБР – как  субъекта  РФ – в  части  их 
совместного ведения   должно базироваться на следующих положениях. 
1. 
Предметом  совместного  ведения  РФ  и  КБР  является  вопрос 
государственной  деятельности,  решение  которого  осуществляется  на  основе 
полномочий,  возложенных  как  на  федеральные,  так  и  на  республиканские    органы 
государственной власти. 
 
 

 
120
2. 
Федеральные законы, изданные по предметам совместного ведения РФ и 
КБР имеют прямое действие  на территории КБР. Установление республикой каких-
либо правил и процедур ратификации федеральных законов, изданных по предметам 
совместного ведения, не допускается.  
3. 
Законы    и  иные  нормативные  правовые  акты  КБР  не  могут 
противоречить  федеральным законам, изданным по предметам совместного ведения 
Федерации и республики. 
4. 
Законы и иные нормативные правовые акты КБР, принятые в пределах ее 
полномочий,  являются  обязательными  для  федеральных  органов  государственной 
власти. 
5. 
Кабардино-Балкарская  Республика  вправе  осуществлять  собственное 
правовое  регулирование  по  предметам  совместного  ведения  с  учетом  разграничения 
полномочий  между  федеральными  и  республиканскими  органами  государственной 
власти. 
6. 
Целесообразно установить порядок, при котором органы исполнительной 
власти  РФ  и  КБР  получают  право    издавать  по  предметам  совместного  ведения 
совместные  нормативные  правовые  акты,  имеющие  прямое  действие  на  территории 
республики. 
Создавая  собственную правовую систему, республика должна учитывать опыт 
развития  федеральной  правовой  системы,  опираться  на  поддержку  и  постоянно 
сотрудничать с федеральными органами государственной власти. 
Анализируя вопрос о разграничении предметов ведения и полномочий между РФ 
и  Кабардино-Балкарией,  нельзя  не  сказать  о  создании  семи  федеральных  округов  и 
назначении  в  них  полномочных  представителей  президента  России.  Отношение  к 
новой  парадигме  территориального  устройства  во  власти  и  в  научных  кругах 
неоднозначно.  Одни  считают,  что  суть  этого  решения  в  укрупнении  президентской 
вертикали  в  территориях,  другие,  развивая  эту  посылку,  начинают  говорить  о 
создании правительств округов и формировании окружных бюджетов.110 
 
Говоря  о  создании  федеральных  округов,  В.  Кирпичников  и  Б.Барганджия 
выделяют  три  их  составляющие:  политическую,  правовую  и  экономическую. 
Политическая  составляющая  заключается  в  контроле  за  реализацией  на  всех  трех 
                                                                                                                                                                                                  
109 Мальцев Г.В. Правовая система субъекта РФ. // Государственность и право республики в составе РФ. Ростов-
на-Дону. 1996г. С.5. 
 
 

 
121
уровнях 
власти 
требований, 
вытекающих 
из 
конституционной 
модели 
государственного 
устройства, 
в 
обеспечении 
эффективной 
деятельности 
территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, обеспечении 
законности  в  деятельности  органов  исполнительной  власти  и  их  информационной 
открытости.  Правовая  составляющая  проявляется  в  формировании  системы, 
позволяющей  своевременно  принимать  акты  органами  исполнительной  власти 
субъектов РФ, противоречащие федеральному законодательству. Важнейшей задачей 
экономической  составляющей  является  сохранение  единства  экономического 
пространства страны.111 
 
Однако  нельзя  признать  создание  федеральных  округов  панацеей  от  всех  бед. 
Опыт  показывает,  что  попытка  выстроить  вертикаль  исполнительной  власти  с 
помощью  представителей  президента  в  регионах  не  увенчалась  успехом.  Правда,  в 
республиках они вообще не вводились, а в остальных регионах  России их фактически 
«съели» местные элиты.  
 
По мнению Елисеева Б.П. необходимой мерой для восстановления эффективной 
вертикали  власти  является  переход  к  другой  конституционной  схеме  разграничения 
предметов ведения и полномочий. Схема эта может выглядить так: 
1. 
Предметы  ведения,  по  которым  законодательную  и  исполнительную 
власть осуществляет Российская Федерация (предметы исключительного ведения РФ); 
2. 
Предметы  ведения,  по  которым  законодательную  власть  осуществляет 
РФ, а исполнительную власть осуществляет  совместно РФ и ее субъекты; 
3. 
Предметы  ведения,  по  которым  законодательную  и  исполнительную 
власть осуществляют совместно РФ и ее субъекты; 
4. 
Предметы  ведения,  по  которым    РФ  устанавливает  основы 
законодательства,  а  субъекты  РФ  издают  законы  в  соответствии  с  Основами 
законодательства РФ и осуществляют исполнительную власть; 
5.  
Предметы  ведения,  по  которым  законодательную  и  исполнительную 
власть  осуществляют  субъекты  РФ  (предметы  исключительного  ведения  субъектов 
РФ).112  
                                                                                                                                                                                                  
110 Дядяев В.М., Цыбина Е.А. Современная организация федеральной власти в России. //  Вертикаль власти: 
проблемы укрепления российской государственности в современных условиях. Ростов-на-Дону. 2001г. С.93 
111 Кирпичников В., Барганджия Б. Формирование эффективной системы власти и управления в рамках 
действующей Конституции России. //Федерализм. 2001г. №1. С. 11-42 
112 Елисеев Б.П. Договоры и соглашения между РФ и субъектами РФ: решение и порождение проблем. // 
Государство и право. 1999г. №4. С. 5-12. 
 
 

 
122
Предложенная  Елисеевым  Б.П.  схема  разграничения  предметов  ведения  и 
полномочий  не  только  теоретически  возможно,  но  и  практически  применимо,  в 
частности, в Австрии. Исключение составляет только третий пункт схемы. При этом 
необходимо  отметить,  что  в  Австрии  со  времени  ее  возникновения  как 
самостоятельного государства после первой мировой войны никогда не было крупных 
трений  между  федерацией  и  землями.  Такая  категория  законов  как  «основы 
законодательства» имела свой определенный опыт и в прежней СССР.  
Другую  точку  зрения  на  данный  вопрос  предлагает  Дядяев  В.М.113  По  его 
мнению для совершенствования системы вертикали власти следует: 
- законодательно  конкретизировать  понятие  «единая  вертикаль  власти»  в 
Российской Федерации; 
- свести  до  минимума  в  Конституции  РФ  перечень  предметов  совместного 
ведения  Федерации,  регионов  и  местного  самоуправления,  при  исчерпывающей 
законодательной  регламентации  процедур  и  инструментов  управления  и  контроля  в 
этой сфере; 
- исключить  из  юридической  практики  процесс  заключения  и  подписания 
договоров о перераспределении полномочий между центром и регионами, ограничив 
эти полномочия только рамками Конституции РФ. 
Подобное  законодательное  решение  могло  иметь  место,  однако    сегодня  новая 
«вертикаль  власти»  построена  на  других  принципах.  Остается  надеяться  на  то,  что 
предложенная  Президентом  РФ  система  взаимодействия  различных  управленческих 
звеньев  является  переходной,  ибо  вся  Россия  переживает  переходный  исторический 
период.  Несмотря  на  то,  что  предлагаемые  в  данной  главе  подходы  ограничивают 
принципы  организационной  самостоятельности  и  независимости  субъектов 
Федерации  от  центра,  сама  политико-правовая  ситуация  подтверждает,  что 
централизация  власти  становится  не  роскошью,  а  условием  элементарного 
выживания.  При  этом  необходимо  четко  представлять  ту  грань,  преступить  за 
которую  нельзя    ни  при  каких  условиях,  чтобы  не  погубить  те  ростки  реального 
федерализма и самоуправления, которые только начали приживаться в России. 
 
В  завершение  данного  вопроса  хотелось  бы  предложить  схему  разграничения 
предметов ведения и полномочий между РФ и КБР. 
 
 
 
 
Предметы  исключительного  ведения  Российской  Федерации  установлены 
                                                           
113 Дядяев В.М., Цыбина Е.А. Указ. соч. С. 96. 
 
 

 
123
статьей 71 Конституции  Российской  Федерации.  Эти  предметы  не  могут  быть 
переданы в ведение субъектов Российской Федерации или в совместное ведение. 
Регулятивные  и  контрольные  полномочия  в  любом  случае  должны 
осуществляться     федеральными  органами  государственной  власти. Недопустима 
передача осуществления исполнительно-распорядительных полномочий в тех сферах, 
где  она  приводила  бы  к  фактическому  ослаблению  Федерации  в  решении 
общегосударственных 
задач 
(оборона, 
безопасность, 
внешняя 
политика, 
международные  и  внешнеэкономические  отношения,  защита  государственной 
границы,  таможенное  дело,  обращение  с  объектами  повышенной  опасности, 
обеспечение  деятельности  федеральных  судов,  расследование  преступлений, 
функционирование уголовно-исполнительной системы). 
Осуществление            части            исполнительно-распорядительных  полномочий  
федеральный    закон    может  возложить    на    органы  исполнительной  власти  субъекта 
РФ. Наличие такой возможности вытекает из полноты регулятивных полномочий РФ. 
Это,  в  частности,  будет  служить  рационализации  государственного  управления,  а 
также  позволит  избежать  дублирования  функций  и  органов  при  осуществлении 
исполнительно-распорядительных  полномочий.  Для  передачи  осуществления 
полномочий по управлению конкретным объектом федеральной собственности может 
использоваться  форма  соглашения.  Соответствующий  федеральный  орган 
исполнительной  власти  будет  заключать  соглашения,  если  сочтет  передачу 
осуществления  полномочия  целесообразной.  Контроль  за  осуществлением  таких 
полномочий остается за федеральным уровнем власти. 
В  этой  сфере  наиболее  важными  направлениями  деятельности  по 
реформированию  разграничения    и  последующего  осуществления  полномочий 
являются: 
-  четкое  вычленение  в  положениях  федеральных  законов  полномочий  по 
предметам  ведения  РФ  (в  том  числе  путем  использования  строгих  правовых 
дефиниций и отсылок к положениям статьи 71 Конституции РФ); 
-  определение  федеральным  законом  пределов  и  форм  передачи  органам 
исполнительной 
власти 
субъектов 
РФ 
осуществления 
исполнительно-
распорядительных  полномочий  федеральных  органов,  а  также  форм  контроля  со 
стороны федерального центра за осуществлением этих полномочий. 
 
 

 
124
Предметы совместного ведения РФ и ее субъектов установлены частью 1 статьи 
72  Конституции  Российской  Федерации.  Она  содержит  их  обширный  перечень,  что 
затрудняло  выработку  унифицированной  подходов  к  разграничению  полномочий. 
Ключевыми в решении этого вопроса должны стать положения пункта «в» статьи 71 и 
пункта  «б»  части 1 статьи 72 Конституции,  согласно  которым  федеральный  центр 
обладает полномочиями по регулированию и защите прав и свобод. Тем более статья 
18  Конституции  РФ  провозглашает  права  и  свободы  человека  и  гражданина 
определяющими  смысл  и  содержание  деятельности  всех  ветвей  и  уровней  власти. 
Поэтому  в  случае  необходимости  и  при  наличии  политической  воли  Российская 
Федерация  вправе  возложить  на  себя  всю  полноту  регулятивных  полномочий  по 
предметам совместного ведения, что однозначно подтверждено правовыми позициями 
КС РФ. При этом   федеральный   центр   обладает  практически   неограниченными 
возможностями для законодательного определения полномочий федеральных органов 
государственной  власти,  а  следовательно  (по  остаточному  принципу),  и  полномочий 
органов государственной власти субъектов Российской Федерации. 
Федеральными  актами  по  предметам  совместного  ведения  должны 
"перекрываться"  все  предметы  совместного  ведения.  Федеральное регулирование 
может быть не только основополагающим, но и в достаточной степени детальным, что 
позволит  обеспечивать  прямое  действие  федерального      закона.   Вне      рамок   
федерального      законодательного  регулирования  принимаются  акты  субъектов 
Российской  Федерации,  не  противоречащие  федеральным  законам.  Определение 
целесообразных  пределов  правового  регулирования  предметов  совместного  ведения 
на  федеральном  уровне  должно  осуществляться  в  ходе  федерального 
законодательного процесса. 
Существующая  модель  участия  субъектов  РФ  в  принятии  федеральных  законов 
представляется  оптимальной.  Так,  Совет  Федерации      является      специально   
созданной   в   целях   выявления консолидированного мнения субъектов Российской 
Федерации палатой парламента. Кроме того, инициативу и самостоятельность органов 
государственной  власти  субъектов  Российской  Федерации  обеспечивает  их  право 
принимать  по  предметам  совместного  ведения  собственные  законы  до  появления 
соответствующих 
федеральных 
актов. 
Это 
право 
"опережающего 
законодательствования"  проистекает  из  федеративной  природы  государства  и 
признано соответствующим Конституции РФ в правовых позициях КС РФ. Пределы 
 
 

 
125
опережающего  регулирования  актами  субъектов  Российской  Федерации  не  могут 
толковаться излишне широко.  
Основной  массив  федерального  правового  регулирования  по  предметам 
совместного  ведения  должен  осуществляться  в  форме  федеральных  законов.  По 
общему 
правилу, 
невозможно 
разграничение 
полномочий 
подзаконными 
федеральными  актами.  В  то  же  время,  могут  быть  приняты  стандарты,  нормативы, 
порядки  и  регламенты,  более  детально,  чем  законы,  регламентирующие  
осуществление    исполнительно-распорядительных  полномочий.  Они  являются 
прерогативой исполнительной власти. Указанные акты должны приниматься либо по 
прямому  указанию  в  федеральных  законах,  содержащих  основы  этих  стандартов, 
нормативов, порядков и регламентов, либо в том случае, когда иначе осуществление 
закрепленных  в  законе  исполнительно-распорядительных  полномочий  в  силу 
пробельности  правового  регулирования  невозможно.  В  части  конституционных  прав 
граждан  (например,  право  на  пенсию)  все  правовое  регулирование  должно 
осуществляться  законом,  если  это  не  создает  непреодолимых  препятствий  для 
правоприменения. 
Исполнительно - распорядительные  полномочия  по  предметам  совместного 
ведения  должны  быть  возложены,  в  основном,  на  органы  исполнительной  власти 
субъектов Российской Федерации, как более близкие, из государственных органов, к 
населению. Допускается и передача осуществления   государственных   полномочий   
органам   местного самоуправления в установленном порядке. Исключением является 
деятельность  правоохранительных  органов  (органов  внутренних  дел,  юстиции  и  так 
далее), чья система должна быть федеральной. 
В  случае  выполнения  органами  исполнительной  власти  субъектов  Российской   
Федерации      исполнительно-распорядительных      полномочий,  установленных 
федеральными  законами,  соответствующие  федеральные  органы  исполнительной 
власти,  исходя  из  конституционного  принципа  единства  системы  исполнительной 
власти (часть 2 статьи 77 Конституции РФ), вправе: 
-  давать  соответствующим  органам  исполнительной  власти  субъектов 
Российской Федерации обязательные для исполнения предписания, направленные на 
исполнение  их  обязанностей,  закрепленных  за  ними  федеральными  законами. 
Возможность  давать  предписания  и  ее  пределы  должны  быть  полно  и  четко 
определены  федеральными  законами  и  не  должны  влечь  возложение  на  органы 
 
 

 
126
государственной  власти  субъектов  РФ  новых  обязанностей  на  основе  решения 
федеральных ведомств; 
-осуществлять  за  пределами  стандартов,  нормативов,  порядков  и  регламентов, 
утвержденных  Правительством  РФ,  при  их  недостаточности  (до  их  восполнения) 
соответствующее регулирование; 
- обеспечивать надзор  за надлежащим осуществлением полномочий органами 
исполнительной  власти  субъектов  РФ,  что  не  исключает  общего  надзора  через 
специализированные  органы.  Такой  контроль  может  быть  возложен  на 
территориальные  органы  соответствующих  федеральных  органов  исполнительной 
власти. 
Данная    модель    позволяет    значительно    сократить    количество 
территориальных  органов  федеральных  органов  исполнительной  власти.  Но 
федеральные  органы  исполнительной  власти  должны  сохранять  возможность 
создавать 
территориальные 
органы, 
осуществляющие 
непосредственные 
исполнительно-распорядительные  полномочия  по  предметам  совместного  ведения, 
установленные  федеральными  законами,  если  органы  исполнительной  власти 
субъектов  РФ  не  выполнят  обязанности  по  осуществлению  этих  полномочий. 
Федеральный  закон  может  прямо  предусматривать  отдельные  сферы  или  отдельные 
полномочия, где требуется создание территориальных органов. 
В  этой  сфере  наиболее  важными  направлениями  деятельности  по 
совершенствованию  разграничения  и  последующего  оптимального  осуществления 
полномочий являются: 
-  более  четкое  закрепление  в  Федеральном  законе  "О  принципах  и  порядке 
разграничения  предметов  ведения  и  полномочий  между  органами  государственной 
власти РФ и органами государственной власти  субъектов  РФ"     описанной  модели 
взаимоотношений  Российской  Федерации  и  ее  субъектов  по  предметам  совместного 
ведения; 
-  следование этой модели в отраслевом законодательстве; 
   -    введение  в  законодательные  рамки  прав  органов  исполнительной  власти  в 
области   нормотворчества,   устранение  совмещения  регулятивных, исполнительно - 
распорядительных и контрольных функций в одном органе. 
Статья 73 Конституции  РФ  устанавливает,  что  вне  пределов  ведения  РФ  и 
полномочий  РФ  по  предметам  совместного  ведения  субъекты  РФ  обладают  всей 
 
 

 
127
полнотой государственной власти. По предметам исключительного ведения субъектов 
РФ  им  принадлежит  вся  полнота  регулятивных  и  исполнительно-распорядительных 
полномочий,  и  они  же  должны  осуществлять  контрольные  полномочия.  То  есть,  по 
общему  правилу  осуществление  исполнительно-распорядительных  полномочий  по 
вопросам ведения КБР должно осуществляться органами исполнительной власти КБР.  
Также  вызывает  много  споров  практика  разграничения  предметов  ведения  и 
полномочий  между  РФ  и  ее  субъектами  по  вопросам  местного  самоуправления. 
Вопросы  организации  и  деятельности  местного  самоуправления  в  РФ  регулируются 
следующими  нормативными  правовыми  актами:  ст. 3, 12, 32, п. «н»  ст. 72, 130-133 
Конституции  РФ,  Законом  РФ  от 06.07.91г.  №1550-1 «О  местном  самоуправлении  в 
РФ»,  Федеральным  законом  «Об  общих  принципах  организации  местного 
самоуправления  в  РФ»  от 28.08.95г.  №154-ФЗ,  Федеральным  законом  «Об 
обеспечении  конституционных  прав  граждан  РФ  избирать  и  быть  избранными  в 
органы местного самоуправления» от 26.11.96г. №138-ФЗ, Федеральным законом «О 
финансовых  основах  местного  самоуправления  в  РФ»  от 25.09.97г.  №126-ФЗ, 
Федеральным 
законом 
«О 
ратификации 
Европейской 
хартии 
местного 
самоуправления» от 11.04.98г. №55-ФЗ. Правовую основу местного самоуправления в 
КБР составляют: ст. 4,12,36, п. «г» ст.69, п. «р»  ст. 70, 86, 128-131 Конституции КБР, 
Закон КБР «О местном самоуправлении в КБР» от 18.10.95г. №21-РЗ, Закон КБР «О 
статусе депутата Совета местного самоуправления в КБР» от 06.07.96г. №12-РЗ, Закон 
КБР «О финансовых основах местного самоуправления в КБР» от 28.05.99г. №17-РЗ, 
Закон  КБР  «О  наделении  органов  местного  самоуправления  КБР  отдельными 
государственными  полномочиями»  от 26.10.99г.  №38-РЗ,  Закон  КБР  «О  выборах 
депутатов советов местного самоуправления» от 25.08.01г. №89-РЗ. 
На протяжении последних лет ученые, общественные и политические деятели в 
России говорили о необходимости реформы местного самоуправления в РФ. В конце 
мая 2002 года  была  утверждена  концепция  о  разграничении  полномочий  между 
органами  государственной  власти  и  органами  местного  самоуправления.  В  июле 
2002г. была создана рабочая группа по подготовке проекта Федерального закона «Об 
общих  принципах  организации  местного  самоуправления».  В  сентябре    состоялись 
слушания  в  Государственной  Думе  по  проблемам  этого  закона.  Проект  обсуждался 
практически  во  всех  регионах  в  той  или  иной  форме.  Он  был  одобрен  сессией 
Конгресса  муниципальных  образований,  Государственным  Советом  РФ.  Состоялась 
 
 

 
128
научно-практическая  конференция  в  Совете  Федерации.  Совет  Федерации  по  своей 
инициативе  вместе  с  Аппаратом  Президента  проводил  слушания  концепции  в 
федеральных  округах  Российской  Федерации  с  приглашением  представителя 
законодательных,  исполнительных  органов  Российской  Федерации,  руководителей 
муниципальных  образований,  исполнительной  и  представительной  ее  части.  И, 
наконец, 06.10.03г.  данный  закон  был  принят.  Согласно  ст. 83 нового  федерального 
закона он за исключением отдельных положений вступает в силу с 1.01.06г. 
Анализируя  положения  нового  федерального  закона  «Об  общих  принципах 
организации  местного  самоуправления  в  РФ»  с  точки  зрения  разграничения 
полномочий между РФ и ее субъектами, следует отметь следующее. Во-первых, объем 
законодательного  регулирования  в  новом  Законе  по  сравнению  с  предыдущим 
Законом  вырос  более,  чем  вдвое.  Закон  будет  насчитывать 86 статей  вместо 62. 
Статьи, в основном, стали значительно более обширными по содержанию. При этом 
изучение  Закона  показывает,  что  в  нем  значительно  сократилось  количество 
предметов  законодательного  регулирования  субъектов  РФ  по  вопросам  организации 
местного самоуправления. Возникает вопрос о том, не нарушает ли такой возросший 
объем  правового  регулирования  положения  Конституции  РФ  в  части,  относящей  к 
совместному  ведению  РФ  и  ее  субъектов  общие  принципы  организации  местного 
самоуправления  (п. «н»  ч.1  ст.72  Конституции  РФ).  Однако  из  этого  положения 
Конституции отнюдь не следует, что подробная регламентация организации местного 
самоуправления 
находится 
в 
ведении 
субъектов 
Федерации. 
Напротив, 
законодательная  регламентация  организации  местного  самоуправления  может 
находиться  целиком  в  рамках  общих  принципов  его  организации,  а 
конкретизирующее  регулирование  организации  местного  самоуправления  является 
прерогативой  самих  местных  сообществ  (например,  исходя  из  нормы  ч.1  ст.131 
Конституции  РФ  о  самостоятельности  населения  в  определении  структуры  органов 
местного самоуправления).  
В  сфере  совместного  ведения  Российская  Федерация,  по  сути  дела,  имеет  всю 
полноту  власти,  в  том  числе  по  определению  и  своих  полномочий,  и  полномочий 
субъектов  РФ.  Так,  Постановлением  Конституционного  Суда  от 9 января  РФ 
возможность 
определения 
федеральным 
законом 
полномочий 
органов 
государственной  власти  была  подтверждена.  Там,  в  частности,  была  выражена 
следующая  правовая  позиция: "Согласно  статье 11 (часть 3) Конституции  РФ 
 
 

 
129
разграничение  предметов  ведения  и  полномочий  между  органами  государственной 
власти  РФ  и  органами  государственной  власти  субъектов  РФ  осуществляется 
Конституцией  РФ,  Федеративным  и  иными  договорами  о  разграничении  предметов 
ведения  и  полномочий.  Федеральный  закон  как  нормативный  правовой  акт  общего 
действия,  регулирующий  те  или  иные  вопросы  (предметы)  совместного  ведения, 
определяет права и обязанности участников правоотношений, в том числе полномочия 
органов  государственной  власти,  и  тем  самым  осуществляет  разграничение  этих 
полномочий. Из статей 11 (часть 3), 72 (пункты “в”, “г”, “д” и “к” части 1), 76 (части 2 
и 5) и 94 Конституции РФ следует, что Федеральное Собрание вправе  осуществлять 
законодательное  регулирование  вопросов,  относящихся  к  данным  предметам 
совместного  ведения,  определять  соответствующие  конкретные  полномочия  и 
компетенцию  органов  государственной  власти  Российской  Федерации  и  органов 
государственной  власти  субъектов  Российской  Федерации" (абзацы  третий  и  шестой 
пункта 4 мотивировочной  части).  Фактическое  ограничение  регулятивных 
полномочий  субъектов  РФ  в  этой  сфере  путем  установления  норм  федерального 
уровня,  допускающих  определенную  вариативность  принятия  решения  самими 
органами  местного  самоуправления,  служит  защите  принципа  самостоятельности 
населения в определении структуры местного самоуправления. Кроме того, подробное 
федеральное законодательное  регулирование направлено на устранение недостатков 
действующих федеральных законов, прежде всего  базового Федерального закона «Об 
общих  принципах  организации  местного  самоуправления  в  Российской  Федерации», 
которые,  как  показывает  практика,  не  обеспечивают  решение  стоящих  перед  ними 
задач создания действительно эффективно работающего местного самоуправления, не 
содержат конкретных путей реализации и действенного механизма «самозащиты».  
Вместе  с  тем  из  федеративной  природы  взаимоотношений  Российской 
Федерации  и  ее  субъектов  вытекает «… недопустимость  произвольного  присвоения 
органами  государственной  власти  Российской  Федерации  всей  полноты  полномочий 
по  предметам  совместного  ведения,  т.е.  без  учета  интересов  субъектов  Российской 
Федерации  и  места  их  органов  власти  в  системе  публичной  власти» (такая  правовая 
позиция выражена Конституционным Судом в Постановлении от 11.04.00 г. № 6-П по 
делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 статьи 1, пункта 1 
статьи 21 и пункта 3 статьи 22 Федерального закона "О прокуратуре РФ"). Заметим, 
что  новый  закон  не  исключает  полномочия  субъектов  РФ  по  регулированию 
 
 

 
130
организации  местного  самоуправления.  В  частности,  именно  субъекты  РФ 
окончательно решают такой принципиальный вопрос как «нарезка» своей территории 
на  муниципальные  образования  с  учетом  установленных  федеральным  законом 
критериев.  
Необходимо отметить, что исходя из положений части 3 статьи 55 Конституции 
РФ,  только  федеральный  закон  может,  в  той  мере,  в  которой  это  необходимо  для 
обеспечения права граждан на осуществление местного самоуправления, а также для 
обеспечения  демократичности и эффективности местного самоуправления как одной 
из  основ  конституционного  строя,  осуществить  подробное  законодательное 
регулирование  по  вопросам  организации  местного  самоуправления,  ограничив  тем 
самым    соразмерно  указанным  целям  права  местных  сообществ,  что,  как  будет 
показано ниже, и осуществляется проектом федерального закона.  
В  то  же  время,  некоторые  формулировки  самого  закона,  касающиеся 
разграничения полномочий, вызывают определенные сомнения. Так, в пункте 1 статьи 
6  закона  сказано,  что  «к    полномочиям  органов  государственной  власти  субъектов 
Российской  Федерации  в  области  местного  самоуправления  относится  правовое 
регулирование  вопросов  организации  местного  самоуправления  в  субъектах 
Российской Федерации в случаях и порядке, установленных настоящим Федеральным 
законом.  А,  как  отмечалось  выше,  к  ведению  государственной  власти  в  части 
местного  самоуправления  относится  установление  общих  принципов  организации 
местного  самоуправления,  но  никак  не  регулирование  его  организации.  Еще  более 
опасно  в  аспекте  возможного  вмешательства  в  осуществление  местного 
самоуправления положение пункта 2 той же статьи (и аналогичное положение пункта 
2  статьи 5), согласно  которому  осуществление  исполнительно-распорядительных  и 
контрольных  полномочий  органами  государственной  власти  субъектов  Российской 
Федерации  в  отношении  муниципальных  образований  и  органов  местного 
самоуправления  допускается  только  в  случаях  и  порядке,  установленных 
Конституцией  РФ,  федеральными  конституционными  законами,  настоящим 
Федеральным  законом,  другими  федеральными  законами  и  принимаемыми  в 
соответствии  с  ними  законами  субъектов  РФ.  Фактически,  эта  норма  позволяет 
органам  государственной  власти  субъектов  Российской  Федерации  предусматривать 
законами  субъекта  РФ    прямое  административное  воздействие  на  органы  местного 
самоуправления, что недопустимо.  
 
 

 
131
Статья 75 нового  федерального  закона  предусматривает,  что  отдельные 
полномочия  органов  местного  самоуправления  могут  быть  временно  возложены  на 
органы  государственной  власти  субъектов  Российской  Федерации  в  случаях,  если 
решения органов местного самоуправления создают угрозу массового нарушения прав 
и  свобод  человека  и  гражданина,  угрозу  жизни,  здоровью  и  безопасности  граждан. 
Решение  о  временном  возложении  на  органы  государственной  власти  субъекта 
Российской  Федерации  соответствующих  полномочий  принимается  высшим 
должностным 
лицом 
(руководителем 
высшего 
исполнительного 
органа 
государственной 
власти) 
субъекта 
Федерации 
на 
основании 
обращения 
представительного органа местного самоуправления или решения представительного 
(законодательного)  органа  государственной  власти  субъекта  РФ,  принимаемого 
большинством не менее двух третей голосов от установленного числа депутатов. При 
этом не предусмотрены механизмы судебного подтверждения соответствующих угроз, 
что фактически делает принятие на себя органами государственной власти временного 
исполнения полномочий органов местного самоуправления произвольным.  
Между  тем  принятие  судебного  решения  требует  не  больше  времени,  чем 
принятие решения представительного органа. В конце-концов, предусматривается же 
судебный порядок принятия решений о проведении оперативно-розыскных действий. 
Проблема не снимается последующим обжалованием в суд соответствующих решений 
органов  государственной  власти  субъектов  Российской  Федерации,  так  как  в  случае 
наличия  конфликта  между  органами  государственной  власти  и  органами  местного 
самоуправления,  что  нередко  имеет  место,  за  короткое  время  осуществления 
полномочий местного самоуправления органами государственной власти может быть 
поставлено под сомнение  их дальнейшее эффективное осуществление. 
Законом  предусмотрено,  что  в  случае,  если  вследствие  решений,  действий 
(бездействия) 
органов 
местного 
самоуправления 
возникает 
просроченная 
задолженность  муниципальных  образований  по  исполнению  своих  долговых  и  (или) 
бюджетных  обязательств,  определенная  в  порядке,  установленном  Бюджетным 
кодексом  РФ,  превышающая 30 
процентов  собственных  доходов  бюджета 
муниципального  образования  в  отчетном  году,  в  соответствующем  муниципальном 
образовании  по  ходатайству  высшего  должностного  лица  (руководителя  высшего 
исполнительной  органа  государственной  власти)  субъекта  Российской  Федерации  и 
(или) представительного органа муниципального образования, главы муниципального 
 
 

 
132
образования решением арбитражного суда субъекта Российской Федерации вводится 
временная  финансовая  администрация  на  срок  до  одного  года.  Отметим,  что  данная 
норма вводится в действие только через два года после того, как должна вступить  в 
силу новая финансовая основа местного самоуправления, что является гарантией прав 
местного самоуправления. Однако  необходимо установить дополнительную гарантию 
–  распространить  эту  норму  только  на  задолженность,  возникшую  после  начала 
функционирования новой финансовой основы местного самоуправления.  
Общий  вывод,  который  можно  сделать  на  основании  изучения  нового 
федерального  закона,  следующий.  Во-первых,  сам  закон  содержит  достаточно 
сбалансированное  правовое  регулирование,  направленное  на  повышение  правовых 
гарантий  осуществления  местного  самоуправления.  Во-вторых,  есть  некоторые 
положения  закона,  применение  которых  может  привести  к  их  интерпретации  как 
противоречащих  Конституции  РФ  и  Европейской  хартии  местного  самоуправления, 
хотя  имеется  возможность  их  конституционного  истолкования  и  применения.  В-
третьих,  ряд  положений,  прежде  всего  из  «Переходных  положений»  закона, 
действительно,  достаточно  спорен  с  точки  зрения  соответствия  вышеуказанным 
правовым актам. 
Предлагаемые  подходы  и  принципы  разграничения  полномочий  органов 
публичной  власти  "по  вертикали  и  горизонтали",  по  нашему  мнению,  позволяют 
постепенно,  без  радикальных  трансформаций,  не  разрушая  сложившуюся  систему 
органов публичной власти, упорядочить их деятельность, разграничив одновременно 
и  ответственность  каждого  из  органов  в  сфере  своего  ведения.  Очевидно,  что 
предполагаемая  работа  в  большей  степени  будет  связана  с  систематизацией  и 
детализацией  полномочий  органов  публичной  власти,  прежде  всего  правовых  актов 
федерального  уровня,  что  связано  с  необходимостью  выполнения  огромного  объема 
работ,  по  меньшей  мере,  в  пределах 300 федеральных  законов.114  Однако,  как 
показывают предварительные результаты деятельности Комиссии при Президенте РФ 
по подготовке предложений о разграничении вопросов ведения и полномочий между 
федеральными  органами  государственной  власти,  органами  государственной  власти 
субъектов  Федерации  и  органами  местного  самоуправления,  такие  работы  в  высшей 
степени необходимы.  
 
 
 

 
133
3.2. Гарантии конституционного статуса КБР как субъекта РФ. Формы участия в 
реализации функций федеральной государственной власти. 
 
Неотъемлемым  элементом  конституционно-правового  статуса  Кабардино-
Балкарии  как  субъекта  России  являются  гарантии  его  прав.  В  Конституции  РФ 
отсутствует  не  только  глава  или  отдельная  статья,  посвященная  гарантии  прав 
субъектов  Федерации,  но  и  само  понятие  «гарантии  прав  субъектов  РФ».  Поэтому 
выделение гарантий из норм Конституции возможно лишь посредством толкования. 
Анализ  норм  Конституции  России  позволяет  выделить  несколько    групп 
конституционных  гарантий  прав  республики  как  субъекта  федеративных 
правоотношений.  Так,  Лебедев  А.Н.  выделяет  следующие  группы  гарантий  прав 
субъектов РФ: 
-  гарантии обеспечения прав субъектов РФ; 
-  гарантии охраны прав субъектов РФ; 
-  гарантии защиты прав субъектов РФ; 
-  гарантии восстановления прав субъекта РФ.115 
Так,  гарантии  охраны  предназначены,  во-первых,  для  предупреждения,  во-
вторых, для выявления возможных нарушений   конституционных прав республики со 
стороны федеральных органов государственной власти.116 
Для  предупреждения  нарушения  прав  республики  Конституция  РФ 
предусматривает: 
- право  республики  голосовать  в  Совете  Федерации  против  одобрения 
федерального (федерального конституционного) закона, нормы которого, по мнению 
республики, нарушают его конституционные права; 
- право 
республики 
участвовать 
в 
процедуре 
назначения 
членов 
Конституционного  Суда  России  в  целях  подбора  такого  состава  судей,  который  бы 
обеспечивал их беспристрастность, объективность как при разрешении юридических 
конфликтов  с  федеральными  властями,  так  и  при  проверке  нормативных  актов 
Федерации и субъекта РФ на соответствие Конституции РФ. 
                                                                                                                                                                                                  
114 Дементьев А.Н. Разграничение предметов ведения и полномочий в системе организации публичной власти по 
«вертикали». //Гражданин и право. 2002г. №5. С. 23. 
115 Лебедев А.Н. Статус субъекта Российской Федерации (основы концепции, конституционная модель, 
практика). М., 1999г. С. 158. 
116 Ливерецкий А.А. О статусе субъекта РФ. // Правоведение. 2000г. №2. С. 11 
 
 

 
134
К гарантиям выявления возможных нарушений прав республик Конституция РФ 
относит: 
- право республики требовать от Президента РФ надлежащего исполнения своей 
конституционной  обязанности  гаранта  Конституции  России  (ч.1  ст. 80). Это 
предполагает  осуществление  главой  государства  постоянного  контроля    за 
конституционностью  издаваемых  правовых  актов  и  действий  федеральных  органов 
государственной  власти  по  отношению  к  субъектам  РФ,  а  также  современное 
реагирование в случае выявления нарушений их прав; 
- право  органа  законодательной  власти  республики  обращаться  с  запросом  в 
Конституционный Суд РФ  (ст. 125 Конституции РФ, ст. 100 Конституции КБР); 
- право  судов  КБР  при  предположении,  что  федеральный  закон,  который 
применен или подлежит применению в конкретном деле, нарушает права республики, 
направлять запрос в Конституционный суд РФ о проверке его конституционности. 
Следующую  группу  гарантий  образуют  права  республики,  направленные  на 
защиту своих прав в случае нарушения их федеральными властями. Права Кабардино-
Балкарской  Республики  на  защиту  могут  быть  реализованы  в  правопритязании  к 
компетентным федеральным органам в целях признания актов, действий конкретных 
федеральных органов нарушением прав республики с последующим восстановлением 
его  прав.  Анализ  норм  Конституции  РФ  позволяет  выделить  два  способа  защиты 
субъектом РФ своих прав: 
1. 
Несудебная  защита,  которая  реализуется  посредством  обращения  к 
Президенту РФ как гаранту Конституции России: 
-  с  требованием  использовать  согласительные  процедуры  для  разрешения 
разногласий  между  органами  государственной  власти  РФ  и  органами 
государственной власти субъекта РФ (ч.1 ст. 85 Конституции РФ); 
-  с  требованием («ожиданием»)  использовать  право  «отлагательного»  вето  в 
случае принятия Государственной думой и Советом Федерации федерального 
закона, нарушающего права субъекта РФ. 
2. 
Судебная  защита,  которая  реализуется  посредством  обращения  в 
Конституционный суд РФ: 
- органов  государственной  власти  субъекта  РФ  в  случае  недостижения 
согласованного решения в ходе согласительных процедур у Президента РФ; 
 
 

 
135
- органов государственной власти субъекта Российской Федерации  при споре о 
компетенции с органами государственной власти Российской Федерации; 
- органов  законодательной и исполнительной власти субъекта РФ с запросом о 
проверке  конституционности  федеральных  законов,  нормативных  актов  Президента 
РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ; 
- судов  субъекта  РФ  с  запросом  о  проверке  конституционности  федерального 
(федерального  конституционного)  закона,  примененного  или  подлежащего 
применению в конкретном деле.117 
  Одной  из  гарантий  соблюдения  конституционных  прав  Кабардино-Балкарии  
является  представительство    республики  в  федеральных  органах  государственной 
власти. Можно выделить следующие виды представительства в федеральных органах 
государственной  власти  и  участия  в  реализации  федеральной  государственной 
политики:  
1.  Право представительства в Совете Федерации. 
Кабардино-Балкария  как  субъект  Российской  Федерации  вправе  иметь 
представительство в Совете Федерации. 
Федеральный  закон  от 5.08.00г.  №113-ФЗ  «О  порядке  формирования  Совета 
Федерации  ФС  РФ»  устанавливает,  что  в  Совет  Федерации  входят  по  два 
представителя  от  каждого  субъекта  Российской  Федерации:  по  одному  от 
законодательного  (представительного)  и  исполнительного  органов  государственной 
власти субъекта РФ. 
В  соответствии  с  п. «о»  ст. 81 Конституции  КБР  Президент  Кабардино-
Балкарской Республики  назначает представителя Кабардино-Балкарской Республики 
в Совете Федерации ФС РФ от исполнительного органа государственной власти КБР в 
порядке, предусмотренном федеральным законом.  
2.Право  законодательного  органа  республики  (Парламента  КБР)  участвовать    в 
федеральном законотворческом процессе.  
Можно выделить следующие права Парламента КБР в этом направлении :  
- права законодательной инициативы в Государственной Думе РФ; 
- право  вносить  в  Государственную  думу  предложения  о  пересмотре,  внесении 
поправок  и изменений в Конституцию РФ; 
                                                           
117 Лебедев А.Н. Указ. соч. С. 162-163 
 
 

 
136
- право  органа  законодательной  власти  участвовать  в  процедуре  принятия 
поправок  к  главам 3-8Конституции  РФ,  после  рассмотрения  их  палатами 
Федерального Собрания; 
- право  принимать  законы  и  иные  нормативные  правовые  акты  по  предметам 
совместного ведения РФ и ее субъектов. 
Однако,  здесь  следует  отметить,  что  в  Государственную  Думу  поступает  много 
предложений  от  субъектов  Федерации  по  внесению  изменений  в  действующие 
законодательные акты РФ, однако они фактически не оказывают влияния на процесс 
федерального  законотворчества.  По  мнению,  председателя  Совета  Республики 
Парламента КБР З. Нахушева, есть два аспекта этой проблемы. 
          С  одной  стороны,  многие  законодательные  инициативы,  действительно,  не 
выдерживают  никакой  критики,  так  как  их  содержание  не  может  претендовать  на 
федеральное  звучание.  С  другой  стороны,  иногда  по  ряду  вопросов  региональное 
законодательство  на  порядок  опережает  федеральное.  К  разряду  последних  З. 
Нахушев относит Закон КБР «О местном самоуправлении».118  
3.  Постоянное  представительство    Кабардино-Балкарской  Республики  при 
Президенте РФ 
Согласованию  интересов  Российской  Федерации  и  ее  субъектов    в  рамках 
исполнительной  ветви  власти  способствует  взаимодействие  представительств 
субъектов  Федерации  при  Президенте  и  Правительстве  РФ.  Представитель  субъекта 
Федерации  имеет  право  выступать  от  имени  соответствующего  субъекта  перед 
Президентом, в Правительстве Российской Федерации, федеральных министерствах и 
ведомствах.  Согласно  ст. 81 Конституции  КБР  Президент  республики  назначает  и 
освобождает  от  должности  постоянного  представителя  КБР  при  Президенте  РФ. 
Указом  Президента  КБР  от 19.10.99г.  №70  постоянным  представителем  Кабардино-
Балкарской Республики при Президенте РФ назначен Шогенов М.М. 
4.  Совет законодателей  РФ. 
Несколько лет в России вынашивалась идея создания Совета законодателей. Как-
то  предпринималась  попытка  создать  его  при  Государственной  думе,  но  из-за 
неопределенности  статуса,  без  которого  общественной  организации  трудно 
осуществлять 
свои 
функции, 
депутаты 
Кабардино-Балкарии 
отказались 
присоединиться  к  нему.  После  создания  ассоциаций  законодателей  при  округах 
                                                           
118 Кабардино-Балкарская правда. 28 мая 2002г. 
 
 

 
137
парламентарии  вновь  вернулись  к  этой  идее.  В  конце  мая 2002г.  в  г.  Москве 
состоялась  встреча  руководителей  законодательных  (представительных)  органов 
субъектов  РФ  с  Председателем  Совета  Федерации  Федерального  Собрания  РФ  С. 
Мироновым. Идею создания Совета законодателей поддержал и Президент России В. 
Путин.  Руководители  законодательных  органов  субъектов  Федерации  выразили 
пожелание , чтобы  новый  совещательный  орган  (как  и  Государственный  Совет) 
действовал  при  Президенте  РФ.  Цель  создания  Совета – улучшение  взаимодействия 
законодательных  органов  субъектов  РФ  с  Федеральным  Собранием  и  его  палатами. 
Обосновывая  необходимость  функционирования  Совета  законодателей  именно  при 
Президенте  России,  председатель  Совета  Республики  Парламента  КБР  З.  Нахушев 
отметил, что и совещательный орган руководителей исполнительных органов власти 
субъектов  Федерации – Государственный  Совет-  действует  при  президенте  РФ.  Это 
логично,  так  как  Президент  России – глава  всего  государства,  а  не  отдельной  ветви 
власти.119 
5.  Государственный Совет РФ. 
Указом Президента РФ от 1 сентября 2000г. №1602 был создан Государственный 
совет  Российской  Федерации.  Этим  же  указом  было  утверждено  Положение  о 
Государственном Совете РФ. 
Государственный  совет  РФ  является  совещательным  органом,  содействующим 
реализации полномочий главы государства по вопросам обеспечения согласованного 
функционирования  и  взаимодействия  органов  государственной  власти.  К  основным 
задачам Государственного Совета отнесено: 
-  содействие  реализации  полномочий  Президента  РФ  по  вопросам  обеспечения 
согласованного  функционирования  и  взаимодействия  органов  государственной 
власти; 
-  обсуждение  имеющих  особое  государственное  значение  проблем,  касающихся 
взаимоотношений  Российской  Федерации  и  ее  субъектов,  важнейших  вопросов 
государственного  строительства  и  укрепления  основ  федерализма,  внесение 
необходимых предложений Президенту РФ; 
-  обсуждение  вопросов,  касающихся  исполнения  (соблюдения)  федеральными 
органами  государственной  власти,  органами  государственной  власти  субъектов 
Федерации,  органами  местного  самоуправления,  их  должностными  лицами 
                                                           
119 Кабардино-Балкарская правда. 28 мая 2002г. 
 
 

 
138
Конституции  РФ,  федеральных  конституционных  законов,  федеральных  законов, 
указов  и  распоряжений  Президента  РФ,  постановлений  и  распоряжений 
Правительства РФ, и внесение соответствующих предложений Президенту РФ; 
- содействие Президенту России при использовании им согласительных процедур 
для  разрешения  разногласий  между  органами  государственной  власти  Российской 
Федерации  и  органами  государственной  власти  субъектов  РФ,  а  также  между 
органами государственной власти субъектов РФ. 
Членами Государственного совета являются по должности высшие должностные 
лица  (руководители  высших  исполнительных  органов  государственной  власти) 
субъектов  РФ.  Для  решения  оперативных  вопросов  формируется  президиум 
Государственного  совета  в  составе  семи  членов  Государственного  совета. 
Персональный состав президиума определяется Президентом РФ и подлежит ротации 
один  раз  в  полгода.  Заседания  Государственного  совета  проводятся  регулярно,  как 
правило,  не  реже  одного  раза  в  три  месяца.  По  решению  председателя 
Государственного 
совета 
могут 
проводиться 
внеочередные 
заседания 
Государственного совета.120 
  Внушительный перечень гарантий прав республики свидетельствует о том, что 
в  Конституции  РФ    этому  элементу  конституционного  статуса  республики  уделено 
достаточное внимание, по крайней мере с точки зрения количества гарантий. Однако 
количество  не  всегда  предполагает  качество.  В  настоящее  время  трудно  оценить 
эффективность  всех  гарантий  прав  республики.  Некоторые  из  них  используются, 
другие  нет.  Непредвзятый  анализ  практики  федеративных  правоотношений 
показывает, что гарантии прав субъектов РФ малоэффективны. Конституция РФ пока 
не в состоянии защитить права субъектов Федерации от произвольного вмешательства 
федеральных властей.  
   Основаниями для этого вывода являются следующие доказательства: 
1.  Конституция  РФ  в  качестве  гарантий  охраны,  выявления  нарушений 
конституционных  прав  субъекта  РФ  не  предусматривает  учреждение  специального 
контрольного или надзорного органа. Очевидно «отцы-основатели» Конституции РФ 
посчитали,  что  этим  органом  будет  гарант  Конституции  РФ  Президент  РФ. 
Действительно, из толкования ст. 80 следует, что Президент РФ обязан осуществлять 
постоянный 
контроль 
за 
конституционностью 
правовых 
актов 
органов 
                                                           
120 Положение о Государственном Совете РФ. // Собрание законодательства РФ. 4.09.00г. №36. Ст.3633. 
 
 

 
139
государственной власти Российской Федерации. Логично предположить, что для этой 
цели  указами  Президента  РФ  созданы  многочисленные  контрольные  органы, 
подразделения в Администрации Президента РФ, при Президенте РФ, в Министерстве 
юстиции  РФ  и  т.  д.  Однако  анализ  их  деятельности  показывает,  что  она  в  основном 
нацелена  на  выявление  нарушений  Конституции  РФ,  федеральных  законов,  указов 
Президента РФ со стороны субъектов РФ, а не федеральных органов государственной 
власти.  Таким  образом,  выявление  нарушений  прав  субъектов  РФ  со  стороны 
Российской Федерации в основном дело рук самих субъектов РФ.        
2.  Часть 2 статьи 85 Конституции  РФ  предусматривает  право  Президента  РФ 
приостанавливать  действие  актов  органов  исполнительной  власти  субъектов  РФ  в 
случае  противоречия  этих  актов  Конституции  РФ  и  федеральным  законам, 
международным  обязательствам  России  или  нарушения  прав  и  свобод  человека  и 
гражданина  до  решения  этого  вопроса  соответствующим  судом.  Данное  положение 
также  закрепляется  в 29 Федерального  закона  от 6 октября 1999 года  "Об  общих 
принципах  организации  законодательных  (представительных)  и  исполнительных 
органов государственной власти в субъектах РФ". Согласно этой статье Президент РФ 
вправе  приостанавливать  действие  акта  высшего  должностного  лица  субъекта  РФ,  а 
также  действие  акта  органа  исполнительной  власти  субъекта  РФ  в  случае 
противоречия  этого  акта  Конституции  РФ.  Данное  право  Президента  России 
проистекает  из  его  статуса  гаранта  Конституции,  прав  и  свобод  человека  и 
гражданина,  из  принципов  единства  системы  государственной  власти  и  единства 
системы исполнительной власти. 
Однако  названная  норма  не  гарантирует  субъектам  РФ  той  степени 
самостоятельности,  которая  фиксируется  в  других  положениях  Основного  закона. 
Дело  в  том,  что  ч.2  ст.77  Конституции  РФ  устанавливает  единую  систему 
исполнительной власти лишь в пределах ведения РФ и полномочий РФ по предметам 
совместного  ведения  РФ  и  ее  субъектов.  Из  этого  вытекает,  что  Президент  вправе 
реализовывать  свои  полномочия  лишь  в  указанных  пределах,  тогда  как  ч.2  ст. 85 
значительно расширяет его прерогативу. 
Поскольку в рассматриваемой норме говорится о возможности главы государства 
приостанавливать  действие  актов  исполнительной  власти  субъектов  РФ  в  случае  их 
противоречия  не  только  Конституции  РФ,  но  и  федеральным  законам,  то  в  данном 
случае  не  исключена  возможность  «вторжения»  Президента  в  права  того  или  иного 
 
 

 
140
региона  при  принятии  закона  по  вопросам  собственного  ведения  субъектов  РФ. 
Однако  согласно  ч.4  и 6 ст.76  Конституции  РФ  в  случае  противоречия  между 
федеральным  законом  и  нормативно-правовым  актом  субъекта  РФ,  изданным  в 
пределах его ведения, действует нормативно-правовой акт субъекта РФ. 
Таким образом, Конституция, как справедливо указывает М.С. Саликов, оставляет 
место для вольного и невольного произвола по отношению к субъектам Федерации.121 
Пожалуй,  можно  согласиться  с  рекомендацией  ученого  изъять  из  ст.85  ч.2,  оставив 
лишь  часть 1, предусматривающую  возможность  использования  Президентом 
согласительных  процедур  для  разрешения  разногласий  между  федеральными  и 
региональными государственными органами. 
В  то  же  время  можно  предложить  более  гибкий  вариант,  предусматривающий 
редакциюч.2  ст.85,  исключающую  из  нее  положения  о  несоответствии  федеральным 
законам. 
3.  Конституция  РФ  не  устанавливает  ответственность  федеральных  органов 
государственной  власти  за  нарушение  прав  субъектов  РФ.  Поэтому  очевидно,  что 
нарушения прав субъектов РФ со стороны Российской Федерации будут продолжаться 
и впредь. 
4.  В  Конституции  РФ  неопределенно  сформулированы  положения  о 
восстановлении  права  субъекта  РФ  после  признания  Конституционным  Судом  РФ 
акта РФ неконституционным в случае спора о компетенции. 
Таким  образом,  конституционная  модель  гарантий  прав  субъекта  РФ  пока 
несовершенна,  пробельна,  противоречива  и  в  целом  не  завершена.  Для  придания 
системе гарантий завершенности и эффективности представляется возможным: 
1. Изменить диспозитивную норму о возможности отмены Президентом РФ акта 
Правительства  РФ  в  случае  его  противоречия  Конституции  РФ  на  императивную 
норму  «отменяет».  Возможен  и  иной  вариант - включение  в  Федеральный 
конституционный  закон  «О  Правительстве  Российской  Федерации»  как 
диспозитивной,  так  и  императивной  нормы.  Однако  ст. 33 этого  Закона  лишь 
воспроизводит прежнее конституционное положение". 
2. Представляется целесообразным введение института конституционного надзора 
за  конституционностью  федеральных  законов,  нормативных  актов  Президента  РФ  и 
Правительства РФ. Конституционный надзор в отличие от контроля не предполагает 
                                                           
121 Саликов М.А. Проблемы науки конституционного права. Екатеринбург, Стр. 209. 
 
 

 
141
отмену  или  приостановление  правовых  актов.  Его  функция:  выявление  нарушения, 
направление органу, издавшему неконституционный акт, протеста или представления. 
Эту  функцию  вполне  можно  возложить  на  прокуратуру  РФ.  Представляется  вообще 
странным,  что  единственный  государственный  орган,  специально  предназначенный 
для  надзора  за  исполнением  законов,  отстранен  от  надзора  за  конституционностью 
федеральных  актов.  Вероятно,  назрела  и  необходимость  предоставить  Генеральному 
прокурору  право  обращения  в  Конституционный  Суд  РФ  с  запросом  о  проверке 
конституционности нормативных актов Российской Федерации и субъектов РФ. 
3.  Наверное  следует  подумать  и  об  усилении  влияния  субъектов  РФ  при 
принятии  решений  на  федеральном  уровне.  Возможно,  одной  из  форм  следовало  бы 
избрать  назначение  в  состав  Правительства  РФ  министрами  «без  портфеля»  высших 
должностных  лиц,  глав  исполнительной  власти  субъектов  РФ.  Такой  шаг 
одновременно  снял  бы  проблемы  и  с  формированием  Совета  Федерации,  и  с 
исполнением  актов  Правительства  РФ,  и  с  дисциплинарной  ответственностью 
руководителей органов исполнительной власти субъектов РФ. Первым шагом в этом 
направлении  стало  создание  Государственного  совета  РФ – совещательного  органа 
при Президенте РФ, в который вошли главы субъектов РФ. 
 
3.3. Конституционная ответственность КБР как субъекта РФ. 
 
Наряду  с  конституционным  разграничением  предметов  ведения  и  полномочий 
Российской Федерацией и Кабардино-Балкарией, установлением гарантий республики 
как субъекта Федерации, закреплением в Конституциях РФ и КБР основных правовых 
форм  реализации  властных  полномочий  важнейшим  элементом,  характеризующим 
конституционных  основы  взаимоотношений  между  Россией  и  Кабардино-Балкарией 
является  конституционная  ответственность  Кабардино-Балкарской  Республики. 
Данная  проблема  в  настоящее  время  недостаточно  разработана  как  на  уровне 
федерального конституционного регулирования, так и в текущем законотворчестве. В 
немалой  степени  причиной  тому  является  теоретическая  неразработанность  в 
российской  юридической  науке  вопроса  о  конституционной  ответственности  сторон 
федеративных отношений.  
Вместе  с  тем  можно  констатировать,  что  в  последние  годы  существенно 
расширилась  сфера  конституционной  ответственности.  Федеральная  власть  впервые 
 
 

 
142
активно  заявила  о  своих  притязаниях  на  осуществление  исходного  правового 
регулирования нормативов  и механизмов конституционной ответственности органов 
и  должностных  лиц  публичной  власти  субъектов  РФ  и  местного  самоуправления  по 
«вертикали» и «горизонтали» власти. Свидетельством тому являются: «Федеральный 
закон  «Об  общих  принципах  организации  законодательных  (представительных)  и 
исполнительных  органов  государственной  власти  в  субъектах  РФ»  от 6.10.99г. (с 
изменениями  и  дополнениями  от 29.07.00г.  и 08.02.01г.);  федеральный  закон  «О 
внесении  изменений  и  дополнений  в  федеральных  закон  «Об  общих  принципах 
организации  местного  самоуправления  в  РФ»  от 04.08.00г.,  а  также  ряд 
законопроектов, внесенных в Государственную Думу Федерального Собрания РФ по 
обозначенной  тематике,  в  частности, «Об  ответственности  органов  государственной 
власти  и  их  должностных  лиц  за  несоблюдение  Конституции  РФ,  законов  и 
неисполнение решений федеральных судов» и др.122  
Расширение 
масштабов 
конституционной 
ответственности 
в 
России 
актуализирует  научные  исследования  этого  государственно-правового  института  в 
российской  юриспруденции.  Так,  в  научной  литературе  по  данному  направлению 
можно  выделить  работы  таких  авторов  как,  К.С.  Бельский («Разделение  властей  и 
ответственность  в  государственном  управлении»),  И.Н.  Барциц, («Федеральное 
вмешательство:  основание  и    механизмы». «России  нужен  институт  федерального 
вмешательства»), 
Н.М. 
Колосова («Конституционная 
ответственность- 
самостоятельный  вид  юридической  ответственности», «Конституционные  санкции»), 
А.А. Кондрашов («Конституционно-правовая ответственность субъектов РФ: вопросы 
теории  и  законодательного  регулирования  в  РФ»),  Ж.И.  Овсепян («Критерии 
конституционной  ответственности»),  И.А.  Умнова («Конституционные  основы 
современного 
российского 
федерализма»), 
Д.Т.Шон («Конституционная 
ответственность») и др.  
В  юридической  литературе  выделяются  два  направления  понимания 
юридической  ответственности:  как  последствия  правонарушения  и  как  осознанного 
выполнения правовых обязанностей. Отсюда возникает проблема существования двух 
аспектов 
юридической 
ответственности: 
проспективного 
(позитивного) 
и 
ретроспективного (негативного). Так, многие сторонники позитивной ответственности  
                                                           
122 Овсепян Ж.И. Критерии конституционной ответственности РФ. // Северо-Кавказский юридический вестник. 
2001г. №4. 
 
 

 
143
доказывали,  что  любая  отраслевая  ответственность  может  выступать  не  только  в 
качестве  отрицательной  оценки  государством  лица,  совершившего  правонарушение, 
но  и  как  "необходимость  отвечать  за  свое  юридически  значимое  поведение",  как 
"чувство  долга", "обязанность  совершать  действия,  соответствующие  закону";  тогда 
как  другие  авторы  считали,  что  такой  подход  приводит  к  смешению  в  понятии 
ответственности  блага  (следования  долгу),  неизбежного зла  (последствия  нарушения 
долга),  предпосылки  нормальной  деятельности  (осознание  долга),  результата 
очевидных  аномалий  (пренебрежения  долгом),  и  обязанность  совершать  действия, 
предусмотренные законом, отождествляется с последствиями ее неисполнения. Таким 
образом,  только  государственное  принуждение  в  виде  лишений  и  обременений  для 
правонарушителя может рассматриваться как ответственность (в негативном смысле). 
Данный подход вбирает в себя основания ответственности, реализацию и последствия 
применения государственно - принудительных мер. 
Особенности  конституционно - правовой  ответственности  можно  изложить 
следующим образом. 
Во-первых,  сфера  применения - меры  ответственности  реализуются  в  ответ  на 
правонарушения  в  области  основных  элементов  системы  государственной  власти, 
закрепленных Конституцией и федеральными законами. 
Во-вторых,  указанные  меры  лишены  имущественного  содержания.  Поэтому 
правильным  является  утверждение,  что  за  нарушение  конституционных  норм  может 
наступать  имущественная  (гражданско - правовая)  ответственность,  а  также  в  ряде 
случаев административная, дисциплинарная и уголовная. 
В-третьих, существует особый состав субъектов указанной ответственности, т.е. 
инстанциями  применения  ответственности  и  правонарушителями,  как  правило, 
выступают государственные органы (обоих уровней власти Федерации), должностные 
лица,  депутаты,  общественные  объединения,  т.е.  носители  публичных  полномочий, 
участники публичных отношений и лишь в редких случаях физические лица (отказ в 
регистрации кандидата в депутаты, лишение статуса беженца и др.). 
В-четвертых,  реализация  мер  ответственности  возможна  через  судебную 
процедуру  (Конституционный  Суд),  а  также  во  внесудебных  формах  (Президент, 
парламент,  иные  уполномоченные  государственные  органы,  должностные  лица).  В 
некоторых  случаях  решение  о  применении  мер  ответственности  принимается 
 
 

 
144
непосредственно  населением  (отрешение  от  должности  путем  проведения 
референдума главы местного самоуправления, отзыв депутата и т.д.) 
В-пятых, следует отграничивать конституционно - правовую ответственность от 
организационно - властных  санкций.  Хотя  применение  мер  ответственности  и 
указанных санкций всегда основано на политическом характере оценки деятельности 
того или иного субъекта конституционно - правовых отношений, но для привлечения 
к  ответственности  необходимо  установить  виновность  и  противоправность 
конкретного деяния, тогда как организационно - властные санкции могут применяться 
и без правонарушения.123 
Конституционно - правовая  ответственность  Кабардино-Балкарской  Республики 
как  субъекта  РФ    возлагается  на  соответствующие  органы  государственной  власти, 
которые  за  несоблюдение  конституционного  требования,  закрепленного  в  правовой 
норме,  могут  быть  подвергнуты  государственному  принуждению  через  ограничения 
их прав, иные формы воздействия. 
Очевидно,  что  конституционные  коллизии,  содержащиеся  в  конституциях 
республик,  что  следует  из  многих  решений  Конституционного  Суда  РФ,  являются 
конституционными  правонарушениями  и  касаются  самых  различных  сфер 
конституционного  регулирования,  а  следовательно,  могут  иметь  различную  степень 
общественной  опасности.124  В  то  же  время  меры  ответственности,  точно 
определенные  в  законодательстве  Российской  Федерации,  позволяют  за  совершенно 
разные с этой точки зрения конституционные правонарушения применять одинаковые 
меры  ответственности:  имеется  в  виду  роспуск  законодательного  органа  и 
отстранение главы исполнительной власти. Для разрешения этой проблемы абзац 2 ст. 
3.1  Федерального  закона  "Об  общих  принципах  организации  законодательных 
(представительных)  и  исполнительных  органов  государственной  власти  субъектов 
Российской  Федерации"  от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ  (с  изменениями  и 
дополнениями,  внесенными  Федеральным    законом    от  29  июля 2000 г. N 106-ФЗ)  
вводит    следующие    критерии    в  качестве  общего  условия  ответственности  органов 
государственной  власти  субъектов  Федерации:  принятие  в  субъектах  Федерации 
нормативных актов, противоречащих Конституции РФ и федеральным законам, если 
они  повлекли  за  собой  массовые  и  грубые  нарушения  прав  и  свобод  человека  и 
гражданина,  угрозу  единству  и  территориальной  целостности  России,  ее 
                                                           
123 Овсепян Ж.И. Критерии конституционной ответственности. //СКЮВ. 2001г. №4. 
 
 

 
145
национальной  безопасности  и  обороноспособности,  единству  правового  и 
экономического пространства. 
    По-видимому,  поскольку  разработать  какие-либо  точные  критерии 
общественной опасности применительно к таким видам правонарушений чрезвычайно 
сложно,  следует  рассматривать  каждое  конкретное  правонарушение  через  призму 
политической  оценки  их  опасности,  что,  по  сути,  является  прерогативой 
соответствующих органов государственной власти Федерации. 
В  теории  и  практике  государственного  строительства  выработано  значительное 
количество 
средств 
государственного 
принуждения, 
применяемых 
за 
конституционные  правонарушения  к  субъектам  Федерации.  Это  отстранение  от 
должности  главы  исполнительной  власти,  роспуск  законодательного  органа,  отмена 
или приостановление действия актов органов власти субъектов Федерации, признание 
недействительным 
указанных 
актов 
федеральными 
судами, 
временное 
перераспределение  или  изъятие  предметов  ведения  или  полномочий  в  пользу 
исключительно  органов  власти  Федерации,  введение  прямого  федерального 
правления, силовое воздействие путем ввода воинских и полицейских подразделений. 
Указанные  меры  могут  быть  классифицированы  по  различным  критериям:  в 
зависимости  от  органов,  их  применяющих;  по  правовому  результату;  по  степени 
государственного  принуждения;  но  главным  остается  вопрос,  какая  совокупность 
указанных мер и какие иные средства позволят обеспечить соответствие конституций 
и уставов субъектов Федерации Конституции России. 
Практическая работа по выявлению существующих противоречий проводилась в 
Государственной  Думе  России,  где  проходили  соответствующие  парламентские 
слушания.  Тем  самым  Государственной  Думой  РФ  закладывается  основа  для 
функционирования 
системы 
наблюдения 
по 
выявлению 
противоречащих 
Конституции  России  норм  конституций  и  уставов,  создаваемых  в  субъектах 
Федерации.  Так,  например,  Государственной  Думой  Российской  Федерации  первого 
созыва  было  принято  Постановление  по  итогам  парламентских  слушаний  "О 
проблемах  соответствия  конституций  республик,  уставов  краев,  областей,  городов 
федерального  значения,  автономной  области,  автономных  округов  Конституции 
Российской  Федерации"  от 22 июля 1994 г. N 233-ГД,  одной  из  важнейших  частей 
которого  являлся  аналитический  обзор  о  соответствии  конституций  и  уставов 
                                                                                                                                                                                                  
124 Лучин В.О. Конституционные деликты // Государство и право. N 1. 2000. Стр. 14 - 19. 
 
 

 
146
субъектов  Федерации  Конституции  России.  Приложением  к  этому  Постановлению 
являются  одобренные  депутатами  рекомендации,  выработанные  по  результатам 
парламентских  слушаний.  В  них  отмечается,  что  для  разрешения  разногласий 
возможно  использование  согласительных  процедур,  в  том  числе  по  инициативе 
Президента России. Далее указывается на необходимость безотлагательного решения 
проблемы  предметов  совместного  ведения,  что  возможно  осуществить  в  результате 
принятия  специального  федерального  закона.  Соответствующее  разграничение 
полномочий между Федерацией и ее субъектами в общих сферах общественной жизни 
должно проводиться в конкретных федеральных законах, регулирующих отношения в 
тех  или  иных  областях,  относящихся  к  установленным  Конституцией  России 
предметам совместного ведения. 
Реализация  идеи  субсидиарной  ответственности  с  учетом  особенностей 
федеративных  отношений,  формирующихся  в  процессе  разделения  и  осуществления 
власти  между  федерацией  и  ее  субъектами,  требует  закрепления  двух  уровней 
конституционной  ответственности.  Первый - ответственность  федерации  и  ее 
субъектов; второй – ответственность органов государственной власти федерального и 
регионального  уровней  по  вертикали.  В  настоящее  время  большое  внимание 
уделяется  конституционной  ответственности  органов  государственной  власти. 
Природа, формы и механизм ответственности федерации и ее субъектов, как правило, 
остаются  вне  поля  зрения.  Между  тем  именно  этот  аспект  приобрел  особую 
актуальность  применительно  к  современным  российским  условиям.  Свершившийся 
факт  разделения  государственной  власти  между  Федерацией  и  ее  субъектами  по 
действующей  Конституции  РФ  не  был  подкреплен  необходимой  системой 
ответственности 
сторон 
федеративных 
отношений 
за 
ненадлежащее 
ее 
осуществление.  Это  в  немалой  мере  обусловило  развитие  дезинтеграционных 
процессов  в  конституционно-правовом  пространстве  России  и  кризисных  явлений 
конституционной  законности  в  системе  властеотношений  между  Федерацией  и  ее 
субъектами.125 
 Какие  же  меры  конституционной  ответственности  могут  быть  применены  к 
органам государственной власти Кабардино-Балкарской Республики в соответствии с 
Федеральным законом от 6.10.99г. (с последующими изменениями и дополнениями)?   
Статья 27 Закона  устанавливает  что  правовые  акты  законодательного 
                                                           
125 Умнова И.А. Конституционные основы современного российского федерализма. М., 2000г. С.236. 
 
 

 
147
(представительного)  органа  государственной  власти  субъекта  РФ,  высшего 
должностного  лица  субъекта  Федерации  (руководителя  высшего  исполнительного 
органа  государственной  власти  субъекта  РФ),  высшего  исполнительного  органа 
государственной власти субъекта РФ, иных органов государственной власти субъекта 
РФ,  а  также  правовые  акты  должностных  лиц  указанных  органов,  противоречащие 
Конституции  РФ,  федеральным  законам,  конституции  (уставу)  и  законам  субъекта 
Федерации,  подлежат  опротестованию  соответствующим  прокурором  или  его 
заместителем в установленном законом порядке. 
Президент  России  вправе  обращаться  в  законодательный  (представительный) 
орган государственной власти субъекта Федерации с представлением о приведении в 
соответствие  с  Конституцией  РФ,  федеральными  конституционными  законами  и 
федеральными  законами  конституции  (устава),  закона  субъекта  РФ  или  иного 
нормативного  правового  акта  законодательного  (представительного)  органа 
государственной власти субъекта Российской Федерации. 
В  случае  возникновения  разногласий  Президент  РФ  использует  согласительные 
процедуры  для  их  разрешения.  В  случае  недостижения  согласованного  решения 
Президент Российской Федерации может передать разрешение спора на рассмотрение 
соответствующего суда. 
Таким образом, нормативные акты Президента КБР, Правительства КБР и других 
органов  исполнительной  власти  республики  могут  быть  опротестованы  Прокурором 
республики в порядке установленном федеральным законом «О Прокуратуре РФ», т.е. 
не позднее чем в десятидневный срок с момента его поступления протест должен быть 
рассмотрен  органом,  принявшим  данный  нормативный  акт.  О  результатах 
рассмотрения протеста незамедлительно сообщается прокурору в письменной форме.  
Кроме  этого,  в  соответствии  со  ст. 29 данного  федерального  Закона  действие 
нормативных  актов  Президента  и  Правительства  КБР  может  быть  приостановлено 
Президентом  России  в  случае  противоречия  этих  актов  Конституции  РФ, 
федеральным законам, международным обязательствам России или нарушения прав и 
свобод  человека  и  гражданина  до  решения  этого  вопроса  соответствующим  судом. 
Такое  приостановление  оформляется  в  форме  Указа  Президента  РФ.  В  период 
действия  указа  Президента  Российской  Федерации  о  приостановлении  действия 
данных актов Президентом КБР или Правительством республики не может быть издан 
другой  акт,  имеющий  тот  же  предмет  регулирования,  за  исключением  акта, 
 
 

 
148
отменяющего  акт,  действие  которого  приостановлено  Президентом  РФ,  либо 
вносящего в него необходимые изменения.  В случае, приостановления нормативного 
акта  орган  государственной  власти  КБР, издавший  данный  нормативный  акт,  вправе 
обратиться в соответствующий суд для решения вопроса о соответствии изданного им 
акта  Конституции  Российской  Федерации,  федеральным  законам  и  международным 
обязательствам России. 
Законы  и  иные  нормативные  акты  Парламента  КБР  и  его  палат  могут  быть 
отменены  следующими  способами. 1) По  протесту  Прокурора  республики  (его 
заместителя)  в  порядке  установленном  федеральным  законом  «О  Прокуратуре  РФ», 
т.е.  в  случае  принесения  протеста  протест  должен  быть  рассмотрен  на  ближайшем 
заседании. О принятом решении в письменном виде сообщается прокурору. Следует 
отметить,  что  не  всегда  Парламент  по  протесту  прокурора  отменяет  свой 
нормативный акт. Так, в феврале 2001г. Прокуратурой КБР был принесен протест на 
ст. 5 закона  КБР  «О  едином  налоге  на  вмененный  доход  для  определенных  видов 
деятельности», в соответствии с которым плательщики единого налога на вмененный 
доход  освобождались    от  применения  контрольно-кассовых  машин  при  расчете  с 
населением. Однако, Совет Республики Парламента КБР отказался отменять данную 
норму  закона.  После  этого  указанная  норма  была  признана  не  соответствующей 
федеральному  законодательству  Верховным  судом  КБР  по  заявлению  Прокуратуры 
КБР. 2) По  представлению  Президента  России  о  приведении  нормативного  акта  в 
соответствие  с  Конституцией  РФ  и  федеральным  законодательством.  В  случае 
несогласия  Парламента  республики  с  представлением  Президента  РФ  используются 
согласительные  процедуры  для  их  разрешения.  В  случае  недостижения 
согласованного  решения  Президент  РФ  может  передать  разрешение  спора  на 
рассмотрение  Верховного  суда  КБР. 3) Законы,  нарушающие  права  и  свободы 
человека  и  гражданина,  права  общественных  объединений  и  органов  местного 
самоуправления, могут быть обжалованы в судебном порядке. 
 Должностные лица органов исполнительной власти КБР несут ответственность, 
предусмотренную федеральными и республиканскими законами.  
Президент  РФ  вправе  вынести    предупреждение  Президенту  республики  в 
случае: 
а)  издания  Президентом  КБР  нормативного  правового  акта,  противоречащего 
Конституции  Российской  Федерации,  федеральным  конституционным  законам  и 
 
 

 
149
федеральным  законам,  если  такие  противоречия  установлены  решением  Верховного 
суда КБР, а Президент республики в течение двух месяцев со дня вступления в силу 
решения  суда  либо  в  течение  иного  предусмотренного  решением  суда  срока  не 
приняло в пределах своих полномочий мер по исполнению решения суда; 
б)  уклонения  Президентом  КБР  в  течение  двух  месяцев  со  дня  издания  указа 
Президента РФ о приостановлении действия нормативного правового акта Президента 
или 
Правительства 
КБР 
от 
издания 
нормативного 
правового 
акта, 
предусматривающего  отмену  приостановленного  нормативного  правового  акта,  или 
от  внесения  в  указанный  акт  изменений,  если  в  течение  этого  срока  Президент 
республики не обратился  в соответствующий суд для разрешения спора. 
При  этом  срок,  в  течение  которого  П