18943

Коммуникативное пространство. Роль связей с общественностью в формировании коммуникативного пространства

Доклад

Журналистика, издательское дело, полиграфия и СМИ

Коммуникативное пространство. Роль связей с общественностью в формировании коммуникативного пространства Коммуникативное пространство современной цивилизации формируется рядом машин порождающих символы. В этой роли выступают и массмедиа и искусство и политиче

Русский

2013-07-10

90.5 KB

8 чел.

Коммуникативное пространство. Роль связей с общественностью в формировании коммуникативного пространства

Коммуникативное пространство современной цивилизации формируется рядом машин, порождающих символы. В этой роли выступают и масс-медиа, и искусство, и политическая коммуникация. Все они порождают символический мир, живущий по своим законам, отличным от законов мира реального. При этом в ряде случаев не только символический мир начинает строиться по законам мира реального, причинно вытекая из него. Но достаточно часто есть и обратная зависимость, об одной из них упоминает У. Гэмсон, говоря, что художественная реальность в виде телевизионных детективов может продиктовывать приоритетность в муниципальную политику. Ту же ситуацию мы имеем и в СНГ, когда даже старушка на лавочке перед домом говорит. что она боится рэкета. Но вероятность попадания рэкета на нее весьма мала. Однако масс-медиа продиктовывают приоритеты в действительность. Мы же слабо различаем приоритеты символической действительности от реалий.

Часто решение проблем социального управления пытаются найти в разного рода медиа-холдингах, создав более сильный информационный "кулак", чем у оппонента. Это чисто административное решение, которое не является единственно правильным. Ведь в ряде случаев одна статья или одно выступление может срабатывать сильнее, чем постоянное информирование. Вот что, например, пишет в отношении Ю. Лужкова "Московский комсомолец" (1998, 21 -28 мая): "Очевидно, что Лужкову придется придумывать новые ходы и совершенно новые технологии. Пока ни "ТВ-Центр", ни другие информационные усилия мэрии к особому успеху не приводят". Особо явно проявляется неумение как властных, так и иных структур проявляется в неумении строить опровержения компромата, который при этом постепенно становится постоянной приметой сегодняшнего дня.

Масс-медиа исходно строились в цепи запаздывания: сначала событие, потом его описание. Первые газеты синхронизировались с расписанием дилижансов: соответственно этот разрыв во времени в данном случае соответствовал разрыву во времени в расписании дилижансов. Затем газеты попытались (ежедневными выпусками, а иногда утренними и вечерними) свести к минимуму этот разрыв, но он технологически все равно сохранялся. Время события всегда предшествует в нем времени освещения:

Время (события) > Время (освещения)

Только телевидению удалось привести его к нулю:

Время (события) = Время (освещения)

Но и здесь прямой эфир реально занимает не так много времени. с чем это связано? Не только вопросы цензуры. В советское время, чтобы не допустить чего-то непредвиденного репортажи с Красной площади шли с незначительным запаздыванием во времени, о чем не знал телезритель. В случае ЧП всегда можно было среагировать и не пускать это в эфир.

Прямой эфир дает множество случайной информации. Вспомним тянущиеся бесконечно минуты ожидания во время прямых репортажей об официальных визитах. Комментатор уже не знает, о чем рассказывать. МЫ видим лишние подробности, кто из первых лиц с кем разговаривает, над кем раскрыт зонтик и под. Поэтому западные специалисты по ПР обращают специальное внимание на телеэфир, даже непрямой. Телевидение оказалось каналом, который сообщает много лишней информации, которую ты бы никогда не узнал, к примеру, из газеты. И тут требуется особая осторожность, чтобы зритель в результате получил только ту информацию, которая и была предназначена для него.

Ритуал мы можем рассматривать как событие, которое осуществляется как бы после освещения, поскольку идет по давно известным канонам. В нем время освещения предшествует времени события - Время (события) < Время (освещения)

Сегодня, когда мы говорим о свободе слова, мы видим брожение между двумя полюсами. С одной стороны, речь идет о свободе слова, прессы, с другой - о защите информационного пространства. Первая точка зрения высказывается группой, назовем условно, западников, другая - группой, снова условно, националов. Они вроде бы противостоят друг другу, но на самом деле перед нами защитники мифов, а не реалий, какими являются и та, и другая точка зрения. Кстати, в советское время мы также жили под крышей подобных мифов. Вспомним, как мы говорили о "продажности буржуазной прессы" и о правдивости своей. На уровне неофициальном не любили пропаганду, считая ее ненастоящей, однако проигрыш Советского Союза в информационной холодной войне говорит об обратном.

СМИ обладают возможностью менять пропорции реального события, делая из него либо более мощное, либо более слабое. В качестве примера, можно привести высказывание Гая Ханова, президента агентства "Publicity PR" ("Советник". - 1997. - № 12. - С. 27): "[В]о время одной из предвыборных кампаний мы почти искусственно раздули шумиху вокруг одной ситуации с отсутствием горячей воды и отопления. Ситуация эта была на самом деле, мы ничего не придумали. Но мы организовали об этом массу публикаций во всех местных СМИ, заставили кандидата отказаться от предвыборной агитации до тех пор, пока проблема не будет решена. Он надел каску, резиновые сапоги, сам встал за пульт коммутатора, отвечал на прямые звонки с "места событий". Таким образом, ситуация была решена в максимально короткий срок, и за несколько дней до выборов рейтинг кандидата повысился, по нашим подсчетам, примерно на двадцать пунктов". Вот пример управляемого воздействия на общественное мнение.

Центральной ошибкой нашего сегодняшнего подхода является смешение условий и возможностей идеального информационного мира и контекста его материального воплощения. Сначала мы попытались решить все проблемы идеализациями, простым порождением слов: все газеты стали именоваться независимыми, а площади - европейскими. Решив проблему в этом идеальном контексте, мы не продвинулись к решению ее в контексте материальном. Оказалось, что смена памятников и переименование улиц очень хорошо меняет вербальный мир, но имеет весьма косвенные последствия для мира реального.

Какие же характеристики мира реального сегодня влияют на мир символический? Мы говорим о символическом мире, поскольку масс-медиа (как и художественная литература) порождают, в первую очередь, именно символы. Телевизионная программа новостей - это такая же мифопорождающая машина, как и детская сказка про Ивасика-Телесика. Это вообще-то даже норма функционирования, поскольку из миллиона событий на страницу или экран могут попасть только десятки. Поэтому каждое попавшее уже функционирует как знаковое событие, как эталон той или иной ситуации, а не как сама ситуация. Редактор и отбирает их под подобным углом зрения.

Но поскольку миф свободной прессы довлеет над всеми нами, мы должны посмотреть на то, что мешает этому мифу стать реальностью, забыв на время, что мифы никогда не становятся реальностью. Среди причин, препятствующих автономизации прессы, что приводит к невозможности ее независимости, можно назвать следующие:

1. Оказалось, что не может быть экономически независимой прессы, поскольку а) читатель не в состоянии ее поддержать, а сегодня мы вообще имеем десятикратное уменьшение тиражей, б) экономическое состояние страны не способствует развитию рекламы.

2. Продолжается как экономический передел, так и передел власти. Как следствие, перестают работать институты стабилизации общества (или они работают в неполную силу). В результате образуется ситуация битвы, борьбы политических и экономических гигантов, а они не дают прессе остаться нейтральными. Поэтому сегодня нет незаангажированных СМИ, все защищают чью-то точку зрения, все клюют врагов своих теневых "покровителей".

3. В такие периоды возрастает опора на массовые настроения. Это, как, к примеру, митинги периода перестройки. Любое крупное действие требует предварительной информационной артподготовки. Перестройка выводит на улицу толпу. Когда же передел власти совершен, толпу убирают с улиц. Активация массового сознания, манипулирование массовыми настроениями - это скорее политическая задача, чем требование к СМИ, хотя мы и привыкли к пониманию газеты как коллективного агитатора и пропагандиста. И оно не способствует становлению газеты как газеты-аналитика, а возвращает нас к газете-агитатору.

4. Неспособность властных структур выйти на режим диалога из режима монолога, к которому они привыкли за советский период существования. Отсюда, к примеру, бесконечные войны с парламентом как в Украине, так и в России, где одна из таких война вообще закончилось обстрелом парламента.

5. Для России характерно также наличие нескольких независимых финансово-политических центров, Украина же все живет под одной крышей, в одном стеклянном доме, где нельзя так бросать камни, как в России. Поэтому украинский вариант "Кукол" НТВ невозможен даже чисто теоретически. И не столько из-за реакции первого лица, как вообще целого списка лиц первого ряда партера. Объяснение этому феномену можно искать также в законе больших чисел: вероятно, на больших массивах работают иные закономерности, поэтому пока украинские банки, экономика и лидеры не выйдут на иной уровень, Украина обречена иметь полусоветские циклы массовой коммуникации.

В целом следует признать, что прессе пока не удалось гордо поднять голову. Но было бы несправедливым обвинять в этом только сознательные действия властей. Объективные условия переходного периода толкают всех на выбор неоптимального с точки зрения стабильного общества варианта поведения. Но для данной системы он оптимален. М. Мамардашвили говорил о советском времени как о языке осуществившейся утопии. Это из его лекций 1988 г. на Высших курсах сценаристов и режиссеров. Он говорит там о законе иноконемыслия, выводя его из разрушения языка. Он замечает, что "всякая идеология неизменно стремится к тотальности", и что "есть закон инаконемыслия, по которому всякая идеология стремится в своем систематическом развитии к такой точке, где эффективность измеряется не тем, насколько верят в идеологию люди и сколь много таких людей, а тем, чего она не дает подумать и не дает сказать" (Мамардашвили М. Необходимость себя. - М., 1996. - С. 316).

Следствием всего этого является не только отсутствие понятной картины мира, которую и должны поставлять нам газеты. Население не в состоянии выбрать никакой точки зрения. Политики выступают в роли информационных миссионеров, призывая к вере в свои слова и поступки. Партии неразличимы под невооруженным взглядом. Они есть, но одновременно их нет. Есть группа лиц, которые уже сидят в тех или иных креслах, и группа лиц, которые хотели бы пересесть в кресла. Это война кресел, где роль информации, коммуникации, СМИ в целом оказывается предельно заниженной. И это понятно, никакой информацией не победить уровень ножек того или иного кресла.

Есть вариант строительства сильных СМИ, где можно побеждать количественно, когда все как один смотрят одну программу, читают одну газету. Однако эту "обязательную подписку" мы уже проходили, и проиграли ее. Другой вариант - строительство интеллектуальной защиты. Но он требует кардинального пересмотра отношения к интеллектуальной поддержки государства. На первом этапе государственности была принята как бы эмоциональная поддержка, когда писатели и журналисты воспели данный вариант развития событий. Интересно, что этот тип поддержки идеально подходит для выведения людей на улицы, что и было использовано в период перестройки. Потом государство отвернулось от этих людей не из-за своей негативной натуры, просто уже нет необходимости в митинговой коммуникации. На сегодня государство заинтересовано во внедрении стабилизирующих инструментов (типа стержней-поглотителей в ядерных реакторах), а наши писатели или журналисты сделать этого не могут.

И последнее, Ф. Фукуяма писал, что СССР страдал от отсутствия легитимных каналов для выражения негативных эмоций (Fukujama F. The end of history and the last man. - London, 1992). Поэтому они накапливались. И соцстраны, в результате, стали разваливаться от внешне неприметных событий. Мы продолжаем эту традицию. СМИ могли бы стать этим легитимным каналом. Но чисто психоаналитически СМИ вытесняют из обсуждения "отрицательности" существующего мира, а больше внимания уделяют присуждению Оскара или захвату заложников в Латинской Америке. Точно так заключенные в немецких концлагерях никогда не упоминали в своих разговорах печи, в которых их сжигали, надеясь , что чаша сия их минует. В целом это, наверное, признак спасения здоровья индивидуума, но с точки зрения общества это в определенной степени признак нездоровья. По-другому нельзя объяснить того, что население теряет интерес к своим собственным проблемам уровня страны. Вся череда наших политиков (за редким исключением) постепенно уходит за полосу узнаваемости.

Пресса должна быть генератором разнообразия точек зрения, чего не происходит. Невозможно который год стоять на раздорожье, меняя только лозунги по мере их выцветания: от "Перестройка необратима" до "Нет альтернативы избранному курсу". Альтернатива есть всегда, и показать ее - задача СМИ.

Потеряна при этом и одна из главных характеристик западного общества, когда ни одно существенное действие не может иметь места без соответствующей информационной подготовки. США активно работало со своим населением перед вступлением в войну в Персидском заливе, только организация "Граждане в зашиту Кувейта" имеола бюджет в сумме шести миллионов. В результате населением своим большинством приветствовало вступление Америки в войну. Война в Чечне начиналась и проводилась без обеспечения соответствующей поддержки от населения. Одна информационная война была выигран, другая проиграна.

2. Формирование коммуникативного пространства методами паблик рилейшнз

Мы часто говорим об информационном пространстве. Но речь скорее должна идти о коммуникативном пространстве. Если информация отсылает нас на односторонний процесс, где у потребителя только пассивная роль, то в случае коммуникации речь уже идет о двустороннем процессе, где и генератор и получатель информации оба обладают активными, формирующими эту коммуникацию ролями.

Сегодняшний мир в сильной степени сформирован массовыми коммуникациями. Политическое или экономическое событие только тогда становится значимым, когда о нем рассказано в средствах массовых коммуникаций. Должна выполняться определенная зависимость: чем значимее эта фигура, структура в реальном мире, тем большее место она должна занимать в потоках информации. Сегодня ни одна западная структура не может существовать без соответствующей коммуникативной поддержки. Так, например, посольство США в Москве имеет в своем составе восемь человек для связей с прессой. Соответственно все западные филиалы компаний на территории автоматически повторяют число сотрудников сферы паблик рилейшнз, принятые на их родной земле.

Странам СНГ трудно войти в этот мир на равных, ибо в нем все положительные места уже заняты. От нас не ждут рассказов о новых открытиях или о пересадке печени. От страны, которая занимает позицию стран третьего мира, ждут рассказов о стихийных бедствиях, о забастовках, о голоде. Белое братство со своим концом света также интересовали зарубежные средства массовой коммуникации. Это не чьи-то злые козни. Первое место становится первым, только если есть кто-то, кто занимает последнее место, на фоне которого ты хорошо смотришься. Последний скандал с торговлей оружием с Ливией спокойно укладывается в эту же схему: плохая Украина и хороший западный мир. Страна-ребенок, которая не знает правил игры стран-взрослых.

Украинские СМИ не могут победить эту тенденцию, поскольку не обладают достаточной силой. Украина, к тому же, и не имеет сориентированных на Запад или на Россию СМИ. Но одновременно есть соответствующий закон пропаганды: нет смысла тратить деньги на разрушение стереотипа, поскольку сделать это практически невозможно. Можно только попытаться строить рядом новый стереотип. Есть также закон селективного восприятия: мы берем из потока новостей только то, что соответствует нашей картине мира, отвергая то, что пытается ее нарушить. Тем самым мы как бы поддерживаем определенный уровень психологической комфортности. Вероятно, по этой причине "коррумпированность" мы оправдываем рассказом о том, что приватизация обязательно сопровождается криминализацией. Причем формулируем это почти как новый закон Ньютона.

Очень слабо налажена также работа с отрицательной информацией. Запад имеет более богатый опыт в этом отношении, поскольку, к примеру, в случае избирательных кампаний объем негатива превышает объем позитива. Но из-за неоднозначного отношения населения организация негативного информирования требует совершенно иных усилий и более серьезного мастерства. Украинский избирательный пример 1998 г., когда официальные СМИ активно выступали против экс-премьера П. Лазаренко, наглядно демонстрируют это. Принятый у нас стереотип: раз критикуют, значит, следует поддержать, раскрылся в данной ситуации очень серьезно. Отсюда следует понятный вывод: прямая выдача негативной информации достаточно часто несет противоположный результат. И это давно поняли во всем мире.

Самый яркий пример негативной рекламы в США - Клинтон против Буша - как раз демонстрирует возможности косвенной выдачи негативной информации. В этих роликах на экране появлялся Дж. Буш, который говорил "Читайте по моим губам", затем голос Буша говорил, к примеру, повышения налогов не будет. А завершала рекламы официальная справка департамента статистики, которая гласила, что налоги за время правления Буша были повышены во столько-то раз. Обратите внимание: в этой подаче как бы отсутствует даже намек на точку зрения Клинтона. По этой причине населения очень хорошо воспринимало подобную рекламу. Часть из них говорила, что это же говорит сам Буш. Другая часть избирателей вообще считала, что эти рекламы были заказаны официальными инстанциями типа департамента статистики.

Мы также сталкиваемся с негативными ситуациями не только в предвыборной ситуации. Пресс-секретарям часто приходится. изворачиваясь, исправлять непродуманные высказывания первых лиц. Вот, например, какой совет дает генеральный директор Центра политических технологий И. Бунин: "По-моему, наиболее сильное отрицательное влияние на имидж Ельцина оказал выход книги Коржакова, которая окончательно разрушила миф о том, что президент - героическая личность. В этой книге он предстал перед нами как человек со всеми своими сильными и слабыми сторонами, и слабых сторон у него, оказывается гораздо больше, чем сильных. Мемуары бывшего телохранителя президента получили широкий резонанс среди населения и привлекли особое внимание многих политических лидеров, которым интересно заглянуть за завесу личной жизни российского лидера. В такой ситуации Борису Николаевичу необходимо поступать следующим образом: ни в коем случае не обращать внимания на шумиху вокруг выхода книги, попытаться высмеивать автора так, как это делают в передаче "Куклы", и, наконец, занять единственную для него нишу: отказаться от образа царя и надеть на себя маску "дедушки", пусть в чем-то слабого, зато старого и мудрого" ("Советник". - 1997. - № 10. - С. 5). со многим в этих словах можно согласиться, но следует резко возражать против имиджа "дедушки". Тип наших стран не позволяет такого варианта руководителя, который, вероятно, и возможен в какой-то преуспевающей и стабильной западной державе. Кстати, немного шокирующе прозвучали возгласы в одном из КВНов (апрель 1998), где ставропольская команда кричала под стенами Кремля "Дедушка, дедушка", якобы пытаясь докричаться до Ельцина. Статус дедушки в нашей культуре - все же статус "уходящего", с которым следует считаться, а можно и не считаться. Это уж как получится.

Гай Ханов, президент агентства "Publicity PR", называет в качестве отрицательного фактора для имиджа Б. Ельцина, помимо войны в Чечне, протекание его болезни. "Те, кто долгое пытался скрыть состояние президента, тем самым показали свое полнейшее презрение к общественному мнению. Основной закон PR - гласность. Чем больше люди знали бы о болезни Ельцина, тем больше сочувствовали бы родному президенту, и вся страна ждала бы с нетерпением новостей о его здоровье. В этом случае он действительно стал бы близок многим. Что же касается различного рода внутренних кремлевских интриг - отставки Коха, скандалов с аукционами и т.д., то вряд ли это все интересует публику, проживающую за пределами Садового кольца, и никаких PR-действий в этом отношении просто не требуется. Другое дело, что со времени выборов командой Ельцина не было проведено ни одной успешной PR-акции, что само по себе уже повлияло на падение рейтинга президента" (Там же). В возражение вышесказанному следует заметить, что скандалы и отставки очень серьезно влияют на общественное мнение, поскольку нарушают основной постулат, достаточно четко сформулированный еще во времена Гитлера и успешно применяемый американской администрацией - власть должна говорить единым голосом. Поэтому не допустимы никакие ссоры и конфликтующие высказывания, поскольку они показывают не просто слабость власти, а создают событие, к которому заранее однозначно отрицательно отнесется население.

О новой тенденции работы с компроматом говорит руководитель центра общественных связей "ОНЭКСИМ Банка" М. Колеров: "Примерно с весны этого года стало меняться отношение к "черному PR" - заказным статьям. Размещение компромата в СМИ стало уже не столь или даже контрпродуктивно. Потому что теперь, когда появляется какая-то компрометирующая статья - не анализ, а просто "слив" - никто уже не задается вопросом - что происходит на самом деле, а все сразу начинают выяснять, кому это нужно, кто за этим стоит. И потому опровержение, контрдоводы, вроде, не всегда нужны, а то и просто излишни" ("Советник". - 1997. - № 10. - С. 10). Вероятно, это естественная реакция на распространенность компромата, которая особо проявилась в последнее время.

Коммуникативное пространство любой страны СНГ вне зависимости от попыток наладить управление им формируется сегодня по независимым ни от кого законам. С одной стороны, СМИ поставлены в ситуацию самовыживания. С другой, СМИ начали активно использоваться в политической борьбе, открывая свои страницы для сильного потока негативного информирования, чего не было раньше. Частично это снимается определенным нереагированием на высказанные в прессе обвинения, в то время как ранее за ними бы следовали крутые меры. То есть открыв "шлюзы" для негатива, общество сбалансировало его поступление отсутствием реакции на него, вновь приведя в соответствие свою систему.

Бывший СССР строил в сильной степени монологический вариант цивилизации. Общество строило сильную иерархию. В ней чем выше сидел человек, тем более правильными были его мысли. Л. Брежнев сразу издавал продолжающееся собрание сочинений. В этой моноцивилизации были свои четкие законы, которые не допускали диалога. Партийный работник был непререкаем. Мы были единым советским народом. Народ и партия также были едины. Единые схемы интерпретации действительности заставляли нас "БУРНО АПЛОДИРОВАТЬ" утрачивающему координацию генсеку.

Перестройка приносит элементы диалогического общества. Рушатся старые иерархии. Советский народ становится многонациональным. Партийный работник превращается в негативного героя. Прошлые негативные герои (диссиденты) становятся героями позитивными. Впереди этих изменений шли вербальные герои - писатели, журналисты, режиссеры, которые были профессионалами воздействия на массовое сознание в прошлом. И продолжили свою работу в настоящем.

Горбачев говорил: критикуйте парткомы, а мы поможем. То есть реально инициировал диалог. Марк Захаров уничтожал свой партбилет. демонстрируя новые варианты поведения, которых практически не было до этого. Общество, как в период Петра Первого, оказалось перед использованием нового языка. "Переводчиками" и стали вербальные профессионалы, которых в свое время называли "инженерами человеческих душ".

Монологическое общество строит и лелеет свою иерархию. Даже Сталин был не Сталиным, а Лениным сегодня. Этим общим измерителем была партийная иерархия. Статус ведомства определялся статусом его руководителя в партийной иерархии.

СССР в результате распался на энное число новых иерархий, между которыми возникли диалогические отношения. Однако эти иерархии оказались неравноценными с прошлыми. Ср. существование одной партии в прошлом и более сорока, которые объявили о себе сегодня.

Когда монологическое общество строит общество диалогическое, оно неизбежно вновь начинает повторять свой старый путь. В странах СНГ тоже наличествуют четкие ростки строительства новой единой иерархии, нарушающие принцип диалогизма. Приведем только некоторые примеры.

- опеределенный канал телевидения декларируются как президентский канал, где возможен только вариант монологизма (критика властей запрещена);

- на уровне национального строительства декларируется идея "титульной нации", все остальные должны проникнуться одной идеей, все другие языки должны уступить место одному языку;

- начинают строиться партии под власть, которые повторяют старое слияние партийных и властных структур. Только если раньше партия стояла выше власти, то теперь, наоборот, в паре "власть-партия" приоритет отдан власти;

- любая статья в СМИ начинает рассматриваться с точки зрения того, кто за ней стоит, в общественном мнении прочно утвердилось мнение, что просто так никто не пишет.

То есть от первых ростков диалогизма мы вновь возвратились в систему монологизма. "Уотергейт", как бы он ни был плох, принципиально возможен только в системе диалогизма. В системе монологизма за "Уотергейт" будет наказан тот, кто о нем расскажет, а не тот, кто его совершит.

Есть определенные объективные факторы, которые толкают наше общество к порождению монологизма. Это такие внешние факторы: как определенное давление со стороны Запада, зависимость стран СНГ от международных финансовых структур. К числу внутренних факторов отнесем как экономические (продолжающийся передел государственной собственности), так и политические (досрочное объявление предвыборной борьбы). Но основным фактором является общее происхождение из прошлого всех наших властных структур, по законам монолога нельзя строить диалог. Власть не хочет и не умеет разговаривать на равных, подчеркивая свое иерархическое положение. Отсюда постоянные конфликты с парламентом. Отсюда до сегодняшняя дня нереализованная возможность открытого разговора со своим собственным народом.

Каждое общество с помощью своих СМИ строит свой собственный миф. Задачей его становится формирование единой картины мира, что и способствует единению нации. К примеру, американский миф ценит такие параметры как свобода, определенный нарциссизм (все самое лучшее может быть только в Америке), возможности для роста для всех (каждый чистильщик обуви может стать миллионером). Австрийский миф империи Габсбургов определялся гедонизмом, направленностью на наслаждение от жизни. Советский миф, наоборот, акцентировал трудовой энтузиазм, мы находились в состоянии постоянной стройки века. Это внутренняя составляющая. Во внешней составляющей советского мифа акцентировалась постоянная борьба за мир. При этом советский человек нормы общественные ставил выше норм биологических. Поэтому возникает Павлик Морозов, ставящий общественные цели выше семейных отношений, или Зоя Космодемьянская и Александр Морозов, отдающие свою жизнь ради общественного блага.

Каждая цивилизация характеризуется своим самоописанием. Поэтому вербальный срез становится очень важным для нее, хотя по подсчетам исследователей, к примеру, 69% информации мы считываем с телевизионного экрана невербально. Но вербальный мир более удобен для построения мифа, поскольку реальности могут не подчиняться желаниям, вербальный же мир подчиняется всегда.

Поэтому на первое место в строительстве мифов выходят паблик рилейшнз, поскольку они специализируются в области коммуникаций с массовым сознанием. Так, Россия, проиграв информационную войну в Чечне, полностью перестроила свою пропаганду, положив в ее основу новую мифологию. При этом российская правительственная комиссия констатировала, что массовое сознание не работает с рациональными доводами, что в массовом сознании уже выстроен миф чеченской войны, поэтому сегодня можно строить только анти-миф. То есть перед нами уже совершенно иной вариант осмысления коммуникативной ситуации.

На территории СНГ на первое место выходят политические паблик рилейшнз. Кстати, на Западе лидируют финансовые, кризисные и правительственные, т.е. наша монологическая действительность по иному структурирует свое коммуникативное пространство. При этом кризисные паблик рилейшнз (работа с предполагаемыми и ожидаемыми кризисами) стали важной частью нормального функционирования бизнеса, после таких ситуаций, как аварии нефтяных танкеров или подбрасывания яда в лекарства или шоколадки. Потеряв миллионы долларов на таких кризисах, бизнес стал по иному относиться к кризисным паблик рилейшнз.

Все современные западные политики в той или иной степени являют собой результат работы с ними специалистов по паблик рилейшнз. Облик Г. Коля создан одним из бывших руководителей австрийского телевидения. С американскими президентами уже четвертый срок подряд работает Д. Герген. Дж. Мейджер отказывался от услуг специалистов до тех пор, пока после первого его появления на телевидении СМИ стали обсуждать не суть его выступления, а то, как он был одет. При этом особое внимание уделяется владению языком тела, поскольку человек может хорошо контролировать вербальную коммуникацию, но в области невербальной коммуникации наши возможности более ограничены. Западных политиков учат говорить не более полутора минут, чтобы их не редактировали в телевизионных новостях. Р. Никсон вообще выступал с заявлениями, состоящими из не более ста слов, чтобы не дать возможности прессе реинтерпретировать сказанное им. С польским президентов А. Квасьневским работал французский "король рекламы" Жак Сегела, в списке политиков которых он приводит к власти такие фамилии. как Миттеран, Враницкий, Папандреу, Гавел, Анталл, Желев, Лех Валенса.

Последняя президентская кампания в России четко показал роль политических паблик рилейшнз, когда в общественном сознании россиян удалось четко увязать Г. Зюганова с голодом и террором далекого прошлого, уведя населения от недостатков современности, связанных с Борисом Ельциным. Ради этого в каждом районе России работали фокус-группы, определялось воздействие на них всех рекламных роликов президента.

Социальная коммуникация – движение знаний, эмоциональных переживаний, волевых воздействий в социальном времени и пространстве.

Коммуникация рождается и функционирует в обществе. Любая появившаяся социальная реалия или изменение отражается в общении людей и фиксируется в живом языке, который является инструментом в осуществлении живой коммуникации.

Коммуникационная сфера – это социально обусловленная область коммуникационного поведения людей, характеризуется тематическим (информационным полем) дискурса и функциональной направленностью.

Тематическое поле дискурса способно многократно изменяться в зависимости от социальной ситуации, коммуникационного контекста, мотивированности участников общения и понимание установки. Все это либо способствует общению коммуникаторов, либо ограничивает его. Существуют различные подходы к классификации коммуникационных сфер, выделяют такие сферы: обиходно – бытовая; деловая, научная, художественно-творческая, профессиональная.

Все они относятся к функционально-стилистическим особенностям языковых элементов, вербальных или невербальных, используемых в данной понимании сфере. Границы коммуникационных сфер условны и взаимно-проницаемы. Часто происходят сдвиги в использовании языковых элементов.

В рамках деловой коммуникационной сферы, последнее время динамично развивается и видоизменяется реклама и PR. Они представляют широкую подсистему пропогандистской коммуникации, содержательная сторона которой обусловлена социальной системой, а именно совокупностью социальных условий, отвечающим закономерностям рыночной экономики, что определяет и функции данных коммуникаций.

Тематическое поле дискурса PR пронизано идеей создания благоприятных условий для успешного функционирования организации. Содержательным компонентом коммуникационной установки является достижение благожелательного отношения к организации со стороны широкой публики и целевой общественности. Установление взаимопонимания между ними  и содействие ее деятельности. Достижение этой цели осуществляется способами воздействия на формирование общественного мнения. Главнм образом методом убеждения.

Коммуникационная функция PR – управление общественными связями через средства вербальной, невербальной и межличностной  коммуникации.

Реклама является безличной формой пропогандистской коммуникации. Она представляет собой полноправную состоянию массовых информационных потоков в системе средств м.к.

Ее тематическое поле дискурса – это информирование массовой аудитории – потребителей прогматических сообщений и предложения о товарах и услугах продвигающих на рынок.

Коммуникационная установка в рекламе может варьироваться, но в конечном счете, она направлена на привлечение внимания потребителя и побуждения его к действию. Воздействие на целевую аудиторию, на сознательные и бессознательные уровни, через пропоганду материальных и духовных ценностей, это функциональная направленность  рекламной коммуникации. Сфера массовой коммуникации – это обширная структура в системе коммуникации. М.К. как один из видов общения представляет собой социально обусловленное явление с основной функцией воздействия через смысловую и оценочную информацию. Как вид речевой деятельности массовая коммуникация является социально обусловленным процессом, в котором эта функция актуализируется при помощи различных коммуникационных средств СМК. Тесная взаимосвязь различных факторов обуславливающих существование социальной коммуникации в обществе определяет не только  специфик социальной коммуникации в коммуникационном пространстве, но  и ее смысловое содержание.

Дискурс – вид речевой ком., ориентированый на обсуждение и обоснование любых значимых аспектов действительности, мнений, высказанных ее участниками.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

70070. Учебно-методический комплекс: Основы экономики 666.72 KB
  Цель данного учебного курса – дать обучающимся представления об основах экономической теории, раскрыть механизм функционирования рыночной модели хозяйствования, показать роль и место государственного регулирования в условиях рыночной экономики и в общих чертах изложить...
70071. Правовые основы организации деятельности судебных приставов: Учебно-методический комплекс 291.5 KB
  Учебная дисциплина «Правовые основы организации деятельности судебных приставов» включена в учебный план ПФ РАП по специальности «Правоведение» для студентов факультета непрерывного образования по подготовке специалистов для судебной системы.
70072. Учебно-методический комплекс: Теория государства и права 325.5 KB
  Изучение теории государства и права формирует и развивает юридическое мышление, правовую культуру, а глубокое усвоение системы основных категорий и понятий, в том числе в их отраслевом преломлении способствует приобретению навыков работы с законодательством, практикой его толкования и применения.
70073. ФИНАНСОВОЕ ПРАВО: УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС 598.5 KB
  В современных условиях рыночной экономики, замены прежнего механизма управления процессами новыми методами хозяйствования, Финансовое право Российской Федерации выдвигается в число ведущих отраслей отечественного законодательства и играет всё более значительную роль...
70074. Философия: Конспект лекций 1.84 MB
  Философии как специальному, систематизированному знанию несколько тысячелетий. Что касается философствования как особого размышления людей о себе, о смысле жизни и о мире, то его возраст, скорее всего, равен времени существования человечества.
70077. ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК: УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС (2 курс) 232.5 KB
  Основной целью обучения английскому языку в колледже является формирование языковой личности профессионала для судебной системы, т.е. формировании у него такой лингвистической компетенции, которая позволит ему вести профессиональную деятельность и продолжать учебу в иноязычной среде.
70078. ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК: УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС (3 курс) 217.5 KB
  Настоящий факультатив представляет собой углубленный курс английского языка для студентов желающих совершенствовать свои навыки и умения и повышать таким образом свою конкурентоспособность.