1904

ОБРАЗОВАНИЕ СОВЕТА ЕВРОПЫ, ЕГО СТРУКТУРА И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Диссертация

История и СИД

Панъевропейские проекты между Первой и Второй мировыми войнами. Планы создания единой Европы после Второй мировой войны. Эволюция системы руководящих органов Совета Европы. Деятельность Совета Европы в области защиты прав человека и основных свобод.

Русский

2013-01-06

1.22 MB

216 чел.

СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ 
 
 
На правах рукописи 
 
 
 
КАЛАШНИКОВА Наталья Владимировна 
 
ОБРАЗОВАНИЕ СОВЕТА ЕВРОПЫ, ЕГО СТРУКТУРА  И 
ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 
 
 
 
Специальность 07.00.03. – Всеобщая история (Новая и новейшая история) 
 
Диссертация на соискание ученой степени кандидата  исторических наук 
 
 
 
 
Научный руководитель: 
доктор исторических наук, 
профессор 
Аникеев А. А. 
 
 
 
 
Ставрополь, 2004. 
 
 
   
1

ОГЛАВЛЕНИЕ 
 
ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………….3 
ГЛАВА I. ПРЕДПОСЫЛКИ СОЗДАНИЯ СОВЕТА ЕВРОПЫ…………30 
1.1 .  Панъевропейские проекты между Первой и Второй мировыми 
войнами……………………………………………………………………....30 
1.2 .  Планы создания единой Европы после Второй мировой войны 
…………………………………………………………………………………….55 
ГЛАВА II. ФОРМИРОВАНИЕ  ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ  ОСНОВ 
СОВЕТА ЕВРОПЫ………………………………………………………….…81 
2.1. Создание Совета Европы…………………………………………………81 
2.2 .Эволюция 
системы 
руководящих 
органов 
Совета 
Европы.……………………………………..……………………………….98 
ГЛАВА III. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОВЕТА 
ЕВРОПЫ……………………………………………………………………….126 
3.1.  Деятельность  Совета  Европы  в  области  защиты  прав  человека  и 
основных свобод………………………………………………………………126 
3.2. Совет Европы и политика в  области культуры…………………….157 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………….189 
ПРИМЕЧАНИЯ……………………………………………………………….196 
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ………..…………………..226 
 
 
   
2

ВВЕДЕНИЕ 
 
Актуальность  темы.  Во  второй  половине  ХХ  века  произошли 
существенные  изменения  в  различных  аспектах  межгосударственных 
отношений.  В это время в Европе оформилось убеждение в необходимости  
стать  единым  субъектом  в  политическом,  социально-экономическом 
отношении для укрепления позиций европейских стран в мировой политике. 
Утверждению  европейских  интеграционных  структур  предшествовала 
многовековая  работа  мысли  политиков,  общественных  деятелей  и  ученых. 
Первая  мировая  война  стала  тем  катализатором,  который  вывел  идею 
объединения  Европы  на  общественно-политический  уровень,  породив  так 
называемое  «Панъевропейское  движение».  После  Второй  мировой  войны 
Европа  перестала  играть  присущую  ей  издавна  ведущую  роль  в  мировой 
политике  и  именно  тогда  Западная  Европа  предприняла  практические 
действия  для  реализации  панъевропейских  идей,  начали  появляться  первые 
европейские  международные  организации:  такие  как  ОЕЭС (1948),  ЕОУС 
(1951), ЕЭС и Евратом (1957). Вопросы деятельности этих организаций стали 
предметом  изучения  во  многих  странах.  Чрезвычайное  разнообразие 
проблем,  которыми  эти  организации  занимаются,  объясняет  тот  факт,  что 
ими  интересуются  ученые  различных  специальностей – историки,  юристы, 
социологи,  политологи.  При  этом  наряду  с  теми  вопросами,  которые 
составляют  объект  деятельности  международных  организаций,  внимание 
исследователей  притягивает  и  само  явление,  сам  институт  международных 
организаций –  становление и развитие, правила их функционирования, роль 
в международных отношениях.  
Одной  из  таких  организаций  является  Совет  Европы (1949) – 
международно-правовой  региональный  институт,  формирующий  единое 
культурно-правовое европейское пространство. Пройдя сложный путь своего 
развития и становления, сегодня эта организация объединяет 44 государства 
Европы.  В 1996 г.  Россия  стала  членом  Совета  Европы.  Сегодняшнее 
   
3

сложное положение в нашей стране  не снимает, а заостряет необходимость 
изучения  сконцентрированного  в  Совете  Европы  опыта  европейских 
демократий, возможностей приобщения России к достижениям европейской 
политической 
и 
правовой 
культуры, 
внедрения 
общепризнанных 
международных  норм  в  гуманитарной  области.    Поэтому  представляется 
чрезвычайно  важным  комплексное  изучение  многогранной  деятельности 
Совета  Европы  как  организации,  формирующей  новое  политико-правовое 
измерение европейского континента, стремящейся к сохранению в условиях 
мировой  глобализации  европейской  самобытности,  разрабатывающей  по 
сути  образцовую  модель  европейского  общества  нового  тысячелетия.  В 
одном  из  ежегодных  посланий  Федеральному  Собранию  президент  России  
В. В. Путин в очередной раз подтвердил приоритеты России на европейском 
направлении,  обозначенные  в  Концепции  внешней  политики  Российской 
Федерации в  2000 г.1 «Здесь очевидны и наша последовательная позиция и 
многочисленные конкретные шаги по интеграции с Европой», – отмечается в 
президентском  послании.2  И  именно  Совет  Европы  признан  важным 
инструментом  строительства  действительно  единого  континента,  поскольку 
одна  из  его    главных  задач – содействовать  выравниванию  уровней  демо-
кратического  развития  различных  частей  Европы,  формированию  единого 
цивилизованного пространства.3 
Научная актуальность предлагаемой темы объясняется отсутствием 
системного  и  объективного  знания  в  отечественной  и  отчасти  зарубежной 
историографии об особенностях становления и развития Совета Европы. 
В  связи  с  этим  объектом  исследования  являются  особенности 
образования  и  деятельности  Совета  Европы  в  контексте  интеграционных 
процессов в Европе в ХХ в. 
 Предметом  диссертационного  исследования  стали  исторические, 
теоретические и политико-правовые предпосылки создания Совета Европы в 
первой  половине  ХХ  в.,  процесс  иституанализации  организационной 
структуры  Совета  Европы,  основные  направления    деятельности  по  защите 
   
4

прав  человека,  политика  в  области  культуры,  образования,  а  также 
молодежная политика Совета Европы.  
Научная новизна диссертации состоит в следующем:  
1.  Впервые  в  отечественной  историографии  проводится 
комплексное исследование образования и деятельности Совета Европы. 
2.  На  основе  архивного  материала  РГВА  диссертантом  изучена  и 
обобщена 
специфика 
деятельности 
Панъевропейского 
Союза, 
проанализирована  концепция      Р.  Куденхове-Калерги,  созданная  в  начале  
ХХ  в.  и  оказавшая  существенное  влияние  на  последующие  планы 
европейского объединения. 
3.  Впервые,  диссертантом  исследованы  основные  тенденции  в 
изменении  компетенции  руководящих  органов  Совета  Европы:  усиление 
политической  роли  организации,  наделение  Консультативной  Ассамблеи 
Совета Европы парламентскими функциями,  создание Конгресса местных и 
региональных  властей  Европы,  создание  постоянно  функционирующего 
Европейского суда по правам человека.  
4.  За  счет  введения  в  научный  оборот  новых  для  отечественной 
историографии    материалов    из  фондов  РГВА  и  Центра  информации  и 
документации  Совета  Европы,  по-новому  оценена  предыстория  Совета 
Европы,  сделан  вывод  о  необходимости  создания  единого  политико-
правового и культурного пространства, и соответствие его стандартам Совета 
Европы. 
5.  Автором  предложена  периодизация  истории  возникновения  и 
институанализации  Совета  Европы: 1) сентябрь 1946 – май 1948 гг. – 
общественно-политический  этап; 2) май 1948 – май 1949 гг. – 
правительственный  этап; 3) август 1949 – 1989 гг. – оформление  основных 
направлений  деятельности  Совета  Европы  и  вступление  стран  Западной 
Европы; 4) 1989 г. – по  настоящее  время    –  преобразование  организации  в 
Панъевропейскую в связи с принятием стран ЦВЕ и реорганизацией. 
   
5

Хронологические  рамки    охватывают  период  с 1946 г.  до  конца 
90-х  гг.  ХХ  в.  Начальная  дата  обусловлена  первым  этапом,  предложенной 
автором  периодизации.  Конечная  дата  связана  о  преобразованием 
организации  в  панъевропейскую  в  связи  с  принятием  стран  Центральной  и 
Восточной  Европы  и  начале  качественно  нового  этапа  деятельности  Совета 
Европы.  Анализируя  предысторию  образования  Совета  Европы,  диссертант 
выходил за  рамки, установленные хронологией.  
Степень  научной  разработанности  темы  должна,  по  мнению 
диссертанта,  оцениваться  в  двух  ракурсах.  Во-первых,  диссертация 
опирается  на  многочисленные  труды  отечественных  и  зарубежных 
исследователей по проблемам европейской интеграции, а так же на работы, 
посвященные непосредственно Совету Европы. 
Разработка  проблем  европейской  интеграции  в  отечественной 
историографии  началась  в  конце 50-х  гг.,  хотя  жесткий  идеологический 
контроль и отсутствие четких теоретико-методологических подходов мешали 
всестороннему  и  объективному  исследованию  данной  проблематики.  Для 
этого  периода  характерна  крайняя  политизация  исследования  европейской 
интеграции,  ее  рассматривали  как    империалистический  заговор,  политику 
антикоммунизма. Длительное время, в теории и на практике, сохраняло свое 
влияние  негативное  отношение  В.  И.  Ленина  к  идее  Соединенных  Штатов 
Европы,4  исходя  из  которого  сам  замысел  европейской  интеграции 
объявлялся  безжизненным  и  реакционным.  Кроме  того,  немногочисленные 
работы  отечественных  авторов  несли  на  себе  отпечаток  периода  «холодной 
войны»  и  конфронтации  в  международных  отношениях.  Это  объясняло 
официальную  позицию  и  ее  теоретическое  обоснование.  Советскими 
учеными  отрицался  сам  факт  существования  «европейской  идеи»  как 
стремления  к  европейскому  объединению  и  «европейской  нации»  как 
общности народов Западной Европы,  имеющих общую материальную базу, 
культуру  и  духовные  ценности.  Утверждалось,  что  европейская  буржуазия 
надеется за счет объединения и консолидации в политическом союзе решить 
   
6

задачу  противодействия  силам  социального  прогресса.  В  этой  связи  можно 
выделить  работы Княжинского В. Б.5  В своей монографии «Провал планов 
«Объединения  Европы»»  автор  основное  внимание  уделяет  одной  из 
наиболее  значительных  попыток  «объединения  Европы»,  а  именно 
панъевропейскому  плану,  предложенному  А.  Брианом.  В.  Б.  Княжинский 
долгое  время  оставался  практически  единственным  из  исследователей, 
использовавших материалы из архива панъевропейского союза. В ряде  работ 
ученый  трактовал    панъевропейские  проекты  межвоенного  времени  как 
попытку  сговора  империалистических  держав  против  СССР,  отрицая  все 
другие  цели  и  предпосылки  зарождения  панъевропеизма.  В  подтверждение 
своих  позиций    В.  Б.  Княжинским  приводились  архивные  данные,  но  надо 
подчеркнуть,  что  эти  данные  давались  в  отрыве  от  общего  изложения 
взглядов и теоретических построений идеологов панъевропеизма.  
С  момента  появления  Совета  Европы  его  деятельность  вызывала 
некоторый  интерес  отечественных  историков.  Публикации  данного  периода 
носили  весьма  предвзятый  характер.  В  этой  связи  можно  назвать  работы 
Лисовского  В.  И. «Европейский  Совет – орудие  англо-американских 
империалистов»6,  Герасимова Г. И. «Европейский Совет – совет по расколу 
Европы»7.  Указанные  публикации  не  содержали  всестороннего  анализа 
структуры  и  принципов  деятельности  организации,  а  были  скорее 
пропагандистскими    статьями,  написанными  в  качестве  реакции  советской 
общественности на создание Совета Европы.   
Второй этап разработки проблем европейской интеграции, создания 
и деятельности Совета Европы начался  с  70-х гг. Это время международной 
разрядки и смягчения отношений между «Востоком» и «Западом». Несмотря 
на  сохранявшееся  идеологическое  противостояние,  период  разрядки 
обусловил  определенные  подвижки,  что  выразилось  в  расширении 
предметного  поля  исследования  и  круга  используемых  источников.  В  это 
время  европейская  интеграция  стала  официально  признанной  объективной 
реальностью,  началось  изучение  политической,  военной  интеграции  в 
   
7

Западной  Европе,  сложилась  определенная  научная  школа,  появился  ряд 
исследований различных аспектов европейского интеграционного процесса.8  
Наиболее  значительной  в  теоретическом  плане  работой  данного 
периода можно назвать работу Барановского В. Г. «Политическая интеграция 
в  Западной  Европе.  Некоторые  вопросы  теории  и  практики».9         
В. Г. Барановский отмечает, что экономическая интеграция в отечественной 
историографии изучена более полно, чем политическая.  В его труде сделана 
попытка  теоретического  осмысления  некоторых  центральных  проблем 
политической  интеграции  Западной  Европы.  Анализ  автора  основан  на 
марксистско-ленинской  теории  общественного  развития.  Ценность  работы 
заключается  в  том,  что  автор  основное  внимание  уделил  выявлению 
специфики  интеграции,  определению  ее  отличительных  черт,  анализу  ее 
внутреннего  содержания  и  соотношению  интеграции  с  другими  явлениями 
международной жизни. При рассмотрении перечисленного круга проблем В. 
Г.  Барановский  определенное  внимание  уделил    западным  концепциям 
интеграции.  
Для  изучения  теоретических  аспектов  европейской  интеграции 
интерес  представляет  работа  А.  И.  Уткина  «Доктрины  атлантизма  и 
европейская  интеграция».10  А.  И.  Уткин  рассматривает  европеизм  и 
атлантизм  как  факторы  общественной  жизни  на  Западе,  как  две  активные 
политические  идеологии.  Он  подчеркивает,  что  «идеология  как  таковая 
относится к важному фактору в формировании внешней политики».11  
 Следует  отдельно  отметить  монографическое  исследование       
А.О. Чубарьяна, в котором рассматривается история европейской идеи с XIII 
века  до 80-х  годов,  выделены  и  проанализированы  этапы  ее  развития. 
Основной акцент в работе сделан на проблему обеспечения мира в Европе от 
средневековья  до  наших  дней.  При  этом  автор  неизбежно  касается  ряда 
общих  вопросов  толкования  и  оценки  европейской  идеи,  рассматривает 
многочисленные проекты европейских мыслителей.12 
   
8

В  данный  период  появляются    работы  В.  Г.  Трухановского,  
посвященные  участникам  и  идеологам  европейского  объединения.13 
Наиболее  значимая  среди  них  для  данного  исследования – «Политическая 
биография  У.  Черчилля»,  в  которой  рассматриваются  этапы  его 
политической  деятельности,  его  внутри-  и  внешнеполитические  концепции, 
влияние на политику Великобритании и европейских стран.14  
Наиболее ценной  в методологическом плане можно назвать работу 
Г.  И.  Морозова  «Международные  организации.  Некоторые  вопросы 
теории».15  В  ней  автор    анализирует  важнейшие  элементы  международных 
организаций,  рассматривает  право  международных  организаций,  их  место  в 
системе международных отношений, дает их классификацию. 
Период  разрядки  обусловил  некоторое  смягчение  отношения 
отечественной  историографии  к  Совету  Европы  и    появление  переводных 
работ  зарубежных  авторов,  долгое  время  являвшихся  практически 
единственными  источниками  сведений  о  Совете  Европы,  поскольку  
комплексного  исследования  его  создания  и  деятельности    отечественной 
исторической наукой не проводилось. Так, некоторым исключением является 
статья М. А. Морозовой «Английские лейбористы и создание Европейского 
Совета в 1949»16. В ней автор рассматривает участие  партии лейбористов  и 
влияние Великобритании на процесс европейской интеграции в 40-е годы, в 
частности на  образование Совета Европы.  
Новый  этап  в  исследовании  данной  проблематики  начинается  с 
конца 80-х  годов.  Это  время  глубоких  политических  преобразований, 
которые  стали  результатом    изменений,  произошедших    в  мире.  В  свою 
очередь,  отход  от  жестких  идеологических  рамок  и  теоретико-
методологический  плюрализм  способствовали  выходу  отечественной 
историографии на новый качественный уровень. В этот период поднимаются 
ранее  не  исследовавшиеся  темы,  пересматриваются  устоявшиеся  оценки. 
Важную  роль  в  исследовании  проблем  интеграции,  образования  и 
деятельности  Совета  Европы  сыграло  создание  ряда  крупных  научных 
   
9

центров,  особое  место  среди  которых  занимает  Институт  Европы  РАН  и 
созданная  на  его  базе  в 1992 г.  Ассоциация  европейских  исследований 
(АЕВИС). Круг рассматриваемых ею вопросов включает различные аспекты 
европейского интеграционного процесса.17 
Интересные  исследования  проводятся  интеграционной  школой 
МГУ – Учебно-научным Центром проблем интеграции и системного анализа 
ЕС, 
научное 
направление 
которого 
определено 
как 
«Большая 
Гуманистическая Европа». Данная проблема рассматривается универсально, 
междисциплинарно:  как  составная  часть  общеевропейского  процесса,  его 
духовная,  нравственная  основа,  как  поиск  модели  и  механизмов 
формирования  общественного  сознания,  единого  гуманистического 
пространства,  движущих  сил  общеевропейского  процесса,  акцентирующий 
внимание  на  нравственно-моральной  и  культурно-этнической  основе;  как 
поиск  компромисса  между  цивилизациями,  блоками  и  государствами,  и, 
наконец,  как  самостоятельный  феномен.  В  область  исследования 
соответственно, попадает и Совет Европы.18 
В  Воронежском  государственном  университете  сложилась 
исследовательская  школа  по  европейской  интеграции  под  руководством 
профессора  В.  А.  Артемова.  Под  его  руководством  исследуются  истоки  и 
динамика европейской интеграции, роль государств, политических деятелей, 
европейской  общественности  в  интеграционных  процессах.  На  базе 
университета  успешно  защищаются  диссертации  по  интеграционной 
проблематике.19  
Сложились  центры  содействия  изучению  деятельности  Совета 
Европы.  В  разных  регионах  России  открываются  Центры  информации  и 
документации  Совета  Европы.20  27 марта 1996 г.  была  создана  Российская 
Ассоциация  содействия  Совету  Европы  (РАСЕ)  под  председательством 
академика  Б.  Н.Топорнина.  Одной  из  форм  работы  Ассоциации  стало 
содействие  появлению  публикаций  и  фундаментальных  научных  работ  по 
проблемам взаимоотношений России и Совета Европы.21 
   
10

Данная  институанализация  способствовала  качественному  и 
количественному  развитию  отечественной  историографии  по  европейской 
интеграции.  
В  связи  со  снятием  грифа  секретности  в  начале 90-х  гг.  с  целого 
комплекса  архивных  источников,  особый  интерес  представляет  публикация  
З.  Белоусовой  «План  А.  Бриана  и  позиция  СССР  в  свете  новых 
документов».22    Автору  удалось  поднять  ряд  проблем,  находившихся  вне 
поля  зрения  отечественных  историков,  в  частности,  реакцию  советского 
правительства на меморандум А. Бриана и непосредственные распоряжения 
М. 
Литвинова, 
которые 
ориентировали 
сотрудников 
НКИД 
на 
безоговорочное отклонение и противодействие бриановскому проекту. 
Следует отметить исследования, посвященные различным аспектам 
интеграции:     истории          европейского          интеграционного          процесса, 
проектам  объединения  Европы,  позициям  государств  по  данному  вопросу. 
Институтом Европы РАН и Институтом Всеобщей истории в июне 1995 года 
в  Москве  проводилась  Международная  конференция  «История  европейской  
интеграции. 1945-1994 гг.»,  материалы  которой  были  опубликованы  в 
одноименном  сборнике.23  В    сборнике  представлены  статьи  А.  Чубарьяна,   
М. Наринского, А. Филитова, Г. Шатохиной-Мордвинцевой, К. Зуевой, и др. 
Авторами  данных  публикаций  была  предпринята  попытка  выделить  и 
показать  традиционные  и      новые  подходы  к  изучению  европейской 
интеграции,  продемонстрировать  как  несомненные  достижения,  так  и 
серьезные  нерешенные  проблемы  европейской  интеграции,  ее  главные 
тенденции  и    наиболее  перспективные  направления.  Важное  место  в 
сборнике  занимает  вопрос  о  специфике  источниковой  базы,  о  соотношении 
истории  и  экономики,  истории  и  идеологии,  политики  и  общественной 
деятельности за последние пятьдесят лет послевоенной истории Европы.  
Во  многом  данные  принципы  получили  развитие  во  время  работы 
международного коллоквиума, проходившего в Москве в октябре 1997 г. Его 
участники рассмотрели различные аспекты европейского объединения, такие 
   
11

как  история  европейской  идеи,  политика  европейских  государств,  планы  и 
концепции по объединению Европы начала ХХ в.24   А. Громова, А. Ревякин, 
К.  Зуева,  З.  Белоусова    стремились  отойти  от  жесткой  идеологической 
парадигмы,  характерной  для    периода  «холодной  войны»,  объективно  и 
всесторонне рассмотреть важные аспекты международной жизни 20-х начала 
30-х гг. Введение в научный оборот новых источников позволило по-новому 
осветить  некоторые  существенные  аспекты  системы  международных 
отношений этого времени, инициативы А. Бриана  и Р. Куденхове-Калерги в 
отношении  создания  Пан-Европы  и  связанных  с  ней  маневров  советской 
дипломатии.  
Особый 
интерес 
представляет 
острополемический 
труд         
Н.  А.  Нарочницкой  «Россия  и  русские  в  мировой  истории»,  посвященный 
отношениям  России  с  зарубежными  государствами.25  С  религиозно-
философских  позиций  автор  предлагает  свое  видение  проблемы 
взаимодействия России и Запада. Анализируются такие актуальные вопросы, 
как  основы  самосознания  русской  нации,  место  России  в  современном 
мировом сообществе и европейском геополитическом пространстве. Автором 
дается  неожиданная  характеристика  Совету  Европы,  основанная  на 
глобальном  видении  и  философском  анализе  исторического  процесса.         
Н.  А.  Нарочницкая    говорит  о  Совете  Европы  как  «о  неком 4-м 
демократическом  Интернационале»,  считая,  что  такой  путь  «европейского 
строительства»  приведет  к  окончательному  уничтожению  «Европы 
отечеств», что соответствует интересам США и ослабляет позиции России.26  
С  началом  сотрудничества  России  и  Совета  Европы  количество 
публикаций,  посвященных  данной  организации,  заметно  увеличивается.  
Однако  необходимо  отметить  тот  факт,  что  Совет  Европы  интересует  в 
основном юристов, социологов, политологов.    
Вступление  Российской  Федерации  в  Совет  Европы,  а  затем  и 
ратификация  Европейской  конвенции  о  защите  прав  человека  и  основных 
   
12

свобод    заставляют  по-новому  оценить  опыт  функционирования  механизма 
защиты прав человека в рамках этой организации. 
В  последние  годы  появилось  немало  интересных  работ  по 
правозащитной  проблематике  в  «европейском»  контексте,  в  том  числе  ряд 
трудов,  посвященных  Совету  Европы.  Среди  них  выделяется  монография 
М.Л.  Энтина27  «Международные  гарантии  прав  человека  (практика  Совета 
Европы)»,  а  так  же  ее  переработанное  и  дополненное  издание.28  В  книге 
анализируется  функционирование  международного  механизма  контроля, 
созданного  Европейской  Конвенцией  о  защите  прав  человека  и  основных 
свобод  (ЕКПЧ),  изучается  практика  Европейской  комиссии  по  правам 
человека  и  Европейского  суда  по  правам  человека,  дается  краткий 
постатейный комментарий прав человека и основных свобод, признаваемых 
ЕКПЧ, исследуются возможности структурной  реорганизации контрольного 
механизма  ЕКПЧ.  Исследованию  теории  и  практики  функционирования 
системы  защиты  прав  человека,  созданной  в  соответствии  с  ЕКПЧ, 
посвящена работа Г. Е. Лукьянцева.29  
Значительные  исследования  функционирования  Совета  Европы  и 
его  взаимодействия  с  Россией  проведены  председателем  российской 
делегации  в    Парламентской    Ассамблее    Совета    Европы      в   1998  г.         
С.  А.  Глотовым.  В  ряде  работ  автором  исследуется  история  вступления  
России  в  Совет  Европы,  выделяются  основные  этапы  этого  процесса, 
анализируются  вопросы  необходимости  развития    взаимодействия  России  и 
Совета Европы.30 Правовой деятельности Совета Европы и вопросам участия 
России в деятельности организации посвящен целый ряд  исследований. 31  
Таким образом,  несмотря на то, что отечественная историография в 
целом достигла существенных успехов в изучении европейской интеграции, 
в  ней  все  же  рассмотрены  лишь  отдельные  аспекты  истории  создания  и 
деятельности Совета Европы. Комплексного  исследования проблемы с точки 
зрения  новых  подходов  к  изучению  исторического  процесса  пока  не 
существует. 
   
13

Исследование  истории  создания  и  деятельности  Совета  Европы 
невозможно  без  изучения  зарубежной  историографии,  поскольку  именно  в 
ней указанный круг проблем наиболее полно разработан и освещен. 
В конце 40-х – начале 80-х гг. развитие зарубежной историографии 
по  данной  проблематике  испытывало  на  себе  влияние    ряда  направлений. 
Основная  масса  исследователей  позитивно  относилась  к  интеграции, 
довольно  оптимистически  оценивая  перспективы  ее  развития.  С  конца 40-х  
до  сер. 70-х  гг.  наиболее  известными  являлись  четыре  теоретических 
направления.  Первое  из  них – школа  функционализма  (Д.  Митрани).32 
Представители  этого  направления  считали,  что  необходимо  способствовать 
сотрудничеству  между  государствами    в  решении  задач,  представляющих 
совместный интерес. Выгоды такого сотрудничества постепенно подтолкнут 
государства  к  созданию  необходимых  для  этого  межгосударственных 
органов,  которые,  в  свою  очередь,  создадут  предпосылки  для  политической 
интеграции.  Таким  образом,  функционализм  видел  в  государственном 
сотрудничестве  путь  к  достижению  политической  цели – интеграции 
государств  в  более  широкую  общность  через  постепенное  отмирание  их 
суверенитетов.  Д.  Митрани  говорил,  что  вертикальную  территориальную 
перегородку – символ  суверенности  государства – следует  заменить 
структурами  действия,  функциональными  администрациями,  которые 
координировали  бы    межгосударственное  сотрудничество  в  конкретных 
сферах. 
Это 
позволит 
постепенно 
и 
безболезненно 
преодолеть 
государственный суверенитет.33  
Следующее  направление – неофункционализм  (Э.  Хаас).34 
Представители  этого  направления    были  поглощены  проблемами  перехода 
власти к более крупным структурам.  В книге «За пределами национального 
государства. Функционализм и международная организация» Э. Хаас пишет, 
что  «интеграция  есть  процесс  возрастания  взаимодействия  и  смешивания, 
имеющий  целью  стирание  границ  между  системой  международных 
организаций и окружением, которое составляют национальные государства – 
   
14

члены  организации.  Интеграция  служит  главной  формой  современного 
международного развития».35 
Третье  направление – федерализм.  Представители  этого 
направления  (А.  Спинелли,  К.  Фридрих,  Дж.  Элезэр)36  характеризовали 
федерализм  как  «договорной  отказ  от  централизма,  структурно 
оформленную  дисперсию  полномочий  между  различными  центрами, 
законные 
полномочия 
которых 
гарантируются 
конституцией».37  
Международная  интеграция  на  пути  федерализма  рассматривается  по 
аналогии  с  «внутренними  режимами»  государств,  основанными  на 
принципах федерального устройства, то есть на основе этатистской модели. 
В основе этой модели лежит несколько принципов. Во-первых, это двойное 
гражданство  в  условиях  существования  центрального  и  регионального 
правительств.  Во-вторых,  многообразие  ролей  региональных  правительств, 
в-третьих, цикличность изменения силы и роли региональных правительств. 
Наконец,  в-четвертых,  это  происхождение  федерализма,  которое  имеет  два 
источника  и,  соответственно,  две  цели:  воздействие  центростремительных 
сил  и  проблем,  влекущих  за  собой  федерализм  как  средство  проведения 
единой  политики;  влияние  центробежных  сил,  в  результате  которого 
федеративные  признаки  формируются  с  целью  предотвращения  распада 
общества.   
Четвертое  направление – это    «плюралистическая    школа»         
(К. Дойч).38 В отличие от первых трех школ, которые, предлагая каждая свои 
методы  осуществления  главной  цели  интеграции,  видят  ее  в  объединении 
государств  в  более  широкую  общность  через  постепенное  отмирание  их 
суверенитетов, «плюралистическая»  школа  исходит  из  тезиса,  что 
углубление  интеграционных  процессов  не  приводит  к  вытеснению 
приверженности национальным ценностям.   
Труды  идеологов  европейской  интеграции 40-х – 60-х  гг. 
отличаются  глубоким  анализом  источников.  Круг  исследуемых  вопросов 
весьма широк. От истоков интеграции до изучения сил, воздействующих на 
   
15

интеграционные процессы. Исследуется сравнительный вес экономических и 
военно-политических  факторов  развития  интеграции,  анализируются  пути 
изменения  интеграционной  политики  стран.  Этапы  развития  «единой 
Европы»  освещаются  в  трудах  Ж.-Б.  Дюрозеля39,  Э.  Боннфуса,40  Анри 
Брюгманса41,  бельгийского  историка,  первого  ректора  Европейского 
Колледжа в Брюгге. В работе «Борьба за объединенную Европу. 1940-1958» 
Арнольд 
Зерчер 
панъевропейскому 
довоенному 
движению 
противопоставляет деятельность сторонников европейской интеграции после 
Второй  мировой  войны,  говоря  о  ней  как  о  «чаянье  миллионов,  только  что 
избавившихся от  гитлеровской тирании и стремившихся к созданию какого-
либо  союза,  который  обеспечит  им  лучшее  будущее,  большую 
безопасность».42  Центральная  тема  книги – это  то,  что  создание  
западноевропейской 
организации 
является 
результатом 
требований 
европейских народов. 
Пятое  теоретическое  направление  весьма  скептически  оценивает 
европейскую  интеграцию,  видя  в  ней    угрозу  культурной  идентичности 
европейских  народов.  В  частности,  один  из  противников  европейской 
интеграции  П.  Айнциг  приводит  доказательства  того,  что  единая 
сельскохозяйственная  политика,  обоснованная  Хальштейном,  и  другие 
принципы  «Общего  рынка»  унаследованы  от  гитлеровского  режима. 
Завоевание  большей  части  континента  гитлеровскими  армиями  в 1940 г. 
осуществило  политическую  и  экономическую  интеграцию,  известную  в 
Европе  под  именем  гитлеровского  «нового  порядка».43  По  мнению 
представителей этого направления не стоит преувеличивать роль интеграции 
для Европы. 
В  указанный  период  в  зарубежной  историографии  активно 
изучается  целый  ряд  исследовательских  проблем,  связанных  с  историей  и 
деятельностью Совета Европы. 
Одним  из  первых  изучением  деятельности  Совета  Европы  занялся 
А. 
Робертсон. 
В 
ряде 
работ 
автор 
анализирует 
структурное 
   
16

функционирование  организации,  попытки  его  реформирования,  исследует 
историю  разработки  ЕКПЧ,  дает  ее  анализ  и  характеристику  основных 
положений.44  
В  период 70-х  гг.  можно  выделить  работу  К.  Кольяра 
«Международные  организации  и  учреждения».45  В  этом  комплексном 
исследовании  современных  межправительственных  организаций  автором 
описываются  основные  элементы  международной  структуры  современного 
мира,  анализируются  правовые  и  политические  нормы  и  принципы, 
регулирующие  отношения  между  государствами.  Не  ограничиваясь 
международно-правовыми элементами анализа, К Кольяр привлекает данные 
истории,  политики,  экономики,  что  служит  базой  для  всестороннего 
освещения  процесса  создания  и  деятельности  международных  организаций, 
включая Совет Европы. Работа имеет информационно-справочный характер, 
поэтому автор не дает глубокий анализ основных тенденций развития Совета 
Европы. 
Данная проблематика нашла отражение в работах  З. Клепацкого.46 
Им  исследуется  происхождение,  политическая  и  правовая  структура 17 
европейских  организаций,  таких  как  Совет  Европы,  ОЭСР,  НАТО,  ЗЕС, 
ЕАСТ,  ЕОУС,  ЕЭС  и  других.  На  основе  тщательно  изученного 
фактологического  материала  автор  исследует  структуру  этих  организации, 
анализирует их цели и задачи, показывает связь международных организаций 
не  только  с  политикой  отдельных  западно-европейских  стран,  но  и  с 
внешнеполитическим  курсом США. Ограниченное 60-ми гг.,  исследование 
не  дает  реальной  оценки  деятельности  Совета  Европы,  так  как  наибольших 
успехов эта организация добилась уже после окончания «холодной войны».  
В  связи  с  этим  З.  Клепацкий  дает  недостаточно  высокую  оценку  роли  и 
перспектив деятельности  Совета Европы.  
В конце 80-х гг. большой резонанс в изучении истории интеграции 
получили  работы  английского  историка  А.  Милворда,  который  оспорил 
основные  положения  зарубежной  историографии,  утверждавшие,  что 
   
17

успешное  создание  европейских  организаций  началось  благодаря  опыту 
Второй  мировой войны и, прежде всего, федералистским идеям, возникшим 
в  некоторых  кругах  движения  Сопротивления  уже  после  окончания  войны. 
Ученый  предложил  новый  подход  к  изучению  европейской  интеграции, 
основанный на истории экономики, и по-новому оценил роль национального 
государства в послевоенной истории Европы.  
 В  своих  книгах  «Реконструкция  Западной  Европы»  и  «Спасение 
национального  государства  в  Европе»  он  показал,  что  гипотезы  об 
отмирании  национального  государства  перед  лицом  развивающейся 
интеграции необоснованны, и что оно, напротив, приспосабливается к новым 
условиям, весьма успешно осуществляя европеизацию своей политики.47 
В «Границах национального суверенитета» Милворд и его соавторы 
доказывают,  что  государства  после  войны    нуждались  в  создании  меж-
национальных  границ,  чтобы  выжить  экономически.  Но  успех  современной 
европейской  экономики  показывает,  что  интеграционная  политика 
продолжается  и  действует,  поскольку  государства  убедились  в  ее 
преимуществах над взаимозависимостью.48 
После  крушения  социалистической  системы  вновь  обострились 
проблемы  национализма,  усилился  разрыв  в  развитии    между 
процветающими и бедными европейскими странами, вспыхнули гражданские 
войны, возрос терроризм. Конец биполярной модели породил политическую 
нестабильность  в  Европе.  Отсюда – развитие  алармистских  концепций  о 
будущем  мирового  Сообщества  как  о  «смуте XXI века» (3. Бжезинский),49 
или «грядущем столкновении цивилизаций» (С. Хантингтон)50, возрождение 
теорий «европессимистов» о неизбежном расколе Европы.   
Большая  часть  зарубежных  историков,  пишущих  сегодня  о 
европейской  интеграции,  рассматривают  ее,  скорее,  как  исторический 
феномен,  чем  как  арену  современных  политических  противоречий.  Их 
исследования  ориентированы  преимущественно  на  разработку  перспектив 
изучения  конкретных  государств,  а  не  на  развитие  отдельных 
   
18

международных  организаций  (Ш.  Мэйер,  М.  Хоган,  Р.  Пуадевэн  и  др.). 
Работа    таких  историков  может  быть  названа  европейским  пост-
ревизионизмом.51  
С 1989 по 1993 гг.  под  руководством  ученика  П.  Ренувена  Рене 
Жиро  осуществлялся  проект  «Идентичность  и  европейское  сознание  в XX 
веке».  В  результате  проводимых  исследований  наиболее  практикуемые 
политический  и  дипломатический  подходы  к  изучению  интеграции  были 
дополнены  анализом  социальных  структур  и  менталитета,  что  явилось 
существенным прорывом в становлении зарубежной историографии.52 
В  Европе  сложились  центры  изучения  европейской  интеграции:  в 
Париже – Университет  Париж-1,  Университет  политических  исследований, 
Институт  Пьера  Ренувена,  в  Страсбурге – Университет  Роберта  Шумана 
(Институт  европейских  исследований),  в  Гренобле – Институт  Пьера 
Мендеса-Франса.  Несомненный  вклад  в  изучение  проблем  европейской 
интеграции вносит сеть кафедр Жана Монне, созданная в 1982 году. 
Среди  исследований  хотелось  бы  отметить  работы  П.  Жербе  и     
М.-Т.  Битш,  в  которых  представлены  основные  этапы  европейской 
интеграции.53 Вопросам национальной и транснациональной идентификации, 
проблемам зарождения европейских организаций, самому понятию «Европа» 
посвящен  сборник  статей  ученых  из  Нью-Йорка,  Мадрида,  Роттердама, 
Парижа, Флоренции, Берлина.54  
Для  диссертационного  исследования  интерес  представляет 
коллективная работа М.  Дженис, Р.  Кей, Э.  Бредли  «Европейское право в 
области  прав  человека:  практика  и  комментарии».55  На  основе  обширного 
документального  материала  авторами  исследуется  структура  ЕКПЧ  и 
созданные ею контрольные механизмы. Кроме того, глубокий анализ ЕКПЧ 
дается в совместной работе Д. Гомьен, Д. Харриса, Л. Звоака «Европейская 
конвенция  о  правах  человека  и  Европейская  социальная  хартия.  Право  и 
политика».56 
Авторским 
коллективом 
анализируются 
юридические 
   
19

процедуры  и  результаты  деятельности  созданных  Советом  Европы  органов 
по защите прав и свобод человека.  
Среди  коллективных  работ  следует  особо  выделить  сборник 
«Основные вехи истории Совета Европы».57 В нем представлены  протоколы 
семинара в Страсбурге, который  проходил  8-10 июня 1995 г. Этот семинар 
был посвящен исследованию основных этапов создания Совета Европы. Как 
отметил во вступительной речи Генеральный Секретарь Совета Европы в тот 
период, Даниель Таршис,  «этот семинар собрал большое количество ученых, 
преподавателей  университетов  и  специалистов  для  обсуждения  не  только 
истории  Совета  Европы,  но  и  актуальных  политически  крупных  проблем, 
среди  которых  можно  назвать  позиции  некоторых  государств – членов  по 
отношению  к  Совету  Европы,  его  внешние  отношения  и  принятие  стран 
Центральной и Восточной Европы».58 
Интерес представляет работа Д. Юбера,  анализирующего 90-е  г., в 
течение  которых  кардинально  изменилась  мировая  политическая  карта,  а 
вместе с ней и роль Совета Европы.59  
Подводя  итог  рассмотрению  зарубежной  историографии  по  нашей 
проблеме,  можно  сказать,  что  в  первую  очередь  зарубежных  авторов 
интересовали  политические  аспекты  образования  Совета  Европы  и  его 
деятельность по защите прав человека.  
Таким  образом,  представленный  историографический  обзор 
свидетельствует  о  том,  что  в  отечественной    и    отчасти  зарубежной 
историографии  отсутствует  комплексное  исследование  образования  и 
деятельности  Совета  Европы  с  начала  деятельности  Панъевропейского 
Союза  до  превращения  Совета  Европы  в    первую  панъевропейскую 
организацию,  что  не  мешало  многим  авторам  плодотворно  работать  с 
отдельными проблемами выбранной тематики. 
Итак, признавая, что отечественной наукой накоплен богатый опыт 
в  изучении  интеграционных  процессов  и  развитии  международных 
отношений  в  Европе  диссертантом  отмечено,  что  ряд  аспектов  остается  по-
   
20

прежнему 
неисследованным: 
взгляды 
и 
деятельность 
идеолога 
панъевропеизма  Куденхове-Калерги,  влияние  общественного  мнения  на 
появление  европейских  международных  организаций,  различные  проекты 
структуры  Совета  Европы,  и,  как  следствие,  различные  проекты  роли 
организации,  деятельность  организации,  направленная  на  объединение 
континента. 
Учитывая недостаточную изученность темы, ее актуальность, автор 
определяет    цель  диссертации:  рассмотреть  и  проанализировать  
особенности  истории  образования  и  основные  направления  деятельности 
Совета Европы в контексте интеграционных процессов в Европе в ХХ в. 
 Исходя  из  указанной  цели,  диссертант  ставит  перед  собой  
следующие задачи:  
-  проанализировать  исторические,  теоретические  и  политико-
правовые  предпосылки  создания  Совета  Европы  в  первой  пол. 
ХХ века;  
-  провести  сравнительный  анализ  существовавших  планов 
создания Совета Европы после Второй мировой войны; 
-  исследовать 
процесс 
трансформации 
организационной 
структуры и функции руководящих органов Совета Европы; 
-  рассмотреть основные тенденции и противоречия в деятельности 
Совета Европы в области защиты  прав человека; 
-  показать  основные  направления  деятельности  организации  в 
области культуры, образования, молодежной политики, спорта. 
Методологическая  основа  диссертации:  наиболее  приемлемым 
является  системный  подход,  применение  которого  подразумевает 
исследование  исторических  явлений  с  точки  зрения  их  системной 
взаимосвязи.  Этот  подход  позволяет  нам  из  множественных  фрагментов 
изучаемой  проблемы  создать  обобщенную  картину  событий,  которая  дает 
возможность  выявить  определенные  закономерности  исторических  событий 
и  процессов.  Применение  системного  подхода  способствует  развитию 
   
21

многомерного  анализа  международных  отношений  и  синтезу  логического  и 
исторического  подходов,  что  в  свою  очередь  приводит  к  дальнейшему 
развитию  самой  научной  мысли  при  исследовании  таких  сложных  явлений 
современной  истории,  как  интеграция  и  образование  международных 
организаций. 
При  решении  поставленных  задач  автор  использовал  следующие 
методы:  Историко-генетический  метод  позволил  показать  органическую 
связь  образования  Совета  Европы  с  развитием  европейской  интеграции, 
выявить основные  этапы его деятельности в исторической ретроспективе. 
Историко-системный 
дал 
возможность 
составить 
картину 
предметного  поля  диссертационного  исследования.  Применение  этого 
метода обусловлено попыткой представить как целостный анализ изучаемых 
событий, так и выявление внутренних механизмов функционирования Совета 
Европы. 
С  помощью  историко-сравнительного  метода  удалось  показать 
общее и особенное в трудах идеологов европейской интеграции, что в свою 
очередь позволило наиболее полно раскрыть их сущность. 
Источниковая  база  диссертации  представлена  многочисленными, 
разнообразными  по  характеру  и  насыщенности  материалом  источниками, 
которые  можно  разделить  на  следующие  группы: 1) архивные  документы,   
2)  опубликованные  документы  и  материалы, 3) труды  представителей 
европейской  общественно-политической  мысли, 4) мемуарная  литература,    
5) периодическая печать, 6) сайт Совета Европы. 
К  первой  группе  источников  относятся  документы  и  материалы 
Панъевропейского  союза  и  документы  Р.  Куденхове-Калерги,  существенная 
часть  которых  находится  в  России.  Эти  архивы  были  перевезены  в  СССР  
после  Второй  мировой  войны  и  помещены  в  Особый  архив.  Особый  архив, 
позднее  Центр  хранения  историко-документальных  коллекций  (ЦХИДК), 
сегодня  входит  в  состав  Российского  государственного  Военного  архива 
(РГВА).  Упрощение  в  начале 90-х  гг.  процедуры  доступа  к  документам 
   
22

архива  и  снятие  ограничений  с  использования  хранящихся  там  материалов 
способствовали  активизации  использования  документов,  вовлечению  в 
научный  оборот  ранее  неизвестных  или  малоизвестных  архивных 
источников.  При  работе  над    диссертацией  использовался  Фонд 554к 
«Центральное  Бюро  Панъевропейского  Союза,  г.  Вена».  В  состав  этого 
Фонда входит 1475 единиц хранения, хронологически охватывающих период 
с 1905 г.  по 1938 г.  Особый  интерес  представляли  материалы 
Панъевропейского  Союза,60  Устав  Европейской  Федерации,61  переписка  с 
политическими и общественными деятелями62, переписка и вырезки из газет 
по поводу меморандума А. Бриана о Европейском Союзе.63  
Представленные  архивные  документы  и  материалы  позволили 
проанализировать  основные  положения  панъевропейской  концепции 
Куденхове-Калерги; проследить позиции ведущих европейских политиков и 
общественных деятелей как в  отношении идеи объединения в целом, так и в 
отношении  конкретных  предложений  Р.  Куденхове-Калерги  и  А.  Бриана; 
выявить  реакцию  европейской  общественности  на  создание  и  деятельность 
Панъевропейского 
союза; 
исследовать 
структуру 
и 
деятельность 
Панъевропейского союза.     
В  работе  широко  представлены  опубликованные  документы.  К 
ним относятся уставные документы, декларации и договоры  международных 
организаций,  таких  как  Лига  Наций,  ООН,  НАТО,  ЕС,  без  анализа  которых 
невозможно  проследить  формирование  структуры  и  эффективность 
деятельности Совета Европы.64 
К  опубликованным  документам  относятся  также  материалы 
Конгресса  Европы,  который  проходил  в  Гааге  в 1948 г.65  Резолюции  этого 
Конгресса  во  многом  отразили  предлагаемые  планы  и  идеи  сторонников 
европейского объединения, а именно Р. Куденхове-Калерги и Р. Маккея.  В 
ходе  деятельности  Конгресса  были  разработаны  предложения  относительно 
дальнейшего  развития  объединенной  Европы,  определившие  во  многом 
   
23

последующую  эволюцию  европейской  интеграции,  а  именно  образование 
Совета Европы. 
Важнейшее  место  среди  опубликованных  документов  занимают  
документы  и  материалы  Совета  Европы.  Это  Устав  Совета  Европы, 
документы  руководящих  органов  Совета  Европы – Комитета  министров, 
Консультативной,  в  дальнейшем  Парламентской  Ассамблеи,  за 1949 - 1996 
гг.  Они  представлены  конвенциями,  рекомендациями,  резолюциями, 
заключениями и соглашениями. 66 
Особый  интерес  представляют  материалы  первых  заседаний 
Консультативной  Ассамблеи  за 1949 - 1951 гг. – период  председательства    
П.-А. Спаака. Это время интенсивного поиска Советом Европы своего места 
в  системе  международных  отношений,  борьба  за  изменение  Устава 
организации,  стабилизация  отношений  между  Комитетом  министров  и 
Консультативной Ассамблеей.  
Различные  варианты  Устава  Совета  Европы  позволили  проследить 
вносимые  изменения    и  проанализировать  их  значимость  как  для  самого 
Совета Европы, так и для дальнейшего развития интеграции.67 
Более 180 европейских  конвенций  образуют  правовой  фундамент 
для государств – членов Совета Европы. Круг регулируемых в них вопросов 
широк  и  многогранен:  права  человека,  образование,  медицинская  и 
социальная  помощь,  культура,  проблемы  молодежи,  спорт,  телевидение, 
борьба  с  коррупцией,  защита  окружающей  среды,  пресечение  терроризма. 
Изучение  конвенций  Совета  Европы  раскрывает  всю  глубину  и 
насыщенность деятельности Совета  Европы.  
Основополагающим,  концептуальным  и  широкомасштабным  по 
своим  целям,  задачам  и  содержанию  правовым  актом  Совета  Европы 
является  Конвенция  о  защите  прав  и  свобод  человека.  В  целях  повышения 
эффективности  защиты  прав  человека  данная  Конвенция  постоянно 
дополняется  протоколами  в  направлении  как  расширения  гарантируемых 
прав, так и совершенствования существующих процедур. 
   
24

Ценная  информация  о  деятельности  Совета  Европы  содержится  в 
многочисленных информационных каталогах этой организации 68  
Анализ 
этих 
документов 
позволяет 
раскрыть 
сущность 
организации, ее цели и задачи, рассмотреть динамику ее развития.  
Особую  группу  источников  составили    труды  представителей 
европейской  общественно-политической  мысли.  Данный  тип  источников 
позволяет 
сравнить 
и 
проанализировать 
проекты 
европейского 
переустройства, предложенные различными группами и объединениями. Это 
проекты  А.  Бриана,69  Р.  Маккей,70  К.  Сфорца,71  Куденхове-Калерги,72         
М. Эдельмана,73 М. Ходжа.74 В работе  «Великая Европа» Куденхове-Калерги 
раскрывает свои основные теории, разработанные в разные отрезки времени, 
описывает  собственные  взаимоотношения  со  многими  политиками  и 
общественными  деятелями,  которые  принимали  участие  в  объединении 
Европы,  дает  оценку  их  деятельности,  а  так  же  характеризует  европейские 
организации, в том числе и Совет Европы.75 
Впервые  в 2003 г.  на  русском  языке  была  издана  работа 
Генерального  секретаря  Совета  Европы  В.  Швиммера.76  В  этом,  во  многом 
автобиографическом  труде,  внимание  уделяется  вопросам  построения 
общеевропейского  дома,  содержится  информация  о  повседневной  работе 
Совета  Европы  и  его  органов.  В.  Швиммер  приводит  не  только  описание 
личного  восприятия  событий,  но  также  дает  и  всесторонний  анализ  ряда 
проблем,  возникавших  за  годы  деятельности  Совета  Европы,  таких  как 
построение  Большой  Европы  без  разграничительных  линий,  расширение 
Совета  Европы,  место  и  роль  России  в  европейской  интеграции  и    ряд 
других. 
Значительным  источником  являются  речи  и  выступления         
У.  Черчилля.  Блестящий  оратор  и  обладатель  поистине  планетарного 
мышления,  У.  Черчилль  не  только  предсказал  основные  вехи  мировой 
истории, но и оставил после себя множество книг. Избранные речи с 1938 по 
1946  гг.  вошли  в  сборник  под  названием  «Мускулы  мира».77  Для  данного 
   
25

исследования  особый  интерес  представляли  речи    У.  Черчилля  после 
окончания  Второй  мировой  войны,  в  которых  он  сформулировал  основные 
понятия,  ставшие  символами  эпохи,  и  которые  считаются  отправными 
точками  создания  Совета  Европы.  Это  «Фултонская  речь»  и  речь  под 
названием  «Трагедия  Европы»,  произнесенная  У.  Черчиллем  19 сентября 
1946  года  в  Цюрихском  университете.  Последнее  выступление  Черчилля 
считается рубежной датой создания Совета Европы.   
Один  из  инициаторов  создания  Совета  Европы,  Р.  Шуман,  не  
оставил  своих  воспоминаний.  Однако  фондом  Р.  Шумана  был  опубликован 
сборник    его  речей  и  выступлений    под  названием  «Для  Европы».78  В  нем  
собраны    размышления,  выдержки  из  выступлений  и  писем  Р.  Шумана  по 
различным  аспектам  европейской  интеграции,  в  том  числе  по  созданию 
Совета  Европы,  которые  позволили  проследить  эволюцию  отношения         
Р.  Шумана  к  объединению  Европы,  его  позицию  по  вопросам  создания  и 
структуры  Совета  Европы,  взаимоотношения  с  другими  европейскими 
политиками и общественными деятелями. 
Важное  место  в  процессе  работы  над  темой  занимает  мемуарная 
литература.  Ее особенностью  является осмысление исторических событий 
на  основе  собственного  опыта  авторов.  Эти  события  описываются  так,  как 
были  пережиты  и  прочувствованы  непосредственными  их  участниками,  без 
чего невозможно создать целостную картину эпохи. 
Наиболее  ценными  для  диссертационного  исследования  оказались 
мемуары  Р.  Куденхове-Калерги,  написанные  им  после  отъезда  из  Европы  в 
начале  Второй  мировой  войны  и  не  вошедшие  в  архив  Панъевропейского 
союза.  Свои  мемуары  он  называл  «автобиографиями».  Впервые  они  вышли 
на  английском  языке  в 1943 г.  в  США  и  назывались  «Крестовый  поход  за 
Пан-Европу.  Автобиография  Человека  и  Движения»79.  Наиболее  поздней  из 
автобиографий  Р.  Куденхове-Калерги  является  «Жизнь  за  Европу.  Мои 
воспоминания».  Она  позволяет  проследить  жизнь  и  деятельность  автора  на 
   
26

значительном 
временном 
участке, 
охватывающем 
многие 
этапы 
европейского объединения.80  
Большой научный интерес представляют воспоминания Ж. Монне. 
Его 
воспоминания 
считаются 
наиболее 
объективными 
благодаря 
консультациям  с  французским  историком  Ж-Б.  Дюрозелем  при  работе  над 
мемуарами.81    В  своих  мемуарах  автор  освещает  политическое  и 
экономическое положение Франции и других европейских стран, доказывает 
необходимость  объединения.  В  частности  изучение  мемуаров  раскрывает 
изменение  отношения  французских,  бельгийских,  германских  политиков  к 
роли Великобритании в европейской интеграции.  
Источниками, отражающими цели внутренней и внешней политики 
стран,  борьбу  между  различными  политическими  группами,  дающими 
различные  оценки  происходивших  событий,  стали  мемуары  видных 
политических  деятелей  Европы:  Ж.  Кайо82,  Ф.  Штрауса83,  Л.  Эмери84,         
А. Бриана85, Х. Дальтона86, Э. Эррио87, Г. Макмиллана88.  
Следующая  группа  источников  представлена  периодической 
печатью.  В  центральных  европейских  газетах,  таких  как Le Monde и The 
Times,  а  также  официальных  справочно-информационных  изданиях – 
L’Annee politique – отражены  события  внутренней  и  внешней  политики 
европейских государств, их отношение к ключевым проблемам интеграции.89  
К  указанной  группе  источников  можно  отнести  также 
периодические издания, выпускаемые как самим Советом Европы, так и под 
его эгидой.90 
Совет Европы имеет собственный официальный сайт в Интернет
который  содержит  документацию  органов  Совета  Европы,  информацию  по 
всем  сферам  деятельности  организации,  новости  и  анализ,  представленный 
ведущими  деятелями  Совета  Европы  или  специалистами  в  различных 
областях  его  деятельности.  Каждый  из  органов  и  основные  сферы 
деятельности  имеют  собственные  адреса:  Совет  Европы91;  Комитет 
министров92;  Конгресс  местных  и  региональных  властей  Европы93;  Права 
   
27

человека94;  Культура,  образование,  наследие,  спорт95;  молодежь.96 
Соглашения,  конвенции  Совета  Европы  объединены  в  Серию  европейских 
договоров (ETS).97 
Интернет-материалы  позволяют  создать  целостную  картину 
современного состояния Совета Европы, выявить приоритетные направления 
его деятельности, проследить структурные изменения на современном этапе.  
 Таким  образом,  имеющаяся  источниковая  база  позволила    решить 
поставленные  цели  и  задачи  в  представленном  диссертационном 
исследовании. 
Практическая  значимость:  содержащийся  в  диссертации 
фактологический  материал  и  научные  обобщения  могут  быть  использованы 
практическими работниками современных властных структур для выработки 
конкретной 
национальной 
политики; 
практическими 
работниками 
организаций, имеющих отношение к европейской политике и связям России 
с  Советом  Европы;  в  учебном  процессе  при  подготовке  специалистов-
историков, специалистов международных отношений, юристов, политологов, 
социологов;  при  подготовке  учебников  и  учебных  пособий  по  истории 
Европы  ХХ  в.;  работниками  средств  массовой  информации;  учеными  в 
дальнейших исследованиях по проблемам европейской интеграции и Совету 
Европы. 
Апробация  исследования:  основные  положения  и  выводы 
диссертации  были  представлены  на  Всероссийской  научно-практической 
конференции  «Западноевропейская  цивилизация  и  Россия:  общее  и 
особенное» (Ставрополь, 18-20 октября 2003); на  научно-практической 
конференции,  посвященной 54 годовщине  Всеобщей  Декларации  прав 
человека, принятой ООН 10 декабря 1948 г. (Ставрополь, 6 декабря  2002); на 
конференции  «Пути  и  методы  повышения  конкурентоспособности  слабо 
защищенных  групп  населения  на  рынке  труда  Ставропольского  края» 
(Ставрополь, 28-19 декабря 2003); на  семинаре  «Права  работников: 
международное  право  и  российское  национальное  законодательство», 
   
28

который проводился в рамках  Швейцарской Программы «Права человека и 
развитие гражданского общества в Российской Федерации» (Ставрополь, 28-
30  мая 2003); на  научно-практическом  семинаре  «Интеллектуальная 
культура:  традиции  и  новации»  Ставропольского  регионального  отделения 
Общества  интеллектуальной  истории  (Ставрополь, 2001); на  ежегодных 
научных  конференциях  Ставропольского  государственного  университета;  а 
также  на  заседаниях  кафедры  новой  и  новейшей  истории  Ставропольского 
государственного университета и в 5 публикациях. 
Структура  диссертации.  Поставленная  автором  цель  и  задачи 
исследования  определили  структуру  диссертации.  Диссертация  состоит  из 
введения,  трех  глав,  заключения,  примечаний  и  списка  источников  и 
литературы.  Работа  строится  по  проблемно-хронологическому  принципу.
   
29

ГЛАВА 1. ПРЕДПОСЫЛКИ СОЗДАНИЯ СОВЕТА ЕВРОПЫ 
 
1.1.  Панъевропейские проекты между Первой и Второй 
мировыми войнами 
 
Неиссякаем  по  своей  дискуссионности  вопрос  о    существовании  и 
форме  «европейской    идеи».  В  качестве  объекта  исследований  выступают 
вопросы  хронологии  «европейской  идеи»,  раскрытие  самого  понятия  
«Европа»,  ее  географического  определения,  проблемы  «европейской 
идентичности».  Тем  не  менее,  можно  считать  неоспоримым  факт 
существования  общеевропейских  ценностей,  которые  сформировались  на 
протяжении  веков  и  со  временем  приобрели  универсальный  характер 
общечеловеческих правил и норм. 
Античное  наследие,  христианство,  средневековая  культура,  идеи 
Возрождения,  Реформации  и  Просвещения  составили  блоки  того  мощного 
фундамента, который лег в  основу стремления европейцев к объединению.  
На  протяжении  столетий  выдвигалось  множество  проектов 
образования  европейского  союза  и  даже  всемирного  государства.  Из  них 
наиболее  известны  проекты  П.  Дюбуа,  Г.  Подебрада,  Э.  Крюсе,  герцога  де 
Сюлли,  Г.  Лейбница,  У.  Пенна,  аббата  де  Сен-Пьера,  Жан-Жака  Руссо,         
И. Бентама, И. Канта, Сен-Симона, Ж. Годена.1 
Среди  тех,  кто  поддерживал  объединение  в  той  или  иной  форме, 
были Вольтер, Дж. Вашингтон, Ламартин, Виктор Гюго, Гарибальди, Ричард 
Коблен, Эрнест Ренан, Леруа-Болье. 
Само  понятие  европейского  объединения  претерпело  на 
протяжении столетий значительные изменения. Главная идея заключалась в 
гегемонии  либо  папского  престола,  либо  светского  правителя.  Поскольку 
первоначально авторитет церкви был велик, а национальное чувство развито 
слабо, объединенная Европа рисовалась в качестве религиозного сообщества. 
С  образованием  национальных  государств  на  первый  план  выступил 
 
30

светский  элемент.  Однако  в  начале  ХХ  столетия,  особенно  после  Первой 
мировой  войны,  стала  ощущаться  узость  национального  государства. 
Существование  национальных  государств  и  складывающийся  в  них 
«национализм»  рассматривались  как  причина  многих  войн  в  мире, 
экономических,  социальных  и  политических  противоречий  и  конфликтов  в 
Европе.  Ожесточенность  национальных  войн  породила    усилившуюся 
потребность  в  «наднациональном  порядке».  Кроме  того,  национальные 
рынки  сдерживали  развитие  производства,  противодействуя  научно-
технической  революции  ХХ  в.,  которая  требовала  более  широких  рынков 
сбыта.  Однако  до  Первой  мировой  войны  происходило  быстрое  развитие 
европейских  стран,  потребности  населения  реализовывались  и  в  рамках 
государств, поэтому «национализм» все-таки возобладал в умах людей. Лишь 
Первая  мировая  война  и  ее  последствия  дали  толчок  широкому 
распространению  идеи  объединения  Европы  путем  создания  европейского 
союза.  В  начале  ХХ  в.  появились  два  проекта,  которые  сделали  идею 
создания европейского союза частью бурной политической жизни, орудием в 
руках различных сил и группировок.   
Автором  первого  проекта  стал  Рихард-Никалаус  Куденхове-
Калерги (1894 –1972 гг.),  первый  в  европейской  истории  общественный 
деятель, которому удалось не только сформулировать идеи по объединению 
Европы,  но  и  сделать  первые  практические  шаги  в  этом  направлении. 
Именно  он  создал    концепцию,  которой  суждено  было    стать  идейной 
основой европейской интеграции.  
Европейское  переустройство  на  политическом  уровне  было 
предложено Аристидом Брианом (1862 – 1932 гг.), который неоднократно в 
период с 1919г. по 1931г. был премьер-министром и министром иностранных 
дел Франции, лауреатом Нобелевской премии мира в 1926 году. 
Для  того  чтобы  определить,  какие    положения  лежали  в  основе 
концепции европейского переустройства, необходимо рассмотреть условия, в 
которых она была предложена.   
 
31

Первая  мировая  война  привела  к  новому  территориальному 
переустройству  Европы:  на  месте  Австро-Венгерской  монархии  были 
созданы  новые  независимые  государства,  от  бывшей  Российской  Империи 
отделились  Финляндия  и  Польша.  Европа 1918 года  была  расколота  на 
победителей и побежденных. В то время как Франция и Англия могли после 
войны  сохранить  свое  могущество,  государства  Центральной  Европы, 
Германия  и  Австро-Венгрия  по  условиям    мирных  договоров    были 
унижены.  Другим  несчастьем  Европы  были  плохие  отношения  между 
Францией и Германией, корни которых определил  исход франко-прусской 
войны в 1871 г.. Истинным победителем из Первой мировой войны вышли 
США. 
Первая  мировая  война  вызвала  не  только  политические  и 
территориальные изменения, но и породила новые идеологические течения, 
которые  резко  разделили  европейцев:  прежде  всего  это  фашизм, 
национализм  и  большевизм.  На  это  время  приходятся  и  устремления 
Куденхове-Калерги создать Соединенные Штаты Европы.  
На  взгляд  автора,  субъективным  моментом  появления  проекта 
Куденхове-Калерги  стала  личность  этого  видного  общественного  деятеля. 
Куденхове-Калерги  являлся  ярким  представителем  зарождающегося  нового 
типа  европейца,  стоящего  выше  существующих  политических  рамок, 
официальных  границ  и  национальных  интересов.  Для  Т.  Манна  он  был 
«необычайно 
пленительным 
евразийским 
типом 
благородного 
космополитизма».2    Куденхове-Калерги  вырос  в  мире,  где  «мыслили  не  в 
масштабах  стран,  а  в  масштабах  континентов».3  Сам  он  чувствовал  себя 
«гражданином  нового  большого  сообщества,  нового  мира - создающейся 
Лиги Наций».  
Рихард  Николаус  Куденхове-Калерги  родился 17 ноября 1894 г.  в 
Токио и был вторым сыном австро-венгерского дипломата и богатой японки. 
Свое  детство  и  отрочество  он  провел    в  чешском  имении    своего  отца 
Ронсперг.  Здесь  он  вырос  в  мире,  созданном  философией  отца.  Отец  был 
 
32

поклонником  Шопенгауэра  и  приверженцем  индийской  философии. 
Ронсперг, «оазис  мира»4,  как  его  называл  Куденхове-Калерги,  был 
международным  центром,  где  принимали  гостей  со  всего  света.  Большое 
впечатление в свое время произвел на Рихарда индийский гость Сураворти, 
будущий  основатель  панисламизма.  Он  стал  для  юноши  столь  же 
почитаемым философом, как и  Платон, Шопенгауэр и Ницше5. 
Определенной вехой в формировании личности Куденхове-Калерги 
стала  женитьба  на  известной  актрисе  Бургтеатра  Иде  Роланд.  Куденхове-
Калерги говорил, что женитьба   быстро освободила его от всех связей с его 
семьей  и  от  той  консервативной  среды,  мировоззренческие  и  политические 
взгляды  которой  были  ему  совершенно  чужды6.  Как  он  считал,  он  «вдруг 
стал  современным  человеком,  сыном  двадцатого  столетия,  получившим 
возможность  свободно  говорить  и  писать  о  том,  что    думал  о  мире  и  о 
человеке».7 
Конец войны сделал его человеком без гражданства. Правда, вопрос 
о том, австрийский он или чехословацкий гражданин, его не волновал, но, в 
конце  концов,  он  стал  временно  гражданином  Чехословакии,  а  с 1938 г. – 
гражданином Франции. 
Панъевропейское движение начало свою историю с выхода в свет в 
ноябре 1922 г.  двух  статей  Куденхове-Калерги  на  тему  единой  Европы8,  а 
затем в октябре 1923 г. его книги «Пан-Европа».9 
Эта  книга  имела  успех  во  всем  мире,  тем  более,  что  она  была 
переведена почти на все языки. Посвящена она была европейской молодежи 
и  начиналась  следующими  словами: «Эта  книга  предназначена  для  того, 
чтобы  пробудить  большое  движение,  которое  теплится  у  всех  народов 
Европы».  К  каждому  экземпляру  автор  приложил  карточку  с  вопросом: 
«Хотите ли Вы присоединиться к движению «Пан-Европа»?» Было получено 
более 1000 положительных ответов. Среди них – от многих интеллектуалов, 
таких как Стефан Цвейг, Франц Верфель, Герхард Гауптман, Томас и Генрих 
Манн, Бронислав Губерман, Зигмунд Фрейд, Альберт Эйнштейн.10  
 
33

Кроме того, с 1924 г. стал выходить журнал «Пан-Европа», который 
до 1938 г. оставался официальным органом движения. Содержание журнала 
соответствовало  его  названию.  Большинство  статей,  главным  образом 
политического содержания, писал сам Куденхове-Калерги.11  
 В этих трудах были проанализированы идеи нескольких поколений 
сторонников  объединенной  Европы,  убедительно  доказана  необходимость 
создания  Пан-Европы  в  противовес  остальным  четырем  могущественным 
сообществам – Пан-Америке, Пан-Азии, Британской империи и СССР. 
 «Может  ли  политически  и  экономически  раздробленная  Европа 
обеспечить  себе  мир  и  независимость  перед  лицом  быстро  растущих 
неевропейских мировых держав? Или она будет вынуждена ради сохранения 
своего  существования  организоваться  в  федерацию  государств?»12  Такой 
вопрос  сформулировал  автор  и  предлагал  свой  ответ  на  него.  Куденхове-
Калерги  считал,  что  европейцам  необходимо  перешагнуть  через  порог 
«желания  Европы»  и  приступить  к  строительству  Пан-Европы,  которая 
вылечит  «этот  больной  континент».  Как  считал  Куденхове-Калерги, 
«исцеление состоит не в том, чтобы дожидаться помощи извне, для одних – 
из России, которая только и ждет благоприятного момента, чтобы покорить 
Европу, для других – из Америки, которая намерена купить ее, но, напротив, 
в  том,  чтобы  учредить  политико-экономический  союз  под  названием  «Пан-
Европа»»13. 
Определение, данное в  1922 г. в Вене, выражало мысль о том, что 
Европа  утратила  мировую  гегемонию,  которой  она  когда-то  обладала. 
Исходя  из  этого,  Куденхове-Калерги  предлагал  ряд  аргументов    в  пользу 
объединенной  Европы.  Он  считал,  что  объединение  Европы – это 
единственная  возможность  установления  длительного  и  прочного  мира; 
европейский  экономический  кризис  может  быть  преодолен  только  с 
созданием  единого  экономического  пространства  в  Европе  на  основе 
таможенного  союза  и  общего  рынка.  Кроме  того,  Европе  следует 
объединиться  для  защиты  от  советской  гегемонии;  объединение  Европы 
 
34

может  решить  проблемы    пограничных  конфликтов  и  национальных  
меньшинств;  Пан-Европа    является  средством  обновления  творческих  сил 
Европы и необходимым условием технического прогресса. 
При  разработке  плана  «Пан-Европы»  перед  Куденхове-Калерги 
встали три существенных вопроса: во-первых, вопрос о включении Англии, 
во-вторых – России  и,  в-третьих,  вопрос  о  будущем  Лиги  Наций.  Свои 
ответы  на  эти  вопросы  Куденхове-Калерги  определял  как  всемирно-
политические директивы Союза.  
Очерчивая  в  своей  книге-манифесте  «Пан-Европа» «исторические 
границы Европы», Куденхове-Калерги отмечал, в частности, «ослабление уз, 
которые  связывали  Англию  и  Россию  с  Европой».  Он  писал,  что 
превращение  Англии  в  океаническую  федерацию  привело  к  тому,  что  на 
первый  план  выдвинулись  ее  внеевропейские  интересы.  Поскольку 
Великобритания  представляла  собой  мировую  державу,  было  невозможно 
включить ее в Пан-Европу, не говоря уже о том, что она и сама никогда не 
была    готова  вступить  в  Европейский  союз  государств.  Причину  этого 
Уинстон  Черчилль  назвал  уже  в 1929 г.,  он  считал  мысль  об  объединении 
европейских  государств  правильной  и  подтвердил,  что  Англия  на  стороне 
Европы, «но  она  не  Европа,  она  связана  с  ней,  но  не  принадлежит  ей».14 
Поэтому  Куденхове-Калерги  хотел  образования  британско-европейской  Ан-
танты и самых тесных сердечных отношений с британской империей. 
Что  касалось  России,  то  Куденхове-Калерги  отмечал,  что,  приняв 
советскую  систему,  она  отвергла,  таким  образом,  демократический  строй 
Европы.15 «Большевики отвергли эту европейскую цивилизацию, введенную 
Петром Великим и его преемниками. Они отправили в изгнание или предали 
смерти  ее  представителей.  Они  отвернулись  от  демократической  и 
христианской  Европы  и  теперь  пытаются  создать  новую  цивилизацию  с 
помощью  европейских  теорий  и  азиатских  средств».16  В  коммунистическом 
Советском  Союзе  Куденхове-Калерги  видел  величайшую  опасность  для 
Европы,  так  как  СССР  готовил  мировую  революцию.  Свою  позицию  по 
 
35

отношению к Советскому Союзу он формулировал следующим образом: «До 
тех  пор,  пока  Россия,  исходя  из  своей  азиатской  политики  и  глубоких 
культурных,  социальных,  политических  и  экономических  противоречий  с 
Европой, отклоняет тесный контакт с этой частью света, обеспечение русско-
европейского  мира,  обоюдное  невмешательство  во  внутреннюю  политику  и 
развитие  экономических  и  культурных  отношений  должны  быть  основой 
русско-европейских  связей».17  Куденхове-Калерги  подчеркивал,  что  Европа 
должна  объединиться,  поскольку  расколотая  Европа  будет  постоянно 
побуждать  Советский  Союз  к  нападению.  Таким  образом,  Пан-Европа 
обеспечивает  не  только  русско-европейский  мир,  но  и  русско-европейскую 
дружбу, которая представляет интерес для обеих сторон в экономическом и 
культурном отношении.18 
Концепция Куденхове-Калерги относительно мирового устройства, 
предложенная  в 1923 г.  и  дополненная  в 1934 г.,  предусматривала  полную 
реорганизацию Лиги Наций.  
Когда  в 1919 г.  была  создана  Лига  Наций,  Куденхове-Калерги  на-
деялся, что эта международная организация принесет Европе долгожданный 
мир.  Позднее  он  называл  ее  «международным  клубом  не  обязывающих 
встреч  и  совещаний  министров  иностранных  дел»19,  который  он  посещал, 
чтобы поддерживать контакты с европейскими политиками. 
В своем труде «Пан-Европа» он посвятил ей шестую главу. И тон, и 
аргументация  автора  ставят  его  в  ряд  постоянных  критиков  этой 
международной организации. Куденхове-Калерги требовал для Европы права 
на свою доктрину Монро и сформулировал лозунг «Европа европейцам».20 В 
качестве средства  он предложил создать мировую организацию, радикально 
преобразовать  Лигу  Наций,  интегрировав  в  нее  великие  сообщества, 
объединенные  межгосударственным  федерализмом.  Такая  формула,  считал 
Куденхове-Калерги, позволила бы США и Советской России вступить в Лигу 
Наций,  не  отступая  при  этом,  от  самих  основ  своей  международной  по-
литики.21 
 
36

Для  того  чтобы  обеспечить  равновесие  внутри  этой  новой  Лиги 
Наций,  Куденхове-Калерги  требовал  срочного  создания  Пан-Европы. 
Другими  словами,  лучший  способ  гарантировать  мир  во  всем  мире – это 
перестроить  Лигу  Наций  исходя  из  принципа  пяти  групп  и  скорейшей 
организации  панъевропейской  группы,  которая  избавит  европейский 
континент от анархии и опасности войн. 
Согласно  взглядам  Куденхове-Калерги,  Лига  Наций  должна  была 
стать  Всемирной  организацией  континентальных  федерации.  Однако 
предложения  Куденхове-Калерги  были  несвоевременны  и  не  встретили 
политической  поддержки.  Эрик  Дрюммонд,  генеральный  секретарь  Лиги 
Наций, не был сторонником Пан-Европы и дал Р. Куденхове-Калерги совет: 
«Пожалуйста,  не  слишком  торопитесь!»22.  Тем  не  менее,  это  не  остановило 
Куденхове-Калерги, и он снова представил политическим деятелям  в начале 
30-х  годов  план  радикальной  реформы  Лиги  Наций.23  Гораздо  более 
компактный,  чем  в 1923 г.,  план  Куденхове-Калерги  в  точности 
воспроизводил  все  то  же  деление  планеты  на  пять  крупных  общностей  и 
федеральную структуру, которой он хотел заменить централизм Лиги Наций. 
Однако  здесь  он  детализировал  работу  Ассамблеи    и  Совета  Лиги  Наций. 
Куденхове-Калерги    подчеркивал,  что  любая  реформа  Лиги  Наций  должна 
проводится  только  после  создания  Пан-Европы,  которая  охватила  бы  все 
государства к западу от Советского Союза, включая Турцию, Исландию и все 
колонии европейских держав. «От мира в Европе зависит мир во всем мире», 
– заключал автор панъевропейского проекта. 
Предложения, 
сформулированные 
Куденхове-Калерги, 
представляли  собой  первый  в XX в.  довольно  конкретный  и  широкий  план 
конфедеративного  устройства  Европы  с  сохранением  системы  и  прав 
национальных  европейских  государств.  Он  был  выдвинут  на  общественном 
уровне  и  в  значительной  мере  использовал  многочисленные  проекты 
подобного  рода XVIII и XIX вв.  В  условиях  государственно-политической 
системы, которая сложилась и упрочилась в Европе, не могло быть и речи об 
 
37

ущемлении суверенных прав европейских государств.24 
Чтобы  реализовать  свою  идею,  он  принялся  искать  уважаемого 
политика  высокого  ранга. «В  то  время,  когда  мир  горит  в  огне,  никто  не 
имеет права на созерцание».25 Однако, в связи с политической обстановкой,  
не возможно было подумать о националистически настроенном французском 
премьер-министре  Раймоне  Пуанкаре,  так  же  как  и  о  немецком  политике, 
хотя  бы  это  и  был  Вальтер  Ратенау.  Только  в  президенте  Чехословакии 
Томаше  Масарике  он  увидел  человека  прямо-таки  предназначенного  для 
воплощения    идеи  Пан-Европы.  Куденхове-Калерги  почитал  его,  тем  более, 
что  Масарик  был  не  только  создателем  Чехословацкой  республики,  но  и 
истинным демократом26.  
Масарик принял Куденхове-Калерги в 1921 г. в Праге, в Пражском 
Граде,  внимательно  выслушал  его  рассуждения  и  сказал,  что  ему  ближе 
западная  демократия,  чем  русский  деспотизм.  В  последствии  Куденхове-
Калерги  писал,  что  Масарик  вдохновил  его  на  продолжение  работы,  но  не 
дал  обещания  сотрудничать  лично.  Как  для  главы  государства  для  него 
невозможно  было  бы  взять  это  на  себя  без  обязательств  перед  своим 
правительством. 27  
Что  касается  путей  объединения  Европы,  автор  книги  придавал 
первостепенное  значение  франко-германскому  сближению.  Куденхове-
Калерги  считал  тесное  сотрудничество  двух  этих  стран  залогом  такого 
объединения, его первым и основным этапом. 
Необходимо отметить, что первое издание «Пан-Европы» вышло в 
1923  г.  Еще  свежа  была  в  памяти  современников  Первая  мировая  война. 
Именно  поэтому  Куденхове-Калерги,  говоря  о  международной  роли 
Франции,  особое  внимание  уделил  ее  историческому  соперничеству  с 
Германией и, как он писал, «франко-германской вражде испокон веков».28 По 
его  убеждению,  пришло  время,  когда  обе  страны  должны,  наконец, 
достигнуть  «примирения»  и  преодолеть  это,  по  его  выражению, «самое 
большое препятствие на пути к созданию Соединенных Штатов Европы».29  
 
38

В планах Р. Куденхове-Калерги Франция занимала исключительно 
важное  место. «Я  взглянул  на  карту  Европы,  – и,  несомненно,  Франция 
была  самой  могущественной  державой  на  континенте.  Бельгия,  Польша, 
Чехословакия, Югославия и Румыния являлись ее союзниками. Численность  
населения  этих  государств  вместе  взятых  составляла  приблизительно 120 
млн.  человек.  Они  могли  бы  образовать  крепкое  ядро  Европейского  Союза, 
если бы только  признали Германию в качестве равноправного партнера».30  
Однако,  в  силу  сложившейся  исторической  обстановки    в 1924 г.,   
Р.  Куденхове-Калерги  не  мог  рассчитывать  на  поддержку  панъевропейской 
идеи в правительственных кругах Франции. Политическое положение в этой 
стране представлялось ему крайне неблагоприятным.  
Поэтому Куденхове-Калерги вначале  развернул свою деятельность 
не  во  Франции,  а  в  странах  Центральной  Европы.  Здесь  ему  удалось 
заручиться  поддержкой  таких  крупных  государственных  деятелей,  как 
канцлер  Австрии  Игнац  Зайпель,  министр  иностранных  дел  Чехословакии 
Эдуард  Бенеш,  председатель  германского  рейхстага  Пауль  Лебе.  Пользуясь 
столь  высоким  покровительством,  Куденхове-Калерги  сумел  довольно 
быстро  создать  организационные  структуры  Панъевропейского  движения  в 
Австрии, Чехословакии и Германии. И лишь после этого Куденхове-Калерги 
вновь с надеждой обратил свой взор к Франции.  
Итак,  значительное  распространение  идея  возрождения  Европы 
получила в конце 1924 г., когда был обнародован манифест панъевропеизма, 
и  с  этого  времени  она  начала  будоражить  умы  западноевропейской 
интеллигенции. Как философ Куденхове-Калерги для реализации идеи Пан-
Европы придавал большое значение отражению духовных ценностей Европы 
в  форме  символов;  он  выбрал  лозунгом  движения  изречение  святого 
Августина: «В главном –  единство, в спорном – свобода, во всем – любовь».  
И  как  символ  движения – красный  крест  на  золотом  поле,  который  он 
расшифровал так: «Под знаком солнечного креста, который выражает солнце 
просвещения,  связан  красный  крест  международной  человечности, 
 
39

Панъевропейская  идея  победит  ограниченность  и  бесчеловечность 
шовинистической политики разрушения».31 
К  весне 1925 г.  распространение  панъевропейской  идеи  получило 
политический  резонанс – в  мае  состоялось  первое  обсуждение  в  немецком 
парламенте возможности создания Пан-Европы. К этому времени в Германии 
сторонниками  Куденхове-Калерги  стали  Пауль  Лебе  (председатель  социал-
демократической  фракции  в  Рейхстаге),  Й.  Вирт  (председатель 
демократической  партии),  Кох-Везер  (председатель  народной  партии 
Баварии),  многие  министры,  среди  которых  министр  иностранных  дел 
Германии Штреземанн, а также и бургомистр Кельна К. Аденауэр. 
В связи с таким политическим резонансом стало актуальным более 
масштабное  распространение  идей  Пан-Европы.  В  целях  пропаганды    в 
пользу  движения  Куденхове-Калерги  организовал  в 1926 г.  в  Вене  первый 
конгресс «Пан-Европы».32  
Торжественное  открытие  Первого  Панъевропейского  конгресса 
состоялось  в  Вене 4 октября 1926 г.  На  Венский  конгресс  съехались 2000 
делегатов  из 24 европейских  стран;  многие  государства  Европы  (Франция, 
Бельгия,  Финляндия,  Греция,  Чехословакия)  прислали  официальных 
представителей или официальные приветствия.33  
На конгрессе было объявлено о создании Панъевропейского союза, 
почетным  президентом  которого  стал  в 1927 г.  А.  Бриан.  Членами  союза 
были  такие  европейские  политические  деятели,  как  Э.  Эррио,  Л.  Блюм,        
Э.  Даладье  и  П.  Бонкур  (из  Франции),  Я.  Шахт  и  К.  Вирт  (из  Германии),      
Ф. Н. Бейкер из Англии, немецкие писатели Т. и Г. Манны, французский поэт 
П.  Валери,  испанский  философ X. Ортега-и-Гасет,  всемирно  известные 
ученые  А.  Эйнштейн, 3. Фрейд  и  др.  Уже  один  этот  перечень  ясно 
показывает,  что  организаторы  панъевропейского  движения  стремились 
привлечь под его знамена многих выдающихся деятелей общеевропейского и 
общемирового масштаба. Участники конгресса апеллировали к традициям и 
взглядам  Сюлли,  Сен-Пьера,  Канта,  Руссо,  Мадзини,  Гюго  и  других 
 
40

подвижников  европейской  идеи  и  сторонников  Соединенных  Штатов 
Европы.  Конгресс  должен  был  служить  целям  пропаганды,  на  нем 
подводились  некоторые  итоги  движения  и  намечались  перспективы  его 
дальнейшего развития.34  
Открытие  Второго  Панъевропейского  конгресса  в  Берлине  было 
приурочено  к 17 мая 1930 г.,  дате  обнародования  французского 
«Меморандума об организации европейского федерального союза» в печати. 
Конгресс  должен  был  всесторонне  поддержать  инициативу  А.  Бриана, 
приложить  максимум  пропагандистских  усилий  для  разъяснения  и 
популяризации этих предложений.35 
Местом  проведения  Третьего    конгресса  Пан-Европы  стал  Базель, 
потому  что  он  был  расположен  на  немецко-французской  границе 
Швейцарии. 1 октября  приветственным  словом  от  имени  Федерального 
правительства  Швейцарии  и  Правительства  города  Базель  председатель 
правительства Базеля доктор Карл Людвиг открыл Третий Панъевропейский 
конгресс.  Один  из  самых  просторных  залов  в  Базеле – Дворец  Ярмарок – 
вместил  более  тысячи  участников  Конгресса  из 23 стран  Европы.  Членами 
почетного  президиума  Конгресса  были  такие  выдающиеся  политические 
деятели  и  представители  Панъевропейского  движения,  как  Лео  Эмери 
(Англия), Поль де Ауэр и Элемер Хантос (Венгрия), Эмиль Борель и Жозеф 
Кайо (Франция), Эрих Кох-Везер (Германия) и др.36 
Впервые  на  этом  конгрессе,  в  противоположность  двум 
предыдущим,  были  образованы  специальные  комиссии,  а  именно: 
политическая,  экономическая,  юридическая  и  пропагандистская.  В  течение 
четырех дней продолжалась работа по крайней мере девятнадцати комиссий.  
Деятельность  некоторых  комиссий,  прежде  всего  экономической,  должна 
была продолжаться и после Конгресса.37 Предметом ее рассмотрения стали, 
прежде всего, вопросы экономики и экономической политики. Обсуждались 
в первую очередь пути возрождения Европы, пострадавшей от кризиса. 
Вопросы  объединения  усилий  различных  стран  Европы  во  всех 
 
41

областях  промышленности  и  сельского  хозяйства  обсуждались  каждой  из 
комиссий  Базельского  конгресса.  Создание  общей  валютной  системы 
расценивалось  как  неизбежная  необходимость.  Наибольшее  количество 
новых  идей  и  новаторских  проектов  было  выдвинуто  именно  комиссией  по 
валютной  проблеме.  Вопросы  торговой  и  таможенной  политики,  а  также 
межевропейского  транспортного  сообщения  обсуждались  широким  кругом 
специалистов.38 
Некоторые  комиссии,  представленные  в  программе  Конгресса  как 
политические,  большое  внимание  уделяли  экономическим  вопросам.  Так,  в 
Дунайской  комиссии  проблемы,  связанные  с  объединением  государств 
Дунайского  бассейна,  обсуждали  не  официальные  представители  своих 
стран, а видные специалисты по экономике этого региона.39  
Задачей  комиссии  по  европейскому  торговому  праву  было 
урегулирование  межъевропейского  торгового  оборота  при  помощи  общих 
юридических  постановлений.40  Юридическая  комиссия  по  европейскому 
праву иностранцев изучала такой сложный спектр вопросов, как обеспечение 
прав  иностранцев  на  образование,  профессиональную  активность,  защиту 
единообразия этих прав в рамках Европы. 
Работа 
франко-германской 
комиссии 
была 
направлена  
одновременно  на  анализ  экономических  и  политических  вопросов.  Эта 
комиссия  решала, «возможно,  наиболее  важную  для  нынешней  Европы 
задачу сближения Германии и Франции» во всех областях. Работа комиссий 
по  реформе  Лиги  Наций  и  Европейскому  миру  носила  чисто  политический 
характер.  Задачей  первой  стал  поиск  средств  для  придания  гибкости  и 
реальной  силы  механизму  Лиги  Наций,  ослабленному  бюрократизацией  и 
политическими  раздорами.  Вторая  группа  занималась  разработкой  путей 
реального разоружения и мирного разрешения международных конфликтов. 
Отдельную  группу  составили  комиссии  по  национальным    меньшинствам, 
межъевропейскому    арбитражу  и  юридическим  гарантиям  морального 
разоружения.  Четыре  комиссии  рассматривали  вопросы  пропаганды 
 
42

европейских  идей.  Целью  их  работы  было  сделать  неотъемлемой    частью 
убеждений  европейцев  необходимость  создания  Соединенных    Штатов 
Европы. 
Кульминационным 
моментом 
Третьего 
Конгресса 
стало 
торжественное  провозглашение  Европейской  партии.  Эта  общественно-
политическая  организация  была  призвана  стать  проводником  и 
популяризатором  панъевропейской  идеи  среди  широких  масс  европейских 
избирателей,  а  так  же  работать  над  укреплением  мира  и  межъевропейского 
сотрудничества.41   
В  партийную  программу  были  включены  цели  панъевропейского 
движения,  дополненные  политическими  и  социальными  требованиями.  К 
примеру:  примирение  европейских  народов  в  духе 14 пунктов  Вильсона, 
отмена  всех  международных  военных  долгов,  реформа  демократии  путем 
усиления  авторитета  государства  и  стабильности  правительства,  полное 
политическое,  экономическое  и  социальное  равноправие  женщин, 
расширение  социального  законодательства  для  детей,  матерей,  больных  и 
стариков,  защита  местного  населения  в  колониях  европейских  государств, 
запрещение национальной, социальной и религиозной вражды. 
Во  многих  письмах  Куденхове-Калерги  утверждал,  что  хотел 
воздержаться  от  создания  панъевропейской  партии,  но  в  ней  он  видел 
единственную  возможность  превратить  движение  из  чисто  политического  в 
массовое.  
В  своей  вступительной  речи  на  Базельском  Конгрессе  Куденхове-
Калерги  так  охарактеризовал  причины,  побудившие  его  к  созданию 
Европартии: «Возбудителями  социальной  болезни  Европы  являются 
коммунисты,  международной  болезни – ультра-националисты.  Сталин 
готовит умы к социальной войне, Гитлер их подготавливает к воине нацио-
нальной...  Чтобы  преодолеть  две  эти  опасности,  недостаточно  бороться 
против  двух  этих  экстремистских  движений,  нужно  также  бороться  против 
тех,  кто,  защищая  Сталина  и  Гитлера,  становится  на  деле  тайным 
 
43

распространителем  их  идей.  Все  те,  кто  своей  политикой  экономического 
эгоизма,  роста  безработицы  и  нищеты  рабочих  и  крестьян  Европы 
подготавливают  путь  Сталину,  и  те,  кто  в  соседних  с  Германией  странах 
низводит  эту  великую  европейскую  нацию  до  положения  неравенства, 
угнетают  национальные  меньшинства,  расчищают  почву  Гитлеру».42 
Куденхове-Калерги  призывал  европейцев  объединиться  в  одном  общем 
усилии в широкий европейский фронт, объединиться над дипломатическими 
формулировками  и  политическими  интригами  над  правительствами  и 
партиями.  Он    обращался  к  европейскому  поколению  ХХ  в.,  ко  всем 
созидательным  силам  Европы,  предлагая  воплотить  панъевропейскую  идею 
через  создание  многочисленной  партии,  для  совместной  борьбы  против 
угрозы войны и революции за сильную, свободную  и единую Европу.43 
В письмах к Кайо, Вьеноту, Дестрэ, Бартелеми Куденхове-Калерги 
писал  о  том,  что  все  события  последних  лет,  неудачи  панъевропейской 
инициативы  на  правительственном  уровне  лишили  его  всякой  надежды  на 
европейские  правительства  и  существующие  политические  партии  и 
заставили обратиться непосредственно к европейским избирателям.44  
Сам  Куденхове-Калерги  достаточно  критически  относился  к 
будущему  этой  организации.  Обращаясь  к  Вьеноту,  он  писал: «Я  хорошо 
понимаю,  что  этот  проект  кажется  фантастическим.  Поскольку  вам,  как  и 
мне,  известно,  что  только  смелость  и  воображение  способны  изменить 
мир».45  Тем  не  менее,  основатель  Европартии  не  терял  надежды,  что  эта 
организация  наберет  силу  в  каждой  отдельной  стране,  получит  места  в 
парламентах  и  сможет  подтолкнуть  свои  правительства  к  действительной 
европейской федерации.46 
На  деле  оказалось,  что  уже  в  октябре-ноябре 1932 г.  из  Германии 
поступили  заявления  и  запросы  заинтересованных  во  вступлении  в  партию 
лиц – правда, всего лишь 90 заявлений (из них 54 от берлинцев) и 121 запрос 
(из  них 78 от  берлинцев).  На  втором  месте  по  количеству  заявлений 
оказалась Чехословакия. Гораздо меньший резонанс Европартия получила в 
 
44

других  странах  Европы,  включая  Бельгию  и  Францию.47  Однако,  уже  в 
начале 1933 года, из-за событий в Германии деятельность Европартии была 
приостановлена. 
 Что  касается  конкретных  решений  комиссий  и  резолюций 
Базельского    Конгресса,  то  по  политическим  вопросам  были  выдвинуты 
следующие  требования:  неукоснительные  санкции  к  нарушителям 
общеевропейских  договоренностей;  ограничение  вооружений;  равенство 
прав  как  неизменная  составляющая  европейской  безопасности;  защита 
меньшинств  в  духе  решений  европейских  национальных  конгрессов; 
наказание  за  преследование  меньшинств  и  разжигание  розни.  В 
экономической 
области 
выдвигались 
такие 
требования, 
создание   
таможенного  союза,  опирающегося  на    решения  международных 
конференций  в  Уши  и  Стрезе;  присоединение  к  конвенции  трех 
скандинавских государств в Уши; организация более тесного сотрудничества 
в Центрально-европейском регионе; снижение цен на промышленные товары 
до  уровня  предвоенных;  выравнивание  цен  на  промышленные  и 
сельскохозяйственные товары;  установление единой расчетной единицы для 
еврофинансов; создание Денежного и Валютного союзов между  максималь-
ным  числом  европейских  государств;  унификация  европейского  торгового 
права  посредством  дальнейшего  развития  трудов  экономического  комитета 
Лиги  Наций  и  Международного  института  по  унификации  частного  права; 
совместные усилия по борьбе с европейской безработицей через сокращение 
рабочего  времени,  повышение  заработной  платы  и  организацию 
общеевропейских общественных работ.  
Для  пропаганды  движения  предлагалось    привлечь  молодежь  в 
молодежные  отделения  национальных  Европартий,  организовать    женское 
панъевропейское 
движение 
путем 
создания 
женских 
отделений 
национальных 
панъевропейских 
комитетов, 
наладить 
европейское 
интеллектуальное сотрудничество, создать Европейскую Академию.48 
Проанализировав  итоговые  документы  Базельского  конгресса, 
 
45

можно  судить    о    некотором    уточнении    стратегической    линии 
панъевропейского  движения  в  части  границ  Пан-Европы.  Речь  Э.  Эмери  о 
результатах конференции в Оттаве окончательно разрешила вопрос, который 
на  протяжении 10 лет  вносил  раскол  в  панъевропейское  движение.  В  ней 
говорилось об отходе Британии от Пан-Европы. Вопрос о включении Турции 
в  Пан-Европу  претерпел  решительные  изменения,  так  как  Турция 
приветствовала  Базельский  конгресс  и  участвовала  в  нем,  прислав  своего 
официального  представителя.  В  отличие  от  предыдущих  конгрессов 
итальянский представитель теперь также высказался в пользу Пан-Европы. О 
включении России речи не было. 
Как дальновидный человек, Р. Куденхове-Калерги уделял большое 
внимание  распространению  панъевропейских  идей  среди  молодежи.  Своей 
целью  он  считал  необходимость  объединить  вокруг  европейской  идеи  
молодое  поколение  Европы,  еще  не  присоединившееся  к  коммунизму  или 
национальному    шовинизму.  Уже  в  ходе  Третьего  Конгресса  Куденхове-
Калерги  организовал  демонстрацию  молодежи  в  голубой  панъевропейской  
униформе с соответствующей символикой в поддержку европейской партии. 
В 1936 г.  Куденхове-Калерги  вел  подготовку  к  состоявшейся  в 
ноябре 1937 г.  в  Вене  конференции  по  вопросам  школы.  Он  посылал 
европейским  географам  и  историкам,  школьным  инспекторам  и  учителям 
средних  школ  анкеты,  которые  содержали  примерно  следующие  вопросы: 
где  расположена  восточная  граница  Европы,  возможно  ли  для  европейских 
колоний  в  Африке  ввести  понятие  Евроафрика,  приемлемо  ли  строгое 
разграничение  терминов  «мировая  история»  и  «европейская  история»  или 
«мировая культура» и «европейская культура», следует ли при преподавании 
истории заниматься и историей общеевропейской идеи и т.д.49 
Обобщение  данных  анкет  составило  основу  Образовательной 
конференции.  Почетным  председателем  конференции  был  австрийский 
министр  просвещения  Ганс  Пернтер.  Одним  из  результатов  конференции 
была и рекомендация европейским правительствам следующего содержания: 
 
46

использование  в  преподавании  географии  карты  мира,  которые  про-
тивопоставляют разъединенность Европы большим экономическим районам: 
Британской  империи,  Советскому  Союзу,  Северной  и  Южной  Америке,  а 
также 
Восточной 
Азии; 
расширение 
преподавания 
европейской 
экономической  географии;  изучение  истории  различных  политических, 
духовных  и  социальных  движений  в  качестве  дополнения  к  национальной 
истории;  развитие  европейской  идеи  от  крестовых  походов  до  Аристида 
Бриана;  изучение  культурной  истории  при  помощи  исторических  таблиц  и 
географических карт и, наконец, призыв ко всем учителям научить учеников 
тому,  что  многообразие  культур  означает  их  обогащение  и  развитие. 
Поэтому  следует  поощрять  международную  школьную  переписку, 
использовать школьное  радио, а также устроить обмен учебными фильмами. 
Наконец,  было  решено  созвать  конференцию  европейских  министров 
образования  и  руководителей  центров  образования,  которая  могла  бы 
выработать путь для длительного сотрудничества. 
Чтобы расширить движение и обеспечивать пропаганду Куденхове-
Калерги  неустанно  путешествовал  по  Европе.  Особенно  важным  для  него 
было  учреждать  в  столицах  европейских  государств  секретариаты  или 
комитеты  движения.  Уже  в  начале 1924 г.  Куденхове-Калерги  поехал  в 
Англию,  где  он  установил    контакт  с  министром  колоний  Лео  Эмери, 
который познакомил его с У. Черчиллем. 
Таким образом, в конце 1924 г. было учреждено Центральное бюро 
движения  Пан-Европы  в  Вене,  в  предоставленном  австрийским  пра-
вительством  помещении  в  Хофбурге.  Центральное  бюро  в  Хофбурге 
являлось  административным  центром  движения  в  межвоенный  период. 
Отсюда  устанавливались  связи  со  всеми  секциями  и  комитетами  по  всей 
Европе.  Кроме  того,  в 1924 г.  были  созданы  Центральные  Бюро 
Панъевропейского  движения  в  Праге  и  в  Берлине.  В  Праге  почетное 
президентство  взял  на  себя  министр  иностранных  дел  Эдуард  Бенеш.  В 
Германии  почетным  президентом  стал  занимавший  тогда  пост  президента 
 
47

рейхстага  Пауль  Лебе,  его  заместителем  был  доктор  Эрих  Кох-Везер, 
председатель Демократической партии.  
В  то  время,  когда  австрийским  канцлером  был  Курт  Шушнинг 
(1934-1938  гг.),  контакты  членов  австрийского  правительства  с  Куденхове-
Калерги,  по  сравнению  с  предшествующими  годами,  стали  очень  тесными. 
Причиной  этого  могло  быть  перемещение  акцентов  движения  из 
политической области в экономическую, началось это в 1932 г. и усилилось 
из-за  политических  событий  в  Германии  в 1933 г..  Однако  на  взгляд 
диссертанта,  еще  одним  объяснением  могло  быть  то,  что  австрийское 
правительство в движении Пан-Европы видело шанс не допустить национал-
социализма в Австрии.  
В конце 1925 г.  Р. Куденхове-Калерги с женой отправился  в США, 
чтобы там провести агитацию за Пан-Европу и прежде всего убедить Штаты, 
что Пан-Европа не является противовесом Лиге Наций. Во время поездки с 
докладами  по  Америке  он  познакомился  со  многими  политиками  и 
общественными  деятелями,  среди  которых  был  будущий  президент  США 
Герберт Гувер и министр иностранных дел Франк Келлог.50 Во время  этого 
визита  в  Нью-Йорке  был  основан  «Американский  Комитет  объединенного 
союза за Пан-Европу».51 
Между  тем  в  Бельгии,  Венгрии,  Польше,  Румынии,  Югославии  и 
Балтийских  государствах  возникли  секции  Пан-Европы.  К  концу 1926 г. 
насчитывалось уже 13 национальных комитетов Панъевропейского союза. 
Однако необходимо отметить, что Куденхове-Калерги рассчитывал 
сделать  Францию  сторонницей  Пан-Европы,  поскольку  до  этого  времени 
Пан-Европа  была  делом  только  говорящих  по-немецки,  а  это  могло  быть 
использовано 
противниками 
Пан-Европы, 
чтобы 
объявить 
Союз 
объединением  ревизионистов  мирных  договоров.  В  связи  с  этим,  в  январе 
1925 г. Куденхове-Калерги отправился во Францию.52 Во время своего визита 
Куденхове-Калерги встретился с Полем Пенлеве, Луи Лушером, редактором 
газеты «Матен» Анри Жувенелем, , Полем Бонкуром, Эдуаром Эррио. Он не 
 
48

смог  поговорить  только  с  Аристидом  Брианом,  которого  в  это  время  в  Па-
риже  не  оказалось.  Все  же  Куденхове-Калерги  был  удовлетворен  своим 
визитом.  Его  собеседники  одобрили  идею  Пан-Европы  и  пообещали  ему 
свою помощь. Во время этого визита «были заложены основы французского 
комитета  Панъевропейского  союза».  Однако  Французский    Комитет  был 
организован только 2 года спустя, в начале 1927 года. 
Чем  вызвана  эта  задержка?  И  прежде  всего,  почему  французский 
Комитет  был  создан  лишь  после  Первого  Конгресса  Панъевропейского 
союза, который заседал в Вене с 3 по 6 октября 1926 г., а не до него, как это 
было в других странах и как того желал сам Куденхове-Калерги? 
На  наш  взгляд    это  связано  с  тем,  что    Куденхове-Калерги  было 
достаточно    сложно  войти  в  политический  бомонд  Франции.  Во-первых, 
препятствием  было  его  нефранцузское  происхождение.  Во-вторых,  во 
Франции осторожно относились к его идее возрождения Германии. Несмотря 
на  некоторую  «космополитичность»  своего  происхождения,  фактом 
оставалась  принадлежность  Куденхове-Калерги  к  одному  из  знатных 
семейств  монархии  Габсбургов.53  Поэтому,  когда  пришло  время 
распространять  панъевропейское  движение  во  Франции,  он  должен  был 
проявлять осторожность, учитывая глубокое недоверие французов ко всему, 
что  приходило  к  ним  с  противоположного  берега  Рейна.  Уже  одно  то,  что 
общественное 
мнение 
Германии 
благосклонно 
отнеслось 
к 
панъевропейскому  движению,  легко  могло  подорвать  доверие  к  движению  
во  Франции.54  В-третьих,  сложности  были  связаны  с  нестабильной 
политической  обстановкой  во  Франции.  Межпартийные  распри  Франции 
были следствием той подозрительности, с которой относились друг к другу 
политики  правых  и  левых  взглядов.55  В-четвертых,  с  собственными 
«панъевропейскими»  идеями  французов.  В 1926 г.  во  Франции  Альфред 
Носсиг пытался основать «Федерацию в поддержку Европейского согласия». 
Популярность  Носсига  в  политических  кругах  Франции  косвенно 
свидетельствовала об их недоверии Панъевропейскому движению. В-пятых, 
 
49

французские  политики  боялись  «бросить  тень  на  франко-английское 
согласие»56.  По  этому  поводу  господин  Пенлеве  заявлял,  что  принял  бы 
участие  в  панъевропейском  движении,  однако  только  при  условии,  что 
Англия не будет из него исключена.57 
 Кроме  того,  во  Франции  боялись  причинить  вред  Лиге  Наций, 
поэтому  французские  политики  желали,  чтобы  местопребыванием 
Панъевропейского  Союза  была  избрана  Женева.  Это  означало  бы,  что 
Панъевропейский Союз не питает к Лиге Наций ни малейшей враждебности 
и не пытается ее  подменить. 58  
Серьезные  сложности  вызвали  и  взаимоотношения  с  отдельными 
политиками  Франции,  на  которых  возлагались  серьезные  надежды. 
Ключевой  фигурой  в  политической  комбинации  Куденхове-Калерги 
выступал    Э.  Эррио.  Он  должен  был  стать  председателем  французского 
Комитета  Панъевропейского  союза.  Кроме  того,  первоначально  преду-
сматривалось,  что  он  будет  как  бы  патронировать  Венский  Конгресс, 
присутствуя на нем в качестве почетного председателя. 59 Однако Куденхове-
Калерги пошел на сближение с его противником Ж. Кайо60, вследствие чего 
Э. Эррио отказался от участия в Конгрессе.61 
Вследствие  перечисленных  проблем  Французский  комитет  не  был 
создан  до Венского Конгресса. На сам Конгресс в индивидуальном порядке 
были  приглашены  несколько  человек,  далеко  не  партийных  вождей,  но 
людей,  которые  пользовались    их  доверием.  Эти  люди  после  посещения 
Вены и общения с  делегатами из других стран  должны были  разобраться в 
ситуации  и  доложить  своим  лидерам,  что  и  было  сделано.62  Самой 
значительной фигурой среди приглашенных  был Жозеф Кайо, который  со 
своей  стороны  с  готовностью  принял  предложение  стать  почетным 
председателем  Панъевропейского  Союза.63  На  Конгрессе  Ж.  Кайо  был 
одним из шести его почетных председателей. 
Венский  Конгресс,  по  всей  видимости,  произвел  хорошее 
впечатление  на  гостей  из  Франции64.  Однако  личное  соперничество  и 
 
50

политические амбиции по-прежнему создавали трудности. Например, Эмиль 
Борель,  возглавивший  группу  Носсига,  выступал  за  объединение  всех 
поборников  европейского  единства,  при  этом  возражая  против  избрания     
Ж.  Кайо  почетным  председателем  центрального  совета  Панъевропейского 
союза,  образованного  по  решению  Конгресса.  В  конечном  счете, 
председателем  французского  Комитета    стал  Луи  Лушер,  а    Ж.  Кайо  занял 
пост  почетного  председателя,  Леон    Блюм  и  Жозеф  Бартелеми    стали 
заместителями  председателя.  Венцом  этих  усилий  явилось  проведение  в 
Париже  в  мае 1927 г.  ежегодного  заседания  Центрального  совета 
Панъевропейского союза.65 
Однако  необходимо  отметить  тот  факт,  что,  несмотря  на 
перечисленные  трудности,  именно  Франция  стала  страной,  в  которой  на 
правительственном уровне были обнародованы панъевропейские идеи.  
Победа  в  Первой  мировой  войне  позволила  Франции  занять 
доминирующее положение среди континентальных европейских стран. 
 В 
связи 
с 
этим 
выступление 
почетного 
президента 
Панъевропейского Союза и министра иностранных дел Франции А. Бриана в 
поддержку  мира  и  европейского  единства  иллюстрирует  стремление 
политиков  этой  страны  определять  «правила  игры»  среди  предлагаемых 
инициатив и в европейской политике. 
Большое  влияние  на  позицию  А.  Бриана  оказало  изменение 
международной ситуации в мире в конце 20-х гг, и, самое главное, изменение  
положения Франции, поскольку за десятилетие, прошедшее после окончания 
Первой  мировой  войны,  Франция  в  значительной  мере  утратила  статус  
ведущей  международной  державы.  В  это  время  усилилось  влияние  США,  в 
том  числе  и  на  европейском  континенте.  Кроме  того,  Великобритания  все 
более  укрепляла  свои  позиции.  Надежды  Франции  использовать  в  своих 
расчетах  малые  европейские  державы  также  не  оправдывались  в  полной 
мере.  К  тому  же  в  традиционные  сферы  французского  влияния  все  более 
активно внедрялись Англия и Италия, а на рубеже 20-30-х гг. и Германия. 
 
51

В  этих  условиях  французские  политические  деятели  искали  новые 
плацдармы  для  оживления  своей  активности  и  для  возвращения  Франции 
преобладающего положения в мировых делах. У руля французской политики 
и  дипломатии  в  конце 20-х  и  начале 30-х  гг.,  сменяя  друг  друга,  стояли        
А.  Бриан,  П.  Бонкур,  Л.  Барту  и  др.  Они  отличались  более  широкими 
взглядами  и  были  известны  своими  связями  с  буржуазно-либеральными 
кругами европейского толка.  Учитывая рост панъевропейских настроений в 
Европе,  подключение  к  этому  движению  ряда  известных  деятелей  науки, 
культуры  и  искусства,  созыв    панъевропейских  конгрессов  и  встреч, 
французская дипломатия решила  разыграть панъевропейскую карту.   
Так родился панъевропейский проект Аристида  Бриана14. А. Бриан 
слыл  поклонником  идей  Сен-Пьера,  Вольтера  и  Руссо,  часто  цитировал  в 
своих  речах  и  статьях  европейских  либералов XIX столетия.  Конечно,         
А. Бриан был, прежде всего, политическим деятелем; его действия и проекты 
были  пронизаны  прагматическими  интересами  французских  правящих 
кругов  и  французской  дипломатии.  Но  он  довольно  умело  использовал  и 
панъевропейские настроения в различных частях континента, он рассчитывал 
на  то,  что  выдвижение  подобного  проекта  уже  само  по  себе  поставит 
Францию в центр дипломатических контактов и повысит ее вес в Европе. 
На    наш  взгляд,  такое  отношение  к  проекту,  разработанному 
Куденхове-Калерги, говорит о его весомости и значимости. 
Обратимся к конкретному содержанию проекта  Аристида Бриана, к 
используемой  им  аргументации  и  к  его  результатам.  Выступая 5 сентября 
1929 г. на открытии 10-й сессии  Ассамблеи Лиги Наций в Женеве,  А. Бриан  
выдвинул идею объединения европейских государств и создания между ними 
«нечто  вроде  федеральных  уз».  Он  говорил  о  том,  что  между  народами, 
которые  географически  могут  называться  народами  Европы,  должны 
существовать  некие  федеральные  связи.  Эти  народы  должны  иметь 
возможность в любой момент войти в контакт друг с другом, обсуждать свои 
интересы,  принимать  общие  решения;  установить  между  собой  дух 
 
52

солидарности, который помогал бы в возможных серьезных обстоятельствах. 
Очевидно,  ассоциация  должна  была  действовать  прежде  всего  в  сфере 
экономической.  Но,  в  тоже  время  отмечалось,  что  с  точки  зрения 
политической  и  социальной  федеральный  союз,  не  посягая  на  суверенитет 
каждой нации, был бы весьма полезным.66 
Для  развития  этой  идеи  А.  Бриан  обратился 1 мая 1930 г.  к 27 
европейским  государствам-членам  Лиги  Наций  с  «Меморандумом  об 
организации  режима  федеративного  европейского  союза».  Каждое  из 
государств,  получившее  проект  А.  Бриана,  должно  было  в  течение 
нескольких месяцев прислать письменный ответ.67 
Проект  А.  Бриана  базировался  на  традиционных  европейских 
представлениях.  Значительное  место  в  нем  отводилось  вопросу  о  свободе  и 
правах.  На  весь  проект  А.  Бриана  оказал  существенное  влияние 
разразившийся  в 1929-1930 гг.  мировой  экономический  кризис,  который 
поразил основные капиталистические государства. В этой ситуации А. Бриан 
особенно  подчеркивал  экономические  факторы.  Было  очевидно,  что  автор 
проекта преследовал еще одну цель – попытаться объединенными усилиями 
европейских  держав  приостановить  разрушающее  воздействие  мирового 
экономического кризиса. 
Проект Бриана базировался на сохранении полной независимости и 
суверенитета всех участников намечаемого Федерального союза. За образец 
структуры  Федерального  союза  была  взята  структура  Лиги  Наций. 
Предполагался 
созыв 
«Европейских 
конференций» 
с 
участием 
представителей  всех  европейских  государств-членов  Лиги  Наций,  а  также 
создание 
исполнительного 
органа – «Политического 
комитета», 
включавшего  определенное  число  членов,  и  «Секретариата».  Проект  не 
конкретизировал цели и содержание деятельности федеральных европейских 
органов  и  не  давал  представления  о  путях  решения  экономических  и 
таможенных проблем. 
На  наш  взгляд,  он  был  больше  связан  с  международно-
 
53

политическим развитием Европы, с реальным соотношением сил и интересов 
европейских  стран.  Обращение  к  примеру  Лиги  Наций  акцентировало 
внимание на проблемах международных отношений. Связывая предлагаемый 
Федеральный  союз  с  Лигой  наций,  А.  Бриан  хотел  использовать  довольно 
сильные  позиции  Франции  в  Лиге  Наций  и  автоматически  перенести  их  на 
намечаемый  союз.  К  тому  же  ссылка  на  Лигу  Наций,  видимо,  давала 
создателям  проекта  формальный  повод  не  посылать  предложения  о  союзе 
Советскому правительству. 
Федеративные 
связи 
между 
европейскими 
государствами 
мыслились в весьма  общем виде. Разумеется, не было никаких обязывающих 
установлении,  ущемляющих  какие-либо  права  государств  Европы.  В 
Европейскую  Федерацию  не  должны  были  входить  США,  Великобритания 
(как неконтинентальное государство), и СССР, который якобы также не был 
европейской державой. 
Большой интерес представляет реакция европейских государств на 
французскую  инициативу.  Проект  Бриана  был  фактически  отвергнут 
подавляющим  большинством  европейских  стран.  Используемые  при  этом 
аргументы и доводы были различны. Многие страны критически отнеслись к 
попыткам  исключить  из  предполагаемого  союза  СССР.  Некоторые 
государства  считали  необходимым  привлечь  к  проекту  Советский  Союз  и 
Турцию. Именно такую позицию заняли Эстония, Литва, Германия, Болгария 
и ряд других стран. 68  
Французская  инициатива  встретила  сопротивление  и  по  другим 
соображениям.  Против  проекта  Бриана  выступила  Англия,  которая  явно  не 
хотела  усиления  французских  позиций  в  Европе.  Английские  правящие 
круги  больше  устраивала  традиционная  игра  на  противоречиях  между 
европейскими  державами,  нежели  какие-либо  варианты  союзов  и  блоков. 
Английская дипломатия начала довольно активно разыгрывать и германскую 
карту.  По  всем  этим  мотивам  в  Лондоне  отвергли  французский  проект.69 
Проект  Бриана  не  встретил  поддержки  и  в  Германии,  где  уже  активно 
 
54

действовали  правые  силы.  Весьма  прохладную  позицию  заняла  также 
Италия.  Практически  лишь  несколько  малых  стран  поддержали  проект. 
Болгария и Югославия выразили согласие без поправок, а Норвегия, Греция 
и  Чехословакия – с  небольшими  оговорками.  Таким  образом,  проект         
А.  Бриана не встретил поддержки и не получил развития. 
Итак,  проанализировав  проекты  Куденхове-Калерги  и  А.  Бриана 
можно сделать следующие выводы. Благодаря большому жизненному опыту, 
выдающейся  эрудиции,  острой  политической  интуиции  и  личному  обаянию 
Куденхове-Калерги удалось не только развернуть широкое панъевропейское 
движение,  привлечь  к  нему  видных политических  деятелей  своего  времени, 
но  и  создать  концепцию,  которая  стала  идейной  основой  европейской 
интеграции.  Создание  европейской  организации  Куденхове-Калерги 
рассматривал  в  качестве  единственного  возможного  пути  возрождения 
Европы  как  ведущей  мировой  державы.  Предлагаемый  им  Союз  Европы 
строился  на  гарантии  равноправия  и  самостоятельности  всех  членов 
сообщества. Поэтому проект был скорее конфедеральный, чем федеральный. 
Однако,  в 20-30 гг.  даже  такой  проект  с  признанием  национальных 
суверенитетов государств встретил неоднозначную реакцию.  
Прогрессивность проекта Куденхове-Калерги была высоко оценена 
А.  Брианом,  который,  являясь  в  первую  очередь  французским  политиком, 
рассчитывал,  что  продвижение  подобного  проекта  и  использование 
панъевропейских настроений в обществе поставит Францию в центр мировой 
политики  и  повысит  ее  статус  в  Европе.  Тем  не  менее,  в  силу  целого  ряда 
причин оба эти проекта не были реализованы. 
 
1.2.  Планы создания Единой Европы после  
Второй мировой войны 
 
Вторая  мировая  война  привела  к  окончательному  изменению 
международной  ситуации,  наметившейся    уже  в 20-х  годах  ХХ  в..  Европа 
 
55

снова стала  основной жертвой очередной мировой войны, но только теперь 
она    перестала  играть  присущую  ей  издавна  центральную  роль  в  мировой 
политике,  и  очень  скоро  после  окончания  войны  оказалась  ареной 
соперничества двух новых суперсил –  США и СССР. 
Речь  У.  Черчилля  в  Фултоне  в  марте 1946 г.,  Московская 
конференция  по  германскому  вопросу  в  марте 1947 г.,  отказ  СССР  и 
восточноевропейских  стран  участвовать  в  «плане  Маршалла»,  пражские 
события февраля 1948 г., блокада Западного Берлина весной 1949 г. означали 
конец межсоюзнического военного сотрудничества и разделения  Европы на 
«Восток»  и  «Запад».  Началась  «холодная  война»,  которая  на  долгое  время 
зарядила атмосферу Европы страхом и напряжением. 
В  этой  обстановке    произошло  «второе  рождение»  планов 
объединения  Европы.  Они  превратились  в  немаловажный  элемент 
политической  действительности,  начали  активно  обсуждаться  вначале    на 
общественном уровне, а впоследствии и на политическом. 
Так,  Жан  Монне,  виднейший  сторонник  Европейского  Союза, 
считал,  что  объединение  является  политической  и  экономической 
необходимостью.  Он  отмечал,  что  с  политической  точки  зрения  необхо-
димость объединения самоочевидна. Большая часть крупных войн за период 
новейшей  истории  была  вызвана  конфликтами  и  соперничеством, 
присущими  Старому  свету.  Ж.  Монне  говорил,  что    разрушительная  сила 
новых  видов  оружия  сделает  следующую  войну  небывалым  бедствием,  а 
создание  европейской  федерации  или  союза  устранит  одну  из  важнейших 
причин  воины.  Ж.  Монне  считал,  что    мира    в  Европе  не  будет,  если 
государства  восстановятся  на  базе    национального  суверенитета  с 
вытекающими  отсюда    стремлениями  к  политическому  превосходству  и 
экономическому протекционизму. Он подчеркивал, что если страны Европы 
займут  позиции  изоляции  и  конфронтации,  снова  станет  необходимым 
создание  армий.  По  условиям  мира  одним  странам  это  будет  разрешено,  
 
56

другим запрещено. В подтверждении своих слов он ссылался на  опыт 1919 
г., напоминая о том, что всем известно, к чему это привело.  
Далее Ж. Монне отмечал, что страны Европы слишком ограничены 
размерами своих территорий, чтобы обеспечить своим народам максимально 
возможное,  и,  следовательно,  необходимое    процветание.  Им  нужны  более 
обширные  рынки.  Процветание  и  соответствующий  прогресс  в  социальной 
сфере требуют объединения европейских государств в некую федерацию или 
«европейское  целое»,  которое  обеспечило  бы  их  экономическое  единство.70  
То  есть  Ж.  Монне  констатировал,  что  по  существу  перед  Европой    один 
выбор – «либо уничтожение, либо объединение».71  
Сторонники 
объединения 
приводили 
так 
же 
доводы 
стратегического  порядка.  Указывалось,  что  необходимость  объединения 
вооруженных  сил  логически  вытекает  из  той  ситуации,  с  которой  придется 
столкнуться  Западу  в  случае  войны  с  коммунистическим  блоком.72 
Топографические  и  географические  условия  для  Запада  неблагоприятны. 
Если  не  считать  нескольких  рек,  которые,  как  показал  опыт,  не  служат 
серьезным  препятствием,  между  линией  железного  занавеса,  Ла-Маншем  и 
Северным  морем  нет  никаких  естественных  преград.  Для  того  чтобы 
западные  страны  устояли  против    натиска  вторгшихся  сил,  их  оборона 
должна быть эшелонирована в глубину. В этом случае защита должна будет 
выстраиваться не с национальной, а с общеевропейской точки зрения.  
Таким  образом,  возрождение  идеи  объединения  явилось 
результатом  развития  послевоенной  международной  обстановки.  Наиболее 
заинтересованной  в  объединении  страной  оказалась,  несомненно,  Франция. 
Из  Второй  мировой  войны  Франция  вышла  государством  второго  плана.  В 
объединенной Европе она рассчитывала укрепить собственные позиции. Как 
отмечал  Ж.  Моне, «другие  страны,  такие  как  Англия,  Америка,  Россия, 
имеют свои жизненные сферы, в которых они могли бы до поры до времени 
существовать.  Франция  же  связана  с  Европой.  Ей  из  Европы  никуда  не 
деться… От решения Европейских проблем зависит жизнь Франции».73  
 
57

Кроме  того,  в  объединении  она  видела  средство  контроля  над 
Германией. В послевоенные годы интересы держав по германскому вопросу 
не  совпадали.  Германская  карта  разыгрывалась  ими  в  собственных 
интересах.  США  и  СССР  проводили  в  отношении  Германии  «политику 
силы».74  Для  Англии  включение  Германии  в  Европейский  Союз  означало 
перемещение 
границы 
с 
«коммунистическим 
миром» 
за 
Рейн. 
Великобритания  видела  необходимость  создания  европейской  организации, 
направленной  прежде  всего  против  СССР,  а  не  на  сдерживание  Германии, 
как  того  хотела  Франция.  Интересы  Франции  ведущими  государствами 
просто не учитывались.  
Создание  Европейской  организации  могло  решить  германский 
вопрос. Для этого Германия могла быть принята в  сообщество европейских 
государств как равноправный партнер.75 
Европейский союз мог так же рассматриваться Францией в качестве 
средства  защиты  от  американского  вмешательства  во  внутреннюю  
европейскую  политику.  С  момента  принятия  в 1947 году  плана  Маршалла 
Вашингтон  энергично  поддерживал  предложения  об  объединении.  США 
располагали  достаточными  средствами  для  оказания  нажима:  пребывание 
американских  войск  в  Европе,  экономическая  помощь.  Использование, 
причем не всегда тактичное, этих инструментов политики  задевало чувство 
национальной гордости и вызывало на континенте враждебную реакцию.  
Ж. Монне  писал Р. Шуману, что нетерпение США видеть Европу 
выздоровевшей и вставшей на ноги тревожило его как возможный источник 
дисбаланса и грядущих недоразумений. Он был обеспокоен тем, какого рода 
отношения  рискуют  установиться  между  великой  динамичной  державой  и 
странами  Европы,  если  они  сохранят  свою  нынешнюю  форму  и  свой  
нынешний менталитет. Ж. Монне считал невозможным, чтобы Европа долго 
оставалась  «зависимой»  от  США,  экономически – почти  исключительно  от 
их кредитов, в отношении безопасности – от их военной силы.76 
 
58

Усилия  США  поддерживались  Англией.  Но,  несмотря  на  это, 
основного  союзника  в  европейском  строительстве  Франция  видела  в 
Великобритании.  Франция  стремилась  создать  для  Европы  ядро 
объединения,  привлекая  для  этого  единственную  европейскую  великую 
державу,  способную  в  то  время  принять  на  себя  политическую 
ответственность такого масштаба.77 
Центральной задачей  Великобритании и Франции было сохранение 
статусов  великих  держав,  открывающих  возможность  влияния  на  мировую 
политику, и, самое главное,  противостояние  Германии.  
 Однако  Великобритания  этот  союз  видела  несколько  в  другом 
свете. Британцы не стремились  интегрировать свою историю в европейский 
контекст. Термин «европейская история» в Великобритании означал историю 
Континента,  в  то  время  как  в  глазах  континентальных    европейских 
историков  она включала также и историю Великобритании.78 
Еще  в 30-х  годах  в «Saturday Evening Post» от 15.02.1930 года         
У.  Черчилль  подтвердил  позиции  британской  политики,  уже  высказанные 
им на страницах журнала «Панъевропа»: «У нас есть и свои мечты, и задачи. 
Мы  связаны,  но  не  подчинены.  Мы  с  Европой,  но  не  в  ней.  Мы  готовы 
сотрудничать, но не абсорбироваться».79 
Эта  позиция  была  основана  на  концепции  «трех  сфер», 
предложенной  Черчиллем.  В  соответствии  с  ней  Англия  одновременно 
являлась 
членом 
Британского 
Содружества 
Наций, 
сообщества 
англоязычных  государств  и  «объединенной  Европы».  80  Опираясь  на  мощь 
Британской империи и на поддержку Европы, Англия могла бы на равных с 
США основаниях выступать на мировой арене.81 
Такой  позиции  придерживались  как  консерваторы,  так  и 
лейбористы,  которые  пришли  к  власти  в  июле 1945 г.  Британия  должна 
играть  двоякую  роль,  она  должна    оставаться  центром  Британского 
Сообщества  и  быть  Европейской  державой,  подчеркивал  Э.  Бевин82.  Кроме 
того,  существовали  особые  отношения  между  Англией  и  США.  «У  нас 
 
59

имеются  не  менее  тесные  связи  с  США,  чем  с  Европой», – отмечал         
Л. Эмери.83  
Даже  когда  неудержимое  желание  независимости  стало 
утверждаться в Азии вместе с освобождением Индии  и Пакистана, Цейлона 
и Бирмы, существование Содружества позволило Великобритании надеяться 
на  привилегированное  отношение  с  бывшими  зависимыми  государствами.84 
В  этой  ситуации  никакая  национальная  британская  партия  не  поставила  бы 
европейские  амбиции  выше  амбиций  Британского  Содружества.85    В  этой 
связи премьер-министр К. Эттли подчеркивал,  что Великобритания никогда 
не  считала  себя  просто  европейским  государством.  Ее  интересы  являются 
мировыми,  поскольку  она  в  центре  большого  Содружества.86  В 1947 г.  на 
Конгрессе 
консервативной 
партии 
еще 
раз 
подтвердилось, 
что 
Великобритания  и  мир  зависят  больше  всего  от  сильной  и  независимой 
Британской Империи.87 
К такому осознанию своего мирового предназначения добавлялись 
также  старые стереотипы о незрелости, легкомыслии людей «континента», в 
первую  очередь,  французов.  Как  писал  биограф  К.  Эттли  Кеннет  Харрис, 
«Эттли любил французов, немцев, итальянцев, восхищался их культурой, но 
был  не  согласен  с  теми  способами,  которыми  они  управляли  своими 
странами».88 Внутренняя нестабильность, мощь итальянского и французского 
коммунизма  создавали  впечатление  большой  хрупкости  континентальных 
демократий: тогда как эта же хрупкость подталкивает большинство партий в 
Европе к желанию создания союза всех сил свободы.  
Кроме  того,  Великобритания  единственная  не  была  оккупирована, 
за  исключением  Нормандских  островов.  Она  не  узнала  появления  новых 
политических  сил,  связанных  с  сопротивлением  оккупантам  или 
сотрудничающим режимам, братства сопротивленцев всех стран, укрепления 
связей  между  социал-демократическими  и  христианско-демократическими 
движениями  в  программах  внутренней  реконструкции  и  европейского 
примирения.  
 
60

Таким  образом,  таковы  были  внутренние  цели  официальной 
Великобритании,  представленной  в  то  время  лейбористами.  Лейбористское 
правительство  стремилось  «обрести  для  Англии  если  не  роль  гегемона,  то 
хотя бы арбитра в делах Западной Европы».89  
Однако,  как  ни  парадоксально,  именно  представителю 
Великобритании,  У.  Черчиллю  суждено  было  придать  решающие  толчки 
красноречию европейского сражения. 90  
После  сокрушительного  провала  возглавляемой  им  партии 
консерваторов  на  выборах  в  мае 1945 г.  и  последовавшей  затем  отставки      
У.  Черчилля  с  поста  премьер-министра,  он  полностью  посвятил  себя 
деятельности по созданию единой Европы.  
В  сентябре 1946 г.  У.  Черчилль  выступил  с  речью  в  Цюрихском 
университете. В ней он призывал европейские народы забыть ужасы войны, 
подумать  о  возрождении  Европы.  Речь  У.  Черчилля  в  Цюрихе  стала 
свидетельством новой волны надежд в отношении будущего Европы.91  
Он нарисовал мрачную картину страданий Европы, которую спасло 
от  возвращения  средневековья  «американское  великодушие».  Однако         
У.  Черчилль  считал,  что  есть  средство,  которое,  будучи  применено  одно-
временно  и  повсеместно,  способно  изменить  все  вокруг  и  в  течение  
нескольких  лет  сделать  всю  Европу  такой  же  свободной  и  счастливой,  как 
Швейцария.92 Этим средством является создание «своего рода Соединенных 
Штатов  Европы». «Европейская  семья  наций»,  по  замыслам  У.  Черчилля, 
«могла  действовать  единым  фронтом»  прежде  всего  перед  надвигавшейся 
советской  угрозой.  К  тому  же  объединенная  Европа  была  бы  опорой  для 
Англии  в  ее  отношениях  с  США,  союз  этих  двух    держав  должен  был 
обеспечить им ведущее место в мире. 
Речь  У.  Черчилля  была  широко  освещена  в  прессе    и  поддержана 
разными  общественно-политическими  группами.  Во  Франции  к  этому 
выступлению  отнеслись    со  смешанным  чувством.  Ж.  Бидо  заявил,  что,  по 
его  мнению,  У.  Черчилль  не  изобрел  ничего  нового.  Главный  вопрос 
 
61

заключается в том, как эту идею  осуществить на практике.93 Таким образом, 
решение этого вопроса вылилось в борьбу по вопросам формы и структуры 
предполагаемого    Союза,  которая  проходила  между  федералистами, 
функционалистами и унионистами.  
Федерализм  предполагал  создание  федерального  европейского 
парламента  и  исполнительной  власти,  которые  должны  были  пользоваться 
некоторыми из полномочий, ранее принадлежащими парламентам и органам 
исполнительной власти государств-членов федерации. То есть должны были 
сформироваться  наднациональные структуры.  
Функциональный  метод («функционализм»)  предусматривал 
заключение международных соглашений и создание объединенных органов, 
осуществляющих контроль над определенными  областями экономической и 
общественной  деятельности  на  всей  территории  государств-членов;  однако 
при этом национальные правительства сохраняли политический контроль над 
территориями и населением своих стран.  
Объединение  (или  «унионизм»)  должно  осуществиться  путем 
совместных действий нескольких государств, которые должны были создать 
международные органы и заключить соглашения в целях достижения общих 
целей. В результате предполагалось  сформировать гибкую систему, причем 
степень объединения определялась тем, насколько важны функции, которые 
передаются под объединенный контроль.94 Объединение и функциональный 
метод  часто  рассматриваются  как  необходимые  предварительные  стадии, 
ведущие  к  федерации.  Это  создавало  некоторую  путаницу  и  сложности  в 
анализе предлагаемых планов. В связи с чем, как отмечал А. Верт, несмотря 
на  большое  количество  профедеральных  объединений  и  групп,  истинных 
федералистов  было  крайне  мало,  несмотря  на  пик  федерального  бума.95         
К 1948 г. федеральных групп было около 18. 
По  мнению  автора,  общий  знаменатель  противостояния 
федералистов  и  унионистов  состоял  в  конкуренции  по  вопросу  автономии 
 
62

парламентской  структуры,  а  именно,  что  будет  из  себя  представлять 
Парламентская Ассамблея и будет ли она вообще существовать.  
С  одной  стороны,  сторонники  федерации  настаивали  на  реальной 
Ассамблее,  наделенной  законодательными  функциями  и  избираемой  на 
общих основаниях, то есть один парламентарий от определенного количества 
европейских избирателей. 
В  свою  очередь,  сторонники  простого  объединения  представляли 
себе  будущую  организацию,  созданную  по  классической  схеме 
межправительственного  сотрудничества.  В  этом  случае  наличие  Ассамблеи 
вообще не предполагалось, или ее формулировка была крайне расплывчата.  
Кроме  того,  достаточно  активно  действовали  создатели  «средней 
формулы».  Согласно  их  проектам,  будущая  организация  должна  была 
включать  Ассамблею,  но  в  достаточно  ограниченном  виде.  Она 
представлялась  консультативным  органом,  лишенным  законодательной 
инициативы.  Члены  Ассамблеи  должны  были  назначаться  национальными 
правительствами. 
Такая 
Ассамблея 
была 
бы 
в 
подчинении 
межправительственного  органа,  который  в  свою  очередь  наделялся 
законодательными полномочиями. 
У.  Черчилль  стал  первым  среди  политических  деятелей  такого 
масштаба,  который  принял  участие  в  дебатах  нескольких  групп  активистов 
по вопросам объединения. Отказавшись уступить Антони Идену пост лидера 
оппозиции,  он  выбрал  изменчивую  тему  объединенной  Европы  в  качестве 
своего «основного боевого коня» во внешней политике. 
Как  отмечал  в  своих  мемуарах  Г.  Макмиллан,  именно  от         
У.  Черчилля  исходили  стремление  и  энтузиазм  объединения  Европы.         
Г.  Макмиллан    считал,  что  именно  У.  Черчилль    должен  был  создать 
объединенную  Европу.  Без  У.  Черчилля,  по  его  убеждению,  не  было  бы  ни 
Совета Европы, ни Комитета Министров, ни Консультативной Ассамблеи, ни 
Страсбурга.96  
 
63

Тем  не  менее,  признавая  У.  Черчилля    инициатором  европейского 
объединения после Второй мировой войны, Г. Макмиллан спустя много лет 
писал  в  своих  мемуарах,  о  том,  что  Черчилль,  однако,  не  имел  никакого 
ясного или четкого плана. Он не был заинтересован деталями объединения, 
он просто хотел дать стимул движению за объединение.97 
Таким  образом,  по  мнению  автора,  рассуждения  У.  Черчилля 
вполне  вписывались  в  долгосрочные  британские  интересы  в  мировом 
масштабе, но в тоже время они отвечали более краткосрочным требованиям 
и  свидетельствовали  о  нарастающих  трудностях  при  отстаивании 
традиционных  интересов  Великобритании  правительством  этой  страны. 
Черчилль    адресовал  свои  идеи  британскому  электорату,  европейскому 
общественному  мнению  и  деятелям  внешней  политики  великих  держав, 
приспосабливая  свои  положения  к  адресатам.  Сильные  точки  его 
стратегического  видения  прекрасно  подходили  к  пропаганде,  которая 
утверждала,  что  перед  лицом  военной  и  революционной  опасности, 
исходящей  от  обескровленной  России,  основная  часть  континентальной 
Европы  должна  объединиться  вслед  за  примирением  между  Францией  и 
Германией. 
Речь  У.  Черчилля  в  Цюрихе  привлекла  к  себе  широкое  внимание.  
Параллельно с  выступлениями Черчилля в Палате Общин и его речами еще 
в  нескольких  городах,  он  решил  организовать  ряд    деятелей,  в  обязанности 
которых  должно  было  входить  обнародование  его  взглядов  в  стране  и  на 
континенте.  Исключив  из  предмета  обсуждений  любой  мало-мальски 
конкретный  учредительный  вопрос,  он  доверил    организацию  кампании 
людям  из  своего  окружения,  которые  принадлежали  к  консервативной 
партии. Первым лицом в этой группе стал Дункан Сендис, бывший министр 
иностранных дел и зять Черчилля.  
Таким образом, следствием мероприятий Черчилля стало основание 
в  Великобритании  Движения  за  объединение  Европы,  которое  он  и 
возглавил. 
 
64

Однако, необходимо отметить, что несмотря на сходное отношение 
лейбористов и консерваторов к международной позиции Великобритании, и, 
в  целом,  к  вопросу  объединения  Европы,  в  Движении  за  объединение 
лейбористы  почти  не  участвовали.  Исполком  лейбористской  партии 
рекомендовал  своим  членам  отдалиться  от  участия  в  движении. 10 февраля 
1948 г., председатель  лейбористской партии Э. Шинвелл заявил, что вопрос 
европейского 
единства 
слишком 
важен, 
чтобы 
его 
доверять 
неуполномоченным  представителям.98  В  первые  послевоенные  годы 
лейбористы не хотели  открыто отходить от своих предвыборных обещаний о 
сотрудничестве  с  СССР.99  В  тоже  время  Великобритания    была  не  готова 
участвовать  в  конкретном  союзе,  однако,  и  открыто  противодействовать 
созданию  европейской  организации  не  могла.  Европу  охватила  эйфория 
объединения. Ужасы Второй мировой войны привели к тому, что миллионы 
людей  ждали  конкретных  позитивных  изменений.  Официальная  точка 
зрения  по  вопросу  объединения  Европы  была  высказана  министром 
иностранных  дел  лейбористского  правительства  Э.  Бевином 22 января 1948 
года с парламентской трибуны. В этом выступлении он указал, что наступил 
критический  момент  в  организации  послевоенного  мира,  положительно 
оценил  перспективы  объединения.  Концепция  единства  Европы,  отмечал  Э. 
Бевин,  сохранения  Европы  как  сердца  западной  цивилизации  признана 
большинством  людей.  Руководители  Великобритании  не  подвергали 
сомнению идею единства, а ставили под сомнение вопрос о том, возможно ли 
создать  такой  Европейский  Союз,  в  котором  не  доминировала  бы  ни  одна 
великая держава, и который не контролировался бы ею.  
 На  самом  деле,  по  мнению  автора,  английское  правительство 
стремилось  не  связывать  себя  какими-либо  конкретными  политическими  
обязательствами,  предпочитая  устоявшиеся  формы  межгосударственного 
сотрудничества. 
Тем  не  менее,  учитывая    слабость  проевропейских  сил  в 
Вестминстере  и  широко  используя  сеть  национальных  комитетов  на 
 
65

континенте  Д.  Сендис  добился  создания  Комитета  отношений  между 
крупными военными формированиями в пользу объединенной Европы.100   
Одновременно  в  других  европейских  странах  начали  действовать 
организации  подобного  типа.  Во  Франции,  организацией  аналогичной 
Движению  за  Объединение  Европы  стал  «Совет    в  защиту  объединения 
Европы»,  руководил  которым  Рауль  Дотри. «Независимая    лига 
экономического  сотрудничества»  во  главе  с    Полем  Ван  Зееландом 
объеденила ведущих европейских промышленников, экономистов и лидеров 
синдикалистских  движений.  Движение  социалистов  за  Европейские 
Соединенные Штаты и Европейский Союз Федералистов (главой Союза был 
бывший нидерландский министр Э. Брюгманс) объединили тех, кто видел в 
федерализме единственно правильный путь к возрождению Европы. 
 Многочисленность  всевозможных  организаций,  ставящих  своей 
целью  объединение  Европы,  сделала  необходимой  координацию  их 
деятельности.  В  декабре 1947 г.  был  учрежден  Международный 
координационный комитет Движения за объединение Европы, председателем 
которого  стал      Дункан  Сендис.101  Хотя  У.  Черчилль,  конечно,  не  был 
федералистом,  его  активность  убедила  федералистов  на  континенте  в  том, 
что он желает создания федеративной организации. Однако идея У. Черчилля 
состояла в том, чтобы дать на континенте широкий стимул к объединению. 
По  мнению  диссертанта,  добивался  он  этого  своей  риторикой  и 
литературными пассажами. В частности, Черчилль заявлял, что  спастись от 
надвигающейся  опасности  можно,  забыв  ненависть  к  прошлому,  похоронив 
национальную злобу и месть, прогрессивно вычеркивая границы и барьеры, 
которые  ухудшают  и  замораживаю  существующие    разногласия,  и  радуясь 
вместе  тому  великолепному  сокровищу  литературы,  этики,  мысли  и 
терпимости,  принадлежащему  всем  тем,  кто  является  наследниками 
Европы102.  Политическое  единство,  продолжал  он,  должно  неизбежно 
сопровождать  экономическое  и  военное  сотрудничество.  Следует  отметить, 
что  здесь  Черчилль  коснулся  гораздо  ближе,  чем  всегда,  практического 
 
66

описания того, что он подразумевал под объединением, а именно,  он сказал, 
что единство подразумевает некоторую жертву, или слияние национального 
суверенитета.  Но  тут  же  добавил,  что  это  надо  рассматривать,  как 
постепенное объединение  всеми заинтересованными нациями того большого 
суверенитета,  который  защитит  их  национальные  традиции. 103  Однако, 
несмотря  на  риторические  приемы,  нельзя  забывать,  что  при  сокращении 
национальных  суверенитетов  У.  Черчилль  ни  в  коем  случае  не  имел  ввиду 
британский. На наш взгляд, это было понято тогда далеко не всеми. 
Таким  образом,  группа  У.  Черчилля    выступила  за  объединение  
координационного 
характера 
на 
уровне 
межправительственного 
сотрудничества  без  образования  Ассамблеи  даже  ограниченного  характера. 
Это  в  наибольшей  степени  отвечало  интересам  Англии.  В  связи  с  этим,  по 
мнению    диссертанта,  можно  сделать  вывод,  что,  выступая  в  качестве 
инициатора  европейского  объединения  и  будучи  премьер-министром  в 
отставке, У. Черчилль, тем не менее, отстаивал интересы Великобритании и 
продолжал свою многолетнюю политику. 
В  июне 1946 года  У.  Черчилль  подумывал  о  присоединении         
Р.  Куденхове-Калерги  к  общему  делу.  Они  познакомились  незадолго  до 
аншлюса Австрии и поддерживали связь во время войны.104 
Однако  следует  отметить  что,  после  возвращения  из  Соединенных 
Штатов  Р.  Куденхове-Калерги  не  имел  определенного  проекта  для 
континента.  По  окончании  войны  его  убеждением  стало  образование  
европейской федерации в рамках ООН. Он выбрал старую тактику, которую 
Л.  Жилек  назвал  «роль  конферансье»,  и  опять  приступил  к  поиску 
политического      деятеля,  способного  возглавить    его  кампанию  по 
европейскому  объединению,  подобно  Аристиду  Бриану.  В  связи  с  этим 
Куденхове-Калерги  обратился  к  У.  Черчиллю.  В 1946 г.  Р.  Куденхове-
Калерги  еще  разделял  взгляды  бывшего  премьер-министра    о  будущем 
Европы  и  западной  цивилизации,  которую  необходимо  сохранить,  в 
частности  от  коммунистической  угрозы.  Куденхове-Калерги  считал 
 
67

Черчилля  наследником  А.  Бриана.  Он  отмечал,  что  У.  Черчиллю 
панъевропейская  идея  обязана  своим  вторым  рождением  после  Второй 
мировой войны.105 Граф надеялся, что ему будет доверена роль, которая стала 
бы  признанием  его  прошлого,  в  деле  объединения  Европы,  тем  более,  что    
У.  Черчилль  говорил  о  его  заслугах  в  этой  области  и  перед  большой 
аудиторией,  и  с  глазу  на  глаз.106  Тем  не  менее,  помощником  Уинстона 
Черчилля  стал  его  зять  Дункан  Сендис.  Это  привело  к  принципиальным 
разногласиям во мнениях, в которых  У. Черчилль и  Р. Куденхове-Калерги 
пытались оставить за собой господство. Как справедливо отмечал граф, «для 
панъевропейского  союза  пришло  время  не  пропагандировать  идею,  а 
осуществлять ее».107   
В  связи  этим  Р.  Куденхове-Калерги  развернул  собственную 
деятельность.  Он  обратился  с  личным  письмом  к 4400 парламентариям 
Западной  Европы  с  вопросом: «Вы  за  создание  европейской  федерации  в 
рамках  ООН?».  Необходимо  отметить,  что,  как  и  в    опросах  межвоенного 
периода,  вопрос  принципа  и  одновременно  возможности,  заключенный  в 
этой  фразе,  навязал  неформальное  обязательство,  которое  должно  было 
служить  объединению  проевропейских  депутатов  в  лоне  международных 
представительств.  В  результате  опроса 41,5 % (1766 человек)  депутатов 
отреагировали,  а 50 % из  них  сказали  «да».  Наиболее  многочисленная  доля 
приходится на Италию, Грецию, Францию и Бельгию (между 64% и 52 %). В 
Дании,  Швеции,  Норвегии  и  Великобритании  собирались  «осторожные 
меньшинства».  Германия  не  опрашивалась,  так  как  еще  не  имела 
парламента.108 
Первую  обобщенную  программу  Куденхове-Калерги    разработал  в 
январе 1947 г.  На  наш  взгляд,  если  она  и  вызывала  в  памяти  старые 
предложения,  то  в  ней  описывался  более  извилистый  и  удаленный  путь  к 
цели.  Новая  идея  состояла  в  создании  в  каждом  национальном  парламенте  
межпартийного  парламентского  комитета,  которому  было  бы  доверено 
делегирование в «Европейский Парламент» определенного числа депутатов, 
 
68

пропорционального  населению  страны.  Главной  задачей  парламентариев 
было  оказание  давления  на  свои  национальные  правительства  и 
формирование общественного мнения в поддержку европейской Ассамблеи. 
Поскольку  в  целом  эта  идея  получила  благоприятные  отзывы, 
Куденхове-Калерги решил созвать в Гстааде в июле 1947 г. конференцию, на 
которой  представители  Италии,  Греции  и  Бельгии  создали  Европейский 
Парламентский  Союз.  Куденхове-Калерги  был  избран    генеральным 
секретарем Союза.109  На этой конференции присутствовало 144 депутата из 
10  стран,  и  они  поручили  юридической  Комиссии  Союза  под 
председательством  Франсуа  де  Ментона  разработку  проекта  европейской 
конституции.  
Тем  не  менее,  по  нашему  мнению,  стратегия,  которую  выбрал 
Куденхове-Калерги,  оказалась  неудачной  перед  выбором,  продиктованным 
специфическими  целями  его  партнеров  и  соперников,  объединение 
парламентариев  лишь  усугубило  разногласия.  Будучи  убежденным  в 
правильности  и  последовательности  своих  поступков  и  переоценивая  
объединяющую  силу  своего  «европейского  послания»  политическим 
группам,  стоящим  перед  совершенно  иными  целями,  Р.  Куденхове-Калерги  
никак  не  скоординировал  продвижение  к  Европейскому  парламенту.110  
Кроме  того,  создание  Американского  комитета  по  объединению  Европы 
задержало его в США  в течение решающих месяцев во время организации 
Конгресса  в  Гааге.  Это  привело  к  тому,  что    хотя  Европейский 
парламентский  союз  и  способствовал  созданию  Совета  Европы,  он,  тем  не 
менее, не стал основным инструментом создания этой организации. 
 Наряду с деятельностью Д. Сендиса и Р. Куденхове-Калерги можно 
выделить  еще  одну  попытку  решения    вопроса  о  европейском  парламенте 
Рональдом  Маккеем.  Адвокат  из  Сиднея,  он    в  1934 г.  обосновался  в 
Лондоне  по  рекомендациям  Стаффорда  Криппса,  с  которым    сблизился  по 
собственной  инициативе.  К  лейбористской  партии  они  присоединились  в 
 
69

1945  г.  перед  выборами.  Р.  Маккей  важную  роль  в  дебатах  по  вопросам 
объединения Европы и создания Совета Европы. 111 
В  начале 1947 г.  Р.  Маккей  принимал  участие  в  разработке  плана 
экономической помощи Европе. В ходе этой работы он определил причины 
британского  экономического  спада  в  ограниченном  объеме  национального 
рынка. Он отмечал, что спад этот начался до 1913 г.. На наш взгляд, выводы  
Р.  Маккея  были  в  чем-то  схожи  с  выводами  Ж.  Монне  по  экономическому 
положению  Франции.  В  свою  очередь,  Р.  Маккей  видел  выход  в  создании  
таможенного  и  денежного  союза  Западной  Европы.  Он  отмечал,  что 
европейцы,  проживая  в  континентальных  федерациях,  принадлежащих 
федеральным правительствам, разделены на 26 независимых государств, в то 
время как в 1870 г. их было только 15. По его убеждению,  в этой ситуации 
экономическая изоляция неизбежна, так как экономические планы создаются 
отдельно  для  каждой  национальной  области,  и  средства  управления  во 
внешней торговле используются на национальном основании.  Экономисты, 
зная,  какие  меры  надо  принять,  не  имеют  никакой  политической  власти, 
способной  осуществить  их  решения.  Маккей  считал,  что  европейская 
федерация  обеспечит  рациональную  структуру,  в  пределах  которой  самое 
большое  индустриальное  и  экономическое  единство  в  мире  может  быть 
прогрессивно объединено.112 
Р.  Маккей  считал,  что  европейская  перестройка  в  федеральном 
масштабе  станет    выходом  из  экономического    кризиса  и  преамбулой  к 
возобновлению британского экспорта в мировой торговле.  
 Он  считал, что Великобритания должна взять на  себя  инициативу 
возрождения  Европы  в  качестве  третьей  силы,  элемента  равновесия  в 
планетарном  масштабе.  Политику  Э.  Бевина  Р.  Маккей  называл 
неадекватной, так как она не учитывала ситуацию в стране, столкнувшейся с 
экономическим  положением,  схожим    с    проблемами  Франции  и  Италии.  С 
января 1946 г.  Р.  Маккей  идет  на  сближение  с  Р.  Куденхове-Калерги  и  
начинает критику послевоенной политики  Э. Бевина и  К. Этли. 113 
 
70

В  таких  сложных  условиях  началась  подготовка  Европейского 
Конгресса в Гааге Международным координационным  комитетом Движения 
за объединение Европы. Рост напряжения в первые месяцы 1948 г.  привел к 
противостоянию Д. Сендиса и Р. Куденхове-Калерги. 
Дункан  Сендис  готовил  Гаагу  как  «эксклюзивный  финал 
пропаганды»114.  Перспектива  Ассамблеи,  пусть  она  и  подразумевалась, 
никогда не появлялась в его проектах. «Европейский Совет» занял бы место 
инстанции, консультирующей и координирующей национальные политики в 
обычных правительственных рамках. 115 
И  именно  Р.  Маккей  в  период  между  январем  и  июнем 1948 г. 
предпринял  решительную  попытку  по  изысканию  компромисса    в  вопросе 
европейской Ассамблеи. 116 Его инициатива принесла сразу же ценные плоды 
и  в  Палату  Общин,  где  создается  Европейская  лейбористская  группа,  и  в 
подготовку  к Гаагскому конгрессу.  
В  связи  с  этим  политический  отчет,  который  Д.  Сендис  хотел 
предоставить на конгрессе, был полностью переделан. Отодвигая пропаганду 
на  второй  план,  Р,  Маккей  поставил  на  первое  место  демократические 
ценности, которые по многим пунктам предвосхищают положения договора 
ОЕЭС,  подписание  которого  готовилось  в  Париже.  Комплексная  структура 
предлагаемой  им  организации  могла  свободно  управляться  интересами 
правительств,  а  ассамблея,  которую  он  предлагал  создать,  была  бы  чисто 
консультативной.117 
В то время как в Палате Общин его предложения собрали около 200 
подписей, Маккей стал ответственным, наряду с Э. Брюгмансом и А. Ноэлем, 
за составление проекта политической резолюции для Конгресса в Гааге.  
Следует отметить, что идея проведения Конгресса имела широкую 
поддержку в официальных кругах, одобрение было выражено премьер-мини-
стром Бельгии П. А. Спааком, министрами иностранных дел Великобритании 
(Эрнестом Бевином), Франции (Ж. Бидо) и Италии (графом К.  Сфорца).     
 
71

В итоге 8 мая 1948 г. в Гааге начал работу Европейский конгресс, 
торжественное открытие которого проходило в «Рыцарском зале».  Это было 
очень  почетно,  так  как  именно  в  этом  зале  нидерландский  парламент 
собирался для заслушивания тронной речи королевы. 
В  Конгрессе  приняли  участие 740 делегатов,  представителей 
разных  стран.  Среди  участников  были  бывшие  премьер-министры  и 
министры  иностранных  дел,  члены  парламента  и  выдающиеся  личности, 
представлявшие культурную и интеллектуальную элиту Европы. 
Самой  многочисленной  была  делегация  Франции – 155 человек, 
далее  Великобритании – 145 человек;  Нидерландов – 59, Италии – 57, 
Германии – 51, Швейцарии – 40, Дании – 32, Швеции – 19, Бельгии – 68, 
Греции – 18, Австрии – 12, Норвегии – 12, Люксембурга –  8, Ирландии – 5, 
Саара – 5, Лихтенштейна –  3. 118           
Конечно  же,  на  этом  фоне  особенно  заметна  была  делегация 
Германии,  возглавляемая  Аденауэром.  Хотя  она  и  должна  была  лишь 
скромно  участвовать  в  общих  дебатах,  уже  одно  ее  простое  присутствие 
символизировало начало новой эры. 
Также  присутствовали  наблюдатели  из  Болгарии,  Канады, 
Чехословакии,  Финляндии,  Польши,  Румынии,  Испании,  Португалии, 
Турции,  США  и  Югославии.  Восточная  Европа  была  представлена 
делегациями  эмигрантов,  их  возглавлял  бывший  посол  Венгрии  в  Париже 
Поль де Сэр. Были и делегаты, которые находились на нелегальном положе-
нии.119 
Почетным  президентом  Конгресса  был  избран  Уинстон  Черчилль. 
Перед Европейским Конгрессом в Гааге были поставлены следующие задачи: 
показать  миру  истинный  масштаб  поддержки  идеи  европейского 
объединения;  дать  новые  силы  Движению  за  объединение  Европы  и 
сформулировать практические рекомендации по реализации его идей. 
На  Гаагском  конгрессе  были  сформированы  три  комиссии: 
экономическая, политическая и культурная. 
 
72

Экономическая  комиссия,  возглавляемая  Полем  Ван  Зееландом, 
стала  театром  длительных  и  острых  дебатов.  Предметом  принципиальных 
дискуссий  стал  вопрос:  будут  ли  включать  структуры  новой  объединенной 
Европы  такой  орган,  как,  например, «экономический  и  социальный  совет», 
хотя бы и с консультативными функциями120.  
Большое  внимание  привлекла  работа  политической  комиссии. 
Участники  ее  очень  быстро  пришли  к  единому  мнению  о  необходимости 
создания представительной Ассамблеи, в которой европейские страны могли 
бы  обсуждать  свои  общие  проблемы.121  Однако  оставалось  неясным,  как 
будет устроена эта Ассамблея и какова будет ее компетенция. Спорным  стал 
вопрос:  участники  Ассамблеи  должны  быть  назначены  или  избраны? 
«Федералисты»  настаивали  на  том,  чтобы  назначенные  представители 
«живых сил нации» (профсоюзы, кооперативы, церковь и т.д.) входили бы в 
нее наряду с депутатами и сенаторами, в то время как бывший французский 
министр  Поль Рейно предлагал  систему прямых выборов, согласно которой 
один делегат избирался бы от 0,5 млн. жителей122. 
Ни  первое,  ни  второе  предложение  не  было  принято,  и  Конгресс 
вернулся  к  первоначальной  редакции,  предложенной    Р.  Маккеем.  Было 
решено,  что  Ассамблея  будет  избираться  национальными  парламентами.123 
Термин  «Совет  Европы»,  предложенный    У.  Черчиллем,  был  вновь  взят  на 
вооружение, а идея подобной организации получила дальнейшее развитие. 
Что  касается  решений  культурной  комиссии,  то,  отмечая 
национальное  разнообразие,  подчеркивалось  общее  наследие  христианской 
цивилизации,  духовных  и  культурных  ценностей,  приверженность  к 
фундаментальным  правам  человека,  в  частности  свободе  мысли  и 
выражения.  В  то  же  время  отмечалось,  что  поле  деятельности  ЮНЕСКО 
слишком  обширное,  а  национальные  институты  ограничиваются  областью 
слишком узкой. В связи с этим было предложено создать постоянный орган, 
который  будет  представлять  Европейский  культурный  центр,  независимый 
от  правительственных  проверок  и  решающий  следующие  задачи; 
 
73

способствовать  развитию    чувства  европейского  сообщества  посредством 
общения,  печати,  книг,  фильмов  и  радио,  а  также  в    образовательных 
учреждениях; проводить встречи представителей культуры, чтобы они могли 
выразить  свою  точку  зрения  на  главные  вопросы,  интересующие  жителей 
континента; 
благоприятствовать 
свободному 
продвижению 
идей, 
публикаций и других видов искусства из одной страны в другую. Кроме того, 
предлагалось  поддержать  усилия,  направленные  на  независимость 
образования от политического давления, благоприятствовать сотрудничеству 
преподавателей и приступить к пересмотру учебников истории, который уже 
проводился в странах Скандинавии.124  
Подчеркивая,  что  молодежь  является  будущим  Европы, 
предлагалось создать Европейский институт детства и молодежи, в котором 
широкое участие принимали бы также и женщины. 125 
Следует отметить, что организаторам Гаагского конгресса, помимо 
прочего,  приходилось  преодолевать  значительные  трудности,  связанные  с 
различным  подходом  участников  конгресса  к  степени  ангажированности 
США в европейских делах. С одной стороны, оставались живучими иллюзии 
прочного  альянса  между  победителями  во  Второй  мировой  войне.  Причем, 
не столько у политических деятелей, сколько в мacce избирателей, и это надо 
было  принимать  в  расчет.  С  другой  стороны,  большинство  европейцев 
негативно  воспринимало  ситуацию,  в  которой    Европа  должна  была 
экономически  зависеть  от  США.  Американцы  в  целом  стремились  не 
задевать европейскую чувствительность в этом вопросе и пытались быть как 
можно  более  тактичными.  Но  трудно  отрицать,  что  в  этот  момент  Европа, 
как  сказал  позже  П.-А.Спаак, «жила  в  страхе  перед  русскими,  с  одной 
стороны, и в страхе перед американской щедростью – с другой»126. 
Таким образом, несмотря на многочисленные разногласия о путях, 
формах  и  темпах  продвижения  к  единой  Европе,  превалирующим  на  Гааг-
ском  конгрессе  было  довольно  оптимистическое  общее  настроение.  Оно 
нашло  свое  отражение  в  зачитанном  Д.  де  Ружемоном  на  последнем 
 
74

пленарном заседании 10 мая «Послании к европейцам». В нем говорилось о 
том,  что  главной  опасностью  для  Европы  является  ее  деление    на 
национальные  государства  и,  если  не  будет  создан  союз  самими 
европейцами,  унификация  будет  вынужденной,  она  осуществится  либо 
вмешательством извне,   либо внутренней узурпацией. Высшим завоеванием 
Европы  и  европейской  цивилизации  в  целом    явилось  человеческое 
достоинство.  Для  того  чтобы  спасти  права  и  свободы,  необходимо 
объединение.  Это  послание  резюмировало  резолюции  Конгресса  в  пяти 
пунктах и призывало к:  
- 1. созданию объединенной Европы со свободным передвижением 
людей, идей и ценностей; 
- 2. принятию  Хартии  прав  человека,  гарантирующей  свободу 
мысли, собраний, мнений, а также свободу выражения оппозиционных идей; 
- 3. созданию  Суда,  призванного  обеспечить  соблюдение  поло-
жений Хартии прав человека; 
- 4. созыву  Европейской  Ассамблеи,  в  которой  были  бы  пред-
ставлены «живые силы» всех европейских наций; 
- 5. активной  работе  по  продвижению  идей  строительства  объ-
единенной Европы, как единственного залога мира и большого будущего для 
нынешних и грядущих поколений.127 
В  результате  дискуссий  и  работы  комиссий  Координационный 
комитет Движения за объединение Европы подготовил политический доклад 
Гаагского  конгресса,  в  котором  были  изложены  предложения  относительно 
дальнейшего  развития  процесса  создания  объединенной  Европы.  На  основе 
этого доклада было принято несколько политических резолюций. Их главное 
содержание  сводилось  к  следующему:  не  может  быть  успешного 
восстановления  Европы  на  базе  жесткого  сохранения  национальных 
суверенитетов;  европейские  нации  должны  создать  экономический  и 
политический  союз  в  целях  обеспечения  безопасности,  экономической 
независимости и социального прогресса, ради этого они должны быть готовы 
 
75

поступиться  некоторыми  своими  суверенными  правами;  без  промедления 
должна быть созвана Европейская Парламентская Ассамблея, в которую бы 
вошли 
представители 
парламентов 
заинтересованных 
государств;  
создаваемый  европейский  союз  или  федерация  должны  быть  открыты  для 
участия всех стран, где соблюдаются основные права человека;  должен быть 
создан европейский суд, обладающий необходимыми правами для принятия 
санкций  в  отношении  нарушений  прав  человека;  должны  быть  сохранены 
существующие  связи  европейских  стран  с  их  заморскими  территориями;  
создание  объединенной  Европы  является  важнейшим  этапом  на  пути  к 
«единому миру».128 
Дебаты  «федералистов»  и  «унионистов»  привели  к  формированию 
консенсуса  вокруг  общего  знаменателя,  в  основу    был  положен  проект         
Р.  Маккея,  согласно  которому    создавалась  европейская  Ассамблея,  
состоящая    из  политических  деятелей,  выходцев  из  национальных 
парламентов. 129 Ассамблея не должна выходить за рамки исследовательской 
и  консультативной  деятельности  и  должна  быть  лишена  малейшей 
законодательной  инициативы.  Она  должна  представлять  собой  «власть 
воображения»,  способную  подготавливать    предложения  правительствам  и 
являться творцом будущего Европейского Союза.  
Анализ  резолюций  Конгресса  показал,  что  на  нем  возобладало 
мнение сторонников более постепенного подхода к созданию объединенной 
Европы,  в  то  время  как  сторонники  более  жесткого  федеративного  подхода 
не  получили  достаточной  поддержки.  И  все  же    квинтэссенция  этих 
резолюций состояла в едином желании значительных перемен на континенте, 
стремлении к единой, новой Европе. Это было и в сознании участников, и в 
атмосфере  самого  Конгресса.  Несмотря  на  трудности,  взаимное  недоверие, 
противоречия  между  организаторами,  это  был  единый  порыв,  такое 
выражение  энтузиазма  и  рвения,  какого  Европа  так  и  не  смогла  больше 
увидеть.  Тогда  в  Гааге,  в  мае 1948 г.,  говорили  о  новой  эре,  и  никогда  в 
дальнейшем  европейское  движение  не  испытывало  такого  прилива  сил  и 
 
76

такого  страстного  желания  созидать.  Что  же  касается  споров,  то  они 
возникали лишь потому, что каждый участник Гаагского конгресса серьезно 
относился к тому, в чем он участвовал.            
Вместе  с  тем,  отсутствие  конкретных  решений,  раскрывающих  в 
деталях  пути  создания  новой  Европы,  ее  будущий  облик,  отнюдь  не 
свидетельствовало  о  бесплодности  этого  Конгресса.  Его  участники  и  не 
ставили,  судя  по  всему,  перед  собой  такой  задачи.  Главным  итогом 
дискуссий 
было 
формулирование 
ряда 
основополагающих 
идей, 
определивших во многом дальнейшее развитие европейской интеграции. Как 
писал  спустя  много  лет  (в 1968 г.)  один  из  активных  участников  Гаагского 
конгресса Денис де Ружемон, «все вышло из Конгресса в Гааге в мае 1948 г.: 
первые  европейские  организации – парламентские,  юридические, 
культурные, технические, основные принципы Общего рынка…».130 
Прямым  следствием  предложений    Гаагского  Конгресса  явилось 
создание  Международным  координационным  комитетом 25 октября 1948 г. 
так  называемого  «Европейского  движения» – постоянно  действовавшей 
неофициальной  организации,  главной  целью  которой  было  развитие  и 
пропаганда 
идеи 
Европейского 
союза. 
Почетными 
президентами 
«Европейского  движения»  были  избраны  Л.Блюм,  У.Черчилль,  Де  Гаспери, 
П.-А.  Спаак,  чем  как  бы  подчеркивался  наднациональный  характер 
организации и  ее независимость от влияния различных партий.131  
Таким  образом,  именно    Европейское  движение  стало  главной 
силой,  ответственной  за  создание  Совета  Европы.  Среди  различных 
международных  группировок,  находившихся  на  политической  арене  в 
момент  создания  Совета  Европы,  только  с  этим  Движением    можно,  очень 
относительно,  сравнить  роль  федералистов  в  Американской  истории, 
консерваторов в Канаде или лейбористов в Австралии.132 Однако, в отличие 
от  этих  партийных  групп,  Европейское  Движение  представляло  собой 
свободную  конференцию  национальных  и  международных  ассоциаций, 
имеющих  различные  и  иногда  противоречивые  программы  европейского 
 
77

объединения.  К  недостаткам  Европейского  движения  первых  лет  можно 
отнести 
отсутствие 
общей 
идеологии, 
массовой 
поддержки, 
последовательного  парламентского  влияния  на  национальном  уровне  и 
прямых  линий  доступа  к  национальным  правительствам.  Кроме  этого, 
видные  политические  фигуры,  которые  принимали  участие  в  его 
деятельности  в 1948-1949 гг.,  как  правило,  не  занимали  постов,  дающих 
возможность  принимать  конкретные  решения.  В  связи  с  этим  наибольшего 
успеха  Европейское  Движение  достигло  в  том,  что  его  члены 
функционировали  как  национальные  парламентские  группы,  оказывающие 
давление во время переговоров по созданию Совета Европы  и ратификации  
его Устава. 
Практически  то  же  самое  можно  сказать  и  про  Европейский 
Парламентский    Союз.  После  Конгресса  Европы  в  Гааге  Европейский 
Парламентский  союз  долгое  время  отказывался  вступать  в  Европейское 
Движение,  чтобы  сохранить  полную  политическую  независимость.  Более 
того, даже при том, что национальные парламентарии регулярно выполняли 
и  обсуждали  европейские  проблемы    под  его  покровительством,  Союз  не 
стал  предфедеральным  каналом,  через  который  сближались  детали  
Европейского согласия.133 
Таким  образом,  после  Второй  мировой  войны  благодаря  целому 
комплексу  причин,  объединение  Европы  ведущими  общественно-
политическими  деятелями  было  признано  необходимым.  Развернувшаяся 
дискуссия вылилась в борьбу по вопросам формы, структуры и компетенции 
будущего  союза  между  федералистами,  функционалистами  и  унионистами. 
Наибольший  спор  вызвала  необходимость  образования  и  автономия 
предлагаемой  Ассамблеи.  Компромисс  был  предложен  Р.  Маккеем  и 
оформлен на Конгрессе Европы в Гааге в 1948 г. Продвижение этого проекта 
было возложено на  Европейское Движение. 
 
 
 
78

*** 
 
Подводя  общий  итог  можно  сделать  вывод,  что  в  основе  создания 
Совета  Европы  лежала  веками  выработанная,  переходящая  из  поколения  в 
поколение идея единства Европы. Она основана на убеждении, что в Европе 
возник  особый  тип  общества,  основными  элементами  которого  являлись 
европейская культура, демократия, верховенство права. Претворение в жизнь 
европейской  идеи  в  ХХ  в.  связанно  с  целым  комплексом  политических, 
социально-экономических,  правовых  изменений,  произошедших  в  Европе  в 
данный  период.  Отцом-основателем  панъевропейского  движения  по  праву 
считается  Р.  Куденхове-Калерги.  Он  очертил  контуры  возможных 
преобразований,  заложил  многие  принципы  будущей  европейской 
интеграции  и  создал  последовательную  схему  реализации  проекта. 
Куденхове-Калерги  удалось  привлечь  многих  видных  деятелей  Европы, 
таких  как  А.  Бриан,  к  своему  движению  и  подготовить  европейское 
общество  к  попыткам  осуществить  панъевропейское  объединение.  Однако 
острые  противоречия  между  европейскими  странами  в 20-30-е  гг.  ХХ  в. 
исключили  возможность  реализации  каких-либо  проектов  объединения 
Европы.  
Вернуться  к    созданию  европейской  организации  стало  возможно 
только  после  Второй  мировой  войны.  Небывалые  нарушения  прав  человека 
во время двух мировых войн и при тоталитарных формах правления привели 
к необходимости защиты демократических ценностей во имя защиты мира и 
построения  единого  европейского  сообщества.  Кроме  того,  начавшаяся 
«холодная  война»  сделала  проблему  консолидации  Западной  Европы 
особенно  актуальной.  Таким  образом,  начался  общественно-политический 
этап  образования  Совета  Европы.  Он  привел  к  оформлению  трех  основных 
течений:  федералистов,  унионистов  и  функционалистов,  которыми  были 
предложены различные пути и методы объединения исходя из представлений 
о  конечных  целях  и  внутренних  мотивах  каждого  из  течений.  Ключевым 
 
79

моментом  развернувшейся  проевропейской  борьбы  были  вопросы 
формирования европейской Ассамблеи, ее структуры, формы и полномочий.  
Тем  не  менее,  в  ходе  дебатов  общественно-политических  деятелей  удалось 
достичь  согласия  и  сформировать  некую  компромиссную  форму, 
одобренную  на  Конгрессе  Европы  в  Гааге.  В  целях  развития  и  пропаганды 
идеи  европейского  союза  было  создано  Европейское  Движение,  которое 
сконцентрировало  свою  деятельность  на  разработке  институциональных 
основ  Союза.  Однако  различия  теоретических  подходов  членов 
Европейского  Движения  затруднили  выработку  единой  позиции.  Главный 
итог деятельности Европейского Движения, и Европейского Парламентского 
Союза,  в  котором  сконцентрировал  свою  деятельность  Куденхове-Калерги, 
состоял  в  организации  давление  на    национальных  парламентариев, 
благодаря чему начался правительственный этап создания Совета Европы.  
 
 
 
 
80

ГЛАВА II. ФОРМИРОВАНИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ 
ОСНОВ СОВЕТА ЕВРОПЫ  
 
                   2.1. Создание Совета Европы 
 
 
В 1948 г.  Европейское  движение  организовало  Международный 
комитет  по  объединению  Европы,  которому  было  поручено    представлять 
решения  Конгресса  в  Гааге  европейским  правительствам.  Так  началась 
правительственная  фаза  образования  Совета  Европы;  ни  общественное 
мнение, ни отдельные парламентарии не могли объединить Европу,  это была 
задача правительств. 
Появлению  Совета  Европы  предшествовало  создание  еще  двух 
европейских организаций. Так, 17 марта 1948 г. был подписан Брюссельский 
Договор.  Целями  этой  организации  было  экономическое,  социальное, 
культурное  сотрудничество  и  коллективная  самозащита.  Договор  был 
подписан  между  Бельгией,  Францией,  Люксембургом,  Голландией  и 
Великобританией.1  Для  непрерывной  работы  этой  организации  и 
возможности обсуждать все вопросы, заявленные в соглашении, был создан 
Консультативный Совет. Этот Совет состоял из министров иностранных дел 
пяти  стран-участниц,  непрерывность  его  работы  была  обеспечена 
Постоянной Комиссией.2 
Через  месяц, 16 апреля 1948 г.,  было  подписано  Соглашение  о 
Европейском  экономическом  сотрудничестве  и  создана  Организация 
Европейского  Экономического  Сотрудничества  (ОЕЭС).3  Членами  этой   
организации  стали  шестнадцать  государств,  которые  поддержали  
предложения  по  «плану  Маршалла».  Эта  организация  была  основана  для 
координации  экономической  политики  государств-членов,  основанной  на 
признании  того факта, что их экономические системы связанны между собой  
и процветание каждой зависит от процветания всех.4 
 
81

  На  первый  взгляд,  эти  организации  уже    отвечали  многим 
требованиям,  высказанным  на  Конгрессе  Европы  в  Гааге  в  мае 1948 г.. 
Однако  проблема  состояла  в  том,  чтобы  расширить  цели  Брюссельского 
Договора  и  полномочия  Консультативного  Совета  и  включить  не  только 
экономическое,  социальное  и  культурное  сотрудничество,  но  и  все,  что 
составляет  Европейское  единство.  Вместе  с  тем  пять  стран-участниц 
считались  слишком  маленьким  количеством  для  реализации  идеи 
европейского  объединения.  Предполагалось  членство,  по  крайней  мере, 
приближенное 
к 
Организации 
европейского 
экономического 
сотрудничества.5  Кроме  того,  в  дополнение  к  вопросам  членства  и 
полномочий,  имелось  и  стремление  создать  Европейскую  Ассамблею, 
состоящую  не  из  аккредитованных  представителей  правительств,  что 
соответствовало  классической  концепции  дипломатического  общения,  а  из 
представителей,  назначенных  парламентами,  а  возможно,  позднее  и 
выбираемых на народных выборах. 
Через  два  месяца  после  Европейского  Конгресса  в  Гааге 20 июля 
1948  г.  на  очередной  сессии  Консультативного  Совета  Брюссельского 
Договора  французский  министр  иностранных  дел  Ж.  Бидо  предложил   
резолюции Конгресса Европы   на обсуждение в Консультационном Совете и 
первым сделал официальное предложение на правительственном уровне  по 
созданию  Европейского  Парламента.  Им  было  предложено    организовать 
экономический  и  таможенный  союз,  а  в  политической  области – 
Европейскую 
Ассамблею, 
представленную 
парламентариями 
всех 
европейских  стран.6  Встречено  это  предложение  было  неоднозначно.  
Представители  Великобритании  выступили  с  контрпредложением  огра-
ничиться 
лишь 
созданием 
традиционных 
организаций 
межпра-
вительственного  сотрудничества.  Определяя  отношение  Англии  к  Европе, 
парижская Le Monde сравнивала  Великобританию  с    кораблем,  который  
лавировал у берегов европейского  континента.7 
 
82

Со  своей  стороны  Соединенные  Штаты  Америки  выразили 
одобрение более тесной интеграцией свободных наций Западной Европы.8 
В то же время Р. Шуман занялся продвижением проекта ассамблеи. 
Ему  удалось  убедить  французское  правительство  сделать    Европейское 
движение помощником в деле создания новой организации , и  кроме того, он 
добился поддержки бельгийского министра иностранных дел П-А. Спаака.9 В 
августе 1948 г.  правительство  Франции  предложило  странам-членам 
Брюссельского  Договора  созвать  подготовительную  конференцию  по 
вопросам реализации резолюций Европейского Конгресса в Гааге.  
Итак,  именно  в  рамках  Брюссельского  Договора  проходили 
переговоры  по  созданию  Европейского  Союза.  Главными  действующими 
лицами  стали  пять  стран-членов,  к  которым  в  последствии  добавились  еще 
пять стран: Дания, Италия, Ирландия, Норвегия и Швеция.  
Особую  роль  в  образовании  Совета  Европы    сыграл  Поль-Анри 
Спаак,  который  благодаря  своему  международному  авторитету  и  высокому 
национальному  статусу  министра  иностранных  дел  сделал  все  необходимое 
для изучения предложенного Францией проекта на дипломатическом уровне. 
В  качестве  главы  бельгийской  дипломатии  он  принял  активное  участие    во 
всех дебатах, которые происходили на заседаниях Консультативного Совета 
Брюссельского  Договора,  и,  кроме  того,  он  неоднократно  призывал  вести  
политику, открытую компромиссам.  
 29  июля 1948  г.   христианский  демократ  де  ля  Вале  Пуизин  во 
время  заседания  в  Парламенте    выступил  от  имени  Международного 
комитета  по  европейскому  объединению.  После  своего  выступления  он 
обратился  к  П.-А.  Спааку  с  предложением  поддержать  поступивший  от 
Европейского  Движения    проект  по  образованию  европейской  организации. 
Со своей стороны  П.-А. Спаак ответил,  что готов поддержать предложения 
Европейского движения, но только в том случае, если они будут уточнены и 
углублены.10  
 
83

После  этого  в  середине  августа  Международный  комитет  по 
европейскому  объединению  представил  меморандум,  в  котором  был 
скорректирован  проект    европейской  организации,  и  подтверждалось 
требование  создания Консультативной Ассамблеи. 2 сентября 1948 г., после 
проведенных  доработок  проект,  предложенный    Европейским  Движением, 
был  официально  принят  Бельгией.  Для  более  быстрого  прохождения  и  из  
соображений  административной  целесообразности11  этот  проект  был 
адресован пяти участникам Брюссельского Договора, поскольку еще в Гааге 
было  решено,  что  ядром  будущей  западноевропейской  интеграции  станет 
именно  этот  Договор.12  Однако  в  дальнейшем  предполагалось,  что  в 
обсуждении меморандума и в разработке будущей  Европейской Ассамблеи 
примут участие все страны, входящие в ОЕЭС.  
Франция  немедленно  дала  свой  положительный  ответ,  на 
поступившие предложения, так как еще 31 августа  П-А. Спаак и Р. Шуман   
договорились  о  совместных  действиях  и  пригласили    другие  страны-члены 
Брюссельского  Договора  принять  участие  в  конкретизации  предложения 
Европейского Движения.13  
В  других  странах  поступившее  предложение    было  встречено       
по-разному.  Голландия  заняла  нерешительную  позицию,  а  английское 
лейбористское правительство отнеслось к нему явно  враждебно.14 
 Министр  иностранных  дел  Великобритании  Э.  Бевин  заявил  в 
Палате Общин 15 сентября 1948 г., что создание Европейской Ассамблеи до 
того,  как  будут  разрешены  проблемы  обороны,  экономического 
сотрудничества  и  политического  развития,  которые  должны  за  этим 
последовать,  было  бы  равносильно  «сооружению  крыши  до  сооружения 
самого  здания». «Мне  не  нравится  эта  идея, – отметил  Э.  Бевин – Если  вы 
откроете этот ящик Пандоры, вы увидите, что он полон Троянских коней». 15 
Тем  не  менее,  переговоры  продолжались.  В  ходе  работы  выявились 
структурные разногласия, которые осложнили  дискуссии Пяти стран-членов 
Брюссельского Договора. 
 
84

Чтобы преодолеть противоречия, в сентябре – октябре 1948 г. было 
решено  изучить  проблемы  европейской  федерации  в  Постоянной  Комиссии 
Брюссельского  Договора.  Кроме  того,  этой  Комиссии  было  предложено  
обсуждение  рекомендаций  Гаагского  Конгресса  Европы,  среди  которых  
особое  внимание    надо  было  уделить  тем    моментам,  которые    касались 
создания Европейской Парламентской ассамблеи.16  
2  сентября 1948 г.  Бельгия  и  Франция  объявили  о  том,  что 
предложения  Гаагского  Конгресса  по  созданию  Европейской  Ассамблеи 
включены  в  повестку  дня  заседания  Постоянной  Комиссии  пяти  членов 
Брюссельского Договора. Заседание Комиссии открылось 25 октября 1948 г. 
в  Париже  под  председательством  сторонника  европейского  объединения      
Э. Эррио. 
Великобритания  не  решилась  выступить  против  и  стала  занимать 
уклончивую  позицию.  Главой  английской  делегации  был  назначен         
Х. Дальтон, известный своими антифедералистскими взглядами.  
  До конца октября  Форин Офис постоянно выпускал критические 
статьи  по  отношению  к  меморандуму,  получившему  название  «франко-
бельгийский  проект».  Во  время  периода  обмена  мнениями  Бельгия 
поддерживала  французскую  точку  зрения,  в  то  время  как  Англия  занимала 
противоположную позицию относительно компетенции Ассамблеи, главным 
образом,  по  поводу  ее  парламентского  характера.  Эрнест  Бевин  считал,  что 
экономический,  а  затем  и  политический  союз  должен  осуществляться 
поэтапно,  а  предшествовать  ему  должно  создание    правительственного 
совета. 
 25 и 26 октября, когда этот вопрос был включен в повестку дня  на 
третьей  сессии  Консультативного  Совета  Брюссельского    Договора, 
представители Великобритании отказались изменить свои позиции. В связи с 
этим  Роберт  Шуман  вынужден  был  пойти  на  некоторые  уступки,  в  чем  его 
поддержал  П-А.  Спаак.  Оба  политика  полагали,  что    проект  будущей 
организации  Европы  необходимо  представить    на  обсуждение  европейской 
 
85

общественности.17 Представитель Франции предложил созвать конференцию 
парламентариев,  представленную    разными  течениями  европейской 
общественности, для изучения проблем, связанных с созданием европейской 
федерации,  в  соответствии  с  меморандумом    Европейского  Движения. 
Однако  Э.  Бевин  и  министры  иностранных  дел  Голландии  и  Люксембурга 
настаивали  на  том,  чтобы  эта  проблема  обсуждалась  представителями 
правительств,  отмечая,  что  небольшая  комиссия,  составленная  из  лиц, 
специализирующихся  на  этих  вопросах,  будет  более  эффективной,  чем 
большое 
собрание 
парламентариев.  Французская Le Mond 
прокомментировала  речь  Э.  Бевина  как  фактический  отказ  от  франко-
бельгийского плана создания европейской Ассамблеи.18  
В  ходе  работы  Постоянного  Комиссии  Франция  оказалась 
вынужденной  отойти  от  изложенных    перспектив  в  меморандуме 
Европейского  движения,  и  предложила  организовать  Исследовательский 
комитет.  Цель  его  работы  состояла  в  рассмотрении  вопросов  создания 
будущей  европейской  организации  и  представлении  правительствам 
конкретных  мер, которые необходимы для того, чтобы осуществлять более 
тесный союз между странами Европы.19 Исследовательский комитет должен 
был рассматривать как  франко-бельгийские предложения, так и английские.  
Таким  образом,  в  достаточно  сложных    условиях    в  Париже,  в 
Бурбонском  дворце,  начал  свою  работу  Исследовательский  комитет.  Этот 
Комитет  состоял  из 18 членов:  5 от  Великобритании, 5 от  Франции,  3 от 
Бельгии, 3 от  Нидерландов, 2 от  Люксембурга.  Британскую  делегацию 
представляли  Х.  Дальтон,  Г.  Джебб,  Э.  Бридж.  Французская  делегация 
состояла из Л.Блюма, П. Рейно и  де Ментона. Бельгийская делегация была 
представлена Ф. Дехаузом, Ван Лангенховом и др.20   На первых заседаниях 
26, 27 и 30 ноября  каждой  делегации  была  предоставлена  возможность 
высказать свою точку зрения.  
Английский  проект21    предполагал    создание  «Совета  Европы», 
членство в котором в течение первых пяти лет должно было быть ограничено 
 
86

участниками  Брюссельского  Договора.  Делегации  стран-участниц    будут 
назначаться  правительствами.  Из  компетенции  предлагаемого  Совета 
Европы    будут  исключены  вопросы  обороны,  предназначенные  для 
проектируемого  Северо-Атлантического  Договора,  и    экономические 
вопросы,  которые  находились  в  компетенции  ОЕЭС.  С 1952 года  ОЕЭС  в 
случае  необходимости  могла  быть  подчинена  Совету  Европы.  В  основу 
принятия  решений  Совета    Европы  был  положен  принцип  относительного 
единогласия.  Таким  образом,  эта  организация  вполне  соответствовала  бы 
Консультативному  Совету  Брюссельского  Договора,  но  имела  бы  более 
расширенное членство.  
Французский  меморандум22  предлагал  создание    Европейского 
Союза,  главным  органом  которого  должна  была  стать  Парламентская 
ассамблея.  Ассамблея  состояла  бы    из  представителей  парламентов 
европейских стран и принимала бы решения большинством голосов. По сути, 
она представляла собой  зародыш будущего Европейского  Парламента.  Эта 
Ассамблея,  кроме  вопросов,  предложенных  правительствами,  могла  бы  
обсуждать  любой  другой  вопрос  и  устанавливать  свою  повестку  дня.  
Решения,  принятые  большинством  голосов,  должны  передаваться 
правительствам,  которые    в  свою  очередь  были  компетентны  в  принятии 
решений.  Кроме  Ассамблеи,  французский  проект  предусматривал  создание 
правительственного Совета, который представлял собой уступку англичанам. 
Этот орган должен готовить работу Ассамблеи. 
Между  этими  проектами,  таким  образом,  проявилось  радикальное 
различие  как  в  форме  учреждения  самого  по  себе,  так  и  в  вопросах 
компетенции, то есть, в способах  принятия решений и способах назначения 
делегатов. 
Во  время  переговоров  позиции  практически  не  изменились. 
Англичане  настаивали  на  том,  чтобы  объединение  Европы  осуществлялось 
постепенно, 
шаг 
за 
шагом, 
и 
придерживались 
создания 
межправительственной  организации.  Французы,  в  свою  очередь,  рисовали 
 
87

«честолюбивый  европейский  проект,  доказывая  необходимость  отваги, 
которая приведет к европейской федерации»23. 
В  это  время Le Monde писала,  что  английские  оговорки,  к 
несчастью,  вели  свое  происхождение  от  взгляда,  очень  отличного  от 
французского.  В Le Monde отмечалось,  что    г-н  Дальтон  и  его  заместители 
думали  не  столько  о  том,  чтобы  объединить  Европу,  сколько  о  том,  чтобы 
создать  вокруг  Содружества  третью  великую  мировую  силу,  к  которой 
континентальным государствам будет предложено присоединится.24 
Стороной,  призывающей  к  компромиссу,  в  этом  случае  выступила 
Бельгия.  В  течение  двух  первых  заседаний  Ван  Лангенхов    предлагал 
англичанам    уточнить  компетенции  Совета.  Кроме  того,  он  пытался 
выяснить,  готова  ли  Великобритания  пойти  на  обсуждение  этих  проектов, 
или ее точка зрения окончательна. Во время третьего заседания, отмечая, что 
разногласия  усиливаются,  он  постарался  выделить  пункты,  способные 
привести к компромиссу.  
Таким  образом,  эти  первые  заседания  помогли  лучше  выявить 
различные  точки  зрения  и  определить  более  точно  расхождения  между 
проектами. Однако  в  ходе  третьего заседания, несмотря на усилия Бельгии, 
позиции  почти  не  сблизились.  Английская  сторона  внесла  предложение 
поручить  рассмотрение  этого  вопроса  специальной  подкомиссии,  которая 
должна  подробным  образом  рассмотреть  положения,  представленные  
Францией, Бельгией и Великобританией, и вынести решение.  
Подкомиссия  состоял из семи человек  во главе с  представителем 
Люксембурга  Фернандом  Лоечем.   Работала  она  в  течение  первых 
пятнадцати  дней  декабря,  над    выработкой    компромисса    между 
предложениями  франко-бельгийской    и  английской  делегации.  Бельгийский 
представитель  Фернанд  Дехауз    защищал  французские  позиции,  которые 
соответствовали  его  убеждениям.  Это  касалось,  в  частности,  компетенции 
Ассамблеи.  Франция  и  Бельгия  подчеркивали  необходимость  фиксации 
рассмотрения  экономических  вопросов,  которые  Англия  отказывалась 
 
88

включать. Это также касалось и способа  формирования состава Ассамблеи. 
Английская 
делегация 
настаивала, 
чтобы 
назначения 
были 
правительственные, в то время как французы и бельгийцы считали, напротив, 
что  это    должны  делать  парламенты.  Во  время  переговоров  относительно 
численности  делегатов  на  Ассамблее  свое  предложение  внес  Ф.  Дехауз.  Он 
воспротивился предложению Франции предоставлять одного парламентария 
от  миллиона  жителей,  поскольку  это  наносило  ущерб  интересам  малых 
стран.  Относясь  особенно  внимательно  к  этому  вопросу,  он  представил  три 
возможные  системы  распределения.  Однако  одна,  которая    подразумевала   
федеральную систему,  даже не рассматривалась. Что касалось остальных, то 
в первом случае предусматривалась квота, устанавливающая   максимальную 
и      минимальную  границу.  Во    втором      случае  предполагалось  равное 
распределение  для  каждой  страны  или  объединения  стран.25  После 
проведенных  дебатов  выбор  подкомитета  остановился  на  первом 
предложении.  Дехауз  предложил  следующие  цифры:  Франция – 25, 
Великобритания – 25, Бельгия – 8, Нидерланды – 8, Люксембург – 3.  При 
этом он подчеркивал, что цифры могут изменяться.  
Наконец,  несмотря  на  свою  приверженность  европейской 
федерации,  бельгийский  делегат,  желая  прийти  к  соглашению,  предложил    
компромисс.  Он    подчеркнул,  что  два  органа  новой  организации  должны 
быть  взаимосвязаны,  и  предложил,  в  соответствии  с  требованиями   
Великобритании,  чтобы  Ассамблея  была  подчинена  Совету.  Подкомиссия 
изучила    это  предложение.  Однако  ее  решение  не  соответствовало 
высказанным    пожеланиям  Франции  и  Бельгии  и  подтверждало  принцип 
относительного единогласия в Совете. Дехауз высказал свой протест, так как 
именно это положение в случае с ООН было, по его мнению, парализующим 
фактором. Но ему пришлось подчиниться общему мнению.  
Подкомиссия  прекратила    работу  пятнадцатого  декабря  и 
рассмотрела  отчет,  разработанный редакционным комитетом. По заявлению 
бельгийского  депутата,  этот  текст  явился    только  наброском  «в  отношении 
 
89

общих  принципов».26  Согласно  отчету  предлагалось  создать  Совет 
Министров  Европы  и  Европейскую  Консультативную  Ассамблею.  В 
соответствии  с  меморандумом  французского  правительства  Совет 
Министров  Европы  рассматривался  как  вторичный  орган,  но  в 
действительности  он  обладал  большим  значением,  что  отвечало  интересам 
Великобритании.  Каждая  страна-член  была  бы  представлена  министром,   
выбранным  из  правительства.  Решения  должны  были  приниматься   
единогласно,  за  исключением    того,  что    Совет решал  иначе.  Компетенция 
Ассамблеи  была  аналогична  франко-бельгийскому  проекту,  но    ее  поле  
деятельности – значительно    сокращено,  так    как  наибольшая  инициатива 
была  возложена  на  Совет.  Этот  текст,  наконец,  предусматривал  создание 
Секретариата.27 
На    следующий    день    этот    отчет  был    передан  на    изучение 
представителям  правительств  внутри  Исследовательского  Комитета.  После 
его  рассмотрения    английские    делегаты      подчеркнули,   что    был  сделан 
значительный  вклад  в  направлении  урегулирования  вопросов  создания 
организации.  Французская  реакция  была  гораздо  менее  восторженной, 
возмущение  относилось  главным  образом  к  ограничению  компетенции 
Ассамблеи. 
Бельгийская 
делегация 
посчитала 
синтез, 
предложенный 
подкомитетом,  удовлетворительным,  но,  тем  не  менее,  отметила,  что 
возможны  дальнейшие  переговоры  и  уступки  со  стороны  Великобритании. 
Однако    Хьюг  Дальтон,  глава    английской    делегации    на    переговорах, 
разрушил   все надежды своих партнеров, представив новую позицию своего 
правительства.  Этот  проект  значительно  отличался  от  франко-бельгийского 
меморандума. В нем предлагалось называть Ассамблею «Конференция», в то 
время  как  термин  «Комитет»  заменил  бы  «Совет».  Эта  Конференция 
объединила  бы  назначенные  правительствами  национальные  делегации  и 
осуществляла бы «блокированное голосование».28 
 
90

После      обнародования        новой        английской      позиции    споры     
достигли  высшей  точки.  Франция  реагировала  неистово,  выражая    свое 
глубокое  разочарование  компетенцией  Конференции,  которую  Э.  Эррио 
расценил  как  «бесполезный  винтик». «Британский  проект  не  только  не 
представлял собой никакого прогресса, но скомпрометировал бы саму идею 
Европы».29 
Бельгия   также   считала   предложенный  вариант   недостаточным, 
но,   тем    не    менее,  более,   чем      когда  бы      то    ни    было,  постаралась 
направить свою политику  на поиски возможных  компромиссов.  Франс Ван 
Кувелер    и    Макс  Бусе  все    время    отстаивали  пункты,  по  которым  было 
найдено  соглашение.  В  то    же  время    они    внесли      предложения      по   
урегулированию,  повторяя  свое    желание  прийти  наконец-то    к  результату.  
Представитель  социалистов Макс Бусе критиковал английскую позицию по 
способу  назначения  членов  Ассамблеи,  говоря  о  ней  как  «о  слишком 
ограничивающей».30  Он  подчеркивал,  что  правительства  и  национальные 
парламенты  назначают  их  совместно.  М.  Бусе  говорил,  что  если  есть,  во-
первых, преамбула, определяющая фундаментальные принципы, на которые  
стороны  согласились,  и,  во-вторых,  система  назначения  членов,  которая  
осуществляется  как  правительствами,  так  и  парламентами,  следуя 
персональному  выбору  стран,  то  в  этом  случае    принцип  ответственности 
был    бы  достаточно  защищен  и  мог  бы  таким  образом  примирить  позиции 
Великобритании,  Франции  и  Бельгии.  Однако  англичане  продолжали 
настаивать 
на 
своем 
предложении. 
После 
последних 
попыток 
урегулирования Франс Ван Кувелер  констатировал, что  полное соглашение 
в  рамках  Исследовательского  комитета  оказалось  невозможно.  Несмотря  на 
все  попытки  урегулирования,  разногласия  между  французским  желанием 
создать  Консультативную  Парламентскую  Ассамблею    и  английским 
желанием  ограничиться  правительственным  сотрудничеством  продолжали 
существовать.  
 
91

Тем  не  менее,  П-А  Спаак  и  Р.  Шуман    готовы  были  продолжить 
поиски  компромисса,  считая,  что  соглашение  возможно  и  необходимо.         
Р.  Шуман  приложил  все  усилия,  чтобы  добиться  уступок  со  стороны 
Великобритании.  Он  хотел  любой  ценой  избежать  полного  провала 
переговоров,  который    вызвал  бы  недовольство  у  европеистов  и  у 
американцев,  благосклонных  к  проекту.  Он  так  же    хотел    не 
дистанироваться    от  англичан,  участие  которых  рассматривалось    как  
необходимое  условие  для создания противовеса Германии.31   В это время 
Франция  не  имела  реальной  возможности  стать  лидером  в  европейском 
объединении,  и  рассматривала  участие  Англии  как  необходимое.  Попыткой 
согласовать политику двух стран стал визит Р. Шумана в Лондон, где он вел 
переговоры с Э. Бевином в январе 1949 года.  
Таким образом,   в рамках Консультативного совета Брюссельского 
Договора 27 и 28 января  пяти  министрам  иностранных  дел  удалось 
договориться  о  положениях  будущей  организации.  В  конце  концов,  было 
решено  создать    Совет  Европы,  который  должен  состоять  из  Комитета 
министров и Консультативной Ассамблеи. Касательно этого органа стороны 
договорились,  что,  с  одной  стороны,  каждый  член  Совета  Европы  будет 
свободен сам устанавливать процедуру, согласно которой будут назначаться 
делегации  в  Ассамблею,  и,  с  другой  стороны,  что  голосование  будет 
индивидуальным, а не блокированным.32 Что касается Комитета министров, 
то в нем голосование будет проходить единогласно.  
Кроме  того,  на  Консультативном  Совете  было  предложено 
присоединиться  к  будущей  организации    Италии,  Ирландии  и 
Скандинавским странам.33 
Переговоры,  связанные  с  составлением  окончательного  статуса 
теперь 
зависели 
от 
компетенции 
технической, 
юридической 
и 
дипломатической  комиссий.  5 февраля 1949 г.  секретариат  Постоянной 
комиссии  Брюссельского  Договора    сформировал  некоторые  основные 
принципы  будущего  Совета  Европы,  которые  после  уточнения  вошли  в 
 
92

первый  проект,  представленный 4 марта  Постоянной  комиссией   
Брюссельского 
Договора. 
Этот 
проект 
обсуждался 
в 
рамках 
Подготовительной  конференции,  проходившей  в  Лондоне  в  марте – мае    
1949 г., в которой участвовали десять будущих стран-членов.  
Дальнейшая    работа    продолжалась    в юридической   комиссии, 
и,  с 3 по 5 мая  последние    вопросы  были  рассмотрены  министрами 
иностранных дел. Во время  обсуждений компетенции будущей организации 
Скандинавские страны  старались получить все гарантии того, Совет Европы 
не сможет приобрести наднациональные черты.    
В  конечном  счете  достигнутый  компромисс  принес  полное 
удовлетворение британским взглядам. Европейского Союза не будет, а будет 
«двуглавый Совет Европы», где Консультативная Ассамблея «возглавляется» 
Комитетом министров, единственно способным принимать решения, на деле 
являющиеся  рекомендациями  правительствам  государств-членов.  Помимо 
этих  двух  органов,  Генеральный  секретариат  снабжен  административными 
функциями.34    Даже  само  название  новой  организации, – писалось  в Le 
Monde – говорило  о  победе  английской  точки  зрения35.  Как  отмечалось 
диссертантом ранее, Р.  Шуман настаивал на названии «Европейский Союз», 
а Э. Бевин апеллировал к «Совету Европы».  
Кроме  того,  далеко    не  случаен  был  и  выбор  местопребывания 
будущей организации. Каждая страна  преследовала собственные цели, когда 
определялось  местопребывание  организации.  Так,  например,  биографы 
Бевина  часто  используют  письмо  министра  Х.  Дальтону  от 22 января 1951, 
обнаруженное в архивах  Х. Дальтона,  согласно которому выбор Страсбурга 
следовал  не      из-за  энтузиазма  к    историческому  месту  столкновения,  а  в 
настоящее  время      франко-германского  примирения,  а    из-за  удаления 
эльзасской  столицы  и  вытекающего    отсюда    затруднения  сообщения, 
которое возможно привело бы  к снижению роли организации.36  
В  свою  очередь,  для  итальянской    делегации  Страсбург  был 
«центром конфликтов в прошлом» и стал бы «центром  союза».  К. Сфорца 
 
93

считал, что  Страсбург станет «дверью, открытой для новой демократической 
Германии»37. 
Таким  образом,  становится  ясно,  что  первоначальный  проект  был 
полностью  изменен,  он  явился  отклонением  не  только  от  мечтаний 
федералистов, но и от положений, принятых на Конгрессе  в Гааге.  
 На      базе      этого      компромисса    и    был    заключен 5 мая 1949 г.  
договор,  в   соответствии  с   которым   был  создан Совет Европы.38 Статус 
новой организации создавал фактически ассоциацию государств нового типа, 
основанную  на  европейских  ценностях,  на  общей  приверженности 
фундаментальным  ценностям  и  принципам  демократии,  сообщество, 
основанное на праве.  Кроме пяти стран-членов Брюссельского Договора его 
подписали Италия, Ирландия, Дания, Норвегия, Швеция. 
Через  три  месяца,  в  августе 1949 г.,  Р.  Шуман  открыл  первое 
заседание Комитета министров Совета Европы. 
В  целом,  создание  Совета  Европы  встретило  положительные 
отклики  сторонников европейского объединения, поскольку предполагалось, 
что эта организация составит зародыш европейской федерации.  
Что  касается  Европейского  Движения,  то  оно  чувствовало  на  себе 
ответственность по отношению к  созданному Совету Европы, родившемуся 
5 мая 1949 года. В тоже время реакция  участников Европейского движения 
на  создание  Совета  Европы    была  неоднозначной.  С  одной  стороны, 
присутствовали  надежда и ожидание, которые возлагались на его будущую 
корректировку  в  сторону  федеративного  органа  и  усиление  политической 
роли.  С  другой  стороны,  эти  надежды  с  трудом  компенсировали 
первоначальное разочарование ограниченной компетенцией Совета Европы. 
Следует  подчеркнуть,  что  статус  Совета  Европы  никогда  не 
рассматривался  как  окончательный,  сторонники  европейского  объединения  
считали, что это первый этап на длинном политико-правовом пути. 
 Тем  не  мене,  Европейское  Движение  в  послании  к  десяти 
министрам  иностранных  дел  выразило  свое  удовлетворение  подписанием 
 
94

Устава  организации  в  столь  короткие  сроки  после  Конгресса  в  Гааге.  В  
послании  акцентировалось  внимание  правительств  на  некоторых  аспектах, 
которые  могли  бы  помешать  этому  новому  в  европейской  истории 
учреждению  добиться  успеха.  Кроме  того,  Европейским    Движением    было  
рекомендовано,  чтобы  Ассамблея  получила  большую  широту  и 
самостоятельность,  в  частности,  в  вопросах    утверждения  своей  повестки 
дня.39 
Что  касается  Бельгии,  то  ее  вклад  во  время  десятимесячных 
переговоров, по мнению автора,  был более чем значителен. На протяжении 
периода  переговоров  и  консультаций  бельгийские  представители  старались 
сблизить  противоположные  точки  зрения  Франции  и  Великобритании.  Это 
было  обусловлено  тем,  что  в  объединении  Европы  в  рамках  единой 
организации,  созданной  на  основе  европейских  ценностей,  в    создании 
первой  европейской  Ассамблеи      Бельгия  видела  возможность  поддержать 
свой международный статус, в связи с появлением враждующей биполярной 
системы.  Кроме  того,  представители  Бельгии  опасались  и  возможности 
третьего мирового конфликта, что в свою очередь   привело к инвестициям в 
европейское  строительство.  Таким  образом,  в  Бельгии  создание  Совета 
Европы вызвало благоприятную реакцию, за небольшим исключением  среди 
социалистов.  Бельгийская  пресса  писала,  что,  несмотря  на  некоторое 
разочарование в связи с ограничением компетенции Совета Европы, в то же 
время  есть  надежда  на  расширение  функций  Ассамблеи.40    Была  полна 
оптимизма  и  речь  П.  Ван  Зееланда,  который  отмечал,  что  Совет  Европы 
должен прогрессировать.41  
Что касается позиции Италии в момент создания Совета Европы, то 
ей  было  необходимо    сохранить  дружбу  с  Францией,  но  в  то  же  время    
получить и поддержку Великобритании. Поэтому итальянский представитель 
граф  К.  Сфорца  на  заключительных  переговорах  часто  выступал,  как  и 
представители  Бельгии,  сторонником  компромиссов.  Это  в  частности 
касалось и названия организации42 и ее местопребывания.  
 
95

В  Совете  Европы  граф  Сфорца  видел  преобладающее  влияние  в 
пользу  постоянного  желания  мира.  Благодаря  Совету  Европы,  считал         
К.  Сфорца,  границы  будут  прочерчены  не  красками,  а  карандашом.43  Он 
говорил о том, что если сегодня это Совет Европы, то  завтра он может стать  
реальным европейским союзом. Если сегодня это Комитет министров, то  в 
будущем  это  будет  наднациональное  правительство.  Сегодняшняя 
Консультативная  Ассамблея    завтра  может  стать    настоящим  европейским 
парламентом, где будут представлены среди прочих политических партий и 
коммунисты.44  Граф  не  считал    Устав  Совета  Европы    окончательным 
текстом,  а  предполагал,  что  он  будет  изменяться  и  развиваться  в 
соответствии  с  требованиями  времени  и  желанием  европейских    народов,  а 
также  с развитием свобод и демократии.45 
Что касается Скандинавских стран, то, по мнению диссертанта,  их 
устраивал достигнутый компромиссный вариант, поскольку в конце 50-х гг. 
они  стремились  не  возлагать  на  себя    обязательства,  носящие  характер 
ограничения  национальных  суверенитетов.  В  связи  с  этим  Швеция 
поддерживала Великобританию и способствовала отклонению французского 
текста Устава, который включал утверждение о том, что цель организации – 
европейская федерация. С другой стороны, предложение англичан, согласно 
которому  большинства  в 2/3 при  голосовании  достаточно  для  вероятного 
изменения  Устава,  было  в  свою  очередь  неприемлемо  для  Швеции.  Позже 
это могло дать Совету Европы компетенцию в вопросах обороны, в то время 
как  одним  из  определяющих  моментов  вступления  Швеции  был  пункт, 
который  исключал  эти  вопросы,  что  соответствовало  ее  военному 
нейтралитету.  Однако,  компромисс,  предложенный 3-5 мая,  позволил 
Швеции  стать  одной  из  десяти  стран-учредителей.  Согласно  ему  наиболее 
важные вопросы изменения Устава должны приниматься единогласно.46 
Неоднозначно  было  встречено  образование  Совета  Европы  во 
Франции.  Наряду  с  энтузиазмом  по  поводу  создания  организации 
присутствовали  и  надежды  на  дальнейшее  расширение  функций  Совета 
 
96

Европы,  и  тоже  время  наблюдалось  некоторое  разочарование  ограниченной 
компетенцией организации. В частности, Le Monde писала, что будет гораздо  
опаснее  для  Европы,  если    европейцы  вообразят,  что  единая  Европа  уже 
родилась,  тогда как она только зачата.47 В свою очередь Ж. Бидо, Ги Молле 
провозглашали «рождение Европы».48 
Со  своей  стороны  Жан  Монне  не  придавал  большого  значения 
созданию  этой  организации,  так  как  считал,  что  это  «тупиковый  путь»  для 
создания  реального  Европейского  союза,  и,  что    межправительственные 
организации,  созданные  после  Гаагского  Конгресса,  никогда  не  станут 
выражением европейского единства. Внутри обширной группы стран общие 
интересы  были  слишком  неопределенными,  а  дисциплина  слишком  слабой. 
Жан Монне считал, что надо было  начинать с задач  более прагматичных и 
более  амбициозных,  выступать  против  национальных  суверенитетов  более 
решительно, но  и на более ограниченном участке49. 
Что  касается  позиции  пионера  европейского  объединения  графа     
Р. Куденхове-Калерги, то он считал, что Совет Европы – это лишь  иллюзия 
союза европейских государств. На самом деле, по его мнению, речь шла об 
обмане  общественного  мнения  для  того,  чтобы  перехватить  идею 
европейского  объединения  его  противниками  и  произвести  бессильную  и 
безвредную  организацию.  Свои  выводы  Куденхове-Калерги  обосновывал 
тем, что Совет Европы не занимался вопросами обороны, внешней политики 
и  совместной  экономики.  Тем  не  менее,  несмотря  на  такую  критическую 
оценку,  Куденхове-Калерги  отмечал,  что  благодаря  созданию  этой 
организации    Европа  вместе  с  географическим  определением  получила  и 
политическое значение.50  
Таким  образом,  можно  сделать  вывод,  что  необратимая  утрата 
после  Второй  мировой  войны  былых  позиций  и  могущества  побуждала 
европейские страны налаживать с конца 40-х годов все более всестороннее и 
регулярное  взаимодействие.  Линия  сотрудничества,  несвободного  от 
противоречий, различий в интересах, политических разногласий, в конечном 
 
97

счете,  взяла  верх  над  соперничеством.  Поскольку  существующие 
международные  организации  не  отвечали  необходимым  требованиям, 
правительства  европейских  стран  решили  создать  Совет  Европы.  Именно 
создание  европейской  организации  стало  одним  из  главных  направлений 
внешней политики Франции, Бельгии и Великобритании. 
Великобритания 
рассматривалась 
как 
главный 
союзник 
континентальных  стран  в  создании  Совета  Европы.  Такое    отношение  
обеспечило    Великобритании  доминирующее    положение  в  серии 
проводимых  переговоров  и  консультаций  и  отстаивание  ею  собственной 
позиции.  Тем  не  менее,  компромисс  стал  возможен    потому,  что  Совет 
Европы  не  рассматривался  как  статичная  организация.  Предполагалось,  что  
его создание это первый шаг на пути европейского объединения. Однако на 
момент  своего  создания  это  была  организация  межправительственного 
сотрудничества  с  широким  спектром  заявленных  целей  и  ограниченной 
компетентностью.  
 
 
2.2. Эволюция системы руководящих органов Совета Европы  
 
 
Датой  основания  Совета  Европы,  международной  региональной 
межправительственной  организации,  считается 5 мая 1949 г.  На  момент 
основания  в  Совет  Европы  входило 10 государств-учредителей:  Бельгия, 
Дания,  Франция,  Ирландия,  Италия,  Люксембург,  Нидерланды,  Норвегия, 
Швеция и Великобритания.51  
Подобно большинству соглашений, Устав Совета Европы излагает 
общие  цели  государств-учредителей,   зафиксированные  в  Преамбуле.  В 
этом  тексте    заключено  несколько  последовательных  идей,  которые 
заслуживают    пристального  рассмотрения.  Первая  из  них – ссылка  во 
втором  параграфе  на    духовные  и  моральные  ценности,  которые  являются 
 
98

общим  наследием  их  народов.  Десять  сторон,  подписавших    Устав, 
различны,  хотя  во  многих  отношениях  они  имеют  общие  традиции, 
историю, составляют единую цивилизацию. Эта традиция, которая является  
общим  знаменателем  их  национальных  характеров  и  культур,  стала  
фундаментом объединения.52  
Неопределенность  формулы  о  «большем  единстве»  в  сочетании  с 
указанием  на  цели  защиты  «общих  идеалов  и  принципов»  и  прав  человека 
отражают  характер  компромисса  между  двумя  группировками  поборников 
«объединения  Европы» – федералистами  и  унионистами.  В  силу  этого 
компромисса,  с  одной  стороны,  обойден  вопрос  о  конечной  форме  этого 
объединения. B Уставе Совета Европы  говорится лишь о более тесном союзе 
государств, а не о европейской федерации.  С другой стороны, подчеркнута 
его необходимость во имя защиты исторических устоев в Европе. 
В  Преамбуле  Устава  Совета  Европы  была  также  отражена  идея, 
которая    охватило  Европу  и  весь  мир,  а  именно,  что  жизненной 
необходимостью  сохранения  человеческого  общества  и  цивилизации 
является сохранение мира, основанного на справедливости и международном 
сотрудничестве.  Ужасы  Второй  мировой  войны  показали,  что  лучшее 
средство  поддержания  мира  и  безопасности – это  признание  и  соблюдение 
прав  человека.  Уровень  защищенности  личности  определяет  степень 
гуманности, терпимости и самосознания общества. Народы Европы пришли 
к пониманию того, что государственная власть не может претендовать на то, 
чтобы служить источником прав человека, она должна признавать эти права 
и  заботится  о  создании  более  благоприятных  условий  для  их  реализации. 
Более  конкретно  эти  положения  были  отражены    в  Статье  1 Устава,  в 
которой  зафиксированы    цели  организации,  а  именно  достижение  большего 
единства  между  членами  Совета  Европы  во  имя  защиты  и  осуществления 
идеалов  и  принципов,  являющихся  общим  достоянием  и  содействие  их 
экономическому  и  социальному  прогрессу.  Эта  цель  должна  достигаться 
усилиями  органов  Совета    Европы  путем  обсуждения  вопросов,  имеющих 
 
99

общий  интерес,  а  также  путем  заключения  соглашений  и  проведения 
совместных  действий  в  экономической,  социальной,  культурной,  научной, 
юридической и административной областях, а  также  и в области защиты и 
дальнейшего осуществления прав человека и основных свобод53.  
Необходимые  требования  к  членству  в  Совете  Европы  нашли 
отражение  в  Статье 3 Устава  Совета  Европы.  Государства  должны 
признавать  принципы  верховенства  Права  и  активно  сотрудничать  во  имя 
достижения    большего  единства  между  ними.  Любое  Европейское 
государство,  соответствующее  этим  положениям,  может  быть  приглашено 
стать  Членом  Совета  Европы.  Членство  начинается  с  даты  передачи 
Генеральному Секретарю от имени этого государства акта о присоединении к 
Уставу Совета Европы.54  
Согласно Уставу 1949 года постоянными органами Совета Европы 
являются Комитет министров, Консультативная ассамблея  (в дальнейшем – 
Парламентская) и Секретариат.55 Главным нововведением это договора было 
создание  первой  европейской  Ассамблеи.56    В  соответствии  с  уставной 
резолюцией Комитета министров (94)3 с 1994 г. функционирует третий орган 
Совета Европы – Конгресс местных и региональных властей. Обособленное 
место в институционной системе Совета Европы занимает Европейский суд 
по правам человека. 
Доминирующую  роль  в  организации  играет  Комитет  министров. 
Представителями  государств-членов  в  Комитете  министров  являются 
министры иностранных дел или их заместители.  
Комитет  министров    является  «органом,  действующим  от  имени 
Совета Европы».57 Он, и только он, выносит решения от имени организации.   
По  рекомендации  Парламентской  Ассамблеи  или  же  по  своей  собственной 
инициативе  Комитет  министров  рассматривает  меры,  направленные  на 
достижение  цели  Совета Европы. Решения Комитета министров облекаются 
в  форму  либо  рекомендаций,  либо  конвенций  и  соглашений.  Рекомендации 
адресуются  правительствам  государств-членов  и  представляют  собой 
 
100

политические  заявления,  намечающие  общее  для  всех  направление 
деятельности. Конвенции становятся обязательными для участвующих в них 
государств после того, как они их ратифицируют.58  
Кроме  того,  Комитет  министров  так  же  нередко  выступает  с 
заявлениями  (декларациями)  и  принимает  резолюции  по  актуальным 
международным проблемам и другим политическим вопросам. 
 Иными 
словами, 
хотя 
Комитет 
министров 
является 
исполнительным  органом  Совета  Европы,  его  права  ограничиваются 
принятием  рекомендаций    правительствам  стран-членов  Совета  Европы. 
Кроме  того,  во  всех  важных  вопросах,  как  например,  при  принятии 
рекомендаций правительствам, действует принцип единогласия.  
Процедура 
голосования 
в 
Комитете 
министров 
весьма 
дифференцирована. Решения по вопросам процедуры принимаются простым 
большинством  голосов  членов  Комитета.  Решения,  касающиеся  бюджета, 
внутреннего  распорядка,  финансово-административных  вопросов  или 
предложений  о  поправках  к  менее  важным  постановлениям  Устава, 
принимаются    большинством  в  две  трети  голосов  от  числа  представителей, 
участвующих в голосовании. Некоторые решения, например, о приеме новых 
членов, требуют большинства в две трети голосов всех членов Комитета. И 
наконец,  ряд  решений,  таких  как  утверждение  рекомендаций,  касающихся 
поправок  к  важнейшим  постановлениям  Устава  организации  или  действий, 
которые  должны  быть  предприняты  правительствами  государств-членов, 
утверждение  отчета  Консультативной  ассамблеи  о  деятельности  Комитета 
министров,  принимается  на  основе  относительного  единогласия,  то  есть 
отсутствие  при  голосовании  или  воздержание  от  голосования  не  является 
препятствием к вступлению решения в силу59.  
За  годы  деятельности  Комитет  министров  выработал  тенденцию 
избегать  голосования  и  достигать  соглашения  путем  переговоров  на 
закрытом  заседании60,  однако,  в  первые  годы  принцип  единогласия  в 
Комитете министров – главном органе Совета Европы – обеспечивал Англии  
 
101

возможность 
контролировать 
деятельность 
этого 
учреждения 
и 
препятствовать  попыткам  использования  его  для  создания  «европейской 
федерации».  Точно  так  же  и  любой  другой  участник  Совета  Европы  мог 
помешать принятию Комитетом решений, сколько-нибудь обязывающих его 
участников. Поэтому деятельность Совета Европы могла развиваться только 
в направлении, приемлемом для всех его главных участников.  
Надо  отметить,  что  в    ноябре 1994 г.  в  Комитете  министров  было 
достигнуто  «джентльменское  соглашение»,  в  соответствии  с  которым  ни 
одна  делегация  не  должна  требовать  применения  правила  единогласия, 
предусмотренного  статьей 20 (а) (i) Устава  Совета  Европы  для  блокировки 
принятия  рекомендаций  Правительствам  государств-членов,  если  об  этом 
достигнуто согласие большинства в соответствии со статьей 20 (d) Устава.  
Комитет  министров  издает  обязательные  постановления  по  всем 
вопросам, касающимся внутренней организации и персонала Совета Европы, 
за исключением постановлений, относящихся к компетенции Парламентской 
ассамблеи. 
Комитет  собирается  регулярно  перед  сессиями  Парламентской 
ассамблеи  и  во  всех  других  случаях,  когда  сочтет  это  необходимым. 
Заседание  проходит  при  закрытых  дверях  и  длится  два-три  дня.  Все 
остальное  время    деятельностью  Совета  Европы  руководят    постоянные 
представители  министров.  Этот  механизм  возник  в  связи  с  увеличением 
объема  работы  и  повышением  роли  организации  в 1952 г.,  когда  Комитет 
министров  создал    Комитет  представителей  министров.  Этому  Комитету 
предоставлена  значительная  часть  полномочий  Комитета  министров.  Он 
вправе выносить решения по разным вопросам, за исключением важнейших 
проблем политики организации, причем его решения имеют такую же силу, 
что  и  постановления  Комитета  министров.  На  практике  Комитет 
представителей  выполняет  основную  часть  обязанностей  Комитета 
министров  и,  кроме  того,  готовит  материалы  к  его  заседаниям.  Каждое 
 
102

государство  имеет  одного  представителя  в  Комитете  представителей 
министров. 
В  процессе  своей  деятельности  Комитет  министров  образовал 
также несколько десятков комитетов правительственных экспертов. В период 
1950 - 1966 гг. действовало около пятнадцати комитетов правительственных 
экспертов,  которые  после  выполнения  своих  задач  переставали 
существовать. Это органы временного характера, создаваемые для изучения 
и разработки того или иного вопроса. В каждом комитете государство-член 
имеет  одного  эксперта.  На  практике  многие  комитеты  функционировали 
свыше  десяти  лет,  если  же  принять  во  внимание  сферу  их  деятельности,  то 
некоторые из них, например, комитеты экономический, по вопросам науки и 
культуры, социальный, юридический, политический, сельскохозяйственный, 
процедурный, бюджетный, стали постоянными органами. 
Другой  важнейший  орган  Совета  Европы – Консультативная 
ассамблея (КАСЕ).  
Задачей  Ассамблеи  является    обеспечение  средств,  с  помощью 
которых  европейцы  могли  бы  формулировать  и  выражать  свои  пожелания, 
чтобы  таким  путем  правительства  могли  иметь  постоянный  контакт  с 
европейским общественным мнением. Ассамблея, наконец, должна не только 
выражать эти чаяния и мнения, но также влиять на их формирование. 
Спустя 25 лет  после  первой  сессии,  в  июле 1974 г.  было  принято 
решение  о  переименовании  Консультативной  Ассамблеи  в  Парламентскую, 
что в большей  мере согласуется с составом и ролью этого органа. И хотя в 
официальном тексте Устава Совета Европы и ряда других актов сохранилось 
первоначальное  название,  во  всех  современных  документах  применяется 
новый  термин – Парламентская  ассамблея  (ПАСЕ).  В  нем  четко  выражена 
связь  с  парламентами  государств-членов  Совета  Европы.61    Очевидно,  что 
данное  переименование  существенно  не  изменило    функции  Ассамблеи,  
однако  оно  отражает  постоянное  стремление  ПАСЕ  к    увеличению  своего 
влияния. 62 
 
103

Парламентская 
ассамблея 
является 
совещательным, 
консультативным 
органом 
Совета 
Европы. 
Она 
не 
занимается 
нормотворчеством.  Ее  функции  заключаются  в  обсуждении  вопросов, 
подлежащих  ее  компетенции,  и  представлении  своих  заключений  в  форме 
рекомендации,  одобренных  большинством  в  две  трети  голосов,  Комитету 
министров.63 
Кроме того, Парламентская ассамблея обсуждает на своих сессиях 
вопросы,  входящие  в  сферу  деятельности  Совета  Европы  и  внесенные  на 
сессии Комитетом министров. Также обсуждается деятельность организации 
за  истекший  год  на  основе  отчета,  представленного  Комитетом  министров. 
Ассамблея  вправе  утверждать  только  рекомендации,  не  имеющие 
обязательной  силы  (за  исключением  вопросов,  касающихся  ее  внутренней 
организации).  Следует  отметить,  что  согласно  первоначальному  тексту 
Устава, до 1951 г. имевшему обязательную силу в этом вопросе, повестка дня 
Консультативной ассамблеи утверждалась Комитетом министров.64  
Таким  образом,  до 1951 г.  Ассамблея  не  могла  рассматривать 
какие-либо  вопросы  по  собственной  инициативе,  а  это  в  значительной 
степени ограничивало ее самостоятельность и соответственно эффективность 
деятельности. 
Что  касается  системы  голосования,  то  решения  по  вопросам 
процедуры и внутренней организации принимаются простым большинством 
голосов,  а  решения,  касающиеся  существа  деятельности  организации, – 
большинством  в  две  трети  голосов.65  Согласно  Уставу,  эти  последние 
решения    имеют  характер  рекомендаций,  адресованных  исключительно 
Комитету  министров.  Комитет  министров,  ознакомившись  с  данной 
рекомендацией,  может,  но  не  должен,  передать  ее  правительствам  стран-
членов,  но  уже  от  своего  собственного  имени.66  Такое  положение  так  же 
говорит  об  ограничении  функций  Ассамблеи  и  о  ее  подчинении  Комитету 
министров. 
 
104

На практике установилось подразделение решений  Парламентской 
ассамблеи  на  рекомендации,  резолюции,  заключения  и  распоряжения. 
 
Рекомендации,  принимаемые  большинством  в  две  трети  голосов, 
адресуются  Комитету  министров  с  призывом  принять  меры  к  реализации 
данной  цели  Совета  Европы.  Остальные  решения  выносятся  простым 
большинством  голосов.  Резолюции  направляются  председателем  Ассамблеи 
правительствам  стран-членов  или  международным  организациям,  они  не 
призывают к действиям, а лишь выражают отношение Ассамблеи к данному 
вопросу. Заключения даются по просьбе Комитета министров. Распоряжения 
касаются вопросов процедуры и внутренней организации Ассамблеи. 
Ассамблея  состоит  из    представителей,  избранных  парламентами 
стран-членов  Совета  Европы  или  назначенных  по  усмотрению  парламента. 
Следует  отметить,  что  эта  процедура  была  установлена  в  соответствии  с 
поправкой,  принятой  в  мае 1950 г..67  Устав  от 5 мая 1949 г.  предоставлял 
выбор  метода  назначения  представителей  в  Ассамблею  на  усмотрение 
правительств  государств-членов  Совета  Европы.68  С  момента  учреждения  
Парламентской  ассамблеи  большинство  представителей  избиралось 
парламентами, но в некоторых случаях  они назначались правительствами (в 
Великобритании). 
Количество  мест  в  Ассамблее  для  парламентариев  из  отдельных 
стран-членов  неодинаково.  Оно  зависит,  прежде  всего,  от  численности 
населения  тех  или  иных  стран.  Так,  были  определены  группы  стран  с 
приблизительно 
равной 
численностью 
населения, 
которым 
было 
предоставлено 
количество 
мест, 
относительно 
пропорциональное 
численности их населения. Страны, принадлежащие к одной и той же группе, 
имеют одинаковое число мест. В отношении малых государств применяется 
следующий принцип: независимо от численности их населения в Ассамблее 
должны  быть  представлены  по  меньшей  мере  три  главные  политические 
партии данного государства.  
 
105

Среди  членов  Ассамблеи  представлены  все  политические  партии,  за 
исключением  коммунистических  и  близких  к  ним  левых  партий,  а  также 
крайне правых. 
 Члены  Ассамблеи  из  разных  стран,  принадлежащие  к  партиям  с 
идентичными или близкими друг другу программами, создают политические 
фракции,  аналогичные  парламентским  фракциям  в  национальных 
законодательных  собраниях.  Первоначально    в  Консультативной  ассамблее 
существовало 
три 
таких 
фракции: 
христианско-демократическая, 
социалистическая  и  либеральная.69  В 1958 г.  консерваторы  и  другие 
делегаты,  принадлежащие  к  правым  партиям  и  не  входящие  ни  в  одну  из 
существующих  фракций,  провели  ряд  неофициальных  встреч  с  целью 
создания  четвертой,  консервативной,  фракции.  Однако  в  результате 
многочисленных  расхождений  создать  ее  не  удалось.  Кроме  того,  в 
Ассамблее есть группа, насчитывающая несколько десятков парламентариев, 
которые,  несмотря  на  свою  принадлежность  к  той  или  иной  партии,  не 
входят ни в одну из существующих фракций. 
Долгое  время  крупнейшей  фракцией  была  христианско-
демократическая,  объединяющая,  как  правило,  от 25 до 35% общего  числа 
членов  Ассамблеи.  В  социалистическую  фракцию  входило 20-30%, а  в 
либеральную  около 20% всех  членов  Ассамблеи.  Члены,  не  входящие  ни  в 
одну  из  политических  фракций,  так  называемые  неассоциированные, 
составляли 20-25 % общего числа членов Ассамблеи.  
В  дальнейшем  положение  существенно  изменилось.  К  концу        
90-х  гг.  ХХ  в.  в  Парламентской  Ассамблее  были  представлены  пять 
политических  фракций.70  Фракция  социалистов  составляла 31% от  общего 
количества  членов  Парламентской  Ассамблеи,  фракция  Европейской 
народной партии – 26 %, фракция европейских демократов (консерваторов) – 
15%,  фракция  либерал-демократов  и  реформаторов – 13%, фракция  за 
единый левый блок – 8%. Около 5% парламентариев не принадлежали ни к 
одной политической группировке. 71 
 
106

Политические  фракции  ведут  активную  работу,  как  на  форуме 
Ассамблеи, так и вне Совета Европы и оказывают значительное влияние на 
позиции  своих  членов  при  голосовании.  Следует  особо  подчеркнуть,  что  
члены  одной  и  той  же  национальной  группы  в  результате  различных 
инструкций    своих  фракций  могут  голосовать  за  противоположные 
резолюции.  Таким  образом,  это  говорит  о  транснациональном  характере 
фракций.  Одной  из  таких  партийных  фракций  является  Европейская  
Народная  партия,  внутри  которой  объединены  популярные  партии 
христианско-демократического направления Европы. 
Во  время  основания  Совета  Европы  парламентские  христианско-
демократические  группы    были  достаточно  важны.  Благодаря  им 
образовалось « политически  общее  сознание  за  пределами  национальных 
границ ».72 
Статья 41 Регламента  Парламентской  Ассамблеи  Совета  Европы 
определяет организационную структуру политических групп Парламентской 
Ассамблеей: 
1.  Представители  и  заместители    Парламентской  Ассамблеи  могут 
образовать политические группы. 
2. Каждая политическая группа вручает Бюро Ассамблеи заявление, 
содержащее  наименование  группы,  список  своих  членов  и  состав  своего 
Бюро. 
3.  Эти заявления публикуются  в справочнике Ассамблеи. 
4.  Политическая  группа  должна  включать  представителей  и 
заместителе по крайней мере трех различных национальностей. Чтобы быть 
признаной  Бюро, она должно включать по крайней мере пятнадцать членов. 
5.  Председатели  политических  групп    являются  членами  Бюро  и 
Постоянной Комиссии. 
6.  Политические    группы    принимают  активное  участие  в  работах 
Ассамблеи и гарантируют политический плюрализм.73  
 
107

Эта  общая    структура  дополнена  внутренним  регламентом, 
выработанным каждой политической группой. 
Каждая  политическая  группа  свободна  определять  свои  цели  в 
рамках  компетенции    Парламентской  ассамблеи  Совета  Европы.  Например,  
Европейская  Народная    Партия – Христианские  демократы  Парламентской 
ассамблеи  Совета  Европы  свои  цели  формулирует  следующем  образом: 
Христианско-Демократическая  фракция  Парламентской  ассамблеи  Совета 
Европы 
стремится 
способствовать 
европейскому 
сотрудничеству 
демократического и общественного характера, свободе людей, христианской 
ответственности и  принципам духовного христианского закона. 
Далее ее внутренний регламент расскрывает: 
1.  Название,  а  именно  то,  что  фракция  носит  имя    Европейской 
Народной  Партии – Христианские  Демократы  Парламентской  Ассамблеи 
Совета Европы. 
2. Местопребывание  фракции – в Страсбурге. 
3.  Далее  ракрываются  условия  вступления,  фиксирующие,  что 1) 
членами  фракции  могут  быть  все  члены  Парламентской  Ассамблеи, 
принадлежащие  к  одной  из  партий,  представленных  внутри  европейского 
Хрестианско-Демократического  Союза  (ЕХДС), 2) любой  новый  член 
Парламентской  Ассамблеи,  который  собирается  выполнять  свою  миссию  в 
Совете  Европы  в  направлении  параграфа 1 этого  Регламента,  может  стать 
членом фракции. 
4.  Процедура допуска: 
1)  Члены  Парламентской  Ассамблеи,  которые  принадлежат 
партиям,  представленным  внутри  ЕХДС,  являются  автоматически  членами 
Группы,  если  только  они  не  отказываются  специально  или  не 
присоединяются к другой политической группе Парламентской Ассамблеи. 
2)    При желании члена ПАСЕ, не принадлежащего ранее никакой 
из  партий,  представленных  в  ЕХДС,  вступить  в  Группу  требуется 
соглашение большинства членов и т. д.  
 
108

Парламентская Ассамблея установила в 1989 г.  Статус специально 
приглашенного, чтобы позволить странам Центральной и Восточной Европы 
встать  на  путь  демократизации  и  активно  принимать  участие    в  работе 
Ассамблеи.  Благодаря  этому  статусу  политические  фракции  присоединили 
эти  страны  к  совместной  деятельности,  что  позволило  развивать  обмен 
между  существовавшими  ранее  и  новыми  демократиями.  Таким  образом, 
сотрудничество  внутри  одной  политической  семьи  не  только  улучшило 
знание  политических  структур  в  соответствующих  странах,  но  также  дало 
возможность  оказать  поддержку  в  структурировании  и  функционировании  
недостаточно устойчивых политических движений новых членов. 
Председатели  политических  фракций  активно  готовят  вместе  с 
Президентом  Ассамблеи  решения,  которые  следует  принимать  во  время 
обычных  сессий  и  во  время    работы  Постоянной  Комиссии.  Эти 
подготовительные  собрания  позволяют  Ассамблее  представлять  свое 
политическое видение  в Комитете Министров. 
Помимо  официального  функционирования  политических  групп 
существует  практика,  которая  дает  возможность    распространять  влияние  
политических  фракций    в  рамках  администрации  Совета  Европы. 
Соглашение  между  политическими  группами  о  выборе  кандидатов  и 
поддержка,  которую  они  оказывают,  может  быть  решающей  при    выборе 
представителей  ключевых  постов.  Речь  идет,  в  частности,  о  должности 
Генерального Секретаря и Заместителя Генерального Секретаря,  также как и 
Президента  Парламентской  Ассамблеи.  В 2002 г.  ПАСЕ  выбрала  нового 
президента  Ассамблеи.  Им  стал  социалист  из  Австрии  Питер  Шидер.  Он 
является 22 президентом  ПАСЕ  с  момента  ее  создания  в 1949 г.  и  вторым 
австрийцем на этом посту. 
Согласно  Статье 32 Устава  Совета  Европы  Парламентская 
Ассамблея  заседает  всего  один  месяц  в  год.  Однако  на  практике,  начиная  с 
1950 г., Ассамблея разбила свою сессию  вначале на две подсессии:  весной и 
осенью.  В 1953 г.  были  проведены  три  подсессии,  это  число  затем 
 
109

увеличилось до четырех и,  кроме того, прибавилась  еще  одна укороченная 
сессия  летом  в  какой-либо  из  стран-членов.  Каждая  из  таких  подсессий 
длится  от  нескольких  дней  до  более  чем  десяти    дней.  В  общей  сложности 
длительность подсессий не превышает лимита, предусмотренного Статьей 32 
Устава, то есть тридцати  дней. 
 Превышение срока, установленного  Уставом, допускается лишь с 
общего согласия Ассамблеи и Комитета министров. Комитет министров или 
председатель Ассамблеи вправе созвать чрезвычайную сессию Ассамблеи.  
Таким  образом,  можно  констатировать,  что  за  время  своего 
существования  Парламентская    Ассамблея  значительно  расширила 
собственные  функции.  На  сегодняшний  день  она  создала  много 
специализированных комиссий, заседающих в промежутках между сессиями 
Ассамблеи.  
Ассамблея  имеет  следующие  специализированные  комиссии:  по 
политическим  вопросам;  по    экономическим  вопросам  и  развитию;  по 
юридическим  вопросам;  по  парламентским  и  общественным  связям;  по 
сельскому хозяйству и развитию села; по социальным вопросам, здоровью и 
семье; по вопросам бюджета; по регламенту; по мониторингу;   по вопросам 
культуры  и  образования;  по  окружающей  среде;  региональному 
планированию  и  местным  органам  власти;  по  миграции,  беженцам  и 
демографии; по науке и технологии; по равноправию мужчин и женщин.  
В 1949 г.  по  рекомендации  Комиссии  по  общим  делам 
(впоследствии Политической комиссии) Ассамблея основала так называемый 
Постоянный Комитет,  играющий в Ассамблее особую роль.74 Ему передана 
часть  правомочий  Ассамблеи,  он  готовит  материалы  для  ее  сессий  и 
руководит  работой  специализированных  комиссий  в  промежутках  между 
сессиями Ассамблеи. Комитет созывается Председателем Ассамблеи по мере 
надобности,  но  не  реже  четырех  раз  в  год.  В  промежутках  между  сессиями 
Ассамблеи  он  действует  от  ее  имени,  являясь  своеобразной  Ассамблеей  в 
 
110

миниатюре, и, таким образом, обеспечивает непрерывность в ее работе, чего 
она была лишена на момент создания Совета Европы. 
Парламентская    Ассамблея  распространила  сферу  своей  дея-
тельности  и  на  другие  организации.  Она  считается  чем-то  вроде  органа 
парламентского 
контроля 
почти 
для 
всех 
западноевропейских 
международных  организаций:  от  большинства  из  них  она  получает 
ежегодные  отчеты  об  их  деятельности,  оценивает  ее  и  направляет  им  свои 
рекомендации. 
Парламентская Ассамблея избирает из своих членов Председателя, 
как правило, сроком на три года. Председатель Ассамблеи, его заместители, 
Председатели  политических  фракций  и  Председатели  Комиссий  составляют 
Бюро Ассамблеи.75  
Ассамблея так же избирает Генерального Секретаря Совета Европы 
и  его  заместителя,  Секретаря  Ассамблеи  и  судей  Европейского  Суда  по 
правам человека.   
«Разделение  труда»  на  практике  в  Совете  Европы  таково:  как 
правило,  инициативу  в  том  или  ином  вопросе  проявляет  Ассамблея.  Она 
изучает  данный  вопрос  через  свои  комитеты,  разрабатывает  проект  его 
решения  и,  наконец,  выносит  рекомендацию  Комитету  министров  принять 
меры  с  целью  претворения  данного  проекта  в  жизнь.  Получив  такую 
рекомендацию,  Комитет  министров  изучает  ее  через  соответствующий 
Комитет экспертов, после чего отклоняет или принимает без поправок или с 
поправками,  и  выносит  решение,  рекомендующее  правительствам  стран-
членов  предпринять  соответствующие  действия.  Если  рекомендация 
содержит  проект  конвенции  и  указывает  на  желательность  ее  заключения, 
такая  конвенция  (если  Комитет  министров  сочтет  ее  заключение 
целесообразным)  подписывается  министрами  иностранных  дел  и 
пересылается государствам-членам для ратификации.  
Иногда  Комитет  министров  сам  проявляет  инициативу  в         
каком-либо 
вопросе. 
После 
составления 
проекта 
рекомендации 
 
111

соответствующим  Комитетом  правительственных  экспертов  Комитет 
министров обычно запрашивает по этому вопросу мнение Ассамблеи, после 
чего направляет рекомендацию правительствам стран-членов. 
Практически  на  каждой  сессии  ПАСЕ  проходят  дебаты, 
посвященные актуальным международным событиям. Видные политические 
деятели  со  всего  мира  принимали  в  них  участие.  Среди  них  можно  назвать  
У.  Черчилля,  Р.  Шумана,  К.  Аденауэра,  Иоанна-Павла II,  М.  Горбачева. 
Ассамблея,  при  участии  специалистов,  регулярно  организует  конференции, 
симпозиумы  и  открытые  парламентские  слушания  по  таким  крупным 
проблемам  современности  как:  иммиграция,  насилие,  наркотики, 
международный 
терроризм. 
ПАСЕ 
активно 
работает 
с 
неправительственными  организациями,  гражданскими  обществами,  она 
открыта для обмена информацией  со всеми, кто в этом нуждается. Однако на 
современном  этапе  ПАСЕ  следует  больше  внимания  уделять  практической 
политике,  а  не  пропаганде,  поскольку  ее  трибуной,  к  сожалению, 
пользовались  элементы,  которые  дезинформировали  общественность,  и  тем 
самым  подрывали  и  авторитет  ПАСЕ,  и  авторитет  некоторых  европейских 
стран,  например  России.  В  целях  обеспечения  европейской  безопасности  
делегатам Ассамблеи следует пересмотреть свои контакты, сдержаннее быть 
в  высказываниях,  устанавливать  более  тщательные  процедуры  контроля 
информации,  и  не  при  каких  обстоятельствах  не  следует  заигрывать  с 
сепаратистами, 
опирающимися 
на 
крайние 
формы 
религиозного 
фундаментализма.   
С течением времени в Европе  важную роль начали играть местные 
и  региональные    органы  власти.  В  связи  с  этим  Совет  Европы  счел 
необходимым  предоставить  этим  структурам  возможность  формирования 
общей  политики,  возможность  совместно  анализировать  возникающие 
проблемы  и  принимать  решения  для  их  преодоления.  Именно  с  создания 
постоянной Конференции местных и региональных органов власти в 1957 г. 
началась  первая  фаза  составления  структуры  местных  и  региональных 
 
112

властей.  В 1994 г. на базе этой Конференции был создан  Конгресс местных 
и  региональных  властей  Европы  с  целью  содействия  государствам-членам 
Совета  Европы  в  решении  практических  задач  создания  эффективной  и 
жизнеспособной системы местных и региональных органов власти. Наряду с 
Комитетом  Министров  и  Парламентской  Ассамблеей,  Конгресс  является 
одним из основных подразделений Совета Европы.  
Деятельность  бывшей  Конференции  и  настоящего  Конгресса 
опирается  на  Европейскую  хартию  местного  самоуправления,  которая 
заложила  основные  направления  реформы.  Европейская  хартия  местного 
самоуправления  была  подписана  в  Страсбурге 15 октября 1985 г.76    В  ней 
утверждалось, что местные органы власти – одно из главных составляющих 
любого  демократического  режима.  Право  граждан  принимать  участие  в 
государственном  управлении  является  частью  общих  демократических 
принципов  во  всех  странах-членах  Совета  Европы.  Именно  на  местном 
уровне это право может быть осуществлено более непосредственно. Защита и 
усиление  местной  самостоятельности  в  различных  регионах  Европы 
представляет  значительный  вклад  в  строительство  Европы,  основанной  на 
принципах демократии и децентрализации власти.77 
Конгресс местных и региональных властей  состоит из двух палат: 
Палаты местных властей и  Палаты регионов.78 Председатели и Бюро палат 
избираются раз в два года. 
Каждое государство-член имеет то же количество представителей в  
Конгрессе,  что  и  в  Парламентской  Ассамблее,  и  то  же  количество 
заместителей.79  
Конгресс проводит свои заседания один раз в год в Страсбурге.  С 
согласия Конгресса в них могут принимать участие представители различных 
европейских  организаций  и  государств,  не  являющихся  членами  Совета 
Европы, в качестве «специально приглашенных» или наблюдателей. 
В  перерывах  между  пленарными  сессиями  работу  Конгресса 
обеспечивает  Постоянный  Комитет,  состоящий  из  представителей 
 
113

национальных  делегаций.  Палаты  Конгресса  могут  создавать  небольшие 
специальные  рабочие  группы  для  изучения  конкретных  вопросов, 
касающихся,  например,  систем  образования,  жилищных  условий, 
безработицы,  проблем  городов,  развития  аграрных  районов,  структур 
местных  и  региональных  органов  власти  и  т.д.  Для  решения  вопросов, 
зависящих от компетенции двух палат, создана смешанная рабочая группа. 
В  июне 2002 г.  на  пост  президента  КМРВЕ  был  избран  мэр 
австрийского  города  Иннсбрука  Хервиг  ван  Стаа,  который  сменил  на  этом 
посту испанца Либерта Кватреказаса. 
Не менее важным  органом Совета Европы, предусмотренным Уста-
вом,  является  Секретариат,  который  ведет  исследования,  готовит  отчеты  и 
публикует  документы  организации  и  труды,  цель  которых  ознакомить 
европейское общественное мнение с деятельностью Совета Европы.  
Секретариат  играет  важную  роль  в  подготовке  решений  Комитета 
министров  и,  прежде  всего,  решений  Парламентской  Ассамблеи.  Во  главе 
Секретариата стоит Генеральный секретарь, который имеет  заместителя, на-
значаемого  Парламентской  Ассамблеей  по  представлению  Комитета 
министров.  Генеральный  секретарь  отвечает  за  работу  Секретариата  перед 
Комитетом  министров.80    В  настоящее  время  эту  должность  занимает 
представитель  Австрии  Вальтер  Швиммер,  который  был  избран  на  сессии 
ПАСЕ 23 июня 1999 г.  на  положенный  пятилетний  срок  до 2004 г.         
В.  Швиммер  сменил  на  посту  Даниеля  Таршиса,  представителя  Швеции. 
Таким  образом,  три  ключевые  должности  Совета  Европы  занимают 
австрийские политики, президентом ПАСЕ является П. Шидер, президентом 
КМРВЕ – Хервиг  ван  Стаа,  Генеральным  секретарем  организации – В. 
Швиммер.  
Следует  отметить,  что  Генеральный  секретарь  Совета  Европы 
обычно являлся известным в Европе политиком, в то время как заместитель 
генсека    всегда  избирался  из  числа  сотрудников  организации,  с  тем  чтобы 
поддерживать  необходимую  связь  между  Генеральным  секретарем  и 
 
114

персоналом  организации.  В 2002 г.  должность  заместителя  генсека  заняла 
нидерландка Мод де Боэр-Букичичио, которая сменила на этом посту Ханса 
Кристиана Крюгера. 
Секретариат Совета Европы обладает обширным аппаратом. Так, в 
1967 г. в нем было занято около 500 человек. Для сравнения укажем, что  в 
конце 60-х  гг.  ХХ  в.  секретариат  ОЭСР  насчитывал  около 1300 человек,  а 
Секретариат  Европейских  сообществ – 8900.  В 1999 г.   численность 
Секретариата  Совета  Европы  возросла  до 1300 человек.81    Персонал 
Секретариата  пользуется  статусом  международных  чиновников.  В 
соответствии с Уставом Совета Европы члены Секретариата не имеют права 
занимать 
в 
порядке 
совместительства 
никакую 
оплачиваемую 
национальными правительствами должность или заниматься деятельностью, 
несовместимой с их обязанностями.82 
Штаб-квартира Европейского совета находится в Страсбурге.  
Официальными  языками являются  английский и французский, в то 
время как рабочими стали также немецкий и русский.  
В  соответствии  с  Уставом  в  Совет  Европы  может  вступить  любое 
европейское 
государство 
по 
приглашению 
Комитета 
министров, 
одобренному  большинством  в  две  трети  голосов  всеми  государствами-
членами. 83 К концу 2002 г. Совет Европы состоял из 44   государств-членов, 
таких  как:  Австрия (1956), Азербайджан (2001), Албания (1995), Андорра 
(1995),  Армения (2001), Бельгия (1949), Болгария (1992), Босния (2002), 
Великобритания (1949),  Венгрия (1990), Германия (1950), Герцеговина 
(2002),  Греция (1949), Грузия (1999),  Дания (1949), Ирландия (1949), 
Исландия (1950), Испания (1977), Италия (1949), Кипр (1961), Латвия (1955), 
Литва (1993), Лихтенштейн (1978), Люксембург (1949), б.Ю.Р.  Македония 
(1995), Мальта (1965), Молдова (1955), Нидерланды (1949), Норвегия (1949), 
Польша (1991), Португалия (1976), Россия (1996), Румыния (1993),  Сан-
Марино (1988), Словакия (1993), Словения (1993), Турция (1949), Украина 
(1995),  Финляндия (1989), Франция (1949), Хорватия (1996), Чехия (1993), 
 
115

Швейцария (1963), Швеция (1949), Эстония (1993). Канада,  Япония, 
Мексика,  США    и  Ватикан  пользуются  статусом  наблюдателя  в  Совете 
Европы.  
В первые годы существования Комитет министров мог предложить 
тому  или  иному  европейскому  государству  «в  особых  случаях»  вступить  в 
Совет  Европы  на  правах  ассоциированного  члена.  Ассоциированный  член 
мог быть представлен лишь в Консультативной Ассамблее организации.84 В 
1950-1956  гг.  ассоциированным  членом  Совета  Европы  был  Саар  (до  его 
присоединения  к  ФРГ).  Короткое  время  (с  августа 1950 г.  по  май 1951 г.) 
ФРГ  также  пользовалась  статусом  ассоциированного  члена.  В  настоящее 
время ни одна страна не пользуется этим статусом. 
В конце 80-х гг. Парламентская Ассамблея по предложению Петера 
Сагера 
(Швейцария) 
создала 
Статус 
специально 
приглашенного         
(11  мая 1989 г.).  Этот  статус  был  придуман  ради  парламентов  стран,  не 
являющихся  членами  Совета  Европы,  но  которые  применяют  Хельсинский 
заключительный  акт    и    Международные  пакты  ООН 1966 г.85  Этот  статус 
дал возможность Совету Европы интегрировать в Организацию парламенты 
стран  Центральной  и  Восточной  Европы  в  тот  период,  когда  авторитарные 
режимы этих стран перестали существовать.  
Каждый  член  Совета  Европы  вправе  выйти  из  него,  официально 
уведомив об этом Генерального секретаря организации.  
Член Совета Европы, нарушивший постановления Статьи 3 Устава 
организации, может лишиться права быть представленным в органах Совета, 
и  Комитет  министров  может  предложить  ему  выйти  из  организации.  Если 
государство не подчинится такому предложению, Комитет министров может 
большинством в две трети голосов всех государств-членов постановить, что 
оно  перестало  быть  членом  организации  с  момента,  определяемого 
Комитетом.  В  истории  организации  не  было  случаев  исключения,  однако 
несколько  раз  эта  процедура  начиналась,  в  связи  с  военным  переворотом 
«черных полковников» в Греции в 1967 г., и двумя военными переворотами  
 
116

в Турции в 1960-х и в 1980-х гг.  Греческий военный режим в 1969 г. вышел 
из  Совета  Европы  сам,  предвосхитив  свое  исключение.  Турция,  во  многом 
под  влиянием  начатой  Советом  Европы  процедуры,  относительно  быстро 
возвращалась к системе парламентской демократии.  
Член 
организации, 
не 
выполнивший 
своих 
финансовых 
обязательств по отношению к ней, может быть лишен Комитетом министров 
(большинством  в  две  трети  голосов  всех  государств-членов)  права 
представительства  в  Комитете  министров  или  Парламентской  Ассамблее 
Совета Европы до тех пор, пока эти обязательства не будут им выполнены.86  
Что  касается  источников  финансирования,  то  бюджет  Совета 
Европы 
образуется 
из 
членских 
взносов, 
устанавливаемых 
в 
административном  порядке  Комитетом  министров.  Основная  часть  всех 
расходов бюджета (68,32%) к середине 60-х гг. покрывалась в равных долях 
(по 17,08%) Великобританией,  Италией,  Францией  и  ФРГ,  остальные 
расходы  распределялись  между  четырнадцатью  другими  государствами-
членами пропорционально. В 1967 г. бюджет Совета Европы составил свыше 
27 млн. французских франков.87 Бюджет Совета Европы к 1969 г. возрос до 
43,5 млн. французских франков. Несколько снизилась доля взносов четырех 
стран  (Великобритания,  ФРГ,  Франция  и  Италия) – до 68,04%. 
Соответственно  возросла  доля  взносов  остальных  четырнадцати  стран         
(с 1970 г. – без  Греции – тринадцать  стран) – до 31,96%. Бюджет  Совета 
Европы  состоит  из  шести  разделов  (в  млн.  франков):  целевые  и 
административные  расходы  самого  Совета  (в 1969 г. – 34,4); расходы, 
связанные с осуществлением межправительственной программы работ, – 6,3; 
расходы  Консультативной  ассамблеи – 1,5; расходы  Европейского  суда  и 
Комиссии  прав  человека – 0,8; расходы  местных  органов – 0,3; прочие 
расходы – 0,1. Комитет  министров  назначает  трех  ревизоров,  обязанность 
которых    следить  за  соответствующим  расходованием  средств.88  В 1996 г. 
бюджет Организации составил около 1,2 миллиардов французских франков89, 
 
117

а в 2002 году  – 169 миллионов евро. Взнос России составил 12,6% от общей 
суммы бюджета, а именно 21,3 млн. евро. 
Что  касается  символики  Совета  Европы,  то  наверно  каждый  знает 
флаг  Европы:  круг  из 12 золотых  звезд  на  ярко-синем  фоне – эмблема, 
утвержденная  Комитетом  министров  в 1955 г.  по  предложению 
Консультативной  Ассамблеи.  Состоящий  из  звезд  круг  символизирует  союз 
народов  Европы.  Количество  звезд  неизменно,  двенадцать – символ 
совершенства и целостности.90  
Первых  парламентариев,  съехавшихся  на  первое  заседание  совета 
Европы в Страсбурге, встречали два общеевропейских символа. Зеленое «Е» 
на белом фоне – флаг Европейского движения, родившегося в мае 1948 г. на 
Гаагской конференции. Второй флаг был синим, а изображены на нем были 
золотой круг  и красный крест. Своим рождением он обязан графу Ричарду 
Куденхове-Калерги, «отцу» 
и 
пылкому 
пропагандисту 
идеи 
Панъевропейского союза.91 
Когда  западноевропейские  парламентарии,  члены  Совета  Европы, 
собрались вновь в августе 1950 г, зеленое «Е» красовалось на флагштоках и в 
окнах Страсбурга. «Совет Европы принял флаг Европейского движения?» –
вопрошали газеты. Руководство Совета поняло, что настало время вплотную 
заняться вопросом об эмблеме, и незамедлительно создало соответствующий 
комитет. 
Было  рассмотрено  немало  проектов  и  предложений.  Наиболее 
популярной  среди  парламентариев  была  идея  графа  Куденхове-Калерги, 
прежде всего, из-за удачного сочетания синего с золотым. Вопрос о цветовой 
гамме  был  решен  быстро,  однако,  что  изображать  на  флаге?  Эта  проблема 
вызвала продолжительные дебаты. Двенадцать золотых кругов? Одна звезда? 
Или круг из 15 золотых звезд? В конце концов остановились на круге из 12 
звезд.  Как  ни  как 12 – символ  совершенства: 12 апостолов, 12 месяцев, 12 
знаков зодиака… заметим сразу, что «Золотая дюжина» останется дюжиной 
навсегда – вне  зависимости  от  того,  сколько  стран  будет  входить  в  Совет 
 
118

Европы  и  Европейский  Союз.  Как  следует  из  резолюции  Совета,  его  члены 
старались не только ради себя. Новый флаг, по их мнению, должен был стать 
флагом  всей  Европы.  Кроме  всего  прочего,  было  принято  во  внимание,  что 
все страны, представленные парламентариями в Совете Европы, имели флаги 
с изображением полос или крестов, а стало быть, значительно отличались от 
нового  общеевропейского,  и  спутать  его  с  национальными  флагами 
европейских  государств  невозможно.  Голосование  по  поводу  флага  с 12 
золотыми  звездами  состоялось  на  Ассамблее  Совета  Европы 25 октября    
1955  г.  Решение  было  принято  единогласно,  что  весьма  облегчило 
дальнейшие  процедуры.  Уже 8 декабря  флаг  был  утвержден  Комитетом 
министров  Совета  Европы,  а 13 декабря  он  взвился  на  флагштоках 
парижского  замка  де  ла  Мюэтт  и  Страсбурского  Дома  Европы. (Кстати, 
Европейский  Парламент,  располагающийся  в  том  же  здании,  что  и  Совет 
Европы,  до  утверждения  флага  Европы  пользовался  флагом  с  надписью 
ЕР/РЕ,  а  Европейская  Комиссия  в  Брюсселе  использовала  эпсилон – 
стилизованное «Е».)  Итак, у Европы появился собственный флаг. Он сделал 
понятие «Европа» зримым и осязаемым  как для самих европейцев, так и для 
всего мира. Просуществовав 30 лет, он одержал еще одну важную победу в 
1986 г., когда все организации Европейского Сообщества признали этот флаг 
в качестве своего символа. Одновременно было принято решение о том, что 
круг  из 12 звезд  станет  и  эмблемой  Европы. 12 мая 1986 г.  председатель 
Европейской  Комиссии  Жак  Делор  и  президент  Европарламента  Пьер 
Фильмин  торжественно  подняли 12-звездный  флаг  перед  зданием  штаб-
квартиры  Европейской  Комиссии  в  Брюсселе.  Хор  исполнял  гимн  Совета 
Европы.  Начиная  с  мая 1986 г.  флаг  Европы  также  стал  официальной 
эмблемой Европейского Сообщества.92 
В 1972 г.  Комитет  министров  утвердил  гимн  Европы – 
выполненную  Гербертом  фон  Караяном  музыкальную  аранжировку 
прелюдии к «Оде радости» Девятой симфонии Бетховена. Надо сказать, что 
на решение проблемы с гимном ушло куда больше времени, чем  на дебаты 
 
119

по  поводу  флага.  В 1955 г.  граф  Куденхове-Калерги  говорил: «Я  хотел  бы 
предложить  в  качестве  гимна  фрагмент  Девятой  симфонии  Бетховена,  но 
боюсь, что, если это предложение будет исходить от меня лично, идея будет 
дискредитирована».  Однако  вопреки  его  опасениям  за  «Оду  радости»  из 4 
части  Девятой  симфонии  ратовали  представители  большинства  стран. 
Нелишне напомнить, что на создание «Оды радости» Бетховена вдохновила 
поэма Фридриха Шиллера «An die Freunde» («За друзей») и,  соответственно, 
хор исполнял его на немецком языке. Вокруг языка-то и разгорелись споры. 
В конечном итоге было решено оставить только музыку, а слова   убрать. В 
январе 1972 г.  Совет  Европы,  наконец,  утвердил  гимн  Европы.  А  через 14 
лет, в апреле 1986 г., на встречи министров иностранных дел Европейского 
Сообщества  было  принято  решение  о  том,  что  отныне  этот    гимн  будет 
исполняться  во  время  всех  официальных  мероприятий,  связанных  с 
деятельностью Сообщества.     
На  наш  взгляд  необходимо  отметить,  что  в  первые  годы 
существования  Совета  Европы  сторонники  «европейской  федерации» 
прилагали  активные  усилия  для  превращения  его  в  орган  федеральной 
власти.93  
В  связи  с  этим    в 1949 г.  Комиссией  по  общим  делам    был 
представлен  ряд  предложений  по  изменению  политической  структуры 
Европы.94  Эти  предложения  были  достаточно  осторожными  по  причине 
определенного  желания  примирения  между  федералистами  и  сторонниками 
межправительственного  сотрудничества.  Совет  Европы  должен  был 
использовать свое влияние для достижения этих предложений, в связи с чем 
он  должен  был  стать  организацией  «с  ограниченными  функциями,  но 
реальными  полномочиями».95  Это  предложение  поступило  от  Р.  Маккея  и 
получило  название  «Поправка  Маккея».96  Однако    она  не  была  приведена  в 
действие. В 1950 году Ассамблея приняла решение рекомендовать включить 
в  Статью 1 Устава  Совета  Европы,  в  которой  перечисляются  вопросы, 
входящие в компетенцию организации, также и политические вопросы.97 Эту 
 
120

рекомендацию Комитет министров также  не утвердил. Все эти усилия, и ряд 
других,  не  привели    к  формированию    Совета  Европы  как  федеральной 
структуры. Как уже отмечалось,  при образовании Совета Европы победила 
английская  точка  зрения,  стремившаяся  создать  межправительственный 
орган.  Согласно  Уставу 1949 г.  Комитет  министров  полностью  подчинил 
себе  Ассамблею,  так  как  им  утверждался  ежегодный  бюджет, 
контролировался  секретариат,  принимались  новые  члены,  определялись 
представители  от  каждой  страны  в  Ассамблею.  Даже  ее  повестка  дня 
утверждалась  Комитетом  министров.  Ассамблея  не  получила  права  давать 
обязательные 
рекомендации 
или 
запрещать 
какие-либо 
действия 
правительствам стран-членов. Рекомендации явились прерогативой Комитета 
министров.  Ни  одна  резолюция  Ассамблеи  или  результаты  голосования  по 
любому вопросу не имели силы без одобрения Комитета министров. Каждый 
член Комитета министров обладал правом вето и мог единственным голосом 
перечеркнуть  какое  угодно  решение  Ассамблеи.  Таким  образом,  новая 
организация ничем не напоминала федерацию. 
Эта  неспособность  организации  стать  воплощением  мечтаний 
европейских  федералистов  привела  к  упадочным  настроениям  среди  его 
сторонников в первые годы существования. Редакция Устава, проведенная в 
первые  годы  после  его  создания,  рассматривалась  в  качестве  «технических 
изменений»,  предназначенных  для  «смазки  колес»  с  целью  улучшения 
функционирования учреждений, а не как «большая политическая реформа», 
способная  усилить  роль  Совета  Европы.98  Одним  из  проявлений  этого 
пессимизма стала отставка П.-А. Спаака с поста председателя Ассамблеи, и в 
целом,  обвинения  в  бесплодности  организации.  В  своих  воспоминаниях 
Спаак  пишет,  что  «с 1942  по 1951 гг.  он  последовательно  отстаивал  идею 
участия Великобритании, и даже ее лидерства, в объединении Европы»99. Эта 
позиция  стала  другой  после  возвращения  к  власти  У.  Черчилля,  который, 
несмотря  на  свою  роль  в  объединении  Европы,  не  изменил  политику 
Великобритании  в  этом  вопросе.  После  того,  как  стало  очевидно,  что 
 
121

позиции  Великобритании  остались  прежними,  распространение  получил 
тезис  Ж.  Монне,  что  только  успех  создаваемого  Европейского  Сообщества 
заставит Англию изменить свое отношение.100 Это в свою очередь  привело к 
тому, что лидером в создании европейской федерации стала Франция.101  По 
словам  Дениса  Убера  «колдовавшие  над  «колыбелью»  Совета  Европы  феи 
бросили его, отдав предпочтение его «сестрам», Европейским Сообществам, 
которые хотя и меньше ростом, но развивались более динамично и подавали 
большие надежды»102, и которые привели к созданию Европейского Союза.  
Тем  не  менее,  Совет  Европы  можно  считать  авангардом 
европейского  объединения.  Эту  роль  он  уже  успешно  выполнял  на  рубеже 
50-х  гг.,  когда  в  него  на  двухэтапной  основе  вступила  ФРГ  сначала  как 
ассоциированный член  13 июля 1950 г., а затем как полноправный член  2 
мая 1951 г..  За 15 лет до падения Берлинской стены Совет Европы повторно 
принял  в  свои  ряды  Грецию (28 ноября 1974 г.),  через  пять  лет  после 
ликвидации диктатуры полковников, из-за которой Греции пришлось выйти 
в  1969 г.  Затем, 22 сентября 1976 г.,  была  принята    Португалия, 
освободившаяся  от  режима  Салазара,  и  Испания, 24 ноября 1977 г., 
освободившаяся от режима Франко. Подготавливая будущее вступление этих 
трех  стран  в  Европейские  Сообщества,  Совет  Европы  подтверждал  тем 
самым  свою  авангардную  роль  в  европейской  интеграции.  Во  второй 
половине 80-х гг. в Совете Европы начался бум приема новых стран.103 Это  
связано  с  тем,  именно    что    структуры  Совета  Европы  были    лучше  всего 
адаптированы  для  быстрого  принятия  стран  Центральной  и  Восточной 
Европы.  Согласно  выражению  Катрин  Лялюмьер,  Генерального  секретаря 
Совета  Европы  в  то  время, «Совет  Европы  стремился  стать  главным 
инструментом  выхода  из  холодной  войны».104  Благодаря  этим  стремлениям  
и новому этапу в процессе  расширения, который до сих пор не закончился, 
Совет  Европы  дополнил  свою  структуру,  и  отстоял  право  называться 
всеобщей  европейской  организацией,  к  чему  он  стремился  с  первых  дней 
создания. Объединив страны Западной Европы в конце 40-х гг. ХХ  в.,  в 90-е 
 
122

гг.  ХХ  в.  Совет  Европы  стал  связующим  звеном  меду  «Востоком»  и 
«Западом»  континента,  а  к  началу  третьего  тысячелетия – «общим  домом» 
для всех стран Европы. 
Таким образом,  Совет Европы, родившейся из компромисса между 
французско-бельгийским 
федеративным 
проектом 
и 
желанием 
Великобритании создать типичный межправительственный орган, состоял из 
Комитета министров, Консультативной Ассамблеи и Секретариата. Главным 
нововведением  стало  учреждение  первой  в  Европе  Ассамблеи,  которая, 
однако,  не  была  настоящим  Парламентом.  Комитет  министров  стал 
доминирующим  органом  в  Совете  Европы,  ему  в  первые  годы  была 
полностью подчинена Ассамблея.   Тем не менее,  Совету Европы удалось  со 
временем  существенно  реорганизовать  первоначальную  структуру  и 
расширить  собственные  полномочия.  Это  опровергает  мысли  о  статичном 
характере  организации,  и  подтверждает  постоянные  поиски  путей 
самосовершенствования.  
По  нашему  мнению  все  эти  нововведения  делают  неоспоримый 
вклад  в  упрочение  позиций  Совета  Европы,  и  в  некоторой  степени  решают 
вопрос  об  исправлении  определенных  слабостей  начального  периода 
существования.  
 
 
*** 
Представленный    материал  позволяет  сделать  следующие  выводы. 
Под  давлением  европейской  общественности  решения  европейского 
Конгресса стали предметом рассмотрения европейских правительств. С 1948 
гг.  началась  правительственная  фаза  образования  Совета  Европы. 
Инициатором  в  этом  процессе  выступила  Франция  при  поддержке  Бельгии. 
Франко-бельгийский  проект  предусматривал  создание  Европейского  Союза, 
главным  органом  которого  должна  была  стать  Парламентская  Ассамблея. 
Она  должна  была  состоять  из  представителей  европейских  парламентов  и 
 
123

обладать  обширной  компетенцией.  Такое  радикальное  политическое 
изменение  в  Европе  вызвало  противодействие  Великобритании,  которая  не 
желала идти дальше классического межправительственного сотрудничества. 
В силу того, что открыто отказаться от участия в европейском объединении в 
той  исторической  ситуации  было  не  возможно,  Великобритания  заняла 
уклончивую  позицию.  Ситуация  осложнялась  тем,  что  континентальные 
страны  рассматривали  Великобританию  как  главного  и  необходимого 
союзника  в  объединении,  что  обеспечило  ей  доминирующее  положение  в 
серии  проводимых  договоров.  Считая,  что  соглашение  в  этом  вопросе 
необходимо,  Р.  Шуман  и  П-А.  Спаак  приложили  все  усилия  для  поиска 
компромисса.  Решено  было  создать  Совет  Европы,  состоящий  и  Комитета 
министров,  Консультативной  Ассамблеи,  которая  оказалась  в  полном 
подчинении  у  Комитета  министров.  Новая  организация  не  отвечала 
требованиям  федералистов  и  положениям,  принятым  на  европейском 
Конгрессе.  В  тоже  время  Великобритания  и  Скандинавские  страны  были 
удовлетворены. Франция, Бельгия и Италия возлагали надежды на будущую 
корректировку  Совета  Европы  в  сторону  федеративного  органа.  Среди 
общественных 
деятелей 
образование 
Совета 
Европы 
вместе 
с 
разочарованием ограниченной компетенцией Совета Европы присутствовала 
надежда на его реорганизацию.  Усиления политической роли Совета Европы 
в  первые  годы  не  последовало,  что  вызвало  разочарование  среди  его 
сторонников. Однако в дальнейшем, Совету Европы удалось  реорганизовать 
и  расширить  первоначальные  полномочия.  К  этим  изменениям  относится 
тенденция Ассамблеи принимать структуру Парламента. Об этом говорит то 
что, начиная с 1949 г. она добилась права утверждать собственную повестку 
дня,  были  созданы  рабочие  комиссии,  затем  транснациональные 
политические  фракции,  и,  наконец,  в 1974 г.  она  стала  называться 
Парламентской  Ассамблей  Совета  Европы.  Кроме  того,  одним  из  важных 
результатов  реформы  структуры  организации  за  годы  ее  существования 
стало  появление  Конгресса  местных  и  региональных  властей,  а  также  
 
124

постоянно  функционирующего  Европейского  суда  по  правам  человека. 
Появление  этих  институтов  опровергает  мысли  о  статичном  характере 
организации, 
и 
подтверждает 
постоянные 
поиски 
путей 
самосовершенствования. 
 
125

ГЛАВА III. ОСНОВНЫЕ НАПРАВДЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 
СОВЕТА ЕВРОПЫ 
 
3.1. Деятельность Совета Европы в области защиты прав 
человека  и основных свобод 
 
Деятельность Совет Европы многогранна, она распространяется на 
правовую,  экономическую,  социальную,  научную  и  культурную  сферы. 
Однако    наибольших  достижений  организация  добилась,  прежде  всего,  в 
области защиты прав человека и основных свобод. Права человека занимают 
особое место в деятельности  Совета Европы, поскольку уважение к правам 
человека – гарантия  демократии,  а  основная  цель  Совета  Европы – 
сохранение и развитие демократии. Права и свободы человека закреплены в 
двух  крупнейших  документах  Совета  Европы: в  Европейской  конвенции  по 
защите  прав  человека  и  основных  свобод  и  в  Европейской  социальной 
хартии,  а  так  же  целом  ряде  других  конвенций,  разработанных  этой 
организацией.  
После  Второй  мировой  войны  в  Западной  Европе  раньше,  чем  в 
других  регионах  планеты,  была  создана  региональная  система,  в  основу 
которой  легла  забота  о  правах  человека.  Ужасы  Второй  мировой  войны, 
жестокости, творимые нацистским режимом, и опыты национал-социализма 
над  человеческой  личностью  заставили  весь  мир  по-новому  взглянуть  на 
проблему 
обеспечения 
прав 
человека. 
Кроме 
того, 
абсолютно 
несостоятельным  оказалось  их  соблюдение  на  внутригосударственном 
уровне  исключительно  национальными  усилиями.  Об  этом  свидетельствует 
появление  таких  форм  правления  как  фашизм,  национал – социализм, 
коммунизм.  Таким  образом,  задача  налаживания  межгосударственного 
сотрудничества в правозащитной области приобрела в послевоенный период 
особую актуальность и насущность. 
 
126

Идеи  укрепления  и  сохранения  принципов  демократии,  в  основе 
которых  лежат  верховенство  закона,  политические  свободы  и  свободы 
личности,  отражены  в  Преамбуле  Устава  Совета  Европы.1  Далее  в  тексте 
Устава эти идеи конкретизированы и расширены. Во-первых, определяя цели 
Совета Европы и перечисляя средства для достижения этих целей,  Статья 1 
Устава говорит о реализации прав человека и основных свобод..2 Во-вторых,  
в Статье 3 Устава Совета Европы говорится о том, что каждый Член Совета 
Европы  должен  признавать  принцип  верховенства  права  и  принцип,  в 
соответствии  с  которым  все  лица,  находящиеся  под  его  юрисдикцией, 
должны пользоваться правами человека и основными свободами, искренне и 
активно сотрудничать во имя достижения цели Совета Европы.3 
В  связи  с  этим,  очевидно,  что  защита  прав  человека  и  доверие  к 
закону  не  только  выражается  в  общих  категориях,  что  случалось  в 
международной  практике  уже  ни  раз,  но  и  включается  в  конкретные  цели 
Совета  Европы.  Кроме  того,  эти  положения  стали  обязательным  условием 
членства. Из этого следует, что Устав Совета Европы зашел намного дальше, 
чем  любой  другой  договор,  заключенный  ранее  на  межгосударственном  и 
национальном уровне. 
Однако  Совету  Европы  предстояла  долгая  работа  по  оформлению 
заявленных  положений.  Необходимо  отметить,  что  лидеры  стран  Европы 
были  свидетелями  того,  насколько  тяжело  и  противоречиво  шла  разработка 
Пактов по правам человека в рамках Комиссии ООН по правам человека. В 
этой связи они находились перед достаточно сложной дилеммой: следует ли 
по-прежнему  работать  над  глобальной,  если  можно  так  выразиться, 
реализацией идей, заложенных во Всеобщей декларации прав человека, или 
стоит 
попытаться 
создать 
более 
эффективную 
и 
действенную 
правозащитную систему в рамках отдельно взятого региона мира? Сомнения 
в  возможности  создать  подобную  эффективную  систему  имелись,  причем 
весьма серьезные.4 
 
127

Именно  поэтому  на  первой  сессии  Комитета  министров  пункт  о 
рассмотрении  проекта Европейской Конвенции о правах человека и проекта 
Статута  Европейского  Суда  был  исключен  из  повестки  дня  предстоящего 
первого заседания Консультативной Ассамблеи.  
Однако  многие  делегаты  КАСЕ  настаивали  на  подготовке 
специальной  конвенции  о  правах  человека  для  Европы.  Так,  например, 
представитель  Дании  считал,  что  Всеобщей  декларации    ООН  не  хватало 
необходимой  точности,  так  как  следовало    учесть  различия  цивилизаций  и 
форм  правления  в  разных  государствах-членах  ООН.  Совсем  иное  дело – 
обсуждение данного вопроса исключительно на западноевропейской основе, 
поскольку  в  этом  случае  можно  было  бы  подготовить  документ, 
обязательный с юридической точки зрения.5 
Девятнадцатого  августа 1949 г.  Поль-Анри  Тейтжен  (Франция), 
Максвелл  Файф  (Великобритания)  и  Антонио  Азаро  (Италия)  внесли  в 
Ассамблею  предложение,  которое,  в  частности,  гласило  что,  Ассамблея 
рекомендует  государствам-членам  Совета  Европы  в  осуществление  своей 
цели,  закрепленной  в  Статье 1 Устава,  признать  принцип  коллективной 
ответственности за обеспечение уважения прав человека и основных свобод 
и  для  этого  немедленно  заключить  конвенцию,  в  соответствии  с  которой, 
каждое государство-член обязалось бы: 
а)  сохранять  в  неприкосновенности  права  человека  и  основные 
свободы,  гарантируемые  конституцией,  законами  и  административной 
практикой,  уже  существующими  в  соответствующих  странах  на  дату 
подписания конвенции;  
б)  создать  Европейскую  комиссию  по  правам  человека  и 
Европейский  суд  по  правам  человека  с  целью  обеспечить  соблюдение 
вышеупомянутой конвенции.6 
Спустя    десятилетие,  говоря  о  том  времени,  Поль-Анри  Тейтжен 
определил  этот  день – 19 августа 1949 г. – как  дату,  когда  Европейская 
конвенция о правах человека стала частью позитивного права.7 
 
128

Таким  образом,  из  вышесказанного  следует,  что  уже  первые 
предложения  были    далеко  идущими  и  предлагали  создание  системы, 
являвшейся  по  существу  революционной,  если  принимать  во  внимание 
международно-правовые взгляды того времени. Даже сейчас  ряд положений 
того  проекта  выглядит  весьма  радикально.  Ведь  даже  в  наши  дни,  когда 
права  человека  прочно  укоренились  в  межгосударственном  общении  в 
Европе, у Европейского Суда по правам человека нет полномочий на отмену 
решений  органов  государственной  власти  стран-членов  Совета  Европы.8 
Поэтому  нетрудно  себе  представить,  какие  противоречивые  чувства  мог 
вызвать  проект  международного  договора  по  правам  человека, 
предусматривающий    сильный  механизм  контроля  за  выполнением 
обязательств.  В  этой  связи  вполне  понятно,  почему  согласование  текста 
ЕКПЧ вызвало столь острые дебаты во всех органах Совета Европы.  
В  связи  с  этим,  во  время  обсуждений  было  решено,  что  в  тех 
условиях  можно  гарантировать  лишь  такие  права  и  основные  свободы, 
которые на тот момент  уже были определены демократическими режимами 
и  признаны  ими  после  длительного  применения.9  Они  должны  были  осно-
вываться на правах, перечисленных во Всеобщей декларации прав человека. 
В  предложенном  проекте  конвенции  перечислялись 12 существенных  прав, 
каждое  из  которых  сопровождалось  прямой  ссылкой  на  статьи  Всеобщей 
декларации, предусматривалось создание Европейского суда и Комиссии по 
правам человека, как отдельным лицам, так и государствам предоставлялось 
право  подавать  петиции  в  Комиссию,  Комиссия,  в  свою  очередь,  могла 
передавать дела в Суд.10 
Предложения  о  создании  Комиссии  и  Суда  одобрили  не  все. 
Однако, 
отвергнув 
доводы, 
в 
которых 
отстаивалась 
святость 
государственного суверенитета, и поддержав предложение о создании Суда, 
П.-А.  Тейтжен    в  речи 7 сентября 1949 г.  вернулся  к  теме  нарушения  прав 
человека  во  время  Второй  мировой  войны.  В  своей  речи  он  говорил  о  том, 
что  демократические  страны  не  становятся  нацистскими  за  один  день.  Он 
 
129

отмечал,  что  свободы  подавляются  по  очереди – в  одной  сфере,  потом  в 
другой.  Душится  общественное  мнение  и  национальная  совесть.  А  потом, 
когда все в порядке, воцаряется «фюрер», и этот процесс развивается вплоть 
до  печей  крематория.  П.-А.  Тейтжен  считал,  что  должна  существовать 
совесть,  которая  встревожит  умы  нации,  предупредит    об  опасности  и 
покажет,  что эта дорога может привести даже к  Бухенвальду или Дахау. Он 
полагал, что Международный суд, действующий в рамках Совета Европы, и 
система надзора и гарантий могли бы стать  такой совестью.11 
Представитель  Италии  Доминело  столь  же  ясно  высказался  за  со-
здание нового европейского регионального международного суда. 8 сентября 
1949 г. он разъяснил, почему не подойдет Гаагский Международный суд. По 
мнению  Доминело,  Международный  суд  в  Гааге  не  являлся  европейским 
судом,  так  как    он  не  соответствовал  основополагающей  цели  Совета 
Европы,  а  именно  задаче  создания  международного  юридического  органа. 
Подача апелляций в Суд, компетенция которого является внеевропейской, не 
способствует  поступательному  формированию  европейского  единства. 
Кроме того, по Уставу Организации Объединенных Наций, Международный 
суд  в  Гааге  принимает  лишь  жалобы,  подаваемые  государствами.  Совет 
Европы  в  свою  очередь  должен  заняться  деликатным  вопросом,  а  именно,  
Европейский  Суд  должен  предоставит  возможность    отдельным  личностям, 
которые утверждают, что их основополагающие права и свободы нарушены, 
представлять жалобу или апелляцию.12 
Спорным оказался вопрос и о праве подачи индивидуальных жалоб. 
Однако многие делегаты, в том числе и представитель Великобритании  сэр 
Максвелл-Файф,  настаивали на том, что необходимо дать каждому человеку 
личную  возможность  утвердить    свое  достоинство  и  предупредить 
несправедливость.13 
Не  имея  возможности  тут  же  разрешить  назревшие  вопросы,  была 
созвана  Конференция  высших  должностных  лиц,  которые  имели  бы 
 
130

соответствующие  инструкции  своих  правительств  в  целях  выработки 
окончательного решения по остающимся несогласованным проблемам. 
 С 8 по 17 июня 1950 г.  состоялась  Конференция  высших 
должностных  лиц  правительств  государств-членов  Совета  Европы.  Вполне 
понятно,  что  в  ходе  Конференции  разгорелись  столь  же  горячие  дебаты  по 
остающимся  нерешенными  проблемам,  что  и  на  предыдущих  этапах 
разработки Конвенции. 
 Не  вдаваясь  в  подробности  обсуждений  и  дискуссий,  следует 
подчеркнуть,  что  Конференции  все  же  удалось  подготовить  доклад,  в 
котором  содержался  унифицированный  текст  Конвенции,  хотя  единства  во 
мнении среди участников достичь так и не удалось. В этой связи решение по 
каждой  из  остававшихся  проблем  принималось  большинством  голосов, 
причем  состав  такого  большинства  не  всегда  совпадал.  Что  же  касается 
проблемы  учреждения  Европейского  Суда  по  правам  человека,  то  было 
принято  решение  сделать  факультативным  полномочие  Суда  рассматривать 
дела по Конвенции, то есть эта компетенция Европейского Суда ставилась в 
зависимость  от  соответствующего  заявления  со  стороны  того  или  иного 
государства-участника Европейской конвенции. 
После  консультаций  с  Комиссией  по  правовым  вопросам 
Консультативной 
Ассамблеи 
Комитет 
Министров 
изучил 
доклад 
Конференции  на  своей  сессии  в  начале  августа 1950 г.  Именно  тогда 
Комитетом  впервые  было  рассмотрено  и  одобрено  предложение 
Великобритании  о  том,  чтобы  сделать  право  на  подачу  петиций  частными 
лицами  так  же  факультативным.  Приняв  еще  ряд  поправок,  Комитет 
Министров  одобрил  проект  Европейской  конвенции 7 августа 1950 г.  По 
существу  возник  тот  самый  текст,  который  правительства  подписали 4 
ноября 1950 года.  Европейская  конвенция  о  защите  прав  человека  и 
основных свобод (ЕКПЧ) вступила в силу 3 сентября 1953 г.  
Она  состоит  из  нескольких  разделов.  В  последующие  годы  к  ней 
были  приняты  тринадцать  протоколов,  дополняющих    и  вносящих  в  нее 
 
131

изменения. Протоколы к Конвенции являются самостоятельными договорами 
и  накладывают  обязательства  на  участников  только  после  ратификации 
каждого  из  них.14  Благодаря  этим  протоколам  были  внесены  изменения  в 
порядок  работы  функционирования  Комиссии  и  Суда  и  расширен  перечень 
основных  прав.  Сама  Конвенция  содержит  перечень  из 12 прав  и  свобод 
человека,  которые  в  то  время  и  в  тех  условиях  было  возможно  наиболее 
эффективно гарантировать и соблюдать. 
Таким образом, ЕКПЧ сразу же предавался характер действующего 
права,  а  не  политического  обещания  или  очередной  декларации.  По  мере 
вызревания  необходимых  условий  и  предпосылок  страны-члены  Совета 
Европы  пополняли  Конвенцию  новыми  положениями.  Дополнительные 
Протоколы  № 1, 4, 6 и 7 к  Европейской  конвенции  по  правам  человека 
признали новые права и свободы в дополнение к ранее сформулированным и 
позволили  включить  в  первоначальный  перечень  еще  свыше 15 прав  и 
свобод.15  
Итак, ЕКПЧ гарантирует следующие права: право на жизнь (ст. 2),  
право  на  физическую  неприкосновенность  (ст. 3),  запрещение    рабства  и 
сходных  с  ним  обычаев  (ст. 4), право  на  свободу  и  личную 
неприкосновенность (ст. 5), право на справедливое  разбирательство дела (ст. 
6), запрет обратного действия уголовного законодательства (ст. 7),  право на 
уважение  частной  и  семейной  жизни,  жилища  и  корреспонденции  (ст. 8),  
право  на  свободу  мысли,  совести  и  религии  (ст.9),  право  на  свободу 
выражения  своего  мнения  (ст. 10), право  на  свободу  мирных  собраний  и 
ассоциаций  (ст. 11), право  на  вступление  в  брак  и  создание  семьи  (ст. 12). 
Кроме того, в ст. 13 гарантируется право на эффективные средства правовой 
защиты перед национальными властями, и в ст. 14 запрещаются  все формы 
дискриминации. 
Протокол  № 1 дополнительно  включил  такие  права,  как  право 
беспрепятственно  пользоваться  своим  имуществом  (ст. 1),  право  на 
 
132

образование  и  свободный  выбор  образования  (ст.2),  право  на  свободные 
выборы (ст. 3),  в  круг конвенционной защиты. 
 В  Протоколе  № 4 был  расширен  круг  прав  и  свобод  и  вводился 
запрет  на  лишение  свободы  по  причине  невыполнения  договорного 
обязательства  (ст. 1), гарантировалась  свобода  передвижения  и  свобода 
выбора местожительства (ст. 2), запрещалась  высылка  и препятствие въезду 
в    государство  ее  гражданина  (ст. 3), также  запрещалась    коллективная 
высылка иностранцев (ст. 4).  
В соответствии с Протоколом № 6  государства-участники приняли 
на себя обязательство отменить смертную казнь (ст. 1).  Благодаря принятию 
этого  протокола  Совет  Европы  добился  отказа  от  применения  смертной 
казни  на  территории 40 государств-членов  организации.  Осталось  лишь 
несколько  стран,  таких  как  Россия,  Турция,  Албания  и  Украина,  на 
территории  которых  действует  мораторий  на  исполнение  смертных 
приговоров. 1998 г.  стал  первым  годом  в  Европе,  когда  ни  один  смертный 
приговор  не  был  приведен  в  исполнение.  Даже  в  случае  с  лидером  курдов, 
Оджаланом, Совет Европы ясно дал понять, что не поддерживает вынесение 
смертных  приговоров  кому  бы  то  ни  было.  Совет  Европы  выразил 
уверенность  в  том,  что  Турция  не  нарушит  собственной  традиции, 
сложившейся  за  последние 15 лет,  в  течение  которых  ни  один  смертный 
приговор не был приведен в исполнение. Кроме того, в 2002 г. Генеральный 
Секретарь  Совета  Европы  В.  Швиммер  осудил  казнь  Наполеона  Бизли  в 
США.  
2-3 мая 2001 г. в Вильнюсе, в ходе 110 сессии Комитета Министров 
Совета  Европы  был  открыт  к  подписанию 13 Протокол    к  ЕКПЧ,  в 
соответствии  с  которым  смертная  казнь  отменяется  при  всех 
обстоятельствах. Протокол подписали 36 стран.  
Протокол № 7   предоставил ряд гарантий иностранцам в случае их 
высылки  (ст.1).  Кроме  того,  гарантировалось    право  на  обжалование 
судебных решений (ст. 2), право на компенсацию в случае судебной ошибки 
 
133

(ст. 3), запрещалось    повторное  уголовное  преследование  (ст. 4), 
гарантировалось равенство прав и ответственности супругов (ст. 5).  
Что  касается  структуры  ЕКПЧ,  то  она  была  значительно 
усовершенствована, благодаря  изменениям, вносимым Протоколами № 2, 3, 
5, 8, 9 и 11.  С  их  помощью  решались  задачи  повышения  эффективности 
работы  контрольных  органов  Конвенции,  более  широкого  доступа  к  Суду 
частных  лиц,  ослабления  политического  контроля  за  процессом 
разбирательства  со  стороны  Комитета  министров.  Протокол  № 11 
радикальным образом изменил контрольный механизм Конвенции.  
Согласно  первоначальному  варианту  Европейской  конвенции  по 
правам человека, до внесенных изменений, статья 19  предписывала создать 
Комиссию и Суд.16  
Процедура  деятельности  подразделялась  на  два  этапа:  на  первой 
стадии дело рассматривалось Европейской комиссией по правам человека, а 
на  второй – Европейским  судом  по  правам  человека  или  же  Комитетом 
министров.  
Европейская  комиссия  по  правам  человека  отвечала  за 
расследование всех сообщений о предполагаемом нарушении прав человека, 
поступающих как от другого государства, так и от любого (физического или 
юридического)  лица.  Свою  работу  Комиссия  начала  с 1955 г.  Члены 
Комиссии  избирались  Комитетом  министров  Совета  Европы  и  были 
полностью  независимы,  то  есть  не  представляли  государство,  от  которого 
были избраны.  
Процедура  работы  Комиссии  состояла  из  двух  этапов.  На  первом 
рассматривался вопрос о приемлемости петиции. На втором этапе  Комиссия 
выполняла  двоякую  функцию.  Прежде  всего,  она  выступала  для  сторон  в 
качестве механизма обеспечения дружественного урегулирования вопроса на 
основе  уважения  прав  человека.  Если  дружественного  урегулирования 
достичь не удавалось, то Комиссия составляла доклад, в котором излагались 
факты  и  мнение  Комиссии  о  соответствии  нарушениям  Конвенции.  В 
 
134

техническом  плане  такое  заключение  не  являлось  обязательным, 
окончательное  решение  принимал  либо  Комитет  Министров,  либо 
Европейский суд по правам человека.  
Что  касается  характера  рассматриваемых  жалоб,  то  большинство 
рассмотренных  Комиссией  петиций  затрагивали  право  на  справедливое 
судебное разбирательство (ст. 6 ЕКПЧ), в том числе многие из них касались 
длительности  судебного  разбирательства.  Следующей  по  количеству  жалоб 
была ст. 5 ЕКПЧ о законности задержания. Был так же рассмотрен ряд дел, 
связанных с утверждением о применении пыток и бесчеловечном обращении 
(ст. 3 ЕКПЧ) и посягательством на уважение личной и семейной жизни (ст. 8 
ЕКПЧ). Другие важные дела касались свободы выражения своего мнения (ст. 
10  ЕКПЧ)  В  статье 10 ЕКПЧ  зафиксировано  право  на  свободу  слова,  что  в 
свою  очередь  защищают  СМИ,  поскольку  демократия  не  может 
существовать  без  свободной  прессы.  Наличие  этой  свободы – один  из 
основополагающих  критериев  соблюдения  прав  человека.  В  связи  с  этим 
показательным  стало  дело,  связанное  с  британской  газетой «The Sunday 
Times».  Известное  своими  репортерскими  расследованиями  издание 
выпустило  серию  статей  о  препарате  «Талидомид»,  который  послужил 
причиной  врожденных  дефектов  у  детей.  В  своих  публикациях  газета 
требовала  выплат  компенсации  пострадавшим  семьям.  В  связи  с  решением 
национального  верховного  суда  приостановить  издание  редакция  направила 
жалобу  в  Страсбург  и  выиграла  дело.17  Эта  же  газета  в 1991 г.  вновь 
обратилась в ЕСПЧ совместно с изданиями «Observer» «Guardian», обвинив 
британское  правительство  в  нарушении  свободы  слова  в  связи  с 
приостановлением  публикаций  отрывков  из  книги    «Ловец  шпионов», 
написанной бывшим секретным агентом MI 5 П. Райтом.18  
Следует  отметить,  что  современный  мир  задает  новые,  более 
жесткие  стандарты  свободы  СМИ.  Это  касается  и  контроля  Интернет,  и 
вопросов  цензуры  в  отношении  материалов,  разжигающих  ненависть  и 
расизм, и разграничения права на частную жизнь и свободу слова. Последняя 
 
135

проблема  оказалась  в  фокусе  общественного  внимания  в  связи  с  гибелью 
принцессы Дианы в 1998 г.19 Обстоятельства  ее гибели породили призывы к 
ужесточению законов, касающихся частной жизни. Но ответ на эти призывы 
уже существует в ЕКПЧ. Так, например, в Статье 10 гарантируется свобода 
СМИ, а Статья 8 предусматривает право на частную жизнь. Таким образом, 
согласно  положениям  ЕКПЧ  можно  разделить  права  журналистов  и  права 
граждан на частную жизнь.  
Круг  проблем,  по  которым  подаются  индивидуальные  жалобы, 
постоянно  расширяется,  включая,  в  частности,  следующие:  насильственная 
госпитализация  психически  больных,  военная  и  профессиональная 
дисциплина,  телефонные  прослушивания,  законы  об  абортах,  попечение  и 
опека  над  детьми,  статус  внебрачных  детей,  иммиграция,  депортация  и 
экстрадиции и др.  
Что  касается  Европейского  суда  по  правам  человека,  то  свою 
деятельность  он  начал  в 1958 г.  Европейский  суд    не  являлся  постоянным 
органом.  Его  штаб-квартира  располагалась  в  Страсбурге,  и  заседал  он,  как 
правило,  в  течение  недели  в  каждом  месяце.  Судьи  избирались  на 
девятилетний  срок  Парламентской  ассамблеей.  Суд  мог  рассматривать  дела 
только в отношении государств, признавших его обязательную юрисдикцию.   
К 1998 г.  на  рассмотрение  Суда  было  вынесено  около 950 дел, 
касавшихся  широкого  круга  вопросов:  применения  телесных  наказаний  в 
школах и по приговору суда, различных форм содержания под стражей, прав 
заключенных, 
справедливого 
судопроизводства, 
правового 
статуса 
незаконнорожденных  детей,  правового  положения  гомосексуалистов  и 
транссексуалов;  мер,  связанных  с  иммиграцией,  депортацией  и  выдачей; 
прослушивания телефонов, свободы творчества и др. 
Ответственность  за  выполнение  решений  Суда  нес  Комитет 
министров.  В  том  случае,  если  дело  не  передавалось  в  Суд,  то  Комитет 
министров Совета Европы (большинством в две трети голосов) решал, имело 
ли место нарушение Конвенции. Выявив нарушение, Комитет министров мог 
 
136

далее  постановить,  что  государство  должно  предоставить  жертве 
компенсацию, размер которой устанавливался совместно с Комиссией. Как и 
решения  Суда,  решения  Комитета  министров  являлись  окончательными,  и 
государства-члены должны были считать их обязательными.20 
Вторая  важная  функция,  возложенная  на  Комитет  министров, 
состояла  в  надзоре  за  осуществлением  решений  Европейского  Суда  по 
правам  человека.  Удостоверившись  в  том,  что  государство  приняло  меры  к 
удовлетворению  иска,  Комитет  министров  принимал  резолюцию  о 
прекращении дела.21 
Итак,  исходя  из  вышесказанного,  можно  сделать  вывод  о  том,  что 
институционному  механизму  контроля  за  соблюдением  государствами-
членами  Совета  Европы  прав  и  свобод  человека  был  придан  достаточно 
компромиссный  характер.  Вместо  единого  Европейского  судебного  органа, 
компетентного принимать как обращения государств, так и индивидуальные 
петиции  и  выносить  по  ним  обязательные  решения,  государства-члены 
Совета Европы предпочли создать более скромный и запутанный механизм. 
Вместо  единого  суда  были  созданы  два  органа:  Европейская  комиссия  по 
правам  человека  и  Европейский  Суд  по  правам  человека.  Одновременно 
подключался сугубо политический орган – Комитет министров.  
Суть 
Конвенции 
по 
правам 
человека 
составляли 
два 
факультативных  условия,  которые  создавали  важнейшие  компоненты 
механизма  реализации:  Статья 25, дающая  право  подачи  индивидуальных 
петиций  в  Европейскую  комиссию,  и  Статья 46, уполномочивающая 
Европейский  суд  заслушивать  и  рассматривать  дела,  переданные  в  него 
Комиссией. Признание этих факультативных условий еще долгое время было 
поводом  для  споров.22  Однако  со  временем  страны-члены  Совета  Европы 
одно за другим признали оба факультативных положения. По состоянию на 
март  1995 г.  все 30 государств,  участников  Европейской  Конвенции  по 
правам  человека,  признали  как  право  на  подачу  индивидуальных  петиций 
(статья 25), так  и  юрисдикцию  Суда,  предусмотренную  Статьей 46. В 
 
137

настоящее  время  ратификация  Конвенции  и  признание  как  права  частных 
лиц  на  подачу  индивидуальных  петиций,  так  и  обязательной  юрисдикции 
Европейского  Суда  по  правам  человека  рассматриваются    в  качестве 
обязательного условия членства государств в Совете Европы.  
Следует  отметить,  что  право  на  подачу  жалоб  принадлежит  как 
отдельным лицам, так и государствам. Однако сложилась такая политическая 
реальность, что заявления государств имели недружелюбный оттенок, и как 
следствие  этого  Комиссия  рассмотрела  немного  таких  заявлений.  К  концу     
90-х  гг.  их  было  получено  всего 18. В  качестве  примера  можно  привести 
жалобу Греции на поведение Великобритании на Кипре в 1956 г., который в 
то  время  был  под  ее  административным  правлением,  жалобу  Австрии  на 
Италию  в 1960 г.  в  связи  с  ходом  процессуальных  действий  против 
южнотирольских  активистов,  жалобу  Ирландии  на  Великобританию  в      
1972  г.  в  связи  с  действиями  полиции  и  военных  в  Ольстере,  жалобы  со 
стороны  Кипра  на  Турцию  в 1974-1978 гг.,  связанные  с  нарушениями  прав 
человека  после вторжения  Турции на Кипр. 
 Что  касается  конкретных  действий,  проводимых    в  рамках  ЕКПЧ, 
то можно отметить, что 50-е – 60-е гг. отмечены развитием организационной 
базы  и  достаточно  скромными  успехами.  За  эти  годы  Комиссия  приняла  к 
рассмотрению меньше 60 заявлений.23 В 70-х гг. система достигла зрелости. 
Количество  заявлений  увеличилось,  а  Суд  начал  формировать  собственное 
прецедентное  право.  В 80-х  гг.  в  рамках  Конвенции  наблюдался  взрыв 
активности.  К  концу  десятилетия  участниками  Конвенции  стали 22 из 23 
стран-членов  Совета  Европы,  и  все  признали  право  на  подачу 
индивидуальных  петиций  и  юрисдикцию  Суда.  Многократно  увеличилось 
количество  рассмотренных  Комиссией  заявлений  и  вынесенных  судебных 
решений.  Если  в 1980 г.  было  вынесено 8 решений  Суда,  то  в 1997 г.  эта 
цифра  возросла  до 156.  Это  привело  к  пониманию  того,  что  контрольный 
механизм  Европейской  конвенции  по  правам  человека  должен  быть 
радикальным образом преобразован.  
 
138

Кроме  того,  в  правительственных  кругах  и  среди  политической 
элиты  стран-участников  Европейской  Конвенции  утвердилось  мнение,  что 
активно  действующий  региональный  механизм  контроля  за  соблюдением 
прав  человека  является  одним  из  крупнейших  достижений  Совета  Европы. 
Благодаря  этому  сформировались  политические  предпосылки  для 
необходимого  преобразования.  Еще  одной  веской  причиной  для 
реформирования системы стало увеличение числа и сложности дел в связи с 
принятием стран Центральной и Восточной Европы.  
В  связи  с  этим  ряд  государств  Совета  Европы  счел  возможным 
вернуться  к  вопросу  о  слиянии  Комиссии  и  Суда,  предоставлении  частным 
лицам  прямого  доступа  в  Суд  и  лишения  Комитета  министров  не 
свойственных ему полномочий. 24 
В  ноябре 1991 г.  Комитет  министров  объявил  наиболее 
приоритетной  задачей  ускорение  работы  по  реформированию  контрольного 
механизма,  учрежденного  Конвенцией.  Политическое  решение  по  этому 
вопросу  было  принято  на  первой  встрече  глав  государств  и  правительств 
Совета Европы на высшем уровне, которая прошла в октябре 1993 г. в Вене. 
В результате был разработан Протокол № 11 к Конвенции.25 
Протокол 
№ 11 предусматривал 
создание 
единого 
профессионального Суда взамен существовавшего контрольного механизма. 
Этот документ был открыт для подписания 11 мая 1994 г. и вступил в силу  с 
1  ноября 1998 г.  Согласно  ему  учреждения,  которые  не  являлись 
профессиональными,  Европейская  Комиссия    по  правам  человека  и 
Европейский  Суд  по  правам  человека,  прекратили  свое  существование.  В 
Страсбурге    создан  новый  Европейский  Суд  по  правам  человека  на 
профессиональной  основе.26  Комитет  министров  сохранил  за  собой  
полномочия  только  по  Статье 54 (надзор  за  выполнением  решений  Суда).27 
Юрисдикция  нового  Суда  обязательна  и  распространяется  как  на 
межгосударственные жалобы, так и на индивидуальные петиции.   
 
139

В  соответствии  с  новой    Статьей 27 Европейской  Конвенции  Суд 
образует  Комитеты  в  составе  трех  судей,  Палаты  в  составе  семи  судей  и 
Большую  палату  в  составе  семнадцати  судей.  Как  и  прежде  судей  избирает 
Парламентская Ассамблея, но уже сроком  на шесть лет. Президентом ЕСПЧ  
с 1999 г.  является  представитель  Швейцарии  Люциус  Вильдхабер.  Новый 
Суд  приобрел  некоторые  наднациональные  черты  и,  преодолев  переходный 
период, приступил к активной работе. 
В Европейский Суд по правам человека в день приходит около 650 
писем.  В  начале 2000 г.  в  Суде  было  зарегистрировано  более 8 000 жалоб. 
Наибольшее количество, 19% всех зарегистрированных жалоб, поступило из 
Турции. На втором месте – Италия – 16% жалоб, и далее идут Польша – 9%, 
Франция  – 8%, Великобритания – 6%. Россия пока занимает 5-6 место в этом 
списке – 6% жалоб,  однако,  есть  тенденция  постоянного  увеличения  этого 
показателя,  что неизбежно выведет Россию в число «лидеров» по количеству 
поступающих  в  ЕСПЧ  жалоб.  Однако,  если  учитывать  численность 
населения  государств-членов  Совета  Европы,  то  на  первом  месте  пока 
оказывается  Австрия.  Что  касается  характера  дел,  то  это,  прежде  всего, 
гражданские  дела  (более 2/3). В  последнее  время  растет  число  жалоб 
уголовного и уголовно-процессуального характера, особенно по условиям и 
срокам  содержания  под  стражей  до  суда,  жестокого  обращения  в    ряде 
тюрем. Что характерно для России, это малое количество дел по Статьям 9 , 
10  ЕКПЧ,  хотя  о  свободе  отечественной  прессы  в  России  и  в  Страсбурге 
ведется много разговоров.28 
Таким образом, можно сделать вывод о том что, благодаря Конвенции 
и ее контрольному механизму достигнуты блестящие результаты, а именно, 
европейское  прецедентное  право  оказывает  все  более  глубокое  влияние  на 
законы и социальные реальности в государствах-участниках. Решения ЕСПЧ 
часто служат импульсом для внесения изменений в законодательства стран-
членов Совета Европы. В связи с этим можно  привести некоторые примеры. 
 
140

В  Австрии,  где    Конвенция  имеет  ранг  конституционного  закона, 
пришлось  изменить  уголовно-процессуальный  кодекс  в  соответствии  со 
страсбургским  прецедентным  правом;  это  же  относится  и  к  системе 
гонораров,  выплачиваемых  адвокатам  за  юридическую  помощь.  В  Бельгии 
были  внесены  поправки  в  уголовный  кодекс,  в  законодательство  о 
бродяжничестве и в кодекс о гражданской ответственности с целью уравнять 
в правах законных и незаконнорожденных детей. В Германии были изменены 
положения  уголовно-процессуального  кодекса,  касающиеся  досудебного 
содержания  под  стражей,  приняты  различные  меры  к  ускорению 
разбирательства уголовных и гражданских дел и юридически признана смена 
пола. В Нидерландах, где большинству существенных положений Конвенции 
придан иерархически более высокий статус, чем Конституции, были внесены 
изменения  в  кодекс  о  воинских  преступлениях  и  в  законодательство  о 
содержании  под  стражей  лиц,  страдающих  психическими  заболеваниями.  В 
Ирландии  упрощена  процедура  судебного  разбирательства  и  созданы 
системы  гражданско-правовой  помощи  и  консультаций.  В  Швеции  принято 
законодательство,  регулирующее  выдачу  разрешений  на  строительство,  и 
введен  порядок  судебного  пересмотра  решений  правительства.  Швейцария 
внесла  изменения  в  свой  кодекс  о  воинских  преступлениях  и  полностью 
пересмотрела  организацию  судебной  системы  и  процедуру  уголовного 
правосудия  применительно  к  федеральной  армии,  а  также  гражданский 
кодекс в части, касающейся лишения свободы в исправительных центрах. Во 
Франции  пришлось  изменить  закон  об  охране  тайны  телефонных 
переговоров.  В  Италии  бал  введен    в  действие  новый  уголовно-
процессуальный  кодекс,  согласно  которому  был  изменен  закон, 
регулирующий  содержание  под  стражей  подследственных.  В  Соединенном 
Королевстве,  несмотря  на  то,  что  Конвенция  не  имплементирована  во 
внутригосударственное право (как и в Ирландии, и в Норвегии), несомненно 
ее влияние на конституционное право, поскольку меняются законы страны в 
таких  областях,  как  свобода  информации,  защита  личной  жизни,  тюремные 
 
141

правила,  законодательство  о  психиатрической  помощи  и  выплата 
компенсаций 
за 
несправедливое 
отправление 
правосудия 
на 
административном уровне.29 
Есть  случаи,  когда  государство  вносит  изменения  в  свое 
законодательство  прежде,  чем  ратифицирует  Конвенцию.  Это,  в  частности, 
страны Центральной и Восточной Европы. 
Как  видим,  Европейская  Конвенция    закрепляет  права  человека  и 
основные  свободы,  которые  обеспечивают  защиту  личности  от 
посягательств со стороны третьих лиц и государственной власти, позволяют 
ей  (личности)  самостоятельно  строить  свою  жизнь  и  беспрепятственно 
участвовать  в  жизни  общества,  предоставляют  охраняемые  законом 
возможности  добиваться  удовлетворения  своих  личных  и  гражданских 
интересов и бороться против их нарушения. 
Она  конструирует  международные  органы  по  контролю  за 
соблюдением  этих  прав  и  основных  свобод  государствами-участниками  и 
наделяет  их  полномочиями  принимать  решения,  обязательные  для 
государств-членов,  и  добиваться  реального  восстановления  прав  и  свобод  в 
случае их нарушения. 
 В  свою  очередь,  что  касается    Европейской  Социальной  Хартии 
(ЕСХ), то она  так же берет начало от Всеобщей Декларации прав человека 
1948  года,  которая  в  статьях 22 – 25 провозглашает  ряд  социальных  прав, 
таких  как  право  на  труд,  на  бесплатную  медицинскую  помощь,  на 
оплачиваемый  отпуск,  право  на  защиту  материнства  и  детства.30  В  ней  же 
отразились  идеи  многих  соглашений,  заключенных  в  рамках  МОТ. 
Исторически Хартия также связана с  ЕКПЧ. В 1949 и 1950 гг., уже на ранних 
стадиях  работы  по  составлению  Конвенции,  стало  ясно,  что  стороны, 
участвующие в договорном процессе, легко находили согласие по вопросам 
гражданских  и  политических  прав,  в  то  время  как  положения,  связанные  с 
обеспечением  защиты  социальных  прав,  воспринимались  ими    с  большим 
трудом.  Поэтому  было  решено  в  ЕКПЧ  включить  только  первую  группу 
 
142

прав,  а  вторую  выделить  для  включения  в  особое  соглашение.  Разработка 
содержания  соглашения  о  фундаментальных  правах  человека  в  социальной 
сфере  оказалась  трудной  задачей  и  вызвала  дискуссии  в  основном  по  двум 
причинам: 1) понятие  социально-экономических  прав  было  относительно 
новым, гарантии этих прав медленно находили свое место в сводах основных 
законов  государств; 2) социально-экономические  структуры  разных 
европейских  стран  были  существенно  различны,  что  усложняло  разработку 
международных соглашений в этой области.  
Трудности  такого  рода  задерживали  подготовку  текста  ЕСХ. 
Переговоры  о  принятии  ЕКПЧ  заняли  год,  в  то  время  как  работа  над  ЕСХ 
продолжалась с 1953 по 1961 гг. 
Итак,  Совет  Европы  занялся  вопросами  создания  специального 
международного  соглашения  по  защите    социальных  прав  лишь  в 1953 г., 
когда вступила в силу ЕКПЧ. 
Мысль  о  таком  соглашении  прозвучала  в  меморандуме 
Секретариата Совета Европы от 16 апреля 1953 г.31, в котором предлагалось    
сформулировать  в  Европейской  Социальной  Хартии  цели  и  принципы 
социальной  политики  стран  Европы,  а  так  же  заложить  основы  тех 
договоров,  которые  готовы  были  заключить  государства-члены  Совета 
Европы.  
Подготовка Хартии проводилась в два этапа, в ней последовательно 
принимали  участие  центральные  органы  Совета  Европы,  Парламентская 
Ассамблея  и  Комитет  министров.  В  работе  Комитета  министров  принимал 
участие  Комитет  правительственных  экспертов  по  социальным  вопросам.  С 
1953  по 1956 гг.  законодательная  инициатива  и    побудительные  импульсы 
исходили  от  ПАСЕ.  Позже  над  содержанием  Социальной  Хартии  работал 
Комитет  экспертов,  и  окончательный  текст  Хартии  отражает  основные 
представления  этой  комиссии.  При  переходе  от  первой  стадии  работы  ко 
второй  содержание  Хартии  претерпело  значительные  изменения. 
Первоначально  ее  общий  замысел  был  всеобъемлющим  и    идеалистичным, 
 
143

но  после  он  приобрел  более  четкие  рамки  и  практическую  направленность. 
Содержание  различных  статей  Хартии  является  прямым  результатом  этих 
изменений.  
18  октября 1961 г.  в  Турине  была  подписана  Европейская 
Социальная  Хартия,  и  вступила  в  силу 26 февраля 1965 г.  Она  гарантирует 
социально-экономические права, объединенные в 19 статей. Это такие права 
как:  право  на  труд,  право  на  справедливые  условия  труда,  право  на 
безопасные условия труда, право на справедливое вознаграждение, право на 
объединение,  право  на  заключение  коллективных  договоров,  право  детей  и 
подростков  на  защиту,  право  работающих  женщин  на  защиту,  право  на 
профессиональную  ориентацию,  право  на  профессиональную  подготовку, 
право  на  охрану  здоровья,  право  на  социальное  обеспечение,  право  на 
социальную  и  медицинскую  помощь,  право  на  получение  услуг  служб 
социального  обеспечения,  право  лиц  с  физическими  и  умственными 
недостатками  на  профессиональную    подготовку,  реабилитацию  и 
социальную  реадаптацию,  право  семьи  на  социальную,  правовую  и 
экономическую  защиту,  право  матерей  и  детей  на  социальную  и 
экономическую защиту, право заниматься приносящей доход деятельностью 
на  территории  других  Договаривающихся  Сторон,  право  трудящихся-
мигрантов и  их семей на защиту и помощь. 
Первоначально  Хартия  замышлялась  как  изложение  принципов, 
общих для всех членов Совета Европы в области социальной политики, и в 
качестве  руководства  для  гармонизации  будущего  социального  прогресса  в 
Европе.  Она  также  должна  была  представить  юридические  гарантии 
социально-экономических  прав,  сопоставимые  с  гарантиями  социальных 
прав,  закрепленных  в  ЕКПЧ.  Однако  в  этом  аспекте  Хартия  сыграла 
достаточно  скромную  роль.  Важным  достижением  Хартии  явилось  то,  что 
благодаря  ей  за  период  свыше  двадцати  пяти  лет  была  создана  широкая  
правовая  система,  с  помощью  которой  толкуются    и  применяются 
международные гарантии в области прав человека, защищающие социально-
 
144

экономические  права.  Тот  факт,  что  большинство  сторон  Хартии  сочли 
невозможным принять все ее положения и что практика соблюдения Хартии 
неидеальна,  свидетельствует  о  том,  что  гарантии  Хартии  носили  пробный 
характер.  
В 1978 г.  первоочередной  деятельностью  Совета  Европы  было 
объявлено  «выявление  возможностей  расширения  объема  прав  человека, 
которые  были  бы  защищены  договорами  на  Европейском  уровне».32  В 
особенности это касалось прав человека в социальной сфере.  
В  связи  с  этим  Комитет  министров  поручил  Комитету  по 
регламенту  в  области  социальных  вопросов  принять  на  себя  руководство 
процессом,  связанным  с  пересмотром  Хартии.  В 1981 г.  Комитету  было 
предложено  подготовить  рабочий  материал,  дающий  в  стандартной  форме 
сводку  предложений  о  правах,  которые  следовало  бы  включить  в  протокол 
ЕСХ,  а  в 1983 г.  было  предложено  подготовить  проект    Дополнительного 
протокола ЕСХ.  
Дополнительный  протокол  Европейской  Социальной  Хартии  был 
принят Комитетом министров 26 ноября 1987 г. и открыт для подписания 5 
мая 1988 г.  Кроме  того,  26 ноября 1987 г.  Совет  Европы  предложил  для 
подписания  странам-членам  Европейскую  конвенцию  по  предупреждению 
пыток  и  бесчеловечного  или  унижающего  достоинство  обращения  или 
наказания.  Это  совпадение,  как  отмечает  Д.  Убер,  далеко  не  случайно.  Тем 
самым организация подтвердила неделимость прав человека, какими бы они 
не  были – политическими,  гражданскими,  экономическими,  социальными 
или культурными.33 
Однако,  несмотря  на  принятие  Дополнительного  протокола, 
Европейская Социальная Хартия долгое время оставалась в тени. Различные 
факторы мешали в полной мере реализовать потенциал Хартии. Эти факторы 
в  основном  были  связаны  с  недостатком  политической  воли,  как  на  этапе 
разработки Хартии, так и после ее принятия.  
 
145

В связи с этим  в 1990 г. по инициативе Комитета министров Совета 
Европы начался «процесс реанимации» Хартии, который привел к принятию 
в 1991 г.  Протокола  о  внесении  поправок  в  Европейскую  Социальную 
Хартию.34  Этот  протокол  предусматривал  внесение    большого  числа 
изменений в систему контроля. «Процесс реанимации» привел в 1996 году к 
подготовке  проекта  пересмотренной  Европейской  Социальной  Хартии, 
содержащей новый набор основных гарантий.35 
Проект  пересмотренной  Хартии  содержит  тексты  статей 1-19 
старой Хартии (1961 г.) и статьей 1-4  Дополнительного протокола (1988 г.), 
плюс  тексты  других  положений.  Процедуры  контроля,  применяющиеся  в 
рамках  Хартии 1961 года,  будут  продолжать  применяться  и  в  рамках 
пересмотренной  Европейской  Социальной  Хартии,  включая  внесенные 
поправки.36  Контроль  за  выполнением  Хартии  целиком  основывается  на 
национальных  докладах  стран-членов.37    Доклады  рассматриваются 
специально  созданным  Комитетом  независимых  экспертов.  Система 
контроля  не  охватывает  права  на  индивидуальную  петицию,  как  это 
предусматривается  Европейской  Конвенцией  по  правам  человека.  Однако  с 
1995  г.  существует  процедура  подачи  коллективных  жалоб.38  Система 
надзора,  включая  контроль  за  коллективными  жалобами,  касается  только 
Второй  части  Хартии,  прямого  механизма  контроля  за  выполнением  общих 
программных обязательств в части Первой не предусматривается.39  
Гарантии  соблюдения  прав  человека  прочны  лишь  тогда,  когда 
эффективны  системы  контроля  за  их  осуществлением.  Механизм  контроля 
Хартии вряд ли может соперничать с механизмом Европейской конвенции о 
защите  прав  человека,  в  которой  содержится  право  на  подачу 
индивидуальных  петиций  и  предусматривается  обязательная  юрисдикция 
Суда.  Тем  не  менее,  гарантии,  предоставляемые  во  Второй  часть  Хартии, 
доказали, что она является достаточно полезным инструментом для защиты 
экономических и социальных прав. 
 
146

 Если  Хартия  была  не  настолько  эффективна,  насколько  могла  бы 
быть,  то  это  отнюдь  не  из-за  содержащихся  в  ней  гарантий,  а  вследствие 
ограничений,  связанных    с  системой  контроля,  некоторых  структурных 
недостатков и отсутствия политической воли. Однако изменения, внесенные  
в  процессе  «реанимации»  уже  дают  положительные  результаты  и 
свидетельствуют о реальном стремлении превратить Хартию  в работающий 
документ.  
Благодаря  принятию  Европейской  Социальной  Хартии    в  ряде 
европейских  стран  проведены  реформы,  направленные  на  улучшение 
социального  положения.  В  Австрии  право  на  социальную  и  медицинскую 
помощь  предоставлено  некоторым  категориям  иностранцев,  в 1975 г. 
вступило  в  силу  законодательство  об  отмене  Закона  о  бродяжничестве  и 
Статьи 305 УК,  поскольку  они  несовместимы  с  правом  свободно  выбирать 
занятие, рядом директив улучшено положение иммигрантов. Во Франции  во 
многих случаях укреплены положения о равном обращении с иностранцами 
и  гражданами.  В  Германии  значительно  улучшено  положение  молодежи  в 
соответствии  со  Статьей 7 Хартии.  В  Ирландии  отменена  дискриминация  в 
отношении  женщин  при  поступлении  на  работу,  в  отношении  лиц, 
получающих  социальную  и  медицинскую    помощь,  в  отношении 
незаконнорожденных  детей.  В  Италии  запрещено  выдворение  по  причине 
бедности.  В  Швеции  в 1986 г.  работодатели  были  освобождены  от 
обязанности финансировать обучение трудящихся-иммигрантов языку из их 
заработка, что представляло собой фактическую дискриминацию.40  
Европейская  конвенция  по  правам  человека    и  Европейская 
Социальная  Хартия  вместе  обеспечивают  для  физических  лиц  Европы 
большинство  прав  человека,  провозглашенных  во  Всеобщей  Декларации 
прав 
человека. 
Они 
являются 
региональными 
эквивалентами 
Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах 
и Международного пакта о гражданских и политических правах. 
 
147

 Какая связь существует между Хартией Совета Европы и Хартией 
основных  прав  Европейского  Союза?  Эти  два  текста  весьма  различны  по 
своему  значению.  Европейская  социальная  хартия,  или  Пересмотренная 
хартия,  является  международным  договором,  обладающим  силой 
обязательного  применения,  в  то  время  как  Хартия  Европейского  Союза 
остается  по  сей  день  скорее  политическим  документом.  В  соответствии  с 
вышесказанным,  следует  заметить,  что  правоведам  уже  приходилось 
ссылаться на Хартию Европейского Союза по поводу вопроса оплачиваемых 
отпусков  трудящихся,  рассматриваемого  Судом  ЕС  в  Люксембурге  (в  деле, 
касающемся  британского  профсоюза,  выступающего  в  сфере  радио, 
телевидения,  кино,  театра).  При  чтении  Хартии  Европейского  Союза 
осознаешь,  насколько  важным  является  размещение  положений  по 
тематическому  принципу:  потребовалось 50 лет  для  того,  чтобы  суметь 
свести  все  права  человека  в  единый  документ.  Что  также  важно,  до 
настоящего  времени  с  точки  зрения  политики,  но  позже,  может  быть,  в 
юридическом  плане,  это  то  четко  выраженное  влияние,  которое  многие 
положения  Хартии  или  Пересмотренной  хартии  оказывают  на  положения 
Хартии  Европейского  Союза.  Некоторые  государства  всегда  отвергали 
мысль,  что  такие  понятия,  как  разумная  продолжительность  рабочего  дня 
или  оплачиваемые  отпуска  трудящихся,  могут  относится  к  разряду  прав 
человека. И это только два примера. На сегодняшний день подобные взгляды 
устарели.  Хотелось    бы  также  отметить,  что  Совет  Европы  и  Европейская 
комиссия  осуществляют  в  настоящее  время  совместную  программу, 
предназначенную  для  стран-кандидатов  в  члены  Европейского  Союза,  с 
целью  оказать  им  помощь  в  подготовке  ратификации  Европейской 
социальной хартии и Пересмотренной хартии, а также в ее применении. Это 
является важным элементом в деле европейского сотрудничества.  
Россия  подписала  Пересмотренную  хартию  и    работает  над  ее 
ратификацией. Совет Европы совместно с Европейской комиссией оказывает 
финансовую поддержку ряду мер технического характера, направленных на 
 
148

подготовку  ратификации,  в  частности,  изучение  правовой  совместимости  и 
анализ  в  отношении  отбора  положений,  с  которыми  государство  должно 
согласиться.  
Среди  региональных  европейских  инструментов  по  правам 
человека,  заключенных  под  эгидой  Совета  Европы,  следует  выделить 
Европейскую  конвенцию  по  предупреждению  пыток  и  наказаний  или 
обращений,  являющихся  бесчеловечными  или  унижающими  человеческое 
достоинство.  Основой  этой  конвенции  является  Статья 3 Европейской 
конвенции  по  правам  человека,  которая  гласит: «Никто  не  должен 
подвергаться  пыткам  или  бесчеловечным  или  унижающим  его  достоинство 
обращению или наказанию».41  
После  Второй  мировой  войны  было  принято  значительное  число 
международных  документов,  формально  запрещающих  пытки.  Однако 
большая часть этих документов лишена механизмов, способных эффективно 
обеспечивать  соблюдение  вытекающих  из  них  обязательств.  Даже  в  тех 
случаях,  когда  контроль  осуществлялся,  это  происходило  уже  после 
нарушения.  В  связи  с  этим  первостепенное  внимание  стало  уделяться 
методам профилактики, способным воздействовать на первопричины такого 
явления,  как  пытки.42  Европейская  конвенция  по  предупреждению  пыток 
принята в 1987 г., и  предусматривает создание соответствующего Комитета 
и,  главное,  систему  посещения  любых  мест  лишения  свободы.  Европейская 
конвенция  по  предупреждению  пыток  создала  несудебный  механизм 
позитивного действия, основанный на посещениях, в дополнение к судебным 
механизмам  Совета  Европы,  призванным  реагировать  на  свершившиеся 
факты. В то время как их главной функцией  является выяснение того, имели 
ли  место  нарушения  Европейской  конвенции  о  правах  человека,  задача 
упомянутого  несудебного  механизма – Европейского  комитета  по 
предупреждению  пыток  и  бесчеловечного  или  унижающего  достоинство 
обращения  или  наказания – предупредить  возможные  физические  или 
моральные злоупотребления в отношении лиц, лишенных свободы.  
 
149

Комитет  уполномочен  посещать  любые  места  содержания  под 
стражей (тюрьмы, полицейские участки, военные казармы, психиатрические 
больницы и т.п.), с тем чтобы выяснить, как обращаются с задержанными, а 
при  необходимости  дать  рекомендации  заинтересованному  государству  в 
целях усиления защиты таких лиц от жестокого обращения. 
Стержнем  Конвенции  является  принцип  сотрудничества,  то  есть 
сотрудничество  между  Комитетом  и  компетентными  национальными 
властями.  Цель  Конвенции – помощь  государствам  в  усилении  защиты 
задержанных,  а  не  осуждение  государств.  Следствием  принципа 
сотрудничества  является  строго  конфиденциальный  характер  работы 
Комитета.  Его  выводы  могут  быть  преданы  гласности,  только  если 
соответствующее  государство  не  вступает  в  сотрудничество  или 
отказывается исправить ситуацию в свете рекомендаций Комитета. Конечно, 
само государство также может просить Комитет опубликовать свои выводы. 
Комитет  обязан уведомлять  заинтересованное государство о своем 
намерении совершить посещение, однако срок, который должен пройти с мо-
мента  уведомления  до  момента  посещения,  не  устанавливается.  В 
исключительных  случаях  посещение  может  осуществляться  немедленно 
после  уведомления.  Когда  уведомление  произведено,  Комитет  может  в 
любое время посетить любое место, где содержатся лица, лишенные свободы 
государственной властью. 
Договаривающиеся  стороны  обязуются  предоставить  Комитету 
неограниченный  доступ  в  любое  место,  где  находятся  лица,  лишенные 
свободы,  включая  право  передвижения  внутри  таких  мест  без  ограничений. 
Кроме  того,  члены  Комитета  вправе  беседовать  с  лицами,  лишенными 
свободы,  наедине  и  вообще  свободно  вступать  в  контакт  с  любым  лицом, 
которое,  как  они  полагают,  может  предоставить  им  соответствующую 
информацию. 
После  каждого  посещения  Комитет  составляет  доклад  об 
установленных  фактах  и  излагает  любые  рекомендации,  которые  он  сочтет 
 
150

необходимыми. На основе этого доклада устанавливается постоянный диалог 
с заинтересованным государством.43 
Кроме вышеперечисленных мероприятий Совета Европы в области 
прав  человека  Устав  организации  предусматривает,  что  ее  цель  – это  не 
только  «поддержание»,  но  и  «дальнейшее  осуществление»  прав  человека  и 
основных  свобод.  Сама  идея  прав  человека  предполагает  поступательное 
движение. На передний план выходят новые проблемы и вопросы, которым 
ранее  не  уделялось  достаточного  внимания,  например:  СПИД  и 
дискриминация  страдающих  этим  заболеванием,  необходимость  защиты 
национальных  меньшинств,  вопросы  равноправия  женщин  и  мужчин.  В  то 
же время Совет Европы  уделяет постоянное внимание тому, чтобы не только 
провозглашались права человека, но и принимались все более эффективные 
меры  к  обеспечению  их  соблюдения.  Важнейшее  условие  для  этого  –
свободный  доступ  как  правительственных  учреждений,  так  и  широкой 
общественности  к  информации  о  правах  человека  и  о  стандартах  в  данной 
области. В каждой из этих сфер Совет Европы постоянно активизирует свою 
деятельность.  В  связи  с  этим  в 1999 г.  был  введен  новый  пост 
Уполномоченного по правам человека. Уполномоченный по правам человека 
занимается  несудебной  деятельностью  и  отвечает  за  развитие  и 
распространение  знания  в  сфере  прав  человека.  Кроме  того,  в  его  задачи 
входит  обеспечение  полного  и  действенного  выполнения  странами-членами 
Совета  Европы  различных  актов  организации,  таких  как  конвенции, 
рекомендации  и  резолюции  Комитета  министров.  В  рамках  своих 
полномочий  он  дополняет  и  поддерживает  деятельность  ЕСПЧ  и  других 
правозащитных  органов  Совета  Европы,  предоставляет    рекомендации  и 
информацию  в  сфере  защиты  прав  человека  и  по  предотвращению 
нарушений  гражданских  прав  и  свобод.  К  своим  обязанностям 
Уполномоченный  приступил 1 января 2000 г.  Им  стал  испанец  Альваро 
Хиль-Роблес. Срок его полномочий продлится до 2006 г. 
 
151

Советом  Европы  уделяется  значительное  внимание  воспитанию 
сознания  в  области  прав  человека  при  помощи  образования.  Можно 
выделить  ряд  аспектов  это  процесса,  а  именно,  обучение  практическому 
применению  знаний  о  правах  и  свободах,  обеспечение  доступа  к 
международным  документам  в  области  прав  человека  путем  создания  сети 
библиотечных  центров  по  правам  человека,  публикация  справочной 
литературы,  перевод  основных  документов  Совета  Европы,  разработка 
специальных  программ  для  школ.  В  качестве  примера  можно  привести 
видеопрограмму под названием «Выступи за права человека прямо сейчас», 
которую  создал  Совет  Европы.  Адресована  она    молодым  людям  всей 
Европы,  в  основном  тем,  кому  от 13 до 18 лет  и  должна    использоваться 
учителями в классах. Эта видеопрограмма рассказывала об истории развития 
прав человека, о Совете Европы, о  ЕКПЧ. Основное ее назначение состояло 
в привлечении молодежи к проблеме прав человека во всех ее проявлениях.44  
Одна из основных проблем, которой занимается Совет Европы, это 
обеспечение    равенства  мужчин  и  женщин:  работа  в  этом  направлении 
получила  большой  импульс  во  время  Десятилетия  женщины,  объявленного 
ООН (1975-1985 гг.). Совет Европы в 1979 г. принял решение рассматривать 
вопрос  о  равенстве  женщин  и  мужчин  комплексно,  он  признал  равенство 
одним  из  руководящих  принципов  своей  работы  на  межправительственном 
уровне  и  учредил  Комитет  экспертов  для  проведения  мероприятий, 
направленных  на  достижение  равенства.  Мероприятия  проводились  в 
различных  сферах  деятельности  организаций,  кроме  того,  проводились 
исследования,  семинары,  коллоквиумы.  Исследовались  следующие  главные 
проблемы: положение женщин в политике, равенство в сфере образования и 
насилие в отношении женщин.  
Что  касается  конкретного  перечня  прав  мужчин  и  женщин,  то  в 
Протоколе  № 7 к  ЕКПЧ  был  закреплен  принцип  равенства  супругов  в 
отношении  прав  и  обязанностей,  связанных  с  браком.  Кроме  того,  в  ноябре 
1988  г.  Комитет  министров  по  предложению  Европейского  комитета  по 
 
152

вопросам  равенства  женщин  и  мужчин  (ЕКРЖМ)  принял  Декларацию  о 
равенстве  женщин  и  мужчин,  в  которой  подчеркнул,  что  их  равенство 
является  принципиальным  и  что  дискриминация  по  признаку  пола    создает 
препятствия на пути к признанию и осуществлению прав человека.45  
С 1992 г. ЕКРЖМ получил статус руководящего комитета и усилил 
изучение  проблем,  связанных  с  посягательством  на  достоинство  женщин, 
таких  как  насилие,  принуждение  к  занятию  проституцией  и  торговля 
женщинами.  Кроме  того,  Комитет  сформулировал  стратегию  расширения 
участи  женщин  в  процессе  принятия  решений  в  обществе  на  равных  с 
мужчинами основаниях.  В связи с этим  в 1995 г. в Страсбурге  проводилась 
конференция «Равенство и демократия: утопия или вызов?» Эта конференция 
проходила  в  рамках  подхода  Совета  Европы,  который  строится  на 
убеждении,  что  подлинная  демократия  есть  только  тогда,  когда  существует 
равенство между женщинами и мужчинами.  
Важной  частью  деятельности  Совета  Европы  является  содействие 
терпимости  и  уважению  к  другим  людям.  В 1993 г.  на  встрече  глав 
государств  и  правительств  в  Вене  была  образована  Европейская  комиссия 
против расизма и нетерпимости (ЕКРН). Ее задача – добиваться укрепления 
гарантий,  которые  предупреждали  бы  любые  формы  дискриминации, 
анализировать  эффективность    комплекса  мер,  принимаемых  государствами 
для  борьбы  с  расизмом,  ксенофобией,  антисемитизмом  и  нетерпимостью, 
стимулировать  деятельность  в  этом  направлении,  формулировать 
рекомендации государствам-членам.  
В 2002 г.  Европейская  комиссия  против  расизма  и  нетерпимости 
представила 5 новых  докладов,  касающихся  проблем  расизма,  ксенофобии, 
антисемитизма  и  нетерпимости  в  Эстонии,  Грузии,  Ирландии,  Италии  и 
Румынии.  Комиссией  было  отмечено,  что  во  всех  пяти  странах  в  контексте 
данной проблемы произошли позитивные сдвиги. В тоже время в каждой из 
перечисленных стран Комиссия отметила ряд тревожных обстоятельств. Так, 
например,  в  Эстонии  проблемы  в  основном  связаны  с  положением 
 
153

русскоязычного  населения,  значительная  часть  которого  не  имеет  статуса 
граждан страны. В Грузии с проявлением расизма, нетерпимости, прямой или 
косвенной  дискриминацией  сталкиваются,  по  мнению  Комиссии,  разные 
религиозные  и  этнические  меньшинства.  Реакция  на  эти  проявления,  в 
частности,  со  стороны  полиции  и  судебных  органов,  согласно  докладу,  во 
многих  случаях  неадекватна.  В  Ирландии  отмечен  определенный  уровень 
нетерпимости  в  отношении  иммигрантов,  беженцев.  В  Италии  проблемы 
расизма  и  ксенофобии  затрагивают  в  большей  мере  неграждан  ЕС,  а  также 
цыган.  Комиссией  был  отмечен  ряд  политиков,  пропагандирующих 
ксенофобию,  что  увеличивает  проблему.  В  Румынии  негативные  факты  в 
данной  сфере  связаны  с  пробелами  в  законодательстве,  с  состоянием 
общественного  мнения  и  поведением  полиции,  например  в  отношении 
цыган.46  
Вопрос о положении  национальных меньшинств является одним из 
самых  серьезных  и  острых  в  сегодняшней  Европе.  Он  неоднократно 
рассматривался  Советом  Европы  на  протяжении  всей  истории  его 
существования.  Решающий  шаг  в  оформлении  положений  был  сделан  на 
Венской встрече глав государств в 1993 г.. На этой встрече было решено, что 
национальные  меньшинства,  образовавшиеся  в  Европе  в  результате 
исторических  потрясений,  должны  пользоваться  защитой  и  уважением.  В 
связи  с  этим  было  решено  разработать  Рамочную  конвенцию  о  защите 
национальных  меньшинств.  Она  была  открыта  для  подписания    1  февраля 
1995  г.  Рамочная  конвенция  явилась  первым  многосторонним  правовым 
актом, посвященным защите национальных меньшинств.47   
Особое 
внимание 
Советом 
Европы 
уделяется 
проблеме 
клонирования  человека.  Европейская  Конвенция  о  правах  человека  и 
Биомедицине  и  Протокол  к  ней,  касающийся  клонирования,  стали  во  главе 
разработки  национальных  законодательств  в  этой  области  не  только  в 
Европе,  но  и  за  ее  пределами.  В  частности,  эта  проблема  обсуждалась         
В. Швиммером  и представителями Японии во время его визита в 2002 г. 
 
154

Совет Европы является первопроходцем в международно-правовой 
«проработке»  темы  клонирования.  Сегодня  эта  тема  стала  предметом 
всемирной  дискуссии  в  рамках  ООН.  Протокол  по  вопросам  клонирования 
вступил  в  силу 1 марта 2001 г.  Этот  первый  международный  документ  по 
клонированию, 
имеющий 
обязательную 
силу, 
запрещает 
«любое 
вмешательство,  направленное  на  создание  человеческого  существа, 
генетически идентичного другому существу, живому или мертвому».48  
Совет  Европы  вносит  свой  вклад  в  международную  борьбу  с 
терроризмом,  осуществляя  деятельность  специальной  рабочей  группы  и 
способствуя  сотрудничеству  европейских  стран  в  рамках  конвенций, 
касающихся  предотвращения  терроризма.  Базовым  документом  Совета 
Европы в антитеррористической деятельности остается Конвенция 1977 г. о 
пресечении  терроризма.49  Она  подписана  всеми  странами – членами  Совета 
Европы. Согласно решениям ПАСЕ и Комитета министров это направление 
деятельности сегодня стало одним из приоритетных. С одной стороны Совет 
Европы  в  рамках  своей  традиционной  роли  уделил  существенное  внимание 
проблеме  соблюдения  прав  человека  при  осуществлении  действий, 
направленных на борьбу с терроризмом. В самом деле, трудно спорить с тем, 
что  в  условиях,  когда  общество  требует  от  властей  решительных  действий, 
возникает  опасность  перекосов  в  правоприменительной  практике,  а  
ужесточение  законодательства  может  обернуться  издержками.  В  этой  связи 
деятельность  Совета  Европы,  по  мнению    диссертанта,  представляется 
полезной,  так  как  предостерегает  от  возможных  перегибов.  С  другой 
стороны,  небывалый  масштаб  терроризма  заставил  Совет  Европы 
пересмотреть свои приоритеты и признать, что борьба с терроризмом может 
требовать  принятия  особых  мер.  Однако  Совет  Европы  настаивает  на  том, 
что  при  этом  не  должна  страдать  демократия,  права  человека,  законность. 
Кроме того, государства не должны провоцировать дальнейший терроризм, а 
именно использовать методы, аналогичные террористическим. Совет Европы 
подчеркивает,  что  необходимо  искоренять  причины  терроризма.  В  этом 
 
155

отношении  Совет  Европы  начал  программу  по  межкультурному  и 
межрелигиозному  диалогу.  Что  касается  конкретных  действий  в  этой 
области,  то  следует  выделить  мероприятия  по  совершенствованию 
законодательства, направленного на перекрытие источников финансирования 
терроризма  и  борьбу  с  отмыванием  «грязных  денег».  Кроме  того,  Совет 
Европы  предложил  странам-членам  анализировать  и  выносить  заключения 
специалистов  о  соответствии  запланированных  антитеррористических  мер 
положениям ЕКПЧ.  
Совет  Европы  ведет  активный  диалог  по  поводу  несоответствия 
ряда  принципиально  значимых  норм  в  области  прав  человека  между 
европейской  и  американской  системами  защиты  прав  человека.  Так,  в 
феврале 1998 г. группа депутатов ПАСЕ во главе с Р. Вольвенд предложила 
проект  резолюции,  в  котором  резко  осудила  практику  применения  в  США 
смертной  казни,  напомнила  о  необходимости  уважать  ценности  Совета 
Европы,  имея  статус  наблюдателя  в  данной  организации,  и  призвала  США 
ввести мораторий на исполнение смертной казни, а в дальнейшем отменить 
ее  как  меру  наказания.  Эту  позицию  поддержал  Генеральный  секретарь 
Совета  Европы  В.  Швиммер  и  президент  ПАСЕ  лорд  Рассел-Джонстон. 
Данное  обращение  можно  расценить  как  важный  индикатор  готовности 
Совета  Европы  к  деятельности  в  условиях  глобализации  по  утверждению 
единых  норм  в  области  защиты  прав  человека  не  только  в  Европе,  но  и  в 
странах географически удаленных, но  имеющих официальные отношения с 
Советом Европы и признающих европейские демократические ценности.50 
Таким  образом,  можно  сделать  вывод  о  том,  что  защита  прав 
человека является приоритетной сферой деятельности Совета Европы. В этой 
области  Совет  Европы  разработал  и  принял  ряд  конвенций,  определивших 
место  Совета  Европы    в  системе  международных  организаций.  Кроме  того, 
Советом  Европы  постоянно  ведется  работа  по  распространению  и 
углублению прав человека, в связи с чем эта организация проводит активную 
исследовательскую работу и агитацию. 
 
156

3.2. Совет Европы и политика в области культуры 
 
Политика  Совета  Европы  в  области  культуры,  образования, 
молодежи и спорта определяется Европейской Конвенцией по культуре. Это 
настолько  взаимосвязанные  сферы  общественной  жизни,  что  эффективно  
рассматривать  и  разрабатывать  их  стало  возможным  только  после 
определения общей направленности деятельности Совета Европы.  
  Различные  течения  и  движения,  которые  после  Второй  мировой 
войны выступили за создание Совета Европы, подчеркивали необходимость 
формирования  общеевропейского  культурного  пространства.  Они  отмечали, 
что  формирование  культурной  политики  происходило  строго  в  рамках  
национальных  государств  и  являлось  их  прерогативой.  Использование 
культуры  в    оправдание  собственной  политики,  как  то  коммунизма  и 
фашизма,  вызвало   необходимость денационализации культурной политики. 
Это  стало одной из провозглашенных целей Конгресса Европы в Гааге в мае 
1948  г.51  и  одной  из  миссий,  возложенных  на  Совет  Европы  во  время  его 
создания.  
 
Так    как    решение      проблем    европейской      безопасности  
возлагалось    в    основном    на  НАТО,  решение  экономических  проблем 
перешло  в    сферу    деятельности      ЕЭС,  Совет  Европы,  таким  образом, 
оказался  перед  необходимостью  сконцентрировать  свое  внимание  на 
«проблемах      общества»,  в    том    числе    на    вопросах      воспитания,  
образования  и  культуры.  Фактически, согласно  Статье 1 (b) Устава Совета 
Европы      культурная      политика    была      обозначена      как    одно    из 
приоритетных направлений деятельности, наравне с защитой прав человека. 
Эта  статья  подчеркивала,  что  поставленная  цель  должна  достигаться 
совместными действиями стран-членов Совета Европы.52  
Благодаря      настойчивости    Консультативной  Ассамблеи  и 
различных  органов,  созданных  внутри  Совета  Европы,  было предпринято 
значительное    количество  инициатив,  благодаря  которым  культурная 
 
157

политика  Совета  Европы  стала  вырисовываться  и  утверждаться.  Следует 
отметить, что   Комитет министров  в   этом        вопросе  зачастую   выступал  
как  тормозящий    фактор,  поскольку    он    формировался  из  представителей 
правительств    государств-членов  Совета  Европы  и,  соответственно,  являлся 
проводником и   защитником   интересов   стран-членов,   поэтому  принимал  
с    недоверием    и  даже  враждебностью  любое    предложение,  которое  могло 
увеличить  рост  финансовых   вкладов,  выплачиваемых  странами-членами.   
Кроме  того,  в  деятельности  Совета  Европы,  направленной  на  
решение  этих  вопросов,  правительства,  которые  были  представлены  в 
Комитете  министров,  видели  вторжение  в  область,  принадлежащую 
исключительно  государствам,  то  есть  в  область  образования  и  культуры.   
Поскольку    эта    область    рассматривалась  в    качестве  одного  из  
учредительных  элементов  национального  тождества,  то  и  стремление  
вторжения  в   нее  международной  организации   вызывало  сопротивление  
со стороны государств.  
Несмотря    на      некоторое    сопротивление    и    нежелание 
государственных    чиновников,  а,  следовательно,  и    Комитета    министров   
дать  развиться  должному влиянию Совета Европы  в  вопросах  культуры,  
этой  международной  организации    удалось,  тем  не  менее,  постепенно 
добиться признания и  начать играть все более и более важную роль в этом 
вопросе.  Формирование    культурной  политики  Совета  Европы 
представляется возможным разбить на несколько этапов.  
Так,  с 1949 г.  до  конца 50-х  гг.  проводимые  инициативы  Совета 
Европы    в  культурной  области  были  обусловлены,  прежде  всего, 
политическими    мотивами,  а  именно,   желанием  поместить    культуру    на  
службу европейской идеи  и  дать  идеологическое  обоснование  созданию  
Совета Европы.  
Что  касается  конца 50-х    и   60-х  гг.,  то  эти  годы  были  отмечены  
созданием  компетентных органов и формированием базы, на основе которой 
можно  было      развивать  более  систематические  действия.  Деятельность 
 
158

Совета  Европы,  направленная  на  решение  вопросов  культуры,  перестала 
быть простой пропагандой в пользу европейской идеи, а стала посредником в 
сотрудничестве  между  европейскими  нациями  в  области  образования  и 
культуры.53  
Начало 70-х  и  середина 80-х  гг.  отмечены  оформлением  единой  
культурной политики стран-членов Совета Европы. 
Середина 80-х  и  конец 90-х  гг. – время,  когда  стало  возможным 
участие  стран  ЦВЕ  в  культурной  деятельности  Совета  Европы  благодаря 
открытости  и  лояльности  как  Европейской  Культурной  Конвенции,  так  и  в 
целом культурной политики Совета Европы.  
Итак,  во  время  своей  первой  сессии, 6 сентября 1949 г., 
Консультативная  Ассамблея  обсуждала  методы,  благодаря  которым  Совет 
Европы мог бы развивать сотрудничество между своими членами.54 В связи с 
этим  была  создана  Комиссия  по  вопросам  культуры  и  образования.  Кроме 
того,  Консультативной  Ассамблеей  были  приняты  рекомендации  для 
долгосрочной  программы,  которые  были  переданы  для  рассмотрения 
Комитету министров.55 
Этот эскиз культурной программы включал, в частности, взаимное 
признание  университетских  дипломов,  редактирование  учебников  по 
истории    в  целях  разъяснения  связей  между  странами  Европы,  создание  в 
университетах курсов, исследовательских сессий, конференций по вопросам 
европейской  организации  и  европейского  интегрирования,  учреждение 
стипендий.  Кроме  того,  говорилось  о  художественном  и  археологическом 
европейском  достоянии  и    совместном  использовании  художественных 
богатств,  которые  составляют  фундаментальную  основу  общеевропейского 
наследия.56 
Политические мотивации в основе этой программы были очевидны. 
Речь  шла  о  том,  чтобы  помочь  в  распространении  европейской  идеи, 
культурное содействие оказалось на службе у политики. При формировании 
культурной  политики  выбиралась    деятельность,  способная  поражать  умы, 
 
159

деятельность,  которая  должна  была  помочь  осознать  европейцами 
принадлежность  к  общей  цивилизации  и  облегчить,  таким  образом, 
подтверждение политической необходимости создания европейского союза.57 
В  течение  десяти  лет  эта  линия  поведения  лежала  в  основе      культурной 
политики Совета Европы.58  Однако  в момент своей разработки она  вызвала 
массу дебатов  в Консультативной Ассамблее. 
Так,  например,  некоторые  депутаты  отвергли  выражение  «в 
интересах  Европейского  Союза»,  представленного  как  цель  культурной 
программы. Они подчеркивали, что достижение культурного сотрудничества 
это  уже  самоцель,  а  не  помощник  политической  цели.59  В  конце  концов, 
политическая  линия  победила  в  Консультативной  Ассамблее  и  культурная 
миссия,  возложенная  на  Совет  Европы,  должна  была  способствовать 
политической  цели,  а  именно  осуществлять  более  тесный  союз  между 
странами-членами.60  
Выработанная  программа  Консультативной  Ассамблеи  была 
передана  в  Комитет  экспертов  по  культуре,  образованный  в  июне 1950 г. 
Комитетом  министров.  Здесь  важно  отметить,  что  Комитет  экспертов 
отклонил три из предложенных рекомендаций Консультативной Ассамблеи: 
создание  Конференции  европейских  министров  образования,  создание 
Конференции  ректоров  университетов,  создание  Европейского  культурного 
центра.  Связанно  это  было  с  тем,  что  в  их  создании  правительства  стран-
членов  видели  посягательство  на  национальные  суверенитеты  в  этих 
областях. 
В  окончательном  виде  программа  была  принята  в  конце 1950 г. 
Комитетом  министров,  который  представил  для  ее  финансирования  три 
миллиона  французских  франков  (старых).  Скромность  суммы  привела  к 
тому, что Комитету экспертов по культуре пришлось заниматься разработкой 
только  четырех  вопросов:  составлением  Европейской  культурной 
Конвенции;  исследованием  положения  для  возможности  признания 
эквивалентности  дипломов;  организацией  в  Страсбурге  ежегодной 
 
160

исследовательской  стажировки,  совпадающей  с  сессиями    Консультативной 
Ассамблеи; изучением возможности ревизии учебников по истории.61  
Тем  не  менее,  среди  правительств  стран-членов  сохранялись 
сильные  колебания  в  признании    культурной  миссии  Совета  Европы.  Это 
привело к сокращению бюджета на 1952 г. до двух миллионов франков.   
В  целях  дальнейшего  продвижения  работы  Комитет  экспертов  по 
культуре в феврале 1951 г. поручил своему председателю Ричарду Сеймуру  
выработать  рабочий  документ,  который  должен  был  служить  базой  в  
предстоящих  разработках.  Пересмотренная  «нота    Сеймура»,  которой  было 
дано  название    «Культурная  деятельность  Совета  Европы»,  в  дальнейшем 
была  присоединена  в  приложении  к  меморандуму,  выработанному 
Комитетом экспертов в апреле 1952 г. 
Этот  меморандум  определил  миссию  и  сферу  компетенции 
Комитета экспертов по культуре, а так же круг вопросов, которые следовало 
поддерживать с ЮНЕСКО.62 
В  свою  очередь,  Консультативная  Ассамблея  и  ее  Комиссия  по 
культуре  не  прекращали  добиваться  понимания  со  стороны  Комитета 
министров  в  необходимости  изменения  отношения  к  культурной 
деятельности  Совета  Европы.  Это  привело  к  тому,  что  Комитет  министров 
согласился  заметно  увеличить  финансирование  этой  области  в  целях 
расширения  культурной  программы.  Для  бюджета  по  культуре  на 1953 г. 
было выделено уже 13 миллионов франков, которые постепенно возросли до 
40 миллионов. 
В  программу 1949 г.  были  добавлены  следующие  мероприятия: 
организация  ежегодной  выставки  европейского  искусства;  проведение 
стажировок  для  расширения  возможности  представлять  европейскую  идею 
различным  уровням  образования;  перевод  на  французский  или  английский 
язык  литературных  произведений  с    нераспространенных  европейских 
языков;  организация  обменов  и  исследовательских  поездок  европейцев; 
 
161

создание  центра  европейского  кино;  публикация  трудов,  изучающий 
европейский фольклор.63 
Кроме того, в Риме в октябре 1953 г. был организован круглый стол 
по  единству  европейской  цивилизации.  В  ходе  его  работы  Комитет 
министров  решил  продлить  деятельность  рабочей  группы,  которой  было 
поручено  изучать  культурные  аспекты  европейского  единства,  исследовать,  
в  какой  мере  европейская  история,  литература,  философия  могут  служить 
поддержкой политическому союзу. Так, в 1955 г. был создан объединенный 
Комитет  по  культуре,  куда  входили  члены  Комиссии  по    культуре  и  члены 
Комитета  экспертов по культуре. Эта рабочая группа под председательством 
Дениса  Ружемона  в  марте 1956 г.  поручила  Максу  Белову,  профессору 
Оксфордского университета, выработать обобщенный отчет. Этот отчет был 
опубликован в 1957 г. под названием «Европа и европейцы».64 
В свою очередь, Ассамблея предложила создать Культурный Фонд, 
учреждение  которого  собрало  бы  сверх  сумм,  выделяемых  из 
правительственных  вкладов,  дополнительные    общественные  фонды,  для 
того  чтобы  предложенная  программа  культурного  содействия  была 
достаточно  профинансирована.  Однако,  опасаясь,  что  Комитет  министров 
отстранит  проект,  предложенный  Ассамблеей,  Комитет  экспертов  в  конце 
марта 1956 г.  выработал  контр-проект,  который  встретил  единогласную 
поддержку в Комитете министров.  Комитет министров одобрил этот контр-
проект  в июне 1956 г.  
Таким  образом,  Культурный  фонд  был  создан  в  январе 1959 г.  В 
качестве  цели,  зафиксированной  в  Уставе,  называлась  помощь  европейским 
институтам,  работающим  в  областях  воспитания,  науки,  культуры,  в 
перспективе  европейского  сотрудничества.  Кроме  того,  Культурный  фонд 
поставил  перед собой цель поддерживать культурную  деятельность, которая 
выходила  за  национальные  рамки  и  представляла  общеевропейский 
интерес.65  Источником  доходов  Фонда  стали  добровольные  взносы  стран-
членов,  неправительственных  организаций,  а  также  физических  лиц.  Свою 
 
162

деятельность  Культурный  Фонд  направил  на  финансирование  европейского 
кино,  организацию  Европейских  художественных  выставок,  проведение 
Европейского  дня  школ.  Кроме  того,  им  проводятся  стажировки,  учебные 
путешествия, публикации,  назначаются исследовательские стипендии.66  
Несомненно,  одним  из    основных  достижений 50-х  гг.  стало 
составление  Комитетом  экспертов  по  культуре  Европейской  культурной 
Конвенции, подписанной 19 декабря 1954 г., и предложенной для вступления 
как  странам-членам  Совета  Европы,  так  и  странам,  не  входящим  в  Совет 
Европы.  В  рамках  Европейской  культурной  конвенции  определилась 
политика  Совета  Европы  в  области  культуры,  образования,  спорта  и 
молодежной  политике.67    Задуманная  как  концентрат    культурной  миссии 
Совета  Европы,  эта  Конвенция  оговорила,  в  частности,  что  каждое 
правительство  должно  нести  ответственность  по  защите  и  развитию  своего 
национального вклада в общеевропейское культурное достояние.68  
Цель  Конвенции: «Способствовать  тому,  чтобы  граждане  всех 
государств-членов Совета Европы и других европейских государств, которые 
могут присоединиться к ней, изучали языки, историю, культуру других стран 
и  объединяющую  их  цивилизацию»69.  Кроме  того,  каждое  правительство  
должно  поощрять  изучение другими странами своего языка, своей истории, 
своей цивилизации.70 
Правительства,  ратифицировавшие  эту  конвенцию,  обязывались 
регулярно  совещаться,  чтобы  способствовать  совместно  с  Комитетом 
экспертов по культуре развитию культурной деятельности,  представляющей 
европейские интересы. 71 
Преамбула  и  одиннадцать  статей  Конвенции  определили 
концепцию, в которой прослеживается миссия Совета Европы в культурной 
области,  то  есть  распространять  общими  усилиями  европейскую 
цивилизацию  и  взаимное  знание  о  различных  национальных  культурах, 
которые  в  свою  очередь  составляют  существование  и  основу  единства 
европейской  цивилизации; полностью признавать разнообразное культурное 
 
163

европейское достояние, которое каждый должен сохранять и обогащать, так 
как оно является элементом общей цивилизации.  Предложения по вопросам 
применения положений Европейской культурной Конвенции и по вопросам, 
которые  касались    их  толкования,  должны  рассматриваться  на    совещаниях 
Комитета экспертов по вопросам культуры Совета Европы.72 
Выводы,  сделанные  на  совещаниях,  представляются  в  форме 
рекомендаций Комитету министров Совета Европы, если только эти решения 
не  входят  в  компетенцию  Комитета  экспертов  по  вопросам  культуры  как 
относящиеся  к  вопросам  административного  характера  и  не  влекут 
дополнительных расходов.73 
Несмотря  на  представленный  ряд  мероприятий,  главная  цель 
деятельности  Совета  Европы,  направленной  на  решение  вопросов  культуры  
до  конца 50-х  гг.  оставалась  политической,  а  именно  сделать  возможным, 
облегчить  образование  подлинного    союза  европейских  стран.  Поэтому  все 
стажировки, обмены, исследования и выставки  в это время задумывались и 
проводились  с  целью  распространения  европейской  идеи  в  образовании  (на 
всех  его  уровнях),  в  технической  и  другой  деятельности;  стипендии 
представлялись  для  того,  чтобы  поощрять  работу  в  области  исследования 
проблем    европейского  интегрирования  и  сотрудничества;  проведение 
Европейского  дня  школ  было  направлено  на  увеличение  интереса  детей  к 
единой Европе, поддержка европейской киноиндустрии  была направлена на 
поощрение  производства  фильмов,  которые  свидетельствовали  о  пользе 
европейского 
объединения.74 
После 
года 
функционирования 
административный  совет  Культурного  Фонда  констатировал,  что 
стимулирование  «сбыта»  европейской  идеи  задерживало  развитие 
предложенных  проектов,  так  как  вызывало  сопротивление  Комитета 
министров. Большинство экспертов по культуре и членов административного 
совета  Культурного  Фонда  имели  более  широкое  видение  проблемы.  Они 
считали,  что  проекты  должны  быть  направлены  преимущественно  на  
повышение культурного интереса, а не  в целях воздействия на европейское 
 
164

единство. 
Главная 
цель 
программ 
должна 
благоприятствовать 
сотрудничеству  между  странами-членами    в  области  образования  и 
культуры. 75  
В  связи  с  этим  в  начале 60-х  гг.  с  появлением  новых  структур 
Совета Европы в культурной сфере и изменением направления деятельности 
началась новая фаза культурной политики Совета Европы. Эта фаза связана с 
объединением  деятельности  по  вопросам  культуры  Совета  Европы  и 
Западноевропейского Союза. Статья 3 Брюссельского Договора оговаривала, 
что пять государств-членов должны были делать все возможное для лучшего 
понимания 
народами 
принципов, 
которые 
составляют 
основу 
общеевропейской  цивилизации,  и  также  благоприятствовать  культурным 
обменам,  установленным  соглашениями  между  ними.  Выполнение  этих 
целей    было  возложено  на  Комитет  советников  по  культуре  Брюссельского 
Договора.  Этот  Комитет  в  марте 1949 г.  превратился  в  постоянный  орган, 
Комиссию  по  культуре  Консультативного  Совета  ЗЕС.  В  свою  очередь,  эта 
Комиссия создала рабочие группы, наделенные затем статусом подкомиссий: 
подкомиссии  некоммерческого  кино  с  целью  развития  сотрудничества  и 
производства  совместных  фильмов  между  пятью  европейскими  странами; 
подкомиссии  по  делам  молодежи,  занимающиеся  вопросами  обмена  и 
молодежного  туризма.  Кроме  того,  Комиссия  занялась  вопросами 
образования,  такими  как  подготовка  Конференции  ректоров,  которая 
состоялась в Кембридже в 1955 г.76  
С 1954 г. была установлена постоянная связь между деятельностью 
по  вопросам  культуры  ЗЕС  и  Советом  Европы.  Считалось,  что  если  шаги, 
предпринятые в рамках пяти европейских стран, приносили положительные 
результаты,  то  их  можно  было  предложить  для  большего  числа  участников 
Совета  Европы.  Например,  Конференцию  по  вопросам  образования, 
прошедшую в Париже в 1959 г., решили сделать систематической. Также на 
Конференции  ректоров,  которая  проходила  под  эгидой  ЗЕС  в  сентябре     
1959  г.,  было  предложено,  чтобы  Европейский  Комитет  университетов  был 
 
165

превращен  в  орган  Совета  Европы,  который  в  сентябре 1960 г.  стал 
называться Комитетом по вопросам высшего образования.77 Конференция по 
вопросам  интеграции  и  реконструкции  воспитательных  систем 1959 г. 
предложила  следующую  такую  конференцию  провести  под  руководством 
Совета  Европы.  Она  состоялась  в  Гамбурге  в  апреле 1961 г.  и 
финансировалась Культурным Фондом.  
Слияние  совокупности  деятельности  по  вопросам  культуры  ЗЕС  и 
Совета Европы явилось одним из последствий Римских Соглашений; то есть  
создание  новых  европейских  организаций  потребовало  от  Европейских 
государств  новых  затрат,  что  вызвало  необходимость  в  рационализации 
деятельности в этих областях для экономии средств и персонала.  Именно в 
этой  перспективе  ограничения  в  ноябре 1959 г.  возникла  идея  передать    в 
ведение Совету Европы деятельность по вопросам культуры и  образования, 
которой раннее занимался ЗЕС.78 
Это  слияние  повлекло  за  собой  переориентацию  культурной 
политики  Совета  Европы  и  реконструкцию  его  структур.  Первостепенное 
направление  деятельности  Комиссии  по  вопросам  культуры  ЗЕС  и  ее 
подкомиссий  было  в  сотрудничестве  по  вопросам  воспитания,  молодежи, 
образования,  а  не  по  стимулированию  распространения  европейской  идеи, 
которое до тех пор преобладало в   культурной деятельности Совета Европы. 
Комитет  экспертов  по  культуре,  который  пытался  выступать  против  этого 
направления, таким образом, встретил поддержку и  подкрепление структур 
ЗЕС,  перенесенных  в  Страсбург  для  того,  чтобы  скорректировать 
культурную  миссию  Совета  Европы.  Она  стала  звучать  так:  культурная 
политика    Совета  Европы  должна  быть  направлена  как  на  помощь  в 
политической  унификации,  так  и  на  многостороннее  сотрудничество 
европейских государств в целях развития культуры и образования в странах-
членах Совета Европы. 79 
В  декабре 1960 г.  Комитет  министров,  определяя  роль  Совета 
Европы в вопросах  культуры, наряду с перспективой создания европейского 
 
166

союза  утвердил  свое  желание  способствовать  более  конкретным  действиям, 
таким  как  составление  общей  программы  культурного  сотрудничества  и 
более  значительным  перечислениям  в  Культурный  Фонд  для  того,  чтобы 
финансировать эту программу.80 
В  мае 1961 г.  Ассамблея  приняла  рекомендацию  и  решение 
относительно  «развития  культурного  строительства  в  Европе».  Она 
предложила  Комитету министров: 
1.  Учредить  с 1-го  января 1962 г.  Комитет  по  культурному 
сотрудничеству, «единственный 
орган 
координации, 
финансирования и политики в культурной области», с четырьмя 
большими  секторами:  высшее  образование  и  исследования, 
общее и техническое образование, дополнительное образование, 
изобразительные искусства и общие культурные отношения. 
2.  Создать  внутри  общего  Секретариата  службу  образования  и 
культуры,  которой  будет  поручено  давать  импульс  и 
поддерживать сотрудничество между станами-членами. 
3.  Осуществлять 
распространение 
программы 
культурного 
сотрудничества, 
основанной 
на 
следующем 
принципе: 
сотрудничество в образовании, науке, культурной деятельности 
и вопросах молодежи должно позволить поднимать культурный 
уровень граждан европейских стран.  
 
Ввиду  того,  что  сотрудничество  еще  не  проникло  в  глубины 
национальной практики из-за недостаточного финансирования и рассеивания 
в  плохо  скоординированных  проектах,  программа  должна  была 
концентрироваться в четырех направлениях, а именно сопоставить реформы 
и проекты  в области воспитания и образования; облегчить обмены людей и 
культурного  оборудования,  распространять  идеи,  концепции,  созданные  в 
Европе  как среди европейцев, так и среди неевропейских наций; объединить 
некоторые системы образования.81  
 
167

16 декабря 1961 г. Комитет министров принял эти предложения. В 
связи  с  этим  был  создан  Совет  по  культурному  сотрудничеству,  который 
объединил  всю  деятельность  Совета  Европы  и  ЗЕС  в  области  культуры. 
Кроме  того,  в  Секретариате  произошли  изменения,  и  был  создан  Отдел  по 
делам образования, культуры и науки.82 
Совет  по  культурному  сотрудничеству  должен  был  вырабатывать 
предложения  для  политики  в  области  культуры,  координировать  и 
осуществлять  совокупность  программ  по  культуре,  распределять  ресурсы 
Культурного  Фонда.  83  В  марте 1962 г.  были  пересмотрены  положения 
Культурного Фонда, был установлен вклад стран-членов в размере минимум 
1  миллиона  новых  франков.  В  связи  с  этим  были  уточнены  его  цели,  а 
именно  способствовать  и  финансировать  деятельность  Совета  Европы  по 
культуре  в  рамках  программы  многостороннего  сотрудничества  в  вопросах 
воспитания, науки и культуры. 84 
Обобщенный  документ,  выработанный  Советом  по  культурному 
сотрудничеству  в  вопросах  образования    подчеркивал,  что  постоянное 
сотрудничество и обмен между станами-членами должны позволить сблизить 
системы  образования, достаточно отличные, но сталкивающиеся с  теми же 
проблемами.  Совет  по  культуре  в  этом  случае  стал  инстанцией,  которая  
должна исследовать  проблемы и выносить предложения.85  
В  связи  с  адаптацией  образовательных  систем  к  новым  условиям 
европейского  общества  произошли  изменения  в  отношении  к  культурному 
достоянию.  С  одной  стороны,  это  было  сохранение,  развитие  собственной 
культуры,  самооценка  и  саморазвитие.86    С  другой  стороны,  происходила 
«культурная  демократизация»,  то  есть  стимулирование  сбыта  культурного 
производства, 
сотрудничество 
в 
аудиовизуальной 
деятельности, 
направленное на то, чтобы культурные  богатства европейской цивилизации 
стали  общим  достоянием,  вместо  того,  чтобы  быть  предназначенными  для 
элиты.87  
 
168

После 18 месяцев  рассмотрения  и  подготовки  документ  Совета  по 
культуре «Культурная политика Совета Европы» был принят в апреле 1965 г. 
Комитетом  министров.88    В  нем  были  согласованы  рекомендации, 
поступившие  от  Конференции  министров  образования  и  Консультативной 
Ассамблеи.  В  июне 1966 г.  Совет  по  культуре,  в  связи  с  увеличением 
поставленных  задач,  столкнулся  с  необходимостью  увеличить  бюджет  и 
персонал.  Однако  Комитет  министров  отказался  от  этих  увеличений,  чтобы 
не вызвать увеличение вкладов стран-членов.89 
В  свою  очередь  Консультативная  Ассамблея  внесла  предложения 
по  рационализации  культурной  деятельности,  установила  приоритеты  и 
призвала  к  сплочению  структур.90  В  феврале  1968 года  она  приняла 
предложения    Комиссии  по  вопросам  культуры,  которые  подчеркивали 
необходимость    образования  и  воспитания  в  течение  всей  жизни,  создание 
необходимых  условий  для  этого,  становление  европейской  политики  по 
делам молодежи.91 
В мае 1968 г. Комитет министров и Совет по культуре выработали 
новую  европейскую  политику  в  области  образования,  которая  учитывала 
требование  будущей  Европы  и  обязалась  заботиться  о  развитии 
Европейского Центра молодежи, который было решено  создать.92 
В  следующие  месяцы  Комиссия  Консультативной  Ассамблеи  по 
вопросам культуры была переименована в Комиссию по вопросам культуры 
и  образования.  Она  выработала  документ  «Двадцать  лет  культурного 
европейского  сотрудничества».  Его  сущность  Ассамблея  изложила  в 
рекомендации  Комитету  министров  в 1969 г.  Европейское  культурное 
сотрудничество  должно    быть  переосмыслено  «в  перспективе  постоянного 
прогноза»,  кроме  того  следовало  учитывать  возросшую  скорость  
происходивших  в  мире  изменений.  Ассамблея  рекомендовала,  чтобы 
Конференция  министров  образования  стала  постоянным  органом,  который   
определял  бы  приоритеты  европейской  политики  образования.  Так  же 
должен быть создан Департамент образования, специализирующийся на всех 
 
169

этапах образования, к которому были бы присоединены Центр документации 
и  информации,  исследовательский  Центр,  Центр  университетских 
технологий. Этот Департамент  призван был  выработать европейский статус 
преподавателя.  Наконец,  Совету  по  культуре  предлагалось  разработать  и  
осуществить  долгосрочную  программу  культурного  развития.93  На 
сегодняшний  день  он  состоит  из    девяти  Комитетов:  Комитет  по 
образованию, Комитет по высшему образованию и исследованиям, Комитет 
по культуре, Комитет по культурному наследию, Комитет экспертов по кино, 
Комитет  экспертов  по  археологическому  наследию,  Комитет  экспертов 
узкого  состава  по  движимому  наследию,  Комитет  по  развитию  спорта, 
Руководящий 
европейский 
комитет 
по 
межправительственному 
молодежному сотрудничеству.94 
Ввиду большого размаха средств и ресурсов, которые предполагало 
выполнение этих рекомендаций, Комитет министров опять стал тем органом, 
который тормозил развитие европейского культурного сотрудничества.  
Тем не менее, к началу 90-х гг. политика Совета Европы в области 
культуры,  образования,  молодежи  и  спорта  оказалась  достаточно 
реализованной и воплощенной на практике.  
В  январе 1985 г. на специальном заседании министров, созванном 
по  инициативе  Ганса-Дитриха    Геншера,  была  объявлена  так  называемая 
«остполитик».95 25 апреля 1985 г. Парламентская Ассамблея Совета Европы 
приняла  Резолюцию (85) 6 о  европейской  культурной  идентичности. 
Министры 21 государства-члена  заявили,  что  они  «осознают  европейскую 
культурную  идентичность»  и  используют  это  положение,  чтобы  превратить 
европейское  культурное  сотрудничество  в  основное  средство  для 
осуществления  сближения  между  Востоком  и  Западом  Европейского 
континента.  Для  этого  именно  у  Совета  Европы  был  инструмент,  который 
отличался  наибольшей  гибкостью,  так  как  он  был    доступен  как  для 
государств,  не  являющихся  членами  Совета  Европы,  так  и  для  государств-
членов  Совета  Европы.  Кроме  того,  он  отличался  значительной  сферой 
 
170

влияния,  так  как    охватывал  такие  широкие  области  сотрудничества,  как 
образование,  культура,  молодежь  и  спорт.  Это  и  была  Европейская 
культурная конвенция.  
Начиная  с 80-х    и  в  течение 90-х  гг.  Европейская  культурная 
конвенция  стала  настоящим  «преддверием»  для  вступления  стран 
Центральной  и  Восточной  Европы  в  Совет  Европы.  Благодаря  этой 
конвенции  вырисовалась  стратегия  постепенного  объединения  Европы  под 
знаменем  ее  культурной  идентичности,  выходящей  за  рамки  политических 
расхождений  и  осуществляемой  на  основе  культурного  сотрудничества  как 
канала  сближения  между  Востоком  и  Западом.  Первым  крупным 
достижением на пути реализации этой задачи было присоединение 7 октября 
1987  г.  к  Европейской  культурной  конвенции  страны,  относившейся  к 
странам  Центральной  и  Восточной  Европы.  Этой  страной  была  Югославия. 
А 21 февраля 1991 г. к Европейской культурной конвенции присоединилась и 
Россия. 
На  сегодняшний  день  политика    Совета  Европы  в  сфере  культуры 
направлена  на  развитие  межкультурного  диалога  и  предотвращение 
конфликтов  как  в  Европе,  так  и  во  всем  мире,  на  развитие  активной 
гражданской  позиции,  укрепление  солидарности,  поощрение  творческой 
деятельности,  на  выработку  общих  принципов  защиты  европейского 
культурного  и  природного  наследия.  Совет  Европы  также  способствует 
оказанию технической помощи странам-членам Совета Европы в выработке 
общегосударственной  политики  и  проведении  законодательных  реформ  в 
области  культуры.  Он  оказывает  поддержку  политикам  и  специалистам  в 
различных  областях  деятельности  по  разработке  программ  в  области 
межкультурного сотрудничества и образования. 
Европейская  программа  по  изучению  вопросов  национальной 
политики в области культуры направлена на обобщение опыта разных стран 
и извлечение конкретных уроков из успехов и неудач как на национальном, 
так  и  на  региональном  уровне,  а  также  на  выделение  схожих  проблем,  по 
 
171

которым возможны аналогичные решения. Эта программа позволяет Совету 
Европы получить широкий обзор проблем в культурной области, с которыми 
сталкиваются  страны-члены,  а  также  предложить  возможные  варианты  их 
решения. Программа содействует также сбору информации о целях и задачах 
политики,  проводимой  различными  странами,  и  позволяет  сделать 
сравнительный  анализ                  между  ними  на  международном  уровне.  На 
данный  период  времени  была  проанализирована  политика  в  области 
культуры  таких  стран,  как  Албания,  Армения,  Франция,  Швеция, 
Нидерланды,  Хорватия,  Финляндия,  Австрия,  Италия,  Эстония,  Болгария, 
Россия,  Португалия,  Словения,  Румыния  и  Литва.  Практически  завершен 
анализ культурной политики Андорры, Словакии, Молдовы и Турции.96 
Совет  Европы  также  поддерживает  культурный  обмен  артистами 
между  регионами  и  содействует  укреплению  сотрудничества  европейских 
культурных  кругов,  рассматривая  его  в  качестве  средства  для  обсуждения 
важнейших вопросов европейской культурной политики.   
Большое  внимание  Советом  Европы  уделяется  развитию  и 
распространению информации. Это связано с тотальной коммерциализацией 
и  распространением  шаблонной  массовой  культуры.  Для  того  чтобы 
сократить и в определенной степени нейтрализовать эти негативные явления, 
в  рамках  европейской  культурной  политики  приоритет  отдается  поиску 
позитивных 
путей 
поощрения, 
создания 
и 
распространения 
высококачественных  аудиовизуальных  программ.  Эти  телевизионные 
программы  должны  обеспечивать  основной  принцип,  в  соответствии  с 
которым  телевидение  несет  культуру  в  дом  каждого.  За  наиболее 
оригинальные  и  в  творческом  отношении  созидательные  телевизионные 
передачи присуждается приз «Европа», который учрежден в 1987 г. Конкурс, 
организуемый  Советом  Европы  в  сотрудничестве  с  другими  европейскими 
институтами,  открыт  для  местных,  региональных  или  национальных 
трансляционных станций. Он охватывает такие жанры, как  «художественное 
кино», «документальное  кино», «европейские события» и «ИРИС» (мульти-
 
172

культурные  программы).  Премия  в  размере 40 000 французских  франков 
присуждается  лучшей  программе  определенного  жанра.  Две  другие 
специальные  премии  того  же  размера  присуждаются  местным  или 
региональным  станциям.  Победителей  выбирает  жюри,  которое  состоит  из 
ведущих представителей телевещательной промышленности.97   
 Ввиду того, что ни одно государство не может преодолеть кризис в 
сфере  кинематографии  в  Европе,  Комитет  экспертов  по  вопросам  кино 
Совета  Европы  разработал  и  принял  в 1992 г.  Европейскую  конвенцию  по 
совместному  производству  фильмов.98  Кроме  того,  в 1988 г.  был  учрежден 
Фонд поддержки европейского кино  и телеискусства  Евроимидж. Его цель – 
создания  в  поощрении  создания  кинематографических  и  аудиовизуальных 
произведений в Европе. Для этого проводится  частичное финансирование их 
совместного производства и распространения. Фонд находится в Страсбурге.  
С  момента  своего  создания  Евроимидж  оказал  поддержку  в  производстве 
более  чем 700 полнометражных  и  документальных  фильмов.  В  настоящее 
время  к  нему  присоединились 27 государств-членов  и  его  годовой  бюджет 
составляет 
почти 20 миллионов 
евро. 
Финансовая 
поддержка 
распространению продукции и помощь киноактерам доступна только для тех 
стран-членов, которые не попали в программу поддержки средств массовой 
информации, реализуемой Европейским Союзом.99  
В 2002 г. премию «Оскар» в номинации лучший зарубежный фильм 
получила  кинолента  боснийского  режиссера  Дэниса  Тановича  «Ничейная 
земля». На съемки фильма фонд Совета Европы «Евроимидж» выделил 335 
тысяч  евро.  Данный  фильм,  среди  прочих  обстоятельств,  соответствовал 
обязательному  для  фонда  критерию  совместного  кинопроизводства  стран-
участников  фонда.  Над  этой  лентой  работали  Франция,  Бельгия,  Словения, 
Великобритания и Италия. 
Кроме  того,  Совет  Европы  проводит  ряд  других  значительных 
мероприятий,  например,  организацию  Европейских    художественных 
выставок.  Основная  цель  этих  выставок – способствовать  осознанию 
 
173

общности  европейского  культурного  наследия  путем  знакомства  с 
основными периодами и художественными направлениями, показать влияние 
различных выдающихся художников или школ. До настоящего времени было 
организованно  двадцать  семь  выставок,  которые  представляли  различные 
художественные  школы.  Они  носили  самые  разнообразные  названия,  такие 
как: «От  викингов  до  крестоносцев.  Скандинавы  и  Европа, 800-1200»100, 
«Искусство  и  власть», «Мечта  о  счастье – искусство  историзма».101 27-я 
выставка  состояла  из  двух  экспозиций « Оттон  Великий,  Магдебург  и 
Европа» (Магдебург, 2001) и «Центр Европы в период первого тысячелетия 
нашей  эры» (Будапешт,  Краков,  Берлин,  Мангейм  и  Прага  в  период  между 
2000 и 2002 гг.).102 
Необходимо так же отметить работу, проводимую Советом Европы 
по  охране  исторического  и  культурного    наследия.  Деятельность  в  этой 
области  координируется  Комитетом  по  культурному  наследию,  который 
следит 
за 
осуществлением 
конвенций 
по 
архитектурному 
и 
археологическому наследию.  Эти две конвенции направлены на укрепление, 
развитие  и  унификацию  политики  в  области  сохранения  и  развития 
европейского  наследия,  являясь  в  тоже  время  основой  международного 
сотрудничества  и  обмена  информацией  в  этой  области.  Ежегодно  по 
инициативе Совета Европы и при поддержке Европейского Союза проходят 
Дни европейского культурного наследия. Они являются отличным способом 
приобщения людей к культурному наследию в европейских странах, а также 
культурному  разнообразию  Европы.  Также  разрабатываются  туристические 
маршруты  по  местам,  имеющим  большое  значение  для  европейской 
культуры.  Среди  таких  маршрутов  можно  назвать  «шелковый»  и 
«текстильный  путь», «эпоха  барокко», «сельские  поселения», «влияние 
монастырей», «дороги  викингов», «ганзейский  путь», «сооружение 
крепостей» и т. д.  
В 1977 г.  была  учреждена  премия  Совета  Европы  для  музеев.  Она 
ежегодно  присуждается  тому  музею,  который  внес  особый  вклад  в 
 
174

сохранение  культурного  наследия  Европы.  Награда  представляет  собой 
бронзовую  статуэтку,  сделанную  испанским  мастером  Хуаном  Миро  и 
денежную  премию  в  размере 5000 евро.  Лауреат  выбирается  Комиссией  по 
культуре и образованию ПАСЕ.  «Музейный приз» Совета Европы за 2002 г. 
был вручен «Дому Будденброков» в германском городе Любек. 
Что  касается  вопросов  образования,  то  Совет  Европы  с  помощью 
разработки  различных  проектов  ищет  ответы  на  вопросы  о  том,  каким 
образом  оно  может  способствовать  сближению  народов  Европы, 
взаимопониманию  и  укреплению  доверия  между  ними,  как  может  помочь 
правительствам  и  гражданам  Европы  находить  ответы  на  основные 
проблемы общества.  
В связи с этим были разработаны и приняты три Конвенции в сфере 
образования: Европейская Конвенция об эквивалентности дипломов, дающих 
право на поступление в университеты в 1953 г., Европейская Конвенции об 
эквивалентности сроков обучения в университетах в 1956 г. и  Европейская 
Конвенция  об  академическом  признании  документов  об  университетском 
образовании, принятая в 1959 г. 103 
Следует  отметить,  что  в 50-е  гг.  ХХ  в.  основной  акцент  Советом 
Европы  делался на «гражданское европейское образование». В связи с этим 
организовывались  исследовательские  сессии  по  вопросам  распространения 
европейской  идеи  в 1952 г.  в  системе    среднего  образования,  в 1953 г.  в 
системе начального образования и в 1955 г. в системе  высшего образования. 
Кроме  того,  в 1953 г.  еще  одна  исследовательская  сессия  объединила 
историков,  желающих  устранить  из  учебников  по  истории  любой 
националистический след.104 
В  сфере  европейского  образования  в 60-х – конце 70-х  гг., 
произошли 
значительные 
изменения, 
однако 
соответствующая 
корректировка  европейских  конвенций  по  этому  вопросу  долгое  время  не 
производилась.  Наиболее  распространенные  перемены  на  национальном 
уровне заключались в диверсификации высшего образования. Если в 50-е  гг. 
 
175

национальные  системы  высшего  образования  состояли  из  традиционных 
университетов, 
которые 
находились 
непосредственно 
в 
ведении 
государственных  властей,  или,  если  вести  речь  о  католических 
университетах,  косвенным  образом  одобрялись  ими,  то  теперь  эти  системы 
отличались  более  многообразным  характером.  Значительная  доля  студентов 
начала  посещать  неуниверситетские  учебные  заведения,  которые 
организовывали  более  короткие  и  в  большей  степени  профессионально 
ориентированные  курсы,  или  же  заниматься  в  университетах  по 
нетрадиционным программам меньшей продолжительности с более сильным 
акцентом  на  профессиональное  образование.  Эта  диверсификация  и 
профессионализация  распространилась  и  на  подготовительные  курсы, 
действующие на уровне среднего образования, что породило сложности при 
приеме  в  высшие  учебные  заведения,  затруднило  реализацию  концепции 
международной эквивалентности.  
Кроме  того,  в 80-е    гг.  быстро  увеличивалось  число  частных 
учебных  заведений.  Это  явление  характерное  для  большинства  стран, 
наибольшую  остроту  обрело  в  ряде  государств    Центральной  и  Восточной 
Европы. В этом случае проблема заключалась не в том, как работает то или 
иное  учебное  заведение,  на  частной  или  государственной  основе,  а  в  том, 
гарантировано  ли  в  нем  качество  преподавания  учебных  дисциплин  и 
качество  квалификаций.  Европейские  конвенции  в  области  высшего 
образования  не  содержали  положений,  которые  дифференцировали  бы 
различные учебные заведения в рамках той или иной национальной системы.  
За  время,  прошедшее  после  принятия  ныне  действующих 
конвенций,  значительно  возросла  академическая  мобильность,  что  придало 
вопросам академического признания гораздо более важное значение, чем это 
было на момент их создания.  
Увеличение  числа  стран,  которые  приняли  участие  в  программах 
Совета Европы по образованию и культуре105, привело к тому, что возросли 
различия  между  системами  образования  стран-участниц.  Это,  в  свою 
 
176

очередь, означает, что потеряла свою почву предпосылка, лежащая в основе 
европейских  конвенций  о  высшем  образовании,  которая  заключается  в 
признании того принципа, что национальные системы образования, по сути, 
эквивалентны.  
Появление этих трудностей привело к тому, что 30 октября 1992 г. 
Генеральный  секретарь  Совета  Европы  в  официальном  письме  на  имя 
Генерального  директора  ЮНЕСКО  предложил  разработать  совместную 
Конвенцию  Совета  Европы  и  ЮНЕСКО.  Эта  инициатива  была  активно 
поддержана и привела к появлению  Конвенции о признании квалификаций, 
относящихся  к  высшему  образованию  в  Европейском  регионе.106  Она  была 
подписана 11 апреля 1997 г.  в  Лиссабоне.  Совместный,  от  имени  двух 
организаций,  статус  Конвенции  подчеркивается  тем,  что  ее  депозитариями 
являются  Генеральный  секретарь  Совета  Европы  и  Генеральный  директор 
ЮНЕСКО.  Эта  конвенция  создана  для  решения  возникших  трудностей 
перед  этими  организациями  в  ходе  многолетней  деятельности.  Главная 
задача  Конвенции – облегчить  признание  документов  об  образовании, 
выдаваемых  в  разных  странах.  По  сути,  важнейшей  целью  это  Конвенции 
стало  создание  юридического  каркаса  в  сфере  высшего  образования  на 
европейском континенте, который должен предоставить студентам в Европе 
возможность  учиться  и  работать  за  рубежом.  Лиссабонская  Конвенция 
заменила шесть  ранее принятых Конвенций в этой области. В соответствии с 
ней 
представленные 
студентами 
документы 
должны 
проходить 
квалификационную  проверку  в  течение  разумного  срока.  Отказать  в 
признании представленных документов о высшем образовании можно лишь 
на  том  основании,  что  система  образования  в  принимающей  стране 
существенным  образом  расходится  с  аналогичной  системой  страны,  где 
студент  получал  образование.  Причем,  следует  подчеркнуть,  что  этот  факт 
принимающая сторона должна доказать. В России Лиссабонская Конвенция 
вступила  в  силу 1 июля 2000 г.  Сейчас  ее  участниками  являются 54 
государства. 
 
177

Кроме разработки конвенций в области образования Совет Европы 
также обобщает новые идеи, опыт и результаты исследований на благо всего 
общества, издает материалы практических исследований, а также учебных и 
других  пособий  для  преподавателей  и  руководителей  сферы  образования.  
Кроме  того,  Совет  Европы  разрабатывает  крупномасштабные  проекты  в 
области  школьного,  высшего  образования,  а  также  систем  образования 
взрослых.  
Членство России в Совете Европы дает возможность участвовать в 
общеевропейских  программах  в  области  образования.  Наиболее  известна  в 
России  образовательная  программа  «Европа  в  школе»,  проводимая  под 
эгидой Совета Европы, ЕС, Европейского культурного фонда. Эта программа 
имеет 45-летний опыт. В 2000 г. она объединяла 33 европейских государства. 
Инициатором  деятельности  «Европы  в  школе»  в  России  стал  г.  Санкт-
Петербург в 1995 г. В настоящее время наша страна является полноправным 
членом  международного  содружества  педагогов  и  учащихся  «Европа  в 
школе».  С 1996 по 2000 гг.  в  организованных  конкурсах  приняло  участие 
более 28 000 школьников  и  студентов  Санкт-Петербурга,  Ярославля,  Тулы, 
Новгорода,  Пскова  и  других  городов  России. «Европа  в  школе» 
рассматривается как средство объединения усилий людей разных стран ради 
развития  европейского  образования,  воспитания  ответственности  за 
сохранение  мира,  утверждение  демократии.  В  рамках  этой  программы 
ежегодно  выбирается  тема  года,  единая  для  всех  европейских  стран. 
Например,  в 1996 г. – «Информация.  Коммуникация.  Европа»,  в 1997 г. – 
«Какой  быть  культуре  Европы 21 века?»,  в 1998 г. – «Мир  в  Европе»,  в    
1999  г. – «Права  человека  и  я»,  в 2000 г. – «Гражданин  объединенной 
Европы 21 века, какой он?». Участники делятся на возрастные группы: 1-я – 
от 6 до 9 лет, 2-я от 10 до 13 лет, 3-я от 14 до 16 лет, 4-я – от 17 до 21 года. 
Программа направлена не на выделение «маленькой одаренной элиты», а на 
приобщение  к  образовательному  творчеству  самого  широкого  контингента 
учащихся, в том числе детей с проблемами в развитии.  
 
178

В  различных  учебных  заведениях  для  учащихся  и  преподавателей 
создаются  Европейские  клубы,  которые  организуют  деятельность  в  области 
европейского 
образования. 
Европейские 
клубы 
занимаются 
распространением  информации  относительно  европейской  географии, 
исторического,  культурного,  экономического  аспекта,.  знакомят  с 
европейскими  организациями,  их  структурой,  функционированием,  целями, 
изучают  политическую,  социальную  и  культурную  жизнь  стран-членов 
Совета  Европы    и  ЕС,  исследуют  цели  и  проблемы  европейского 
объединения. 107 
Одна  из  задач  образовательных  европейских  программ – 
привлечение  внимания  к  необходимости  изучения  иностранных  языков  как 
средства общения между европейскими народами. Надо отметить, что 2001 г.  
был  объявлен  «Европейским  годом  языков».  В  рамках  этой  инициативы 
внимание  уделялось  обсуждению  и  разрешению  вопросов,  связанных  с 
языковым многообразием в Европе.108  
В целом, работа Совета Европы по вопросам образования ведется в 
следующих  направлениях:  разработка  крупномасштабных  проектов  в 
области  школьного,  высшего  образования  и  обучения  взрослых;  обобщение 
новых  идей,  опыта  и  результатов  исследований  на  благо  всего  общества; 
развитие связей и обменов, установление новых контактов и стимулирование 
партнерства; 
развитие 
университетского 
сотрудничества; 
реформа 
законодательства в области образования.109 
Что  касается  проблем  молодежи,  то  Совет  Европы  уделяет  им 
постоянное  внимание.  Главная  цель  молодежной  политики  Совета  Европы 
состоит  в  подготовке  молодых  людей  к  активному  участию  в  жизни  своей 
страны  на  европейском  и  международном  уровнях.  Молодежь  должна 
участвовать  в  строительстве  своего  будущего,  используя  при  этом 
основополагающие 
ценности 
Совета 
Европы: 
свободу 
личности, 
демократию, терпимость, открытость мышления, отказ от насилия.   
 
179

Для  выполнения  этих  положений  в  Страсбурге  был  открыт 
Европейский 
молодежный 
центр. 
Он 
является 
образовательным 
учреждением  и  центром,  где  проживают  молодые  люди.  Здесь  собираются 
представители молодежи всех государств Европы, равно  как и   стран за ее 
пределами.  Европейский  молодежный  центр  сотрудничает  с  различными 
международными  молодежными  неправительственными  организациями, 
такими как политические партии, социально-образовательные и религиозные 
группы, профессиональные союзы и организация рабочей молодежи.  Такое 
сотрудничество  дает  возможность  глубже  изучить  общие  для  молодежи 
вопросы и познакомиться с культурой других стран. Бюджет Центра в 1992 г.  
составил 23 миллиона  французских  франков.  В 1995 г.  был  открыт  второй 
такой центр в Будапеште.110 
 Ежегодно  более 1750 человек  собираются  в  этом  Центре  для 
участия в семинарах, симпозиумах по разнообразной тематике: безработица 
среди молодежи, средства массовой информации, проблема нетерпимости и 
т.д.  В марте 2003 г. по инициативе Генерального секретаря Совета Европы 
В. Швиммера в Европейском молодежном центре был проведен семинар на 
тему  «Молодежь  и  урегулирование  конфликтов – свежие  идеи  по 
укреплению  мира».  Около 30 молодых  людей  прибыли    в  Страсбург  из 
различных конфликтных регионов Европы и пограничных с ней государств. 
вокруг  нее.  Они  обсуждали  вопросы  по  нахождению  мирных  решений 
основных  политических  проблем.  В  ходе  работы  семинара  молодые 
представители  подготовили  предложения,  направленные  на  урегулирование 
конфликтов  в  тех  регионах,  из  которых  прибыли  их  сверстники.  Под 
председательством Рона Фишера, канадского профессора по международным 
отношениям,  молодые  представители  Израиля  и  Палестинской  автономии 
совместно обсудили ситуацию на Кипре. Одновременно, действуя по той же 
схеме, молодые представители Армении и Азербайджана совместно занялись 
решением  проблем,  существующих  на  Ближнем  Востоке.  Молодые 
представители  греческой  и  турецкой  общины  Кипра  совместно  трудились 
 
180

над  урегулированием  Нагорно-Карабахского  конфликта  при  содействии      
Д.  Л.  Стерна,  корреспондента  газеты  «Файнэншл  Таймс»  в  Кавказском 
регионе и Средней  Азии.  Итоги работы этих групп и результаты дискуссий 
вынесены  на  рассмотрение  «круглого  стола»,  работу  которого  возглавил  В. 
Швиммер и П. Шидер.111  
 Работу молодежных организаций финансирует  Европейский Фонд 
молодежи. Со дня своего основания в 1973 г. он внес более 150 миллионов 
франков  на  проекты,  предназначенные  для  150 000 молодых  людей  из 
сорока  стран  мира.  Он  не  только  оказывает  финансовую  поддержку,  но  и 
предоставляет  субсидии  на  административные  цели  международных 
молодежных  организаций.  Таким  образом,  он  помогает  укреплять 
координацию между ними. 112 
На  встрече  европейских  министров  по  делам  молодежи,  которая 
прошла 9 ноября 2002 г.  в  Салониках  (Греция)  были  установлены 
приоритеты  Совета  Европы  в  молодежном  секторе  на 2003 – 2005 гг.,  а 
именно:  развитие  межкультурного  диалога,  участие  в  демократических  и 
гражданских  инициативах,  профилактика  насилия.  Министры  также 
рекомендовали  Организации  более  полно  учитывать  интересы  молодежи  в 
своей  работе.  В  принятой  декларации  министры  отметили  ряд  общих 
тенденций в проблемах молодежи. Они говорили о растущей экономической 
зависимости молодежи от своих семей и органов социального обеспечения, о 
повышении  процента  безработицы  среди  молодежи,  о  критическом 
отношении  к  функционированию  демократических  институтов.  Министры 
подчеркнули,  что  правительства  должны  учитывать  эти  тенденции  в  своей 
молодежной  политике,  к  разработке  и  реализации  которой  должна  шире 
привлекаться молодежь. 
По  итогам  конференции  была  принята  резолюция  о  положении 
молодежи  в  районах  вооруженных  конфликтов,  направленная  на  вывод  из 
изоляции  тех,  кто  там  проживает.  Министры  высказались  в  пользу 
укрепления  программы  Совета  Европы  «Подготовка  демократических 
 
181

молодежных  лидеров»  и  претворения  в  жизнь  Хартии  участия  молодежи  в 
общественной жизни на муниципальном и региональном уровне. Они так же 
призывали  обеспечить  выполнение  рекомендаций  Комитета  министров  по 
развитию  в  Европе  добровольческой  службы  и  повышения  мобильности 
молодежи.  В  резолюции  также  содержится  призыв  к  государствам-членам 
Совета 
Европы 
развивать 
межкультурный 
диалог, 
поддерживать 
молодежные инициативы и организации в соответствующих регионах.113  
Что касается спорта, то Совет Европы всегда рассматривал развитие 
спорта как средство для улучшения качества жизни, содействия интеграции в 
обществе и укрепления социальных связей.  
Сотрудничество  в  области  спорта  по  линии  Совета  Европы 
организованно 
в 
партнерстве 
с 
правительственными 
и 
неправительственными  организациями  в  рамках  Комитета  по  развитию 
спорта,  созданного  в 1977 г.  Комитет  по  развитию  спорта  и  Спортивный 
Фонд  являются  конкретными  инструментами  применения  Европейской 
культурной Конвенции во всем, что касается спорта.114 На своих ежегодных 
заседаниях в Страсбурге Комитет по развитию спорта принимает программу 
деятельности  и  обсуждает  актуальные  вопросы  спорта,  выбирает 
председателя и его заместителя сроком на один год. Члены бюро Комитета, 
которое собирается 2-3 раза в год, представляют различные географические 
группы  в  составе  Комитета  и  избираются  на  двухлетний  срок.  Заседания 
рабочих  групп  и  экспертных  комиссий  проводятся  по  необходимости  в 
соответствии  с  программой  деятельности,  которая  также  включает  в  себя 
семинары,  практикумы,  передвижные  семинары  и  учебные  курсы, 
организуемые  и  финансируемые  государствами-членами  совместно  с 
Советом Европы.  
 Внимание  Совета  Европы  к  спорту  демонстрирует,  насколько  эта 
форма  деятельности  важна  для  общества  как  с  точки  зрения  примера  для 
молодежи, так и с точки зрения здоровья населения. 
 
182

При  участии  всех 48 государств-участников  Европейской 
культурной  конвенции  Комитет  по  вопросам  спорта  формирует  и 
координирует  общеевропейскую  программу  деятельности  и  занимается 
подготовкой конференций европейских министров по делам спорта. На этих 
конференциях,  которые  проходят  в  среднем  один  раз  в  два  года,  задается 
общее политическое направление сотрудничества в области спорта.115 
Первым  документом,  привлекшим  внимание  европейцев  к 
преимуществам  систематических  занятий  спортом,  стала  Европейская 
Хартия «Спорт для всех».  Инициатива по  ее  разработке была выдвинута на 
Европейской  конференции  министров  по  делам  спорта  в 1975 г.,  и  ее 
официальное  принятие  состоялось 24 сентября  того  же  года.  Эта  Хартия 
провозглашает право каждого заниматься спортом. Впервые за всю историю 
такое  право  было  официально  признано  в  международно-правовом 
документе.  Согласно  Хартии  спортивная  политика  европейских  стран 
должна проводится в рамках единой программы, основанной на спортивных 
идеалах Совета Европы. Кроме того, Европейская Хартия явилась средством 
повышения  качества  жизни  недееспособных  людей,  инвалидов.  Она  вносит 
вклад в дело их реабилитации и интеграции в обществе.  
После  десяти  лет  разработки  в 1988 г.  Комитетом  по  развитию 
спорта  был  составлен  персональный  тест  определения  физической 
выносливости  детей    и  молодежи    «Еврофит» – комплекс  физкультурных 
нормативов.  Этот  тест  определяет  гибкость,  скорость,  силу  и  т.  д.  Его 
используют во многих учебных заведениях Европы.116 Успешное применение 
комплекса  «Еврофит»  для  детей  и  молодежи  привело  к  необходимости 
разработки  и  принятию  «Еврофит»  для  взрослых.   Эти  нормативы  служат 
основой  для  создания  программ  физического  воспитания.  Оба  комплекса 
отражают  растущее  понимание  того,  какой  вклад  вносит  физическая 
культура  в  сохранение  здоровья,  улучшение  качества  жизни  человека  в 
современном мире.  
 
183

Кроме того, Совет Европы выступает против негативных явлений в 
спорте, в частности, против допинга и насилия.  Так, в 1989 г. была принята 
Антидопинговая  Конвенция,  которая  ограничивает  применение  допинговых 
препаратов,  ужесточает  антидопинговый  контроль,  вводит  ряд  санкций 
против  нарушителей.  На  сегодняшний  день  эта  Конвенции  ратифицирована 
37  государствами.  Она  так  же  открыта  для  участия  неевропейских 
государств,  три  из  которых,  Австралия,  Канада,  Тунис,  вступили  в  нее. 
Таким  образом,  эта  конвенция  действует  за  пределами  европейского 
континента.  В  сотрудничестве  с  Европейской  Комиссией  ЕС  Совет  Европы 
участвовал  в  создании  Всемирного  антидопингового  агентства.  Совет 
Европы имеет два места в нем и играет активную роль в формировании его 
политики.  
Что  касается  насилия  в  спорте,  то  после  трагедии,  которая 
произошла на футбольном матче за Европейский Кубок между «Ювентусом» 
и  «Ливерпулем»  на  стадионе  Хейзель  в  Брюсселе 29 мая 1985 г.,  когда  
погибли 39 человек, Совет Европы разработал Конвенцию о предотвращении 
насилия  и  хулиганского  поведения  зрителей  во  время  спортивных 
мероприятий.  В  ней  оговорено 70 мер  безопасности,  которые  государства 
обязаны  принимать  во  время  футбольных  матчей.  Например,  они  должны 
модернизировать  стадионы  и  обыскивать  зрителей  на  предмет  наличия 
оружия.  Они  могут  запретить  продажу  алкогольных    напитков  и  разделить 
болельщиков  противоборствующих  команд.117  Эта  конвенция  не  раз 
доказывала  свою  эффективность.  За  реализацией  Конвенции  следит 
специальный 
постоянный 
Комитет. 
К 
настоящему 
времени 
ее 
ратифицировали 34 государства.  
Принятие  в 1992 г.  Европейской  спортивной  хартии  и  Кодекса 
спортивной  этики  стали  естественным  продолжением  деятельности  Совета 
Европы  в  области  спорта.  В  этих  двух  документах  правительства  взяли  на 
себя  обязательство  обеспечить  своим  гражданам – во  взаимодействии  с 
соответствующими спортивными организациями – возможности для занятий 
 
184

спортом  на  определенных  условиях.  Согласно  Хартии  и  Кодексу  спорт 
должен  быть:  общедоступным;  открытым,  в  частности,  для  детей  и 
молодежи; здоровым и безопасным, честным и терпимым; способствующим 
самореализации  личности  на  всех  уровнях;  экологичным;  достойным 
человека; свободным от эксплуатации.  
С  самого  начала  своей  деятельности  в  спортивной  сфере  Совет 
Европы  стремился  использовать  воспитательный  потенциал  спорта.  В 
последние годы эта деятельность была выделена в отдельное направление по 
формированию  спортивного  сообщества,  основанного  на  идеалах 
терпимости.  На  первом  «круглом  столе»  по  вопросам  спорта,  терпимости  и 
спортивного  поведения  в 1996 г.  более  чем    в  половине  государств-членов 
были назначены «послы спорта, терпимости и спортивного поведения». Они 
призваны пропагандировать уважение друг друга в спорте, вести программы 
по воспитанию терпимости и внедрению других этических ценностей как  в 
спорте,  так  и  благодаря  ему.  Ежегодно  послы  собираются  вместе  для 
обсуждения вопросов развития и расширения своей работы.118  
Итак,  уставная  цель  Совета  Европы  направлена  на  решение    ряда 
основных  проблем  общества,  и  прежде  всего  в  культуре,  образовании,  
спорте  и  молодежной  политике.  Политика  Совета  Европы  в  этих  сферах 
определяется  Европейской  культурной  конвенцией  и  ориентированна  на 
понимание,  примирение  и  сотрудничество  между  европейскими  народами. 
Это  в  наибольшей  степени  соответствует  основной  цели  Совета  Европы,  а 
именно обеспечению европейского единства. Как и в правовой деятельности, 
разработка  культурной  политики  и  принятие  основных  документов  по 
вопросам  культуры,  образования  и  молодежи  проходила  в  острой  полемике 
между  национальными  правительствами  и  европейской  общественностью, 
которая желала максимальной интеграции в указанных областях.  В связи с 
этим  произошла  переориентация  культурной  политики  Совета  Европы  из 
области пропаганды в сферу реального сотрудничества. Усиление акцента на 
сотрудничество  позволило  многим  европейским  странам,  которые  не 
 
185

являлись  членами  Совета  Европы  активно  участвовать  в  культурной 
политике  организации,  и  в  дальнейшем  присоединиться  к  другим  сферам 
деятельности, вплоть до полноправного вступления в Совет Европы.  
 
*** 
Подводя  общий  итог  рассмотрению  основных  направлений 
деятельности Совета Европы можно сделать следующие выводы. На основе 
анализа  основных  направлений  деятельности  Совета  Европы  становится 
очевидно,  что  всеобщее  признание  эта  организация  получила  благодаря 
своей активности в сфере защиты прав человека и свобод человека, а также  
благодаря  деятельности,  направленной  на  формирование  единого 
культурного  пространства,  возрождение  Европы  через  сохранение  ее 
культурно-исторического  многообразия.  Наиболее  значимой  конвенцией 
Совета  Европы  является  Европейская  конвенция  о  защите  прав  человека  и 
основных  свобод,  которая  обладает  юридической  силой,  а  не  является 
декларацией  или  политическим  обещанием.  Созданный  в  рамках  ЕКПЧ 
региональный  механизм  контроля  за  соблюдением  прав  человека  является 
одним  из  важнейших  достижений  Совета  Европы.  Его  принятие  странами-
членами  сегодня  является  обязательным  условием  их    членства  в  Совете 
Европы. 
Во  многом  благодаря  половинчатости  и  компромиссности 
избранных организационных  решений в начале 50-х гг., созданный Советом 
Европы  международный  механизм  контроля  смог  выжить  и  завоевать 
доверие  государств,  а  затем,  резко  активизировав  свою  деятельность  в         
80-е гг., превратиться в один из узловых элементов европейского правового 
порядка.  Признание  за  частными  лицами  прав  на  подачу  индивидуальных 
петиций,  для  существовавшей  в  то  время  системы  международных 
отношений,  являлось  радикальным  новшеством  и  требовало  от  государств  
большой  политической воли, поскольку  государствам пришлось  отказаться 
от многих  существовавших стереотипов.  За годы деятельности Европейская 
 
186

комиссия  по  правам  человека  и    Европейский  Суд,  заново    «переписали» 
Конвенцию,  наполнив  ее  сжатые  формулировки  глубоким  содержанием,  
таким  образом  начала  оформляться  унификация  европейской  правовой 
системы.  Благодаря  Конвенции  возникло  и  получило  развитие  европейское 
прецедентное право. 
 Поскольку  контрольный  механизм  Конвенции  создавался    на  заре 
послевоенного  времени,  когда  идеология  защиты  прав  человека  еще  только 
набирала  силу,  ему  был  дан  компромиссный  характер.  Страны  выбрали  не 
оптимальный  вариант,  а  тот,  на  который  они  готовы  были  пойти,  который 
отвечал  реалиям  времени.  В  дальнейшем,  когда  стало  возможно 
использование  наднационального  регулирования  в  качестве  одного  из 
наиболее  надежных  инструментов  интеграции,  был  образован  единый 
Европейский суд по правам человека.  
Эффективную  гарантию  прав  дополняет  целый  ряд  других  конвенций 
Совета  Европы.  Однако  его  деятельность  в  области  защиты  прав  человека 
направлена также на распространение прав человека,  в связи с чем Советом 
Европы  проводится  разнообразная    исследовательская  работа  и 
распространение знания в сфере прав человека.   
Однако  было  бы  ошибочным  свести  всю  деятельность  Совета 
Европы  исключительно  к  правозащитным  аспектам.  Совет  Европы  также 
способствует  оказанию  технической  помощи  странам – членом  Совета 
Европы  в  выработке  общегосударственной  политики  и  проведении 
законодательных  реформ  в  области  культуры.  Он  оказывает  поддержку 
политикам и  специалистам в различных сферах деятельности по разработке 
программ в области межкультурного сотрудничества и образования. 
В  сферу  культурной  политики  Совета  Европы  входят  вопросы 
образования,  молодежи  и  спорта,  разрешение  которых  несомненно 
способствует сближению народов Европы, взаимопониманию и укреплению 
доверия  между  ними.  Работа  Совета  Европы  по  вопросам  образования 
ведется в следующих направлениях: разработка крупномасштабных проектов 
 
187

в области школьного, высшего образования и обучения взрослых; обобщение 
новых  идей, &