19584

Мозг и психика

Лекция

Психология и эзотерика

Сознание и мышление человека, его идеалы и духовные потребности, планы и образы окружающей действительности, какие бы возвышенные чувства у нас ни вызывали, прозаически связаны с функционированием вещественного, материального органа — мозга

Русский

2014-06-10

115 KB

15 чел.

Мозг и психика

Сознание и мышление человека, его идеалы и духовные потребности, планы и образы окружающей действительности, какие бы возвышенные чувства у нас ни вызывали, прозаически связаны с функционированием вещественного, материального органа — мозга. Понять и доказать это позволили исследования по физиологии высшей нервной деятельности. Ознакомление с ее данными имеет для того, кто хочет понять психологию, эвристическое значение. Рассуждения и определения психологии выглядят зачастую малопонятной схоластикой, но до тех нор, пока не будет понята их связь с работой мозга. Из словесных упражнений они превращаются в образы, в мысленное видение психологической реальности.

Среди ученых, признающих связь психики и физиологии мозга, наиболее распространены три точки зрения на характер этой связи.

Первая — ее именуют психофизиологическим монизмом, — полагает, что связь мозговых физиологических явлений с психологическими жестко однозначна: первое напрямую определяет второе, какова физиология, такова и психология. Происходит, таким образом, их отождествление, сведение всего к физиологии,

т. е. по существу отрицание психики как особого явления в мире.

Известно, что имеются разные формы движения материи:

механическая, электрическая, химическая, физиологическая и другие, в том числе и психологическая. Высшие формы нельзя свести к низшим и представить как некую сумму последних. Так, про физиологические процессы можно было бы сказать, что это химические процессы обмена веществ, физиологические изменения температуры, перемещения частиц, ионов и др. Но физиология человека — это не простая химия и физика, а иная — физика и химия живого тела. Она подчиняется законам функционирования целостного организма. Распад организма, смерть прекращают всю эту физику и химию и ее особые свойства и закономерности.

Современная теория систем рассматривает свойства систем как не сводимые к свойствам образующих их элементов или их простой сумме. Это особые, качественно иные ~ системные — свойства. Примеры: известная всем химическая формула воды состоит из двух атомов водорода и одного — кислорода. Водород и кислород — газы со своими свойствами. Вода же — жидкость, обладающая совершенно иными свойствами. Электронный конденсатор — кусочек металла и изолятора, но, включенный в схему телевизора или радиоприемника, обнаруживает способность к накоплению и отдаче энергии, работая синхронно с другими элементами и подчиняясь целостным свойствам технической системы. Последняя же — не просто сумма электронных деталей, ибо ни одно из них не обладает удивительным свойством — воспроизводить звук или изображение на основе электромагнитных волн. На это способна лишь вся их совокупность, организованная и функционирующая по строго определенной схеме.

Психика как свойство мозга — тоже особое, системное свойство и его невозможно сложить, как кубики, из более простых физиологических явлений. Системные в отношении к физиологическим, психологические явления вступают во взаимодействие между собой на более высоком, системном, психологическом уровне, обнаруживая новые, психологические закономерности и механизмы взаимодействия между собой.

Сведение высшего к низшему, системного к элементарному, разложение целого на «части, кусочки» в любых явлениях научно некорректны. Это проявление примитивизма, механицизма, редукционизма и асистемного похода. Применительно к человеку оно приводит к биологизаторству, к сведению всего к физиологии, к постановке знака равенства между человеком и животным, к объяснению человеческого поведения только биологическими механизмами. ,

Вторая точка зрения — психофизиологический параллелизм диаметральная противоположность первой. Она придает качественному своеобразию психики исключительное значение. Признавая чаще всего, что материальным субстратом психики является мозг, сторонники этой позиции не усматривают никаких иных взаимосвязей между ними. Практически получается, что физиологические и психологические явления функционируют параллельно, рядом, не соприкасаясь между собой. Вольно или невольно такую позицию занимает немалое число обществоведов, педагогов, юристов и еще больше — практиков. В решении вопросов организации жизни, труда, управления, воспитания они забывают о физиологии человека — свойствах его нервной системы, утомлении, здоровье, задатках и т.д. — в ложном убеждении, что правильным воздействием, волей, приказом, принуждением можно решить все. Такое мнение — проявление волюнтаризма и некомпетентности.

Третья точка зрения — психофизиологическое взаимодействие системность. Она не отрывает психологическое от физиологического в функционировании мозга и не сводит одно к другому. Их взаимоотношения рассматриваются диалектически, во взаимосвязях, в переходах количества в качество, в системных взаимоотношениях элементов и целого. Психологические явления, сознание, возникая на основе физиологических явлений и определенным образом завися от них, несводимы к ним. Физиологические закономерности проявляются в психике не механически, не прямолинейно, не однозначно, а, как выражаются, «в снятом виде». Психологические закономерности, взаимодействуя между собой на системном уровне, в свою очередь влияют на проявление физиологических, включая их в свою системность и ставя под влияние своих свойств и закономерностей. Психофизиологическое взаимодействие выражается в том, что не только физиологическое влияет на психологическое, но и обратно — второе влияет на первое. Отечественная психологическая наука и большинство зарубежных теорий реализуют третий подход.

Знание основ физиологии высшей нервной деятельности, излагаемых ниже, позволяет глубже понять и внутренне принять эти, возможно, выглядящие сложными, а то и спорными, но чрезвычайно важные в мировоззренческом, теоретическом и прикладном плане положения.

Физиология как наука изучает материальные (физиологические) процессы жизнедеятельности живого организма. Физиология нервной системы, являясь одной из отраслей ее, изучает эти процессы в нервной системе — специализированной системе организма. Нервная система выполняет две основные функции: 1) управления другими системами и элементами организма, координации их функционирования и поддержания нормальной внутренней среды в нем, 2) обеспечения взаимодействия всего организма с

внешней средой. Соответственно есть и два вида физиологии нервной деятельности:

1) низшая (управление самим организмом и

2) высшая (обеспечение взаимодействия организма с окружающей средой). Физиология высшей нервной деятельности (ВНД) — это и особая физиологическая реальность и отрасль физиологической науки. Именно они имеют отношение к психике, а научные данные этой отрасли выступают естественно-научной основой психологической науки. Большая заслуга в разработке учения о физиологии высшей нервной деятельности

принадлежит отечественным ученым — И.М. Сеченову (1829— 1905) и И.П. Павлову (1849-1936).

Анатомически нервная система образована периферической и центральной нервной системами. Обе состоят из нервных клеток (нейронов) с нервными отростками, с помощью которых они связаны между собой. Первая проникает во все части тела, выполняет функции восприятия различных воздействий от них, трансформации в физиологические процессы (сигналы) в нервных клетках и распространения (передачи сигналов) в центры и обратно. Вторая, образуемая большими скоплениями, «сгустками» нервных клеток с богатейшими связями между собой, именуется мозгом или центральной нервной системой (ЦНС) и выполняет управляющую функцию (переработка сигналов в ответные реакции, проявления и регуляцию активности).

ЦНС состоит из спинного мозга — центра низшей нервной деятельности, выработки простейших реакций (например, коленного рефлекса), и головного мозга — главного управляющего центра организма, материального субстрата высшей нервной деятельности (ВНД), физиологической основы человеческого сознания, психики. Головной мозг в свою очередь имеет сложное анатомическое строение (отделы, расположенные по вертикали один над другим: продолговатый мозг, промежуточный мозг, мозжечок, средний мозг, большие полушария с покрывающей их корой), но функционирует как единое целое.

Нервные клетки и их образования имеют три уровня функциональной активности:

• относительный физиологический покой, при котором в них протекают процессы обмена веществ, восстанавливающие и поддерживающие работоспособность и готовность к реагированию;

• возбуждение — процесс повышенной активности, возникающий как реакция на воздействие (раздражение) какого-то фактора (раздражителя) на нервную ткань;

• торможение — процесс сдерживания, ослабления или прекращения реагирования нервной ткани на воздействия.

Состояния нервной ткани и процессы в ней сопряжены с явлениями физико-химической природы: перемещениями положительно и отрицательно электрически заряженных ионов калия и натрия, поляризацией, возникновением и распространением электрических потенциалов (порядка до 100 мВ), изменениями проницаемости для ионов оболочек клеток, точек их соприкосновения (синапсов) и др. По окончании действия раздражителя возбуждение или торможение в нервной клетке или группе их сохраняется некоторое время, т. е. обнаруживается последействие следовой процесс — физиологическая основа памяти. Длительность сохранения может быть от нескольких секунд или минут (в спинном мозгу) до нескольких десятков лет (в коре больших полушарий). Следовые процессы — физиологический механизм человеческой памяти.

 Динамика возбуждения и торможения проявляется в основном в том, что импульс возбуждения, дошедший от периферии до коры головного мозга, вызывает в ней возбуждение определенной группы нервных клеток, так называемый очаг возбуждения. Благодаря богатым связям нервных клеток в коре между собой (преимущественно по «горизонтали»), возбуждение от очага растекается, распространяется (иррадиирует) по ней. Иногда оно охватывает всю или большую часть коры, что мобилизует возможности мозга ;

для выработки ответа на важные (физиологически сильные) разрожденный обладает безусловными рефлексами: сосательным, дыхательным, глотательным, пищеварительным и др. Они — основа инстинктов: полового, родительского, оборонительного и иных. Безусловность такого рефлекса в том, что при действии раздражителя произойдет обязательно и соответствующий ответ на него.

Безусловные рефлексы целесообразны, важны, но их одних человеку мало. Представляя собой стереотипные реакции на стереотипные раздражители, они не в состоянии обеспечить адекватное поведение каждого индивида в постоянно меняющихся, бесконечно разнообразных условиях и ситуациях, которые характерны именно для его жизни и диктуют необходимость гибкого реагирования. Для этого ему нужны более гибкие и разнообразные рефлексы, которые у него и вырабатываются прижизненно под влиянием индивидуальных особенностей жизни.

Условный рефлекс — прижизненно сформировавшаяся при определенных условиях связь между каким-то раздражителем и определенным ответом на него. Условных рефлексов нет у новорожденного. У него есть только широкий набор рецепторов, .нервных путей, эффекторов, часть которых объединяется при определенных условиях в дугу рефлекса. Образование условного рефлекса — это образование новой дуги, элементы которой соединяются прижизненно образованными связями. В результате возбуждение, вызванное новым, ставшим понятным и значимым раздражителем (событием, признаком и др.), начинает »бежать» по проложенному новому «руслу», не растекаясь в стороны и достигая нужного эффектора.

Основные условия образования условных рефлексов таковы (рис. 2.5 б, в): активное, деятельное состояние коры головного мозга; подкрепление (совпадение по времени) нового, неизвестного, незнакомого (незначимого) раздражителя со значимым, Т. е. таким, на который человек уже реагирует (при образовании первых условных рефлексов подкрепление осуществляется безусловным раздражителем); многократность совпадения по времени незначимого раздражителя со значимым; отсутствие посторонних сильных раздражителей.

Все эти условия имеют значение при формировании чего-то Нового у человека: он должен находиться в активном состоянии; новое усваивается человеком лучше, если опирается на его опыт, имеющиеся у него знания, подкрепляется доводами, которые уже имеют для него значение, когда нет отвлекающих помех; закрепляются при повторениях и многократных упражнениях.

Описанная схема образования условного рефлекса, в которой подкрепление производится безусловным раздражителем, относится к так называемым рефлексам первого порядка. Такие рефлексы в чистом виде у взрослого человека встречаются очень редко. На базе их всегда возникают более сложные рефлексы, которые называются рефлексами высшего (второго, третьего - пятого и т.д.) порядка. Условия образования их те же, но в качестве подкрепления выступает уже выработанный ранее рефлекс:

при выработке рефлекса второго порядка — рефлекс первого, при выработке третьего - второго и т.д. (рис. 2.5 в). Так, студент, изучая новую тему, опирается на знание предыдущей и у него образуются условно-рефлекторные связи более высокого порядка. У человека возможно образование условно-рефлекторных связей до двадцатого порядка, в то время как у высших животных — только до пятого.  ' Образовавшиеся у данного человека условные рефлексы:

• включают в систему ВНД все новые и новые поведенческие реакции на неизвестные ему с рождения явления и события окружающего мира и она все более и более приобретает условно-рефлекторный, а не генетически обусловленный, инстинктивный характер;

• обеспечивают все более правильное, соответствующее реальной действительности и ее особенностям поведение;

'• индивидуализируют ВНД людей и их поведение. Было бы неверным, однако, искать в каждом действии человека проявление какого-то условного рефлекса, каким бы сложным он ни был'. ВНД и поведение человека — не чреда сменяющих друг друга реакций на внешние раздражители, а активизация и широкое проявление условно-рефлекторных связей, регулирующих и направляющих их и формирующих новые, более высокие по порядку. Условнорефлекторность проявляется не столько в том, что в ответ на внешнее воздействие возникает какое-то внешне выраженное движение, сколько в том, что активизируется какая-то из образованных условно-рефлекторных связей, а на основе ее еще одна и т.д. В этой условно-рефлекторной цепочке совершаются анализ возникшей ситуации и ее воздействий, их оценка, подготовка, принятие решений, а затем только их практическая реализация. По словам И. М. Сеченова:

В мысли есть начало рефлекса, продолжение его и только нет, по-видимому, конца — движения. Мысль есть первые две трети... рефлекса.

Все это станет еще более ясным после рассмотрения системной деятельности мозга.

Окружающий человека мир многогранен и сложен и адекватное ему поведение не может свестись к последовательному реагированию на отдельные раздражители по рефлекторной цепочке. Высшей нервной деятельности присущи более сложные закономерности, повышающие уровень ее системности и целостного реагирования.

На человека всегда действуют не отдельные раздражители, а множество их, что ставит перед центральной нервной системой проблему — на какие раздражители реагировать, а на какие — нет. Так, на сидящего в аудитории студента действуют оформление аудитории, действия преподавателя, посторонние звуки, температура в помещении и ее освещенность, запахи и др. Очевидно, что его реакция должна быть результатом синтетической оценки их и выбора главного - ориентации на лектора при одновременном отключении от других раздражителей. Каким образом мозг делает это? Важная роль принадлежит закону доминанты.

Доминанта — временно господствующий очаг возбуждения (или система их и их связей), подчиняющий себе в данный момент деятельность мозга, подавляющий очаги от других раздражителей, направляющий ее и определяющий характер ответной реакции. Она играет роль и силы, мобилизующей возможности мозга на реакцию на главное в данной ситуации. На каждом временном отрезке у каждого человека есть такая доминанта, которая, однако, не всегда соответствует ситуации и может мешать. Например, серьезная проблема, возникшая в семье студента, может занимать его мысли (доминанта) и во время занятий, подчинять себе работу мозга и отвлекать от внимательного слушания лекций. Интерес, внимание, настойчивость к решении задачи, увлеченность, озабоченность, влюбленность и др. — проявления доминант.

Окружающий человека и постигаемый им мир наряду с постоянной изменчивостью характеризуется и известной повторяемостью (типичностью, стереотипностью) каких-то условий, факторов (раздражителей), их комплексов, ситуаций, повторяемостью и реакций, и действий человека. Таковы, например, повторяющиеся элементы образа жизни, распорядка дня, режима работы и отдыха, привычных действий и т.п. Многократным повторениям раздражителей и действий соответствует и повторяющийся у человека комплекс соответствующих условно-рефлекторных проявлений и процессов в ВНД, функционирование которого в результате все более налаживается и закрепляется. Физиологически это уже не простой процесс распространения возбуждения по каналу, цепочке, а целостная сеть закрепившихся и слаженно протекающих физиологических процессов, охватывающих уже почти весь мозг. Она называется динамическим стереотипом. Динамические стереотипы — физиологическая основа навыков, умений, привычек, стиля, почерка, походки, манер и другой системности.

Человек коренным образом отличается от животных тем, что обладает сознанием, развитой речью, способностью к труду и произвольному поведению. Физиологию, да и психологию этого принципиального отличия не понять, не зная о наличии в ВНД человека двух сигнальных систем и закономерностей их функционирования.

Все нервные процессы, возникающие в центральной нервной системе и детерминированные непосредственными раздражителями (светом, звуком, запахом и пр.), относятся к так называемой первой сигнальной системе ВНД. Она схожа у человека и животных. Вторая сигнальная система — речевая система, выраженная в нервных процессах, протекающих при использовании слова (его восприятии на слух, прочтении, написании, произнесении вслух и про себя) и других видов символики (цифр, условных знаков,

схем, графиков и т.п.), используемых людьми.

Каждое слово приобретает свое сигнальное значение для индивида в процессе его личной жизни. Слова не имеют значения для новорожденного, как и слова неизвестного языка — для взрослого, или неизвестные, например, научные термины. Чтобы слово приобрело сигнальное значение (стало понятным), должны быть образованы соответствующие условно-рефлекторные связи. Основное условие обычное: многократное совпадение по времени двух очагов возбуждения в коре больших полушарий — одного от слова, второго — от непосредственного раздражителя, который оно должно обозначать.

(К примеру, одно из первых слов, которым овладевает ребенок, — слово «мама». Мать, ухаживая за ребенком и лаская его, . очень часто произносит слово «мама». У ребенка многократно, совпадая по времени, возникают два очага возбуждения: от зрительного восприятия облика матери и восприятия звука слова Е . Это вскоре приводит к образованию условнорефлекторной связи между ними. В результате, когда ребенок слышит, например, слова: «Где мама?», он начинает реагировать. Процесс таков: звук слова вызывает очаг возбуждения в слуховой области коры; возбуждение от этого очага распространяется (иррадиирует) по условно-рефлекторному «каналу» в зрительную область, где активизирует следы зрительного образа матери; ребенок начинает крутить головой в поисках матери и, найдя ее, расплывается в улыбке.

Однако значение слова «мама» не ограничивается для него зрительным образом. Мать действует на ребенка не только как зрительный раздражитель, но и своим теплом, запахом, мягкостью тела, вкусом, устранением беспокоящих ребенка болей, освобождением от неприятных ощущений при мокрой пеленке, ощущениями ласки, любви, заботы, защиты и т.д. Поэтому очаг от зрительного восприятия окружается множеством других очагов (рис. 2.6 б), связывающихся в стереотипную «смысловую» сеть, комплекс, т. е. многогранный чувственный образ, существенно обогащающий первичное значение слова «мама». Но и (этим дело не заканчивается.

Когда ребенок научается сам произносить слово «мама», то к слуховому очагу слова подключаются очаги возбуждения и связи от всех отделов речевого аппарата (языка, губ, гортани и др.), а когда овладевает со временем умениями прочтения и написания слова — очаги и связи и от них. Возникает «речевая» сеть, комплекс слова.

Оба комплекса, формируясь, одновременно прорастают взаимосвязями. В итоге возникает сложный динамический стереотип, охватывающий деятельность практически всего мозга, больших полушарий и их коры и именуемый энграммой слова. Каким количеством слов владеет человек, столько у него и энграмм. Энграмма каждого слова имеет нечто общее для всех людей (значение слова), говорящих на одном языке (что и позволяет им понимать друг друга), но в них много индивидуального, отражающего особенности пройденного данным человеком жизненного пути — обучения, воспитания, образования, образа жизни, чтения, творчества, окружения, деятельности и поведения и др.). Поэтому личностный смысл одних и тех же слов для разных людей в большей или меньшей степени не одинаков. Так, значение слова «психология» в общем понятно всем, но его личностный смыл различен для человека, никогда не изучившего аналогичную по названию дисциплину, для человека, изучившего ее, и для специалиста-психолога, изучившего много психологических дисциплин и много прочитавшего самостоятельно. Несколько упрощая, можно сказать, что смысл слова для данного человека — это все, что человек может рассказать о его смысле.

По законам динамической стереотипии возбуждение любого участка энграммы ведет к растеканию (иррадиации) его по всей сети ее связей и участков. В результате слово слышимое, видимое, написанное, произнесенное вслух или про себя сопряжено с рефлекторной активизацией его «смысловой» сети и человек мысленно видит, чувствует все, что было сопряжено в опыте его жизни с этим словом, И наоборот: когда человек видит, например, какой-то объект, то в ВИД активизируется не только все, относящееся к «смысловой» части энграммы, но и весь речевой комплекс, речевые, слуховые, зрительные и двигательные связи слова. Человек по существу мысленно обозначает этот объект соответствующим словом, произнося его про себя, внутренне как бы слыша его, видя, хотя это часто не осознается. Все это не умозрительные фантазии, а экспериментально доказанные факты. Так, при задании испытуемому зрительно представить какое-то слово, как бы читать его, специальные приборы регистрируют активизацию биопотенциалов в мышцах речевого аппарата, а также в зрительном центре коры головного мозга и в слуховом.

Резюмируя вопрос о двух сигнальных системах, отметим, что слово:

• служит сигналом сигналов, т. е. замещает любой натуральный раздражитель. Человек реагирует на слово так же, как на натуральный раздражитель, обозначаемый им;

• для человека, владеющего речью, обладает силой подкрепления: им можно закреплять одни поступки и действия и устранять другие («хорошо» — «плохо», «можно» — «нельзя» и др.);

• богатое и сильное средство образования и оживления условно-рефлекторных связей в мозгу человека, как по широте (с помощью слова можно вызвать любой процесс), так и по скорости (реакции на слова могут вырабатываться после первого объяснения их значения с помощью других слов);

• действует не звуком, а заключенным в нем смыслом, понятийным содержанием. Звук слова не имеет ничего общего с объективными свойствами предмета, явления, обозначаемого им (один и тот же предмет на разных языках обозначается разными звуками). В этом коренное отличие реакций на слово человека и животных;

• обобщенный раздражитель. Оно выражает общее во многих предметах (например, «стол» — предмет определенного назначения независимо от того, круглый ли он, квадратный, прямоугольный, на четырех ножках или одной, черный, белый, высокий, низкий и т.п.). Слово — и отвлеченный раздражитель. Сидя, например, в учебной аудитории, можно обсуждать действия при хирургической операции, задержании вооруженного правонарушителя и др. и словно присутствовать при них. Эта особенность слова позволяет повысить уровень мышления от непосредственно наглядного (которым владеют и высшие животные) до абстрактного, строящегося на мысленных представлениях, на анализе и синтезе, обобщениях, вскрытии закономерностей, предвидении, планировании, творческом поиске;

• присущая только человеку универсальная форма хранения и передачи опыта жизни предшествующих поколений людей (филогенетического опыта) и накопления индивидуального (онтогенетического). Овладевая речью в детском возрасте, полным пониманием значения слов, обогащая их смысл, усваивая научные понятия, приобретая с помощью освоенного арсенала слов и их значений новые знания в ходе получения образования, обучения и личного опыта, человек практически преобразует свою высшую нервную и психическую деятельность, резко расширяя понимание мира, совершенствуя поведение и творческие возможности;

• основа человеческого мышления и произвольного поведения. Подчиняя последовательно произносимые слова законам грамматики, логики, научного познания, человек выводит нервную высшую деятельность из подчинения чисто биологических законов и подчиняет социальным.

Возникновение и развитие второй сигнальной системы в ходе взросления и развития каждого человека — это не просто прибавка в его высшей нервной деятельности, но коренное преобразование ее. Один из психологов остроумно и очень верно сказал, что человек так же мало является животным, к которому прибавлена речь, как и слон — коровой, к которой приставлен хобот. Благодаря второй сигнальной системе и перестройке под ее влиянием всей высшей нервной деятельности человек приобретает возможности отвлечения, обобщения, предвидения, планирования и другие, специфически человеческие, возможности познания окружающего мира и сознательного регулирования поведения в нем,

Развитие второй сигнальной системы во взаимодействии с первой представляет одну из важнейших задач в прижизненном становлении каждого человека как человека.

Мир психических явлений

Психическая деятельность человека, бесспорно, сложна. Но, как говорил украинский философ и поэт восемнадцатого века Григорий Сковорода (1722—1794): «Слава

Богу, что он создал мир так, что все истинное просто, а все сложное — ложь». Сложное сложно для понимания, пока мы не разобрались в нем. Преодоление сложности в познании внутреннего мира человека начинается с уяснения структуры множественного разнообразия и связей его психологической реальности — мира психических явлений.

Вся совокупность явлений психологической реальности первично делится на индивидуально-психологические явления и социально-психологические. Первые присущи отдельному человеку, вторые — человеческим общностям, группам разного масштаба. Эти богатые и сложные подсистемы качественно своеобразны, но взаимосвязаны.

Множество и разнообразие индивидуально-психологических явлений классифицируются по разным основаниям (рис. 2.7).

По уровню отражения объективной действительности в психике выделяются явления сознания и подсознания. Сознание включает в себя все психические явления, участвующие в осмысленном отношении человека к миру с пониманием его существенных свойств, закономерностей и происходящего в нем. Важный компонент сознания человека — самосознание, осмысленность собственного существования в объективном мире, своих потребностей, себя самого (образ своего «Я»).

 

 

В сознании есть поле (область) ясного сознания — то, что осознается постоянно или периодически, включается в размышления, стремление понять, разобраться, доводится до отчетливого понимания, оценок, выводов, целей, замыслов, планов.

Есть и периферическое поле {область) сознания — подсознание. То, что находится и совершается в нем, актуально не осознается какое-то время, но может быть осознано. Между полем ясного сознания и подсознанием нет непреодолимой «китайской стены», а возможны и совершаются взаимопереходы. В область подсознания переходят из поля ясного сознания хорошо освоенные детали


р,1 мышлений, действий — то, что автоматизируется. Например, грамотный человек пишет, не задумываясь, как надо выписывать буквы, соединять их в слова; рука двигается словно сама, управляемая неизвестно чем. Когда же человек был первоклассником, он под руководством учителя осознанно и старательно выводил в тетради по клеточкам и косым линиям каждую буквочку. Если же предложить рассказать человеку, как он делает это сейчас, он может вспомнить, а, может быть, и нет все рекомендации, которыми он руководствовался в первом классе, или самостоятельно расскажет о движениях своей руки, кисти и пальцев.

Другой пример ~ интуиция человека, которую называют быстрым (мгновенным) решением, требующим длительной подготовки (Б.М. Теплое). До того как она сформировалась у данного человека, он долго тренировался в учебной обстановке и в жизни на решении соответствующего типа задач. Получая исходные данные, он медленно, шаг за шагом, ясно осознавая, логично вел мысленные рассуждения, пока не приходил к определенному выводу или решению. Постепенно, по мере длительных упражнений (нередко многолетних), промежуточные ясные рассуждения сокращались и ускорялись, переходя в периферическую область сознания — подсознание. Когда они почти все переходят туда, возникает возможность интуитивных выводов, оценок, решений: они возникают сразу.

Существуют и противоположные переходы. В подсознании скапливаются смутные впечатления о виденном, пережитом, сделанном в опыте жизни каждого человека. Они еще не осмыслены, не приведены в порядок, не систематизированы, не обобщены, не доведены до отчетливо понимаемых и сформулированных мысленно выводов и решений. Этот блок подсознательных психических явлений, как кладовая, в которой большой беспорядок, хаос. Человек интеллектуальный, развитый, требовательный к себе и стремящийся добиться успехов в жизни периодически осмысливает свой опыт, «вычерпывает» то, что есть в подсознании, достигает ясного и отчетливого понимания, пользуясь рекомендациями науки и мудрых, опытных, поучительно прошедших по жизни людей. В отличие он него человек беспечный, живущий сегодняшним днем, интеллектуально ограниченный не делает этого. Разруха в сознании порождает у ''него разруху и в жизни.

Нередко в психике выделяют еще бессознательное — то, что не может быть осознано вообще. Заслуживает, однако, внимания мнение известного ученого, доктора психологических и доктора медицинских наук К.К. Платонова, который отмечал, что такие явления, лишенные субъективного признака психического отражения, относятся не к предмету психологии, а к физиологии'.

В последние годы стали выделять духовность (или трансцендентное1 сознание, подсознание) как высший уровень развития сознания. Она характерна осознанием, потребностью, постоянным стремлением и умением личности понимать свое место в мире и обществе, в культуре, человеческой цивилизации, осознавать свое единство с ними, историей и будущим своего народа и всего человечества, стремлением к торжеству справедливости, культуры и цивилизованности в жизни. Сознание окружающего позволяет занять позицию над ситуацией, взять в качестве ориентиров нормы поведения гражданина общества, выйти в мышлении, принятии решений и поведении за пределы непосредственной целесообразности, предписанных норм и возвыситься до подчинения своей жизни, поведения и деятельности соображениям человеческой культуры и цивилизованности. Причем делается это не для показа, не из расчета получить какую-то выгоду, а чтобы уважать самого себя как человека мыслящего, культурного, цивилизованного, справедливого, чистого в своих помыслах и отношениях к жизни, причастного ко всему хорошему, подлинно человеческому и не замаранному тем грязным, что нередко бывает в жизни и окружении. Отсутствие духовности всегда содержит потенцию сужения интересов деятельности, личной меркантильности. У многих людей этот уровень развития сознания сейчас отсутствует, но он приличествует современному образованному специалисту, интеллигентному и культурному человеку.

По форме существования основные явления психологической реальности делятся на психологические факты, психологические закономерности и психологические механизмы.

Психологические факты — наблюдаемые (в том числе фиксируемые с помощью психологических методов) психологические феномены — проявления существования и влияний психики и ;ее элементов. Умение подмечать психологические феномены, объяснять, понять, о чем они свидетельствуют, что за ними скрыто — нужное для профессионала практическое умение.

 Психологические закономерности — объективно существующие устойчивые, повторяющиеся причинно-следственные зависимости психологических явлений и их обусловливаний. Подмеченные психологические факты невозможно понять, а тем более, повлиять на них, не разобравшись в связанных с ними закономерностях. Закономерности психики носят вероятностный характер. Поэтому, изучая, оценивая и учитывая их, правильнее рассуждать по типу: «как правило», «чаще всего» данное явление (причина) вызывает другое (следствие).

Психологические механизмы — психологические превращения, посредством которых совершается действие закономерностей и происходят переходы от причины к следствию. Психологические факты и закономерности всегда связаны с действием Диких механизмов. Например, знание моральной нормы поведения и следование ей на практике имеет сложные переходы по цепочке: знание — убеждение — умение — привычка — ситуативное решение — воплощение. В «срабатывании» этих переходов важную роль и играют психологические механизмы.

По форме существования все психологические явления делятся на психические процессы, психические состояния и психические образования (свойства, стереотипы).

Психические процессы — любые изменения в психике: все, что возникает, развивается, угасает, превращается во что-то другое. Так, у читателя возникают процессы восприятия печатанного текста, его понимания и запоминания. Структурно они могут быть достаточно просты (как, например, восприятие запаха) и предельно сложны (к примеру, процесс прижизненного психологического развития человека). Но они всегда динамичны: это постоянное движение, «психологические ручейки», имеющие истоки, «журчащее» настоящее, оставляющее след в будущем. Это «линии», «ниточки» в потоке непрерывной изменчивости психики. Не разобравшись в психических процессах, трудно что-то понять в психике другого человека, а не вызвав нужные процессы, невозможно что-то изменить в ней. Всякое воздействие ~ психологическое, управленческое, воспитательное и другое — способно как-то повлиять на человека и его поведение, лишь вызвав необходимые для этого психические процессы.

Психические состояния особенности целостной совокупности психических процессов, протекающих у человека в данный момент или за определенный отрезок времени. Они всегда структурно сложные, вовлекающие в свое общее движение многие психические процессы и влияющие на них. Но в них может преобладать какой-то тип процессов, придающий особую окраску психическому состоянию. На этом основании говорят об эмоциональном состоянии (волнение, переживание, тревога, приподнятое или радостное состояние и др.), познавательном (интерес, внимательность, погруженность в размышления и пр.), волевом (собранность, мобилизованность, решимость и др.) и иных.

Поступки человека, результат воздействия на него, работа мышления обязательно так или иначе, а иногда в решающей степени, зависят от психического состояния. Например, усвоение содержания лекции студентом зависит от того, в каком состоянии он находится: интереса, внимательности, усталости, скуки, раздражительности, сонливости и др. Нельзя добиться нужного результата, не приведя себя или другого человека в благоприятное для этого психическое состояние.

Психические образования {свойства, стереотипы} — сформировавшиеся и закрепившиеся в психике человека (т. е. имеющие тенденцию к повторному функционированию и проявлению, облегченному воспроизведению и протеканию) психические явления. Сформировавшись под влиянием многократно повторяющихся у данного человека психических процессов и состояний, вызванных опять-таки повторяющимися обстоятельствами его жизни, деятельности, учебы и воспитания, они во многом характеризуют индивидуальные особенности и возможности конкретного человека. Навыки, умения, привычки, качества — примеры психических образований. Будучи сформированными, в они начинают в свою очередь влиять на особенности возникающих психических процессов и состояний, их динамику.

PAGE  17


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

67630. Какие родители – такие и дети 33 KB
  По мнению психологов, на психологическое развитие детей влияет то, какими методами родители общаются с ними. Понятно, что родители свои модели общения переняли от своих родителей, а те от своих… Но, может кто-то сможет найти в себе силы и прервать ту цепочку, которая приведёт к непониманию между детьми и родителями...
67632. Как помочь своему ребенку улучшить чтение 38 KB
  В норме чтение представляет собой сложный психофизиологический процесс в котором участвуют различные анализаторы: зрительный речедвигательный речеслуховой. Егоров выделяет следующие ступени формирования навыка чтения: 1 овладение звуко-буквенными обозначениями; 2 послоговое чтение...