1986

Разработка биотехнологии вакцины чумной живой сухой со сниженным количеством человеко-доз в производственной упаковке (ампуле)

Диссертация

Биология и генетика

Современное состояние и перспективы совершенствования эффективности чумных вакцин. Пути совершенствования биологических показателей вакцины чумной живой на этапах сведения, разлива и лиофилизации бактериальной суспензии. Смыв бактериальной массы с поверхности агара с последующим приготовлением необходимой концентрации микробных клеток, разлив, лиофилизация вакцины. Изучение реактогенности различных образцов вакцины чумной живой сухой.

Русский

2013-01-06

1.14 MB

23 чел.

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УРЕЖДЕНИЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ 
 
Ставропольский 
научно-исследовательский противочумный институт  
Федеральной службы 
по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека 
 
ФГУЗ СтавНИПЧИ  Роспотребнадзора 
 
 
      На правах рукописи 
 
 

 
ЕФРЕМЕНКО Анна Александровна 
 
 
 
 

РАЗРАБОТКА БИОТЕХНОЛОГИИ ВАКЦИНЫ ЧУМНОЙ 
ЖИВОЙ СУХОЙ СО СНИЖЕННЫМ КОЛИЧЕСТВОМ 
ЧЕЛОВЕКО-ДОЗ В ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ УПАКОВКЕ 
(АМПУЛЕ) 
 
03.00.23 – биотехнология 
03.00.07 - микробиология 
 
 
 
 
Диссертация 
на соискание ученой степени 
кандидата медицинских наук 
 
 
Научный руководитель: 
доктор медицинских наук,  
Д.А. Будыка 

 
 
 
 
Ставрополь, 2005 
 

 
ОГЛАВЛЕНИЕ 
   
стр.
ПЕРЕЧЕНЬ УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ ………………………….  5 
ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………… 6 
Глава 1ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ……………………………………….. 13 
1.1  Современное  состояние  и  перспективы  совершенствования  13 
эффективности чумных вакцин…………………………………  
1.2  Оптимизация  этапов  биотехнологии  производства  вакцины 
  чумной живой сухой…………………………………………… 
21 
1.2.1  Некоторые 
вопросы 
управляемого 
культивирования   
 
биомассы вакцинного штамма ЕВ……………………………..  21 
1.2.2  Пути  совершенствования  биологических  показателей  вак-
 
  цины  чумной  живой  на  этапах  сведения,  разлива  и   
 
лиофилизации бактериальной суспензии……………………… 26 
   
СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ 
Глава 2МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ………………………………….. 33 
2.1  Материалы………………………………………………………... 33 
2.2  Методы исследования…………………………………………… 37 
   
 
Глава 3СРАВНИТЕЛЬНОЕ 
ИЗУЧЕНИЕ 
ПОКАЗАТЕЛЕЙ 
КАЧЕСТВА 
ПРЕПАРАТА 
ВАКЦИНЫ 
ЧУМНОЙ 
ЖИВОЙ  СУХОЙ  В  ЗАВИСИМОСТИ  ОТ  ОБЩЕЙ 
КОНЦЕНТРАЦИИ 
МИКРОБОВ 
И 
ОБЪЕМА 
ВАКЦИННОЙ СУСПЕНЗИИ В АМПУЛЕ ………………… 44 
 
Глава 4БИОТЕХНОЛОГИЯ  ВАКЦИНЫ  ЧУМНОЙ  ЖИВОЙ 
СУХОЙ 
СО 
СНИЖЕННЫМ 
КОЛИЧЕСТВОМ 
ЧЕЛОВЕКО-ДОЗ В АМПУЛЕ ……………………………….. 54 
 
2

4.1  Приготовление посевной культуры, засев маточной культуры   
в  АКМ-Ш,  условия  культивирования  вакцинного  штамма   
чумного микроба………………………………………………… 54 
4.2  Смыв  бактериальной  массы  с  поверхности  агара  с   
последующим  приготовлением  необходимой  концентрации   
микробных клеток, разлив, лиофилизация вакцины………….. 58 
4.3  Некоторые  вопросы  стабилизации  вакцинной  суспензии  в  
производстве  вакцины  ЕВ  в  зависимости  от  условий  
лиофилизации……………………………………………………. 61 
4.4  Оптимизация 
параметров 
вакцинной 
суспензии 
в   
биотехнологии  производства  вакцины  чумной  живой  сухой   
глубинным методом культивирования…………………………. 66 
   
 
Глава 5СРАВНИТЕЛЬНАЯ 
ХАРАКТЕРИСТИКА 
ПАРА-
МЕТРОВ  И  ЭКОНОМИЧЕСКОЙ  ЭФФЕКТИВНОСТИ 
ВАКЦИНЫ 
ЧУМНОЙ 
ЖИВОЙ 
СУХОЙ 
СО 
СНИЖЕННЫМ  КОЛИЧЕСТВОМ  ЧЕЛОВЕКО-ДОЗ  В   
АМПУЛЕ И КОММЕРЧЕСКОГО ПРЕПАРАТА…………. 72 
5.1 Сравнительная  характеристика  образцов  вакцины  чумной 
живой  сухой  в  зависимости  от  параметров  вакцинной 
суспензии 
по 
критериям 
жизнеспособности, 
термостабильности, иммуногенности………………………….. 72 
          5.2  Изучение  реактогенности  различных  образцов  вакцины 
чумной живой сухой…………………………………………….. 77 
           5.3  Оценка  экономической  эффективности  вакцины  чумной  жи-
вой сухой со сниженным количеством человеко-доз в ампуле 80 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………. 82 
ВЫВОДЫ…………………………………………………………………… 91 
 
3

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ 
ЛИТЕРАТУРЫ…………………………………………………………….. 93 
 
 
4

ПЕРЕЧЕНЬ УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ 
 
                  Ф1  -фракция 1 чумного микроба 
DCL  -абсолютно  смертельная  доза  для  экспериментальных 
  зараженных животных 
LD50  -доза 
микроба, 
вызывающая 
гибель 50% 
 
экспериментально зараженных животных 
V  -антиген чумного микроба 
ОСА  -основной соматический антиген 
ЛПС  -липополисахарид 
АКМ-Ш  -аппарат культивирования микробов Шестеренко 
ГИСК   -государственный  институт  стандартизации  и  контроля 
  им. Л.А.Тарасевича 
ЕД50  -иммунизирующая  доза,  защищающая 50% зараженных 
  животных 
ж.м.к.  -живые микробные клетки 
КОЕ  -колониеобразующие единицы 
ЛБТК   -лаборатория биолого-технологического контроля 
min   -минимальное значение 
max   -максимальное значение 
млрд/мл  -миллиард/миллилитр 
НД  -нормативная документация 
об/мин   -оборотов в минуту 
ОСО  -отраслевой стандартный образец 
рН  -логарифм концентрации водородных ионов 
тыс.   -тысяч 
ФС и РП   -фармакопейная статья и регламент производства 
   
 
 
 
 
5

ВВЕДЕНИЕ 
 
Актуальность проблемы. 
Многолетний  опыт  использования  вакцинации  как  средства 
специфической  профилактики  особо  опасных  инфекций  свидетельствует  о 
сохранении  ее  весомой  роли  (Исупов  И.В.,  Бугоркова  С.А.,  Кутырев  В.В., 
2004). В практике проведения противоэпидемической работы в нашей стране 
широко применяют живые вакцины. Один из таких препаратов представляет 
собой  вакцину  из  штамма  ЕВ  чумного  микроба.  Совершенствование 
специфической  профилактики  чумы  является  одной  из  актуальных  задач 
обеспечения  эпидемического  благополучия. (А.И.  Коротяев,  С.А.  Бабичев, 
2002).  Эпидемический  потенциал  чумной  инфекции,  оставаясь  в  настоящее 
время довольно напряженным, обусловлен существованием в нашей стране и 
на сопредельных территориях очагов чумы с постоянно протекающими в них 
эпизоотиями  (Сулейманов  Б.М., 1995; Онищенко  Г.Г.,  Кутырев  В.В., 2004). 
Исследования  отечественных  ученых  показали,  что  наиболее  эффективным 
препаратом  противоэпидемического  значения  является  вакцина  чумная 
живая из штамма EV (Борисов Л.Б., 2002).  
 Наиболее  важным  вопросом,  возникающим  при  приготовлении  живых 
вакцин,  является  необходимость  сохранения  всех  свойств  микробов  в 
течение  длительного  времени,  то  есть  стабилизация  качества  препарата. 
Тактика совершенствования чумной вакцины осуществляется в направлении 
разработки  и  внедрения  в  производство  дополнительных  условий 
стабилизации  числа  живых  микробных  клеток  в  прививочной  дозе 
коммерческой вакцины. 
Одним  из  существенных  и  принципиально  нерешенных  вопросов 
остается  значительное  снижение  количества  живых  микробных  клеток  в 
вакцинирующей дозе, особенно к концу срока годности препарата, что само 
по  себе  является  свойством  закономерным,  поскольку,  согласно  большому 
литературному  материалу  и  многолетнему  опыту  изучения  свойств  чумных 
 
6

вакцин, метод лиофильного высушивания не способен обеспечить полной и 
длительной  стабилизации  свойств  биообъектов,  в  том  числе  и  чумной 
вакцины. 
Из факторов, влияющих на выживаемость микроорганизмов в процессе 
высушивания и дальнейшего хранения, наиболее важную роль играет состав 
защитной  среды  и  окружающая  температура.  В  настоящее  время  среды 
высушивания  достаточно  хорошо  изучены,  определен  необходимый  состав 
ингредиентов,  включающий  кристаллоидные,  коллоидные  вещества  и 
антиокислители,  но  выбор  их  осуществляется  в  основном  эмпирически,  без 
достаточного  учета  современных  знаний  механизма  защиты  бактериальных 
клеток на различных этапах лиофилизации и хранения. Несмотря на то, что 
основные 
этапы 
производства 
коммерческого 
препарата 
строго 
регламентированы,  некоторые  количественные  параметры  вакцины 
колеблются  в  значительных  пределах.  Например,  общее  число  микробных 
клеток  в 1 мл  вакцинной  суспензии  согласно  регламентирующей 
документации составляет от 50 до 100 млрд. 
Важным  моментом  биотехнологии  производства  чумной  вакцины 
является  оптимизация  процентного  содержания  компонентов  на  единицу 
взвешенных в среде микробных клеток и отработка режимов лиофилизации, 
которые позволили бы достигать низкой потери массы при высушивании.  
В  контексте  сказанного  следует  обратить  внимание  на  разработку 
биотехнологии  изготовления    чумной  вакцины  со  сниженным  числом 
человеко-доз  в  ампуле.  Указанная  форма  является  удобной  для  проведения 
иммунизации  сравнительно  небольших  по  численности  коллективов,  когда 
ресуспендированный препарат не может длительно храниться и должен быть 
сразу же использован. Изменение параметров указанной вакцины касается не 
только  густоты  вакцинной  суспензии,  что  отражается  на  количественном 
соотношении микробных клеток и стабилизатора, но и уменьшенного объема 
вакцины в ампуле.  
 
 
7

 
Цель исследования
 
разработка  биотехнологии  вакцины  чумной  живой  сухой  со  сниженным 
содержанием  человеко-доз  в  производственной  упаковке,  соответствующей 
качественным  требованиям  регламента  производства  для  чумной  вакцины 
(№1542-04)  и  имеющей  экономический  эффект  при  одновременной 
иммунизации небольших групп людей. 
 
Основные задачи исследования: 
1.  Экспериментально  обосновать  оптимальное  количество  человеко-доз  в 
ампуле  с  коммерческим  препаратом  с  минимальным  показателем 
поврежденных микробных клеток в нем в процессе хранения. 
2.  Стабилизировать  показатели  жизнеспособности  и  термостабильности 
бактерий  в  препарате  вакцины  чумной  живой  сухой  за  счет  более 
оптимального  соотношения  действующих  компонентов  стабилизатора  на 
единицу взвешенных в нем живых микробных клеток. 
3.  Научно  обосновать  достижение  в  условиях  регламентированного  режима 
лиофилизации  состояния  более  глубокого  анабиоза  микробных  клеток, 
характеризующегося  показателем  потери  в  массе  при  высушивании,не 
превышающем 1,5%. 
4. Определить в эксперименте качественные преимущества вакцины чумной 
живой сухой с концентрацией микробных клеток в суспензии 1·1010 - 4·1010, 
разлитой в объеме 1 мл в ампуле, перед коммерческим препаратом. 
5.  Разработать  и  внедрить  в  производство  вакцины  чумной  живой  сухой  на 
этапе  сведения  и  разлива  методологию  получения  препарата  с  меньшим 
числом  подкожных  (внутрикожных)  человеко-доз  в  ампуле (20-50), 
отвечающей качественным требованиям нормативной документации. 
 
 
 
8

Научная новизна работы. 
Экспериментально  обосновано,  что  вакцина  со  сниженной 
концентрацией  микробов  в  ампуле  вследствие  более  сбалансированного 
соотношения  микробных  клеток  и  защитной  среды,  обладает  новыми 
качественными 
характеристиками, 
превосходящими 
стандартные 
коммерческие образцы (жизнеспособность, термостабильность). 
Показано,  что  в  условиях  регламентированного  режима  лиофилизации 
повышается  эффективность  стабилизации  свойств  микробных  клеток  у 
препарата  с  меньшей  концентрацией  вакцинной  суспензии  и  снижением  ее 
объема  в  ампуле.  Критерием  более  глубокого  анабиоза  рекомендован 
показатель  потери  в  массе  при  высушивании,  не  превышающий 1,5%. При 
индивидуализации 
режима 
высушивания 
для 
данного 
препарата 
длительность сушки сокращается с 28 до 18 часов.  
Впервые  оптимизировано  количество  человеко-доз  в  ампуле  с 
коммерческим  препаратом,  обладающим  преимуществом  в  области 
практического  применения,  заключающемся  в  удобстве  при  иммунизации 
небольших  коллективов  (от 20 до 50 человек).  Препарат  наиболее 
эффективен  при  использовании  в  регионах  с  жарким  климатом  и 
специфическими  условиями  вакцинации,  например,  в  немногочисленных, 
расположенных  на  значительном  расстоянии  друг  от  друга  точках: 
стойбищах  скотоводов,  охотников  и  т.  д.,  а  также  в  относительно 
ограниченных  коллективах:  лабораториях,  работающих  с  возбудителем 
чумы, командах судов, осуществляющих заграничное плавание, и др. 
Впервые отработана и внедрена в биотехнологию производства вакцины 
чумной  живой  сухой  и  соответственно  в  нормативную  документацию 
концентрация микробных клеток в вакцинной суспензии (1-4) · 1010 в объеме 
1мл в ампуле. 
 
 
 
 
9

Теоретическая и практическая значимость диссертации. 
Разработана биотехнология вакцины чумной живой сухой со сниженным  
содержанием  человеко-доз  в  производственной  упаковке,  соответствующей 
требованиям  нормативной  документации.  Проведенные  исследования 
позволили  дополнительно  стандартизировать  коммерческий  препарат 
вакцины  чумной  живой  сухой,  предназначенной  для  проведения 
иммунизации  в  немногочисленных  коллективах (20-50 человек),  и 
обосновать экономический эффект ее использования. 
Методология приготовления вакцины с меньшим количеством человеко-
доз  оптимизирована  также  к  глубинному  методу  получения  биомассы 
чумных 
микробов EV, в 
том 
числе 
на 
иммобилизованных 
магнитоуправляемых носителях. 
Разработаны  условия  стабилизации  вакцины  с  густотой  вакцинной 
суспензии (1-4) · 1010  м.к.  в  объеме 1 мл  в  ампуле  с  регламентированным 
режимом лиофилизации, предполагающим возможность сокращения общего 
времени отторжения влаги в среднем на 10 часов. 
Живая чумная вакцина, полученная по новой схеме, прошла контроль в 
лаборатории  препаратов  против  чумы  и  других  особо  опасных  инфекций 
ГИСК  им.  Л.  А.  Тарасевича,  в  соответствии  с  этим  внесены  изменения  в 
нормативную документацию.   
Практическая 
ценность 
работы 
подтверждена 
следующими 
документами: 
Изменениями  №1  к  регламенту  производства  №1542-04  дополнительно 
предусмотрен  выпуск  вакцины  с  густотой  вакцинной  суспензии (1-4) · 1010 
м.к. в объеме 1 мл в ампуле. 
Разработана  и  находится  на  утверждении  в  Фармакологическом 
Комитете  РФ  Фармакопейная  статья  предприятия  (ФСП) «Вакцина  чумная 
живая сухая». 
Утверждены  директором  Ставропольского  НИПЧИ  «Методические 
рекомендации по глубинному культивированию вакцинного штамма чумного 
 
10

микроба  с  использованием  магнитоуправляемых  иммобилизованных 
систем»,  одобренные  Ученым  Советом  института 29.03.2004 г. (Протокол 
№3). 
Диссертационная  работа  выполнена  в  рамках  государственной  темы 
НИР        №  ГР 01.2.00402924 «Стабилизация  показателей  живых  микробных 
клеток  в  чумной  вакцине  за  счет  оптимизации  некоторых  количественных 
параметров на этапе приготовления коммерческого препарата». 
 
Основные положения, выносимые на защиту: 
1. 
Новые  условия  стабилизации  числа  живых  чумных  микробов  в 
прививочной дозе вакцины ЕВ в условиях производства и хранения на этапах 
сведения,  розлива  и  лиофилизации,  что  является  приоритетом  в  вопросах 
совершенствования живых вакцинных препаратов против чумы. 
2. 
Биотехнология  производства  вакцины  чумной  живой  сухой, 
использующая  более  рациональное  соотношение  «микробная  клетка-среда 
высушивания»  при  выпуске  вакцины  со  сниженным  числом  доз  в  ампуле, 
обеспечивает  повышение  качества  препарата,  позволяет  получить 
экономический эффект при вакцинации ограниченного контингента людей. 
3. 
Разработанная  схема  лиофилизации  живой  чумной  вакцины  с 
параметрами (1-4) · 1010  м.к.  в  объеме 1 мл  обеспечивает  глубокий  анабиоз 
микроорганизмов  с  показателем  потери  в  массе  при  высушивании,  не 
превышающем 1,5%, при снижении времени лиофилизации до 18 часов. 
4. 
Полученный  по  разработанной  биотехнологии  препарат  соответствует 
требованиям,  предъявляемым  к  вакцине  чумной  живой  сухой,  и 
предназначен  для  планового  практического  применения,  дополняя  арсенал 
профилактических  препаратов  против  чумы,  используемых  для  массовых 
иммунизаций в особых условиях. 
 
 
 
 
11

Апробация работы. 
Материалы  диссертации  доложены  на  научных  конференциях 
СтавНИПЧИ 2003, 2004, 2005 гг,  научно-практической  конференции 
«Актуальные  проблемы  эпиднадзора  за  природно-очаговыми  и  особо 
опасными инфекциями в регионе Северного Кавказа» (Ставрополь, 2005), на 
заседании 
Ставропольского 
регионального 
отделения 
общества 
эпидемиологов,  микробиологов  и  паразитологов, 2005 г.;  на VI 
Межгосударственной 
научно-практической 
конференции 
государств-
участников  СНГ  «Санитарная  охрана  территорий  государств  участников 
содружества 
независимых 
государств: 
проблемы 
биологической 
безопасности  и  противодействия  биотерроризму  в  современных  условиях» 
(Волгоград, 2005). 
 
Публикации. 
Основное  содержание  диссертации    отражено  в  9  опубликованных 
научных работах (депонирована – 1, в научных сборниках - 8).  
 
Структура и объём работы. 
Диссертация изложена на 117 страницах и состоит из введения, обзора 
литературы, 4 глав собственных исследований, заключения, выводов, списка 
литературы,  включающего 221 источник,  в  том  числе  178  работ 
отечественных    и  43 - зарубежных    авторов.  Материалы  исследований 
иллюстрированы 16 таблицами и 6 рисунками. 
      
 
12

Глава 1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 
 
1.1  Современное  состояние  и  перспективы  совершенствования 
эффективности чумных вакцин 
 
Многолетний  опыт  использования  вакцинации  как  средства 
специфической  профилактики  особо  опасных  инфекций  в  системе 
противоэпидемических  мероприятий  свидетельствует  о  сохранении  ее 
весомой  роли  (Исупов  И.В.,  Бугоркова  С.А.,  Кутырев  В.В., 2004). Под 
общим  названием  вакцин  объединяют  все  препараты,  получаемые  как  из 
самих  патогенных  микроорганизмов  или  их  компонентов,  так  и  продуктов 
их  жизнедеятельности,  которые  применяются  для  создания  активного 
иммунитета  у  животных  и  людей  (Тутов  И.К.,  Ситьков  В.И., 1997). По 
характеру  антигена  и  принципу  его  получения  все  вакцины 
классифицируются  на  живые  и  инактивированные.  Комбинированные 
вакцины занимают промежуточное положение и включают в себя отдельные 
свойства    этих  групп.  Убитые  вакцины  подразделяются  на  молекулярные 
(химические)  и  корпускулярные.  Живые  вакцины  получают  из 
дивергентных  естественных  штаммов  возбудителя  и  из  аттенуированных 
штаммов  (Воробьев  А.А.  с  соавт., 1997). Согласно  международным 
требованиям,  штаммы,  применяемые  для  изготовления  живых  вакцин, 
должны  обладать  постоянством  своих  биологических  свойств,  слабой 
остаточной  вирулентностью  и  обеспечивать  невосприимчивость  к 
инфекциям при однократном введении вакцины (Тутов И.К., В.И. Ситьков, 
1997).  Эффективность  вакцинирующих  препаратов  в  большой  мере 
определяется  их  качеством:  стабильностью  состава,  иммуногенностью, 
токсичностью, 
специфической 
безопасностью, 
отсутствием 
поствакцинальных  осложнений  и  особенностью  инфекционного  процесса 
(Канчурин А.Х., 1976; Брагинская В.П., Соколова А.Ф., 1977; Aaby P.et. al., 
1987). 
 
13

 Значение  живых  вакцин  оценивается  еще  и  с  экологических 
позиций.  На  Международном  конгрессе  микробиологов  в 1966 г. 
отмечалось,  что  применение  живых  вакцин  обеспечивает  сохранение 
экологического  баланса,  не  допускающее  появления  новых  патогенных 
микроорганизмов (Lucam F., Fedidh M., Damnacher G., 1966). Живая вакцина 
из иммуногенных штаммов бактерий, правильно примененная, представляет 
собой  наиболее  совершенную  форму  прививочных  препаратов,  способных 
воспроизвести  максимальную  невосприимчивость  к  заражению  в 
искусственных и естественных условиях (Коробкова Е.И., 1956). Основные 
преимущества  вакцинаций  сводятся  к  тому,  что  после  их  проведения  в 
организме  присутствуют  высокоаффинные,  специфические  антитела, 
нейтрализующие  возбудителей  инфекционных  болезней,  и  большой  пул 
эффекторных Т-клеток памяти (Ада Г., Рамсей А.. 2002) 
Современные  исследования  в  области  развития  средств  массовой 
иммунопрофилактики 
включают 
два 
основных 
направления: 
совершенствование  различных  этапов  получения  вакцин  с  использованием 
традиционных технологий и разработку нового поколения вакцин на основе 
современных  достижений  молекулярной  биологии  и  теоретической 
иммунологии.  В  настоящее  время  разрабатывается  и  испытывается 
несколько  вариантов  нового  поколения  вакцин,  к  их  числу  относятся 
синтетические и  живые гибридные (Алексеева Н.Ю., 1997). 
Указанные 
тенденции 
развития 
иммунопрофилактики 
характеризуются  созданием  вакцин,  полностью  лишенных  балластных  и 
токсических  веществ  на  основе  высокоочищенных  практически  значимых 
антигенов  возбудителей  инфекций,  а  также  их  фрагментов  и  детерминант. 
Эти  вакцины  с  химически  определенным  антигенным  составом  и 
регулируемой  иммуногенностью  рассматриваются  как  вакцины  будущего 
(Петров  Р.В.,  Хаитов  Р.М., 1986; Beachy E.H. с  соавт., 1981; Sela M., 1983; 
Robbins J.B., Scheerson R., 1990; Sela M., Aaron R., 1992; Aaron R., Levi R., 
1996; Sela M., 1996; Williamson ED, Titball RW, 2002). 
 
14

Эпидемическая  обстановка  в  России  по  многим  инфекционным 
заболеваниям  бактериальной  природы  оценивается  как  неблагоприятная 
(Степанов  А.В.,  Старицин  Н.А.,1997).  Начало XXI века  характеризуется 
активизацией природных очагов чумы. За последние 5 лет на территориях 7 
регионов  РФ  выделено 752 штамма  возбудителя  чумы  (Приказ  Министра 
здравоохранения РФ №7, 2004).  
Совершенствование  специфической  профилактики  чумы  является 
одной из актуальных задач обеспечения эпидемического  благополучия. Это 
имеет  колоссальное  значение  в  связи  с  тем,  что  прогноз  в  отношении  этой 
инфекции  остается  неблагоприятным,  так  как  чума - высококонтагиозное 
зооантропонозное заболевание, проявляющееся спорадическими вспышками 
или  эпидемиями  (эпизоотиями),  а  Yersinia pestis  (Y. pestis) является  самой 
патогенной и агрессивной среди бактерий (В.И. Покровский, О.К. Поздеев, 
1998;  А.И.  Коротяев,  С.А.  Бабичев, 2002). Эпидемический  потенциал 
чумной  инфекции  и  в  настоящее  время  остается  довольно  напряженным. 
Это  обусловлено  существованием  в  нашей  стране  и  на  сопредельных 
территориях  очагов  чумы  с  постоянно  протекающими  в  них  эпизоотиями 
(Наркевич М.И., Онищенко Г.Г., Наумов А.В., 1991; Кокушкин А. М., 1995; 
Сулейманов Б.М., 1995; Онищенко Г.Г., Кутырев В.В., 2004). 
С.А.  Аубакиров (1993) поднимает  вопрос  о  возможности 
иммунизации  населения  убитыми  вакцинами  по  эпидпоказаниям.  Убитая 
чумная  вакцина (USP) применяется  в  некоторых  зарубежных  странах,  в 
частности, в США, но информация  об эффективности этой вакцины крайне 
противоречива.  Имеются  сведения,  что  эффект  иммунизации  выражен  в 
случае    заражения  посредством  укуса  инфицированной    блохи,  но  крайне 
низок  в  случае  аэрозольного  заражения,  при  контакте  с  заболевшим  или  в 
случае  биотеррористической  атаки (Gage K.L., Dennis D.T., 1996).  Из 
литературных  источников  известно,  что  убитая  чумная  вакцина  не  создает 
должной  защиты  от  легочной  чумы  и  требует 3-этапной  иммунизации  в 
течение 9 мес (Roussos D., 2002; Bossi H., Bricaire F., 2003; Titball R.W., 
 
15

Williamson ED., 2004). Однако  в  литературе  есть  сведения,  что  убитые 
противочумные вакцины, приготовленные из авирулентных штаммов А 1122 
и  ЕВ 768 Y. pestis,  более  эффективны,  чем  вакцина USP (Лешкович  Л.И., 
1975;  Дальвадянц  С.М.  с  соавт., 1977). K. Griffin  (2005) показывает 
возможность  одновременного  использования  живой  аттенуированной  и 
рекомбинантной  чумных  вакцин. E.D. Williamson (2001) отмечает,  что 
рекомбинантная  субъединичная  вакцина  обеспечивает  защиту  от  легочной 
формы чумы. Вакцина состоит из антигенов F1 и V, имеющих аддитивный 
эффект при иммунизации. Данная вакцина доказала свою эффективность на 
лабораторных  животных.  Планируется  дальнейшее  испытание  с  целью 
получения вакцины, способной вызывать защиту от чумы у проживающих в 
эндемичных районах.  
Исследования  отечественных  ученых  показали,  что  наиболее 
эффективным  препаратом  противоэпидемического  значения  является 
вакцина чумная живая из штамма EV (Борисов Л.Б., 2002).  
Е.И.  Коробкова (1956) выделяет  последовательные  этапы  научных 
исследований  живых противочумных вакцин: 
1. 
Накопление  материалов  о  слабой  эффективности 
убитых противочумных вакцин. 
2. 
Наблюдение  о  слабых  иммуногенных  свойствах 
убитых микробных взвесей. 
3. 
Экспериментальные 
материалы, 
доказывающие 
эффективность живых, ослабленных в своей вирулентности чумных 
микробов. 
При  изучении  чумного  микроба  большое  внимание  уделяется 
анализу  его  антигенной  структуры.  По  данным  В.И.  Вейнблата (1977) у 
чумного микроба число антигенов варьирует от 73 до 93. Количественный и 
качественный  состав  антигенов  во  многом  зависят  от  условий 
культивирования  микробов,  а  также  от  методов  их  выделения  (Николаев 
Н.И., 1968; Вейнблат  В.И.,  Кузьмиченко  И.А., 1972; Бельская  Н.А., 1975; 
 
16

Кузьмиченко  И.А.  с  соавт., 1984;  Наумов  А.В.,  Ледванов  М.Ю.,  Дроздов 
И.Г., 1992).  
Ф1 обладает достаточно выраженными иммуногенными свойствами 
(Titball et al., 1997; Miller et al., 1998; Heath D.G., Anderson G.W., Mauro 
A.M., 1998; Jefferson T., Demicheli V., Pratt M., 2000; Williamson et al., 2001). 
Разрабатываемые  в  настоящее  время  вакцины  нового  поколения  в  своей 
основе  имеют  антиген  Ф1 (Молдаван  И.А., 2005). Ф1  синтезируется  в 
цитоплазме и концентрируется в микрокапсуле и на внутренней и наружной 
поверхности  клеточной  стенки,  попадая  с  прочими  метаболитами  клетки  в 
окружающую среду. Наиболее интенсивный синтез Ф1 происходит при 370С 
выращивания микробов in vitro и в организме животного. При более низких 
температурах  капсульный  антиген  практически  не  обнаруживается 
(Султанов Г.В., Козлов М.П., 1995).  
Н.Ю.  Алексеева (1997) отмечает  возможность  использования  Ф1, 
выделенной из клеточной стенки чумного микроба по методу Бейкера,  для 
усиления  свойств  вакцины  в  связи  с  ее  нетоксичностью,  возможностью 
получения  в  достаточно  чистом  виде  и  в  большом  количестве.  Автором 
показана 
принципиальная 
возможность 
использования 
высокоиммуногенных  макромолекул,  сконструированных  на  основе 
антигенов  чумного  микроба  и  синтетических  полиэлектролитов    для 
создания приобретенного иммунитета, и получены препараты, обладающие 
выраженными  иммуногенными  и  протективными  свойствами,  способные 
стать основой для создания искусственных вакцин нового поколения против 
чумы.  
Фракция II - сложный  токсин,  токсическая  активность  которого 
связана  с  двумя  белковыми  компонентами:  А  и  В  (Апарин  Г.П., 
Голубинский  Е.П., 1989). «Мышиный  токсин»  синтезируется  при  обычных 
условиях  выращивания  при  температурах 28 0С  и 37 0С.  На  долю  токсина 
приходится  до 10-20% массы  микробной  клетки  (Ефременко  В.И., 1983; 
Montie T.C., Ajl S.J., 1970). V, W- антигены  синтезируются in vivo и  на 
 
17

искусственных  питательных  средах  при 37 0С.  Данные  антигены  не 
являются  видоспецифичными  для  чумного  микроба  и  обнаруживаются  у 
возбудителей  кишечного  иерсиниоза  (Коробов  В.И.,  Копырзов  В.Н., 1985). 
Основной соматический антиген (ОСА), липополисахарид (ЛПС), пестин не 
являются строго специфичными для возбудителя чумы. ОСА локализуется в 
цитоплазме  клетки  и  синтезируется  только  в  размножающейся  клетке  при 
26-27  0С  (Бахрах  Е.Э.  с  соавт., 1976; Вейнблат  В.И.  с  соавт., 1984). ЛПС 
прочно  связан  с  клеточными  структурами  и  в  среде  культивирования  не 
обнаруживается,  синтез  напрямую  зависит  от  температуры  выращивания, 
состава  среды,  рН,  аэрации  культуры  (Тараненко  Т.М.,  Вейнблат  В.И., 
1985).  Пестин  не  является  самостоятельным  антигеном  чумного  микроба  и 
представляет  собой  комплекс  полисахаридов  и  пептидов  (Бахрах  Е.Э  с 
соавт., 1977). Антиген рН6 синтезируется при культивировании микробов в 
пределах рН от 5,0 до 6,7 и при температуре выращивания от 35 0С до 41 0С 
(Степаншина  В.Н.  с  соавт., 1993). А.Н.  Носков (2001) рассматривает  pН6 
антиген  как  фундаментальную  базу  для  разработки  новых  средств 
профилактики и диагностики чумы. 
Несмотря  на  наличие  широкого  спектра  антигенов  у  чумного 
микроба,  для  создания  новых  вакцин,  а  также  для  усиления  действия 
используемой  в  настоящее  время    вакцины,  наиболее  эффективными 
оказались  капсульный  антиген  и  полисахаридсодержащие  антигены 
(Шмеркевич  Д.Л., 1967; Дальвадянц  С.М., 1990; Лешкович  Л.И., 1975;  
Glosnicka R., 1980; Michel P. с соавт., 1992; Grosfeld H. с соавт., 2003). 
Исследования  ряда  авторов  направлены  на  улучшение  качества 
вакцины  чумной,  уменьшение  количества  «балластных»  веществ,  а  также 
создание  препарата,  вызывающего  стойкую  защиту  от  легочной  чумы 
(Merlin M., 1999 и др.).  
Выдающиеся  достижения  в  области  генетики,  молекулярной 
биологии и биотехнологии определяют современную стратегию разработки 
противочумных  вакцин.  Одним  из  перспективных  направлений  в 
 
18

специфической 
профилактике 
чумы 
является 
создание 
живых 
рекомбинантных  вакцин  (Гремякова  Т.А.,  Анисимов  А.П.,  Захарова  Н.М, 
1995;  Мишанькин  Б.Н.,  Лопатина  Н.В., 1996; Simpson W.L., Thomas R.E., 
Schwan T.G., 1990). 
Новые 
перспективы 
в 
отношении 
создания 
активного 
специфического  иммунитета  к  чумному  микробу  открываются  в  связи  с 
разработанными недавно технологиями передачи генов in vivo (Исупов И.В., 
Бугоркова С.А., Кутырев В.В., 2004). 
И.Г.  Дроздов,  А.П.  Анисимов (2001) отмечают,  что    штамм  Y.pestis 
КМ 276  с  синтезом  основного  протективного  антигена  возбудителя  чумы - 
Ф1,  повышенным  относительно  уровня  продукции  других - «балластных» 
антигенов,  может  служить  основой  для  разработки  новой  вакцины  живой 
чумной,  как  и  штамм  S.minnesota R595pAE1(KM 139),  обеспечивающий 
стабильное  наследование  и  экспрессию  признака Fra, может  служить 
основой  для  разработки  новой  рекомбинантной  живой  вакцины  для 
оральной противочумной иммунизации. 
Сконструирован  экспериментальный  генно-инженерный  чумной 
вакцинный  штамм  LAG1,  обеспечивающий  за  счет  суперпродукции 
капсульного  антигена  в 27 раз  большую  защиту  для  экспериментальных  
животных,  чем  маточная  культура  коммерческой  вакцины  чумной  живой 
(штамм  ЕВ  линии  НИИЭГ),  который  может  послужить  основой  для 
разработки новой вакцины, содержащей меньшее количество «балластных» 
антигенов  за  счет  использования  меньшей  иммунизирующей  дозы 
(Анисимов А.П. с соавт., 1995). 
Г.Б.  Смирнов (2000) изучил    возможность  получения  защитного 
эффекта  от  чумной  инфекции  при  активной  иммунизации  лабораторных 
животных  рекомбинантным  препаратом – слитным  белком PAV, 
синтезируемым  генно-инженерным  продуцентом  и  представляющим  собой 
гибридную  молекулу,  содержащую  часть  стафилококкового  белка  А,  часть 
V. 
 
19

И.А.  Дятлов,  Н.И.  Смирнова (2004) отобрали  новые  штаммы-
продуценты  Ф1  и  ОСА,  перспективные  для  внедрения  в  производство 
чумной химической вакцины. 
И.А.  Дятлов  получил  данные  о  наличии  у  чумного  микроба 
поверхностного  гликопротеидного S-слоя,  формирующего  над  оболочкой 
регулярную  пластинчатую  структуру,  способного  к  ресорбции,  несущего 
функции  адгезии  к  поверхностям  и  биомолекулам. S-слой  как  антигеннная 
структура  обладает  слабой  протективной  активностью,  вызывает 
иммуноаллергическую  перестройку  организма.  Этот  мембранный  белок 
МБ22 чумного микроба может рассматриваться как новый дополнительный 
фактор,  обеспечивающий  контакт  патогена  с  клетками  макроорганизма,  и 
считаться  перспективным компонентом комбинированной чумной вакцины 
(Дятлов И.А., 2001; Дятлов И.А., Волох О.А., 2004). 
Интересным  направлением  для  исследователей  представляется 
использование  при  вакцинации  иммуномодуляторов - лекарственных 
средств, обладающих иммунотропной активностью, в терапевтических дозах 
восстанавливающих  функции  иммунной  системы  (Хаитов  Р.М.,  Пинегин 
Б.П., 2000). Анализ  литературных  данных  доказывает  перспективность 
использования  иммуномодуляторов  в  целях  коррекции  защитных 
механизмов организма (Свиридов Л.П., Степанов А.В., 1990; Земсков В.М., 
1991; Bernasconi C.,1989). В.С.  Рыбкин,  С.М.  Фарбер (1998) отмечают  в 
своей  работе,  что    бромантан  достоверно  стимулировал  протективность 
живой  чумной  вакцины,  поэтому  он  может  быть  использован  в  качестве 
иммуномодулятора при вакцинации против чумы. 
Н.П.  Гусева  (1995) и L. Sabhnani с  соавт. (2003) экспериментально 
обосновали  возможность  включения  в  липосомы  основных  антигенов 
чумного  микроба,  а  А.В.  Наумов (1999) сконструировал  липосомальные 
формы  Ф1,  ОСА  и  ЛПС  с  улучшенными  иммуногенными  свойствами,  что 
является теоретической базой для дальнейшего совершенствования чумных 
вакцин. 
Т.В. 
Таран (2004) подчеркивает, 
что 
результаты 
 
20

иммунопрофилактики  экспериментальной  чумы  сконструированными 
липосомальными  формами  антигенов  чумного  микроба  являются  научно-
экспериментальным 
обоснованием 
для 
создания 
липосомальных 
химических вакцин для парентерального и перорального использования. 
 
 
1.2.  Оптимизация  этапов  биотехнологии  производства  вакцины 
чумной живой сухой. 
 
1.2.1.  Некоторые  вопросы  управляемого  культивирования 
биомассы вакцинного штамма ЕВ 
 
Начальным  этапом  при  производстве  чумной  вакцины  является 
накопление бакмассы на плотных или жидких питательных средах, которые 
в значительной степени определяют качество вакцины. 
Вопросами культивирования чумного микроба ЕВ на искусственных 
питательных средах с целью выявления оптимальных условий для роста на 
той  или  иной  среде,  в  зависимости  от  ее  назначения,  посвящено 
значительное  количество  исследований  (Филиппов  А.Ф.  с  соавт., 1966; 
Тинкер А.И. с соавт., 1971; Кондрашкова Т.В. с соавт., 1976; Васильева З.В. 
с соавт., 1980; Шеремет О.В. с соавт., 1987; Терентьева Л.И. с соавт., 1990). 
Авторами  показано,  что  для  накопления  биомассы  чумного  микроба  и 
сохранения  его  определенных  свойств  существенное  значение  имеют 
температура  выращивания,  рН  среды,  концентрация  аминного  азота, 
содержание минеральных компонентов и т.д.  
Рост,  развитие  и  размножение  микробной  популяции  во  многом 
зависят  от  питательной  ценности  среды  (Филиппов  А.Ф.  с  соавт., 1974; 
Кондрашин  Ю.И.,  Щербаков  А.А.,  Видяева  Н.А., 1978; Гончарова  М.Н., 
1981;  Шиманек  Н.Я.,  Мишанькин  В.Н., 1982; Шеремет  О.В., 1983; 
Шпилевая  Э.Г., 1983). Состав  питательной  среды  влияет  на  число 
 
21

жизнеспособных клеток в популяции (Аркадьева З.А., 1983; Пушкарь Н.С. с 
соавт., 1984; Ураков Н.Н. с соавт., 1988; Гюлушанян К.С., 1994). Считается, 
что  среды  должны  быть  сбалансированы  по  следующим  компонентам: 
азотосодержащие  вещества,  углеводы,  ионы,  витамины,  соли.  Среды  по 
возможности  должны  быть  свободными  от  балластных  веществ, 
затрудняющих  рост  и  размножение  выращиваемой  культуры,  не  должны 
содержать токсинов.  
Многочисленные  литературные  данные  свидетельствуют  о  том,  что 
бакмассу  чумного  микроба  можно  производить  на  средах  из  различных 
белковых  основ:  мяса,  казеина,  рыбы,  кровяных  сгустков,  дрожжевого 
аутолизата    (Кондрашкова  Т.В.,  Никитин  Г.А., 1969; Филиппов  А.Ф.  с 
соавт., 1974; Милютин  В.Н.  с  соавт., 1975; Хазан  М.А., 1987; Гюлушанян 
К.С.  с  соавт., 1989; Лопатина  Н.В.  с  соавт., 1991; Шпилевая  Э.Г.  с  соавт., 
1993;  Авдеева  Н.Г.,  Дятлов  И.А.,  Еремин  С.А., 2000;  Ахапкина  И.Г., 
Блинкова  Л.П., 2001;  Дятлов  И.А.,  Смирнова  Н.И., 2004).  Однако 
использование  мяса  в  приготовления  питательных  сред  увеличивает 
себестоимость  конечного  продукта.  Смирнова  Е.Б.  с  соавт. (2004, 2005) 
показали  и  запатентовали  использование  комбинированных  мясных  и 
соевых  питательных  основ  для  приготовления  питательных  сред  для 
получения  жизнеспособной  биомассы  чумного  микроба,  а  также 
предложили 
технологию 
приготовления 
питательных 
сред 
для 
культивирования чумного микроба из гидролизатов сои (бобов) и продуктов 
ее  переработки.  О.Л.  Старцева  с  соавт. (2003 а,  б)  отмечают,  что 
применение  сои  при  конструировании  питательных  сред  для  создания 
специфических 
профилактических 
препаратов 
позволяет 
снизить 
себестоимость  живой  чумной  вакцины  при  сохранении  чувствительности  
бактериологического  метода,  достоверности  исследований  и    качества 
вакцины. 
Молочные  белки  являются  хорошими  питательными  субстратами 
для  выращивания  многих  микроорганизмов.  Ряд  исследований  посвящен 
 
22

возможности  использования  гидролизатов  казеина  для  культивирования 
чумного  микроба  (Домарадский  И.В.,  Башева  В.С.,  Сидорова  Н.К., 1958; 
Бахрах  Е.Э.,  Обухова  З.А.,  Маслова  О.П.,1960;  Комоско  Г.В., 2003). И.И. 
Николаев  с  соавт. (1969) применил  бульон  из  кислотного  гидролизата 
казеина  для  выращивания  вакцинного  штамма  ЕВ  в  производственных 
условиях. 
Л.Д.  Карташева (2000) установила  критерии  остановки  роста 
чумного  микроба  (факторы  лимитации)  и    диапазон  их  концентраций,  при 
которых  происходит  управление  ростом  культуры.  При  культивировании 
чумного  микроба  в  условиях 28 0С  факторами  лимитации  могут  служить: 
фенилаланин,  метионин,  цистеин;  при  37 0С - валин,  лейцин,  изолейцин, 
метионин,  треонин,  цистеин.  К.Б.  Криваченко (2000) отмечает,  что  чем 
выше  концентрация  лимитирующего  фактора,  тем  более  длительный  срок 
культура  растет  в  благоприятных  условиях.  Для  Y. pestis  EV  при 28 0С  в 
периодических  агаровых  культурах  в  качестве  перспективных  факторов 
лимитирования  роста  для  индукции  повышенного  содержания  Ф1  и 
липополисахарида  могут  быть  использованы  маннит  и  фенилаланин,  а  для 
«мышиного» токсина – цистеин. 
В.Н. Коваленко с соавт. (2003) запатентовали способ, позволяющий 
ускорить  процесс  получения  концентрата  микробных  клеток  и 
одновременно  увеличить  выход  концентрата  с  единицы  объема  среды  в 
производстве чумных вакцин.  
И.А.  Дятловым (1992) сконструирована  высокоэффективная 
оптимизированная  синтетическая  среда  для  культивирования  чумного 
микроба.  В  ее  составе - 12 аминокислот,  пептиды,  глюкоза,  витамины  и 
соли, обеспечивающие буферность системы. 
Оптимизация  условий  культивирования  способствует  уменьшению 
потери веществ при их регидратации (Gomez F. et al., 1973; Morichi F., Jric 
R., 1973; Valdez G.F. et al., 1985). 
 
23

Н.В.  Лопатина,  Л.А.  Наталич (1995) оптимизировали  состав 
питательной  среды  для  культивирования  вакцинного  штамма  чумного 
микроба, который содержит автолизат селезенки с добавлением гидролизата 
белка  пшеничных  отрубей, 0,0005% твина 80, 0,0005% твина 40, 0, 0001% 
тиомочевины  и 0,001% ионов  кальция.  Отмечено,  что  клетки  возбудителя 
чумы, 
репродуцирующиеся 
на 
этой 
среде, 
обладают 
высокой 
вирулентностью и устойчивостью к процессу лиофилизации. 
В  вакцинном  производстве  применяется  бульон  Хоттингера  (рН 
7,1+0,1),  содержащей  аминный  азот (125+25)  мг%  как  основная  жидкая 
среда для выращивания чумного микроба (Коробкова Е. И., 1956; Иванова Г. 
Ф. с соавт., 1998; Федорова В. А. с соавт., 2001).  
Н.З.  Трофимченко  с  соавт. (1958) на  средах  из    ферментивного 
гидролизата  по  Хоттингеру  изучили  влияние  различных  факторов  при 
производстве чумной живой вакцины глубинным методом.  
Е.Б.  Смирнова (2002) отмечает,  что  оптимальной  питательной 
средой для возбудителя чумы является агар Хоттингера с уровнем аминного 
азота 0,14±0,03 %, обеспечивающий рост  55 % посевной дозы тест-штамма. 
В.В.  Дорохин (1980),  используя  культивирование  вакцинного 
штамма ЕВ на плотной питательной среде в АКМ-Ш, показал возможность 
применять  на  этой  модели  многократное  непрерывное  культивирование, 
отмечая,  что  выращенная  указанным  способом  бакмасса    пригодна  для 
производства вакцины чумной живой (Дорохин В. В., Филиппов А. Ф. 1980 
а, б; Дорохин    В. В., Филиппов А.Ф., Сергеева Г.М., 1980). 
В  последние  годы  для  получения  бакмассы  чумного  микроба  в 
больших количествах были разработаны и успешно применялись бифазные 
среды  типа  плотная – жидкая.  Это  обеспечивало  ряд  преимуществ  в 
производстве:  увеличенный  выход  бакмассы,  возможность  повторного 
использования 
среды, 
большая 
доступность 
контроля 
роста 
микроорганизмов (Жемчугов В. Е., Филиппов А. Ф., 1982; Филиппов А. Ф., 
Жемчугов  В.  Е., 1982; Тараненко  Т.  М.  с  соавт., 1984).  И.  А.Дятлов,  О.А. 
 
24

Волох (2004) для  получения  нового  поверхностного  антигена  чумного 
микроба (s-белка)  и  для  выращивания  штамма  Y.pestis EV  использовали 
бифазные системы агар-бульон  в соотношении 1:10.  
Согласно  регламенту  производства  (РП)  вакцины  чумной  живой 
сухой  выращивание  производственной  культуры  производят  при 
температуре (27+1)  0С (48+2)  ч.  Имеются  данные,  что  при  выращивании 
биомассы  штамма  ЕВ  при  температуре 21+1  0С  (по  сравнению  с 27+1  0С) 
число  живых  микробов  существенно  выше  в  нативной  суспензии,  после 
лиофилизации  и  через 2 года  хранения  при  температуре 4 - 2 0С,  что 
подтверждается  при  изучении  повреждаемости  цитоплазматических 
мембран электронно-микроскопическим методом (Будыка Д. А., 1999).  
С  другой  стороны,  при 37 °С  иерсиниям  необходимо  введение  в 
питательную  среду  веществ,  стимулирующих  рост  бактерий (G. Cornelis et 
al, 1987).  
При  изучении  влияния  повышенной  температуры  на  антигенный 
состав  Y. pestis  EV  в  качестве  основы  питательных  сред  Т.А.  Гремякова  с 
соавт. (1993) использовали  ферментативный  гидролизат  мяса.  К.Б. 
Криваченко  с  соавт. (2001), О.П.  Фецайлова  с  соавт. (2001) успешно 
применяли агаризованную среду ЧДС-37 на основе пекарских дрожжей для 
выращивания Y.pestis EV при 37 °С. 
В  настоящее  время  в  технологии  производства  чумной  вакцины 
предусмотрены два эквивалентных метода получения бакмассы вакцинного 
штамма  ЕВ  чумного  микроба:  поверхностным  методом  на  плотной 
питательной  среде  в  АКМ-Ш  и  глубинным  методом  периодического 
культивирования 
в 
реакторе. 
При 
этом 
полученный 
препарат 
характеризуется и контролируется в соответствии с единой ФС №42-3877-99 
независимо  от  способа  накопления  биомассы.  В  Ставропольском  научно-
исследовательском противочумном институте более 40 лет ведутся научные 
разработки  по  совершенствованию  технологии  производства  чумной 
вакцины при помощи аппаратного способа получения биомассы в АКМ-Ш. 
 
25

 
1.2.2.Пути  совершенствования  биологических  показателей 
вакцины  чумной  живой  на  этапах    сведения,  разлива  и  лиофилизации 
бактериальной суспензии 
 
После 48+2  ч  культивирования  при  температуре 27+1  0С  в  АКМ-Ш 
микробную  массу  смывают  средой  высушивания,  содержащей 100 г/л 
сахарозы, 10 г/л  желатина, 15 г/л  глютаминовокислого  натрия, 5 г/л 
тиомочевины и 0,5 г/л пептона или 100 г/л сахарозы, 10 г/л желатина, 10 г/л 
тиомочевины.  Смытую  суспензию  проверяют  на  отсутствие  посторонней 
микрофлоры (РП 1542-04) 
Согласно  литературным  данным  успешно  используются  среды  для 
высушивания  чумной  вакцины,  содержащие  помимо  сахарозы  и  желатина, 
антиметаболиты - тиомочевину,  молибденовокислый  аммоний,  глютамат 
натрия  и  т.д. (Печникова  И.В., 1964, 1967, 1974; Печникова  И.В.,  Орлова 
А.Н., 1966; Красикова  М.А., 1969; Анисимова  Т.И.  с  соавт., 1970, 1978; 
Шмутер  М.Ф.,  Красикова  М.А.,  Липатова  Е.С., 1971; Гончарова  М.Н., 
Шпилевая  Э.Г., 1978;  Чернова  Э.А.  с  соавт., 1978). При  сравнительном 
анализе  жизнеспособности  и  термостабильности  микробных  клеток  в 
вакцине, 
приготовленной 
с 
использованием 
стабилизаторов: 
тиомочевинового  или  глютаминового,  в  ряде  случаев  отмечено 
преимущество  тиомочевинового  стабилизатора  (Печников  Н.Е., 1991). 
Использование  этих  сред  позволяет  резко  повысить  качество  чумной 
вакцины  в  процессе  хранения:  количество  жизнеспособных  микробов 
сохраняется в ней на достаточно высоком уровне в течение 5-7 лет хранения 
(Салтыков  Р.А.  с  соавт., 1964;  Красикова  М.А., 1969; Анисимова  Т.И.  с 
соавт., 1970).  
Н.В. Лопатина с соавт. (1994) применила  защитную среду, которая 
отличается  от  общепринятого  варианта  количественным  соотношением 
компонентов (сахарозы, желатины, тиомочевины), значением рН среды и,  в 
 
26

процессе  лиофилизации  живой  чумной  вакцины,  обеспечивает  более 
высокую,  по  сравнению  с  контрольным  вариантом,  выживаемость  клеток 
штамма EV с сохранением их иммуногенных свойств.  
Для  повышения  устойчивости  микроорганизмов  к  повреждающему 
действию  замораживания-высушивания  в  суспензию  микроорганизмов 
перед  сублимацией  вводят  целый  комплекс  защитных  веществ, 
насчитывающих  в  разных  комбинациях  более  десяти  химических 
соединений  (Тинкер  А.И., 1971; Пушкарь  Н.С.,  Белоус  А.М., 1975; Белоус 
А.М.,  Бондаренко  В.А.., 1982; Аркадьева  З.А., 1983 и  др.).  Подобранная 
защитная  среда  с  учетом  экспериментальных  данных  в  значительной 
степени  компенсирует  действие  глубокой  дегидратации,  поддерживая 
необходимый  для  сохранения  жизнеспособности  бактерий  баланс  воды  в 
высушенном материале (Беккер М.Е., Дамберг Б.Э., Рапопорт А.И., 1981). 
Виды  бактерий,  не  образующие  спор,  обычно  плохо  переносят 
процессы замораживания и лиофилизации и требуют подбора специальных 
криопротекторов  и  оптимальных  скоростей    охлаждения  для  обеспечения 
высокой  жизнеспособности  при  низкотемпературном  замораживании  и 
криоконсервации  (Данилова  М.В.,  Надирова  И.М., 1981; Ashwood-Smith 
M.J., Grant E., 1976; Calcott P.H., Lee S.K., Mac Leod R.A., 1976). Самым 
распространенным  способом  повышения  устойчивости  живых  клеток  к 
замораживанию  и  лиофилизации  является  применение  криопротекторов  и 
защитных сред (Данилова М.В., Надирова И.М., 1980; Ashwood-Smith M.J., 
Grant E., 1976; Bousfield I.J., Mackenzie A.R., 1976). 
Многие  исследователи  считают,  что  компоненты  защитных  сред 
способны  образовывать  водородные  связи  с  мембранами  клеток,  в 
результате  чего  они  влияют  на  свободную  и  связанную  воду  в  биосистеме 
(Шустер Б.Ю., Малахов Ю.А., Кириллова В.В., 1984; Calcott P.H., Lee S.K., 
Mac Leod R.A., 1976). 
Защитный  эффект  гидролизатов  известен  давно  и  основан  на 
способности  аминокислот  присоединяться  к  белкам  и  нуклеиновым 
 
27

кислотам.  Связь  аминокислот  с  активными  центрами  ферментов 
стабилизирует их молекулярную структуру, но может вызывать и снижение 
ферментативной активности (Бланков Б.И., Клебанов Д.А., 1961).  
Культуры  микроорганизмов,  подготавливаемые  к  консервации, 
должны  выращиваться  в  оптимальных  условиях.  Состав  среды 
выращивания,  температура,  условия  аэрации  и  другие  факторы  оказывают 
существенное  влияние  на  устойчивость  микроорганизма    к  стрессам, 
возникающим при замораживании и лиофилизации. 
Одним из важнейших направлений в этой области, обеспечивающим 
сохранение  живых  клеток  в  состоянии  анабиоза,  является  лиофилизация. 
При сублимационной сушке влага перемещается в препарате в виде пара, в 
результате чего удается в максимальной степени сохранить первоначальные 
специфические 
свойства 
микроорганизмов, 
особенно 
белков, 
минимализируя их денатурацию. Обмен веществ микроорганизмов при этом 
также  сводится  к  минимуму,  что  облегчает  задачи  стандартизации 
вакцинного  препарата,  упрощает  условия  хранения  и  транспортировки 
(Тутов  И.К.,  В.И.  Ситьков, 1997). Однако  лиофилизация  бактериальных 
культур - сложный  технологический  процесс,  в  результате  которого 
некоторая часть микроорганизмов отмирает (Фатеева  М.В., Никитина Т.Н., 
1976).  Состав  защитных  сред  определяет  температуру  эвтектической  точки 
(точки полного затвердевания).  Так, при температурах выше эвтектической 
точки  может  в  присутствии  солей  в  белковых  растворах  произойти 
денатурация  белка.  Слишком  низкая  температура  значительно  увеличивает 
продолжительность процесса сушки.  Следовательно, лиофилизация  должна 
вестись при температуре достаточно низкой, чтобы избежать оттаивания, но 
и достаточно высокой, чтобы не удлинять процесс высушивания. 
Основным  режимным  параметром  при  лиофилизации  является 
температура.  Температура  сушки  оказывает  сильное  влияние  на  удаление 
свободной  и  связанной  воды (Mackenzie A.P., 1975). При  высушивании 
живых микроорганизмов температура не должна повышаться выше 25-40 0С 
 
28

(Никитин  Е.В.,  Звягин  И.В., 1971).  Вместе  с  тем,  имеется  большое 
количество  работ,  в  которых  отмечается  значительно  снижение  количества 
жизнеспособных  микробных  клеток  в  препаратах  при  конечных 
температурах  досушивания,  выше 25-30 0С  (Опарин  Ю.Г.  с  соавт., 1996; 
Опарин Ю.Г., 1997; Antheunisse J. et al., 1981).  
Разработка  режима  высушивания  предусматривает  проведение 
экспериментов  по  исследованию  ряда  технологических  параметров  на 
различных  этапах  сушки  с  целью  определения  условий,  обеспечивающих 
проведение  процесса  интенсивного  обезвоживания  биоматериала  при 
минимальных повреждениях биообъекта (Звягин И.В. с соавт., 1981). 
По  мнению S. Heruchi et al. (1989) лиофилизация  приводит  к 
снижению  жизнеспособности  бактериальных  клеток,  взятых  как  в 
логарифмической,  так  и  стационарной  фазах  роста.  Авторы  полагают,  что 
фундаментальной  причиной  повреждения  микробов  при  замораживании - 
высушивании  является  дегидратация  богатых  липидами  систем,  к  которым 
относятся  и  клеточные  мембраны.  Известно,  что  проблема  повреждения 
клеток  после  различных  физических  воздействий  исследована  широко,  но 
данных,  связанных  с  лиофилизацией,  не  столь  много  (Плешакова  Т.В., 
1992). 
При разработке  оптимальных условий лиофилизации исследователи, 
измеряя  какой-либо  параметр  сублимационного  высушивания,  определяют 
непосредственно  выживаемость  микроорганизмов  после  лиофилизации 
(метод  определения  КОЕ  (колониеобразующих  единиц),  а  также  измеряют 
потерю  в  массе  при  высушивании  препарата,  которая,  как  показывают 
литературные  данные,  влияет  на  сохранность  живых  бактерий  в  ходе 
длительного  хранения  (Кветков  В.П., 1972; Иванов  М.М.  с  соавт., 1974; 
Данилова М.В., Надирова И.М., Елицева Г.В., 1980; Гладус М.А., 1994).  
Вакцинный  штамм  чумного  микроба  ЕВ,  используемый  для 
приготовления вакцины, контролируется при выпуске по ряду показателей, 
в  том  числе  и  по  его  жизнеспособности.  Длительное  сохранение 
 
29

жизнеспособности  вакцинного  штамма  требует  определенных  условий  и 
достигается  в  настоящее  время  несколькими  способами:  периодическим 
рекультивированием  в  случае  использования  стабильных  штаммов, 
хранением  в  глубоко  замороженном  или  лиофилизированном  состоянии. 
Последний  метод  позволяет  продолжительное  время  сохранять  почти  без 
изменений  свойства  биопрепарата  или  продуцента,  не  требует  больших 
экономических затрат при изготовлении и хранении (Сидякина Т.М., 1985). 
Количество  жизнеспособных  микроорганизмов  в  процессе  лиофилизации  и 
хранения  зависит  от  многих  факторов:  вида  бактерий,  условий  их 
культивирования, фаз роста, концентрации их в суспензии, защитной среды, 
технологии  высушивания,  температуры,  сроков  хранения  и  способов 
выведения  клеток  из  анабиоза  (Данилова  М.В.,  Надирова  И.М.,  Кудрявцев  
В.И., 1967; Долинов К.Е., 1969; Домарадский И.В. с соавт., 1974; Аркадьева 
З.А., 1983; Файбич  М.М., 1983; Плешакова  Т.В., 1992; Терентьев  А.Н., 
Зинченко  А.В.,  Зинченко  В.Д., 1992; Кадетов  В.В., 1994; Scott W.J., 1960; 
Valdez G.F. et al., 1983). Большинство  физических,  химических  и 
биологических процессов при производстве сухих биопрепаратов влияют на 
количество  живых  микробных  клеток  в  конечном  продукте  (Пучков  Е.О., 
Говорунов  И.Г., 1983; Опарин  Ю.Г.,  Богаутдинов  З.Ф.,  Пивоварова  И.Р., 
1996; Bousfield I.J., Mackenzie A.R., 1976; Antheunisse J., 1981). Л.М. Балинер 
предложил  методику    биолюминесцентного  экспресс-определения  титра 
живых  микробных  клеток  в  лиофилизированных  вакцинах  (Богаутдинов 
З.Ф., Балинер Л.М., Фрунджян В.Г., 2002; Балинер Л.М., 2003).  
В  настоящее  время  в  биотехнологии  используются  косвенные 
методы  определения  количества  жизнеспособных  клеток.  К  ним  относят: 
турбидиметрический  (определяется  мутность  микробной  суспензии) 
(Гюсипенко  А.А.  с  соавт, 1985), микрокалориметрический  (регистрации 
тепловыведения  популяции  микроорганизмов) (O`Tool D.K., 1983); 
каталазный  тест (Purnendu C.V., 1993); редуктазные  тесты (Rowlands A. et 
al., 1950). 
 
30

Л.Ю.  Лухнова  с  соавт. (1997) провели  ретроспективный  анализ 
жизнеспособности вакцины и обнаружили связь между этим показателем и 
солнечной  активностью.  Отмечено,  что  число  живых  микробных  клеток 
достигало  до 90% на  фазе  спада,  минимума  и  начала  подъема  солнечной 
активности, в то время как в годы максимума солнечной активности среднее 
число живых клеток в вакцине было менее 39%. 
Объективное  представление  о  соблюдении  технологического 
процесса производства чумной вакцины дает использование ОСО в качестве 
образца  сравнения  с  коммерческими  сериями,  и  выводы,  сделанные  на 
основании    результатов  экспертного  анализа,  представляют  достоверные 
данные (Тинкер А.И. с соавт., 1996).  
Известно, что свойства, обеспечивающие специфическую активность 
вакцинных  клеток,  лучше  сохраняются  в  состоянии  глубокого  анабиоза, 
универсальным маркером которого является показатель потери в массе при 
высушивании  (Никитин  Е.В.,  Звягин  И.В., 1971; Кветков  В.П., 1972; 
Данилова  М.В.,  Надирова  И.М., 1980). Оптимальная  величина  потери  в 
массе  при  высушивании,  соответствующая  максимальному  титру 
жизнеспособных 
клеток 
после 
лиофилизации, 
для 
большинства 
микроорганизмов  составляет 1-2%. Д.А.  Будыка  с  соавт. (2000) полагают, 
что  при  лиофилизации  чумной  вакцины  ЕВ  необходимо  добиваться 
показателя  потери  в  массе  при  высушивании  около 1,5%, но  не  выше 2%. 
Вместе  с  тем,  некоторые  виды  бактерий  лучше  выживают  при    потери  в 
массе  при  высушивании  в  препарате 4-5%. (Никитин  Е.В.,  Звягин  И.В., 
1971). 
Интересен  и  такой  параметр  вакцины,  как  ее  безвредность.  О.В. 
Ульяновой (1999) установлена  возможность  комплексного  использования 
основных  показателей  перекисного  окисления  липидов  и  антиоксидантной 
системы  для  характеристики  безвредности  противочумных  вакцин  у 
лабораторных животных  in vivo.   
 
31

При  подведении  итогов  анализа  литературных  данных,  можно  со 
значительной  долей  вероятности  заключить,  что  актуальными  для 
производства чумной вакцины ЕВ остаются вопросы изучения влияния на ее 
качество, 
режимов 
лиофилизации, 
состава 
защитных 
сред. 
Совершенствование  технологии  производства  чумной  вакцины  развивается 
по нескольким направлениям:  
а)  подбор  высокопродуктивных  питательных  сред  из  непищевого 
сырья; 
б) оптимизация качества используемых плотных питательных сред; 
в)  разработка  новых,  более  эффективных  методов  аппаратного 
культивирования; 
г)  стандартизация  живой  чумной  вакцины  по  единому  числу  
человеко-доз,  повышение  термостабильности  и  стабилизации  препарата  в 
процессе длительного хранения.  
При  этом  остается  недостаточно  выясненной  совокупность 
повреждающего  действия  на  клетки  экстремальных  факторов  в  процессе 
производства и смягчение действия таких факторов. 
Вполне  определенно  можно  сказать,  что  современные  тенденции  в 
области  совершенствования  биотехнологии  живой  чумной  вакцины 
ориентированы  на  дальнейшее  повышение  стабильности  и  стандартности 
препарата,  универсализации  его  выпуска  и  применения,  снижение 
себестоимости.  При  этом  указанные  разработки  представляются  особенно 
существенными  в  вопросах  повышения  качества  или  снижения 
реактогенности  живой  чумной  вакцины,  что  в  определенной  мере  может 
быть  связано  с  числом  живых  микробов  в  человеко-дозе  (Будыка  Д.А., 
Васильева А.А., 2004).  
 
 
32

СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ 
Глава 2  МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ 
 
          2.1 Материалы 
 

          2.1.1  Характеристика вакцинных противочумных препаратов  
 
Материалом для выполнения экспериментальной части работы служили: 
коммерческая и экспериментальная вакцины чумные живые сухие из штамма 
ЕВ (20 серий),  приготовленные    в  производственном  отделе  и  научно-
производственной  лаборатории  чумных  вакцин  Ставропольского  НИПЧИ.  
Штамм  ЕВ  полностью  соответствует  регламенту  производства  вакцины 
чумной живой сухой (2004), его характеристика представлена в  таблице 1.  
Для  заражения  лабораторных  животных  использовали  вирулентный 
штамм 461 чумного микроба, который был выделен в 1947 г от серого сурка. 
Штамм  имеет  типичные  для  чумного  микроба  морфологические, 
культуральные и биохимические свойства, представленные в таблице 1.  
 
2.1.2 Характеристика питательных сред 
Агар  питательный 1,8-3,0% (аминный  азот 125+25  мг%),  агар 
питательный 25 (аминный  азот 130+10  мг%),  агар  Сабуро  (агар 2%, пептон 
1%,  глюкоза 4%), основной  гидролизат  по  Хоттингеру  (аминный 800+100 
мг%),  бульон  Хоттингера  (аминный  азот 200+10  мг%),  среда  высушивания 
(рН 7,6+0,2), тиогликолевая среда (рН 7,0+0,2). 
Все питательные среды получены из лаборатории питательных сред для 
культивирования  микроорганизмов I-IV патогенности  Ставропольского 
научно-исследовательского противочумного института. 
 
 
 
 
33

Таблица 1.  Характеристика штаммов чумного микроба, использованных в работе. 
 
Наименование 
Характеристика штамма 
и обозначение 
Морфологические и 
Культуральные свойства 
Биохимические 
Иммуногенные 
штамма 
тинкториальные свойства 
свойства 
свойства 
 
Из 
агаровой 
культуры  Колонии  шероховатого  типа  с  Штамм  не  разлагает  Показатель ED50 
Вакцинный 
короткие 
грамотрицатель- бугристым  центром  коричне- рамнозу, 
сахарозу.  для 
морских 
штамм 
ные  полиморфные,  разме- вого  цвета  и  «кружевной»  лактозу  и  глицерин  в  свинок  не  более 
чумного 
ром 0,3х0,1 мкм, в мазках из  периферией. 
В 
бульоне  течение 6 сут. 
103  м.к.,  для 
микроба линии  бульонной  культуры  бипо- агглютинативный 
рост 
с 
белых 
мышей 
НИИГ штамм  лярно окрашенные, распола- образованием  рыхлого  осадка 
104 м.к. 
ЕВ  
гающиеся  цепочками,  не- на 
дне 
пробирки, 
без 
Y. pestis EV 
подвижные  палочки.  Инку- помутнения бульона.  
бированные  при  темпера-
туре 37±1°С 
на 
агаре 
бактерии образуют капсулу. 
 
Грамотрицательные палочки  На  агаре  Хоттингера  рН  Штамм  не  разлагает  Показатель 1 
 
с  закругленными  краями,  7,2±0,1 
со 
стимуляторами  лактозу, 
сахарозу,  DCL  для  белых 
 
неподвижные, 
размером  роста при температуре 27±1 °С   рамнозу.  Редуцирует  мышей-50 
 
0,3х0,1 
мкм. 
При  штамм  дает  рост  колоний  глюкозу, 
маннит,  ж.м.к., 1 LD50  - 
Y. pestis 461 
температуре 37±1°С 
на  через 24±1 ч,  формируя  глицерин,  арабинозу,  6-15 ж.м.к. 
агаре образуют капсулу. 
«кружевные  платочки»,  через  салицин. 
48±1  ч – колонии  с  ше-
роховатым  центром,  корич-
невого  цвета  и  кружевной 
зоной.  На  бульоне  Хоттингера 
бактерии 
растут 
в 
виде 
придонного 
хлопьевидного 
осадка.  
 

2.1.3 Характеристика лабораторных животных 
В  опытах  использовали  нелинейных  белых  мышей  массой 18–20 г, 
морских свинок массой 250-300 г, кроликов массой 1,5-2,5 кг обоего пола. В 
каждый  опыт  брали  животных  по  возможности  одной  партии  после 5-10 – 
дневного карантина. Животных содержали в стеклянных банках объемом 10-
12  л  по 1 морской  свинке  или  по 8 белых  мышей,  или  же  в  специальных 
ящиках.  В  процессе  содержания  животных  поддерживали  рекомендуемый 
режим питания согласно приказу МЗ СССР № 1179 (1983). 
 
2.1.4 Использованная аппаратура 
Аппарат для культивирования микроорганизмов Шестеренко (АКМ-Ш), 
Московский экспериментальный завод «Технолог». 
Низкотемпературный холодильник- NZ 280/75 «Фригера», Чехия. 
Сублимационная установка – LZ 45, Чехия. 
Вакуумная установка - «Фригера», Чехия. 
Шкаф  сушильный  электрический – ШСВ-45-К,  ТУ 64-1-907-77, 
Казанский завод медицинской аппаратуры. 
Ферментер (LKB, Швеция). 
Электронный микроскоп JEM 100sx  «JEOL» (Япония). 
 
2.1.5 Производственные критерии качества  вакцины чумной живой 
сухой  
Согласно  действующему  регламенту  производства  (РП) 1542-04 
производственная  серия  вакцины    считается  качественной  при  соответствии 
следующим критериям. 
 Физико-химические  критерии.  Вакцина  должна  представлять  собой 
пористую массу серовато-белого цвета. При добавлении в ампулу 1,8 мл 0,9% 
раствора  хлорида  натрия  препарат  растворяется  в  течение 3 мин  при 
 
35

встряхивании,  при  визуальном  определении  вакцина  имеет  вид  гомогенной 
взвеси серовато-белого цвета без посторонних примесей и хлопьев. 
Состав.  Вакцина  должна  содержать  чистую  культуру  вакцинного 
штамма  чумного  микроба  ЕВ  линии  НИИЭГ,  получаемого  из  ГИСК  им. 
Л.А.Тарасевича. Одна доза для подкожного введения взрослым содержит  
(3,0х108+0,6х108) живых микробных клеток в 0,5 мл, для внутрикожного – 
(3,0х108+0,6х108) живых микробов в 0,1 мл, для накожного - (3,0х109+0,6х109) 
живых  микробов  в 0,15 мл  растворителя,  для  ингаляционного - 
(5,0х106+3,0х106)  живых  микробов.  В  зависимости  от  концентрации  и 
процента живых микробных клеток в  ампуле (флаконе) содержится от 80 до 
430 подкожных доз для взрослых.  
Критерии качества.  
При определении процента живых микробных клеток этот показатель 
должен  быть  не  менее 25%. Питательные  агары,  применяемые  для 
определения  количеств  живых  микробных  клеток  в  вакцине,  должны 
обеспечивать без добавления стимуляторов рост чумных микробов штамма ЕВ 
на всех чашках с агаром, засеянных 10 микробными клетками.  Концентрация 
микробных  клеток  в  препарате,  ресуспендированном 1,8 мл 0,9% раствора 
хлорида  натрия - в  пределах  от  5х1010  до  1х1011  в 1 мл.  Для  соответствия 
критериям  иммуногенности    ЕД50  не  должна  превышать  для  морских  свинок 
1х104,  для  белых  мышей  4х104  живых  микробных  клеток.  При  определении 
термостабильности  при  температуре  хранения  вакцины (37+1)  0С  этот 
показатель должен составлять не менее 4 сут.  Само определение проводят в 
течение 14 сут  хранения  при  температуре (37+1)  0С.  Вакцина  должна  быть 
безвредной  при  подкожном  введении  морской  свинке  массой (275+25)  г  под 
кожу  бедра 1,5 х 1010  микробных  клеток  чумного  микроба;  не  должна  
вызывать у животных потери массы к 6 сут после введения более чем на 1/5 и 
видимых  патологоанатомических  изменений  в  легких,  свойственных 
специфическому 
инфекционному 
процессу 
(кровоизлияний, 
очагов 
 
36

воспаления,  гранулем,  абсцессов),  но  в  месте  введения  допускается  развитие 
кровоизлияния и инфильтрата подкожной клетчатки, переходящих в некроз, а 
в селезенке и печени - развитие ограниченной узелковой реакции.  
 Требования  к  упаковке.  Вакцину  упаковывают  по 2 мл  в  ампулах 
ШПВ-6,  НС-1  или  по 2 мл  в  пенициллиновых  флаконах.  При  определении 
точности  разлива  коэффициент  вариации  массы  вакцины  в  ампуле  или 
флаконе  должен  быть  не  выше 5%. Потеря  в  массе  при  высушивании 
составляет  не  более 4 %. Для  герметизации  ампул  с  защитным  газом 
применяют  азот  при  содержании  кислорода  не  выше 1 %. Газовая  среда 
должна давать бледно-голубое или розово-голубое свечение при определении 
в поле токов высокой частоты на аппарате типа Д`Арсенваль или Тесля. 
 
2.2 Методы исследования 
 
2.2.1  Приготовление  экспериментальных  и  экспериментально-

производственных серий вакцины чумной живой  сухой 
 
Для  приготовления  экспериментальных  серий  в  матрацы  с 300 мл 
агаровой  среды  засевали  по 5 мл  двухсуточной  субкультуры  штамма  ЕВ  в 
количестве 108 м.к./мл среды. Полученную бакмассу смывали глютаминовым 
(10%  сахарозы, 1% желатины, 1,5% глютаминово-кислого  натрия, 0,5% 
тиомочевины  и 0,05% пептона)  или  тиомочевиновым (10% сахарозы, 1% 
желатины, 1% тиомочевины)  стабилизаторами  (СЖГТП  и  СЖТ),  доводили 
оптическую  концентрацию  вакцинной  суспензии  до 1-4•1010  м.к./мл, 
разливали по 1 мл в ампулы ШПВ-6 емкостью 6 мл, замораживали в течение 1 
сут  при  минус 30 °С  и  лиофилизировали  в  установке LZ-45 20-24 ч  при 
температуре 
подогрева 
материала, 
не 
превышающей 21 °С. 
Экспериментально-производственные  серии  вакцины  чумной  живой  сухой  с 
расчетным,  десятикратно  сниженным  числом  доз  в  ампуле,  готовили  в 
 
37

процессе  производственного  выпуска  коммерческого  препарата  вакцины 
чумной  живой  сухой  согласно  требованиям  регламента  производства 
"Вакцина чумная живая сухая" № 1542-04 с соответствующими поправками на 
этапе  получения  микробной  суспензии.  Контролем  к  вакцине  со  сниженным 
числом  доз  служили  соответствующие  серии  коммерческой  вакцины,  из 
которых готовили опытные образцы. Ампулы с готовым препаратом опаивали 
под вакуумом и хранили при температуре 4±2 °С 
 
2.2.2 Определение повреждаемости микробных клеток 
 

Повреждаемость  микробных  клеток  ЕВ  в  процессе  экспериментальной 
отработки  препарата  живой  чумной  вакцины  со  сниженным  числом  доз  в 
ампуле  оценивали  после  лиофилизации,  для  чего  брали 3 ампулы  из  разных 
частей контейнера и разводили 1-2 мл дистиллированной воды в зависимости 
от объема сухой таблетки. Ресуспендированные пробы отмывали от остатков 
среды  высушивания  центрифугированием  в  течение 15 минут  при 4000 
об/мин.  Полученные  осадки  ресуспендировали  в 1-2 мл  дистиллированной 
воды и разводили до конечной концентрации 500 млн микробных клеток на 1 
мл. 
С  помощью  микропипетки  исследуемый  материал  помещали  на 
опорную  сетку,  чтобы  получилась  слегка  выпуклая  капля,  не  выходящая  за 
границы  опорной  сетки.  Пробы  высушивали  при  комнатной  температуре  до 
полного удаления жидкости. Высушенный препарат помещали в электронный 
микроскоп.  Увеличение  устанавливали  в  пределах 10-15 тысяч.  Выбирали 
поле  с  равномерным  распределением  микробных  клеток  и  с  помощью 
рукояток  перемещения  препарата  устанавливали  исходную  границу  рабочего 
поля.  Препарат  перемещали  по  оси  Х  и  У  и  при  появлении  в  поле  зрения 
неповрежденной  или  поврежденной  клетки  учитывали  их  соответственно  с 
помощью счетчика формулы крови в расчете на 100 микробов. 
 
38

Просмотренную “полосу” смещали за пределы экрана и просматривали 
следующую часть препарата. Всего делали 6-8 определений. 
2.2.3 Определение жизнеспособности микробов 
 
Жизнеспособность  микробов  в  вакцинах  определяли  культуральным 
методом  согласно  регламенту  производства  чумной  вакцины  № 1542-04. 
Оптическую  концентрацию  находили  в  соответствии  с  "Инструкцией  по 
применению  отраслевого  стандартного  образца  (ОСО 42-28-59-85П)  для 
визуального  определения  мутности  бактериальных  взвесей,  стеклянного", 10 
единиц  которого  эквивалентны 1•109  м.к.  чумного  микроба.  Для  каждого 
образца  вычисляли  процент  живых  микробов  путем  посева  суспензии 
микробов  из  различных  разведений  на  плотные  питательные  среды  с 
последующим  определением  соотношения  числа  выросших  колоний  к 
показателю  оптической  концентрации.  После  определения  процента  живых 
микробов в трех образцах, рассчитывали среднюю арифметическую, которую 
принимали за жизнеспособность микробов в данной серии. 
 
2.2.4 Определение иммуногенности вакцин 
 
Иммуногенность живой чумной вакцины определяли в соответствии с 
методикой,  изложенной  в  действующей  документации  на  чумную  вакцину 
(регламент  производства 1542-04 и  Фармакопейная  статья 42-326 ВС-92)  и  в 
сравнении  с  отраслевым  стандартным  образцом.  Морских  свинок  и  мышей 
иммунизировали дозами 8•102, 4•103, 2•104 и 1•105 живых микробов. Морским 
свинкам  вакцину  вводили  подкожно  в  объеме 0,5 мл,  мышам – 0,2 мл. 
Заражение  животных  проводили  на 21 сут  после  вакцинации 200 DCL 
вирулентных микробов штамма 461. 
 
2.2.4.1 Изучение иммуногенности в феномене "переживания". 
 
39

 
Иммуногенность  вакцинных  препаратов  в  феномене  "переживания" 
изучали  в  соответствии  с  "Методическими  рекомендациями  по  определению 
степени иммуногенности авирулентных штаммов чумного микроба для белых 
мышей" (1984). Заражение  проводили 4 смесями,  содержащими  по 107  м.к. 
вакцинного  штамма  ЕВ  и 105, 104, 103, 102  м.к.  вирулентного  штамма 461 
чумного  микроба.  Выживших  животных  забивали  через 21 сут  наблюдения. 
Результаты считали положительными, если  в первые 10 сут после заражения 
контрольные  животные  погибали.  В  каждой  группе  подсчитывали LD50 
вирулентного 
штамма, 
характеризующего 
степень 
иммуногенности 
вакцинного штамма, которую выражали числом DCL вирулентного штамма.  
 
2.2.5  Определение  на пирогенность  
 
Пирогенные  свойства  изучали  по  методике,  описанной  в X 
Государственной фармакопее (1968), на здоровых кроликах весом 1,5-2,5 кг. В 
течение 3 суток  (по 1 разу),  а  затем  в  день  постановки  эксперимента  за 30 
минут до введения исследуемого материала и через 1,2,3 часа после введения 
у  каждого  животного  измеряли  температуру  тела.  Во  время  опыта  кроликов 
содержали в стационарных условиях с постоянной температурой окружающей 
среды (16-18)0  С.  Вакцину  ресуспендировали  апирогенным 0,9% раствором 
натрия хлорида и вводили в объеме 1 мл- 300 млн живых микробных клеток (1 
человеко-доза) и инъецировали 3 животным в краевую вену уха. Контрольным  
кроликам  вводили  по 1 мл  производственной  серии  вакцины  чумной  живой 
сухой, 
содержащей 
традиционное 
количество 
человеко-доз 
в 
производственной  упаковке,  а  также  тиомочевиновую  среду  и  разводящую 
жидкость (0,9% раствор хлорида натрия) (по 1 мл 3 животным). Апирогенным 
считали  материал,  если  ни  у  одного  из 3 кроликов  ни  при  одном  из 3 
 
40

определений  (через 1, 2, 3 часа)  максимальный  подъем  температуры  не 
превышал 0,6 0С, а ее сумма для 3 животных – 1,4  0С.  
 
2.2.6  Определение безвредности  
Вакцина  должна  быть  безвредной  при  подкожном  введении  морской 
свинке массой (275+25) г. Определение безвредности вакцины для животных 
проводили на морских свинках одинаковой массы введением под кожу бедра 
1,5 х 1010 микробных клеток чумного микроба в объеме 1 мл. На 6 сутки после 
введения  вакцины  свинку  взвешивали,  умерщвляли  хлороформом,  отмечали 
патологоанатомические 
изменения, 
обнаруживаемые 
при 
вскрытии. 
Подвергали  бактериологическому  исследованию  печень,  селезенку,  легкие, 
регионарные лимфатические узлы, кровь и ткани из места введения, которые 
засевают методом отпечатков на 2 чашки Петри по ГОСТ 25336-82Е с плотной 
питательной  средой    рН 7,1+0,1 (одну  с  агаром  Хоттингера  с  добавлением 
натрия сернистокислого в концентрации 0,25 г на 1 л среды, вторую – с той же 
средой, но с добавлением метилвиолета в концентрации 0,05 г на 1 л среды). 
Посевы  выдерживали  при  температуре (27+1)  0С 2-3 сут.  Потеря  массы  тела 
животных  в  весе  не  должна  превышать 1/5. Вакцина    не  должна    вызывать 
видимых  патологоанатомических  изменений  в  легких,  свойственных 
специфическому 
инфекционному 
процессу 
(кровоизлияний, 
очагов 
воспаления,  гранулем,  абсцессов),  в  посевах  крови  и  легких  не  должно  быть 
роста  чумного  микроба.  В  месте  введения  допускается  развитие 
кровоизлияний  и  инфильтрата  подкожной  клетчатки,  переходящих  в  некроз. 
Во внутренних органах допустимо развитие ограниченной узелковой реакции. 
 
 
 
2.2.7  Определение термостабильности 
 
 
41

Показатель  термостабильности  (срок,  в  течение  которого  в  препарате 
сохраняется 50% живых микробных клеток по отношению к первоначальному 
числу) при температуре хранения вакцины (37+1) 0С должен быть не менее 4 
сут.  Определение  проводили  в  течение 14 сут  хранения  при  температуре 
(37+1) 0С. Показатель термостабильности рассчитывали по формуле: 
3
,
0 14
t   
=
x
 
lg А 
0 lgАn
   где t- показатель термостабильности в сут, 
lg A0 – логарифм первоначального числа живых микробных клеток в 1 
мл, 
lg An – логарифм  числа  живых  микробных  клеток  в 1 мл  через 14 сут 
хранения вакцины при температуре (37+1) 0С , 
0,3 – постоянная величина, 
14 – срок хранения вакцины при температуре (37+1) 0С в сут. 
 
2.2.8  Определение потери в массе при высушивании 
 
   Потерю в массе при высушивании проводили согласно методическим 
указаниям 4.1/4.2.588-96 «Методы 
контроля 
медицинских, 
иммунобиологических препаратов, вводимых людям» (1998). 
                       
2.2.9 Статистическая обработка материала 
 
Количественные  результаты  опытов  подвергали  статистической 
обработке  (Ашмарин  И.П.,  Воробьев  А.А., 1962) с  вычислением  средней 
арифметической (М), ошибки  в ее определении (m) и  степени достоверности 
различия  средних  арифметических  (Т).  При  сопоставлении  отдельных 
результатов пользовались формулой, приведенной в руководстве В.Ю. Урбаха 
(1975). 
 
42

M −
1
M
   
T  
2
=
   где     
m 2+
1
m 22
 
     М1  и  М2 – средние арифметические 
m1  и  m – ошибка средней арифметической 
Т – степень достоверности различия средних арифметических 
При анализе критерия достоверности в каждой группе вариант исходили 
из  степени  числа  свобод  при  доверительном  уровне 95 %. Иммуногенность 
вакцин оценивали по методу Кербера в модификации И.П. Ашмарина и А.А. 
Воробьева (1962) и выражали показателем ЕД50, рассчитанным по формуле:  
Lg ЕД50 = lgДN - δ (Li – 0,5), где 
ДN – максимальная из используемых доз; 
δ - логарифм кратности использованных разведений; 
Li – отношение  числа  животных,  выживших  после  заражения  данной 
дозой к общему числу животных, которым эта доза была введена; 
0,5 – постоянный коэффициент при сравнении. 
 
При  сопоставлении  результатов  разницу  считали  достоверной,  если 
максимальное  значение  доверительного  интервала  одной  сравниваемой 
величины были меньше минимального значения другой. 
Статистическую 
обработку 
данных 
проводили 
компьютерной 
программой  «МИНИСТАТ»,  которая  позволяет  определить  среднее  значение 
(M),  среднеквадратическую  ошибку (m) по  уровню  Р<=0,05  при  количестве 
степеней свободы n′-2. 
 
 
 
43

Глава  3  СРАВНИТЕЛЬНОЕ  ИЗУЧЕНИЕ  ПОКАЗАТЕЛЕЙ 
КАЧЕСТВА  ПРЕПАРАТА  ВАКЦИНЫ  ЧУМНОЙ  ЖИВОЙ  СУХОЙ  В 
ЗАВИСИМОСТИ  ОТ  ОБЩЕЙ  КОНЦЕНТРАЦИИ  МИКРОБОВ  И 
ОБЪЕМА ВАКЦИННОЙ СУСПЕНЗИИ В АМПУЛЕ  
 
Каждый  этап  изготовления  чумной  вакцины    регламентирован 
нормативно-технической  документацией  (ФС,  РП),  но  на  практике 
наблюдается  довольно  широкая  вариабельность  значений  ряда  показателей 
(жизнеспособность,  термостабильность,  потеря  в  массе  при  высушивании, 
иммуногенность  и  т.д.)  у  различных  товарных  серий  препарата.  Это 
объясняется 
тем, 
что 
процесс 
приготовления 
чумной 
вакцины 
многоступенчатый  с  использованием  многочисленного  оборудования  и 
различных  биотехнологических  приемов.  Поэтому  в  нормативной 
документации заложены значительные диапазоны значений параметров.  
       Концентрация  микробных  клеток  в  препарате  вакцины  чумной  живой 
сухой, ресуспендированном в 1,8 мл 0,9 % раствора натрия хлорида (общий 
объем в ампуле 2 мл), согласно действующей НД, должна быть в пределах от 
5×1010 до 1×1011 в мл, что в среднем при допустимой жизнеспособности (не 
ниже 25 % живых м. к.) обеспечивает содержание от 100 до 200 подкожных 
доз в ампуле. 
Сведения о препарате с очень небольшим количеством человеко-доз в 
ампуле,  обусловленным  приготовлением  из  биомасс  со  сниженной 
концентрацией микробных клеток (приблизительно 10-кратно по сравнению 
с  критериями,  имеющимися  в  НД  на  чумную  живую  вакцину),  до  наших 
исследований  в  литературе  представлены  недостаточно  и  имеют  другую 
направленность  (оптимизация стабилизаторов и их компонентов). 
В  свое  время  при  выработке  оптимальной  густоты  вакцинной 
суспензии  живой  чумной  вакцины  было  показано,  что  концентрация 
микробных клеток от 20×109 до 100×109 м.к. в 1 мл существенно не влияет на 
количество  живых  микробов  в  сухом  препарате  (Печникова  И.В.,  Тинкер 
 
44

А.И., 1974). Вместе  с  тем  было  установлено,  что  при  хранении  опытных 
образцов,  приготовленных  на  сахарозожелатиновой,  глютаминовой  и 
тиомочевиновой  средах  высушивания  в  неблагоприятных  условиях – 50 
суток  при  температуре (37±1) °С – наблюдается  более  интенсивное 
отмирание живых микробов при концентрации их от 20×109 до 40×109 м.к. в 
мл  суспензии.  Следовательно,  необходимо  экспериментальное  изучение 
свойств вакцины со сниженным количеством микробных клеток в суспензии 
в  зависимости  от  используемой  среды  высушивания,  стабилизаторов, 
условий лиофилизации, срока и условий хранения.   
Предварительно в эксперименте изучили свойства различных образцов 
вакцины  со  сниженным  количеством  микробных  клеток  в  суспензии.  Для 
приготовления  экспериментальных  серий (8 серий)  в  матрацы  с 300 мл 
агаровой  среды  засевали  по 5 мл  двухсуточной  субкультуры  штамма  ЕВ  в 
количестве 108 м.к./мл среды. Полученную бакмассу смывали глютаминовым 
(10%  сахарозы, 1% желатины, 1,5% глютаминово-кислого  натрия, 0,5% 
тиомочевины  и 0,05% пептона)  или  тиомочевиновым (10% сахарозы, 1% 
желатины, 1% тиомочевины)  стабилизаторами  (СЖГТП  и  СЖТ),  доводили 
оптическую  концентрацию  вакцинной  суспензии  до 1-4 х 1010  м.к./мл, 
разливали  по 1 мл  в  ампулы.  В  качестве  контрольных  служили 
производственные  серии  с  оптической  концентрацией  около 80 млрд/мл, 
разлитые по 2 мл. Вакцину лиофилизировали в аппарате LZ-45.  
В полученных сериях определяли жизнеспособность микробных клеток 
после  сушки  и  в  процессе  длительного  хранения  (в  течение 3-х  лет)  при 
температуре (4±2) °С,  потерю  в  массе  при  высушивании,  а  также 
термическую  деградацию    при (37±1)°С  через 10, 20, 30, 40 и 50 суток 
инкубации.  Рассчитывали  константу  скорости  отмирания  при  указанной 
температуре и термостабильность. 
Ранее  нами  было  установлено,  что  снижение  оптического  стандарта  в 
вакцинных  препаратах  после  лиофилизации  не  влечет  за  собой  изменений 
общей  концентрации  микробов.  Поэтому  мы  посчитали  целесообразным 
 
45

провести  анализ  влияния  общей  концентрации  микробных  клеток  в 
препарате  и  объема  суспензии  на  показатели  жизнеспособности  и 
повреждаемости после лиофилизации.  
И,  поскольку,  препарат  длительно  хранился (3 года),  то  нельзя  не 
учитывать и то, что суммарное накопление продуктов метаболизма, несмотря 
на  состояние  анабиоза,  будет  больше  в  препарате  с  повышенной  общей 
концентрацией.  Это,  в  свою  очередь,  негативно  отразится  на  микробных 
клетках после регидратации. 
Не  вызывает  сомнений,  что  технологические  приемы,  применяемые 
при  производстве  живых  сухих  бактериальных  вакцин,  оказывают  влияние 
на  их  жизнеспособность.  Количество  жизнеспособных  микроорганизмов  в 
процессе  лиофилизации  и  хранения  зависит  от  многих  факторов:  вида 
бактерий,  условий  культивирования,  фаз  роста,  концентрации  в  суспензии, 
используемой  защитной  среды,  технологии  высушивания,  температуры  и 
сроков  хранения  и  способов  выведения  клеток  из  анабиоза  (Домарадский 
И.В.  с  соавт., 1974;  Плешакова  Т.В. 1992;  Терентьев  А.Н.  с  соавт., 1992; 
Scott W.J., 1960; Valdez G.F. et al., 1983). 
Жизнеспособность  микробов  в  вакцинах  определяли  культуральным 
методом согласно регламенту производства чумной вакцины № 1542-04. 
Сравнительная 
характеристика 
жизнеспособности 
опытных 
и 
контрольных  образцов  чумной  вакцины  показала,  что  во  все  сроки 
исследования этот показатель был достоверно выше у вакцины со сниженной 
концентрацией  микробных  клеток.  При  этом  показатель  жизнеспособности 
коммерческой  вакцины  отвечал  требованиям  документации  лишь  в  течение 
одного года, в то время как этот критерий в экспериментальных сериях даже 
через 
три 
года 
хранения 
в 
большинстве 
своем 
превышал 
регламентированный  показатель 25%, а  критерий  достоверности  различий 
жизнеспособности  между  опытными  и  контрольными  сериями  в  этот  срок 
исследования достиг наибольшей величины (табл. 2). 
 
 
46

Таблица 2. Анализ  жизнеспособности  чумной  вакцины  ЕВ, 
приготовленной  из  различной  по  плотности  микробной  суспензии,  в 
процессе длительного хранения при (4 
± 2) °С 
 

Исследовано 
Жизнеспособность, % 
серий  
после сушки
Срок хранения (годы) 
1 2 

Вакцина со сниженным числом доз 
1 35,8 
39,1 
32,2 
30,2 
2 34,9 
38,1 
23,0 
25,9 
3 43,9 
40,8 
20,9 
28,8 
4 42,5 
40,5 
24,7 
36,1 
5 34,1 
35,3 
30,7 
26,7 
6 39,4 
44,6 
37,1 
23,4 
7 41,3 
27,4 
24,5 
27,3 
8 44,6 
36,4 
35,2 
30,9 
M+m 39,6±1,7 38,3±1,9 28,5±2,5 28,3±1,5 
 
Коммерческая вакцина - контрольные образцы 
3 – 4 
32,3 
28,3 
17,5 
19,8 
5 – 6 
28,5 
27,7 
22,2 
20,4 
7 – 8 
26,0 
33,0 
19,9 
20,2 
M+m 28,9±2,2 29,7±2,2 19,9±1,6 20,1±0,2 
t 3,8 
2,9 2,9 
5,5 
 
      Прим.   М  – средняя арифметическая 
          m – ошибка средней арифметической 
          t – степень достоверности различия средних арифметических 
 
Аналогичная  закономерность  выявлена  и  при  анализе  динамики 
жизнеспособности  сравниваемых  образцов  чумной  вакцины  в  условиях 
длительного экстремального температурного воздействия (табл. 3).  
Нетрудно  заметить,  что  жизнеспособность – основной  показатель 
качества  –  в  опытных  образцах  во  все    анализируемые  сроки  хранения  при 
(37 ± 1) °С достоверно выше, чем в контрольных. 
 
47

 
Таблица 3. Анализ  жизнеспособности  чумной  вакцины  ЕВ, 
приготовленной  из  различной  по  плотности  микробной  суспензии, 
хранящейся при температуре (37 
± 1) °С 
 

Жизнеспособность, % 
Серия 
Срок хранения (сутки) 
10 20 30 40 
50 
Вакцина со сниженным количеством человеко-доз 
 
1 38,8 
17,8 
25,7 
21,3 
18,2 
2 37,0 
20,2 
21,0 
20,6 
14,1 
3 25,2 
21,6 
17,5 
15,3 

4 38,8 
35,3 
22,6 
19,0 

5 28,6 
20,4 
16,9 
16,2 
11,3 
6 25,9 
23,1 
22,0 
21,2 
21,8 
7 27,1 
27,3 
21,4 
18,9 
13,3 
8 33,8 
30,4 
22,5 
22,9 
19,7 
M+m 31,9 
± 2,5 
24,5 ± 2,5 
21,2 ± 0,9 
19,4 ± 0,9  16,4 ± 2,0
 
Коммерческая вакцина – контрольные образцы 
3 – 4 
15,1 
12,5 
7,0 
7,3 

5 – 6 
19,5 
9,0 
11,4 
10,0 
11,5 
7 – 8 
16,4 
17,4 
14,0 
12,1 
12,5 
M+m 17,0 
± 1,6 
13,0 ± 2,9 
10,8 ± 2,5 
9,8 ± 1,7 
12,0 
t 5,0 
3,0 
3,9 
5,1 
2,2 
 
   Прим.       М  – средняя арифметическая 
           m – ошибка средней арифметической 
            t – степень достоверности различия средних арифметических 
 
Та  же  закономерность  отмечается  и  при  изучении  термической 
биодеградации  (рис. 1). Динамика  отмирания  в  коммерческом  препарате 
наиболее  демонстративна  в  первые 10 сут,  что  обусловливает  примерно 
постоянную  разницу  в  жизнеспособности  сравниваемых  препаратов  в 
 
48

последующие  сроки.  Константа  скорости  отмирания  (К×10-3)  равна 20,5 у 
опытных образцов, а в контроле 31,5; термостабильность в 1,5 раза лучше у 
экспериментальной вакцины (33,7 сут и 19,7 сут соответственно).  
 
 
 
 
Рисунок 1. Степень снижения (%) жизнеспособности вакцины ЕВ, 
приготовленной из различной по плотности микробной суспензии, в 
процессе хранения при 37 °С. 
Примечание: 
 - вакцина со сниженным числом доз  
 - контрольные образцы 
 
 
Кроме  показателя  жизнеспособности  о  повышении  качества  вакцины 
свидетельствует  понятие  допустимого  отклонения  числа  живых  микробов  в 
прививочной  дозе.  Этот  диапазон  заключен  в  пределах  от 240 до 360 млн. 
живых м.к. при подкожном введении. В связи с тем, что экспериментальные 
образцы  характеризуются  не  менее,  чем 10-кратным  снижением  количества 
доз  в  ампуле,  мы  сочли  необходимым  изучить  указанный  показатель  в 
экспериментальных сериях в сравнении с соответствующими контрольными 
 
49

образцами (коммерческая вакцина). 
Результат  анализа  количественных  параметров  живых  микробов  в 
подкожной человеко-дозе сравниваемых препаратов представлен в таблице 4.  
 
Таблица 4. Отклонение числа живых микробных клеток в подкожной 
человеко-дозе у вакцины, приготовленной из различной по плотности 
суспензии, при выпуске единого количества доз в ампуле 
 

Иссле-
Оптическая  Фактическое  Расчетное  Фактичес-
Отклонение 
довано  концентрация 
число 
число доз в  кое число  числа ж.м.к. от 
серий  (млрд.м.к./мл)  живых м.к. в  ампуле 
ж.м.к. в   средней дозы 
ампуле 
дозе (млн) 
(300 млн) 
(млрд) 
Вакцина со сниженным числом человеко-доз 
 
1 13  4,65 15 
310 +10 
2 12  4,19 15 
279  -21 
3 10  4,39 15 
293  -7 
4 10  4,25 15 
283  -17 
5 13  4,43 15 
295  -5 
6 12  4,70 15 
313 +13 
7 10  4,13 15 
275  -25 
8 10  4,46 15 
297  -3 
Коммерческая вакцина – контрольные образцы 
 
3 – 4 
80 
51,68 
150 
345 
+45 
5 – 6 
80 
45,60 
150 
304 
+4 
7 – 8 
80 
41,60 
150 
277 
-23 
 
Как  следует  из  полученных  результатов  во  всех  выпущенных  сериях 
вакцины с 10-кратно сниженным числом доз в ампуле (15 расчетных доз), так 
и  в  соответствующих  контрольных  сериях (150 расчетных  доз)  отклонение 
числа живых микробных клеток вполне укладываются в регламентированный 
интервал.  При  этом  наибольшее  отклонение  от  средней  человеко-дозы  в 
опытных образцах составило от плюс 13 до минус 25 млн., то есть 38 млн., в 
то время, как у коммерческого препарата эта величина достигла 68 млн. (от 
 
50



плюс 45 до минус 23). 
С помощью электронной микроскопии установлены различные степени 
повреждения клеток в результате нарушения целостности клеточной стенки и 
цитоплазматической мембраны в процессе лиофилизации (рисунок 2).  
 
 
 
 
Рисунок 2. Клетки вакцинного штамма ЕВ чумного микроба.    
Инструментальное увеличение 10000. 
 
На  рисунке 2  представлены  клетки  с  различной  электронной 
плотностью.  Электроннопрозрачные  клетки  являются  поврежденными, 
поскольку утратили полностью или в большей степени свое содержимое. На 
рисунке 3 показаны фрагменты клеток: поврежденной– с  утратой не только 
содержимого,  но  и  цитоплазматической  мембраны;  и  частично 
поврежденной, у которой цитоплазматическая мембрана присутствует.  
 
                                                                                               
 
51



         
 
Рисунок 3. Клетки вакцинного штамма ЕВ чумного микроба.  
Инструментальное увеличение 240000. 
 
 Используя  электронную  микроскопию  для  оценки  состояния 
микробных 
клеток, 
изучили 
качественные 
характеристики 
экспериментальных  серий  чумной  вакцины  с  различными  показателями 
общей концентрации (от 50 до 100 млрд/мл) и объема суспензии в ампуле (1 
и 2 мл).  Одним  из  критериев  оценки  качества  была  повреждаемость 
микробов после лиофилизации (табл. 5). 
 
Таблица 5.  Зависимость повреждаемости и жизнеспособности микробов 
чумного вакцинного штамма ЕВ от концентрации суспензии и объема в 
контейнере 
 
Повреждаемость, % 
Жизнеспособность, % 
Концентрация, млрд/мл  объем суспензии, мл 
объем суспензии, мл 
1 2 1 2 
50 
2,8±0,4 4,4±0,6 45,0±0,7 23,6±1,4 
75 
10,5±1,0 20,4±1,6 54,9±1,5 21,9±0,9 
100 
15,4±1,7 18,2±2,2 50,7±2,3 29,1±1,4 
 
 
 
52

При  этом  установлена  снижаемость  повреждаемости  микробов  после 
лиофилизации  по  мере  уменьшения  объема  и  концентрации  микробной 
суспензии в ампуле. 
Кроме  того,  были  проведены  эксперименты  по  сравнительному 
изучению  коммерческой (80 млрд/мл, 2 мл)  и  опытными  образцами  вакцин 
(10  млрд/мл, 1 мл)  по  показателям  термостабильности  и  повреждаемости. 
Результаты исследования приведены в таблице 6. 
 
Таблица 6. Сравнительная характеристика термостабильности и 
повреждаемости коммерческой и экспериментальной вакцин 
 
Концентрация, млрд/мл 
Повреждаемость, % 
Термостабильность, 
сутки 
10 
4,1±0,5 
16,0 
10 
5,4±0,7 
13,7 
10 
4,4±0,6 
20,7 
80 
11,4±1,1 
8,8 
 
Следует  отметить,  что  показатели  жизнеспособности  контрольного  и 
опытных образцов находились на одном уровне. 
Полученные  результаты  показали,  что  при  одинаковых  исходных 
условиях 
(культивирование, 
лиофилизация, 
хранение) 
вакцина 
с 
измененными тактико-техническими параметрами (концентрация микробных 
клеток  в  препарате 10-13 ×109/мл)  по  основным  показателям  превосходит 
коммерческие  образцы.  Это  послужило  основанием  для  разработки 
биотехнологии  и  получения  экспериментально-производственных  серий 
вакцины  чумной  живой  сухой  со  сниженным  количеством  человеко-доз  в 
ампуле в условиях производственного цикла.  
 
53

Глава 4. БИОТЕХНОЛОГИЯ  ВАКЦИНЫ  ЧУМНОЙ  ЖИВОЙ 
СУХОЙ  СО  СНИЖЕННЫМ  КОЛИЧЕСТВОМ  ЧЕЛОВЕКО-ДОЗ  В 
АМПУЛЕ   
В  настоящее  время  в  Ставропольском  научно-исследовательском 
противочумном  институте  осуществляется  производственный  выпуск 
вакцины чумной живой сухой, представляющей собой культуру вакцинного 
штамма чумного микроба ЕВ (Будыка Д.А., Тинкер А.И., Бондаренко А.И., 
2000),  высушенную  методом  лиофилизации  в  стабилизирующей  среде,  в 
объеме 2 мл.  При  этом  в  одной  ампуле  содержится  в  различных  сериях  от 
100 до 200 подкожных доз вакцины.  
Вместе  с  тем,  при  одновременной  вакцинации  небольшого 
количества  людей  часть  вакцины  безвозвратно  теряется,  так  как  срок 
хранения  вскрытой  ампулы  ограничен 2 часами.  В  связи  с  этим  диктуется 
необходимость  разработки  биотехнологии  приготовления  вакцины  чумной 
живой  сухой  с  меньшим  количеством  доз  в  ампуле,  которая,  кроме  всего, 
обладает и более высокими качественными параметрами (см. гл.3). 
Наши 
исследования 
были 
направлены 
на 
получение  
экспериментально-производственных серий вакцины чумной живой сухой с 
меньшим, по сравнению с регламентированным, количеством доз в ампуле, 
приготовленных  в  условиях  производства  вакцины  в  АКМ-Ш 
поверхностным 
методом 
выращивания 
с 
использованием 
всех 
регламентированных  технологических  этапов  (действующая  НД)  и 
отличающихся  тем,  что  на  этапе  сведения  вакцинной  суспензии 
концентрация  микробных  клеток  доводится  у  части  суспензии  до 
параметров  1х1010- 4х1010  в 1 мл  путем  дополнительного  внесения 
расчетного  количества  стабилизатора.  Во  время  разлива  вакцинной 
суспензии объем ее ограничивается 1 мл в ампуле. 
 
4.1 Приготовление посевной культуры, засев культуры в АКМ-Ш, 
условия культивирования вакцинного штамма чумного микроба 
 
54

В  подготовленном  боксе  производили  приготовление  посевной 
культуры 1 генерации. Для этого в ампулу с маточной культурой добавляли 
пастеровской пипеткой с соблюдением правил асептики от 2 до 3 мл 0,9 % 
раствора хлорида натрия pH (7,1+0,1), выращивали (48+2) ч при температуре 
(27+1) 0С в термостате. 
Культуру 1 генерации  можно  применять  для  работы  до 30 сут, 
сохраняя при температуре (4+2) 0С в холодильнике. 
Одновременно  определяли  культуральные  свойства,  ферментативную 
активность  штамма  в  отношении  глицерина  и  отсутствие  посторонней 
микрофлоры,  а  также  стерильность  используемого 0,9 % раствора  хлорида 
натрия.  Для  этого  остатки  микробной  взвеси  по 0,1 - 0,3 мл  засевали  в 
пробирки: с 5 мл бульона Хоттингера, pH (7,1+0,1); с 5 мл пептонной воды, 
1 % глицерина  и  реактивом  Андреде;  на  две  чашки  Петри  с  агаром 
Хоттингера pH (7,3+0,1); одну чашку с агаром Хоттингера pH (7,1+0,1) (по 
30 мл агара в каждой). Засеянные пробирки, чашку с агаром Хоттингера pH 
(7,1 + 0,1) помещали  на (48+2)  ч  при  температуре (27+1)  0С,  остальные 
объекты на тот же срок при температуре (37+1) 0С. 
Через (48+2)  ч  все  объекты  с  посевами  исследовали  на  отсутствие 
посторонней микрофлоры. 
Полученную  культуру 1 генерации  считали  пригодной  для  работы  в 
случае отсутствия посторонней микрофлоры, а производственную культуру, 
из  которой  она  получена,  при  наличии  типичных  культурально – 
морфологических и биохимических свойств. 
Затем была приготовлена посевная культура 2 генерации. 
Для  выращивания  бактериальной  массы  использовали  бутыли 
вместимостью 1,5 л,  содержащие (0,5+0,05)  л  бульона  Хоттингера.  В 1-2 
пробирки  с  посевной  культурой 1 генерации  добавляли  пастеровской 
пипеткой  от 2,5 до 3 мл 0,9% раствора  хлорида  натрия.  Полученную 
микробную взвесь той же пипеткой засевали по 0,5-0,7 мл в три матраца или 
по 3-4 капли – 50 флаконов с бульоном рН (7,1+0,1).  
 
55

Посевы выращивали (48+2) ч при температуре (27+1) 0С. Контроль на 
отсутствие  посторонней  микрофлоры  в  засеянной  культуре  проводили, 
высевая  остатки  микробной взвеси  в  пипетке  по 0,1-0,3 мл  на  три  чашки  с 
агаром и одну с бульоном Хоттингера, рН (7,3 + 0,1). 
Контрольные посевы выдерживали (48 + 2) ч при температуре  (37 + 1) 
0С.  Через 2 сут  все  объекты  с  посевами  исследовали  на  отсутствие 
посторонней  микрофлоры.  Посевную  культуру  использовали  в  случае 
отсутствия посторонней микрофлоры. 
Следующим этапом приготовили посевную культуру 3 генерации. 
 Бутыль с бульоном для контроля стерильности выдерживали от 24 до 
48  ч  при  температуре (37+1)  0С,  после  чего  при  макроскопическом 
исследовании убеждались в прозрачности бульона. 
Перед  засевом  из  бутылей  с  бульоном  отбирали  пробу  в  количестве 
100 - 150 мл во флаконы для проверки стерильности и делали высев по 0,1 – 
0,3 мл на две чашки с агаром Хоттингера, рН (7,3+0,1). 
Флаконы  с  бульоном  и  засеянные  чашки  с  агаром  помещали  при 
температуре (37+1) 0С на (48+2) ч для подтверждения  стерильности. 
После  взятия  проб  бульона  и  высева  на  чашки  с  агаром  в  каждую 
бутыль  (через  пастеровскую  пипетку  бутыли)  засевали  по (0,5+0,05)  л 
посевной  культуры 2 генерации  с  одновременной  проверкой  на 
стерильность. Затем производилась подготовка установки для аэрации. 
Перед  подсоединением  бутылей  с  культурой  к  системе  подачи 
сжатого  воздуха  через  фильтры  грубой  и  тонкой  очистки  подключали 
фильтр  окончательной  очистки  воздуха  с  коллектором.  Для  этого 
освободили свободный конец резиновой трубки фильтра от обертки ватно– 
марлевой  пробки  и  надели  его  на  металлический  переход  трубки  от 
фильтров первичной очистки. Второй  коллектор аналогично подключили  к 
системе  выхода  воздуха  перед  обратным  клапаном,  предупреждающим 
попадание  фенола  из  бутыли,  с  которой  он  соединен  резиновой  трубкой. 
Свободные отводы коллекторов пережимали корнцангами. 
 
56

Подключали  контрольную  бутыль,  ослабив  бумажную  обертку 
свободного  конца  трубки  входного  коллектора,  из  него  извлекли  ватно-
марлевую пробку, таким же образом освободив переход трубки коллектора. 
Аналогично  подсоединяли  малый  фильтр  бутыли  к  коллектору  выхода 
воздуха. Затем открывали зажим большого фильтра перед входом в бутыль, 
снимали корнцанги с концов коллекторов, к которым присоединяли бутыль, 
и  поворотом  вентиля  подали  сжатый  воздух  из  централизованной  сети  в 
систему.  Поворотом  ручки  регулировали  подачу  воздуха  из  расчета 1-1,5 
л/мин на 1 л аэрируемой жидкости, согласно показаниям расхода воздуха на 
ротаметре. 
Включали  систему  подогрева  воздуха,  обеспечивающую  нагрев 
воздуха  до  заданной  температуры  (не  выше 35 0С).  Температуру  воздуха 
регулировали электроконтактным термометром.  
К  подготовленной  установке  для  аэрации  подключали  бутыли  с 
посевной  культурой  в  бульоне  так  же,  как  и  контрольную  бутыль  и 
увеличивали  подачу  воздуха  в  соответствии  с  количеством  аэрируемой 
жидкости.  
Выращивание  проводили  в 10 л  бутылях  от 18 до 24 ч  при 
температуре бульона (27+1) 0С и непрерывной аэрацией в объеме от 1-1,5 л 
воздуха на 1 л бульона.  
По окончании выращивания из каждой бутыли с посевной культурой 
через  пастеровскую  пипетку  отбирали  пробу 40-45 мл  для  контроля  рН 
(показатель рН должен быть (7,3+0,3) и концентрации микробов (не менее 2 
млрд м.к./мл методом сравнения с ОСО мутности). Проводили контроль на 
отсутствие посторонней микрофлоры. Бутыли после отбора проб поместили 
при  температуре (4+2)  0С  на 24 - 72 ч.  Для  засева  АКМ-Ш  использовали 
посевную культуру, не содержащую посторонней микрофлоры.  
На  следующем  этапе  производства  выращивали  микробную  массу  на 
плотной питательной среде в  АКМ-Ш. 
 
57

В аппарат вводили от 120 до 125 л расплавленного агара Хоттингера. 
Затем  удаляли  конденсат.  К  аппарату  подсоединяли  бутыль  с 
производственной (маточной) культурой и производили посев. 
Одновременно проводили контроль конденсата, засеянной культуры и 
среды  высушивания  на  отсутствие  посторонней  микрофлоры.  Бутыль  с 
конденсатом помещали на 5 сут при температуре (37+1) 0С для визуального 
контроля стерильности. Бутыль с остатками засеянной культуры, слитой из 
АКМ-Ш, после взятия пробы на контроль, передавали на обеззараживание. 
Выращивание  микробной  массы  мы  проводили  при  температуре 
(27+1) 0С от 46 до 48 ч, при периодической аэрации через 1,5-2 ч по 10-15 
мин. 
 
4.2  Смыв  бактериальной  массы  с  поверхности  агара  с 
последующим  приготовлением  необходимой  концентрации  микробных 
клеток, разлив, лиофилизация вакцины 
 
Смыв  бактериальной  массы  проводили  последовательно  средой 
высушивания, находящейся в 2 бутылях (не менее 5 л в каждой). Для этого 
присоединяли  бутыль  со  смывной  жидкостью  к  аппарату,  проделав 
операции, описанные нами ранее при засеве АКМ-Ш. 
Производили  контроль  слитой  микробной  взвеси  на  отсутствие 
посторонней  микрофлоры.  Концентрацию  микробных  клеток  определяли 
методом  сравнения  с  ОСО  мутности.  Концентрация  микробной  взвеси 
должна быть не менее 50 млрд м.к. / мл. 
После взятия проб микробную взвесь помещали при температуре (4 + 
2)  0С  на (48 + 2) ч,  затем  делали  предварительный  просмотр  посевов 
микробной взвеси на отсутствие посторонней микрофлоры. 
Проверенную  на  отсутствие  посторонней  микрофлоры  микробную 
взвесь  из 2-х  бутылей  объединяли,  отбирали  пробу  для  определения 
концентрации  микробов  путем  сравнения  с  ОСО,  соответствующему 10 
 
58

единицам, которая для вакцины со сниженным числом человеко-доз должна 
находиться в пределах от 10 до 40 млрд. м.к. в 1 мл. Если она была выше, в 
бутыль добавляли согласно расчету среду высушивания той же рецептуры, 
которая использовалась для смыва бакмассы из АКМ-Ш. Вакцинную взвесь 
разливали по 3 - 4 литра в бутыли, приготовленные для разлива по ампулам. 
Объем  вакцинной  взвеси  в  бутыли  должен  быть  таким,  чтобы  время  ее 
разлива не превышало 2 часов. 
Одновременно  из  каждой  бутыли  отбирали  пробу  для  проведения 
контроля на отсутствие посторонней микрофлоры в вакцинной взвеси. 
На следующем этапе производили разлив вакцинной взвеси в ампулы 
по 1 мл  с  помощью  шприца  непрерывного  действия  вместимостью 2 мл  с 
пределом  отклонения  по  вместимости  + 0,1 мл.  Ампулы  при  разливе 
накрывали стерильными салфетками и укладывали в обработанные спиртом 
кассеты, 
которые 
немедленно 
помещали 
в 
низкотемпературные 
холодильники,  имеющие  температуру  минус 45-50 0С,  при  которой  и 
замораживали вакцинную взвесь в ампулах не менее 5 ч с момента загрузки 
последней  кассеты.  Всю  товарную  серию  вакцины  помещали  в  один 
холодильник.  
Одной  из  существенных  технологических  операций,  имеющих 
значительное  воздействие  на  микробные  клетки,  является  замораживание – 
высушивание  суспензии.  В  наших  экспериментах  в  условиях  производства 
лиофилизацию чумной вакцины проводили в сублимационных камерах LZ-
45, в которых высушенный материал и поглотитель влаги помещены в одной 
емкости, что обеспечивало одинаковые условия отторжения влаги. 
 Перед  высушиванием  вакцины  камеры  обрабатывали  и  проводили 
контроль  отсутствия  их  обсемененности  микрофлорой.  Перед  загрузкой 
камеры  кассетами  с  замороженной  вакциной  сушильные  котлы  охлаждали 
до  минус 55-60 0С  и  ниже.  Температуру  конденсатора  доводили  до  минус 
65-700С.  Для  контроля  температуры  материала  во  время  высушивания 
вакцины  в  одну  из  ампул  на  каждой  полке  камеры  вставляли  и 
 
59

замораживали  термопару,  которую  подключали  при  загрузке  камеры  к 
регистрирующему устройству. 
Кассеты с ампулами быстро загружали из холодильника в сушильный 
котел,  подключали  питание  подогрева  плит,  термопарные  датчики  к 
регистрирующим  устройствам,  герметизировали  камеру  и  включали 
вакуумный  насос.  Глубину  вакуума  и  температурные  данные  сушки 
автоматически  записывали  регистрирующие  приборы  на  ленту.  Рабочий 
вакуум в процессе высушивания поддерживали не выше 13 Па, температура 
материала в конце сушки достигала (28+1) 0С. 
В  начальный  период  высушивания,  протекающий  до  выравнивания 
температуры  высушиваемого  материала  и  полок  сушильной  камеры 
(28+1)0С,  подвод  тепла  к  материалу  осуществляется  через  подогреваемые 
полки,  температуру  которых    регулировали  согласно  индивидуальному 
графику  режима  сушки  для  данной  камеры.  После  этого  продолжали 
высушивание еще 2-3 ч, поддерживая температуру материала (28+1) 0С. 
Процесс  высушивания  чумной  вакцины,  разлитой  в  ампулы  по 2 мл 
составлял 24-28 ч. 
По  окончании  высушивания  в  камеры  через  бактериальный  фильтр 
впускали медленно (20-40 мин) воздух с таким расчетом, чтобы он, проходя 
через конденсатор, успевал освободиться от водяных паров. После того, как 
давление  в  сушильном  котле  достигало  атмосферного,  его  открывали  и 
выгружали вакцину. 
На  следующем  этапе  производили  опаивание  ампул.  После 
герметизации ампул вакцину передавали на внутрилабораторный контроль в 
лабораторию чумных вакцин на отсутствие посторонних микроорганизмов, 
проверяли  концентрацию  микробов  методом  сравнения  с  ОСО  мутности  и 
количество  живых  микробных  клеток,  физические  свойства  вакцины. 
Учитывали  также  прозрачность  и  цветность  сухого  препарата  и 
гомогенность взвеси после добавления 0,9% раствора хлорида натрия. 
 
60

Потерю  в  массе  при  высушивании,  безвредность,  иммуногенность, 
наличие  вакуума  в  ампулах  или  их  герметичность,  определение  точности 
разлива, термостабильность контролировали совместно с ЛБТК. 
Ампулы  с  вакциной  после  опая  тщательно  просматривали  на 
отсутствие  посторонних  примесей.  Сухой  препарат  при  просмотре 
невооруженным глазом должен иметь вид серовато-белой пористой массы и 
не содержать посторонних примесей. Ампулы не должны иметь нарушения 
целостности,  почернения, «чернушек».  После  добавления 0,9% раствора 
хлорида натрия сухая вакцина должна суспендироваться не более 3 мин при 
встряхивании  с  образованием  гомогенной  взвеси,  не  содержащей 
посторонних примесей, осадка или хлопьев. 
По  окончании  контроля  в  НПЛ  чумных  вакцин  на  каждую  серию 
вакцины заполняли паспорт, который передали в ЛБТК. 
 
4.3  Некоторые  вопросы  стабилизации  вакцинной  суспензии  в 
производстве вакцины ЕВ в зависимости от условий лиофилизации 
 
Ранее  (Будыка  Д.А.,  Васильева  А.А., 2004) было  отмечено,  что 
перспективным направлением стабилизации числа живых микробных клеток 
в  прививочной  дозе  чумной  вакцины  является  достижение  оптимального 
соотношения  защитных  компонентов  стабилизирующей  среды  на  единицу 
взвешенных  в  ней  микробных  клеток  вакцинного  штамма  и  отработка 
условий лиофилизации, позволяющих достигать низкой потери в массе при 
высушивании  сухой  таблетки.  Учитывая,  что  указанные  цель  и  задачи 
посвящены  повышению  качества  вакцины  чумной    живой  сухой, 
экспериментально  провели  сравнительную  оценку  качества  коммерческого 
препарата  и  экспериментально-коммерческих  образцов,  приготовленных  из 
суспензии  вакцины,  дополнительно  разведенной  стабилизатором  на  этапе 
сведения и разлитой в ампулы в объеме 1 мл, вместо регламентированных 2 
мл.  Качественные  анализируемые  параметры  включали  показатели 
 
61

оптической    и  биологической  концентраций,  и  рассматривались  в 
совокупности с показателем потери в массе при высушивании вакцины после 
высушивания. 
Для сравнения был проведен анализ специфической активности ряда 
коммерческих  серий  чумной  вакцины EV, высушенной  в  Ставропольском 
противочумном  институте  за  период  с 1977 по 1992 годы.  Использованы 
паспортные  данные  на  выпуск  препарата  и  записи  производственных 
журналов. Всего проанализировано 89 серий коммерческой чумной вакцины 
EV, высушенной в двух лиофильных установках LZ-45 (№ 1 и № 2). 
Для  замораживания–высушивания  суспензии  была  использована 
концентрация  микробов  около 80 млрд/мл  и 20 млрд/мл.  В  процессе 
лиофилизации  происходило  незначительное  уменьшение  оптических 
параметров  микробной  взвеси  во  всех  группах  препаратов,  выявляемых  по 
оптическому стандарту мутности  (табл. 7). 
 
Таблица  7. Контроль оптических параметров чумной вакцины EВ в 
зависимости от концентрации вакцинной суспензии при лиофилизации. 
 
Количество 
Определяемая концентрация м. к. 
(млрд/мл) 
серий / определений 
 
до сушки 
после сушки 
t 
* 49/147 
80,5+0,6 
79,7+0,6 
0,9 
** 40/120 
78.1+0,7 
77,8+0,5 
0,3 
** 5/15 
20,2+0,6 
19,5+0,4 
0,9 
 
Примечание: * - LZ – 45 № 1; **LZ – 45 № 2, 
              t – степень достоверности различия средних арифметических 
 
При  сравнительном  анализе  результатов  сушки  (табл. 8) чумной 
вакцины  ЕВ  в  зависимости  от  параметрических  особенностей  (густота  и 
объем  вакцинной  суспензии  в  ампуле),  длительности  замораживания, 
 
62

удаления свободной влаги, общего времени высушивания установлено, что в 
процессе 
лиофилизации 
происходило 
существенное 
снижение 
выживаемости микробов в коммерческом препарате (с 51,8-52,6%) до (33,3-
33,7%)  и  в  экспериментально-производственных  образцах  с (60,7% до 
33,4+1,3%). 
 
Таблица    8.    Изменение  оптических  параметров,  характеризующих 
концентрацию  микробов  в  чумной  вакцине,  и  потери  в  массе  при 
высушивании  препаратов  в  процессе  замораживания-высушивания  в 
коммерческой и экспериментально-производственных сериях вакцины. 
 
Количество 
Снижение концентрации м.к., %  Потеря в массе 
при высушива-
серий / определений 
оптической 
биологической 
нии, % 
* 49/147 
1,0 
36,4 
2,5+0,07 
** 40/120 
0,4 
37,2 
2,8+0,07 
** 5/15 
0,9 
40,8 
1,02+0.23 
 
Примечание: * - LZ – 45 № 1; **LZ – 45 № 2 
 
Фактическое  количество  их  колебалось  в  гораздо  более    широком 
диапазоне от (26,5 млрд/мл до 6,4 млдр/мл) соответственно, что объяснялось 
разницей    в  общей  концентрации  микробов  в  суспензии.  Однако  в 
перерасчете  на  человеко-дозу (300 млн  живых  м.к.)  колебания  в 
коммерческой вакцине составили около 20-ти человеко-доз (от 75,7 до 95,3), 
в то время как в экспериментальной вакцине они не превысили 3,5 (от 19,8 
до 23,3), обусловив  высокую  стандартность  препарата  от  серии  к  серии 
(табл. 9). 
 
 
63

Таблица    9.    Выживаемость  бактерий  в  чумной  вакцине  ЕВ  в 
зависимости от параметров вакцинной суспензии при лиофилизации 
Количество 
Выживаемость в % 
серий /определений 
до сушки 
после сушки 
t 
* 49/147 
51,8+1,7 
33,3+0,4 
8,8 
** 40/120 
52,6+1,8 
33,7+0,5 
10,2 
** 5/15 
***60,7 
33,4+1,3 
 
 
в млрд/мл 
* 49/147 
41,7+1,4 
26,5+0,3 
10,6 
** 40/120 
41,7+1,6 
26,2+0,4 
9,4 
** 5/15 
***12,1 
6,4+0,2 
 
 
Примечание: * - LZ – 45 № 1; **LZ – 45 № 2; ***- средняя ошибка не  
                   приводится, т.к. разлив осуществляли из одной бутыли и 5 
                   серий получили на 5 полках сушильной камеры;                   
              t – степень достоверности различия средних арифметических 
 
Данные,  представленные  в  табл. 9, показывают,  что  режимы 
лиофилизации  в LZ – 45 №1  и  №2  были  практически  идентичны,  а 
индивидуальные  особенности  сушильных  камер  не  влияли 
на 
жизнеспособность 
препарата, 
которая 
у 
коммерческих 
 
и 
экспериментальных  образцов,  лиофилизированных  в  регламентированном 
режиме, была  практически идентична.  
Отмечена достоверная разница во времени удаления свободной влаги 
и  общей  длительности  сушки,  которая  сокращалась  у  экспериментально-
производственных серий  до 10 ч. С пролонгированием процесса сушки у 1,0 
мл  вакцин  до 26+0  часов  (регламентированное  время)  существенно 
уменьшалась  потеря  в  массе  при  высушивании  таблетки,  составив 
1,02+0,23% (табл. 7); у  коммерческой  вакцины 2,5-2,8+0,07%,  но 
 
64


жизнеспособность 1,0 мл  вакцины  оставалась  на  прежнем  уровне,  не 
снижаясь (рис. 4). 
 
 
Рисунок 4. График режима сублимационного высушивания на 
стандартном оборудовании вакцины чумной живой сухой со 
сниженным количеством человеко-доз в ампуле. 
Прим. 
 Верхняя граница температуры (t)      
  Нижняя граница t 
--------- t нагревательной плиты                       
  t конденсатора 
 
 
        интервал температур высушиваемого материала 
 
Таким  образом,  анализ  режимов  лиофилизации  указанных  серий 
вакцины  чумной  живой  сухой    показал,  что  замораживание-высушивание 
достаточно  идентично  влияло  на  сохранение  основных  свойств  всех 
исследованных  образцов  непосредственно  после  высушивания.  При  этом 
отмечено  укорочение  времени  удаления  свободной  влаги  и  общей 
длительности  сушки  в  отношении  экспериментально-производственных 
серий (15 часов  и 20 часов)  по  сравнению  с  коммерческой  вакциной (19 
 
65

часов  и 28 часов  соответственно),  однако  эти  различия  не  влияли  на 
жизнеспособность  препарата.  Что  касается  потери  в    массе  при 
высушивании,  то,  по-видимому,  этот  показатель  коррелирует  с 
выживаемостью 
 
микробов 
очень 
незначительно, 
а 
связь 
с 
термостабильностью  касается  сочетания  последней  в  большей  мере  с 
показателем повреждаемости клеток в вакцинной суспензии на всех этапах 
приготовления препарата, что может зависеть от густоты, в первую очередь, 
и объема ее суспензии. 
Разработанная  биотехнологическая  схема  производства  вакцины 
чумной  живой  сухой  со  сниженным  количеством  человеко-доз  в  ампуле 
поверхностным методом представлена на рисунке 5. 
 
4.4  Оптимизация  параметров  вакцинной  суспензии  в  биотехнологии 
производства  вакцины  чумной  живой  сухой  глубинным  методом 
культивирования 
 
В  настоящее  время  в  технологии  производства  чумной  вакцины 
предусмотрены два эквивалентных метода получения биомассы вакцинного 
штамма  ЕВ  чумного  микроба:  поверхностным  методом  на  плотной 
питательной  среде  в  АКМ-Ш  и  глубинным  методом  периодического 
культивирования 
в 
реакторе. 
При 
этом 
полученный 
препарат 
характеризуется  и  контролируется  в  соответствии  с  единой  ФС  №42-3877-
99, независимо от способа накопления биомассы. В Ставропольском научно-
исследовательском  противочумном  институте  более 30-ти  лет  ведутся 
научные  разработки  по  совершенствованию  технологии  производства 
чумной  вакцины  при  помощи  аппаратного  способа  получения  биомассы  в 
АКМ-Ш. 
Исследование, посвященное отработке технологии выпуска вакцины 
с меньшим количеством доз в ампуле, решили осуществить также и при  
 
66

 
Производственная культура  
                                                                                                  вакцинного штамма ЕВ 
 
Разведение бульоном               Аэрация непрерывная                                                                             Разведение бульоном  
Хоттингера. Засев бу-              1-1,5 объемами возду-                                                                             Хоттингера в бутыли 
тылей с бульоном Хот-            ха на 1 объем бульона 
тингера                                      при температуре 
                                                   (27+1) 0С. 
 
                                                                   Разведение 0,9% раствором              Инкубация (48+1) ч 
                                                                   хлорида натрия. Засев ско-                при температуре  
                                                                   шенного агара Хоттингера                 (27+1) 0С. 
                                                                   в пробирках 
 
                   Посевная культура                                                    Посевная культура                                 Сухой посевной  
                   одной генерации                                                       1 генерации                                              материал 
 
 
                                  Смыв 0,9% раствором натрия хло-                                   Инкубация (48+1) при температуре 
                                  рида. Засев матрацев (буты-                                              (27+1) 0С. 
                                  лей) с бульоном Хоттингера посев- 
                                  ной культурой 1 генерации 
 
Посевная культура 
 
 
  2 генерации 
                                 Засев матрацев с бульоном Хоттин-                                 Аэрация непрерывная 1-1,5 объемами воз- 
                                 гера посевной культурой 2 генера-                                   духа на 1 объем бульона при температуре 
                                 ции                                                                                        (27+1) 0С 18-24 ч или без аэрации (48+1) ч. 
 
 
 
 
                                                                                     Посевная культура 

                                                                                          3 генерации 
                                                                                    (производственная) 
 
                    Засев АКМ-Ш производственной                                                      Аэрация АКМ-Ш периодическая по 
                    культурой                                                                                             10-15 мин каждые 1,5-2 ч 
 
                                                                           Микробная масса, выращенная в АКМ-Ш 
                                                                               для  приготовления вакцинной взвеси  
 
                    Смыв микробной массы и приго-                                                    Доведение концентрации м.к. до 
                    товление вакцинной взвеси для                                                       10-40 млрд/мл 
                    разлива 
 
                                                                                             Вакцинная взвесь 
 
                    Разлив вакцинной взвеси в ампулы.                                                Замораживание 3-5 ч при минус 
                    Замораживание.                                                                                 (50+1) 0С. Высушивание до потери 
                    Сублимационное высушивание.                                                       в массе при высушивании не выше 
                    Герметизация ампул с сухой                                                             2%. 
                    вакциной.  
 
                                                                                      Вакцина чумная живая сухая 
 
                   Упаковка и сдача на склад 
 
 
Рисунок 5. Биотехнологическая схема производства вакцины чумной живой сухой со сниженным количеством 
человеко-доз в ампуле поверхностным методом культивирования. 

 
получении  биомассы  микробных  клеток  ЕВ  методом  глубинного 
культивирования. 
Выращивание  проводили  в  соответствии  с  «Методическими 
рекомендациями  по  глубинному  культивированию  вакцинного  штамма 
чумного 
микроба 
с 
использованием 
магнитоуправляемых 
иммобилизованных систем» (Ставрополь, 2004). 
Для    получения  иммобилизованных  на  магнитном  носителе 
бактериальных 
клеток 
использовали 
производственную 
культуру 
вакцинного  штамма  Y.pestis EV.  После  контакта  микробных  клеток  с 
магнитным  носителем  происходила  прочная  иммобилизация  чумного 
микроба  на  поверхности  магнитоуправляемого  хитозан-кремнеземного 
иммуносорбента на основе реакции «антиген-антитело».  
Магноиммуносорбент  с  фиксированными  микробными  клетками 
вносили  в  лабораторный  ферментер (LKB, Швеция)  и  использовали  в 
качестве  инокулята,  который  удерживали  на  соленоиде  путем  создания 
электромагнитного поля. Для выращивания микробной взвеси в ферментере 
использовали агар Хоттингера рН 7,2. 
Анализируя  динамику  накопления  биомассы  производственного 
штамма  Y. pestis EV  в  процессе  глубинного  культивирования  с 
использованием  магнитоуправляемых  иммобилизованных    систем,  можно 
отметить, что при первом выращивании lag-фаза в среднем длится 8-9 часов, 
после чего наступает экспоненциальная фаза, во время которой отмечается 
интенсивный  рост  и  размножение  клеток.  Через 18-20 часов  наступает 
стационарная фаза роста, в начале которой производили слив культуральной 
жидкости,  оставляя  соленоид  в  рабочем  состоянии.  В  сосуд  заливали 
свежую  порцию  бульона  Хоттингера  и  проводили  повторное  выращивание 
биомассы, не внося дополнительное количество инокулята. 
При 
повторных 
выращиваниях 
иммобилизованных 
клеток 
вакцинного  штамма  чумного  микроба lag-фаза  практически  отсутствует,  а 
 
69

стационарная фаза роста наступает через (15+1) часов. При этом «урожай» 
биомассы  при  первом  и  повторном  глубинных  культивированиях 
фактически  одинаков  и  составляет  в  среднем  7х1010  м.к./мл  среды.  По 
сравнению  с  контролем  (без  иммобилизованного  инокулята)  количество 
биомассы увеличивается на 40+5%. 
К  вакцине  добавляли  расчетное  количество  лактозо-декстринового 
стабилизатора  и  суспензию    разливали  в  ампулы  в  объеме 2 мл  и 1 мл 
соответственно  и  лиофилизировали  в  аппарате LZ-45. В  полученных 
вариантах определяли жизнеспособность после сушки, термостабильность и 
иммуногенность.  
При 
изучении 
жизнеспособности 
полученные 
результаты 
свидетельствовали, 
что 
при 
глубинном 
культивировании 
в 
электромагнитном поле с использованием иммобилизованного инокулята на 
магнитном  носителе,  показатель  живых  микробных  клеток  в  вакцине 
достигал не менее (55,4+5,8)%, в то время как в контрольных образцах - не 
более (30+5)%.  Что  касается  термостабильности,  то  экспериментальные 
образцы, полученные из иммобилизованного инокулята 1х1010 м.к. в объеме 
1  мл,  обладали  наибольшей  устойчивостью  к  действию  неблагоприятной 
температуры (37 0С)- 19,7 суток;  у  коммерческой  вакцины (8×1010  м.к.  в 
объеме 2 мл) из этой же биомассы термостабильность была меньше - 16 сут. 
Однако  все  они  вполне  соответствовали  требованиям  НД,  включая  и 
иммуногенность.  Вышеизложенное  дает  основание  считать  перспективным 
использование 
этого 
способа 
глубинного 
культивирования 
при 
производстве вакцины чумной живой сухой. 
Анализируя  полученные  данные,  становится  очевидным,  что  и  в 
условиях  глубинного  культивирования  при  всех  его  описанных 
разновидностях,  при  одинаковых  исходных  моментах  биотехнологии 
изготовления  вакцины,  концентрация  микробных  клеток  1×1010  м.к./мл  в 
объеме 1 мл  не  сказывается  на  качестве  готового  препарата,  а  по 
термостабильности даже превышает коммерческие образцы. Следовательно, 
 
70

методологические приемы, внедренные нами, на этапах сведения, разлива и 
лиофилизации позволяют стабилизировать число живых микробных клеток 
в  человеко-дозе,  а  также  дополнительно - стандартизировать  препарат 
вакцины  по  колебаниям  показателя  дозировки  в  ампуле,  и,  как  следствие, 
уменьшить введение отмерших клеток при иммунизации. 
 
 
 
 
71

ГЛАВА 5. СРАВНИТЕЛЬНАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  ПАРА-
МЕТРОВ  И  ЭКОНОМИЧЕСКОЙ  ЭФФЕКТИВНОСТИ    ВАКЦИНЫ 
ЧУМНОЙ  ЖИВОЙ  СУХОЙ  СО  СНИЖЕННЫМ  КОЛИЧЕСТВОМ 
ЧЕЛОВЕКО-ДОЗ В АМПУЛЕ И КОММЕРЧЕСКОГО ПРЕПАРАТА 
 
5.1  Сравнительная  характеристика  образцов  вакцины  чумной 
живой  сухой  в  зависимости  от  параметров  вакцинной  суспензии  по 
критериям жизнеспособности, термостабильности, иммуногенности 
 
В  настоящем  разделе  работы  с  помощью  стандартных  методов 
исследования  проведено  изучение    параметров  жизнеспособности, 
термостабильности и потери в массе при высушивании 5 экспериментально-
производственных  серий  препарата  вакцины  чумной  живой  сухой, 
приготовленной  по  разработанной  биотехнологии.  Результаты  опытов 
представлены в таблице 10. 
Таблица 10.  Жизнеспособность, термостабильность, потеря в массе при 
высушивании  экспериментально-производственных  серий  препарата 
вакцины чумной живой сухой 
 
Номера серий 
Исследуемые параметры 
вакцины 
Жизнеспособ-
Термостабиль-
Потеря в массе при 
ность,% 
ность, сут 
высушивании, % 

39,2 % 
8,0 
0,9% 

39,3% 
10,0 
0,7% 

45,3% 
7,0 
1,6% 

33,5% 
9,1 
1,0% 

41,0% 
10,0 
0,9% 
M+m 39,7+1,8 8,9+0,7 1,02+0,23 
Прим.     М – средняя арифметическая 
      m – ошибка средней арифметической 
 
72

 
Из  данных  таблицы 10 видно,  что  вакцина  с  высоким  количеством 
человеко-доз  в  ампуле  (коммерческая)  имеет  более  низкие  показатели 
жизнеспособности  и  содержит  большее  количество  поврежденных  клеток, 
чем полученные экспериментально-производственные серии вакцины.  
Объяснение 
снижения 
жизнеспособности 
и 
увеличения 
повреждаемости  в  прямой  зависимости  от  общей  концентрации  микробов, 
по-видимому,  состоит  в  том,  что,  во-первых,  при  более  высокой 
концентрации  клеток  на  каждую  отдельную  приходится  меньше  защитной 
среды,  во-вторых,  при  более  высокой  концентрации  клеток  в  суспензии 
большее их число подвергается воздействию паров воды при сублимации. На 
рисунке 6 представлена схема такого воздействия.  
Таким  образом,  результаты  исследования  показали  соответствие 
определяемых  параметров  полученных  серий  вакцины  требованиям 
действующей НД для коммерческой вакцины. Более того, данные таблицы 10 
свидетельствовали  о  более  высоком  качестве  полученной  вакцины  со 
сниженным количеством человеко-доз в ампуле.   
Иммуногенность является важнейшим свойством любого вакцинного 
препарата,  поэтому  необходимо  обеспечить  максимально  высокое  значение 
указанного параметра  в процессе производства коммерческого препарата. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
73

 
 
А
2  
 
 
 
 
 
1
 
Б
2
 
 
 
 
 
1
 
 
Рисунок 6. Прохождение пара (1) через толщу клеток (2) при 
повышенной (А) и  пониженной (Б) их концентрации. 
 
 
Иммуногенность  изучали  на  экспериментальных  животных, 
рекомендованных  РП:  белых  нелинейных  мышах  и  морских  свинках  в 
соответствии  с  требованиями  ФС  №42-3877-99.  Результаты  оценивали  по 
ЕД50 – эффективной  дозе,  защищающей  от  гибели 50% иммунизированных 
животных.  
При  определении  иммуногенности  чумных  микробов  коммерческих 
серий  в  качестве  контроля  использовали  ОСО.  Полученные  результаты 
представлены в таблицах 11,12. 
 
 
74

Таблица 11. Сравнительная иммуногенность чумной вакцины ЕВ для 
белых мышей в зависимости от параметров суспензии  
 
Вакцина чумная 
Величина ED50 для белых мышей в пределах 
живая сухая, серия 
доверительного интервала, ж.м.к. 
 
ED50 MIN ED50 
ED50 MAX 
Коммерческая 
3138 
10874 
33535 
Экспериментально-
2797 
7254 
22080 
производственная 
 
 
 
ОСО 
4206 
11050 
35095 
 
 
Полученные  данные (7254 м.к.  для  белых  мышей  и 1360 м.к.  для 
морских  свинок)  означают,  что    ED50  экспериментально-производственной 
вакцины была существенно ниже регламентированных показателей ФС (1·104 
ж.м.к.  для  морских  свинок  и 4·104  ж.м.к.  для  белых  мышей),  т.е. 
иммуногенность  ее  весьма  высока  и  превышает,  как  минимум,  пятикратно 
крайние пределы, регламентированные нормативной документацией. 
 
 
Таблица 12. Сравнительная иммуногенность чумной вакцины ЕВ для 
морских свинок в зависимости от параметров суспензии  
Вакцина чумная 
Величина ED50 для морских свинок в пределах 
живая сухая, серия 
доверительного интервала, ж.м.к. 
 
ED50 MIN ED50 
ED50 MAX 
Коммерческая 
2575 
6719 
18630 
Экспериментально-
721 
1360 
9162 
производственная 
 
 
 
ОСО 
3071 
8060 
23020 
 
 
 
75

Помимо  общепринятой  методики,  провели  сравнительное  изучение 
на  белых  мышах  эффективности  экспериментально-производственной    и 
коммерческой вакцин в феномене «переживания». 
 Г.П.  Апариным  и  Т.И.  Вершининой (1984) предложен  способ 
определения  степени  иммуногенности  авирулентных  культур  чумного 
микроба  для  белых  мышей,  основанный  на  количественном  учете  эффекта 
феномена  «переживания».  Последний,  выраженный  в LD50  вирулентного 
штамма, 
характеризует 
иммуногенность 
авирулентного 
препарата, 
использованного для введения  в смеси с вирулентным. Позднее Д.А. Будыка 
(2002)  показал  возможность  сравнительной  оценки  иммуногенности 
различных чумных вакцин в феномене «переживания» на белых мышах. 
Иммуногенность 
вакцины 
со 
сниженным 
числом 
доз 
(экспериментально-производственная)  и  коммерческой  (контроль)  также 
изучили в указанном феномене.  
Для  иммунизации  мышей  использовали  живую  чумную  вакцину 
серии 7 (коммерческая)  и  экспериментально-производственную  серии 1-5. 
Полученные  данные  (табл. 13) отражали  четко  выраженную  тенденцию 
повышения 
величины LD50 
у 
животных, 
иммунизированных 
экспериментальным  препаратом:  напряженность  иммунитета  при  введении 
данной  вакцины  увеличилась  в  два  раза  по  сравнению  с  контролем 
(коммерческая вакцина). 
Представленные результаты (табл. 13) свидетельствовали о том, что и 
в данной серии опытов показатели иммуногенности вакцины, полученной из 
суспензии с дополнительным разведением ее стабилизатором и высушенной 
в объеме 1 мл, превысили таковые у коммерческого препарата. 
Таким 
образом, 
иммуногенные 
свойства 
экспериментально-
производственных  образцов,  приготовленных  по  разработанной  технологии 
вакцинной  суспензии,  соответствовали  требованиям  качества  для  препарата 
вакцины чумной живой сухой и характеризовались высокими показателями. 
 
76

Таблица 13. Сравнительное  изучение  иммуногенности  вакцинных 
препаратов для белых мышей в феномене «переживания» 
 
        Вакцина 
Количество 
LD50 ж.м.к. 
чумная живая 
животных в 
LD50 min LD50 LD50 max 
сухая 
опыте* 
Экспериментально-
20 
1778 
7943 
44670 
производственная 
 
 
 
 
Коммерческая 
20 
707,9 
3162 
14130 
(контроль) 
*  Еще 5 белых  мышей  использовали  для  контроля  вирулентности 
культуры  Y.pestis 461
 
 
5.2  Изучение  реактогенности  различных  образцов  вакцины 
чумной живой сухой  
 
Согласно действующему РП №1542-04  реактогенность определяется 
по совокупным данным пирогенности и безвредности вакцины. 
Для 
проведения 
эксперимента 
использовали 
серии 1-5 
экспериментально-производственной вакцины чумной живой сухой. 
Данные бактериологических исследований по высеваемости Y.pestis EV 
из  различных  органов  и  тканей  морских  свинок  через 6 дней  после 
иммунизации представлены в таблице 14.  
Патологоанатомическая  картина  внутренних  органов  морских  свинок 
была  характерна  для  вакцинального  процесса:  отсутствие  видимых 
деструктивных  изменений  в  легких  (кровоизлияний,  очагов  воспаления, 
гранулем,  абсцессов);  в  посевах  крови  и  легких  не  зарегистрировано  роста 
чумного  микроба.  В  месте  введения  отмечалось  развитие  кровоизлияний  и 
инфильтрата подкожной клетчатки. 
 
77

Таблица 14. Высеваемость Y.pestis EV  из органов морских свинок через 6 
суток после подкожного введения 15 млрд м.к. 
 
Вакцина 
Место 
Паховый  Печень  Селезен-  Легкие     Кровь 
чумная живая 
введе-
лимфо-
ка 
сухая, серия 
ния 
узел 
Эксперимен-






тально-произ- 
 
 
 
 
 
 
водственная, 
 
 
 
 
 
 
(1-5) 
 
 
 
 
 
 
Коммерческая 






(контроль), (7)
Прим. + положительный результат бактериологического исследования (рост 
колоний, по морфологическим признакам характерных  для Y. рestis 
EV), 
   -  отрицательный результат бактериологического исследования. 
 
Пирогенные  свойства  вакцинных  препаратов  изучали  по  методике, 
описанной в X Государственной Фармакопее (1968).  
Апирогенным  считали  материал,  если  ни  у  одного  из 3 кроликов  ни 
при  одном  из 3 определений  (через 1, 2, 3 часа)  максимальный  подъем 
температуры не превышал 0,60 С, а сумма для 3 животных – 1,40 С.  
Данные суммарного подъема температуры у 12 кроликов представлены 
в таблице 15. 
Как  следует  из  результатов  исследований,  вакцина  чумная  живая 
сухая  обоих  образцов  обладала  определенными  пирогенными  свойствами, 
что  согласовалось  с  данными  литературы  (Тинкер  А.И.,  Печникова  И.В., 
1978).  В  сравнении  с  производственными  сериями,  пирогенные  свойства  
вакцины  чумной  живой  сухой,  приготовленной  по  новой  технологии,  не 
превышали  показатели  контрольного  образца,  а  тиомочевиновая  среда 
 
78

вакцинного  штамма  и 0,9% раствор  натрия  хлорида  также  не  вызывали 
выраженной пирогенной реакции.  
 
Таблица 15. Пирогенные  свойства  вакцины  чумной  живой  сухой 
экспериментально-производственной  и коммерческой серий 
 
№ 
Исследуемый 
Доза  Коли-
Суммарный подъем температуры 
материал 
чество 
у 3 кроликов после инъекции 
опы
кроли-
через (часы) 
та 
ков 
1 2 3 

Вакцина 
чумная  300 

1,8 
2,0 
3,8 
 
живая 
сухая,  млн 
 
 
 
 
 
экспериментально- ж.м.к
 
 
 
 
 
производственная 
 
 
 
 
 
 
серия  
 
 
 
 
 

Вакцина 
чумная  300 

2,7 
3,2 
3,5 
 
живая 
сухая,  млн 
 
 
 
 
 
коммерческая, 
ж.м.к
 
 
 
 
 
контроль 
 
 
 
 

Тиомочевиновая 

0,6 
0,7 
0,4 
 
среда 
 
 
 
 

Апирогенный 

0,5 
0,4 
0,3 
0,9%  раствор  нат-
рия хлорида 
 
На  основании  полученных  результатов,  руководствуясь  требованиями 
НД,  можно  сделать  заключение  об  отсутствии  разницы  в  реактогенности 
изученных  экспериментальных  и  коммерческих  образцов  вакцины  чумной 
живой сухой.  
Таким  образом,  при  одинаковых  исходных  условиях  приготовления, 
вакцина  чумная  живая  с  измененными  тактико-техническими  параметрами 
(сниженная  приблизительно  в 10 раз  концентрация  микробных  клеток  в 
суспензии  и  уменьшенный  в 2 раза  ее  объем  в  ампуле)  по  основным 
параметрам превосходит коммерческие образцы.  
 
 
79

5.3 Оценка экономической эффективности вакцины чумной живой 
сухой со сниженным количеством человеко-доз в ампуле  
 
При  оценке  экономической  эффективности  полученной  вакцины 
чумной  на  первый  план  выступают,  кроме  повышения  качества  препарата 
посредством  указанных  методических  приемов,  преимущества  в  области 
практического  применения:  удобство  при  иммунизации  небольших 
коллективов  (от 20 до 50 человек),  когда  ресуспендированный  препарат  не 
может храниться свыше 2-х часов.  
Следует  обратить  внимание,  что  снижение  энергетических  затрат  в 
сравнении с  коммерческим  препаратом достигается на этапе  лиофилизации, 
осуществляемой  за 18 часов  вместо 28 часов,  однако,  при  производстве 
вакцины  чумной  живой  сухой  со  сниженным  количеством  человеко-доз  в  
ампуле увеличивается расход ампул и среды высушивания. 
Провели  сравнительный  анализ  стоимости  и  экономических  потерь 
при подкожной иммунизации небольших коллективов, состоящих из 5, 10 и 
20  человек,  коммерческой  вакциной  серии 7-04 и  экспериментально-
производственной 1-5 серий. Данные приведены в таблице 16. 
Из  таблицы 16 следует,  что  при  применении  экспериментально-
производственных  серий  вакцины  для  подкожной  иммунизации 5 человек, 
остались неиспользованными 16 доз на сумму 13 руб. 12 коп., что в 7,5 раз 
меньше по сравнению с коммерческой, при иммунизации 10 человек- в 10, 5 
раз,  а  при  иммунизации 20 человек – в 105 раз.  Очевидной  становится 
эргономическая  выгода,  доказывающая  преимущества  использования 
вакцины  чумной  живой  сухой  со  сниженным  количеством  человеко-доз  в 
ампуле для небольших коллективов, когда невозможно создать непрерывную 
цепочку  прививаемых.  Вакцина  чумная  живая  сухая  с  уменьшенным 
количеством  человеко-доз  может    направляться  в  регионы  с  более  жарким 
климатом  со  специфическими  условиями  вакцинации  (немногочисленные, 
 
80

далеко отстоящие друг от друга точки – стойбища скотоводов, охотников и 
т.д.). 
 
Таблица 16.  Стоимость  и  экономические  потери  при  подкожной 
иммунизации    небольших  коллективов  в  зависимости  от  используемой 
вакцины чумной живой сухой.  
 
 
 
 
Стоимость вакцинации и экономические потери при 
 
применении в зависимости от используемой вакцины чумной 
Количество 
живой сухой 
вакцини-
 
руемых 
коммерческая, серия 7-04, 125  экспериментально-производ-
 
человеко-доз в ампуле, 
ственная, 1-5 серии,  21 
стоимостью 
человеко-доза в ампуле, 
102 руб. 50 коп. 
стоимостью  17 руб. 22 коп. 
 
 
 

4 руб. 10 коп., 
4 руб. 10 коп., 
 
потеря 120 доз- 98 руб. 40 коп.  потеря 16 доз-13 руб. 12 коп. 
 
 
 
10 
8 руб. 20 коп., 
8 руб. 20 коп., 
 
потеря  115 доз- 94 руб. 30коп.  потеря 11 доз- 9 руб. 02 коп. 
 
 
 
20 
16 руб. 40 коп., 
16 руб. 40 коп., 
потеря 105 доз- 86 руб 10 коп. 
потеря -0 руб. 82 коп. 
 
Учитывая  полученные  результаты,  необходимо  в  зависимости  от 
целевого  использования  вакцинного  препарата – закладка  в  резерв  для 
массовой иммунизации и иммунизация небольших коллективов  - выпускать, 
наряду с коммерческой вакциной с содержанием до 200 и более человеко-доз 
в ампуле, препарат с содержанием вакцины от 10 до 50 доз. 
 
81

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 
 
Производство 
чумной 
вакцины 
представляет 
собой 
биотехнологический  цикл,  учитывающий  и  сохраняющий  биологические 
свойства  микробов  вакцинного  штамма  ЕВ,  являющихся  исходным 
материалом  для  накопления  биомассы.  За  многие  годы  производственного 
выпуска чумной вакцины хорошо отработана технология ее изготовления.  
Совершенствование  биотехнологии  чумной  вакцины  развивается 
преимущественно  в  направлениях,  способствующих  наработкам  большого 
количества  бакмассы,  внедрению  эффективных  методов  аппаратного 
культивирования, оптимизации и конструированию новых питательных сред, 
в  частности  из  непищевого  сырья,  дальнейшей  стандартизации 
коммерческого препарата вакцины ЕВ.  
Литературные  данные  свидетельствуют,  что  в  настоящее  время 
совершенствование технологии производства чумной вакцины развивается в 
направлении    стандартизации  живой  чумной  вакцины  по  единому  числу  
человеко-доз  (Ракитина  Е.Л., 1988; Будыка  Д.А., 2002),  и  повышению 
термостабильности  и  стабилизации  препарата  в  процессе  длительного 
хранения (Будыка Д.А. с соавт., 2000; Будыка Д.А., 2002). 
Но  несмотря  на  то,  что  почти  все  этапы  производственного  цикла 
четко регламентированы, отмечается очень широкая вариабельность свойств 
вакцинного  препарата,  например,  жизнеспособности  коммерческих  серий 
чумной  вакцины - от 25 до 50 % (Ракитина  Е.Л., 1988) при  оптической 
концентрации  микробных  клеток  от 50 до 100 млрд/мл.  Учитывая,  что 
наиболее  важным  показателем,  характеризующим  качество  препарата 
чумной вакцины, является число живых микробов в человеко-дозе, данному 
критерию уделяют особое внимание. Этот показатель используется, как один 
из  основных,  при  отработке  и  совершенствовании  различных  этапов 
изготовления препарата. 
 
82

Биотехнология вакцины чумной живой сухой должна быть призвана 
наиболее полно сохранить иммуногенные свойства в процессе производства 
коммерческого  препарата,  которые,  прежде  всего,  обусловлены  живыми 
клетками  вакцинного  штамма.  Предпринятые  исследования    были 
посвящены  созданию  более  оптимальных  условий    воздействия  защитных 
компонентов стабилизатора на единицу взвешенных в нем микробных клеток 
за  счет  уменьшения  общего  количества  микробных  клеток  в    смываемой 
суспензии  и,  как  следствие,  в  чумной  вакцине  (в 10 раз  уменьшенной 
концентрацией  по  сравнению  с  регламентированной (50-100 млрд/мл) 
(Васильева  А.А., 2004). Это  достигается  путем  дополнительного  внесения 
расчетного  количества  стабилизатора  в  вакцинную  суспензию  на  этапе  ее 
сведения,  и  возможностью  достичь  в  регламентированных  пределах 
состояния  более  глубокого  анабиоза  живых  микробных  клеток  при 
лиофилизации  за счет уменьшения объема вакцинной суспензии с 2 мл до 1 
мл  в ампуле на этапе разлива, предшествующему процессу замораживания-
высушивания. 
Из данных литературы известно, что уменьшение объема вакцинной 
суспензии в ампуле  до 1 мл и снижение концентрации микробных клеток не 
ухудшало  качественных  показателей  препарата,  а  некоторые  из  них 
(термостабильность, повреждаемость) были достоверно лучше по сравнению 
с контролем (коммерческая вакцина) (Бондаренко А.И., 1995; Будыка Д.А. с 
соавт., 2000).  Бондаренко  А.И.  и  Тинкер  А.И. (1991) при  помощи 
электронной  микроскопии  показали,  что  существует  зависимость  между 
числом  поврежденных  клеток  в  вакцине  по  мере  увеличения  общей 
концентрации микробов в суспензии и от ее объема (1 и 2 мл) в ампуле. 
Предварительно  отработали    в  эксперименте  различные  образцы 
вакцины  со  сниженным  количеством  микробных  клеток  в  суспензии. 
Бактериальную  массу  для  экспериментальных  серий  получали  в  процессе 
производства  живой  чумной  вакцины.  Экспериментальные  серии (8 серий) 
готовили 
путем 
дополнительного 
разведения 
стабилизатором 
до 
 
83

концентрации 1,9·109  м.к./мл  микробных  клеток.  Приготовленную  вакцину 
разливали  в  ампулы  по 1 мл.  В  качестве  контрольных  служили 
производственные  серии  с  оптической  концентрацией  около 80 млрд/мл, 
разлитые  по 2 мл.  Всю  вакцину  лиофилизировали  в  аппарате LZ-45. Пайку 
ампул проводили под вакуумом. 
Провели  изучение  жизнеспособности,  повреждаемости  микробных 
клеток в экспериментальных сериях чумной вакцины с объемом суспензии в 
ампуле 1 мл и концентрацией  1,9·109 м.к./мл в сравнении с традиционными 
коммерческими  сериями  вакцины  чумной  живой  сухой,  содержащими  в 
ампуле 2 мл клеточной суспензии с концентрацией 7·1010 м.к./мл. 
Показатель  повреждаемости клеток, определяемый  при электронной 
микроскопии,  в  исследуемых  препаратах  составил (3,4+0,5)%  и  был 
статистически  достоверно  ниже  относительно  контрольных  образцов 
(9,7+1,2)%  и ОСО (8,8+0,8)%. 
Сравнительная 
характеристика 
жизнеспособности 
опытных 
(33,4+1,3)% и контрольных (26,8+0,6)%  образцов чумной вакцины показала, 
что  во  все  исследуемые  сроки  этот  показатель  был  достоверно  выше  у 
вакцины  со  сниженной  концентрацией  микробных  клеток.  При  этом 
жизнеспособность 
коммерческой 
вакцины 
отвечала 
требованиям 
документации  лишь  в  течение  одного  года,  в  то  время  как  опытные  серии 
даже  через  три  года  хранения  в  большинстве  своем  превышали 
регламентированный  показатель 25%, причем  критерий  достоверности 
различий  жизнеспособности  между  опытными  и  контрольными  сериями  в 
этот срок исследования достиг наибольшей величины. 
В  дальнейшем,  используя  электронную  микроскопию  для  оценки 
состояния  микробных  клеток,  были  изучены  качественные  характеристики 
экспериментальных  серий  чумной  вакцины  с  различными  показателями 
общей концентрации (от 50 до 100 млрд/мл) и объема суспензии в ампуле (1 
и 2 мл).  Одним  из  критериев  оценки  качества  была  повреждаемость 
микробов после лиофилизации. 
 
84

Электронной  микроскопией  было  показано,  что  существует 
зависимость  между  числом  поврежденных  клеток  в  вакцине  по  мере 
увеличения общей концентрации микробов в суспензии: 50, 75, 100 млрд/мл 
с  одной  стороны  и  довольно  четкий  параллелизм  по  этому  показателю  у 
суспензий с концентрацией 50 и 75 млрд/мл в зависимости от ее объема (1 и 
2 мл) в ампуле. 
На  основании  полученных  данных  сделано  заключение  о 
соответствии  производственным  стандартам  (ОСО)  по  жизнеспособности 
микробных  клеток  и  превосходству  по  показателю  их  повреждаемости    в  
экспериментальных сериях вакцины чумной живой сухой. 
Полученные  результаты  показали,  что  при  одинаковых  исходных 
условиях 
(культивирование, 
лиофилизация, 
хранение) 
вакцина 
с 
измененными тактико-техническими параметрами (концентрация микробных 
клеток  в  препарате 1-4х1010  м.к./мл)  по  основным  показателям  превосходит 
коммерческие  образцы.  Это  послужило  основанием  для  разработки 
биотехнологии  и  получения  экспериментально-производственных  серий 
вакцины  чумной  живой  сухой  со  сниженным  количеством  человеко-доз  в 
ампуле в условиях производственного цикла.  
Были  приготовлены 5 экспериментально-производственных  серий 
препарата  вакцины  чумной  живой  сухой  (для  контроля  в  лаборатории 
препаратов против чумы и других особо опасных инфекций  ГИСК им. Л.А. 
Тарасевича) с меньшим, по сравнению с регламентированным, количеством 
доз в ампуле, приготовленных в условиях производства вакцины в АКМ-Ш 
поверхностным 
методом 
выращивания 
с 
использованием 
всех 
регламентированных  технологических  этапов  (действующая  НД),  и 
отличающихся  тем,  что  на  этапе  сведения  вакцинной  суспензии 
концентрация микробных клеток доводится у части суспензии до параметров 
1х1010- 4х1010 в 1 мл путем дополнительного внесения расчетного количества 
стабилизатора.  Во  время  разлива  вакцинной  суспензии  объем  ее 
ограничивается 1 мл в ампуле. 
 
85

Были 
изучены 
параметры 
жизнеспособности (39,7+1,8)%, 
термостабильности (8,9+0,7)  сут  и  потери  в  массе  при  высушивании 
(1,02+0,23%)  полученных  экспериментально-производственных  серий 
вакцины.  Результаты  показали  соответствие  по  изучаемым  параметрам 
экспериментально-производственных  серий  вакцины  чумной  живой  сухой 
действующей НД. 
Контроль  иммуногенности  в  соответствии  с  действующей  ФС  на 
вакцину  № 42-3877-99. Полученные данные (7254 м.к. для белых мышей и 
1360  м.к.  для  морских  свинок)  означают,  что    ED50  экспериментальной 
вакцины  была  существенно  ниже  регламентированных  показателей  ФС 
(1·104  ж.м.к.  для  морских  свинок  и 4·104  ж.м.к.  для  белых  мышей),  т.е. 
иммуногенность  ее  весьма  высока  и  превышает,  как  минимум,  пятикратно 
крайние пределы, регламентированные нормативной документацией. 
Помимо  общепринятой  методики,  провели  сравнительное  изучение 
на  белых  мышах  эффективности  экспериментально-производственной    и 
коммерческой  вакцин  в  феномене  «переживания»,  выраженной  в LD50 
вирулентного  штамма  и  характеризующей  иммуногенность  вакцинного 
препарата, использованного для введения в смеси с вирулентным.  
Полученные  данные  отражают  четко  выраженную  тенденцию 
повышения 
величины LD50 
у 
животных, 
иммунизированных 
экспериментальным  препаратом,  т.е.  напряженность  иммунитета  при 
введении данной вакцины увеличилась в два раза по сравнению с контролем 
(коммерческая  вакцина),  хотя  и  не  обеспечила  статистически  достоверную 
разницу. 
Представленные результаты (для серии 1-LD50=7943 м.к., для серии 7 
(контроль)-LD50=3162  м.к.)  свидетельствуют  о  том,  что  и  в  данной  серии 
опытов  защитные  свойства  разработанной  вакцины  чумной  живой    сухой 
оказались  весьма  высоки  и  даже  превысили  таковые  у  коммерческого 
препарата.  
 
86

Таким  образом,  иммуногенные  свойства  экспериментально-
производственных 
образцов, 
приготовленных 
по 
технологии, 
модифицированной  нами,  соответствуют  требованиям  качества  для 
препарата  вакцины  чумной  живой  сухой  и  проявляются  высокими 
показателями. 
Провели  определение  реактогенности  по  совокупным  данным 
пирогенности  и  безвредности  вакцины  чумной  живой  сухой  со  сниженным 
количеством человеко-доз в производственной упаковке (ампуле).  
При  определении  безвредности  патологоанатомическая  картина 
внутренних  органов  морских  свинок    была  характерна  для  вакцинального 
процесса,  при  этом  отсутствовали  видимые  деструктивные  изменения  в 
легких  (кровоизлияния,  очаги  воспаления,  гранулемы,  абсцессы),  в  посевах 
крови  и  легких  не  зарегистрировано  роста  чумного  микроба.  В  месте 
введения  нами  отмечалось  развитие  кровоизлияний  и  инфильтрата 
подкожной клетчатки. 
Пирогенные  свойства  изучали  по  методике,  описанной  в  X 
Государственной Фармакопее.  
Полученные  результаты  свидетельствовали  (суммарный  подъем 
температуры  у  кроликов  через 3 часы  для  вакцины,  разлитой  по 1 мл 
составил 3,8 градуса,  для  вакцины  по 2 мл - 3,5 градуса,  тиомочевиновая 
среда - 0,4 градуса, апирогенный 0,9% раствор хлорида натрия - 0,3 градуса), 
что  чумная  вакцина  обоих  образцов  обладала  выраженными  пирогенными 
свойствами,  что  согласовалось  с  данными  литературы  (Тинкер  А.И., 
Печникова  И.В., 1978). В  сравнении  с  производственными  сериями, 
пирогенные  свойства    вакцины  чумной  живой  сухой,  приготовленной  по 
новой  технологии,  не  превышали  показатели  контрольного  образца,  а 
тиомочевиновая среда и разводящий раствор также не вызывали выраженной 
пирогенной реакции.  
  При  сравнительном  анализе  результатов  сушки  около 100 серий 
чумной  вакцины  ЕВ  в  зависимости  от  ее  параметрических  особенностей 
 
87

(густота  и  объем  суспензии  в  ампуле),  длительности  замораживания, 
удаления  свободной  влаги,  общего  времени  высушивания  и  др.  можно 
сделать  вывод,  что  в  процессе  лиофилизации  происходит  существенное 
снижение  выживаемости  микробов  в  коммерческом  препарате (52,1+0,4%) 
до (34,5+1,2%) и в экспериментальных образцах (с 60,7% до 36,8%). 
Фактическое  количество  микроорганизмов  колебалось  в  гораздо 
более широком диапазоне (от 22,7·109 до 28,6·109  м.к./мл) и от (5,95·109  до 
6,99·109  м.к./мл)  соответственно,  что  объяснялось  разницей  в  общей 
концентрации  микробов  в  суспензии.  Однако  в  препарате  на  человеко-дозу 
(300  млн  живых  м.к.)  колебания  в  коммерческой  вакцине  составили  около 
20-ти  человеко-доз,  в  то  время  как  в  экспериментальной  вакцине  они  не 
превышали 3,5, обусловив  высокую  стандартность  препарата  от  серии  к 
серии. 
Данные,  представляющие  жизнеспособность  коммерческих  и 
экспериментальных 
образцов (89 и 5 серий 
соответственно), 
лиофилизированных  в  регламентированном  режиме,  были  практически 
идентичны,  однако  отмечена  достоверная  разница  во  времени  удаления 
свободной  влаги  и  общей  длительности  сушки.  При  этом,  с 
пролонгированием  процесса  сушки  для 1,0 мл  вакцин  до 26+0  часов 
(регламентированное  время)  существенно  уменьшалась  потеря  в  массе  при 
высушивании  таблетки,  составив 1,02+0,23%  вместо 2,65+0,07%  у 
коммерческой вакцины, но жизнеспособность оставалась на прежнем уровне, 
не снижаясь. 
Анализ лиофилизации указанных препаратов живой чумной вакцины  
показал, что  замораживание-высушивание достаточно идентично влияло на 
сохранение 
основных 
свойств 
всех 
исследованных 
образцов 
непосредственно  после  высушивания.  При  этом  отмечено  известное 
укорочение времени удаления свободной влаги и общей длительности сушки 
в  отношении  экспериментальных  образцов (15 часов  и 20 часов)  по 
сравнению с  регламентированным процессом сушки коммерческой вакцины 
 
88

(19  часов  и 28 часов  соответственно),  однако  жизнеспособность  препарата 
при  этом не  изменялась.  Что  касается  потери  в массе  при  высушивании,  то 
этот  показатель  коррелирует  с  выживаемостью  микробов  очень 
незначительно. 
На 
основании 
полученных 
результатов, 
руководствуясь 
требованиями  НД,  можно  сделать  заключение  об  отсутствии  разницы  в 
реактогенности  различных  экспериментальных  и  коммерческих  образцов 
вакцины чумной живой сухой.  
Параллельно  изучили  возможность  отработки  технологии  выпуска 
вакцины  с  меньшим  количеством  доз  в  ампуле  при  получении  биомассы 
чумных микробных клеток ЕВ методом глубинного культивирования. 
Результаты  изучения  жизнеспособности  свидетельствовали,  что  при 
глубинном  культивировании  в  электромагнитном  поле  с  использованием 
иммобилизованного  инокулята  на  магнитном  носителе,  показатель  живых 
микробных клеток в вакцине достигал не менее (55,4+5,8)%, в то время как в 
контрольных образцах - не более (30+5)%. Что касается термостабильности, 
то  экспериментальные  образцы,  полученные  из  иммобилизованного 
инокулята, 
обладали 
наибольшей 
устойчивостью 
к 
действию 
неблагоприятной температуры (37 0С)- 19,7 суток; у коммерческой вакцины, 
содержащей  8х1010  м.к.  в  объеме 2 мл  из  этой  же  биомассы 
термостабильность  была  наименьшей (16 сут).  Однако  все  они  вполне 
соответствовали требованиям НД, включая и иммуногенность.  
Таким  образом,  анализ  полученных  данных  показывает,  что  и  в 
условиях  глубинного  культивирования  при  всех  его  описанных 
разновидностях  при  одинаковых  исходных  моментах  биотехнологии 
вакцины  (выращивание,  высушивание,  хранение)  концентрация  микробных 
клеток  1х1010  в  объеме 1 мл  не  сказывается  на  качестве  готового образца  в 
условиях  получения  биомассы  вакцинного  штамма  методом  глубинного 
выращивании  препарата,  а  по  термостабильности  даже  превышает 
коммерческие.  
 
89

Проведен  сравнительный  анализ  стоимости  и  экономических  потерь 
при подкожной иммунизации небольших коллективов, состоящих из 5, 10 и 
20  человек,  коммерческой  вакциной  серии 7-04 и  экспериментально-
производственной 1-5 серий.  При  применении  экспериментально-
производственных  серий  вакцины  для  подкожной  иммунизации  небольших 
коллективов 
(когда 
невозможно 
создать 
непрерывную 
цепочку 
прививаемых)  очевидной  становится  экономическая  и  эргономическая 
выгоды,  доказывающие  преимущества  использования  вакцины  чумной  со 
сниженным количеством человеко-доз в ампуле для небольших коллективов.  
Снижение  энергетических  затрат  в  сравнении  с  коммерческим  препаратом 
достигается  на  этапе  лиофилизации,  осуществляемой  за 18 часов  вместо 28 
часов,  однако,  при  производстве  вакцины  чумной  живой  сухой  со 
сниженным количеством человеко-доз в  ампуле увеличивается расход ампул 
и среды высушивания. 
Вышеизложенное  свидетельствует  о  соответствии  вакцины  чумной 
живой  сухой  с  уменьшенным  количеством  человеко-доз  в  ампуле  всем 
требованиям,  предъявляемым  к  данному  препарату,  который  может  быть 
использован  для  планового  практического  применения,  дополняя  арсенал 
профилактических препаратов против чумы. 
 
 
 
 
90

ЛИТЕРАТУРА 
 
1.  А.с. 2215033 Россия, опубл. 27.10.2003, Бюл. №30. RU Способ получения 
концентрата микробных клеток в производстве чумных вакцин / Ковален-
ко  В.Н.,  Асяев  А.А.,  Черкасов  Н.А.,  Ежов  А.В.,  Багин  С.В.,  Хонин  А.З., 
Мохов Д.А. 
2.  А.с. 2241033 Россия, опубл. 27.11.2004, Бюл.№33. RU Питательная среда 
для  накопления  биомассы  вакцинного  штамма  чумного  микроба / Смир-
нова  Е.Б.,  Катунина  Л.С.,  Старцева  О.Л.,  Смирнов  С.Е.,  Головнева  С.И., 
Борздова И.Ю., Борздов А.А. 
3.  А.с. 2245362 Россия,  опубл. 27.01.2005, Бюл.  №3. RU Питательная  среда 
для  культивирования  вакцинного  штамма  чумного  микроба / Смирнова 
Е.Б., Катунина Л.С., Старцева О.Л., Смирнов С.Е., Головнева С.И.  
4.  Авдеева Н.Г., Дятлов И.А., Еремин С.А. Разработка технологии производ-
ства  дрожжевых  аутолизатов  как  основы  конструирования  питательных 
сред  для  чумного  микроба  и  холерного  вибриона.-  Деп.  в  ВИНИТИ 
10.04.00.- № 925-В00. - Саратов, 2000.- 17 с. 
5.  Ада Г., Рамсей А. Вакцины, вакцинация и иммунный ответ. – М: Медици-
на, 2002. – 344 с. 
6.  Алексеева Н.Ю. Конструирование вакцин нового поколения против саль-
монеллезов и чумы на основе структурного объединения антигенов и син-
тетических полиэлектролитов : Дисс. … д-ра биол. наук.- Москва, 1997. – 
393 с. 
7.  Анисимов А.П., Никифоров А.К., Еремин С.А., Дроздов И.Г. Конструиро-
вание штамма YERSINIA PESTIS с повышенной протективностью // Бюл-
летень экспериментальной биологии и медицины.- 1995.- №11. - С.532-534 
8.  Анисимова Т.И., Дроздовская Ф.К., Скачек А.Б., Глушко Л.И., Печникова 
И.В., Тинкер А.И.. Влияние стабилизаторов и условий хранения на функ-
циональное состояние клеток в чумной живой вакцине // Проблемы особо 
опасных инфекций. – Саратов, 1978. – Вып. 1 (59). – С. 55 – 58.  
 
93

9.  Анисимова Т.И., Свинцова Е.М., Печникова И.В., Тинкер А.И., Красикова 
М.А., Щупаев В.В. Сравнительное изучение жизнеспособности и иммуно-
генности  чумной  вакцины  в  зависимости  от  сред  высушивания  и  сроков 
хранения // Проблемы  особо  опасных  инфекций. – Саратов, 1970. – Вып 
3(13). – С. 106 – 113. 
10. Апарин  Г.П.,  Вершинина  Т.И.  Методические  рекомендации  по 
определению  степени  иммуногенности  авирулентных  штаммов  чумного 
микроба для белых мышей. - Иркутск, 1984.-31 с. 
11. Апарин  Г.П.,  Голубинский  Е.П.  Микробиология  чумы:  Руководство.-
Иркутстк: Изд-во Иркутсткогго университета, 1989.- 89 с. 
12. Аркадьева З.А. Факторы, влияющие на жизнеспособность и свойства мик-
роорганизмов при различных методах хранения // Биол. науки.- 1983.- № 
4 (232). - С. 93 – 105.  
13. Асеева Л.Е., Лопатина Н.В., Бурша О.С. Биохимические подходы к отбору 
иммуногенных  вариантов  вакцинных  штаммов  чумного  микроба // Био-
технология.- 1994. - №11-12.- С.6-8. 
14. Атлас  по  медицинской  микробиологии,  вирусологии  и  иммунологии: 
Учебное пособие для студентов медиц. вузов / Под. ред. Воробьева А.А., 
Быкова А.С.- М.: Медиц. информационное агенство, 2003. – 236 с.: ил. 
15. Аубакиров С.А. О состоянии и перспективе специфической профилактики 
чумы // Иммунол.  и  специф.  профилакт.  особо  опасных  инф. – Саратов, 
1993.-С. 139. 
16. Ахапкина И.Г., Блинкова Л.П. Питательные среды как искусственная сре-
да роста и развития микроорганизмов //  ЖМЭИ.- 2001.- № 6.- С. 99. 
17. Ашмарин И.П., Воробьев А.А. Статистические методы в микробиологиче-
ских исследованиях. – Л.: Медгиз, 1962. –180 с. 
18. Балинер Л.М. Разработка биолюминесцентного метода определения коли-
чества  живых  бактерий  в  лиофилизированных  вакцинах : Дис. … канд. 
биол. наук. – Москва, 2003. - 88 с. 
 
94

19. Бахрах Е.Э., Вейнблат В.И., Тараненко Т.М,, Дальвадянц С.М., Гольдфарб 
Л.М. Методы выделения и очистки соматических антигенов чумных бак-
терий // Профилактики особо опасных инфекций. Эпизоотология, микро-
биология и специфическая профилактика чумы. Вып. 1. – Саратов, 1976. – 
С. 131-139.  
20. Бахрах Е.Э., Мартенс Л.А., Соколова Н.М., Обухова З.А. Режим кислотно-
го гидролизата казеина, обеспечивающий получение сред, пригодных для 
выращивания чумного микроба // Уч. зап. Дагест. н.- и. ин-та пит. сред.- 
1964.- Вып.4.- С. 105-120. 
21. Бахрах Е.Э., Обухова З.А., Маслова О.П. Усовершенствование технологии 
приготовления питательных сред для выращивания чумного микроба. Со-
общ.1. О режиме гидролиза основных растворов Хоттингера //  Тр. ин-та 
«Микроб», 1960.- Вып. 4.- С. 514-518. 
22. Бахрах Е.Э., Тараненко Т.М., Гольдфарб Л.М., Земцова И.Н., Классовский 
Л.Н.,  Кондрашин  Ю.И.,  Малинина  З.Е.,  Степанов  В.М.,  Андреева  И.П. 
Особенности  строения  соматических  антигенов  чумных  бактерий  // 
Пробл.  особо  опасных  инфекций.  Генетика,  микробиол.,  патоморфол. - 
Саратов, 1977. – Вып. 4(56). – С.70-71. 
23. Беккер  М.Е.,  Дамберг  Б.Э.,  Рапопорт  А.И.  Анабиоз  микроорганизмов. - 
Рига, 1981. 
24. Белоус  А.М.,  Бондаренко  В.А.  Структурные  изменения  биологических 
мембран при охлаждении // Наукова думка. – Киев, 1982. - 400 с. 
25. Бельская  Н.А.  Изучение  некоторых  физико-химических  свойств  водорас-
творимых белков чумных бактерий: Автореф. дис. … канд. мед. наук.- Са-
ратов. – 1975. – 17 с. 
26. Бланков  Б.И.,  Клебанов  Д.А.  Применение  лиофилизации  в  микробиоло-
гии. // Медгиз, М, 1961.- С.209-211. 
27. Богаутдинов З.Ф., Балинер  Л.М., Фрунджян В.Г. Методические рекомен-
дации по биолюминесцентному определению жизнеспособности бактерий 
в лиофилизированных вакцинах. – Москва, 2002. -4 с. 
 
95

28. Бондаренко  А.И.  Разработка  электронно-микроскопического  способа  ко-
личественного  определения  поврежденных  клеток  чумной  вакцины  ЕВ : 
Автореф. дис. … канд. мед наук. − Ставрополь, 1995. − 21 с. 
29. Бондаренко А.И., Тинкер А.И. Разработка электронномикроскопического 
теста количественного определения поврежденных бактериальных клеток. 
– Деп. ВИНИТИ 07.05.1991. - № 3228-В91. – 16 с. 
30. Борисов  Л.Б.  Медицинская  микробиология,  вирусология,  иммунология./ 
Учебник,3-е изд.- Москва, 2002. –736 с. 
31. Брагинская  В.П.,  Соколова  А.Ф.  Активная  иммунизация  и  профилактика 
поствакцинальных осложнений у детей.- М., 1977. 
32. Будыка  Д.А. (Руководитель)  Оптимизация  температурного  режима  выра-
щивания бактериальной массы в технологии производства чумной вакци-
ны: Отчет о НИР (закл.) / СтавНИПЧИ. -1999.- 29 с. 
33. Будыка  Д.А.  Научно-методические  основы  совершенствования  живой 
чумной вакцины : Дис. … д-ра мед.наук. – Ставрополь, 2002.- 279 с. 
34. Будыка Д.А., Васильева А.А. Пути совершенствования биотехнологии из-
готовления живой чумной вакцины // Сб. научн. работ «Актуальные про-
блемы медицины». – Томск, 2004. - С.312.  
35. Будыка  Д.А.,  Тинкер  А.И.,  Бондаренко  А.И.  Экспериментально-
теоретическое  обоснование  для  выпуска  чумной  вакцины  со  сниженным 
количеством человекодоз. - Деп. в ВИНИТИ 15.08.00, № 2249-В00.- Став-
рополь, 2000.- 8 с.  
36. Будыка  Д.А.,  Тинкер  А.И.,  Иванова  Г.Ф.,  Гюлушанян  К.С.,  Бондаренко 
А.И.  Стабилизация  свойств  маточной  культуры  эталонного  вакцинного 
штамма  ЕВ  в  биотехнологии  чумной  живой  вакцины.-  Деп.  в  ВИНИТИ 
18.07.00, № 1987-В00.-Ставрополь, 2000 - 12 с. 
37. Васильева А.А. Анализ некоторых показателей биотехнологии изготовле-
ния   живой чумной вакцины и экспериментально-теоретические аспекты 
повышения ее качества // Сб. научн. работ «Актуальные проблемы меди-
цины». – Томск, 2004. - С.312.  
 
96

38. Васильева З.В., Трофименко Н.З., Липаева Л.С., Тимофеева Л.А., Голова-
чева  В.Я.  Сухая  дрожжевая  питательная  среда  для  диагностики  чумного  
микроба // Проблемы природной очаговости чумы: Тез. докл. к 4 советско-
монгольской  конф.  специалистов  противочумных  учреждений.- 1980. – 
ч.3.-  С. 60 – 61. 
39. Вейнблат В.И. Аллергенные свойства липополисахарида основного сома-
тического  антигена  и  капсульного  антигена  чумного    микроба // Пробл. 
особо опасных инф. – 1977. - №4, - С.20-23. 
40. Вейнблат  В.И.,  Кузьмиченко  И.А.  К  вопросу  о  механизме  накопления  и 
выделения  чумным  микробом  капсульного  антигена  (роль  клеточной 
структуры) // Журн. микробиол. – 1972. - №11.- С.102-106. 
41. Вейнблат  В.И.,  Титенко  М.М.,  Веренков  М.С.,  Щербаков  А.А.,  Киреев 
М.Н.  Видоспецифический  поверхностно-соматический  антиген  возбуди-
теля чумы // Молекул.биол., генетика и иммунология возбудителей особо 
опасных  инфекций : Тез.  Докл,  представл.на  Всесозз.науч.конф.  по  акту-
альным  вопросам  молекулярной  биологии,  генетики  и  иммунологии  воз-
будителей  особо  опасных  инфекций  (Ростов  н/Д, 15-17 февр.1984).-  Рос-
тов н/Д, 1984. – С.94-96. 
42. Воробьев А.А., Кривошеин Ю.С., Широбоков В.П. Медицинская и сани-
тарная микробиология.- М.: Академия, 2003. – 464 с. 
43. Воробьев А.А., Черкасский Б.Л., Степанов А.В., Кюрегян А.А., Федоров 
Ю.М.  Актуальные  проблемы  борьбы  с  особо  опасными  инфекциями// 
Особо  опасные  инфекционные  заболевания:  эпидемиология,  экспресс-
диагностика и профилактика: Доклады Междунар. симпозиума 16-20 ию-
ня, Киров.- Киров,1997.- С. 243-257. 
44. Гладус  М.А.  Биологическая  активность  сухих  бактерийных  анатоксинов 
при  различных  условиях  хранения.  Влияние  величины  остаточной  влаж-
ности  на  стабильность  биологических  свойств. // Вакцины  и  сыворотки. 
Материалы по производству. - М., 1994. - В.22. – С. 119-121. 
45. Гончарова  М.Н.  Некоторые  аспекты  сравнительного  изучения  чумных 
 
97

вакцин : Автореф. дис. … канд. биол. наук. – Саратов, 1981. – 22 с. 
46. Гончарова  М.Н.,  Шпилевая  Э.Г.  Использование  тиомочевиновой  среды 
высушивания  для  стабилизации  некоторых  свойств  чумной  вакцины 
//Особо  опасные  инфекции  на  Кавказе:  Тез.  докл. 4 краевой  науч.-практ. 
конф. по природной очаговости, эпидемиол. и профилакт. особо опасных 
инфекционных  болезней (20 – 22 дек. 1978 г.). – Ставрополь, 1978. – С. 
289 – 290.  
47. Государственная  Фармакопея  СССР X. – М:  Медицина.- 1968.- 1080 с.: 
Определение на пирогенность.- С. 953-954. 
48. Гремякова Т.А., Анисимов А.П., Захарова Н.М. Взаимосвязь способности 
к экспрессии различных серовариантов капсульного антигена Yersinia pes-
tis со степенью редуцированности липополисахарида бактериальных кле-
ток // Журн. микробиол.- 1995.- №1.- С. 3-6. 
49. Гремякова Т.А., Степаншина В.Н., Шулюпин О.К., Негрий В.Ф., Мицевич 
Е.В. Экспрессия основных антигенов и ростовые свойства клеток Yersinia 
pestis в средах различного состава при 37 °С // ЖМЭИ.- 1993.- № 1.-  С. 
16-20. 
50. Гусева  Н.П.  Липосомальные  формы  иммуногенов  чумного  микроба: 
Дис….канд.биол.наук.- Саратов, 1995.- 142 с. 
51. Гюлушанян К.С. Использование питательной среды на основе кукурузно-
го экстракта в производстве чумной вакцины ЕВ: Дис. … канд. биол. наук. 
– Ставрополь, 1994. – 148 с. 
52. Гюлушанян К.С., Угримов С.А., Майский В.Г.,  Воропаева Л.П. Возмож-
ность использования аминопептида при приготовлении комбинированно-
го агара на основе кукурузного экстракта для производства чумной вакци-
ны // Актуальные  вопросы  эпидемиологии,  профилактики  и  диагностики 
особо опасных инфекций: Тез. докл. итог.  науч. конф. (21 – 22 дек. 1989). 
– Ставрополь, 1989. – Ч. 1. – С. 77 – 80.  
53. Гюсепенко  А.А.,  Шеголев  С.Ю.,  Шендеров  Б.А.  и  др.  Спектротурбиди-
метрический  метод  определения  быстрой  оценки  чувствительности  мик-
 
98

роорганизмов к действию антибиотиков. // Антибиотики, 1985, -Т.30, -№3, 
-С. 208-212. 
54. Дальвадянц  С.М.  Химическая  чумная  вакцина:  конструирование,  экспе-
риментальное  и  клиническое  обоснование  применения  для  ревакцинации 
людей : Автореф. дис…. д-ра мед. наук. – Саратов, 1990.   
55. Дальвадянц  С.М.,  Филиппов  А.Ф..  Белородов  Р.А.,  Огарев  Н.Н.  Эффек-
тивность сочетанной иммунизации морских свинок против чумы препара-
тами фракции 1 и основного соматического антигена // Пробл. особо опас-
ных инф. - 1977.-Вып. 3 (55).- С.105-112. 
56. Данилова  М.В.,  Надирова  И.М.  Жизнеспособность  лиофилизированных 
бактерий  в  зависимости  от  температуры  охлаждения. // Изв.  АН  СССР 
Сер. биол.- 1981.- №2.- С. 307-309. 
57. Данилова  М.В.,  Надирова  И.М.  Зависимость  жизнеспособности  бактерий 
после лиофилизации и при длительном хранении от величины остаточной 
влажности. // Известия АН СССР, Сер. биол. – 1980. - №3. -С.449-451. 
58. Данилова  М.В.,  Надирова  И.М.,  Елицева  Г.В.  Зависимость  жизнеспособ-
ности бактерий после лиофилизации и при длительном хранении от вели-
чины  остаточной  влажности. // Известия  АН  СССР,  Сер.  биол. – 1980. - 
№3. – С.449-454. 
59. Данилова М.В., Надирова И.М., Кудрявцев  В.И. Лиофилизация бактерий 
//  Методы  хранения  коллекционных  культур  микроорганизмов:  Сборник. 
науч. тр. – Наука, 1967. – С. 119 – 135.  
60. Долинов К.Е.  Основы  технологии  сухих  биопрепаратов // М.:  Медицина, 
1969. – 232с. 
61. Домарадский И.В., Башева В.С., Сидорова Н.К. Культивирование чумно-
го микроба на средах известного состава // Изв. Иркутского гос. и.-и. про-
тивоч. ин-та Сибири и Дальнего Востока.- Улан-Удэ, 1958.- Т. 18.-  С. 55- 63. 
62. Домарадский  И.В.,  Голубинский  Е.П.,  Лебедева  С.А.,  Сучков  Ю.Г.  Био-
химия и генетика возбудителей чумы.  //М., Медицина, 1974. – 165с.  
 
99

63. Дорохин В.В. Изучение свойств биомассы вакцинного штамма ЕВ чумно-
го микроба, выращенного посредством многократных пересевов на плот-
ной  питательной  среде  в  АКМ-Ш    :  Дис. … канд.  мед  наук. – Саратов, 
1980. – 191 с.  
64. Дорохин  В.В.,  Филиппов  А.Ф.  Изучение  чумной  живой  сухой  вакцины, 
приготовленной  из  культур  штамма  ЕВ,  многократно  пересеваемых    в 
АКМ-Ш // Тез.  докл.  на  Всесоюз.  конф. "Иммунология  и  иммунопрофи-
лактика чумы и холеры". – Саратов, 1980а. – С. 134 – 135.  
65. Дорохин  В.В.,  Филиппов  А.Ф.  Протективная  активность  сывороток  кро-
ликов,  иммунизированных  чумной  живой  вакциной,  приготовленной  из 
культур  штамма  ЕВ,  выращенных  многократным  пассажным  способом // 
Мед. реф. журн., 1980б, разд. 3. - № 7. – С. 16.  
66. Дорохин В.В., Филиппов А.Ф., Сергеева Г.М. Изучение стрессорного дей-
ствия  на  морских  свинках  чумной  живой  сухой  вакцины  из  культур 
штамма ЕВ, выращенных многократным пассажным способом на твердых 
питательных средах // Специфическая профилактика чумы и холеры. - Са-
ратов, 1980. – С. 51 – 54. 
67. Дроздов  И.Г.,  Анисимов  А.П. (Руководители):  Разработка  эксперимен-
тальных чумных рекомбинантных вакцинных штаммов для перорального 
способа  аппликации:  Отчет  о  НИР  (заключит.) / Фед.  гос.  учреждение 
науки     РосНИПЧИ «Микроб».- 2001 г.- 52 с.-  ГР 01970000639 
68. Дятлов  И.А.  Разработка  новых  технологий  экспериментального  и  произ-
водственного  культивирования  чумного  микроба : Автореф  дис. … д-ра  
мед. наук. – Саратов, 1992. – 42 с. 
69. Дятлов  И.А. (Руководитель)  Изучение  биофизических  свойств  и  роли  в 
иммунопатогенезе  антигенных  компонентов  чумного,  туляремийного  и 
сибиреязвенного микробов, экспрессируемых на клеточную поверхность : 
Отчет  о  НИР  (закл.) / РосНИПЧИ  «Микроб».- 2001 г.- 100 с. - ГР 
01970000640  
 
100

70. Дятлов И.А., Волох О.А. Получение S-слоя чумного микроба и возможно-
сти его применения // Биотехнология.- 2004.- № 1- С. 20-25. 
71. Дятлов  И.А.,  Смирнова  Н.И. (Руководители)  Изучение  биокинетических 
особенностей  условий  культивирования  возбудителей  чумы  и  холеры, 
перспективных  для  внедрения  в  производство  МИБП : Отчет  о  НИР 
(закл.) / РосНИПЧИ «Микроб».- 2004. – 54 с.-  ГР 01200010635. 
72. Ефременко  В.И.  Молекулярная  организация  и  функции  белковых  токси-
нов – возбудителей холеры и чумы // ЖМЭИ.- 1983. - №11. – С.7-13. 
73. Жемчугов  В.Е.,  Филиппов  А.Ф.  Некоторые  данные  об  иммуногенности 
культур чумных микробов, выращенных в двухфазной системе. // Саратов, 
1982. – 8 с. Деп. в ВНИИМИ МЗ СССР № 5469 – 82.  - Мед. реф. журн.,  
1982. – 111, № 12. – С. 81 – 82. 
74. Звягин И.В., Хорьков И.А., Товарик Э.Ф., Нежута А.А. и др. // Методич. 
рекомендации  по  разработке  режимов  замораживания-высушивания  био-
логических препаратов.- М., 1981.- 34 с. 
75. Земсков  В.М.  Неспецифические  иммуномодуляторы // Успехи  современ-
ной биологии.- 1991.- №5.- С. 707-721. 
76. Иванов  М.М.,  Малахова  Т.И.,  Складчиков  Р.В.,  Климанов  А.И.  Значение 
остаточной влажности для сохранения иммуногенных свойств бруцеллез-
ной вакцины. // Труды ГНКИ ветпрепаратов. – 1974. – Т.20. – С.156-161. 
77. Иванова  Г.Ф.,  Будыка  Д.А.,  Тинкер  А.И.,  Шпилевая  Э.Г.,  Гюлушанян 
К.С., Юрлова Е.И., Фомина Г.Д., Дурченкова И.Б. Изучение жизнеспособ-
ности микробных клеток штамма ЕВ в динамике роста в бульоне при тем-
пературе культивирования (21±1)°С и (27±1)°С // Диагностика, лечение и 
профилактика опасных инфекционных заболеваний. Биотехнология. Вете-
ринария: Матер. юбил. науч. конф., посвящ., 70-летию НИИ микробиоло-
гии МО РФ (30 ноября-1декабря, 1998 г.).- Киров, 1998.- С. 299. 
78. Исупов И.В., Бугоркова С.А., Кутырев В.В. Патоморфологические аспек-
ты доклинических испытаний различных вакцин против чумы, сибирской 
язвы и холеры.- Саратов, 2004.-180 с. 
 
101

79. Кадетов В.В. Криоконсервирование и лиофилизация холерных фагов : Ав-
тореф. дис. … канд. биол. наук. - Саратов, 1994. – 24 с. 
80. Канчурин А.Х. Характеристика аллергических реакций организма на вве-
дение  вакцинных  препаратов // В  кн.:  Критерии  оценки  иммунологиче-
ской эффективности и безопасности бактерийных вакцин. – М.: Медици-
на, 1976.- С.38-39. 
81. Карташева Л.Д. (Руководитель) Разработка приемов управления ростом и 
биосинтетическими процессами периодических агаровых культур чумного 
микроба: Отчет о НИР (закл.) / РПЧИ.- 2000 г. - 86 с.- ГРО 01950003540.  
82. Кветков  В.П.  Методические  рекомендации  по  определению  остаточной 
влажности в лиофилизированных препаратах. - Омск, 1972. 
83. Кокушкин  А.М.  Социальные  и  биологические  аспекты  эпидемиологии 
чумы: Автореф. дис. … д-ра мед.наук.- Саратов, 1995. – 46 с. 
84. Комоско Г.В., Ежов А.В., Мохов Д.А., Тетерин В.В. Оптимизация прописи 
питательной среды для глубинного культивирования вакцинного штамма 
ЕВР2 Y. pestis // Сб. науч. трудов, посвящ. 75-летию НИИ микробиологии  
МО РФ.- Киров, 2003.- С. 149-150. 
85. Комоско Г.В., Рогожин А.В., Маслов С.А., Бирюков В.В., Черкасов Н.А., 
Ежов А.В. Разработка технологии производства сухих питательных сред, 
полученных  методом  распылительной  сушки,  пригодных  для  выращива-
ния  вакцинного  штамма  ЕВ  чумного  микроба // Матер.  науч.-  практ. 
конф.,  посвящ. 100-летию  образования  противочумной  службы  России 
(16-18 сент.1997 г.).- Т.2.- Саратов, 1997.- С. 263. 
86. Кондрашин  Ю.И.,  Щербаков  А.А.,  Видяева  Н.А.  Влияние  температуры 
выращивания на состав внешних и внутренних мембран // Регуляция био-
химических  процессов  у  микроорганизмов.  Материалы  симпозиума.  Пу-
щино, 1978. – Пущино, 1979. – С. 110 – 111. 
87. Кондрашкова Т.В., Кузнецова Л.И.., Узенцов С.А., Курилова Л.С. Казеи-
новая  среда  для  выращивания  чумного  микроба // Профилактика  особо 
 
102

опасных  инфекций.  Эпизоотол.,  микробиол.  и  специфическая  профилак-
тика чумы. – Саратов, 1976. – Вып. 1. – С. 115 – 117.  
88. Кондрашкова  Т.В.,  Никитин  Г.А.  Производственное  приготовление  ки-
слотных  гидролизатов  белковых  субстратов  с  использованием  ионооб-
менной смолы // Проблемы  особо опасных инфекций. – Саратов, 1969. – 
Вып. 2 (6). – С. 129 – 133.  
89. Коробов В.И., Копырзов В.Н. Выделение и очистка V и W-антигенов чум-
ного  микроба  методами  ионообменной  и  гель-проникающей  хроматогра-
фии // Иммунохимия  и  лабораторная  диагностика  особо  опасных  инфек-
ций: Тр. противочумн. учр. СССР.- Саратов, 1985.- С.31-35. 
90. Коробкова Е.И. Живая противочумная вакцина.- М., 1956. – 208 с. 
91. Коротяев  А.И.,  Бабичев  С.А.  Медицинская  микробиология,  иммунология 
и вирусология.- Санкт-Петербург, 2002.- 591 С. 
92. Кравцов А.Н., Тынянова В.И., Зюзина В.И. и др. Генетика и биохимия ви-
рулентности  возбудителей  особо  опасных  инфекций:  Тез.  докл.  конф. – 
Волгоград, 1992. – С.104. 
93. Красикова  М.А.  Влияние  длительного  хранения  на  основные  свойства 
микробов  в  чумной  вакцине  ЕВ,  приготовленной  с  различными  средами 
высушивания // Материалы 6 науч.  конф.  противочумных  учреждений 
Средней Азии и Казахстана. – Вып. I. – Алма-Ата, 1969. – С. 47 – 49.  
94. Криваченко К.Б. Биосинтез некоторых антигенов при лимитировании рос-
та Yersinia pestis // ЖМЭИ.- 2000.- №1. – С.86-88. 
95. Криваченко  К.Б.,  Мазрухо  А.Б.,  Черепахина  И.Я.,  Фецайлова  О.П.,  Ка-
минский Д.И., Рожков К.К., Булахова О.Г. Изучение возможности исполь-
зования питательной среды ЧДС-37 для культивирования чумного микро-
ба при 37 ºС // Природно-очаговые особо опасные инфекции на юге Рос-
сии, их профилактика и лаб. диагностика.- Астрахань, 2001.- С.240. 
96. Кузьмиченко  И.А.,  Наумов  А.В.,  Борисова  Н.П.,  Коровкин  С.А.  Участие 
углеводов в регуляции биосинтеза капсульного антигена чумного микро-
 
103

ба. // Пробл. биотехн., микробиол. и иммунол. особо оп. инф. – Саратов, 
1984. – С.26-30. 
97. Лешкович  Л.И.  Длительность  противочумного  иммунитета  у  морских 
свинок, привитых химическими, убитой и живой вакцинами // Пробл. осо-
бо опасных инф.- 1975.- Вып. 1 (41).- С. 129-130. 
98. Лопатина Н.В., Наталич Л.А. Применение метода «ускоренного хранения» 
в лиофилизации живой чумной вакцины // Современные достижения био-
технологии:  Мат.  Первой  конференции  Северо-Кавказского  региона. - 
Ставрополь, 1995. - С. 103-104. 
99. Лопатина Н.В., Терентьев А.Н., Наталич Л.А., Шермет О.В. Питательная 
среда для культивирования вакцинного штамма Y. pestis – 76 // Реф. мед. 
журн. микробиол. сан. и мед. – 1991.-  6 Ц393П. 
100.  Лопатина Н.В., Янгулов Ш.У., Михайлова Н.Н., Наталич Л.А. Оптими-
зация защитной среды для лиофилизации культур вакцинного штамма EV 
чумного  микроба // Пробл.  особо  опас.  инфекций.- 1994. - №4. - С. 122-
128. 
101.  Лухнова Л.Ю.,  Сержанов О.С., Дубянский В.М.,  Нмавар Р.А.,  Айким-
баев  А.М.,  Сомсиков  В.М.,  Шейкин  А.О.  О  характере  взаимосвязи  сол-
нечной активности и жизнеспособности вакцины чумной живой сухой ЕВ 
на  протяжении  двух  солнечных  циклов (1971-1995). // Тез.  Междунар. 
конгр. «Слаб.  и  Сверхслаб.  поля  и  излуч.  в  биол.  и  мед.» (16-19 июня 
1997).- Санкт-Петербург,1997 - С.261-262. 
102.   Молдаван  И.А.  Экспериментальное  обоснование  преимуществ  соче-
танной специфической и экстренной профилактики чумы: Автореф.  
      дис. … канд.мед.наук.- Ростов-наДону, 2005.- 22 с. 
103.  Медицинская  микробиология / Учебник.  Гл.  редакторы  В.И.  Покров-
ский, О.К. Поздеев.- Москва, 1998. – 1200 с. 
104.  Методические  рекомендации  по  глубинному  культивированию  вак-
цинного штамма чумного микроба с использованием магнитоуправляемых 
иммобилизованных  систем / Тюменцева  И.С.,  Жарникова  И.В.,  Жданова 
 
104

Е.В.,  Афанасьев  Е.Н.,  Грядских  Д.А.,  Иванова  Г.Ф.,  Васильева  А.А. -
Ставрополь, 2004.-10 с. 
105.  Милютин В.Н., Касаткин Н.Ф., Елисова Е.Б. Дрожевкина М.С., Канчух 
А.А.,  Ованесова  Н.Г.,  Кириллова  Н.Л.,  Уралева  В.С.,  Сагатовский  В.Н., 
Винидченко Н.Н., Орлова Г.М., Копылов В.А., Родионова А.В., Шеремет 
О.В.  Новая  питательная  среда  из  углеводородных  дрожжей  для  выращи-
вания  патогенных  микробов // Проблемы  особо  опасных  инфекций.  Им-
мунология.- Саратов, 1975.- С. 30-34. 
106.  Мишанькин  Б.Н.,  Лопатина  Н.В.  Противочумная  вакцина:  прошлое, 
настоящее, будущее // Биотехнол.- 1996.- №4.- С.3-9. 
107.  Муравьева Н.К., Крайнова А.Н., Маслова О.П. Применение казеиновых 
сред  в  вакцинном  производстве // Особо  опасные  и  природноочаговые 
инфекции.  Сб.  науч.  работ  противочумных  учреждений - М., 1962. – С. 
207 – 211. 
108.  Наркевич М.И., Онищенко Г.Г., Наумов А.В. и др. Роль противочумной 
службы в предупреждении и ликвидации эпидемических проявлений  ин-
фекционных заболеваний в стране // Журн. микробиол., эпидемиол. и им-
мунобиол. – 1991. - №10. – С.22-25. 
109.  Наумов А.В. (Руководитель) Выделение и структурно-функциональное 
изучение антигенных компонентов и факторов патогенности возбудителей 
чумы и холеры и конструирование на их основе новых профилактических 
и  диагностических  препаратов:  Отчет  о  НИР  (закл.) / РосНИПЧИ  «Мик-
роб».- 1999 г.- 131 с.-ГР 01910022413  
110.  Наумов А.В., Ледванов М.Ю., Дроздов И.Г. Иммунология чумы, - Са-
ратов, 1992. 
111.  Никитин Е.В., Звягин И.В. Замораживание и высушивание биологиче-
ских препаратов. - М.: Колос, 1971. 
112.  Николаев И.И., Чебрикова Е.В., Филиппов А.Ф., Алтухов М.В., Бахрах 
Е.Э. Опыт применения бульона из кислотного гидролизата казеина в про-
 
105

изводстве  сухой  живой  чумной  вакцины // Проблемы  особо  опасных  ин-
фекций.- Саратов, 1969.- Т.1.- С. 175-181. 
113.  Николаев Н.И. Чума. – М.: Медицина, 1968. – 239 с. 
114.  Носков А.Н. (Руководитель) Изучение молекулярно-биологических ос-
нов вирулентности и иммуногенности возбудителей эпидемически значи-
мых бактериальных инфекций человека и животных: Отчет о НИР (закл.) / 
Гос.науч.центр  прикладной  микробиологии. - 2001 г.- 65 с. - ГР 
01200117848 
115.   Онищенко Г.Г. , Федоров Ю.М., Тихонов Н.Г., Липницкий А.В., Алек-
сеев В.В. Противодействие биотерроризму как новая проблема эпидемио-
логии // Эпидемиология и инфекц. болезни.- 2003.- №2.- С.4-6 
116.  Опарин  Ю.Г.  Подходы    к  определению  оптимального  режима  лиофи-
лизации биопрепаратов. // Биотехнология.-1997. - №7-8.- С.69-74. 
117.  Опарин Ю.Г., Богаутдинов З.Ф., Пивоварова И.Р. и др. Совершенство-
вание технологии лиофильного высушивания производственного штамма  
Salmonella typhimurium. // Биотехнология.- 1996.- №9.- С.29-31. 
118.  Петров  Р.В.,  Хаитов  Р.М.  Искусственные  антигены  и  вакцины. – М., 
Медицина, 1986. - 287 с. 
119.  Печников Н.Е. Оптимизация режимов лиофильного высушивания чум-
ной живой вакцины ЕВ : Дис. … канд. мед. наук. – Ставрополь, 1991 – 157 
с. 
120.  Печникова И.В. Влияние состава среды высушивания на выживаемость 
микробов  в  сухой  живой  противочумной  вакцине // Микробиология,  им-
мунология особо опасных инфекций. - Саратов, 1964. – С. 283 – 287. 
121.  Печникова  И.В.  Влияние  состава  среды  высушивания  на  термоустой-
чивость чумной живой сухой вакцины ЕВ в процессе длительного хране-
ния: Автореф. дис…. канд. мед. наук. – Саратов, 1967. – 19 с. 
122.  Печникова И.В. Характеристика чумной живой вакцины ЕВ, приготов-
ленной  на  молибденовой  и  глютаминовой  средах  высушивания,  после 
длительного  хранения  при  комнатной  температуре // Особо  опасные  ин-
 
106

фекции  на  Кавказе:  Тез.  докл. 3 краевой  науч.-практ.  конф.  противочум-
ных учреждений. Кавказа по природной очаговости, эпидемиол. и профи-
лакт. особо опасных инфекций (14 – 16 мая 1974 г.). – Вып. 1. – Ставро-
поль, 1974. – С. 229 – 231.  
123.  Печникова  И.В.,  Орлова  А.Н.  Среды  высушивания,  способствующие 
сохранению сухой живой противочумной вакцины ЕВ при неблагоприят-
ной температуре хранения // Материалы межинститут. науч. конф. памяти 
Л.А. Тарасевича. – Москва, 1966. – С. 235 – 236.  
124.  Плешакова Т.В. Лиофилизация и реактивация возбудителя мелиоидоза: 
Дис. … канд. мед. наук. – Волгоград, 1992. – 184 с.  
125.  Приказ № 1179 от 10 октября 1983 г. "Об утверждении нормативов за-
трат  кормов  для  лабораторных  животных  в  учреждениях  здравоохране-
ния". – М., 1983. 
126.   Приказ Министра здравоохранения РФ №7, 2004 
127.   Природные очаги чумы Кавказа, Прикаспия, Средней Азии и Сибири / 
Под. ред. Г.Г. Онищенко, В.В. Кутырева. – ОАО «Издательство «Медици-
на», 2004. – 192 с.: ил. 
128.  Пучков Е.О., Говорунов И.Г. Общая характеристика методов хранения 
бактериальных  культур. // Проблемы  криоконсервации  бактериальных 
культур. Консервация генетических ресурсов. – Пущино, 1983.- 23 с. 
129.  Пушкарь  Н.С.,  Белоус  А.М.  Введение  в  криобиологию.-  К.:  Наукова 
думка, 1975. – С.115-122.  
130.  Пушкарь Н.С., Белоус А.М., Цветков Ц.Д. Теория и практика криоген-
ного и сублимационного консервирования - К.: Наукова думка, 1984. – 264 
с.  
131.  Ракитина  Е.Л.  Оптимизация  доз  чумной  вакцины  ЕВ  по  количеству 
живых микробных клеток: // Дис. … канд. мед. наук. - Ставрополь, 1988. – 
194с. 
132.  Регламент производства "Вакцина чумная живая сухая"  № 1542-04. 
 
107

133.  Рыбкин  В.С.,  Фарбер  С.М. (Руководители)  Изучение  возможности  ис-
пользования актопротекторов для повышения эффективности специфиче-
ской профилактики чумы: Отчет о НИР (закл.) / ВолгНИПЧИ.-1998 г.- 35 
с.- ГР 01950001338. 
134.  Салтыков Р.А., Анисимова Т.И., Тинкер А.И., Свинцова Е.М., Прядки-
на  В.И.,  Верховцева  Г.Н.,  Печникова  И.В.,  Лобанова  И.В.  Стабильность 
сухой живой вакцины в глютаминовой среде высушивания при различных 
условиях  ее  хранения // Проблемы  особо  опасных  инфекций. - Саратов, 
1964. – № 4. – С. 130 – 134.  
135.  Свиридов  Л.П.,  Степанов  А.В.  О  пролонгировании  эффекта  иммуно-
стимуляторов как средств повышения устойчивости организма к возбуди-
телям инфекции // Антибиотики и химиотерапия.- 1990.- Т.35, №5.- С.32-
35. 
136.  Сидякина Т.М. Консервация микроорганизмов. // Сер. Консервация ге-
нетических ресурсов.- Пущино: Изд. ОНТВ НЦ БИ АН СССР.- 1985.- 63 с. 
137.  Смирнов  Г.Б.  (Руководитель)  Молекулярная  генетика  иерсиний.  Изу-
чение  аспектов  профилактики  иерсиниозов:  Отчет  о  НИР  (закл.) / НИИ 
ЭМ РАМН.- 2000 г.- 11 с. - ГР 01960007454 
138.  Смирнова  Е.Б.  Биохимический  анализ  мясного  гидролизата,  исполь-
зуемый в приготовлении микробиологических сред // Тез. докл. Х итого-
вой науч. конф. молодых ученых и студентов.- Ставрополь, 2002.- С. 413-
414. 
139.  Старцева  О.Л.,  Катунина  Л.С.,  Смирнова  Е.Б.,  Головнева  С.И.  Разра-
ботка  технологии  приготовления  плотной  питательной  среды  на  основе 
ферментативного  гидролизата  сои  (бобов)  для  роста  чумного  микроба // 
Разработки  и  стандартизация  микробиологических  питательных  сред  и 
тест-систем:  Матер. 4-й  Междунар.  науч.-практич.  конф.,  посвящ. 50-
летию НПО «Питательные среды» МЗ РФ (15-17 сент., 2003 г.).- Махачка-
ла, 2003.- С. 36. 
 
108

140.  Старцева  О.Л.,  Катунина  Л.С.,  Смирнова  Е.Б.,  Головнева  С.И.  Эконо-
мический эффект применения соевых питательных основ // Разработки  и 
стандартизация  микробиологических  питательных  сред  и  тест-систем: 
Матер. 4-й Междунар. науч.-практич. конф., посвящ. 50-летию НПО «Пи-
тательные среды» МЗ РФ (15-17 сент., 2003 г.).- Махачкала, 2003.- С. 41. 
141.  Степанов А.В., Старицин Н.А. Концепции мониторинга инфекций бак-
териальной природы и выбор проектов для сотрудничества // Особо опас-
ные  инфекционные  заболевания:  эпидемиология,  экспресс-диагностика  и 
профилактика: Доклады Междунар. симпозиума. (16-20 июня, 1997)- Ки-
ров, 1997.- С. 264-271.  
142.  Степаншина  В.Н.,  Гремякова  Т.А.,  Анисимов  А.П.,  Потапов  В.Д.  Фи-
зико-химическая и биологическая характеристика рН 6 – антигена Yersinia 
pestis, выделенного иммуносорбционным методом // ЖМЭИ. – 1993. -№3. 
– С.12-17. 
143.  Сулейманов  Б.М.  Трансмиссия  возбудителя  чумы  «неблокированны-
ми» блохами : Автореф. дис. … д-ра мед.наук. – Алматы, 1995. – 48 с. 
144.  Султанов  Г.В.,  Козлов  М.П.  Чума:  микробиология,  патогенез,  диагно-
стика.- Махачкала: Дагкнигоиздат, 1995.- 146 с. 
145.  Таран  Т.В.  Биотехнология  получения  лекарственных  и  иммуногенных 
липосомальных композиций, используемых в лечении экспериментальных 
особо  опасных  инфекций  и  получения  сырья  для  производства  медицин-
ских иммунобиологических препаратов: Автореф. дис. … д-ра мед. наук.- 
Ставрополь, 2004.- 36 с. 
146.  Тараненко Т.М., Филиппов А.Ф., Жемчугов В.Е., Андреева И.П. Имму-
нохимическая  и  иммунобиологическая  характеристика  бифазных  "куль-
тур"  штамма  ЕВ  чумного  микроба // Актуальные  вопросы  лабораторной 
диагностики и биохимии возбудителей чумы и холеры. - Саратов, 1984. – 
С. 47 – 53. 
147.  Тараненко  Т.М.,  Вейнблат  В.И.  Современные  представления  о  струк-
туре О-соматического антигена чумного микроба // Иммунохимия и лабо-
 
109

раторная диагностика особо опасных инфекций: Тр. противочумных учр. 
СССР. - Саратов, 1985. – С.10-17. 
148.  Терентьев  А.Н.,  Зинченко  А.В.,  Зинченко  В.Д.  Влияние  некоторых 
криопротекторов на состояние воды в клетках Y. pestis 76 при заморажи-
вании-оттаивании // Проблемы криобиологии. – 1992. - № 3. – С. 27 – 30.  
149.  Терентьева Л.И., Апсатарова Р.А., Орел Л.Л., Алманиязова К.К. Влия-
ние  поверхностно-активных  веществ  на  рост  чумного  микроба // Разра-
ботка и производство препаратов медицинской биотехнологии: Тез. конф. 
(29 – 30 мая 1990) – Махачкала, 1990. – Ч. 2 . – С. 17 – 18. 
150.   Тинкер  А.И.  Влияние  сублимационного  (лиофильного)  высушивания 
на штамм ЕВ чумного микроба: Дис.…д-ра мед.наук.- Ставрополь, 1971.–
351 с. 
151.  Тинкер А.И., Будыка Д.А., Гребенюк А.В., Проскурина В.А., Саркись-
ян Н.А., Шпилевая Э.Г., Иванова Г.Ф., Гюлушанян К.С. Показатели каче-
ства отраслевого и стандартного образца чумной вакцины ЕВ в процессе 
длительного применения. - Деп. в ВИНИТИ 22.05.96.- №1627-В96.- Став-
рополь, 1996. -15 с. 
152.   Тинкер А.И., Дудукалова Т.Н., Гончарова М.Н., Быкова З.А., Чернова 
Э.А., Верховцева Г.Н., Щапова В.Ф., Лечников И.В., Шпилевая Э.Г., Но-
вицкая  Г.  Выживаемость  микробов  в  производственных  сериях  чумной 
вакцины  ЕВ,  приготовленных  на  плотных  и  жидких  питательных  средах 
//Проблемы особо опасных инфекций. - Саратов, 1971. – Вып. 4 (20). – С. 
71 – 76. 
153.  Печникова И.В., Тинкер А.И. Выживаемость микробов в живой сухой 
чумной вакцине ЕВ в зависимости от их оптической плотности до лиофи-
лизации//  Проблемы  особо  опасных  инфекций. – Саратов, 1974. – Вып. 
5(39). – С. 64-68. 
154.  Тинкер А.И., Печникова И.В. Пирогенные свойства чумной живой су-
хой вакцины ЕВ и К1, приготовленной на различных средах выращивания 
//  Особо  опасные  инфекции  на  Кавказе:  Тез.  научн.-практич.  конф.  по 
 
110

природной  очаговости,  эпидемиол.  и  профилактике  особо  опасных  ин-
фекц. болезней (20-22 декабря 1978 г.). -Ставрополь, 1978. -С.318-321 
155.  Трофимченко Н.З., Васильева З.И., Домарадский И.В., Перевалова Л.Г. 
Изменение среды при глубинном выращивании вакцинных штаммов чум-
ного микроба // Тез. докл. конф. Иркутского противочум. ин-та Сибири и 
Дальнего Востока.- Улан-Удэ, 1958.- Вып. 3.- С. 138-140. 
156.  Тутов И.К., Ситьков В.И. Основы биотехнологии ветеринарных препа-
ратов/  Учебное  пособие  для  студентов  высших  учебных  заведений. - 
Ставрополь, 1997.- 253 с. 
157.  Ульянова О.В. Влияние живых чумной и туляремийной вакцин на по-
казатели  пуринового  обмена  и  перекисного  окисления  липидов  у  экспе-
риментальных животных: Дис. … канд.мед.наук..- Саратов, 1999.-172 с. 
158.  Ураков  Н.Н.,  Волков  В.Я.,  Боровик  Р.В.  Функциональное  состояние  и 
механизмы повреждения микроорганизмов в процессе приготовления бак-
териальных  препаратов // Биотехнология. – 1988. – Т. 4, № 4. – С. 420 – 
432.  
159.   Урбах  В.Ю.  Статистический  анализ  в  биологических  и  медицинских 
исследованиях // М.: Медицина, 1975. – 296 с. 
160.  Файбич  М.М.  Стабилизация  вакцинных  препаратов  в  процессе  высу-
шивания и хранения // Успехи микробиологии. – М., Наука, 1983. - № 18. 
– С. 193 – 215.  
161.  Фатеева  М.В.,  Никитина  Т.Н.  Изучений  условий  лиофилизации  дрож-
жей с применением методов планирования эксперимента. // Микробиоло-
гия.- 1976.- Т.45, №5.- С. 905-909. 
162.  Федорова  В.А.,  Голова  А.Б.,  Девдариани  З.Л.,  Дроздов  И.Г.  Влияние 
условий культивирования на пролиферативную и антигенную активность 
штаммов Yersinia pestis с  различным  плазмидным  составом // Природно-
очаговые особо опасные инфекции на юге России, их профилактика и ла-
бораторная  диагностика:  Сб.  науч.  трудов,  посвящ. 100-летию  Астрахан-
ской противочумной станции МЗ РФ.- Астрахань, 2001.- С. 165-167. 
 
111

163.  Фецайлова О.П., Мазрухо А.Б., Черепахина И.Я., Криваченко К.Б., Бур-
лакова О.С.,  Помухина О.И.,  Каминский Д.И.,  Балахнова В.В., Рожков 
К.К., Булахова О.Г. Использование среды ЧДС-37 для выделения чумного 
микроба // Актуал. аспекты природноочаговых болезней: Матер. межреги-
он.  научно.-пркт.  конф.,  посвящ.  80-летию    Омского    НИИПЧИ  (16-17 
окт., 2001).- Омск, 2001.- С. 169-170. 
164.  Филиппов  А.Ф.,  Жемчугов  В.Е.  Многофазные  питательные  среды  и 
перспективы  их  применения  для  выращивания  чумного  микроба // Мик-
робиология  и  биохимия  возбудителей  особо  опасных  инфекций. – Сара-
тов, 1982. – С. 36 – 41. 
165.  Филиппов  А.Ф.,  Кондрашкова  Т.В.,  Муравьева  Н.К.,  Павлова  Л.П., 
Огарев  Н.Н.  Свойства  культур  чумного  микроба,  выращенных  на  средах 
из  аутолизатов  рыбы  //  Проблемы  особо  опасных  инфекций. - Саратов, 
1974. – Вып. 3 (37). – С. 62 – 66.  
166.  Филиппов А.Ф., Лискина И.В., Муравьева Н.К., Крайнова А.Н., Павло-
ва  Л.П.  Изучение  влияния  рН  среды  на  жизнеспособность  и  иммуноген-
ность микробов в процессе сушки и длительного хранения чумной вакци-
ны ЕВ // Производство бактерийных препаратов для профилактики и ди-
агностики особо опасных инфекций. – Саратов, 1966. – С. 40 – 44.  
167.  Хазан М.А. Конструирование из непищевого сырья плотных питатель-
ных  сред  для  диагностики  и  накопления  бактериальной  массы  чумного 
микроба: Автореф. дис. … канд. биол. наук. – Саратов, 1987. – 24 с.  
168.  Хаитов  Р.М.,  Пинегин  Б.П.  Современные  иммуномодуляторы:  основ-
ные принципы их применения // Иммунология.- 2000.- №5.- С.4-7. 
169.  Чернова Э.А. Возможность оценки качества сухой живой чумной вак-
цины ЕВ в процессе хранения по количеству содержащегося в ней живых 
микробов: Автореф.  дис. …  канд. мед. наук. - Ставрополь, 1967. – 20 с. 
170.  Чернова Э.А., Верховцева Г.Н., Саркисьян Н.А., Печникова И.В., Дмит-
риева  В.И.  Свойства  живой  сухой  чумной  вакцины  ЕВ  в  зависимости  от 
использованной среды высушивания и газовой среды в ампулах и флако-
 
112

нах // Особо  опасные  инфекции  на  Кавказе:  Тез.  докл. 4 краевой  науч.-
практ.  конф.,  по  природной  очаговости,  эпидемиол.  и  профилакт.  особо 
опасных инфекционных болезней (20 – 22 дек. 1978). – Ставрополь, 1978. 
– С. 332 – 335. 
171.  Шеремет  О.В.  Зависимость  скорости  роста  и  выхода  бактериальной 
массы Y. pestis EB при 37 °С  от  концентрации  некоторых  питательных 
веществ // Диагностика и профилактика особо опасных инфекций. – Сара-
тов, 1983. – С. 48 – 53. 
172.   Шеремет О.В., Милютин В.Н., Терентьева А.И., Морозова Л.Н. Имму-
ногенность  чумного  микроба,  выращенного  на  некоторых  питательных 
средах при 28°С // Журн. микробиол. – 1987.  – № 7. – С. 63 – 68. 
173.  Шиманек  Н.Я.,  Мишанькин  Б.Н.  Влияние  температуры  культивирова-
ния  на  ферменты  метаболизма  сиаловых  кислот  у  чумного  микроба // 
Микробиологический журнал. – 1982. – Т. 44. - № 6. – С. 49 – 53.  
174.  Шмеркевич  Д.Л.  Иммуногенные  свойства  комбинированной  вакцины 
из  живых  микробов  и  химических  фракций  чумного  микроба : Автореф. 
дис…. канд. мед.наук. – Саратов, 1967.- 25 c. 
175.   Шмутер  М.Ф.,  Красикова  М.А.,  Липатова  Е.С.  Свойства  чумной  вак-
цины ЕВ - НИИЭГ и К-I, приготовленной на разных  средах высушивания 
// Проблемы особо опасных инфекций. - Саратов, 1971. - №. 5. - С. 118 - 
122.  
176.  Шпилевая Э.Г.  Культивирование чумного микроба аппаратным спосо-
бом  на  агаре  из  сухих  кормовых  дрожжей : Дис. … канд.  биол.  наук. – 
Ставрополь, 1983. – 220 с. 
177.  Шпилевая Э.Г., Тинкер А.И., Гончарова М.Н., Таран Т.В. Культивиро-
вание чумного микроба на средах из непищевого сырья в производствен-
ных  условиях.-  Деп  в  ВИНИТИ. 26.02.93. - № 478 В93. – Ставрополь, 
1993. – 155 с. 
 
113

178.  Шустер Б.Ю., Малахов Ю.А., Кириллова В.В. Вакцина против сальмо-
неллеза  водоплавающих  птиц. // Новое  в  борьбе  с  болезнями  птиц.-
Ленинград, 1984.- С.24-26. 
179.  Aaby P., Bukh Y., Haff G., Lisse J.M., Smith A.Y. Humoral immunity in 
measles infection. A criyical factor.// Med. Hypotheses.- 1987. - V.23. - N3.- 
p.287-301. 
180.  Aaron R., Levi R. Synthetic recombinant vaccine induces anti-influenza 
long-term immunity and cross-strain protection // In: Novel strategies in the de-
sign and production of vaccines (Edited by S.Cohen and A.Shafferman), - Ple-
num Press, New York, 1996.-p.23-29. 
181.  Antheunisse J. et al. Viability of microorganisms after drying and storage. // 
Antonie van Leeuwenhoek, 1981.- V.47.- N6.- p. 539-545. 
182.  Ashwood-Smith M.J., Grant E. Mutations by freeze-drying. // Cryobiology.- 
1976.- V.13.- N2.- p.206-213. 
183.  Beachy E.H., Seyer G.M., Dale J.B., Simpson W.A., Kang A.H. Type-
specific protective immunity evoked by synthetic peptide of Streptococcus 
pyogenes M protein. // Nature-1981. –Vol.292. - N.5822.- р.457-459. 
184.  Bernasconi C. Immunomodulatori nella practica clinica // Riv. emoter. ed 
immunohematol.- 1989.- Vol.36,  №1.- P.7-11.  
185.  Bousfield I.J., Mackenzie A.R. Inactivation of bacteria by freeze-drying // 
In: Inhibition and inactivation of vegetative microbes.- Ed. by F.A. Skinner and 
W.B. Hugo. Acad. Press, N.Y.- 1976.- p. 329-344. 
186.  Bossi P., Bricaire F. La peste, acte possible de bioterrorisme // Presse Medi-
cale.- Issue 17.- 17 May 2003.- р. 804-807. 
187.  Calcott P.H., Lee S.K., Mac Leod R.A. The effect of cooling and warming 
rates on the survival of a variety of bacteria. // Canad. J. Microbiology.- 1976.- 
V.22.- N1.- p.106-109. 
188.  Cavanaugh D.C., Elisberg B.L., Llewellyn C.H. et al. Plague immunization. 
I. Inderect evidence for the efficacy of plague vaccine. // J. Infect. Dis 1974. - 
129 (appl): S37-S40 
 
114

189.  Cornelis G., Laroche Y., Balligand G., Sory M.P. Wauters G. Yersinia en-
terocolitica, a primary model for bacterial invasiveness // Rev. Infect. Dis.- 
1987.- Vol. 9.- N 1.- р. 64-87. 
190.  Gage K.L., Dennis D.T. Prevention of plague: recommendation of the Advi-
sory Committee on Immunization Practices (ACIP) // MMWR: Morbidity& 
Mortality Weekly Report, Suppl. RR-14.- 1996.- Vol. 45.- Issue 49.- p.1-45 
191.  Glosnicka R. Studies of Yersinia antigens. // Bull. Just. Marit. Trop. Med. – 
1980. – Vol. 31.- N1-2. - p.93-95. 
192.  Gomez F., Takano M., Sinskey A.J. Characteristics of freeze - dried cells // 
Cryobiology. - 1973. - V. 10.- № 5. - P. 368 - 374.  
193.  Griffin K., Benford R., Townson K., Phillpotts R., Funnell S., Morton M., 
Williamson D., Titball R. Protective efficacy of a recombinant plague vaccine 
when co-administrated with another sub-unit or live attenuated vaccine // FEMS 
Immunology and Medical Microbiology.- Vol. 43.- Issue 3.- 1 March 2005.- 
p.425-430. 
194.  Grosfeld H., Cohen S., Bino T., Flashner Y., Ber R., Mamroud E., Kronman 
C., Shafferman A., Velan B. Effective protective immunity to Yersinia pestis 
infection conferred by DNA vaccine coding for derivatives of the F1 capsular 
antigen // Infect. Immun.- 2003 Jan.- Vol. 71 (1).- p.374-83. 
195.  Heath D.G., Anderson G.W., Mauro A.M. Protection against experimental 
bubonic and pneumonic plague by a recombinant capsular F1-V antigen fusion 
protein vaccine // Vaccine.-1998.-№16. - p. 1131-1137. 
196.  Jefferson T., Demicheli V., Pratt M. Vaccines for preventing plague // Coch-
rane database of systematic reviews.-2000.- Issue 2.- CD 000976. 
197.   Lucam F., Fedidh M., Damnacher G. // BOIE.- 1966.-№ 65.- р. 385-418. 
198.  Mackenzie A.P. Collapse during freeze drying- quantitative aspects. // 
Freeze drying and Advanced Food Technology.- 1975.- p. 277-307. 
199.  Merlin M. Vaccination antipesteuse: le passé et les perspectives d`avenir // 
Bull Soc Pathol Exot.- 1999, Dec.- Vol.92 (5 Pt 2).- pp. 427-31. 
 
115

200.  Michel P., Rasoamanana B., Rasolofonirina N., Roux J. La peste: maladie et 
vaccine? // Dakar Med.- 1992.- Vol. 37(2).- p.183-189. 
201.  Miller J., Williamson E.D., Kakey J.H., Pearce M.J., Jones S.M., Titball 
R.W. Macromolecular organization of combinant Yesinia pestis F1 antigen and 
the effect of structure on immunogenecity-. // FEMS Immunology Medical Mi-
crobiology.-1998. - №21. - p. 213-221. 
202.  Montie T.C., Ajl S.J. Nature and synthesis of murine toxins of Pasterella 
pestis // In: Microbil. toxins ed. by T.C. Montie, S. Kadis, S. Ajl. – Acad. press, 
N.Y. – London, 1970.- V.33.- ch. 1a. – p. 1-37. 
203.  Morichi T., Jric R. Factors affecting repair of sublethal injury in frozen or 
freeze - dried bacteria // Cryobiology, 1973. - V. 10.- № 5. - p. 393 - 399.  
204.  O`Tool D.K. A review. Methods for the direct and indirect assessment of the 
bacterial count of milk. // J. Applied Bacterilogy.- 1983.- V.55.- N2.- p.187-
201. 
205.  Purnendu C.V. Rapid methods and automation in diary microbiology. // J. 
Diary Science. - 1993. - V.76. -  p. 3103-3113. 
206.  Robbins J.B., Scheerson R. Polysaccharide-protein conjugates: a new gen-
eration of vaccines // J. Infect. Dis. – 1990. - Vol. 161. - р. 821-832. 
207.  Roussos D. Plague //Primary Care Update for Ob.Gyns.- Vol. 9.- Issue 4.- 
2002.- p.125-128. 
208.  Rowlands A., Barkworth H., Hosking Z., Kemphore O. Dyetests as meas-
ures of the keeping quality of milk. //  J. Diary Reseach. - 1950. - V.17. - p.161-
191. 
209.  Sabhnani L., Manochka M., Sridevi K., Shashikiran D., Rayanade R., Rao 
D.N. Developing subunit immunogenes using B and T cell epitopes and their 
constructs derived from the F1 antigen of Yersinia pestis using novel delivery 
vehicles // FEMS Immunology and Medical Microbiology.- October 2003.-Vol. 
38.- Issue 3, 15.- p.215-229. 
210.  Scott W.J. A mechanism causing death during storage of dried microorgan-
isms // Recent Research in Freezing and Drying. - Oxford, 1960. - р. 188 - 202.  
 
116

211.  Sela M. From synthetic antigens to synthetic vaccines. // Biopolymers. – 
1983. – Vol. 22, - р. 415-424. 
212.  Sela M. Synthetic vaccines for infectious and autoimmune diseases // In: 
Novel strategies in the design and production of vaccines. // Edited by S.Cohen 
and A. Shafferman. – Plenum Press, New York.- 1996. -р.1-5. 
213.  Sela M., Aaron R. Synthetic approaches to vaccines for infectious and auto-
immune diseases // Vaccine. – 1992. –N10. 
214.  Simpson W.L., Thomas R.E., Schwan T.G. // Am. J. Trop. Med. Hyg.- 
1990.-Vol.43, N 4.- p.389-396. 
215.  Titball R.W., Williamson E.D.. Yersinia pestis (plague) vaccines // Expert 
Opin Biol Ther. - 2004 Jun.- Vol.4 (6). -  p. 965-73. 
216.  Titball R.W., Howells A.M., Oyston P.C.F., Williamson E.D. Expression of 
Yersinia pestis capsular antigen (F1 antigen) on the surface of an aro A mutant 
of  Salmonella typhimurium induces high level protection against plague // In-
fection and Immunity.- 1997.- №65.- p. 1926-1930. 
217.  Valdez G.F., Giori G.S., Ruiz H.A.P., Oliver G. Effect of drying medium on 
residual  moisture content and viability of freeze-dried lacticaeid bacteria // 
Appl. And Envuon. Microbiol. -1985. - V. 49. - № 2. - р. 413 - 415. 
218.  Valdez G.F., Giori G.S., Ruiz H.A.P., Oliver G. Protective effect of adonitol 
bacteria subjected to freeze - drying // Appl. Microbiol. - 1983. - V. 45. - № 1. - 
р. 302 - 304.  
219.  Williamson E.D, Titball R.W. Vaccines against dangerous pathogens // Br 
Med Bull.- 2002.- Vol. 62.- p.163-73. 
220.  Williamson E.D., Eley S.M., Stagg A.J., Green M., Ryssel P., Titball R.W. 
A single dose subunit vaccine protects against pneumonic plague // Vaccine.- 
2001.- № 19.- р. 566-571. 
221.  Williamson E.D. Plague vaccine: research and development // Journal of 
Applied Microbiology. - 2001.- №91. - p. 606-608. 
 
117


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

40054. Лекции по информационным системам и технологиям 162.5 KB
  Понятие Автоматизированных Информационных Систем АИС и их классификация АИС совокупность информации экономикоматематических методов ЭММ и моделей технических программных технологических средств и специалистов предназначенную для обработки информации и принятия управленческих решений. По видам процессов управления различают следующие их виды: АИС управления технологическими процессами АИС организационного управления АИС управления организационнотехнологическими процессами АИС научных исследований АИС обучающие По сфере...
40055. Управление информационными ресурсами предприятия и источники данных 665 KB
  Управление информационными ресурсами предприятия и источники данных. Информационные хранилища данных. Загрузка данных в хранилище. Развитие систем управления базами данных.
40056. Обеспечение безопасности информационных ресурсов предприятия 365 KB
  Основы организации и обеспечения защиты информации. Защита информации на ПЭВМ. Защита информации в информационных сетях. Методы защиты информации в компьютерных системах.
40057. Интернет и его применение в деятельности предприятия 298 KB
  Уровни работы сети. Сеть priori предполагалась ненадежной: любая часть сети может исчезнуть в любой момент. Передача данных в сети была организована на основе протокола Internet – IP. Протокол IP – это правила и описание работы сети.
40058. Оценка экономической эффективности применения ИТ в деятельности предприятия 900 KB
  Оценка экономической эффективности CRMпроекта. Метод оценки эффективности применения CRM. Коэффициенты оценки эффективности применения CRM. Проблемы внедрения CRMсистем.
40059. Современные информационные технологии и системы в экономике 334 KB
  Современные информационные технологии и системы в экономике. Чем точнее и объективнее информация находящаяся в распоряжении системы управления чем полнее она отражает действительное состояние и взаимосвязи в объекте управления тем обоснованнее поставленные цели и реальные меры направленные на их достижение. Информационное обеспечение – это часть системы управления которая представляет собой совокупность данных о фактическом и возможном состоянии элементов управления и внешних условий функционирования процесса а также о логике изменения и...
40060. Корпоративные информационные системы масштаба предприятия 986 KB
  Системы управления отношениями с клиентами CRM. Определение CRMсистемы. Функциональность и коммуникации CRM. Преимущества применения CRM.
40061. Специализированные информационные системы менеджмента и маркетинга 940 KB
  Маркетинговые базы данных. Понятие маркетинговых баз данных. Способы обновления маркетинговых баз данных. Маркетинговые базы данных.
40062. Создание лексико-семантической основы ИПЯ 42.5 KB
  Приобрести навыки представления лексики в виде иерархической классификации классификаторов информационнопоисковых тезаурусов. Задание 1: Организационно представить лексику в виде иерархической классификации. Требования к отчету: Итоги выполнения задания представить в виде фрагмента иерархической классификации: Языки информационнопоисковые 11. Языки информационнопоисковые классификационные Системы классификации...