1989

Миграционные процессы на Ставрополье во второй половине ХХ века: историко-культурный аспект.

Диссертация

История и СИД

Миграция как социально-демографический процесс. Теоретические аспекты миграционных процессов. Исторические традиции и новации в миграционных процессах на Ставрополье во второй половине ХХ века. Проблемы социокультурной жизни Ставрополья через призму миграций. Национально-культурное взаимодействие мигрантов с местным населением.

Русский

2013-01-06

1.11 MB

9 чел.

Ставропольский государственный университет 
 
На правах рукописи 
 
 
 
Служак Ольга Юрьевна 
 
 
Миграционные процессы на Ставрополье во второй половине ХХ века: 
историко-культурный аспект.   
 
 
07.00.02 – Отечественная история 
 
  Диссертация на соискание ученой степени  
кандидата исторических наук 
 
 
                                           Научный руководитель  
                                                       Доктор исторических наук, 
 профессор А.А. Кудрявцев 
 
         
 
 
 
 
Ставрополь, 2004. 

Оглавление. 
 
Введение.                                                                                                        3 
Глава I. Теоретические аспекты миграционных процессов: 
1.1. Миграция как социально-демографический процесс.                      28 
1.2. Факторы и причины миграций на Ставрополье.                               45 
Глава II. Исторические традиции и новации в миграционных процессах 
на Ставрополье во второй половине ХХ века: 
2.1. Миграционные процессы в Ставропольском крае в советский пери-
од (1950-е – конец 1980-х).                                                                                   60 
2.2. Распад СССР: миграции населения Ставрополья в новых геополи-
тических условиях.                                                                                                81 
2.3. Современная государственная и региональная политика в области 
миграций.                                                                                                              104 
Глава III. Проблемы социокультурной жизни Ставрополья через приз-
му миграций: 
3.1.  Адаптация  мигрантов  в  принимающем  обществе:  социальные, 
культурные и психологические аспекты.                                                          123 
3.2. Национально-культурное взаимодействие мигрантов с местным на-
селением.                                                                                                              139 
Заключение.                                                                                               169 
Примечания.                                                                                               173  
Список источников и литературы.                                                          198 
Приложения.                                                                                              229 
 
 
 
 
 
2

Введение. 
 
Актуальность  темы  исследования.  Всемирная  история  в  значитель-
ной степени является историей миграций, поскольку именно под их влияни-
ем  формировались  регионы  и  страны,  складывалась  социальная  структура, 
экономическая,  политическая  и  культурная  жизнь.  Миграция  населения,  с 
одной стороны, - это составная часть общественных отношений, складываю-
щихся  между  людьми,  с  другой – это  индикатор  проблем  во  всех  сферах 
жизни людей. Будучи неотъемлемым атрибутом общества, миграция населе-
ния претерпевает качественные изменения на каждом этапе его развития. Как 
и любые социальные феномены, миграционные процессы отличаются доста-
точной сложностью и неоднозначностью. Миграция как целостное  социаль-
но-культурное  явление  несет  в  себе  как  деструктивные,  так  и  конструктив-
ные черты. С одной стороны, необходимо признать ее полезность, а с другой, 
миграцию  причисляют  к  одной  из  самых  острых  и  трудноразрешимых  про-
блем современности.  
История  миграций  на  Ставрополье – это  сложный  комплексный  про-
цесс,  который  формировался  под  влиянием  экономических,  политических, 
военных,  национально-культурных,  религиозных  и  иных  причин,  действо-
вавших по отдельности или в различном сочетании. В силу своего геополи-
тического  положения  край  стал  своеобразным  миграционным  «перекрест-
ком», где издревле соприкасались различные народы и культуры.  
Наибольшее  воздействие  миграционных  процессов  на  социо-
культурную  и  национально-культурную  жизнь  края  стало  прослеживаться 
после распада СССР. Непосредственная близость к территориям, на которых 
разгорелись  этнические  конфликты  (Чеченской  республике,  Дагестану,  За-
кавказью),  обусловила  массовый  приток  на  Ставрополье  различных  этниче-
ских  и  конфессиональных  групп  мигрантов,  преимущественно  вынужден-
 
3

ных.  
Процесс  массовых  миграций,  став  катализатором  межэтнического  и 
межкультурного  взаимодействия,  породил,  в  свою  очередь,  ряд  социо-
культурных и национально-культурных противоречий, определяющих харак-
тер взаимодействия переселенцев с различными институтами общества и его 
отдельными  элементами:  с  органами  власти,  гражданским  обществом  и  на 
уровне семьи.  
Таким  образом,  научный  анализ  социокультурных  аспектов  миграци-
онных процессов второй половины ХХ века на Ставрополье обусловлен по-
требностями развития общественного, в том числе и исторического, научного 
знания,  а  также  необходимостью  решения  конкретных  проблем,  порожден-
ных  миграционными  процессами,  в  интересах  реализации  идей,  направлен-
ных на достижение национально-культурного и религиозного согласия.  
Степень  научной  разработанности  темы  исследования.  Сущест-
вующие исследования по проблемам миграций затрагивают самые различные 
стороны  этого  явления,  начиная  с  социально-экономических  и  заканчивая 
политико-правовыми. Они ведутся на стыке ряда наук – социологии, геогра-
фии, этнологии, философии, политологии, истории и т.д. 
В  советское  время  изучение  миграционных  процессов  концентрирова-
лось вокруг анализа миграционных тенденций и таких сюжетов, как процесс 
обмена трудовыми ресурсами между городом и селом, роль миграций в урба-
низации и освоении новых экономических регионов, ее взаимосвязь с балан-
сом труда и уровнем жизни населения. Работы этого периода были направле-
ны на рассмотрение экономико-демографических аспектов миграции в совет-
ском государстве.  
Ряд  научных  исследований  советского  периода  был  посвящен  разра-
ботке теории миграций и категориального аппарата. С этим связано появле-
ние  большого  количества  определений  данного  явления,  множество  различ-
 
4

ных обозначений и попыток их классификации. Значительное место в науч-
ных трудах этого периода занимает вопрос определения термина «миграция», 
что связано с различными представлениями о видах движения населения.  В 
целом множество подходов в этом вопросе свелось к двум основным позици-
ям: считать миграцией все виды движения населения или только те, которые, 
в конечном счете, ведут к территориальному перераспределению населения. 
В конце 1950-х – начале 60-х годов теоретические вопросы миграцион-
ных процессов активно разрабатывались в Сибирском отделении АН СССР. 
Круг проблем, изучаемых здесь, был широк: разработка нового понятийного 
аппарата, методов исследования, изучение миграционных процессов и их по-
следствий. Первые итоги исследований были опубликованы в сборнике ста-
тей по проблемам трудовых ресурсов Сибири1. В частности, в данном сбор-
нике  В.И.  Переведенцевым  анализировались  методические  аспекты,  а  Л.Л. 
Рыбаковским – проблемы создания постоянных кадров. 
В 1960-е  годы  значительный  вклад  в  разработку  проблем  миграций 
внес  В.И.  Переведенцев.  Им  был  опубликован  ряд  статей  и  монографий,  в 
которых на основе огромного статистического материала и данных обследо-
ваний  раскрывается  широкий  круг  вопросов,  касающихся  факторов  мигра-
ций,  механизма  регионального  перераспределения  населения,  а  также  взаи-
мосвязи миграции с естественным движением населения, приживаемости но-
воселов2.  
В 60-е годы ХХ века большое внимание уделялось разработке методов 
изучения миграции и измеряющих ее показателей. Основа этому была поло-
жена также В.И. Переведенцевым, описавшим различные показатели измере-
ния3. Позже, совместно с Ж.А. Зайончковской, им были предложены показа-
тели для описания процесса приживаемости4. Следующим шагом в разработ-
ке  показателей  миграции  стали  стандартизированные  коэффициенты  интен-
сивности межрайонных связей, предложенные Л.Л. Рыбаковским5. На их ос-
 
5

нове была разработана матрица межрайонных миграционных связей для всех 
районов России.  
В 1960-е годы, в связи с опубликованием сопоставлений переписей на-
селения, проведенных в 1959 и 1970 гг., и открытием для изучения и публи-
кации  данных  текущего  учета  движения  населения,  появились  новые  воз-
можности для миграционных исследований. Это создало условия для выхода 
ряда  работ,  содержащих  итоги  многолетних  изысканий:  по  проблемам  при-
живаемости новоселов – Ж.А. Зайончковской6, по методам изучения мигра-
ций – В.И. Переведенцева7, а также ряд других. Интерес представляет работа 
А.В. Топилина, который наряду с методическими вопросами, проанализиро-
вал  масштабы  и  направления  миграционных  потоков  в  СССР,  факторы  ми-
грации и влияние миграционных процессов на межрегиональное перераспре-
деление трудовых ресурсов8. 
С  конца 1960-х  годов  началось  формирование  нескольких  научных 
центров по изучению миграции населения, имеющих собственную проблем-
ную специализацию. Прежде всего, необходимо отметить коллектив ученых, 
сложившийся под руководством Т.И. Заславской в рамках Сибирского отде-
ления АН СССР. Приоритетным направлением их исследований стал анализ 
миграции сельского населения в города. Параллельно также шла разработка 
теоретико-методологических  и  методических  вопросов9.  Начиная  с  данной 
исследовательской  школы,  миграция  стала  изучаться  не  только  статистиче-
скими,  но  и  социологическими  методами,  что  позволило  при  рассмотрении 
причин миграций учитывать и субъективные факторы10. 
Вторая исследовательская школа по проблемам миграций начала фор-
мироваться во второй половине 1960-х годов в Центре по изучению проблем 
народонаселения МГУ им. М.В. Ломоносова. Основными направлениями ее 
деятельности стали разработка общих вопросов миграционной подвижности 
населения  и  изучение  миграции  в  контексте  проблем  урбанизации.  Концеп-
 
6

ция данной тематики была сформулирована Б.С. Хоревым и В.Н. Чапеком11. 
Кроме  того,  они  предложили  собственную  трактовку  некоторых  теоретиче-
ских проблем миграции и понятийного аппарата12. Авторы ставили перед со-
бой цель дифференцировать такие понятия, как «миграция населения» и «ми-
грационное движение», рассматривая первое как часть второго. В то же вре-
мя они считали миграционное движение синонимом подвижности населения 
вообще. 
Третий научный центр по изучению миграции был сформирован в се-
редине 1970-х годов в Институте социологических исследований АН СССР. 
Его  исследовательская  работа  была  посвящена  разработке  трех  теоретиче-
ских  и  методических  проблем.  Во-первых,  обращалось  внимание  на    даль-
нейшую разработку вопросов регионального анализа миграционных процес-
сов. В этой области был сформирован новый проблемный подход, суть кото-
рого  состояла  в  том,  что  степень  дифференциации  регионов  должна  оцени-
ваться с точки зрения качественных различий (т.е. типов миграционных про-
блем), а не количественных, как это было ранее13.  
Вторым  направлением  исследований  стало  развитие  ранее  сформули-
рованной  идеи  о  трехстадийности  миграционного  процесса,  которая  соеди-
нила в себе все этапы миграций, включая стадию формирования миграцион-
ных установок. Основная работа велась Л.Л. Рыбаковским и Т.И. Заславской. 
Они  внесли  принципиальные  уточнения  в  толкование  термина  «мобиль-
ность», рассматривая его как «потенциальную готовность населения к изме-
нению своего территориального статуса» 14. Наиболее полно теория трехста-
дийности миграционного процесса отражена в работе Л.Л. Рыбаковского15. 
Третьим  направлением  работы  данного  института  явилось  развитие 
теории  миграционного  поведения,  в  которой  были  сформулированы  основ-
ные теоретические положения, понятия и категории16. 
Возрастание  интереса  к  научному  анализу  миграционных  процессов 
 
7

наблюдается  с  конца 80-х  годов  ХХ  века,  а  особенно  после  распада  СССР. 
Дезинтеграция СССР, взрыв национализма, экономический кризис, крушение 
«железного занавеса» и движение к рынку сильно изменили природу мигра-
ций в России и на постсоветском пространстве в целом. Это, в свою очередь, 
резко  расширило  проблематику  изучаемого  явления.  Стали  исследоваться 
причины,  мотивы,  тенденции,  условия  и  последствия  миграций;  масштабы, 
интенсивность  и  направленность  потоков.  Особое  внимание  начали  уделять 
анализу  социально-экономических,  военно-политических  и  исторических 
тенденций  в  современной  миграции.  С  другой  стороны,  следует  отметить 
угасание  интереса  к  теоретическим  вопросам  миграции.  Самым  значитель-
ным исследованием в этой области стала монография В.А. Ионцева17, в кото-
рой он обобщил опубликованный материал по миграции населения, предло-
жил  оригинальную  классификацию  имеющихся  подходов  к  изучению  этого 
явления, внес ряд уточнений в понятийный аппарат. В частности, он обосно-
вывает идею о том, что постоянная и безвозвратная миграция – это по сути 
самостоятельные  виды  территориального  перемещения  населения.  Также  в 
монографии аргументируется авторское видение миграции населения как са-
мостоятельной науки.  
В результате произошедших изменений в начале 1990-х годов сложил-
ся  ряд  новых  научных  коллективов,  специализирующихся  на  изучении  со-
временных миграционных процессов. Одним из таких центров стала лабора-
тория  анализа  и  прогнозирования  миграции  Института  народнохозяйствен-
ного прогнозирования РАН. Главное внимание ученых лаборатории сосредо-
точилось на анализе новой миграционной ситуации, ее взаимосвязи с нацио-
нальными конфликтами, экономическим кризисом, политической дифферен-
циацией  постсоветского  пространства.  Ими  были  проведены  обширные  ис-
следования процесса адаптации вынужденных мигрантов в регионах России 
и миграционного потенциала в бывших республиках СССР.  
 
8

Сложился также ряд центров в других институтах РАН. В частности, в 
Институте  социально-экономических  проблем  народонаселения  сосредото-
чили  внимание  на  изучении  трудовой  и  нелегальной  миграции,  проблемах 
адаптации вынужденных мигрантов и т.д. Изучение широкого круга внешне-
миграционных  проблем стало основным направлением в Институте между-
народных  экономических  и  политических  исследований18.  Обстоятельный 
анализ по этой проблематике дан в работе Е.С. Красинца, охватившей широ-
кий круг вопросов: трудовую миграцию из  страны, использование в России 
иностранной рабочей силы и т.д.19  
В русле этой работы опубликовано исследование Е.С. Красинца, Е. Ку-
бишина и Е. Тюрюкановой20, посвященное нелегальной миграции в Россию.  
С  помощью  разработанной  авторами  оригинальной  методики  в  нем  дана 
оценка количества нелегальных иммигрантов и их видовая структура. 
Проблемы  межгосударственной  миграции  применительно  к  научным 
кадрам представлены в работе И.Г. Ушкалова и И.А. Малаха21. Этот специ-
фический  вид  миграции  анализируется  ими  на  фоне  трансформационных 
процессов  в  России  и  вхождения  ее  в  международный  рынок  квалифициро-
ванной  рабочей  силы.  Помимо  анализа  тенденций  межгосударственных  ми-
граций, авторы рассматривают те социально-экономические потери, которые 
несет  Россия. «Утечка  умов»,  как  справедливо  отмечают  авторы,  носит  не 
только  характер  внешней  миграции,  но  и  представляет  собой  межсектори-
альное перемещение кадров, что в большинстве своем связано с потерей на-
учного и квалификационного потенциалов. 
Особое  внимание  в  исследованиях  последнего  десятилетия  ХХ  века 
уделяется  проблемам  беженцев  и  вынужденных  переселенцев.  Ведется  раз-
работка определения и сущности понятий «беженец» и «вынужденный пере-
селенец».  Так,  Г.С.  Витковской  разработана  классификация  факторов  выну-
жденной миграции и дано ее мотивированное определение22. В дополнение к 
 
9

двум категориям  миграций – добровольной и вынужденной – вводится опре-
деление «принудительной миграции». Подробно данное понятие изучается в 
работе  П.  Поляна  «Не  по  своей  воле…  История  и  география  вынужденных 
миграций», где он выделяет два вида принудительных миграций: депортации 
и  добровольно-вынужденные  миграции23.  Анализу  последствий  вынужден-
ной  миграции,  проблемам  обустройства  и  адаптации  беженцев  посвящены 
работы Г.С. Витковской24, М. Регент25, А.А. Сусоколова, Е.А. Назаровой26.  
Ряд современных исследований посвящен вопросам политики и права в 
разрезе миграций, что связано с необходимостью формирования миграцион-
ного  законодательства.  Так,  в  сборнике,  опубликованном  Институтом  этно-
логии  и  антропологии  РАН,  наиболее  подробно  анализируется  материал  о 
правовом поле, в котором осуществляются миграционные процессы на всех 
стадиях27. Г. Витковской и С. Панариным предпринимаются попытки осмыс-
ления  и  анализа  проблем  безопасности  в  их  взаимосвязи  с  миграционными 
процессами в России28.  
Политический аспект современных миграционных процессов подробно 
рассматривается в исследованиях Ю.П. Дощипина29. Проблемам регулирова-
ния  миграционных  процессов  посвящены  работы  Т.М.  Регент30.  В  моногра-
фии «Миграция в России» ею рассматривается широкий круг проблем госу-
дарственного  управления  вынужденными  миграциями  и  регулирования  им-
миграционных процессов. В работе обобщается большой фактический мате-
риал,  накопленный  Федеральной  миграционной  службой  России  в  области 
реализации российской миграционной политики. 
Большое внимание в современных исследованиях продолжает уделять-
ся  социальным  и  экономическим  аспектам  миграций31.  Проблемы  трудовой 
миграции  рассматривается  в  фундаментальной  работе  А.Н.  Каменского.  В 
данной  монографии  обобщен  мировой  опыт  привлечения  и  использования 
иностранной  рабочей  силы,  проанализированы  экономические  и  правовые 
 
10

механизмы регулирования международного трудового обмена32. 
Экономический характер миграций исследуется в работах В.М. Эшро-
кова33, ставропольских ученых Акинина П. В., Рязанцева С. В.34, Белозерова 
В.С.35 и др.  
В  виду  полиэтничности  региона  ставропольские  ученые  сосредоточи-
лись  также  на  проблемах  этнических  миграций.  Так,  С.В.  Рязанцевым  под-
робно  исследуется  и  вносится  четкое  определение  понятию  «этнический 
фактор миграции», под которым он понимает «совокупность объективных и 
субъективных причин миграции этнического характера, оказывающего опре-
деленное влияние на формирование миграционных установок»36.   
Этнические миграции находятся в центре внимания исследований В.С. 
Белозерова37. В своих работах автор анализирует  этническую структуру ми-
грационных потоков на Северном Кавказе и их воздействие на демографиче-
ские показатели общества, а также рынок трудовых ресурсов рассматривает 
региональные факторы миграций. 
Этнические  миграции  заставили  ученых  обратиться  к  проблемам  на-
ционально-культурных обществ и диаспор. Теоретические аспекты изучения 
диаспор исследуются в работах Sheffer G.38, Лаллукки39, А. Милитарева40, Ж. 
Т.  Тощенко  и  Т.  И.  Чаптыковой41.  Комплексное  изучение  диаспор  Ставро-
польского  края  было  проведено  М.А.  Аствацатуровой42.  Автор  анализирует 
определение  и  сущность  понятия  «диаспора»,  рассматривает  деятельность 
отдельных диаспор края – польской, чеченской. Большой интерес представ-
ляет исследование М.А. Аствацатуровой «Пресса Ставропольского края: ме-
жэтнические  конфликты  и  этнокультурные  образы  как  объекты  профессио-
нального интереса», в котором анализируется отражение межэтнических от-
ношений  в  крае  и  конструирование  этнокультурных  образов  в  печатных 
СМИ, рассматриваются этнополитические и этнокультурные реалии Ставро-
полья в сюжетах журналистики43.  
 
11

Предметом  пристального  внимания  исследователей  стали  проблемы 
взаимоотношений мигрантов с местным населением. Так, в сборнике иссле-
дований под редакцией Г. Витковской «Нетерпимость в России: старые и но-
вые  фобии»  на  основе  исторического  и  социологического  анализа  исследу-
ются  этнокультурные  и  социальные  фобии  российского  населения,  этнофо-
бии, религиофобии и мигрантофобии, их эволюция и трансформации в пост-
советский период44.  
Кроме  того,  характер  современных  миграционных  процессов  сделал 
актуальной проблему социо-культурной, этнокультурной и психологической 
адаптации мигрантов. Большой интерес представляет исследование Институ-
та  этнологии  и  антропологии  РАН  под  редакцией  В.А.  Тишкова,  в  котором 
рассматриваются адаптация реэмигрантов в местах первоначального выхода 
их самих или их предков, а также интеграция народов России, оставшихся за 
пределами исторической родины45. Особый интерес вызывают работы Евтух 
В.Б.46, Габдрахмановой Г. Ф.47  
Увеличение  числа  этнических  конфликтов  в  местах  вселения  мигран-
тов обусловило обращение ученых к проблемам межнационального общения 
и толерантности. Проблема общения в этнической сфере и попытка опреде-
ления  критериев  культуры  межнационального  общения,  а  также  типология 
межнационального общения в условиях различных социально-политических 
систем находит отражение в работах Авксентьева В.А.48, Бурмистровой Т.Ю. 
и  Гасанова Н.Н.49 Авторами анализируется роль социально-психологических 
аспектов  межнационального  общения,  выявляется  сущность  и  сам  процесс 
формирования и функционирования культуры межнационального общения в 
различных сферах общественной жизни.  
Исследования  зарубежных  ученных  сосредоточены  на  множестве  раз-
личных проблем. Значительный вклад в исследование проблем межкультур-
ного и межнационального общения внесли зарубежные ученые А. Фернхем и 
 
12

С.  Бочнер50,  которые  разработали  типологию  межкультурных  контактов  и 
предложили общую концептуальную схему, которая может быть использова-
на  для  категоризации  контактов  на  уровне  индивидов,  групп  и  даже  целых 
обществ. Кроме того, в центре внимания зарубежных ученых находятся про-
блемы  мультикультурализма51,  этничности  и  национализма52,  а  также  дея-
тельность современных диаспор и их роль в международной политике53.  
Общим и экономическим вопросам миграционных процессов посвяще-
ны работы Ravenstein E.54, Simon J.55, Stalker P.56 В центре внимания работ L. 
Halborn  и Grahi-Madsen лежат  проблемы  беженцев  в  современном  мире,  их 
статус в международном законодательстве57.  Современные тенденции меж-
дународных  миграций  подробно  анализируются  в  исследованиях Hamilton 
N.58, Harris J.R. и Tordaro Michael P.59, Castles S., Miller M.J.60 Большой инте-
рес  представляет  комплексное  исследование Morawska E., посвященное  ис-
ториографическим и социологическим аспектам иммиграции61.  
Таким образом, анализ научных исследований второй половины ХХ – 
начала XХI вв. по проблемам миграций свидетельствует об устойчивом росте 
интереса  к  миграционным  процессам  и  постоянном  расширении  тематики 
изучаемых вопросов, что связано с усиливающейся ролью миграций в совре-
менном обществе. Если в середине ХХ века внимание ученых было сосредо-
точено в основном на разработке теоретических аспектов миграций и анализе 
их социально-экономической сущности, то к концу ХХ века прослеживается 
тенденция  к  разрастанию  исследовательских  проблем  как  в  отечественной, 
так  и  зарубежной  науке.  Миграционные  процессы  начинают  изучаться  на 
стыке разных наук: социологии, демографии, географии, политологии,  куль-
турологии, истории, этнологии и т.д. 
В русле общих тенденций ведутся и исследования миграционных про-
цессов  в  Ставропольском  крае,  где  данная  проблема    является  одной  из  са-
мых актуальных. В центре внимания ученых лежит анализ современных ми-
 
13

грационных  процессов,  вопросы  их  государственного  регулирования,  этни-
ческие  миграции  и  этнические  конфликты,  деятельность  диаспор  в  разрезе 
миграций,  проблемы  адаптации  мигрантов  и  их  социокультурного  взаимо-
действия с местным населением, а также множество других самых различных 
аспектов.  
Объектом исследования выступают миграционные процессы на Став-
рополье во второй половине ХХ века. 
Предметом исследования являются факторы и причины миграционных 
процессов, основные миграционные потоки, государственная политика в об-
ласти  миграций,  социокультурная  адаптация  мигрантов,  а  также  этнокуль-
турное взаимодействие мигрантов с местным населением. 
Цель и задачи исследования. Цель работы – комплексный анализ ми-
грационных процессов в Ставропольском крае во второй половине ХХ века и 
их влияния на этнокультурную жизнь общества. 
Для достижения цели определены следующие задачи: 
1.  Проанализировать теоретические аспекты миграций на Ставрополье 
как социально-демографических процессов, вызываемых рядом общих и спе-
цифических факторов и причин. 
2.  Исследовать феномен миграции, как в его исторической ретроспек-
тиве, так и в настоящее время, а также выявить его основные характеристики 
на каждом этапе. 
3.  Проанализировать современную государственную и региональную 
миграционную политику, призванную урегулировать количественный и ка-
чественный уровень миграций в интересах России. 
4.  Изучить процесс социокультурной адаптации мигрантов и их инте-
грации в принимающее общество, обозначив возникающие в этой связи про-
блемы и противоречия. 
 
14

5.  Установить характер влияния миграций на этнокультурную жизнь 
общества. 
Источники. Диссертационное исследование построено на анализе ши-
рокого круга опубликованных и неопубликованных источников, содержащих 
ценные сведения об изучаемом предмете.  
Первая  группа  источников  включает  архивные  документы  и  материа-
лы. Автором велась работа по выявлению и изучению материалов в фондах 
Государственного архива Ставропольского края (ГАСК). В работе задейство-
ваны следующие фонды: фонд 1852 – «Ставропольский крайисполком», фонд 
1886 – «Статистическое  управление  при  Ставропольском  крайисполкоме», 
фонд 5478 – «Отдел  переселения  и  организованного  набора  рабочих  испол-
кома  Ставропольского  краевого  Совета  народных  депутатов»,  фонд 5171 – 
«Уполномоченный Совета по делам религий при Совете Министров СССР по 
Ставропольскому  краю»,  фонд 3798 – «Управление  культуры  исполкома 
Ставропольского краевого Совета народных депутатов», фонд 4690 – «Став-
ропольское  краевое  отделение  Общества  советско-болгарской  дружбы», 
фонд 3815 –  «Дома народного творчества управлений культуры Ставрополь-
ского крайисполкома».  
При изучении вопросов масштабов, характера и направлений миграций 
в 50-80-е годы ХХ века прежде всего анализировались материалы фонда 5478 
«Отдел  переселения  и  организованного  набора  рабочих»,  в  котором  пред-
ставлены  отчеты о  направлении на работы в промышленные предприятия и 
стройки, а также материалы о переселенцах из-за границы.  
С той же целью были проанализированы справки и распоряжения, со-
держащиеся  в    фонде 1852 «Ставропольский  крайисполком»,  а  также  свод-
ные отчеты о механическом движении населения края и, итоги переписи на-
селения 1970 г. из фонда 1886 «Статистическое управление при Ставрополь-
ском крайисполкоме». 
 
15

Анализ  материалов,  сосредоточенных  в  фондах  «Уполномоченный  по 
делам  религии», «Управление  культуры», «Дома  народного  творчества»  и 
«Отделение  Общества  советско-болгарской  дружбы»,  позволил  исследовать 
этнокультурную  и  этноконфессиональную  стороны  жизни  населения  Став-
ропольского  края  в 1950-е – 1980-е  годы,  изучить  процессы  социо-
культурной адаптации мигрантов. 
Многие использованные документы были впервые введены в научный 
оборот. Так, полностью неизученным был фонд Отдела переселения и орга-
низованного  набора  рабочих,  а  также  большинство  исследованных  дел  в 
фондах Ставропольского статистического управления и Уполномоченного по 
делам религий.  
В  процессе  исследования  также  анализировались  материалы  Государ-
ственного  архива  новейшей  истории  Ставропольского  края  (ГАНИСК) – 
фонд Ставропольского крайкома КПСС (Ф. 1). Его материалы были исполь-
зованы при рассмотрении вопросов возвращения депортированных народов, 
восстановлении  национальных  автономий,  процесса  их  социо-культурной 
адаптации.  Кроме  того,  в  данных  архивных  документах  содержится  инфор-
мация о состоянии межнациональных отношений в крае, данные по отдель-
ным  национальностям  и  их  миграционной  активности,  материалы  социоло-
гических исследований. 
Характеризуя данные архивные источники, следует отметить противо-
речивость  статистических  данных  конкретного  периода  в  различных  доку-
ментах. Связано это было, как показало изучение материалов, прежде всего с 
небрежностью  в  заполнении  данных.  Однако  расхождение,  как  правило,  не 
значительно и не искажает общей картины.  
Анализ архивных материалов был дополнен данными Федеральной ми-
грационной  службы  Российской  Федерации,  Государственного  Комитета 
Российской  Федерации  по  статистике,  Ставропольского  краевого  комитета 
 
16

по  статистике,  миграционной  службы  Ставропольского  края,  официально 
опубликованными источниками по миграции населения.  
Данные  по  истории  миграций 1950-80-х  годов  широко  представлены 
также в различных статистических сборниках, таких, как «Ставрополь в циф-
рах. Юб. статистический сборник к 60-летию Советской власти и 200-летию 
Ставрополя», «Ставропольский  край  в  цифрах.  Краткий  статистический 
сборник», «Ставропольский  край  в  цифрах.  Краткий  статистический  сбор-
ник», «Ставрополье  за 50 лет (1917-1967)» и  др.62    Данный  вид  источников 
использовался также и при исследовании миграций постсоветского периода. 
Были проанализированы данные Государственного и краевого Комитетов по 
статистике, содержащиеся в следующих сборниках: «Ставропольский край и 
его  регионы», «Социальное  положение  и  уровень  жизни  населения  Ставро-
польского края», «Статистический бюллетень СККГС «Миграция отдельных 
национальностей  населения  Ставропольского  края  в  разрезе  территорий», 
«Численность, состав и движение населения Ставропольского края» и т.д.63  
Большой интерес представляет собой издаваемый Госкомстатом с 1993 
года  Статистический  бюллетень  «Численность  и  миграция  населения  Рос-
сийской  Федерации».  Данный  источник  содержит  сведения  об  администра-
тивно-территориальном  делении,  численности  наличного  и  постоянного  на-
селения,  а  также  компоненты  изменения  численности  населения  по  Россий-
ской  Федерации  и  ее  субъектам.  Данные  о  передвижении  населения  пред-
ставлены  по  потокам  с  распределением  на  городские  поселения  и  сельскую 
местность, по странам прежнего и предполагаемого жительства, содержится 
информация о половозрастном и национальном составе мигрантов. Приведе-
ны  сведения  о  беженцах  и  вынужденных  переселенцах:  их  расселение  по 
территории Российской Федерации, место прежнего места жительства, соци-
ально-демографическая  характеристика  этой  категории  мигрантов.  Подоб-
ным  образом  построены  также  статистические  бюллетени  «Численность  и 
 
17

миграция  населения  Северного  Кавказа»,  выпущенный  в 1999 году,  и  «Ми-
грация отдельных национальностей населения Ставропольского края в разре-
зе  территорий».  Последний  содержит  таблицы  с  оценкой  численности  от-
дельных национальностей по отдельным его регионам по компонентам изме-
нения  от  итогов  переписи 1989 года.  При  оценке  использовались  отчетные 
данные  о  численности  родившихся,  умерших,  прибывших  и  выбывших  по 
отдельным национальностям. 
Часть данных о миграционных процессах содержится в информацион-
но-аналитических бюллетенях ФМС России64. В них опубликованы сведения 
о численности вынужденных переселенцев и беженцев по регионам вселения 
и выхода, их распределении по полу и возрасту, уровню образования. Кроме 
того,  имеются  сведения  о  численности  и  структуре  иностранных  граждан, 
осуществляющих профессиональную деятельность на территории России. 
Данные  источники  содержат  показатели  так  называемого    текущего 
учета миграции, который в советский период имел большие недостатки, свя-
занные, например, с отсутствием сплошной паспортизации в сельской мест-
ности и большим разрывом времени между выпиской с прежнего места жи-
тельства и пропиской в новом. Показатели текущего учета миграции постсо-
ветского периода стали главным источником данных об этом явлении.  
Картину, полученную с помощью данных текущего учета, дополняет и 
уточняет  такая  группа  статистических  источников,  как  переписи  населения. 
В работе учитывалось, что перепись населения 1959 года не имела вопросов 
для анализа миграций. Только благодаря переписи 1970 года были получены 
сведения  о  величине,  направлениях  миграционных  потоков  в  разрезе  союз-
ных республик, экономических регионов, краев, областей, между городскими 
поселениями и сельской местностью за 1968-69 гг. В последующих перепи-
сях 1979 и 1989 гг. акцент  делается на изучении продолжительности прожи-
вания  мигрантов  с  учетом  возраста,  пола  и  национальности.  Большой  мате-
 
18

риал для анализа миграционных процессов содержит Перепись 2002 года.  
Благодаря анализу данных переписей населения, удалось получить ин-
формацию о миграции в разрезе отдельных возрастных групп, национально-
стей и т.д. Следует отметить, что выявление  в ходе переписи места прежнего 
постоянного  проживания  дает  определенную  информацию  о  миграционных 
процессах, но не позволяет определить число миграционных перемещений за 
короткий период. Однако благодаря этим данным можно проследить сдвиги 
в расселении за достаточно продолжительный период. 
При анализе статистических источников учитывалось, что в силу осо-
бенностей миграции как явления – прежде всего, большой роли пространства 
и  времени  и,  следовательно,  многообразия  форм  перемещений  населения – 
учет миграций  «всегда предполагает известный компромисс»65. 
В процессе исследования активно использовались юридические источ-
ники, представленные различными федеральными законодательными актами, 
международными  декларациями  и  соглашениями,  а  также  постановлениями 
правительства  Ставропольского  края.  Анализ  данных  источников  позволил 
тщательно рассмотреть проблему государственной и региональной политики 
в  области  миграций,  вычленив  ее  основные  противоречивые  моменты  и  не-
достатки на современном этапе. Наибольшее значение для этого имел Закон 
Ставропольского края "О мерах по пресечению незаконной миграции в Став-
ропольский край", а также Концепция регулирования миграционных процес-
сов в Российской Федерации66. Кроме того, на основе юридических источни-
ков был проанализирован международный опыт  урегулирования различных 
вопросов в области миграций, прав и свобод человека, расовой дискримина-
ции и т.д.  
Анализ статистических и юридических источников был дополнен дан-
ными Федеральной миграционной службы МВД Российской Федерации, соз-
данной  в 2002 году.  Они  представляют  собой  пресс-релизы  к  различным 
 
19

брифингам  на  темы: «Привлечение  иностранной  рабочей  силы  в  Россию», 
«Обеспечение  безопасности  и  осуществление  миграционного  контроля  на 
воздушном транспорте»,  «Борьба с незаконной миграцией», «Возвращение в 
Чеченскую  республику  внутриперемещенных  лиц»,  а  также  интервью  с  на-
чальником ФМС МВД РФ и его заместителем67. Данные источники дают ин-
формацию  о  деятельности  вновь  созданной  службы,  основных  принципах  и 
направлениях ее работы  и последние статистические данные по миграции в 
России.  
Источниковая  база  также  представлена  материалами  различных  меж-
дународных  организаций:  ООН,  Международной  организации  по  делам  ми-
граций, Управления Верховного комиссара по делам беженцев. Эти материа-
лы позволяют дополнить имеющуюся статистическую информацию, а также 
сравнить данные, содержащиеся в различных источниках. 
Так, в докладе Генерального секретаря ООН, сделанного на 56 сессии 
Ассамблеи в 2001 году, анализируются тенденции международной миграции, 
в том числе вынужденной, в различных регионах мира, ее факторы и взаимо-
влияние миграции населения и развития регионов68.  
Данные о миграционных процессах, а также оценка и анализ последних 
тенденций  и  политики  в  области  международных  миграций  содержатся  в 
Бюллетене «INTERNATIONAL MIGRATION»69.  А  в  Докладе  Международ-
ной Организации по делам миграций представлены обновленные статистиче-
ские данные по миграционным потокам последних лет в странах Восточной 
Европы и Средней Азии, а также краткий комментарий к цифрам и информа-
ция  о  политических  и  исторических  событиях,  связанных  с  перемещением 
населения70. 
Изучение  таких  источников,  как  независимые  экспертные  доклады  и 
социологические  исследования,  способствовало  всестороннему  анализу  ми-
грационных процессов на Ставрополье. В работе были использованы, прежде 
 
20

всего, демографические доклады Института народнохозяйственного прогно-
зирования РАН за 1998-2001 гг., в которых анализируются тенденции основ-
ных  демографических  процессов - брачности,  рождаемости,  изменений  со-
стояния  здоровья,  смертности,  миграции,  воспроизводства  и  динамики  чис-
ленности  населения  страны,  а  также  представляется  вероятностный  долго-
срочный прогноз населения России до 2050 года71.  
При  исследовании  комплекса  проблем,  возникающих  под  влиянием 
миграционных процессов, большое значение имело изучение аналитического 
обзора по материалам социологических исследований и опросов обществен-
ного  мнения,  подготовленного  исследовательской  группой  «Циркон»  на  ос-
новании  вторичного  анализа  данных.  Источниками  первичных  данных  яви-
лись  результаты  опросов  общественного  мнения  и  комплексных  социологи-
ческих исследований, проведенных в различных регионах России и в стране 
в  целом  в  период 1999-2002 гг.  В  исследовании  также  использованы  мате-
риалы прессы по вопросам миграции, в которых нашли отражение не только 
экспертные оценки, но и общественные массовые настроения72.  
Для анализа межэтнических отношений в крае через призму миграций 
также использовались материалы социологического исследования - «Состоя-
ние межнациональных отношений в Ставрополе в оценках и представлениях 
массового сознания»73. 
Ежегодный доклад Ставропольского министерства труда и социальной 
защиты населения «Положение детей в Ставропольском крае», подготовлен-
ный на основе данных различных министерств и комитетов Ставропольского 
края, позволил проанализировать ситуацию, в которой оказались дети выну-
жденных мигрантов, а также меры, принимаемые правительственными учре-
ждениями для оказания им необходимой помощи74.  
Кроме  того,  в  данном  комплексе  источников  были  использованы  экс-
пертные  заключения  правозащитных  организаций  и  результаты  проведения 
 
21

юридических  экспертиз75.  Они  позволили  наряду  с  юридическими  источни-
ками  проанализировать  современную  государственную  и  региональную  по-
литику в области миграций.  
Характеризуя  данную  категорию  источников,  нужно  отметить,  что  их 
использование  требует  тщательного  критического  подхода  ввиду  присутст-
вия в них некоторой субъективности. В то же время они базируются на юри-
дических  документах,  официальных  данных  Госкомстата  России,  статисти-
ческих  органов  других  стран,  материалах  научных  публикаций,  а  также  по-
лученных  на  их  основе  собственных  расчетных  показателей,  что  позволяет 
использовать их при научном анализе миграционных процессов параллельно 
с другими группами источников. 
Большое  значение  для  проведенного  исследования  имели  интернет-
источники,  которые  можно  сгруппировать  по  различным  тематическим  раз-
делам. Прежде всего, это сайты национально-культурных автономий и диас-
пор.  В частности, греками Пятигорска организован сайт, который содержит 
информацию об истории общины, ее культурной и общественной деятельно-
сти на современном этапе76, а греками Ставрополя – сайт о деятельности мо-
лодежной общественной организации «Эллас»77. Деятельность Союза армян 
России и армянской диаспоры также подробно описана на различных сайтах, 
в  том  числе,  в  электронной  информационно-аналитической  газете  «Ноев 
Ковчег»78.  Кроме  того,  в  международной  сети  представлены  материалы  об 
истории и деятельности азербайджанской диаспоры в России, а также повсе-
дневной  жизни  азербайджанской  национально-культурной  автономии  в  раз-
личных регионах. 
Следующая  группа  интернет-источников – это  сайты  правозащитных 
организаций  и  общественных  комитетов  помощи  беженцам,  а  также  сайты 
информационно-аналитических  центров.  Они  предоставляют  различную 
справочную информацию для мигрантов79, организуют независимые экспер-
 
22

тизы  различных  законодательных  актов80,  ведут  разработку  механизмов  за-
щиты  прав  личности  и  противодействия  экстремизму  и  ксенофобии  в  Рос-
сии81.  
И,  наконец,  третий  блок  источников  представлен  официальными  пра-
вовыми  сайтами  и  сайтами  различных  государственных  и  международных 
организаций.  Здесь  располагаются  юридические  документы,  протоколы 
заседаний организаций, информация об их деятельности и т.д.82  
Таким образом, данные интернет-источников позволили получить раз-
личные опубликованные российские и зарубежные юридические документы, 
оценки состояния миграционных процессов в регионах РФ, а также материа-
лы  о  деятельности  национально-культурных  автономий  и  диаспор  края  и 
страны.  К  анализу  данных  источников  также  следует  подходить  с  критиче-
ских позиций. 
Последняя  группа  источников,  используемых  в  настоящем  исследова-
нии,  представляет  собой  методические  материалы  различных  организаций, 
таких, как «Центр психолого-педагогической помощи населению» г. Ставро-
поля, Кочубеевский районный «Центр психолого-педагогической диагности-
ки, реабилитации и социальной адаптации детей с проблемами в развитии», 
Ассоциация  вынужденных  переселенцев  и  беженцев  Ставропольского  края 
«Солидарность»,  а  также  данные  Греческой  национально-культурной  авто-
номии г. Ставрополя и т.д. Они основываются на реальной практической ра-
боте  с  различными  категориями  мигрантов,  особенно  беженцами  и  вынуж-
денными переселенцами, и содержат массу ценного эмпирического материа-
ла. 
Хронологические рамки исследования  середина 50-х гг. ХХ века – 
начало XXI века – обусловлены с одной стороны, тем, что советский и пост-
советский этапы миграций второй половины ХХ века на Ставрополье объе-
диняются  причинно-следственной  связью  в  неразрывный  процесс,  характе-
 
23

ризующийся рядом общих тенденций. С другой стороны, эти этапы обладают 
специфическими миграционными особенностями, сравнение которых позво-
лило глубже проанализировать влияние миграций на социокультурную и на-
ционально-культурную жизнь края. 
Территориальные рамки исследования. Исследование проводилось в 
рамках границ Ставропольского края. Однако на различных этапах изучаемо-
го  хронологического  периода  край  претерпевал  различные  территориально-
административные  изменения.  Поэтому  в  исследование  миграционных  про-
цессов 1950-1980-х годов частично включена Калмыкия, которая находилась 
до 1958 года  в  качестве  Калмыцкой  Автономной  области  в  составе  Ставро-
польского  края,  а  также  Карачаево-Черкессия,  входившая  в  состав  края  до 
1992 года. 
Методологическая основа диссертации. В основу исследования  был 
положен  принцип  историзма,  требующий  изучения  исследуемых  явлений  и 
процессов  в  их  конкретно-исторической  обусловленности  и  развитии,  рас-
крытия объективно существующих связей между факторами и выяснения их 
специфики  с  учетом  пространственно-временных  связей83.  Также  методоло-
гическую основу диссертации составили принципы объективности – раскры-
тие многоаспектности объекта изучения, возможность максимально прибли-
зиться к реальным фактам и событиям – и системности – рассмотрение явле-
ний, событий и процессов в качестве взаимодействующих элементов.  
Методы исследования. В работе были использованы  формационный 
и цивилизационный методы изучения исторического процесса, которые в со-
четании друг с другом обеспечивают реальные возможности для исследова-
ния поставленных проблем с учетом развития общественных отношений, ма-
териальной и духовной жизни народа.  
В  диссертационном  исследовании  применяются  также  специально-
исторические методы, относящиеся к числу основных методов исторического 
 
24

познания:  историко-сравнительный,  историко-типологический  и  историко-
системный. Историко-сравнительный метод открывает возможность для объ-
яснения изменений, происходящих  в миграционных процессах на Ставропо-
лье во второй половине ХХ века. Основой применения историко-системного 
метода  является  единство  в  общественно-историческом  развитии  единично-
го, особенного и общего. 
В данной работе автором была предпринята попытка применения ме-
тода социальной антропологии, который позволяет проникнуть в психологию 
человека, раскрыть побудительные мотивы его поведения, воссоздать цело-
стное представление о жизни людей. 
Дополнительно  использовался  контент-анализ  для  извлечения  социо-
логической информации из документальных источников, а также статистиче-
ский и картографический методы исследования.  
Научная новизна диссертации состоит в следующих положениях: 
-  Проанализированы  и  введены  в  научный  оборот  новые  архивные 
документы,  касающиеся  миграций  на  Ставрополье,  а  также  нацио-
нально-культурных  и  религиозных  процессов  в 1950-80-е  годы.  В 
частности, разработан Фонд 5478 ГАСКа «Отдел переселения и ор-
ганизованного  набор  рабочих  Ставропольского  крайисполкома»,  а 
также отдельные документы других фондов. 
-  На  основе  различных  групп  источников  (архивных  материалов,  
опубликованных  статистических  и  юридических  документов,  мате-
риалов  международных  и  региональных  организаций)  проведен 
комплексный  анализ  миграционных  процессов  на  Ставрополье  во 
второй половине ХХ века. 
-  Рассмотрены основные факторы и причины миграций на Ставропо-
лье, а также специфика их протекания на фоне общероссийских тен-
денций. 
 
25

-  Определено  конструктивное  и  деструктивное  влияние  миграций  на 
социо- и этнокультурную жизнь края. 
-  Выявлено влияние миграций на конфликтогенный потенциал края и 
определены  способы  снижения  уровня  конфликтности  между  ми-
грантами и местным населением. 
Практическая  значимость  исследования.  Результаты  диссертацион-
ного исследования могут быть использованы в качестве теоретической базы в 
определении  направлений  деятельности  в  области  социальной  политики  в 
Ставропольском  крае.  Знания  о  миграции,  процессах,  которые  ее  образуют, 
важны для формирования толерантности в общественном мнении, снижения 
конфликтогенного  потенциала  в  отношениях  между  мигрантами  и  местным 
населением, для практической воспитательной работы. 
Всестороннее рассмотрение социо- и этнокультурных аспектов мигра-
ционных  процессов  в  крае  позволит  привлечь  внимание  общественности  и 
государства  к  конкретным  проблемам  мигрантов,  особенно  беженцев  и  вы-
нужденных  переселенцев,  а  также  к  трудностям,  с  которыми  сталкивается 
местное население в результате массовых миграций. 
Возможно применение в педагогической деятельности: в преподавании 
курса исторического краеведения, в разработке спецкурсов и спецсеминаров 
в  высших  и  средних  учебных  заведениях,  при  подготовке  учебных  пособий 
по региональной истории. 
Апробация  диссертации.  Рабочие  материалы  по  теме  диссертации 
были  использованы  для  подготовки  выступлений  на  научно-практических 
конференциях, проводимых на базе Ставропольского государственного уни-
верситета в 2001-2003 гг., на базе Тверского государственного университета 
и Городского методического центра г. Твери в 2003 г., а также на базе  Меж-
дународного Славянского института в 2003 году. Основные положения дис-
сертации изложены в пяти научных публикациях. 
 
26

Структура работы. Поставленные цели и задачи определили структу-
ру диссертации. Она состоит из введения, трех глав, заключения. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
27

Глава 1. Теоретические аспекты миграционных процессов. 
 
1.1. Миграция как социально-демографический процесс. 
Миграция населения – это особый демографический процесс, который 
моментально реагирует на социально-экономические, политические и другие 
изменения в обществе1. Термин «миграция» происходит от латинского migra-
tio – переселяться и изначально связан с английским глаголом «путешество-
вать, странствовать»2. В то же время миграцию определяют как мобильность 
(лат.- mobilis) или  в  русском  аналоге – подвижность.  Однако  современное 
значение этого термина значительно шире. Его применяют для обозначения 
социальных  явлений,  неоднозначных  по  своему  характеру,  последствиям  и 
обусловливающим факторам.  
Встречаются различные подходы к определению категории «миграция 
населения». Так, Л.Л. Рыбаковский выделяет четыре подхода: 
во-первых,  согласно  наиболее  широкой  трактовке,  к  миграциям  отно-
сятся все виды движения населения, имеющие общественную значимость; 
во-вторых, 
под 
миграцией 
понимают 
все 
многообразие 
пространственного  движения  населения,  независимо  от  его  характера  и 
целей; в-третьих,  в  миграции  включают  такие  пространственные  перемеще-
ния, совершающиеся между населенными пунктами, которые ведут к посто-
янной и временной смене места жительства, а также представляют собой ре-
гулярное двустороннее движение между местами жительства и местами тру-
да и учебы; 
и,  наконец,  в-четвертых,  к  миграции  относят  такой  процесс  простран-
ственного движения населения, который, в конечном счете, ведет к его тер-
риториальному перераспределению3. 
Российский демограф В.А. Ионцев полагает, что миграция населения в 
узком смысле слова выступает как составная часть более широкого понятия – 
миграционного  движения  населения.  Он  считает,  что  в  понятии миграцион-

ного движения следует различать межпоселенные и внутрипоселенные пере-
движения.  Именно  первые  относятся  к  термину  «миграция»  в  ее  классиче-
ском  понимании4.  Многие  авторы  под  миграцией  обычно  понимают  смену 
постоянного  места  жительства,  обусловленную  комплексом  факторов,  либо 
какой-то  главной  причиной.  Ряд  других  исследователей  термин  «миграция» 
считают равнозначным термину «переселение»5.  
Одно из наиболее полных определений дал В.М. Моисеенко, который 
называет  миграцией  населения  «перемещение  людей  (мигрантов)  через  гра-
ницы тех или иных территорий с переменой места жительства навсегда или 
на  более  или  менее  длительное  время,  либо  с  регулярным  возвращением  к 
нему»6. 
В российском законодательстве в настоящее время принято следующее 
определение  термину  «миграция»: «Под  миграцией  следует  понимать  сово-
купность  различных  территориальных  перемещений  населения,  сопровож-
дающуюся изменением места жительства»7.  
Наравне  с  различными  подходами  к  трактовке  термина  «миграция», 
существуют  также  различные  классификации  и  типологии  миграций.  Зако-
нодательно миграцию различают по причинам (добровольная или вынужден-
ная), по типу (внешняя или внутренняя) и по виду (возвратная и безвозврат-
ная)8.  Помимо    перечисленных  оснований  В.А.  Ионцев  выделяет  еще  два: 
причины и стадии миграционного процесса9. 
В  разделении  миграций  по  причинам  доминируют  социальные  и  эко-
номические, хотя немалую роль играют также политические, национальные, 
религиозные,  военные  и  экологические10.  При  этом  первые  обычно  носят 
добровольный,  а  вторые – вынужденный  характер.  На  Ставрополье,  напри-
мер,  в 1950-1980-е  годы  преобладали  причины  социально-экономические 
(переезд  с  целью  улучшения  условий  жизни,  в  связи  с  работой,  переезд  с 
семьей)11. А с начала 1990-х на передний план выходят национальные, рели-
 
29

гиозные, экологические причины12, спровоцировавшие вынужденные мигра-
ции. 
В  различных  странах  принято  выделять  несколько  категорий  вынуж-
денных  мигрантов: «беженцы», «вынужденные  переселенцы»: «политиче-
ские или экономические иммигранты», «перемещенные лица» и т.д. В отно-
шении вынужденных мигрантов всегда действуют выталкивающие факторы. 
Их можно разбить на  четыре группы. Во-первых, это гражданские столкно-
вения,  беспорядки,  связанные  с  применением  или  угрозой  насилия.  Во-
вторых,  преследования  по  национальным,  политическим,  религиозным  и 
другим  мотивам,  выражающиеся  в  различных  видах  дискриминации  граж-
данских прав. В-третьих, изменения политической ситуации и политического 
устройства,  ставящие  отдельных  людей  или  социальные  группы  в  уязвимое 
положение,  ведущее  к  невозможности  реализации  основных  гражданских 
прав или конфронтации с органами власти, управления и их социальным ок-
ружением. В-четвертых, экологические катастрофы, влекущие за собой угро-
зу жизни и здоровья людей при дальнейшем проживании на затронутой ими 
территории,  зафиксированные  любыми  официальными  органами13.  Данные 
факторы  позволяют  наиболее  широко  сформировать    определение  вынуж-
денных мигрантов. 
В определении Российского законодательства вынужденный переселе-
нец - это гражданин  Российской  Федерации,  покинувший  место  жительства 
вследствие  совершенного  в  отношении  него  или  членов  его  семьи  насилия 
или преследования в иных формах, либо вследствие реальной опасности под-
вергнуться  преследованию  по  признаку  расовой  или  национальной  принад-
лежности,  вероисповедания,  языка,  а  также  по  признаку  принадлежности  к 
определенной социальной группе или политических убеждений, ставших по-
водами для проведения враждебных кампаний в отношении конкретного ли-
ца или группы лиц, массовых нарушений общественного порядка14. 
 
30

По  определению  Г.  Витковской, «вынужденная  миграция  предполага-
ет, с одной стороны, отсутствие позитивной мотивации для переезда, с дру-
гой, - такое изменение ситуации, когда становится невозможным дальнейшее 
нормальное  существование,  возникает  реальная  угроза  безопасности  (физи-
ческой, этнокультурной, социальной) и отсутствует перспектива нормализа-
ции (на протяжении жизни мигрантов и их детей). То есть люди переезжают 
из резко и безнадежно ухудшившихся условий, в любые, имеющие перспек-
тиву нормализации»15. 
Дополнительно выделяют «добровольно-вынужденные миграции», ко-
гда  «государство  «влияет»  на  обстоятельства  и  факторы  индивидуального 
принятия решения о переселении именно таким образом, каким оно, государ-
ство, хотело бы его видеть»16. В данном случае имеет место косвенное при-
нуждение государством. В то же время существует термин «принудительные 
миграции»,  т.е. «перемещения  значительных  масс  людей,  предпринятые  го-
сударством  по  отношению  к  своим  или  чужим  гражданам  путем  прямого 
принуждения»17. В этом случае необходимо говорить о насильственных ми-
грациях или депортациях. Кроме того, к насильственным миграциям можно 
отнести  миграционные  акты,  совершаемые  людьми  под  принуждением  не 
только государства, но и отдельных индивидов.  
В  категорию  вынужденных  мигрантов  входят  также  беженцы.  В  на-
стоящее время в международной практике определяют беженцев как лиц, ко-
торые «в силу вполне обоснованных  опасений стать жертвой преследований 
по  признаку  расы,  вероисповедания,  гражданства,  национальности,  принад-
лежности  к  определенной  социальной  группе  или  политических  убеждений 
находятся  вне  страны  своей  гражданской  принадлежности  и  не  могут  поль-
зоваться защитой этой страны»18.  
Лицами, признанными беженцами, могут быть: 
- иностранные граждане, прибывшие или желающие прибыть на терри-
 
31

торию Российской Федерации; 
- лица без гражданства, прибывшие или желающие прибыть на терри-
торию Российской Федерации; 
-  иностранные  граждане  или  лица  без  гражданства,  пребывающие  на        
территорию Российской Федерации на законных основаниях. 
В зависимости от характера миграции подразделяются на внутреннюю 
и внешнюю. Внешней называется миграция, при которой пересекаются госу-
дарственные границы. При этом, по отношению к данной стране, внешнюю 
миграцию можно подразделить на эмиграцию, иммиграцию и репатриацию. 
Понятие  "иммиграция"  используется  для  обозначения  территориального  пе-
ремещения людей, связанного с въездом в другую страну на постоянное или 
временное жительство. Следует отметить при этом, что временность прожи-
вания носит относительный характер, однако, в современной международной 
статистике миграций и в иммиграционном законодательстве установлен ми-
нимальный срок пребывания в стране, чтобы считаться иммигрантом, - 6 ме-
сяцев.  
По аналогии с приведенным определением понятие "эмиграция" подра-
зумевает выезд из своей страны по экономическим, политическим или иным 
мотивам в целях постоянного или временного проживания в другой стране.  
Наконец, репатриация (от позднелат. repatriatio - возвращение на роди-
ну) – это, во-первых, возвращение эмигрантов в страну их происхождения с 
восстановлением в правах гражданства, а во-вторых, возвращение на родину 
военнопленных и гражданского населения, оказавшегося за пределами своей 
страны в результате военных действий. 
Международная  (внешняя)  миграция  существует  в  разных  формах: 
трудовой, семейной, рекреационной, туристической и др. Согласно разрабо-
танной Международной организацией труда (МОТ) классификации видов со-
временной международной  трудовой миграции, она подразделяется на пять 
 
32

основных типов: 
1) 
работающие по контракту, в котором четко оговорен срок пре-
бывания в принимающей стране. В основном это сезонные ра-
бочие, приезжающие на уборку урожая, а также неквалифици-
рованные или малоквалифицированные работники, занятые на 
подсобных работах, например, в сфере туризма; 
2) 
профессионалы, которых отличает высокий уровень подготов-
ки,  наличие  соответствующего  образования  и  практического 
опыта работы. К этой же группе относят представителей про-
фессорско-преподавательского состава и студентов; 
3) 
нелегальные иммигранты, в число которых входят иностранцы 
с просроченной или туристической визой, занимающиеся тру-
довой деятельностью. Миллионы представителей этой группы 
постоянно пребывают в США, Японию, страны Европы, Юж-
ной Америки и Африки; 
4) 
переселенцы, т. е. переезжающие на постоянное место житель-
ства.  Эта  группа  мигрантов  ориентирована,  прежде  всего,  на 
переезд в промышленно развитые страны; 
5) 
беженцы - лица,  вынужденные  эмигрировать  из  своих  стран 
из-за какой-либо угрозы их жизни и деятельности19. 
Внутренняя миграция включает в себя перемещения в пределах одной 
страны.  Такая  миграция  может  быть  внутрирегиональной  и  межрегиональ-
ной.  
По виду миграции подразделяют на возвратные (временные) и безвоз-
вратные  (постоянные).  Постоянные  миграции  связаны  с  изменением  места 
жительства на срок более года и, зачастую, со сменой гражданства. Времен-
ные миграции предполагают переселение на определенный срок. Временный 
характер  имеют  переселения  рабочих  из  одних  стран  в  другие,  внутренняя 
 
33

миграция  для  работы  по  контрактам  на  несколько  лет,  челночные  и  прочие 
миграции. 
Выделяют три группы возвратных миграций: 
-  периодические  (годичные,  недельные,  суточные).  Особыми  их  раз-
новидностями являются маятниковая, челночная, приграничная ми-
грация, регулярный переезд с места постоянного жительства на ме-
сто работы или учебы, в другом населенный пункт или государство; 
-  радиальные миграции из центра региона, городской агломерации на 
окраину и обратно; 
-  параллельные, которые связаны с погодно-климатическими особен-
ностями:  кочевое  и  отгонно-пастбищное  скотоводство,  сезонные 
миграции20. 
С  другой  точки  зрения,  временные  миграции  подразделяют  на  эпизо-
дические,  маятниковые  и  сезонные.  По  данной  классификации  эпизодиче-
ские миграции представляют собой деловые, рекреационные и иные поездки, 
совершающиеся  не  регулярно  по  времени,  и  необязательно  по  одним  и  тем 
же направлениям.  
Маятниковые  миграции  представлены  ежедневными  или  еженедель-
ными поездками населения от мест жительства до мест работы (и обратно), 
расположенных  в  разных  населенных  пунктах. «В  маятниковых  миграциях 
участвует во многих странах значительная часть городского и сельского на-
селения. В наиболее существенных масштабах она совершается в тех агломе-
рациях, центрами которых являются крупные и крупнейшие города»21.  
Сезонные миграции - это перемещения населения к местам временной 
работы  и  жительства  на  срок,  составляющий  обычно  несколько  месяцев,  с 
сохранением  возможности  возвращения  в  места  постоянного  жительства. 
Они возникают вследствие того, что в экономике ряда районов доминирую-
щее положение принадлежит отраслям, в которых потребность в рабочей си-
 
34

ле неравномерна во времени. «Сезонные миграции не только повышают ре-
альный жизненный стандарт, но и удовлетворяют потребности производства, 
испытывающего дефицит рабочей силы»22.  
По формам миграции подразделяют на организованные (планируемые) 
и неорганизованные (стихийные). Организованная миграция осуществляется 
государством  или  различными  общественными  структурами.  Б.С.  Хорев  и 
В.Н.  Чапек  предложили  использовать  по  отношению  к  мероприятиям  госу-
дарственной  миграционной  политики  понятия  активной  и  пассивной  сана-
ции23. Активная санация заключается в проведении целенаправленной поли-
тики государства по организованному перераспределению населения  и тру-
довых  ресурсов.  Такого  рода  санация  проводилась,  например,  на  Ставропо-
лье в 1950-60-е годы, когда ежегодно по оргнабору на постоянную и сезон-
ную  работу  в  северные  и  восточные  регионы  страны  направлялось  по  не-
сколько тысяч человек24. В случае подобной активной целенаправленной по-
литики  государства  по  переселению  необходимо  говорить  о  добровольно-
принудительном характере миграционных процессов. 
В то же время существует и пассивная санация, которая направлена на 
предоставление мест приложения труда для трудовых ресурсов в районах их 
нового вселения, а также создание там соответствующей степени комфортно-
сти для потенциальных мигрантов.  
При  советской  административно-командной  экономической  системе 
существовали две формы планируемых миграций. К первой относились ми-
грации, которые непосредственно планировались из центра (сельскохозяйст-
венные переселения, организованный набор рабочих, общественный призыв, 
направление  специалистов  на  работу  после  окончания  учебных  заведений). 
Ко  второй – децентрализованно  планируемые  миграции  (вызовы  предпри-
ятий, перевод на другую работу, переселения по конкурсу)25. 
Еще  один  параметр  подразделения  миграций – стадии  или  фазы.  Тео-
 
35

рия  трехстадийности  миграционного  процесса  была  разработана  Л.Л.  Рыба-
ковским в конце 70-х годов 26. По данной теории миграционный процесс рас-
падается на три стадии – исходную, основную и завершающую. 
Первая,  или  подготовительная,  стадия  представляет  собой  процесс 
формирования территориальной подвижности населения. Подвижность – это 
потенциальная  готовность  населения  к  изменению  своего  территориального 
статуса,  способность  личности  к  миграции,  сформировавшаяся  вследствие 
накопления  миграционного  опыта.  Она  зависит,  прежде  всего,  от  числа  со-
вершенных  переселений,  продолжительности  проживания  в  районе  выхода 
или месте вселения и т.д. При этом миграционная подвижность – «свойство 
присущее не только отдельному человеку, личности, но и всей совокупности 
людей, населению в целом»27.  
Однако обладать высокой миграционной подвижностью и быть потен-
циальным  мигрантом,  далеко  не  одно  и  тоже.  Потенциальную  миграцию 
можно определить как «положительное отношение к мобильности, сочетаю-
щееся  с  принятым,  но  еще  не  реализованным  решением  о  перемещении  в 
сфере труда»28.  
С точки зрения Л.Л. Рыбаковского, с помощью определенной системы 
показателей  можно  дать  оценку  миграционной  подвижности  населения  как 
той или иной территории в целом, так и отдельных его групп, различающих-
ся по времени проживания в данной местности или другим параметрам. При 
этом  сочетание  различных  обстоятельств  может  привести  к  тому,  что  лица, 
обладающие  меньшей  миграционной  подвижностью,  окажутся  в  числе  по-
тенциальных мигрантов, тогда как хорошо прижившиеся новоселы, имеющие 
за плечами опыт многих перемещений, войдут в состав постоянного населе-
ния. «Тем не менее, при равных условиях жизни лица, обладающие большей 
миграционной подвижностью, имеют, как правило, и большую психологиче-
скую  готовность  к  переселению»29.  При  этом  уровень  миграционной  под-
 
36

вижности зависит от степени социализации индивидов, отдельных групп на-
селения, а также от особенностей его структуры. 
На этой стадии правильность принятия решения мигрировать, если оно 
происходит в условиях свободы выбора, а не насильственно, во многом зави-
сит от имеющейся информации о новом месте. При этом на процесс приня-
тия  решения  влияют  как  объективные  факторы – различия  в  уровне  жизни 
населения разных территорий, так и субъективные, психологические. 
Основная  стадия  миграционного  процесса  представляет  собою  собст-
венно  процесс  переселения  населения,  который  свидетельствует  о  степени 
реализации  подвижности.  Общая  совокупность  переселений,  совершающих-
ся  за  определенное  время  в  рамках  того  или  иного  региона,  составляет  ми-
грационный  поток. «Миграционный  поток – это  не  только  статистически 
значимая величина, но и в структурном отношении чрезвычайно разнообраз-
ная совокупность»30. Данную совокупность можно объединить в две группы. 
Первая  группа  охватывает  все  социально-демографические  характеристики 
миграционного потока. От комбинации этих характеристик зависит миграци-
онная подвижность населения той или иной территории. При этом структуру 
миграционного  потока  можно  расчленить  по  полу  и  возрасту  переселенцев, 
семейному состоянию, национальности, образованию и т.д. 
Вторая  группа  особенностей  вызывается  социально-географической 
спецификой. Здесь структура потоков формируется вследствие определенных 
социально-экономических, природно-географических и иных условий. С этой 
точки зрения, миграционный поток может быть расчленен в зависимости от 
районов  выхода  и  вселения.  Причем,  чем  больше  в  миграционном  взаимо-
действии находится территорий, тем сложнее в структурном отношении ми-
грационные потоки. 
Мощность  миграционного  потока  зависит,  как  правило,  от  двух  усло-
вий: от численности населения тех регионов, между которыми осуществляет-
 
37

ся миграционный обмен, и от их местоположения. Как правило, чем больше 
численность  населения  регионов,  участвующих  в  миграционном  обмене,  и 
чем ближе они расположены, тем значительнее миграционные потоки. Кроме 
того,  на  мощность  миграционных  потоков  влияют  также  и  такие  факторы, 
как «этническое, хозяйственное и природное сходство территорий, историче-
ски сложившиеся связи и т.д.»31. 
 Заключительная,  или  завершающая,  стадия  миграционного  процесса 
выступает как приживаемость мигрантов на новом месте. Вселение мигран-
тов в новый район влечет за собой целый ряд демографических, социальных 
и экономических изменений. Главной для приезжих в районе вселения явля-
ется  задача  пройти  стадию  приживаемости.  Приживаемость – это  та  часть 
миграционного процесса, которая состоит из превращения мигранта в ново-
села,  а  новосела – в  старожила.  Новоселом  называют  мигранта,  который 
проживает,  по  разным  точкам  зрения,   в  новом  месте  в  течение 3-10 лет. 
Старожил – это человек, живущий в каком-нибудь одном месте более 10 лет, 
или коренной житель, не покидавший родных мест на более или менее дли-
тельное  время.  Считается,  что  новоселы  и  старожилы  существенно  отлича-
ются  интенсивностью  миграции  и  представляют  собой  два  «структурных 
элемента генетического состава населения, третий элемент которого – мест-
ные уроженцы»32. 
Приживаемость  означает,  с  одной  стороны,  процесс  приспособления 
человека к новым условиям жизни, а с другой, приспособление условий жиз-
ни  к  потребностям  человека.  Эти  две  стороны  представляют  собой  адапта-
цию  новоселов.  Адаптацию  мигрантов  можно  разделить  на  социальную  и 
биологическую. Однако, этого недостаточно, чтобы выявить сущность всего 
процесса адаптации. Адаптационные процессы мигрантов во многом зависят 
от того, из каких мест и в какие места они переселяются. Выделяют четыре 
возможных  наиболее  общих  варианта  переселений33.  Во-первых,  мигрант 
 
38

может перемещаться внутри определенной местности из одного населенного 
пункта  в  другой,  который  идентичен  по  социально-экономическому  статусу 
(например,  из  одного  села  в  другое  в  рамках  Ставропольского  края).  Во-
вторых,  мигрант,  не  меняя  статуса  населенного  пункта,  может  вселяться  в 
местность, которая отличается от прежней своими природными условиями и 
географическим  положением.  В-третьих,  переселение  может  происходить  в 
рамках одной и той же местности, но в населенный пункт другого по соци-
ально-экономическому значению статуса (например, переезд из села в город  
в пределах Ставропольского края). И, наконец, в-четвертых, место вселения 
может  находиться  в  другом  районе,  отличном  своими  природно-
географическими  условиями,  и  являться  населенным  пунктом  иного  соци-
ально-экономического статуса. 
При этом адаптационный процесс мигрантов подразделяют на три ос-
новных вида, различающихся по сложности и длительности протекания: 
-  Первый  вид  адаптации  возникает,  когда  процесс  переселения  осу-
ществляется между районами с различными природными условиями 
и  географическим  положением.  В  данном  случае  адаптация  носит 
медико-биологический характер. Она протекает в форме акклимати-
зации. Это наиболее простой и скоротечный вид адаптации.  
-  Второй  вид  адаптации  возникает,  когда  в  результате  смены  места 
жительства меняется и социально-экономический статус населенно-
го  пункта.  Подобная  адаптация  необходима  при  переселении  из 
сельской местности в города или из малых городов – в большие или 
наоборот.  Такая  адаптация  происходит  уже  несколько  дольше  и 
сложнее. 
-  Третий  вид  означает  приспособление  новосела  к  новой  социально-
психологической  среде того места, куда вселяется мигрант. Она но-
сит  наиболее  сложный  и  длительный  характер  протекания.  В  этом 
 
39

процессе происходит, с одной стороны, приспособление человека к 
новой социально-демографической среде, установление новых род-
ственных и социальных связей, а с другой – постепенное ослабление 
старых социально-психологических связей34. 
Можно выделить также четвертый вид адаптации, который возникает в 
условиях  стрессовых,  вынужденных  миграций.  В  этом  случае  смена  места 
жительства сопровождается глубокими психологическими травмами и требу-
ет постороннего вмешательства в процесс адаптации.  
Данные виды адаптационных процессов могут существовать как по от-
дельности, так и в различных сочетаниях. 
Другой  составляющей  приживаемости  является  обустройство  мигран-
тов  в  местах  вселения  или  приспособление  материальных  условий  к  своим 
потребностям. Другими словами, это процесс достижения новоселами уровня 
благосостояния  старожилов.  Для  подобного  обустройства  требуется  время, 
которое, по некоторым оценкам, составляет примерно 10 лет. За этот период 
обычно происходит не только адаптация и создание соответствующих мате-
риальных условий, но и миграционная подвижность становится такой же, как 
и у постоянного населения. Сроки приживаемости могут, конечно, варьиро-
ваться в зависимости от мест выбытия и вселения, социальной структуры ми-
грантов,  обстоятельств,  сопровождавших  миграционный  акт,  и  т.д.  После 
этого  адаптационного  периода  мигрантов  можно  уже  отнести  к  разряду  по-
стоянного населения. По мнению Л.Л. Рыбаковского, «самодеятельное насе-
ление из числа уроженцев других районов страны может быть отнесено к по-
стоянным  жителям  заселяемой  территории  в  том  случае,  если  его  миграци-
онная подвижность достигла определенного состояния вследствие изменения 
общих условий жизни»35. Т.е., мигрантов можно отнести к постоянному на-
селению,  если  их  миграционная  подвижность  стала  такой  же,  как  и  у  мест-
ных уроженцев. 
 
40

Таким образом, завершение процесса приживаемости зависит от соче-
тания и взаимодействия субъективного и объективного – адаптации и обуст-
ройства.  В  реальности  эти  стороны  одного  процесса  представляют  собой 
приспособление субъекта к объективным условиям окружающей среды и пе-
рестройку внешних условий в соответствии с потребностями субъекта. 
Необходимо отметить, что заключительная стадия миграционного про-
цесса  может  одновременно  перейти  в  его  первую  стадию  при  условии,  что 
адаптация не будет успешно пройдена. В таком случае новые условия жизни, 
не удовлетворяющие состоявшихся мигрантов, станут факторами последую-
щих миграций данного населения.  
Виды миграции различаются не только по формальным признакам, но 
и по существу. Один вид миграции может превращаться в другой или высту-
пать его исходным пунктом. В частности, «эпизодическая, маятниковая и се-
зонная  миграции  порой  бывают  предшественниками  безвозвратной  мигра-
ции, так как они создают условия (в первую очередь, информационные) для 
выбора возможного постоянного места жительства»36. 
Миграция  населения  имеет  определенные  демографические,  экономи-
ческие, социальные и культурные последствия. Она воздействует на общест-
венное развитие посредством осуществления своих функций. Функции - это 
«те  конкретные  роли,  которые  играют  миграции  населения  в  жизнедеятель-
ности общества»37. При этом они выражают ее сущность, свойства этого яв-
ления.  
Функции  миграции  можно  подразделить  на  общие  и  специфические. 
Первые независимы от типа социально-экономической системы и особенно-
стей  отдельных  обществ.  Характер  вторых  определяется  социально-
экономическими условиями и особенностями конкретных стран.  
Т.И.  Заславская  среди  наиболее  общих  функций  миграции  выделяет 
ускорительную,  селективную  и  перераспределительную38.  Суть  ускоритель-
 
41

ной  функции она сводит к обеспечению того или иного уровня пространст-
венной подвижности населения.  
Перераспределительная  функция  миграции  связана  с  размещением 
производительных сил, распределением производственных мощностей и ин-
вестиций между отдельными территориями страны, в том числе между при-
родными  зонами,  районами,  разными  типами  сельских  и  городских  поселе-
ний. Особенность данной функции обусловлена ее межтерриториальным ха-
рактером,  поскольку  для  переселений  необходимо  взаимодействие  населе-
ния, по крайней мере, двух регионов. При этом миграция не только увеличи-
вает  численность  населения  отдельных  территорий,  но  и  опосредованно 
влияет на динамику демографических процессов, ибо мигранты участвуют в 
воспроизводстве населения. 
Суть селективной функции в том, что неравномерное участие в мигра-
ции  различных  социально-демографических  групп  ведет  к  изменению  каче-
ственного состава населения разных территорий. 
Общие функции миграции тесно переплетаются между собой. Так, на-
пример,  территориальное  перераспределение  населения  и  изменение  его  ка-
чественного  состава  осуществляются  только  при  соответствующей  подвиж-
ности, а количественное перераспределение населения может либо сочетать-
ся, либо не сочетаться с изменением его качественного состава в районах от-
тока или притока мигрантов39.  
Кроме того, переселениям присущ также и ряд других функций, таких, 
которые  способствуют  изменению  условий  жизнедеятельности  населения: 
экономическая, социальная, культурная. Данные функции миграции уже от-
носятся  к  категории  специфических.  В  частности,  культурная  функция  ми-
грации состоит в усилении межнациональных и межкультурных связей в об-
ществе,  обеспечении  процесса  взаимообогащения  различных  соприкасаю-
щихся культур. С другой стороны, миграция порождает противоречия в сфе-
 
42

ре  культуры  между  приезжим  и  местным  населением.  Зачастую  у  местного 
населения  возникает  реакция  неприятия,  если  мигранты не  обладают  доста-
точной культурой межнационального общения, не уважают обычаи и тради-
ции местного населения, замыкаются в своих обществах. К этому еще добав-
ляется  наличие  определенного  процента  антисоциальных  элементов  в  среде 
мигрантов. В то же время, такое отношение вызывает соответствующую не-
гативную  реакцию со стороны этнических мигрантов. Кроме того, культура 
самих  мигрантов  развивается  на  стыке  культур.  В  данном  случае  далеко  не 
последняя роль принадлежит этническим диаспорам края, которые выступа-
ют  своеобразным  буфером  между  автохтонным  населением  и  этническими 
мигрантами, поскольку гармоничное включение в интернациональный куль-
турный процесс является необходимым условием успешности адаптационно-
го поцесса.  
Следовательно,  миграция  населения  является  совокупностью  террито-
риальных  перемещений  людей,  имеющих  общественную  значимость  или 
влекущих за собой постоянную или временную смену жительства. Так, если 
в 1950-1980-е  годы  характер  этих  перемещений  был  преимущественно  доб-
ровольным, и в их основе лежали в основном социально-экономические при-
чины, то в 1990-е годы на первый план выходят вынужденные миграции, вы-
зываемые преимущественно политическими, национальными, религиозными, 
военными и экологическими причинами. В то же время для советского этапа 
было  характерно  преобладание  политики  активной  санации  государством  и 
высокий процент планируемых миграций, тогда как в постсоветский период 
обнаруживается переход преимущественно к политике пассивной санации в 
условиях массовых стихийных миграций.  
Таким  образом,  на  Ставрополье  и  в  советский,  и  в  постсоветский  пе-
риоды  второй  половины  ХХ  века  были  представлены  все  типы  и  виды  ми-
грационных  процессов,  хотя  их  соотношение  было  различным.  В  зависимо-
 
43

сти от этого соотношения менялись, прежде всего, характер и длительность 
протекания  социо-культурной  адаптации,  а  также  национально-культурная 
обстановка в крае. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
44

1.2. Факторы и причины миграций на Ставрополье. 
За  каждым  актом  миграции  и  миграционным  процессом  в  целом  кро-
ются  определенные  факторы  и  причины.  Термин  «фактор»  в  переводе  с  ла-
тинского языка означает делающий, производящий. В науке он используется 
для обозначения движущей силы процесса или явления. В то же время, наря-
ду с данной трактовкой имеется и другое его понимание – как элемента ка-
кой-нибудь системы.  
В  науке  не  существует  однозначной  трактовки  и  понимания  термина 
«фактор миграции». Различные подходы к пониманию данного определения 
подробно  описаны  в  литературе1.  Л.Л.  Рыбаковский,  анализируя  различные 
подходы,  определяет  фактор  миграции  как  некую  совокупность  условий  и 
обстоятельств,  которые  благодаря  особому  сочетанию  и  взаимодействию 
влияют на территориальную подвижность населения2. 
Другой исследователь Т.И. Заславская под фактором миграции подра-
зумевает  всю  совокупность  социальных  условий,  в  которых  протекает  дан-
ный процесс и которые оказывают заметное влияние на его объем, интенсив-
ность, направления, каналы и другие параметры3. 
По мнению Н.В. Мкртчяна, вся окружающая среда (природная и соци-
альная)  объединяется  понятием  «условия  жизни».  Под  факторами  в  таком 
случае понимаются те условия, которые воздействуют на процесс миграции. 
При  этом  фактор – переменная,  определяемая  как  явлением,  на  которое  он 
воздействует, так и условиями, его породившими4. Факторы являются лишь 
частью  объективных  условий.  Стать  ли  определенному  компоненту  окру-
жающих человека условий фактором миграции, зависит от природы конкрет-
ных явлений и процессов.  
Фактор, будучи объективной реальностью, существует не сам по себе, 
а во взаимосвязи и с тем явлением, на которое он воздействует, и с теми ус-
ловиями, в число которых он сам входит. Вся окружающая нас среда (естест-
венная  и  социальная)  может  быть  объединена  одним  понятием – условия 

жизни.  Среди  них  можно  выделить  условия,  которые  воздействуют  на  тот 
или иной процесс – факторы. Применительно к исследуемой теме – это усло-
вия, влияющие на миграционные процессы.  При этом необходимо отметить, 
что факторы не являются всеми объективными условиями, а лишь их частью. 
Причиной же является то, что обуславливает конкретное действие или след-
ствие.  Она  выступает  в  качестве  промежуточного  звена  между  фактором  и 
явлением. В то же время, ее можно назвать субъектизированным фактором. 
Следовательно, зависимость явления от условий, его порождающих, склады-
вается в последовательности: условия – факторы – причины – явление5.  
Существует  множество  классификаций  факторов  миграционного  про-
цесса.  Так,  по  одной  из  них  факторы  миграции  подразделяются  на  субъек-
тивные и объективные6. В данном случае под объективными факторами по-
нимается  разница в значимых для человека условиях жизни в различных ре-
гионах, а под субъективными – те особенности структуры личности (потреб-
ности,  интересы,  стремления,  ценностные  ориентации),  которые  обусловли-
вают  дифференциацию  решений,  принимаемых  разными  индивидами  или 
группами в одних и тех же условиях. 
В целом, объективные факторы подразделяют на естественные (терри-
ториальные  различия  в  природных  условиях)  и  общественные  (территори-
альные различия в общественных условиях). Л.Л. Рыбаковский подразделяет 
объективные факторы на  три основных типа по возможности и степени ре-
гулирования7.  Первую  группу  составляют  неуправляемые,  или  постоянно 
действующие  факторы  миграции:  географическое  положение  местности, 
природно-климатические условия, природные катаклизмы и стихийные бед-
ствия,  техногенные  катастрофы.  Данные  факторы  чаще  всего  способствуют 
оттоку населения, чем все остальные.  В России во второй половине ХХ века 
таким фактором явилась, например, авария на Чернобыльской АС, породив-
шая поток переселенцев, часть которых принял и Ставропольский край. 
 
46

Вторую  группу  составляют  «временные»  факторы,  которые  могут  ре-
гулироваться  косвенным  воздействием  и  могут  быть  постепенно  изменены. 
Это  уровень  освоения  территории,  создание  инфраструктуры,  половой,  воз-
растной  и  этнический  состав  населения,  приживаемость  мигрантов.  Естест-
венно,  что  наиболее  привлекательным  местом  предполагаемого  жительства 
выглядит для потенциальных мигрантов хорошо освоенный регион с разви-
той инфраструктурой. В то же время низкий уровень данных условий в месте 
проживания может стать выталкивающим фактором миграции. Также притя-
гивающим  или  выталкивающим  может  быть  такой  фактор,  как  этнический 
состав  населения.  Ставропольский  край  в  этом  отношении  традиционно  яв-
ляется притягательным для мигрантов. 
Наконец, третья группа – факторы текущего регулирования: занятость 
и  наличие  свободных  мест,  уровень  доходов,  кадровая,  миграционная  и  на-
циональная 
политика. 
Они 
носят 
преимущественно 
социально-
экономический характер и могут планироваться и изменяться государством. 
Кроме  того,  среди  объективных  факторов  миграций  выделяют  также 
экономические, социальные, культурные, политические, этнические, религи-
озные, расовые, военные, демографические и другие8.   
В качестве экономического фактора на миграцию воздействует, прежде 
всего, рынок труда. Здесь, однако, не всегда просматривается прямо пропор-
циональная  связь.  Бывает  и  так,  что  спад  производства  и  рост  безработицы 
сочетаются с интенсивным миграционным притоком9.  
Оказывает  свое  воздействие  также  рынок  жилья.  Возможность  улуч-
шить свои жилищные условия – один из важнейших стимулов для потенци-
альных мигрантов. Однако, если данный фактор является основным при при-
нятии решения мигрировать, человек может столкнуться с ситуацией, когда в 
сложный период адаптации наиболее острой станет проблема поиска подхо-
дящей работы. 
 
47

Наряду с назваными в качестве экономических факторов могут высту-
пать: поляризация экономического пространства в России (влекущая за собой 
рост  миграционной  привлекательности  наиболее  крупных  городов),  эконо-
мические кризисы (в частности августовский кризис 1998 года, повлиявший 
на рост эмиграции) и т.д.  
В  качестве  социальных  факторов  воздействие  на  миграцию  оказывает 
количество  имеющихся  в  населенном  пункте  учебных  заведений,  характер 
имеющейся на рынке труда работы, социальная политика, проводимая госу-
дарством.  В  данном  случае  стимулом  для  миграции  является  наличие  усло-
вий, необходимых для повышения профессионального и социального стату-
са,  а  также  ощущения  социальной  защищенности.  При  этом  характерно 
стремление переезда из сел в города, из малых городов – в большие. Так, на-
пример,  в  Ставропольском  крае  на 1997 год  прибыло  на  место  постоянного 
проживания  в связи с учебой 4,3 % от общего числа мигрантов, 2,3 % из ко-
торых переселись по краю. Зато из 7,6 % выбывших с той же целью, все уе-
хали из края в большие города10. 
Определенное влияние на миграционные процессы оказывают полити-
ческие  факторы – проводимая  государственная  и  региональная  политика,  в 
том числе и миграционная. Например, на Ставрополье с 2002 года действует 
закон  «О  мерах  по  пресечению  незаконной  миграции  в  Ставропольский 
край»,  который  вводит  ограничения  на  возможное  число  переселенцев,  а 
также  квоты  на привлечение иностранной рабочей силы11. Естественно, что 
подобная  миграционная  политика  оказывает  непосредственное  воздействие 
на масштабы миграционных потоков в крае. 
Культурный  фактор  определяется,  прежде  всего,  количеством  имею-
щихся в населенном пункте различных учреждений культуры. Соответствен-
но, чем больше город, тем более привлекательным он выглядит для мигран-
тов. С другой стороны, более развитые города являются центрами сосредото-
 
48

чения  новейших  тенденций  в  области  культуры,  своеобразными  «законода-
телями мод» в данной области. В то же время, имея различные учебные и на-
учные  учреждения,  они  являются  также  и  центрами  развития  духовной 
культуры. 
Большие города также предоставляют возможность близкого знакомст-
ва с иностранной культурой, фактически нереального в условиях маленьких 
провинциальных  городков,  а  тем  более,  сельской  местности.  Например, 
Ставрополь имеет возможность знакомиться напрямую с иностранной куль-
турой исключительно благодаря деятельности национальных диаспор. В ча-
стности,  активно  этим  занимается  греческая  диаспора,  организовавшая  по-
стоянный культурный обмен с этнической родиной12.  
Отдельно  необходимо  выделить  религиозный  фактор,  хотя  религия  и 
является частью культуры. Возможность отправлять свой культ является не-
обходимостью для множества людей различных национальностей. В данном 
случае влияние  на миграционные процессы оказывает, во-первых, сама воз-
можность  исповедовать  религию  со  всеми  ее  традициями  и  правилами.  На-
пример, в 1960-е годы именно по религиозным соображениям некоторые се-
мьи  переселенцев  из  Турции (казаков-некрасовцев  и  молокан)  пытались  до-
биться разрешения на возвращение в место прежнего жительства, не смотря 
на имевшиеся там в свое время притеснения по этническому признаку13.   
Во вторую очередь влияние на миграции оказывается благодаря нали-
чию или отсутствию религиозных храмов, необходимых для отправления оп-
ределенного культа. Естественно, что более привлекательно будет выглядеть 
населенный  пункт  или  регион,  дающий  возможность  совершать  богослуже-
ния людям различного вероисповедания.  
Экологический фактор играет не столь значительную роль в миграци-
онных процессах, что, однако, свидетельствует не об отсутствии данной про-
блемы, а лишь о  том, что в современный период иные причины оказывают 
 
49

значительно более сильное, порой шоковое воздействие. Кроме того, огром-
ные финансовые затраты на переселение, необходимость поиска новой рабо-
ты,  обмена  или  купли/продажи  жилплощади  заставляют  многих  люде  пре-
небречь  состоянием  окружающей  среды.  Исключение  обычно  составляют 
случаи природных и техногенных катастроф, которые вызывают экстренные 
миграции  (как  это  было  после  Спитакского  землетрясения  или  аварии  на 
Чернобыльской АЭС).  
По оказанию воздействия на принятие решения мигрировать факторы и 
причины  миграции можно подразделить на негативные и позитивные (силы 
«выталкивания»  и  силы  «притягивания»)14.  Однозначно  выявить,  какие 
именно из этих факторов определяют миграционный акт, очень трудно. По-
скольку  на  первой  стадии  наряду  с  выталкивающими    факторами,  форми-
рующими  установку  на  переселение,  действуют  и  факторы  притягивающие, 
определяющие, куда человек переселится. «Если в принятии решения мигри-
ровать преобладает влияние первой группы факторов, то миграция определя-
ется преимущественно действием выталкивающих факторов. Если же преоб-
ладает потребность переселиться именно в конкретный район, то решающей 
оказывается вторая группа»15. По мнению некоторых ученых, мигранты, ко-
торые перемещаются в ответ на притягивающие факторы на новом месте жи-
тельства,  обычно  являются  экономически  активными  и  преуспевающими 
людьми.  Наоборот,  мигранты,  которые  перемещаются  в  ответ  на  отталки-
вающие факторы на старом месте жительстве, обычно являются неработаю-
щими  и  нетрудоспособными  людьми  или  людьми  с  низкой  экономической 
активностью16. 
Ставропольский  край  в  этом  отношении  традиционно  обладает  рядом 
притягивающих  факторов.  К  ним  можно  отнести  и  южное  географическое 
положение Ставрополья с удачным сочетанием природно-климатических ус-
ловий, и полиэтничность региона с наличием нескольких активно действую-
 
50

щих диаспор, и развитую инфраструктуру, и  определенное геополитическое 
положение края, находящегося в непосредственной близости от территорий, 
на которых протекали вооруженные конфликты (Чеченская республика, Ин-
гушетия и Северная Осетия, Закавказье). В то же время, для огромного коли-
чества  вынужденных  мигрантов,  находящихся  на  территории  Ставрополь-
ского  края,  определяющими  факторами  для  миграции  явились  выталкиваю-
щие,  действовавшие  в  местах  их  предыдущего  проживания.  Такими  факто-
рами определялось, например, переселение из Турции в середине ХХ века ка-
заков-некрасовцев,  испытавших  там  значительное  этнокультурное  давле-
ние17. Другой пример действия выталкивающих факторов – массовая мигра-
ция на Ставрополье армян, прежде всего из Сумгаита, в результате событий в 
Нагорном Карабахе в 1988 году18. 
Сам по себе Ставропольский край также является носителем ряда чрез-
вычайных факторов, выталкивающих население из данного региона. К таким 
факторам относятся национализм, межэтнические конфликты, падение уров-
ня жизни населения и т.д.  
Ряд  исследователей  предлагает  отдельно  выделять  экстремальные  или 
стрессовые факторы, определяющие вынужденную миграцию. Исследования 
приводят к выводу, что последние годы миграция населения в России вооб-
ще, и в Ставропольском крае в частности, определяется новыми факторами, 
из которых обычно выделяют три группы19.  
Первая группа – распад СССР и процессы, с этим связанные: суверени-
зация  бывших  республик,  национализм,  вооруженные  конфликты,  экономи-
ческий и политический кризис. Эти факторы относятся к чрезвычайным, ока-
зывающим  шоковое  влияние  на  миграцию.  Их  воздействие    формирует  на 
первой  стадии  миграционного  процесса  массовую  готовность  к  экстренной 
миграции, которая, в свою очередь, накладывает отпечаток на последующие 
стадии: изменяются мощность и география миграционных потоков, по-иному 
 
51

проходят  адаптационные  процессы.  Так,  в  Ставропольском  крае  мощность 
миграционного потока беженцев и вынужденных переселенцев за 1992-1997 
годы  выросла  с 8771 до 65277 человек20.  Изменения  произошли  и  в  геогра-
фии  миграций:  наряду  с  традиционными  поставщиками  мигрантов  Закав-
казьем и Средней Азией, на первое место по числу вынужденных мигрантов 
вышла Чеченская республика21. 
Однако  необходимо  отметить,  что  стрессовые  факторы  миграций  не 
стали принципиально новым явлением для Ставрополья. Действие этих фак-
торов  можно  проследить  также  и  в  предыдущие  десятилетия,  например,  в 
том же случае с казаками-некрасавцами или чилийскими беженцами, разме-
щенными в 1976 году в Ставрополе и Невинномысске22. Другое дело, что на 
всем  протяжении  второй  половины  ХХ  века  они  не  порождали  миграцион-
ных потоков такого масштаба, как после распада Советского Союза. 
Вторую группу факторов представляют либерализация и демократиза-
ция жизни в стране, расширение прав и свобод личности, в том числе свобо-
ды  передвижения.  Снятие  ранее  действовавших  ограничений23  повлекло  за 
собой рост эмиграционных процессов. Так, в 1987 году в крае наблюдалось 
резкое увеличение числа греков и немцев, выехавших за границу на постоян-
ное  место  жительства24.  После 1991 года  количество  эмигрантов  различных 
национальностей  возросло  еще  значительней.  Эти  факторы  на  Ставрополье 
имеют  характер  некоторого  компенсаторного  влияния  по  отношению  к 
стрессовым.  
Третья  группа – экономические  преобразования:  становление  рыноч-
ных  отношений,  развитие  частного  предпринимательства  и  землевладения, 
коммерции. Они имеют фундаментальное воздействие на миграции. На Став-
рополье в 1990-е годы стала активно развиваться внешняя трудовая миграция. 
С одной стороны, активно привлекается дешевая иностранная рабочая сила из 
развивающихся стран и стран бывшего СССР: растет число иностранных ра-
 
52

бочих из Турции, Украины, Польши, Грузии, Армении, Болгарии. 
С  другой  стороны,  активизировался  процесс  эмиграции из  Ставрополь-
ского  края  в  страны  дальнего  зарубежья.  По  данным  краевого  Комитета  по 
статистике,  с 1989 по 1995 годы  масштабы  миграции  со  странами  дальнего 
зарубежья  увеличились  в 1,4 раза,  сальдо  миграции  оставалось  отрицатель-
ным  в  результате  превышения  численности  выбывших  над  прибывшими.  С 
1989 по 1995 годы число эмигрантов увеличилось почти на 60%, составив 2,8 
тыс. человек. Основными странами эмиграции являются Германия, США, Из-
раиль и Греция, на которые приходится 98% общего числа эмигрантов25. 
Помимо  факторов  как движущих сил выделяют также такие факторы, 
как структурные (демографические, этнические и др.)26. Они влияют на уро-
вень подвижности населения, структуру миграционных потоков, а некоторые 
(например, этнические) и на направления миграционных связей.  
В основе демографического фактора превалирует субъективный харак-
тер. Он выходит на первый план, когда миграционный акт совершается в со-
ставе  семьи  (например,  дети  с  родителями,  неработающие  взрослые  члены 
семьи  вместе  с  меняющим  место  работы  родственником),  а  также  с  целью 
создания  семьи  или  ее  восстановления.  Последнее  было  очень  характерно 
для  двух  послевоенных  десятилетий,  когда  из-за  границы  к  своим  семьям 
возвращались перемещенные лица27. В последние же годы наметилась устой-
чивая  тенденция  к  брачной  эмиграции,  особенно  женской,  в  основном  в 
страны Европы и Америку.  
Этнический фактор выступает, прежде всего, в качестве объективного. 
Это означает, что миграционные установки человека формируются под влия-
нием  особенностей    этнического  состава  населения,  состояния  межнацио-
нальных  отношений,  определенного  этнокультурного  доминирования,  про-
водимой этнической политики, этнических депортаций и т.д.  
С  другой  стороны,  этнический  фактор  непременно  получает  субъек-
 
53

тивный характер под влиянием психологических характеристик личности по-
тенциального  мигранта,  которые  оказывают  существенное  воздействие  на 
восприятие объективных этнических установок. К ним относятся националь-
ная  самоидентификация,  этническое  самосознание,  чувство  этнической  ро-
дины и т.д.28  
Таким образом, данный фактор наряду с существованием ряда других 
факторов  становится  решающим  для  мотивации  переезда  применительно  к 
этническим миграциям. По определению С. Панарина, этническая миграция 
— это «совокупность миграционных потоков, в каждом из которых численно 
преобладают лица с общей этнической принадлежностью, перемещающиеся 
из  одного  крупного  этнокультурного  ареала  в  другой  по  причине  того,  что 
они ощущают свою отчужденность от отпускающего общества и/или это об-
щество само отторгает мигрантов из-за их этнической принадлежности»29. 
Этнический фактор в свою очередь непосредственно зависит от показа-
теля  этнической  комфортности  населения.  Данный  показатель  представляет 
собой  соотношение  объективных  этнических  составляющих  миграции  (та-
ких,  как  межнациональные  отношения,  языковая  ситуация,  этнический  со-
став) и субъективных  составляющих (этническое самосознание,  стереотипы, 
этнические травмы).  
Субъективными факторами миграций, таким образом, являются те пси-
хологические  характеристики  личности,  которые,  преломляя  объективную 
реальность,  формируют  в  ней  миграционные  установки.  Среди  них  в  свою 
очередь вычленяют: 

экологические – удовлетворенность  или  неудовлетворенность 
природно-географическими  характеристиками  территории,  здо-
ровье и самочувствие человека; 

этнические – этническое самосознание, этнические стереотипы, 
травмы,  связанные  с  депортацией,  желание  исповедовать  этни-
 
54

ческую  религию,  стремление  на  этническую  родину,  желание 
говорить на родном языке, желание общения с родственниками 
и знакомыми; 

политические – чувство  самосохранения,  желание  жить  в  ином 
государстве  при  иной  политической  системе,  возможность  по-
лучения  гражданства  и  регистрации  (прописки),  реализация  из-
бирательных прав; 

экономические – неудовлетворенность работой и уровнем дохо-
дов, жилищными условиями, стремление к реализации предпри-
нимательского потенциала; 

социальные – возможность  получения  образования,  чувство 
безопасности,  социальной  защищенности,  успешность  прижи-
ваемости мигрантов, доступ к ресурсам и благам, желание изме-
нить социальный статус; 

демографические – особенности  половозрастной  подвижности, 
семейные миграционные установки30. 
Все факторы миграций можно объединить понятием «фактор комфорт-
ности»,  носящим  объективно-субъективный  характер.  Это  показатель, «оп-
ределяющий степень комфортности определенной территории для человека, 
который не  является  мигрантом  или  стал  им  и  принимает  решение  о  вселе-
нии в другую местность»31. При этом с одной стороны, фактор комфортности 
основан  на  объективных  факторах  миграции – экономических,  этнических, 
социальных, эколого-географических и других. С другой стороны, он сильно 
зависит от восприятия объективных факторов отдельной личностью. Напри-
мер,  когда  люди  отказываются  выезжать  из  районов  военных  действий  или 
межнациональных конфликтов. 
Таким  образом,  миграционные  установки  любого  человека  формиру-
ются  в  результате  взаимодействия  объективных  и  субъективных  факторов 
 
55

миграции и являются их совокупным результатом. На различных стадиях ми-
грационного процесса данное сочетание является различным. В первую оче-
редь,  конечно,  вступают  объективные  факторы.  Однако,  окончательное 
формирование миграционных установок происходит только в том случае, ес-
ли у потенциального мигранта объективные факторы адекватно сочетаются с 
субъективными,  т.е.  условия  внешней  среды  сочетаются  с  потребностями 
личности.  
На  взаимодействии  объективных  и  субъективных  факторов  строится 
понятие «причины миграции». Так, по мнению Б.С. Хорева, комплекс причин 
миграции обусловливается как объективными факторами, так и внутренними 
потребностями личности32. Потребности и взаимосвязанные с ними ценност-
ные  ориентации,  формирующиеся  в  процессе  социализации,  так  же  как  и 
объективные  факторы,  являются  компонентом  в  механизме  регуляции  ми-
грационного процесса. И потребности, и ценностные ориентации – являются 
одними и теми же регуляторами поведения, однако находящимися на разных 
уровнях отношений социальной действительности. Те и другие являются ре-
зультатом социализации, который корректируется как на основе собственно-
го опыта, так и деятельности того окружения, с которым индивид общается. 
В  основе  причин  миграций  лежат  также  противоречия  между  объек-
тивными и субъективными факторами. Как отмечает А.Г. Зубанов, «именно 
противоречия между уровнем развития личности или ее потребностями и ус-
ловиями  их  удовлетворения  в  той  или  иной  местности  являются  причиной 
миграции»33. Необходимы достаточно сильные противоречия между потреб-
ностями населения и теми условиями, в которых оно живет, чтобы население 
мигрировало.  Кроме  того,  нужны  определенные  психологические  усилия, 
чтобы мигрировать из привычного района в малознакомую местность.  
Противоречие возникает либо в том случае, когда базовые потребности 
личности возрастают в результате дальнейшей социализации (например, по-
 
56

лучения образования в населенном пункте более высокого ранга), либо когда 
ухудшаются  условия  жизни,  например,  вследствие  различных  катастроф. 
Однако  устранить  противоречия  и  удовлетворить  потребности  возможно  и 
без  непосредственного  участия  в  акте  миграции.  Поэтому  ожидаемому  эф-
фекту от переселения противодействует стремление к сохранению прежнего 
положения. 
Переезд  же – событие  исключительное,  требующее  особых  обстоя-
тельств,  а  миграция  является  лишь  одним  из  способов  удовлетворения  по-
требностей. К тому же существует определенная часть населения, не имею-
щая  возможности  удовлетворить  потребности  на  месте,  но  которая,  тем  не 
менее,  не  мигрирует,  поскольку  миграционное  поведение  подразумевает 
чрезвычайную  деятельность.  В  такой  ситуации  возможен  и  противополож-
ный вариант – адаптация своих потребностей к объективным условиям. 
Так, например, определенная часть населения, мигрировавшая в Став-
ропольский край из Чеченской республики в крайне стрессовой ситуации, не 
продолжают миграций, несмотря на отсутствие возможности для удовлетво-
рения многих потребностей34. В данном случае потребности мигрантов адап-
тируются к объективной реальности и существующим условиям.  
А в советский период в этом вопросе наблюдалась еще и такая ситуа-
ция,  когда  потенциальные  мигранты  готовы  были  удовлетворить  свои  по-
требности  путем  переселения,  однако  не  имели  возможности  этого  сделать 
из-за  проводимой  государством  политики.  Так  обстояло  дело  со  многими 
иммигрантами,  пожелавшими  уехать  обратно  на  место  прежнего  жительст-
ва35. 
Причина выступает как особая форма отношений между объективными 
факторами  и  субъективными. «В  контексте  поведения  факторы  выступают 
как объективное, а причины - объективно-субъективное явление. Именно по-
тому, что причина носит объективно-субъективный характер, она может и не 
 
57

сопровождаться  действием,  несмотря  на  достижение  необходимой  остроты 
противоречия между факторами и потребностями»36.  
Следовательно, чтобы факт миграции состоялся, необходимо не только 
существование  определенных  объективных  факторов,  а  также  соответст-
вующих  субъективных,  но  и  наличие  в  личности  потенциального  мигранта 
определенных  психологических  характеристик.  Только  сочетание  всех  этих 
составляющих способно породить непосредственно миграционный акт.  
Следовательно,  применительно  к  миграционным  процессам,  понятия 
«фактор» и «причина» не тождественны. Факторы представляют собой объ-
ективные  условия  жизни,  побуждающие  человека  мигрировать,  а  причины 
являются результатом субъективной оценки личностью данных условий. Эти 
две составляющие, а также третья – личностные психологические характери-
стики потенциального мигранта являются неотъемлемой частью миграцион-
ного процесса, а точнее начальной его стадии – формирования территориаль-
ной подвижности населения.  
Таким  образом,  миграцию  населения  можно  определить  как  совокуп-
ность  территориальных  перемещений  людей,  имеющих  общественную  зна-
чимость или влекущих за собой постоянную или временную смену жительст-
ва. Миграционный процесс в своей эволюции проходит три основные стадии: 
процесс формирования территориальной подвижности населения, собственно 
процесс  переселения  и  адаптацию  мигрантов  на  новом  месте  жительства. 
Миграционные процессы подразделяются по типам, видам и формам.  
На Ставрополье и в советский, и в постсоветский периоды второй по-
ловины ХХ века были представлены все типы и виды миграционных процес-
сов, хотя их соотношение было различным. В зависимости от этого соотно-
шения  менялись,  прежде  всего,  характер  и  длительность  протекания  социо-
культурной адаптации,  а также национально-культурная обстановка в крае. 
Если в 50-80-е годы ХХ века характер миграционных процессов был в 
 
58

основном добровольным, а из причин миграции преобладали экономические, 
то в 1990-е годы на первый план выходят вынужденные миграции, вызывае-
мые  преимущественно  политическими,  национальными,  религиозными,  во-
енными  и  экологическими  причинами.  В  то  же  время  для  советского  этапа 
было  характерно  преобладание  политики  активной  санации  государством  и 
высокий процент планируемых миграций, тогда как в постсоветский период 
обнаруживается переход преимущественно к политике пассивной санации в 
условиях массовых стихийных миграций.  
Различные  типы  и  виды  миграций  формировались  в  Ставропольском 
крае  во  второй  половине  ХХ  века  под  влиянием  объективных  и  субъектив-
ных  факторов,  как  привлекательных,  так  и  отталкивающих,  обусловленных 
условиями окружающей среды. Часть из них является постоянной для Став-
рополья – такие,  как  географическое  положение  и  природно-климатические 
условия.  Другие  постепенно  менялись  со  временем,  как,  например,  уровень 
освоения территории и состав населения. Третьи менялись в зависимости от 
существующей миграционной и национальной политики. На взаимодействии 
и  противоречии  этих  объективных  и  субъективных  факторов  возникали  не-
посредственные  причины  для  совершения  миграционного  акта.  То,  какие 
факторы влияли на миграцию, и каким именно образом они воспринимались 
конкретной личностью с ее психологическими характеристиками, непосред-
ственно  оказывало  влияние  на  процесс  социо-культурной  и  национально-
культурной адаптации мигранта в принимающем обществе, а также на куль-
турную и этническую обстановку в крае.  
 
 
 
 
 
 
59

Глава II. 
Исторические традиции и современность в миграционных процессах на 
Ставрополье во второй половине ХХ века. 
 
2.1. Миграционные  процессы в  Ставропольском крае в  советский 
период (1950-е – конец 1980-х). 
Территория Ставропольского края издревле отличалась большим коли-
чеством миграций. Через нее, как и через всю степную зону Северного Кав-
каза,  проходили пути этнических миграций скифов, сарматов, алан. В IV ве-
ке Ставропольские степи пережили нашествие гуннов, в VI в. здесь рассели-
лись тюркоязычные болгары. На смену им пришли хазары. В Х веке под уда-
рами Киевской Руси государство хазар на Северном Кавказе распалось, и они 
сошли с  исторической арены. В следующем  столетии в  степях  Ставрополья 
стали кочевать половцы. В XIII-XIV вв. Ставрополье разделило судьбу всего 
Северного Кавказа – татаро-монгольское нашествие, однако большинство на-
селения по-прежнему составляли половцы. 
После распада Золотой Орды крупнейшей этнической группой на тер-
ритории  края  были  ногайцы,  которые  вплоть  до XIX века  не  основывали 
здесь постоянных поселений, благодаря кочевому образу жизни. 
Активно формироваться население края стало с XVIII века в результате 
создания Азово-Моздокской укрепленной линии, возведения крепостей и по-
явления казачьих полков, а также с началом хозяйственного освоения – в ре-
зультате  массовых  переселений  русских  и  украинских  крестьян,  а  затем  и 
массового потока беглых крестьян. Создание постоянных селений, а затем и 
городов, стало привлекать на эти земли представителей и других народов. В 
результате к концу XVIII столетия население Ставрополья увеличилось в два 
раза,  став  преимущественно  русским.  Несколько  позже,  уже  в XIX веке, 
здесь стали появляться украинские и татарские переселенцы.  
 
60

В  формировании  населения  края  значительная  роль  принадлежит  ми-
грациям армян, греков, немцев, эстонцев и других народов. Потоки этих ми-
грантов сформировали к ХХ веку демографическую картину края.  
Не менее интенсивными были миграции первой половины ХХ века. Ре-
волюции 1917 года  и  Гражданская  война,  коллективизация  и  массовые  ре-
прессии,  индустриализация и размещение крупной  промышленности в юж-
ных  и  восточных  районах  страны  стали  причинами  активного  вовлечения 
людей  в  миграцию.  Еще  более  важными  факторами  миграций,  как  для  всей 
страны, так и для Ставрополья особенно, стали Великая Отечественная война 
и усиление репрессий в стране.  
Изменение политического режима в СССР в середине 1950-х годов по-
родило  не  только  ряд  новых  факторов  миграций,  но  и  новые  по  своей  сути 
миграционные потоки. Хотя в то же время сохранился преимущественно их 
плановый  характер.  В 50-80-е  годы  ХХ  века    «огромная  миграционная  под-
вижность населения в стране сосуществовала с государственной миграцион-
ной политикой, направленной  на «закрепление» населения, «прикрепление» 
его к местам проживания (такими, например, мерами, как  ограничение про-
писки в больших городах), закрепление сельского населения, с отсутствием в 
стране свободы выбора места жительства, свободы перемещения граждан по 
территории собственной страны» 1.  
В то же время, отдельным явлением, характерным для миграций 1950-х 
годов на Ставрополье оказалось,  прежде всего, возвращение депортирован-
ных народов. Как известно, в 40-е годы из Ставропольского края был депор-
тирован ряд народов: немцы2, карачаевцы, калмыки3. Карачаевцы были рас-
селены  в  Южном  Казахстане  и  Киргизии,  а  калмыки  в  основном  в  Тюмен-
ском районе, Новосибирске4. Кроме того, некоторые народы, не подвергшие-
ся  депортации, «оказались  затронуты  ими  косвенно  или  компенсационно»5. 
Значительные  группы  различных  национальностей  были  переселены,  часто 
 
61

вопреки  своей воле, на освободившиеся территории. 
В 1957 году некоторым «наказанным народам» была возвращена утра-
ченная  ими  в  годы  войны  государственность  и  автономия.  Причем,  что  ха-
рактерно,  еще  до  принятия  решения  о  возвращении,  депортированные  сами 
обратились  к  правительству  с  просьбой  о  возвращении.  Так,  например,  в 
Ставропольский комитет КПСС в 1956 году с такой просьбой было отправ-
лено письмо карачаевцами6.  
Процесс  возвращения  на  родину  депортированных  народов  начался 
практически сразу вслед за обретением государственности. Но ситуация сре-
ди  них  сложилась  далеко  не  одинаковая.  Так,  балкарцам,  чеченцам  и  ингу-
шам статус автономной республики был дарован с самого начала, тогда как 
калмыкам и карачаевцам дали лишь статус автономной области. Но если ка-
рачаевцы и до выселения обладали таким статусом, то для калмыков это бы-
ло  явное  «понижение»:  повышения  статуса  до  республиканского  им  при-
шлось ждать до 29 июля 1958 года. Карачаевцев ущемили иначе: если до де-
портации  существовала  отдельная  Карачаевская  АО,  то  теперь  автономия 
была дарована им лишь вместе с черкесами.  
 Чуть раньше, чем с карачаевцев, 17 марта 1956 года были сняты огра-
ничения по спецпоселению, но без права возвращения на родину с калмыков. 
9 января 1957 года была образована Калмыцкая АО в составе Ставропольско-
го края. Ей была возвращена  прежняя территория республики (кроме Нари-
манского  и  Лиманского  районов,  оставшихся  в  Астраханской  обл.),  восста-
новлены почти все старые названия. Запрет возвращаться на прежнее место-
жительство был тоже отменен. В июне 1957 года сюда вернулись 5782 семьи 
(22202 человека)7. А к концу года это количество составляло уже 35520 чело-
век или 9325 семей8. Кроме территории собственно Калмыкии прибывающее 
население оседало также в Ростовской области, Астраханском крае, а также в 
других районах Ставрополья. Так, например, на Ставрополье осело 120 семей 
 
62

калмыков9.  
Процесс  приема  калмыков  также  не  отличался  хорошей  подготовкой. 
4309  семей  было  размещено  в  землянках,  бараках,  времянках.  А 460 семей 
вообще не были обеспечены никаким видом жилья10. 
Наконец, 29 июля 1958 года Калмыцкая АО Ставропольского края бы-
ла выведена из состава края и преобразована в Калмыцкую АССР.  
Ограничения по спецпоселению карачаевцев были сняты 16 июля 1956 
года (одновременно с ингушами и чеченцами), но сначала без права возвра-
щения на родину11. 9 января 1957 года Черкесская АО преобразована в Кара-
чаево-Черкесскую  АО.  Ей  была  возвращена  территория,  отошедшая  после 
депортации  к  Краснодарскому  краю  и  Грузинской  ССР  (аулы  Хурзук,  Кар-
Джурт, Учкулан, Каменомост, Верхняя и Нижняя Теберда), грузинское насе-
ление  переселено  в  апреле 1957 года,  а  на  бывшей  грузинской  территории 
восстановлены  балкарские  названия12.  Был  отменен  запрет  возвращаться  на 
прежнее  местожительство,  и  закреплено  новое  административно-
территориальное  деление  территории13.  Предполагалось,  что  Карачаево-
Черкессия сможет принять 21050 семей (6250 семей в Карачаевском районе, 
1850 – в  Зеленчукском, 2100 – в  Предградненском, 3000 – в  Усть-
Джегутинском, 5700 – в  Мало-Карачевском, 2450 – в  Черкесском, 700 – в 
Адыге-Хабльском, 1000 – в Хабезском)14.  
Возвращение карачаевцев шло очень интенсивно. К июню 1957 года в 
край  вернулась 10591 семья  (вместо  запланированных 10000), несмотря  на 
неподготовленность  края  к  тому,  что  бы  принять  такое  количество  семей. 
Как  отмечается  в  протоколах  Крайкома  Ставропольского  края: «предвари-
тельная работа по подготовке условий для размещения прибывающих семей 
проведена  не  была»15.  На 1 октября 1957 года  в  край  прибыла 12141 семья 
карачаевцев (47733 человека). Основная масса  населения вернулась в те ау-
лы,  где  жила  раньше16.  В  то  же  время,  большая  часть  карачаевцев  рассели-
 
63

лась  в  Карачаевском,  Усть-Джегутинском,  Мало-Карачаевском,  Зеленчук-
ском районах и лишь небольшая часть в Предградненском и других районах. 
Такое  расселение  создало  значительные  трудности  в  трудоустройстве  при-
бывших17.  В  связи  с  этим  в 1958 году  прибывающих  карачаевцев  стали  на-
правлять только в те места, где можно было обеспечить их работой18. Чтобы 
трудоустроить прибывшее население, стали организовывать дополнительные 
производства и расширять уже существующие. Так, например, было органи-
зовано лесопиление в Верхней Теберде, производство бутового камня, разра-
ботка доломитного камня19. Труд переселенцев в первое время носил зачас-
тую сезонный характер в сельском хозяйстве. Особенно характерно это было 
для Карачаево-Черкессии, учитывая, что условия ведения сельского хозяйст-
ва  там  значительно  отличались  от  основных  видов  работ  Ставропольского 
края, так как там в большей степени велась обработка почвы на живом тягле 
(потому что не везде могли работать тракторы из-за особенностей ландшаф-
та).  Это  дало  возможность  занять  до 8 тысяч  человек  дополнительно.  Еще 
1200-1300 человек было трудоустроено во вновь созданных 5 совхозах в ско-
товодстве. Кроме того, Ставропольский Совнархоз стал проводить мероприя-
тия по развитию местной промышленности и предприятий, что также созда-
вало дополнительные рабочие места20. 
Одновременно  была  дана  установка  на  то,  что  бы  в  первую  очередь 
принимать  карачаевцев  для  комплектования  служащих  и  рабочих  кадров 
МТС, артелей промысловой кооперации, в совхозы, колхозы, предприятия и 
стройки, на руководящую работу в аппарат местных советов21. 
Естественно,  что  приезд  на  заселенные  территории  такого  количества 
людей другой национальности был воспринят местным населением негатив-
но, в связи с чем Крайком КПСС Ставропольского края был вынужден отдать 
распоряжение  о  том,  что  необходимо  «решительно  пресекать  всякие  дейст-
вия и проявления, направленные на разжигание национальной розни и нездо-
 
64

ровых  отношений  между  местными  жителями  и  прибывающим  населени-
ем»22.  Столкновения  с  местным  населением  происходили  еще  и  из-за  того, 
что  после  выезда  карачаевцев  местные  заняли  самовольно  их  дома,  а  после 
возвращения  стали  предлагать  им  купить  их  по  спекулятивной  цене,  по-
скольку  по  закону  дома,  ранее  принадлежавшие  переселенцам,  им  не  воз-
вращались23.  
 Тем  не  менее,  несмотря  на  все  недостатки,  государственная  система 
достаточно  эффективно  работала  над  проблемой  хозяйственной,  трудовой, 
социальной адаптации прибывающих переселенцев. Большинство проблем с 
размещением  и  трудоустройством  людей  было  решено  к  концу 1957 года. 
Правда,  для  этого  потребовалось  временно  приостановить  возвращение  де-
портированных народов, в связи с невозможностью обеспечить их в зиму хо-
тя бы жильем. Для этого был предпринят ряд мер, таких, например, как ли-
шение льгот прибывающих неорганизованно, т.е. без переселенческих биле-
тов (были введены для планового размещения населения)24. 
Надо отметить, что люди, которых в 1940-х депортировали, оказались 
не похожи на людей, которые в 1950-х возвращались. На момент депортации 
те же кавказские народы в подавляющем своем большинстве были бедными 
и малообразованными. В тех крайне тяжелых условиях, в которых они оказа-
лись, выжить могли только самые дееспособные и инициативные. «Вместе с 
тем их окружение в Средней Азии и Казахстане было еще более отсталым и в 
социальном плане  менее  мобильным, что давало депортированным народам 
довольно  хорошие  перспективы  и  прочные  позиции  в  структуре  занятых  и 
возможность  хорошо  выучить  своих  детей»25.  Кроме  того,  часть  северокав-
казских народов (как правило, члены смешанных семей, но и не только) ос-
талась в Средней Азии, что привело к образованию своего рода «внутренних 
диаспор» в пределах СССР.  
Таким  образом,  возвращение  на  Ставрополье  в 1950-е  годы  ранее  де-
 
65

портированных  народов  явилось  одним  из  важнейших  миграционных  пото-
ков в 50-е – 80-е гг. ХХ века, существование которого породило ряд социаль-
но-экономических, политических, культурных и межэтнических последствий 
не только в ближайшем, но также и в отдаленном будущем. 
В 1950-е – 80-е годы основными направлениями миграции в СССР яв-
лялись перемещения из деревни в город, из малых городов – в большие, из 
освоенных  районов – в  районы  нового  хозяйственного  освоения.  Ставро-
польский край здесь не явился исключением.  
1960-е – 70-е годы на Ставрополье – это время интенсивных миграций 
сельского населения в города, особенно молодежи. При этом следует иметь в 
виду, что приезжающим в села края в большинстве случаев приходилось са-
мостоятельно    устраивать  свое  жилье,  тогда  как  приезжающие  в  города  на 
стройки  и  предприятия  сравнительно  лучше  обеспечивались  государствен-
ным жилым фондом. Как отмечал сельскохозяйственный отдел Ставрополь-
ского Крайкома КПСС, причины этих миграций были исключительно много-
образны  и  связаны    едва  ли  не  со  всеми  сферами  социальной  жизни  дерев-
ни26.  
На  момент  переписи 1970 года  процесс  миграции  в  Ставропольском 
крае был несколько более интенсивным, чем по стране в целом. Однако дос-
тигалось это в основном за счет отдыхающих на курортах края.  
По переписи населения 1970 года численность населения Ставрополь-
ского  края  составляла 2305,8 тысяч  человек.  По  сравнению  с  предыдущей 
переписью 1959 года этот показатель вырос на 416 тысяч (22 %), в том числе 
за  счет  механического  прироста  на 175,5 тысяч  человек27.  В  период  после-
дующих трех лет (1971-73) механический прирост в крае составил 38 тысяч 
человек, причем внутрикраевая миграция за эти годы не была интенсивной – 
в среднем за год внутри края перемещались 75 тысяч. 
Численность  сельского  населения  Ставропольского  края  между  двумя 
 
66

переписями выросла незначительно – на 1,8 %. Такая стабилизация явилась 
результатом миграции сельского населения в города, а также преобразовани-
ем сел в городские поселения. В 60-е годы – период самой активной транс-
формации  сельского  расселения  на  Ставрополье – сеть  сельских  поселений 
сократилась почти на 50%. Столь существенное сокращение числа сельских 
поселений происходило, в первую очередь, за счет ликвидации мелких посе-
лений, особенно людностью до 50 чел. При среднем сокращении числа сель-
ских поселений в районе за рассматриваемый период в 1,7-2 раза, число са-
мых  мелких  поселений  сократилось  почти  в 6 раз,  в 2,2 раза  уменьшилось 
число поселений людностью 51-100 чел., а в целом число мелких поселений  
сократилось почти на 80%28. 
В 1965-69 гг. сельское население переселялось в основном в пригород-
ные районы – «интенсивность механического прироста в Шпаковском, Пред-
горном и Георгиевском районах превышала 10 %»29. В то же время происхо-
дил  отток  населения  из  Восточной  и  Центральной  зон,  находящихся  в  рай-
онах  с  менее  благоприятными  природными  условиями,  за  пределами  зоны 
влияния больших городов. 
В сельской местности района в 70-е годы, несмотря на отрицательное 
сальдо  миграции,  естественное  движение  населения  обеспечивало  его  при-
рост,  но  в  результате  преобразования  ряда  сел  в  городские  поселения  чис-
ленность  сельского  населения  сократилась  на 4%. Так,  заметно  упала  чис-
ленность  населения  в  Советском,  Грачевском,  Петровском,  Курсавском  и 
Труновском  районах30.  В  то  же  время  в  начале 1970-х  годов  заметный  при-
рост населения произошел в Левокумском районе (в основном за счет увели-
чения  числа  работающих  в  нефтяной  промышленности)  и  Предгорном  рай-
оне (в связи с благоприятным климатом, а также экономическими условиями 
и близостью к городам-курортам).  
В результате двухгодичного среза (1968-69) выяснилось, что большин-
 
67

ство мигрировавших в городскую местность избрало местом жительства бо-
лее  крупные  города: 20,3 % - Ставрополь, 41,8 % - города  с  численностью 
жителей  от 50 до 100 тысяч  (Минеральные  Воды,  Ессентуки,  Пятигорск, 
Черкесск, Кисловодск) и лишь 19 % - малые города с численностью до 20 ты-
сяч человек31. Кроме того, наблюдался значительный механический прирост 
населения  сельской  местности  в  населенных  пунктах,  прилегающих  к  горо-
дам Ставрополь, Черкесск, Георгиевск и отчасти к городам Кавмингруппы с 
целью прописки в этих районах и работы в городах. 
В 80-е годы ХХ века начинают происходить качественные изменения в 
характере сельских миграционных процессов. Большая часть центрального и 
восточного  районов  в 1979-1988 гг.  начинает  испытывать  приток  мигран-
тов32. 
Что касается городского населения, то его численность к 1970 году вы-
росла на 66,8 %, а удельный вес – на 9 %. Прирост населения в городах про-
исходил  за  счет  трех  факторов:  естественного  прироста,  преобразования 
больших сел в города, а также механического прироста. Последний состоял 
из двух потоков: прибытие в край населения из других краев и областей - 26 
% от общего прироста (105 тыс. чел.) и миграция из сельской местности - 16 
% (61 тысяча человек)33. Большой рост городского населения в этот период 
произошел в городах с быстро развивающейся промышленностью – Ставро-
поле, Нефтекумске, Изобильном, Невинномыске, Черкесске.  
Среди причин миграции прибывающие из-за пределов края указывали 
следующие: переезд с семьей – 48 %, личные причины – 38 %, приезд на уче-
бу – 5 %, направление на работу после вуза – 2 %, направление по общест-
венному призыву – 2 %, перевод по службе – 2 %, направление по оргнабору 
– 1 %, плановое переселение – 0,01 %, иные причины – 3 %. 
Среди причин переезда по краю соотношение причин оказалось почти 
таким  же,  однако,  значительно  возросло  количество  людей,  переехавших  с 
 
68

целью учебы – 24 %. Такая же картина оказалась характерна и для Карачае-
во-Черкессии34. 
Таким образом, процент плановых переселений в край (распределение 
после вуза, направление по оргнабору, плановое переселение) оказался край-
не  незначительным – 2-5 % от  общего  числа  мигрантов.  Примером  такого 
планового  набора  может  служить  оргнабор  рабочей  силы  в  Дагестане  для 
нужд овцеводства, в результате чего количество только даргинцев в Ставро-
польском крае выросло с 748 человек в 1959 до 6600 в 1970 году35. Такая же 
картина была характерна и для плановых переселений из края. При этом ос-
новными  направлениями  плановых  переселений  являлись  Архангельск,  Ир-
кутск, Красноярск, Свердловск, Магадан, Коми АССР36.  
Что  касается  миграционного  обмена  между  Ставропольским  краем  и 
Союзными  республиками,  то  здесь  картина  была  несколько  иной,  чем  по 
стране в целом. Если со второй половины 50-х вплоть до середины  70-х го-
дов ХХ века отличительной  чертой для России было отрицательное мигра-
ционное сальдо в межреспубликанском обмене (в основном из-за начавшего-
ся  освоения  целинных  и  залежных  земель)37,  то  для  Ставропольского  края 
этот показатель был положительным вплоть до середины 80-х годов38.  Есте-
ственно, что миграционные обмены с республиками СССР были различными 
по  численности  и  имели  различные  для  Ставрополья  сальдо  миграции.  Так, 
наиболее интенсивными с 50-х по середину 80-х годов ХХ века являлись ми-
грационные  обмены  с  Казахстаном,  Украиной,  Узбекистаном,  Азербайджа-
ном и Грузией. При этом основной механический прирост в Ставропольском 
крае шел также за счет этих республик. В то же время значительно менее ин-
тенсивным был обмен с Прибалтийскими республиками и Молдавией. С ни-
ми же, как правило, у Ставропольского края было отрицательное сальдо ми-
граций39.  Конечно,  на  протяжении  трех  десятилетий  показатели  по  отдель-
ным республикам менялись, но в целом сохранялась именно такая тенденция.  
 
69

Особенностью  миграций  на  Ставрополье  являлась  полиэтничность 
мигрирующего  населения.  Так,  например,  в 1980 году  основной  поток  ми-
грантов составляли русские – около 78 %. В то же время он был представлен 
украинцами – 4 %, армянами – 2 %, татарами – 1 %, белорусами – 0,8 %, ев-
реями – 0,3 %, грузинами – 0,3 %, азербайджанцами – 0,7 %, туркменами – 
0,1 %, черкесами - 1,7 %, карачаевцами – 2 % и т.д. За десять лет, начиная с 
1970 года, почти в 3 раза выросла численность немцев (за счет миграций из 
других  районов  страны)40.  Районами  проживания  немцев  на  Ставрополье 
стали Георгиевский, Кировский и Курской. Также, в три раза к началу 1980-х 
годов возросло число греков за счет переселенцев из других территорий. Они 
сконцентрировались  преимущественно  в  сельской  местности  Предгорного, 
Георгиевского,  Зеленчукского    районов  и  на  КМВ41.  При  этом,  если  боль-
шинство украинцев и армян переселялось из-за пределов края (81,8 % и 78,4 
%  соответственно),  то  такие  народы  как  карачаевцы,  ногайцы,  абазины  и 
черкесы в основе своей мигрировали в пределах края42. 
Нельзя утверждать, что в 50-80-е годы ХХ века наблюдался исход рус-
ских на их историческую родину. Однако, уже с 60-х годов в ряде союзных  
республик стали формироваться реальные предпосылки для оттока русского 
населения.  Этими  предпосылками  явились  «повышение  миграционной  под-
вижности сельских жителей коренных национальностей и их миграция в соб-
ственные   города, а  также   нарастание  бытового  национализма    (оба  эти 
процесса, по-видимому, были взаимосвязаны)»43. 
Что касается внешних миграций (эмиграции и иммиграции) в Ставро-
польском  крае  в 50-х – 80-х  годах  ХХ  века,  то  по  отношению  к  остальным 
миграционным  потокам  они  составили  в  принципе  незначительную  часть, 
как  и  в  целом  по  стране.  В  то  же  время,  не  смотря  на  небольшой  объем 
внешних миграций, нельзя не отметить их значимость и определенное влия-
ние в жизни Ставропольского края 50-х – 80- годов. В рассматриваемый пе-
 
70

риод здесь также существовали характерные потоки. 
 Первым направлением во внешних миграциях можно выделить имми-
грацию в Россию с расселением в Ставропольском крае целых групп пересе-
ленцев. К данному направлению необходимо отнести, прежде всего, пересе-
ленческое движение в 50-е – 60-е годы ХХ века казаков-некрасовцев и моло-
кан из Турции.  
В 1961-62 годах в Генконсульство СССР в Стамбуле обратились турец-
кие подданные – русские казаки-некрасовцы и молокане, которые были вы-
сланы в Закавказье в 1839 году,  с просьбой оказать им содействие во въезде 
в Советский Союз на постоянное жительство. Генконсульство поддержало их 
ходатайство и сочло возможным выдать визы на въезд в СССР44.  
Первые переселенцы прибыли в Ставропольский край из районов Чече-
но-Ингушской автономной республики еще в 1957 году, когда их оттуда вы-
селили, освобождая дома выселенных чеченцев45. Еще часть приехала через 
Азербайджанскую  ССР,  а  также  Астраханскую  область (37 семей).  По  со-
стоянию на 1964 год в крае проживало 548 семей переселенцев из Турции, из 
них казаков-некрасовцев – 226 семей (1028 человек) и молокан – 322 семьи 
(1756 человек). Они были расселены в 12-ти совхозах и 3-ти колхозах46. Пе-
реселенцев из Турции разместили в четырех районах края: в Левокумском (в 
совхозах  «Октябрьский», «Виноградарь», «Бургун-Маджарский», «Левокум-
ский»),  Арзгирском  (в  совхозах  «Турксад», «Арзгирский», «Красный  Ма-
ныч» и ряде колхозов), Благодарненском (в совхозах «Каменобалковский» и 
«Ставропольский») и Михайловском - в опхозе ВНИИОК «Темнолесский»47.  
Прибывшие  переселенцы  из  Турции  заявляли,  что  турецкие  власти  в 
отношении  русских  людей  проводили  политику  отуречивания  и  ассимиля-
ции, им запрещалось разговаривать на родном языке, обучение в школах бы-
ло доступно только до 5 класса, да и то далеко не всем. Подавляющее боль-
шинство приехавших было безграмотным48. Из всех переселенцев только 19 
 
71

человек  имело  образование 6-8 классов  и  лишь  один  законченное  среднее 
образование49.  
Переселенцам из Турции выдавалось разовое государственное пособие 
в размере 300 рублей на главу семьи и по 60 рублей на каждого члена семьи. 
Кроме того, совхозы и колхозы обеспечивали их продуктами питания, хозяй-
ственным инвентарем. Некоторым были предоставлены бесплатный отдых и 
лечение в домах отдыха и санаториях страны50.  
Заработная  плата  переселенцев  была  более  высокой,  чем  заработная 
плата рабочих коренного населения, так как руководители совхозов и колхо-
зов предоставляли им более высокооплачиваемую работу, учитывая времен-
ные  трудности  и  многодетность  прибывших  семей51.  Почти  все  прибывшие 
были  трудоустроены,  исключая  многодетных  матерей,  которые,  тем  не  ме-
нее, зачастую подрабатывали сезонно52. 
В тоже время в 1964 году среди семей переселенцев из Турции оказа-
лось 195 человек престарелого возраста и 36 инвалидов. По существовавше-
му  закону  о  государственных  пенсиях  органы  социального  обеспечения  не 
могли назначить им пенсии по старости или инвалидности в связи с отсутст-
вием у них документов о трудовом стаже. Часть этих людей  до переселения 
работала в своих личных хозяйствах. В связи со сложившейся ситуацией ис-
полком Ставропольского края предложил назначать в виде исключения дан-
ным гражданам ежемесячные пособия из средств местного бюджета в разме-
рах до 30 рублей. К данной категории было решено отнести мужчин старше 
60-ти лет, женщин старше 55-ти, инвалидов всех трех групп, а также семьи, 
потерявшие кормильцев с тремя и более несовершеннолетними или нетрудо-
способными детьми53. 
Учитывая,  что  абсолютное  большинство  переселенцев  было  неграмот-
ным и не владело никакими специальностями, была организована специаль-
ная система их образования. Так, за 1962 и первое полугодие 1963-64 учеб-
 
72

ных годов было обучено 1371 человек среди взрослого населения54. Прибы-
тие в отдельные хозяйства большого контингента детей переселенцев приве-
ло  к  чрезмерной  перегрузке  школ,  в  связи  с  чем  в  крае  стали  открываться 
новые  школы55.  Так,  в 1963 году  в  совхозе  «Левокумский»  была  введена  в 
эксплуатацию школа на 280 мест, открыта школа в совхозе «Терек» Прикум-
ского района56. Кроме того, несколькими сельскими школами была организо-
вана посылка личных библиотечек для детей (всего послано 302 библиотеч-
ки)57.  
Для ликвидации неграмотности и малограмотности среди взрослого на-
селения  переселенцев  из  Турции  было  создано 9 школ  ликбеза, 5 учебных 
комбинатов и 2 вечерние школы сельской молодежи с сокращенным сроком 
обучения, где обучалось 303 человека, еще 126 человек обучалось на дому58. 
Также было организовано обучение, главным образом молодежи, различным 
специальностям, необходимым для сельскохозяйственного производства59. 
Не оставили без внимания и детей дошкольного возраста. Были допол-
нительно построены детские сады-ясли в совхозах «Левокумский», «Бургун-
маджарский» и опхозе «Темнолесский», что позволило принять еще 300 де-
тей переселенцев помимо 300 уже устроенных60. 
Однако не все совхозы и колхозы оказались способны разместить пере-
селенцев  в  нормальных  условиях  и  предоставить  им  все  необходимое.  Не-
редки были случаи, когда не было жилья, мебели, многих необходимых для 
жизни  вещей,  в  неудовлетворительном  состоянии  находилось  медицинское 
обслуживание и т.д. Так, например, в совхозе «Каменнобалковский» пересе-
ленцев поселили во вновь обустроенном здании конторы совхоза, где не бы-
ло никаких подсобных помещений, а отдельные комнаты не отапливались. А 
в совхозе «Красный Маныч» часть семей не была обеспечена столами, стуль-
ями,  кроватями,  поэтому  им  приходилось  спать  на  земляных  полах  при 
большой  скученности  народа61.  Неудовлетворительные  условия  для  приема 
 
73

переселенцев были связаны,  в первую очередь, с прибытием слишком боль-
шого количества семей в короткий срок. 
Кроме  того,  характерным  для  переселенцев  из  Турции  являлось  нали-
чие многодетных семей  - по 8-10 и даже 13 человек при одном трудоспособ-
ном. Главы таких семей высказывали озабоченность тем, смогут ли они при 
заработной  плате 60-70 рублей  материально  обеспечить  семью.  Так,  напри-
мер, один из переселенцев, Коновалов А.А., имеющий семью из 13 нетрудо-
способных человек, проживал в совхозе «Красный Маныч» в двух комнатах 
без мебели. В связи с неудовлетворительными условиями проживания и низ-
кой зарплатой, он стал высказывать намерение обратиться с просьбой о воз-
вращении  на  жительство  в  Турцию,  где  у  него  была  своя  мельница,  дом  и 
другое хозяйство62. Такой случай не был единственным.  
При личной беседе с другой частью переселенцев выяснялось, что тру-
довое  и  хозяйственно-бытовое  устройство  их  устраивает,  однако  жить  в 
СССР они не могут по религиозным соображениям. Желающие выехать мо-
локане  боялись  потерять  свою  религию.  Их  верования  подразумевали  воз-
можность собираться всей общиной на рождение ребенка, свадьбы и смерть. 
Кроме  того,  молоканам  запрещено  есть  свинину,  что,  естественно,  совер-
шенно не учитывалось в общественных столовых, где зачастую питались их 
дети63.  
Дополнительным фактором для недовольства стала система расселения 
переселенцев в Ставропольском крае по шести сельским районам в отличие 
от Турции, где они проживали в двух селах. Такое расселение не позволяло 
им отправлять религиозные обряды. Кроме того, зачастую оказывались раз-
биты по разным местам поселения семьи, что было связано в первую очередь  
с неодновременным прибытием членов семей из Турции.  
В  связи  с  этим,  к 1968 году  от  сорока  семей  переселенцев  молокан  в 
Совет Министров СССР, Министерство иностранных дел и Общество Крас-
 
74

ного Креста и Красного полумесяца поступили прошения о возвращении на-
зад в Турцию64. Некоторые ездили сами в Москву, обращались даже лично к 
Н.С.  Хрущеву  (например,  семьи  Самариных,  Портновых,  Коноваловых,  По-
рошиных, Черемисиных, Гавриловых и т.д.)65. В течение трех лет они проси-
ли выдать им турецкие паспорта и разрешить выезд в Турцию, при этом со-
ветские паспорта сдавали в милицию и отказывались забирать их обратно66. 
Одновременно часть молокан проводила агитационную работу среди пересе-
ленцев о возвращении назад в Турцию.  В выезде переселенцам было отказа-
но. Главы этих семей в результате были осуждены за тунеядство, получив от 
1 до 4 лет. На этом движение за возвращение завершилось.  
Переселение  казаков-некрасовцев  и  молокан  из  Турции  создало  кон-
фликтную ситуацию с  местным населением.  Мигранты жаловались, что  ме-
стные  жители  постоянно  обзывают  их  «турками»  и  предлагают  убраться  в 
Турцию. Такая реакция была вызвана недовольством тем, что переселенцам 
уделяется  много  внимания,  в  том  числе  и  в  материальном  отношении:  они 
лучше снабжаются, покупают все вне  очереди,  им предоставляется возмож-
ность  иметь  скота  выше  нормы,  у  них  выше  зарплата,  они  не  работают  по 
субботам67.  
К  первому  же  направлению  относится  переселение  в 1976 году  на 
Ставрополье чилийских политэмигрантов. Семьи чилийцев были размещены 
в Ставрополе и Невинномысске, обеспечены жилплощадью, питанием, сред-
ствами  на  экипировку.  До  предоставления  жилья  им  оплатили  расходы  на 
проживание  в  гостиницах.  Трудоспособные  мигранты  были  трудоустроены, 
остальным предоставлены пособия68.  
Следующим  характерным  явлением  в  миграционных  процессах 50-х – 
70-х  годов  ХХ  века  на  Ставрополье  было  возвращение  эмигрантов.  Так,  на 
1961  год  в  Ставропольский  край  прибыло 145 семей  и  одиноких,  из  них  за 
период 1955-56 годов – 69 семей, за 1957-60-е годы – 68 семей, в 1961 году – 
 
75

8 семей69. В основном эта категория переселенцев приезжала из США, Кана-
ды,  стран  Европы,  Уругвая,  Австралии.  Часть  этих  переселенцев  эмигриро-
вала из России еще до революции, после нее и во время Гражданской войны, 
часть  была  угнана  из  СССР  во  время  Великой  Отечественной  войны,  еще 
один  поток  составили  граждане  СССР,  вступившие  в  брак  с  иностранцами 
(преимущественно из Восточной Европы).  
Характерным явлением для Ставрополья была иммиграция из-за грани-
цы  черкесов,  в  связи  с  подъемом  среди  них  движения  за  возвращение.  Эту 
группу мигрантов составляли подданные Сирии, Иордании70. 
Особенное внимание уделялось государством переселенцам из русских 
колоний  в  других государствах.  Связано  это  было  с  проводимой  политикой 
по  возвращению  русских  эмигрантов,  которая  была  вызвана,  прежде  всего, 
усилением  «рекламы»  социальных  условий  жизни  при  социализме,  а  также 
формированием положительного облика СССР в международном мире. Так, 
например,  Консульский  отдел  просил  уделить  особое  внимание  семье,  при-
бывшей  из  Уругвая,  и  удовлетворить  ее  просьбы, «принимая  во  внимание 
нежелательную…  реакцию  среди  членов  колонии  Сан-Хавьер  о  положении 
семьи Бугаевых в Советском Союзе»71. Другой иллюстрацией может служить 
решение вручить вид на жительство семье Каскалян (гражданам Ирана, про-
живающим в Сиднее) в торжественной обстановке в Русском общественном 
клубе  Сиднея,  что  должно  оказать  «положительное  влияние  на  русскую  ко-
лонию в Сиднее»72.  
 Следующее  направление  во  внешних  миграционных  процессах  Став-
ропольского края – это международная трудовая и учебная миграция. В 60-
70-х  годах  наибольшее  число  мигрантов  этой  категории  было  из  Болгарии. 
Во многом это было связано с установлением Советско-Болгарских дружест-
венных отношений. Так, в 1957 году на Ставрополье прибыла первая болгар-
ская делегация (к 400-летию присоединения Черкессии). Следующая делега-
 
76

ция посетила край через год. В октябре 1976 года в Ставрополь прибыло 400 
работников заводов, фабрик, учителей, врачей и т.д. Болгары  стали частыми 
гостями коллектива Ставропольского завода «Электроавтоматика». Они ста-
ли принимать активное участие в проводимых здесь семинарах «Интерэлек-
тро» в рамках СЭВ,  в выработке совместных программ научно-технических 
исследований. В этот период развивались деловые контакты между заводом 
швейного объединения «Весна» и болгарским предприятием им. Корчагина, 
Ставропольским филиалом фабрики «Машук» и болгарским промышленным 
производственным  комбинатом  им.  Димитрова,  мебельным  объединением 
«Ставрополье» и мебельной фабрикой им. Абаджиева и т.д.73  
Определенное место в миграционных процессах занимала также учеб-
ная  миграция.  Так,  например,  в 1981 году  в  крае  обучалось  более 500 ино-
странных студентов из стран Азии и Африки74. 
Кроме того, в рассматриваемый период для Ставропольского края была 
характерна также международная туристическая миграция. Сюда можно от-
нести, например, обмен делегациями со странами Восточной Европы, в част-
ности, Болгарией. В начале 1980-х годов возросли тенденции к расширению 
связей жителей греческой национальности с родственниками из Греции, рез-
ко  увеличилось  количество  взаимных  поездок75.  Общение  с  земляками  вы-
звало рост национального самосознания – зашла речь о необходимости изу-
чения греческого языка и развитии других аспектов национальной культуры. 
Другой поток туристической миграции составили религиозные деятели. 
Так, в 1977 году в крае собрались иностранные гости – участники «Всемир-
ной религиозной конференции за прочный мир, разоружение и справедливое 
отношение  между  народами»,  которых  принимали  ставропольские  бапти-
сты76. Баптисты в плане миграций вообще являлись самой активной религи-
озной  общиной  края.  Помимо  этой  делегации  они  принимали  главного  ре-
дактора центрального органа баптистов ФРГ77, делегацию пятидесятнических 
 
77

церквей из Польши78, делегацию южной баптистской конвенции из США79. В 
свою очередь представители ставропольской баптистской церкви выезжали в 
Венгрию, США80. 
Ставропольский край также посещали крупнейшие религиозные иерар-
хи Сирии и Ливана81, паломники из Среднеевропейского Экзархата Москов-
ской Патриархии из Западного Берлина82, посол Израиля Арел83.  
И, наконец, последним направлением во внешней миграции можно вы-
делить  эмиграцию  из  Ставропольского  края  за  рубеж.  По  количественным 
характеристикам  в  рассматриваемый  период  это  самый  незначительный  по-
ток  при  достаточно  большом  числе  потенциальных  эмигрантов.  Эмиграци-
онные настроения были характерны в основном для молокан и некрасовцев, 
немцев, греков, евреев. Советское государство в ответ не просто ограничива-
ло выезд, но и принимало меры по преодолению тенденции населения к вы-
езду за рубеж на постоянное место жительства. Правительство требовало не 
только  проводить  систематическую  работу  по  анализу  причин  выезда,  но 
также  проявлять  заботу  об  удовлетворении  потребностей  в  национальном 
самовыражении, реализации социальных гарантий и пресекать попытки дис-
криминации по национальным мотивам. Однако говорить о реальном вопло-
щении данных требований в жизнь не приходится. 
В конце 80-х годов обнаруживаются новые явления и тенденции в ми-
грационных процессах на Ставрополье.  
Во-первых, обозначилось снижение количества мигрантов, особенно с 
появлением первых симптомов социально-экономического кризиса. Так, если 
в 1980 году на Ставрополье было зарегистрировано 293 тыс. мигрантов, то  в 
1989 году их количество составило 230,6 тысяч84.  
Во-вторых, стрессовая миграция, явление в принципе не новое для это-
го  периода,  стала  приобретать  невиданный  ранее  масштаб  и  стихийный  ха-
рактер. Связано это было, прежде всего, с событиями в Нагорном Карабахе, к 
 
78

которым затем добавилось Спитакское земелетрясение. В 1988 году Ставро-
польский край принял поток беженцев из Сумгаита и городов Армении при 
одновременном оттоке лиц азербайджанской национальности. Максимальная 
нагрузка  по  приему  переселенцев  легла  на  города  Кавминвод,  Ставрополь, 
Георгиевск,  Буденновск – места  традиционного  расселения  армян.  Прибыв-
шие стали размещаться не только у родственников и знакомых, но и на част-
ных квартирах, гостиницах, вокзалах85. В результате власти края столкнулись 
с тем, что новый миграционный поток не поддается контролю. Результатом 
этой миграции стала активизация национального движения как среди армян, 
так и среди русских, появление сепаратистских настроений. Были отмечены  
случаи  инспирирования  очагов  национального  возбуждения  среди  местного 
армянского населения с целью побуждения его к более активной поддержке 
«карабахского  движения».  Кроме  того,  в  Ставрополе,  Пятигорске  и  Георги-
евске стали создаваться национальные комитеты по оказанию поддержки ка-
рабахским армянам86.  
В-третьих, обозначился рост числа эмиграций в связи со снятием мно-
гих, ранее действовавших ограничений87. В результате резко возросло число 
выехавших различных национальностей, в первую очередь немцев и греков.  
Таким образом,  миграционные процессы в  Ставропольском крае  в пе-
риод 1950-х – 1980-х годов характеризовались преимущественно социально-
экономическим характером, направленностью потоков из сел в города, нали-
чием  так  называемых  «добровольно-принудительных»  миграций  (плановых 
переселений,  наборов,  распределений),  сильной  ограниченностью  внешних 
миграций, особенно эмиграции.  В то же время, не смотря на ряд общих, ха-
рактерных для этого периода, черт, миграционное движение не являлось по 
своей сути чем-то абсолютно однородным. Оно подразделялось на ряд пото-
ков, различных по содержанию и объему. Некоторые из этих миграционных 
потоков  наложили  серьезный  отпечаток  на  социо-культурную  и  националь-
 
79

ную жизнь края, положив начало  этническим конфликтам и росту национа-
лизма. С другой стороны, этнические миграции способствовали росту нацио-
нального самосознания и стимулировали интерес к собственной культуре. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
80

 
2.2. Распад СССР: миграции населения Ставрополья в новых гео-
политических условиях. 
С началом 90-х годов характер, направление, численность и состав ми-
грационных процессов существенно изменились. После Беловежских  согла-
шений произошла институализация распада Союза, и начался процесс дезин-
теграции,  сопровождавшийся  разрывом  культурных,  информационных  и 
экономических связей. Прежде всего, распад Советского Союза в 1991 году 
повлек за собой дестабилизацию социальной, политической и экономической 
обстановки. В геополитическом пространстве бывшего СССР началось фор-
мирование дифференциации между возникшими государствами в отношении 
политических  систем,  характера  и  скорости  протекания  экономических  ре-
форм,  сопровождавшихся  развитием  рыночных  отношений,  спадом  произ-
водства, инфляцией, безработицей. В социальной области обозначился подъ-
ем национализма, стали возникать или быстро разрастаться этнические кон-
фликты, что сопровождалось у людей боязнью потерять гражданство страны 
происхождения,  ущемлением  их  в  правах. «Население  СССР  оказалось  раз-
делено  гражданством,  правовыми,  языковыми,  валютными  и  таможенными 
барьерами, не получив необходимого времени для осознания новой ситуации 
и  возможности  для  осуществления  выбора  гражданства  и  страны  прожива-
ния»1.  
Появление новых, как по форме, так и по сути,  государственных обра-
зований не могло не сказаться на характере миграционных процессов на тер-
ритории бывшего СССР, поскольку миграции всегда являются индикатором 
происходящих в стране процессов. 
Кроме  того,  на  миграцию  в  стране  и  крае  повлияла  демократизация 
жизни, а также расширение прав и свобод личности, в том числе и свободы 
передвижения. В России был принят закон, обеспечивающий свободу выезда 
и  въезда  в  страну,  провозглашена  в  Конституции  свобода    передвижения  и 

выбора места жительства. Это коренным образом изменило  масштабы и гео-
графию внешней миграции.  
В Ставропольском крае кроме данных общих факторов обозначились и 
свои  факторы,  специфические.  Прежде  всего,  огромное  значение  имело  из-
менение  геополитического  положения  края.  Помимо  того,  что  в 1992 году 
уменьшилась площадь Ставропольского края в связи с отделением Карачае-
во-Черкессии, он стал приграничным регионом на юге России. И хотя у края 
нет  границы  с  другими  государствами,  он  стал  стратегической  зоной,  нахо-
дящейся в непосредственной близости от территорий, на которых протекали 
вооруженные  конфликты  (Чеченская  республика,  Ингушетия  и  Северная 
Осетия).  
Другим фактором является центральное положение края на стыке ареа-
лов  расселения  русских  и  множества  различных  народов  иных  языковых 
групп,  что  всегда  создавало  предпосылки  для  развития  межэтнических  кон-
тактов, взаимодействия культур. «Разгорание межэтнических конфликтов на 
Северном Кавказе вызвало стремление многих народов к этноизоляции и, со-
ответственно, массовому оттоку в свои национально-территориальные обра-
зования»2. 
Вышеуказанные факторы обусловили ряд особенностей миграционной 
ситуации в Ставропольском крае в изменившихся условиях.  
Прежде  всего,  под  влиянием  комплекса  социальных  факторов  корен-
ным  образом  изменилось  содержание  межрайонного  и  межпоселенного  об-
мена. Наметилась устойчивая тенденция к сокращению оттока сельского на-
селения  в  города,  что  во  многом  «было  обусловлено  сужением  их  демогра-
фической базы»3. Значительные изменения претерпела и городская миграция.  
Коренным образом меняется роль миграции в формировании населения 
городов и сел. Так, с середины 80-х годов в крае эта роль постепенно снижа-
ется,  как  и  во  всей  России.  Однако,  за  период 1990-1995 гг.  миграционный 
 
82

прирост  в  подавляющем  большинстве  сельских  районов  становится  единст-
венным фактором, формирующим население, что было связано с отрицатель-
ным показателем естественного прироста. Прирост численности населения за 
счет этого компонента в крае за период 1989-1998 гг. составил 8-9%4. 
 Лишь  в  нескольких  городах  края,  таких  как  Буденновск,  Ставрополь, 
Невинномысск,  а  также  в  Арзгирском  и  Левокумском  районах  миграция  не 
была единственным источником формирования населения. В то же время, в 
1995 году формируется группа районов в восточной части Ставропольского 
края  (Арзгирский,  Буденновский,  Курский,  Нефтекумский,  Степновский  и 
Туркменский),  где  миграционный  прирост  стал  отрицательным  или  имел 
меньшее значение, чем естественный5.  
Кроме этой зоны, в пределах края с 1995 года можно также выделить 
еще две. Одна из них имеет положительный показатель миграционного при-
роста и включает в себя западные, некоторые центральные и южные районы 
– Новоалександровский, Изобильненский, Шпаковский, Труновский, Грачев-
ский,  Петровский,  Александровский,  Благодарненский,  Кочубеевский,  Ми-
нераловодский, Георгиевский, Кировский.  
В  третьей  зоне  сосредоточены  районы,  которые  имеют  среднекраевой 
показатель  миграции.  Это  Предгорный,  Степновский,  Ипатовский,  Андро-
повский, Новоселицкий и Красногвардейский районы.  
Что  касается  городских  поселений,  то  миграционные  процессы  в 90-х 
годах  ХХ  века  здесь  также  развивались  неравномерно.  Наиболее  привлека-
тельными для мигрантов стали малые города – районные центры. Произошло 
это  в  основном  за  счет  относительно  неплохо  развитой  инфраструктуры  и 
дешевым рынком жилья. В то же время, для средних и крупных городов ми-
грационный прирост оказался хотя и положительным, но значительно ниже, 
чем в первой группе.  
Следующей  характерной  чертой  для  миграций 90-х  явилось  сокраще-
 
83

ние в унисон с общероссийскими тенденциями масштабов миграции при ста-
бильном росте сальдо миграции. Связано это было с более резким сокраще-
нием обратного миграционного потока и общего снижения мобильности на-
селения. Так, за период с 1989 по 1997 гг. численность прибывающих в край 
сократилась со 123,7 до 73,8 тыс. человек, т.е. почти в 1,7 раза. В то же время 
число выбывающих за тот же период сократилось в 1,9 раза – со 106,9 тыс. до 
55,8 тыс. человек. Однако, с 1995 года отмечается резкое уменьшение сальдо 
миграции. Произошло это в связи с сокращением числа прибывающих в ре-
гион при менее резком сокращении обратного потока6.  
Последние  десять  лет  постоянно  снижается  миграционный  прирост  в 
Ставропольском крае. Так, если в 1994 г. он составлял 41,4 тыс. человек7, то 
к 1998 году этот показатель уменьшился почти в 3 раза и составил  15,6 ты-
сяч8, а к 2001 году – 1,1 тысячу человек9.   
Одновременно с этим произошло и сокращение внутрикраевых мигра-
ций.  Если  в  конце 80-х  годов  ХХ  века  она  имела  наибольшее  значение (43 
%), то уже к 1995 году на лидирующие позиции вышла миграция с регионами 
России (43,2 %), а  внутрикраевая  миграция  составила 36,8 %. К 1997 году 
роль внутрикраевых миграций снова возросла, составив 47 %, что стало ре-
зультатом  сокращения  потока  мигрантов  из-за  пределов  края,  однако  мас-
штабы ее продолжают снижаться10.  
Последние  пять  лет  Ставропольский  край  переживает  демографиче-
ский  кризис:  отмечается  уменьшение  постоянного  населения  края,  естест-
венная  убыль  населения  превышает  рождаемость  и  миграционный  прирост. 
В 2001 году вышеназванный процесс зарегистрирован уже в 30 из 33 районов 
и городов края, естественная убыль населения в 10 раз превысила миграци-
онный прирост11. 
В условиях нового геополитического положения края также трансфор-
мировалась роль отдельных стран и регионов в формировании миграционно-
 
84

го прироста Ставропольского края. Как и в 50-80-х годах ХХ века сохраняет-
ся тенденция большого притока мигрантов из бывших республик Закавказья, 
Средней Азии и Казахстана. В то же время меняется мощность этих потоков, 
меняется их состав. В 1993 году 60 % прироста из этих регионов шло за счет 
государств Закавказья и 23 % - на Казахстан и страны Средней Азии. Затем 
картина меняется. К 1996 году доля мигрантов из «горячих точек» Закавказья 
уменьшается до 45 %, в то время как доля мигрантов из Средней Азии воз-
растает  до 30 %12.  При  этом  переселенцы  из  Казахстана  последнее  время 
пользуются  значительно  большими  льготами.  В  соответствии  со  статьей 10 
Соглашения, заключенного между Правительством Российской Федерации и 
Правительством  Республики  Казахстан  о  регулировании  процесса  переселе-
ния и защите прав переселенцев (Москва, 6 июля 1998 года)13, мигранты ос-
вобождаются от ограничений на ввоз и вывоз своего личного имущества, та-
моженных пошлин, налогов и связанных с этим сборов14.  
В  отношении  других  регионов  России  первое  место  принадлежит  Че-
ченской республике – 43 %, 8 и 7 % соответственно приходится на Карачае-
во-Черкессию  и  Кабардино-Балкарию.  Кроме  того,  сложилась  тенденция 
притока  населения  из  районов  Крайнего  Севера.  С  областями  Центрально-
Черноземного  и  Центрального  районов  у  Ставрополья  сложилось  отрица-
тельное сальдо миграции. 
Среди  причин,  которые  побудили  мигрантов  переехать  в  Ставрополь-
ский  край  в 1997 году  большинство  указывало  личные,  семейные  причины 
(67,7 %). В то же время достаточно высоким продолжал оставаться процент 
людей,  которые  покинули  места  проживания  в  результате  обострения  меж-
национальных отношений и криминогенной обстановки, а также экологиче-
ского неблагополучия (стрессовые миграции) – 17 %15.  
Как  и  в  предыдущие  десятилетия,  характерной  чертой  миграционных 
процессов на Ставрополье в 90-е годы ХХ века продолжает оставаться их по-
 
85

лиэтничность. «Хотя  в  межреспубликанских  миграциях  участвовали  все 
сколько-нибудь значительные по численности нации страны, интенсивность 
такого  участия  была  существенно  различной»16.  Следует  отметить,  что  ос-
новной  миграционный  поток  в  крае  составляют  русские.  Среди  прибывших 
их  удельный  вес  приближается  к 80 %. Однако,  интенсивность  прибытия 
русских гораздо ниже по сравнению с некоторыми другими национальностя-
ми. Максимальное количество выбытий приходится не на русских, а на наро-
ды с традиционно высокой эмиграционной активностью: немцев и евреев, а 
также на некоторые кавказские народы.  
По итогам 1989 - 1995 гг. в Ставропольском крае в самом общем виде 
можно  выделить  две  группы  этносов,  различающихся  по  результативности 
миграции.  Первую  группу  составляют  народы,  для  которых  характерен  ми-
грационный  отток  с  территории  края  по  различным  причинам.  К  ней  отно-
сятся даргинцы и чеченцы. Для этих народов главной причиной оттока стало 
стремление  к  этноизоляции,  а  также  сокращение  объемов  работ  в  сельском 
хозяйстве края. Так, если дагестанцы в 50-80-е годы ХХ века активно участ-
вовали в миграциях на Ставрополье, то в 90-е годы наблюдается тенденция к 
уменьшению их доли в общем миграционном притоке – с 7,31 % в 1989 году 
до 1,87 % в 1996 г. Более того, с 1994 года миграционное сальдо практически 
всех  дагестанских  народов  становится  нулевым  или  отрицательным.  Так,  в 
1996 году на их долю пришлось 8,46 % всего отрицательного сальдо мигра-
ции17.  
У немцев сальдо миграции также отрицательно, что стало последстви-
ем массовой эмиграции в Германию. С 1989 по 1992 год их отток увеличился 
в 2 раза18. Немцы, приехавшие в Ставропольский край из Казахстана и рес-
публик Средней Азии, используют его в качестве «плацдарма» для дальней-
шего переезда в Германию. 
Вторая  группа – народы,  имеющие  положительный  показатель  сальдо 
 
86

миграции за период 1989-1999 гг. Максимален этот показатель (не учитывая 
русских) у армян. Численность армянского населения в Ставропольском крае 
за последние десять лет почти удвоилась. Активизация армянской миграции 
была обусловлена событиями в Нагорном Карабахе, Спитаке, а позднее кро-
вавыми  расправами  в  Сумгаите,  Баку,  военными  действиями  в  других  рай-
онах.  Большая  часть  мигрантов  прибыла  из  Азербайджана (42,3%), почти 
четвертая часть из Армении. Основная причина перемены места жительства 
–  этнические  проблемы  и  вооруженные  конфликты 53%. Преимущественно 
эти семьи прибыли из Азербайджана и Средней Азии. Прибывшие из Арме-
нии основной причиной называли тяжелое материальное положение 61,4%19. 
 К этой же группе относятся ногайцы, численность которых выросла с 
1989 по 1998 гг. в 7 раз. Миграционный прирост ногайцев в регионе характе-
ризуется двумя “пиками”: 1993-1994 гг. и 1997-1998 гг. При традиционно вы-
соком  показателе  естественного  прироста,  характерного  для  ногайцев,  роль 
миграции существенно выросла – до 82% в 1998 году.  Миграция ногайцев в 
большинстве своем происходит в сельскую местность Ставрополья, притяга-
тельность которой для них очень велика. «Традиционно миграционный при-
рост ногайцев в сельской местности региона превышал на порядок аналогич-
ный показатель в городах. Соотношение между этими показателями выросло 
довольно значительно: с 2:1 в 1995 г. до 19:1 в 1998 г.»20. 
В 1989-1990 гг.  началась  интенсивная  миграция  на  территорию  Став-
ропольского края месхетинских турок после межнационального конфликта в 
Ферганской  области  Узбекистана.  В  тот  период  на  Ставрополье  начинают 
формироваться районы их компактного проживания. Главными из них к на-
стоящему  времени  стали  Кировский  район,  где  они  проживают  в  пределах 
станицы Советской, и Курской район21. Многие из месхетинских турок стали 
одними из первых вынужденных мигрантов, поскольку покидали свои места 
по причине начала погромов со стороны узбекского населения или в услови-
 
87

ях прямой угрозы жизни. 
Массовые потоки беженцев и вынужденных переселенцев стали прин-
ципиально  новым  явлением  для  миграционных  процессов  Ставрополья  вто-
рой половины ХХ века. Под вынужденной миграцией принято понимать, «с 
одной  стороны,  отсутствие  положительных  мотивов  для  переезда,  с  другой 
стороны – такое  изменение  обстановки,  когда  становится  невозможным 
дальнейшее существование, возникает реальная угроза безопасности…»22.  
События в Нагорном Карабахе и Спитакское землетрясение положили 
начало  стрессовым  миграциям  на  Ставрополье.  Последовавший  распад  Со-
ветского  Союза  и  возникновение  вооруженных  конфликтов  в  Закавказье, 
Средней  Азии  и  Северном  Кавказе  пополнили  число  чрезвычайных  факто-
ров. “Естественно,  что  распад  СССР  и  образование  на  его  основе  независи-
мых “национальных” государств, сопровождавшиеся усилением социальных 
и межэтнических конфликтов, переросших в ряде регионов бывшего Союза в 
вооруженную борьбу, ускорили развитие центростремительных тенденций в 
миграционном обмене русским населением между Россией и бывшими союз-
ными республиками Закавказья и Центральной Азии»23.  
По  имеющимся  материалам  можно  выделить  следующие  основные 
факторы вынужденных миграций: 
-  пронациональное  законотворчество,  дискриминация  по  языковому, 
национальному и конфессиональному признакам;  
-  резкое  снижение  уровня  жизни,  в  большей  степени  у  лиц  некорен-
ных национальностей; 
-  усиление  этнокультурной  дистанции  с  титульным  населением  быв-
ших республик; 
-  ограничение русских в возможности получать образование, а затем 
места на рынке труда, сельское перенаселение; 
-  экологические бедствия и техногенные катастрофы24. 
 
88

К  основным  причинам,  вынуждающим  людей  покинуть  место  своего 
жительства,  следует  отнести  дискриминацию  и  нарушение  прав  различных 
национальностей,  возникновение  межнациональных  конфликтов,  а  также 
экономический кризис, сопровождавшийся сокращением рабочих мест, бан-
кротством  предприятий  и  резким  социальным  расслоением  населения. «Не-
способность увидеть свое будущее на прежнем месте жительства явилось од-
ним из условий, повлиявших на принятие решения об эмиграции»25. 
Пик стрессовых миграций пришелся на 1993 год. В этих условиях Рос-
сия  столкнулась  с  полным  отсутствием  законодательства  не  только  по  дан-
ной  проблеме,  но  вообще  по  миграциям  в  новых  политических  условиях. 
Появилась необходимость для государства вмешиваться в процесс переселе-
ния людей: смягчать удары вынужденной миграции, влиять на внутреннюю 
социально-экономическую  миграцию,  чтобы  не  оголять  огромные  террито-
рии, препятствовать проникновению в страну волн криминальной миграции, 
способствовать в поиске заработков гражданами за пределами своей страны, 
использовать  труд  временных  мигрантов,  создавать  условия  для  баланса 
спроса и предложения на внутреннем рынке труда.  
В результате, в ноябре 1992 года Россия присоединяется к Женевской 
Конвенции о статусе беженцев 1951 года и к Протоколу ООН 1967 года «О 
статусе  беженца»26.  Соглашение,  заключенное  между  Правительством  Рос-
сийской  Федерации  и  Управлением  Верховного  комиссара  ООН  по  делам 
беженцев в Женеве 6 октября 1992 г., содержит основные условия, на кото-
рых Управление  сотрудничает с Правительством РФ, открывает Представи-
тельство в России и осуществляет свои функции по предоставлению между-
народной защиты и гуманитарной помощи беженцам и другим лицам, подпа-
дающим под его компетенцию27.  
Следом, в  феврале 1993 года, принимаются Федеральные Законы  «О 
беженцах»28  и  «О  вынужденных  переселенцах»29.  Эти  законы  определяют 
 
89

статус беженца и вынужденного переселенца, в них устанавливаются эконо-
мические, социальные и правовые гарантии защиты их прав и законных ин-
тересов на территории Российской Федерации, в соответствии с Конституци-
ей Российской Федерации, принципами и нормами международного права и 
международными договорами Российской Федерации. Новая редакция зако-
на «О беженцах» от 1997 года привела определение «беженец» в соответст-
вие с Женевской Конвенцией.  
Таким  образом,  в  Российской  Федерации  в  соответствии  с  законода-
тельством  и  международной  практикой  принято  разделять  понятия  «беже-
нец» и «вынужденный переселенец». Вынужденный переселенец – это граж-
данин  Российской  Федерации, «покинувший  место  жительства  вследствие 
совершенного в отношении его или членов его семьи насилия или преследо-
вания  в  иных  формах,  либо  вследствие  реальной  опасности  подвергнуться 
преследованию по признаку расовой или национальной принадлежности, ве-
роисповедания, языка, а также по признаку принадлежности к определенной 
социальной  группе  или  политических  убеждений,  ставших  поводами  для 
проведения враждебных кампаний в отношении конкретного лица или груп-
пы лиц, массовых нарушений общественного порядка»30. Кроме того, выну-
жденным переселенцем может быть признано лицо, не имеющее гражданства 
Российской Федерации, иностранный гражданин или апатрид (лицо без гра-
жданства), постоянно проживающие на законных основаниях на территории 
Российской Федерации и изменившие место жительства в пределах террито-
рии России по вышеуказанным обстоятельствам. 
Беженцем же признается лицо, «которое не является гражданином Рос-
сийской  Федерации  и  которое  в  силу  вполне  обоснованных  опасений  стать 
жертвой  преследований  по  признаку  расы,  вероисповедания,  гражданства, 
национальности,  принадлежности  к  определенной  социальной  группе  или 
политических убеждений  находится вне страны своей гражданской принад-
 
90

лежности  и не может пользоваться защитой этой страны или не желает поль-
зоваться такой защитой вследствие таких опасений; или, не имея определен-
ного гражданства  и находясь  вне страны своего прежнего обычного место-
жительства    в  результате  подобных  событий,  не  может  или  не  желает  вер-
нуться в нее вследствие таких опасений»31. 
В то же время необходимо отметить, что вынужденная миграция не ог-
раничивается кругом лиц, получивших официальный статус беженца или вы-
нужденного  переселенца.  Возникают  ситуации,  когда  люди  объективно  вы-
нуждены мигрировать из-за опасности для жизни, но в то же время по закону 
не попадают под понятие «вынужденных переселенцев» или «беженцев». Так 
произошло,  например,  с  жителями  Чечни,  покинувшими  места  постоянного 
проживания, которые, однако, не имеют права на получение статуса вынуж-
денного  переселенца,  поскольку  имеют  якобы  иную  мотивацию  для  мигра-
ции, не предусмотренную российским законодательством32. Для этой катего-
рии  мигрантов  был  введен  «рабочий  термин  «внутриперемещенные  лица», 
который  официально  юридического  закрепления  так  и  не  получил»33.  По 
причине  отсутствия  официального  статуса  эти  люди  не  обеспечиваются  па-
кетом социальных гарантий. 
Под  категорию  вынужденных  переселенцев  не  попадают  также  люди, 
вынужденные  мигрировать  под  воздействием  жизненных  факторов  природ-
ного или техногенного характера, хотя современная наука и причисляет их к 
этой категории.  
Для Ставропольского края проблема беженцев стала особенно актуаль-
ной,  поскольку  на  него  в  этой  ситуации  легла  самая  тяжелая  нагрузка  по 
приему данной категории мигрантов. Связано это было, в первую очередь, с 
геополитическим  положением  края,  как  приграничного  региона.  Хотя  у 
Ставрополья  нет  границы  с  другими  государствами,  оно  стало  стратегиче-
ской зоной, находящейся в непосредственной близости от территорий, на ко-
 
91

торых после распада СССР протекали вооруженные конфликты (Закавказье, 
Чеченская республика).  
В результате в 90-х годах Ставропольский край вышел на первое место 
в России по числу находящихся на его территории беженцев. Только по офи-
циальной  статистике  их  число  вместе  с  вынужденными  переселенцами  со-
ставило 77 тысяч  человек.  Реально  по  различным  оценкам  это  количество 
больше как минимум в два, а то и в три раза за счет незарегистрированных 
переселенцев. Так, например, по некоторым данным только в 2000 г. количе-
ство беженцев в Ставропольском крае составило  17 тыс. 800 человек34. 
На протяжении 90-х годов ХХ века наблюдалась следующая тенденция 
в вынужденных миграциях: доля вынужденных мигрантов росла до 1993 го-
да,  достигнув  около 28 %, затем  начала  снижаться  и  стабилизировалась  в 
1996-97 гг. на отметке около 15 %35. По мнению С.В. Рязанцева, такая карти-
на свидетельствует об исчерпании миграционного потенциала в районах ис-
хода  вынужденных  переселенцев  и  беженцев36.  Думается,  что  на  снижение 
доли вынужденных мигрантов повлияла также адаптация части нетитульного 
населения  к  новой  геополитической  ситуации.  Однако,  по  мнению  Г.  Вит-
ковской, «главные факторы, уменьшающие потоки вынужденных мигрантов, 
нужно искать не столько в странах выхода, сколько в России, где переселен-
цев ожидают тяжелейшие испытания»37. 
Поток беженцев на Ставрополье происходил в основном из трех регио-
нов: 9 % пришлось на беженцев из Среднеазиатских государств (преимуще-
ственно Казахстана и Таджикистана), 20 % - из государств Закавказья (в ос-
новном Азербайджана и Грузии) и, наконец, самый мощный - 65 % составили 
вынужденные переселенцы из Чеченской республики38.  
По этническому составу поток беженцев и вынужденных переселенцев 
представлен более чем 50 национальностями и во многом зависит от района 
выхода.  Так,  например,  Казахстан  покидают  в  основном  русские,  немцы  и 
 
92

украинцы; Таджикистан – русские, украинцы и казахи; Узбекистан – русские, 
украинцы,  татары  и  турки-месхетинцы;  Азербайджан – русские  и  армяне. 
Общим для всех регионов выхода остается преобладание числа русского на-
селения – 84,5 %. 
По половому составу с 1 июля 1992 года по 1 января 1998 года поток 
вынужденных переселенцев был представлен почти поровну – 55 % женщин 
и 45 % мужчин. Среди них 25 % приходилось на детей в возрасте до 15 лет и 
24 % - на пожилых людей. Таким образом, 51 % вынужденных мигрантов со-
ставляли люди трудоспособного возраста39. 
В  социально-экономической  сфере  огромный  поток  беженцев,  прежде 
всего, создает конкуренцию на рынке труда и жилья, где и местное население 
испытывает немалые трудности. Кроме того, повышается нагрузка на учреж-
дения социальной сферы (больницы, детские сады, школы), а также на огра-
ниченные возможности краевого бюджета.  
В  политической  сфере  вынужденная  миграция  влечет  за  собой  обост-
рение отношений между общественными, религиозными и другими объеди-
нениями и институтами государственной власти, между общественными объ-
единениями  различной  направленности. «В  регионах,  заселенных  беженца-
ми, наблюдается тенденция падения авторитета норм права и институтов го-
сударственной власти и управления в глазах коренного населения и мигран-
тов»40. Например, казаки Пятигорского округа Ставропольского края заявили 
о своей решимости самостоятельно навести порядок в отношениях с мигран-
тами  из  ближайшего  зарубежья  всеми  имеющимися  средствами,  вплоть  до 
применения традиционных казачьих методов, если власти края и  их силовые 
структуры не будут в состоянии этого сделать41. 
Ключевым вопросом здесь является предоставление жилья семьям бе-
женцев.  Средств,  выделенных  на  жилье,  на  всех  не  хватает.  Предельные 
суммы выплат – 120 тыс. рублей за жилье и 17 тыс. рублей за имущество – в 
 
93

условиях  значительного  подорожания  недвижимости  превратились  в  незна-
чительные  суммы.  Но  если  несколько  лет  назад  проблема  жилья  оказывала 
наибольшее влияние на адаптацию, то сейчас ее потеснила проблема трудо-
устройства.  Из  общего  потока  переселенцев  около 57 процентов  не  могут 
найти работу, в то время как решение вопросов трудоустройства мигрантов 
имеет огромное значение для снятия социальной напряженности. Еще слож-
нее мигранту трудоустроиться по специальности – около 50% работают не по 
своей  основной  специальности.  По  официальным  данным,  процент  вынуж-
денных переселенцев, не имеющих работы, по отношению ко всем безработ-
ным с 1993 по 1997 год не превышал 3 %. Однако, такая картина свидетель-
ствует не об успешной адаптации вынужденных мигрантов, а лишь о незна-
чительном числе обратившихся в службу занятости42.  
В то же время необходимо учитывать, что среди вынужденных пересе-
ленцев  больше  половины  приходится  на  нетрудоспособный  возраст.  На  на-
чало 2003 года  из  общей  численности  вынужденных  мигрантов 4,3 тысячи 
человек (23 %) составляли дети в возрасте до 16 лет и 5,5 тысяч (29 %) – на-
селение старше трудоспособного возраста43. Инфраструктура края оказалась 
не в состоянии выдержать нагрузку, которая легла на нее с волной беженцев. 
Не  хватает  мест  в  лечебных  учреждениях.  В  школах  дефицит 48,2 тысячи 
ученических мест. Многие пенсионеры из числа беженцев получают сегодня 
пенсию  в  минимальном  размере,  без  учета  среднемесячной  заработной  пла-
ты. В основном это касается беженцев из Чечни, так как часть архивов пред-
приятий Чеченской республики была уничтожена. Важно отметить, что пен-
сионеры  из  числа  вынужденных  переселенцев  получают  пенсию  ниже,  чем 
местные граждане, так как не имеют возможности предоставить справки для 
нового перерасчета пенсии за последние 5 лет из Чеченской республики.  
Кроме того, зачастую происходит ситуация, когда государственные уч-
реждения в лице Центров социального обслуживания населения при распре-
 
94

делении помощи, полученной от международных организаций, не оказывают 
ее нуждающимся, так как имеют строгую позицию не оказывать помощь лю-
дям, не имеющим регистрацию по месту жительства. «При этом регистрация 
по  месту  пребывания  во  внимание  не  принимается,  хотя  вновь  прибывшим 
очень тяжело найти место для регистрации по месту жительства, так как соб-
ственного жилья они не имеют»44. 
В то же время, в Ставропольском крае предпринимаются попытки раз-
решить  сложную  ситуацию,  сложившуюся  с  беженцами  и  вынужденными 
переселенцами. Не последнюю роль здесь играют неправительственные объ-
единения и общественные организации. Так, в крае с ноября 1992 г. работают 
общественные  организации  вынужденных  переселенцев  (беженцев)  из  Че-
ченской  республики.  Организации,  созданные  в  декабре 1997 г.  с  помощью 
"Форума  переселенческих  организаций",  Управления  Верховного  Комисса-
риата ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) и местных общественных орга-
низаций, объединились в Ассоциацию переселенческих организаций Ставро-
польского края "Солидарность". Сегодня в составе Ассоциации 56 городских, 
районных  и  сельских  организаций, 30 из  них  имеют  юридический  статус. 
Они  самостоятельно  решают  многие  вопросы  обустройства  вынужденных 
переселенцев, напрямую сотрудничают с общественными российскими и за-
рубежными организациями, в том числе с УВКБ ООН, Датским Советом по 
беженцам,  Всемирной  организацией  здравоохранения,  Российским  фондом 
"Соотечественники" и другими.  
Ассоциация  впервые  в  России  заключила  официальный  договор  о  со-
трудничестве в вопросах обустройства мигрантов с Миграционной службой 
Ставропольского  края.  Ее  представители  являются  членами  комиссий  по 
распределению жилья, по выдаче статуса вынужденного переселенца, по вы-
даче ссуд на строительство и приобретение жилья. Сотрудничество с Мигра-
ционной службой конструктивно и способствует более благоприятному обу-
 
95

стройству  вынужденных  переселенцев  в  Ставропольском  крае.  Так,  оно  по-
зволило: 
- 2 000 семьям  получить  компенсацию  за  утраченное  жилье  и 
имущество;  
- 540 
социально незащищенным семьям получить квартиры;  
- 7 
500 
семьям получить ссуды на строительство и приобретение жи-
лья;  
- 120 
гражданам получить адвокатскую защиту в судебных органах;  
- 12 районным  организациям  получить  финансовую  поддержку  для 
реализации социальных проектов помощи мигрантам;  
-  выпускать с 1999 г. краевую газету "Беженец", при поддержке Мос-
ковской  организации  "Новые  независимые  Государства"  и  Испол-
кома "Форума переселенческих организаций";  
- 364 
мигрантам получить медицинскую помощь при реализации про-
екта "Консультационно-реабилитационный центр "Надежда";  
-  создать силами мигрантов 14 предприятий и организаций без какой-
либо  государственной  или  международной  помощи,  где  получили 
рабочие места более 140 вынужденных переселенцев;  
-  получить тысячам мигрантов гуманитарную помощь при непосред-
ственной  поддержке  международных  и  местных  организаций,  а 
также местных жителей;  
-  направить в детские оздоровительные лагеря Ставропольского края 
по  путевкам  за  счет  федеральной  целевой  программы 177 детей  из 
семей вынужденных переселенцев, стоимость путевок составила 160 
тыс. рублей45. 
Конечно,  это  не  решает  всех  проблем.  Однако  активные  действия  не-
правительственных  организаций  оказывают  неоценимую  помощь  в  обуст-
ройстве беженцев и вынужденных переселенцев на новом месте жительства. 
 
96

Не меньшей проблемой для края, чем беженцы и вынужденные пересе-
ленцы,  является  незаконная  миграция.  По  закону  Ставропольского  края  «О 
мерах  по  пресечению  незаконной  миграции  в  Ставропольский  край»  неза-
конной  миграцией  признается  прибытие  в  Ставропольский  край  граждан 
Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства из дру-
гих государств и регионов Российской Федерации и (или) проживание на его 
территории  с  нарушением  порядка,  установленного  федеральным  законода-
тельством46. 
Нелегальные  мигранты  на  Ставрополье  представлены  двумя  катего-
риями.  Первая  состоит  из  пытающихся  незаконно  въехать  на  территорию 
края и остающихся здесь незаконно. Вторая включает в себя мигрантов, для 
которых срок пребывания на законных основаниях истек.  
По страновому происхождению доминирующей группой среди нелега-
лов являются выходцы из Закавказья, особенно Грузии и Армении – 41 %47. 
При этом до середины 90-х годов ХХ века в этой категории преобладали бе-
женцы и  вынужденные переселенцы из Азербайджана и  стран Центральной 
Азии, не получившие соответствующего статуса. Со второй половины 1990-х 
гг.  основу  нелегальной  миграции  составляют  трудовые  мигранты,  не  имею-
щие регистрации или разрешения на работу. Значительная их часть прибыва-
ет из развивающихся стран Азии и Африки. 
Количество нелегальных мигрантов первой группы постоянно возраста-
ет:  с 1991 г. по 1997 г. оно увеличилось в 2 раза, до 270 человек в год48.  Со-
трудниками ПИК, расположенных в Ставрополе и Минеральных Водах - го-
родах которые имеют воздушное сообщение с зарубежными странами ежегод-
но депортируется 70-200 незаконных мигрантов из стран дальнего зарубежья 
и  СНГ.  Согласно  данным  миграционной  службы  Ставропольского  края  на 
территории региона оседает до 18% от общего числа въезжающих иностран-
ных  граждан  и  лиц  без  гражданства.  Граждане  многих  стран  пытаются  ос-
 
97

таться на территории края, не подавая официальных ходатайств49. 
Образовательный  уровень  нелегалов  невысок – более  половины  со-
ставляют лица со средним и специальным образованием. Большинство при-
езжающих – люди  в  трудоспособном  возрасте  (более 80 %), приехавшиев 
связи с тем, что условия жизни и труда на их родине в большинстве случаев 
не удовлетворяют даже минимальным требованиям50.  
На уровне отдельного предприятия использование нелегальной занято-
сти может быть выгодным, поскольку приводит к снижению издержек и рос-
ту  прибыли.  Эффект  становится  негативным  при  уплате  предприятием 
штрафов за нелегальное использование труда иностранцев. Низкая стоимость 
труда  нелегальных  работников-иностранцев  позволяет  нанимающим  их 
предприятиям быть более прибыльными, а иногда удерживает от банкротст-
ва. 
С позиции самих нелегалов плюсы их пребывания в чужой стране сво-
дятся к возможности заработать больше денег, чем они могут у себя на роди-
не, избежать безработицы. И в России, и во всем мире нелегалы-иностранцы 
заполняют собой ниши на рынке труда, связанные с вредным или даже опас-
ным для здоровья производством; с работой, от которой отказываются мест-
ные жители из-за ее непрестижности и низкой оплаты, чем освобождают го-
сударство  от  необходимости  автоматизации  таких  работ  и  дополнительных 
затрат для создания заинтересованности у местных жителей в такой работе. 
Они  не  могут  обратиться  в  суд  при  несправедливом  отношении  или  несо-
блюдении условий найма со стороны нанимателя, не имеют доступа к обще-
ственным благам и услугам страны пребывания, не требуют затрат со сторо-
ны государства на социальные пособия, пенсии, медицинское обслуживание 
при болезни и травмах, приведших к инвалидности. Отрицательное отноше-
ние населения к нелегалам обостряет тот факт, что они могут занимать те ра-
бочие  места,  на  которых  могли  бы  работать  коренные  жители,  снижают 
 
98

уровни оплаты труда в сферах, где они работают. Вместе с тем, по мнению 
соискателя, важно учесть, что коренные жители имеют и пользу от результа-
тов труда иностранцев-нелегалов - как потребители производимых ими това-
ров и услуг. Нелегально работающие иностранцы не несут никакой ответст-
венности за результаты своей работы – это еще одна причина необходимости 
законной регламентации их трудовой деятельности. 
Нелегальная  миграция  влечет  ряд  тяжелых  последствий  и  для  всего 
края.  Ее  результатом  является  сохранение  теневой  экономики,  недопоступ-
ление  налогов  в  бюджет,  повышение  социальной  и  межэтнической  напря-
женности и т.д. 
Сложившаяся  ситуация  сделала  необходимым  принятие  специального 
закона для борьбы с нелегальной миграцией, а также для четкой регламента-
ции  всех  видов  и  форм  взаимоотношений  между  работодателем  и  работни-
ком,  государством  и  предпринимателем-иностранцем.  В  связи  с  чем  был 
принят  Закон    Ставропольского  края  «О  мерах  по  пресечению  незаконной 
миграции в Ставропольский край»51. 
Данный  закон  направлен  на  упорядочение  разрешения  вопросов,  свя-
занных  с  пребыванием  и  определением  на  постоянное  место  жительства  на 
территории  Ставропольского  края  граждан  Российской  Федерации,  ино-
странных граждан и лиц без гражданства, на усиление государственного кон-
троля за миграционными процессами в целях защиты конституционных прав 
и  свобод  всех  законно  находящихся  на  территории  Ставропольского  края 
лиц. 
На Федеральном уровне с 1 ноября 2002 года согласно новому Закону 
«О правовом положении иностранных граждан в РФ» в России были введены 
миграционные карты для иностранных граждан, через которые предусматри-
вается  более  жесткий  контроль  над  целями  и  режимом  пребывания  имми-
грантов в стране. 
 
99

Таким образом, в настоящее время в крае делается попытка урегулиро-
вать процесс иммиграции на Ставрополье, а также определены меры борьбы 
с  нелегальной  миграцией.  Упорядочение  использования  труда  иностранных 
работников должно привести к росту поступлений в налоговый бюджет, что 
в свою очередь сможет покрывать расходы, связанные с оказанием стартовой 
помощи  иммигрантам.  Для  этого  необходимо  также  упростить  процедуру 
прописки  и  предоставления  права  на  трудовую  деятельность,  ужесточить 
санкции по отношении к работодателям, нанимающим нелегальных мигран-
тов, легализовать ранее приехавших мигрантов. 
Естественно,  что  из-за  рубежа  приезжают  не  только  нелегальные  ми-
гранты.  Вообще,  массовая  иммиграция  стала  новым  явлением  для  Ставро-
польского  края  и  страны  в  целом  во  второй  половине  ХХ  века.  Легальная 
иностранная миграция представлена также выходцами из ближнего и дальне-
го зарубежья, получившими разрешение на работу. Здесь лидирующее поло-
жение принадлежит иммигрантам из Турции (51 %) и Украины (24 %).  
Труд  иностранных  рабочих  используется  на  предприятиях  Ставропо-
лья, строительных работах в Ставрополе, Буденновске и городах Кавказских 
Минеральных  Вод,  а  также  на  сезонных  работах  в  сельскохозяйственных 
предприятиях52.  Здесь  прослеживается  этническое  разделение  сфер  труда. 
Так,  рабочие  из  Турции  заняты  в  основном  на  уборке  зерна.  Сезонные  ми-
гранты  из  Армении  принимают  активное  участие  в  строительстве  жилых  и 
производственных  зданий,  ремонте  недвижимости,  строительстве  дорог  и 
благоустройстве  городов.  Студенты  из  Белоруссии  несколько  сезонов  тру-
дятся на уборке овощей в Ставропольском крае53. 
В другую категорию легальных иммигрантов входят студенты различ-
ных учебных заведений края: медицинской академии, государственного уни-
верситета,  медицинского  колледжа,  сельскохозяйственной  академии.  Зафик-
сированы  случаи,  когда  они  обращались  в  миграционную  службу  края,  не 
 
100

желая после окончания учебы выезжать на родину в связи со сложной поли-
тической обстановкой и стремясь получить российское гражданство. Наибо-
лее активны в этом отношении жители Афганистана.  
Необходимо отметить, что интеграция иммигрантов в новое общество 
«представляет собой двусторонний процесс вхождения  людей в новое обще-
ство, совершивших миграцию. От того, насколько успешно иммигранты ин-
тегрируются в него, будет зависеть, с одной стороны - самочувствие самого 
переселенца, а с другой стороны - социально-экономическое и политическая 
стабильность в обществе в целом»54. 
И, наконец, еще одной значимой категорией мигрантов на Ставрополье 
являются военные. Край оказался насыщенным военными подразделениями в 
результате различных передислокаций. Так, в конце 1992 года в Ставрополь 
была переведена из Грузии 21-я десантно-штурмовая бригада, в 1993 году - 
Даугавпилское      высшее  военное  авиационно-инжнерное  училище,  осенью 
1994 года – Ломоносовское авиационно-техническое училище из Ленинград-
ской  области.  В  том  же  году  в  Невинномысск,  Георгиевск  и  Минеральные 
Воды  были  передислоцированы  некоторые  части  железнодорожных  войск, 
которые занимались восстановительными работами в Чеченской республике, 
а в Георгиевске размещен танковый батальон из Восточной Германии, верто-
летный  полк  и  полк  военно-воздушных  сил,  а  также 205-я  мотострелковая 
бригада из Чечни. 
Миграция военных несет за собой целый комплекс серьезных социаль-
но-экономических последствий для региона. Связано это, в первую очередь, с 
тем,  что  многие  вопросы  обустройства,  обеспечение  работой  членов  семей 
военных,  а  также  ряд  других  проблем,  ложатся,  прежде  всего,  на  местные 
администрации.  Кроме  того,  социально-экономические  последствия  от  «пе-
ренасыщения» военными в условиях недостаточного централизованного фи-
нансирования, могут быть непосильными для бюджета края и обострять про-
 
101

блему контроля за оружием»55. 
Таким образом, в 90-е годы ХХ века на Ставрополье происходят серь-
езные изменения в характере, составе, объеме и направлении миграционных 
потоков,  что  было  обусловлено  распадом  Советского  Союза,  повлекшего  за 
собой  дестабилизацию  социальной,  политической  и  экономической  обста-
новки, рост национализма,  множественные  этнические  конфликты, а также 
демократизация жизни и расширение прав и свобод личности, в том числе и 
свободы передвижения. Прежде всего, меняется значение различных факто-
ров миграций. В данный период на первое место выходят стрессовые и этни-
ческие  факторы.  Новым  явлением  для  края  становятся  массовые  потоки  бе-
женцев  и  вынужденных  переселенцев,  а  также  легальная  и  нелегальная  им-
миграция из стран ближнего и дальнего зарубежья. В социо-культурной сфе-
ре  такая  ситуация,  прежде  всего,  крайне  осложнила  процесс  адаптации  ми-
грантов,  поскольку  процесс  переезда  зачастую  сопровождался  серьезными 
психологическим травмами. С другой стороны, массовый приток мигрантов 
на фоне экономического кризиса и роста национализма вызвал резко отрица-
тельную реакцию местного населения. 
Одновременно коренным образом меняется роль миграции в формиро-
вании  населения  городов  и  сел.  Миграционный  прирост  в  подавляющем 
большинстве сельских районов становится единственным фактором, форми-
рующим  население,  что  было  связано  с  отрицательным  показателем  естест-
венного прироста. Кроме того, наблюдается сокращение в унисон с общерос-
сийскими тенденциями масштабов миграции при стабильном росте сальдо.  
В  то  же  время  продолжают  сохраняться  некоторые  тенденции,  харак-
терные  и  для  четырех  предыдущих  десятилетий.  Как  и  прежде,  основными 
«поставщиками» мигрантов остаются теперь уже бывшие республики Закав-
казья  и  Средней  Азии.  Сохраняется  наметившийся  ранее  отток  русских  из 
республик, который, однако, становится гораздо более массовым. И, наконец, 
 
102

общей чертой для миграционных процессов второй половины ХХ века, без-
условно, является полиэтничность миграций в регионе. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
103

2.3.  Современная  государственная  и  региональная  политика  в  об-
ласти миграций. 
Миграционная политика, как и любая другая, представляет собой спо-
соб  нахождения  и  реализации  оптимальных  решений,  агрегируя  в  себе  в  то 
же время все остальные элементы системы управления. Поэтому она должна 
учитывать тенденции изменения тех или иных миграционных процессов, же-
лаемые траектории их развития и возможные способы воздействия на них.  
По  мнению  Б.С.  Хорева,  миграционная  политика – это  система  усло-
вий,  способов  и  мер  управления  миграционной  подвижностью  населения1. 
Близкая формулировка наблюдается у А.У. Хомра: «Миграционная политика 
–  это  комплекс  разработок  и  мероприятий,  направленных  на  формирование 
необходимых потоков и требуемой интенсивности миграции населения»2. В 
начале 80-х годов в ИСИ АН СССР по итогам дискуссии о демографической 
политике  было  сформулировано  определение  миграционной  политики  как 
«системы общепринятых на уровне управления идей и концептуально объе-
диненных  средств,  с  помощью  которых  прежде  всего  государство,  а  также 
его общественные институты, соблюдая определенные принципы, соответст-
вующие  конкретно-историческим  условиям  страны,  предполагают  достиже-
ние целей, адекватных как этому, так и последующему этапу развития обще-
ства»3.  
Миграционная политика занимает не только конкретное место в систе-
ме управления  миграционными процессами, но и находится в контексте  со-
циальной  политики  в  целом.  Она  по  своей  сути  носит  территориально-
дифференцированный  характер,  решая  задачу  изменения  одной  совокупно-
сти людей за счет другой. 
Политика государства в отношении переселения есть всегда, даже ко-
гда  нет  хорошо  сформулированного  документа  для  достижения  поставлен-
ных целей. Существует мнение, что идеология действий государства в отно-
шении  регулирования  миграционных      процессов  должна  постоянно  обнов-

ляться в зависимости от двух вещей – «потребности государства и отдельных 
его частей в населении (в том числе трудовых ресурсах) и разности социаль-
но-экономических потенциалов между странами и внутри государства, в за-
висимости от региональных различий»4. Такая схема идеально подходит, ес-
ли  рассматривать  миграции  исключительно  в  качестве  социально-
экономических  процессов  и  не  учитывать,  например,  такую  составляющую, 
как  стрессовые  миграции,  а  также  не  принимать  во  внимание  другое  значе-
ние миграционных процессов.  
Однако  миграционные  процессы  представляют  собой  значительно 
больше,  чем  просто  перемещение  трудовых  ресурсов.  Естественно,  что  ра-
циональное  размещение  населения  способствует  эффективному  функциони-
рованию  экономики,  сглаживает  региональные  противоречия,  устраняет 
внутреннюю  социально-экономическую  напряженность.  В  данной  ситуации 
очень  значимым  становится  понятие  «рациональное  размещение».  Оно 
должно  ориентироваться  не  только  на  экономические  потребности  государ-
ства, но и на этнокультурную составляющую региона, существующую реаль-
ность,  а  главное,  на  конкретного  человека  с  его  потребностями  и  нуждами. 
Фраза «государство для человека, а не человек для государства» в данной си-
туации становится наиболее адекватной. 
В  структуре  миграционной  политики  можно  выделить  три  составные 
части: цель политики,  концепция и объединяемые ею меры достижения этой 
цели.  Цели  миграционной  политики  носят  соподчиненный  характер  и  опре-
деляются  общими  экономическими,  политическими  и  социальными  задача-
ми.  Л.Л.  Рыбаковский  выделяет  следующие  цели: «привлечение  мигрантов 
на  временное  место  жительства,  создание  постоянного  состава  населения, 
обеспечение  рабочей  силой  промышленных  объектов,  стабилизация  населе-
ния  в  тех  или  иных  местностях,  повышение  миграционной  активности  ко-
ренных жителей ряда территорий, сдерживание притока мигрантов в некото-
 
105

рые населенные пункты и т.д.»5.  
В общем, цели миграционной политики государства можно определить 
как  оптимизацию  протекающих  миграционных  процессов.  Главной  целью 
государственной  политики  является  поддержание  такого  экономического 
развития регионов, чтобы обеспечивалась занятость необходимой численно-
сти  населения  и,  следовательно,  рациональные  миграционные  потоки,  под-
держивался баланс населения. 
Исходя из существующих целей, традиционно определяют следующие 
задачи миграционной политики: 
1.  Активизация миграционной подвижности иммобильного, но быстро 
возрастающего населения. 
2.  Повышение уровня приживаемости новоселов в районах, где еще не 
завершен процесс формирования постоянного состава населения. 
3.  Рационализация  направлений  и  масштабов  территориального  пере-
мещения населения6. 
Однако  сложившиеся  в  современных  условиях  миграционные  процес-
сы потребовали расширения данных целей и задач. Если в начале 1990-х го-
дов Россия столкнулась с отсутствием адекватного для изменившейся ситуа-
ции законодательства в сфере миграций, то в начале XXI века основной про-
блемой стала его неэффективность. Так, в принятой 1 марта 2003 года «Кон-
цепции  регулирования  миграционных  процессов  в  РФ»  говорится,  что  в 
стране  «отсутствует  эффективный  государственный  контроль  над  миграци-
онными  проблемами,  медленно  решаются  долгосрочные  проблемы  многих 
вынужденных  мигрантов,  которые  зачастую  сталкиваются    с  серьезными 
трудностями  в  плане  социальной  защиты;  не  уделяется  должного  внимания 
решению задач организованного расселения мигрантов, перехода от оказания 
им первой чрезвычайной помощи к созданию условий для нормальной жиз-
ни, обеспечению занятости и соблюдению прав человека. В то же время со-
 
106

храняется    проблема  социально-экономической    адаптации  мигрантов,  не 
имеющих статуса  вынужденных переселенцев или беженцев»7. 
Таким образом, сложившаяся миграционная  ситуация потребовала но-
вых походов, с тем чтобы миграционные процессы в Российской Федерации 
стали  фактором,  способствующим  «позитивному  развитию  российского  об-
щества,  исходили  из  потребностей  экономики,  интересов  национальной 
безопасности,  охраны  общественного  порядка  и  здоровья  населения  при 
строгом соблюдении международных обязательств Российской Федерации»8.  
В связи с этим в Российской Федерации были определены новые цели 
миграционной политики: 
-  обеспечение  устойчивого  социально-экономического  и  демографи-
ческого развития  страны; 
-  обеспечение национальной безопасности Российской Федерации; 
-  удовлетворение  потребностей  растущей  российской  экономики  в 
трудовых ресурсах; 
-  рациональное размещение населения на территории страны; 
-  использование  интеллектуального  и  трудового  потенциала  мигран-
тов  для  достижения  благополучия  и  процветания  Российской  Федера-
ции9. 
Для достижения данных целей государство определило следующие ос-
новные задачи во внешнеполитической области: 
-  защита прав и свобод российских граждан; 
-  выработка и реализация межгосударственных механизмов оказания 
целевой  финансовой  и  иной  помощи  лицам,  ищущим  временное  убе-
жище на территории Российской Федерации; 
-  развитие  сотрудничества Российской  Федерации с другими страна-
ми в целях предупреждения и предотвращения конфликтов, следствием  
которых является массовая миграция населения; 
 
107

-  заключение  Российской  Федерацией  международных  договоров  и 
соглашений  о возврате, приеме и транзите лиц, незаконно находящих-
ся  на  территории  договаривающихся  сторон  (соглашение  о  реадмис-
сии), о борьбе с незаконной иммиграцией, поощрении  двусторонних  и 
региональных  диалогов об урегулировании  миграционных вопросов, 
приграничной торговле, туризме, культурных, спортивных и иных по-
ездках,  о  гарантиях  социальных  и  экономических  прав  соотечествен-
ников за рубежом, об обеспечении их равного положения с гражданами 
государства проживания перед законом и уважительного отношения к 
их  духовным  и  иным  связям  с  Россией,  об  обмене  информацией,  о 
практике применения иммиграционного законодательства, имеющихся 
проблемах,  с  которыми  сталкиваются  государства  при  обеспечении 
защиты  иммигрантов,  а  также  информацией  о  новых  методах  имми-
грационного контроля и паспортно-визовых технологиях10. 
Концепция, которая определяет основные направления реализации по-
литики,  является  второй  составной  частью  государственной  миграционной 
политики. Она представляет собой систему взглядов на содержание и основ-
ные  направления  деятельности  органов  государственной  власти  Российской 
Федерации в области управления миграционными процессами. Правовую ос-
нову данной Концепции составили Конституция Российской Федерации, фе-
деральные законы и ряд других нормативных актов, а также общепризнанные 
принципы и нормы международного права.  
Принципами данной Концепции являются: 
-  защита прав и свобод человека на основе законности и неуклонного 
соблюдения норм международного права; 
-  защита  национальных  интересов  и  обеспечение  безопасности  Рос-
сийской Федерации; 
-  сочетание интересов личности, общества и государства; 
 
108

-  дифференцированный подход государства к решению проблем раз-
личных категорий мигрантов; 
-  взаимодействие федеральных органов исполнительной власти, орга-
нов  исполнительной  власти  субъектов  РФ  и  органов  местного  само-
управления с общественными объединениями мигрантов11. 
В соответствии со своей основной задачей, Концепция определяет  ос-
новные направления деятельности по регулированию миграционных процес-
сов в Российской Федерации. Такими направлениями являются: 
-  в области обеспечения контроля за иммиграционными процессами в 
Российской  Федерации  разработка  и  создание  единой  системы  имми-
грационного контроля на территории РФ; 
-  в  области  создания  условий  для  интеграции  вынужденных  мигран-
тов  в  Российской  Федерации  установление  квот  распределения  по 
субъектам  РФ  лиц,  признанных  беженцами,  и  лиц,  получивших  вре-
менное убежище на территории РФ; 
-  в области вхождения Российской Федерации в международный ры-
нок  труда  и  регулирования  экономической  миграции  обеспечение 
взаимодействия  федеральных  органов  исполнительной  власти  и  орга-
нов  исполнительной  власти  субъектов  Российской  Федерации  при  ре-
шении  проблем  трудовой  иммиграции  путем  усиления  контроля  за 
привлечением  и  использованием  иностранных  работников  в  целях  за-
щиты российского рынка труда, а также обеспечения права российских 
граждан на занятие в приоритетном порядке вакантных рабочих мест в 
РФ; 
-  в области создания условий для добровольного возвращения в места 
прежнего  проживания  российских  граждан,  вынужденно  покинувших 
места своего постоянного проживания в Российской Федерации и вре-
менно находящихся на других территориях страны; 
 
109

-  в  области  поддержки  и  развития  взаимоотношений  с  соотечествен-
никами  за  рубежом  содействие  контактам  и  регулярным  встречам  на 
основе семейных связей; 
-  в  области  оптимизации  внутренних  миграционных  процессов  и  со-
действия  эффективному  использованию  трудовых  ресурсов  решение 
проблем  занятости  населения  и  достижение  баланса  между  использо-
ванием  внутренних  трудовых  ресурсов  и  привлечением  иностранных 
работников; 
-  в области содействия добровольному переселению соотечественни-
ков из государств – участников Содружества Независимых Государств 
и государств Балтии; 
Завершающая часть миграционной политики – это средства или меры, 
объединенные концептуально в единую систему. Последнее важно для того, 
чтобы  исключить  противоречия,  как  между  применяемыми  мерами,  так  и 
между  ними  и  региональной  целью  миграционной  политики.  В  настоящее 
время предполагается реализовать их следующими путями: 
-  совершенствованием  законодательства  Российской  Федерации  по 
вопросам миграции; 
-  заключением  и  реализацией  международных  договоров  РФ  по  во-
просам  миграции,  в  том  числе  соглашений  о  регулировании  процесса 
переселения и защиты прав переселенцев, а также о защите прав сооте-
чественников за рубежом; 
-  разработкой в установленном порядке и реализация мероприятий по 
регулированию  миграционных  процессов  в  рамках  соответствующих 
федеральных целевых программ; 
-  разработкой и реализацией региональных миграционных программ; 
-  разработкой мер по обустройству (самообустройству) вынужденных 
мигрантов  и  включением  их  в  федеральные,  межрегиональные  и  ре-
 
110

гиональные  программы социально-экономического развития. 
-  расчетом балансов трудовых ресурсов как всей страны, так и регио-
нов, обеспечением создания рабочих мест при реализации экономиче-
ских и инвестиционных проектов; 
-  созданием  сети  информационных  центров,  в  том  числе  региональ-
ных  (межрегиональных),  с  использованием  технического  и  интеллек-
туального потенциала общественных объединений мигрантов; 
-  поддержкой федеральными органами исполнительной власти, орга-
нами  местного  самоуправления  деятельности  хозяйствующих  субъек-
тов малонаселенных районов; 
-  совершенствованием  взаимодействия  между  федеральными  органа-
ми исполнительной власти по вопросам миграций; 
-  взаимодействием с иностранными государствами и международны-
ми организациями в целях регулирования миграционных процессов12. 
Создатели  Концепции,  таким  образом,  полагают,  что  регулирование 
миграционных  процессов  позволит  создать  условия  для  решения  задачи  по 
обеспечению  национальной  безопасности,  будет  способствовать  устойчиво-
му  развитию  экономики  страны,  соблюдению  прав  человека  и  повышению 
качества жизни населения Российской Федерации. 
Помимо  данной  Концепции  был  принят  также  ряд  других  законода-
тельных актов, направленных на усовершенствование и реформирование ми-
грационной  политики.  Прежде  всего,  это  новый  закон  «О  гражданстве  Рос-
сийской Федерации». В соответствии с ним упрощенный порядок приобрете-
ния российского гражданства устанавливается в отношении: граждан бывше-
го СССР, родившихся на территории РСФСР; граждан бывшего СССР, при-
бывших в Российскую Федерацию из государств, входивших в состав СССР, 
и зарегистрированных по месту жительства в России по состоянию на 1 июля 
2002 года, либо получивших разрешение на временное проживание в Россий-
 
111

ской Федерации, если они до 1 января 2006 года заявят о своем желании при-
обрести российское гражданство; нетрудоспособных лиц, прибывших в Рос-
сийскую Федерацию из государств, входивших в состав СССР, и зарегистри-
рованных по месту жительства в Российской Федерации до 1 июля 2002 года; 
лиц,  проживающих  в  России,  которые  не  менее  трех  лет  состоят  в  браке  с 
гражданами  Российской  Федерации  либо  являются  нетрудоспособными  ли-
цами,  имеющими  совершеннолетних  и  дееспособных  детей - граждан  Рос-
сийской  Федерации;  лиц,  окончивших  средние  специальные  или  высшие 
учебные  заведения  в  Российской  Федерации  и  являющихся  гражданами  го-
сударств,  входивших  в  состав  СССР.  Максимально  упростить  процедуру 
приобретения российского гражданства предлагается для ветеранов Великой 
Отечественной  войны,  в  том  числе  для  ветеранов  трудового  фронта.  Феде-
ральный закон устанавливает возможность приобретения российского граж-
данства гражданами государств, входивших в состав СССР, проходящими не 
менее трех лет военную службу по контракту в Вооруженных Силах Россий-
ской Федерации, других войсках, воинских формированиях или в органах»13.  
К  законодательным  актам,  регулирующим  миграционные  процессы  в 
России,  относятся  также:  Указ  Президента  РФ  от 23.02.2002 № 232 «О  со-
вершенствовании государственного управления в области миграционной по-
литики»14, а также Распоряжение Правительства РФ от 09.11.2002 № 1549-р 
«О  совершенствовании  государственного  управления  в  области  миграцион-
ной политики»15, Постановление Правительства РФ от 21.06.2002 № 453 «О 
правительственной  комиссии  по  миграционной  политике»16,  Постановление 
Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2002 № 941 «О порядке 
выдачи иностранным гражданам и лицам без гражданства разрешения на ра-
боту»17 и т.д.  
В  целом,  все  эти  законы  направлены,  прежде  всего,  на  сдерживание 
иммиграции  в  Российскую  Федерацию  всех  людей,  независимо  от  места  их 
 
112

жительства, рождения и жизненного пути. Необходимо отметить, что «суще-
ствуют две модели  отношения к иммиграции. Первая модель - стимулирую-
щая  приток  мигрантов  и  вторая – отбирающая  из  большого  количества  же-
лающих въехать наиболее подходящих»18. Возможно также и сочетание этих 
моделей,  если  социальные  гарантии  и  государственная  поддержка  оказыва-
ются  в  прямой  зависимости  от  «нужности»  государству  того  или иного  ми-
гранта. В данном случае мы наблюдаем не слишком удачную попытку реали-
зовать вторую модель.  
 Во-вторых, эти законы, особенно Закон «О правовом положении ино-
странных граждан в Российской Федерации», всех граждан, которые по раз-
ным причинам в разные годы приехали и живут достаточно длительное вре-
мя в РФ, одномоментно и совершенно неожиданно для большинства переве-
ли в категорию нелегальных мигрантов. В первую очередь, это касается гра-
ждан  бывшего  СССР. «Большинство  этих  иммигрантов  спокойно  жили  на 
территории Российской Федерации, не чуя надвигающейся беды. Они счита-
ли себя её гражданами, поскольку большинство из них были зарегистрирова-
ны по месту жительства, а в прежние годы — прописаны, некоторые — были 
зарегистрированы по  месту  пребывания.  У  них  в  паспортах  стояли  соответ-
ствующие  штампы,  свидетельствующие  о  законности  проживании  в  РФ. 
Многие имели и имеют собственные квартиры и дома на ее территории. Тем 
не  менее,  с  принятием  указанных  выше  законов  они  неожиданно  для  себя 
оказались незаконно пребывающими на российской территории»19. 
При попытке обмена советских паспортов на новые российские им бы-
ло  заявлено,  что,  имея  паспорта,  выданные  в  Азербайджане,  Казахстане, 
Таджикистане  и  в  других  республиках  бывшего  СССР,  они  являются  ино-
странными  гражданами,  на  которых  распространяется  действие  Закона  «О 
правовом положении иностранных граждан в РФ». Тем самым им предостав-
лена  возможность  только  временного  пребывания  в  Российской  Федерации 
 
113

продолжительностью до девяноста суток. В пределах этого срока они долж-
ны либо покинуть Российскую Федерацию, либо — при желании продолжать 
жить  в  РФ —  обратиться  в  соответствующие  государственные  структуры  с 
ходатайством о получении вида на жительство или приобретении российско-
го  гражданства,  пройдя  определенную  процедуру,  включая  отказ  от  иного 
гражданства.  
Существует  точка  зрения,  что  сегодня  государственная  политика 
должна быть направлена не на отталкивание, а на привлечение мигрантов. По 
расчетам  ученых, «если  сегодня  одного  пенсионера  "кормят"  семь  работни-
ков (обеспечивая при этом более чем скромную пенсию), то к 2050 году при 
сохранении нынешних демографических тенденций одного пенсионера при-
дется кормить двум работникам, а это непосильный груз для любого общест-
ва. Миграционный ресурс СНГ мы, скорее всего, исчерпаем уже к 2015 году. 
И тогда вместо наших бывших сограждан к нам поедут китайцы и вьетнам-
цы»20. Из этого делается вывод, что необходимо прекратить увязывать с гра-
жданством прописку и работу. А также исключить какое-либо квотирование 
миграции. Квотировать можно количество беженцев или вынужденных пере-
селенцев:  на  них  государство  действительно  тратит  деньги.  А  рабочая  сила 
из стран СНГ - это великое благо для страны. 
Представляется,  что  оптимальный  подход  к  регулированию  миграци-
онных процессов находится посередине между данной точкой зрения и мне-
нием, что необходимо жесточайшее ограничение притока мигрантов. Приток 
мигрантов необходим ввиду отрицательного естественного прироста населе-
ния,  однако,  он  должен  носить  качественно  и    количественно  необходимый 
уровень. 
Как  уже  было  отмечено,  для  эффективной  реализации  миграционной 
политики в крае необходимо, с одной стороны, учесть региональные особен-
ности миграционных процессов, а с другой, исключить противоречия между 
 
114

федеральной и региональной миграционной политикой. 
На Ставрополье еще в начале 1990-х годов наметилась тенденция к ог-
раничению  миграций  и  ужесточению  миграционного  контроля. 6 октября 
1994  года  Государственной  Думой  Ставропольского  края  было  принято 
«Временное  положение  о  пребывании  и  определении  на  постоянное  место 
жительства  в  Ставропольском  крае»,  регулировавшее  порядок  регистрации 
для граждан РФ и иностранных граждан до введения федерального законода-
тельства  о  миграции.  А  в  декабре 1996 года  был  принят  Иммиграционный 
кодекс  Ставропольского  края,  который  определял  также  порядок  регистра-
ции  иностранных  граждан  и  лиц  без  гражданства.  Уже  в  первых  законода-
тельных  актах  о  миграции  отмечались  противоречия  с  Конституцией  РФ. 
Так, например, противоречило Конституции взимание платы за регистрацию, 
оговоренное  во «Временном положении о пребывании и определении на по-
стоянное  место  жительства  в  Ставропольском  крае»21.  Так,  при  получении 
регистрации по месту пребывания граждане Российской Федерации должны 
были платить 10 % МРОТ, иностранные граждане и лица без гражданства – 
20 % МРОТ, а прибывшие с предпринимательскими целями – 30 % МРОТ за 
десять суток22. 
Иммиграционный кодекс Ставропольского края уже определил некото-
рое  разделение  категорий  мигрантов.  По  его  положениям,  при  выдаче  вида 
на жительство компенсационная плата не взималась при перемене места жи-
тельства  в  пределах  Ставропольского  края,  а  также  с  вынужденных  пересе-
ленцев и беженцев23. 
Окончательное разделение систем регистрации внутренних и внешних 
мигрантов произошло в июле 1997 года, когда была отменена плата за реги-
страцию гражданами Российской Федерации, а их регистрация по месту жи-
тельства  и  пребывания  началась  в  соответствии  с  федеральными  норматив-
ными актами паспортно-визовыми службами24.  
 
115

Учитывая  остроту  проблем  вынужденной  миграции  в  крае,  местными 
властями  были  предприняты  попытки  организованно  расселить  вынужден-
ных мигрантов. Распоряжением Главы администрации № 237 «О зонах орга-
низованного размещения беженцев и вынужденных переселенцев» от 17 ап-
реля 1992 года  определили  приоритетные  зоны  для  расселения  мигрантов. 
Ими стали десять наименее населенных и экономически наименее развитых 
административных районов Ставропольского края. Однако это не имело ре-
альной реализации, поскольку данный законодательный акт не был подкреп-
лен реальными экономическими мерами.  
Иммиграционный кодекс Ставропольского края также определял поря-
док и условия привлечения и использования иностранной рабочей силы в ре-
гион. Устанавливалось, что для приема на работу иностранных граждан не-
обходимо разрешение, выданное работодателю миграционной службой края, 
а также наличие подтверждения на право трудовой деятельности25. 
В связи с принятием данного кодекса были внесены изменения в Закон 
«Об административной ответственности за нарушение порядка пребывания и 
определения на постоянное место жительства в Ставропольском крае». В ре-
зультате  была  значительно  расширена  сфера  действия  закона  и  распростра-
нено его действие не только на иммиграционный контроль и порядок въезда 
и  выезда,  но  и  на  привлечение  иностранной  рабочей  силы  на  территорию 
края.  
В июне 2002 года на Ставрополье в результате разработки региональ-
ной миграционной политики был принят Закон «О мерах по пресечению не-
законной миграции в Ставропольский край», который учел многие недостат-
ки предыдущих законодательных актов, однако не делает четких разграниче-
ний между внешней и внутренней миграцией26.  
Данный  закон  направлен  на  упорядочение  разрешения  вопросов,  свя-
занных  с  пребыванием  и  определением  на  постоянное  место  жительства  на 
 
116

территории  Ставропольского  края  граждан  Российской  Федерации,  ино-
странных граждан и лиц без гражданства, на усиление государственного кон-
троля за миграционными процессами в целях защиты конституционных прав 
и  свобод  всех  законно  находящихся  на  территории  Ставропольского  края 
лиц27. 
Согласно  Статье 2 данного  Закона  незаконной  миграцией  признается 
прибытие в Ставропольский край граждан Российской Федерации, иностран-
ных граждан и лиц без гражданства из других государств и регионов Россий-
ской Федерации и (или) проживание на его территории с нарушением поряд-
ка, установленного федеральным законодательством. 
При этом декларируется, что миграция в Ставропольский край «носит 
регулируемый характер и допускается в том объеме, в котором геополитиче-
ская обстановка, экономические и социальные условия позволяют обеспечи-
вать права и свободы граждан, законно находящихся на территории края, го-
сударственную  и  общественную  безопасность»28.  Поэтому  Правительство 
Ставропольского  края  на  основании  предложений  органов  внутренних  дел 
Ставропольского края и краевой комиссии миграционного контроля ежегод-
но устанавливает максимально возможную численность переселенцев, кото-
рые  могут  быть  определены  на  постоянное  место  жительства  в  населенных 
пунктах  Ставропольского  края.  Указанная  численность  устанавливается  ис-
ходя  из  возможностей  существующей  социально-экономической  инфра-
структуры  и  запланированных  бюджетных  расходов  в  разрезе  администра-
тивно-территориальных образований Ставропольского края, с учетом мнения 
соответствующих органов местного самоуправления29. 
Следует  отметить,  что  настоящий  документ  содержит  ряд  противоре-
чий с федеральным законодательством РФ: 
1. Предметом рассматриваемого Закона являются общественные отно-
шения,  регулируемые  в  основном  федеральными  нормативными  правовыми 
 
117

актами.  При  наличии  соответствующих  федеральных  законодательных  и 
иных  федеральных  нормативных  правовых  актов  принятие  субъектом  Рос-
сийской  Федерации  собственных  правил  по  вопросу  административной  от-
ветственности за нарушение иностранным гражданином или лицом без граж-
данства  режима  пребывания  в  Российской  Федерации  (даже  при  наличии 
имеющейся  специфической  ситуации  на  территории  края)  не  соответствует 
принципам, установленным Конституцией РФ (статьями 71, 72, 76) для раз-
граничения предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией 
и ее субъектами30. 
2.  Понятийный  аппарат  данного  Закона  не  соответствует  положениям  
Федеральной миграционной программы, в которой определены на федераль-
ном  уровне  общее  понятие  «миграция»  и  шесть  ее  конкретных  видов.  Так, 
вопреки  понятию  «незаконная  миграция»,  сформулированному  в  Федераль-
ной миграционной программе и касающемуся только иностранных граждан и 
лиц без гражданства, незаконными мигрантами признаются граждане России, 
проживающие  на  территории  края  без  регистрации.  Федеральное  законода-
тельство не смешивает эти категории граждан.  
3. Ограничивая (в результате введения квот) права граждан Российской 
Федерации  на  выбор  места  жительства  в  населённых  пунктах  Ставрополь-
ского края, данный Закон нарушает конституционное право каждого, кто за-
конно  находится  на  территории  Российской  Федерации,  свободно  передви-
гаться, выбирать место пребывания и жительства (часть 1 статьи 27 Консти-
туции Российской Федерации).  
Регистрация  является  лишь  способом  учёта  граждан  в  пределах  Рос-
сийской Федерации, носящим уведомительный характер и отражающим факт 
нахождения гражданина по месту пребывания или жительства. «Именно по-
этому регистрационный учёт не может носить разрешительного характера и 
не  должен  приводить  к  ограничению  конституционного  права  гражданина 
 
118

выбирать место пребывания и жительства»31. 
4.  Не  соответствует  правовым  позициям  Конституционного  Суда  РФ, 
выраженных в его постановлении от 25 апреля 1995 г.32, положение послед-
него абзаца ст. 2 Закона края, ограничивающее по существу конституционное 
право гражданина владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом, нахо-
дящемся в его собственности33. 
5. Абсолютно противоречат федеральному закону нормы статьи 12 За-
кона  о  выдворении  иностранных  граждан.  Административная  ответствен-
ность  иностранных  граждан  в  виде  выдворения  за  пределы  Российской  Фе-
дерации может быть установлена только федеральным законом. 
Таким образом, все ограничения прав и свобод мигрантов на местном 
уровне противоречат Конституции. Данный закон содержит положения, про-
тиворечащие  федеральному  закону  о  правилах  передвижения  мигрантов  и 
выборе  местопребывания  на  территории  РФ.  В  положениях  краевого  доку-
мента  отмечается  нарушение  прав  и  свобод  граждан,  в  том  числе  права  на 
труд, и т.д. 
Учитывая, что вопросы миграционного законодательства и ответствен-
ности  за  его  нарушение  подлежат  регулированию  либо  уже  урегулированы 
федеральными  нормативными  правовыми  актами,  было  бы  целесообразно 
необходимые организационные меры по реализации федерального законода-
тельства в сфере миграционной политики принять по линии Администрации 
края. В то же время, подстегиваемое острейшими переселенческими пробле-
мами,  Ставрополье  вынуждено  торопиться  и  забегать  вперед,  не  дожидаясь 
федеральных шагов в нужном направлении. 
Ключевым вопросом здесь является предоставление жилья семьям бе-
женцев.  Средств,  выделенных  на  жилье,  на  всех  не  хватает.  Предельные 
суммы выплат – 120 тыс. рублей за жилье и 17 тыс. рублей за имущество – в 
условиях  значительного  подорожания  недвижимости  превратились  в  незна-
 
119

чительные суммы. Инфраструктура края оказалась не в состоянии выдержать 
нагрузку, которая легла на нее с волной беженцев. Не хватает мест в лечеб-
ных учреждениях. В школах дефицит 48,2 тысячи ученических мест. Из об-
щего потока переселенцев около 57 процентов не могут найти работу. Мно-
гие пенсионеры из числа беженцев получают сегодня пенсию в минимальном 
размере, без учета среднемесячной заработной платы. В основном это касает-
ся беженцев из Чечни, так как часть архивов предприятий Чеченской респуб-
лики была уничтожена. Кроме того, к настоящему времени территориальным 
органом  Министерства  по  делам  федерации,  национальной  и  миграционной 
политике РФ 55 тысяч вынужденных переселенцев из 78 тысяч лишены ста-
туса вынужденного переселенца, поскольку прошли установленные законом 
5 лет и, по мнению чиновников, произошла адаптация в местное сообщество. 
На самом деле подавляющее большинство из этих 55 тысяч оказались в по-
ложении, когда власть им практически ничем не помогла и статуса лишила34. 
Миграции  населения,  таким  образом,  являются  естественным  процес-
сом, постоянно идущим внутри социума. Степень участия государства в ре-
гулировании этого процесса весьма существенно различается в зависимости 
от экономического и политического уклада и конкретной ситуации в стране, 
но  она  всегда  ограничена  наличием  в  народе  особо  подвижного  слоя,  кото-
рый обходит все преграды, установленные государством. 
Государственное  регулирование  миграционных  процессов  на  Ставро-
полье  на  современном  этапе,  таким  образом,  требует  внесения  целого  ряда 
поправок. С одной стороны, миграционным процессам на Ставрополье необ-
ходимо придать контролируемый  и управляемый характер для обеспечения 
безопасности края.  Особенно это касается нелегальной и внешней трудовой 
миграции.  
В то же время, должны быть устранены противоречия, возникшие ме-
жду федеральным и региональным законотворчеством, которые необходимо 
 
120

привести в соответствие друг с другом. Кроме того, миграционная политика 
должна ориентироваться не только на интересы государства, но и на интере-
сы  других  субъектов  взаимодействия  в  поле  миграций – общества  и  лично-
сти. Особенно это касается политики, проводимой по отношению к беженцам 
и вынужденным переселенцам. Свободная регистрация и более либеральные 
нормы предоставления гражданства и вида на жительство позволят более ус-
пешно  интегрировать  вынужденных  мигрантов  в  принимающее  общество. 
При этом соответствующее законодательство должно поддерживаться реаль-
ными  экономическими  механизмами.  И,  наконец,  ведущим  принципом  ми-
грационной политики должно стать контролируемое привлечение трудоспо-
собных  иммигрантов,  как  необходимое  условие  прироста  населения  и  обес-
печения квалифицированной рабочей силой.  
 
Таким образом, во второй половине ХХ века можно выделить два этапа 
развития  миграционных  процессов – советский  и  постсоветский.  С  одной 
стороны, они объединены в целостный процесс причинно-следственной свя-
зью,  поскольку  многие  корни  особенностей  миграций 1990-х  годов  лежат  в 
соответствующих процессах 1950-х – 1980-х годов. Помимо этого, они объе-
диняются  рядом  общих  тенденций – наличием  в  крае  постоянно  действую-
щих  притягательных  факторов  миграций,  регионами  выхода  переселенцев, 
оттоком русских из бывших республик Советского Союза, полиэтничностью 
миграционных потоков. 
С  другой  стороны,  на  разных  этапах  меняется  соотношение  всевоз-
можных факторов миграций, которые, в свою очередь, оказывают влияние на 
масштабы,  демографический  и  этнический  состав  миграционных  потоков, 
характер протекания адаптационных процессов у переселенцев. Так, в период 
50-80-х  годов  ХХ  века  основными  чертами  миграционных  процессов  явля-
лись:  социально-экономический  характер  миграций,  наличие  «добровольно-
 
121

принудительных»  факторов,  сильная  ограниченность  внешних  миграций  и 
направленность потоков из сел в города. При этом ряд этнических миграци-
онных потоков оказал серьезный влияние на национально-культурную жизнь 
и конфликтогенный потенциал края. 
В 90-е годы ХХ века на Ставрополье произошли серьезные изменения 
в характере, составе, объеме и направлении миграционных потоков, что было 
обусловлено распадом Советского Союза, повлекшего за собой дестабилиза-
цию социальной, политической и экономической обстановки, ростом нацио-
нализма и этнических конфликтов, а также демократизацией жизни и расши-
рение прав и свобод личности, в том числе и свободы передвижения. Прежде 
всего, меняется значение различных факторов миграций. В данный период на 
первое  место  выходят  стрессовые  и  этнические  факторы.  Новым  явлением 
для  края  становятся  массовые  потоки  беженцев  и  вынужденных  переселен-
цев, а также легальная и нелегальная иммиграция из стран ближнего и даль-
него  зарубежья.  В  то  же  время,  миграционный  прирост  в  подавляющем 
большинстве сельских районов становится единственным фактором, форми-
рующим население.  
Обозначенные тенденции развития миграционных процессов во второй 
половине  ХХ  века  привели  на  современном  этапе  к  необходимости  пере-
смотра государственной политики в области миграций и определения новых 
направлений ее развития. Однако новая миграционная политика оказалась не 
в состоянии разрешить всю массу проблем, стоящих перед обществом в дан-
ной сфере, и требует серьезной доработки, особенно на региональном уров-
не.  Она  должна  строиться  с  учетом  специфики  миграционных  процессов  в 
Ставропольском  крае,  обусловленной  своеобразным  геополитическим  поло-
жением  края  и  его  полиэтничностью,  а  также  интересов  всех  участвующих 
сторон – государства, общества и личности. 
 
 
122

Глава III. Проблемы социокультурной жизни Ставрополья через 
призму миграций. 
 
3.1. Адаптация мигрантов в принимающем обществе: социальные, 
культурные и психологические аспекты. 
Миграции  всегда  непосредственно  связаны  с  социо-культурными  ас-
пектами  жизни  людей.  Исходя  из  теории  трехстадийности  миграционных 
процессов, необходимо выделить два основных момента их активного взаи-
модействия. Первый относится непосредственно к стадии формирования ми-
грационной подвижности населения и представляет собой ряд ее субъектив-
ных  факторов.  На  данном  этапе  социо-культурные  процессы  могут  играть 
как  роль  факторов,  выталкивающих  население  из  мест  проживания,  так  и 
роль факторов притягивающих. К первым, например, можно отнести социо-
культурные  условия  проживания  казаков-некрасовцев  и  молокан  в  Турции, 
когда в отношении них проводилась политика ассимиляции и отуречивания1. 
В  данном  случае  стремление  сохранить  свою  культуру  явилось  непосредст-
венной  причиной  эмиграции  в  Советский  Союз.  На  том  же  примере  можно 
продемонстрировать и роль притягивающих факторов. «Оттепель» в СССР, в 
том числе и в сфере культуры, заявленные в конституции гражданские сво-
боды, особенно свобода  вероисповедания, и социальные условия жизни яви-
лись теми самыми «притягивающими» факторами для данной категории ми-
грантов. 
Второй  момент  связан  с  заключительной  стадией  миграционных  про-
цессов – адаптацией мигрантов в новом месте проживания. Понятию адапта-
ции может придаваться несколько значений, в зависимости от рассматривае-
мого аспекта: 
а) адаптация используется для обозначения процесса, при котором ор-
ганизм приспосабливается к среде; 

б) адаптация используется для обозначения отношения равновесия (от-
носительной  гармонии),  которое  устанавливается  между  организмом  и  сре-
дой; 
в) под адаптацией понимается результат приспособительного процесса; 
г) адаптация связывается с какой-то определенной "целью", к которой 
"стремится" организм2.  
Как  уже  говорилось,  адаптация  мигрантов  связана  с  целым  рядом  из-
менений. И социокультурные изменения играют здесь далеко не последнюю, 
если не основную, роль.  
Следует  отметить,  что  в  первом  случае  социокультурные  аспекты  мо-
гут явиться одним из факторов или причин миграций для многих категорий 
мигрантов,  тогда  как  второй  момент  наиболее  актуален,  в  первую  очередь, 
для вынужденных переселенцев или беженцев, особенно этнических.  
В  современной  науке  применительно    к  Ставропольскому  краю,  и  не 
только,  по  большей  части  исследуются  проблемы  социокультурной  адапта-
ции  мигрантов,  в  то  время  как  роли  социокультурных  аспектов  на  стадии 
формирования  миграционной  подвижности  уделяется  значительно  меньше 
внимания.  
Применительно к данному исследованию по сути можно выделить три 
типа  факторов  социокультурного  рода  в  период  второй  половины  ХХ  века, 
повлиявших на людей в принятии решения мигрировать.  
Во-первых,  это  социокультурные  аспекты,  являющиеся  причиной  им-
миграции в Россию. В  состав данного потока, прежде всего, входят этниче-
ские русские, оказавшиеся в силу различных причин за границей и не имею-
щие возможности проживать там в связи с разного рода социокультурными 
конфликтами.  К  такой  категории  можно  отнести,  как  уже  говорилось,  каза-
ков-некрасовцев  или  молокан,  прибывших  в 50-60-х  годах  ХХ  века  из  Тур-
ции. В данном случае выталкивающим фактором явилась политика культур-
 
124

ной  ассимиляции,  проводимая  турецким  правительством  по  отношению  к 
русским, например, ограничение в  языке3. Другим примером может служить 
миграция русских из бывших Союзных республик после распада Советского 
Союза. Кроме этнических русских  к данной категории мигрантов относятся 
также и люди иных национальностей. 
Во-вторых,  аспекты,  которые  стали  причиной  эмиграции  из  России. 
Так,  например,  стремление  глубже  погрузиться  в  свою  национальную  куль-
туру явилось одним из факторов эмиграции немцев и евреев, а также многих 
других национальностей. 
И, наконец, третье направление – социокультурные факторы, явившие-
ся  причиной  ряда  внутренних  миграций.  Например,  переезд  людей  в  более 
крупные города с целью повышения своего культурного и образовательного 
уровня. 
Другой  важнейшей  социо-культурной  проблемой  является  адаптация 
мигрантов  на  новом  месте  жительства,  их  интеграция  в  новое  общество. 
Адаптация, как понятие, выражает характер отношений между живыми орга-
низмами  и  средой. «В  целом  она  отражает  основные  закономерности,  обес-
печивающие  существование  различных  систем  при  определенном  взаимо-
действии  внутренних  (присущих  организму)  и  внешних  условий  (факторов 
среды)  их  существования.  Под  адаптацией  можно  также  понимать  приспо-
собление  человека  или  группы  к  жизни  в  новой  инонациональной  среде,  а 
отчасти и приспособление к ним этой среды с целью взаимного сосущество-
вания и взаимодействия… во всех сферах общественной жизни»4.  
В социокультурной адаптации в разной степени присутствуют все осо-
бенности  социальных  процессов.  Адаптация  носит  массовый  характер.  Об-
щественным содержанием адаптации является то, что она, по сути, означает 
приспособление к новым нормам, ценностям, что невозможно, как без обще-
ства,  порождающего  эти  нормы,  так  и  без  группы  мигрантов – объектов  и 
 
125

субъектов  этого  приспособления.  Социокультурная  адаптация  происходит  в 
рамках взаимодействия в общественной системе и, в конечном счете, направ-
лена  на  укрепление  социальных  связей. «Процесс  социокультурной  адапта-
ции  предполагает  самодеятельность  его  участников.  Наконец,  устойчивый 
характер процесса адаптации проявляется в систематичности, последователь-
ности и обязательности. Он, являясь сущностной функцией социальной сис-
темы,  способствует  ее  нормальному  функционированию  и  совершенствова-
нию»5. 
Можно выделить наиболее общую классификацию разновидностей со-
циально-психической  адаптации  личности:  нормальная,  девиантная  (или 
нонконформистская) и патологическая адаптация. 
Нормальным  можно  назвать  такой  адаптивный  процесс  личности,  ко-
торый «приводит к ее устойчивой адаптированности в типичных проблемных 
ситуациях без патологических изменений ее структуры и, одновременно, без 
нарушений  норм  той  социальной  группы,  в  которой  протекает  активность 
личности.  Нормальная  социально-психическая  адаптация  личности,  в  свою 
очередь, бывает двух видов: защитная и незащитная»6.  
Нормальной защитной адаптацией   называются те действия личности, 
которые  осуществляются  с  помощью  известных  защитных  механизмов  (аг-
рессии, рационализации, проекции, регрессии, формирования обратной реак-
ции, сублимации и др.), если эти механизмы не стали патологическими. Не-
защитные адаптивные процессы отличаются тем, что начинаются в нефруст-
рирующих проблемных ситуациях, требующих от личности принятия рацио-
нальных решений. 
Девиантными,  или  отклоняющимися,  неконформистскими  можно  на-
звать  «те  процессы  социальной  адаптации  личности,  которые  обеспечивают 
удовлетворение  потребностей  личности  в  данной  группе  или  социальной 
среде, в то время как ожидания остальных участников социального процесса 
 
126

не оправдываются таким поведением. Девиантная адаптация условно может 
быть  подразделена  на  два  основных  подвида:  а)  неконформистская  адапта-
ция; б) новаторская (инновативная, творческая) адаптация»7.  
Патологическая  адаптация  –  это  «такой  социально-психологический 
процесс (активность личности в социальных ситуациях), который полностью 
или  частично  осуществляется  с  помощью  патологических  механизмов  и 
форм  поведения  и  приводит  к  образованию  патологических  комплексов  ха-
рактера, входящих в состав невротических и психотических синдромов»8.  
Особенно  остро  проблема  социо-культурной  адаптации  стоит  для  вы-
нужденных мигрантов. Слово «вынужденный» сопровождает мигранта и по-
сле переселения. Другая культура вынуждает его отказаться от прежнего об-
раза жизни, принять иные социальные нормы, правила и способы поведения. 
Вынужденный мигрант переживает кардинальные изменения в самом широ-
ком диапазоне.  Меняется все: от природы и климата до одежды и пищи, от 
социальных,  экономических  и  психологических  отношений  с  миром  и  дру-
гими людьми до отношений в собственной семье. Самая важная часть изме-
нений – культурные: другой язык, обычаи, традиции, ритуалы, нормы и цен-
ности.  Вынужденное  переселение  по  своим  социальным,  экономическим  и 
психологическим  последствиям  является  для  большинства  взрослых  людей 
настоящей жизненной катастрофой, особенно в случае, когда это совершает-
ся в ограниченном временном промежутке, исключающем возможность хоть 
в какой-то мере подготовиться к перемене места жительства.  
Беженцы,  пребывая  во  временных  местах  для  проживания  достаточно 
долгое время, удовлетворяя свои минимальные  ограниченные потребности, 
испытывая значительные языковые, психологические барьеры к адаптации на 
новом месте, теряют возможность удовлетворения своих потребностей выс-
шего  характера – потребности  субъекта  в  общественной  жизни. «Ограниче-
ние  материальных  средств  жизнедеятельности  в  положении  беженцев  сдви-
 
127

гает личность к потребительской системе ценностей, совершенно игнорируя 
ценности  производительные,  что  способствует  деградации  личности,  этно-
культурной маргинализации беженцев и вынужденных переселенцев9. 
«Невозможность жить на исторической родине, возникшие проблемы в 
связи с адаптацией на новом месте расселения, с одной стороны, неприятие, 
недовольство  и  раздражение  у  представителей  иноэтнической  культурной 
традиции,  с  другой,  приводит  к  тому,  что  беженцы  и  вынужденные  пересе-
ленцы становятся потенциальным источником конфликтности»10. 
Краеугольным  камнем  понимания  психического  состояния  вынужден-
ных  мигрантов  является  кризис  социальной  идентичности - резкие  транс-
формации  представлений  личности  о  себе  и  своем  месте  в  системе  жизнен-
ных  отношений.  Через  кризис  социальной  идентичности  прошло  практиче-
ски все наше общество. Но особенно болезненным этот процесс оказался для 
вынужденных  мигрантов.  У  некоторых  категорий  вынужденных  мигрантов 
идентичность трансформируется настолько сильно, что перестает выполнять 
свои функции: интегрирующую - на уровне группы и адаптивную - на уровне 
личности.  Например,  психологические  исследования  беженцев  из  Грозного 
выявили  полное  разрушение  структуры  их  самосознания.  Теряют  свою  зна-
чимость  главные  категории  (социальный  статус,  профессиональная  принад-
лежность, семейные роли, половая, возрастная принадлежности), на которые 
мы  опираемся,  ориентируясь  в  окружающем  мире.  В  частности,  для  бежен-
цев становятся неактуальными такие статусные категории, как гражданство и 
национальная  принадлежность. «Это  кардинальная  трансформация  структу-
ры  идентичности - осознание  себя  выброшенными  за  пределы  главных 
жизненных отношений в обществе»11.  
Проблема  адаптации  является  актуальной  в  силу  нескольких  взаимо-
связанных  причин.  Важнейшим  обстоятельством  выступает  то,  что  стихий-
ные  мигранты,  не  имея  возможности  реализоваться,  пополняют  ряды  соци-
 
128

ально и экономически не защищенного населения края, что подрывает соци-
ально-экономическую  безопасность  региона.  Массовый  приток  мигрантов 
инициирует накопление конфликтного потенциала. Он выступает как «свое-
образный лакмусовый листок, как своего рода провоцирующее средство для 
выявления  факторов  социально-политической  устойчивости  общества,  ам-
плитуды  его  возможностей  реагировать  на  внедряющиеся  дестабилизато-
ры»12.  Высокая  миграционная  нагрузка  усиливает  конкуренцию  на  рынках 
труда и порождает мигрантофобию у коренного населения. Отсюда вытекают 
правовые, бытовые и экономические притеснения пришлого населения, что в 
свою  очередь  приводит  к  маргинализации  мигрантов  с  присущими  кон-
фликтными  отношениями.  Так,  в 2001 году  миграционная  служба  Ставро-
польского края совместно с кафедрой социологии государственного универ-
ситета провела опрос вынужденных переселенцев как раз на тему адаптации. 
Практически все опрашиваемые констатировали жесткое отторжение их ме-
стным сообществом: «Мы так и остаемся чужаками…» Напряженность меж-
ду «коренными» и «пришлыми» растет год от года13. 
Кроме  этого  нужно  учесть,  что  в  национальных  республиках  русские 
работали  в  передовых  отраслях  производства,  поэтому  и  здесь  продолжают 
ощущать  себя  основными  создателями  материальных  благ,  не  желают  ми-
риться с положением «граждан второго сорта» и справедливо претендуют на 
более властные или профессиональные позиции и соответствующее отноше-
ние к себе. 
На  смену  прежним  у  них  приходят  проблемы,  возникающие  в  местах 
нового проживания в России. В репатриацию вовлечены люди, которые часто 
были укоренены в странах выезда в течение нескольких поколений, либо там 
родились и выросли, либо жили в течение нескольких десятилетий, воспри-
няв многое из образа жизни окружающего местного населения. Возвращаясь 
на родину, они обнаруживают, что их представления о ней были неадекват-
 
129

ны. Крайне незначительная помощь, которую может оказать Россия, сложно-
сти с регистрацией по месту жительства и жесткая увязка социальных гаран-
тий с оформлением гражданства сильно затрудняют интеграцию репатриан-
тов.  У  приезжающих  в  Россию  русских  другой  менталитет,  они  переняли 
нормы поведения этносов, среди которых обитали. Эти русские трудолюби-
вы, имеют высокую квалификацию, гостеприимны, они меньше пьют и при-
выкли  к  сравнительно  более  высокому  уровню  жизни.  Для  местных  же  не-
привычны  обычаи  и  манеры  приезжих,  их  одежда  и  кажущийся  достаток, 
иной. Как считает Спицын А.И., эта социальная группа - "горючий материал" 
для  создания  предпосылок  к  конфликтным  ситуациям  с  местным  населени-
ем14. 
Отрицательным моментом является то, что более 40% трудоспособных 
вынужденных мигрантов работают не по специальности, причем в сельской 
местности таких случаев в 3,5 раза больше, чем в городах. Более чем у чет-
верти вынужденных мигрантов профессиональный статус понизился. Вызва-
но это отчасти тем, что относительная доступность жилья приводит мигран-
тов, прежде всего, в сельскую местность, где трудно найти работу вообще, не 
говоря уже о высококвалифицированном труде.  
В  новом  социальном  окружении,  имеющем  зачастую  отличные  от  ок-
ружавших  переселенца  прежде ценности, традиции, нормы, ему приходится 
приложить много усилий, чтобы приобрести социальный статус, адекватный 
его уровню притязаний. Подавляющее большинство переселенцев  отмечают, 
что их общественная жизнь в новом месте проживания практически прекра-
тилась. «Состояние  дискомфорта,  которое  переживают  мигранты  в  связи  с 
утратой  прежнего  социального  статуса,  приводит  их  наряду  с  другими  при-
чинами  к  созданию  общественных  организаций  беженцев  и  вынужденных 
переселенцев,  в  деятельности  которых  они  имеют  возможность  реализовать 
свой социальный потенциал»15.  
 
130

Характер  социально-экономической  адаптации  во  многом  имеет  схо-
жие негативные черты, как в городе так и на селе. При этом наблюдается не-
реализованость потенциала мигрантов в социальной и экономической сфере 
жизнедеятельности. Это выражено в личной оценке неудовлетворённости ра-
ботой и своего материального положения. 
По другим, не менее значимым критериям, наблюдаются значительные 
различия,  связанные  с  типом  местности.  Так,  в  силу  дороговизны  жилья,  в 
городе мигранты имеют дома или квартиры на 13 процентов меньше, чем в 
селе. Этот показатель является одним из важнейших при определении степе-
ни  адаптации  вынужденного  переселенца.  Именно  эта  «вынужденная»  при-
влекательность  села  над  городом  во  время  стихийной  миграции  обусловила 
массовый поток переселенцев в сельскую местность. Вторым существенным 
критерием  является  источник  доходов  мигрантов.  В  городе  почти  на 100% 
доходы трудоспособных переселенцев составляет зарплата, в свою очередь в 
селе - около половины доходов приходится на личное подсобное хозяйство. 
Таким  образом  наличие  подсобного  домашнего  хозяйства  в  селе  является 
важнейшим фактором адаптации мигранта16.  
Даже при благоприятных условиях адаптация – это трудный, стрессо-
генный процесс. Она считается успешной, если человек реализует свой лич-
ностный потенциал, свои возможности и способности и справляется с возни-
кающими психологическими и социокультурными проблемами. 
В  качестве  основных  показателей  успешности  социокультурной  адап-
тации  мигрантов  можно  выделить  следующие:  установление  позитивных 
связей с новой средой, решение ежедневных житейских проблем (школа, се-
мья, быт, работа), участие в социальной и культурной жизни принимающего 
общества,  удовлетворительное  психическое  состояние  и  физическое  здоро-
вье, адекватность в общении и в межкультурных отношениях, целостность и 
интегрированность личности17.  
 
131

При этом большое значение имеет сформированность мотиваций, про-
являемая в желании мигранта интегрироваться в новую среду, в его стремле-
нии  усвоить  новые  культурные  феномены,  преодолеть  информационную 
изоляцию и установить связи с окружающей средой. Для относительно плав-
ного  протекания  адаптационного  процесса  важны  высокий  коммуникатив-
ный потенциал индивида как объекта общения, готовность к изменению хода 
индивидуального  развития,  устойчивость  к  нервно-психическим  перегруз-
кам, высокий уровень трудоспособности и жизнеспособности.  
Неспособность к “вживанию” в местное сообщество приводит к опас-
ному явлению, которое часто называют капсулированием группы переселен-
цев. В условиях “чуждого” или даже враждебного окружения группа замыка-
ется в себе, становится похожа на капсулу с твердой оболочкой, отделенную 
от окружающей среды. Возникают социо-культурные барьеры между “мест-
ными” и “приезжими”, особенно заметные и болезненные в сельской местно-
сти.  
Естественно, что в сложившейся ситуации требуется помощь как орга-
нов  власти,  так  и  различных  общественных  организаций.  Примером  такой 
помощи  может  служить  проект  Южного  регионального  ресурсного  центра 
(ЮРРЦ) “Усиление  интеграции  беженцев  и  вынужденных  переселенцев  в 
местное  сообщество  на  Юге  России  посредством  укрепления  организаций 
беженцев  и  вынужденных  переселенцев”.  Проект  выполнялся  при  финанси-
ровании Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев с апреля 
по декабрь 2001 года.  
В  рамках  данного проекта  Ессентукская  городская  организация  обще-
ства  “Красный  крест”  учла,  что  среди  вынужденных  переселенцев  много 
больных  людей,  требующих  специального  медицинского  ухода.  Для  членов 
их  семей  были  проведены  курсы  массажа,  лечебной  гимнастики,  обучение 
приемам ухода за больными.  
 
132

Среди участников программы – не только городские общественные ор-
ганизации.  Общественная  организация  вынужденных  переселенцев  и  мало-
имущих  Ипатовского  района  Ставропольского  края  создала  в  восьми  селах 
района  общественные  организации  вынужденных  переселенцев  и  снабдила 
их всеми необходимыми справочными материалами для проведения юриди-
ческих консультаций18. 
Помимо  этого  в  крае  действует  около 40 общественных  организаций 
беженцев,  которые  имеют  связи  с  Датским  Советом  по  делам  беженцев 
(ДСБ),  Красным  Крестом,  тесно  сотрудничают  с  Южным  региональным  ре-
сурсным  центром  в  соответствии  с  программами  "Укрепление  и  развитие 
НКО Юга России" и "Юг России - территория национального согласия и ми-
ра". Среди социальных активистов и добровольцев выделяются такие органи-
зации, как "Вера, Надежда, Любовь", "Орден милосердия и социальной защи-
ты", центр "Анастасия", клубы "Любава", "Хозяюшка". 
В крае функционирует Координационный совет общественных органи-
заций  по  проблемам  беженцев  и  вынужденных  переселенцев.  Под  руково-
дством  координационного  совета  проведено  несколько  "Миссий  милосер-
дия",  которые  адресованы  более  чем 400 мигрантам,  проживающим  в  раз-
личных районах края (Труновском, Петровском, г. Невинномысске). 
Главные направления самопомощи и помощи извне – это сбор гумани-
тарной помощи, получение микрокредитов, получение жилья, осуществление 
юридических консультаций, установка "горячих линий"19. 
Зачастую  миграция  порождает  различные  проблемы  в  семьях  пересе-
ленцев,  особенно  вынужденных.  Многие  проблемы,  которые  возникают  пе-
ред семьей на новом месте, обусловлены в первую очередь экономическими 
трудностями. «Разрыв  налаженных  хозяйственных,  семейных,  экономиче-
ских связей отражается на уровне жизни ее членов. И в первую очередь с из-
менением экономического положения семьи, приходится решать такую про-
 
133

блему, как поиск и создание своего экономического базиса»20.  
Широко распространена ситуация, когда  женщины становятся опорой 
семьи и даже ее главой.  Связано это может быть с трагической потерей мужа 
(смерть  или  пребывание  в  плену).  Часто,  уже  получив  статус  беженца,  у 
мужчин начинается стрессовая декомпенсация в виде бродяжничества, алко-
голизма  или  психосоматических  заболеваний,  что  делает  его  неспособным 
отвечать  за  себя  и  за  членов  семьи.  Также  часто  в  новой  среде  приходится 
пересматривать  уже  привычные  семейные  социальные  роли.  Развод  и  по-
вторный брак с местным жителем - довольно распространенное явление сре-
ди беженок21.  
Но и при самом благоприятном супружестве на женщине лежит ответ-
ственность  за  удовлетворение  потребностей  детей,  что  часто  заставляет  их 
обращаться за помощью к людям, настроенным порой враждебно или просто 
не имеющим возможности оказать помощь.  
Женщине сложнее найти работу по специальности, чаще она вынужде-
на заниматься низкоквалифицированным трудом и вести домашнее хозяйст-
во, что для многих является непривычным занятием. 
К  специфическим  женским  проблемам  также  относятся:  более  дли-
тельное  и  эмоциональное  «застревание»  в  прошлом,  переживание  потерь, 
растерянность,  потерю  ориентации,  зависимость  от  семьи,  родственников, 
различных учреждений, призванных обеспечить материальные и социальные 
компенсации  вынужденным  переселенцам,  слишком  многочисленные  обя-
занности,  изоляцию,  проблемы  со  здоровьем,  особенно  связанного  с  репро-
дуктивными функциями. 
Стрессовое состояние женщины влияет на детей. На матери в большей 
степени  лежит  ответственность  за  состояние  здоровья  ребенка,  который 
ощущает на себе напряженность жизни, от которой страдает его семья, одна-
ко не знает, как это можно объяснить или выразить. Он может это выразить 
 
134

на  своем  собственном  языке,  своим  телом,  и  именно  таким  образом  могут 
возникать поведенческие проблемы, агрессивность.  
Изгнание, разрушение нормального образа жизни, отсутствие безопас-
ности – сопутствующие факторы жизни вынужденных мигрантов. Они могут 
отрицательно сказаться на физическом, умственном, психологическом, куль-
турном и социальном развитии ребенка. Негативное воздействие этих факто-
ров  резко  усугубляется,  когда  отчаяние  родителей  приводит  к  дурному  об-
ращению  с  ребенком,  отказу  от  него,  вызывает  семейные  ссоры  и  другие 
проявления распада семьи, так как жизнь вынужденных мигрантов сопряже-
на с постоянными лишениями и это положение, как правило, является мучи-
тельным для взрослых.  
При исследовании проблемы адаптации детей-мигрантов и их семей в 
инокультурной  среде  видится  целесообразным  вычленение  структурных 
компонентов  миграции,  определяющих  место  ребенка-мигранта  в  социаль-
ной  и  образовательной  политике  региона: «социальный  статус  родителей: 
мигранты,  занимающие  достаточно  высокое  положение,  и  те,  у  кого  соци-
альный  статус  ниже;  национальная  принадлежность:  мигранты  доминирую-
щего  этноса  и  представители  других  народов,  а  также  мигранты  этнически 
близких  и  различных  общностей;  причины,  побудившие  переменить  место 
жительства: мигранты, уезжающие из-за межнациональной напряженности и 
те,  кто  уезжает  по  экономическим  или  иным  причинам;  способ  реализации 
миграции:  организованная  и  неорганизованная;  индивидуальная,  самостоя-
тельная и т. д.»22.  
Дети вынужденных переселенцев находятся в особо трудных условиях: 
ребенок отличен от среды своего нового местонахождения своей культурой; 
он  является,  как  правило,  выходцем  из  малообеспеченных  слоев  общества, 
социально  незащищен,  не  знает  или  плохо  знает  язык  школьной  системы,  а 
также психологию, на которую язык опирается. Все это существенно затруд-
 
135

няет процессы его обучения и воспитания, социализации и адаптации и тре-
бует педагогической помощи и поддержки, основанной на изучении тех про-
цессов, которые происходят с личностью в условиях нарушенной укоренен-
ности. 
Социометрический статус в подростковом возрасте обычно зависит от 
совпадения  ценностей  личности  и  коллектива,  наличия  качеств,  ценимых 
коллективом  сверстников,  адекватной  самооценки,  а  также  от  внешнего  об-
лика,  манеры  поведения,  коммуникабельности  и  т.д.  Подростки-мигранты, 
приехавшие в новый социум, имеют нередко отличные от других привычки, 
они  воспитывались  в  других   традициях,  у  них,  как  правило,  совершенно 
иной  менталитет. «При  этом  часто  они  бывают   парааутичны  (отгорожены) 
от мира, невротизированы, закомплексованы, т.к. многие из них до переезда 
в новый  социум находились в дистрессовой ситуации. Все эти качества мо-
гут обусловить попадание подростков-мигрантов в число отверженных, а это 
автоматически влечет за собой дезадаптацию»23. 
Степень  адаптационных  возможностей  мигрантов  определяется  выра-
женностью  «культурного  шока»  у  учащихся-мигрантов,  их  индивидуально-
личностными  особенностями,  условиями  адаптации,  готовностью  к  переме-
нам, знанием языка, культуры, условий жизни; сходством и различиями меж-
ду культурами и т. д. Школа, принявшая мигрантов, беженцев, вынужденных 
переселенцев, должна быть готова к проявлению в их среде агрессии, откло-
няющегося поведения, и, в этой связи, она должна помочь снять «шок пере-
хода» в новую культурную среду, адаптировать детей к изменившимся усло-
виям жизни, образования, социального окружения.  
Профилактическая работа с семьями мигрантов может включать в себя 
три основных компонента:  
1)  Восстановление психологически нормального состояния. Первооче-
редная  задача  профилактики  восстановление  нормального  состоя-
 
136

ния,  или  иными  словами,  оказание  помощи  семье  для  возврата  к 
нормальной, по возможности, жизни.  
2)  Предсказуемость.  Детям  вынужденных  мигрантов  необходима  упо-
рядоченная, предсказуемая жизнь. Когда она стабилизируется, когда 
ребенок уверен, что все хорошее – еда, школа, игры – ему обеспече-
но,  это  ощущение  нормальной  жизни  является  залогом  психологи-
ческого благополучия.  
3)  Помощь  семье  в  поисках  долгосрочных  решений  и  создание  нор-
мальных условий жизни – самый важный вклад в обеспечение пси-
хосоциального  благополучия  семьи.  Социальный  работник  должен 
давать точную информацию не только взрослым членам семьи, но и 
детям  об  их  положении,  правах,  обязанностях  и  возможностях  для 
решения  существующих проблем24.  
Проводится также и другая работа. Так, в рамках федеральной целевой 
программы  "Дети  семей  беженцев  и  вынужденных  переселенцев"  в  составе 
президентской  программы  "Дети  России"  специалистами  Центра  им.  В.П. 
Сербского  оказывалась  комплексная  медико-психологическая  лечебная  и 
реабилитационная  помощь  в  Ставропольском  крае25.  Показано,  что  при  от-
сутствии  социально-психиологческой  помощи  пострадавшим  детям  у  них 
фиксируются  посттравматические  стрессовые  расстройства  с  утратой  инте-
ресов и навыков к обучению. Ведущими формами нарушения социализации в 
этих случаях становятся безнадзорность с высоким риском бродяжничества, 
попрошайничества и совершения противоправных действий. Большую трево-
гу  вызывает  также  тот  факт,  что  из  семей  беженцев  все  более  увеличиваю-
щееся число детей не может адаптироваться к обучению в обычной образова-
тельной среде. 
Таким образом, процесс социо-культурной адаптации мигрантов явля-
ется  одной  из  важнейших  составляющих  миграционного  процесса  в  целом. 
 
137

Он не зависит от существующего политического строя и проводимой эконо-
мической политики, однако, испытывает непосредственное воздействие раз-
личных факторов и причин миграций.  
Адаптационный  процесс  проходит  в  условиях  взаимодействия  пересе-
ленцев  с  принимающей  стороной  на  трех  уровнях:  государства,  общества  и 
семьи. Поэтому от его успешности зависит политическая, социальная и куль-
турная обстановка в крае. Скорейшая интеграция мигрантов в принимающее 
сообщество необходима не только самому сообществу, но и различным кате-
гориям мигрантов. Особенно остро проблема адаптации стоит для беженцев 
и вынужденных переселенцев, адаптация которых осложняется наличием пе-
режитого травматического опыта.  
Успешность  адаптации  мигрантов  в  принимающем  обществе  не  воз-
можна без активного сотрудничества всех его субъектов: властных структур, 
общественных организаций и различных слоев населения края. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
138

3.2.  Национально-культурное  взаимодействие  мигрантов  с  мест-
ным населением. 
Этнические миграции являются одной из основных составляющих всех 
миграционных процессов, протекающих в Ставропольском крае. Специфика 
этносферы Ставрополья, по мнению ученых, состоит в том, что: 
•  в сравнении с русским населением все иные этнические группы яв-
ляются этническими меньшинствами; 
•  этнические  меньшинства  делятся  на  коренные  и  переселенческие 
(диаспоры или, как мы их называем - этнокультурные анклавы); 
•  переселенческие этнические меньшинства делятся на внешние диас-
поры (имеющие соответствующее государственное образование за преде-
лами РФ или не имеющие таковых) и внутренние диаспоры (имеющие го-
сударственное образование в составе РФ); 
•  внутренние диаспоры располагаются в непосредственной близости к 
соответствующему  субъекту  РФ - национальной  северокавказской  рес-
публике; 
•  этнические  меньшинства  доминируют  или  преобладают  во  многих 
населенных пунктах1. 
Основной  проблемой  этнической  миграции  является  то,  что  человеку 
одной национальной культуры трудно понять восприятие действительности, 
характерное  для  принимающей  его  страны.  Перед  ним  встают  проблемы 
межкультурной коммуникации, которая подразумевает под собой межлично-
стное общение представителей разных культур, а также различные культур-
ные  контакты. «В  процессе  межличностного  общения  представителей  раз-
личных  культур  происходит  обогащение  национального  самосознания.  Из 
более  развитых  обществ  в  менее  развитые  проникают  элементы  культуры, 
которые  могут  содействовать  сокращению  исторического  пути  народов  в 
процессе  культурных  контактов»2.  Однако  не  всегда  культурные  контакты 
бывают положительными. 

С. Бочнер в 1982 году  выделил четыре категории, которые в настоящее 
время  широко  используются  для  понимания  последствий  межкультурных 
контактов, а также для описания стратегий межкультурного взаимодействия 
мигрантов: 
1)  Интеграция – аккомодация  собственных  культурных  норм  и 
ценностей  и  ценностей  принимающего  общества.  Интеграция 
возникает,  когда  различные  группы  сохраняют  культурную 
идентичность,  оказываясь  в  то  же  время  включенными  в  не-
кую поликультурную группу. 
2)  Ассимиляция – отказ от собственных культурных норм и цен-
ностей  и  добровольное  или  вынужденное  принятие  норм  и 
ценностей другой культуры вплоть до полного в ней растворе-
ния.  Данный  процесс  может  наблюдаться  как  внутри  общест-
ва, так и между обществами. При этом ассимиляционная поли-
тика и практика по отношению к меньшинствам носят расист-
ский характер. В процессе ассимиляции мигрант ориентирован 
на  идентификацию  с  новой  культурой,  на  освоение  новых 
культурных  ценностей.  Здесь  возможны  два  варианта – по-
глощение  доминантной  группой  группы  меньшинства  или 
формирование  нового  культурного  варианта,  содержащего  в 
себе  элементы  двух  исходных  культур.  Иммигранты,  прибы-
вающие на постоянное место жительства, более склонны к ас-
симиляции, чем временно пребывающие в стране. Экономиче-
ские  мигранты,  или  люди,  мигрирующие  с  целью  получения 
образования,  ассимилируются  гораздо  дольше  и  с  большими 
трудностями. 
3)  Сегрегация – раздельное  существование  и  развитие  культур-
ных групп. Внутри общества толчок к сегрегации исходит ли-
 
140

бо от доминантного большинства, стремящегося к устранению 
групп меньшинств, либо от самих меньшинств, которые могут 
активно требовать независимого положения, сохранения куль-
туры,  специальных  школ  и  земельных  владений,  основанных 
на этнических притязаниях, территориальной резервации и т.п. 
На  государственном  уровне  при  сегрегации  осуществляется 
политика, цель которой – изоляция обществ друг от друга. По-
этому  такие  страны  используют  практику,  нацеленную  на 
сдерживание  въезда  нежелательных  лиц,  ограничение  инфор-
мации  и  влияний  других  стран,  а  также  создают  препятствия 
для  своих  граждан  в  путешествиях  за  границу,  чтобы  предо-
хранить их от «заражения» крамольными иностранными идея-
ми. 
4)  Геноцид – намеренное уничтожение другой группы.  
На основе выделенных категорий Бочнер предложил четыре стратегии 
адаптации к новой культуре: 
1) «посредничество»: «посредники»  синтезируют  особенности 
двух культур; такая стратегия соответствует процессу интеграции; 
2) «переход»: «перебежчики»  практически  переходят  в  другую 
культуру,  изменяя  своей  собственной;  такая  стратегия  характерна 
для процесса ассимиляции; 
3) «маргинальный  синдром»: «маргиналы»  остаются  на  границы 
двух  культур,  переживая  в  результате  этого  тяжелые  внутрилично-
стные конфликты; маргинализация редко является результатом сво-
бодного выбора индивидов, чаще мигранты становятся маргиналами 
в  результате  попыток  насильственной  ассимиляции  в  сочетании  с 
политикой  сегрегации  со  стороны  большинства;  эта  стратегия  ха-
рактерна для процесса сегрегации; 
 
141

4) «шовинизм»: «шовинисты»,  или  «националисты»,  отрицают 
принимающую культуру3. 
Один  из  видов  стресса,  который  испытывает  этнический  мигрант  на 
новом месте, является так называемый «стресс аккультурации». По мнению 
В.Г.  Бабакова,  под  аккультурацией  в  современном  обществе  понимаются    
«такие социокультурные процессы, в результате которых представители того 
или иного народа, утратив свою традиционную этническую культуру и род-
ной язык, так и не приобщаются к какой-либо другой национальной культу-
ре, к ее ценностям»4. 
В качестве проявлений стресса аккультурации большинство исследова-
телей называют  социальную дезориентацию и  личностный кризис.  Привыч-
ный социальный порядок и культурные нормы утеряны, и человек легко мо-
жет растеряться в измененной ситуации. «Как  показывают социологические 
исследования, мигранты  зачастую не получают возможности  для  реализа-
ции    своих  этнокультурных  запросов,  особенно  в  сфере  образования,  обще-
ния, народного творчества,  а также  для создания очагов национальной куль-
туры,   использования средств массовой информации, свободного выбора ве-
роисповедания. Эти объективные обстоятельства способствуют  разрушению  
этнокультурных традиций, обуславливают стрессовые ситуации в  сознании  
мигрантов  на индивидуальном и групповом уровнях»5. 
Важно  учитывать,  что  стресс  аккультурации  зачастую  накладывается 
на  предшествующий  травматический  опыт  мигрантов,  что  приводит  к  их 
взаимному усилению. В  качестве травматических признаются  любые ситуа-
ции, в которых человек участвовал непосредственно как свидетель, если они 
были связаны с восприятием смерти или ее реальной угрозы, тяжелых травм 
и  страданий  других  людей  (или  своих  собственных),  испытывая  при  этом 
ужас или чувство беспомощности. Это одна из основных причин повсемест-
ности посттравматического симптома среди беженцев и вынужденных пере-
 
142

селенцев. И если в силу происшедшего возникают новые культурные правила 
или  нормы  поведения,  то  человек  должен  приспособиться  или  остаться  чу-
жаком6.  
Самой  адекватной  стратегией  аккультурации  мигрантов  признается 
стратегия интеграции. Однако ее успешность зависит не только от установок 
и  личного  выбора  самих  мигрантов.  Стратегия  интеграции  может  быть  реа-
лизована  лишь  при  условии  открытости  и  признания  со  стороны  группы 
большинства по отношению к людям другой расы, национальности, культу-
ры. При этом мигрантам необходимо приспособиться к основным ценностям 
общества, а общество должно, в свою очередь,  приспособить свои социаль-
ные  институты  к  потребностям  групп  меньшинства.  На  практике  этот  про-
цесс  проходит  крайне  болезненно  для  мигрантов  и  чреват  возникновением 
непростых экономических, социальных и психологических проблем для при-
нимающего населения. Поэтому в комплексе проблем, характерных для ми-
грантов, важное место занимают психологические последствия депривации и 
изоляции.  
Социальная депривация определяется как недостаточность контактов с 
окружающей  средой,  влияющая  на  психическое  состояние  человека  и  опре-
деляющая нарушение уже сложившихся механизмов социальной адаптации, 
которые могут привести к депрессии, тяжелым неврозам  и психозам. Иссле-
дования показывают, что психологические проблемы, обусловленные депри-
вацией  и  изоляцией,  в  большей  степени  характерны  для  мигрантов,  прожи-
вающих в компактных поселениях7.  
В  то же время необходимо отметить, что  в поликультурных регионах, 
в которых этническая мозаичность общества – его важная характеристика, и 
где у людей развивается высокая чувствительность к их собственной и чужой 
культурной  принадлежности,  адаптация  мигрантов,  как  правило,  проходит 
менее болезненно.  
 
143

Однако надо заметить, что во второй половине ХХ века на Ставрополье 
отмечался ряд факторов, в разной степени препятствующих успешной адап-
тации этнических мигрантов. В советский период таким фактором было воз-
вращение депортированных народов в места их бывшего расселения, уже за-
нятые людьми других национальностей. Результатом чего стали конфликты, 
например,  между  карачаевцами  и  черкесами,  русскими  и  калмыками  и  т.д.8 
После  распада  Советского  Союза  таким  фактором  стали  массовые  этниче-
ские  миграции, вызванные войной в Чечне, националистическими и сепара-
тистскими движениями. 
Центральной  зависимой  переменной  в  любом  исследовании  влияний 
второй  культуры  является  изменение  в  этнической  идентичности  человека. 
Индивиды,  подверженные  мультикультурным  влияниям,  могут  либо  стать 
«мультикультурными», либо противостоять этому. «Идентичность не только 
изменчива - она зависит от конкретной социально-политической ситуации, от 
отношений с другими культурными (этническими) группами»9. Она склады-
вается  в  результате  противопоставления  “мы” - “они”, “свои” - “чужие”. 
Идентичность  всегда  многообразна.  Каждый  человек  отождествляет  себя  с 
людьми своего пола, своей профессии, уроженцами своей местности или го-
рода  и  т.д.  Этническая  или  этнотерриториальная  идентичность - лишь  один 
из  видов  иерархически  соподчиненных  идентичностей,  причем  не  самый 
главный. 
Происходят изменения и в этническом самосознании. Содержание по-
нятия «этническое самосознание» часто редуцируется до осознания индиви-
дом принадлежности к определенной общности, в данном случае – к иденти-
фикации с определенным этносом. Но как справедливо отмечает Ю.В. Бром-
лей, этническое самосознание нельзя сводить лишь к осознанию этнической  
принадлежности,  оно «...содержит  также  представления  о  типичных  чертах 
«своей»  общности:  ее  свойствах  и  достижениях  как  целого.  С  этими  пред-
 
144

ставлениями  теснейшим  образом  сопряжено  осознание  этнических  интере-
сов»10. В понятие  «этническое самосознание» включено не только самоопре-
деление  (идентификация),  но  и  представления  о  характерных  чертах  своего 
народа  (этнические  автостереотипы),  о  его  происхождении,  историческом 
прошлом,  о  языке,  культуре,  включая  традиции,  нормы  поведения,  обычаи, 
художественное творчество. Кроме того, существуют представления о терри-
тории проживания этноса, о его государственности, которые входят в струк-
туру национального самосознания. Все эти компоненты эмоционально окра-
шены и тесно переплетены между собой и с понятиями «национальных инте-
ресов».   
Национальное  самосознание  является  неотъемлемой  чертой  нацио-
нального сознания – вида общественного сознания, в котором отражается на-
ционально-этническая  жизнь  общества.  Национальное  сознание – это  «сис-
тема  теоретических  и  житейских  взглядов  на  природу  национального,  на 
сущность  сложившихся  в  обществе  этнических  процессов»11.  На  теоретиче-
ском уровне оно представлено в виде учений, теорий, политических доктрин, 
а на житейском – в виде массовых эмоций, настроений, мифов, анекдотов.  
Необходимо разделять понятия этнической и национальной идентично-
сти. Для этнической идентичности можно выделить следующие критерии:  
•  "почва" (биосфера, вмещающий ландшафт и кормящая экосистема);  
•  "кровь" (антропологические  или  генетически  наследуемые  признаки: 
цвет волос, форма носа, разрез глаз и др.;  
•  язык  (как  "дом  бытия",  средство  осмысления  и  выражения  смысло-
вой, ценностной картины мира);  
•  менталитет  (стереотипы  поведения,  реагирования,  нравы,  домини-
рующий психологический тип, темперамент и пр.);  
•  художественная  культура  (праздники,  искусство:  фольклор,  литера-
тура, танец и музыка);  
 
145

•  быт (особенности одежды, кухни, оформления жилища);  
•  мифология  (главное  в  этноидентичности - система  ценностей  и  на-
дежд). 
Национальная идентичность формируется по сходным критериям, свя-
занным с истолкованием нации как народа, осознавшего свою идентичность 
и защищающего ее с помощью государства:  
•  территория с определенными границами;  
•  суверенитет, легитимность, признание нации высшей ценностью;  
•  единое культурное пространство и язык;  
•  национальная идея об исторической судьбе и предназначении нации;  
•  дух нации, самосознание и самоуважение, менталитет и религия;  
•  традиции культуры, праздники и профессиональное искусство;  
символы государства: флаг, герб, гимн. 
«В  Советском  Союзе  уже  второе  послевоенное  поколение  осознало 
уникальность истории собственного народа и воспринимало ее не  как пере-
житок, а как ценность. Таким образом, прослеживается общая тенденция, на-
зываемая  политологами  «реваншем  специфики  над  общим»,  т.е.  доминиро-
вание  малой  этнической  традиции  над  общенациональной  культурой,  лока-
лизма над центризмом, преобладание центробежной ориентации в культуре и 
политике над центростремительной»12. 
Таким  образом,  очевидно,  что  этническая  и  национальная  принадлеж-
ности по-прежнему являются одними из сильнейших, наиболее стойких и ле-
гитимированных  индикаторов  различий  между  людьми,  в  силу  целого  ряда 
причин.  Во-первых,  индивиду  крайне  сложно  сменить  соответствующие  эт-
нические  признаки  (язык,  групповую  солидарность,  общую  систему  ценно-
стей и т.д.). 
Во-вторых,  на  основе  этих  признаков  человека  легко  могут  атрибути-
ровать посторонние, что облегчает для него поиск референтной группы.  
 
146

В-третьих, национальная картина мира в сознании человека имеет глу-
боко личностную, интимную природу. Этничность дает ощущение психоло-
гической  безопасности,  принадлежности  к  большой  и  устойчивой  социаль-
ной общности. В социально дезорганизованном и атомизированном общест-
ве,  каковым  является  любое  переходное  общество,  индивид  нуждается  в 
средствах психологической защиты, в кажущихся естественными этнических 
узах. Объединяя людей, этничность оставляет им ощущение свободы, так как 
соображения «национального здравого смысла» зачастую не осознаются и не 
вызывают рационального сопротивления. Крушение политического режима и 
плановой экономики в бывших социалистических странах выдвинуло на пе-
редний  план  общность  языка  и  культуры  как  главный  интегрирующий  фак-
тор. 
Этническое самосознание определяется как «система представлений и 
оценок объектов этнического мира, в результате чего индивид осознает себя 
субъектом своего этноса. В результате экспериментальных исследований бы-
ло выявлено, что в своем становлении этническое самосознание проходит два 
уровня – типологический,  на  котором  формируется  представление  о  своей 
этнической общности и идентификационный, на котором собственно и фор-
мируется этническое самосознание»13. 
Важнейшим  идентифицирующим  признаком  этноса  является  язык,  с 
которым  непосредственно  связано  этническое  самосознание. «Отказ  от  сво-
его языка – это «коллективное самоубийство». Исчезновение языка – это пер-
вый  шаг  к  исчезновению  этноса»14.  Именно  язык  отражает  национальные 
особенности  мышления.  Таким  образом,  при  решении  проблемы  адаптации 
мигрантов,  первоочередной  задачей  необходимо  поставить  обучение  языку 
принимающей стороны, а затем, через язык, помочь мигрантам проникнуть в 
вариант мышления, характерный для данной национальной культуры15. 
Нарастание  межнациональных  противоречий  на  Ставрополье  объек-
 
147

тивно  ведет  к  формированию  в  массовом  сознании  негативных  этнических 
стереотипов, которые вызывают в ряде случаев установку на участие в кон-
фликтах16.  И.С.  Кон  определяет  этнический  стереотип  как  представления  о 
своем собственном или чужих народах, которые не просто суммируют опре-
деленные сведения, но и выражают эмоциональное отношение к объекту17.  
Массовые  опросы 90-х  годов  ХХ  века  фиксировали  высокую  степень 
мигрантофобии, которая основывалась, прежде всего, на национальных пре-
дубеждениях. Низкий уровень толерантности и отсутствие соответствующего 
социального опыта являются одними из главных препятствий на пути реше-
ния проблем этнической миграции18. Современные этнические стереотипы во 
многом сложились под воздействием  деформации политической и экономи-
ческой  системы.  По  мнению  ряда  ученых,  они  как  бы  выполняют  функции 
психологической защиты личности19. 
Противоречия  между   коренным  и приезжим   населением    в    сфере 
культуры имеют два аспекта. С одной стороны, возникает реакция неприятия  
у   местного  населения, если мигранты не обладают достаточной культурой 
межнационального    общения,  не  уважают    его  обычаи  и  традиции,  замыка-
ются в  своих сообществах, не изучают языка коренной национальности,  жа-
луются  на дискриминацию.  Кроме   того, «при конкретных исследованиях 
выявляется  острая  реакция    местного    населения  на  то,  что  немалую    часть 
приезжих составляют люди,  поведение которых близко к антисоциальному    
- "летуны", "бичи",  "бомжи"  и  т.д. Нередко  именно   по  ним  коренное на-
селение  судит   о   народах,   с которыми  оно   прежде   не   имело непосред-
ственных контактов»20. Такое отношение в свою очередь порождает негатив-
ную реакцию со стороны этнических мигрантов. 
В процессе национально-культурного взаимодействия мигрантов с ме-
стным  населением  особая  роль  принадлежит  диаспорам  Ставропольского 
края.  Для  выяснения  сущности  диаспоры  необходимо  рассмотреть  этот  фе-
 
148

номен в трех аспектах: этимологическом, терминологическом и понятийном. 
Первый  аспект  предполагает,  что  под  древнегреческим  словом  «диаспора» 
понимается  просто  «рассеяние».  Второй  аспект  отражает  употребление  ее 
для  выражения  определенного  состояния  этнической  общности  или  какого-
либо иного образования, акцентируя при этом внимание лишь на одном при-
знаке  их  бытия – оторванности  и  рассеянности  частей  этноса  от  основного 
его ядра. Третий аспект связан с изменениями, обусловившими трансформа-
цию диаспоры из «слова», «термина» в категорию «понятие»21.  
По  мнению  М.А.  Аствацатуровой,  под  термином  «диаспора»  понима-
ется  устойчивая  совокупность  людей  единого  этнического  происхождения, 
живущая  вне  пределов  своего  национально-административного  (государст-
венного) образования и имеющая институты для функционирования и разви-
тия в рамках данной этнической культуры22. Несколько другое определение 
термину дал Мильтон Эсман: «Диаспора – возникшее в результате миграции 
этническое  меньшинство,  сохраняющее  связь  со  страной  происхождения. 
Причем это общение носит эмоциональный или основывающийся на матери-
альных факторах характер»23. С точки зрения Г. Шеффера, диаспоры образо-
вались путем насильственной или добровольной миграции этнических групп 
за пределы своей исторической родины. Они живут в принимающих странах 
на  положении  меньшинства,  сохраняют  свою  этническую  или  этно-
религиозную  идентичность  и  общинную  солидарность24.  Схожую  дефини-
цию дают Ж. Т. Тощенко и Т. И. Чаптыкова: "Диаспора - это устойчивая со-
вокупность  людей  единого  этнического  происхождения,  живущая  за  преде-
лами  своей  исторической  родины  (вне  ареала  расселения  своего  народа)  и 
имеющая  социальные  институты  для  развития  и  функционирования  данной 
общности"25. 
Генезис  понятия  «диаспора»  неразрывно  связан  с  глобальными  явле-
ниями, происходившими на постсоветском пространстве в результате распа-
 
149

да  СССР.  Именно  отражение  противоречивых  процессов  реальной  жизни – 
сложных  проблем  социально-экономического,  политического,  гражданско-
правового,  этнополитического,  конфессионального  характера – является  од-
ним  из  краеугольных  составляющих  исследуемого  понятия.  В  данном  кон-
тексте  диаспора  предстает  не  просто  в  виде  символа,  олицетворяющего  ли-
нейное, одномерное состояние этнической общности, как это было раньше, а 
объемным  феноменом,  отражающим  богатство  и  многообразие  бытия, 
свойств и явлений сложных современных процессов.  
В  современных  межэтнических  отношениях  отчетливо  обозначается 
фактор диаспор, которые стремятся быть или ощущать себя полноправными 
участниками этнокультурного и этнополитического процессов.  
Современные  российские  диаспоры  обладают  рядом  следующих  при-
знаков: 
1.  Они переживают такие изменения во времени и пространстве, как этниче-
ская  миграция, поиск новых мест расселения, освоение нового этнокуль-
турного ландшафта;  
2.  Используют  такие  культурные  и  политические  ресурсы  переходного  пе-
риода,  как  новая  иерархия  народов  и  этнических  групп,  новая  конкурен-
ция, новые роли и задачи; 
3.  Стремятся к примирению таких прошлых и настоящих этнокультурных и 
этнополитических  реалий,  как  этническая  дистанция  и  локализация,  ме-
жэтническая интеграция и политизация этнической жизни26. 
Достижение временной и пространственной тождественности индивиду-
альных и групповых этнических представлений является важнейшим услови-
ем  внутренней  и  внешней  гармонии  диаспоры. «В  ответ  на  историко-
политические  вызовы  времени  диаспора  способна  предложить  как  примор-
диальную стационарность, так и конструктивистскую динамику. Постоянст-
во  и  изменчивость  этничности – одна  из  загадок  сущностного  и  функцио-
 
150

нального аспектов диаспорного бытия»27. 
Проживая вдали от материнского этноса, имея (или не имея вовсе) со-
ответствующее  государство,  переселенческое  меньшинство,  с  одной  сторо-
ны, призвано поддерживать этническую дистанцию, а с другой, должно забо-
титься о наибольшей интеграции в окружающий социум. Важнейшими при-
знаками  культурной  целостности  и  социальной  состоятельности  диаспоры  
выступают: 
-  стремление  к  саморазвитию  и  самоорганизации  этнопрофессиональ-
ной, этноконфессиональной и этнокультурной жизни; 
- тяготение к установлению прочных внутренних связей, созданию ор-
ганизационных структур (вертикальных и горизонтальных); 
-  способность  к  институализации,  структурированию  и  надтерритори-
альному самоуправлению; 
- тенденция к повышению социальной активности, к агрегированию и 
артикуляции социальных и политических интересов, стремление патрониро-
вать членов общины; 
- стремление к установлению прочных связей на территории прожива-
ния  с  органами  государственной  власти  и  местного  самоуправления,  с  дру-
гими этническими сообществами и их национально-культурными объедине-
ниями, с иными общественными объединениями и движениями; 
- стремление к развитию и упрочению связей с исторической родиной, 
соответствующим государством, одноименными диаспорами как субъектами 
международного сообщества. 
Феномен  диаспоры  зиждется,  в  первую  очередь,  на  культурной  само-
бытности,  которая  обеспечивает  жизнеспособность  этнического  организма. 
Отрыв от исторической родины искупается особой "этнической ревностью", 
акцентированным  стремлением  к  сохранению  национальной  культуры,  со-
действием ее развитию, устойчивостью к ассимиляции.  
 
151

Очевидно, что не каждая этническая группа выступает в роли диаспо-
ры, и что диаспора является определенной стадией развития этнического со-
общества,  которая  отличается  следующими  показателями:  четкое  агрегиро-
вание и артикулирование этнокультурных интересов; высокий уровень спло-
ченности и консолидации; эффективные организационные формы существо-
вания;  действенная  социальная  защита  своих  членов;  активная  самооргани-
зация и самоуправление; полноправное вхождение в систему вертикальных и 
горизонтальных внутри- и межнациональных связей; постепенное складыва-
ние этноэлит. Основой существования и эволюции диаспоры выступает кол-
лективная  этнокультурная  идентичность,  с  одной  стороны,  и  гармоничное 
включение в интернациональный культурный процесс — с другой. 
Важнейшим срезом внутридиаспорной коммуникации выступают связи 
между  этнической  группой  и  этническими  мигрантами,  переселенцами  но-
вейшей  волны,  которые  в  ускоренном  и  чрезвычайном  порядке  пополняют 
диаспоры.  Мощный  миграционный  приток  этнических  сородичей  выводит 
этнические группы из состояния равновесия, привносит хаос в сложившиеся 
связи, а также испытывает на прочность культурную общность диаспоры. 
Сложившиеся  социокультурные  идеологемы,  обеспечивающие  эффек-
тивную эволюцию ставропольских диаспор (приверженность российским го-
сударственным  приоритетам,  уважение  и  симпатии  к  русским,  к  автохтон-
ным северокавказским народам, этнокультурная и религиозная терпимость), 
не  представляют  ценности  для  "пришельцев".  Их  культурные  нормативы  и 
проявления подчас вызывают недоумение и неприятие не только у основного 
этноса края, но и у этнических сородичей — старожилов Ставрополья. Мно-
гоуровневая  внутридиаспорная  коммуникация,  в  связи  с  этнической  мигра-
цией,  отмечена  локализмом,  который  создает  новые  уровни  внутриэтниче-
ских  привязанностей:  первый — общая  групповая  внутриэтническая  ком-
плиментарность; второй — локальная внутриэтническая комплиментарность 
 
152

на основе общности исторических мест происхождения; третий — локальная 
внутриэтническая комплиментарность на основе общности мест исхода. 
В  целом  внутренние  связи  диаспор  приобретают  новое  содержание  и 
требуют  от  этнических  сообществ  и  их  национально-культурных  объедине-
ний нового уровня организации, современных приемов общения. 
На Ставрополье функционируют  сложившиеся в различные историче-
ские периоды диаспоры (в частности армянская и греческая), пополнение ко-
торых продолжается. Их деятельность сильно активизировалась в конце 80-х 
начале 90-х  годов  ХХ  века.  Однако,  не  смотря  на  отсутствие  юридически 
оформленных  национально-культурных  обществ,  нельзя  говорить  о  полном 
их  отсутствии  в  советский  период  исследуемого  хронологического  проме-
жутка.  Так,  например,  достаточно  активно  пытались  поддерживать  свои  на-
циональные традиции еврейские общины Ставропольского края, особенно в 
городах  Кавказских  Минеральных  Вод28.  То  же  наблюдалось  у  армян,  нем-
цев, карачаевцев, азербайджанцев, поляков и др.29 Однако, подобные стрем-
ления  к  сохранению  этнокультурных  и  конфессиональных  традиций  доста-
точно жестко ограничивались государством.  
Одной  из  наиболее  активно  действующих  диаспор  на  Ставрополье  на 
современном  этапе  является  армянская,  сформировавшаяся  еще  в 18-19 вв. 
Новая волна массовой миграции армян на территорию края связана с  собы-
тиями  конца XX в.  После  Спитакского  землетрясения  (декабрь 1988 г.)  в 
Ставрополье хлынули армяне из Армении; после погромов в Сумгаите и Баку 
(1989 - 1990 гг.) - из Азербайджана; после  начала чеченской войны и исла-
мизации республики - из Чечни. Переселение основной части армян из Азер-
байджана  приходится  на 1988-1993 год,  а  из  Армении  с 1922 по 1994 год. 
Основная причина перемены места жительства этнические проблемы и воо-
руженные конфликты - 53%. Преимущественно эти семьи прибыли из Азер-
байджана и Средней Азии. Прибывшие из Армении основной причиной на-
 
153

зывали тяжелое материальное положение 61.4%. 
За последний период в связи с формирование новой федерации, а также 
в связи с интенсивным миграционным притоком армяне стали по численно-
сти вторым после русских народом края и составили на 1.01.2000г. 4% среди 
других  этносов  и  этнических  групп.  При  этом  в  отдельных  районах  и  насе-
ленных пунктах доля армян в населении колеблется от 4 до 10% (Пятигорск, 
Кисловодск,  Георгиевск,  Буденновск,  и  др.).  Уникальным  этническим  обра-
зованием  является  армянская  диаспора  с.  Эдиссия  Курского  района,  отли-
чающаяся этнокультурной и этнолингвистической спецификой. 
Активное  пополнение  и  укоренение  диаспоры - сложный  и  неодно-
значный  процесс,  как  для  принимающего  социума,  так  и  для  самой  пересе-
ленческой этнической группы. Этот процесс отмечен сложностями формиро-
вания новых отношений между: 
• 
основным этносом - русскими и диаспорой;  
• 
субэтносом русского народа - казачеством и диаспорой;  
• 
диаспорой - другими  этническими  группами  (в  частности,  азер-
байджанской);  
• 
различными группами внутри диаспоры, отличающимися по пе-
риоду и региону исхода. 
Несмотря на очевидные сложности, армянская диаспора Ставрополья в 
последние 10 лет  стремится  к  консолидации,  внутреннему  структурирова-
нию, повышению социальной активности. В крае формируются национально-
культурные  объединения  армян,  которые  успешно  функционируют  в  Став-
рополе,  Буденновске,  городах  Кавказских  Минеральных  Вод,  населенных 
пунктах  Предгорного,  Благодарненского,  Шпаковского,  Изобильненского  и 
других  районов.  Многие  общины  создали  национально-культурные  автоно-
мии как надтерриториальные формы самоорганизации и самоуправления эт-
нической жизни. В крае действует Ассоциация общественных армянских ор-
 
154

ганизаций Ставропольского края, а также открыто представительство мэрии 
Еревана Республики Армения в Ставропольском крае. Кроме того, в регионе 
действует 5 местных отделений «Союза армян России». 
Деятельность  армянских  национально-культурных  организаций  разно-
образна и имеет несколько основных направлений: 
• 
этнокультурное:  сохранение  этнической  культуры,  историческо-
го сознания, языка, традиций;  
• 
этноконфессиональное:  обустройство  религиозных  интересов, 
укрепление религиозных общин; строительство храмов;  
• 
просветительско-воспитательное - обеспечение  интересов  моло-
дежи, организация досуга, культурно-спортивных мероприятий;  
• 
социально-правовое - оказание  помощи  в  решении  социальных 
вопросов (прежде всего, мигрантам новой волны), патронирование социально 
незащищенных слоев. 
Благодаря  этой  деятельности  армянской  диаспоры,  в  крае  работают 
воскресные школы, а также другие армянские культурные и образовательные 
проекты. Выпускается несколько армянских изданий – газета «Наири», «Ара-
гил», «Пятигорский  армянский  вестник»,  приложение  к  газете  журнал-
дайджест  «Армянский  курьер»,  газета  «Арменпресс», «Ставроармпресс».  В 
крае действуют шесть армянских церквей – церковь «Сурб Хач» в г. Буден-
новск, «Сурб Геворг» в г. Георгиевск, «Сурб Вардан» в г. Кисловодск, «Сурб 
Саргис» в Пятигорске, «Сурб Аствацацин» в с. Эдиссея и, наконец, церковь 
«Святой Марии Магдалены» в Ставрополе30.  
За последние пять лет активизировались связи диаспоры с Арменией в 
рамках программы "Диаспора", которая реализуется республикой совместно 
с армянскими общинами, проживающими вне Армении31. 
Стоит  подчеркнуть,  что  сегодняшний  этап  в  развитии  ставропольской 
армянской  диаспоры  достаточно  благоприятный,  что  связано  с  определен-
 
155

ными тенденциями урегулирования отношений между Арменией и Азербай-
джаном,  а  также  с  уменьшением  общей  конфликтогенности  в  Северо-
Кавказском  регионе.  Сегодня  армянская  диаспора  Ставрополья  нацелена  на 
укрепление  своих  экономических  и  социальных  позиций,  на  эффективное 
взаимодействие  с  русским  и  другими  народами  края,  на  перспективное  со-
трудничество  с  органами  государственной  власти  и  местного  самоуправле-
ния. 
Также  многочисленной  является  греческая  диаспора  Ставропольского 
края.  В  начале 80-х  годов  греческая  диаспора  решила  возродить  курсы  по 
изучению  греческого  языка.  Все  организационные  работы  по  проведению 
курсов  греческого  языка  взял  на  себя  Н.К.  Мацукатидис.  Вскоре  начались 
первые занятия, слушателями которых стали 30 человек. Но 13 сентября 1981 
года горком партии заявил о том, что дальнейшее изучение греческого языка 
невозможно.  
Спустя 10 лет, уже в начале 90-х годов, греки Ставрополя, объединив-
шись,  учредили  общественную  организацию  «Анагенниси».  Позднее  была 
создана педагогическая организация «Аристотелис», председателем которой 
и стал Мацукатидис. Организация семинаров, конференций, изучение языка, 
песен и танцев, поездки в Грецию явились основными задачами членов ассо-
циации. В 1999 году общество греков перерегистрировалось  в Ставрополь-
скую городскую греческую национально-культурную автономию.  
Но самым главным стало создание в Ставрополе единственной в своем 
роде воскресной греческой школы, которая с 01.01.1994 года приобрела ста-
тус государственной. По окончании школы ее выпускники получают специ-
альный  документ – удостоверение.  Греческая  школа  принимает  активное 
участие в праздновании дней города и края, в различных фестивалях: «Дети 
Кавказа за мир на Кавказе», «Год языков Европы». В школе учатся дети раз-
ных  национальностей,  все,  кого  не  оставляет  равнодушными  история  как 
 
156

Древней, так и современной Греции, ее язык и культура. В 2000 г. учащиеся 
школы приняли участие в художественной выставке «Экология окружающей 
среды», походившей в городе Салоники, куда были направлены 75 работ, 54 
из которых были отмечены почетными грамотами. В школе отмечаются все 
праздники  Греции: «День  ОХИ», 25 марта – День  независимости  Греции, 
Рождество,  Пасха.  В  настоящее  время  в  школе  обучаются 269 учащихся. 
Преподавательский  коллектив  школы – это  учителя,  которые  повышают 
свою квалификацию как в Греции, так и на семинарах, проходящих в школе 
под  началом  представителя  Министерства  образования  Греции – Янниса 
Гайдардзиса. 
19-23 сентября 2001 г. на базе греческой школы г. Ставрополя прохо-
дил  семинар  учителей  новогреческого  языка  Юга  России,  организованный 
центром  «Маври  Фаласса» (г.  Салоники).  Правительство  Греции  регулярно 
оказывает  помощь  школе – присылаются  учебники,  детей  приглашают  на 
летний отдых, на фестивали. 
Параллельно  предусматривалось  обучение  понтийским  песням  и  тан-
цам. В 1991 году был создан хореографический ансамбль, репертуар которо-
го  основан  на  понтийском  фольклоре.  Сразу  родилось  и  название  «Понтиа-
кос».  Первым  художественным  руководителем  стал  Отари  Туршиев,  затем 
передавший  руководство  коллективом  Николаю  Металиди.  Концертмейсте-
ром все эти годы является Иван Шаманиди – самобытный музыкант и испол-
нитель  песен  народов  мира.  В 1993 году  ансамбль  меняет  свое  название  на 
новое – «Элефтерия».  За  большую  работу  по  изучению  и  популяризации 
средствами искусства понтийского фольклора, ему присваивается звание на-
родного.  В  репертуаре  ансамбля  греческие  народные  танцы  «Кочари», «Ле-
чина», «Тромахтон», «Сера», и др. Ежегодно коллектив принимает участие в 
праздновании не только краевых дней греческой культуры, но и выступает с 
творческими отчетами перед населением г. Ставрополя.  
 
157

В школе сегодня кроме языка, изучаются история и география Греции, 
созданы хореографические коллективы, детский хор, театральная группа, за-
нявшая 3-е место на III Международном фестивале театральных коллективов 
в Греции32.  
Летом 1990 года  образовалась  инициативная  группа  по  учреждению 
греческого  общества  в  городе  Пятигорске.  Отношение  властей  к  созданию 
общества  греков  было  двойственным.  Полностью  признавая  право  жителей 
города  греческой  национальности  на  объединение  для  решения  своих  про-
блем,  они  вместе  с  тем  не  хотели  видеть  причин,  толкающих  на  создание 
греческого общества.  
В 1991 году  Пятигорское  общество  греков  "ЭТНОС"  вошло  в  состав 
учредителей Всесоюзного Объединения греков. После развала СССР, в 1992 
году было создано Объединение греческих общин России в числе его первых 
учредителей было и Пятигорское общество греков "ЭТНОС". 
В октябре 1995 года, когда членами общества стало большинство гре-
ков г. Пятигорска, на очередном собрании было принято решение о переиме-
новании общества в Общину греков города Пятигорска, а также были внесе-
ны изменения и дополнения в Устав организации, выбран новый состав Со-
вета и его председатель33. 
Польская  диаспора  Ставропольского  края  немногочисленна,  однако, 
отличается выраженной этнической идентичностью и вполне определенными 
этнокультурными  привязанностями.  В  ходе  оживления  этнополитических 
процессов с начала 90-х гг. польская диаспора стремится к самоорганизации, 
структурированию  и  самоуправлению.  В 1991 г.  община  поляков  на  КМВ 
сформировала  национально-культурную  общественную  организацию  Союз 
поляков на КМВ. Устав Союза поляков, разработанный на основе устава мо-
сковской организации "Дом польский", подчеркивает добровольный и демо-
кратический  характер  организации.  Союз  объединяет  граждан  польской  на-
 
158

циональности, потомков поляков и лиц других национальностей, проявляю-
щих  интерес  к  изучению  и  развитию  польской  культуры.  Цели  и  основные 
направления деятельности НКО включают: 
• 
развитие национального самосознания российских граждан поль-
ского происхождения, сохранение и развитие польского языка и культуры;  
• 
развитие  польских  национальных  традиций,  укрепление  связей 
поляков и лиц польского происхождения с Республикой Польша, с польски-
ми обществами за рубежом;  
• 
создание условий для активного участия граждан польского про-
исхождения в общественно-политической, социально-экономической и куль-
турной жизни общества.  
Союз  поляков  на  КМВ  организует  туристические  и  ознакомительные 
поездки  в  Польшу,  осуществляет  обмен  с  польскими  обществами,  культур-
ными центрами и отдельными гражданами информационными материалами. 
Также осуществляется отправка детей в летние лагеря  в Польше, молодежи 
для обучения в учебных заведениях исторической родины. 
«Интересно,  что  членство  в  организации  может  быть  предоставлено 
как гражданам России, так и иностранным гражданам, проживающим на тер-
ритории КМВ и разделяющим цели Союза. При этом лица польского проис-
хождения  подтверждают  свою  этническую  принадлежность  соответствую-
щими документами. В то же время круг обязанностей союза не распростра-
няется  на  личностные  сферы  деятельности  и  не  регламентирует  мировоз-
зренческую  систему.  Союз  поляков  издает  ежеквартальную  газету "Polonia 
Kaukaska",  в  которой  публикуются  материалы  на  русском  и  польском  язы-
ках»34. 
Таким образом, диаспоры, принимающие переселенцев, пытаются соз-
дать условия для успешной их адаптации. Деятельность диаспор заключается 
в поиске организационных форм существования, стремясь к более эффектив-
 
159

ному  обеспечению  национальных  интересов  своих  членов,  а  также  к  актив-
ному  участию  в  современных  этнополитических  отношениях,  оказанию  по-
мощи переселенцам. Национальные образования заинтересованы в том, что-
бы мигранты сумели с наименьшими потерями адаптироваться, учитывая ин-
тересы представителей окружающих этносов. 
Становление  и  упрочение  культуры  межнационального  общения  про-
ходит в недрах неоднозначных российских этнополитических реалий: разви-
тие асимметричного и этнического федерализма; повышение уровня сувере-
нитета  субъектов  РФ  и  статуса  этносов;  распространение  института  нацио-
нально-культурной  автономии;  обеспечение  реабилитации  репрессирован-
ных  народов  и  этнических  групп;  возрождение  и  развитие  национальных 
культур35.  
Крайне  опасными  и  провоцирующими  диаспору  обстоятельствами  яв-
ляются  межэтнические конфликты, в которые вовлечены материнские этно-
сы переселенческих этнических групп. Ситуация этнического конфликта ме-
жду  материнскими  этносами  ставит  под  сомнение  конструктивный  диалог 
между диаспорами, вопреки традиции мирного сожительства (армяне и азер-
байджанцы, грузины и осетины, чеченцы и представители народов Дагеста-
на, чеченцы и все население края, карачаевцы и черкесы). 
Межнациональный  диалог  осложняется  также  конкуренцией  между 
народами  и  этническими  группами,  в  которой  проявляется  разная  степень 
модернизации, адаптации к меняющимся социально-экономическим и поли-
тико-правовым условиям (ногайцы и даргинцы, ногайцы и корейцы, армяне и 
русские, евреи и русские, карачаевцы и русские и т.д.). 
На  фоне  этих  процессов  повышается  не  только  общекультурная,  но  и 
социально-политическая  значимость  диаспоры,  ее  широкие  возможности  в 
налаживании  межнационального  контакта,  в  предупреждении  межнацио-
нального противостояния, в миротворческих процессах. 
 
160

Можно  утверждать,  что  любые  социальные  инициативы  диаспор,  во-
первых, развивают культуру внутриэтнического общения, а во-вторых, куль-
туру  межнационального  взаимодействия.  Успех  такого  общения  и  взаимо-
действия не может обеспечиваться только традицией и современной этнопо-
литической интуицией народов и этнических групп. Эффективный межкуль-
турный  диалог  этнических  организмов  возможен  лишь  при  целенаправлен-
ной  скоординированной  деятельности  государственных  органов,  муници-
пальных структур и национально-культурных объединений. 
Концептуальной основой такой деятельности являются «Основные на-
правления  национальной  и  региональной  политики  Ставропольского  края», 
которые  в  качестве  важнейшего  историко-культурного  наследия  называют 
«единство  и  духовную  общность  представителей  многих  этносов,  прожи-
вающих в России, в первую очередь Северного Кавказа и Закавказья», кото-
рые сложились благодаря объединяющей роли русского этноса36. 
Укрепление этого единства является не только наиболее желаемым ре-
зультатом межкультурного диалога, но и решающим условием поступатель-
ного развития диаспор Ставропольского края, как и всей его этносферы в це-
лом.  С  этой  целью  в  Ставрополе  был  создан  Городской  Координационный 
Совет  национально-культурных  и  казачьих  объединений,  который  является 
совещательным  консультативным  органом,  обеспечивающим  рассмотрение 
наиболее важных социально-культурных и образовательных аспектов жизне-
деятельности диаспор города37. 
Таким образом, культура мигрантов развивается только на грани куль-
тур, в диалоге с другими культурами, «когда одна актуализируется в ответ на 
вопрос  другой,  существуя  лишь  в  их  взаимных  вопрошаниях»38.  И  здесь 
огромное значение имеет уровень культуры межнационального общения.  
Подлинная  культура  межнационального  общения,  взаимодействия  и 
сотрудничества народов может возникнуть  только на основе раскрытия ду-
 
161

ховно-нравственного потенциала каждой нации, обмена опытом социального 
и  культурного  творчества,  на  основе  реализации  идеалов  свободы,  справед-
ливости и равенства. Кроме того, высокий уровень культуры межнациональ-
ного  общения  подразумевает  этническую  толерантность  личности.  Понятие 
этнической  толерантности  многообразно  и  нет  однозначного  подхода  к  его 
определению и оценке. Тем не менее, в своей основе оно подразумевает тер-
пимое  отношение  к  другим  этническим  группам,  т.е.  готовность  принимать 
свою культуру и культуру других такими, какие они есть, несмотря на степень 
межкультурных  различий.  В  соответствии  с  Декларацией  принципов  толе-
рантности, принятой ЮНЕСКО в 1995 году, толерантность определяется как 
ценность и норма гражданского общества, проявляющаяся в праве быть раз-
личными  всех  индивидов  гражданского  общества;  обеспечение  устойчивой 
гармонии  между  различными  конфессиями,  политическими,  этническими  и 
другими социальными группами; уважении к разнообразию различных миро-
вых культур, цивилизаций и народов; готовности к пониманию и сотрудни-
честву  с  людьми,  различающимися  по  внешности,  языку,  убеждениям  и  ве-
рованиям. 
Принципы толерантности как основные права и свободы закреплены в 
законных  актах  и  провозглашены  в  международных  декларациях.  Базовый 
документ здесь Всеобщая декларация прав человека39, а также Международ-
ный  пакт  о  гражданских  и  политических  правах40,  Международный  пакт  об 
экономических, социальных и культурных правах41. В рамках Совета Европы 
(СЕ) действует Европейская Конвенция о защите прав человека и основных 
свобод42. Недавно вступил в силу 12-й протокол конвенции, который обязы-
вает ратифицировавшие его государства гарантировать любые права без ка-
кой-либо  дискриминации  и  предусматривает  механизм  наказания  в  случае 
невыполнения обязательств. Россия подписала протокол в ноябре 2000 года, 
но  не  ратифицировала  его  и,  по  мнению  правозащитников,  вряд  ли  сделает 
 
162

это в ближайшее время.  
Недопущение  расизма  и  расовой  дискриминации  закреплены,  прежде 
всего,  в  Международной  конвенции  о  ликвидации  всех  форм  расовой  дис-
криминации43, Конвенции о предупреждении преступления геноцида и нака-
зании  за  него44,  Декларации  о  правах  лиц,  принадлежащих  к  национальным 
или этническим, религиозным и языковым меньшинствам45.  
В Российской Федерации главный документ для широкого определения 
толерантности - Конституция46. В области расизма и расовой дискриминации 
основными  признаются  ст. 136 Уголовного  кодекса  (Нарушение  равенства 
прав  и  свобод  человека  и  гражданина)  и 282 (Возбуждение  национальной, 
расовой и религиозной вражды)47.  
Кроме того, действует Федеральная целевая программа «Формирование 
установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском 
обществе (2001 – 2005 годы)», задачами  которой являются: 
•  разработка эффективных государственных мер и механизмов в об-
ласти формирования у граждан толерантного сознания и поведения, 
противодействия 
экстремизму 
и 
снижения 
социально-
психологической напряженности в обществе;  
•  разработка и внедрение методов и механизмов мониторинга, диаг-
ностики  и  прогнозирования  социально-политической  ситуации  в 
стране,  оценки  рисков  и  последствий  деструктивных  процессов  в 
обществе;  
•  разработка и реализация системы мер и механизмов формирования 
в  социальной  практике  норм  толерантного  сознания  и  поведения, 
противодействия экстремизму во всех его проявлениях, в том чис-
ле:  разработка  системы  учебных  программ  для  всех  ступеней  и 
форм  образования;  разработка  и  реализация  эффективных  социо-
культурных  технологий  распространения  норм  толерантного  пове-
 
163

дения  и  противодействия  различным  видам  экстремизма,  этнофо-
бии и ксенофобии, прежде всего с привлечением средств массовой 
информации;  разработка  методической  и  нормативной  базы  в  об-
ласти профилактики экстремизма, развития в социальной практике 
норм  толерантного  сознания  и  поведения;  реализация  комплекса 
мер по налаживанию и повышению эффективности межэтнического 
и межконфессионального диалога48. 
Этническая толерантность личности проявляется в различных критиче-
ских  ситуациях  межличностного  и  внутриличностного  выбора  тогда,  когда 
«выработанные в ином социально-культурном образе жизни этнические сте-
реотипы и нормы решения встающих перед личностью проблем  не срабаты-
вают, а новые нормы или стереотипы находятся в процессе своего формиро-
вания»49. Она обнаруживается и в известном смысле возникает в проблемно-
конфликтных  ситуациях  взаимодействия  с  представителями  других  этниче-
ских групп. 
Образование  подрастающих  поколений,  обеспечивая  механизм  транс-
ляции  этнического  наследия  новым  поколениям,  призвано,  вместе  с  тем, 
обеспечить и интеграционные процессы, заложить основы для понимания  и 
общения  с другими культурами, нацеливать на умение поддерживать и раз-
вивать диалог культур50. Развитие толерантности в образовании должно про-
исходить путем диалога сотрудничества обучающей и обучаемой сторон, гу-
манизации процесса образования. 
Необходимо  обогатить  содержание  учебных  курсов  и  программ  гума-
нитарных,  социальных  и    естественнонаучных  дисциплин  поликультурной 
тематикой, а так же совершенствовать методы преподавания всех видов дис-
циплин. 
Воспитанию толерантности может способствовать внедрение в образо-
вание  элементов  поликультурности.  Главным  в  решении  этой  проблемы 
 
164

можно считать, прежде всего: 
-  всестороннее овладение учащимися культурой своего собственного 
народа, как непременное условие интеграции в иные культуры; 
-  обучение правам человека и миролюбию; 
-  у учеников необходимо формировать представление о многообразии 
культур в России и мире; 
-  воспитывать  положительное  отношение  к  культурным  различиям, 
способствующим прогрессу человечества; 
-  создание  условий  для  интеграции  учащихся  в  культуры  других  на-
родов; 
-  формировать  умения  и  навыки  эффективного  взаимодействия  с 
представителями различных культур; 
-  воспитание в духе мира, терпимости, гуманного межнационального 
общения. 
Образование  призвано  обеспечить  сочетание  интернационального  и 
национального воспитания у детей. Школа должна помочь ребенку лучше и 
быстрее адаптироваться в инокультурной среде, не забывая в то же время о 
национальной культуре  детей этнических мигрантов. Для этого необходимо 
обеспечение  взаимосвязи  социальной,  культурной  и  языковой  адаптации; 
подготовка учителей, ориентированных на работу с детьми-мигрантами в ас-
пекте овладения ими несколькими языками и  культурами,  а также  создание 
условий для сохранения ими контактов с родной культурой. В последнем ог-
ромную  помощь  могут  оказать  национальные  школы,  открываемые  на  базе 
национально-культурных  обществ,  которые  призваны  обеспечить  погруже-
ние  детей  в  национально-этническую  среду  своего  народа.  В  г.  Ставрополе 
существуют такие школы на базе армянской и греческой диаспор. В них эт-
нокультурное  образование  выступает  дополнительным  к  основному  средне-
му  образованию.  Школы  обеспечивают  всесторонне  развитие  личности, 
 
165

формируют коммуникативную культуру на родном языке, приобщают к ду-
ховным богатствам, культурным ценностям своего народа, развивают нацио-
нальную и этнокультурную терпимость. 
Ребенок  из  семьи  этнических  мигрантов  отличается  от  среды  своего 
нового  местонахождения  своей  культурой,  языком,  обычаями,  традициями, 
верованиями; он не защищен социально и психологически, не получая зачас-
тую поддержки даже от своих родителей, столкнувшихся также с проблемой 
адаптации в новой культурной среде. В процессе интеграции он рискует по-
терять собственный язык и культурные особенности своей личности. Все это 
существенно затрудняет процессы его обучения и воспитания, социализации 
и адаптации и требует педагогической помощи и поддержки.  
При этом степень  адаптационных возможностей у детей определяется 
выраженностью  «культурного  шока»,  их  индивидуально-личностными  осо-
бенностями,  условиями  адаптации,  знанием  языка,  культуры,  сходством  и 
различиями между культурами и т.д. Поэтому условно детей этнических ми-
грантов можно разделить на два типа в зависимости от способов адаптации к 
новым жизненным установкам. Первый тип – дети других национальностей, 
хорошо  владеющие  русским  языком,  с  повышенной  способностью  к  соци-
альной адаптации; доверие к себе у них выражено намного сильнее, чем до-
верие к социальному миру, который воспринимается как враждебный, однако 
открытую агрессию проявляют редко. Второй тип – дети других националь-
ностей, недостаточно хорошо владеющие русским языком (выражение недо-
верия к себе, поиск опоры в учителях).  
Преодоление национально-культурных противоречий в такой ситуации 
является первым необходимым условием успешной адаптации детей этниче-
ских  мигрантов.  Прежде  всего,  оно  возможно  при  овладении  национально-
культурными  ценностями  принимающей  стороны,  т.е.  применительно  к 
Ставрополью,  в  первую  очередь  русской,  а  также  других  культур.  В  то  же 
 
166

время, помочь ребенку лучше понять чужой национальный характер, нравст-
венно-духовные  принципы  другого  народа,  проникнуться  уважением  к  их 
носителю  способны  особенность  и  самобытность  культуры  родного  народа. 
Сохранение своих культурных традиций, ценностей, верований, языка явля-
ется необходимой составляющей в процессе адаптации детей этнических ми-
грантов.  
Таким образом, все категории переселенцев на Ставрополье во второй 
половине  ХХ  века  сталкивались  в  результате  совершенного  миграционного 
акта, прежде всего, с проблемой социо-культурной и этнокультурной адапта-
ции  в  крае.  Успешность  этого  процесса  зависела  от  факторов  и  причин  ми-
граций,  условий  их  протекания,  реакции  принимающей  стороны,  личност-
ных психологических характеристик мигрантов, а также от проводимой ми-
грационной политики, деятельности органов местной власти и общественных 
организаций  края.  С  другой  стороны,  процесс  адаптации  оказывал  влияние 
на  политическую,  экономическую,  социальную  и  культурную  обстановку  в 
крае, потому что переселенцы взаимодействовали одновременно с государст-
вом, обществом, семьей и личностью.  
В  условиях  исторической  многонациональности  края  и  полиэтнично-
сти  миграционных  потоков,  на  первом  месте  находилась  проблема  межна-
ционального  взаимодействия,  поскольку  этнические  миграции  несли  в  себе 
определенный  конфликтогенный  потенциал.  С  другой  стороны,  этнические 
миграции  способствовали  возрождению  национальных  культур,  их  взаимо-
обогащению. 
В  этой  связи  наиболее  успешной  стратегией  межкультурного  взаимо-
действия  мигрантов  с  местным  обществом  представляется  интеграция – ак-
комодация  собственных  культурных  норм  и  ценностей  и  ценностей  прини-
мающего  общества,  что  позволяет  различным  национальным  группам  объе-
диняться в поликультурное образование при сохранении собственных нацио-
 
167

нальных традиций. Огромная роль в этой ситуации принадлежит диаспорам 
края, как посредникам между этническими мигрантами и местным населени-
ем в национально-культурном поле.  
Кроме  того,  необходимым  условием  успешной  аккультурации  пересе-
ленцев в иноэтничной среде представляется наличие государственной поли-
тики,  направленной  на  формирование  установок  толерантного  сознания  в 
обществе, а также активное сотрудничество с этой целью властных структур, 
общественных организаций и диаспор. 
Поскольку стадия адаптации является одной из важнейших стадий ми-
грационного процесса, то в зависимости от успешности протекания, она мог-
ла служить завершающим моментом или выступать в качестве фактора даль-
нейшей миграции, как это и происходило на Ставрополье во второй половине 
ХХ века.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
168

Заключение. 
В  результате  проведенного  комплексного  анализа  миграционных  про-
цессов в Ставропольском крае во второй половине ХХ века необходимо от-
метить следующее: 
Миграции на Ставрополье во второй половине ХХ века - это сложный 
комплекс взаимосвязанных переселенческих процессов, специфика которого 
определяется  геополитическим  положением  и  этнической  неоднородностью 
края,  а также наличием множества национальных диаспор.  
Миграционные  процессы  советского  и  постсоветского  этапов  данного 
периода, с одной стороны, объединены причинно-следственной связью и ха-
рактеризуются рядом общих тенденций, а с другой стороны, обладают рядом 
особенностей, преобладанием определенных факторов и видов миграции, ко-
торые, в свою очередь, оказывали влияние на масштабы, демографический и 
этнический  состав  миграционных  потоков,  а  также  характер  протекания 
адаптационных процессов у переселенцев.  
Миграционные процессы, с одной стороны, дестабилизируют социаль-
но-политическую и национальную обстановку в крае, повышая его конфлик-
тогенный  потенциал.  Проблемы  обустройства  мигрантов,  накладываясь  на 
нерешенность  экономических  и  политических  проблем,  порождают  тем  са-
мым социальную напряженность в крае. Важнейшим обстоятельством здесь 
выступает  то,  что  мигранты  зачастую  пополняют  ряды  социально  и 
экономически  не  защищенного  населения  края,  что  подрывает  социально-
экономическую безопасность региона. Высокая миграционная нагрузка уси-
ливает конкуренцию на рынках труда и порождает мигрантофобию у корен-
ного  населения.  Отсюда  вытекают  правовые,  бытовые,  экономические  при-
теснения пришлого населения,  что в свою очередь приводит к маргинализа-
ции мигрантов с присущими этому конфликтными отношениями. 
С  другой  стороны,  миграционные  процессы  обладают  рядом  значи-
 
169

тельных конструктивных моментов: они обеспечивают рост населения края в 
условиях  демографического  кризиса,  увеличивают  число  трудоспособного 
населения,  привнося  в  его  состав  наиболее  активных  и  деятельных  лично-
стей,  способствуют  взаимообогащению  различных  этнических  культур,  раз-
витию толерантного сознания, а также наращиванию опыта в разрешении со-
циальных и этнических конфликтов.  
При  этом  социокультурная  жизнь  общества  не  только  испытывает  на 
себе конструктивное и деструктивное влияние миграционных процессов, но 
и в свою очередь влияет на миграции, выступая в качестве выталкивающих 
или притягивающих факторов. 
Сложившаяся на современном этапе в крае ситуация в области мигра-
ций  требует  более  эффективной  миграционной  политики,  которая  должна 
строиться на основе учета интересов не только государства, но и общества, и 
отдельной личности при соблюдении конституционных прав и свобод граж-
дан. В непротиворечивости с ней и с учетом местных особенностей края не-
обходимо  проводить  региональную  миграционную  политику,  обеспечивая 
качественно и количественно необходимый уровень миграций в крае. 
Процесс  социокультурной  адаптации  новоселов  на  новом  месте  жи-
тельства является одним из важнейших этапов миграции, от успешности про-
текания которого зависит социальная, политическая, экономическая и нацио-
нальная обстановка в крае, поскольку мигранты в процессе адаптации всту-
пают во взаимодействие с принимающей стороной на четырех уровнях: госу-
дарственной власти, общества, семьи и личности. 
В  свою  очередь  успешность  социокультурной  адаптации  зависит  от 
факторов и причин миграций, условий их протекания, реакции принимающей 
стороны, а также от личностных психологических характеристик мигрантов. 
Кроме  того,  интеграция  мигрантов  в  принимающее  сообщество  во  многом 
определяется  проводимой  национальной  политикой,  деятельностью  органов 
 
170

местной власти и общественных организаций края. 
Большое  значение  успешность  адаптации  имеет  для  самой  личности 
мигранта  и  его  семьи,  которые  в  процессе  переселения  испытывают  значи-
тельные  потрясения  в  связи  с  экономическими  трудностями,  личностными 
кризисами,  стрессами  аккультурации,  поскольку  даже  при  благоприятных 
условиях адаптация – трудный, стрессогенный процесс. Она является успеш-
ной, если человек реализует свой личностный потенциал, свои возможности 
и  способности  и  справляется  с  возникающими  психологическими  и  социо-
культурными проблемами. 
В  виду  полиэтничности  миграционных  потоков  и  населения  края,  для 
успешной интеграции в принимающее сообщество огромное значение имеет 
благоприятное  национально-культурное  взаимодействие  мигрантов  с  мест-
ным  населением.  Наиболее  успешной  стратегией  межкультурного  взаимо-
действия  представляется  «посредничество» - синтез  особенностей  двух  раз-
личных культур. Такая стратегия может быть реализована лишь при условии 
открытости  и  признания  со  стороны  группы  большинства  по  отношению  к 
людям  другой  расы,  национальности,  культуры.  При  этом  мигрантам  необ-
ходимо приспособиться к основным ценностям общества, а общество долж-
но,  в  свою  очередь,  приспособить  свои  социальные  институты  к  потребно-
стям групп меньшинства.  
Огромная роль в этой ситуации принадлежит диаспорам края, как по-
средникам между этническими мигрантами и местным населением в нацио-
нально-культурном поле, не смотря на то, что мощный миграционный приток 
этнических  сородичей  выводит  диаспоры  из  состояния  равновесия  и  испы-
тывает  на  прочность  культурную  общность  диаспоры.  Кроме  того,  необхо-
димым условием успешной аккультурации переселенцев в иноэтничной сре-
де  представляется  формирование  с  помощью  властных  структур,  независи-
мых  организаций  и  средств  массовой  информации  установок  толерантного 
 
171

сознания в обществе. 
Следовательно,  возможность  разрешения  проблем  адаптационного 
процесса и аккультурации мигрантов в иноэтничном обществе во многом за-
висит от сотрудничества властных структур, общественных организаций, на-
циональных  диаспор,  религиозных  институтов  и  гражданского  общества,  с 
целью  снижения  конфликтогенного  потенциала,  формирования  принципов 
толерантности и сохранения культурной идентичности различных этносов в 
поликультурном обществе. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
172

                                                                                                                                        
50 Юраков А.В. Воспитание межэтнической толерантности и культуры межнациональных 
отношений средствами народной педагогики.// Материалы IV Конгресса этнографов и ан-
тропологов России. Симпозиум 3. Нальчик. 20-23 сентября 2001 г. С. 113. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
197

                                                                                                                                        
 
Список источников и литературы. 
 
I. Архивные документы. 
Государственный архив Ставропольского края: 
1. Фонд 1852 – Крайисполком Ставропольского края. 
2. Фонд 1886 – Ставропольское статистическое управление Ставропольского 
края. 
3. Фонд 3798 – Управление  культуры  исполкома  Ставропольского  краевого 
Совета народных депутатов. 
4. Фонд 3815 – Дома  народного  творчества  управлений  культуры  Ставро-
польского крайисполкома. 
5. Фонд 4690 – Ставропольское  краевое  отделение  Общества  советско-
болгарской дружбы. 
6. Фонд 5171 – Уполномоченный  Совета  по  делам  религии  при  Совете 
Министров СССР по Ставропольскому краю. 
7. Фонд 5478 – Отдел переселения и организованного набора рабочих Став-
ропольского крайисполкома. 
 
Государственный архив новой и новейшей истории Ставропольского края: 
8. Фонд 1 – Ставропольский Крайком КПСС. 
 
II. Статистические документы: 
9. Всероссийская перепись населения 2002 г. Ставрополь: Крайкомстат, 2001. 
10. Всесоюзная перепись населения 1979 года. М., 1984. 
11. Городские  поселения  и  сельские  населенные  пункты  края  на 2000 г. 
Ставрополь, 2000. 
 
198

                                                                                                                                        
12. Городские  поселения  и  сельские  населенные  пункты  края  на 2001 г. 
Ставрополь, 2001. 
13. Городские поселения и сельские населенные пункты края на начало 1992 
г. Ставрополь, 1992. 
14. Информационно-аналитический бюллетень ФМС России, 1994, № 2. 
15. Информационно-аналитический бюллетень ФМС России, 1997, № 1. 
16. Информационно-статистический  сборник  ФМС  МВД  России  № 1. М., 
2002. 
17. Миграция населения РСФСР. М.: ЦСУ РСФСР, 1974. 
18. Миграция  населения  Ставропольского  края  в 2000 г. (Статистический 
бюллетень). Ставрополь, 2001. 
19. Миграция отдельных национальностей населения Ставропольского края в 
разрезе  территорий  за 1994, 1995, 1996 гг.  Статистический  бюллетень 
СККГС. 
20. Народное хозяйство Ставропольского края. Статистический сборник. Гос-
статиздат. Краснодар, 1959. 
21. Население  России  за 100 лет (1897-1997): статистический  сборник.  М., 
1998. 
22. Население России за 70 лет./ Под ред. Л.Л. Рыбаковского. М., 1988. 
23. Население Советского Союза. 1922-1991 гг. М., 1988. 
24. Население Ставропольского края (Перепись 1979 г.). Ставрополь: СКУС, 
1980. – 203 с. 
25. Население Ставропольского края (Перепись 1989 г.). Ставрополь: СКУС, 
1990. 
26. Национальный  состав  населения  края  и  типология  семей.  Ставрополь: 
СКУС, 1991. 
 
199

                                                                                                                                        
27. Национальный состав населения СССР (по данным Всесоюзной переписи 
населения 1989 г.). М.: Финансы и статистика, 1991. 
28. О предварительных итогах Всероссийской переписи населения 2002 года: 
Материалы  к  заседанию  Правительства  Российской  Федерации. (Письмо 
Председателя Госкомстата России от 07.04.03 № ВС-08-20/1328). 
29. Сельские  населенные  пункты  Ставропольского  края. 1989 г.  Ставрополь: 
СКУС, 1990.  
30. Социальное положение и уровень жизни населения Ставропольского края. 
Статистический сборник. Ставропольский краевой комитет государственной 
статистики. Ставрополь, 1999.  
31. Ставрополь в цифрах. Юб. статистический сборник к 60-летию Советской 
власти и 200-летию Ставрополя. Ставрополь, 1977. 
32. Ставрополье за 50 лет (1917-1967). Ставрополь, 1968. 
33. Ставропольский  край  в  цифрах.  Краткий  статистический  сборник.  Став-
рополь, 1986.  
34. Ставропольский  край  в  цифрах.  Краткий  статистический  сборник.  Став-
рополь, 1989.  
35. Ставропольский край и его регионы. Ставрополь, 2000. 
36. Ставропольский край и регионы Северного Кавказа: статистический сбор-
ник. Ставрополь: Крайкомстат, 1999. 
37. Численность  и  миграция  населения  Российской  Федерации  в 1994 году. 
М.: Госкомстат, 1995. 
38. Численность  и  миграция  населения  Российской  Федерации  в 1997 году: 
статистический бюллетень. М.: Госкомстат России, 1998. 
39. Численность  и  миграция  населения  Российской  Федерации  в 1998 году. 
М.: Госкомстат, 1999. 
 
200

                                                                                                                                        
79. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правитель-
ством Кыргызской Республики о регулировании процесса переселения и за-
щите прав переселенцев, от 18 июля 1995 г.// СЗ РФ, 1997. № 38. Ст. 4340. 
80. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правитель-
ством Туркменистана о регулировании процесса переселения и защите прав 
переселенцев, от 23 декабря 1993 г.// СЗ РФ, 1996. № 10. Ст. 831. 
81. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Управлени-
ем Верховного комиссара ООН по делам беженцев (Женева, 6 октября 1992 
г.). 
82. Соглашение о безвизовом передвижении граждан государств – стран уча-
стников СНГ по их территории, от 9 октября, 1992 г.// Бюллетень междуна-
родных договоров, 1993. № 10. С. 34-36. 
83. Соглашение  о  сотрудничестве  государств – участников  СНГ  в  борьбе  с 
незаконной миграцией, от 6 марта 1998 г.// Миграция, 1998. № 3-4. С. 81-83. 
84. Соглашение об образовании Консультативного Совета по труду, миграции 
и социальной защите населения государств – участников СНГ, от 13 ноября 
1992  г.//  Сборник  основных  документов,  подготовленных  с  участием  Кон-
сультативного  Совета  по  труду,  миграции  и  социальной  защите  населения 
государств – стран участников СНГ. М.: Финстатинформ, 2002. – 152 с. 
85. Соглашение, заключенное между Правительством Российской Федерации 
и  Правительством  Республики  Казахстан  о  регулировании  процесса  пересе-
ления и защите прав переселенцев (Москва, 6 июля 1998 года).// Казахстан-
ско-российские  отношения. 1991-1999: Сборник    документов  и  материалов. 
М., 1999. С. 323-328. 
86. Типовое  положение  о  центре  временного  размещения  вынужденных 
переселенцев от 22 января 1997 г. № 53. 
87. Уголовный кодекс РФ от 1996 г.//  
 
205

                                                                                                                                        
88. Указ Президента РФ «О Положении о привлечении и использовании в РФ 
иностранной рабочей силы», от 16 декабря 1993 г. № 2146.// Собрание актов 
Президента и Правительства РФ, 1993. № 51. Ст. 4934. 
89. Указ президента РФ «О Федеральной миграционной программе».// Собра-
ние законодательства РФ, 1994. № 18. С. 1837-1907. 
90. Указ Президента РФ от 23.02.2002 № 232 «О совершенствовании государ-
ственного управления в области миграционной политики».// Российская газе-
та, № 37. От 28.02.2002. 
91. Указ  Президиума  Верховного  Совета  СССР  «О  преобразовании  Черкес-
ской автономной области в Карачаево-Черкесскую автономную область» от 9 
января 1957 г.// Иосиф Сталин – Лаврентию Берии: «Их надо депортировать» 
(документы, факты, комментарии). М., 1992. С. 276-277. 
92. Указ  Президиума  Верховного  Совета  СССР  «О  снятии  ограничений  по 
спецпоселению  с  чеченцев,  ингушей,  карачаевцев  и  членов  их  семей,  высе-
ленных в период Великой Отечественной войны» от 16 июля 1956 г.// Иосиф 
Сталин – Лаврентию  Берии: «Их  надо  депортировать» (документы,  факты, 
комментарии). М., 1992. С. 274-275. 
93. Устав  Международной  Организации  по  делам  беженцев.//  Сборник  меж-
дународно-правовых документов и национальных законодательных актов по 
вопросам беженцев. Минск: Тесей, 2000. С. 44—50. 
94. Устав  Международной  Организации  по  делам  миграций.//  Сборник  меж-
дународно-правовых  документов,  регулирующих  вопросы  миграции.  М.: 
МОМ, 1994. С. 233. 
95. Устав Содружества Независимых Государств, от 22 января 1993 г.// Дей-
ствующее  международное  право.  В 3 т.  Т. 3./ Сост.  Ю.М.  Колосов,  Э.С. 
Кривчикова. М.: Издат. МНИМП, 1996. 
 
206

                                                                                                                                        
96. Устав  УВКБ  ООН.//  Сборник  международно-правовых  документов  и  на-
циональных  законодательных  актов  по  вопросам  беженцев.  Минск:  Тесей, 
2000.  
97. Федеральная целевая программа «Формирование установок толерантного 
сознания  и профилактика экстремизма в российском обществе (2001 – 2005 
годы)»  Правительства  Российской  Федерации  от 25 августа 2001г.  №629.// 
98. Федеральный  закон  «О  беженцах».//  Российская  газета  № 126, от 
03.06.1997. 
99. Федеральный закон РФ «О  правовом положении иностранных граждан в 
РФ».// Российская газета от 31 июля 2002 г. № 140 (3008). 
 
IV. Материалы Федеральной миграционной службы МВД РФ: 
100. Интервью  с  начальником  Федеральной  миграционной  службы  А.  Чека-
линым. 
101. Интервью  с  первым  заместителем  начальника  миграционной  службы 
МВД России И. Юнашем. 
102. Пресс-релиз  к  брифингу  «Возвращение  в  Чеченскую  республику 
внутриперемещенных лиц». 
103. Пресс-релиз  к  брифингу  «Обеспечение  безопасности  и  осуществление 
миграционного контроля на воздушном транспорте». 
104. Пресс-релиз к брифингу Федеральной миграционной службы МВД Рос-
сии на тему: «Привлечение иностранной рабочей силы в Россию». 
105. Пресс-релиз ФМС МВД РФ «Борьба с незаконной миграцией». 
 
V. Материалы международных организаций: 
 
207

                                                                                                                                        
106. CIS Migration Report: 1996./ IOM International Organization for Migration. 
Geneva, 1997. – 160 p. 
107. CIS Migration Report: 1997-98./ IOM International Organization for Migra-
tion. Geneva, 1999. – 184 p.  
108. Forecast of migration processes and the population of the Russian Federation 
for the period up to the year 2010 (Summary). Work Session on Migration Statis-
tics (Geneva, 25-27 March 1998). 
109. FORMER SOVIET UNION. INTERNATIONAL MIGRATION BULLETIN, 
No. 4, May 1994.  
110. Human rights. Major international instruments. UNESCO, 1994. 
111. INTERNATIONAL MIGRATION & DEVELOPMENT, INCLUDING THE 
QUESTION OF THE CONVENING OF A UNITED NATIONS. Conference on 
International Migration and Development to Address Migration Issues. Report of 
the Secretary-General. United Nations, General Assembly, Fifty-sixth session. 3 
July 2001.  
112. Migration Trends in Eastern Europe and Central Asia. 2001 - 2002 Review. 
International Organization for Migration, 2002.  
113. Recommendations on Statistics of International Migration. Revision 1. 
United Nations, 1998, ST/ESA/STAT/SER.M/58/Rev.1. 
114. Trends in International Migration: Annual Report. Paris, 1998. 
 
VI. Независимые экспертные доклады и социологические исследования: 
115. Материалы экспертного опроса "Опыт организации процессов трудовой 
миграции в рыночной экономике". По заказу Центра "Большая Земля" - Ин-
формационно-аналитическое  агентство  "Служба  Общественного  Мнения", 
Москва, 5-7 июля 2001. 
 
208

                                                                                                                                        
116. Миграция:  фактор  общественных  настроений.  Аналитический  обзор  по 
материалам  социологических  исследований  и  опросов  общественного  мне-
ния.// 
117. НАСЕЛЕНИЕ  РОССИИ 1998. Шестой  ежегодный  демографический 
доклад.// Под ред. А.Г. Вишневского. Институт народнохозяйственного про-
гнозирования РАН, Центр демографии и экологии человека. М., 1999. 
118. НАСЕЛЕНИЕ  РОССИИ 1999. Седьмой  ежегодный  демографический 
доклад.// Под ред. А.Г. Вишневского. Институт народнохозяйственного про-
гнозирования РАН, Центр демографии и экологии человека. М., 2000.    
119. НАСЕЛЕНИЕ  РОССИИ 2000. Восьмой  ежегодный  демографический 
доклад.// Под ред. А.Г. Вишневского. Институт народнохозяйственного про-
гнозирования РАН, Центр демографии и экологии человека. М., 2001. 
120. НАСЕЛЕНИЕ  РОССИИ 2001. Девятый  ежегодный  демографический 
доклад.// Под ред. А.Г. Вишневского. Институт народнохозяйственного про-
гнозирования РАН, Центр демографии и экологии человека. М., 2002. 
121. Отчет  о  результатах  социологического  исследования  по  теме: «Состоя-
ние межнациональных отношений в Ставрополе в оценках и представлениях 
массового сознания». Москва-Ставрополь: ИСПИ РАН, СГПИ, 1993.  
122. Письмо из министерства юстиции РФ депутату Государственной Думы 
и  заместителю  председателя  Комитета  по  делам  СНГ  и  связям  с  соотечест-
венниками Игрунову В. В. «О результатах проведения юридической экспер-
тизы Закона Ставропольского края от 24 июня 2002 г. № 27-кз «О мерах по 
пресечению 
незаконной 
миграции 
в 
Ставропольском 
крае».// 
123. Положение  детей    в  Ставропольском  крае.  Ежегодный  доклад. 2002 г. 
Ставрополь: Министерство труда и социальной защиты населения, 2003. 
 
209

                                                                                                                                        
151. Материалы  Ассоциации  вынужденных  переселенцев  и  беженцев 
Ставропольского края «Солидарность». 
152. Материалы  Греческой  национально-культурной  автономии  г. 
Ставрополя. 
153. Методические 
материалы 
районного 
Центра 
психолого-
педагогической  диагностики,  реабилитации    и  социальной  адаптации 
детей с проблемами в развитии с. Кочубеевского. 
154. Методические  материалы  Центра  психолого-педагогической  помо-
щи населению. 
 
IX. Литература: 
155. Авдокушин Е. Ф. Международные экономические отношения. - 4-е изд., 
перераб. и доп. - М.: ИВЦ "Маркетинг", 1999. 
156.  Авксентьев  ВА,  Бабкин  И.О.,  Медведев  Н.П.,  Хоц  А.Ю.,  Шнюков  В.В.      
Ставрополье:  этноконфликтологический  портрет.  Ставрополь:  Изд-во  СГУ, 
2002.  
157. Авксентьев  В.А.,  Шаповалов  В.А.  Этнические  проблемы  современной 
России: социально-философский аспект анализа. Ставрополь, 1997.  
158. Алексеев П.М. К понятию «диаспора».// Материалы IV Конгресса этно-
графов и антропологов России. Секция 19. Нальчик. 20-23 сентября 2001 г. С. 
230-237. 
159. Амелин  В.В.,  Виноградова  Э.М.,  Назарова  Е.А.,  Сусоколов  А.А.  Инте-
грация беженцев и переселенцев в российский социум. Оренбург, 1997. 
160. Анализ миграционных процессов и оценка перспектив их развития // О-
во и экономика. М., 1995. № 10-11. С.112-117. 
161. Андриченко  Л.В.,  Белоусова  Е.В.  Беженцы  и  вынужденные  переселен-
цы.// Государство и право, 1995. № 5. С. 39 – 47.  
 
212

                                                                                                                                        
162. Аникеев  А.А.  Проблемы    методологии  истории:  курс  лекций.  Ставро-
поль: СГПУ, 1995. 
163. Арутюнов М. Карательная миграционная политика.// 
164. Архипов Ю. В поисках убежища в России.// Миграция, 1997. № 2. С. 9 – 
12.  
165. Аствацатурова М. Поляки Ставрополья.// 
166. Аствацатурова  М.  Симптомы  "весенней  этнополитической  активно-
сти".// Бюллетень Сети этнологического мониторинга и раннего предупреж-
дения конфликтов, 2002. № 43.  
167. Аствацатурова  М.  Ставропольский  край:  активизация  неправительст-
венных объединений.// 
168. Аствацатурова М.А. Вера в бога и вера в межэтническое взаимодействие 
(к  празднованию 1700-летия  принятия  христианства  Арменией).// 
169. Аствацатурова  М.А.  Взаимодействие  органов  власти  и  национально-
культурных объединений в условиях Северокавказских рисков (На материа-
лах Ставропольского края).// Научная мысль Кавказа, 2002. № 3. С. 88-94. 
170. Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: Формирование 
и управление. Ростов-на-Дону – Пятигорск. 2002.  
171. Аствацатурова  М.А.  Диаспоры  во  времени:  постоянство  и  изменчи-
вость.// Материалы IV Конгресса этнографов и антропологов России. Секция 
19. Нальчик. 20-23 сентября 2001 г.  
172. Аствацатурова  М.А.  Пресса  Ставропольского  края:  межэтнические  от-
ношения и этнокультурные образы как объекты профессионального интере-
са. Ростов-на-Дону – Пятигорск, 2003.  
 
213

                                                                                                                                        
173. Аствацатурова  М.А.  Самоорганизация  этнических  сообществ  в  зоне 
“рискованной гражданской институализации”.// Этнические конфликты и их 
урегулирование: взаимодействие наук, власти и гражданского общества. Мо-
сква-Ставрополь, 2002. С. 125-137. 
174. Аствацатурова  М.А.,  Тэнс  Д.  Чеченская  диаспора  в  России.//  Социс, 
1999. № 2. С. 60-62. 
175. Бабаков В.Г. Кризисные этносы. М., 1993.  
176. Бажанов  Г.В.  Об эволюции категориальных понятий вынужденных ми-
грантов.//  Проблемы  миграции  и  опыт  ее  регулирования  в  полиэтничном 
Кавказском регионе. М. - Ст., 2003. С.26-27. 
177. Балацкий  Е.  Государственное  регулирование  трудовой  иммиграции.// 
Проблемы теории и практики управления, 1994. № 5. С. 64-68. 
178. Балацкий  Е.  Государственное  регулирование  трудовой  эмиграции.// 
Проблемы теории и практики управления, 1994. № 6. С. 74-79. 
179. Барри Н. Стейн. Комплексный подход.// Беженцы. УВКБ ООН, 1995. № 
2. С. 3-8. 
180. Барсукова  С.Ю.  Проблемы  беженцев  и  вынужденных  переселенцев  в 
зеркале идеологий // Полис, 1999. № 5. С.31-42. 
181. Беженцы в России.// 
182. Белозеров В.С. Региональные факторы миграции и этническая структура 
миграционного потока на Северном Кавказе.// Проблемы населения и рынков 
труда России и кавказского региона. М. - Ставрополь, 1998. С.62 – 63. 
183. Белозеров В.С. Этнодемографические процессы на Северном Кавказе. - 
Ставрополь: Изд-во СГУ, 2000.  
184. Белозеров  В.С.,  Белозерова  Л.П.,  Турун  П.П.  Эволюция  расселения 
Ставрополья и Карачаево-Черкессии. – Ставрополь: изд-во СГУ, 1993.  
 
214

                                                                                                                                        
185. Белозеров  В.С.,  Ганеева  Е.  Миграционные  процессы  на  Ставрополье.// 
Проблемы расселения: история и современность. Сб. науч. статей. М., 1997. 
С. 103-106. 
186. Белозеров  В.С.,  Зольникова  Ю.Ф.  Миграция  армян  на  Ставрополье  и 
процесс их адаптации.// 
187. Белозеров В.С., Магомедов К.А. Экономическая и социальная география 
Ставропольского края. Ставрополь, 1996.  
188. Библер В.С. Культура. Диалог культур (опыт определения).// Вопросы 
философии, 1989, № 6. С. 33-38. 
189. Бордонья  Р.  Лицом  к  насущным  проблемам  миграции.//  Миграция, 
1998. № 1. С. 46-48. 
190. Бромлей Ю.В. Национальные вопросы в СССР. М., 1988.  
191. Былим  А.И.  Пути  преодоления  социальной  дезадаптации  у  беженцев 
Северного  Кавказа.//  Мир  на  Северном  Кавказе  через  языки,  образование  и 
культуру. Пятигорск, 1997. С.16-21. 
192. Ваганов  А.  Сокращение  численности  населения  России  необратимо.// 
Независимая газета, 2002. № 46. 
193. Витковская  Г.  Вынужденные  миграции  накануне  и  после  распада 
СССР.// http://balkaria.narod.ru/public/vitkovskaya.htm 
194. Витковская Г. Десять лет вынужденных миграций в Россию.// Население 
и общество. Информационный бюллетень Центра демографии и экологии че-
ловека  Института  народохозяйственного  прогнозирования  РАН,  № 32. Но-
ябрь 1998.  
195. Витковская Г. Надежда России // Миграция. 1998. № 2. С.5-10. 
196. Витковская Г.С. Вынужденная миграция: Проблемы и перспективы. М., 
1993. 
 
215

                                                                                                                                        
197. Витковская Г.С. Незаконная миграция в Ставропольском крае (по мате-
риалам социологического обследования).// Проблемы миграции и опыт ее ре-
гулирования в полиэтничном Кавказском регионе. М. - Ст., 2003. С. 49-55. 
198. Витковская Г.С. Российские диаспоры в Центральной Азии: миграцион-
ный потенциал.// СОЦИС, 1999. № 2. С. 53-69. 
199. Вишневский  А.  Постсоветское  демографическое  пространство:  Восточ-
ная  Европа  или  интегральная  часть  Европы.// Мировая  экономика  и  между-
народные отношения, 1998. № 5. С. 120-127. 
200. Вопросы трудовых ресурсов в районах Сибири. Новосибирск, 1961. 
201. Воробьев С.М., Ерохин А.М. Этнополитические процессы на Северном 
Кавказе: источники, движущие силы, тенденции. Ставрополь, 2002. С. 92-93. 
202. Воробьева О.Д. Миграционная политика и ее реализация.// Народонасе-
ление, 2000. № 4. 
203. Воробьева О.Д. Миграционная политика России и проблемы ее реализа-
ции.//  Доклады  и  тезисы  докладов  Международной  научно-практической 
конференции 17 ноября 2000 г. М., 2000. 
204. Воробьева О.Д. Надо выстраивать новую систему.// Миграция в России, 
2001. № 3-4. С. 20-25. 
205. Воробьева  О.Д.  Особенности  миграции  трудовых  ресурсов  России.// 
Аналитический вестник, 2000. № 9 (121). 
206. Воробьева О.Д. Труд и миграция.// Миграция в России, 2000. № 5-6. 
207. Вынужденные  мигранты  и  государство./  Отв.  ред.  В.А.  Тишков.  М., 
1998. 
208. Вынужденные  мигранты:  Интеграция  и  возвращение./  Под  ред.  В.А. 
Тишкова. М., 1997. 
209. Габдрахманова  Г.  Ф.  Социокультурная  адаптация  беженцев  и  вынуж-
денных переселенцев.// Материалы IV Конгресса этнографов и антропологов 
 
216

                                                                                                                                        
России. Секция 14. Нальчик. 20-23 сентября 2001 г.  
210. Ганеева  Е.И.  Современные  миграционные  процессы  на  Ставрополье.// 
Проблемы  миграции  и  опыт  ее  регулирования  в  полиэтничном  Кавказском 
регионе. М. - Ст., 2003. С. 64-69. 
211. Гасанов  З.Т.  Особенности  формирования  культуры  межнационального 
общения в многонациональном регионе //Педагогика, 1994. № 5. С. 12-17. 
212. Гасанов  Н.Н.  О  культуре  межнационального  общения //Социально-
политический журнал, 1997. № 3. С. 233-238.  
213. Глебова М. Ползучее вторжение в край.// Вечерний Ставрополь, 1999. 23 
января. № 12. 
214. Глухова  А.В.,  Красова  Е.Ю.  Политико-психологические  контроверзы 
этнических  конфликтов.//  Социальные  конфликты:  экспертиза,  прогнозиро-
вание, технологии разрешения. Москва –  Ставрополь, 2001. С. 28-35. 
215. Глущенко Г. Государственная политика в области трудовой миграции.// 
Внешняя торговля, 1995. № 1. С. 33-36. 
216. Гудвин-Гилл Г.С. Статус беженца в международном праве. М.: ЮНИТИ, 
1997.  
217. Гукаленко О.В., Левицкая И.Б. Проблема адаптации детей-мигрантов и 
их семей в многокультурном социуме.// 
218. Денисенко М.Б., Ионцев В.А., Хорев Б.С. Миграциология. М., 1989. 
219. Дмитриева Т.Б. Медико-социальная помощь детям и подросткам, нахо-
дящимся в трудных жизненных обстоятельствах: проблемы и пути решения.// 
http://www.youth-non-smoking.ru/Conf/Materials/Material_0040.html 
220. Долгушина Н. У двадцати нянек – о проблемах миграционной политики 
РФ.// Мегаполис Континент. 14.03.2002.  
221. Дорогами дружбы: Ставрополь – Пазарджик. Ставрополь, 1979. 
 
217

                                                                                                                                        
222. Дощипин  Ю.П.,  Лапин  Н.Н.  Социальная  значимость  факторов  вынуж-
денной миграции // Социс, 2001. № 1. С. 92-96.  
223. Евтух В.Б. Иммигранты в инонациональной среде: проблемы адаптации 
// Миграция и мигранты в мире капитала… Киев, 1990. С. 172. 
224. Журавель  Н.С.  Межкультурная  коммуникация.  Экспликация  термина.// 
Этнические проблемы современности. Ставрополь, 2000. 
225. Зайончковская  Ж.А.  Исторические  корни  миграционной  ситуации  в 
Средней Азии.// Миграция русскоязычного населения из Центральной Азии: 
причины,  последствия,  перспективы./  Под  ред.  Г.  Витковской:  Научн.  докл. 
Московского Центра Карнеги. Вып. 11. М., 1996. 
226. Зайончковская  Ж.А.  Межреспубликанские  миграции  населения  в 
СССР.// Проблемы прогнозирования, 1991. № 3. 
227. Зайончковская  Ж.А.  Миграционные  тенденции  в  СНГ.//  Миграции  в 
постсоветском  пространстве:  политическая  стабильность  и  международное 
сотрудничество. М., 1997. 
228. Зайончковская  Ж.А.  Миграция  населения  и  рынок  труда  в  России.  М., 
1995. 
229. Зайончковская Ж.А. Миграция населения как индикатор социальной си-
туации  в  постсоветском  пространстве.//  Проблемы  прогнозирования.  М., 
1997. Вып.3. С.119-128. 
230. Зайончковская Ж.А. Миграция: нежеланное спасение.// Московские но-
вости, 2002. Вып. 24. 
231. Зайончковская Ж.А. Новоселы в городах. М., 1972. 
232. Зайончковская  Ж.А.  Рынок  труда  как  регулятор  миграционных  пото-
ков.// Миграция и рынки труда в постсоветской России. М., 1998. 
233. Зайончковская  Ж.А.  СНГ  через  призму  миграций.//  Миграция, 1998. № 
3-4. С. 4-11. 
 
218

                                                                                                                                        
234. Зайончковская Ж.А., Переведенцев В.И. Современная миграция населе-
ния  Красноярского края. Новосибирск, 1964. 
235. Зайченко О. Общая характеристика предприятий и организаций Невин-
номысска в цифрах за 9 месяцев.// Невинномысский рабочий. 17.11.2001. 
236. Заславская  Т.И.,  Рыбаковский  Л.Л.  Процессы  миграции  и  их  регулиро-
вание в социалистическом обществе.// Социологические исследования, 1978. 
№ 1. 
237. Защита беженцев: вопросы и ответы. Женева: УВКБ ООН, 1996.  
238. Зинченко Н.Н. Миграционные процессы и экономическая интеграция на 
постсоветской территории.// Мир на пороге XXI века: Сборник. М.: ДА МИД 
РФ, 2001. С. 205-211. 
239. Зинченко  Н.Н.  Миграция  населения:  теория  и  практика  международно-
правового регулирования. М.: Внешторгиздат, 2003.  
240. Злоказов И.А. Беженцы.// Социс, 1991. № 6. С. 79-83. 
241. Ионцев  В.А.  Международная  миграция  населения:  теория  и  история 
изучения. М.: Диалог-МГУ, 1999. 
242. Ионцев В.А. Мировые миграции. М., 1992. 
243. Ионцев В.А. Плюсы и минусы трудовой миграции.// Экономика и жизнь, 
1997. № 7. С. 27-34. 
244. Ионцев  В.А.  Рабочая  сила  перетекает  границы.//  Экономика  и  жизнь, 
1998. № 48. С. 11-19. 
245. Исторический  опыт  регулирования  миграции  населения  в  России./  Под 
ред. Л.Л. Рыбаковского. М., 1994. 
246. Калайков И. Цивилизация и адаптация. М., 1984.  
247. Каламанов В. ФМС – это государственная составляющая.// Независимая 
газета, 1999. 24 июня. С. 1, 5. 
 
219

                                                                                                                                        
248. Каламанов  В.  Это  страшное  слово – мигрант  (Беседа  с  руководителем 
ФМС).// Литературная Россия, 1999. 17 сентября. № 36. С. 3. 
249. Каламанов В. Я искренне убежден, что переселенцы – не обуза, а благо 
для России.// Известия, 1999. 25 мая. С. 5. 
250. Каменский А.Н. Проблемы международного трудового обмена и Россия. 
М., 1999. 
251. Кармалито С. Исход.// Эхо планеты, 1999. № 42. С. 16-19. 
252. Козлов В. Наши беженцы и переселенцы: куда и зачем они мигрируют?// 
Сегодня, 1994. 13 октября. С. 3. 
253. Колосов  В.А.,  Галкина  Т.А.,  Криндач  А.Д.  Территориальная  идентич-
ность и межэтнические отношения. На примере восточных районов Ставро-
польского края.// 
254. Кон И.С. К проблеме национального характера.// История и психология. 
М., 1971. С. 30-42. 
255. Коптякова О. А. Проблемы адаптации индивида к новой социокультур-
ной среде.// 
256. Космарская  Н.П. «Женское  измерение»  вынужденной  миграции  и 
миграционное законодательство России. М., 1998. 
257. Костаков В.Г. Вопросы миграции населения // Воспроизводство населе-
ния и трудовых ресурсов. М.: Наука, 1976. С. 130 − 149. 
258. Край наш Ставрополье. Очерки истории. Ставрополь, 1999. 
259. Красинец Е.С. Международная миграция населения в России в условиях 
перехода к рынку. М., 1997. 
260. Красинец  Е.С.,  Кубишин  Е.,  Тюрюканова  Е.  Нелегальная  миграция  в 
России. М., 2000. 
261. Кто поможет беженцам и переселенцам./ Под ред. Л.Ю. Артамонова. М., 
1998. 
 
220

                                                                                                                                        
262. Кудрявцев  А.А.  Миграция  и  межэтнические  конфликты  на  Кавказе  в 
древности и на современном этапе: опыт историко-сравнительного анализа.// 
Материалы  докладов  и  выступлений    участников  Всероссийской  научно-
практической  конференции  «Патриотизм,  национализм,  глобализм:  этносо-
циальные и правовые аспекты». 30-31 мая 2002 г. 
263. Лаллукка  С.  Диаспора.  Теоретический  и  прикладной  аспекты.//  Социс, 
2000. № 7. С. 91-98. 
264. Лебедева  Н.М.  Новая  русская  диаспора:  социально-психологический 
анализ. М., 1995. 
265. Макарова  Л.В.  Региональные  особенности  миграционных  процессов  в 
СССР. М.: Наука, 1986.  
266. Макарова  Л.В.,  Морозова  Г.Ф.,  Тарасова  Н.В.  Региональные 
особенности миграционных процессов в СССР. М., 1986. 
267. Малинский  А.  В  чем  угроза  нелегальной  миграции.//  Пограничник 
Содружества, 1998. Июль – сентябрь. С. 31-34. 
268.  Международная  миграция  населения:  Россия  и  современный  мир. 
Вып.4./ Под ред. В.А. Ионцева. М., 2000. 
269. Мельник  Е.  А.  О  социальных    и  криминогенных  последствиях  вынуж-
денной миграции в южных районах России.// СОЦИС, 1998. № 5. С. 79-83. 
270. Методологические  проблемы  системного  изучения  деревни.  Новоси-
бирск, 1977. 
271. Миграции  и  новые  диаспоры  в  постсоветских  государствах./  Под  ред. 
Тишкова В.А. М., 1996. 
272. Миграции сельского населения./ Под ред. Т.И. Заславской. М., 1970. 
273. Миграционная подвижность населения в СССР./ Под ред. Б.С. Хорева и 
В.М. Моисеенко. М., 1974. С. 122. 
 
221

                                                                                                                                        
274. Миграционные  процессы  в  трансформирующемся  обществе./  Под  ред. 
И.Г. Ушкалова. М., 1997. 
275. Миграция и безопасность в России./ Под ред. Г. Витковской и С. Пана-
рина; Моск. Центр Карнеги. - М.: Интердиалект+, 2000.  
276. Миграция населения. Вып.1: Теория и практика исследования. М., 2001.  
277. Миграция  населения.  Вып.6:  Миграционная  политика./  Под.  ред.  О.Д. 
Воробьевой. М., 2001. 
278. Миграция сельского населения./ Под ред. Т.И. Заславской. М., 1970. 
279. Милитарев  А.  О  содержании  термина  "диаспора"  и  к  выработке  его 
определения.// "ДИАСПОРЫ", 1999. № 1. 
280. Митрофанова С.В. Некоторые аспекты адаптации детей-мигрантов и их 
семей в новой социокультурной среде.// 
281. Михайлов С. Этнические миграционные волны и проблемы социально-
политической стабильности. М., 1995.  
282. Мкртчян  Н.  Обобщение  аналитических  отчетов  территориальных  ми-
грационных  служб  за 1996. //Информационно-аналитический  бюллетень 
ФМС. М., 1997. № 1. С.39-47. 
283. Мкртчян Н. Основные итоги миграции населения России в 1998 г. // Ин-
формационно–аналитический бюллетень. ФМС. М., 1999. №1. С.74-82. 
284. Моделирование социальных процессов. М., 1970.  
285. Моисеенко  В.М.  Источники  данных  о  миграции  населения  в  России.// 
Вопросы статистики, 2002. 
286. Молодцова Т.Д. Некоторые причины дезадаптации подростков-
мигрантов в новом социуме.// 
http://rspu.edu.ru/conferences/summary/molodsova.htm 
 
222

                                                                                                                                        
287. Москвин  Д.Д.  Население  СССР:  вопросы  миграции  (экономико-
статистический обзор тенденций 60-80-х гг.). М.: Наука, 1991. 
288. Москвин Л., Потемкина О. Миграционные процессы в СНГ.// Социаль-
но-политический журнал, 1995. № 1. С. 34-44. 
289. Мукомель В.И. Правовые основы и практика регулирования миграции в 
субъектах Российской Федерации.// Миграция, 1997. № 3. С. 15-25. 
290. Назарова  Е.А.  Социальная  адаптация  вынужденных  переселенцев  и  бе-
женцев  в  контексте  современной  миграционной  политики  России:  социоло-
гический анализ. М., 1999. 
291. Налчаджян А.А. Социально-психическая адаптация личности (фор-
мы, механизмы и стратегии). Издательство АН Армянской ССР. Ереван. 
1988. С. 32-33. 
292. Намруева Л.В., Омакаева Э. У. Язык и этничность.// Материалы IV 
Конгресса  этнографов  и  антропологов  России.  Секция 14. Нальчик. 20-
23 сентября 2001 г. С. 187-193. 
293. Народонаселение. Энциклопедический словарь./ Гл. ред. Г.Г. Меликьян. 
М.: Большая Российская энциклопедия, 1994.  
294. Не  так  страшен  мигрант,  как  его  боятся.  Погромщики – страшнее.  Ин-
тервью с В. Мукомелем.// Общая газета, 2001. № 48. 
295. Нетерпимость в России: старые и новые фобии./ Под ред. Г. Витковской 
и А. Малашенко; Моск. Центр Карнеги. - М., май 1999.  
296. О возможных путях демографического развития России в первой поло-
вине XXI века.// Вопросы статистики, 2002. № 3. С. 3-10. 
297. О развитии демографических процессов в Российской Федерации в 1998 
году.// Вопросы статистики, 1999. № 16. С. 30-44. 
298. Основы теории народонаселения. М., 1973.  
 
223

                                                                                                                                        
299. Основы теории народонаселения./ Под ред. Д.И. Валентея. М.: Высшая 
школа, 1986.  
300. Паин Э. Межнациональные отношения и миграция // Миграция, 1997. № 
1. С.11-13. 
301. Переведенцев В.И. Методы изучения миграции населения. М., 1975. 
302. Переведенцев В.И. Миграция населения в СНГ: опыт прогноза.// Полис, 
1993. № 2. С. 69-80. 
303. Переведенцев В.И. Страна мигрантов.// Смена, 1991. № 4. С. 112. 
304. Плугатарев  И.  Сегодняшние  нелегальные  мигранты  не  будут  рабами.// 
Независимая газета (Москва), 2002. № 49. 
305. Пограничная политика Российской Федерации./ Под ред. А.И. Николае-
ва. М.: Граница, 1997.  
306. Покшишевский В.В. Население и география: Теоретические очерки. М., 
1978. 
307. Полян  П.М.  Не  по  своей  воле…  История  и  география  вынужденных 
миграций. М.: ОГИ – Мемориал, 2001. 
308. Пономарева Е. Демаркационная линия.// Вечерний Ставрополь, 1999. 14 
августа. № 147.  
309. Попов А.А. Причины возникновения  и диалектика развития межнацио-
нальных конфликтов.// Идентичность и конфликт в постсоветских государст-
вах. М., 1997. 
310. Правовое  регулирование  миграционных  процессов  в  Российской  Феде-
рации. М., 2002.  
311. Психологическая  помощь  мигрантам:  травма,  смена  культуры,  кризис 
идентичности./ Под ред. Г.У. Солдатовой. М.: Смысл, 2002. С. 128-129. 
312. Психология беженцев и вынужденных переселенцев: опыт исследований 
и практической работы./ Под ред. Г.У. Солдатовой. М.: «Смысл», 2001.  
 
224

                                                                                                                                        
313. Регент  М.  Российское  государство – вынужденным  переселенцам.  М., 
1998. 
314. Регент Т. Миграция – проблема прежде всего экономическая.// Незави-
симая газета, 1997. 18 июня. С. 3. 
315. Ризаханов И. Барьер для нелегалов.// Ставропольская правда, 2002. 9 ок-
тября. 
316. Рыбаковский Л. Л., Тарасова Н. В. Внутрироссийская миграция населе-
ния: нынешняя ситуация и прогноз. СОЦИС, 1994. № 1. С. 31-33. 
317. Рыбаковский Л.Л. Миграция населения. Три стадии миграционного про-
цесса. (Очерки теории и методов исследования). М.,  2001.  
318. Рыбаковский  Л.Л.  Миграция  населения:  прогнозы,  факторы,  политика. 
М., 1987. 
319. Рыбаковский Л.Л. Региональный анализ миграций. М., 1973. 
320. Рыбаковский Л.Л. Россия и новое зарубежье: миграционный обмен и его 
влияние на демографическую динамику. М., 1996.  
321. Рыбаковский  Л.Л.,  Макарова  Л.В.  Народонаселение.  Энциклопедиче-
ский словарь. М.: Большая Российская энциклопедия, 1994.  
322. Рывкина  Р.В.  К  изучению  социально-психологических  аспектов  трудо-
вой мобильности // Методологические проблемы социологического исследо-
вания мобильности трудовых ресурсов. − Новосибирск: Наука, (1974) с. 79 − 
107. 
323. Рябушкин  Т.В.  Актуальные  вопросы  изучения  народонаселения // Вос-
производство населения и трудовых ресурсов. − М.: Наука, 1976 С. 3 − 15. 
324. Рязанцев С.В. Влияние миграции на социально-экономическое развитие 
Европы:  Современные  тенденции./  РАН;  Министерство  образования  РФ – 
Ставрополь: Ставропольское книжное издательство, 2001. 
 
225

                                                                                                                                        
325. Рязанцев  С.В.  Миграционная  ситуация  в  Ставропольском  крае  в  новых 
геополитических условиях. Ставрополь, 1999. 
326. Рязанцев С.В. Миграция ногайцев в зеркале этнополитической ситуации 
на Ставрополье.// Этнические проблемы современности. Вып. 5. Ставрополь, 
1999. С. 118-131. 
327. Рязанцев  С.В.  Трудовые  мигранты  в  российской  провинции:  от  страте-
гии  выживания  к  стратегии  стабильных  заработков.//  Социальная  политика: 
реалии XXI века. Выпуск 1. М.: “СИГНАЛЪ”, 2003.  
328. Рязанцев С.В., Лукьянова А.Ю. Трудовая миграция как форма адаптации 
населения  Российской  провинции  к  новым  экономическим  условиям  (на 
примере  Ставрополья).//  Доклады  и  тезисы  докладов  Международной  науч-
но-практической конференции «Демографическое развитие и его социально-
экономические последствия» 23 ноября 2001 г. М.: ГУ ИМЭИ, 2002.  
329. Рязанцев  С.В.,  Триер  Т.  Миграция  и  социально-экономическая  адапта-
ция  месхетинских  турок  на  Ставрополье.//  Этнические  проблемы  современ-
ности. Вып. 5. Ставрополь, 1999. С. 132-135. 
330. Савва  М.  Вынужденные  переселенцы  на  юге  России:  итоги  проекта 
ЮРРЦ.// Формула успеха, № 1, Январь 2002. 
331. Савоскул М. С. Вынужденная миграция русской диаспоры из стран СНГ 
и Балтии.// Население и кризисы. Вып. 4. М.: Диалог-МГУ, 1998. С. 78-101. 
332. Смирнов  А.  С.  Изучение  жизненных  планов  потенциальных  эмигран-
тов.//  Материалы  конференции  "Человек  в  психологии:  ориентиры  исследо-
ваний  в  новом  столетии" (20 апреля 2001 года).  Караганда:  Изд-во  Каргу, 
2001. С. 179-184. 
333. Современная  демография./  Под  ред.  А.Я.  Кваши,  В.А.  Ионцева.  М., 
1995.  
334. Современные проблемы миграции. М., 1985. 
 
226

                                                                                                                                        
335. Солдатова Г.У., Шайгерова Л.В. Вынужденные мигранты: права челове-
ка и психологическая помощь.// 
336. Социальная  политика:  реалии XXI века.  Выпуск 1. М.: “СИГНАЛЪ”, 
2003.  
337. Социально-демографическое  развитие  села:  региональный  анализ./  Под 
ред. Т.И. Заславской. М., 1980. 
338. Социальные  конфликты:  экспертиза,  прогнозирование,  технологии  раз-
решения.  Вып. 18. Этническая  и  региональная  конфликтология.  Москва – 
Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001. 
339. Социальные  факторы  и  особенности  миграции  населения  СССР.  М., 
1978.  
340. Спицын  А.И.  Миграция  в  Оренбуржье – состояние  дел,  тенденции  и 
перспективы. 
341. Сусоколов А.А. Переселенцы // Социс. 1991. № 10. С. 110-115. 
342. Тарлецкая Л. Международная  миграция и социально-политическое раз-
витие.// Международная экономика и международные отношения, 1998. № 7. 
С. 140-145. 
343. Терехов  В.  Беженцы  и  эмигранты:  как  предотвратить  катастрофу?// 
Независимая газета, 1994. 12 января. С. 6. 
344. Тоцкий Н.Н. Организационно-правовые миграционной службы России.// 
Государство и право, 1996. № 2. С. 35-43. 
345. Тощенко Ж. Т. Чаптыкова Т. И. Диаспора как объект социологического 
исследования // Социс, 1996. № 12. С. 37. 
346. Турун П.П. Миграция населения в сельской местности Ставропольского 
края.//  Проблемы  миграции  и  опыт  ее  регулирования  в  полиэтничном  Кав-
казском регионе. М. - Ст., 2003. С. 262. 
 
227

                                                                                                                                        
347. Ушкалов И.Г., Малаха И.А. Утечка умов: Масштабы. Причины. Послед-
ствия. М., 1999. 
348. Халмухамедов  А.  Чечня:  как  жить  дальше?//  Миграция  в  России.  М., 
2001. № 1-2. С.3. 
349. Хомра А.У. Миграция населения: Вопросы теории, методики исследова-
ния. Киев, 1979.  
350. Хорев Б.С. Городские поселения СССР. М., 1968. 
351. Хорев  Б.С.,  Чапек  В.Н.  Проблемы  изучения  миграции  населения.  М.: 
Мысль, 1978.  
352. Хотинец В.Ю. Зависимость развития интегральной индивидуальности от 
особенностей  этнического  самосознания // Психологический  журнал, 1999. 
Т.20. №1. С.114-119.  
353. Хотинец  В.Ю.  Формирование  этнического  самосознания  студентов  в 
процессе обучения в вузе // Вопросы психологии, 1998. №3. С.38. 
354. Христинин Ю. Мигрантам на Ставропольщину дорога закрыта.// Север-
ный Кавказ, октябрь 2002. № 40. С. 4. 
355. Чапек  В.Н.  Миграция  и  стабилизация  трудовых  ресурсов  села.  Ростов-
на-Дону, 1983. 
356. Шаповалов  В.К.  Преодоление  вынужденными  переселенцами  кризиса 
карьеры: 
социальный, 
экономический 
и 
психологический 
аспек-
ты.//
357. Шестопал  Е.Б.,  Брицкий  Г.О.,  Денисенко  М.В.  Этнические  стереотипы 
русских.// Социс, 1999. № 4. С. 67. 
358. Шлягина  Е.  Этническая  толерантность  личности:  опыт  эмпирического 
исследования.// Век толерантности, № 3-4.  
359. Щитова  Н.А.,  Белозеров  В.С.,  Турун  П.П.,  Эшроков  В.М.  Этнические 
особенности миграционного поведения и адаптации населения в Ставрополь-
 
228

                                                                                                                                        
ском  крае.//  Вестник  Московского  университета.  Сер.5,  География. 2003. № 
4. С.52-57. 
360. Эдиев  Д.  М.  Демографические  потери  депортированных  народов  Став-
рополь: Изд-во СтГАУ "АГРУС"; Ставропольсервисшкола, 2003.  
361. Эмигрантам раздадут карты.// Итоги. 5 ноября 2002 . № 44. С. 2.  
362. Эшроков  В.М.  Нелегалы  на  рынке  труда  г.  Ставрополя:  региональный 
социально-демографический анализ.// Проблемы миграции и опыт ее регули-
рования в полиэтничном Кавказском регионе. М. - Ст., 2003. С. 286. 
363. Юраков А.В. Воспитание межэтнической толерантности и культуры 
межнациональных отношений средствами народной педагогики.// Мате-
риалы IV Конгресса  этнографов  и  антропологов  России.  Симпозиум 3. 
Нальчик. 20-23 сентября 2001 г. С. 113. 
364. Bochner S. The social psychology of cross-cultural relations/ S. Bochner 
(Ed.) Cultures in Contact: Studies in Cross-cultural Interaction. Oxford: Pergamon, 
1982. P. 5-44. 
365. Castles S., Miller M. J. The Age of Migration: International Population 
Movements in the Modern World. London, Macmillan, 1996.  
366. Eriksen T. Ethnicity and Nationalism. Anthropological Perspectives. London, 
1993. 
367. Furnham A., Bochner S. Culture Shock: Psychological Reactions to Unfamil-
iar Environments. London and New York, 1986. 
368. Goldberg D. Multiculturalism. A Critical Reader. Oxford; Molden (MA): 
Blackwell, 1998-XI. 
369. Grahl-Madsen. The Status of Refugees in International Law, vol. 1, 1996.  
370. Halborn L. Refugees: A problem of our time. 1975. 
371. Hamilton N., Stoltz Ch. N. Global Economic Restructuring and International 
Migration.// International Migration, 1996. № 2.  
 
229

                                                                                                                                        
372. Harris, J.R, and Tordaro Michael P. Migration, unemployment, and develop-
ment: A two - sector analysis.// American Economic Review. 1970. №60. Р.126-
142. 
373. Intercultural learning for human rights. Council of Europe. Strasbourg, 1992.  
374. Morawska E. The sociology and historiography of immigration / Virginia 
Yans-McLaughlin, Immigration Reconsidered: History, Sociology, and Politics. 
New York University Press, 1990. Р.187-240. 
375. Ravenstein E. The laws of Migration.// Journal of the Royal Statistical Soci-
ety. 1989. June. P. 241 – 301. 
376. Sheffer G. A New Field of Study: Modern Diasporas in International Poli-
tics.// Modern Diasporas in International Politics. L., 1986. P. 1-15.  
377. Simon J. The Economic Consequences of Immigration. Cambridge, 1989. 
378. Stalker P. The Work of Strangers: A Survey of international Labor Migration. 
Geneva, 1994.  
379. Zlotnic. H. Trends of international migration since 1965, what existing data 
reveal.// International Migration 1999. №37. p.21-61. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
230


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

36867. Построение поверхностей заданных параметрически с помощью функций param3d и param3d1 752 KB
  Затем обратимся к функции prm3d передав ей математические выражения функций y y1 и y2 а также углы в градусах под которыми наблюдатель будет видеть формируемый график 45 и 35 Листинг 6. Построение линии заданной параметрически с помощью функции prm3d t=[0:0. Построение линии заданной параметрически с помощью функции prm3d t=50pi:0. Для построения графиков линий в одной системе координат обратимся к функции prm3d1.
36868. ОСНОВНЫЕ ВСТРОЕННЫЕ ФУНКЦИИ MS EXCEL 284 KB
  Имя функции описывает операцию которая эта функция выполняет. 1 или нажатием кнопки Вставить функция в строке Формул. В этом окне сначала следует выбрать категорию функции из списка Категория а затем в открывшемся алфавитном списке Функция указать нужную функцию. Математические функции Функция СУММ Функция СУММ суммирует множества чисел.
36869. Решение нелинейных уравнений и систем 120.5 KB
  Всякое алгебраическое уравнение относительно x можно записать в виде 0xn1xn−1 n−1xn = 0 где 0 0 n 1 и i коэффициенты алгебраического уравнения n–й степени. Решение алгебраического уравнения в Scilb состоит из двух этапов. Примеры символьных операций с полиномами p1=poly[1 2]’x’’c’ p1 = 1 2x p2=poly[3 7 2]’x’’c’ p2 = 2 3 7x 2x p1p2 Сложение ns = 2 2 5x 2x p1p2 Вычитание ns = 2 4 9x 2x p1p2 Умножение ns = 2 3 3 13x 16x 4x p1 p2 Деление ns = 1 3 x p1^2 Возведение в...
36870. ВВОД И РЕДАКТИРОВАНИЕ ФОРМУЛ. СТАНДАРТНЫЕ ФУНКЦИИ EXCEL 312 KB
  На первом листе повторитеОбразец 1 Образец 2 Образец 3 и Образец 4 используя команды форматирования ячеек Таблица 1 и средства автозаполнения команда меню Правка Заполнить Прогрессия. Образец 1 Образец 2 Образец 3 Образец 4 Таблица 1 Команда меню вкладка Опции Действие Формат Ячейкивкладка Граница области Все Отдельные и Линии Создание границ таблицы или обрамление таблицы Формат Ячейкивкладка Число список Числовые форматы Изменениечислового формата Формат Ячейкивкладка Выравнивание раскрывающиеся списки по...
36872. Исследование дешифраторов 42 KB
  Цель лабораторной работы: исследовать основные способы построения и работу дешифраторов. Задание: снять временные диаграммы определить таблицы состояний и особенности работы дешифраторов. Порядок выполнения: включить персональную ЭВМ запустить на выполнение программный пакет EWB и далее следовать порядку работы в пакете. В отчете приводится наименование и номер лабораторной работы цель работы программа работы с указанием всех необходимых экспериментов полученных результатов их объяснения и выводов.
36873. Фильтрация данных и вычисление итоговых характеристик 151 KB
  Удалите все листы кроме первого исходного листа Реки Украины. Примечание: Уровень оценки Количество листов для копирования Обязательное для выполнения задание 4 4 сортировка 1 условие 1 автофильтр 1 автофильтр 2 5 5 То же что и на 4 сортировка 2 6 7 6 То же что и на 5 сортировка и структура 7 8 7 То же что и на 7 условие 2 9 10 8 То же что и на 7 8 расширенный фильтр 11 12 9 Дополнительно 13 сводных таблицы Задания для выполнения: На листе Сортировка 1 необходимо отсортировать данные таблицы следующим образом: 1...
36875. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОТНОСИТЕЛЬНОЙ И АБСОЛЮТНОЙ АДРЕСАЦИИ В ВЫЧИСЛЕНИЯХ 197.5 KB
  Переименуйте Лист 1 в Задание 1 и на этом листе создайте таблицу по Образцу 1 значения в ячейках к которым применена заливка серым цветом подсчитать с помощью формул: – в ячейку D2 введите формулу в которой по умолчанию используются относительные адреса ячеек и скопируйте её в ячейки для других товаров D3 D4 с помощью маркера автозаполнения; – в ячейку D5 введите формулу расчета суммы затрат на приобретение товаров; – в ячейку E2 введите формулу: = Стоимость 100 Всего в которой используются относительные адреса ячеек и...