20384

Сращивание организованной и экономической преступности – новая форма криминальной активности

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Общая характеристика организованной преступности в сфере экономики Современная криминальная ситуация закономерный результат действия комплекса факторов связанных с переходным периодом ошибками и просчетами в решении стратегических и тактических задач реформирования социальной жизни. Многократно повысилась доходность от преступлений совершаемых не только в традиционном криминальном бизнесе но и в новых отраслях и сферах легальной экономики нефтебизнесе кредитнофинансовой сфере обороте спирта и алкогольных напитков операциях с...

Русский

2013-07-25

270 KB

1 чел.

34

Молокоедов Вячеслав Вячеславович. 

Лекция по теме: Сращивание организованной и экономической преступности – новая форма криминальной активности

План лекции

  1.  Определение сущности взаимопроникновения ЭП и ОП.
  2.  Факторы.
  3.  Особенности в России.
  4.  Итоги.

Обеспечение: компьютер, проектор, демонстрация слайдов.

Общая характеристика организованной преступности в сфере экономики

Современная криминальная ситуация - закономерный результат действия комплекса факторов, связанных с переходным периодом, ошибками и просчетами в решении стратегических и тактических задач реформирования социальной жизни. Непродуманные экономические реформы, приватизация, перевод огромных государственных средств и собственности в частное владение сыграли решающую роль в развитии российской организованной преступности, которая вышла на качественно новый уровень. Многократно повысилась доходность от преступлений, совершаемых не только в традиционном криминальном бизнесе, но и в новых отраслях и сферах легальной экономики - нефтебизнесе, кредитно-финансовой сфере, обороте спирта и алкогольных напитков, операциях с цветными и редкоземельными металлами.

Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности (12-15 декабря 2000 г., Палермо, Италия) дает следующее определение организованной преступной группе: «Организованная преступная группа означает структурно оформленную группу в составе трех или более лиц, существующую в течение определенного периода времени и действующую согласованно с целью совершения одного или нескольких серьезных преступлений или преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, с тем, чтобы получить, прямо или косвенно, финансовую или иную материальную выгоду»1.

На IX Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (1995 год) было отмечено, что феномен организованной преступности представляет собой имеющее материальную форму незаконное предпринимательство. В этой характеристике, как видим, выделена ключевая, определяющая черта организованной преступности - ее превращение в некую форму незаконного предпринимательства2.

Галимов И.Г. считает, что организованная преступность неразрывно связанна с незаконным бизнесом и совершением иных преступлений из корыстных побуждений3. Организованная преступность – это профессиональная деятельность консолидированных в рамках города, региона страны или в транснациональном масштабе преступных сообществ, организаций или групп с унитарной или иерархической структурой и распределением функций в целях извлечения прибыли из нелегальной предпринимательской деятельности, проникновения и внедрения в законный бизнес, установления монополии на предоставление незаконных товаров и услуг потребителям и совершения общеуголовных корыстных преступлений, использующих для обеспечения антиобщественной деятельности и поддержания иммунитета от разоблачения конспирацию, насилие, угрозы, дискредитацию других лиц, коррумпирование государственных служащих, проникновение в органы власти, управление и правоохранительные органы.

Ю.А. Воронин настаивает на том, что при определении сущности организованной преступности её нельзя рассматривать как феномен чисто уголовной среды, нужно подчеркнуть её экономический характер4. Организованную преступность следует рассматривать главным образом как сложную систему социальных связей и экономических отношений по поводу извлечения незаконной прибыли. А уж в систему данных отношений включается и общеуголовная преступность.

Все приведённые выше определения свидетельствуют о том, что главенствующей целью деятельности организованной преступности является извлечение максимальной прибыли законным и незаконным путём.

По мнению А. Аслаханова и С. Максимова понятие «Организованная преступность в сфере экономики» обозначает «совокупность преступлений, совершенных устойчивыми, имеющими организатора или руководителя, группами лиц, заранее объединившимися для совершения одного или нескольких хозяйственных преступлений, либо преступлений против собственности, либо должностных преступлений, дополнительным объектом которых выступают экономические интересы, либо государственных преступлений, посягающих на основы экономической безопасности России»5.

Несколько ранее содержание этого понятия пытались анализировать два других исследователя, Г.М. Миньковский и Х.Д. Аликперов - организованную преступность в сфере экономики они рассматривали как «сложную сеть взаимодействующих непосредственно или опосредованно групп (сообществ), осуществляющих преступную деятельность в виде промысла и стремящихся обеспечить свою безопасность»6.

О феномене организованной экономической преступности говорит и А. Крылов. В специальной литературе, к сожалению, пока не удалось найти пояснений к содержанию этого понятия. Вместе с тем опубликованы первые интересные работы, посвященные анализу феномена экономической организованной преступности (Я.И. Гилинский, Р.Ф. Исмагилов). К примеру, Р. Исмагилов экономическую организованную преступность определяет как «незаконную предпринимательскую деятельность, осуществляемую преступными организациями в экономической сфере», уточняя при этом, что «именно организация и осуществление преступлений хозяйствующими субъектами незаконной предпринимательской деятельности, обеспечивающей нелегальные доходы ее участникам, позволяет говорить об организованной преступности в собственном смысле»7.

С переходом России к рыночным отношениям, акционированию и приватизации государственной и общественной собственности криминальные возможности организованной преступности в сфере экономики многократно умножились. Ее представители активно действуют в самых различных отраслях экономики, внедрились в легальные сферы и общественную жизнь. По результатам проведенного анкетирования экспертов МВД России 10% опрошенных считают, что она полностью контролирует деятельность субъектов экономики; 65% ответили, что она является одним из важных факторов (наряду с другими), оказывающим негативное влияние на криминальную ситуацию в сфере экономики; 23% - играет второстепенную роль, хотя и оказывает негативное влияние на криминальную ситуацию в сфере экономики; 1% - не оказывает сколь-нибудь значимого влияния на криминальную ситуацию в сфере экономики; остальные воздержались от ответа8.

В настоящее время отмечается тенденция к интеграции преступного бизнеса. Лидеры преступных групп в целях усиления организации противостояния конкурентам, расширения сфер и территорий влияния объединяют легальный и нелегальный капитал под руководством наиболее авторитетного лидера сообщества. Наметилось стремление преступных объединений к захвату ключевых позиций в экономике путем сочетания насилия как средства борьбы за сферы влияния с рыночными формами легального и «теневого» бизнеса.

Негативному воздействию преступных формирований подвержены 28 крупнейших российских городов - промышленных центров, среди них Москва, Санкт-Петербург, Красноярск, Норильск, Иркутск, Ростов и Тольятти.

Тенденция к интеграции преступного бизнеса отмечается и опрошенными сотрудниками МВД России, и работниками хозяйствующих субъектов. В частности, на вопрос «Какова локализация наиболее криминогенных территорий в Вашем регионе?» 21% сотрудников МВД России отметили территории, ограниченные внутрирегиональными административными границами; 18% указали всю территорию региона; 3% отметили, что весь регион входит в состав межрегионального преступного сообщества.

Основанием для признания той или иной территории как контролируемой преступными формированиями 32% сотрудников указали оперативную информацию; 19% сделали такой вывод на основе анализа криминогенной ситуации и данных уголовной статистики; 21% - на основе финансово-экономических показателях работы отрасли (сферы) хозяйственной деятельности.

Следует отметить, что этот опрос проводился в 2000 году (ранее его результаты не публиковались), а в ходе опроса экспертов МВД России, проведенного в январе - апреля 2002 года, перед ними был поставлен вопрос, известны ли им конкретные примеры установления контроля со стороны организованных преступных формирований в своем регионе за деятельностью предприятий (организаций), отраслей экономики, сфер экономической деятельности.

По поводу существования контроля организованных преступных формирований за деятельностью предприятий (организаций) 69% опрошенных ответили утвердительно, 29% - отрицательно. В отношении отраслей экономики 34% отметили наличие такого контроля, 56% - его отсутствие. Примерно аналогичная картина наблюдается и в отношении сфер экономической деятельности: 38% отметили наличие контроля, 48% - его отсутствие9.

Таким образом, контролю со стороны организованных преступных формирований наиболее часто подвергается деятельность конкретного предприятия.

Этот вывод подтверждает и опрос работников хозяйствующих субъектов. В частности, на вопрос «Существует ли организованная преступность на предприятии, в котором они работают, в населенном пункте (районе, городе, регионе) где они живут?» 61% опрошенных ответили утвердительно, 24% отрицательно, остальные воздержались от ответа либо дали иные ответы.

В связи с осуществлением контроля организованной преступностью за деятельностью предприятий, отраслей (сфер) экономики, а также территорий в практику правоохранительных органов вошло выражение «криминализированные объекты (территории)». Основанием для отнесения экономических объектов и территорий к криминализированным, по мнению 52% опрошенных сотрудников МВД России, является повышенный уровень преступлений в сфере экономики, 34% связывают это с массовой безработицей населения в результате закрытия предприятий или с сокращением рабочих мест на них, 23% учитывают наличие в регионе природных и (или) иных источников заработка (заповедники, нерестилища, полезные ископаемые, например янтарь).

На вопрос «Какие организованные преступные сообщества (ОПС), организованные преступные группы (ОПГ), характерны для Вашего региона?» 47% опрошенных сотрудников МВД России указали ОПС местного значения, 31% регионального значения, 17% отметили наличие ОПС межрегионального уровня.

Эксперты МВД в 2002 году на аналогично поставленный вопрос дали несколько иные ответы. Говоря о масштабе деятельности организованных преступных формирований, действующих в их регионе, 19% опрошенных отметили, что он ограничивается рамками региона, 60% указали на межрегиональный характер: по мнению 6% опрошенных, он осуществляется в пределах СНГ, а 14% - простирается на страны дальнего зарубежья.

Расхождение в ответах по этому поводу можно объяснить тем, что опрашивались работники МВД в разных регионах страны, где действуют преступные группы различного масштаба. Кроме того, во втором случае были опрошены сотрудники ГУБОП МВД России, которые, по всей видимости, более полно осведомлены о масштабе деятельности организованных преступных формирований. В связи с этим оправданно полагать, что реалиям действительности мнение экспертов МВД более соответствует, а значит, наиболее распространенным масштабом деятельности преступных формирований является межрегиональный.

Представляет интерес степень организованности преступных формирований, действующих в регионе проживания респондентов. На этот вопрос эксперты МВД России дали следующие ответы:

организованные группы объединены в рамках региона в единое преступное сообщество, имеющее общий управленческий центр, - такого мнения придерживаются 2% опрошенных;

организованные группы объединены в несколько крупных преступных сообществ, действующих самостоятельно, - 19%;

организованные группы самостоятельно осуществляют преступную деятельность в различных отраслях и сферах экономики, взаимодействуя с другими преступными формированиями в целях решения тактических задач - 54%;

организованные группы действуют разрозненно в различных отраслях и сферах экономики - 24%.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что в большинстве случаев организованные группы самостоятельно осуществляют преступную деятельность в различных отраслях и сферах экономики, взаимодействуя с другими преступными формированиями в целях решения тактических задач. Немало их действует разрозненно, не контактируя с другими группами. В то же время определенная часть таких групп действует в рамках крупных преступных сообществ.

При проведении данного исследования 33% опрошенных сотрудников МВД России отметили, что каждая организованная преступная группа специализируется и контролирует определенную сферу (отрасль) экономики региона; 32% считают, что в одной сфере экономической деятельности специализируются и осуществляют раздельный либо совместный контроль различные ОПГ. В то же время, по мнению 13%, есть и такие ОПГ, которые специализируются и контролируют различные сферы (отрасли) экономики10.

Таким образом, в большинстве случаев между различными организованными преступными формированиями существует распределение сфер (отраслей) экономики, за которыми они осуществляют контроль.

Для проведения своих преступных операций ОПГ наиболее часто в качестве консультантов или соучастников привлекают следующих специалистов:

Экономистов - такого мнения придерживаются 54% опрошенных экспертов МВД России;

банковских работников - 39%;

работников таможенных органов - 28%;

работников налоговых органов, налоговой полиции - 43%;

специалистов в сфере компьютерных технологий (системные администраторы, «хакеры» и другие) - 22%; специалистов иных отраслей экономики - 14%.

Кроме того, организованные преступные формирования для совершения преступлений, ухода от ответственности поддерживают коррупционные связи в:

органах местного самоуправления - 64% опрошенных экспертов;

представительных органах субъектов Федерации - 24%;

исполнительных органах субъектов Федерации - 41%;

территориальных органах федеральных ведомств - 17%;

правоохранительных органах - 28%.

Из анализа этих данных следует, что в большинстве случаев коррупционные отношения поддерживаются на местном и региональном уровне с исполнительными органами государственной власти, к которым относятся и правоохранительные органы11.

2. Виды и формы контроля, осуществляемого организованной преступностью, за территориями, предприятиями, отраслями и

сферами экономики

Проведенная либерализация экономики и приватизация государственной собственности позволила легализоваться теневому капиталу и проникнуть преступным группировкам в частный бизнес. Многие предприятия они напрямую взяли под свой контроль либо поставили в различного рода зависимость от созданных ими легальных коммерческих структур. Только на «АвтоВАЗе» (Тольятти) ликвидировано 7 преступных сообществ общей численностью свыше 800 человек, полностью подчинивших себе процесс производства и реализации выпускаемой продукции. Их криминальный доход составлял свыше 5000 миллиардов неденоминированных рублей ежегодно12.

По сведениям МВД России, в сфере криминального контроля находится более 40 тысяч хозяйствующих субъектов различных форм собственности, в том числе 1,5 тысячи государственных предприятий, 4 тысячи акционерных обществ, свыше 500 совместных предприятий, 550 банков, почти 700 оптовых и розничных рынков.

Организованная преступность, считают 61% опрошенных сотрудников МВД и 75% работников хозяйствующих субъектов осуществляет контроль за предприятиями, отраслями хозяйственного комплекса, сферами хозяйственной деятельности (объектами экономики) и территориями регионов, в которых работают респонденты. Только 2% первых и 15% вторых отметили, что такого контроля не осуществляется. По 8% в каждой группе указали иные ответы.

Организованная преступность стремится установить контроль над высокодоходными предприятиями, отраслями и сферами хозяйственной деятельности. На вопрос, какие объекты экономики чаще всего находятся под контролем организованной преступности, в 2000 году были получены следующие ответы (см. табл.1)13.

Из приведенной таблицы видно, что мнение обеих групп респондентов совпадает по большинству объектов отраслей и сфер хозяйственной деятельности, находящихся под контролем организованной преступности, в первую очередь к ним относятся предприятия топливно-энергетического комплекса, затем следуют предприятия и организации потребительского рынка, а также сфера внешнеэкономической деятельности.

Определенные различия во мнениях наблюдаются в отношении организаций кредитно-финансовой сферы. По всей видимости, работники хозяйствующих субъектов поставили эту сферу на первое место в связи со значительным распространением ранее фактов хищений денежных средств путем предоставления фальшивых авизо, хищений кредитных ресурсов, незаконного сбора денежных средств от населения под большие проценты с последующим их присвоением. И хотя в настоящее время такие факты имеют место, но значительно реже, нежели ранее. К тому же хозяйственная и финансовая деятельность предприятий и организаций теперь, в отличие от первоначального этапа перехода к рыночным отношениям, сместилась в производственную сферу, - именно поэтому организованная преступность берет под свой контроль предприятия этих сфер.

Тем не менее указанную сферу хозяйственной деятельности также можно отнести к объектам интереса организованной преступности. Существенное влияние на ее дестабилизацию имеет установление тесного сотрудничества, а местами - слияние региональных финансово-промышленных групп с лидерами крупных преступных сообществ, привлечение последних к проведению собственной политики в борьбе с конкурентами, организация незаконных операций на объектах кредитно-банковского сектора, на рынке недвижимости и ценных бумаг, что является для России специфической формой «отмывания» грязных денег.

Рассмотренные тенденции подтверждаются и опросом экспертов МВД России, проведенным в 2002 году. Как и предыдущие респонденты, они считают, что наиболее активно организованные преступные формирования действуют в топливно-энергетическом комплексе, далее следует производство и незаконный оборот этилового спирта, алкогольной, табачной и иной продукции.

На третьем месте по степени активности организованных преступных групп находятся такие отрасли и сферы, как предприятия и организации потребительского рынка; внешнеэкономическая деятельность; добыча, производство и использование драгоценных металлов и драгоценных камней; бюджетная и внебюджетная сфера. Четвертое место занимают сфера интеллектуального пиратства; банковская сфера; банкротство предприятий различных отраслей и сфер экономики.

Высокая доходность операций в топливно-энергетическом комплексе привлекает пристальное внимание криминальных структур к деятельности хозяйственных субъектов этой отрасти. Выявлена устойчивая тенденция по сближению ряда коррумпированных должностных лиц органов власти и руководителей финансовых структур с лидерами преступных сообществ. Последними устанавливаются фирмы-посредники и покупатели нефти, определяется дальнейшее использование сырья и продуктов его переработки, формируются отпускные цены. При этом искусственно завышается себестоимость нефти и нефтепродуктов путем отнесения на этот счет расходов, не связанных с их приобретением, транспортировкой и реализацией. Интересам России наносится значительный материальный ущерб и в связи с непоступлением валютной выручки от реализации нефти и нефтепродуктов за границу, что влечет за собой недополучение в бюджет крупных денежных сумм.

Анализ показывает, что в основе криминализации отрасли лежит следующее обстоятельство. Нефтяные компании передают часть добытой нефти в распоряжение администраций городов (районов, округов) в счет погашения задолженности по платежам в бюджет, а должностные лица этих администраций за взятки передают ее коммерческим структурам, которые полученную от реализации нефти выручку переводят на счета в зарубежные банки.

Определяющим фактором криминализации нефтедобывающей отрасли являются недостатки в правовом регулировании регистрации и лицензирования деятельности предприятий, занимающихся нефтяным бизнесом.

Влияние организованной преступности усиливается и в сфере незаконного производства и оборота алкогольной продукции. Криминализация этой высокодоходной области экономической деятельности объясняется утратой государственной монополии на производство и оборот алкогольной продукции. Возможность получения в короткие сроки огромной, не контролируемой государством прибыли привлекает преступные формирования. К характерным способам их действий относят изготовление фальсифицированных алкогольных напитков и безлицензионное их производство, получение незаконных прибылей от реализации продукции с применением льготных налоговых и таможенных пошлин.

Анализ состояния алкогольного рынка в 2000 году показал, что спрос на ликероводочные изделия остается довольно стабильным и составляет порядка 220-230 миллионов долларов США. Спрос внутреннего рынка на водку и ликероводочные изделия, по экспертным оценкам, более чем на 40% удовлетворяется за счет нелегальной и фальсифицированной продукции. Это свидетельствует о том, что практически половина реализуемого алкоголя производится нелегально, чему в немалой степени способствуют пробелы в разрешительной системе. Лицензии вновь организованным предприятиям выдаются без учета уровня использования действующих мощностей и потребностей региона в алкогольной продукции. Существующие мощности на предприятиях по выпуску этилового спирта из пищевого сырья и алкогольной продукции используются неудовлетворительно, а на некоторых заводах они загружены менее чем наполовину. При этом увеличивается производство спиртосодержащей непищевой продукции, оборот которой практически не регулируется нормативными актами.

На вопрос об обстоятельствах, способствующих криминальному контролю за территориями и объектами экономики ответы распределились следующим образом (см. табл.2)14.

Таким образом, обе группы респондентов на первое место среди названных обстоятельств поставили коррумпированность чиновников, для которых наиболее характерны «экономические» методы поддержания коррумпированных связей (взятки, услуги, особо благоприятные условия кредитования, финансирования, снабжения). Причем надо отметить, эти связи интенсивно поддерживаются с предпринимателями всех секторов экономики.

Наряду с этим обеими группами отмечены такие обстоятельства, как слабость государственной власти, безразличие властных структур к жизни граждан, совпадение интересов лидеров преступных группировок и представителей теневой экономики в сфере предпринимательской деятельности.

Различны и формы контроля за объектами экономики. Респонденты к таковым отнесли следующие (см. табл.3)15.

Итак, обе группы опрошенных считают, что к наиболее распространенным формам контроля относятся:

принуждение предприятий в лице их руководителей через членов ОПГ к совершению различных сделок с подконтрольными им коммерческими структурами;

скупка акций предприятий или самих предприятий на преступные доходы;

совершение незаконных хозяйственных операций (преступлений) через созданные ОПГ фиктивные лжепредприятия.

Но мнения респондентов резко расходятся по таким формам контроля, как:

вымогательство с руководителей предприятий и организаций денежных средств или материальных ценностей;

обеспечение контроля организованными преступными группами через представителей органов государственной власти, органов муниципального самоуправления или сотрудников правоохранительных органов.

Расхождение взглядов по первой форме контроля можно объяснить тем, что руководители предприятий зачастую не сообщают в правоохранительные органы о таких фактах, а потому большинство сотрудников МВД считают, что такие явления практически отсутствуют. Нельзя исключать и то обстоятельство, что за последнее время изменилась тактика вымогателей - они не требуют напрямую денежных средств, а вуалируют это под видом оказания предприятиям охранных и других услуг.

Вместе с тем этому можно дать и другое объяснение. Работники хозяйствующих субъектов менее осведомлены о ситуации в этом вопросе, но часто слышали о том из средств массовой информации, а потому считают такие факты довольно распространенными.

А значительно меньший процент сотрудников МВД по вопросу контроля ОПГ через представителей органов государственной власти или сотрудников правоохранительных органов можно объяснить их нежеланием указывать на то, что они сами участвуют в этом криминальном процессе.

Тот же вопрос был поставлен и перед экспертами МВД России в 2002 году. Их ответы несколько отличаются (см. табл.4)16.

При сравнении данных видно, что в последнее время организованная преступность для установления контроля над предприятиями осуществляет следующие действия:

скупает акции предприятий или сами предприятия на преступные доходы. По оперативным данным МВД России, более четверти установленных преступных сообществ (а в экономически развитых регионах - до половины) «отмывают» преступно нажитые капиталы через легальные коммерческие структуры путем приобретения недвижимости, контрольных пакетов акций предприятий, вложения средств в различные виды бизнеса (по оценкам специалистов, с учетом латентности эта цифра достигает 70%);

использует установленные законом процедуры банкротства и иные схемы смены собственника и управленческого персонала;

более активно использует внедрение путем насилия или обмана «своих людей» на ключевые посты в предприятии, отрасли хозяйственной деятельности;

более активно принуждает руководителей предприятий к совершению сделки через членов организованных преступных формирований либо через подконтрольные им коммерческие структуры;

осуществляет контроль за предприятиями через представителей органов государственной власти или сотрудников правоохранительных органов.

Применяется и совокупность указанных приемов для установления контроля за предприятиями, в том числе за банками. По оперативным данным МВД России, в сфере криминального влияния находится 550 банков (более 50% от общего числа). Если раньше попытки установления такого контроля осуществлялись преимущественно через службы безопасности либо путем шантажа (физического или психического насилия) руководителей банка, то в настоящее время отмеченные методы все больше уступают экономическим способам захвата власти.

Алгоритм установления криминального контроля следующий. Сначала у банка, попавшего в тяжелое финансовое положение (часто искусственно провоцируемого путем организации хищений кредитных средств), скупается контрольный пакет акций. Затем в правление кредитной организации вводятся «свои» люди. А потом за счет криминальных средств, отмытых через ряд коммерческих структур, происходит наращивание уставного капитала банка. В последующем при использовании организационных структур этого банка осуществляются массированные финансовые махинации.

В сфере экономики, по данным службы безопасности Центробанка в 1994 году выявлено и пресечено более 300 попыток незаконного получения денежных средств с применением компьютеров. Полный ущерб от данного вида преступлений с учетом возможных хищений в коммерческих банках, на рынках ценных бумаг и фондовых биржах оценить практически невозможно. В 1991 году произошло хищение 125,5 тысяч американских долларов во Внешэкономбанке; в сентябре 1993 года была осуществлена попытка «электронного мошенничества» на сумму более 68 миллиардов рублей в Центральном Банке России17.

Таким образом, изложенное позволяет прийти к выводу, что в настоящее время организованная преступность для контроля над высокодоходными предприятиями осуществляет следующее:

стремится получить в собственность эти предприятия, для чего скупает акции предприятий или сами предприятия на преступные доходы; использует установленные законом процедуры банкротства и иные схемы смены собственника и управленческого персонала;

внедряет путем насилия или обмана «своих людей» на ключевые посты в предприятии, отрасли хозяйственной деятельности, для того чтобы распоряжаться полученной прибылью;

с этой же целью в ряде случаев принуждает руководителей предприятий через членов организованных преступных формирований к совершению сделок с подконтрольными им коммерческими структурами.

Для проведения подобных действий организованная преступность активно использует представителей органов государственной власти или сотрудников правоохранительных органов, а также частные охранные структуры, службы безопасности. Это направление деятельности организованной преступности свойственно ее высшим, элитным слоям.

Другое направление связано с осуществлением организованной преступной деятельности при совершении экономических преступлений. Оно характерно для более низших слоев организованной преступности.

II. Особенности организованной преступности в сфере экономики в России

1. Специфика российской организованной преступности и причины криминализации экономики

Организованная преступность, приобретающая все более широкие масштабы в мире, - одна из острейших проблем современности. Ни одно государство не может считать себя полностью защищенным от этого сложного социального явления.

Можно с уверенностью сказать, что организованная преступность в сфере экономики существует во всех развитых странах мира. Развитие организованной преступности в Германии, Японии, США, Италии и ряде других зарубежных стран шло на основе запрещенных видов услуг - незаконного сбыта наркотиков, проституции, порнографии, игорного бизнеса, азартных игр, рэкета и иных видах незаконной деятельности. Но в последние десятилетия она диверсифицирует свои преступные акции и все чаще начинает заниматься самыми разнообразными видами деятельности, куда помимо традиционных, входят контрабанда незаконных мигрантов, незаконная торговля оружием, кража автомобилей и их незаконная транспортировка, а также контрабанду стратегических материалов и ресурсов, что было отмечено на IX Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями.

Те же сферы деятельности организованной преступности существуют и в России.

Однако организованную преступность в нашей стране не следует отождествить с внешне сходными феноменами в зарубежных странах, ибо корни ее кроются в совершенно иных социально-экономических и производственных отношениях.

Многие ученые-исследователи при анализе возникновения организованной преступности в России обращают внимание на то обстоятельство, что командно-административная система управления привела к разбалансированности экономики, бесхозяйственности, ослаблению контроля за мерой труда и потребления. Одним из наиболее негативных последствий этого процесса явился широко развитый дефицит, как закономерное следствие - создание подпольного рынка товаров и услуг, выгодных дельцам и организаторам подпольного бизнеса. Это и послужило основной причиной развития и становления теневой экономики, которая заложила основу организованной преступности в России.

Указанные процессы значительно активизировались в 70-е годы. В структуре хозяйственных преступлений обнаружилась устойчивая тенденция роста такой формы, как выпуск и сбыт неучтенной продукции, изготавливаемой в специально организованных подпольных цехах. В среде уголовного элемента появилась новая криминальная категория, именуемая цеховиками. Эти лица имели разветвленную систему связей, в том числе с отдельными руководителями административных и хозяйственных органов, создавали свое криминальное окружение, вырабатывая контрмеры по обеспечению своей безопасности. Их деятельность оказалась в поле зрения «авторитетов» уголовно-преступной среды, увидевших здесь возможность получения легкого доступа к финансовым средствам. А поскольку «дельцы теневой экономики» имели значительные прибыли, они могли позволить себе практически безболезненно отчислять часть добытого преступным путем этим авторитетам в целях ограждения себя от различного рода посягательств.

В свою очередь, уголовные авторитеты, будучи заинтересованными в росте незаконных прибылей, встали на охрану интересов этих «дельцов», возложив на себя функции их физической защиты и выполнения отдельных поручений (участие в реализации продукции, поиск сырья, подкуп должностных лиц советского государственного аппарата, осуществление контрразведывательных мероприятий). На этой почве произошло сращивание теневых экономических структур с авторитетами преступной среды.

Расширение этой преступной деятельности как в региональном, так и в межхозяйственном плане объективно поставило перед этими лицами задачу распределения сфер влияния и необходимости кооперирования. В дальнейшем преступность, приобретая все более корыстный характер, образовывала на базе упомянутого сращивания уже не кустарное (элементарное), а технологически прогрессивное (организованное) производство. Для того чтобы преодолеть неизбежно возникающие конфликты на почве распределения сфер деятельности, у преступников возникла потребность в своеобразных «третейских судьях», «арбитрах». В преступной среде появились лица, исполняющие функции, не связанные с участием в конкретных преступлениях, а решающие чисто обеспечивающие задачи. В этой «индустрии» нашла свое место так называемая элита (высшие эшелоны), собственно организующая криминальную среду.

Следует отметить, что уровень преступности в СССР в 1960-1990 годах был в 5-8 раз ниже, чем в развитых зарубежных странах, хотя тенденции были те же. Волна преступности захлестнула страну в конце 80-х - начале 90-х годов, пик которой приходится на 1992-1993 годы. Разрастанию экономической организованной преступности в 1990-1991 годы способствовали резкое снижение контрольно-ревизионной деятельности, постоянное сокращение аппарата контроля. Административный контроль «вымирал», а экономический, финансовый, валютный, налоговый, таможенный, пограничный контроль, построенный на законах экономики, стал появляться лишь в 1995 году. Правоохранительная система, ослабленная, парализованная и разрушенная непрерывными «политическими» реорганизациями, непрофессиональным руководством, нищенским обеспечением, «бегством» квалифицированных кадров, новой политической ангажированностью и боязнью упрёков в негуманном отношении к преступникам («синдром 1937 года»), оказалась неспособной противостоять не только организованной, но и элементарной преступности. Тогда как организованная преступность постоянно укреплялась.18 Именно в эти годы произошли радикальные изменения в сфере экономических отношений. Это период развала СССР, обвального разрушения органов прежнего контроля, приватизации государственной собственности, демагогических лозунгов, правового нигилизма, справедливой и несправедливой критики правоохранительных органов и судов, из которых стали уходить профессионалы, а место квалифицированных руководителей стали занимать преданные новым властям дилетанты. Вследствие этого всего лишь за два года уровень преступности (на 100 тыс. населения) поднялся с 1463 в 1991 г. до 2014 в 1993 г. и стал стремительно приближаться к показателям стран с давними традициями рыночных отношений, где преступность достаточно высока.

Демократизация политической сферы и вступление российской экономики на путь глубоких рыночных преобразований обусловили необходимость проведения основательной реформы уголовного права в части, касающейся регулирования вновь зарождающихся и эволюционирующих экономических отношений. В структуре введенного в действие с 1 января 1997 года Уголовного кодекса Российской Федерации особое место занимает новая глава 22 «Преступления в сфере экономической деятельности» - самая объемная по числу статей глава УК РФ, включающая составы преступлений, большинство из которых характерны только для рыночного типа экономических отношений. Сам факт появления в УК РФ 1996 года главы № 22 - это вне всяких сомнений серьезное событие в эволюции российской правовой системы и значительное достижение отечественной криминологической науки и уголовно-правовой мысли, представивших достаточно адекватный ответ на изменения криминогенной обстановки в экономике в связи с переходом к рыночной системе хозяйствования, на сущностные трансформации самой природы криминогенности экономической среды. Иными словами, новый уголовный закон в названной части может выступать в качестве определенной вехи, разделяющей две эпохи в борьбе с преступностью в российском национальном хозяйстве - преступностью хозяйственной в условиях командно-плановой и планово-директивной экономики и преступностью экономической - при господстве рыночных отношений в экономике капиталистического типа.

Чем руководствовался российский законодатель при решении вопросов уголовно-правовой криминализации и декриминализации различных деяний в сфере экономической деятельности в период проведения рыночных реформ? По мнению ведущего исследователя этих аспектов проблемы экономической преступности проф. Б.В. Волженкина, законодатель исходил из учета следующих принципиальных соображений: 1) государство в соответствии с конституционными гарантиями свободы экономической деятельности должно максимально ограничить свое вмешательство в эту деятельность; 2) государство должно защищать честного предпринимателя, обеспечивая реализацию провозглашенных законом гарантий его деятельности; 3) государство должно бороться с криминальным, недобросовестным предпринимательством, причиняющим вред интересам граждан (потребителей), интересам других субъектов экономической деятельности (монополизм, недобросовестная конкуренция, обман кредиторов и др.) или интересам государства19.

Составы преступлений, включенные в главу 22 УК РФ, можно, по мнению Б.В. Волженкина, структурировать за счет объединения отдельных из них в следующие девять групп: 1) преступления, связанные с нарушением гарантий предпринимательской деятельности со стороны должностных лиц государственных органов и органов местного самоуправления; 2) преступления, связанные с нарушением общих принципов и порядка осуществления предпринимательской деятельности (незаконное предпринимательство, незаконная банковская деятельность, лжепредпринимательство, легализация (отмывание) денежных средств или имущества, приобретенных незаконным путем и др.); 3) преступления, связанные с нарушением прав и причинением ущерба кредиторам (получение кредита путем обмана, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное банкротство); 4) преступления, связанные с проявлениями монополизма и недобросовестной конкуренции (монополистические действия и ограничение конкуренции, незаконное использование товарного знака, незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну и др.); 5) преступления в сфере обращения денег и ценных бумаг (злоупотребления при выпуске ценных бумаг, изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг и др.); 6) валютные преступления (незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга, невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте, нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней); 7) таможенные преступления (контрабанда, уклонение от уплаты таможенных платежей и др.); 8) налоговые преступления; 9) преступления, связанные с нарушением прав потребителей (заведомо ложная реклама, обман потребителей)20.

Значительные масштабы социально-экономических изменений отразились на динамике и направленности криминальных процессов в экономике. Основным их содержанием стало незаконное отчуждение государственной собственности в ходе приватизации и корыстные злоупотребления при управлении ею, а также противоправное перераспределение произведенного валового внутреннего продукта в пользу криминальных слоев, главным образом путем преступных махинаций в кредитно-финансовой и внешнеэкономической сферах, на валютно-денежном и потребительском рынках. В определенной степени это обусловлено тем, что реформирование экономики проводилось без адекватного механизма защиты государства и добросовестного предпринимательства от противоправных посягательств.

Непродуманная либерализация экономики и приватизация собственности привели к:

неверию людей в способность органов государственной власти решить возникающие проблемы и стремлению значительного слоя населения использовать для получения средств любые, в том числе и незаконные, пути решения;

сокращению рабочих мест, что способствовало формированию новых слоев населения с высоким криминогенным потенциалом;

формированию нового слоя собственников и предпринимателей за счет дельцов теневой экономики;

стиранию граней между преступным посягательством на государственную собственность и предпринимательской инициативой;

не всегда законному накоплению капитала - значительная доля собственности перешла к криминальным структурам либо к лицам, связанным с криминалитетом.

На фоне развития новых хозяйственных форм проявились ослабление государственного контроля за экономическими преобразованиями в стране и сбои в деятельности системы государственных правоохранительных органов. Следствием этого стало появление и укрепление многочисленных криминальных группировок, питательной средой которых стала теневая экономика и откровенно преступные формы получения и отмывания противоправных доходов. Теневые экономические отношения приобретают все больший размах, предпринимательская деятельность уходит в теневую сферу, разрастается экономическая преступность. Доля теневой экономики, по экспертным оценкам, достигла четверти валового национального продукта.

Для определения эффективной государственной политики контроля над преступностью, также как и для самой криминологической науки особое значение приобретает задача изучения взаимной связи и обусловленности экономической и организованной преступности. Этой проблеме российские специалисты стали уделять внимание не так давно. В числе первых отечественных исследователей, кто обратил на нее внимание, были юристы А.И. Долгова, Я.И. Гилинский, А.И. Гуров, В.В. Лунеев, В.С. Овчинский, Ю.Г. Козлов, А.М. Яковлев, И.И. Рогов и др., экономисты - О.В. Осипенко, А.А. Крылов, В.М. Есипов, А.В. Нестеров и др.

Один из известных исследователей теоретических вопросов теневой экономики периода окончания 80-х - начала 90-х годов О. Осипенко, выступая в качестве участника «Круглого стола», созванного в 1989 году издательством «Юридическая литература» для обсуждения вопросов борьбы с оргпреступностью, обозначил ряд важных положений21. Во-первых, о том, что феномен организованной преступности вообще есть явление экономическое (он даже попытался, как политэконом, определить ее место в системе координат реальной экономики). Во-вторых, - что оргпреступность выступает в качестве составного элемента теневой экономики. В-третьих, - что существует понятие организованной экономической преступности (его расшифровки он тогда не привел).

Криминализации теневой экономики способствуют различные факторы и обстоятельства, одним из которых являются наличные расчеты. Отсутствие в стране контроля за движением денежной наличности и либеральное отношение органов государственной власти к теневому сектору экономики приводит к росту экономических преступлений, общественная опасность которых связана с непоступлением средств в государственный бюджет. В 2000 году существенно расширилось нелегальное использование в расчетах наличных денег, причем для обслуживания не только розничного, но и оптового товарооборота, где реализуется до трети товаров от общего объема розницы, то есть 41-42 миллиарда рублей ежемесячно, не считая несанкционированных торговых мест. Это, в свою очередь, обусловило высокие темпы прироста преступлений, основанных на незаконной предпринимательской деятельности.

В целом по всем отраслям народного хозяйства наметилась тенденция изменения структуры расчетов, состоящих из наличного оборота, бартерных сделок, вексельной формы. Зафиксировано увеличение доли расчетов денежными средствами до 67%, особенно на предприятиях мясной промышленности, стройматериалов, легкой, полиграфической отраслей промышленности. Среди причин распространения наличных расчетов выделяются группы факторов, связанных, во-первых, с общеэкономической и политической нестабильностью и, во-вторых, с криминальными проявлениями - недоверие к коммерческим финансовым институтам, стремление к снижению налогооблагаемой базы, потребность в наличных средствах для покрытия неформальных расходов. Это отражается на росте преступлений, связанных с легализацией доходов, полученных незаконным путем.

Теневой финансовый капитал - это экономическая основа (базис) организованной преступности, которая находится на содержании «теневиков». Об этом свидетельствуют как научные публикации22, так и результаты проведенного исследования. В частности, на вопрос «Какие процессы взаимовлияния организованной преступности в сфере экономики и теневой экономики наиболее выражены в последнее время?» эксперты МВД России дали следующие группы ответов:

полученные доходы от преступной деятельности организованных преступных формирований (наркобизнес, криминальный автобизнес, торговля оружием, порнобизнес и прочее) вкладываются в различные теневые сферы экономики (используются в финансово-кредитной сфере, строительстве, нефтебизнесе и прочем) - 69% опрошенных;

денежные средства теневой экономики используются для финансирования организованных преступных формирований (отчисляются в «общак», закупается оружие, специальные технические средства и прочее) - 31%;

организованные преступные формирования используются теневыми дельцами для реализации экономических интересов и разрешения хозяйственных споров (заказные убийства, вышибание долгов, организация «наездов» на конкурентов и прочее) - 30%.

Таким образом, симбиоз организованной преступности и теневой экономики имеет два направления. Представители теневой экономики используют организованные преступные формирования для решения своих экономических интересов, а те, в свою очередь, - дельцов теневой экономики для вложения финансовых средств, полученных от незаконных видов деятельности, в легальный бизнес и для финансирования организованных преступных формирований.

По мнению 28% опрошенных сотрудников МВД России, основной финансовой базой организованных преступных групп являются предприятия федерального значения (добывающие, перерабатывающие, транспортные), расположенные в регионе нахождения респондентов; 27% указали предприятия регионального значения и 3% - предприятия местного значения23.

На основании изложенного можно прийти к заключению, что отличительной чертой возникновения и развития российской организованной преступности является преступность, совершаемая в сфере экономики, главным образом в ее теневом секторе.

2. Региональные особенности организованной преступной деятельности

в сфере экономики

Не меньший криминогенный потенциал несут в себе преступные сообщества, тяготеющие к конкретным экономическим районам. Основными очагами их деятельности остаются Центральный, Приволжский, Волго-Вятский, Уральский, Западно-Сибирский регионы. Анализ уголовных дел и материалов подразделений Главного управления по борьбе с организованной преступностью позволяет определить особенности такой деятельности в сфере экономики этих регионов.

В Центрально-Черноземном регионе возрастает количество мошенничества, незаконного предпринимательства, взяточничества. Анализ данных свидетельствует, что участники организованных преступных формирований в преобладающем большинстве контролируют предприятия малого и среднего бизнеса, лиц, занимающихся частнопредпринимательской деятельностью. В основном это муниципальные рынки, в дирекцию которых входят лидеры ОПГ или их ставленники. Руководители отдельных акционерных обществ используют криминальных лидеров в целях своей безопасности. Существует и тенденция криминализации руководства крупных промышленных предприятий региона, как правило, в условиях коррумпированной поддержки со стороны чиновников властных и исполнительных органов.

В пяти из шести областях Приволжского региона отмечен рост преступных посягательств в сфере экономической деятельности. Преступные интересы ОПГ распространяются на потребительский и сырьевой рынки, кредитно-финансовую систему, внешнеэкономическую деятельность.

Наибольший ущерб экономической, хозяйственной и финансовой системе наносит деятельность организованных преступных формирований с межрегиональными и международными связями. Обширные связи таких формирований за пределами Поволжья и России используются для легализации (отмывания) грязных денег.

Растет трансграничная преступность. Количественный рост операций со странами СНГ связан не только с изменением конъюнктуры рынка, но и с различием систем уголовного правосудия России и Казахстана.

В Восточно-Сибирском регионе сферами интересов субъектов организованной преступной деятельности являются незаконный оборот алкогольной продукции, топливно-энергетический комплекс, нецелевое использование бюджетных средств.

Дальневосточный регион традиционно развивался за счет оборонных объектов (авиа- и судостроительные заводы, военно-морские базы и иные объекты оборонного назначения), в экономике преобладали отрасли энергетики и промышленности, связанные с разработкой природных ресурсов.

Для этого региона характерны наиболее устойчивые организованные преступные сообщества: «воровской общак» численностью до 1800 человек; группировки криминальных «спортсменов» - до 200 человек; этнические группировки, в том числе чеченские - до 140 человек, азербайджанские - до 190 человек, корейские - до 16 человек. В последнее время наблюдается рост преступности граждан КНР. Заселение Дальнего Востока России китайцами приобретает стихийный характер. Эта «экспансия» грозит поставить под угрозу истребляемую флору и фауну региона, его морские и лесные ресурсы.

Процессы, происходящие в преступной среде, свидетельствуют о наличии у ОПС постоянно расширяющихся устойчивых межрегиональных и международных связей с организованной преступностью Японии, Южной и Северной Кореи, Китая (не только северных, но и южных провинций, имеющих оффшорные зоны), США.

Анализ складывающейся в регионе обстановки свидетельствует о тенденции к увеличению числа хищений денежных средств в кредитно-банковской сфере, незаконному вывозу за рубеж капиталов, стратегического сырья, продукции рыбодобывающей и лесной промышленности.

Продолжается процесс сращивания организованных групп общеуголовной ориентации с группировками, действующими в сфере экономики. Значительная часть сконцентрированных в криминальной сфере теневых капиталов способствует усилению потенциала организованной преступности в регионе. Увеличивается её интеграция в экономическую сферу с целью получения сверхвысоких незаконных доходов.

Криминальная ситуация становится более напряженной в районах с высокой степенью предпринимательской активности, благоприятными возможностями быстрого оборота финансового капитала, в том числе нелегального, для извлечения высокой прибыли (Приморский край, Сахалинская, Камчатская области).

В центре криминальных интересов преступных сообществ находятся приграничные территории, места добычи и переработки топливно-энергетических ресурсов, морепродуктов, транспортные магистрали. Для обеспечения безопасности своей преступной деятельности ОПС устанавливают связи с представителями органов государственной власти и управления на региональном и федеральном уровнях. В настоящее время наблюдается тенденция к постепенному переходу коммерческих структур, контролируемых ОПС, от теневой к легальной экономической деятельности.

Основными видами противоправной деятельности организованных формирований остаются вымогательство части прибыли у различных коммерческих структур; незаконный вывоз сырья, материалов, морепродуктов за границу; создание лжекоммерческих структур и использование фиктивных документов с целью совершения хищений; совершение мошенничества при заключении сделок на поставки продукции или сырья; организация игорного бизнеса; проституция; сокрытие различных видов доходов от налогообложения.

Для укрепления своих позиций и расширения сфер влияния ими устанавливаются связи с преступными группировками других регионов России и зарубежья. Особый интерес для преступных группировок представляют оффшорные зоны на территории Южной Кореи и Китая, использование которых позволяет свободно перекачивать денежные средства в эти зоны под видом различного рода контрактов, переводя их потом на счета в зарубежные банки.

Экономика Западно-Сибирского региона представлена предприятиями металлообрабатывающей, машиностроительной, электронной, лесной, деревообрабатывающей, нефтегазодобывающей, химической промышленности и до недавнего времени традиционно опиралась на промышленное производство с высоким удельным весом военно-промышленного комплекса.

Географическое положение этого региона, граничащего с Китаем и Казахстаном, развитая транспортная инфраструктура делают его важным стратегическим узлом, что активно используется организованными преступными формированиями, особенно для транзита и распространения наркотиков, контрабандного ввоза и вывоза различных товаров и ценностей.

Отмечена значительная активизация деятельности группировок, занимающихся подпольным производством фальсифицированных спиртных напитков. Высокая рентабельность от незаконных операций в сфере автобизнеса привлекает лидеров преступных сообществ к этому виду преступной деятельности. Действующие в этом направлении организованные преступные группировки располагают обширными коррумпированными связями среди государственных служащих и представителей правоохранительных органов.

Московская область - экономический район с высокой концентрацией промышленности и сельскохозяйственного производства, один из крупнейших научных центров страны. Основные отрасли промышленности - авиационная, электронная, машиностроение, легкая промышленность, пищевая, полиграфическая, энергетика. Это, а также выгодное географическое положение области (непосредственная граница с Москвой) и развитая транспортная инфраструктура стали притягательными для криминальных формирований. Они проявляют интерес к производственно-хозяйственной деятельности области, предпринимают значительные усилия с целью установления контроля за наиболее рентабельными хозяйственными отраслями.

Широкое распространение получили хищение денежных средств с использованием подложных платёжных документов, безвозвратное получение и нецелевое использование льготных кредитов, ссуд, дотаций, должностные злоупотребления руководителей и служащих банков.

Основными видами преступной деятельности ОПГ становятся наиболее прибыльные криминальные алкогольный, оружейный, авто- и наркобизнес, коммерческая деятельность в сфере распределения нефтепродуктов.

В 1994 – 1995 годах ежедневно на территории Российской Федерации совершалось около 400 преступлений, связанных с незаконным завладением автомототранспортом. Раскрываемость их невысока и составила в 1994 году: по кражам – 21 %, угонам – 57,1 %, разбойным нападениям – 43,8 %, грабежам – 21,9 %. Прослеживается устойчивая тенденция перегона похищенного транспорта для сбыта или использования в личных целях в страны ближнего и дальнего зарубежья24.

Так же по данным Главного управления по организованной преступности почти половина из организованных преступных групп к началу 1995 года была оснащена огнестрельным оружием. Предположительно на его приобретение в 1993 году преступниками израсходовано 15 миллиардов рублей, в 1994 году – 22 миллиарда. В 1994 году зарегистрировано 16780 преступлений, совершаемых с использованием огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. По состоянию на 1 января 1995 г. числилось утраченными 22525 единиц огнестрельного оружия и боевой техники. Более половины из них похищены с заводов–изготовителей и мест хранения. В результате реализации принятой в июле 1993 года Межведомственной федеральной программы совершенствования деятельности правоохранительных органов и Минобороны по предупреждению, раскрытию хищений огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и преступлений совершенных с применением взрывчатых устройств (на 1993 – 1995 годы), – только в 1994 г. изъято 6549 единиц огнестрельного оружия, в том числе: 3005 пистолетов, 404 револьвера, 1134 автомата, 31 пулемёт, 550 карабинов и винтовок, 1293 малокалиберных винтовок, 33 гранаты, 162 ракеты, 1364 килограмма взрывчатых веществ, 825 детонаторов, 1560 штук взрывчатых устройств и 604 тысячи патронов25.

Стремительно нарастает проблема контрабанды наркотических средств. Если в 1991 году доля нелегально ввозимых наркотических средств составляла 15 – 20 %, то в 1994 году их удельный вес составил почти половину из общего объёма изъятых из незаконного оборота наркотиков. Таким образом, следует констатировать, что масштабы этого явления в России принимают всё более угрожающий характер и при отсутствии адекватных эффективных мер могут привести к тому, что распространение наркотиков превратится в реальную угрозу государственной политической системе, здоровью и благополучию россиян. Более половины разоблаченных преступных групп (370) были представлены двумя соисполнителями, 341 группа имела в своём составе трёх и более участников, в 179 группах наблюдалось разграничение обязанностей между исполнителями, которое свойственно организованным преступным формированиям26.

Поделив сферы влияния, группировки вкладывают имеющиеся у них средства в легальный бизнес, в контролируемые ими коммерческие структуры, стараются не попадать в поле зрения правоохранительных органов, используя для этого подставных лиц, имеющих обширные связи в органах государственной власти и управления и органах внутренних дел. В последнее время отмечается усиление тенденции консолидации подмосковных организованных преступных группировок с ОПГ Москвы и прилегающих областей.

Под криминальным влиянием находится ряд крупных объектов экономики региона, что тормозит развитие производства, лишает федеральный и местный бюджеты части доходов, отпугивает инвесторов, обостряет социально экономические проблемы. При отсутствии должного контроля в сфере экономики со стороны властей и при коррумпированности ряда чиновников создаются благоприятные условия для отмывания доходов преступными формированиями.

Анализ обстановки в Московском регионе свидетельствует о наличии тенденций, связанных с консолидацией преступности и организацией централизованного управления существующими организованными преступными формированиями.

По данным столичных налоговых органов в Москве сегодня действует около 30 тысяч фирм-«однодневок», занимающихся обналичиванием, конвертацией и переводом за рубеж денежных средств, скрываемых от налогообложения. Кроме них действуют так называемые подставные фирмы-«помойки», о которых недавно писала газета «Совершенно секретно» следующее: «По некоторым данным, в налоговой полиции Москвы имеются материалы, из которых следует: только за минувшие полтора года через подставные фирмы-«помойки», зарегистрированные в свободной экономической зоне Ингушетии на лиц, давно потерявших свои паспорта, поступил 391 миллион долларов США, готовых к «обналичке»27.

Для Северо-Кавказского региона характерны снижение уровня жизни, отсутствие социальных гарантий, резкая поляризация общества. Особенно тревожная ситуация сложилась в Дагестане. Главная причина социального и криминального напряжения здесь кроется в замаскированной под борьбу за национальные или религиозные интересы деятельности различных кланов и лидеров этнических движений, которые, опираясь на вооруженную поддержку, в том числе криминалитета, фактически устремились во власть и к финансовым потокам.

Среди основных тенденций можно выделить полную криминализацию рыночных структур, коррумпированность чиновников.

На территории региона действуют организованные преступные формирования как общеуголовной, так и экономической направленности. Основную долю экономических преступлений составляют хищения, фальшивомонетничество, мошеннические операции с использованием фиктивных документов, подставных лиц и коммерческих структур в наиболее значимых отраслях экономики - зерновой рынок, нефтебизнес, кредитно-финансовая система, алкогольный бизнес, потребительский рынок.

Криминальной столицей России по праву считается Санкт-Петербург. В этом регионе действует одновременно несколько крупных преступных группировок. Вот основные из них.

«Малышевцы» специализировались на «разводках» и «кидках» (специально разработанные операции с целью получить деньги или товар путем обмана). Намечалась жертва – фирма, коммерсант, с ними заключалась сделка, в процессе которой преступники обманом или мошенничеством завладевали деньгами или товаром. Позднее «малышевцы» действительно стали обеспечивать «сопровождение» коммерческих контрактов, сочетая легальный и нелегальный бизнес. А.И. Малышеву удалось развернуть бурную активность по консолидации преступных группировок. В момент пика этой активности (1991-1992 годы) его группировка насчитывала, по некоторым данным, до 3000 активных членов. В конечном итоге «империя» поглотила своего лидера. В городе появилось большое количество преступников, не имеющих отношения к Малышеву, но выступающих от его имени. Зрело недовольство в кругах конкурентов, большую активность проявляли правоохранительные органы. В этой ситуации для Малышева было наилучшим выходом сесть в тюрьму, что и произошло. Он провел 3 года в следственном изоляторе, после этого уехал за границу. По некоторым данным Малышев живет в Испании. Его группировка не является более такой крупной, но до сих пор контролирует какую-то часть бизнеса, в частности контролируют нефтеперерабатывающий бизнес. Возможно А. Малышев имеет долю в бизнесе наряду с «тамбовцами». Кроме того, сообщество контролирует некоторые предприятия металлургического комплекса и торговли. Сообщество имело стабильный доход с контроля над «челночной» торговлей, однако после кризиса 1998 года этот бизнес пришел в упадок.

«Тамбовское» преступное сообщество возникло одним из первых в городе. Название оно получило от города Тамбов – родины лидера Кумарина. Группировка долгое время занималась рэкетом, вымогательством, несколько раз лидеры оказывались в тюрьме. «Тамбовцы» одними из первых стали развивать легальную сторону бизнеса, внимание уделялось банковскому делу, строительству, энергоносителям. Многие лидеры стали владельцами фирм, влиятельными фигурами в мире бизнеса. Сообщество разрослось численно и укрепилось деловой, финансовой инфраструктурой. Во второй половине 90-х «Тамбовцев» можно было сравнить с холдингом, который имеет самостоятельные подразделения, специализирующиеся на разных видах деятельности. Летом 1994 года на лидера сообщества было совершено покушение. Он выжил, но потерял руку. Сообщество на какое-то время осталось под руководством двух его заместителей (Ефимов, Ледовских), которые в то время находились в не очень дружеских отношениях. По городу пошли слухи о развале «тамбовской» группировки. Однако, она существует и по сей день. А ее лидер, поменяв фамилию, работает одним из руководителей крупнейшей в регионе фирмы в топливно-энергетичеком бизнесе. Некоторых депутатов городской думы называют «тамбовцами». Ефимов открыто поддерживал правоохранительные органы, неоднократно выступал в роли спонсора. По некоторым сведениям, В. Ледовских недавно защитил кандидатскую диссертацию. Если в середине 90-х годов «тамбовское» преступное сообщество можно было представить в виде холдинга, то на сегодня его существование можно трактовать еще шире – как бизнес-клуб. Его представителей объединяет только членство. Они могут кооперироваться, иногда их интересы расходятся. Такое «членство» может играть положительную роль в развитии бизнеса (отношения с партнерами) или отрицательную (отношения с правоохранительными органами). «Тамбовцы» контролируют топливно-энергетический комплекс, мясоперерабатывающую промышленность, операции с недвижимостью, металлоемкие предприятия. Контрабанда металла – традиционная «монополия» «тамбовцев». Кроме того, ими контролируется торговля «экстази».

«Казанское» преступное сообщество именуется по названию столицы Татарстана – Казань. По сути сообщество не является единой организацией с одним лидером. Это несколько самостоятельных группировок («Кинопленка», «Жилплощадка», «Альметьевская», «Челнинская»), время от времени вступающих в кооперацию. Для преступников из Татарстана характерны некоторые особенности ведения преступной деятельности. Большинство их группировок состоит из мобильных команд приезжающих в Санкт-Петербург на определенный срок. Бригады совершают ряд преступлений, после чего скрываются на территории Татарии, а их место занимают следующие («вахтовый метод»). В городе живут только «резиденты». Позднее «вахтовый» метод работы в Москве, Санкт-Петербурге, некоторых других городах стал отличительной чертой «казанцев». Это сообщество сильно ориентировано на организацию насильственных преступлений – грабежей, разбоев. Однако отдельные «казанские» группировки проявляют интерес к банкам, гостиничному бизнесу, некоторым другим видам легальной деятельности. Традиционный бизнес, который контролируется «казанцами» – оказание ритуальных похоронных услуг, торговля наркотиками.

Группировка «Кости-Могилы» (Яковлев) появилась в Санкт-Петербурге в начале 90-х. Лидер группировки и его ближайший соратник «Кудряш» (Кудряшов) считались «резидентами» московского преступного мира. Именно московские связи обеспечивали этой группировке относительное спокойствие. На сегодняшний день представители группировки занимается легальным бизнесом. Лидер группировки вхож в деловую и политическую элиту города, имеет влияние на многие средства массовой информации. Организацией «Кости-Могилы» контролируется импорт алкогольных напитков и некоторых других продуктов питания.

«Комаровская» преступная группировка (лидер - Комар) контролирует автотрассу Санкт-Петербург – Выборг, всю инфраструктуру дороги (рестораны, кафе, гостиницы, ремонтные мастерские и так далее) и процесс перевозок. Его влияние распространяется на часть бизнеса в городе, связанного с «Азербайджанским» преступным сообществом. Большинство участников – выходцы из Азербайджана. Но по некоторым данным, в руководящее звено входят представители и других этнических групп. Сообщество контролирует рынки Санкт-Петербурга, организует на них продажу легальных и нелегальных продуктов (наркотиков)28.

К факторам, осложняющим обстановку в Уральском регионе, прежде всего относятся крупнейшие транспортные узлы, граница с Казахстаном, проблемы, связанные с перераспределением собственности, конверсией военно-промышленных предприятий.

Наличие крупной сырьевой базы, в первую очередь топливно-энергетической, большое количество предприятий военно-промышленного комплекса, переход крупных предприятий и целых отраслей производства из государственной формы собственности в коллективную и частную, отсутствие централизованного контроля за их деятельностью обусловливают функционирование источников хищения и каналов контрабандного вывоза стратегического и иного важного сырья, подпольных цехов по изготовлению огнестрельного оружия.

Экономический потенциал региона притягивает к себе организованные преступные формирования возможностью в короткие сроки получать огромные прибыли. Активизируется процесс сращивания корыстно-насильственной и экономической преступности, что приводит к значительному росту финансовых средств, находящихся в распоряжении преступных формирований.

Управлением по борьбе с организованной преступностью УВД Свердловской области на 1 января 1997 года было выявлено 126 активно действующих организованных преступных группировок, общая численность которых составляет 1510 человек. Из них 12 групп имеют межрегиональные и международные связи. В Екатеринбурге действуют сильные, хорошо вооружённые группировки - «центральная», «уралмашевская», «химмашевская», «визовская». Их главари зачастую имеют богатое уголовное прошлое. Группировки борются за сферы влияния, пытаются подчинить себе крупные промышленные предприятия и объединения, вовлечь в свою среду работников правоохранительных и других государственных органов29.

В табл. 6 рассмотрен уровень экономической преступности в различных регионах Российской Федерации от 30 октября 2000 года30.

III. Некоторые предложения по повышению эффективности борьбы с организованной преступностью в сфере экономики

Исследователь феномена экономической преступности Бу Свенсон установил, что практически любая мера, эффективная по отношению к разрушению преступности, имеет сопутствующие отрицательные последствия. В связи с этим при конструировании системы взаимодействия на преступность необходимо достаточно тщательно моделировать все последствия её функционирования (и положительные, и отрицательные). Система должна быть признана неприемлемой не только в случае превалирования отрицательных результатов, но и в случае отсутствия решающего перевеса положительных31.

Криминальный передел собственности 90-х годов, проникновение организованной преступности во все сферы жизнедеятельности российского общества требуют повышения эффективности деятельности государства и правоохранительных органов, которая пока неадекватна сложившейся криминогенной обстановке, о чем свидетельствуют результаты опроса экспертов МВД России. На вопрос о том, какова эффективность борьбы с организованной преступностью в сфере экономики, низкой считают 56% опрошенных, средней - 31% и только 2% - высокой.

Среди обстоятельств, затрудняющих выявление и раскрытие преступлений, совершенных организованными преступными формированиями, опрошенные эксперты отметили:

отсутствие специальных законов по борьбе с организованной преступностью, защите свидетелей и прочее - 50%;

несовершенство уголовного законодательства - 49%;

несовершенство уголовно-процессуального законодательства - 43%;

недостатки взаимодействия правоохранительных органов между собой 36%;

недостатки взаимодействия правоохранительных и контролирующих органов - 21%;

коррупция в правоохранительных органах - 22%;

давление со стороны властных структур - 36%.

Одна из ключевых проблем современной экономической политики, требующая неотложных мер по её решению, - преодоление криминализации экономики. В целях противодействия расширению влияния организованной преступности экономической направленности требуется проведение различных организационных, правовых и иных мер. На вопрос, какие меры должны быть предприняты по выводу объектов экономики и территорий из-под контроля организованной преступности, опрошенные в 2000 году сотрудники МВД и работники хозяйствующих субъектов дали следующие ответы (см. табл. 5)32.

Итак, обе группы респондентов, хотя и диаметрально противоположные по социальному статусу, предложили осуществить практически одни и те же меры, но в несколько ином порядке. Сотрудники МВД России на первые четыре места поставили:

усиление контроля за осуществлением хозяйственных операций;

ужесточение ответственности руководителей предприятий за правонарушения;

обеспечение финансового контроля за доходами физических лиц;

повышение эффективности работы правоохранительных органов по выявлению и раскрытию преступлений.

А работники хозяйствующих субъектов на первое место поставили повышение эффективности работы правоохранительных органов по выявлению и раскрытию преступлений. Далее следуют снижение налогов; ужесточение ответственности руководителей предприятий за правонарушения; усиление контроля за осуществлением хозяйственных операций.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что для повышения эффективности борьбы с организованной преступностью в сфере экономики следует навести порядок в проведении хозяйственных операций и повысить эффективность работы правоохранительных органов.

Опрошенные в 2002 году эксперты МВД России к наиболее предпочтительным направлениям борьбы с организованной преступностью в сфере экономики отнесли:

ограничение деятельности контролируемых организованными преступными формированиями «легальных» предприятий и организаций (их ликвидация, отзыв лицензий, арест банковского счета и прочее) - 60%;

выявление и нейтрализация лидеров (руководителей) организованных преступных формирований, осуществляющих преступную деятельность в сфере экономики, - 42%;

привлечение к уголовной ответственности участников организованных преступных формирований за «фоновые» преступления (ношение оружия, хранение наркотиков и прочее) - 24%.

Для повышения эффективности работы правоохранительных органов, по их мнению, следовало бы расширить возможности применения поощрительных мер к лицам, оказывающим содействие правоохранительным органам в борьбе с организованной преступностью в сфере экономики, в частности:

ввести в законодательство институт «сделки с преступником», то есть освобождение от уголовной ответственности и его защита за предоставление доказательств преступной деятельности активных участников и организаторов преступных групп и преступных сообществ, - 42% опрошенных;

предусмотреть возможность освобождения от уголовной ответственности за участие в преступной организации в связи с деятельным раскаянием (активное содействие правоохранительным органам в раскрытии преступной деятельности формирования) - 44%. С тем, что действующий институт освобождения от уголовной ответственности использует все допустимые в отечественной правовой системе резервы и дальнейшее расширение невозможно, поскольку приведет к нарушению его основных принципов, согласилось только 9% опрошенных.

Анализ практики расследования преступной деятельности криминальных формирований показал, что успешное достижение задач уголовного судопроизводства возможно только при объединении усилий следователей и оперативных служб ещё на «дальних подступах» к этой деятельности. Взаимодействие следователя и оперативных служб должно осуществляться не только по выявленным отдельным фактам совершения преступлений, но и для совместной оптимальной реализации накопленных материалов оперативной разработки33.

Наряду с перечисленным, по мнению экспертов МВД России, было бы целесообразным предусмотреть в УПК РФ:

возможность выступления в суде сотрудников правоохранительных органов в качестве «свидетеля со слов» - 34%;

возможность допроса свидетелей в закрытом судебном заседании - 33%;

возможность допроса свидетелей без раскрытия их анкетных данных 50%;

институт «главного свидетеля» - 9%;

проведение допросов в качестве свидетелей лиц, установленных при проведении оперативно-розыскных мероприятий, до момента возбуждения уголовного дела, а также проведение экспертиз до возбуждения уголовного дела - 41%34.

Все эти меры активно используются зарубежными правоохранительными органами для борьбы с организованной преступностью. Поэтому России следовало бы взять на вооружение уже оправдавшие себя на практике действенные мероприятия. Справедливости ради, надо отметить, что некоторые из предлагаемых мер можно проводить с 1 июля 2002 года, то есть с момента вступления в силу УПК РФ.

Итоги

Организованная преступность стремится к увеличению и легализации своих доходов. Преступления насильственного характера успешно сочетаются с проникновением через коррумпированные связи в экономику и финансовую систему региона. Наиболее привлекательными остаются топливно-энергетический комплекс, приватизация, рынок жилья и иной недвижимости, противоправные операции со стратегическим сырьем. Используя созданные или контролируемые ими коммерческие банки, кредитно-финансовые структуры, иные легальные экономические структуры, преступные формирования обеспечивают стабильное финансовое обеспечение осуществляемых противоправных акций, привлечение необходимых сил и средств.

Криминальные сообщества всеми способами стремятся приобретать контрольные пакеты акций различных предприятий и организаций, внедряться во внешнеэкономические структуры, перенося свою деятельность на международный уровень. Создавая обширную сеть подконтрольных им коммерческих предприятий, они вкладывают денежные средства в наиболее доходные отрасли производства и экономические структуры различных форм собственности.

Активизируется деятельность криминальных формирований, организующих контроль за территорией и предоставляющих «защиту» торговым, финансовым и иным компаниям, активно занимающихся деятельностью в экономической сфере, как в теневом, так и легальном секторах экономики.

Проведение организованными преступными группами незаконных операций сопряжено с контрабандой, использованием фиктивных документов, уклонением от уплаты налогов и таможенных платежей. Экспортно-импортные операции, легальная предпринимательская деятельность служат для них удобным прикрытием для совершения крупномасштабных махинаций с присвоением неконтролируемой прибыли, большая часть которой оседает в иностранных банках, способствуют отмыванию преступно нажитых капиталов.

Преступные формирования легко проникают в хозяйственную и финансовую деятельность предприятий топливно-энергетического комплекса, где ими уже созданы и вполне легально действуют различные коммерческие структуры и совместные предприятия. При поддержке коррумпированных должностных лиц органов государственной власти и управления преступная среда оказывает влияние на выбор экспортеров углеводородного сырья, формирование отпускных цен, объёмы реализации и распределение валютных и рублёвых средств, полученных от неконтролируемого экспорта.

Отсутствие полноценно обустроенной государственной границы с бывшими союзными республиками обусловливают интерес преступных сообществ к экономической контрабанде не только энергоносителей, но и цветных и редкоземельных металлов, леса, драгоценных камней, стратегического промышленного сырья.

В последние годы криминальные структуры всё большее внимание уделяют высокодоходному бизнесу на рынке алкогольной продукции, занимаясь контрабандным ввозом и вывозом спирта, изготовлением в подпольных цехах и сбытом фальсифицированных спиртных напитков, а также прямым хищением ликероводочной продукции с заводов-изготовителей, устанавливая контроль над государственными и коммерческими предприятиями, специализирующимися на выпуске и реализации алкогольных напитков.

Важной особенностью российской ситуации является то, что организованная преступность в России быстро выходит за традиционные границы и вторгается в сферы, криминализация которых создает серьезную угрозу для международной стабильности и безопасности.

Приложение

Таблица 1

Объекты  хозяйственной  деятельности, находящиеся под контролем организованной преступности

Мнение  опрошенных сотрудников    МВД России по вопросу, какие объекты чаще всего    находятся под      контролем (в %)

Мнение   опрошенных работников хозяйствующих  субъектов о том,  какие объекты чаще   всего  находятся под контролем (в %)

Предприятия,  занимающиеся внешнеэкономической деятельностью

23

24

Предприятия   топливно-энергетического комплекса

53

46

Предприятия    агропромышленного комплекса

12

17

Предприятия и организации потребительского рынка

47

47

Организации  кредитно-финансовой сферы

33

53

Организации бюджетной сферы

15

15

Таблица 2

Обстоятельства,    способствующие осуществлению  контроля организованной  преступностью за территориями и объектами экономики

Количество ответов опрошенных сотрудников МВД (в %)

Количество ответов опрошенных  работников  хозяйствующих      субъектов (в %)

Слабость государственной власти

32

53

Коррумпированность чиновников

50

72

Страх предпринимателей  и  других граждан за свою безопасность

16

32

Сильное   влияние  организованной преступности

4

28

Большой уровень безработицы

9

8

Падение  престижа  работы в государственных органах

17

12

Падение  уровня  морали и нравственности в обществе

13

21

Большие налоги и отчисления

8

21

Безразличие  властных структур  к жизни граждан

19

24

Совпадение интересов лидеров преступных  группировок и представителей теневой экономики  в  сфере предпринимательской  деятельности

19

25

Отсутствие  порядка в хозяйственной деятельности и ответственности руководителей всех уровней

34

22

Недостаточный контроль государства за хозяйственной деятельностью

26

14

Слабая профессиональная подготовка работников  правоохранительных и контролирующих органов

8

22

Таблица 3

Формы осуществления организованной преступностью контроля за объектами экономики и территориями

Ответы  сотрудников МВД (в %)

Ответы работников  хозяйствующих  субъектов (в %)

Вымогательство с руководителей предприятий и организаций денежных средств или материальных ценностей

9

25

Принуждение к совершению  сделки  через членов организованных  преступных групп (ОПГ) либо через подконтрольные им коммерческие структуры

29

34

Совершение   незаконных   хозяйственных операций (преступлений) через созданные ОПГ фиктивные лжепредприятия (предприятия,  прекращающие  деятельность  после совершения 1-2 хозяйственных операций)

44

43

Скупка  акций   предприятий  или  самих предприятий на преступные доходы

47

44

Внедрение  путем   насилия  или  обмана «своих людей» на ключевые посты в предприятии, отрасли хозяйственной деятельности

19

14

Осуществление контроля территории путем объединения отдельных преступных групп, управляемых из одного центра и совершающих различные преступления, незаконные доходы от которых используются лидерами организованной преступности

11

10

Осуществление контроля  организованными преступными  группами с участием  представителей   органов    государственной власти,  органов муниципального самоуправления  или  сотрудников правоохранительных органов

17

40

Осуществление   контроля    посредством использования частных охранных предприятий и служб безопасности

7

16

Таблица 4

Формы осуществления  организованной преступностью контроля за объектами  экономики и территориями

Ответы сотрудников МВД Приволжского фед. округа (в %)

Ответы сотрудников ГУБОП МВД РФ (в %)

Ответы следователей УВД Воронежской области (в %)

Общий процент ответов

Использование установленных законом процедур банкротства и иных схем смены собственника и управленческого персонала

38

38

63

40,2

Внедрение путём насилия или обмана «своих людей» на ключевые посты в предприятии, отрасли хозяйственной деятельности

41

69

55

46,2

Скупка акций предприятий или самих предприятий на преступные доходы

47

75

45

50,4

Принуждение к совершению сделки через членов организованных преступных формирований либо через подконтрольные им коммерческие структуры

38

63

27

40,2

Обеспечение контроля через представителей органов государственной власти или сотрудников правоохранительных органов

28

56

18

30,7

Осуществление контроля посредством использования частных охранных структур, служб безопасности

13

38

-

15,4

Таблица 5

Меры, которые должны быть предприняты по выводу объектов экономики и территорий из-под контроля организованной преступности

Ответы сотрудников МВД (в %)

Ответы работников хозяйствующих субъектов (в %)

Повысить эффективность работы правоохранительных органов по выявлению и раскрытию преступлений

29

55

Снизить налоги

16

40

Усилить контроль за осуществлением хозяйственных операций

39

34

Обеспечить финансовый контроль за доходами физических лиц

31

16

Ужесточить ответственность руководителей за правонарушения

38

38

Снизить уровень безработицы

16

15

Повысить уровень жизни граждан

24

26

Принять меры к воспитанию нравственности граждан

9

10

Таблица 6

Регионы с максимальным уровнем экономической преступности

Доля экономических преступлений в общем числе преступлений в 1999 г. (%)

Регионы с минимальным уровнем экономической преступности

Доля экономических преступлений в общем числе преступлений в 1999 г. (%)

Чукотский автономный округ

20,4

Омская область

7,0

Республика Ингушетия

19,7

Читинская область

6,9

Республика Северная Осетия - Алания

18,7

Челябинская область

6,8

Магаданская область

17,9

Иркутская область

6,5

Сахалинская область

17,8

Вологодская область

6,4

Республика Калмыкия

17,2

Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ

6,4

Кабардино-Балкарская Республика

17,1

Ненецкий автономный округ

6,4

Республика Башкортостан

15,9

Алтайский край

6,1

Белгородская область

15,8

Калининградская область

6,1

Москва

15,8

Удмуртская Республика

5,9

Московская область

15,3

Республика Тува

5,8

Астраханская область

15,2

Пермская область

5,8

Ямало-Ненецкий автономный округ

14,6

Усть-Ордынский Бурятский автономный округ

5,7

Курская область

14,5

Республика Хакасия

5,7

Орловская область

14,3

Курганская область

5,4

Республика Дагестан

14,2

Агинский Бурятский автономный округ

5,3

Республика Коми

14,1

Амурская область

4,8

Республика Адыгея

13,9

Коми-Пермяцкий автономный округ

4,6

Карачаево-Черкесская Республика

13,9

Эвенкийский автономный округ

4,4

Рязанская область

13,4

Республика Бурятия

3,7

Нормативные правовые акты

  1.  Уголовный кодекс Российской Федерации.

Литература и иные источники информации

1. Алексеев А.Х., Демидов Ю.Н. Борьба с новыми видами преступлений в сфере экономики // Вестник МВД РФ. 1997, № 6

2. Аслаханов А., Максимов С. Организованная преступность и коррупция в сфере экономики: состояние и прогноз развития // Криминальный вестник. 1995. N 32

3. Баяхчев В.П. Кража автотранспорта совершенная организованной группой // Вестник МВД РФ. 1997, № 5

4. Воронин Ю.А. Сущность и тенденции развития организованной преступности // Организованная преступность: состояние и тенденции (материалы исследования). Екатеринбург, 1995

5. Галимов И.Г. Проблемы борьбы с организованной преступностью (по материалам Республики Татарстан)/ Автореферат. Казань, 1998

6. Гриб В.Г. Теоретические и организационно-тактические основы борьбы с организованной преступностью в России: Монография. - М.: ВНИИ МВД России, 2001

7. Иншаков С. М. «Зарубежная криминология». – М.: Издательская группа ИНФРА, 1997

8. Исмагилов Р.Ф. Экономическая организованная преступность (теоретико-криминологический аспект). Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1997

9. Колесников В. В. Феномен российской организованной экономической преступности // http://jurfar.spb/centers/traCCC/article/kolesnikov.htm

10. Костюковский Я. Организованная преступность в России (на примере Санкт-Петербурга) // http: www. aferizm.ru/criminal/ops_spb.htm

11. Куликов В.С. Оружие – под контроль // Вестник МВД РФ. 1996, №6

12. Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировые, региональные и российские тенденции. – М.: Издательство НОРМА, 1999

13. Миньковский Г.М., Аликперов Х.Д. Понятие организованных форм преступности в сфере экономики и проблемы совершенствования борьбы с ними // Актуальные проблемы борьбы с экономической преступностью. Труды Академии МВД РФ. М., 1992

14. Овчинский В.С. XX век против мафии. - М., 2001

15. Организованная преступная деятельность в финансовой, банковской и налоговой сферах экономической деятельности: Круглый стол в УрГЮА 23 января 1998 года. – Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1998

16. Организованная преступность / Под ред. А.И. Долговой, С.В. Дьякова. М.: Юрид. лит., 1989

17. Организованная преступность в сфере экономики (В.Д. Ларичев, «Законодательство и экономика», № 9, сентябрь 2002

18. Сбирунов П. М., Целинский Б. П. Наркомания – социальная опасность. // Вестник МВД РФ. 1997, №6

19. Уровень экономической преступности в регионах России // http://www.raexpert.ru/Expert/Regions2000/t09.htm

1 Овчинский В.С. XX век против мафии. - М., 2001

2 Колесников В. В. Феномен российской организованной экономической преступности // http://jurfar.spb/centers/traCCC/article/kolesnikov.htm

3 Галимов И.Г. Проблемы борьбы с организованной преступностью (по материалам Республики Татарстан)/ Автореферат. Казань, 1998

4 Воронин Ю.А. Сущность и тенденции развития организованной преступности // Организованная преступность: состояние и тенденции (материалы исследования). Екатеринбург, 1995

5 Аслаханов А., Максимов С. Организованная преступность и коррупция в сфере экономики: состояние и прогноз развития // Криминальный вестник. 1995. N 32

6 Миньковский Г.М., Аликперов Х.Д. Понятие организованных форм преступности в сфере экономики и проблемы совершенствования борьбы с ними // Актуальные проблемы борьбы с экономической преступностью. Труды Академии МВД РФ. М., 1992

7 Исмагилов Р.Ф. Экономическая организованная преступность (теоретико-криминологический аспект). Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1997

8 Организованная преступность в сфере экономики (В.Д. Ларичев, «Законодательство и экономика», № 9, сентябрь 2002

9 Организованная преступность в сфере экономики (В.Д. Ларичев, «Законодательство и экономика», № 9, сентябрь 2002

10 Организованная преступность в сфере экономики (В.Д. Ларичев, «Законодательство и экономика», № 9, сентябрь 2002

11 Там же

12 Гриб В.Г. Теоретические и организационно-тактические основы борьбы с организованной преступностью в России: Монография. - М.: ВНИИ МВД России, 2001

13 Организованная преступность в сфере экономики (В.Д. Ларичев, «Законодательство и экономика», № 9, сентябрь 2002

14 Организованная преступность в сфере экономики (В.Д. Ларичев, «Законодательство и экономика», № 9, сентябрь 2002

15 Организованная преступность в сфере экономики (В.Д. Ларичев, «Законодательство и экономика», № 9, сентябрь 2002

16 Там же

17 Алексеев А.Х., Демидов Ю.Н. Борьба с новыми видами преступлений в сфере экономики // Вестник МВД РФ. 1997, № 6

18 Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировые, региональные и российские тенденции. – М.: Издательство НОРМА, 1999

19 Уголовный кодекс Российской Федерации. С комментарием Б.В. Волженкина и предметно-постатейным указателем. СПб.: Изд-во «Альфа», 1996

20 Там же

21 Организованная преступность / Под ред. А.И. Долговой, С.В. Дьякова. М.: Юрид. лит., 1989

22 Гриб В.Г. Теоретические и организационно-тактические основы борьбы с организованной преступностью в России: Монография. - М.: ВНИИ МВД России, 2001

23 Организованная преступность в сфере экономики (В.Д. Ларичев, «Законодательство и экономика», № 9, сентябрь 2002

24 Баяхчев В.П. Кража автотранспорта совершенная организованной группой // Вестник МВД РФ. 1997, № 5

25 Куликов В.С. Оружие – под контроль // Вестник МВД РФ. 1996, №6

26 Сбирунов П. М., Целинский Б. П. Наркомания – социальная опасность. // Вестник МВД РФ. 1997, №6

27 Колесников В. В. Феномен российской организованной экономической преступности // http://jurfar.spb/centers/traCCC/article/kolesnikov.htm

28 Костюковский Я. Организованная преступность в России (на примере Санкт-Петербурга) // http: www. aferizm.ru/criminal/ops_spb.htm

29 Организованная преступная деятельность в финансовой, банковской и налоговой сферах экономической деятельности: Круглый стол в УрГЮА 23 января 1998 года. – Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1998

30 Уровень экономической преступности в регионах России // http://www.raexpert.ru/Expert/Regions2000/t09.htm

31 Иншаков С. М. «Зарубежная криминология». – М.: Издательская группа ИНФРА, 1997

32 Организованная преступность в сфере экономики (В.Д. Ларичев, «Законодательство и экономика», № 9, сентябрь 2002

33 Организованная преступная деятельность в финансовой, банковской и налоговой сферах экономической деятельности: Круглый стол в УрГЮА 23 января 1998 года. – Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1998

34 Организованная преступность в сфере экономики (В.Д. Ларичев, «Законодательство и экономика», № 9, сентябрь 2002


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

42717. Электронные таблицы. Построение диаграмм 237 KB
  Горизонтальная ось X – ось категорий вертикальная ось Y – ось значений. Горизонтальная ось X – ось значений вертикальная ось Y – ось категорий. они отображают зависимость данных ось Y от величины которая меняется с постоянным шагом ось Х.
42718. ОЦЕНКА ХАРАКТЕРИСТИК ПРОГРАММ НА ОСНОВЕ ЛЕКСИЧЕСКОГО АНАЛИЗА 199.5 KB
  Определить значения метрик Холстеда на основе которых дать оценку качества разработанного исходного текста программы.1 Реализация программы Текст программы для реализации возможного решения поставленной задачи разработанной с использованием языка программирования С приведен в таблице 1: Таблица 1 Текст программы для вычисления значения функции F Номер строки Строки программы 1 using System; 2 nmespce holsted 3 { 4 clss Progrm 5 { 6 sttic void Minstring[] rgs 7 { 8 double x y F; 9 chr check; 10 do 11 { 12 Console.2 Словарь программы В...
42719. Оценка характеристик программ на основе лексического анализа. Метрики 262.5 KB
  Наиболее ценным для практики является то что такая оценка может быть получена вручную на основе зрительного анализа текста программы либо автоматически с помощью специально разработанных программных анализаторов причем относительно несложных. Джилб предположил что логическая сложность должна являться значимым если не определяющим фактором для оценки стоимости программы на начальных этапах ее проектирования. Логическая сложность программы Джилб определяет как насыщенность программы условными операторами типа IFTHENELSE и...
42720. Оценка надежности программных средств 227.5 KB
  Она основана на предположении об экспоненциальной зависимости плотности вероятности интервалов времени между проявлением ошибок от интенсивности ошибок. Кроме того в модели полагается что интенсивность ошибок на каждом случайном интервале времени линейно зависит от количества оставшихся в программе ошибок. Если допустить что ошибка после ее каждого проявления устраняется и при этом в программный модуль не вносятся новые то интенсивность ошибок ti на интервале ti определяется следующим соотношением: 1 где N количество ошибок...
42721. Интерфейсы, делегаты, события 277.5 KB
  Таблица 1 Список используемых элементов управления Элемент управления Класс Описание textBox1 TextBox Окно ввода имени продавца textBox2 TextBox Окно ввода фамилии продавца textBox3 TextBox Окно ввода стажа продавца textBox4 TextBox Окно вывода списка продавцов textBox5 TextBox Окно ввода оклада продавца textBox6 TextBox Окно ввода имени менеджера textBox7 TextBox Окно ввода фамилии менеджера textBox8 TextBox Окно ввода стажа менеджера textBox9 TextBox Окно ввода оклада менеджера textBox10 TextBox Окно вывода зарплаты менеджера button1 Button...
42722. Поняття алгоритму. Блок схема запису алгоритмів 24 KB
  Мета: ознайомитись з поняттям алгоритм розглянути властивості алгоритму способи запису алгоритмів ознайомитись з правилами креслення схем алгоритму. Скласти схему алгоритму для обчислення виразу: Алгоритм – последовательность действий приводящая к конкретному результату.
42723. Основы языка С# и знакомство с основными элементами управления C# 430 KB
  В C как и в C C нумерация элементов массива идет с нуля. Естественно что в нашем примере у массива 6 =23 элементов k[00] первый k[12] последний.rry Элемент Вид Описание Length Свойство Количество элементов массива по всем размерностям Rnk Свойство Количество размерностей массива BinrySerch Статический метод Двоичный поиск в отсортированном массиве Cler Статический метод Присваивание элементам массива значений по умолчанию Copy Статический метод Копирование заданного диапазона элементов одного массива в другой массив CopyTo...
42724. Исследование электрических величин двухобмоточного однофазного трансформатора 119 KB
  Исследование электрических величин двухобмоточного однофазного трансформатора. Цель работы: изучить конструкцию однофазного трансформатора описать принцип его действия замерить величины в различных режимах работы в масштабе построить характеристики и векторные диаграммы. б Коэффициент трансформации трансформатора зависит . в В режиме холостого хода с увеличением напряжения коэффициент мощности трансформатора .
42725. Методы классификации основанные на сравнении с эталоном 732 KB
  Поэтому обычно возникает необходимость сократить это число посредством выделения информативных признаков которые предполагаются инвариантными или малочувствительными по отношению к изменениям и искажениям. Результаты измерений признаков отображаются в пространство признаков. В этом случае будут установлены границы областей принятия решений для разделения признаков новых фрагментов подлежащих классификации см. Первая задача заключается в выборе подмножества признаков и их упорядочиванию в заданном множестве измерений.