20394

Корпорации в России: Правовой статус и основы деятельности

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

2128 обществами Уст. Кашанина отмечала что если взять за основу характеристики форму имущественной обособленности организаций то оказывается что к числу корпораций относятся только те которые основаны на акционерном капитале и по своему правовому положению напоминают акционерные общества стран континентального права 30. Торговые корпорации Англии именуются компаниями company и подразделяются на публичные аналог открытого акционерного общества континентального права и частные аналог закрытого акционерного общества. Кашанина...

Русский

2013-07-25

2.91 MB

82 чел.

Корпорации в России: Правовой статус и основы деятельности

 

Введение

 

Корпоративная стратегия, корпоративные конфликты, корпоративная структура...

Сегодня в российском бизнесе (и не только в нем) часто используются понятия, содержащие такое слово, как "корпорация" и его производные. Более того, активно развивается новая подотрасль права - корпоративное право.

Общеизвестно, что в любой стране основой рыночной экономики являются именно корпорации.

Проблема глобализации связана с развитием транснациональных корпораций. Однако профессиональные менеджеры, юристы, эффективные собственники успешно развивающихся бизнесов, часто используя термины "корпорация", "корпоративный", не могут четко ответить на вопрос: "А что же такое корпорация?".

Именно на этот и ряд других вопросов, связанных с деятельностью корпораций в России и ее правовым обеспечением, и попытались ответить авторы предлагаемой читателю книги.

Проблема организационно-правового обеспечения деятельности и развития корпораций рассматривается с точки зрения как теории, так и практики. При этом исследуются наряду с юридическими также организационно-управленческие аспекты обеспечения деятельности корпораций.

Все примеры, иллюстрирующие ту или иную позицию, практические рекомендации в области повышения эффективности управления корпорациями, работы органов управления, организационного развития бизнеса основаны прежде всего на результатах многолетней консультационной практики авторов. Из практики взяты и конкретные ситуации (кейс-стади), которыми книга завершается.

Информация, содержащаяся в данной книге, на наш взгляд, в принципе достаточна для того, чтобы самостоятельно решать некоторые вопросы, принципиально важные для развития корпораций в России. Те читатели, которые захотят приложить свои силы к решению сложных вопросов развития корпораций, могут это сделать, используя предложенные авторами кейс-стади. Опыт научил нас: лучше ошибаться "на тренажере", чем сидя в кабине пилота самолета.

На ошибках учатся, но, как говорил Бисмарк, только дураки учатся на собственных ошибках.

По мнению авторов, предлагаемая читателям книга может быть интересна прежде всего собственникам корпораций, высшим менеджерам, корпоративным юристам. Несомненна ее полезность и для студентов, изучающих право и управление.

 

Глава 1. Корпорации в России: понятие, признаки, особенности

 

1.1. Что такое корпорация

 

Частое использование в последнее время термина "корпорация" и производных от него терминов - "корпоративное право", "корпоративные отношения", "корпоративные акты" - побудило российских правоведов вновь обратиться к исследованию понятия и сущности корпорации как самостоятельного субъекта гражданско-правовых отношений. Этот интерес обусловлен еще и тем, что, несмотря на широкое распространение, термин "корпорация" не свойствен российскому законодательству в отличие от законодательства зарубежных стран, где он активно применяется либо при определении юридического лица, либо при характеристике различных его организационно-правовых форм. Официально российский законодатель использовал термин "корпорация" для обозначения организационно-правовой формы юридического лица только единожды - в ст. 7.1 Федерального закона "О некоммерческих организациях" для определения такой организационно-правой формы некоммерческой организации, как "государственная корпорация". Однако вряд ли этот опыт можно назвать успешным.

Вместе с тем исследование понятия и сущности корпорации имеет глубокие исторические корни, причем не только в странах западного правопорядка, но и в России.

Слово "корпорация" происходит от позднелатинского "сorporatio" - общество, союз, группа лиц, объединенная общностью профессиональных или сословных интересов *(1).

При этом в римских источниках права этот термин встречается крайне редко, а вот слово "сorporati" используется чаще всего для обозначения членов союза, и появилось оно не ранее конца IV - начала V в. по Рождеству Христову *(2).

Современное понимание термина "корпорация" далеко не соответствует его историческому значению.

Н.С. Суворов отмечал: "Другого разряда лиц, как субъектов частного права, наряду с физическими лицами, т.е. людьми, римская научно-юридическая систематика не знала... Однако ни римская юридическая жизнь не могла обойтись без признания особого рода субъектов гражданского права, не совпадающая с естественными лицами, ни римская юридическая наука не могла игнорировать действительного существования таких субъектов" *(3). Именно объективная необходимость выделения особого рода субъектов гражданского права явилась основанием для возникновения и развития терминов, позволяющих определить особенность и специфику таких субъектов.

Интересен в этом отношении сравнительный анализ двух терминов, часто встречающихся в римском праве: "corpus" (тело) и "universitas" (совокупность, общность). Оба термина употреблялись в применении не только к союзам лиц, но и собирательным предметам, вещам, объединенным в одно целое, например, стадо рабочего скота, табун лошадей, дом, корабль. Однако, по мнению Савиньи, слово "corpus" употребляется в источниках как синоним "collegium" (т.е. союз лиц, объединенных общей профессией, культом и др.), а слово "universitas" есть общее название для всех корпораций, т.е. как для общин, так и для коллегий *(4).

В.М. Хвостов считает, что если искать корни понимания сути корпорации в источниках римского права, то в этом случае термин "корпорация" в большей степени происходит от латинского "corpus habere" и соответствует ему, обозначающему права юридической личности *(5).

Развитие учения о юридических лицах германскими учеными - правоведами позволило взглянуть на корпорацию с более четких позиций - уже как на самостоятельный субъект гражданско-правовых отношений - юридическое лицо. А с тех пор как германский юрист Штифтунг ввел в цивилистику понятие "учреждение", "корпорацию" стали понимать как юридическое лицо, основанное на членстве, участии *(6).

Большой вклад в развитие представлений о юридических лицах в целом и о корпорациях в частности сделал германский ученый-правовед О. Гирке.

Во второй половине XIX в. Гирке, обосновывая положения о понятии и сущности юридического лица, предложил свою концепцию о "союзных лицах (личностях)", различая среди них государство, корпорации и институты.

"Что такое союзная личность? - спрашивает Гирке и отвечает: - Это признанная юридическим порядком способность человеческого союза как единого целого, отличного от суммы связанных индивидов, быть субъектом прав и обязанностей... О союзе, как и об индивиде, можно сказать, что они существуют настолько, насколько признаются объективным правом, и напротив, ни о том, ни о другом нельзя сказать, чтобы они были созданиями объективного права. Разница между ними та, что в нашем сознании союз не имеет столь же священно-неприкосновенного притязания на личность как индивид, но чтобы союзные лица вообще существовали - это есть безусловное требование права" *(7).

К основным характеристикам союзного лица Гирке относил следующие:

1. Союзное лицо правоспособно: правоспособность его, как и правоспособность индивидуального лица, простирается и на публичное и на частное право, и в частном праве не ограничивается одним имущественным правом (например, корпорация имеет известный законный ранг, местожительство, печать и ремесленную фирму, права авторские и, наконец, честь); хотя, по необходимости, правоспособность союзного лица, с одной стороны, уже, с другой - шире правоспособности индивида: уже потому, что отпадают все права, обусловленные человеческой индивидуальностью (например, семейственные), шире потому, что привступают такие права, которые могут принадлежать лишь общественному целому над его членами (например, корпоративная власть) *(8).

2. Союзное лицо дееспособно. Оно не есть мертвое понятие, нуждающееся в представительстве другими лицами, а есть живое существо, которое как таковое хочет и действует, проявляя свою жизнь в живых актах своих органов, например, в решении общего собрания или в исполнительном действии правления, подобно тому, как индивидуальное лицо проявляет себя в устной речи или в движении руки *(9).

3. Союзное лицо есть лицо составное. Единство его осуществляется не в едином индивидуальном человеческом теле, а в общественном организме, который хотя и называется издревле по причине его органической структуры "телом", с "главой", "членами", "органами", но как образование социальное отличается в своем внутреннейшем существе от естественного образования. Составные его части сами суть лица, и вследствие этого внутренние жизненные отношения, которые просто-напросто не входят в юридическую область, в союзном лице способны к юридическому нормированию и возводятся в степень юридических отношений. Союзное лицо имеет устройство, причем юридическими нормами определяются условия приобретения и прекращения качеств члена и органа, предположения, при которых хотение и действование органов есть хотение и действование союзного лица, взаимные права и обязанности членов и целого, равно как и членов между собой *(10).

4. Союзное лицо может быть, в свою очередь, членом высшего союзного лица и во всяком случае всякое несуверенное союзное лицо есть часть государства. От членских отношений, в которых состоят индивиды, членские отношения союзов отличаются тем, что здесь возможно включение не только внешней, но внутренней жизни в высшую общественную жизнь юридического порядка. Поэтому в разнообразнейших формах может регулироваться и ограничиваться влияние государства на внутренние жизненные процессы всякого другого союзного лица, а равным образом влияние всякого более обширного союза на внутренние жизненные процессы содержащихся в нем союзных лиц *(11).

Поскольку корпорация, по мнению Гирке, является одной из разновидностей союзных лиц, она в полной мере соответствовала указанным характеристикам. "Корпорация, - отмечал Гирке, - как реальное собирательное лицо есть общение, носители которого суть связанные между собой индивиды и которое принадлежит им. Между собирательным лицом и индивидуальными лицами, которые взаимно влияют друг на друга, получая и давая, завязывается здесь лично правовой союз, подобного которому не бывает вне корпорации. Тут отношение общности не необходимо исчерпывается юридическим единством целого, а напротив, может проявляться и в соединенном праве множественности членов" *(12).

Обратим внимание на то, что уже на основе приведенных положений о союзных лицах можно вычленить некоторые характерные черты самой корпорации:

это юридическое лицо;

это собирательное лицо, в котором складываются особого рода связи между его членами, к которым это лицо и принадлежит;

это лично-правовой союз, в котором члены союза обладают определенным набором прав и обязанностей.

Предостерегая от олицетворения корпораций с товариществами, Гирке писал: "Обе формации должны быть принципиально различаемы, ибо в первой имеется признанное правом самостоятельное союзное лицо, а в последней его не имеется... Германская корпорация способна к более или менее выдержанной в германском духе структуре, а германское товарищество - к более или менее развитому единству совокупной руки *(13)". Таким образом, в характеристику корпорации добавлялась еще одна весьма важная черта: корпорация - это организация с четко сформированной внутренней структурой, в том числе и структурой органов управления этой организацией.

Поскольку Гирке различал индивидуальное, социальное и публичное право, говоря о союзных лицах, он подразделял их (и корпорации в том числе) на союзные лица публичного и частного права.

При этом под индивидуальным правом понималось право, которое ставит людей - носителей воли как отдельных единиц во взаимные отношения независимо от того, будут ли этими единицами индивиды или человеческие союзы, поскольку последние находятся в одинаковом положении с индивидами. Под социальным правом понималось право, которое регулирует отношения людей - носителей воли как общественных существ. Под публичным правом понималось все государственное право, т.е. касающееся государства как целого и членов его - все равно индивиды это или союзы, - и сверх того, то социальное право, которое по причине качества регулируемого им общения признано за публичное, следовательно, церковное право, право общин, право публичных корпораций и международное право *(14).

В целях создания еще более полного образа корпорации Гирке проводит анализ прав и обязанностей корпорации и корпоративных отношений и формирует три их группы: внутренне-корпоративные, членские и индивидуальные.

1. Внутренне-корпоративные права и обязанности выражают корпоративную власть над членами, предписывающую, принуждающую, наказывающую и надзирающую, - власть, коренящуюся в юридически признанном господстве социального целого над его членами и органами. Поскольку корпорация принадлежит к публичному праву, ее права и обязанности трактуются как публичные права и обязанности по аналогии с верховными правами и обязанностями государства. Поскольку, напротив, корпорация признана лишь в части частноправовой формации, все такие внутренне корпоративные права имеют ранг частного права и образуют особый класс частных прав власти.

2. Членские права и обязанности корпорации вытекают из ее включения в государство, а для многих корпораций - из включения в другой союз. Отчасти они имеют одинаковое качество с правами и обязанностями, вытекающими для индивидов из подобного включения. Так, по отношению к государству и для союзных лиц, и для индивидов существует одинаковая обязанность повиновения и одинаковое право на защиту, часто одинаковая государственная и общинная податная обязанность и вместе с тем одинаковое публичное право голоса, одинаковые публичные права, связанные с землевладением. Но возможны и такие членские права и обязанности корпорации, которые могут принадлежать только союзному лицу или даже только особо квалифицированному союзному лицу. Они вытекают из подчинения всякой корпорации государственному верховенству над корпорациями и из особой связи между публичной корпорацией и государством, а равным образом из связи между более широкой и более тесной членской корпорацией. Все членские права и обязанности, коренящиеся в государственном или в другом публичном союзе, суть публичные, даже если субъектом такого союза является корпорация частного права. Напротив, членские права и обязанности в частноправовой корпорации стоят на почве частного права, хотя бы субъектом их была публичная корпорация, община или даже само государство (в качестве, например, акционера, пайщика в горном деле, члена ферейна).

3. Индивидуальные права и обязанности корпораций принадлежат им как самостоятельному лицу, поставленному в ряд с другими лицами: такими правами и обязанностями в особенности выступают имущественные права *(15).

Между корпорациями и их членами, по Гирке, складываются троякого рода отношения:

Во-первых, внекорпоративные отношения, в сфере которых действует чисто индивидуальное право. Отношение между корпорацией и членом такое же, как между корпорацией и всяким третьим лицом.

Во-вторых, чисто корпоративные отношения, подчиняющиеся действию социального права, которое в публичных союзах возводится в степень публичного права. Это отношения сочленства, которые устанавливаются приобретением членства или особо квалифицированного членского положения (органа, администратора) и прекращаются с его потерей.

Рассматриваемые отношения с внешней стороны являются составными частями корпоративной юридической сферы, с внутренней - входят в область господства корпоративной власти и подпадают под влияние и контроль юридического лица. Это юридические отношения, и корпоративный порядок тоже есть порядок юридический. Поэтому он устанавливает как между членами, так и между каждым членом и целым отношения взаимности, которые выражаются во взаимных правах и обязанностях и подлежат юридической защите. Причем в этих отношениях к власти судебной прибегают не раньше, чем будут исчерпаны все средства помощи, установленные в уставе корпорации.

В публичных корпорациях споры между корпорацией и ее членом разбираются не ординарным судом, а административной юстицией. В частных корпорациях споры рассматриваются в обычном гражданском процессе, например по иску о признании членства, об отмене постановления об исключении, о предоставлении права голоса или юридически обоснованного признания органом корпорации и т.д.

В-третьих, отношения корпоративно-особенного права, т.е. смешанные отношения, находящиеся частично внутри, а частично вне корпоративной сферы. Корпорация и ее члены одновременно могут состоять в отношениях собирательного лица к входящим в него лицам и в самостоятельных отношениях обособленных лиц, так что социальное право переплетается с индивидуальным, а в публичных корпорациях - публичное с частным. Общий признак этих отношений - их двусторонность, в силу которой они одновременно принадлежат к индивидуальным и членским сферам их субъектов. От свободных отношений они отличаются корпоративной связанностью, а от чисто членских - индивидуально-правовой самостоятельностью *(16).

Как отмечал немецкий правовед Бернатцик, особенность корпорации проявляется в том, что общая цель, которую поставили перед собой ее участники, признается законом обязательной, что означает отрешение отдельных индивидов от этой цели. Цель начинает собственную жизнь, если она нашла волю, которая будет ее постоянно осуществлять. Таким образом, цель создания и деятельности корпорации осуществляется уже не только ради целей отдельных участников, но даже вопреки им. Неизбежный конфликт между индивидуальными и коллективными интересами делает невозможным непрерывное существование собирательной цели, если нет воли, которая подчинила бы сопротивляющиеся индивидуальные интересы собирательной цели *(17).

Следовательно, требуется волевая организация. Когда государство признает цель, поставленную для себя множеством людей, и предоставляет юридическую силу той воле, которая предназначена для ее осуществления, человеческий союз, преследующий собирательные цели при помощи волевой организации, становится юридическим лицом, осуществляющим общую цель, более высокую, чем интересы отдельных его членов *(18).

Германские правоведы оказывали большое влияние на развитие воззрений и представлений российских ученых-правоведов о понятии и сути юридических лиц. Поэтому классификация юридических лиц и определение терминов, являющихся родовыми для классификационных групп, также не могли не подвергнуться этому влиянию.

По законодательству дореволюционной России под термином "корпорация" понималась целая группа юридических лиц. Так, одной из классификаций юридических лиц России XIX в. являлось деление юридических лиц на соединение лиц (корпорации) и на учреждения (институты) *(19).

Принимая во внимание, что смысл любой классификации заключается в том, чтобы на противопоставлении классификационных критериев вычленить наиболее существенные особенности конкретных групп юридических лиц, проведем сравнительный анализ корпораций и учреждений (институтов).

Г.Ф. Шершеневич определял особенности этих групп юридических лиц следующим образом:

"Юридическое лицо представляет собой соединение лиц в тех случаях, когда люди, имеющие общие интересы, объединялись и соединяли свои средства (имущество) для достижения совместными усилиями известных целей. Физические лица, объединившись, образуют особый субъект прав, отличный от них. Относительно этого разряда лиц вполне применимо замечание, что юридическое лицо играет роль "скобок", в которые заключаются однородные интересы известной группы лиц для более упрощенного определения отношений этой коллективной личности к другим. Соединения лиц могут быть публичными, например дворянское общество, или же частными, например акционерное товарищество.

Юридическое лицо представляло собой учреждение в тех случаях, когда часть имущества объединившихся физических лиц предназначалась для достижения известной цели. Создавался субъект этого имущества с особой целью, которая не зависела от личных интересов субъектов, выделивших часть своего имущества. Такого рода учреждения могли быть публичными и частными, учитывая назначение имущества. Например, учреждениями, как публичными, так и частными, были богадельни, ночлежные дома, столовые, учебные заведения. Учреждения вступают в юридические отношения как самостоятельные субъекты для удовлетворения тех или иных потребностей в соответствии с поставленной целью" *(20) (курсив наш. - Авт.).

Не менее интересна позиция другого российского правоведа - Н.С. Суворова, по мнению которого "между корпорациями и институтами в действительности существуют различные точки соприкосновения. Корпорацию принято определять как такое юридическое лицо, которое имеет своим субстратом союз физических лиц и за волю которого принимается соединенная воля всех членов корпорации (курсив наш. - Авт.). А напротив, институт определяется обыкновенно как такое юридическое лицо, субстратом для которого служит имущество и за волю которого принимается воля учредителя, выраженная в учредительном акте *(21)".

Таким образом, мы видим, что российские ученые-правоведы, так же как и их германские коллеги, использовали термин "корпорация" как родовое понятие для группы юридических лиц. При этом внутри этой группы явно выделяются два вида корпораций: публичные и частные.

В связи с этим следует более конкретно рассмотреть представления о частных корпорациях.

Цивилистика дореволюционного периода, касаясь частных корпораций, оперировала термином "торговое товарищество" *(22). Вместе с тем Г.Ф. Шершеневич отмечал: "Терминология нашего законодательства в отношении акционерных товариществ совершенно не выдержана. Оно называет их товариществами (Уст. Торг. ст. 55, т. X, ч. 1, ст. 2128), обществами (Уст. Торг. ст. 77), компаниями (Уст. Торг. ст. 58, т. X, ч. 1, ст. 2139), с присоединением выражений: на акциях (т. X, ч. 1, ст. 2139), по участникам (т. X, ч. 1, ст. 2131), на паях (Уст. Торг. ст. 55)". Именно поэтому для нас интерес представляют определение акционерного товарищества и его основные черты.

 

 Акционерное товарищество - это договорное соединение лиц для совместного производства торгового промысла с ограниченной определенным вкладом ответственностью каждого участника.

 

Таким образом, если попытаться препарировать это определение, то можно вычленить из него основные черты акционерного товарищества.

1. Акционерное товарищество представляет собой соединение лиц. Это могут быть как физические, так и юридические лица. Как соединение акционерное товарищество не может состоять менее чем из двух лиц, а так как капитал его разделен на известное число определенных долей, то число участников не может быть больше числа акций и паев. Сосредоточение акций или паев в руках одного лица означало бы прекращение товарищества. Соединяясь, участники образуют юридическое лицо.

2. В основании соединения лежит договор, который выражается для первоначальных акционеров в подписке на акции, а для их преемников - в передаче акций. Поэтому подписка со стороны лиц недееспособных не имеет значения.

3. Характерным признаком акционерного товарищества представляется ограниченная ответственность всех членов соединения. Этим признаком акционерное товарищество отличается от полного товарищества, в котором все члены отвечают неограниченно, от товарищества на вере, где ограниченная ответственность совмещается с неограниченной. Ограниченность ответственности выражается в определенном вкладе, независимо от того, примет он форму акции или пая.

4. Цель соединения - производство торгового промысла (т.е. коммерческого). По этому признаку акционерные товарищества следует отличать от акционерных обществ, преследующих цели научные, художественные, благотворительные *(23).

Итак, применительно к дореволюционному российскому правовому пониманию термина "корпорация" и с учетом сложившихся в XIX в. представлений о нем западных правовых школ, в первую очередь германской, можно сделать ряд первых выводов:

* Корпорация - это родовое понятие для целой группы юридических лиц. Корпорации могут быть представлены как минимум двумя разновидностями: публичными и частными.

* Корпорация - это союз юридических и (или) физических лиц, являющихся ее участниками (членами), основанный на договоре.

* Корпорация обладает самостоятельной волей, отличной от воли каждого из входящих в нее участников (членов).

* Участники корпорации наделяются определенными правами и несут определенные обязанности как в отношении самой корпорации, так и в отношении друг друга.

* Между участниками (членами) корпорации возникают отношения особого рода, именуемые корпоративными отношениями.

* Корпорация создается для достижения определенной цели, ради которой и происходит объединение ее участников (членов).

* Корпорация имеет свою внутреннюю структуру, которая обеспечивает ее организационное единство.

* Высшим органом корпорации является общее собрание ее участников (членов).

Представления о корпорации в ретроспективном плане, суждения юристов-правоведов XIX в. о понятии и сути корпорации заложили основы в понимании этого термина. Особое значение имеют современные знания по этой проблеме, накопленные в странах западного правопорядка, которые дают более четкое представление о конкретных разновидностях юридических лиц, которые могли бы именоваться термином "корпорация". Рассмотрим эти вопросы под углом зрения современного российского законодательства.

 

1.2. Корпорация в западных правовых системах

 

Термин "корпорация" в англосаксонской системе права или в системе общего права используется весьма широко. Им пользуются всякий раз, когда хотят подчеркнуть, что организация, называемая "корпорацией", рассматривается как единое целое и может выступать участником в гражданском обороте *(24).

В США все корпорации делятся на четыре группы *(25).

Первая группа - публичные корпорации (public corporation), создаваемые для осуществления отдельных правительственных функций (например, корпорации по комплексному использованию природных ресурсов, муниципальные корпорации в области местного самоуправления), которые включают государственные и муниципальные органы *(26). Эти корпорации относятся к системе государственного аппарата, наделены соответствующими полномочиями и реализуют свои функции в пределах определенной территории.

Публичная (государственная) корпорация создается на основе акта государственного органа (парламента, министерства), определяющего ее правовой статус: цели и задачи, виды деятельности, структуру органов управления, порядок отчетности, разрешения споров, реорганизации и ликвидации и др.

Правоспособность публичной корпорации является специальной (исключительной), а сделки, выходящие за ее пределы, считаются ничтожными.

Классическая государственная корпорация унитарна, ибо ее имущество образовано за счет государства, хотя не исключено формирование имущества из взносов государственных образований различного уровня либо иных субъектов публичного права. Обособленное имущество корпорации, которым она отвечает по своим обязательствам, остается в государственной собственности.

Как правило, государство по долгам корпорации не отвечает. Публичные корпорации могут функционировать на принципах самоокупаемости, быть прибыльными или заведомо убыточными. Чаще всего эти корпорации финансируются из бюджета, хотя нормативные акты и уставы некоторых корпораций дают им возможность получать доходы от использования имущества, выпуска ценных бумаг, оказания услуг, иных видов деятельности. Поэтому возможен различный порядок налогообложения: уплата налогов по правилам, установленным для коммерческих юридических лиц; предоставление налоговых льгот; полное освобождение от уплаты налогов. Финансовая отчетность публичной корпорации ежегодно представляется на рассмотрение и утверждение органа власти, ответственного за исполнение бюджета, и в соответствующее государственное ведомство *(27).

Вторая группа - полупубличные корпорации (quasi-public corporation), служащие общим нуждам населения, например корпорации в области снабжения населения газом, водой, электричеством, железнодорожные корпорации и др. В число полупубличных корпораций включают также предприятия, относящиеся к государственной форме собственности (предприятия оборонного, космического комплекса и др.), акции которых также принадлежат государству *(28).

Третья группа - предпринимательские корпорации (business corporation), создаваемые с целью получения прибыли. Фактически предпринимательские корпорации представляют собой коммерческие организации в форме акционерных обществ. Среди предпринимательских корпораций судебной практикой легализована так называемая закрытая корпорация (close corporation). Особенности ее статуса заключаются в следующем: ограничена численность акционеров; запрещена публичная подписка на акции; ограничена свобода передачи акций. При наличии указанных признаков корпорация может вести дела в упрощенном порядке, пользоваться иными привилегиями *(29). Нетрудно заметить, что закрытая корпорация американского права напоминает известное российскому праву закрытое акционерное общество.

Четвертая группа - непредпринимательские корпорации (non-profit corporation), основной целью которых не является извлечение прибыли. К ним относятся: религиозные организации, корпорации в области образования, благотворительные организации и др.

Как мы видим, в США понятием "корпорация" охватываются практически все виды юридических лиц. Т.В. Кашанина отмечала, что если взять за основу характеристики форму имущественной обособленности организаций, то оказывается, что к числу корпораций относятся только те, которые основаны на акционерном капитале и по своему правовому положению напоминают акционерные общества стран континентального права *(30). Подтверждением такого вывода может, в частности, служить Модельный закон о предпринимательских корпорациях (1984 г.) *(31), в котором под корпорацией подразумевается именно акционерное общество.

У.Е. Батлер - современный английский правовед - соглашается с таким подходом. Рассматривая понятие корпорации в США, он признает, что в России нет концепции, идентичной понятию "американская корпорация", и отмечает, что "американская правовая доктрина в целом не принимает определение корпорации, которое допускает предельно широкую трактовку этого понятия как любой группы отдельных лиц, объединившихся для достижения общей цели и действующих под общим названием. Это определение в равной мере подходило бы для обозначения таких форм, как партнерство, профсоюзы и даже государство *(32)". У.Е. Батлер определяет американскую корпорацию как самостоятельное инкорпорированное предпринимательское образование, выпускающее акции для формирования своего уставного капитала *(33).

Правоведы Англии "корпорацией" называют само юридическое лицо, поскольку все они делятся на единоличные корпорации (corporation sole - монарх; епископ Кентерберийский; отдельные должностные лица государства, например, министр почт, солиситор казначейства, публичный доверительный собственник и пр.) и объединения лиц (corporation aggregate) *(34).

Торговые корпорации Англии именуются "компаниями" (company) и подразделяются на публичные (аналог открытого акционерного общества континентального права) и частные (аналог закрытого акционерного общества). Поэтому ни одночленные корпорации английского права, ни публичные корпорации американского права не являются корпорациями как таковыми, а имеют с ними только общее название *(35).

В Англии только корпорации наделены правосубъектностью, т.е. обладают правами юридического лица. Остальные организации, например трасты, рассматриваются с точки зрения права как простая совокупность лиц.

Ни в Англии, ни в США, согласно законодательству, "товарищества" как организационно-правовая форма осуществления предпринимательской деятельности не относятся к числу корпораций. Это связано с тем, что корпорация является юридическим лицом, а товарищество - по сути, объединение лиц и законодательством этих стран юридическим лицом не признается.

В странах системы континентального права ситуация с пониманием и использованием термина "корпорация" еще более сложная.

С одной стороны, организационно-правовые формы корпораций в системе континентального права отличаются большим разнообразием, нежели в системе общего права. По мнению Т.В. Кашаниной, если "поставить знак равенства между публичными корпорациями в системе общего права и государственными органами в праве континентальном, то можно сделать вывод, что понятие корпорации в континентальной Европе гораздо шире, нежели в Англии и в США. В него включаются помимо акционерных обществ масса других юридических лиц: различные виды товариществ (полные, коммандитные), хозяйственных обществ (с ограниченной и дополнительной ответственностью), хозяйственные объединения (концерны, ассоциации, холдинги и т.п.), производственные и потребительские кооперативы *(36)".

С другой стороны, не во всех странах континентальной системы права термин "корпорация" имеет законодательное закрепление. Например, во Франции термин "корпорация" вообще не используется, а юридические лица подразделяются на товарищества и ассоциации *(37).

 

1.3. Корпорация в правовой системе современной России

 

В России только за последние два столетия понятие и сущность того, что определялось термином "корпорация", менялось не единожды, и каждое такое изменение вызывало широкие дискуссии. Актуальным при этом по сей день остается заключение Н.С. Суворова, сформулированное еще в 1900 г.: "Самый употребительный термин в нынешней юриспруденции для обозначений союза лиц как юридического лица - "корпорация" классическому праву неизвестен *(38)".

Латинское происхождение термина во многом определило его интернационализацию, поэтому признается приоритет в использовании по отношению к определяющим его понятие русским словам, например к слову "объединение" *(39).

Первые опыты применения термина "корпорация" в правовых актах начала 90-х гг. XX столетия были связаны именно с этой смысловой нагрузкой. Например, согласно постановлению Верховного Совета РСФСР от 11 октября 1991 г. N 1737-1 "Об упорядочении создания и деятельности ассоциаций, концернов, корпораций и других объединений предприятий на территории РСФСР" под корпорацией понималось объединение предприятий *(40). В соответствии с п. 2 названного постановления устанавливался запрет для всех созданных на территории РСФСР концернов, ассоциаций, корпораций и всех других объединений предприятий осуществлять властные функции по отношению к входящим в эти объединения предприятиям, в том числе распоряжаться их имуществом, выступать арендодателем государственных предприятий, учреждать, реорганизовывать и ликвидировать государственные предприятия, назначать и увольнять руководителей государственных предприятий, давать другие обязательные для исполнения указания.

Необходимо иметь в виду, что в это время уже действовал Закон РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 445-1 "О предприятиях и предпринимательской деятельности", в гл. 2 "Организационно-правовые формы предприятий" которого была предусмотрена такая самостоятельная организационно-правовая форма юридического лица, как "объединение предприятий". В соответствии со ст. 13 указанного Закона предприятиям предоставлялось право объединяться в союзы, ассоциации, концерны, межотраслевые, региональные и другие объединения. Поскольку в Законе не используется термин "корпорация", а перечень разновидностей "объединения предприятий" является открытым, видимо, "корпорация" как разновидность этой организационно-правовой формы имела право на существование, относясь к тем другим объединениям, о которых шла речь в Законе. Но при этом возникает еще один вопрос: как рассматривать используемые в статье термины "союз", "ассоциация", "концерн" или те термины, которые в Законе не используются, но их использование возможно (например "корпорация")? Являются они лишь названием "объединения предприятий" как организационно-правовой формы либо самостоятельными организационно-правовыми формами, в рамках которых предприятия и объединяются? Исходя из смысла п. 2 ст. 13 Закона РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности", предусматривающей возможность создания объединений на основе свободы выбора организационной формы объединения, можно сделать вывод, что и "союз", и "ассоциация", и "концерн", и "корпорация" - это самостоятельные организационно-правовые формы объединения.

Таким образом, "корпорация" абсолютно однозначно была отнесена к самостоятельной форме "объединения предприятий", и на тот момент это не противоречило действующему законодательству. Для нас представляет интерес: что же понималось под "объединением предприятий"?

Согласно п. 1 и 2 ст. 13 Закона РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" можно выделить три положения, характеризующие "объединения предприятий" (а значит, и корпорации):

во-первых, они могли создаваться на договорной основе в целях расширения возможностей предприятий в производственном, научно-техническом и социальном развитии;

во-вторых, предприятия, добровольно входящие в состав объединения, сохраняли свою самостоятельность и права юридического лица;

в-третьих, руководящие органы объединения не обладали распорядительной властью в отношении предприятий, входящих в объединение, и выполняли свои функции на основании договоров с предприятиями.

Казалось бы, появилась четкость в определении "корпорации" как организационно-правовой формы объединения предприятий.

Но 7 августа 1992 г. Президент РФ издает Указ N 826 "О мерах по формированию федеральной контрактной системы" *(41), согласно которому в целях создания механизма государственных закупок товаров для государственных нужд и государственной поддержки отдельных производств и направлений деятельности, а также создания условий для реализации Закона РФ "О поставках продукции и товаров для государственных нужд" Государственному комитету РФ по управлению государственным имуществом поручалось учредить до 1 октября 1992 г.:

* для участия в осуществлении государственных закупок товаров общепромышленного применения и народного потребления акционерное общество "Федеральная контрактная корпорация "Росконтракт" (АО "Росконтракт");

* для участия в осуществлении государственных закупок зерна, хлебопродуктов и продуктов зернопереработки, а также их производства и хранения акционерное общество "Федеральная контрактная корпорация "Росхлебопродукт" (АО "Росхлебопродукт").

Спустя полгода после принятия Указа, 2 февраля 1993 г. Президентом РФ издается Указ N 184 "О создании Государственной инвестиционной корпорации" *(42), согласно которому образовывалась Государственная инвестиционная корпорация в организационно-правовой форме - государственное предприятие.

В 1994 г. вводится в действие гл. 4 ГК РФ, где в ст. 121 четко и в исчерпывающем виде определяются две формы объединения юридических лиц: ассоциация и союз. С этого момента корпорация не считается формой объединения юридических лиц.

В 1999 г. согласно ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О некоммерческих организациях" N 140-ФЗ *(43) перечень организационно-правовых форм некоммерческих организаций был дополнен еще одной формой - государственной корпорацией.

В соответствии со ст. 7.1 ФЗ "О некоммерческих организациях" государственной корпорацией признается не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная Российской Федерацией на основе имущественного взноса и созданная для осуществления социальных, управленческих или иных общественно полезных функций. Государственная корпорация создается на основании федерального закона.

Имущество, переданное государственной корпорации Российской Федерацией, является собственностью государственной корпорации.

Государственная корпорация не отвечает по обязательствам Российской Федерации, а Российская Федерация не отвечает по обязательствам государственной корпорации, если законом, предусматривающим создание государственной корпорации, не предусмотрено иное.

Государственная корпорация использует имущество для целей, определенных законом, предусматривающим создание государственной корпорации. Государственная корпорация может осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых она создана, и соответствующую этим целям.

Государственная корпорация обязана ежегодно публиковать отчеты об использовании своего имущества в соответствии с законом, предусматривающим создание государственной корпорации.

Особенности правового положения государственной корпорации устанавливаются законом, предусматривающим создание государственной корпорации. Для ее создания не требуется учредительных документов, предусмотренных ст. 52 ГК РФ.

Как видно, в течение непродолжительного времени термин "корпорация" использовался в нормативных актах в разных вариантах: и как объединение предприятий, и как унитарное предприятие, и как акционерное общество, и наконец, как самостоятельная организационно-правовая форма некоммерческой организации.

В специальной литературе этого периода также не было единого понимания по этому вопросу.

Т.В. Кашанина определяет корпорацию как коллективное объединение, организацию, признанную юридическим лицом, основанную на объединенных капиталах (добровольных взносах) и осуществляющую какую-либо социально полезную деятельность *(44).

К основным признакам корпорации Т.В. Кашанина относит следующие:

* корпорация есть ассоциация, союз лиц, т.е. соответствующим образом организованный коллектив, воля которого определяется групповыми интересами входящих в его состав индивидов и который организационно и имущественно действует вовне как единое целое, действует от своего собственного имени;

* корпорация - это объединение не только людей, но и капиталов (в некоммерческих организациях - взносов);

* корпорация - это объединение людей для выполнения какой-либо социально полезной деятельности;

* корпорация как коллективное образование, организация тогда становится таковой, когда приобретает статус юридического лица *(45).

Исходя из этих признаков, Т.В. Кашанина относит к корпорациям все хозяйственные товарищества (полные и коммандитные), все хозяйственные общества (акционерные общества, общества с ограниченной и дополнительной ответственностью), производственные и потребительские кооперативы, общественные и религиозные организации (объединения), фонды, автономные некоммерческие организации, некоммерческие партнерства, объединения юридических лиц (ассоциации и союзы) *(46).

Но предложенная трактовка признаков корпорации в сочетании с перечисленными организационно-правовыми формами юридических лиц, на наш взгляд, не безупречна.

Во-первых, нетрудно заметить, что признаки, названные Т.В. Кашаниной, не всегда присущи тем организационно-правовым формам, которые она перечисляет, называя их общим термином "корпорация". Так, первый из названных признаков по своему смыслу предполагает наличие членства в организации, поскольку, по мнению Т.В. Кашаниной, корпорация - это организованный коллектив, воля которого определяется групповыми интересами входящих в его состав индивидов. Вместе с тем к корпорациям, по мнению Т.В. Кашаниной, относятся и фонды, и автономные некоммерческие организации, которые в соответствии со ст. 7 и 10 ФЗ "О некоммерческих организациях" являются некоммерческими организациями, не имеющими членства.

Во-вторых, нельзя согласиться с тем, что, признавая корпорацию как союз индивидов, в числе ее признаков не упоминается тот, что участники корпорации наделяются определенными правами и несут определенные обязанности в отношении как самой корпорации, так и друг друга, что и ведет в конечном счете к возникновению особого рода отношений, именуемых корпоративными отношениями.

В-третьих, указывая, что корпорация - это объединение людей для выполнения какой-либо социально полезной деятельности, Т.В. Кашанина признает, что "эффективное использование капитала и налаживание какой-либо социально полезной деятельности - дело довольно сложное. Вот почему внутри корпорации выделяются специализированные звенья (отделы, цеха, участки), взаимодействие между которыми достигается с помощью создаваемого в ней аппарата управления" *(47). Учитывая, что аппарат управления организации - это ее органы, подразделения, службы, выполняющие функции управления *(48), можно сделать вывод, что Т.В. Кашанина признает необходимость формирования в корпорации органов управления. Но в таком случае вызывает сомнение отнесение к корпорациям хозяйственных товариществ, которые, в отличие от других юридических лиц, согласно ст. 53 ФЗ "О некоммерческих организациях" приобретают гражданские права и принимают на себя гражданские обязанности не через свои органы, а через своих участников. Отсутствие органов управления в хозяйственных товариществах не позволяет относить их к корпорациям.

Подобной позиции придерживается и П.В. Степанов, который считает, что корпорацией является организация, которая основана на принципе членства (участия) с присущей ей системой органов управления, включающей волеобразующие органы (орган), из которых высшим является общее собрание участников, и волеизъявляющий орган, т.е. исполнительный орган юридического лица... Однако полные и коммандитные товарищества не являются корпорациями, ибо их органами выступают сами товарищи, а представляют собой форму, переходную от простого товарищества к корпорации *(49).

В. Петухов, исследуя вопросы административно-правового регулирования организации и деятельности корпораций в России, делает вывод, что "в современной отечественной правовой и экономической литературе под корпорациями подразумеваются в основном сложные хозяйственные структуры, организованные по иерархическому принципу (такие, как концерны, холдинги, финансово-промышленные группы и т.п.) и основанные преимущественно на акционерной собственности" *(50). При этом В. Петухов указывает, что "организация и деятельность корпораций, или иначе, объединений юридических лиц, действующих в промышленной сфере, - предмет регулирования многих отраслей права, первым среди которых, безусловно, является гражданское право" *(51).

Такой подход, на наш взгляд, имеет ряд недостатков. Во-первых, предпринимается попытка дать определение термину "корпорация" через другие термины (например, концерн, холдинг), хотя их понятия, признаки и сущность не разъясняются. Во-вторых, если исходить из второй части цитируемого текста, то и концерн, и холдинг, и финансово-промышленные группы - это объединения юридических лиц. Вместе с тем автор, говоря об объединениях юридических лиц, явно не имеет в виду то понятие, которое заложено в ст. 11 ФЗ "О некоммерческих организациях" и связано с такой самостоятельной организационно-правовой формой некоммерческой организации, как ассоциация (или союз). Видимо, поскольку упоминаются и финансово-промышленные группы, речь идет о "совокупности юридических лиц, действующих как основное и дочерние общества либо полностью или частично объединивших свои материальные и нематериальные активы на основе договора" *(52). Но в данном случае эта совокупность юридических лиц не является самостоятельным юридическим лицом. В связи с этим напомним, что одним из признаков корпорации, который отмечается как российскими, так и западными исследователями, является то, что она - юридическое лицо. Наконец, в-третьих, хотелось бы понять, что означает положение "основанные преимущественно на акционерной собственности"? Означает ли это, что наряду с акционерными обществами корпорации могут быть и в других организационно-правовых формах? А если "да", то в каких? Ответов на эти вопросы нет.

И.Н. Шабунова, исследуя корпоративные отношения как предмет гражданского права, рассматривает корпорацию как организацию, построенную на началах членства (участия), участники которой имеют определенные права в отношении ее имущества. "Если воспользоваться классификацией Гражданского кодекса (п. 2 ст. 48), - пишет она, - то к корпорациям относятся юридические лица, в отношении которых их участники имеют обязательственные, но никак не вещные права" *(53). Выбирая для исследования природы корпоративных отношений в качестве примера такие корпорации, как хозяйственные общества и товарищества, И.Н. Шабунова указывает, что это понятие может включать (в широком смысле) не только коммерческие, но и некоммерческие организации, основанные на членстве *(54).

Интересной представляется позиция Е.Е. Суязова, исследующего юридическую природу корпораций. Выделим ряд тезисов этой позиции.

1. Корпорация как научное понятие имеет несколько значений. С одной стороны, можно вести речь о понятии корпорации для характеристики всех социальных организаций (формальных и неформальных). Указанный широкий подход имеет право на существование, так как, по сути, отражает традиционный взгляд на общество как на совокупность отношений между индивидами и корпорациями (реальные совокупности индивидов). Как правило, понятие "корпорация" в подобном значении используется в сфере общественных наук, хотя даже там указанное понятие многозначно и употребляется как пример общности людей и одновременно как комплексный общественный институт.

2. В узком значении понятие "корпорация" имеет более конкретное наполнение, так как используется в каждой научной дисциплине применительно к тем функциям, методам и предмету, которые выделяют эту науку из числа других. Однако из всего многообразия подходов в рамках отдельно взятых научных дисциплин единым остается то обстоятельство, что под корпорацией в сфере прикладных исследований понимается в любом случае такое понятие, как социальная организация, а если более точно - то организация формальная.

3. Для юристов в изучении корпораций (объединений) как социальной реальности особый интерес представляют такие их формы, которые обладают определенным набором объективных устойчивых признаков, позволяющих действовать такому объединению лиц как особому, "искусственному" образованию, субъекту правовых отношений. Речь идет прежде всего об объединениях - организациях, которые имеют признаки юридических лиц, хотя вполне понятно, что объединение, будучи субъектом общественных отношений, может и не являться юридическим лицом.

4. Рассматривая понятие "корпорация" в узком смысле слова в сравнительном анализе с понятием "учреждение", Е.Е. Суязов указывает, что кратко формулу отнесения организации к корпорации можно представить в следующем виде: корпорация - это, по сути, объединение лиц или капиталов, тем не менее не всякое объединение лиц есть корпорация. При этом, по его мнению, объединение лиц и капиталов является необходимым признаком корпорации, но недостаточным; таким достаточным признаком является членство в организации *(55).

Подобный подход к разграничению "корпораций" и "учреждений" и соответственно выделение "членства" как необходимого признака отнесения организации к корпорации не нов. О нем мы говорили, когда рассматривали представления ученых-правоведов дореволюционной России по этому вопросу. Поддерживается такая точка зрения и современными исследователями. Так, высказывается позиция, что весьма удобным "внешним" критерием разграничения корпораций и учреждений (или иначе некорпоративных организаций) в традиционной классификации может выступать наличие или отсутствие членства в организации *(56).

На наш взгляд, термин "членство", определяемый как "пребывание членом где-нибудь" *(57) и являющийся производным от слова "член", т.е. лицо, входящее в состав какой-нибудь организации, объединения *(58), не единственный и далеко не лучший термин, который позволяет выделить суть этого признака "корпорации". Термин "членство" больше воспринимается в статическом аспекте. В сравнении с ним термины "участие", т.е. деятельность по совместному выполнению чего-нибудь, сотрудничество в чем-нибудь *(59), и "участник", т.е. тот, кто участвует в чем-нибудь *(60), больше соответствуют динамическому аспекту, что также в большей степени соответствует характеру отношений, которые возникают между теми, кто входит в корпорацию, и между ними и самой корпорацией. Так, участники корпорации участвуют в формировании органов корпорации и ее имущества, в работе высшего органа корпорации и т.д. В этой связи следует согласиться с И.С.Шиткиной, которая указывает, что в российской правовой доктрине к юридическим лицам корпоративного типа относят коммерческие организации, для достижения уставных целей которых необходимо соединение усилий нескольких участников, уставный (складочный) капитал которых поделен на определенные доли *(61).

В этом отношении, на наш взгляд, если уж и использовать термин "членство", то так, как это делает Д.В. Ломакин, понимая под ним "комплекс связей участников организации как между собой, так и самой организацией, что проявляется в наличии у них субъективных прав и обязанностей, то есть членское правоотношение" *(62).

Ряд основных признаков корпорации выделяет Н.В. Козлова, выполнившая собственный анализ правовой литературы, посвященный понятию и сущности юридического лица:

1) корпорация есть союз известных физических и/или юридических лиц, называемых участниками (членами);

2) корпорация создается и прекращается на основе акта общей воли ее учредителей (участников, членов);

3) корпорация действует в интересах своих участников, преследуя определенную ими цель;

4) корпорация как юридическое лицо независима от перемен в составе ее участников;

5) между корпорацией и ее участниками, а также между самими участниками возникает корпоративное правоотношение, порождающее у каждого его участника корпоративные права и обязанности;

6) реализуя свои корпоративные права, участники корпорации могут в определенной степени управлять корпорацией и ее имуществом, влиять на формирование ее воли как юридического лица;

7) корпорация имеет внутреннюю структуру, обеспечивающую организационное единство;

8) руководящие органы корпорации избираются ее членами, которым они подотчетны;

9) высшим органом корпорации является общее собрание ее членов, решения которого принимаются большинством голосов *(63).

Исследование этих признаков позволило Н.В. Козловой сделать следующий вывод:

Корпорациями можно назвать все виды хозяйственных товариществ и обществ, кооперативы, общественные и религиозные организации, некоммерческие партнерства, объединения юридических лиц и другие юридические лица, основанные на корпоративных началах (принципах членства, участия и т.п.).

Из этого вывода видно, что Н.В. Козлова, следуя признаку членства, исключает из корпораций такие организационно-правовые формы юридических лиц, как фонды и автономные некоммерческие организации, но при этом сохраняет в перечне корпораций хозяйственные товарищества. "Действительно, - пишет она, - полные и простые коммандитные товарищества как объединения чисто личного характера, используемые преимущественно в сфере мелкого и среднего бизнеса, далеко не всегда признаются полноправными юридическими лицами. Вместе с тем очевидно, что в тех правопорядках, где полные и простые коммандитные товарищества рассматриваются как субъекты права, их следует с полным основанием отнести к юридическим лицам - корпорациям" *(64).

В целом, соглашаясь с предложенными Н.В. Козловой признаками корпорации, отметим, однако, что включение в их число двух последних признаков и отнесение к корпорациям хозяйственных товариществ являются взаимоисключающими подходами по отношению друг к другу.

Анализ ранее изложенного материала позволяет нам сделать следующие выводы:

1. Термин "корпорация" имеет несколько значений. Под значением в данном случае следует понимать "смысл, то, что данный предмет (слово, знак, жест) обозначает" *(65). Наибольшее распространение получили два значения корпорации - социальное и правовое.

2. Корпорация в социальном значении представляет собой социальную организацию, т.е. объединение индивидов в единое целое для совместного труда. Объединившись в организацию, индивиды становятся взаимосвязанными орудиями (органами) целого, участвующими в труде, сохраняющими, однако, свою индивидуальность. Благодаря этому организация как нечто реальное, включающее людей, представляет собой связующее звено между материальной техникой и подлинным руководством людьми и относится к важнейшим вспомогательным средствам последнего *(66). Действительно, если попытаться найти среди окружающих нас людей тех, кто не принадлежит ни к одной организации, то можно убедиться, что это не так легко сделать. Подавляющее большинство членов общества входят в одну или несколько организаций.

3. Корпорация в правовом значении представляет собой признаваемую законом правовую форму объединения лиц и (или) капиталов, обладающую теми необходимыми признаками, которые определяли бы ее как самостоятельного участника гражданского оборота. Термином "корпорация", - заявляют авторы Энциклопедического юридического словаря, - пользуются всякий раз, когда хотят подчеркнуть, что организация, называемая этим именем, рассматривается как единое целое и может выступать участником в гражданском обороте *(67).

4. Правовое значение термина "корпорация" может выражаться в широком и в узком, т.е. буквальном смысле этого слова. Под смыслом в данном случае следует понимать "внутреннее содержание, постигаемое разумом" *(68).

5. В широком смысле, "т.е. в более общем понимании" *(69), корпорация - это любое юридическое лицо, в котором присутствуют отношения членства (участия). Для всех корпораций в широком смысле этого слова характерны следующие признаки:

* наличие союза юридических и (или) физических лиц, являющихся участниками (членами) этого союза;

* наличие у корпорации самостоятельной воли, отличной от воли каждого из входящих в нее участников (членов);

* наделение участников корпорации определенными правами и принятие ими на себя определенных обязанностей в отношении как самой корпорации, так и друг друга;

* возникновение между участниками (членами) корпорации отношений особого рода, именуемых корпоративными отношениями;

* наличие у корпорации определенной цели, ради которой и происходит объединение ее участников (членов);

* корпорация имеет свою внутреннюю структуру, которая обеспечивает ее организационное единство.

6. В собственном смысле, т.е. "в буквальном, настоящем смысле этого слова" *(70) корпорация - это организация, обладающая как признаками корпорации в широком смысле слова, так и теми характерными чертами, которые и определяют ее особенности, позволяющие выделить из всего многообразия юридических лиц, основанных на членстве, те, которые собственно и являются "корпорациями". К ним, на наш взгляд, можно отнести следующие характерные черты, позволяющие сформировать "образ" корпорации в собственном смысле этого слова.

Корпорация - это:

1) юридическое лицо, в отношении которого его участники имеют обязательственные права;

2) коммерческая организация, т.е. юридическое лицо, преследующее извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности;

3) коммерческая организация с разделенным на доли учредителей (участников) уставным капиталом;

4) юридическое лицо, в котором имущество, созданное за счет вкладов учредителей (участников), а также произведенное и приобретенное им в процессе деятельности, принадлежит ему на праве собственности;

5) объединение лиц (участников) на договорной основе или наличие в качестве учредителя (участника) одного лица, которые не отвечают по его обязательствам, а несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных ими вкладов (акций);

6) организация с четкой организационной структурой, включающей структуру органов ее управления, высшим органом которой является общее собрание ее участников (членов).

Если мы посмотрим на эти характерные черты под углом зрения действующего законодательства (в первую очередь норм, содержащихся в статьях гл. 4 ГК РФ), то неминуемо придем к выводу о том, что корпорации в собственном смысле этого слова - это хозяйственные общества, поскольку каждой из представленных шести позиций соответствует конкретная норма ГК РФ, характеризующая именно хозяйственные общества. По первой позиции - это ч. 2 п. 2. ст. 48, по второй - п. 1 и 2 ст. 50, по третьей - ч. 1 п. 1 ст. 66, по четвертой - ч. 1 п. 1 ст. 66, по пятой - п. 3 ст. 66, п. 1 ст. 87 и п. 1 ст. 96, по шестой - п. 1 ст. 53, ст. 93 и ст. 103 ГК РФ.

Таким образом, имея исчерпывающий перечень коммерческих организаций, отметим, что только хозяйственные общества соответствуют всем названным характеристикам, поскольку хозяйственные товарищества (полные и коммандитные), как мы уже отмечали ранее, не имеют в своей структуре органов управления (ст. 69-86 ГК РФ); унитарные предприятия не являются организациями на членстве и собственниками имущества, переданного им учредителями (ст. 113-115 ГК РФ); наконец, производственные кооперативы, являясь, как правило, объединением только граждан, которые личным трудом должны участвовать в его деятельности, не имеют договорной основы такого объединения (ст. 107-112 ГК РФ). А это, в свою очередь, дает ответ на вопрос об организационно-правовых формах юридических лиц, которых можно включить в группу лиц, именуемых термином "корпорация" в собственном смысле этого слова. Они могут создаваться в форме акционерного общества, общества с ограниченной или с дополнительной ответственностью. Отметим, что для практики современной России ближе понятие корпорации именно в собственном смысле этого слова.

Именно такая позиция получила поддержку в документах некоторых федеральных органов. В первую очередь речь идет о разработке и внедрении в практику специального документа, определяющего стандарты в регулировании корпоративных отношений внутри корпораций и их внешних отношений с другими юридическими лицами. Таким документом является Кодекс корпоративного поведения. В распоряжении Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 4 апреля 2002 г. N 421/р "О рекомендации к применению Кодекса корпоративного поведения" указывается, что "корпоративное поведение" - понятие, охватывающее разнообразные действия, связанные с управлением хозяйственными обществами. Корпоративное поведение влияет на экономические показатели деятельности хозяйственных обществ и на их способность привлекать капитал, необходимый для экономического роста. Совершенствование корпоративного поведения в Российской Федерации - важнейшая мера, необходимая для увеличения притока инвестиций во все отрасли российской экономики - как из источников внутри страны, так и от зарубежных инвесторов. Одним из способов такого совершенствования может стать введение определенных стандартов, установленных на основе анализа практики корпоративного поведения.

Стандарты корпоративного поведения применимы к хозяйственным обществам всех видов, но в наибольшей степени они важны для акционерных обществ. Это обусловлено тем обстоятельством, что именно в акционерных обществах, где часто имеет место отделение собственности от управления, наиболее вероятно возникновение конфликтов, связанных с корпоративным поведением. Поэтому Кодекс корпоративного поведения разработан прежде всего для акционерных обществ, выходящих на рынок капитала. Вместе с тем это не исключает возможности его применения любыми другими хозяйственными обществами.

Таким образом, можно говорить о том, что термин "корпорация" в России применим именно к хозяйственным обществам - акционерным обществам, обществам с ограниченной и дополнительной ответственностью.

 

Глава 2. Правовой статус корпорации: общая характеристика

 

Положения, характеризующие статус корпорации, сформулированные в разд. 1.3 гл. 1, - это всего лишь набор основных ее черт, облеченных в форму правовых норм, регулирующих хозяйственные общества. Представленная очередность этих положений в данном перечне

является достаточно условной, поскольку их надо рассматривать в совокупности, а не в какой-либо последовательности. Не все они принадлежат к правовым нормам одного порядка как по охвату регулируемых вопросов, так и по значимости для определения сути корпорации (хозяйственного общества). Одни положения связаны с определением статуса общества, другие - статуса участника, третьи - с определением видов корпораций (хозяйственных обществ). Поскольку перед нами стоит задача понять, что такое корпорация (представить ее "образ") и на этой основе сформулировать ее определение, постольку нам необходимо ориентироваться на те положения, которые устанавливают ее правовой статус и являются в этом отношении для него основополагающими.

Таких положений четыре:

1) корпорация - это юридическое лицо;

2) корпорация - это коммерческая организация, в отношении которой ее участники имеют обязательственные права;

3) корпорация - это организация, объединяющая на основе договора лиц либо созданная одним лицом, ответственность которых ограничена;

4) корпорация - это участник гражданского оборота с четкой организационной структурой, включающей структуру органов ее управления, высшим среди которых является общее собрание ее участников (членов).

Все остальные положения лишь детализируют названные. Они, несомненно, важны, но если четыре основных положения требуют самостоятельного исследования, то остальные будут лишь структурными элементами такого исследования.

 

2.1. Корпорация - это юридическое лицо

 

Уровень понимания института юридических лиц, который сложился сегодня, вырабатывался на протяжении достаточно длительного времени под влиянием не только изменений, происходящих в национальном законодательстве, но и достижений западных правовых систем. Однако нетрудно заметить те корни, которые питают наши новые представления о юридических лицах.

В западном праве юридическое лицо в самом общем виде определяется как организация или учреждение, которые выступают в качестве самостоятельного участника гражданских правоотношений. Гражданское законодательство западных государств либо предпочитает вообще не давать определения юридического лица (во французском Гражданском кодексе вплоть до 1978 г. не содержалось даже самого термина "юридическое лицо", в Гражданском кодексе Италии 1942 г. дана лишь классификация юридических лиц, хотя глава 1 титула 2 первой книги относится к юридическим лицам и называется "Общие положения"), либо ограничивается общими и очень краткими формулировками. Так, ст. 52 Швейцарского гражданского уложения 1907 г. определяет юридические лица как соединения лиц, имеющих корпоративное устройство, и как самостоятельные заведения, основанные для какой-либо особой цели. Пожалуй, наиболее развернутые определения юридического лица содержатся в гражданских кодексах стран Латинской Америки. Например, Гражданский кодекс Чили 1855 г. дает такую формулировку понятия юридического лица: "Является юридическим лицом лицо фиктивное, способное осуществлять права, нести гражданские обязанности и вступать в правовые и неправовые отношения". Данное определение воспроизводится в гражданских кодексах Колумбии, Сальвадора и Эквадора *(71).

Анализ положений законов, судебных решений и научных исследований позволяет определить признаки юридического лица:

1) существует независимо от состава его участников и в принципе бессрочно;

2) обладает самостоятельной волей, не совпадающей с волей отдельных его участников;

3) имеет имущество, обособленное от имущества его участников;

4) несет самостоятельную ответственность по своим обязательствам закрепленным за ним имуществом;

5) вправе совершать от своего имени сделки, разрешенные законом;

6) может выступать в качестве истца и ответчика от своего имени в органах различной юрисдикции.

Гражданское законодательство, как советское, так и российское, характеризуется тем, что каждый новый виток его развития связан со своим определением юридического лица.

В соответствии со ст. 23 ГК РСФСР 1964 г. юридическими лицами признаются организации, которые обладают обособленным имуществом, могут от своего имени приобретать имущественные и личные неимущественные права и нести обязанности, быть ответчиками в суде, арбитраже или в третейском суде.

Приведенная законодательная норма, а также ряд других норм Гражданского кодекса РСФСР 1964 г., посвященных юридическим лицам, позволяют сформулировать основные признаки юридического лица применительно к периоду начала 60-х гг.:

организационное единство, закрепленное в уставе, который определяет структуру и деятельность юридического лица как самостоятельного целостного образования;

наличие обособленного имущества, являющегося необходимой основой деятельности;

выступление в гражданском обороте от своего имени при совершении сделок и иных действий, порождающих гражданские права и обязанности, а также при защите прав в суде или арбитраже;

самостоятельная гражданско-правовая ответственность по своим обязательствам.

В Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, полном хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество, отвечает по своим обязательствам этим имуществом и выступает в суде, арбитражном суде и третейском суде от своего имени. Юридические лица могут иметь имущественные и личные неимущественные права и обязанности (п. 1 ст. 11 Основ). В определении четко фиксируется, на основании каких вещных прав организация, признаваемая юридическим лицом, может иметь обособленное имущество.

С развитием гражданского законодательства в СССР, а затем и в России происходило изменение и конкретизация определения понятия "юридическое лицо" и его признаков.

Гражданский кодекс РФ 1994 г. в ст. 48 устанавливает: "Юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде". В этом определении наиболее полно объединены основные признаки юридического лица, которые даны в Гражданском кодексе РСФСР 1964 г. и Основах гражданского законодательства.

Рассмотрим более подробно признаки юридического лица.

 

Организационное единство

 

Организационное единство является неотъемлемым признаком любого юридического лица. Давая определение юридического лица через термин организация, что означает строение, устройство (в буквальном смысле) и объединение людей для достижения какой-либо цели *(72), законодатель изначально заложил в понятие юридического лица два аспекта: структурный (форма объединения людей) и функциональный, динамичный (механизм обеспечения их согласованной работы для достижения определенной цели).

И тот, и другой аспект находят свое правовое закрепление в учредительных документах, в которых определяется структура и основы деятельности юридического лица как самостоятельного целостного образования. В них обязательно определяется наименование и место нахождения юридического лица, порядок управления его деятельностью через осуществление функций совершенно определенных органов, обладающих собственной компетенцией, даже информация о существующих в структуре юридического лица филиалах и представительствах, являющихся его подразделениями. Причем фиксация этой информации в учредительных документах - не пожелание законодателя, а его императивное требование. Все это подтверждает необходимость выделения организационного единства как самостоятельного признака юридического лица.

 

Наличие обособленного имущества

 

В Гражданском кодексе РФ дается широкое толкование понятия "имущество", которое не ограничивается только материальными объектами гражданских прав. Так, в ст. 128 ГК РФ "к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права".

Таким образом, имущество можно определить не только как материальный объект гражданских прав, но и как совокупность имущественных прав (актив) или имущественных прав и обязанностей (актив и пассив), принадлежащих определенному лицу.

В соответствии с п. 1 ст. 48 ГК РФ юридические лица должны иметь самостоятельный баланс или смету, на которых отражается принадлежащее им имущество.

Самостоятельность (законченность) бухгалтерского баланса состоит в том, что в нем отражается все имущество, все поступления и затраты, активы и пассивы юридического лица. Структурное подразделение или филиал юридического лица тоже может вести бухгалтерский учет, составлять и иметь отдельный баланс. Но этот баланс не является самостоятельным, поскольку ряд затрат, без которых деятельность данного подразделения не могла бы осуществляться (например, общезаводские расходы), в бухгалтерском учете подразделения и его балансе не отражается. В соответствии со ст. 10 Закона РФ "О товарных биржах и биржевой торговле" от 18 марта 1992 г. для структурных подразделений предусмотрено ведение отдельных балансов.

Смета в отличие от баланса представляет собой план предстоящих расходов и поступлений материальных и денежных средств и является формой имущественного обособления организаций, как правило, не занимающихся коммерческой деятельностью и финансируемых за счет внешнего источника.

Важно подчеркнуть требование Гражданского кодекса РФ, согласно которому имущество юридического лица должно принадлежать ему на праве собственности или на ином ограниченном вещном праве (хозяйственного ведения или оперативного управления). В связи с этим, очевидно, следует согласиться с мнением ряда юристов, высказывающихся о недопустимости функционирования юридического лица исключительно на базе имущества, полученного по договору аренды либо имущественного найма, или на основе заемных средств при отсутствии вкладов учредителей юридического лица в его уставный капитал (уставный фонд, складочный капитал) *(73).

 

Самостоятельная имущественная ответственность

 

Следует выделить два аспекта рассматриваемого признака юридического лица.

Первый аспект. Самостоятельность юридической ответственности предполагает, что учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечает по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника (п. 3 ст. 56 ГК РФ).

Положение п. 3 ст. 56 ГК РФ предусматривает некоторые исключения из общего правила. Так, если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, то на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Второй аспект. В соответствии с Гражданским кодексом РСФСР 1964 г. имущественная ответственность юридических лиц ограничивалась только тем имуществом, на которое допускалось обращение взыскания по его долгам. Таким образом, Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. (ст. 98, 101 и 104) и Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1964 г. (ст. 411-413) фактически исключили из числа возможных объектов взыскания основные средства, а также оборотные средства юридического лица, если последний докажет, что они необходимы ему для нормальной деятельности.

Однако составители Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. отказались от этой конструкции, предусмотрев, что юридическое лицо отвечает по своим обязательствам всем своим имуществом (ст. 15).

Наконец, в Гражданском кодексе РФ эта же норма воспроизведена в п. 1 ст. 56, т.е. было окончательно установлено: "Юридические лица, кроме финансируемых собственником учреждений, отвечают по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом".

Таким образом, в случае возникновения обязательств у юридического лица и отсутствия достаточных финансовых средств на его расчетных счетах в банковских учреждениях взыскание может быть обращено на любое имущество юридического лица, в том числе здания, сооружения, механизмы, сырье, материалы и иные виды основных и оборотных средств.

Вместе с тем п. 2 ст. 56 ГК РФ предусматривает особые правила решения вопроса об имущественной ответственности для финансируемых собственником учреждений: в соответствии со ст. 120 ГК РФ они отвечают по своим обязательствам находящимися в их распоряжении денежными средствами.

 

Участие в гражданском обороте от своего имени

 

Способность выступать в гражданском обороте от своего имени означает, что юридическое лицо может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и нести обязанности.

Имущественные и личные неимущественные права и обязанности как разновидность гражданских прав и обязанностей юридического лица возникают в соответствии с п. 1 ст. 8 ГК РФ.

Для юридических лиц наиболее типичным вариантом приобретения и осуществления имущественных и личных неимущественных прав и несения обязанностей является заключение от своего имени гражданско-правовых договоров (купли-продажи, поставки, перевозки, займа, аренды, подряда и др.). Есть и иные способы приобретения прав и несения обязанностей.

Организации, не являющиеся юридическими лицами (филиалы и представительства), будучи лишь обособленными подразделениями юридического лица, не могут от своего имени выступать в гражданском обороте, т.е. они не вправе, например, заключать договоры от своего имени. Вместе с тем представительство и филиал, расположенные вне места нахождения юридического лица, осуществляют определенную деятельность, обладая при этом достаточно большой самостоятельностью. Это нередко приводит к тому, что подразделения и филиалы при заключении договоров выступают в качестве самостоятельных субъектов гражданского права, что не согласуется с п. 1 ст. 48 ГК РФ.

Какой же возможен выход из такого положения? По смыслу ст. 55 ГК РФ руководители представительств и филиалов, назначенные юридическим лицом, действуют от имени юридического лица на основании его доверенности. При этом соответствующие полномочия руководителя филиала (представительства) должны быть обязательно удостоверены доверенностью ему как физическому лицу и не могут основываться лишь на указаниях, содержащихся в учредительных документах юридического лица, в положении о филиале (представительстве) и т.п., либо явствовать из обстановки, в которой действует руководитель филиала.

Это связано с тем, что доверенность оформляет отношения, вытекающие из договора поручения, т.е. гражданско-правового договора, участниками которого могут быть субъекты гражданского права. Поэтому стороной соответствующих сделок будет считаться юридическое лицо, от имени которого сделку заключил его представитель, действующий на основании доверенности, но никак не сам филиал или представительство.

В связи с этим постановлением пленума Верховного суда РФ и пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" было обращено внимание на то, что договор, подписанный руководителем филиала (представительства) от имени филиала и без ссылки на то, что договор заключен от имени юридического лица и по его доверенности, будет считаться совершенными от имени юридического лица лишь при доказанности наличия у руководителя филиала (представительства) на момент подписания договора соответствующих полномочий, выраженных в положении о филиале и доверенности. В противном случае юридическое лицо не может считаться стороной такого договора и отвечать по нему своим имуществом.

 

Способность выступать истцом и ответчиком в суде

 

Возможность приобретать и осуществлять гражданские права и нести обязанности неразрывно связана с наличием способов защиты этих прав. В соответствии со ст. 12 ГК РФ защита гражданских прав осуществляется путем: признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права; присуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещения убытков; взыскания неустойки; компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношения; неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону; иными способами, предусмотренными законом.

Статья 11 ГК РФ предусматривает, что защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляют в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд.

Статус юридического лица позволяет организации выступать в суде в качестве как истца, так и ответчика. Отсутствие такого статуса исключает возможность участия организации в суде для защиты своих прав.

Согласно постановлению пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 2 декабря 1993 г. N 34 "Об участии в арбитражном процессе обособленных подразделений юридических лиц" при возникновении споров по обязательствам юридических лиц претензии и исковые требования не могут предъявляться от имени филиалов и представительств и к филиалам либо представительствам.

В случаях когда филиалам и представительствам как обособленным подразделениям юридических лиц предоставлено право осуществлять в арбитражном процессе полномочия стороны по делу, эти обособленные подразделения выступают от имени юридического лица и взыскания производятся арбитражным судом с юридического лица или в пользу юридического лица.

Наряду с рассмотренными основными признаками, без которых организация не может обладать правами юридического лица, следует указать на одну обязательную процедуру, с которой гражданское законодательство связывает приобретение создаваемой организацией этого правового статуса.

Речь идет о государственной регистрации юридических лиц. Обязательность этой процедуры определяется ст. 51 ГК РФ, которая содержит следующие положения:

* юридическое лицо подлежит государственной регистрации в уполномоченном государственном органе в порядке, определяемом законом о регистрации юридических лиц, причем юридическое лицо считается созданным именно с этого момента;

* данные государственной регистрации, в том числе для коммерческих организаций фирменное наименование, включаются в единый государственный реестр юридических лиц, открытый для всеобщего ознакомления;

* отказ в государственной регистрации, а также уклонение от такой регистрации могут быть обжалованы в суд.

 

2.2. Корпорация - это коммерческая организация, в отношении которой ее участиники имеют обязательственные права

 

Если мы обратимся к Советскому энциклопедическому словарю, изданному в 1985 г. издательством "Советская энциклопедия" (3-е изд.), то не обнаружим там такого понятия, как "коммерческая организация". Более того, практически все понятия, которые начинались со слова "коммерческий", рассматривались применительно только к капиталистическому государству. Даже "коммерческая тайна" разъяснялась как используемое в буржуазных государствах право акционерной компании, фирмы, банка на сохранение в тайне ряда документов, отражающих их деятельность *(74).

Однако сегодня без участия коммерческих организаций нельзя обойтись ни в одной сфере деятельности. Понятие "коммерческая организация" не только вошло в наш повседневный лексикон, но и стало предметом особого внимания со стороны законодателя.

Исходя из смысла ст. 49 и 50 Гражданского кодекса РФ, коммерческой признается организация (т.е. юридическое лицо), обладающая общей правоспособностью и преследующая извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности.

Учитывая, что признаки корпорации как юридического лица были рассмотрены нами ранее, для понимания сути коммерческой организации и соответственно корпорации как коммерческой организации необходимо исследовать три ее основополагающих признака:

* цель деятельности коммерческой организации;

* правоспособность коммерческой организации;

* характер отношений с учредителями (участниками).

Характеристика любого правового института будет содержательнее и полнее, если его рассматривать, во-первых, через призму различных классификаций, используя наиболее существенные для понимания критерии, и во-вторых, на фоне сравнения его характеристик с характеристиками схожих с ним объектов.

Как мы отметили ранее, корпорация является одной из разновидностей юридических лиц, следовательно, специфические особенности корпорации могут быть выявлены только при одновременном исследовании особенностей других юридических лиц на основе использования одних и тех же классификационных критериев.

Гражданский кодекс РФ использует три критерия классификации юридических лиц. При этом, как мы убедимся позже, раскрытие этих критериев способствует исследованию названных выше трех признаков, характеризующих корпорацию как коммерческую организацию. Необходимо отметить этот факт, поскольку критерии классификации формулируются на уровне закона, что, несомненно, свидетельствует об их значимости и, кроме того, позволяет представить юридическое лицо более объемно и содержательно.

В качестве первого классификационного критерия юридических лиц выступает основная цель деятельности.

С помощью этого критерия в начале параграфа дано определение коммерческой организации.

Действительно, в соответствии со ст. 50 ГК РФ все юридические лица по основной цели деятельности делятся на два вида:

коммерческие организации, т.е. организации, преследующие в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли;

некоммерческие организации, т.е. организации, не имеющие в качестве основной цели извлечение прибыли.

Таким образом, извлечение прибыли как основная цель деятельности юридического лица является важнейшим признаком коммерческой организации. В порядке сравнительного анализа рассмотрим этот признак, а также положение организации, где такой признак отсутствует (некоммерческие организации).

Прибыль - обобщающий показатель финансовых результатов хозяйственной деятельности. Определяется как разность между выручкой от хозяйственной деятельности и суммой затрат на эту деятельность. Различается прибыль балансовая и чистая. Балансовая прибыль - общая сумма прибыли за определенный период, отражающаяся в бухгалтерском балансе. В балансовую прибыль включается прибыль от реализации разного рода продукции, работ, услуг и внереализационных операций (разность между штрафами, пенями, неустойками, полученными и уплаченными, арендная плата от сдачи в аренду имущества и др.). Чистая прибыль - это часть балансовой прибыли, которая остается в распоряжении юридического лица после уплаты налогов, рентных и других платежей в бюджет.

У некоммерческих организаций иная цель деятельности, и тем не менее законом допускается извлечение прибыли, но в данном случае эта цель рассматривается не как основная, а как сопутствующая и второстепенная. Таким образом, у некоммерческой организации также может быть прибыль, тем более что в п. 1 ст. 50 ГК РФ прямо указывается на возможность получения прибыли некоммерческой организацией.

Так в чем же разница? В той же ст. 50 ГК РФ находим ответ: в коммерческих организациях прибыль может распределяться между учредителями, а в некоммерческих организациях такое распределение не допускается.

Гражданский кодекс РФ четко определяет источник получения этой прибыли - предпринимательская деятельность.

Впервые наиболее полное определение предпринимательской деятельности и ее участников на уровне законодательного акта было дано в Законе РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности в РСФСР". Под предпринимательской деятельностью (предпринимательством) понималась "инициативная самостоятельная деятельность граждан и их объединений, направленная на получение прибыли" (п. 1 ст. 1 Закона). Причем делался акцент на то, что "предпринимательская деятельность осуществляется гражданами на свой риск и под имущественную ответственность в пределах, определяемых организационно-правовой формой предприятия".

К участникам предпринимательской деятельности (а в рассматриваемом Законе использовался термин "субъекты предпринимательства") относились:

* граждане РСФСР и других союзных республик, не ограниченные в установленном законом порядке в своей дееспособности;

* граждане иностранных государств и лица без гражданства в пределах правомочий, установленных законодательством РСФСР;

* объединения граждан - коллективные предприниматели (партнеры).

Таким образом, законодатель совершенно четко определял предпринимательскую деятельность как деятельность граждан и соответственно в качестве участников (субъектов) этой деятельности рассматривал исключительно граждан.

Несколько иначе подошел к рассмотрению этих вопросов Гражданский кодекс РФ. В нем предпринимательская деятельность рассматривается как регулируемые гражданским законодательством отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием, исходя из того, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке (ст. 2 ГК РФ). С изменением в подходе к предпринимательской деятельности изменяется и подход к определению участников этой деятельности. В соответствии со ст. 2 ГК РФ участниками регулируемых гражданским законодательством отношений являются граждане и юридические лица.

Таким образом, к участникам предпринимательской деятельности по Гражданскому кодексу РФ, в отличие от ранее рассмотренного Закона РСФСР, относятся как граждане (физические лица), так и юридические лица.

Осуществление предпринимательской деятельности связано с реализаций определенных прав и исполнением определенных обязанностей, т.е. возникает вопрос о правоспособности коммерческих и некоммерческих организаций.

До принятия Гражданского кодекса РФ 1994 г. законодательные акты, регулирующие деятельность юридических лиц, придерживались принципа специальной правоспособности, т.е. юридические лица наделялись гражданской правоспособностью в соответствии с установленными целями их деятельности (ст. 26 ГК РСФСР 1964 г.). Более того, в соответствии со ст. 50 ГК РСФСР недействительной признавалась сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями, указанными в его уставе.

Впервые попытка полностью отказаться от этого принципа была предпринята в Положении об акционерных обществах, утвержденном постановлением Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 г., в котором устанавливалось, что общество вправе совершать все действия, предусмотренные законом. Деятельность общества не ограничивается той, что оговорена в уставе. Сделки, выходящие за пределы уставной деятельности, но не противоречащие действующему законодательству, признаются действительными (п. 6 ст. 1 Положения). Однако в условиях действия Гражданского кодекса РСФСР (1964 г.) и Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик (1991 г.), распространивших принцип специальной правоспособности на все виды юридических лиц (ст. 12 Основ), приведенная норма ст. 1 Положения об акционерных обществах не действовала.

Гражданский кодекс РФ (1994 г.) в ст. 49 установил, что коммерческие организации могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом. Таким образом, было отменено действие принципа специальной правоспособности для коммерческих организаций. Исключением из этого правила являются государственные муниципальные унитарные предприятия, на которые распространяется названный принцип. Он также распространяется и на некоммерческие организации, которые согласно п. 3 ст. 50 ГК РФ могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям.

Вместе с тем законодатель установил, что отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо (как коммерческое, так и некоммерческое) может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии). Право юридического лица осуществлять такую деятельность возникает с момента получения такой лицензии или в указанный в ней срок и прекращается по истечении срока ее действия, если иное не установлено законом или иными правовыми актами.

Вторым классификационным критерием юридических лиц выступает организационно-правовая форма. Этот критерий, как дополнение первого, позволяет создать конкретный образ коммерческих и некоммерческих организаций, показать многообразие видов юридических лиц через их организационно-правовые формы и, наконец, применять принцип "поименования" в отношении одних видов юридических лиц и не применять в отношении других.

Итак, в соответствии с критерием "организационно-правовая форма юридического лица" коммерческие организации могут создаваться в форме хозяйственных товариществ (полное и коммандитное товарищества); хозяйственных обществ (открытые и закрытые акционерные общества, общества с ограниченной и дополнительной ответственностью); производственных кооперативов; государственных и муниципальных унитарных предприятий.

Как было отмечено ранее, корпорации создаются в таких организационно-правовых формах, как открытые и закрытые акционерные общества, общества с ограниченной и дополнительной ответственностью.

Юридические лица, являющиеся некоммерческими организациями, с учетом этого же критерия могут быть представлены в форме потребительских кооперативов, общественных или религиозных организаций (объединений), финансируемых собственником учреждений, благотворительных и иных фондов, а также в других формах, предусмотренных законом.

В качестве "поименованных" видов юридических лиц выступают только коммерческие организации. Законодатель специально определил исчерпывающий перечень организационно-правовых форм коммерческих организаций, поскольку отношения с ними в гражданском обороте сопряжены с повышенным риском и при ограничении количества этих "рисковых" юридических лиц уменьшается и степень риска. В Федеральном законе "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" от 30 ноября 1994 г. (ст. 6) указано, что со дня официального опубликования части первой Кодекса (т.е. с 8 декабря 1994 г.) коммерческие организации могут создаваться исключительно в тех организационно-правовых формах, которые предусмотрены для них гл. 4 Кодекса.

В то же время перечень некоммерческих организаций остается открытым и может дополняться законодательным путем *(75).

Третий критерий классификации юридических лиц, закрепленный в законе, позволяет определить характер прав, возникающих у учредителей (участников) в связи с участием в образовании имущества учреждаемого ими юридического лица.

Этот вид классификации юридических лиц имеет весьма важное значение, поскольку характеризует сущность отношений, возникающих между учредителями (участниками) и созданными юридическими лицами.

В соответствии с названным критерием возможны три варианта отношений.

Первый вариант. Учредители (участники) создают юридическое лицо, формируют его уставный капитал или имущество создаваемых юридических лиц. После регистрации юридического лица то, что явилось вкладом в уставный капитал или имущество создаваемого юридического лица, перестает быть собственностью учредителя и становится собственностью созданного юридического лица. Учредитель, теряя свою собственность, в качестве "компенсации" получает в отношении созданных юридических лиц обязательственные права (права требования), которые удостоверяются либо пакетом акций, либо сертификатом долей.

Учредитель, наделенный обязательственным правом, может:

* получать информацию о деятельности юридического лица и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией;

* принимать участие в распределении прибыли;

* получать в случае ликвидации юридического лица часть имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, или его стоимость и т.д.

В соответствии с п. 2 ст. 48 ГК РФ к юридическим лицам, в отношении которых их участники имеют обязательственные права, относятся хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы, т.е. практически все коммерческие организации (за исключением государственных и муниципальных унитарных предприятий), и один вид некоммерческих организаций - потребительские кооперативы.

Таким образом, корпорации относятся к той категории юридических лиц, в отношении которых их участники имеют обязательственные права.

Второй вариант. Учредители (участники) создают юридическое лицо, осуществляют вклад в его уставный капитал, но после регистрации новое юридическое лицо не приобретает права собственности на переданные ему вклады. Учредители сохраняют право собственности или иное вещное право. В соответствии со ст. 209 ГК РФ право собственности включает права владения, пользования и распоряжения. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами распоряжаться им *(76).

К юридическим лицам, на имущество которых их учредители имеют право собственности или иное вещное право, относятся: из коммерческих организаций - государственные и муниципальные унитарные предприятия, в том числе дочерние предприятия, а из некоммерческих - финансируемые собственником учреждения.

Третий вариант. Учредители (участники) создают юридическое лицо, формируют его имущество, делая определенные вклады, но после регистрации юридического лица не имеют в отношении него имущественных прав.

Напомним: к имущественным правам относятся субъективные права участников правоотношений, связанные с владением, пользованием и распоряжением имуществом, а также с теми материальными требованиями, которые возникают между участниками экономического оборота по поводу распределения этого имущества и обмена (товарами, услугами, выполняемыми работами, деньгами, ценными бумагами).

Таким образом, учредители юридического лица, созданного по третьему варианту, не имеют не только прав собственности или иных вещных прав, но даже обязательственных прав по отношению к учреждаемому ими юридическому лицу.

В соответствии с п. 3 ст. 48 ГК РФ к юридическим лицам, в отношении которых их учредители (участники) не имеют имущественных прав, относятся такие некоммерческие организации, как общественные и религиозные организации (объединения), благотворительные и иные фонды, объединения юридических лиц (ассоциации и союзы), автономные некоммерческие организации.

 

2.3. Корпорация - это организация, объединяющая на основе договора лиц либо созданная дним лицом, ответственность которых органичена

 

Названная характеристика корпорации выходит за рассмотренные нами рамки классификаций, определенных законом, но от этого она не становится менее важной для понимания сути корпораций. Представленный признак корпорации содержит в себе три важных элемента:

корпорация может быть создана одним лицом;

корпорация может быть создана несколькими лицами на основе заключения между ними договора;

ответственность участников (членов) корпорации ограничена.

 

Корпорация может быть создана одним лицом

 

Корпорация, созданная одним лицом, представляет особый интерес, так как для современного российского законодательства она является новеллой. Для большинства европейских стран соответствующие нормы имеют уже многолетнюю историю *(77). "Общество (товарищество, предприятие, компания) одного лица" - универсальная форма ограничения риска для лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность. Напомним, что, согласно ст. 23 и 24 ГК РФ, гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность, отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание. При создании "общества одного лица" часть имущества предпринимателя юридически выделяется для формирования уставного капитала общества и фактически размерами этого имущества ограничивается имущественный риск самого предпринимателя. Вместе с тем в законодательстве стран, предусматривающих возможность создания "общества одного лица", включая и законодательство России, всегда присутствует норма, устанавливающая запрет на единоличное участие в акционерном обществе другого "общества одного лица", т.е. на создание "общества одного лица" второго уровня. Это связано с тем, что при создании "общества одного лица" первого уровня есть возможность для реализации ч. 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ, предусматривающей возложение субсидиарной ответственности на учредителя (участника) по обязательствам созданного им юридического лица, а при создании "общества одного лица" второго уровня возможности для ее реализации нет.

Возможность создания корпорации (акционерного общества или общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью) одним учредителем прямо предусмотрена законодательством. Так, в п. 5 ст. 9 и п. 2 ст. 10 ФЗ "Об акционерных обществах" устанавливается, что в случае учреждения общества одним лицом решение об учреждении должно определять размер уставного капитала общества, категории (типы) акций, размер и порядок их оплаты и при этом акционерное общество не может иметь в качестве единственного учредителя (акционера) другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица.

Вместе с тем отметим, что в литературе отношение к отнесению общества одного лица к корпорации неоднозначно. Очевидно, следует согласиться с точкой зрения П.В. Степанова, согласно которой "компания одного лица тоже является корпорацией, так как обладает всеми признаками и может в любое время принять в свой состав несколько членов" *(78).

 

Корпорация может быть создана несколькими лицами на основе заключения между ними договора

 

Раскрывая этот признак корпорации, необходимо дать ответ на два вопроса:

* какие лица могут создавать корпорации?

* какой вид договора заключается между учредителями?

Ответ на первый вопрос заложен в ГК РФ, в ч. 2 п. 4 ст. 66 которого устанавливается, что участниками корпораций (хозяйственных обществ) могут быть граждане и юридические лица. При этом государственные органы и органы местного самоуправления как юридические лица не могут выступать учредителями корпорации, если иное не установлено федеральными законами. Аналогичные нормы содержатся и в Федеральных законах "Об акционерных обществах" и "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Поскольку юридические лица ранее уже были предметом нашего рассмотрения, остановимся на физических лицах, которые, будучи гражданами, являются, так же как и юридические лица, участниками регулируемых гражданским законодательством правоотношений (ст. 2 ГК РФ).

Вместе с тем учреждение любого юридического лица, в том числе корпорации, есть не что иное, как сделка, поскольку согласно ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

В соответствии со ст. 17 ГК РФ способность иметь гражданские права и нести обязанности - это гражданская правоспособность, которая признается в равной мере за всеми гражданами. Она возникает в момент рождения и прекращается смертью гражданина.

Однако способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность) возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, т.е. по достижении восемнадцатилетнего возраста (ст. 21 ГК РФ). Правда, закон допускает возможность совершения сделок малолетними (в возрасте от шести до четырнадцати лет) и несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет. Однако анализ ст. 26 и 28 ГК РФ показывает, что такие сделки как учреждение юридических лиц, эти категории физических лиц совершать не могут. Следовательно, учреждение юридических лиц физическими лицами возможно только тогда, когда дееспособность последних возникает в полном объеме. Вместе с тем нет правил без исключений. В ряде случаев полная дееспособность может наступить и ранее восемнадцатилетнего возраста. Закон предусматривает два условия такого положения.

Во-первых, когда допускается вступление в брак до достижения восемнадцати лет. В этом случае гражданин, не достигший восемнадцатилетнего возраста, приобретает дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак. Особо отметим, что приобретенная в результате заключения брака дееспособность сохраняется в полном объеме и в случае расторжения брака до достижения восемнадцати лет. Но в случае признания брака недействительным суд может принять решение об утрате несовершеннолетним супругом полной дееспособности с момента, определяемого судом.

Во-вторых, когда речь идет об эмансипации (ст. 27 ГК РФ). Институт эмансипации - новый для нашего гражданского законодательства. Он предусматривает, что несовершеннолетний, достигший шестнадцатилетнего возраста, может быть объявлен полностью дееспособным, если работает по трудовому договору, в том числе по контракту, или с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью.

Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным производится по решению органа опеки и попечительства с согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя либо, при отсутствии такого согласия, - по решению суда.

После такого объявления, при осуществлении эмансипированным несовершеннолетним предпринимательской деятельности, родители, усыновители и попечитель не несут ответственности по его обязательствам, в частности по обязательствам, возникшим вследствие причинения им вреда *(79).

Ответ на второй вопрос - какой вид договора заключается между учредителями? - не так однозначен, как на первый. Чтобы более четко представить суть заключаемого с учредителями акционерного общества договора, необходимо сравнить его с подобными договорами, заключаемыми учредителями других хозяйственных обществ. Напомним, что все хозяйственные общества (в том числе и акционерные), где учредителей более одного, объединяются в акционерные обществе на основе договора и что вид договора изменяется в зависимости от вида хозяйственных обществ.

Согласно п. 5 ст. 9 ФЗ "Об акционерных обществах" учредители заключают между собой письменный договор о создании общества, в котором определяется порядок осуществления ими совместной деятельности по учреждению общества. В договоре должны найти отражение:

* размер уставного капитала общества;

* категории и типы акций, подлежащих размещению среди учредителей;

* размер и порядок оплаты акций;

* права и обязанности учредителей по созданию общества.

В отличие от учреждения акционерных обществ, где к учредительным документам общества относится только устав, при учреждении обществ с ограниченной и дополнительной ответственностью учредительными документами общества являются как устав общества, так и учредительный договор. Исключением из общего правила является ситуация, когда общество с ограниченной или дополнительной ответственностью учреждается одним лицом, т.е. создается общество одного лица. В этом случае единственным учредительным документом общества является устав. Однако согласно абз. 2 п. 1 ст. 11 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" в случае увеличения числа участников общества до двух и более между ними должен быть заключен учредительный договор *(80).

В учредительном договоре учредители общества:

во-первых, обязуются создать общество;

во-вторых, определяют порядок совместной деятельности по его созданию.

Учредительным договором определяются:

состав учредителей (участников) общества;

размер уставного капитала общества;

размер доли каждого из учредителей (участников) общества;

размер и состав вкладов учредителей (участников);

порядок и сроки внесения вкладов в уставный капитал общества при его учреждении;

ответственность учредителей (участников) общества за нарушение обязанности по внесению вкладов;

условия и порядок распределения между учредителями (участниками) общества прибыли;

состав органов общества;

порядок выхода участников общества из общества.

Согласно п. 1 ст. 89 ГК РФ учредительный договор должен быть заключен в простой письменной форме путем составления одного документа. Стороны могут предусмотреть его нотариальное удостоверение, хотя закон не обязывает их это делать.

Изменения в учредительные документы общества вносятся по решению общего собрания участников общества как высшего органа его управления.

Отметим некоторую алогичность закона в области регулирования порядка внесения изменений и дополнений в зависимости от вида учредительного документа. Законодатель, видимо, подчеркивая первичность учредительного договора, устанавливает, что для внесения в него изменений необходимо единогласие всех участников. Изменение устава общества осуществляется двумя третями голосов участников общества (ст. 32 ФЗ).

Вместе с тем согласно п. 5 ст. 12 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", в случае несоответствия положений учредительного договора и положений устава общества преимущественную силу для третьих лиц и участников общества имеют положения устава общества. Налицо реальные возможности создания искусственных коллизий положений устава и договора, когда через менее жесткую процедуру внесения изменений в устав общества будут подвергаться сомнению положения договора.

 

Ответственность участников корпорации ограничена

 

Анализ норм законодательства, регулирующего ответственность учредителей (участников) хозяйственных обществ (корпораций), показывает, что существует два подхода к определению ответственности в зависимости от того, на кого она распространяется.

Вариант 1. Ответственность учредителей корпорации.

Этот вариант ответственности касается учредителей только в период создания корпорации.

Согласно п. 2 ст. 11 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" и аналогичной нормы ФЗ "Об акционерных обществах" (п. 3 ст. 10) учредители общества несут солидарную ответственность по обязательствам, связанным с учреждением общества и возникшим до его государственной регистрации.

Солидарная ответственность напрямую связана с обязательствами учредителей, которые, принимая решение об учреждении корпорации, сознательно принимают на себя и эти обязанности.

При солидарной обязанности учредителей кредитор вправе требовать исполнения возникших обязательств как от всех учредителей совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. При этом кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников (ст. 323 ГК РФ).

Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не будет исполнено полностью.

Согласно ст. 322 ГК РФ солидарная обязанность (ответственность) или солидарное требование возникает, если солидарность обязанности или требования предусмотрена договором или установлена законом. Поскольку Федеральные законы "Об обществах с ограниченной ответственностью" и "Об акционерных обществах" прямо устанавливают солидарную ответственность для учредителей общества, то отсутствие указания на это в учредительном договоре не освобождает от нее учредителей.

Вариант 2. Ответственность участника корпорации.

На первый взгляд может показаться странным словосочетание "ответственность участника корпорации (общества)", поскольку как п. 1 ст. 87 ГК РФ, так и п. 1 ст. 2 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" и "Об акционерных обществах" устанавливают, что участники хозяйственных обществ не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных ими вкладов. Вместе с тем законодатель вводит два исключения из этого правила, предусматривая ситуации, когда на участника может быть возложена ответственность по обязательствам самого общества.

1. Солидарная ответственность участников предусмотрена для участников общества, внесших вклады в уставный капитал общества не полностью. В этом случае они несут солидарную ответственность по обязательствам общества в пределах стоимости неоплаченной части вклада каждого участника общества.

2. Субсидиарная ответственность участника при несостоятельности (банкротстве) корпорации предусматривается согласно п. 3 ст. 3 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" и "Об акционерных обществах" в случае несостоятельности (банкротства) общества по вине его участников или по вине других лиц, которые имеют право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеют возможность определять его действия. На указанных участников или других лиц в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам общества.

Рассмотренные положения закона об ответственности учредителей (участников) корпораций дают основание признать, что во всех случаях эта ответственность является ограниченной.

 

2.4. Корпорация - это участник гражданского оборота с четкой организационной структурой, включающей структуру органов ее управления, высшим среди которых является общее собрание ее участников (членов)

 

Полное представление о данном признаке корпорации дает рассмотрение двух его аспектов. Первый связан с определением того, что подразумевается под "органом корпорации", второй - с классификацией этих органов по различным критериям.

 

Понятие органа корпорации

 

Учитывая, что корпорация является разновидностью юридического лица, понятие органа корпорации неразрывно связано с понятием органа юридического лица и базируется на нем так же, как понятие корпорации неразрывно связано с понятием юридического лица и базируется на нем.

Юридическое лицо, в том числе и корпорация, как мы уже смогли убедиться, является "искусственным субъектом" оборота, созданным для достижения определенной цели *(81), поэтому оно в силу своей виртуальности не может реализовать ни свою правоспособность, ни дееспособность.

Пока все рассуждения о юридическом лице велись с позиции теории, это не мешало нам ни определять признаки юридического лица, ни систематизировать различные виды юридических лиц по определенным группам, выстраивая всевозможные их классификации, ни определять типы акционерных обществ и их особенности. Но как только с высот теории мы опускаемся на землю практической деятельности юридических лиц, возникает совершенно справедливый вопрос: как же корпорация, являясь юридическим лицом, будет осуществлять ту деятельность, ради которой она и была создана?

На этот вопрос пытался ответить Д.И. Мейер. Он писал: "Если юридическое лицо одарено правами, то, конечно, для того, чтобы оно пользовалось ими, осуществляло их. Но осуществление прав предполагает волю, действия. По отношению к физическому лицу эта сторона права, говоря вообще, не представляет затруднения: физическое лицо способно действовать, способно проявлять свою волю по самой природе своей. Но юридическое лицо - бесплотная идея; каким же образом проявит оно гражданскую деятельность?

Даже и юридическое лицо - совокупность физических лиц - само по себе не способно к гражданской деятельности, ибо действия лиц, входящих в состав юридического лица, не могут быть безусловно признаваемы за действия самого юридического лица. Возьмем государство - юридическое лицо, совокупность граждан: очевидно, что действия граждан, потому только что они - действия граждан государства, еще не могут считаться действиями самого государства. Юридическое лицо - заведение даже не представляет случая, в котором мог бы возникнуть вопрос: не следует ли то или другое действие считать действием самого юридического лица - непосредственная деятельность такого лица неудобомыслима. Таким образом, оказываются в юридическом быту лица, по природе своей не способные к гражданской деятельности, - вот куда ведет признание личности за отвлеченными понятиями. Но юридический быт находит средство помочь этому недостатку. Средство состоит в том, что создается орган юридического лица, действия которого считаются действиями самого юридического лица: признавая существование юридического лица, законодательство в то же время определяет орган, через который оно должно проявлять свою гражданскую деятельность" *(82).

Е.Н. Трубецкой, исследуя этот же вопрос, указывал, что "дееспособность юридических лиц выражается в действиях определенных физических лиц, представителей, действующих от имени юридического лица. Действия таких представителей считаются действиями самого юридического лица. Если, например, ректор университета заключает контракт на поставку дров или на устройство электрического освещения в университетских зданиях, то эти действия ректора считаются действиями самого университета. Утверждая устав юридического лица, правительственная власть всегда определяет те органы, которые компетентны выражать его волю и действовать от его имени. Само собой разумеется, однако, что ни лица, уполномоченные быть представителями юридического лица, ни вообще физические лица, входящие в его состав, не должны быть отождествляемы с самим юридическим лицом. Со смертью государя государство как юридическое лицо не прекращает своего существования. Университет не перестает существовать за выбытием ректора" *(83).

Таким образом, юридическое лицо выражает свою волю вовне через свои органы. Такой подход согласуется и с действующим законодательством.

Согласно п. 1 ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы. Именно органы юридического лица формируют и выражают его волю как самостоятельного субъекта права, поэтому именно через органы, т.е. посредством совершаемых ими действий, юридическое лицо приобретает указанные гражданские и иные права и принимает на себя обязанности. Действия таких органов рассматриваются как действия самого юридического лица.

Для понимания сущности понятия "орган юридического лица" обратимся к первоначальному значению слова. "Орган" (от греч. "organon") - орудие, инструмент *(84). Из этого определения следует по меньшей мере два вывода.

Орган юридического лица должен быть каким-либо образом оформлен, чтобы с абсолютной точностью в нем усматривался именно "инструмент" юридического лица и чтобы наряду с выражением воли вовне органы могли реализовать эту волю, осуществляя конкретные, юридически значимые действия. Естественно, при этом возникают вопросы: кто выступает в качестве органа юридического лица и каким образом это фиксируется? каковы правовые способы, позволяющие ограничить эту деятельность органов юридического лица?

Ответ на первый вопрос можно найти в трудах у Д.И. Мейера, который исходил из следующего понимания этого обстоятельства: "Можно себе представить, что одно физическое лицо составляет орган деятельности юридического лица или несколько лиц. Например, император, одно лицо, признается верховным органом деятельности государства. Но большей частью несколько физических лиц составляют орган юридического лица. Орган юридического лица - совокупность лиц физических - может быть составлен или таким образом, что несколько физических лиц составляют орган юридического лица, или все лица, входящие в состав юридического лица, в совокупности составляют его орган. Обыкновенно не все, а только несколько лиц определяются органом юридического лица - совокупности лиц физических. Если союз, составляющий юридическое лицо, очень обширен, то интересы его непосредственно могут и не совпадать с интересами отдельных членов, тогда по необходимости этому союзу приходится действовать через особых, немногих представителей. Так, это справедливо, например, по отношению к казне: у нас многие не понимают, что интересы казны в то же время - интересы каждого гражданина.

Но в иных случаях законодательство делает еще различие между действиями юридического лица, и по одним действиям органом его признает одно физическое лицо или несколько, но небольшое число физических лиц, а по другим - большее число лиц или даже все члены союза.

По отношению, например, к компаниям на акциях первый орган называется правлением юридического лица (компании), а второй - общим собранием (акционеров)" *(85).

Определяя виды и механизмы формирования органов юридического лица, нельзя не согласиться с Д.И. Мейером в том, что "или законодательство раз и навсегда определяет орган юридического лица и образ действия органа - и эти определения делает обязательными для всех юридических лиц, или законодательство относительно каждого юридического лица особо определяет орган его деятельности и образ действия. Последнего пути преимущественно держится наше законодательство: каждый раз в уставе, даваемом юридическому лицу, определяется орган его деятельности и образ действия органа или определяется, по крайней мере, порядок назначения членов органа юридического лица" *(86).

Современное корпоративное законодательство также придерживается второго направления, поскольку, определяя возможный набор органов для каждого акционерного общества, за учредителями остается право самостоятельно выбрать именно те, которые в наибольшей степени соответствуют решению тех задач, ради чего и создается юридическое лицо.

Что же касается правовых способов, позволяющих ограничить эту деятельность органов юридического лица, то при их установлении и характеристике нельзя не учитывать точку зрения Е.Н. Трубецкого, который указывал, что "юридические лица обладают правоспособностью и дееспособностью в различном объеме, в зависимости от тех целей, которым они служат. Цели юридических лиц бесконечно разнообразны, а потому и содержание прав, которыми они пользуются, разнообразится до бесконечности. Права различных юридических лиц сходны между собой скорее в отрицательных, чем в положительных чертах; юридические лица сходятся между собой скорее в тех правах, которых они не имеют и иметь не могут, чем в тех, которыми они в действительности пользуются. Ясное дело, что юридические лица не могут обладать теми правами, которые связаны с живой человеческой личностью. Например, они не могут иметь прав семейственных, супружеских и вследствие этого не могут наследовать по закону, так как для этого требуется кровное родство.

Права и обязанности легальных юридических лиц всегда строго и точно ограничены определенной сферой компетенции, которая указывается в их уставе или статуте. Как правоспособность, так и дееспособность этих лиц ограничены строго определенными рамками. Вообще всякое легальное юридическое лицо может совершать только те действия, на которые его уполномочивает устав, утвержденный подлежащей властью" *(87). Следовательно, пределы активности органов четко корреспондируются, с одной стороны, правоспособностью и дееспособностью самого юридического лица, с другой - компетенцией и полномочиями органов юридического лица, устанавливаемыми как законом, так и учредительными документами.

Анализируя представленные выше взгляды на разные аспекты изучаемой проблемы, можно сформулировать следующие основные признаки органа акционерного общества как органа юридического лица:

1. Орган юридического лица - это некая организационно оформленная часть юридического лица, представленная либо одним, либо несколькими физическими лицами.

2. Орган юридического лица образуется в соответствии с порядком, определенным законом и учредительными документами.

3. Орган юридического лица обладает определенными полномочиями, реализация которых осуществляется в пределах собственной компетенции.

4. Волеобразование и волеизъявление юридического лица оформляется посредством принятия специальных актов органов юридического лица, виды которых определяются законодательством.

Для более четкого представления образа органа юридического лица необходимо детальное рассмотрение каждого из указанных признаков.

 

 Орган юридического лица - это некая организационно оформленная часть юридического лица, представленная либо одним, либо несколькими физическими лицами

 

Возможность такого обособления части юридического лица или появления физического лица для указанных целей заложена в организационной структуре юридического лица. Как мы уже отмечали ранее, определение юридического лица дается через определение организации. Согласно ст. 48 ГК РФ юридическое лицо - это и есть организация.

Термин "организация" по содержанию достаточно многозначен. Наиболее распространенное употребление этого термина следующее. Организация - строение, устройство (буквальное значение) *(88). По Ожегову, организация - организованность, хорошее, планомерное, продуманное устройство, внутренняя дисциплина *(89). Еще ряд определений: это внутренняя упорядоченность, согласованность, взаимодействие более или менее дифференцированных и автономных частей целого, обусловленного его строением *(90); объединение людей для работы, руководство их работой, согласование работы отдельных частей и отдельных работ, контроль работы *(91); деятельность людей по созданию состояния упорядоченности объекта и субъекта управления, равно как и отношений между ними *(92).

Вместе с тем организация (фр. organisation) трактуется и как совокупность людей, групп, объединенных для достижения какой-либо цели, решения какой-либо задачи на основе принципов разделения труда, разделения обязанностей и иерархической структуры *(93).

Несмотря на многообразие трактовок термина "организация", можно выделить два основополагающих его аспекта:

первый - как структурный аспект организации, представляющей собой форму объединения людей;

второй - как функциональный, динамический аспект, суть которого заключается в упорядоченности работы по управлению.

Для характеристики органов юридического лица, несомненно, наибольшую важность имеет первый аспект. Но это не значит, что второй аспект является второстепенным. Он также важен, и значение его нельзя недооценивать, поэтому будет предметом нашего исследования при дальнейшем анализе характера деятельности юридического лица.

Таким образом, главной характеристикой сути юридического лица является определенная внутренняя организационная структура, выражающаяся в наличии у него определенных органов, а при необходимости - и соответствующих подразделений для выполнения установленных для него задач.

 Орган юридического лица образуется в соответствии с порядком, определенным законом и учредительными документами

Этот признак является очень важным, поскольку его характеристика позволяет дать ответ на вопрос: каким образом формируются органы юридического лица?

Закон определяет, что органы юридического лица либо назначаются, либо избираются (абз. 2 п. 1 ст. 53 ГК РФ). При этом порядок назначения или избрания определяется как законом, так и учредительными документами. Обратим внимание на этот момент. Законодатель связывает легитимность существования органов юридического лица и соответственно их действий с выполнением неких организационных процедур по назначению или избранию. Исходя из буквального толкования этих терминов, назначение можно определить как возможность какого-либо органа юридического лица, согласно его компетенции и полномочиям, поставить физическое лицо на какую-то должность или работу *(94). Избрание - выбор кем-либо, имеющим на это полномочия, предпочтительной кандидатуры из некоего количества предложенных кандидатур. Соответственно либо в законе, либо в учредительных документах должна быть описана процедура как первого, так и второго варианта формирования органа юридического лица.

Следует обратить внимание и на то, что порядок формирования органов юридических лиц зависит от их конкретной разновидности. При этом в некоторых случаях этот порядок с абсолютной определенностью установлен нормами закона, в других случаях этой определенности нет.

Так, ФЗ "Об акционерных обществах" предусматривает, что совет директоров (наблюдательный совет) избирается (ст. 66); ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" предусматривает, что порядок образования и деятельности совета директоров (наблюдательного совета) определяется уставом общества (п. 2 ст. 32), т.е. создается правовая база для иного формирования совета директоров, нежели избрание. Особенно ярко эта возможность проявляется при формировании совета директоров (наблюдательного совета) в обществе одного лица.

Например, исполнительный орган в унитарном предприятии согласно ст. 113 ГК РФ назначается, а в акционерных обществах согласно ст. 48 ФЗ "Об акционерных обществах" образуется, что дает возможность их как избирать, так и назначать.

 Орган юридического лица обладает определенными полномочиями, реализация которых осуществляется в пределах собственной компетенции

Под компетенцией (от лат. "сompetentia" - принадлежность по праву) понимается круг полномочий какого-либо органа или должностного лица или круг вопросов, в которых данное лицо обладает познаниями, опытом *(95).

Если рассматривать это понятие под углом изучения юридических лиц и их органов, то, без сомнения, речь может идти о первом варианте толкования этого термина - как круга полномочий. Но нельзя один, не совсем четкий термин определять через иной термин, еще не определенный. Что же такое "полномочие"?

Словарь русского языка под полномочием понимает право, предоставленное кому-либо для осуществления чего-либо *(96).

Акцентируя свое внимание на правовом аспекте этого термина, авторы "Юридической энциклопедии" определяют полномочие (от англ. authority) как, во-первых, субъективное право одного лица (представителя), основанное на доверенности, административном акте, законе, совершать сделки от имени другого (представляемого), тем самым создавая, изменяя или прекращая права и обязанности представляемого, и, во-вторых, как составную часть компетенции и статуса органа, должностного лица, лица, осуществляющего управленческие функции в организации, а также некоторых лиц, реализующих функции, предусмотренные для них законодательством и иными правовыми актами *(97).

Следовательно, сущностными характеристиками компетенции органов являются два положения:

* наличие у органов юридического лица определенного набора неких прав;

* возникновение этих прав связано с фиксацией их либо в законе, либо в иных правовых актах, включая их учредительные документы.

В самом деле, если мы обратимся к действующему законодательству, то увидим, что эти положения в полной мере находят отражение при регулировании и определении правового положения юридических лиц.

Гражданский кодекс РФ применительно ко всем видам юридических лиц устанавливает одну и ту же норму: компетенция органов юридического лица, а также порядок принятия ими решений и выступления от его имени определяются в соответствии с Гражданским кодексом, законами, регулирующими деятельность этих видов юридических лиц и их учредительными документами (ст. 53, 55, 91, 103, 110 и др. ГК РФ).

Специальные законы, регулирующие порядок организации и деятельности конкретных видов юридических лиц, уточняя эти положения, четко определяют компетенцию каждого органа юридического лица. Так, в ФЗ "Об акционерных обществах" данному вопросу посвящены ст. 47, 48, 65, 69, 70, 85 и др., в ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" - ст. 32, 33, 38, 39, 40, 41, 42, 47 и др.

Таким образом, под компетенцией органа юридического лица понимается совокупность установленных законом или иным правовым актом прав, позволяющих органам юридического лица осуществлять определенные действия по решению вопросов его внутренней организации и по его представлению вовне, реализуя при этом волю самого юридического лица, и тем самым приобретать от его имени и для него гражданские права и принимать от его имени гражданские обязанности.

 Волеобразование и волеизъявление юридического лица оформляется посредством принятия специальных актов органов юридического лица, виды которых определяются законодательством

Признавая, что воля юридического лица выражается через его органы, мы должны ответить на вопросы: каким образом орган юридического лица выражает его волю? какие действия органа и при каких условиях считаются действиями самого юридического лица? Эти вопросы возникли не сегодня, так как базируются на абсолютно объективной основе. Д.И. Мейер таким образом объяснял сущность рассматриваемой проблемы: "Если орган юридического лица - одно физическое лицо, то выражение воли его сообразно существу юридического лица и будет считаться действием юридического лица. Но если орган состоит из нескольких физических лиц, то в каком случае выражение воли их можно считать выражением воли юридического лица, предполагая, разумеется, и в этом случае, что воля выражается сообразно существу юридического лица? Воля есть принадлежность, свойство отдельного человека, так что каждый человек имеет свою волю. Точно так же из отдельных физических лиц, составляющих орган юридического лица, каждое имеет свою волю, которая может совпадать с волей других лиц или не совпадать. Поэтому и законодательству приходится принимать в соображение волю отдельных членов органа юридического лица и постановить, чтобы или единогласная воля членов считалась волей юридического лица, или воля большинства.

Иногда уставом юридического лица определяется, каким именно должно быть большинство голосов, чтобы решение органа считалось действием юридического лица: так, требуется нередко, чтобы 2/3 или даже 3/4 голосов были согласны на какую-либо меру, и тогда только определение органа получает силу" *(98).

Обратим внимание на два аспекта поднятой проблемы:

* воля юридического лица должна быть каким-то образом оформлена в некий правовой документ, поскольку его принятие порождает юридические последствия;

* оформление этой воли связано с установленной уставом или иными правовыми документами определенной процедурой выработки и принятия решения, которое только при ее соблюдении приобретает юридическую силу и отождествляется с волей самого юридического лица.

Фактически оба эти аспекта находятся в русле решения вопроса об актах юридического лица.

Значение слова акт многогранно. Но если абстрагироваться от всех значений, которые не имеют отношения к рассматриваемым нами вопросам, то можно сделать вывод, что под правовым (или юридическим) актом (от лат. "actus") понимается решение, действие или документ, имеющие юридическое значение *(99), т.е. порождающие определенные правовые последствия, создающие юридическое состояние и направленные на регулирование общественных отношений.

Правовые (юридические) акты подразделяются на нормативные, содержащие нормы права, регулирующие определенную сферу общественных отношений, и ненормативные (индивидуальные), которые порождают права и обязанности только у тех субъектов, которым они адресованы.

Естественно, что в первую очередь нас интересует вторая группа правовых актов.

Действительно, процессы волеобразования и волеизъявления юридического лица реализуются в конкретных действиях, решениях и документах. В ином случае все эти процессы не будут завершены и соответственно юридическим лицом не будут достигнуты те цели, на достижение которых и была направлена воля юридического лица.

Следовательно, волеобразование и волеизъявление юридического лица всегда нуждаются в некоем законченном оформлении. В качестве окончательного оформления этой воли и выступает правовой акт юридического лица, т.е. фактически акт есть не что иное, как правовая форма реализации задач и функций юридического лица. Но поскольку задачи и функции юридического лица реализуются в деятельности его органов, то соответственно акты юридического лица представляют собой акты органов юридического лица.

Можно назвать наиболее значимые качества правовых актов юридического лица или правовых актов органов юридического лица, определяющие их юридическую природу. Правовой акт органа юридического лица:

1) представляет собой юридический вариант управленческого решения, поскольку через него орган юридического лица решает тот или иной вопрос, возникающий в процессе деятельности юридического лица в интересах достижения его целей;

2) исходит только от органов юридического лица, обладающих таким статусом как по закону, так и в соответствии с учредительными документами юридического лица, в пределах их компетенции, определенной законом и учредительными документами;

3) юридически закрепляет результат процесса волеобразования или волеизъявления юридического лица;

4) является односторонним волеобразованием или волеизъявлением юридического лица, предопределенным началами, характеризующими его как самостоятельного субъекта гражданско-правовых отношений;

5) может либо создавать основу для возникновения, изменения или прекращения гражданско-правовых отношений, в которых юридическое лицо выступает субъектом, либо служить юридическим фактом, непосредственно порождающим, изменяющим или прекращающим конкретные правовые отношения подобного типа;

6) порождает права и обязанности только у тех субъектов, которым он адресован;

7) является подзаконным, т.е. должен соответствовать действующему законодательству и иным правовым актам, включая учредительные и иные документы самого юридического лица;

8) занимает определенное место в иерархической системе такого рода актов, что означает соответствие акта данного органа юридического лица актам вышестоящих звеньев системы органов юридического лица (например, акт единоличного исполнительного органа всегда должен соответствовать акту собрания как высшего органа юридического лица);

9) как правило, оформляется в виде письменного юридического документа, но может быть выражен и без оформления специального документа (например, используется механизм "молчание - знак согласия");

10) вырабатывается, принимается и оформляется с соблюдением определенных, официально установленных законом или иными правовыми актами, включая учредительные и иные документы юридического лица, правил (процедур), предусматривающих порядок его подготовки, обсуждения и принятия;

11) может быть в установленном действующим законодательным актом порядке опротестован или обжалован.

Итак, через правовой акт органа юридического лица воля самого юридического лица "переводится" в правовой документ. Но задачи, которые решаются на основе принятых документов, могут быть разными как по характеру, так и по содержанию. Следовательно, разнятся и сами правовые акты юридического лица, которые могут быть классифицированы по различным критериям.

По форме выражения правовые акты органов юридического лица могут подразделяться на решения, документы и действия. Решения - родовое понятие всех актов органов юридического лица, оформленных в письменном виде. К ним можно отнести как акты органов волеобразующих, так и акты органов волеизъявляющих. Документы (внутренние документы) - это совокупность норм, детализирующих порядок формирования и организацию работы какого-либо органа юридического лица либо описание процедуры принятия каких-либо правовых актов органов юридического лица. К ним можно отнести, например, внутренние документы, определяющие порядок организации и деятельности органов управления юридического лица: положения об общем собрании, совете директоров, исполнительных органах и т.д. Действия - это конкретная деятельность органов юридического лица от его имени, к которым можно, например, отнести: представление юридического лица перед третьими лицами, совершение сделок и т.д.

По юридической значимости правовые акты юридического лица можно подразделить на две группы в соответствии с их принадлежностью - волеобразующих органов и волеизъявляющих органов. При этом необходимо помнить, что акты волеизъявляющих органов всегда должны соответствовать и приниматься во исполнение актов волеобразующих органов. Так, решение правления всегда должно соответствовать решениям собрания или совета директоров.

По процедуре принятия правовые акты органов юридического лица могут подразделяться на принятые коллегиально и принятые единолично. Первые - это акты общего собрания, совета директоров, правления, дирекции; вторые - это акты единоличного исполнительного органа.

По наименованию правовые акты органов юридических лиц подразделяются на решения, приказы, указания. Так, общее собрание акционеров, совет директоров (наблюдательный совет) принимают решения, а исполнительный орган акционерного общества издает приказы и дает указания.

По кругу лиц, на которые правовые акты органов юридического лица распространяют свое действие, они подразделяются на общие, содержащие нормы, обязательные для всех лиц, связанных корпоративными и трудовыми отношениями с юридическим лицом, и индивидуальные, которые порождают права и обязанности только у тех субъектов, которым они адресованы.

Проведенный анализ позволяет сделать вывод:

правовой акт юридического лица есть основанное на законе и иных правовых актах волеобразование или волеизъявление юридического лица, выработанное и оформленное по установленной процедуре в виде специального акта органа юридического лица и направленное на установление локальных правовых норм или возникновение, изменение и прекращение гражданско-правовых отношений в интересах достижения целей, ради которых юридическое лицо создано.

Таким образом, исходя из вышесказанного, можно дать определение органа корпорации.

 

 Орган корпорации - это организационно оформленная часть корпорации, представленная либо одним, либо несколькими физическими лицами, образуемая в соответствии с порядком, предусмотренным законом и учредительными документами этого общества, обладающая определенными полномочиями, реализация которых осуществляется в пределах собственной компетенции, которая посредством принятия специальных правовых актов, виды которых устанавливаются законодательством, реализует волю корпорации.

 

Классификация органов корпорации

 

Для того чтобы в полной мере представить все разновидности органов корпорации и выявить характерные черты каждого из них, есть смыл классифицировать их с учетом различных критериев.

Наиболее распространенными являются следующие классификационные критерии:

1) наименование органов корпорации;

2) в зависимости от того, формирует орган корпорации ее волю, или ее изъявляет вовне;

3) число лиц, входящих в органы корпорации;

4) порядок формирования органов корпорации или способ приобретения ими полномочий;

5) характер полномочий и задач органов корпорации, что определяет их место, занимаемое в иерархии органов хозяйственных обществ;

6) функции, выполняемые органами корпорации;

7) сроки деятельности органов корпорации.

Корпорация является наиболее сложной разновидностью юридического лица. Предполагается, что в корпорации имеется сразу несколько органов управления и органов внутреннего и внешнего контроля с распределением между ними компетенции, установлением порядка принятия этими органами решений, определением возможности действия от имени общества, определением ответственности и порядка ее возложения. Поэтому еще при создании корпорации необходимо выбирать оптимальную структуру органов управления или рационально распределять между ними полномочия.

С учетом обозначенных критериев проведем классификацию органов корпорации.

1. По наименованию органы корпорации подразделяются на следующие виды:

общее собрание акционеров (участников);

совет директоров (наблюдательный совет);

единоличный исполнительный орган (президент, генеральный директор, директор и др.);

коллегиальный исполнительный орган (правление, дирекция и др.).

Особенность этой классификации определяют, как минимум, три момента.

Во-первых, некоторые из перечисленных видов органов четко поименованы в законодательных актах, при этом закон фиксирует лишь одно название органа. Это относится к общему собранию акционеров и общему собранию участников, ревизионной комиссии общества, ревизору общества. Федеральные законы "Об акционерных обществах" и "Об обществах с ограниченной ответственностью" используют для корпораций только эти названия органов, причем делают это в императивном виде и тем самым исключают возможность для акционеров и участников называть их в учредительных документах как-то иначе.

Во-вторых, для участников предоставляется возможность выбора из двух вариантов, хотя орган и поименован в законодательных актах. Это касается органа, который осуществляет свою деятельность в период между общими собраниями и имеет два названия - совет директоров и наблюдательный совет. Как видим, закон представляет два варианта названий, но это исчерпывающий перечень, и участники могут выбирать только из них.

В-третьих, некоторые органы могут именоваться самими участниками в учредительных документах, а закон дает лишь родовое понятие, определяющее их место в иерархии органов управления корпорации. Это относится к единоличному и коллегиальному органам корпорации.

В качестве единоличного исполнительного органа законом в обязательном порядке называются генеральный директор и директор. Фактически в акционерных обществах этими названиями выбор и ограничен. Но в обществах с ограниченной ответственностью закон не ограничивает выбор конкретных названий, поскольку здесь используется открытый перечень за счет указания, что могут быть и другие (ст. 40 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью").

Аналогичным образом решается вопрос и в отношении коллегиального исполнительного органа. К наиболее часто используемым, как их называет ФЗ "Об акционерных обществах", относятся правление и дирекция. В обществах с ограниченной ответственностью на этом список не заканчивается за счет все того же указания, что могут быть и другие (ст. 41 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью").

Следовательно, в отличие от акционерных обществ, участникам обществ с ограниченной ответственностью предоставляется возможность самостоятельно определять названия этих органов, указывая, к какому органу - коллегиальному или единоличному - он относится. Так, единоличным исполнительным органом часто считается исполнительный директор, председатель правления, коллегиальным исполнительным органом - президиум.

Для акционерных обществ эти положения являются императивными, но на практике мы не наблюдали серьезного отношения к нормам ФЗ "Об акционерных обществах", определяющим названия для исполнительных органов. Нет на этот счет и судебной практики, которая бы ограничивала самодеятельность акционеров в этих вопросах.

2. В зависимости от того, формирует орган корпорации ее волю или изъявляет эту волю вовне, органы могут подразделяться на волеобразующие и волеизъявляющие.

Следует признать достаточно обоснованной позицию, уже сформулированную в литературе, о том, что органы юридического лица могут создаваться для формирования его воли (волеобразующие органы) и для одновременного выражения его воли вовне, т.е. по отношению ко всем третьим лицам - участникам имущественного оборота (волеизъявляющие или исполнительные органы) *(100).

Таким образом, можно говорить о том, что различаются органы: 1) созданные только для формирования воли юридического лица и 2) одновременно выражающие его волю вовне. Последние для совершения сделок от имени юридического лица не нуждаются в доверенности, однако лишь при условии, что они действуют в рамках компетенции, предусмотренной законом, иным правовым актом или учредительными документами. Особенность унитарных предприятий составляет то, что в них руководитель, назначенный собственником либо лицом, уполномоченным собственником, и им подотчетный, является одновременно единственным волеобразующим и волеизъявляющим органом.

Это общее правило применяется для всех юридических лиц независимо от их конкретных организационно-правовых форм, т.е. для акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью. Среди органов корпораций также происходит разделение на органы, созданные только для формирования воли юридического лица и для выражения его воли вовне, но при этом необходимо иметь в виду, что они могут быть:

* только волеобразующими;

* как волеобразущими, так и волеизъявляющими.

В первом случае имеются в виду общее собрание акционеров (участников), совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган (правление, дирекция), во-втором - единоличный исполнительный орган. Последний, как волеизъявляющий орган, реализует вовне волю, сформированную волеобразующими органами. Так, решением общего собрания акционеров (участников) или совета директоров (наблюдательного совета) о совершении крупной сделки формируется воля юридического лица на осуществление определенных действий - сделки, которую и реализует вовне единоличный исполнительный орган, заключая договор от имени общества, т.е. выступая при этом как орган волеизъявляющий.

Но при этом единоличный исполнительный орган в пределах своей компетенции может и сам формировать волю хозяйственного общества, например, в отношении сделок, совершаемых в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности, и сам же реализовывать эту волю вовне, заключая конкретные договоры. Таким образом, единоличный исполнительный орган может выступать и как волеобразующий, и как волеизъявляющий орган.

В связи с тем что единоличный исполнительный орган изъявляет волю юридического лица вовне, на протяжении многих лет идет спор относительно определения его правовой природы: он является органом корпорации или ее представителем. Широко известны две теоретические концепции, объясняющие природу единоличного исполнительного органа.

Во-первых, единоличный исполнительный орган рассматривается в качестве особого представителя, полномочия которого действовать от имени юридического лица в гражданских правоотношениях основаны на законе и уставе, а поэтому не требуют выдачи доверенности (уставное представительство). Философской подоплекой данной концепции является разновидность теории фикции (олицетворения).

Во-вторых, единоличный исполнительный орган рассматривается как структурно обособленное, организационно оформленное подразделение самого юридического лица, предназначенное для реализации его правосубъектности. Данная теория так или иначе базируется на реалистическом понимании сущности юридического лица.

С точки зрения последователей теории фикции (олицетворения), признающих юридическое лицо не просто искусственным, а фиктивным, вымышленным субъектом, понятие органа исчезает в понятии представителя. В начале 20-х гг. И.В. Шерешевский считал орган юридического лица его законным представителем *(101). Первоначально этого взгляда придерживался также С.Н. Братусь, который в учебнике "Гражданское право" (1944 г.) рассматривал органы в качестве уставных представителей юридических лиц *(102). Впоследствии С.Н. Братусь признал, что "действия органа являются действиями самого юридического лица, поскольку формирование и осуществление его воли воплощено в предусмотренной уставом или положением деятельности этого органа" *(103). Уставным представительством считал выступление органа от имени юридического лица С.Н. Ландкоф *(104). На материале гражданского процесса тот же взгляд развивает Д.М. Чечот, который считал органы законными представителями юридических лиц. Он признает теоретически ошибочным и практически вредным отождествление органа юридического лица в лице его руководителя с самим юридическим лицом, являющимся стороной или третьим лицом *(105). В настоящее время сходных взглядов придерживается Е.В. Богданов *(106).

Противники этой теории (О. Гирке, Н.С. Суворов), напротив, отмечали, что юридическое лицо есть самостоятельный субъект, который имеет собственные интересы и может действовать по своей воле. Воля юридического лица проявляется в актах волеобразующих органов (общего собрания, правления и др.), а его деятельность - в действиях исполнительных органов. Орган, через который действует юридическое лицо, рассматривается как его составная часть, представленная живыми людьми. При таком подходе говорить о представительстве юридического лица его органом можно только в смысле представительства целого его частью. "Разумеется, - писал Б.Б. Черепахин, - в известном смысле можно считать, что и орган представляет юридическое лицо, которое в его лице совершает правомерные юридические действия: сделки, процессуальные действия и т.д. Однако ни в коем случае нельзя сказать, что орган представительствует от имени юридического лица. Представителями юридического лица являются лица (граждане или юридическое лицо), уполномоченные органом юридического лица (добровольное представительство) или наделенные соответствующим полномочием в силу закона (обязательное представительство)" *(107). Такой же точки зрения придерживается К.С. Юдельсон, который считает ошибочным признание выступления органа юридического лица на суде выступлением представителя и обращает внимание на то, что "выступление в суде органа юридического лица есть участие самой организации в лице своего органа, призванного вырабатывать и осуществлять волю учреждения или коллектива" *(108). Та же точка зрения выражена А.Ф. Козловым, который правильно считает, что "ведение дела органом юридического лица (директором, управляющим, председателем колхоза и т.д.) не является судебным представительством, так как в суде участвуют само учреждение, предприятие, организация в лице своего органа" *(109).

Необходимо отметить, что четкое представление о том, можно ли единоличный исполнительный орган рассматривать только в качестве представителя юридического лица либо его способность действовать от имени юридического лица без доверенности, включающая и представление интересов этого лица, является его свойством как органа, имеет не только теоретическое, но и сугубо практическое значение.

В первую очередь это связано с практикой применения п. 3 ст. 182 и п. 1 ст. 183 ГК РФ. Первая из них предусматривает: "Представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично. Он не может также совершать сделки в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев коммерческого представительства". Во второй записано: "При отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку". Казалось бы, что в процитированных нормах закона все достаточно четко определено. Речь идет о "представителях", а не "органах". В первом случае - об ограничениях в отношении представителя лица, который не может действовать в своем интересе. Во втором - о последствиях в тех случаях, когда представитель не имел полномочий на осуществление определенных действий. Судебная практика также исходит из того, что указанные ограничения касаются именно представителя. В качестве типичной иллюстрации может служить одно из рассмотренных Высшим Арбитражным судом РФ дел. Так, ОАО предъявило депозитарию иск о возмещении убытков, причиненных списанием со счета пакета акций без его распоряжения. В ходе разбирательства выяснилось, что ответчик произвел списание на основе передаточного распоряжения, подписанного брокерской фирмой, действовавшей на основании доверенности истца. При этом спорная сумма акций в соответствии с передаточным распоряжением была зачислена на счет самой брокерской фирмы. Последняя представила договор купли-продажи, подписанный вице-президентом фирмы в качестве продавца, действовавшего в этом случае от имени того, кто стал истцом, и одновременно от имени той же фирмы, но уже в качестве покупателя. Договор был признан Президиумом Высшего Арбитражного суда РФ недействительным со ссылкой на то, что в силу п. 3 ст. 182 ГК РФ доверенность не дает поверенному права совершать сделку от имени представляемого в отношении себя лично *(110). Однако следует признать, что до сих пор практика рассмотрения подобных споров не всегда последовательна и логична. Так, в другом деле истец - общество с ограниченной ответственностью - предъявил иск о признании договора купли-продажи акций, заключенного с акционерным обществом, недействительным. Сославшись на ст. 182 ГК РФ, Президиум Высшего Арбитражного суда РФ удовлетворил заявленные истцом требования. При этом он указал на то, что лицо, подписавшее по доверенности договор купли-продажи от имени истца, одновременно являлось представителем ответчика, занимая должность генерального директора ОАО. По этой причине оно не могло являться законным представителем продавца *(111).

Обратим внимание на тот факт, что в первом случае речь идет именно о представителе ОАО - брокерской фирме (юридическом лице), которая, действуя на основании доверенности от ОАО, заключила с собой договор купли-продажи от имени ОАО, что явно подпадает под запрет, предусмотренный п. 3 ст. 182 ГК РФ. Во втором же случае физическое лицо, выступая поверенным ООО, заключило договор с юридическим лицом, в котором оно выполняло функции единоличного исполнительного органа. Фактически своим решением ВАС РФ признал орган юридического лица представителем этого юридического лица и на этом основании попытался применить к этой ситуации п. 3 ст. 182. На наш взгляд, это неправомерно, поскольку орган юридического лица не может рассматриваться как представитель юридического лица. Это определяется следующими положениями:

1. Представитель - это лицо (физическое или юридическое), признаваемое законодательством самостоятельным субъектом права, в то время как орган юридического лица не является самостоятельным субъектом права.

2. Представитель как субъект права выступает обособленно по отношению к юридическому лицу, а орган юридического лица является лишь обособленной частью самого юридического лица, представленной либо одним, либо несколькими физическими лицами.

3. Между представителем и юридическим лицом существуют самостоятельные гражданско-правовые отношения, между органом и юридическим лицом нет никаких отношений.

4. Представитель действует самостоятельно в рамках предоставленных ему полномочий, реализуя собственную волю. У органа юридического лица нет собственной воли, поскольку своими действиями он реализует волю юридического лица.

5. Действия представителя - это действия самостоятельного субъекта права, которые являются основанием возникновения прав и обязанностей непосредственно у представляемого им юридического лица. Действия же органа юридического лица признаются именно действиями самого юридического лица.

6. Представитель действует на основании доверенности, выданной исполнительным органом от имени юридического лица, которой представитель наделяется полномочиями во исполнение обязанностей, возложенных на этот исполнительный орган. Орган же юридического лица действует в соответствии с уставом этого юридического лица в объеме полномочий, не являющихся его субъективным правом, а принадлежащих самому юридическому лицу, устанавливающихся для исполнительного органа самими учредителями (участниками) посредством формирования компетенции этого органа в уставе юридического лица.

Таким образом, понятия и статусы представителя и органа юридического лица различаются. Орган юридического лица не является его представителем. К действиям единоличного исполнительного органа не могут быть применены положения ст. 182 и 183 ГК РФ. И это, на наш взгляд, справедливо, поскольку соответствует его роли как органа юридического лица, определенной действующим законодательством. Так, согласно абз. 3 п. 2 ст. 69 ФЗ "Об акционерных обществах" "Единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор) без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы, совершает сделки от имени общества, утверждает штаты, издает приказы и дает указания, обязательные для исполнения всеми работниками общества". Таким образом, законодатель абсолютно четко установил, что директор юридического лица, осуществляя действия от его имени, может в том числе и представлять его интересы, но в рамках реализации своих полномочий как органа, а не как представителя этого лица.

Справедливости ради необходимо отметить, что в последние годы арбитражная практика рассмотрения споров по этим вопросам свидетельствует о том, что "действия, совершенные физическим лицом как директором фирмы, должны рассматриваться как действия юридического лица" *(112).

Кроме этого Президиум Высшего Арбитражного суда РФ в постановлении от 9 февраля 1999 г. N 6164/98 прямо указал, что "согласно статье 53 Гражданского кодекса Российской Федерации органы юридического лица, к числу которых относится и руководитель, не могут рассматриваться как самостоятельные субъекты гражданских правоотношений и являются частью юридического лица. Поскольку орган юридического лица не является его представителем, то в случае превышения этим органом своих полномочий при заключении сделки п. 1 ст. 183 ГК РФ применяться не может".

3. По числу входящих в них лиц органы корпорации подразделяются на коллегиальные и единоличные.

Коллегиальный орган - это группа физических лиц, избранных или назначенных в порядке, установленном законом и учредительными документами, принимающими решение по вопросам своей компетенции коллективно путем совместного обсуждения согласно процедуре, описанной в законе и учредительных документах.

Из этого определения следует, что к коллегиальным органам могут быть отнесены: общее собрание акционеров (участников), совет директоров (наблюдательный совет), правление (дирекция), ревизионная комиссия. Отметим, что эта группа органов может иметь внутреннее деление. В одном случае члены этой группы лиц имеют по одному голосу и не могут иметь большего количества голосов. Это правило применяется к таким органам, как совет директоров (наблюдательный совет), правление (дирекция), ревизионная комиссия. В другом случае количество голосов может быть как равным, так и неравным и закон не устанавливает требования о равенстве по количеству голосов между акционерами (участниками). К таким органам относится общее собрание акционеров (участников). Так, в акционерном обществе количество голосов зависит от размера пакета голосующих акций у акционера, и голосование на общем собрании осуществляется по принципу: одна голосующая акция общества - один голос (ст. 59 ФЗ "Об акционерных обществах"), поэтому соответственно чем больше пакет голосующих акций, тем больше голосов *(113).

В практике корпораций часто возникают вопросы о числе лиц в коллегиальном органе и о том, существует ли в законодательстве требование к минимальному количеству лиц, входящих в коллегиальный орган. Оба эти вопроса взаимосвязаны, поскольку положительный ответ на второй вопрос означает ответ и на первый вопрос.

Анализ законов, регулирующих порядок организации и деятельности хозяйственных обществ, показывает, что для коллегиальных органов обществ с ограниченной ответственностью по общему правилу не устанавливается какого-то специального минимального количества лиц, входящих в эти органы. Но исходя из буквального толкования термина "коллегиальный" и смысла норм законов, посвященных коллегиальным органам, следует вывод, что минимальное количество лиц в коллегиальном органе - это два лица. А вот для акционерных обществ ситуация несколько иная.

Во-первых, согласно п. 3 ст. 66 ФЗ "Об акционерных обществах" "количественный состав совета директоров (наблюдательного совета) общества определяется уставом общества или решением общего собрания акционеров, но не может быть менее чем пять членов". Во-вторых, для открытого акционерного общества с числом акционеров - владельцев обыкновенных и иных голосующих акций общества более одной тысячи количественный состав совета директоров (наблюдательного совета) общества не может быть менее семи членов (п. 3 ст. 66). В-третьих, для общества с числом акционеров - владельцев голосующих акций общества более десяти тысяч количественный состав совета директоров (наблюдательного совета) общества не может быть менее девяти членов.

Единоличный орган - это физическое лицо, назначенное или избранное в порядке, определенном законом и учредительными документами, которое принимает решение самостоятельно и единолично по вопросам, отнесенным к его компетенции. Как правило, к единоличным органам относятся директор, генеральный директор. Отличительной особенностью единоличного исполнительного органа является олицетворение его с физическим лицом, которое может как избираться, так и назначаться.

4. По порядку формирования или способу приобретения полномочий все органы корпорации подразделяются на выборные и назначаемые.

Федеральный закон "Об акционерных обществах" (ст. 66 и 85) однозначно относит к выборным органам акционерного общества совет директоров (наблюдательный совет) и ревизионную комиссию (ревизора). Что касается единоличного и коллегиального исполнительных органов, то, как мы уже отмечали ранее, общее собрание акционерного общества (или совет директоров(наблюдательный совет), если это отнесено уставом к его компетенции) вправе как выбирать, так и назначать личный состав исполнительного органа общества (коллегиального и единоличного) *(114).

Но возникает вопрос: в каких случаях происходит избрание, а в каких назначение? Ответ на этот вопрос, на наш взгляд, лежит в плоскости определения и понимания сути как избрания, так и назначения.

Попытаемся на основе анализа различных терминов, связанных по своему корню с термином "избрание", определить этот термин применительно к исследуемому предмету: избрать - это выбрать кого-нибудь, наиболее нужного, оказывая ему предпочтение в отличие от остальных, также предложенных для выбора *(115). Термин "назначить" означает поставить кого-либо на какую-нибудь должность, работу *(116).

Таким образом, избрание возникает только тогда, когда есть выбор. И если при образовании единоличного исполнительного органа в бюллетене для голосования указаны фамилии нескольких кандидатур, то происходит избрание, а если представлена одна кандидатура, то это назначение. Следовательно, там, где законодатель дает возможность через положения устава определять порядок формирования органов управления, возможно и то, и другое. Если же принят порядок избрания, но отсутствуют другие кандидаты, от такого решения следует отказаться, поскольку не выполнены условия образования этого органа.

Опыт формирования исполнительных органов во многих акционерных обществах может служить примером нарушения этих норм. Действительно, если в уставе акционерного общества определено, что исполнительный орган избирается, то при избрании, например, единоличного исполнительного органа должно быть несколько кандидатур (как минимум две). Однако в большинстве случаев на это положение закона не обращается внимания. А если порядок формирования органа, определенный уставом, не соблюдается, то можно ли признать данный орган сформированным? При отсутствии легальной процедуры формирования единоличного исполнительного органа, соответствующей положениям устава этого акционерного общества, может ли данное физическое лицо осуществлять полномочия органа акционерного общества как юридического лица? Ответ, на наш взгляд, вытекает из всего вышеизложенного. Если в отношении единоличного исполнительного органа закон допускает выбор - избрание или назначение, то совет директоров (наблюдательный совет) подлежит только избранию.

Вопрос кажется на первый взгляд ясным. И тем не менее проблема может возникнуть там, где закон прямо определяет порядок их формирования, например, в отношении совета директоров (наблюдательного совета) в акционерном обществе. Мы уже отмечали, что в законе есть прямое указание на порядок формирования этого органа - избрание. Следовательно, при принятии решения по этому вопросу на общем собрании акционеров должны быть представлены кандидатуры на избрание в количестве, превышающем число мест в совете директоров (наблюдательном совете). Если же эти цифры совпадают, то происходит назначение, а не избрание, что не согласуется с требованием закона.

Следующая, достаточно типичная иллюстрация демонстрирует, что же произойдет, если не следовать этому требованию.

В открытом акционером обществе с численностью 4300 акционеров - владельцев голосующих акций одной категории (обыкновенные) на годовом общем собрании избирается совет директоров. По уставу в совете директоров семь членов. Акционерами были выдвинуты семь кандидатов, имена которых и внесены в бюллетень для голосования. Основное количество голосов было отдано за пятерых, а за двух проголосовали 10 000 и 5000 голосами соответственно. По результатам голосования все семь были признаны избранными в совет директоров.

На самом деле в рассмотренном случае совет директоров не был сформирован. Обратимся к закону.

Согласно п. 4 ст. 66 ФЗ "Об акционерных обществах" выборы членов совета директоров общества осуществляются кумулятивным голосованием, при котором в соответствии с абз. 3 п. 4 ст. 66 этого же закона избранными в состав совета директоров общества считаются кандидаты, набравшие наибольшее количество голосов.

Следовательно, если на семь мест в совете директоров было семь кандидатов, то один из них, как в нашем примере, набрал наименьшее по сравнению со всеми остальными кандидатами количество голосов (5000). Таким образом, он не может быть отнесен к тем кандидатам, которые набрали большее количество голосов, и считаться избранным в совет директоров. Но избрание совета директоров кумулятивным голосованием не предполагает возможность избрания его отдельных членов на внеочередных собраниях. По логике нормы закона (абз. 3 п. 1 ст. 66), предусматривающей, что в случае избрания совета директоров кумулятивным голосованием решение общего собрания акционеров о досрочном прекращении полномочий не может быть принято в отношении отдельных его членов, а может быть принято только в отношении всех членов совета директоров общества, исключается возможность функционирования совета директоров не в полном составе. Это же положение подтверждается п. 2 ст. 68 ФЗ "Об акционерных обществах". Таким образом, в приведенном примере совет директоров не избран. Но если орган не образован, то он и не может принимать никакие решения. Те же решения, которые он принимает, юридической силы иметь не будут.

В практике акционерных обществ часто не учитывают некоторые особенности, связанные с тем, что эти органы образуются в обществах, являющихся обществами одного лица. В таких обществах все акции или 100% долей принадлежат одному лицу. Когда таким лицом является физическое лицо, то, как правило, сложностей не возникает, поскольку это лицо и будет формировать органы в учрежденном им хозяйственном обществе. Проблемы возникают тогда, когда этим единственным акционером или участником выступает юридическое лицо. Поскольку такой характер отношений (отношения основного и дочернего общества) свойствен для сложных организационных структур, которые часто именуются "холдингами", то именно при подобных отношениях наиболее часто возникают ошибки, связанные с формированием органов в дочерних обществах. Один такой ошибочный механизм связан с тем, что органы управления дочерних обществ пытаются формировать единоличным исполнительным органом основного общества путем издания приказа о назначении или "избрании" как единоличного исполнительного органа дочернего общества, так и его совета директоров или наблюдательного совета. Недостаток такого механизма в том, что инструментами (в данном случае речь идет об издании локального акта) одной отрасли права пытаются решить вопросы, которые регулируются совершенно другой отраслью права, которая имеет свой инструментарий, свойственный именно этой отрасли права. Приказ - это "акт руководителя органа государственного управления, государственного учреждения, коммерческой организации, содержащий обязательные для работников установки" *(117).

Согласно ст. 68 Трудового кодекса РФ прием на работу работника оформляется приказом (распоряжением) работодателя, изданным на основании заключенного трудового договора. Также через издание приказа (распоряжения) работодателя, согласно ст. 193 Трудового кодекса РФ, осуществляется применение дисциплинарных взысканий.

Но приказ имеет юридическую силу и для работников того юридического лица, органом которого он был издан. Вместе с тем дочернее общество, даже в том случае, когда оно имеет одного акционера или участника, является самостоятельным юридическим лицом - субъектом права. Единоличный исполнительный орган этого юридического лица имеет возможность издавать приказы самостоятельно, и они будут иметь юридическую силу для работников этого юридического лица. Но закон не предусматривает возможность локального акта одного юридического лица влиять на регулирование правовых отношений в другом юридическом лице.

Другой механизм, который также относится к ошибочным, связан с тем, что в уставах дочерних обществ указывается, что "функции общего собрания осуществляются советом директоров основного общества". Такая формулировка может создать иллюзию того, что на один из органов основного общества переносятся все механизмы действия высшего органа управления дочернего общества. На практике это приводит к тому, что при принятии решения на заседании совета директоров основного общества по вопросам компетенции общего собрания акционеров дочернего общества нередко начинают голосовать акциями дочернего общества, распределенными между членами совета директоров основного общества.

Третий механизм связан с тем, что акционер "как бы проводит собрание", результатом которого и является принятие необходимых решений. "С моей точки зрения, - пишет И. Шиткина, - в хозяйственных обществах с одним участником (акционером) должно существовать общее собрание участников (акционеров) как высший орган управления этого общества, и все решения, относящиеся к компетенции общего собрания, должны исходить именно от этого органа управления дочернего общества, а не от самого участника (акционера). Такая позиция может быть аргументирована следующими обстоятельствами. Во-первых, хозяйственное общество с единственным участником представляет собой юридическое лицо, которое формально обособлено от создавшего его другого физического или юридического лица, и выражать свою волю вовне оно должно через "свои" органы управления, а не "чужие". Во-вторых, из буквы закона все же следует, что в обществе с одним участником общее собрание как высший орган управления существует. Так, согласно п. 3 ст. 47 ФЗ "Об акционерных обществах" положения гл. 7 "Общее собрание акционеров", определяющей порядок и сроки подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, все голосующие акции которого принадлежат одному акционеру, не применяются за исключением положений, касающихся сроков проведения годового общего собрания акционеров" *(118).

На наш взгляд, вывод И. Шиткиной о том, что даже при одном акционере (участнике) решение по вопросу компетенции общего собрания акционеров (участников) все равно должно приниматься на общем собрании акционеров, не согласуется не только с позицией законодателя, но и с ее собственной аргументацией. Первое - относительно того, что дочернее общество должно выражать свою волю вовне через "свои" органы, а не "чужие". Поскольку речь идет об общем собрании акционеров дочернего общества, то это орган волеобразующий, а не волеизъявляющий, и воля, сформированная единственным акционером, вовне в любом случае будет изъявляться единоличным исполнительным органом самого дочернего общества, т.е. по терминологии И. Шиткиной "своим" органом, и поэтому этот аргумент не работает в пользу ее позиции. Однако законодатель предусматривает и такие случаи, когда даже волеизъявление дочернего общества будет осуществляться не ее органом, а органом другого юридического лица, являющегося для него единственным акционером (участником), то есть органом основного общества. Это возможно, когда полномочия единоличного исполнительного органа согласно абз. 3 п. 1 ст. 69 ФЗ "Об акционерных обществах" будут переданы самому основному обществу. Что же касается второго аргумента, что общее собрание акционеров как орган существует в любом акционерном обществе, то с этим как раз никто и не спорит, но какое отношение это утверждение имеет к ситуации, когда полномочия этого органа реализуются единственным акционером? Опять же можно привести пример с ситуацией передачи полномочий единоличного органа хозяйственного общества коммерческой организации (управляющей организации). В этом случае в структуре управления управляемой организации также фигурирует единоличный исполнительный орган, компетенция которого также определяется в уставе, как и компетенция общего собрания акционеров, но реально этот орган в своих действиях ее не реализует, а реализует сама управляющая организация через свои органы. И разница между этими примерами лишь в том, что возможность решения вопросов компетенции общего собрания акционеров со стороны акционера возникает с того момента, как он становится единственным акционером (участником) этого хозяйственного общества, а передача полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации происходит на основе решения общего собрания акционеров и договора с управляющей организацией. Что же касается позиции законодателя на этот счет, то согласно п. 3 ст. 47 ФЗ "Об акционерных обществах" "в обществе, все голосующие акции которого принадлежат одному акционеру, решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания акционеров, принимаются этим акционером лично и оформляются письменно". Эту норму структурно можно разделить на три части, каждая из которых может быть рассмотрена как самостоятельный правовой элемент.

Первый правовой элемент связан с определением того, кто должен принимать решения. Закон четко определяет, что это сам акционер. Отметим эту особенность и попробуем проанализировать две ее составляющие части.

1. В том случае, когда акционеров несколько, для принятия решения по вопросам компетенции собрания, в том числе и по вопросу образования органов управления общества, созывается высший орган управления акционерным обществом - общее собрание акционеров. Следовательно, в этом случае при образовании органов управления общества решение принимается одним органом юридического лица в отношении другого органа того же юридического лица. Когда же акционер один, то в этом случае не орган самого юридического лица принимает решения по вопросам своей компетенции, а лицо, владеющее 100% акций этого юридического лица. Если единственным акционером является гражданин, то он сам и принимает решение об образовании органов управления. Но если этим акционером выступает юридическое лицо, то оно может принять решение посредством осуществления определенных действий уже своих органов. Следовательно, решение по вопросам компетенции органа одного общества принимается не этим органом, а органом или органами другого юридического лица, которое является единственным акционером первого.

2. Когда речь идет о ситуации с несколькими акционерами, общее собрание этих акционеров действует в пределах своей компетенции, которая определяется уставом общества, и соответственно принятие решения по формированию его органов управления, осуществляемое в соответствии с порядком, описанным в Законе и уставе, не требует какой-либо иной легитимизации и обладает свойствами прямого действия по своим юридическим последствиям для этого общества в части формирования его органов. С момента принятия такого решения орган считается образованным, поскольку формирование воли самого юридического лица через действия его высшего органа направлено в отношении самого себя и не требует дополнительных действий иных органов для того, чтобы эту волю изъявить и реализовать вовне.

В том случае, когда мы имеем дело с обществом одного лица, решение, принимаемое органом управления основного общества (т.е. органом единственного акционера) по вопросам компетенции общего собрания дочернего общества, не имеет характера прямого действия, поскольку оно направлено не в отношении органов своего юридического лица (основного общества), а в отношении другого юридического лица - дочернего общества. Поэтому одного такого решения недостаточно, поскольку ни совет директоров, ни правление, хотя и формируют волю своего юридического лица, но по своему статусу не могут действовать от имени своего общества, изъявляя эту волю вовне. Наряду с решением одного из этих органов необходимо решение того органа, который согласно закону может изъявлять волю юридического лица вовне, действуя от его имени. Таким органом является единоличный исполнительный орган основного общества. Следовательно, при формировании органа управления в обществе одного лица необходимо учитывать, что если уставом основного общества в компетенции совета директоров или правления и предусмотрена возможность образования органов управления дочернего общества, то их решения все равно недостаточно. На основе и во исполнение их решения единоличный исполнительный орган основного общества принимает решение, которым фактически изъявляет и реализует вовне волю основного общества в отношении своего дочернего общества по вопросу формирования его органов управления.

Второй правовой элемент нормы (п. 3 ст. 47 ФЗ "Об акционерных обществах") связан с видом документа (или документов), которым оформляется волеобразование и волеизъявление лица, являющегося единственным акционером. Определение этого вида документа является весьма важным, поскольку нередко в практике акционерных обществ подобные решения оформляются протоколом общего собрания акционеров дочернего общества. Такая позиция находит поддержку не только в практике акционерных обществ, но и на страницах специальной литературы. Так, И. Шиткина указывает, что "решения общего собрания акционеров (участников) дочернего общества со стопроцентным участием в его уставном капитале основного общества должны быть оформлены протоколом общего собрания с единственным участником, составляемым по аналогии с решением единственного учредителя о создании общества. Протокол общего собрания должен содержать все обычные реквизиты протокола (курсив наш. - Авт.)" *(119). На наш взгляд, подобная позиция является весьма спорной. Это связано с двумя положениями ФЗ "Об акционерных обществах".

1. Согласно п. 3 ст. 47 ФЗ "Об акционерных обществах" в тех случаях, когда все голосующие акции общества принадлежат одному акционеру, положения гл. 7 ФЗ "Об акционерных обществах", "определяющих порядок и сроки подготовки созыва и проведения общего собрания акционеров, не применяются..." Отказывая в применении норм, регулирующих процедуры всех трех этапов работы собрания акционеров, законодатель не делает исключения и для тех документов, которые принимаются или оформляются в процессе реализации этих процедур. Это касается и списка лиц, имеющих право на участие в собрании акционеров, который формируется в рамках подготовки собрания, и извещения о проведении собрания, которое направляется акционерам на этапе созыва общего собрания, а также протокола общего собрания и протокола и отчета об итогах голосования, которые составляются в результате осуществления третьего этапа работы высшего органа управления дочернего общества - проведения собрания. Таким образом, законодатель исключил возможность составления протокола общего собрания акционеров.

2. Содержание ст. 63 ФЗ "Об акционерных обществах" также исключает возможность применения протокола общего собрания акционеров как документа, которым оформляются решения, принимаемые единственным акционером. Так, непонятно, как будут реализовываться такие требования к протоколу, как, например, следующие: оба экземпляра протокола "подписываются председательствующим на общем собрании акционеров и секретарем общего собрания акционеров", или в протоколе общего собрания акционеров указываются "председатель (президиум) и секретарь собрания, повестка дня собрания", или, наконец, "в протоколе общего собрания акционеров общества должны содержаться основные положения выступлений, вопросы, поставленные на голосование, и итоги голосования по ним, решения, принятые собранием." На наш взгляд, комментарии излишни. Надо отметить, что судебная практика также не способствует четкому формулированию ответа на вопрос о виде документа, которым оформляется волеобразование и волеизъявление лица - единственного акционера общества. Так, в п. 11 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного суда РФ от 13 марта 2001 г. N 62 "Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность" содержится следующее разъяснение по рассматриваемому вопросу: "В обществах, состоящих из одного акционера, документом, равноценным решению общего собрания акционеров, является решение этого акционера или иной письменный документ, в котором выражена его воля (согласие на совершение сделки)" *(120). Более правильным и в целом соответствующим положениям ФЗ "Об акционерных обществах", на наш взгляд, является следующая позиция в отношении вида документа, которым оформляется решение единственного акционера (участника) хозяйственного общества.

В том случае, если таким лицом является гражданин, то его волеизъявление реализуется через единственный документ, который ФЗ "Об акционерных обществах" определяет как "решение", в котором от имени самого физического лица и выражается его воля по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания акционеров общества, 100% акциями которого владеет это физическое лицо. В том же случае, если речь идет о юридическом лице, необходимо два документа. Первый документ необходим для формирования воли юридического лица. К нему относятся решения либо совета директоров (наблюдательного совета), либо правления, в зависимости от того, к компетенции какого из этих двух органов относятся рассматриваемые вопросы, в частности вопрос об образовании органов дочернего общества. Это решение должно оформляться протоколом заседания того коллегиального органа, который его принимает.

Второй документ необходим для реализации воли юридического лица вовне. Этим документом является решение, которое основное общество в лице своего единоличного исполнительного органа, действующего от имени основного общества, издает на основании устава основного общества и решения либо совета директоров, либо правления основного общества.

Третий правовой элемент (п. 3 ст. 47 ФЗ "Об акционерных обществах") определяет требование, предъявляемое к оформлению этого документа. Это требование простое - решение акционера должно быть оформлено письменно.

Особый разговор о таком коллегиальном органе корпорации, как собрание. Как мы отметили ранее, это орган обязательный, к тому же еще и высший, поэтому для нас небезразличны некоторые нестыковки при определении его правового статуса. До сих пор в абсолютном большинстве публикаций об органах юридического лица не возникало никаких сомнений относительно того, что собрание - орган юридического лица. Вместе с тем, возвращаясь к положению абз. 2 п. 1 ст. 53 ГК РФ относительно того, что порядок назначения или избрания органов юридического лица определяется законом и учредительными документами, зададим себе вопрос: каков порядок формирования собрания? Если законодатель связывает определение статуса органа с процедурой его формирования, то может ли собрание, которое, казалось бы, никем не избирается и уж тем более не назначается, претендовать на статус органа юридического лица?

В иностранной юридической литературе высказывалась точка зрения, что положение о том, что общее собрание акционеров является органом юридического лица, да еще и высшим, далеко не бесспорно *(121). По мнению авторов этой позиции, положение о том, что собрание акционерного общества является высшим органом акционерного общества, не вполне соответствует положению п. 1 ст. 53 ГК РФ о том, что порядок назначения или избрания органов юридического лица определяется законом и учредительными документами. Для общего собрания, как считают эти авторы, указанного порядка просто не может быть, поскольку общее собрание формируется путем составления списка лиц, которые вправе принимать в нем участие, а список, в свою очередь, составляется на основании реестра акционеров общества на дату, устанавливаемую советом директоров (наблюдательным советом) общества (п. 1 ст. 51 ФЗ "Об акционерных обществах"). Поэтому при определении места и роли общего собрания, по мнению цитируемых авторов, следовало бы исходить из положения п. 2 ст. 53 ГК РФ, предусматривающего, что в определенных законом случаях юридическое лицо может приобретать гражданские права, принимать на себя гражданские обязанности через своих участников. В акционерном обществе общее собрание акционеров является формой (способом) реализации акционерами своих прав по управлению обществом путем участия в собрании и голосовании по вопросам, вынесенным на решение собрания. В таком случае, заключают указанные авторы, акционерное общество приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через решения его участников.

Можно ли с этим согласиться?

Действительно, наряду с тем, что юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, ГК РФ допускает в предусмотренных законом случаях приобретение юридическим лицом прав и принятие обязанностей через своих участников (п. 2 ст. 53 ГК РФ). Так, установлено, что в полном товариществе дела ведутся всеми участниками сообща (ст. 72), в товариществе на вере управление (ведение дел) осуществляют только полные товарищи (ст. 84).

Выполняют ли участники в этом случае только роль органов или сами являются органами юридического лица? И в первом, и во втором случае ответ может быть только отрицательным. Они выполняют роль участников, которым законом предоставлено право своими действиями, т.е. действиями участников, приобретать права и принимать обязанности для юридического лица. Поэтому в отличие от всех других корпоративных юридических лиц в ст. 70 ГК РФ, определяющей требования к учредительному договору полного товарищества, нет обязанности описывать порядок создания органов. В этом случае у юридического лица нет органов. Для сравнения возьмем ст. 89 ГК РФ, где аналогичным образом описываются требования к сведениям, содержащимся в учредительных документах общества с ограниченной ответственностью: в п. 2 устанавливается, что эти документы должны содержать сведения "о составе и компетенции органов управления обществом и порядке принятия ими решений, в том числе о вопросах, решения по которым принимаются единогласно или квалифицированным большинством голосов". Аналогичные нормы предусмотрены в ГК РФ и для акционерных обществ (ст. 98), и для производственных кооперативов (ст. 108). Причем в описанных ситуациях по общему правилу каждый участник имеет один голос (п. 2 ст. 71 ГК РФ), что дает возможность говорить о равенстве при выработке решения, чего трудно достичь в том же акционерном обществе.

Необходимо отметить также, что авторы рассмотренной точки зрения исходят из неверной, на наш взгляд, посылки о том, что акционеры в акционерном обществе имеют право на управление юридическим лицом. На самом деле у акционеров есть право на участие в работе высшего органа общества - собрания, что, разумеется, на наш взгляд, не является одним и тем же.

Это четко отражено в ст. 31 ФЗ "Об акционерных обществах", где устанавливается, что акционеры - владельцы обыкновенных акций общества могут участвовать в общем собрании акционеров с правом голоса по всем вопросам его компетенции. Там же, где юридическое лицо приобретает права, принимает на себя обязанности через своих участников, участники действительно имеют право на управление юридическим лицом. Так, согласно п. 1 ст. 71 ГК РФ, "управление деятельностью полного товарищества осуществляется по общему согласию всех участников". Но наличие этого права всегда корреспондируется с возникновением обязанности у участника непосредственно участвовать в деятельности самого юридического лица. Согласно ст. 73 ГК РФ "участник полного товарищества обязан участвовать в его деятельности в соответствии с условиями учредительного договора".

Наконец, последнее. Общее собрание юридического лица имеет все признаки органа, которые были определены нами ранее, и соответственно у нас есть все основания признать, что собрание - самостоятельный орган юридического лица, в том числе и акционерного общества.

Убежденные в своей правоте, мы не можем не отметить, что положения ст. 53 ГК РФ сформулированы некорректно, поскольку упущен еще один вариант приобретения органом своего статуса - регистрационный. Известно, что согласно ст. 51 ГК РФ юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации. Соответственно именно с этого момента оно приобретает права и дееспособность, но именно с этого момента собрание учредителей юридического лица становится органом юридического лица. Эта особенность присуща только собранию. Все остальные органы - и коллегиальные, и единоличные - избираются также на этом собрании, но в отличие от собрания они приобретают статус органа сразу после голосования об их избрании.

5. По характеру полномочий и задач органы корпорации подразделяются на органы управления (руководящие и исполнительные) и контрольные, т.е. определяется их место в иерархии органов.

Это очень важная классификация, поскольку четко определяет, какие органы корпорации обладают полномочиями по осуществлению управления, а какие нет. При этом органы управления имеют свою внутреннюю структуру, подразделяясь на руководящие и исполнительные.

Федеральные законы "Об акционерных обществах" и "Об обществах с ограниченной ответственностью" к руководящим органам относят общее собрание акционеров и совет директоров (наблюдательный совет). Согласно нормам этих Законов общее собрание акционеров (участников) является высшим органом управления общества, что определяет его место на вершине управленческой пирамиды. Совет директоров (наблюдательный совет), занимающий второе место после общего собрания, осуществляет общее руководство деятельностью общества. Таким образом, и общее собрание, и совет директоров (наблюдательный совет) - руководящие органы акционерного общества.

Исполнительные органы общества подразделяются на коллегиальные - правление, дирекция и единоличные - президент, генеральный директор. Назначение исполнительных органов - организация текущей деятельности хозяйственного общества. Называя эти органы исполнительными, законодатель подчеркивает исполнительный характер их деятельности, обусловленной деятельностью руководящих органов - общего собрания и совета директоров (наблюдательного совета).

К контрольным органам относятся ревизионная комиссия или ревизор. ФЗ "Об акционерных обществах" прямо указывает: ревизионная комиссия (ревизор) избирается для осуществления контроля за финансово-хозяйственной деятельностью общества (п. 1 ст. 85).

6. По выполняемым функциям органы корпорации подразделяются на общие, специальные и вспомогательные. Эта классификация связана с набором тех функций, которые призван осуществлять каждый из органов корпорации и которые рассматриваются нами далее при исследовании характера деятельности органов общества.

Общие органы осуществляют общее руководство; к ним относятся общее собрание акционеров (участников) и совет директоров (наблюдательный совет). В компетенцию общих органов входит решение общих вопросов, определяющих стратегию развития общества, основные направления и т.д.

Специальные органы призваны решать вопросы текущего характера, что определяет их конкретность. К ним относятся исполнительные органы (коллегиальный и единоличный) и ревизионная комиссия (ревизор).

Третья категория органов - вспомогательные - необычна. Они не являются в полной мере органами самого общества, но существуют как бы внутри этих органов, обеспечивая их деятельность. В практике хозяйственных обществ создание таких органов идет достаточно активно, поэтому было бы неправильно не учитывать их при выстраивании всей системы органов. К ним относятся органы, существование которых определяется законами о хозяйственных обществах, а также те, которые явились результатом творчества отдельных корпораций.

К первым относятся счетная комиссия и президиум общего собрания.

Счетная комиссия призвана определять кворум общего собрания общества, разъяснять вопросы, возникающие в связи с реализацией акционерами (участниками), их представителями права голоса на общем собрании, разъяснять порядок голосования по вопросам, выносимым на голосование, обеспечивать установленный порядок голосования и права акционеров (участников) на участие в голосовании, подсчитывать голоса и подводить итоги голосования, составлять протокол по итогам голосования, передавать в архив бюллетени для голосования.

Президиум общего собрания призван осуществлять функции рабочего органа общего собрания, т.е. решать все организационные вопросы, возникающие в ходе собрания (например, предусмотренные ст. 63 ФЗ "Об акционерных обществах").

Ко вторым относятся секретариат совета директоров (наблюдательного совета) и секретариат правления (дирекции), которые призваны обеспечивать техническую сторону работы этих органов: своевременную рассылку материалов членам этих органов, подготовку заседаний и оборудование места, где они проходят (в том числе канцелярскими принадлежностями), и т.д.

7. По срокам деятельности органы корпорации подразделяются на постоянные и временные.

Все органы, за исключением общего собрания общества, являются временными с ограниченным сроком действия.

Общее собрание акционеров - это единственный постоянный орган периодической деятельности.

Таким образом, анализ основополагающих признаков корпорации позволяет сформулировать ее определение:

 

 Корпорация - это юридическое лицо, обладающее общей правоспособностью, основной целью которого является извлечение прибыли (коммерческая организация), уставный капитал которой разделен на доли (акции), удостоверяющие обязательственные права его участников (акционеров) по отношению к юридическому лицу, которые объединяются на основе заключаемого между ними гражданско-правового договора, не отвечают по обязательствам юридического лица, принимая риск убытков, связанных с его деятельностью, в пределах стоимости принадлежащих им долей (акций). Корпорация создается в форме акционерного общества, общества с ограниченной или дополнительной ответственностью.

 

Глава 3. Виды корпораций и их особенностей

 

Анализ признаков коммерческих организаций и определение понятия корпорации позволяет сделать вывод о существовании трех совершенно самостоятельных видов корпораций:

* акционерное общество;

* общество с ограниченной ответственностью;

* общество с дополнительной ответственностью.

Поскольку эти три разновидности корпораций являются хозяйственными обществами, все признаки, присущие этой группе юридических лиц и рассмотренные нами ранее, присущи всем трем видам. Это сходство и определило их место в одной группе коммерческих организаций, называемой хозяйственными обществами (или корпорациями). Соответственно нет необходимости в целях характеристики каждого общества повторять то, что уже исследовано ранее.

Но являясь самостоятельной организационно-правовой формой юридических лиц, каждый представленный вид корпорации имеет свои особенные черты. Наша задача - выделить эти особенности и прежде всего основополагающие.

 

3.1. Акционерное общество

 

В соответствии со ст. 2 ФЗ "Об акционерных обществах" акционерным обществом (далее - общество) признается коммерческая организация, уставный капитал которой разделен на определенное число акций, удостоверяющих обязательственные права участников общества (акционеров) по отношению к обществу.

Анализ законодательства и литературы, посвященной исследованию акционерных обществ, позволяет определить следующие особенности, присущие этому виду корпорации:

1) уставный капитал акционерного общества разделен на акции;

2) акционерные общества подразделяются на открытые и закрытые;

3) акционерное общество обладает правом приобретения своих размещенных акций.

 

Уставный капитал акционерного общества разделен на определенное число акций

 

Согласно ст. 2 ФЗ "О рынке ценных бумаг" от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ акция - это эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права ее владельца (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть имущества, остающегося после его ликвидации.

Федеральный закон "Об акционерных обществах" (ст. 31 и 32) предусматривает, что акционеры могут быть владельцами акций двух категорий - обыкновенных и привилегированных.

Обыкновенные акции дают их владельцам право участвовать в общем собрании акционеров с правом голоса по всем вопросам его компетенции.

Особенность обыкновенных акций заключается в том, что предоставляемое ими право на участие в общем собрании носит безусловный характер и не зависит от количества самих акций. Как мы увидим далее, привилегированные акции в определенных законом ситуациях, становясь голосующими акциями, также будут давать возможность их владельцам участвовать в общем собрании акционеров и голосовать либо по отдельным, либо по всем вопросам. Но все это возникает только при определенных условиях, т.е. нет той безусловности в предоставлении этого права, которая присуща акционерам - владельцам обыкновенных акций.

И тем не менее в некоторых акционерных обществах предпринимаются попытки лишить обыкновенные акции этой важной особенности. Достаточно часто это происходит в крупных акционерных обществах, в уставы которых включается положение о том, что совет директоров общества, определяя дату проведения общего собрания общества, устанавливает минимальное количество акций, позволяющее участвовать акционеру в общем собрании. Тем самым мелкие акционеры фактически лишаются права на участие в общем собрании акционеров, которое им предоставлено в безусловном порядке законом.

Еще одной особенностью обыкновенных акций является то, что они не дают их владельцам права на получение дивидендов в фиксированном размере и приоритетном порядке.

И наконец, каждая обыкновенная акция общества предоставляет акционеру - ее владельцу одинаковый объем прав.

Привилегированные акции дают их владельцам право пользоваться определенными привилегиями по сравнению с владельцами обыкновенных акций. ФЗ "Об акционерных обществах" предусматривает две основные привилегии: а) получение дивидендов фиксированного, гарантированного размера; б) преимущественное получение остатков имущества организации-эмитента в случае ликвидации.

Привилегированные акции могут быть нескольких типов. Среди них наибольшее распространение получили простые и кумулятивные акции.

Особенностью кумулятивных привилегированных акций является накапливающийся по ним невыплаченный дивиденд, что дает их владельцам право требовать от организации-эмитента погашения задолженности. Задолженность должна быть полностью погашена до выплаты дивидендов по обыкновенным акциям организации.

Привилегированные акции общества одного типа предоставляют акционерам - их владельцам одинаковый объем прав и имеют одинаковую номинальную стоимость.

Согласно п. 2 ст. 32 ФЗ "Об акционерных обществах" в уставе общества должны быть определены размер дивиденда и (или) стоимость, выплачиваемая при ликвидации общества (ликвидационная стоимость) по привилегированным акциям каждого типа. Размер дивиденда и ликвидационная стоимость определяются в твердой денежной сумме или в процентах к номинальной стоимости привилегированных акций. Размер дивиденда и ликвидационная стоимость по привилегированным акциям считаются также определенными, если уставом общества установлен порядок их определения. Владельцы привилегированных акций, по которым не определен размер дивиденда, имеют право на получение дивидендов наравне с владельцами обыкновенных акций.

Если уставом общества предусмотрены привилегированные акции двух и более типов, по каждому из которых определен размер дивиденда, в уставе должна быть также установлена очередность выплаты дивидендов по каждому из них; если уставом общества предусмотрены привилегированные акции двух и более типов, по каждому из которых определена ликвидационная стоимость, то должна быть также установлена очередность выплаты ликвидационной стоимости по каждому из них. Уставом общества может быть установлено, что невыплаченный или не полностью выплаченный дивиденд по привилегированным акциям определенного типа, размер которого закреплен в уставе, накапливается и выплачивается не позднее срока, определенного уставом (кумулятивные привилегированные акции). Если уставом общества такой срок не установлен, привилегированные акции кумулятивными не являются.

Уставом общества может быть предусмотрена конвертация привилегированных акций определенного типа в обыкновенные акции или привилегированные акции иных типов по требованию акционеров - их владельцев или конвертация всех акций этого типа в срок, определенный уставом общества. В этом случае уставом общества на момент принятия решения, являющегося основанием для размещения конвертируемых привилегированных акций, должны быть определены порядок их конвертации, в том числе количество, категория (тип) акций, в которые они конвертируются, и иные условия конвертации. Изменение указанных положений устава общества после принятия решения, являющегося основанием для размещения конвертируемых привилегированных акций, не допускается.

Конвертация привилегированных акций в облигации и иные ценные бумаги, за исключением акций, не допускается. Конвертация привилегированных акций в обыкновенные акции и привилегированные акции иных типов допускается только в том случае, если это предусмотрено уставом общества, а также при реорганизации общества в соответствии с ФЗ "Об акционерных обществах".

У большинства акционеров различных акционерных обществ сложился устойчивый стереотип понимания привилегированных акций как акций, владельцы которых (акционеры) никогда не участвуют в общем собрании акционеров и соответственно никогда не имеют права голоса.

Необходимо отметить, что действующая редакция ФЗ "Об акционерных обществах" и предшествующая редакция сильно различаются по отношению к этому вопросу. Особенность прежней редакции ряда статей ФЗ "Об акционерных обществах", регулирующих эти вопросы, заключалась в том, что они разделяли право акционера участвовать в собрании от его права участвовать в собрании и голосовать на собрании.

Статья 51 ФЗ "Об акционерных обществах" в прежней редакции предусматривала, что список акционеров, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, составлялся на основании реестра акционеров общества на дату, которая устанавливалась советом директоров (наблюдательным советом) общества, и должен был содержать имя (наименование) каждого акционера, его адрес (место нахождения), данные о количестве и категории (типе) принадлежащих ему акций. Обратим внимание на последнюю часть этого предложения: закон однозначно устанавливал, что право акционера на участие в собрании не зависит от количества и категории акций, которыми он владеет. А согласно ст. 57 ФЗ использование акционером права на участие в общем собрании связывается с его личным осуществлением этого права либо с действиями его представителя, которому он это право предоставляет. Более того, определяя компетенцию органов управления и исполнительных органов общества, Закон не предусматривает среди полномочий каждого из них такое, которое давало бы ему право определять, какие категории акционеров имеют право на участие в собрании, а какие нет. Поэтому в Указе Президента РФ "О дополнительных мерах по обеспечению прав акционеров" от 31 июля 1995 г. N 784 устанавливалось, что право акционеров на участие в общем собрании акционеров не может быть ограничено решением собрания акционеров общества, его совета директоров либо иных органов или лиц.

Таким образом, право акционера на участие в общем собрании не связывалось с категориями принадлежащих ему акций и акционер - владелец привилегированной акции всегда имел право на участие в общем собрании акционеров. При этом можно было говорить о двух вариантах такого участия: когда акционер участвовал, но не голосовал, и когда он и участвовал, и голосовал.

Действующая редакция ФЗ "Об акционерных обществах" изменила эти положения кардинальным образом. Пункт 3 ст. 51 ФЗ "Об акционерных обществах" устанавливает, что список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, содержит имя (наименование) каждого такого лица, данные, необходимые для его идентификации, данные о количестве и категории (типе) акций, правом голоса по которым оно обладает, почтовый адрес в Российской Федерации, по которому должны направляться сообщения о проведении общего собрания акционеров, бюллетени для голосования в случае, если голосование предполагает направление бюллетеней для голосования, и отчет об итогах голосования.

Одна фраза, определяющая, что в список лиц, имеющих право на участие в собрании, могут попасть только акционеры, владеющие голосующими акциями, сразу исключила из возможных участников собрания акционеров - владельцев привилегированных акций, в отношении которых не возникли условия, при которых они становятся голосующими.

Таким образом, чтобы акционер - владелец привилегированных акций мог участвовать в общем собрании акционеров, его акции должны стать голосующими.

Согласно п. 1 ст. 32 ФЗ "Об акционерных обществах", акционеры - владельцы привилегированных акций общества не имеют права голоса на общем собрании акционеров, если иное не установлено данным Федеральным законом.

Существует несколько вариантов, когда акционеры - владельцы привилегированных акций участвуют в общем собрании акционеров и при этом имеют право голоса.

Первый вариант - при решении вопросов о реорганизации и ликвидации общества.

Второй вариант - при решении вопросов о внесении изменений и дополнений в устав общества, ограничивающих права акционеров - владельцев привилегированных акций этого типа.

К таким изменениям и дополнениям в устав общества могут быть отнесены:

* определение или увеличение размера дивиденда и (или) определение или увеличение ликвидационной стоимости, выплачиваемых по привилегированным акциям предыдущей очереди;

* предоставление акционерам - владельцам привилегированных акций иного типа преимуществ в очередности выплаты дивиденда и (или) ликвидационной стоимости акций.

Отметим еще одну новеллу действующей редакции ФЗ "Об акционерных обществах", которая связана с порядком принятия решения по вопросу внесения в устав общества изменений и дополнений, ограничивающих права акционеров - владельцев привилегированных акций.

Решение о внесении таких изменений и дополнений считается принятым, если за него отдано: 1) не менее чем три четверти голосов акционеров - владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров, за исключением голосов акционеров - владельцев привилегированных акций, права по которым ограничиваются, и 2) три четверти голосов всех акционеров - владельцев привилегированных акций каждого типа, права по которым ограничиваются, если для принятия такого решения уставом общества не установлено большее число голосов акционеров.

Это один из немногих примеров, когда в акционерном обществе используется механизм подсчета голосов не только присутствующих акционеров - владельцев обыкновенных акций, но и всех акционеров - владельцев привилегированных акций.

Третий вариант: акционеры - владельцы привилегированных акций определенного типа, размер дивиденда по которым определен в уставе общества, за исключением акционеров - владельцев кумулятивных привилегированных акций, имеют право участвовать в общем собрании акционеров с правом голоса по всем вопросам его компетенции, начиная с собрания, следующего за годовым общим собранием акционеров, на котором независимо от причин не было принято решение о выплате дивидендов или было принято решение о неполной выплате дивидендов по привилегированным акциям этого типа. Право акционеров - владельцев привилегированных акций такого типа участвовать в общем собрании акционеров прекращается с момента первой выплаты по указанным акциям дивидендов в полном размере.

Четвертый вариант: акционеры - владельцы кумулятивных привилегированных акций определенного типа имеют право участвовать в общем собрании акционеров с правом голоса по всем вопросам его компетенции, начиная с собрания, следующего за годовым общим собранием акционеров, на котором должно было быть принято решение о выплате по этим акциям в полном размере накопленных дивидендов, если такое решение не было принято или было принято решение о неполной выплате дивидендов. Право акционеров - владельцев кумулятивных привилегированных акций определенного типа участвовать в общем собрании акционеров прекращается с момента выплаты всех накопленных по указанным акциям дивидендов в полном размере.

В зависимости от размера пакета акций изменяется и объем прав, которыми обладают акционеры общества.

1. Акционер, владеющий не менее чем 1% голосующих акций акционерного общества, имеет право:

* знакомиться со списком лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров общества (п. 4 ст. 51 ФЗ "Об акционерных обществах");

* получать от регистратора общества данные из реестра акционеров об имени владельцев, количестве, категории и номинальной стоимости принадлежащих им акций (абз. 11 п. 3 ст. 8 ФЗ "О рынке ценных бумаг");

* обратиться в суд с иском к члену совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), члену коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), а равно к управляющей организации или управляющему о возмещении убытков, причиненных

* обществу (п. 5 ст. 71 ФЗ "Об акционерных обществах").

2. Акционер, владеющий в совокупности не менее чем 2% голосующих акций общества, имеет право:

* внести вопросы в повестку дня годового общего собрания акционеров (п. 1 ст. 53 ФЗ "Об акционерных обществах");

* выдвинуть кандидатов в совет директоров (наблюдательный совет) общества, коллегиальный исполнительный орган, ревизионную комиссию (ревизоры) и счетную комиссию общества, число которых не может превышать количественный состав соответствующего органа, а также кандидата на должность единоличного исполнительного органа (п. 1 ст. 53 ФЗ "Об акционерных обществах");

* предложить кандидатов для избрания в совет директоров (наблюдательный совет) общества, число которых не может превышать количественный состав совета директоров (наблюдательного совета) общества, в случае если предлагаемая повестка дня внеочередного общего собрания акционеров содержит вопрос об избрании членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, которые должны избираться кумулятивным голосованием (п. 2 ст. 53 ФЗ "Об акционерных обществах").

3. Акционер, владеющий не менее чем 10% голосующих акций общества, имеет право:

* требовать созыва внеочередного собрания, формулировать вопросы, подлежащие внесению в повестку дня, выдвигать кандидатов в органы управления общества, а также предлагать форму проведения общего собрания - совместное присутствие или заочное голосование (ст. 55 ФЗ "Об акционерных обществах");

* созывать внеочередное собрание акционеров в случае отсутствия решения или отказа совета директоров (наблюдательного совета) общества о созыве такого собрания, а также обладать полномочиями, предусмотренными ФЗ "Об акционерных обществах", необходимыми для созыва и проведения общего собрания акционеров (п. 8 ст. 55);

* требовать во всякое время у ревизионной комиссии проверки (ревизии) финансово-хозяйственной деятельности общества (ст. 85 ФЗ "Об акционерных обществах").

4. Акционер, владеющий более чем 25% голосующих акций, имеет право:

1) блокировать принятие общим собранием акционерного общества решений, для которых необходимо не менее трех четвертей голосов или три четверти голосов от общего числа голосов присутствующих на собрании акционеров по следующим вопросам:

* размещение дополнительных акций по закрытой подписке (п. 3 ст. 39 ФЗ "Об акционерных обществах");

* размещение посредством открытой подписки дополнительных обыкновенных акций, составляющих более 25 процентов ранее размещенных обыкновенных акций (п. 4 ст. 39);

* размещение посредством открытой подписки конвертируемых эмиссионных ценных бумаг, которые могут быть конвертированы в обыкновенные акции, составляющие более 25% ранее размещенных обыкновенных акций (п. 4 ст. 39);

* размещение по закрытой подписке эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции (п. 4 ст. 39);

* внесение изменений и дополнений в устав общества или утверждение устава в новой редакции (подп. 1 п. 1 ст. 48);

* реорганизация общества (подп. 2 п. 1 ст. 48);

* ликвидация общества, назначение ликвидационной комиссии и утверждение промежуточного и окончательного ликвидационных балансов (подп. 3 п. 1 ст. 48);

* определение количества, номинальной стоимости, категории (типа) объявленных акций и прав, предоставляемых этими акциями (подп. 5 п. 1 ст. 48);

* совершение крупных сделок, связанных с приобретением и отчуждением имущества в случае, когда предметом крупной сделки является имущество, стоимость которого составляет более 50% балансовой стоимости активов общества;

приобретение обществом размещенных акций в случае, предусмотренном п. 2 ст. 72 ФЗ "Об акционерных обществах" (подп. 17 п. 1 ст. 48);

2) знакомиться с документами бухгалтерского учета и протоколами заседаний коллегиального исполнительного органа общества (п. 1 ст. 91 ФЗ "Об акционерных обществах").

5. Акционер, владеющий более чем 50% голосующих акций общества, имеет право:

* определять правомочность общего собрания акционеров (кворум общего собрания акционеров) (п. 1 ст. 58 ФЗ "Об акционерных обществах");

* принимать решения по всем вопросам компетенции общего собрания акционеров, которые в соответствии с ФЗ "Об акционерных обществах" не требуют квалифицированного большинства голосов (п. 2 ст. 49).

6. Акционер, владеющий 75% голосующих акций общества, имеет право:

* принимать любые решения по всем вопросам компетенции общего собрания акционеров, в том числе по тем, которые в соответствии с ФЗ "Об акционерных обществах" требуют квалифицированного большинства голосов (п. 4 ст. 32, п. 3, 4 ст. 39, п. 2, 4 ст. 49, п. 3 ст. 79).

7. Акционер, владеющий 100% голосующих акций, имеет право:

* принимать любые решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания акционеров единолично, включая и решение вопроса о преобразовании акционерного общества в некоммерческое партнерство, без соблюдения положений гл. 7 ФЗ "Об акционерных обществах", определяющих порядок и сроки подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, за исключением положений, касающихся сроков проведения годового общего собрания акционеров (п. 1 ст. 20, п. 3 ст. 47).

При учреждении общества все его акции должны быть размещены среди учредителей и все акции общества являются именными.

 

Акционерные общества подразделяются на открытые и закрытые

 

Это особенность акционерного общества, которой не обладает ни одна из коммерческих организаций. Внутреннее деление акционерного общества как самостоятельной организационно-правовой формы на открытое и закрытое предусматривается в п. 1 ст. 7 ФЗ "Об акционерных обществах" и отражается в его уставе и фирменном наименовании.

Для открытого акционерного общества характерны следующие признаки:

* общество вправе проводить открытую подписку на выпускаемые им акции и осуществлять их свободную продажу среди неограниченного круга лиц *(122);

* число акционеров общества (как и число его учредителей) не ограничено (п. 2 ст. 7 и п. 2 ст. 10 ФЗ "Об акционерных обществах");

* в обществе не допускается установление преимущественного права общества или его акционеров на приобретение акций, отчуждаемых акционерами этого общества (п. 2 ст. 7 ФЗ "Об акционерных обществах");

* минимальный размер уставного капитала общества должен составлять не менее 1000-кратной суммы минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом на дату регистрации общества (ст. 26 ФЗ "Об акционерных обществах") *(123);

* общество обязано ежегодно публиковать в средствах массовой информации, доступных для его акционеров, годовой отчет, годовую бухгалтерскую отчетность, проспект эмиссии акций общества в случаях, предусмотренных правовыми актами Российской Федерации, сообщение о проведении общего собрания акционеров в порядке, предусмотренном указанным Федеральным законом, иные сведения, определяемые федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг (ст. 92 ФЗ "Об акционерных обществах").

Для закрытого акционерного общества характерны следующие признаки:

* его акции распределяются только среди учредителей этого общества или иного, заранее определенного круга лиц;

* общество не вправе проводить открытую подписку на выпускаемые им акции либо иным образом предлагать их для приобретения неограниченному кругу лиц;

* минимальный размер уставного капитала общества должен составлять не менее 100-кратной суммы минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом на дату регистрации общества (ст. 26 ФЗ "Об акционерных обществах");

* акционеры общества пользуются преимущественным правом приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества, по цене предложения третьему лицу, пропорционально количеству акций, принадлежащих каждому из них, если уставом общества не предусмотрен иной порядок осуществления данного права, при этом уставом закрытого общества может быть предусмотрено преимущественное право приобретения обществом акций, продаваемых его акционерами, если акционеры не использовали свое преимущественное право приобретения акций;

* число акционеров общества не должно превышать пятидесяти.

Наибольшие сложности и, как следствие этого, споры связаны с правовым регулированием деятельности именно закрытых акционерных обществ. Предмет этих споров составляют как минимум три группы вопросов.

Первая группа - вопросы, связанные с определением закрытого акционерного общества.

В соответствии с п. 3 ст. 7 ФЗ "Об акционерных обществах" к закрытым относятся те общества, акции которых распределяются только среди его учредителей или иного, заранее определенного круга лиц.

Сравнение этого определения с определением, данным в Положении об акционерных обществах, утвержденным постановлением Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 601 (далее - Положение), показывает значительные изменения в определении закрытого акционерного общества. Так, в Положении закрытым признавалось общество, акции которого "могут переходить от одного лица к другому только с согласия большинства акционеров...". Сравним два определения: в ФЗ "Об акционерных обществах" закрытое общество определяется через описание возможностей самого общества реализовать права по распределению акций, в Положении - через описание возможностей самих акционеров распоряжаться собственными акциями. Разный подход к определению закрытого общества определил и качественные различия в механизме "закрытия" общества. И если в первом варианте "закрытость" общества заключалась в дополнительном согласии одних акционеров на отчуждение акций другими, то во втором этого нет. Закрытость общества в действующем законе достигается за счет распределения обществом акций только среди его учредителей или иного, заранее определенного круга лиц. Тем более что согласно абз. 4 ст. 2 ФЗ "Об акционерных обществах" акционеры вправе отчуждать принадлежащие им акции без согласия других акционеров и общества.

Такой подход к "закрытию" акционерного общества необычен для российской практики, поэтому может повлечь массу ошибок при его применении. В первую очередь возникнет сложность при обозначении так называемого заранее определенного круга лиц. Есть ряд вопросов, на которые закон ответа не дает, но которые обязательно возникнут при применении этой нормы.

Во-первых, где та грань, за которой заранее определенный круг лиц не превратится в неограниченный круг лиц? Ведь закон ничего не говорит о критериях определения такого круга. Это может быть привязка к месту работы, или к профессии, или к образованию, или к национальности, возможен и более сложный вариант - акционеры и работники общества. Вариантов много, но какого следует придерживаться, закон не разъясняет.

Во-вторых, каковы критерии для юридических лиц, которые тоже могут быть (и, скорее всего, будут) акционерами закрытых обществ? Практика показывает, что при подготовке изменений и дополнений в устав или при разработке его новой редакции именно этот вопрос ускользает от внимания руководителей закрытых акционерных обществ. По нашему опыту в большинстве случаев расшифровка этого положения так и не нашла своего отражения в уставах. Но если в уставе не будет определен круг лиц, среди которых могут распределяться акции, то он фактически будет ограничен лишь учредителями акционерного общества. Это значит, что акционерное общество будет лишено возможности увеличивать число своих акционеров. В зависимости от ситуации это может сыграть как положительную, так и отрицательную роль. Примером последнего может служить ситуация, когда даже при наличии объявленных акций и возможности принятия советом директоров решения об увеличении уставного капитала и внесении изменения в устав нельзя будет продать акции возможному инвестору без дополнительного созыва собрания акционеров и принятия ими решения об этом тремя четвертями голосов голосующих акций. На практике для исключения возможности такого рода осложнений в устав общества включается следующая формулировка: "Общество вправе размещать свои акции среди акционеров, а также среди юридических и/или физических лиц согласно перечню, утверждаемому советом директоров (наблюдательным советом) при принятии решения об условиях и сроках закрытой подписки".

По действующему закону, как мы уже отмечали ранее, акционеры закрытого акционерного общества вправе отчуждать принадлежащие им акции без согласия других акционеров и общества. Таким образом, законодатель, казалось бы, открывает неограниченные возможности "проникновения" в закрытое акционерное общество любых физических и юридических лиц через приобретение акций у самих акционеров.

Эта вторая группа вопросов также требует разъяснения. Обратимся к определению закрытости акционерного общества. Именно "закрытость" общества и не позволяет рассматривать его как тип акционерного общества, в котором в полной мере контролируется движение его акций.

Это объективная реальность, несмотря на то что законодателем вводится норма о преимущественном праве акционеров закрытого общества приобретать акции, продаваемые другими акционерами *(124).

Согласно абз. 4 п. 3 ст. 7 ФЗ "Об акционерных обществах" акционеры закрытого общества пользуются преимущественным правом приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества, по цене предложения третьему лицу пропорционально количеству акций, принадлежащих каждому из них, если уставом общества не предусмотрен иной порядок осуществления данного права. Уставом закрытого общества может быть предусмотрено преимущественное право приобретения обществом акций, продаваемых его акционерами, если акционеры не использовали свое преимущественное право приобретения акций. Следует принять во внимание, что предоставление преимущественного права акционерам и обществу означает получение у них согласия на отчуждение акций, тем более что это право возникает только при продаже акций, только третьему лицу и только акционерам-покупателям, которые готовы оплатить эти акции по цене, установленной акционером-продавцом.

Но выполнение в полной мере этой нормы не исключает возможности возникновения такой ситуации, когда общество не вправе проводить открытую подписку на выпускаемые им акции либо иным образом предлагать их для приобретения неограниченному кругу лиц, а акционер независимо от размера его пакета акций реально может предлагать свои акции без всяких ограничений. Более того, возможна ситуация, когда акционер безвозмездно передает свои акции, например в форме дарения. В таких случаях закон вообще не предусматривает возникновения каких-либо преимущественных прав у других акционеров. Практика выработала достаточно успешную схему действий: заинтересованному лицу дарится одна акция - так он становится акционером, а затем ему ничего не мешает начать скупку акций уже в качестве акционера у других заинтересованных акционеров, и при этом у акционеров, не желающих продавать акции, не возникает никакого преимущественного права на их приобретение. Как следствие этого - отсутствие контроля не только "качества" акционеров, но и их количества, хотя предельное число акционеров, установленное законом, не должно превышать пятидесяти человек. С этим моментом связана третья группа вопросов.

Действительно, ограничивая предельное количество акционеров закрытого общества, ФЗ "Об акционерных обществах", казалось бы, предусмотрел тем самым невозможность неограниченно широкого распространения акций. Дополнительно это требование обеспечивается достаточно жесткой нормой п. 3 ст. 7 ФЗ "Об акционерных обществах", которая определяет, что если число акционеров закрытого общества превысит установленный предел, то в течение одного года оно должно быть преобразовано в открытое. Если число акционеров не уменьшится до пятидесяти, общество подлежит ликвидации в судебном порядке.

Вместе с тем в п. 4 ст. 94 Закон ограничил применение этой нормы, распространив ее только на закрытые общества, которые созданы после 1 января 1996 г., и соответственно исключил возможность ее применения в отношении закрытых акционерных обществ, созданных до введения Закона в действие, т.е. до 1 января 1996 г.

Последствия такого подхода оцениваются неоднозначно. С одной стороны, эта оценка позитивная, поскольку в процессе преобразования ряда предприятий в акционерные общества (например, арендных предприятий, имеющих право выкупа имущества или уже его выкупивших) было создано большое количество закрытых акционерных обществ с числом акционеров, значительно превышающим пятьдесят, - от двухсот до нескольких тысяч. Положение ст. 94 ФЗ "Об акционерных обществах" создает спокойные условия для работы тех организаций, которые в соответствии с действовавшим на момент их создания законом могли выбрать совершенно определенный тип акционерного общества и не изменять его. С другой стороны, необходимо понимать, что такое право предоставлено акционерным обществам с фиксацией на 1 января 1996 г., и если после этой даты их количество увеличится, то в отношении этих акционерных обществ применяются общие положения ст. 7 ФЗ "Об акционерных обществах", предусматривающие необходимость преобразования указанного общества в течение одного года в открытое *(125).

В связи с этим следует обратить внимание еще на один, на наш взгляд, весьма важный момент.

В соответствии с п. 1 ст. 68 ГК РФ хозяйственное общество одного вида может быть преобразовано в хозяйственное общество другого вида. Не исключается возможность преобразования обществ, относящихся к одной организационно-правовой форме юридического лица (акционерных обществ): закрытых в открытые и открытых в закрытые.

В связи с этим в постановлении пленума ВАС от 18 ноября 2003 г. "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" в п. 23 разъясняется, что при рассмотрении споров, связанных с преобразованием акционерного общества одного типа в акционерное общество другого типа, необходимо учитывать, что изменение типа общества не является реорганизацией юридического лица (его организационно-правовая форма не изменяется), поэтому требования, установленные п. 5 ст. 58 ГК РФ, п. 5 ст. 15 и ст. 20 ФЗ "Об акционерных обществах", о составлении передаточного акта, об уведомлении кредиторов о предстоящем изменении типа акционерного общества в таких случаях предъявляться не должны. Не применяются при этом и другие нормы, касающиеся реорганизации общества, в том числе предоставляющие акционерам право требовать выкупа принадлежащих им акций общества, если они голосовали против преобразования или не участвовали в голосовании по данному вопросу (ст. 75 ФЗ).

Преобразование акционерного общества одного типа в акционерное общество другого типа осуществляется по решению общего собрания акционеров с внесением соответствующих изменений в устав общества (утверждением устава в новой редакции) и государственной регистрацией их в установленном порядке.

Для подобного рода преобразований законодательством установлены ограничения. В частности:

а) численность акционеров созданного в результате преобразования открытого общества в закрытое не должна превышать 50 (п. 3 ст. 7 ФЗ "Об акционерных обществах");

б) создание определенных групп акционерных обществ возможно исключительно в виде открытых (п. 1 ст. 2 ФЗ "Об инвестиционных фондах" - в отношении акционерных инвестиционных фондов) либо закрытых (п. 2 ст. 1 ФЗ "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)");

в) размер уставного капитала закрытого акционерного общества, участники которого намерены преобразовать его в открытое, не должен быть ниже минимального уровня, установленного ст. 26 ФЗ "Об акционерных обществах" для открытых обществ.

 

Акционерное общество обладает правом приобретения своих размещенных акций

 

Эта особенность акционерного общества регулируется ст. 72 и 73 ФЗ "Об акционерных обществах".

Законодатель проводит различие между приобретением размещенных акций в целях уменьшения уставного капитала или в целях последующей их реализации. В первом случае приобретение размещенных обществом акций осуществляется по решению общего собрания акционеров об уменьшении уставного капитала общества путем приобретения части размещенных акций в целях сокращения их общего количества. Но такая возможность возникает у акционерного общества только в том случае, если это предусмотрено уставом общества. Акции, приобретенные обществом на основании такого решения, погашаются при их приобретении. Однако если номинальная стоимость акций, оставшихся в обращении, станет ниже минимального размера уставного капитала, предусмотренного действующим законодательством, принятие такого решения не допускается.

Во втором случае решение может приниматься как общим собранием акционеров, так и советом директоров (наблюдательным советом). Причем в законе используется интересная конструкция этой нормы: общество вправе приобретать размещенные им акции по решению общего собрания или по решению совета директоров (наблюдательного совета) общества, если это предусмотрено уставом и если в соответствии с уставом совету директоров (наблюдательному совету) принадлежит право принятия такого решения. Таким образом, следует соблюдать два важных момента: первый - в уставе должна быть определена возможность для приобретения обществом своих размещенных акций, второй - принятие решения по этому вопросу является исключительной компетенцией общего собрания акционеров, если только в уставе не содержится указание на то, что это вправе делать совет директоров.

Существует лишь одно ограничение на этот счет: совет директоров (наблюдательный совет) или общее собрание общества не вправе принимать решения о приобретении размещенных акций в целях их последующей реализации, если номинальная стоимость акций общества, находящихся в обращении, составит менее 90% уставного капитала общества. Это значит, что если размещены все акции, то приобретение их у акционеров не может быть в большем количестве, чем 10% от размещенных акций.

Приобретенные таким образом обществом акции не предоставляют права голоса, они не учитываются при подсчете голосов, по ним не начисляются дивиденды. Такие акции должны быть реализованы по их рыночной стоимости не позднее одного года с даты их приобретения. В противном случае общее собрание акционеров должно принять решение об уменьшении уставного капитала общества путем погашения указанных акций.

Здесь необходимо иметь в виду еще один очень важный аспект этого права общества. Оно самым непосредственным образом переплетается с тем, что каждый акционер - владелец акций определенных категорий (типов), решение о приобретении которых принято, вправе продать указанные акции, а общество обязано приобрести их.

В том случае, если общее количество акций, в отношении которых поступили заявления об их приобретении обществом, превышает количество акций, которое может быть приобретено обществом с учетом описанных выше ограничений, акции приобретаются у акционеров пропорционально заявленным требованиям.

Цена приобретения обществом акций устанавливается решением совета директоров (наблюдательного совета), который учитывает рыночную стоимость акций, определяемую исходя из положений ст. 77 ФЗ "Об акционерных обществах".

Согласно ст. 73 ФЗ "Об акционерных обществах" предусматривается еще ряд ограничений на приобретение обществом акций. Так, общество не вправе приобретать размещенные им акции в следующих случаях:

* до полной оплаты всего уставного капитала общества;

* если на момент их приобретения общество отвечает признакам несостоятельности (банкротства) в соответствии с правовыми актами Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве) предприятий или указанные признаки появятся в результате приобретения этих акций;

* если на момент приобретения акций стоимость чистых активов общества меньше его уставного капитала, резервного фонда и превышения над номинальной стоимостью определенной уставом ликвидационной стоимости размещенных привилегированных акций либо станет меньше их размера в результате приобретения акций.

Описанный порядок не учитывает еще одного варианта приобретения обществом размещенных акций. Речь идет о реализации со стороны общества совершенно другого права - приобретении акций в порядке реализации обществом своего преимущественного права. Устанавливая названные выше ограничения, законодатель не учел этого варианта приобретения обществом размещенных акций, который имеет свою процедуру, сроки, порядок установления цены и количество приобретаемых акций. При отсутствии четкого законодательного регулирования этого вопроса можно признать, что все ограничения, о которых мы говорили выше, к процедуре приобретения обществом акций в порядке реализации своего преимущественного права отношения не имеют.

 

3.2. Общество с ограниченной ответственностью

 

Законодательство об обществах и товариществах с ограниченной ответственностью имеет более чем двухсотлетнюю историю. По утверждению Томаса Хайдеманна, такая организационно-правовая форма, как общество с ограниченной ответственностью, впервые была образована в Германии *(126).

В современной России возрождение хозяйственных обществ пришлось на 90-е гг. прошедшего столетия. Однако первые законодательные акты, призванные заложить базу для развития хозяйственных обществ (товариществ), были не только недостаточно юридически проработанными, но и в ряде случае противоречили друг другу.

Во-первых, общество с ограниченной ответственностью, неправомерно именуемое в Законе РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" от 25 декабря 1990 г. N 445-1 "товариществом с ограниченной ответственностью", определялось как объединение граждан и (или) юридических лиц для совместной хозяйственной деятельности. Таким образом закладывалась правовая база для понимания этой организационно-правовой формы только как "объединения лиц", а это, в свою очередь, вызывало неправильное понимание сути этого вида юридического лица и соответственно нарушение прав его участников. Ведь "объединение лиц" означает, что товарищество может быть создано не менее чем двумя лицами, члены товарищества должны лично участвовать в его деятельности, и следовательно, могут быть участниками только одного товарищества. Вместе с тем по сути своей "товарищество с ограниченной ответственностью" в редакции названного закона - это не что иное, как хозяйственное общество - правовая форма объединения не лиц, а капиталов, где его участники объединяют только имущество, поэтому могут одновременно участвовать имущественными взносами в нескольких обществах.

Во-вторых, Закон РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" неправомерно отождествлял товарищества с ограниченной ответственностью и акционерные общества закрытого типа. Неправомерность такого отождествления базировалась на том, что каждое из названных юридических лиц представляло собой совершенно самостоятельную организационно-правовую форму: акционерное общество и товарищество (правильнее - общество) с ограниченной ответственностью.

В-третьих, Законом РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" было установлено, что имущество товарищества с ограниченной ответственностью формируется за счет вкладов участников, полученных доходов и других законных источников и принадлежит его участникам на праве общей долевой собственности (ст. 11 Закона). Вместе с тем этот вопрос иначе решался в Законе РСФСР "О собственности в РСФСР". Согласно ст. 14 этого Закона хозяйственное общество, товарищество обладают правом собственности на имущество, переданное им в форме вкладов и других взносов их участниками, а также на имущество, которое получено в результате своей предпринимательской деятельности и приобретено по иным основаниям, допускаемым законом. Следовательно, субъектом права собственности на имущество товарищества является само товарищество как юридическое лицо. При этом арбитражно-судебная практика исходила из того, что имущество акционерного и иного хозяйственного общества, товарищества принадлежит им на праве собственности (п. 1 постановления пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 17 сентября 1992 г. N 13).

Необходимо отметить, что несколько позже в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. были заложены нормы, определяющие понятие и статус общества с ограниченной ответственностью, которые выгодно отличались от норм Закона РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности". Однако в силу приоритета в тот период жизни нашего общества политики над правом реализованы они были не в полной мере, хотя и создали правовую базу и предпосылки для ее совершенствования в Гражданском кодексе 1994 г. и затем в Федеральном законе "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Определение общества с ограниченной ответственностью дается в ст. 2 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" как учрежденное одним или несколькими лицами хозяйственное общество, уставный капитал которого разделен на доли определенных учредительными документами размеров, участники общества не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных ими вкладов.

Все основополагающие особенности общества с ограниченной ответственностью связаны так или иначе с регулированием обращения долей его участников. Анализ законодательства и литературы, посвященной этим вопросам *(127), позволяет определить следующие особенности общества с ограниченной ответственностью:

1) разделение уставного капитала общества на доли;

2) установление определенного порядка перехода доли (части доли) в уставном капитале общества к другому лицу;

3) возможность выхода участника из общества в любое время независимо от согласия других участников;

4) возможность исключения участника из общества.

Перечисленные особенности общества с ограниченной ответственностью непосредственно связаны и, можно сказать, развивают еще одну его особенность: общество не вправе свободно приобретать доли (части доли) в своем уставном капитале. Те исключения, которые предусмотрены ст. 23 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", фактически связаны и с порядком перехода доли к другому лицу, и с выходом и исключением участника.

 

Разделение уставного капитала общества с ограниченной ответственностью на доли

 

Согласно п. 1 ст. 90 ГК РФ уставный капитал общества с ограниченной ответственностью составляется из стоимости вкладов его участников. Вместе с тем п. 1 ст. 14 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" определяет, что уставный капитал общества с ограниченной ответственностью составляется из номинальной стоимости долей его участников.

И наконец, согласно ст. 2 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", уставный капитал общества с ограниченной ответственностью разделен на доли определенных учредительными документами размеров.

Для того чтобы понять, как соотносятся эти положения при выявлении сущности того, что мы понимаем под термином "доля", необходимо дать определения некоторых терминов, используемых как в ГК РФ, так и в ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Прежде всего определим, что же понимается под термином уставный капитал общества. По смыслу ст. 90 ГК РФ и ст. 14 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" уставный капитал - это некая величина, определяемая в денежном выражении, которая отражает минимальный размер имущества общества, формируемого за счет вкладов участников, гарантирующего интересы его кредиторов. Соответственно, размер уставного капитала - это определенная в рублях стоимость этого имущества. Поскольку при создании общества уставный капитал является единственным имуществом общества, законодатель устанавливает тот минимум его размера, ниже которого он опускаться не может. По действующему законодательству размер уставного капитала должен быть не менее стократной величины минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом на дату представления документов для государственной регистрации общества.

Исходя из анализа положений названных статей, можно дать толкование и иным терминам.

Вклад в уставный капитал - это взнос в виде денег, ценных бумаг, других вещей, имущественных прав либо иных прав, имеющих денежную оценку.

Стоимость вклада - это размер денежного вклада и/или стоимость оценки неденежного вклада, определенного либо самими участниками, либо независимым оценщиком.

Доля участника - это часть уставного капитала, приходящаяся на участника за счет внесения им своего вклада.

Номинальная стоимость доли - это размер денежного вклада и/или стоимость оценки неденежного вклада, определенного либо самими участниками, либо независимым оценщиком.

Действительная стоимость доли - это часть стоимости чистых активов, пропорциональная размеру доли.

Размер доли участника - соотношение номинальной стоимости доли и уставного капитала, выраженное в процентах или в виде дроби.

По действующему законодательству в уставе общества может быть установлено ограничение по максимальному размеру доли участника общества и ограничена возможность изменения соотношения долей участников общества. Такие ограничения не могут быть установлены в отношении отдельных участников общества. Указанные положения могут быть предусмотрены уставом общества при его учреждении, а также внесены в устав общества, изменены и исключены из устава по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками единогласно (ст. 14 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью").

Обратим внимание на то, что законодатель не предоставляет участникам общества возможность устанавливать какие-либо ограничения через положения устава в отношении минимального размера доли. И если в акционерном обществе "акция" - это минимальный размер вклада в уставный капитал, который должен внести участник, чтобы получить статус акционера, то в обществе с ограниченной ответственностью такого установленного минимального размера быть не может. Соответственно в акционерном обществе у одного акционера может быть и одна, и несколько акций. В обществе с ограниченной ответственностью у одного участника всегда одна доля. Разница между несколькими участниками может зависеть только от размера их долей.

При сопоставлении определений стоимости вклада и номинальной стоимости нетрудно увидеть, что уставный капитал общества с ограниченной ответственностью может состоять как из стоимости вкладов его участников, так и из номинальной стоимости долей его участников.

Таким образом, основная функция уставного капитала - определение минимального размера имущества общества, гарантирующего интересы его кредиторов.

Вместе с тем согласно п. 2 ст. 48 ГК РФ общество с ограниченной ответственностью относится к тем юридическим лицам, в отношении которых их участники имеют обязательственные права. Статус участника общества с ограниченной ответственностью связан с наличием у лица, претендующего на этот статус, доли в его уставном капитале. Следовательно, доля в уставном капитале общества удостоверяет наличие обязательственных прав у владельца этой доли. Это дает возможность участникам общества, владеющим долями в уставном капитале, решать и другие задачи.

Так, через долю участника и определение ее размера можно определить структуру голосования участников при принятии решений на общих собраниях, а также распределять прибыль, полученную обществом. Однако в отличие от акционерного общества, где при голосовании акционеров на общем собрании применяется единственное правило "одна акция - один голос", что всегда предполагает увеличение голосов с увеличением пакета акций, в обществе с ограниченной ответственностью вариантов гораздо больше.

Прежде всего согласно п. 1 ст. 32 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" каждый участник общества может иметь на общем собрании участников число голосов, пропорциональное его доли в уставном капитале общества. Кроме того, уставом общества при его учреждении или путем внесения в устав общества изменений по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно, может быть установлен иной порядок определения числа голосов участника общества. Учитывая тот факт, что расчет голосов, позволяющих принимать решения на общем собрании участников, исчисляется в отличие от общего собрания акционеров не от присутствующих на собрании, а от всех участников общества, возможны весьма интересные ситуации. Показателен в этом отношении следующий пример.

В обществе с ограниченной ответственностью "Х" было четыре участника. У одного доля 60%, у другого - 20%, у двух остальных - по 10%. Участник, владеющий 20% долей, одновременно выполнял функции единоличного исполнительного органа. Внезапно он умирает, и встает вопрос об избрании нового генерального директора. Участник - владелец доли размером 60% был абсолютно уверен, что, поскольку в уставе предусмотрено избрание генерального директора простым большинством голосов участников, будет избран выдвинутый им кандидат. Однако на собрании участники - владельцы двух долей по 10% представили своего кандидата на эту должность, да еще утверждали, что именно их кандидат избран генеральным директором, несмотря на то что владелец доли в 60% голосовал против него. Возник спор, для разрешения которого обратились к консультанту - специалисту по вопросам корпоративного права. Прежде всего уточнили механизм определения голосов, зафиксированный в уставе общества, где было записано: "На долю участника приходится один голос", т.е. каждый участник независимо от размера доли обладал одним голосом. Таким образом, у участников - владельцев 10% долей в совокупности было два голоса, а у участника - владельца доли в 60% - всего лишь один. Первые участники ликовали, считая, что спор решен в их пользу, поскольку они считали, что для избрания генерального директора простым большинством два голоса против одного является достаточным. Однако их радость была преждевременной, так как даже в этой ситуации при наличии четырех участников при принятии решения должны учитываться четыре голоса. Простое большинство при четырех голосах - это три голоса. Но "за" проголосовало лишь два голоса. Следовательно, решение не принято.

Также существуют особенности, если сравнивать с акционерными обществами, и разные варианты при определении механизма распределения прибыли между участниками общества. Один вариант - часть прибыли общества, предназначенная для распределения между участниками, распределяется пропорционально их долям в уставном капитале общества (п. 2 ст. 28 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью"). Другой вариант предусмотрен абз. 2 п. 2 ст. 28 того же Закона, когда порядок распределения прибыли между участниками устанавливается уставом общества. В связи с этим интересен следующий пример.

Физическое лицо Х является единственным учредителем общества с ограниченной ответственностью. Более десяти лет это общество успешно развивалось, заняло свое место на рынке и в силу правильной стратегии и своего интенсивного развития стало привлекательным для иных лиц. В силу возрастных причин Х решил отойти от дел. Он оставляет себе долю в размере 5%, и 95% уставного капитала по достаточно высокой цене продает двум физическим лицам: одному - 45% и другому - 50%.

На очередном годовом собрании участников общества решается вопрос о распределении прибыли общества. Два участника, выкупивших 95% уставного капитала общества, предполагали, что распределение прибыли будет осуществляться в этих же пропорциях: им - 95%, а Х - 5%. Но поскольку в уставе было заложено положение: "прибыль общества, предназначенная для распределения между участниками, распределяется поровну", то Х, владея долей размером в 5% уставного капитала, имел право на получение трети распределяемой прибыли общества.

 

Установлен определенный порядок перехода доли (части доли) в уставном капитале общества к другому лицу

 

Переход доли (части доли) - один из наиболее важных и сложных механизмов, который в первую очередь определяет уникальность общества с ограниченной ответственностью. Сложность регулирования заключается в том, что с механизмом непосредственного перехода доли от участника к другому лицу (в том числе и участнику) связан и механизм реализации преимущественного права участника общества при продаже своей доли третьему лицу другим участником, а также механизм приобретения обществом долей в своем уставном капитале. Эти механизмы настолько взаимосвязанны, что вряд ли могут быть рассмотрены изолированно друг от друга.

Есть несколько ключевых позиций, которые не только определяют суть механизма перехода доли (части доли) участника общества к другому лицу, но и влияют на регулирование других ранее названных механизмов.

 Переход доли (части доли) участника общества в уставном капитале к другим участникам общества

Согласно п. 1 ст. 21 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", в уставе общества может быть предусмотрено положение, что участник общества вправе продать или иным образом уступить свою долю в уставном капитале общества либо ее часть одному или нескольким участникам данного общества только с согласия общества или остальных участников общества. В данном случае речь идет, во-первых, об отчуждении доли через договор купли-продажи или иные формы отчуждения (мены, дарения, внесения вклада в уставный капитал другого юридического лица и т.д.); во-вторых, о появлении новой и весьма интересной альтернативы: согласия общества или его участников. Такой альтернативы еще не знало законодательство, регулирующее деятельность общества с ограниченной ответственностью, но теперь понемногу практика показывает, что многие общества с ограниченной ответственностью данную норму не всегда правильно применяют. Часто в уставах предусматривается, что подобное согласие со стороны общества осуществляется через принятие решения на общем собрании участников. На самом деле это согласие может выражать любой орган общества, но только не собрание участников. Дело в том, что орган общества может принимать решение только по тем вопросам, которые включены в его компетенцию *(128). Компетенция общего собрания участников общества согласно ст. 33 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" формируется из вопросов, предусмотренных законом, однако в этом Законе в компетенции общего собрания участников не предусмотрен такой вопрос, как "согласие общества" на продажу или уступку иным образом доли (части доли) участника другому участнику. Поэтому никаких решений на этот счет собрание принимать не может. Что же касается других органов, то все зависит от положений устава, определяющих их компетенцию.

Согласие общества считается полученным, если в течение 30 дней с момента обращения к обществу (или в течение иного срока, определенного в уставе) получено письменное согласие общества либо от общества не получено письменного отказа.

Схожая норма касается и получения согласия участников: согласие считается полученным, если в течение 30 дней с момента обращения к участникам общества (или в течение иного срока, определенного в уставе) получено письменное согласие всех участников общества или не получено письменного отказа ни от одного из участников общества.

Естественно, что продавец доли самостоятельно определяет покупателя, при этом ни у кого из остальных участников не возникает преимущественное право приобретения доли. Однако необходимость получения согласия - некий регулятор стабильности соотношения долей участников общества, который контролирует возможность перераспределения долей участников, что создает совершенно реальные условия, когда общество или участники отказывают в таком перераспределении. В этом случае общество обязано приобрести по требованию участника общества принадлежащую ему долю (часть доли) и выплатить ему действительную стоимость этой доли (части доли) или с согласия участника общества выдать ему в натуре имущество такой же стоимости. Стоимость доли определяется на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дню обращения участника общества с таким требованием.

Доля (часть доли) переходит к обществу с момента предъявления участником общества требования о ее приобретении обществом. Выплата стоимости доли (части доли) или выдача в натуре имущества такой же стоимости должна быть произведена в течение одного года с момента перехода к обществу доли (части доли), если меньший срок не предусмотрен уставом общества.

Действительная стоимость доли (части доли) выплачивается за счет разницы между стоимостью чистых активов общества и размером его уставного капитала. В случае если такой разницы недостаточно, общество обязано уменьшить свой уставный капитал на недостающую сумму.

 Переход доли (части доли) участника общества в уставном капитале к третьим лицам

Применительно к третьим лицам ограничение обращения доли в гражданском обороте связано с двумя положениями.

Первое - согласно п. 2 ст. 21 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" в уставе общества может быть предусмотрено положение, что продажа или уступка иным образом участником общества своей доли (части доли) третьим лицам запрещается. В этом случае исключается всякая возможность продажи или отчуждения в иной форме доли юридическим и физическим лицам, не являющимся участниками общества, т.е. устанавливается ограничение по участникам гражданского оборота, где происходит обращение доли.

Второе положение, ограничивающее обращение доли, связано с тем, что в случае отсутствия в уставе общества запрета на продажу долей третьим лицам, согласно п. 5 и п. 7 ст. 21 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" уставом общества может быть предусмотрена необходимость получения согласия общества или остальных участников общества на уступку доли (части доли) участника общества третьим лицам иным образом, чем продажа. В этом случае, как и ранее, согласие необходимо получать у общества или его участников.

Порядок получения согласия со стороны общества или других участников аналогичен тому, который мы уже рассмотрели.

При отсутствии согласия общества или его участников на переход доли к третьим лицам последние просто не участвуют в гражданском обороте, в котором обращается доля. Доля приобретается самим обществом, которое обязано выплатить участнику общества действительную стоимость этой доли (части доли) или с согласия участника общества выдать ему в натуре имущество такой же стоимости.

В том случае, если участник решает продать свою долю (часть доли) третьему лицу, у остальных участников возникает только преимущественное право на покупку этой доли.

Основные положения, характеризующие это право, могут быть сформулированы следующим образом.

1. Преимущественное право возникает у участников общества. Согласно п. 4 ст. 21 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" преимущественное право покупки доли (части доли) возникает только у лиц (физических и юридических), которые в соответствии с действующим законодательством и учредительными документами общества обладают всем объемом прав и несут все обязанности участников этого общества. Например, наследник умершего участника общества до принятия решения остальными участниками (или обществом) о согласии на переход к нему доли (части доли), когда требование такого согласия определено уставом общества, не может претендовать на возникновение у него рассматриваемого преимущественного права. Более того, участник может воспользоваться этим правом только самостоятельно, поскольку согласно абз. 5 п. 4 ст. 21 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" уступка указанного преимущественного права не допускается.

Однако закон допускает, что преимущественное право приобретения доли (части доли), продаваемой другим участником (участниками), может возникнуть у самого общества. Возможность возникновения такого преимущественного права связана с наличием следующих условий: а) преимущественное право общества покупки доли предусмотрено уставом общества; б) другие участники общества не использовали свое преимущественное право покупки доли (части доли).

2. Преимущественное право возникает только при возмездном отчуждении участником своей доли третьим лицам. Отчуждение - один из способов осуществления собственником правомочия распоряжения принадлежащим ему имуществом. Различается отчуждение возмездное (например, купля-продажа) и безвозмездное (например, дарение). Применительно к характеристике рассматриваемого нами преимущественного права оно возникает у участников только в случае возмездного отчуждения доли (части доли) другими участниками в виде продажи. Именно на это обращает внимание постановление пленума Верховного суда РФ и пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью". Естественно, что все варианты безвозмездного отчуждения одними участниками не порождают возникновения преимущественного права у остальных.

3. Покупка доли при реализации участником своего преимущественного права осуществляется по цене предложения третьему лицу. ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", отвечая на вопрос о том, по какой цене осуществляется приобретение доли (части доли) участником общества при реализации им своего преимущественного права, фактически процитировал абз. 4 п. 3 ст. 7 ФЗ "Об акционерных обществах". Согласно п. 4 ст. 21 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" участники общества пользуются преимущественным правом покупки доли (части доли) участника общества по цене предложения третьему лицу, т.е. фактически по цене, которую устанавливает участник общества - продавец доли. Очевидно, эта цена никем не может быть ограничена.

В случае если участники общества или общество не воспользуются преимущественным правом покупки всей доли (всей части доли), предлагаемой для продажи, в течение месяца со дня извещения их об этом, доля может быть продана третьему лицу по цене и на условиях, сообщенных обществу и его участникам. Уставом общества или соглашением его участников может быть установлен иной срок, в течение которого они могут осуществить свое преимущественное право покупки доли.

Продажа участником доли с нарушением преимущественного права покупки не влечет за собой недействительность такой сделки. В этом случае любой участник общества, а в соответствующем случае само общество вправе в течение трех месяцев с момента, когда участник общества или общество узнали либо должны были узнать о таком нарушении, потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи.

Применительно к уступке доли (части доли) закон содержит четкое указание на форму такой сделки. По общему правилу согласно п. 6 ст. 21 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" уступка доли (части доли) в уставном капитале общества должна быть совершена в простой письменной форме.

Сделка в письменной форме совершается путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами с учетом требований, определенных ст. 160 ГК РФ.

Однако закон допускает возможность внесения в устав общества требования о совершении такой сделки в нотариальной форме. Правовая база для этого содержится в п. 2 ст. 163 ГК РФ, которая определяет, что нотариальное удостоверение сделок обязательно в случаях, предусмотренных соглашением сторон, хотя бы по закону для сделок данного вида эта форма не требовалась. Устав общества как раз и выступает в качестве такого соглашения сторон.

Независимо от выбранной формы сделки приобретатель доли должен письменно уведомить общество о состоявшейся уступке доли с представлением доказательств такой уступки. С момента уведомления приобретатель доли (части доли) осуществляет права и несет обязанности участника общества. К приобретателю доли переходят все права и обязанности участника общества, которые возникли до уступки указанной доли. Исключением являются дополнительные права и обязанности, которые принадлежали тому участнику, который уступил свою долю. Они не переходят к новому владельцу доли. Кроме этого участник общества, уступивший свою долю (часть доли), несет перед обществом обязанность по внесению вклада в имущество, возникшую до уступки указанной доли (части доли), солидарно с ее приобретателем.

Несоблюдение формы сделки по уступке доли (части доли) в уставном капитале общества влечет ее недействительность (п. 6 ст. 21 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью").

 Переход доли к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, а также к участникам ликвидированного юридического лица, бывшего участником общества с ограниченной ответственностью

Законодатель специально выделяет несколько категорий лиц, которых можно отнести к третьим лицам, но они обладают такими особенностями, которые не позволили их рассматривать ранее. Появление таких лиц связано с юридическими фактами, т.е. предусмотренными в законе обстоятельствами, которые являются основанием для возникновения (изменения, прекращения) конкретных правоотношений. Исходя из деления юридических фактов на события и действия, можно выделить следующие категории лиц, в отношении которых предусмотрено специальное регулирование по вопросу перехода к ним доли участника общества:

в случае смерти участника общества - к его наследникам;

в случае ликвидации юридического лица - к участникам ликвидируемого лица;

в случае реорганизации юридического лица - к его правопреемникам.

Законодательством предусмотрено два варианта регулирования механизма перехода к названным категориям лиц доли участника общества: 1) доля переходит к ним без всяких процедур согласования со стороны участников общества; 2) переход и распределение доли в отношении указанных категорий допускаются только с согласия остальных участников общества (что предусматривается уставом общества).

Согласно п. 8 ст. 21 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" в случае если уставом общества предусмотрена необходимость получения согласия участников общества на переход доли к наследникам или правопреемникам либо на распределение доли между участниками ликвидированного юридического лица, такое согласие считается полученным, если в течение 30 дней с момента обращения к участникам общества или в течение иного определенного уставом общества срока получено письменное согласие всех участников общества или не получено письменного отказа ни от одного из участников общества.

При отказе участников общества на переход доли наследникам или правопреемникам бывших участников, а также на распределение доли участникам ликвидированного юридического лица - бывшего участника общества доля также переходит к обществу. Но в этом случае общество обязано выплатить наследникам или правопреемникам реорганизованного юридического лица - участника общества или участникам ликвидированного юридического лица - участника общества действительную стоимость доли, определяемую на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дню смерти, реорганизации или ликвидации, либо с их согласия выдать им в натуре имущество такой же стоимости.

Учитывая, что в процессе реализации механизма перехода доли не исключен вариант приобретения этой доли самим обществом, ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" установил четкие правила для этого случая. В сжатом виде их можно сформулировать следующим образом:

1) доли, принадлежащие обществу, не учитываются при определении результатов голосования на общем собрании участников общества, а также при распределении прибыли и имущества общества в случае его ликвидации;

2) доля, принадлежащая обществу, в течение одного года со дня ее перехода к обществу должна быть по решению общего собрания участников распределена между всеми участниками пропорционально их долям в уставном капитале общества либо продана всем или некоторым участникам общества и (или), если это не запрещено уставом общества, третьим лицам и полностью оплачена;

3) нераспределенная или непроданная часть доли должна быть погашена с соответствующим уменьшением уставного капитала общества;

4) продажа доли участникам общества, в результате которой изменяются размеры долей его участников, продажа доли третьим лицам, а также внесение связанных с продажей доли изменений в учредительные документы общества осуществляются по решению общего собрания участников, принятому всеми участниками общества единогласно.

Документы об изменениях в учредительных документах, вызванных применением перечисленных правил, а в случае продажи доли также документы, подтверждающие оплату проданной обществом доли, должны быть представлены на государственную регистрацию в течение одного месяца со дня принятия решения об утверждении итогов оплаты долей участниками общества и о внесении соответствующих изменений в учредительные документы общества (абз. 3 ст. 24 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью"). Эти изменения приобретают силу для участников и третьих лиц со дня их государственной регистрации.

 

Возможность выхода участника из общества в любое время

 

Право участника общества на выход из общества в любое время независимо от согласия других его участников или общества - одно из ключевых среди всего комплекса прав участника, предусмотренных законодательством. Реализация этого права может не только изменить положение самого выходящего участника, но и оказать влияние на положение остающихся участников, а также на само общество.

Не случайно правовые нормы, определяющие это право, отнесены в юридической литературе к числу "наиболее спорных положений российского законодательства о хозяйственных обществах", которые в таком виде неизвестны более ни одному развитому рыночному законодательству *(129).

В связи с этим необходимо четко представлять все наиболее существенные положения, характеризующие это право участника.

Во-первых, положение о праве участника общества с ограниченной ответственностью в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников является императивной нормой. Поэтому в постановлении пленума Верховного суда РФ и пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 специально было обращено внимание на то, что условия учредительных документов обществ с ограниченной ответственностью, лишающие участника этого права или ограничивающие его, должны рассматриваться как ничтожные, т.е. не порождающие правовых последствий.

В этой императивной норме следует обратить внимание на два момента: 1) безусловная свобода участника в определении времени выхода из общества; 2) независимость решения участника о выходе от мнения (согласия или его отсутствия) других участников.

Во-вторых, в случае выхода участника из общества его доля переходит к обществу с момента подачи заявления о выходе из общества.

Согласно п. 16 постановления пленума Верховного суда РФ и пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" временем подачи такого заявления следует считать день передачи его участником совету директоров (наблюдательному совету) либо исполнительному органу общества (единоличному или коллегиальному), а также работнику общества, в обязанности которого входит передача заявлений надлежащему лицу, а в случае направления заявления по почте - день поступления в экспедицию либо к работнику общества, выполняющему эти функции.

Таким образом, с момента подачи заявления о выходе из общества участник лишается всего объема прав и обязанностей, которые присущи участнику этого общества. Исключением из правила является сохранение за таким участником обязанности перед обществом по внесению вклада в имущество общества, возникшей до подачи заявления о выходе из общества (п. 4 ст. 26 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью").

В указанном выше постановлении отмечалось, что подача заявления участником общества порождает правовые последствия, т.е. утрату статуса участника, которые не могут быть изменены в одностороннем порядке (ч. 5 п. 16). Но это обстоятельство не лишает участника права в случае отказа общества удовлетворить его просьбу об отзыве заявления о выходе из общества оспорить такое заявление в судебном порядке применительно к правилам о недействительности сделок, предусмотренных ГК РФ (например, по мотивам подачи заявления под влиянием насилия, угрозы либо в момент, когда участник общества находился в таком состоянии, что не был способен понимать значение своих действий или руководить ими).

Здесь важно отметить некий временной разрыв между тем, когда участник перестает быть носителем прав и обязанностей, и получением им действительной стоимости его доли. В практике обществ с ограниченной ответственностью уже возникали ситуации, когда участник, заявивший о своем выходе, полностью терял возможность получения информации о деятельности общества, в том числе о стоимости чистых активов по результатам года. В связи с этим он и не мог определить действительную стоимость своей доли.

В-третьих, у общества возникает обязанность совершить одно из двух следующих действий:

а) выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли, которая должна соответствовать части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру доли участника и определяемой на основании данных бухгалтерской отчетности общества за год, в течение которого было подано заявление о выходе из общества;

б) выдать с согласия участника общества в натуре имущество стоимостью, соответствующей действительной стоимости его доли.

Следует учитывать, что выходящий из общества участник не сам выбирает имущество, а лишь дает согласие на предлагаемое ему имущество.

Разумеется, в случае неполной оплаты вклада участника в уставный капитал общество обязано выплатить ему только действительную стоимость части его доли, пропорциональной оплаченной части вклада, или при согласии участника выдать ему на эту сумму имущество.

В-четвертых, общество обязано совершить перечисленные действия в четко установленное законодательством время - в течение шести месяцев с момента окончания финансового года, в котором подано заявление о выходе из общества. Допускается, что уставом общества может быть предусмотрен меньший срок. Однако в юридической литературе уже была высказана точка зрения в отношении того, что реализация ст. 15 ФЗ "О бухгалтерском учете", обязывающей все организации предоставлять бухгалтерскую отчетность за год в течение 90 дней по окончании года, ограничивает возможность уменьшения срока выплаты действительной стоимости доли участника именно этим периодом *(130).

Таким образом, на наш взгляд, следует согласиться с тем, что, несмотря на отсутствие каких-либо ограничений в ФЗ "Об обществе с ограниченной ответственностью" по установлению минимального срока выплаты действительной стоимости доли участнику, подавшему заявление о выходе из общества, реальный минимальный срок, который могут установить участники в уставе общества, - 90 дней по окончании финансового года.

В-пятых, действительная стоимость доли участника общества должна выплачиваться за счет разницы между стоимостью чистых активов общества и размером уставного капитала общества. В том случае, если этих средств недостаточно, общество обязано уменьшить свой уставный капитал на недостающую сумму.

Необходимо отметить двойственность этих положений.

С одной стороны, несомненно, данные нормы направлены на защиту имущественных интересов общества, поскольку за базу средств, из которой должны осуществляться выплаты, берется не стоимость чистых активов, а сумма, меньшая на размер уставного капитала. Для выхода из общества участников с небольшим размером долей это ограничение существенной роли играть не будет: оно в первую очередь касается участников, которые имеют преобладающие доли как реальная защита от "развала" общества.

С другой стороны, учитывая законодательное закрепление минимального размера уставного капитала и последствия, связанные с его уменьшением ниже этого минимального размера, у каждого участника возникает возможность создать ситуацию принудительной ликвидации общества.

Таким образом, реализация права свободного выхода участника из общества с получением им действительной стоимости его доли делает общество с ограниченной ответственностью одной из самых рисковых организационно-правовых форм юридических лиц, предусмотренных российским законодательством. Основной риск, естественно, заключается в том, что общество может получить невосполнимый урон в результате вывода из него либо значительной части финансовых средств, либо значительной части имущества. При этом могут пострадать не только общество и его участники, но его кредиторы.

Практика хозяйственной деятельности обществ последних лет показала, что это право может быть сознательно использовано участниками общества для решения следующих задач:

* вывести часть имущества общества с его баланса на баланс нового юридического лица;

* передать контроль за собственностью нового юридического лица ограниченному кругу лиц - участников общества;

* "разорвать связи" по обязательствам и долгам между обществом и новым юридическим лицом.

Проиллюстрируем такую ситуацию на следующем примере.

Имеется общество с ограниченной ответственностью "Х", где число участников - 48, уставный капитал - 250 тыс. руб. и размер чистых активов - 30 млн. руб. Группа заинтересованных лиц в совокупности владеет 59,4% долей в ООО "Х". Остальные доли распределены среди физических лиц-участников небольшими пакетами.

Суть механизма, позволяющего решить поставленные выше задачи, заключается в следующем.

В качестве первого шага совет директоров ООО "Х" принимает решение о создании нового юридического лица в форме закрытого акционерного общества (далее - ЗАО "Y") и формировании его уставного капитала за счет ликвидного имущества (части активов) ООО "Х". В связи с тем что стоимость передаваемого имущества составляет 50% активов ООО "Х", в соответствии с ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" и положениями устава решение по этой сделке принимается советом директоров ООО "Х".

В результате данного шага с баланса ООО "Х" списываются основные производственные фонды, и эта же сумма записывается на баланс по статье "долгосрочные финансовые вложения". Совет директоров утверждает устав нового юридического лица и определяет номинальную стоимость одной акции достаточно высокой, заведомо превышающей максимальную долю в уставном капитале ООО "Х" любого физического лица, не участвующего в проекте. Учитывая, что в ЗАО "Y" было передано имущество на сумму 15 млн. руб., уставный капитал новой структуры был разделен на 15 акций в 1 млн. руб. каждая. Таким образом, в дальнейшем остальные участники ООО "Х" (за исключением держателей 59,4%) были лишены возможности участвовать в проекте. При этом расчет выполнялся так, чтобы акции в новом юридическом лице были кратны долям заинтересованных физических лиц в уставном капитале ООО "Х".

В качестве второго шага было заявление заинтересованных физических лиц о своем выходе из состава ООО "Х". Но так как общество не располагает такими финансовыми средствами (речь идет о совокупном размере их долей в 59,4%), выходящие из общества участники соглашаются на получение действительной стоимости их долей в ООО "Х" акциями ЗАО "Y".

Так из ООО "Х" было выведено ликвидное имущество, которое выходящие участники получали под свой контроль, а затем происходит "разрыв" связи между основным и дочерним обществом, коими были ООО "Х" и ЗАО "Y".

В связи с появлением в ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" понятия "общества с одним участником" (абз. 4 п. 2 ст. 7) закономерен вопрос о возможности выхода участника из такого общества. Ответ на этот вопрос может быть только отрицательным. На наш взгляд, следует согласиться с высказанной в литературе аргументацией в пользу такого утверждения: "Исходя из общего правила о том, что положения Закона распространяются на общества с одним участником постольку, поскольку это не противоречит существу рассматриваемых отношений (абз. 4 п. 2 ст. 7), следует сделать вывод о невозможности выхода из общества его единственного участника, так как общество без участников - полный абсурд. Такое общество не смогло бы ни функционировать, ни даже самоликвидироваться. Допущение выхода единственного участника означало бы возможность фактической ликвидации общества с обходом установленной ст. 64 ГК РФ очередности удовлетворения требований" *(131).

 

Возможность исключения участника из общества

 

Необходимо отметить, что такого права для участников обществ с ограниченной ответственностью ГК РФ не предусматривал, хотя принятое задолго до ГК РФ Положение об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью (утвержденное постановлением Совета Министров СССР от 19 июня 1990 г. N 590) определяло неограниченную возможность исключения участника из общества по решению других участников без всяких судебных процедур. Так что идея наделить участников правом решать вопрос о возможности для участника оставаться в обществе или нет не нова. В этом отношении положения ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", регулирующие механизм исключения участника из общества, вряд ли можно назвать новеллой в законодательстве о хозяйственных обществах.

Однако в редакции ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" это право приобрело новое "звучание".

Во-первых, это право "с условием", т.е. оно может быть реализовано относительно участников общества, доли которых в совокупности составляют не менее 10% уставного капитала. Причем основания, которые могут вызвать желание у участников общества воспользоваться своим правом, определены законом. Так, согласно ст. 10 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" реализация этого права может быть направлена против участника, который грубо нарушает свои обязанности или своими действиями (бездействием) делает невозможной или существенно затрудняет деятельность общества.

Здесь необходимо иметь в виду, что согласно подп. "б" п. 17 постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14 под действиями (бездействием) участника, которые делают невозможной деятельность общества либо существенно ее затрудняют, следует, в частности, понимать систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании участников, лишающее общество возможности принимать решения по вопросам, требующим единогласия всех его участников.

Во-вторых, реализация права на исключение участника из общества не означает обязательного исключения участника, поскольку при решении этого вопроса предусмотрена особая судебная процедура: исключение осуществляется только на основании решения суда.

Согласно п. 4 ст. 23 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" доля участника общества, исключенного из общества, переходит к обществу. Дата такого перехода напрямую связана с моментом вступления в законную силу судебного решения об исключении. При этом общество обязано выплатить исключенному участнику общества действительную стоимость его доли, которая определяется по данным бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дате вступления в законную силу решения суда об исключении, или с согласия исключенного участника общества выдать ему в натуре имущество такой же стоимости.

 

3.3. Общество с дополнительной ответственностью

 

Общество с дополнительной ответственностью - новый вид хозяйственных обществ, предложенный Гражданским кодексом РФ 1994 г. как самостоятельная организационно-правовая форма предпринимательской деятельности. Хотя вряд ли правильно называть его новой оганизационно-правовой формой юридического лица, поскольку определение, содержащееся в п. 1 ст. 95 ГК РФ, вполне соответствует определению товарищества с ограниченной ответственностью, приведенному в ст. 318 и 319 ГК РСФСР 1922 г. Согласно ст. 95 ГК РФ обществом с дополнительной ответственностью признается учрежденное одним или несколькими лицами общество, уставный капитал которого разделен на доли определенных учредительными документами размеров; участники такого общества солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам своим имуществом в одинаковом для всех кратном размере к стоимости их вкладов, определяемом учредительными документами общества.

Для общества с дополнительной ответственностью характерны следующие особенности:

1) к обществу применяются правила, регулирующие порядок организации и деятельности обществ с ограниченной ответственностью;

2) участники общества солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам своим имуществом в одинаковом для всех кратном размере к стоимости их вкладов, определяемом учредительными документами общества.

По первой позиции можно отметить, что на основании п. 3 ст. 95 ГК РФ и ч. 2 п. 1 постановления пленума ВС РФ и ВАС РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14 правила ГК РФ об обществах с ограниченной ответственностью, а соответственно и положения ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" применяются также к обществам с дополнительной ответственностью, поскольку иное не предусматривается специальными правилами, установленными для этих обществ. Тем не менее место, отведенное обществу с дополнительной ответственностью в ГК РФ, и ряд положений ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" позволяют сделать вывод о том, что оно рассматривается как самостоятельная, отличная от ООО организационно-правовая форма коммерческой организации. Если то, что касается ссылки на ГК РФ в аргументации по данному вопросу, представляется очевидным, то в отношении норм закона об ООО требуется дополнительное разъяснение. Речь идет о нормах, которые регулируют вопросы реорганизации общества с ограниченной ответственностью.

По смыслу п. 5 ст. 58 ГК РФ преобразование юридического лица есть не что иное, как переход одного вида юридического лица в другой вид, т.е. замена его существующей организационно-правовой формы на новую.

Необходимо отметить, что законодательство внимательно относится к этой форме реорганизации, определяя те организационно-правовые формы, в которые может преобразоваться то или иное юридическое лицо. Так, п. 1 ст. 68 ГК РФ ограничивает возможность преобразования хозяйственных товариществ и обществ следующим образом: "Хозяйственные товарищества и общества одного вида могут преобразовываться в хозяйственные товарищества и общества другого вида или в производственные кооперативы".

Уточняя эту норму применительно к корпорациям (акционерным обществам, обществам с ограниченной и дополнительной ответственностью), ГК РФ в п. 2 ст. 104 устанавливает, что акционерное общество вправе преобразоваться в общество с ограниченной ответственностью или в производственный кооператив; что согласно п. 2 ст. 92 ГК РФ общество с ограниченной ответственностью также вправе преобразоваться в акционерное общество или в производственный кооператив; учитывая, что к обществам с дополнительной ответственностью согласно п. 3 ст. 95 ГК РФ применяются правила об обществах с ограниченной ответственностью, за исключением положений, регулирующих ответственность участников, общество с дополнительной ответственностью также может преобразоваться в акционерное общество или производственный кооператив. Таким образом, законодатель определяет исчерпывающий перечень тех организационно-правовых форм, которые можно использовать при преобразовании общества с ограниченной ответственностью. При этом если речь идет о преобразовании, то с абсолютной очевидностью можно утверждать, что преобразовать можно только в иную самостоятельную организационно-правовую форму.

Вместе с тем п. 1 ст. 56 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", дублируя норму Гражданского кодекса, дополняет ее, допуская преобразование общества с ограниченной ответственностью наряду с предусмотренными ГК РФ организационно-правовыми формами в общество с дополнительной ответственностью.

Таким образом, законодатель в очередной раз подтвердил свою позицию: общество с дополнительной ответственностью является совершенно самостоятельной организационно-правовой формой юридического лица, а не разновидностью общества с ограниченной ответственностью.

Но если посмотреть на эту норму под углом зрения п. 3 ст. 95 ГК РФ, т.е. с позиции норм, определяющих вторую особенность общества с дополнительной ответственностью, то нетрудно сделать вывод о возможности преобразования общества с дополнительной ответственностью в общество с ограниченной ответственностью, что дает возможность уходить от первоначально взятой участниками общества на себя дополнительной ответственности.

Нельзя сказать, что это совсем недопустимая процедура. Ст. 68 ГК РФ предусматривает такую возможность для хозяйственных товариществ, но она при этом четко регулирует вопрос ответственности его участников. Согласно п. 2 ст. 68 ГК РФ при преобразовании товарищества в общество каждый полный товарищ, ставший участником (акционером) общества, в течение двух лет несет субсидиарную ответственность всем своим имуществом по обязательствам, перешедшим к обществу от товарищества. Отчуждение бывшим товарищем принадлежавших ему долей (акций) не освобождает его от такой ответственности. Однако как действовать в аналогичной ситуации, но с участием вместо товарищества общества с дополнительной ответственностью, законодатель не уточнил.

Кстати, отметим, что законодатель, предусматривающий преобразование товарищества в общество, исключил возможность преобразования общества с ограниченной ответственностью в любой вид хозяйственного товарищества.

Возникает коллизия норм ГК РФ и ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью". Однако напомним, что согласно ст. 3 ГК РФ нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать Гражданскому кодексу. Следовательно, есть основания для сомнений в возможности преобразования общества с ограниченной ответственностью в общество с дополнительной ответственностью.

Кстати, в этом вопросе существует и внутренняя коллизия норм ГК РФ.

Мы уже убедились в том, что общество с дополнительной ответственностью по смыслу Гражданского кодекса является самостоятельной организационно-правовой формой юридического лица, хотя по сути это разновидность общества с ограниченной ответственностью, поскольку введение ст. 95 ГК РФ для участников общества с дополнительной ответственностью субсидиарной ответственности по обязательствам общества своим имуществом в одинаковом для всех кратном размере к стоимости их вкладов сохраняет основной признак общества с ограниченной ответственности - интересы кредиторов обеспечены не полностью, а лишь в части, которая определяется заранее.

В целях усиления гарантий для кредиторов следовало бы приветствовать инициативу участников общества с ограниченной ответственностью по добровольному возложению на себя дополнительной ответственности, но процедура реорганизации всегда связана с необходимостью единогласия всех участников при принятии такого решения.

Для четкой реализации положения о преобразовании общества с ограниченной ответственностью в общество с дополнительной ответственностью необходимо более четкое законодательное регулирование данного вопроса, которое сняло бы существующие противоречия и двусмысленность рассмотренных нами норм.

 

Глава 4. Права и обязанности участников корпораций: понятие и виды

 

Определение прав и обязанностей участника общества является важным элементом правовой характеристики его статуса. Этот вопрос в первую очередь должен быть понятен как участникам общества, так и членам его органов управления. К сожалению, работа с многочисленными акционерными обществами и обществами с ограниченной ответственностью в последние годы приводит к выводу о том, что крайне редко можно встретить хозяйственное общество, участники которого представляли бы в полной мере объем своих прав и обязанностей, которые предусмотрены действующим законодательством. Вместе с тем права и обязанности, определенные ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", - это результат почти десятилетнего опыта проб и ошибок, которыми была наполнена история становления обществ с ограниченной ответственностью и о совокупности которых сегодня можно говорить как о сложившейся системе прав и обязанностей, имеющих свою внутреннюю логику и структуру.

 

4.1. Права и обязанности участников общества с ограниченной ответственностью

 

Права участников общества с ограниченной ответственностью

 

Анализ норм ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" показывает, что система прав участников общества имеет достаточно сложную структуру. Это связано с тем, что непосредственно определению прав участников посвящена только одна статья ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" - ст. 8, а положения, прямо или косвенно регулирующие права участников, закреплены по крайней мере в шестнадцати статьях Закона (ст. 6, 10, 12, 21, 22, 26, 28, 32, 36, 37, 43, 44, 45, 46, 48, 58). В связи с этим возникает необходимость в классификации прав участника общества, которая позволит четко представить характер и направленность этих прав, несмотря на некую условность, которая свойственна любой классификации.

Все права участников общества можно разделить на две группы: основные и дополнительные.

Основные права участников общества определены ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью". Они имеют свою внутреннюю классификацию и подразделяются на две группы: безусловные права и права "с условием".

Безусловные права имеют императивный характер и не могут быть исключены или ограничены самими участниками или органами управления общества; они подразделяются на общие, объединяющие права определенной группы, через которые достигается возможность их реализации, и конкретизирующие, т.е. детализирующие общие безусловные права. Права "с условием" возникают в связи с наличием определенных условий.

Дополнительные права предусматриваются участниками общества в его уставе помимо основных прав.

 Основные права участников общества с ограниченной ответственностью

Участники общества имеют следующие безусловные права:

* участвовать в управлении делами общества в порядке, установленном ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" и учредительными документами общества (ст. 8);

* получать информацию о деятельности общества и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией в установленном учредительными документами порядке (ст. 8);

* принимать участие в распределении прибыли (ст. 8 и 28);

* продать или иным образом уступить свою долю или ее часть в уставном капитале общества одному или нескольким участникам данного общества в порядке, предусмотренном ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" и уставом общества (ст. 8 и 21);

* в любое время выйти из общества независимо от согласия других участников (ст. 8 и 26) *(132);

* получить в случае ликвидации общества часть имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, или его стоимость (ст. 8 и 58);

* обжаловать в судебном порядке решения органов управления общества (ст. 43);

* требовать проведения аудиторской проверки выбранным ими профессиональным аудитором (абз. 2 ст. 48).

Перечисленные безусловные права в большей части являются общими правами, для которых характерно объединение конкретизирующих прав, которые позволяют детализировать характеристику общего права. Рассмотрим их подробнее.

Участвовать в управлении делами общества в порядке, установленном ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" и учредительными документами общества.

Представленное право основано как минимум на двух конкретизирующих его правах:

* вносить предложения в повестку дня общего собрания участников общества, включая предложения по кандидатам, избираемым в органы управления, в том числе и путем самовыдвижения (п. 2 ст. 36);

* присутствовать на общем собрании участников общества, принимать участие в обсуждении вопросов повестки дня и голосовать при принятии решений (ст. 32).

Поскольку реализация этих прав тесно связана с порядком формирования и организацией деятельности органов управления обществом, их подробное рассмотрение дается в гл. 7 "Органы управления общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью".

Получать информацию о деятельности общества и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией в установленном учредительными документами порядке.

Это очень важное право, реализация которого, к сожалению, пока еще в зачаточном состоянии у большинства участников обществ с ограниченной ответственностью. Можно выделить ряд конкретизирующих прав, которые позволят более объемно представить возможности участников общества:

* требовать от общества предоставления возможности в разумные сроки знакомиться с учредительными документами общества, включая изменения и дополнения к ним. Общество обязано по требованию его участника предоставить ему копии действующих учредительного договора и устава общества. Плата, взимаемая обществом за предоставление копий, не может превышать затрат на их изготовление (ст. 12);

* требовать предоставления для ознакомления (в том числе копий документов) информации и материалов при подготовке общего собрания участников, которые включают: годовой отчет общества, заключение ревизионной комиссии (ревизора) общества и аудитора по результатам проверки годовых отчетов и годовых бухгалтерских балансов общества, сведения о кандидате (кандидатах) в исполнительные органы общества, совет директоров (наблюдательный совет) и ревизионную комиссию (ревизоры) общества, проект изменений и дополнений, вносимых в учредительные документы общества, или проекты учредительных документов общества в новой редакции, проекты внутренних документов общества, а также иную информацию (материалы), предусмотренную уставом общества (п. 3 ст. 36);

* требовать выписки из книги протоколов общего собрания общества, удостоверенные исполнительным органом общества (п. 6 ст. 37).

Как видно из приведенных положений, речь идет о минимуме информации, которая обязательно должна предоставляться участникам общества. Но этот перечень не является исчерпывающим. Участники общества могут расширить этот перечень учредительных документов и детализировать его в такой степени, как считают это необходимым.

Принимать участие в распределении прибыли.

Согласно ст. 28 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" в случае принятия участниками общества решения о распределении чистой прибыли каждый участник общества имеет право на получение части от этой прибыли.

Решение о распределении прибыли может приниматься ежеквартально, раз в полгода или раз в год. Размеры подлежащей распределению прибыли определяются по решению общего собрания общества.

Механизм распределения этой прибыли устанавливается законом или уставом общества. Если в уставе отсутствуют положения, определяющие такой механизм, то действует правило: часть прибыли общества, предназначенная для распределения между его участниками, распределяется пропорционально их долям в уставном капитале. Возможны и другие варианты, которые должны быть определены в уставе общества либо при его учреждении, либо путем внесения в устав изменений, устанавливающих иной порядок распределения прибыли между участниками. Высоко оценивая степень важности такого решения, закон устанавливает, что оно может быть принято только единогласно всеми участниками общества. Таким образом, ситуация, когда участник входил в общество при одних условиях распределения прибыли, которые затем меняются без его согласия, исключена, независимо от размера доли и количества голосов этого участника *(133).

Продать или иным образом уступить свою долю или ее часть в уставном капитале общества одному или нескольким участникам данного общества в порядке, предусмотренном ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" и уставом общества.

Это право из всех перечисленных безусловных прав имеет, наверное, самый сложный характер. Во-первых, следует учитывать, что, согласно п. 1 ст. 21 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", безусловность этого права не является абсолютной. Она может быть ограничена согласием других участников общества или самого общества на реализацию такого права, которое по смыслу ст. 21, казалось бы, не требуется, если иное не предусмотрено уставом. Таким образом, если уставом предусмотрено получение согласия других участников или общества на продажу или уступку иным образом участником своей доли (части доли), то это право переходит в категорию прав "с условием", где условием является получение согласия общества или других участников общества на реализацию этого права.

Во-вторых, как только возникает необходимость получения согласия от других участников общества или самого общества, реализация права по продаже или уступки иным образом участником своей доли в уставном капитале одному или нескольким участникам общества выступает всего лишь одной из сторон очень сложного и крайне важного механизма перехода доли (части доли) в уставном капитале общества другому лицу (как к участнику, так и к третьим лицам), и рассмотрение лишь части этого механизма применительно к уступке доли только другим участникам не создаст целостности в восприятии всего механизма.

Кроме того, переход доли третьему лицу связан с возникновением у участника ряда важных безусловных прав:

* права реализовать преимущественное право покупки доли (части доли) участника общества по цене предложения третьему лицу в размерах и порядке, определенных уставом общества (п. 4 ст. 21);

* права требовать в судебном порядке перевода на себя прав и обязанностей покупателя при продаже доли (части доли) с нарушением преимущественного права покупки в течение трех месяцев с момента, когда участник общества узнал либо должен был узнать о таком нарушении (п. 4 ст. 21) *(134).

Получить в случае ликвидации общества часть имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, или его стоимость.

Федеральный закон "Об обществах с ограниченной ответственностью" детализировал это право по сравнению с нормами ГК РФ (ст. 67). Детализация прошла в плане определения очередности получения участниками общества части имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, или его стоимости. Согласно ст. 58 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" имущество ликвидируемого общества, оставшееся после завершения расчетов с кредиторами, распределяется ликвидационной комиссией между участниками общества в следующей очередности:

в первую очередь осуществляется выплата участникам общества распределенной, но не выплаченной части прибыли;

во вторую очередь осуществляется распределение имущества ликвидируемого общества между участниками общества пропорционально их долям в уставном капитале.

Требование каждой очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований предыдущей очереди. Если имущества общества недостаточно для выплаты распределенной, но невыплаченной части прибыли, оно распределяется между его участниками пропорционально их долям в уставном капитале.

Выбор варианта расчетов - стоимости части имущества в денежном выражении или самого имущества, - на наш взгляд, является прерогативой ликвидационной комиссии. Однако подчеркнем: при выборе второго варианта согласие самого участника на получение своей части имуществом обязательно.

Обжаловать в судебном порядке решения органов управления общества.

Согласно п. 1 и п. 3 ст. 43 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", решение общего собрания участников общества, совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличного исполнительного органа, коллегиального исполнительного органа или управляющего, принятое с нарушением указанного закона, иных правовых актов Российской Федерации, устава общества и нарушающее права и законные интересы участника общества, может быть признано судом недействительным по заявлению участника общества.

В отношении обжалуемых решений собрания участников общества установлена четкая процедура: решение может быть признано судом недействительным по заявлению участника общества, не принимавшего участия в голосовании или голосовавшего против оспариваемого решения, поданного в течение двух месяцев со дня, когда участник общества узнал или должен был узнать о принятом решении. В том случае если участник общества принимал участие в общем собрании общества, принявшем обжалуемое решение, указанное заявление может быть подано в течение двух месяцев со дня принятия такого решения.

При этом в законе оговаривается вариант, когда суд вправе оставить в силе обжалуемое решение. Такой вариант возможен, если голосование участника общества, подавшего заявление, не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинение убытков данному участнику общества.

Однако характеристика данного права была бы неполной без указания на то, что его использование может быть связано с реализацией по крайней мере следующих безусловных конкретизирующих прав:

* обращаться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных обществу членом совета директоров общества, единоличным исполнительным органом общества, членом коллегиального исполнительного органа общества или управляющим (п. 5 ст. 44);

* обращаться в суд с иском о признании недействительной крупной сделки (п. 5 ст. 46);

* требовать возмещения основным хозяйственным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу (п. 3 ст. 6);

* обращаться с иском в суд о признании недействительной сделки, в совершении которой имеется заинтересованность и которая совершена с нарушением требований закона (п. 5 ст. 45).

Участник может требовать проведения аудиторской проверки выбранным им профессиональным аудитором.

Согласно ст. 48 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" любой участник общества имеет право требовать проведения аудиторской проверки выбранным им профессиональным участником аудитором, не связанным имущественными интересами с обществом, членами совета директоров (наблюдательного совета) общества, лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа общества, членами коллегиального исполнительного органа общества и участниками общества.

В случае проведения такой проверки оплата услуг аудитора осуществляется за счет участника общества, по требованию которого она проводится. Вместе с тем закон допускает возможность участия общества в расходах на оплату услуг аудитора через возмещение этих расходов участнику общества по решению общего собрания участников общества за счет средств общества.

Участники общества имеют следующие права "с условием":

Право требовать в судебном порядке исключения из общества участника *(135).

Право заложить принадлежащую участнику долю (часть доли) в уставном капитале общества другому участнику общества или третьему лицу.

Несмотря на то что представленное право попало в группу прав "с условием", необходимо отметить, что оно имеет двойственный характер, позволяющий разделить его на два самостоятельных права, т.е. право участника заложить принадлежащую ему долю (часть доли) в уставном капитале общества:

а) другому участнику общества;

б) третьему лицу.

В первом случае речь идет о безусловном праве каждого участника, что обеспечивается законом - абз. 1 ст. 22 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", определяющим императивный характер нормы применительно к залогу доли другому участнику общества.

Во втором случае, без сомнения, речь идет о праве "с условием". Во-первых, для реализации участником этого права необходимо, чтобы устав общества не содержал запрет на залог доли (части доли) третьим лицам. Во-вторых, при отсутствии в уставе запрета на залог доли третьим лицам это право может быть реализовано участником только с согласия общества по решению общего собрания его участников, принятому большинством голосов всех участников, если необходимость большего числа голосов для принятия такого решения уставом не предусмотрена. При этом голоса участника общества, который намерен заложить свою долю (часть доли), при определении результатов голосования не учитываются.

 Дополнительные права участников общества с ограниченной ответственностью

Мы уже отметили, что все права участников, которые предусмотрены уставом общества (помимо прав, предусмотренных Законом), являются дополнительными правами.

Появление норм, допускающих существование дополнительных прав, а значит, возможность разного объема прав для участников одного общества даже при одинаковом размере их долей - это новое в законодательстве о хозяйственных обществах.

Для характеристики этого нового института рассмотрим пять следующих положений.

1. Дополнительные права участника (участников) общества могут быть предусмотрены уставом общества либо при его учреждении, либо уже в процессе деятельности общества. И в том и в другом случае решение об этом принимается всеми участниками единогласно.

2. Дополнительные права могут быть предоставлены как всем участникам общества, так и отдельным его участникам, но во всех случаях они носят персональный характер. Поэтому необходимо в учредительных документах общества четко фиксировать, в отношении кого предусмотрены эти дополнительные права. Проще всего это сделать, когда дополнительные права касаются отдельных участников, которые просто перечисляются поименно. Но даже в том случае, когда они касаются всех участников общества, учредительные документы должны содержать персональный перечень всех участников, кто входит в эту группу.

3. Прекращение или ограничение дополнительных прав, предоставленных всем участникам общества, осуществляется по решению общего собрания, принятому всеми участниками общества единогласно.

Прекращение или ограничение дополнительных прав, предоставленных определенному участнику общества, осуществляется также по решению общего собрания участников общества, но принятому большинством не менее двух третей голосов от общего числа голосов участников общества, при условии что участник общества, которому принадлежат такие дополнительные права, голосовал за принятие этого решения или дал письменное согласие.

4. Дополнительные права, предоставленные определенному участнику общества, в случае отчуждения его доли (части доли) к приобретателю доли (части доли) не переходят.

Даже в том случае, когда дополнительные права были предоставлены всем участникам общества, при появлении "нового" участника общества в результате приобретения им доли (части доли) у "старого" участника на него не распространяются "автоматически" дополнительные права. Для получения "новым" участником дополнительных прав необходимо единогласное решение всех участников.

Вместе с тем цитируемое положение рассматривает только вариант, когда доля или часть доли отчуждается. Какие же права приобретает "новый" участник, принятый в общество и увеличивший уставный капитал общества за счет внесения своего вклада? Очевидно, и в этом случае никакого "автоматического" перехода дополнительных прав на вновь принятого участника не происходит, а действует правило о принятии единогласного решения всеми участниками.

5. Участник общества, которому предоставлены дополнительные права, может отказаться от осуществления этих прав. С этой целью он направляет письменное уведомление обществу, и с момента получения обществом указанного уведомления дополнительные права участника общества прекращаются.

 

Обязанности участников общества с ограниченной ответственностью

 

Анализ статей ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" показывает, что комплекс обязанностей не имеет такую широкую гамму, как комплекс прав. В п. 1 ст. 9 названного Закона не содержится исчерпывающего перечня обязанностей, но основные перечислены именно в ней. И тем не менее можно говорить о возможной классификации всех обязанностей, которые могут возникать у участника общества с ограниченной ответственностью.

Неисполнение участниками возложенных на них обязанностей всегда связано с негативными последствиями, которые возникают для таких участников. Поэтому, раскрывая содержание обязанностей участников общества, мы должны раскрыть последствия в случае неисполнения или недобросовестного исполнения участниками своих обязанностей. Одним из наиболее ощутимых последствий для участника, который грубо нарушает свои обязанности, является его исключение из общества (ст. 10 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью").

Все обязанности участников общества можно разделить на две группы: основные и дополнительные.

 Основные обязанности участников общества с ограниченной ответственностью

Участники общества имеют следующие основные обязанности:

* вносить вклады в порядке, размерах, способами и в сроки, которые предусмотрены учредительными документами общества;

* не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности общества.

Обязанность участников по внесению вкладов распространяется на:

* вклады в уставный капитал общества;

* вклады в имущество общества.

Обязанность по внесению вкладов в уставный капитал общества, в свою очередь, может включать:

1) обязанность по внесению вкладов в уставный капитал общества при учреждении общества;

2) обязанность предоставить обществу по его требованию денежную компенсацию в случае прекращения у общества права пользования имуществом до истечения срока, на который такое имущество было передано в пользование обществу участником в качестве вклада в уставный капитал, равную плате за пользование таким же имуществом на подобных условиях в течение оставшегося срока;

3) обязанность по внесению вкладов в уставный капитал общества при увеличении уставного капитала на основании заявления третьего лица (заявлений третьих лиц) о принятии его (их) в общество и внесении вклада (вкладов).

Правовой базой для первой обязанности является ст. 16 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", согласно которой каждый учредитель общества должен полностью внести свой вклад в уставный капитал общества в течение срока, который определен учредительным договором и который не может превышать одного года с момента государственной регистрации общества. В случае если участник общества не внес в срок свой вклад в уставный капитал общества в полном размере, его доля переходит к обществу (п. 3 ст. 23 Закона).

Правовая база для второй обязанности предусмотрена п. 3 ст. 15 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью". Согласно этой норме денежная компенсация должна быть предоставлена единовременно в разумный срок с момента предъявления обществом требования о ее предоставлении, если иной порядок предоставления компенсации не установлен решением общего собрания участников общества.

В случае если участник общества не предоставил в срок денежную или иную компенсацию, его доля переходит к обществу (п. 3 ст. 23 Закона).

Уставом общества может быть предусмотрено, что к обществу переходит часть доли, пропорциональная неоплаченной части вклада или сумме (стоимости) компенсации.

Правовой базой для третьей обязанности является п. 2 ст. 19 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью". При нарушении сроков внесения подобного вклада, определенных указанной статьей, увеличение уставного капитала признается несостоявшимся.

Обязанность по внесению участниками вкладов в имущество - новая и неоднозначная норма в законодательстве о хозяйственных обществах. Согласно ст. 27 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" такая обязанность может быть предусмотрена уставом общества при учреждении общества или путем внесения в устав общества изменений. Такие изменения вносятся в устав по решению общего собрания общества, принятому всеми участниками общества единогласно.

Решение же о конкретных вкладах участников в имущество общества может быть принято собранием участников общества большинством не менее 2/3 голосов от общего числа голосов участников общества, если уставом общества не предусмотрена необходимость большего числа голосов для принятия такого решения.

Обратим внимание на два очень важных момента. Во-первых, если в уставе общества не установлена общая обязанность участников вносить вклады в имущество общества, то и не возникает вопрос о возможности внесения конкретных вкладов. Во-вторых, если для возникновения общей обязанности необходимо единогласие всех участников, то для принятия решения о конкретных вкладах достаточно 2/3 голосов от общего числа голосов участников, при отсутствии усиления квалификации по этому вопросу в уставе.

При таком подходе нельзя исключать, что включение обязанности по внесению вкладов участников в имущество на этапе учреждения общества в дальнейшем может быть использовано для создания искусственной ситуации, когда "неимущие" участники общества, не способные конкурировать с более "богатыми" участниками, будут не способны выполнить эту обязанность, что может повлечь их исключение по основанию "грубое нарушение обязанностей" (ст. 10 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью").

Законодатель четко провел границу между обязанностью по внесению вкладов в имущество и рассмотренной ранее обязанностью по внесению вкладов в уставный капитал общества.

Первое отличие заключается в том, что обязанность по внесению вкладов в имущество общества определяется в уставе общества, в то время как обязанность по внесению вкладов в уставный капитал определена Законом.

Второе отличие: согласно п. 3 ст. 27 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", если в уставе специально не оговаривается, в каком виде вносится вклад в имущество общества, то он вносится только деньгами. Вклад в уставный капитал может быть внесен деньгами, ценными бумагами, вещами, правами на вещи и иными правами, имеющими денежную оценку, т.е. ограничений закон не устанавливает.

Третье отличие: вклады в имущество общества, в отличие от вкладов в уставный капитал, не изменяют размеры и номинальную стоимость долей участников общества в уставном капитале.

Для дополнительной характеристики механизма исполнения обязанности участника по внесению вклада в имущество общества следует принять во внимание, что внесение этих вкладов возможно в трех вариантах:

* всеми участниками общества пропорционально их долям в уставном капитале общества;

* всеми участниками общества непропорционально их долям в уставном капитале;

* не всеми участниками общества.

Если первый вариант достаточно прост и понятен, то два последних требуют дополнительного пояснения.

1. Если во втором варианте обязанность по внесению вкладов устанавливается для всех, хотя и без стыковки с их долями в уставном капитале, то в третьем варианте возникает группа участников, для которых обязанность по внесению вкладов в имущество общества не устанавливается. Как иллюстрация этого, закон устанавливает, что уставом общества может быть предусмотрена максимальная стоимость вкладов в имущество общества, вносимых всеми или определенными участниками общества. Причем это только один из способов, поскольку согласно п. 2 ст. 27 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" в уставе могут быть предусмотрены иные ограничения, связанные с внесением вкладов в имущество общества.

Ограничения, связанные с внесением вкладов в имущество общества, установленные для определенного участника общества, в случае отчуждения его доли (части доли) в отношении приобретателя доли (части доли) не действуют.

2. Положения, устанавливающие порядок определения размеров вкладов в имущество общества непропорционально размерам долей участников общества, а также положения, устанавливающие ограничения, связанные с внесением вкладов в имущество общества, могут быть предусмотрены уставом общества при его учреждении или внесены в устав общества по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно.

3. Изменение и исключение положений устава общества, устанавливающих порядок определения размеров вкладов в имущество общества непропорционально размерам долей участников общества, а также ограничения, связанные с внесением вкладов в имущество общества, установленные для всех его участников, осуществляются по решению общего собрания участников, принятому всеми участниками общества единогласно.

4. Изменение и исключение положений устава общества, устанавливающих указанные ограничения для определенного участника общества, осуществляются по решению общего собрания участников общества, принятому большинством не менее 2/3 голосов от общего числа голосов участников общества при условии, что участник общества, для которого установлены такие ограничения, голосовал за принятие такого решения или дал письменное согласие.

5. Выход участника общества из общества не освобождает его от обязанности перед обществом по внесению вклада в имущество общества, возникшей до подачи заявления о выходе из общества.

6. Участник общества, уступивший свою долю (часть доли) в уставном капитале общества, несет перед обществом обязанность по внесению вклада в имущество, возникшую до уступки указанной доли (части доли), солидарно с ее приобретателем.

Обязанность не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности общества. Конфиденциальная информация - документированная информация, доступ к которой ограничен в соответствии с законодательством. Правила обращения с конфиденциальной информацией определяются ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации" от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ.

 Дополнительные обязанности участников общества с ограниченной ответственностью

Все обязанности участников общества, определенные уставом общества, помимо обязанностей, предусмотренных ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", являются дополнительными обязанностями.

Характеристикой дополнительных обязанностей являются следующие положения:

1. Указанные обязанности могут быть предусмотрены уставом общества при его учреждении или возложены на всех участников общества по решению общего собрания, принятому всеми участниками общества единогласно.

2. Возложение дополнительных обязанностей на определенного участника общества осуществляется по решению общего собрания, принятому большинством не менее 2/3 голосов от общего числа голосов участников общества, при условии если участник общества, на которого возлагаются такие дополнительные обязанности, голосовал за принятие этого решения или дал письменное согласие.

При этом напомним, что дополнительные обязанности, возложенные на определенного участника общества, в случае отчуждения его доли (части доли) к приобретателю доли (части доли) не переходят.

3. Дополнительные обязанности могут быть прекращены по решению общего собрания, принятому всеми участниками общества единогласно.

 

4.2. Система прав акционеров: классификация и виды

 

Проблема систематизации прав акционеров не нова в российской правовой науке. Уже в XIX в. предпринимались попытки классифицировать все права акционеров по разным классификационным критериям. И.Т. Тарасов подразделял права акционера на две группы - основные и специальные. К основным он относил следующие права:

1) на долю акционерного капитала в случае ликвидации общества;

2) на долю прибыли;

3) на участие в управлении;

4) на контроль;

5) на жалобы, иск и протест *(136).

К специальным правам относились все остальные: "во-первых, большинства акционеров решать в общих собраниях некоторые, вперед определенные в уставе или в общем законе вопросы и, во-вторых, определенного меньшинства акционеров требовать производства следствий и удаления от должности до срока органов управления и контроля" *(137).

Г.Ф. Шершеневич подразделял права акционеров на имущественные и право личного участия в делах предприятия. К правам на имущество он относил право на участие в доходах и право на имущество акционерного товарищества. Право личного участия характеризовалось Г.Ф. Шершеневичем следующим образом:

Акционер, несмотря на чисто капиталистический характер акционерного предприятия, имеет возможность, если только пожелает, проявить свою личность в товарищеском деле.

1. В качестве акционера он имеет преимущественное или даже исключительное право быть избранным в члены правления или ревизионной комиссии.

2. Если акционер, в противоположность товарищу, не вправе во всякое время требовать обозрения книг предприятия, то для осуществления своего права проверять доклад правления, заготовленный для общего собрания, он может домогаться, чтобы ему открыты были книги, журналы, документы, необходимые для проверки баланса.

3. Акционеру принадлежит право участия в общих собраниях, ограниченное одним только присутствием или соединенное с правом голоса. Акционер может требовать личного извещения его по месту жительства повесткою о назначенном общем собрании.

4. Почти все законодательства предоставляют отдельным акционерам право требовать судебным порядком признания недействительными постановлений общего собрания, состоявшихся с нарушением законных или уставных условий. Наше законодательство (речь идет о российском законодательстве XIX в. - Авт.) умалчивает о таком праве акционера, но оно содержит постановление, которым акционеру, не согласившемуся с большинством, дается право подать особое мнение, заносимое в протокол общего собрания. Если бы с этим не связывалось никакого последствия, то и право не имело бы значения. Но эта формальная сторона обеспечивает за акционером, оставшимся в меньшинстве и записавшим свое мнение, право иска о недействительности решения, принятого общим собранием. Такое оспаривание возможно только на основании того, что решение противоречит закону или уставу, и недопустимо на основании того, что решение противно интересам товарищества *(138).

В современной юридической литературе также сложилось достаточно устойчивое представление об основных классификациях прав акционеров. Фактически эти классификации идут в русле уже названных. Одна из них предполагает выделение основных и специальных прав акционеров. Основные права - это те, "которые непосредственно связаны со статусом акционера как лица, вкладывающего свой капитал в общество с целью получения доходов на него, и прочие, направленные на обеспечение реализации основных прав, предусматривающие гарантии и способы их защиты" *(139). К этой группе относят права: на получение дивидендов, на участие в управлении обществом, право собственности на акцию и др. К группе специальных относят права на внесение акционера в реестр; на получение информации о деятельности общества; на внесение предложений в повестку дня общего собрания акционеров, выдвижение кандидатов в органы акционерного общества; на заявление различного рода требований *(140).

В другой классификации, учитывая условия реализации, все права акционеров делят на общие и специальные *(141), где к общим правам относят те, которые имеют все или абсолютное большинство акционеров, а к специальным - только те, которые имеют акционеры, четко определенные в законе.

Наконец, третья классификация связана с делением всех прав акционеров на имущественные (право на получение части прибыли; на распоряжение акциями; на долю имущества, оставшегося после ликвидации общества; преимущественное право на приобретение размещаемых акций; право акционера требовать от акционерного общества выкупа принадлежащих ему акций) и неимущественные (право на участие в управлении акционерным обществом; на информацию об акционерном обществе; на судебную защиту и др.) *(142).

Как мы видим, объем прав акционеров достаточно велик, они складываются в очень сложную систему, которая вряд ли может выявить все их особенности при делении лишь на две группы, которые фигурировали в каждой из рассмотренных выше классификаций. Поэтому следовало бы рассмотреть иной вариант классификации прав акционеров:

1) безусловные права акционеров;

2) права акционеров, обусловленные категориями акций;

3) права акционеров, обусловленные типом акционерного общества;

4) права акционеров, реализация которых обусловлена возникновением определенных обстоятельств.

 

Безусловные права акционеров

 

Безусловные права, т.е. права, не ограниченные какими-либо условиями, принадлежат физическим и/или юридическим лицам в силу того, что они являются акционерами общества, и эти права принадлежат им по закону независимо от типа общества, категории и количества принадлежащих им акций. Акционер не может быть лишен этих прав или каким-либо образом ограничен в них положениями устава или иными внутренними документами общества.

К безусловным правам акционеров относятся:

право отчуждения принадлежащих акционерам акций без согласия других акционеров и самого общества;

право на получение информации о деятельности общества;

право на участие в распределении прибыли;

право на получение части имущества общества после его ликвидации.

 Право отчуждения принадлежащих акционерам акций без согласия других акционеров и самого общества

Согласно абз. 4 п. 1 ст. 2 ФЗ "Об акционерных обществах" акционеры вправе отчуждать принадлежащие им акции без согласия других акционеров и общества.

Это фактически новая редакция нормы ФЗ "Об акционерных обществах", которая содержалась в п. 2 ст. 7 и устанавливала, что акционеры открытого общества могут отчуждать принадлежащие им акции без согласия других акционеров общества.

Нетрудно заметить, что прежняя редакция давала иллюзорно-бытовое, а не правовое основание для признания того, что такое право имеют акционеры только открытого акционерного общества, хотя право на отчуждение акций является частью закрепленных в ГК РФ правомочий собственника, который может владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом (п. 1 ст. 209 ГК РФ). Согласно п. 2 ст. 209 ГК РФ "собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом".

Следовательно, акционер, являясь собственником акций, все эти правомочия мог осуществлять и без специального указания на то в ФЗ "Об акционерных обществах". Вместе с тем в практике достаточно большого числа акционерных обществ в целях осуществления контроля за движением ценных бумаг предпринимались попытки ограничить это право через положения в уставах. В одних случаях в уставах указывалось, что акции могут продаваться только акционерам этого общества. В других устанавливались дополнительные процедуры осуществления этого права, в частности, через определение в уставах неких посредников - юридических лиц, которые фактически брали на себя ряд прав акционера: по определению цены акции, по нахождению покупателей, по заключению с ними договоров купли-продажи акций на основе заключенного с этим посредником и акционером договора поручения, являющегося в соответствии с уставом такого общества обязательным элементом осуществления акционером своего права на отчуждение акции.

Подобные нормы устава незаконны и соответственно юридической силы не имеют.

Видимо, в целях исключения подобной практики законодатель в императивной форме наряду с уже существующими на этот счет нормами ГК РФ закрепил в ФЗ "Об акционерных обществах" безусловное право акционеров на свободное отчуждение акций.

 Право на получение информации о деятельности общества

Это право имеет комплексный характер, поскольку регулируется и обеспечивается сразу несколькими нормами ФЗ "Об акционерных обществах".

Во-первых, п. 4 ст. 11 предусматривает, что по требованию акционера общество обязано в разумные сроки предоставить ему возможность ознакомиться с уставом общества, включая изменения и дополнения к нему, а также предоставить акционеру по его требованию на возмездной основе копию действующего устава общества.

Во-вторых, п. 1 и п. 2 ст. 91 предусматривают право акционера требовать и обязанность общества обеспечить доступ акционера (наряду с уставом) к достаточно большому перечню документов, определенных п. 1 ст. 89 ФЗ "Об акционерных обществах", в течение семи дней со дня предъявления соответствующего требования для ознакомления в помещении исполнительного органа общества.

В-третьих, абз. 2 п. 1 ст. 91 предусматривает обязанность открытого акционерного общества обеспечивать представителям Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования реализацию права на доступ ко всем своим документам в случае использования в отношении этого открытого акционерного общества специального права ("золотой акции") на участие Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования в управлении указанным обществом.

В-четвертых, п. 2 ст. 91 предусматривает право акционера требовать, а общество обязывает предоставить ему на возмездной основе копии документов, предусмотренных п. 1 ст. 89.

Право на получение информации является одним из важнейших в системе прав акционеров. К сожалению, это право не в полной мере востребовано самими акционерами в силу как субъективных, так и объективных причин.

На практике всегда возникает вопрос о том, каков объем информации, которую вправе требовать акционеры для ознакомления и получения копий документов, содержащих эту информацию.

В соответствии со ст. 91 ФЗ "Об акционерных обществах" общество обеспечивает всем акционерам доступ к документам, предусмотренным п. 1 ст. 89 Закона (за исключением документов бухгалтерского учета и протоколов заседаний коллегиального исполнительного органа общества, в отношении которых устанавливаются особые условия). В числе этих документов:

* договор о создании общества;

* устав общества, изменения и дополнения, внесенные в устав общества, зарегистрированные в установленном порядке, решение о создании общества, документ о государственной регистрации общества;

* документы, подтверждающие права общества на имущество, находящееся на его балансе;

* внутренние документы общества;

* положение о филиале или представительстве общества;

* годовые отчеты;

* документы бухгалтерской отчетности;

* протоколы общих собраний акционеров (решения акционера, являющегося владельцем всех голосующих акций общества), заседаний совета директоров (наблюдательного совета) общества, ревизионной комиссии (ревизора) общества;

* бюллетени для голосования, а также доверенности (копии доверенностей) на участие в общем собрании акционеров;

* отчеты независимых оценщиков;

* списки аффилированных лиц общества;

* списки лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, на получение дивидендов, а также иные списки, составляемые обществом для осуществления акционерами своих прав в соответствии с требованиями ФЗ "Об акционерных обществах";

* заключения ревизионной комиссии (ревизора) общества, аудитора общества, государственных и муниципальных органов финансового контроля;

* проспекты эмиссии, ежеквартальные отчеты эмитента и иные документы, содержащие информацию, подлежащую опубликованию или раскрытию иным способом в соответствии с ФЗ "Об акционерных обществах" и иными федеральными законами;

* иные документы, предусмотренные уставом общества, внутренними документами общества, решениями общего собрания акционеров, совета директоров (наблюдательного совета) общества, органов управления общества, а также документы, предусмотренные правовыми актами Российской Федерации.

Что касается документов бухгалтерского учета и протоколов заседаний коллегиального исполнительного органа (правления, дирекции), то согласно п. 1 ст. 91 ФЗ "Об акционерных обществах" к ним имеют право доступа акционеры, имеющие в совокупности не менее 25% голосующих акций общества.

Обязанность акционерного общества предоставлять информацию по требованию акционеров при реализации ими своего права на получение информации о деятельности общества является неотъемлемой частью более общей обязанности общества по раскрытию информации о своей деятельности. Так, в ст. 6 ФЗ "Об акционерных обществах" указывается, что общество, которое приобрело более 20% голосующих акций, обязано незамедлительно опубликовать сведения об этом в порядке, определяемом федеральным органом власти по рынку ценных бумаг и федеральным антимонопольным органом *(143). В ст. 92 ФЗ "Об акционерных обществах" указывается, что открытое акционерное общество обязано раскрывать:

* годовой отчет общества, годовую бухгалтерскую отчетность *(144);

* проспект эмиссии акций общества в случаях, предусмотренных правовыми актами Российской Федерации;

* сообщение о проведении общего собрания акционеров в порядке, предусмотренном ФЗ "Об акционерных обществах";

* иные сведения, определяемые федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг.

Кроме того, постановление ФКЦБ России от 2 июля 2003 г. N 03-32/пс "О раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг" *(145) содержит Положение, которое регулирует состав, порядок и сроки раскрытия информации на этапах эмиссии эмиссионных ценных бумаг в форме проспекта ценных бумаг, ежеквартального отчета эмитента ценных бумаг и сообщений о существенных фактах (событиях, действиях), затрагивающих финансово-хозяйственную деятельность эмитента ценных бумаг, а также устанавливает требования к порядку раскрытия эмитентами иной информации об исполнении обязательств эмитента и осуществлении прав по размещаемым (размещенным) ценным бумагам.

Действие Положения распространяется на всех эмитентов ценных бумаг (за исключением эмитентов государственных и муниципальных ценных бумаг) и на профессиональных участников рынка ценных бумаг, оказывающих эмитенту услуги финансового консультанта на рынке ценных бумаг. Положение также распространяется на иностранных эмитентов, в том числе международные финансовые организации (с учетом изъятий, установленных иными нормативными правовыми актами Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг).

Согласно п. 1.8 Положения, эмитент обязан обеспечить доступ любому заинтересованному лицу к информации, содержащейся в каждом сообщении, в том числе о существенных фактах, публикуемых эмитентом, а также в зарегистрированных решениях о выпуске (дополнительном выпуске) ценных бумаг, проспекте ценных бумаг и в изменениях и/или дополнениях к ним, отчете об итогах выпуска (дополнительного выпуска) ценных бумаг, а также в ежеквартальном отчете, путем помещения их копий по адресу (в месте нахождения) постоянно действующего исполнительного органа эмитента (в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа эмитента - иного органа или лица, имеющих право действовать от имени эмитента без доверенности), по которому осуществляется связь с эмитентом, указанному в Едином государственном реестре юридических лиц, а до окончания срока размещения - также в местах, указанных в рекламных сообщениях эмитента, содержащих информацию о размещении ценных бумаг.

Эмитент обязан предоставлять копию каждого сообщения, в том числе о существенном факте, публикуемом эмитентом, а также копию зарегистрированных решений о выпуске (дополнительном выпуске) ценных бумаг, проспекта ценных бумаг и изменений и (или) дополнений к ним, отчета об итогах выпуска (дополнительного выпуска) ценных бумаг, а также копию ежеквартального отчета владельцам ценных бумаг эмитента и иным заинтересованным лицам по их требованию за плату, не превышающую расходы по изготовлению такой копии, в срок не более 7 дней с даты предъявления требования (п. 1.9 Положения).

Предоставляемая эмитентом копия заверяется уполномоченным лицом эмитента.

В случае если эмитент не раскрывает какую-либо информацию, раскрытие которой требуется в соответствии с законодательством Российской Федерации, указанным Положением и иными нормативными правовыми актами Федеральной комиссии, в том числе не указывает такую информацию в сообщениях, опубликование которых является обязательным в соответствии с Положением, и/или в проспекте ценных бумаг, в отчете об итогах выпуска (дополнительного выпуска) ценных бумаг, в ежеквартальном отчете, эмитент должен указать основание, в силу которого такая информация эмитентом не раскрывается. Отсутствие информации, подлежащей раскрытию в соответствии с Положением, без достаточных на то причин является основанием для привлечения эмитента к ответственности, а также для установления ограничений на обращение ценных бумаг в соответствии с законодательством Российской Федерации и нормативными правовыми актами Федеральной комиссии.

Как мы видим, возможности у акционера на получение информации о деятельности акционерного общества достаточно большие. Вместе с тем, несмотря на достаточную регламентацию этого вопроса со стороны законодателя, нередко на практике пытаются скрыть информацию от акционера. Наиболее распространенные способы - либо вообще не предусматривать в уставе такое право для акционера и соответственно не перечислять те виды документов, которые имеет право требовать акционер, либо не указывать в уставе все виды документов, определенные законом. О возможности таких нарушений законодательства акционеры должны знать. Вместе с тем если информация, которую хочет получить акционер, является общедоступной (к такой информации ст. 30 ФЗ "О рынке ценных бумаг" относит ту, которая не требует привилегий для доступа к ней или подлежит раскрытию), то проще и более оперативно ее получить на сайте Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг РФ в Интернете по адресу: http://www.fcsm.ru.

 Право на участие в распределении прибыли

Участие акционеров в распределении прибыли заключается в получении ими дивидендов по акциям, которыми они владеют.

Определение и регулирование механизма выплаты дивидендов осуществляется в соответствии с положениями ст. 42 ФЗ "Об акционерных обществах". При этом необходимо иметь в виду, что принятие решения о выплате дивидендов по размещенным акциям является правом общества, а выплата объявленных по этим акциям дивидендов - его обязанностью.

Новая редакция закона внесла значительные коррективы в реализацию акционерами права на участие в распределение прибыли.

Во-первых, согласно п. 1 ст. 42 ФЗ "Об акционерных обществах" общество вправе по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев финансового года и (или) по результатам финансового года принимать решения (объявлять) о выплате дивидендов по размещенным акциям, если иное не установлено Федеральным законом. Решение о выплате (объявлении) дивидендов по результатам первого квартала, полугодия и девяти месяцев финансового года может быть принято в течение трех месяцев после окончания соответствующего периода.

Во-вторых, согласно п. 3 ст. 42 ФЗ "Об акционерных обществах" решения о выплате (объявлении) дивидендов, в том числе решения о размере дивиденда и форме его выплаты по акциям каждой категории (типа), принимаются только общим собранием акционеров, в то время как ранее решения по промежуточным дивидендам могли приниматься советом директоров (наблюдательным советом) общества.

В-третьих, размер дивидендов не может быть больше рекомендованного советом директоров (наблюдательным советом) общества (п. 3 ст. 42 ФЗ).

В-четвертых, согласно п. 2 ст. 42 ФЗ "Об акционерных обществах" дивиденды выплачиваются из чистой прибыли общества. ФЗ "О внесении изменения в ст. 42 Федерального закона "Об акционерных обществах" от 6 апреля 2004 г. N 17-ФЗ было конкретизировано понятие "чистая прибыль общества". "Источником выплаты дивидендов, - записано в новой редакции Федерального закона, - является прибыль общества после налогообложения (чистая прибыль общества)". Таким образом, законодатель завершил многолетний спор: что считать за базу для выплаты акционерам их дивидендов. Дивиденды по привилегированным акциям определенных типов могут выплачиваться за счет специально предназначенных для этого фондов общества.

В-пятых, как правило, дивиденды выплачиваются деньгами. Вместе с тем Закон не исключает в случаях, предусмотренных уставом общества, выплату дивидендов иным имуществом (п. 1 ст. 42 ФЗ).

В-шестых, срок и порядок выплаты дивидендов определяются уставом общества или решением общего собрания акционеров о выплате дивидендов. В случае если уставом общества срок выплаты дивидендов не определен, срок их выплаты не должен превышать 60 дней со дня принятия решения о выплате дивидендов.

В-седьмых, чтобы избежать несоответствия между списком лиц, имеющих право на получение дивидендов, и списком тех, кто вправе участвовать в общем собрании акционеров, Законом устанавливается, что оба списка должны составляться на одну и ту же дату с одновременным возложением на номинальных держателей акций обязанности представлять данные о лицах, в интересах которых он владеет акциями (п. 4 ст. 42 ФЗ).

Учитывая, что право акционеров на участие в распределении прибыли является одним из видов обязательственных прав акционеров по отношению к акционерному обществу, то соответственно к отношениям акционера и общества применяются нормы ГК РФ, регулирующие общие положения об обязательствах. Следовательно, акционер вправе обратиться в суд с требованием, связанным с невыплатой объявленных дивидендов *(146). При этом соответствующее требование может включать выплату (помимо объявленных дивидендов) также процентов (ст. 395 ГК РФ) и возмещение убытков (ст. 393, п. 2 ст. 395 ГК РФ).

Кроме этого необходимо иметь в виду, что Налоговый кодекс РФ (ст. 43), исходя из цели налогообложения, дает основание считать дивидендами любой доход, полученный акционером от общества при распределении прибыли, остающейся после налогообложения, по акциям, принадлежащим акционеру.

К дивидендам также относятся любые доходы, получаемые из источников за пределами Российской Федерации, если они считаются дивидендами по законодательству иностранного государства.

Федеральный закон "Об акционерных обществах" содержит четкий перечень ограничений на выплату дивидендов и ограничения в самом праве принятия решения о выплате дивидендов (ст. 43). Так, общество не вправе выплачивать объявленные дивиденды по акциям:

1) если на день выплаты общество отвечает признакам несостоятельности (банкротства) в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве) или если указанные признаки появятся у общества в результате выплаты дивидендов;

2) если на день выплаты стоимость чистых активов общества меньше суммы его уставного капитала, резервного фонда и превышения над номинальной стоимостью определенной уставом общества ликвидационной стоимости размещенных привилегированных акций либо станет меньше указанной суммы в результате выплаты дивидендов;

3) в иных случаях, предусмотренных федеральными законами.

Таким образом, в Законе перечисляются основания, которые не позволяют обществу выплачивать уже объявленные дивиденды. Следовательно, это означает отсутствие права у акционеров требовать выплаты дивидендов. Приведенный перечень обстоятельств не является исчерпывающим. Однако при прекращении указанных обстоятельств общество обязано выплатить акционерам объявленные дивиденды *(147).

В соответствии с п. 1 ст. 43 ФЗ "Об акционерных обществах" общество не вправе принимать решение о выплате (объявлении) дивидендов по акциям:

1) до полной оплаты всего уставного капитала общества;

2) до выкупа всех акций, которые должны быть выкуплены в процессе осуществления акционерами права требования выкупа обществом принадлежащих им акций;

3) если на день принятия такого решения общество отвечает признакам несостоятельности (банкротства) в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве) или если указанные признаки появятся у общества в результате выплаты дивидендов;

4) если на день принятия такого решения стоимость чистых активов общества меньше его уставного капитала и резервного фонда и превышения над номинальной стоимостью определенной уставом ликвидационной стоимости размещенных привилегированных акций либо станет меньше их размера в результате принятия такого решения;

5) в иных случаях, предусмотренных федеральными законами.

Кроме перечисленных условий, общество не вправе принимать решение (объявлять) о выплате дивидендов (в том числе дивидендов по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев финансового года) по обыкновенным акциям и привилегированным акциям, размер дивидендов по которым не определен, если не принято решение о выплате в полном размере дивидендов (в том числе накопленных дивидендов по кумулятивным привилегированным акциям) по всем типам привилегированных акций, размер дивидендов (в том числе дивидендов по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев финансового года) по которым определен уставом общества.

Наконец, еще одно условие. Общество не вправе принимать решение (объявлять) о выплате дивидендов по привилегированным акциям определенного типа, по которым размер дивиденда определен уставом общества, если не принято решение о полной выплате дивидендов (в том числе о полной выплате всех накопленных дивидендов по кумулятивным привилегированным акциям) по всем типам привилегированных акций, предоставляющим преимущество в очередности получения дивидендов перед привилегированными акциями этого типа.

 Право на получение части имущества общества после его ликвидации

Неотъемлемым правом акционеров является участие в распределении между ними имущества ликвидируемого общества. В соответствии со ст. 23 ФЗ "Об акционерных обществах" оставшееся после завершения расчетов с кредиторами имущество ликвидируемого общества распределяется ликвидационной комиссией между акционерами в следующей очередности:

* в первую очередь осуществляются выплаты по акциям, которые должны быть выкуплены обществом по требованию акционеров в соответствии со ст. 75 ФЗ "Об акционерных обществах";

* во вторую очередь осуществляются выплаты начисленных, но не выплаченных дивидендов по привилегированным акциям и определенной уставом общества ликвидационной стоимости по привилегированным акциям;

* в третью очередь осуществляется распределение имущества ликвидируемого общества между акционерами - владельцами обыкновенных и всех типов привилегированных акций.

Распределение имущества каждой очереди осуществляется после полного распределения имущества предыдущей очереди. Выплата обществом определенной уставом ликвидационной стоимости по привилегированным акциям определенного типа осуществляется после полной выплаты определенной уставом общества ликвидационной стоимости по привилегированным акциям предыдущей очереди.

Если имеющегося у общества имущества недостаточно для выплаты начисленных, но невыплаченных дивидендов и определенной уставом общества ликвидационной стоимости всем акционерам - владельцам привилегированных акций одного типа, то имущество распределяется между акционерами - владельцами этого типа привилегированных акций пропорционально количеству принадлежащих им акций этого типа.

 

Права акционеров, обусловленные категориями акций *(148)

 

 Права акционеров, обусловленные типом акционерного общества

 

 Права акционеров закрытого акционерного общества

На первом месте среди прав, которыми обладают акционеры закрытого акционерного общества, стоит преимущественное право приобретения ими акций, продаваемых другими акционерами этого общества.

Надо отдать должное новой редакции ФЗ "Об акционерных обществах", в которой, в отличие от предшествующей редакции, гораздо четче урегулирован механизм реализации этого права.

Во-первых, вносится абсолютная ясность относительно того, когда у акционеров возникает преимущественное право: только при продаже акционером своих акций третьему лицу. Таким образом, завершился спор относительно того, возникает ли преимущественное право у акционеров в случае продажи акционером своих акций другому акционеру. Закон отвечает четко: не возникает.

Кроме этого в постановлении пленума ВАС от 18 ноября 2003 г. N 19 разъясняется, что предусмотренное ФЗ "Об акционерных обществах" преимущественное право приобретения акций закрытого акционерного общества не применяется в случаях безвозмездного отчуждения их акционером (по договору дарения) либо перехода акций в собственность другого лица в порядке универсального правопреемства.

В случае представления заинтересованным лицом, имеющим преимущественное право на приобретение акций в закрытом обществе, доказательств того, что договор безвозмездного отчуждения акций (дарения), заключенный участником этого общества с третьим лицом, является притворной сделкой и фактически акции были отчуждены на возмездной основе, такой договор в силу п. 2 ст. 170 ГК РФ является ничтожным, а к сделке, с учетом ее существа, применяются правила, регулирующие соответствующий договор (купли-продажи, мены). При этом в подп. 9 п. 14 указанного постановления подчеркивается, что преимущественное право акционеров закрытого общества (общества) действует при отчуждении участником этого общества акций только путем продажи.

Во-вторых, согласно абз. 4 п. 3 ст. 7 ФЗ "Об акционерных обществах" акционеры закрытого общества пользуются преимущественным правом приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества, по цене предложения третьему лицу пропорционально количеству акций, принадлежащих каждому из них, если уставом общества не предусмотрен иной порядок осуществления данного права. На первый взгляд это справедливый и эффективный механизм реализации преимущественного права. Но он оправдан только в том случае, если предлагаются на продажу большие пакеты акций. А если предлагается к продаже полтора десятка акций, а акционеров 49? Но как мы увидим далее, это количество в ряде случаев может быть и больше. Тогда у акционеров возникнут дробные акции, что не всегда удобно для общества.

Акционер общества, намеренный продать свои акции третьему лицу, обязан письменно известить об этом остальных акционеров общества и само общество с указанием цены и других условий продажи акций. Извещение акционеров осуществляется через общество за счет акционера, намеренного продать свои акции (если иное не предусмотрено уставом общества). Следовательно, один порядок реализации преимущественного права акционера определен. Но это не мешает с помощью устава установить тот порядок, который более интересен акционерам.

На практике наряду с описанным порядком используются иные варианты реализации преимущественного права.

1. Приобретают акции те акционеры, которые первыми подали заявление о желании реализовать свое преимущественное право приобретения акций. Этот механизм очень прост, но вряд ли его можно считать оптимальным, поскольку здесь главное - временной критерий подачи заявления. Понятно, что первый узнавший о своем праве и станет первым в его реализации, а первыми, как правило, становятся члены совета директоров (наблюдательного совета), куда направляют заявления акционеры, желающие продать свои акции. Членами совета директоров (наблюдательного совета) в большинстве случаев являются тоже акционеры, следовательно, у этой категории акционеров всегда больше шансов стать первыми.

2. Акционер-покупатель или акционеры-покупатели определяются самим продавцом акций. Известны случаи, когда возникали конфликты и выдвигались обвинения в нарушении прав акционеров, поскольку при реализации данного механизма превалировал субъективный подход.

3. Последний механизм, на наш взгляд, является наиболее удачным: его можно определить как "закрытый аукцион". Правовая база для его реализации - нормы Гражданского кодекса РФ, посвященные порядку заключения договоров на торгах, организации и порядку проведения торгов (ст. 447-449 ГК РФ).

Согласно ст. 447 ГК РФ договор может быть заключен путем проведения торгов с лицом, выигравшим торги. Причем в качестве организатора торгов может выступать собственник вещи или обладатель имущественного права либо специализированная организация. Если для организации торгов привлекается специализированная организация, то она действует на основе договора с собственником вещи или обладателем имущественного права и выступает от их имени или от своего имени. Торги проводятся в форме аукциона или конкурса, которые могут быть закрытыми и открытыми.

Как мы указали выше, акции продаются на закрытом аукционе.

Выбор такой формы торгов, как аукцион, объясняется тем, что выигравшим признается лицо, предложившее наиболее высокую цену, а закрытость аукциона - тем, что в нем могут участвовать только акционеры общества, обладающие преимущественным правом.

При использовании данного механизма реализации преимущественного права большая роль отводится обществу, конкретно - тому органу, который определен уставом или внутренним положением как орган, организующий реализацию акционерами своего преимущественного права через проведение закрытого аукциона.

Процесс организации и проведения аукциона можно представить в виде нескольких шагов (этапов).

Шаг первый. Орган акционерного общества - организатор аукциона извещает акционеров о проведении торгов не менее чем за 30 дней до их проведения.

Извещение должно содержать:

* сведения о времени, месте и форме торгов;

* сведения о предмете торгов и порядке их проведения;

* информацию об оформлении участия в торгах;

* информацию о порядке определения лица, выигравшего торги;

* сведения о начальной цене акции.

В том случае если организатор закрытого аукциона отказался от проведения торгов, он обязан возместить приглашенным им акционерам реальный ущерб независимо от того, в какой именно срок после направления извещения последовал отказ от торгов.

Шаг второй. Акционер, желающий приобрести продаваемые акции, может в течение установленного срока приема заявок подать письменную заявку на их покупку.

К заявке обязательно прилагается копия платежного документа или приходного кассового ордера, подтверждающая внесение требуемого задатка в размере, указанном в извещении о проведении торгов.

Заявка и копия платежного документа сдаются в запечатанном конверте, который регистрируется в специальном журнале. Журнал должен быть пронумерован, прошнурован и заверен печатью общества.

Цена за акцию, предложенная покупателем, не может быть меньше начальной цены, указанной в уведомлении о возможности реализации права преимущественного приобретения акций.

По истечении установленного срока прием заявок прекращается и составляется протокол о принятых заявках. Протокол подписывается председателем ревизионной комиссии общества.

Если торги не состоялись, задаток подлежит возврату. Задаток также возвращается тем акционерам, которые участвовали в торгах, но не выиграли их.

При заключении договора с лицом, выигравшим торги, сумма внесенного им задатка засчитывается в счет исполнения обязательств по заключенному договору.

Шаг третий. Вскрытие конвертов, определение цены продаваемых акций и их покупателей должно начинаться в четко определенное время первого рабочего дня, следующего за последним днем срока приема заявок. Учитываются заявки, поданные в срок.

Недействительными могут быть признаны следующие заявки:

* поданные без копии платежного документа или приходного кассового ордера, подтверждающего внесение необходимого задатка;

* указывающие цену за акцию ниже начальной цены;

* не соответствующие по существу утвержденной форме заявки.

Определение цены продаваемых акций и их покупателей осуществляет орган общества в лице своих членов, которым это поручено решением данного органа. В процедуре могут участвовать члены ревизионной комиссии общества.

При вскрытии конвертов и определении цены продаваемых акций и их покупателей могут присутствовать акционеры (их полномочные представители).

Заявки ранжируются в зависимости от цены за акцию, которую предлагает заявитель. Если в нескольких заявках указана одна цена акции, то в первую очередь удовлетворяются заявки, поданные на приобретение всех акций или большего их числа.

Шаг четвертый. Лицо, выигравшее торги, и организатор торгов подписывают в день проведения аукциона протокол о результате торгов, который имеет силу договора.

В протоколе указывается:

* количество принятых заявок;

* количество заявок, признанных недействительными;

* ранжированные списки заявок в зависимости от цены за акцию, которую предлагали заявители;

* Ф.И.О. (наименование) акционеров, признанных покупателями акций;

* количество акций, причитающихся каждому акционеру, признанному покупателем (победителем аукциона), и цена за акцию, которую он должен уплатить.

Лицо, выигравшее торги, при уклонении от подписания протокола утрачивает внесенный им задаток. Организатор торгов, уклонившийся от подписания договора, обязан вернуть задаток в двойном размере, а также возместить лицу, выигравшему торги, убытки, причиненные участием в торгах, в части, превышающей сумму задатка.

Определяя механизм реализации преимущественного права, необходимо учитывать позицию Высшего Арбитражного суда РФ, сформулированную в подп. 5 п. 14 постановления ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19: "Акционеры закрытого общества, а в надлежащих случаях само общество, могут воспользоваться преимущественным правом приобретения акций, продаваемых акционером данного общества, если они согласны приобрести предложенные им акции по цене и на условиях, указанных в извещении (цене предложения третьему лицу). Если цена, по которой акционеры закрытого общества (общество) изъявляют готовность приобрести акции, ниже предложенной третьим лицом, или участники общества (общество) согласны купить лишь часть отчуждаемых акций, акционер вправе продать их третьему лицу по цене и на условиях, которые сообщены им другим акционерам и обществу".

В-третьих, изменена редакция положения об определении срока действия преимущественного права: "В случае, если акционеры общества и (или) общество не воспользуются преимущественным правом приобретения всех акций, предлагаемых для продажи, в течение двух месяцев со дня такого извещения, если более короткий срок не предусмотрен уставом общества, акции могут быть проданы третьему лицу по цене и на условиях, которые сообщены обществу и его акционерам. Срок осуществления преимущественного права, предусмотренный уставом общества, должен быть не менее 10 дней со дня извещения акционером, намеренным продать свои акции третьему лицу, остальных акционеров и общества. Срок осуществления преимущественного права прекращается, если до его истечения от всех акционеров общества получены письменные заявления об использовании или отказе от использования преимущественного права" (п. 3 ст. 7 ФЗ "Об акционерных обществах").

Таким образом, через положения устава можно уменьшить срок осуществления преимущественного права до 10 дней, чего сделать ранее было нельзя.

В-четвертых, законодательно закреплена норма, касающаяся последствий продажи акций с нарушением осуществления преимущественного права, которая, кстати, уже не раз применялась на практике: "При продаже акций с нарушением преимущественного права приобретения любой акционер общества и (или) общество, если уставом общества предусмотрено преимущественное право приобретения обществом акций, вправе в течение трех месяцев с момента, когда акционер или общество узнали либо должны были узнать о таком нарушении, потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя. Уступка указанного преимущественного права не допускается" (п. 3 ст. 7 ФЗ "Об акционерных обществах").

Наряду с рассмотренным преимущественным правом акционеры закрытого акционерного общества имеют еще один вид преимущественного права, но уже имеющий отношение не к акциям, продаваемым другими акционерами, а к акциям, которые выпускаются и размещаются самим обществом.

Причем отметим, что в старой редакции ФЗ "Об акционерных обществах" подобное право для акционеров закрытого акционерного общества не предусматривалось.

В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 39 ФЗ "Об акционерных обществах" закрытое акционерное общество не вправе проводить размещение акций и эмиссионных ценных бумаг общества, конвертируемых в акции, посредством открытой подписки или иным образом предлагать их для приобретения неограниченному кругу лиц. Таким образом, законодатель определил для закрытого акционерного общества только один способ размещения акций и эмиссионных ценных бумаг общества, конвертируемых в акции, - посредством закрытой подписки.

Закон предусматривает два варианта проведения закрытой подписки (ст. 40 ФЗ "Об акционерных обществах"):

* размещение акций и иных эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, осуществляется посредством закрытой подписки только среди акционеров, и при этом акционеры имеют возможность приобрести целое число размещаемых акций и иных эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, пропорционально количеству принадлежащих им акций соответствующей категории (типа);

* размещение акций и иных эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, осуществляется посредством закрытой подписки среди ограниченного круга акционеров или иного заранее определенного круга лиц, и при этом часть акционеров вообще не имеет возможности приобрести размещаемые акции и иные эмиссионные ценные бумаги, конвертируемые в акции.

Именно для второго случая законом предусмотрен защитный механизм, когда акционеры общества, голосовавшие против или не принимавшие участия в голосовании по вопросу о размещении посредством закрытой подписки акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, имеют преимущественное право приобретения дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, размещаемые посредством закрытой подписки, в количестве, пропорциональном количеству принадлежащих им акций этой категории (типа).

Список лиц, имеющих преимущественное право приобретения дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, составляется на основании данных реестра акционеров на дату принятия решения, являющегося основанием для размещения дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции. Для составления списка лиц, имеющих преимущественное право приобретения дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, номинальный держатель акций представляет данные о лицах, в интересах которых он владеет акциями.

 Права акционеров открытого акционерного общества

Открытое акционерное общество вправе проводить размещение акций и эмиссионных ценных бумаг общества, конвертируемых в акции, посредством как открытой, так и закрытой подписки (п. 2 ст. 39 ФЗ "Об акционерных обществах").

В связи с различными способами размещения акций и эмиссионных ценных бумаг общества, конвертируемых в акции, у акционеров открытого акционерного общества возникает два вида преимущественных прав приобретения дополнительных акций.

1. Акционеры общества имеют безусловное преимущественное право приобретения размещаемых посредством открытой подписки дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, в количестве, пропорциональном количеству принадлежащих им акций этой категории (типа).

Безусловность этого права объясняется тем, что в отношении него общим собранием акционеров не может быть принято решение о его неприменении, как это было в прежней редакции ФЗ "Об акционерных обществах". Это право у акционеров определено законом.

2. Акционеры общества, голосовавшие против или не принимавшие участия в голосовании по вопросу о размещении посредством закрытой подписки акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, имеют преимущественное право приобретения дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, размещаемых посредством закрытой подписки, в количестве, пропорциональном количеству принадлежащих им акций этой категории (типа). Указанное право не распространяется на размещение акций и иных эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, осуществляемое посредством закрытой подписки только среди акционеров, если при этом акционеры имеют возможность приобрести целое число размещаемых акций и иных эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, пропорционально количеству принадлежащих им акций соответствующей категории (типа).

Список лиц, имеющих преимущественное право приобретения дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, так же, как и в закрытом акционерном обществе, составляется на основании данных реестра акционеров на дату принятия решения, являющегося основанием для размещения дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции. Для составления списка лиц, имеющих преимущественное право приобретения дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, номинальный держатель акций представляет данные о лицах, в интересах которых он владеет акциями.

Федеральный закон "Об акционерных обществах" (ст. 41) устанавливает единый (для открытых и закрытых обществ) порядок осуществления преимущественного права приобретения акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции. Суть этого порядка заключается в том, что лица, включенные в список лиц, имеющих преимущественное право приобретения дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции общества, должны быть уведомлены о возможности осуществления ими преимущественного права в порядке, предусмотренном названным Федеральным законом "Об акционерных обществах" для сообщения о проведении общего собрания акционеров.

Уведомление должно содержать следующие сведения:

* количество размещаемых акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции;

* цена их размещения или порядок определения цены размещения (в том числе цена их размещения или порядок определения цены размещения акционерам общества в случае осуществления ими преимущественного права приобретения);

* порядок определения количества ценных бумаг, которое вправе приобрести каждый акционер;

* срок действия преимущественного права, который не может быть менее 45 дней с момента направления (вручения) или опубликования уведомления.

До окончания указанного срока общество не вправе размещать дополнительные акции и эмиссионные ценные бумаги, конвертируемые в акции, лицам, не включенным в список лиц, имеющих преимущественное право приобретения дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции.

Лицо, имеющее преимущественное право приобретения дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, вправе полностью или частично осуществить свое преимущественное право путем подачи в общество письменного заявления о приобретении акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, и документа об оплате приобретаемых акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции.

Заявление должно содержать следующие сведения:

* имя (наименование) акционера;

* указание места его жительства (места нахождения);

* количество приобретаемых им ценных бумаг.

Если решение, являющееся основанием для размещения дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, предусматривает их оплату неденежными средствами, лица, осуществляющие преимущественное право приобретения, вправе по своему усмотрению оплатить их деньгами.

 

 Права акционеров, реализация которых связана с возникновением определенных условий

 

Закон предусматривает следующие определенные условия, при которых возникают права акционеров:

1) при аккумулировании акционером определенного пакета акций *(149);

2) при принятии на общем собрании решения о реорганизации общества, совершении обществом крупной сделки или при внесении изменений и дополнений в устав общества;

3) при приобретении обществом размещенных акций.

Для того чтобы усилить защищенность акционеров - владельцев небольших пакетов голосующих акций в случае, когда органами управления общества принимаются решения, на которые эти акционеры повлиять не в состоянии, законодатель предусмотрел для акционеров право требовать, а для общества - обязанность выкупать акции по требованию акционеров.

Согласно ст. 75 ФЗ "Об акционерных обществах" акционеры - владельцы голосующих акций вправе требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих им акций при следующих обстоятельствах.

1. В случае принятия общим собранием акционеров решения о реорганизации общества. Это решение принимается общим собранием акционеров большинством в три четверти голосов акционеров - владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании.

Голосующей акцией общества является обыкновенная акция или привилегированная акция, предоставляющая акционеру - ее владельцу право голоса при решении вопроса, поставленного на голосование. При принятии решения о реорганизации общества акционеры - владельцы привилегированных акций участвуют в общем собрании акционеров с правом голоса.

Право требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих акционерам акций возникает у них тогда, когда они голосовали против принятия решения о реорганизации либо не принимали участия в голосовании по этому вопросу.

2. В случае принятия общим собранием акционеров решения о совершении крупной сделки, связанной с приобретением или отчуждением обществом имущества. В соответствии с п. 1 ст. 78 ФЗ "Об акционерных обществах" крупной сделкой считается сделка (в том числе заем, кредит, залог, поручительство) или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет 25% и более балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату, за исключением сделок, совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности общества, сделок, связанных с размещением посредством подписки (реализацией) обыкновенных акций общества, и сделок, связанных с размещением эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в обыкновенные акции общества. Уставом общества могут быть установлены также иные случаи, при которых на совершаемые обществом сделки распространяется порядок одобрения крупных сделок, предусмотренный названным Законом.

По прежней редакции ФЗ "Об акционерных обществах" рассматриваемое нами право требования возникало у акционеров, которые не присутствовали на собрании либо голосовали против решения о совершении крупной сделки, предметом которой являлось имущество, стоимость которого составляла свыше 50% балансовой стоимости активов общества. Такое решение принималось большинством в три четверти голосов акционеров - владельцев голосующих акций, присутствующих на собрании.

В новой редакции ФЗ "Об акционерных обществах" возникла проблема, которую можно объяснить только технической ошибкой: предусматриваются такие условия реализации акционерами своего права требовать у общества выкупа своих акций, которые могут усложнить всю процедуру.

Рассмотрим положения ст. 75 ФЗ "Об акционерных обществах". Перечисляя основания, при наличии которых у акционеров - владельцев голосующих акций возникает право требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих им акций, законодатель применительно к крупной сделке формулирует одно из оснований как совершение "...крупной сделки, решение об одобрении которой принимается общим собранием акционеров в соответствии с пунктом 2 статьи 79 настоящего Федерального закона, если они голосовали против принятия решения о его реорганизации или одобрении указанной сделки либо не принимали участия в голосовании по этим вопросам".

Но если мы обратимся к п. 2 ст. 79, то увидим, что решение об одобрении крупной сделки, предметом которой является имущество, стоимость которого составляет от 25 до 50% балансовой стоимости активов общества, принимается всеми членами совета директоров (наблюдательного совета) общества единогласно, при этом не учитываются голоса выбывших членов совета директоров (наблюдательного совета) общества. В случае недостижения единогласия совета директоров (наблюдательного совета) общества по вопросу об одобрении крупной сделки по решению совета директоров (наблюдательного совета) общества вопрос об одобрении крупной сделки может быть вынесен на решение общего собрания акционеров. В таком случае решение об одобрении крупной сделки принимается общим собранием акционеров большинством голосов акционеров - владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров.

Таким образом, новая редакция ФЗ "Об акционерных обществах", во-первых, предоставила акционерам право требования только в том случае, если совет директоров единогласно не одобрит крупную сделку, а, во-вторых, при крупных сделках на сумму свыше 50% балансовой стоимости активов общества вообще лишила акционеров права требования выкупа у них акций обществом.

Окончательное решение этого вопроса мы находим в постановлении пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19. При перечислении случаев возникновения у акционеров - владельцев голосующих акций права требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих им акций в п. 29 постановления сформулирована следующая позиция Высшего Арбитражного суда РФ: "На основании статьи 75 ФЗ "Об акционерных обществах" акционеры - владельцы голосующих акций вправе требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих им акций в случаях принятия общим собранием акционеров решения о реорганизации общества, совершении крупной сделки, которая может заключаться лишь с одобрения общего собрания акционеров (на сумму свыше 50-процентной балансовой стоимости активов общества), а также о внесении изменений или дополнений в устав общества (утверждении его в новой редакции), ограничивающих права акционеров, если они голосовали против принятия соответствующего решения или не участвовали в голосовании по этим вопросам. Порядок и сроки выкупа акций определены статьей 76 Закона. При отказе или уклонении от выкупа акций в случаях, порядке и в сроки, предусмотренные статьями 75 и 76 Закона, акционер вправе обратиться в суд с требованием об обязании общества выкупить акции".

Таким образом, Высший Арбитражный суд РФ четко определил размер крупных сделок, совершение которых может повлечь возникновение у акционеров права требования выкупа их акций со стороны общества.

3. В случае принятия общим собранием акционеров решения о внесении изменений и дополнений в устав общества или утверждении устава общества в новой редакции, ограничивающих права акционеров, если они голосовали против принятия соответствующего решения или не принимали участия в голосовании.

Список акционеров, имеющих право требовать выкупа обществом принадлежащих им акций, составляется на основании данных реестра акционеров общества на день составления списка акционеров общества, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, повестка дня которого включает вопросы, голосование по которым в соответствии с ФЗ "Об акционерных обществах" может повлечь возникновение права требовать выкупа акций.

Выкуп акций обществом осуществляется по цене, определенной советом директоров (наблюдательным советом) общества, но не ниже рыночной стоимости, которая должна быть определена независимым оценщиком без учета ее изменения в результате действий общества, повлекших возникновение права требования оценки и выкупа акций.

В статье 76 ФЗ "Об акционерных обществах" предусматривается особый порядок осуществления рассматриваемого права:

* во-первых, общество обязано информировать акционеров о наличии у них права требовать выкупа обществом принадлежащих им акций, о цене и порядке выкупа. В соответствии со ст. 77 названного Закона для определения стоимости акций общество обязано привлечь независимого оценщика (аудитора). Сообщение акционерам о проведении общего собрания акционеров, повестка дня которого включает вопросы, голосование по которым может в соответствии с названным Законом повлечь возникновение права требовать выкупа обществом акций, должно содержать сведения о цене и порядке выкупа;

* во-вторых, эти акционеры направляют обществу письменные требования о выкупе принадлежащих им акций с указанием места жительства (места нахождения) акционеров и количества акций, выкупа которых они требуют. Эти требования должны быть предъявлены обществу не позднее 45 дней с даты принятия соответствующего решения общим собранием акционеров;

* в-третьих, по истечении указанного 45-дневного срока общество обязано выкупить акции у акционеров, предъявивших требования о выкупе, в течение 30 дней.

Согласно п. 5, 6 ст. 76 ФЗ "Об акционерных обществах" общая сумма средств, направляемых обществом на выкуп акций, не может превышать 10% стоимости чистых активов общества на дату принятия решения, которое повлекло возникновение у акционеров права требовать выкупа обществом принадлежащих им акций. Если общее количество акций, в отношении которых заявлены требования о выкупе, превышает количество акций, которое может быть выкуплено обществом с учетом установленного выше ограничения, акции выкупаются у акционеров пропорционально заявленным требованиям.

Акции, выкупленные обществом в случае его реорганизации, погашаются при их выкупе. Акции, выкупленные обществом в иных случаях (п. 1 ст. 75), поступают в распоряжение общества. Указанные акции не предоставляют права голоса, не учитываются при подсчете голосов, по ним не начисляются дивиденды. Такие акции должны быть реализованы по их рыночной стоимости не позднее одного года с даты их выкупа; в противном случае общее собрание акционеров должно принять решение об уменьшении уставного капитала общества путем погашения указанных акций.

Наконец, рассмотрим права акционеров, возникающие при приобретении обществом размещенных акций. Каждый акционер - владелец акций определенных категорий (типов), решение о приобретении которых принято, вправе продать указанные акции, а общество обязано приобрести их.

Приобретение обществом размещенных акций осуществляется на основании решения органа управления акционерного общества - общего собрания акционеров или совета директоров (наблюдательного совета) общества.

Общество вправе приобретать размещенные им акции по решению общего собрания акционеров об уменьшении уставного капитала общества путем приобретения части размещенных акций в целях сокращения их общего количества, если это предусмотрено уставом общества. Но такое решение общество не вправе принимать, если номинальная стоимость акций, оставшихся в обращении, станет ниже минимального размера уставного капитала, предусмотренного действующим законодательством.

Акции, приобретенные обществом на основании принятого общим собранием акционеров решения об уменьшении уставного капитала общества путем приобретения акций в целях сокращения их общего количества, погашаются при их приобретении.

Общество вправе приобретать размещенные им акции по решению общего собрания акционеров или по решению совета директоров (наблюдательного совета) общества, если это предусмотрено его уставом и если в соответствии с уставом совету директоров (наблюдательному совету) общества принадлежит право принятия такого решения.

Такие акции не предоставляют права голоса, они не учитываются при подсчете голосов, по ним не начисляются дивиденды. Они должны быть реализованы по своей рыночной стоимости не позднее одного года с даты их приобретения. В противном случае общее собрание акционеров должно принять решение об уменьшении уставного капитала общества путем погашения указанных акций.

Общество не вправе принимать решение о приобретении акций, если номинальная стоимость акций общества, находящихся в обращении, составит менее 90% уставного капитала общества.

Решением о приобретении акций должны быть определены категории (типы) приобретаемых акций, количество приобретаемых обществом акций каждой категории (типа), цена приобретения, форма и срок оплаты, а также срок, в течение которого осуществляется приобретение акций.

Не позднее чем за 30 дней до начала срока, в течение которого осуществляется приобретение акций, общество обязано уведомить акционеров - владельцев акций определенных категорий (типов), решение о приобретении которых принято.

Если иное не установлено уставом общества, оплата акций при их приобретении осуществляется деньгами. Срок, в течение которого осуществляется приобретение акций, не может быть меньше 30 дней. Цена приобретения обществом акций определяется решением совета директоров (наблюдательного совета), который при ее определении исходит из их рыночной стоимости.

Если лицо, заинтересованное в совершении одной или нескольких сделок, при которых цена (денежная оценка) имущества определяется советом директоров (наблюдательным советом) общества, является членом совета директоров (наблюдательного совета) общества, цена (денежная оценка) имущества определяется решением членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, не заинтересованных в совершении сделки. В обществе с числом акционеров 1000 и более цена (денежная оценка) имущества определяется независимыми директорами, не заинтересованными в совершении сделки (п. 1 ст. 77 ФЗ "Об акционерных обществах").

Для определения рыночной стоимости имущества может быть привлечен независимый оценщик.

В случае если владельцем более 2% голосующих акций общества являются государство и (или) муниципальное образование, обязательно привлечение государственного финансового контрольного органа.

Каждый акционер - владелец акций определенных категорий (типов), решение о приобретении которых принято, вправе продать указанные акции, а общество обязано их приобрести.

В случае если общее количество акций, в отношении которых поступили заявления об их приобретении обществом, превышает количество акций, которое может быть приобретено обществом с учетом ограничений, установленных Законом, акции приобретаются у акционеров пропорционально заявленным требованиям.

Федеральный закон "Об акционерных обществах" содержит ряд ограничений на приобретение обществом размещенных акций, которые фактически исключают возможность возникновения рассматриваемых нами прав акционеров.

Так, в соответствии со ст. 73 ФЗ "Об акционерных обществах" общество не вправе осуществлять приобретение размещенных им обыкновенных акций в следующих случаях:

* до полной оплаты всего уставного капитала общества;

* если на момент их приобретения общество отвечает признакам несостоятельности (банкротства) в соответствии с правовыми актами Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве) предприятий или указанные признаки появятся в результате приобретения этих акций;

* если на момент их приобретения стоимость чистых активов общества меньше его уставного капитала, резервного фонда и превышения над номинальной стоимостью определенной уставом ликвидационной стоимости размещенных привилегированных акций либо станет меньше их размера в результате приобретения акций.

Общество не вправе осуществлять приобретение размещенных им привилегированных акций определенного типа:

* до полной оплаты всего уставного капитала общества;

* если на момент их приобретения общество отвечает признакам несостоятельности (банкротства) в соответствии с правовыми актами Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве) предприятий или указанные признаки появятся в результате приобретения этих акций;

* если на момент их приобретения стоимость чистых активов общества меньше его уставного капитала, резервного фонда и превышения над номинальной стоимостью определенной уставом ликвидационной стоимости размещенных привилегированных акций, владельцы которых обладают преимуществом в очередности выплаты ликвидационной стоимости перед владельцами типов привилегированных акций, подлежащих приобретению, либо станет меньше их размера в результате приобретения акций.

Общество, кроме того, не вправе осуществлять приобретение размещенных акций до выкупа всех акций, требования о выкупе которых предъявлены в соответствии с принятием общим собранием акционеров решения о реорганизации общества, о совершении обществом крупной сделки и внесении изменений и дополнений в устав общества (рассмотрены нами ранее).

 

Глава 5. Управление корпорацией: принципы и моделей

 

5.1. Принципы управления корпорацией

 

Принципы - основные, исходные положения, характеризующие управление корпорацией (корпоративное управление), - имеют существенное значение для понимания его как системы и как механизма. Именно принципы, проявляясь на всех уровнях соответствующей управляемой системы, определяют ее организационные основы, характер деятельности соответствующих субъектов управления, а также сущность их взаимодействия с объектами управления *(150).

Современные принципы управления корпорацией находят свои истоки в общих принципах теории управления, сформулированных в XIX в. Основополагающими и имеющими важное практическое значение, т.е. актуальными и по сей день, на наш взгляд, являются следующие тезисы, сформулированные М.М. Сперанским при определении принципов управления *(151):

1. Неустойчивость управления, не организующегося на принципах - "твердых началах".

"...Недостаток твердых начал был причиною, что доселе образ нашего правления не имеет никакого определенного вида и многие учреждения, в самих себе превосходные, почти столь же скоро разрушались, как и возникали".

2. Системность.

"...Теории редко полезны для практики. Они объемлют одну часть и не вычисляют трений всей системы, а после жалуются на род человеческий".

3. Плановость.

"...Отчего все человеческие установления столь несовершенны? Сверх многих причин оттого, что все они делаются по большей части отрывками и без общего начертания".

4. Соответствие системы управления духу времени.

5. Приоритет объекта управления перед субъектом.

6. Наличие самоуправления.

Современные исследователи процесса управления всегда обращали внимание на определение принципов управления. Однако под влиянием изменяющейся политико-экономической ситуации в стране изменялись и принципы управления. Совсем недавно в числе принципов управления называли партийность, научность, демократический централизм, вовлечение масс в управление, дисциплину, планирование и учет *(152), руководство КПСС, участие масс, законность, интернационализм *(153).

Развитие экономических отношений во всех сферах деятельности российских физических и юридических лиц потребовало разработки законодательных и подзаконных актов, определяющих "правила игры" в новых условиях. Естественно, что при возникновении новых регуляторов не могли не измениться представления об управленческом процессе и в первую очередь в совершенно новой среде - акционерных обществах, что привело к пересмотру принципов управления вообще и формированию принципов управления корпоративного.

Удивительно, но воззрения М.М. Сперанского на теорию и практику управления нашли свое отражение в современных основополагающих принципах управления корпорацией. Их сущность, а также преимущества и недостатки - это не что иное, как планомерное приспособление к факторам внешней и внутренней среды, "соответствие духу времени".

Анализ литературы, посвященной исследованию корпоративного управления *(154), позволяет в обзорном виде представить следующую систему принципов корпоративного управления.

1. Принцип централизации управления, т.е. сосредоточение наиболее важных, стратегических решений в одних руках.

Особенностью принципа централизации является его высокая эффективность, когда решения в акционерном обществе принимаются людьми, обладающими профессиональными навыками, знающими все аспекты работы общества в комплексе; при этом обеспечивается единая финансовая, научно-техническая, производственная и кадровая политика. Недостатки централизации проявляются тогда, когда власть концентрируется в руках людей, не способных организовать комплексный механизм функционирования корпорации, решения принимаются с опозданием, не отлажен механизм исполнения решений. Поэтому централизация должна носить умеренный характер.

2. Принцип децентрализации, т.е. ослабление централизации посредством передачи ряда вопросов на решение нижестоящим органам управления, структурным подразделениям. Объективная необходимость данного принципа связана с ростом масштабов производства и его усложнением, когда один человек, например генеральный директор, либо узкая группа лиц более не в состоянии определять и контролировать все решения, а тем более выполнять их. В.Е. Савченко *(155) видит реализацию этого принципа в осуществлении следующих действий:

во-первых, превращение всех подразделений корпорации в хозяйствующих субъектов, что достигается либо за счет предоставления или расширения рамок экономической свободы для структурных подразделений, либо путем создания на базе структурных подразделений самостоятельных юридических лиц;

во-вторых, стимулирование внутрикорпоративных отношений на основе полной экономической самостоятельности и ответственности.

Децентрализация имеет много достоинств, в их числе возможность быстрого принятия оптимальных решений, привлечение к управленческому процессу менеджеров среднего и низшего звена, ослабление бюрократизации. В то же время децентрализация таит в себе множество подводных камней. По мнению Т.В. Кашаниной, при децентрализации возникает недостаток информации, что неминуемо сказывается на качестве принимаемых решений; сокращаются масштабы мышления, сужается круг интересов управляющих; затрудняется унификация правил и процедур принятия решений. Однако высокая степень децентрализации и соответственно значительная независимость низовых подразделений может перерасти в дезинтеграцию и сепаратизм *(156). Поэтому децентрализация также допустима в ограниченных объемах.

3. Принцип координации деятельности предполагает переход от прямого управляющего воздействия на объект управления к согласованию действий объектов корпоративного управления для достижения единой цели.

4. Принцип законности - один из немногих перешел в современную практику управления хозяйственными обществами, поскольку он органичен с процессом строительства правового государства. Все решения, принимаемые в процессе осуществления корпоративного управления, должны соответствовать действующему законодательству. А учитывая, что одной из сторон управленческих отношений может выступать участник корпорации, этот принцип напрямую связан с защитой прав участников корпорации.

5. Принцип вовлечения участников корпорации в работу их органов управления. Это в первую очередь относится к такому органу корпорации, как собрание, участие в работе которого есть право любого участника. Но это касается и возможности участия в других органах корпорации в порядке, который определяется как законом, так и учредительными документами корпорации.

6. Принцип информационного обеспечения корпоративного управления. Как считает В.Е. Савченко, реализация этого принципа возможна при следующих условиях *(157):

* в корпорации должна быть организована комплексная система информации, включающая сбор, сохранение, выбор, перегруппировку данных, анализ информации;

* информация должна быть достаточной, но не излишней. Дополнительные средства и время на сбор информации целесообразны до тех пор, пока добавочный доход, полученный при помощи ее, будет превышать средства на ее сбор и обработку;

* информация должна быть оперативной. Ее ценность высока, когда ее можно получить в нужное время и из наиболее достоверных источников;

* информация должна обладать потенциалом воздействия на принятие необходимых решений, эффективную организацию внутрикорпоративных отношений.

7. Принцип добросовестности и разумности как принцип деятельности органов, осуществляющих управление корпорацией, был законодательно определен с введением в действие гл. 4 ГК РФ. В п. 3 ст. 53 Кодекса было закреплено требование к органам управления корпорацией - "действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно". Учитывая новизну этого принципа, следует, на наш взгляд, рассмотреть его более подробно.

Участие в руководстве деятельностью корпорации означает, как правило, участие в управлении чужим капиталом. При этом эффективность управления определяется прежде всего тем, насколько полно реализуется имущественный интерес собственника капитала, т.е. общества. Принцип добросовестности и разумности закрепляет отвечающее требованию эффективности управления положение управляющего по отношению к обществу. Оно характеризуется главным образом обязанностью управляющего проявлять при ведении дел общества особую заботливость, соответствующую по меньшей мере заботливости обычного предпринимателя в сходных обстоятельствах.

Основными элементами рассматриваемого принципа служат прямо сформулированные в Законе требования действовать в интересах общества, осуществлять права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно. Эти требования тесно связаны между собой и с точки зрения содержания во многом пересекаются. Нарушение любого из названных требований означает и нарушение принципа в целом *(158).

Анализ представленных в литературе точек зрения различных юристов относительно названных элементов *(159) позволяет сделать ряд выводов, касающихся характеристики рассматриваемых понятий.

 

Обязанность действовать в интересах общества

 

Для того чтобы действовать в интересах корпорации и оценивать действия других лиц с точки зрения соответствия этим интересам, необходимо понимать общий характер интересов общества и знать границы свободного усмотрения при их определении в конкретном случае.

Представления об интересах организации - юридического лица в значительной степени связаны с тем, какая из многочисленных теоретических концепций юридического лица лежит в их основе. В современной российской цивилистике, как мы отмечали ранее, определенно наметился отказ от выделения одного субъекта или коллектива в качестве носителя юридической личности и воли организации, имеющей статус юридического лица. Одной из функций института юридического лица обоснованно признается преобразование интересов отдельных лиц в интерес самой организации *(160). На наш взгляд, интересы юридического лица нельзя свести к ряду совпадающих интересов его участников, работников или других лиц, в том числе государства. Закрепив понятие "интересы юридического лица" (ст. 53 ГК РФ), российский законодатель подчеркнул таким образом известную самостоятельность, обособленность интересов организации, имеющей статус юридического лица, как социальной и экономической общности, как хозяйствующего субъекта.

Характер интересов корпорации обусловлен прежде всего императивно установленными целями его деятельности *(161). Так как корпорация относится к числу коммерческих организаций, то соответственно извлечение прибыли преследуется в качестве основной цели его деятельности (п. 1 ст. 50 ГК РФ). Надо полагать, что при этом имеется в виду извлечение соразмерной прибыли, которая отражает эффективность размещения ресурсов, обеспечена постоянным движением капитала и достаточна при наличии (соблюдении) других необходимых условий для поддержания рентабельности функционирования корпорации.

Исходя из этого, основным общим интересом корпорации можно считать долгосрочный коммерческий успех, основанный на стабильности, прибыльности и рентабельности ее деятельности. Понимаемый таким образом интерес общества должен служить главным и неизменным ориентиром для его органов. При этом интерес корпорации может не совпадать и далеко не всегда совпадает на практике с интересами ее участников, работников или иных, связанных с обществом лиц, в том числе его управляющих, а также с общественными и государственными интересами *(162).

Указанный общий интерес корпорации может быть уточнен путем закрепления в учредительном документе (уставе) общества его конкретных целей и предмета деятельности (п. 2 ст. 52 ГК РФ). Учредители общества при его создании, а в последующем участники общества путем принятия на общем собрании решения о внесении соответствующих изменений и дополнений в его устав вправе определить таким образом сферу интересов общества. По общему правилу, однако, правоспособность корпорации не ограничена: законодательно предмет деятельности общества не предписан, и его закрепление в уставе необязательно.

Актуальные интересы общества определяются при принятии решений компетентными органами управления этого общества. Так, в акционерном обществе существенная роль принадлежит совету директоров (наблюдательному совету) общества, поскольку в соответствии со ст. 65 ФЗ "Об акционерных обществах" он полномочен устанавливать приоритетные направления деятельности общества *(163). Исполнительные органы общества определяют его актуальные интересы, принимая решения, отражающие потребности текущей деятельности общества. Так, единоличный исполнительный орган, уполномоченный на совершение сделок от имени общества, устанавливает интерес общества, заключая от его имени тот или иной договор.

Обязанность действовать в интересах общества не исключает, таким образом, значительной свободы усмотрения единоличных органов или управляющих при определении этих интересов в конкретном случае. Однако такая свобода небезгранична, т.е. "правила игры" не устанавливаются самими управляющими. Границей усмотрения служат, разумеется, общие интересы общества, а актуальные интересы не могут им противоречить. Поэтому определение интересов общества в конкретном случае сопряжено с ответственностью единоличного исполнительного органа, членов коллегиального исполнительного органа и членов совета директоров (наблюдательного совета) за принятие решения, противоречащего общим интересам общества и, следовательно, принципу добросовестности и разумности. Скажем, если единоличным исполнительным органом будет заключен от имени акционерного общества договор, связанный с неоправданным риском или заведомо влекущий убытки общества, генеральный директор (директор) нарушит тем самым обязанность действовать в интересах общества. Их ложное понимание не может быть признано оправданием, не снимает вины и не освобождает управляющего от ответственности.

Помимо сказанного выше необходимо учитывать, что следование интересам корпорации предполагает лояльность по отношению к обществу. Например, положение ст. 71 ФЗ "Об акционерных обществах" закрепляет обязанность перечисленных лиц проявлять лояльность по отношению к обществу. По мнению М.И. Брагинского, для управляющих недопустимо действовать даже в интересах, просто не совпадающих с интересом общества *(164).

Предъявление к должностным лицам требования лояльности по отношению к обществу обусловлено ролью органов управления. Принцип лояльности управляющих известен праву и законодательствам многих развитых стран. Соответствующие правила поведения директоров детально разработаны в корпоративном праве США (Сorporate opportunity doctrine). Они восприняты также правовыми системами континентального права, в частности, акционерным правом Германии.

Лояльность по отношению к обществу подразумевает запрет на использование управляющими их положения в обществе в личных целях, недопустимость обогащения за счет общества, в том числе путем совершения с ним сделок, а также обращения в свою пользу коммерческих шансов общества. Так, располагая информацией о возможности заключения на выгодных условиях договора, предмет которого относится к сфере интересов общества, управляющий не вправе воспользоваться этой информацией в личных целях, например, приняв самостоятельное (от своего имени) участие в указанном договоре. Он поступит добросовестно, если будет содействовать использованию обществом шансов на совершение выгодной сделки.

Лояльность по отношению к обществу исключает принятие управляющими на себя и осуществление каких-либо функций, в том числе участие в деятельности других лиц, если это противоречит надлежащему исполнению их обязанностей перед обществом. Противоречие имело бы место, в частности, в случае одновременного осуществления лицом полномочий органа управления (члена органа управления) общества и организации, конкурирующей с обществом. Если возникшее противоречие не удается разрешить иным образом, управляющий обязан сложить с себя соответствующие полномочия.

Для лиц, осуществляющих функции единоличного исполнительного органа общества, и для членов коллегиального исполнительного органа общества одновременное занятие должностей в органах управления любых других организаций (даже не конкурирующих с обществом) допускается в соответствии с п. 3 ст. 69 ФЗ "Об акционерных обществах" только с согласия совета директоров (наблюдательного совета) общества. Однако наличие такого согласия не освобождает управляющего от необходимости самостоятельной оценки того, противоречит ли занятие соответствующей должности надлежащему исполнению его обязанностей перед обществом. Надо полагать, что от занятия должности в органе управления конкурирующей организации управляющему следует воздерживаться в любом случае.

Лояльность по отношению к обществу обязывает управляющих хранить перед третьими лицами молчание об информации, составляющей коммерческую тайну общества *(165), и о любой другой информации, в нераспространении которой оно заинтересовано. При этом третьими лицами должны по общему правилу признаваться все, кроме самих управляющих общества и отдельных лиц, в получении которыми соответствующей информации общество заинтересовано. Определение информации, составляющей коммерческую тайну, дается в п. 1 ст. 139 ГК РФ. В отличие от нее иная информация, в нераспространении которой заинтересовано общество, может быть известна или доступна неопределенному кругу лиц. Заинтересованность общества в нераспространении конкретной информации не может быть ограничена заранее каким-либо перечнем сведений и подлежит в каждом случае объективному выяснению. Источник и обстоятельства получения информации не влияют на рассматриваемую обязанность управляющих *(166). Следовательно, она распространяется и на информацию, полученную управляющими вне связи с их деятельностью в обществе.

Нормы ст. 71 ФЗ "Об акционерных обществах" и ст. 44 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", согласно которым управляющие должны действовать в интересах общества "при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей", не следует толковать ограничительно. Принцип лояльности действует для управляющих и тогда, когда они временно не осуществляют своих функций, например, когда управляющие, состоящие с обществом в трудовых отношениях, находятся в отпуске. После прекращения полномочий управляющего требование лояльности, как представляется, распространяется на него в том смысле, что он не вправе без позволения общества воспользоваться в своих личных интересах или в интересах третьих лиц результатами своей деятельности как управляющего, прошлым положением в обществе. Например, бывшим управляющим не может быть использована в личных целях информация, ставшая известной ему в силу прошлой деятельности.

 

Осуществлять права и исполнять обязанности добросовестно и разумно

 

Гражданское законодательство не дает определений добросовестности и разумности ни в общем, ни применительно к принципам деятельности и ответственности управляющих *(167). В литературе справедливо отмечается, что понятия эти "имеют не только правовое, но и нравственное значение. Их наличие или отсутствие подлежит установлению судом в каждом конкретном случае" *(168). Тем не менее не теряет своей актуальности задача установления хотя бы общих объективных критериев добросовестности и разумности. В противном случае слишком широкими остаются возможности судебного усмотрения *(169).

Решение задачи вполне реально. При этом не следует отказываться от анализа и, возможно, частичного (но не прямого формального) заимствования зарубежного опыта *(170). Так, в основу достаточно развитых правил, применяемых в отношении директоров корпораций в праве США, положены сравнимые с российскими понятия и термины ("diligence", "care"). То же самое можно сказать и о праве Германии: управляющим акционерных обществ вменена "обязанность проявления заботливости" ("Sorgfaltspflicht").

Добросовестным, разумеется, должен считаться управляющий, полноценно использующий свои трудовые силы, способности, знания и опыт на благо акционерного общества. Добросовестный управляющий обязан прилагать все усилия к тому, чтобы его деятельность оптимально соответствовала интересам общества. Таким образом, обязанность управляющих действовать в интересах общества полностью охватывается требованием добросовестности. Необходимым условием добросовестности является надлежащее исполнение управляющим его обязанностей, предусмотренных нормами ГК РФ, федеральными законами, другими законодательными и иными правовыми актами, уставом общества, его внутренними документами, а также договором с этим управляющим. Исключение составляют лишь случаи, когда конкретная обязанность входит в противоречие с принципом добросовестности и разумности.

В силу предъявляемых к управляющему требований добросовестности и разумности при ведении дел общества ему следует проявлять особую заботливость, по меньшей мере соответствующую заботливости обычного предпринимателя в сходных обстоятельствах. Уточняя указанный критерий, можно, по-видимому, исходить из того, что должная степень заботливости обычного предпринимателя, осуществляющего управление чужим капиталом, значительно выше той, которую он обычно проявляет при совершении действий в своих интересах *(171). Складывается убеждение, что именно такие повышенные "стандарты поведения" подлежат применению к управляющему корпорации.

Добросовестность и разумность управляющего предполагают, в частности, самостоятельную оценку им того, насколько его способности, знания и опыт достаточны для надлежащего осуществления соответствующих функций в конкретной корпорации. Если названные качества отсутствуют или недостаточны, лицо не должно соглашаться с наделением его полномочиями управляющего либо, если недостаток или утрата этих качеств обнаружились впоследствии, должно сложить с себя указанные полномочия. Данное правило не распространяется на случаи решения управляющим специальных вопросов (например, требующих особых познаний в той или иной области права). Перед принятием таких решений добросовестный и разумный управляющий обязан тем не менее позаботиться о получении консультации компетентного специалиста. Очевидно, пренебречь указанной консультацией можно только в случае, если в интересах общества требуется действовать немедленно и для ее получения не остается времени.

Добросовестный и разумный управляющий должен действовать с учетом положительной практики хозяйственной деятельности, принимая решения, не влекущие неоправданных рисков для общества, нормальный результат которых предсказуем.

Однако природа предпринимательских отношений не позволяет, как правило, с абсолютной уверенностью предсказать успех или неуспех какого-либо мероприятия, в том числе сделки. Надо полагать, что, используя понятия "добросовестность" и "разумность", законодатель не стремился обязать управляющих принимать только такие решения, которые не способны повлечь убытки общества ни при каких условиях. Если надлежащий предварительный анализ позволяет управляющему прийти к выводу, что результаты мероприятия могут оказаться как выгодными, так и убыточными для общества, само по себе это не является основанием для того, чтобы отказаться от его осуществления. Критерием добросовестности и разумности управляющего служит в данном случае обоснованность предпринимательского риска *(172) и достаточность усилий управляющего, направленных на его минимизацию. Осуществление мероприятия должно быть, безусловно, исключено, когда соответствующие риски заведомо неприемлемы для общества, ставят под угрозу стабильность его функционирования, значительно превышают возможную выгоду.

Следовательно, ответственность управляющих за нарушение принципа добросовестности и разумности не поставлена в зависимость от успеха или неуспеха того или иного мероприятия. На это указывает и п. 3 ст. 71 ФЗ "Об акционерных обществах", в соответствии с которым при определении оснований и размера ответственности управляющих перед обществом "должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела".

Необходимым условием добросовестности и разумности управляющих является обеспечение ими соблюдения обществом и при управлении обществом пределов осуществления гражданских прав. Указанный запрет злоупотребления правом касается случаев, когда имеет место нарушение не определенного специальной юридической нормой общего назначения субъективного права *(173). В соответствии с п. 1 ст. 10 ГК РФ, устанавливающим некоторые конкретные пределы осуществления гражданских прав, не допускаются использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, злоупотребление доминирующим положением на рынке, действия, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Ясно, что соблюдение пределов осуществления гражданских прав не только не противоречит интересам общества, но и является их составляющей.

Принцип добросовестности и разумности в деятельности органов, осуществляющих управление корпорацией, как и каждый из его элементов - требование действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно, - служит объективным и общим для всех управляющих правилом их деятельности и одновременно критерием ее оценки *(174).

Вместе с тем очевидно, что идеальный, соответствующий всем возможным на практике случаям тип добросовестного и разумного управляющего ни нормой закона, ни теорией смоделирован быть не может. К примеру, действия управляющего по организации бухгалтерского учета в одном случае в крупном, активно функционирующем обществе, а в другом случае - в небольшом по численности работников, имеющем незначительные обороты обществе, могут существенно отличаться как по характеру, так и по конкретной направленности. Если в первом случае добросовестность действий управляющего определяется прежде всего уровнем организации деятельности и контроля за деятельностью в обществе специального подразделения (бухгалтерии), то во втором нередко предполагает, насколько это позволяет объем работы, более внимательное изучение управляющим важнейших бухгалтерских документов общества.

Следовательно, необходимо конкретизировать содержание принципа добросовестности и разумности с учетом особенностей формы организации, размера и экономического положения общества, а также характера обязанностей различных групп управляющих. Решающую роль в такой конкретизации, конечно, призвана сыграть судебная практика. Индивидуальный подход в процессе применения принципа добросовестности и разумности был бы, очевидно, ошибочным. Мы уже отмечали, что каждый добросовестный управляющий ответствен за наличие у него знаний, способностей и опыта, необходимых для осуществления своих функций. Ограниченный учет индивидуальных знаний и способностей, расширяющий сферу ответственности управляющего, возможен, надо полагать, в тех случаях, когда он обладает знаниями и способностями, выходящими за рамки обычно необходимых, требующихся при принятии какого-либо решения. Как правило, такие специальные (чаще всего профессиональные) знания и способности должны использоваться управляющим. В противном случае соблюдение им принципа добросовестности и разумности может быть поставлено под сомнение.

Значение рассматриваемого принципа заключается прежде всего в том, что он охватывает все обязанности управляющих, предусмотренные нормами ГК РФ, федеральных законов, других законодательных и иных правовых актов, уставом хозяйственного общества, его внутренними документами, а также договорами с управляющими. Нарушение любой из таких обязанностей по общему правилу должно рассматриваться как нарушение принципа. Вместе с тем многие обязанности управляющих, не закрепленные специальными нормами, обусловлены принципом добросовестности и разумности.

Следует отметить, что все права и обязанности управляющих подчинены принципу добросовестности и разумности, но таким образом, что в случаях, когда осуществление конкретного права или конкретной обязанности противоречит данному принципу, управляющие должны руководствоваться именно принципом. Так, управляющий, формально обязанный подчиняться решениям общего собрания участников корпорации и совета директоров (наблюдательного совета) общества, не должен исполнять конкретное решение, если оно противозаконно. Принцип добросовестности и разумности устанавливает, следовательно, границы прав и обязанностей управляющих.

Очевидно, что наибольшее практическое значение рассматриваемый принцип имеет применительно к ответственности управляющих перед обществом *(175). И в акционерном обществе, и в обществе с ограниченной ответственностью общее основание такой ответственности предусмотрено п. 2 ст. 71 ФЗ "Об акционерных обществах" и п. 2 ст. 44 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", в соответствии с которыми управляющие отвечают перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием). Принимая во внимание сферу применения и назначение указанной нормы, можно утверждать, что под действиями (бездействием) управляющих имеется в виду виновное неисполнение или ненадлежащее исполнение ими своих управленческих обязанностей (для управляющих, связанных с обществом трудовыми отношениями, - должностных обязанностей).

Принцип добросовестности и разумности определяет критерии оценки соответствующих действий (бездействия) управляющих. Нарушение этого принципа свидетельствует, как справедливо полагает М.И. Брагинский, об их противоправности и, как правило, одновременно об их виновности *(176). Надо полагать, что иные действия или бездействие управляющих не могут быть признаны противоправными и виновными в смысле ст. 71 и ст. 44 указанных выше федеральных законов.

На наш взгляд, такая позиция не противоречит применимым в данном случае положениям ст. 401 ГК РФ. В соответствии с п. 1 ст. 401 ГК РФ лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Принцип добросовестности и разумности как раз и определяет должную степень осмотрительности, объем и характер действий по надлежащему осуществлению прав и исполнению обязанностей управляющих общества. Таким образом, соблюдавший принцип управляющий должен быть признан невиновным. Напротив, нарушивший принцип управляющий должен быть по общему правилу признан виновным. Расширение в данном случае понятия неосторожности как формы вины представляется оправданным. Исключения составят случаи объективной невозможности исполнения, а также ситуации, когда в момент совершения противоправного деяния управляющий вследствие психического расстройства не мог понимать значения своих действий или руководить ими. Последнее исключение можно считать, по всей видимости, наиболее ярким проявлением классического принципа вины в конструкции ответственности управляющих перед обществом.

Обобщая сказанное, следует сделать вывод о том, что нарушение принципа добросовестности и разумности, закрепленного п. 1 ст. 71 ФЗ "Об акционерных обществах" и п. 1 ст. 44 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", наряду с причинением обществу убытков и при наличии причинно-следственной связи между нарушением и убытками образует содержание предусмотренного п. 2 тех же статей основания ответственности управляющих перед хозяйственными обществами *(177). Договорное изменение указанного основания ответственности невозможно *(178). Иные основания ответственности могут устанавливаться только федеральными законами *(179).

Перечисленные принципы управления хозяйственным обществом (или принципы корпоративного управления) не являются чем-то раз и навсегда определенным. Они могут и должны подвергаться переосмыслению и корректировке. Недавний исторический опыт только подтверждает этот тезис. Дальнейшее развитие экономических преобразований и совершенствование их законодательного регулирования и, как следствие этого, изменение наших взглядов, несомненно, приведет к появлению новых принципов и отказу от старых. Но на сегодняшний день перечисленные принципы достаточно полно характеризуют корпоративное управление в целом и имеют существенное значение для понимания его системы и механизма.

 

5.2. Выбор модели управления корпорацией

 

Итак, управление корпорацией - это комплекс действий, необходимых для формирования и достижения целей организации.

Напомним: комплекс действий включает планирование, организацию, руководство, координацию и контроль. Соответственно структура органов управления должна включать такие управленческие звенья, которые на своем уровне решают определенные задачи либо в рамках обособленного направления, либо комплексно, по ряду таких направлений.

Федеральные законы "Об акционерных обществах" и "Об обществах с ограниченной ответственностью", определяя эти звенья, называют следующие органы управления корпорации: общее собрание акционеров (участников), совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган (правление, дирекция), единоличный исполнительный орган (генеральный директор, директор). Иногда к органам управления относят ревизионную комиссию (ревизора) и ликвидационную комиссию. Однако, на наш взгляд, это не соответствует позиции закона. Что касается ревизионной комиссии (ревизора), то ранее мы уже обосновали позицию о том, что ревизионная комиссия (ревизор) относится к органам контроля, а не управления. В отношении же ликвидационной комиссии, к которой в случае принятия решения общим собранием акционеров о добровольной ликвидации общества переходят все полномочия по управлению делами общества, порядок перехода прав регламентируется законами о хозяйственных обществах лишь через описание процедуры ликвидации корпорации, а никак не его функционирования. Поэтому следует признать ошибочным отнесение ликвидационной комиссии к числу органов управления, которые, в отличие от нее, являются постоянно действующими.

Перечисляя эти управленческие звенья, законы предусматривают различные модели управления корпорацией.

Модель управления корпорацией - это конкретная структура управления, представляющая определенный набор органов управления корпорации, от которого зависит объем компетенции каждого из них.

Закон предусматривает возможность использования четырех моделей управления корпорацией (см. табл. 5.1).

Анализ положений Федеральных законов "Об акционерных обществах" и "Об обществах с ограниченной ответственностью" позволяет сделать несколько замечаний по поводу применения названных моделей.

Во-первых, если первая и вторая модели могут быть использованы во всех акционерных обществах независимо от количества акционеров, то третья и четвертая - только в акционерных обществах с числом акционеров - владельцев голосующих акций пятьдесят и менее. При этом согласно п. 2 ст. 103 ГК РФ "в обществе с числом акционеров более пятидесяти создается совет директоров (наблюдательный совет)".

Обратим внимание на то, что количество акционеров акционерного общества может влиять на структуру управления, причем в некоторых случаях это требование императивное - как в случае необходимости образования совета директоров (наблюдательного совета) в акционерных обществах, где количество акционеров более пятидесяти.

 

Таблица 5.1

 

Модели управления корпорацией

 

 ┌───────────────────────┬────────────────────────┬─────────────────────────┬───────────────────────┐

 │       Модель 1        │        Модель 2        │        Модель 3         │       Модель 4        │

 ├───────────────────────┼────────────────────────┼─────────────────────────┼───────────────────────┤

 │Общее          собрание│Общее           собрание│Общее            собрание│Общее          собрание│

 │акционеров (участников)│акционеров (участников) │акционеров (участников)  │акционеров (участников)│

 ├───────────────────────┼────────────────────────┼─────────────────────────┼───────────────────────┤

 │Совет        директоров│Совет         директоров│                         │                       │

 │(наблюдательный совет) │(наблюдательный совет)  │                         │                       │

 ├───────────────────────┼────────────────────────┼─────────────────────────┼───────────────────────┤

 │Коллегиальный          │                        │Коллегиальный            │                       │

 │исполнительный    орган│                        │исполнительный      орган│                       │

 │(правление, дирекция)  │                        │(правление, дирекция)    │                       │

 ├───────────────────────┼────────────────────────┼─────────────────────────┼───────────────────────┤

 │Единоличный            │Единоличный             │Единоличный              │Единоличный            │

 │исполнительный    орган│исполнительный     орган│исполнительный      орган│исполнительный    орган│

 │(генеральный  директор,│(генеральный   директор,│(генеральный    директор,│(генеральный  директор,│

 │директор)              │директор)               │директор)                │директор)              │

 └───────────────────────┴────────────────────────┴─────────────────────────┴───────────────────────┘

 

Примером того, как можно использовать это требование закона, служит следующий корпоративный проект, реализованный в Архангельской области.

В закрытом акционерном обществе "Х" среди сорока восьми акционеров сорок семь были физическими лицами, работниками этого акционерного общества, а один акционер - юридическим лицом. Уставный капитал был разделен на обыкновенные акции, при этом юридическое лицо владело 52%, а остальные акционеры - 48% акций. В акционером обществе была двузвенная структура управления: общее собрание акционеров и генеральный директор, при этом авторитет генерального директора был настолько высок, что все акционеры - физические лица голосовали единодушно, и их пакет акций фактически представлял собой как бы единый и неделимый пакет. У юридического лица возникла необходимость изменить структуру управления акционерного общества, включив в нее новый орган управления - совет директоров. Привлекательность введения нового органа управления для юридического лица очевидна. Владея простым большинством голосующих акций, юридическое лицо способно в ситуации этого акционерного общества при формировании совета директоров всегда иметь в нем большинство своих представителей. При этом совет директоров по сравнению с общим собранием акционеров отличается оперативностью в организации своей работы и в принятии решений.

Но как решить вопрос об изменении структуры управления? Ведь это тоже вопрос компетенции общего собрания, решаемый 3/4 голосов. Если вынести этот вопрос на собрание, то со всей очевидностью можно предположить, что не будет возможности использования названного нами ранее ограничения, которое заключается в том, что акционерные общества, где более 50 акционеров, не могут использовать двухзвенную структуру управления.

Но решение этой задачи оказалось достаточно простым. Юридическому лицу следует увеличить количество акционеров, чтобы автоматически возникла необходимость изменения структуры управления. Но как это сделать, если имеется закрытое акционерное общество и любое предложение продажи повлечет возникновение у других акционеров преимущественного права приобретения акций, продаваемых другим акционером? Закон предоставляет в данном случае совершенно легальный путь - через дарение. Юридическое лицо путем дарения увеличивает количество акционеров, например в два раза. Для общества возникает обязанность преобразоваться в открытое акционерное общество и, как следствие, изменить структуру управления путем образования совета директоров. В ином случае согласно ст. 7 ФЗ "Об акционерных обществах" общество подлежит ликвидации в судебном порядке. Таким образом, задача по образованию дополнительного органа управления решена.

Во-вторых, первая модель позволяет усилить позиции председателя совета директоров и ослабить влияние единоличного исполнительного органа в совете директоров. Это связано со следующими обстоятельствами: 1) лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа, не может быть одновременно председателем совета директоров (наблюдательного совета); 2) члены коллегиального исполнительного органа не могут составлять более 1/4 состава совета директоров (наблюдательного совета) общества. Таким образом, существуют формальные основания для ограничения избрания представителей "команды управления" (к которым относятся члены коллегиального исполнительного органа - правления, дирекции) в состав совета директоров (наблюдательного совета), да и генеральный директор уже не может возглавлять этот орган управления.

В-третьих, вторая модель, наоборот, позволяет усилить влияние единоличного исполнительного органа в совете директоров общества, поскольку не предусматривает образования коллегиального исполнительного органа и соответственно не устанавливает каких-либо ограничений на участие в совете директоров представителей "команды управления".

Выбор модели управления является весьма важным этапом при создании акционерного общества. Для учредителей, которые вписывают в устав набор органов управления, не задумываясь над альтернативными вариантами, возникает опасность не только решения управленческих задач с меньшей эффективностью, но и утраты своего влияния на акционерное общество даже при наличии большого пакета акций.

В связи с этим необходимо учитывать следующие общие принципы образования и организации деятельности органов управления корпорацией:

1) принцип демократичности, который выражается в том, что все руководящие должности в хозяйственных обществах - выборные (за исключением тех случаев, когда члены исполнительного органа общества назначаются либо когда по решению общего собрания участников полномочия исполнительного органа передаются по договору управляющей организации или управляющему); участникам гарантируется возможность посредством принятия решений на общем собрании влиять на определение общего направления деятельности общества, контролировать деятельность его исполнительных органов и решать вопрос о целесообразности существования самого общества;

2) принцип "остаточной компетенции", суть которого заключается в том, что формирование компетенции каждого органа управления строится по формуле: "в компетенции включаются полномочия по решению тех вопросов, которые не относятся к исключительной компетенции вышестоящего органа". Федеральные законы "Об акционерных обществах" и "Об обществах с ограниченной ответственностью", определяя компетенцию общего собрания акционеров (участников), только для него устанавливают исчерпывающий перечень вопросов, которые собрание может решать *(180).

Следовательно, вопросы, относящиеся к исключительной компетенции общего собрания участников, не могут быть переданы на решение совету директоров (за исключением случаев, предусмотренных самим законодательством). Но открытый перечень вопросов, которые может решать совет директоров, позволяет через положения устава увеличивать объем компетенции по сравнению с тем, который определен для совета директоров в законах. Аналогичным образом коллегиальный исполнительный орган полномочен решать вопросы, не отнесенные к исключительной компетенции общего собрания и совета директоров общества. Перечень этих вопросов также открыт и определен уставом акционерного общества. И наконец, единоличный исполнительный орган может принимать решения по всем остальным вопросам, которые не относятся к компетенции ни общего собрания, ни совета директоров, ни коллегиального исполнительного органа;

3) принцип публичного ведения дел, который заключается, в частности, в том, что в императивном порядке обязывает корпорации в определенных законом случаях публиковать для всеобщего ознакомления сведения годового отчета организации - бухгалтерского баланса, счета прибылей и убытков, проспекта эмиссии акций общества и др. Принцип "публичности" проявляется и в ряде иных положений. Так, в частности, акционерное общество обязано предоставить в разумные сроки любому заинтересованному лицу возможность ознакомиться с учредительными документами акционерного общества (ст. 11 ФЗ "Об акционерных обществах");

4) корпоративный принцип организации деятельности акционерных обществ заключается в том, что участники общества не могут принимать решения непосредственно, а только через соответствующие органы управления в пределах их компетенции.

Структура, состав и порядок формирования органов управления хозяйственного общества оказывают определяющее влияние на его деятельность. Поэтому они должны обеспечить максимум демократизма, защиту интересов участников и вместе с тем достаточную жесткость при реализации управленческих решений. Именно поэтому законодательство государств с развитым акционерным правом, используя различный уровень детализации, регулирует порядок формирования органов управления акционерного общества, их структуру, функции.

Таким образом, не следует забывать, что выбор той или иной структуры управления общества и определение порядка функционирования его органов есть не что иное, как сознательный выбор и построение определенной модели управления. Изначальный выбор (сознательный или "стихийный") той или иной модели управления во многом предопределяет "расстановку сил" в компании в будущем.

Проблема выбора оптимальной модели управления корпорации является не только проблемой корпоративного права, но и одной из центральных проблем теории управления, поскольку в конечном итоге негативные моменты, связанные с юридической проработкой вопросов деятельности компании, находят свое реальное проявление в экономических показателях финансово-хозяйственной деятельности общества.

 

Глава 6. Органы управления акционерным обществом

 

6.1. Общее собрание акционеров

 

В соответствии со ст. 47 ФЗ "Об акционерных обществах" общее собрание акционеров является высшим органом управления акционерного общества.

 

Компетенция общего собрания акционеров

 

В отличие от прежней редакции ст. 48 ФЗ "Об акционерных обществах", разделявшей компетенцию общего собрания акционеров по составу входящих в нее полномочий на исключительную и общую, новая редакция этой статьи отказывается от такого деления, устанавливая, что исключительную компетенцию общего собрания акционеров составляют фактически все вопросы, перечисленные в ст. 48 ФЗ "Об акционерных обществах".

В "Словаре русского языка" С.И. Ожегова исключительная компетенция, исключительные права объясняются как права (компетенция), являющиеся исключением, т.е. не распространяющиеся одинаково на всех *(181). Применительно к органам акционерного общества это означает, что исключительные полномочия общего собрания акционеров не могут быть переданы никакому другому органу управления общества - ни совету директоров, ни исполнительному органу.

К исключительной компетенции общего собрания акционеров относится решение следующих вопросов (ст. 48 ФЗ "Об акционерных обществах"):

1) внесение изменений и дополнений в устав общества или утверждение устава общества в новой редакции;

2) реорганизация общества;

3) ликвидация общества, назначение ликвидационной комиссии и утверждение промежуточного и окончательного ликвидационных балансов;

4) определение количественного состава совета директоров (наблюдательного совета) общества, избрание его членов и досрочное прекращение их полномочий;

5) определение количества, номинальной стоимости, категории (типа) объявленных акций и прав, предоставляемых этими акциями;

6) увеличение уставного капитала общества путем увеличения номинальной стоимости акций или путем размещения дополнительных акций, если уставом общества в соответствии с ФЗ "Об акционерных обществах" увеличение уставного капитала общества путем размещения дополнительных акций не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества;

7) уменьшение уставного капитала общества путем уменьшения номинальной стоимости акций, приобретения обществом части акций в целях сокращения их общего количества, а также путем погашения приобретенных или выкупленных обществом акций;

8) образование исполнительного органа общества, досрочное прекращение его полномочий, если уставом общества решение этих вопросов не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества;

9) избрание членов ревизионной комиссии (ревизора) общества и до-срочное прекращение их полномочий;

10) утверждение аудитора общества;

10.1) выплата (объявление) дивидендов по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев финансового года;

11) утверждение годовых отчетов, годовой бухгалтерской отчетности, в том числе отчетов о прибылях и убытках (счетов прибылей и убытков) общества, а также распределение прибыли (в том числе выплата (объявление) дивидендов, за исключением прибыли, распределенной в качестве дивидендов по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев финансового года) и убытков общества по результатам финансового года;

12) определение порядка ведения общего собрания акционеров;

13) избрание членов счетной комиссии и досрочное прекращение их полномочий;

14) дробление и консолидация акций;

15) принятие решений об одобрении сделок в случаях, предусмотренных ст. 83 ФЗ "Об акционерных обществах" (сделки, в совершении которых имеется заинтересованность);

16) принятие решений об одобрении крупных сделок в случаях, предусмотренных ст. 79 ФЗ "Об акционерных обществах";

17) приобретение обществом размещенных акций в случаях, предусмотренных ФЗ "Об акционерных обществах";

18) принятие решения об участии в холдинговых компаниях, финансово-промышленных группах, ассоциациях и иных объединениях коммерческих организаций;

19) утверждение внутренних документов, регулирующих деятельность органов общества;

20) решение иных вопросов, предусмотренных ФЗ "Об акционерных обществах".

Несмотря на достаточно жесткий подход к определению исключительной компетенции общего собрания акционеров, ФЗ "Об акционерных обществах" тем не менее допускает возможность передачи совету директоров (наблюдательному совету) ряда полномочий по решению нескольких групп вопросов.

Прежде чем мы их рассмотрим, сделаем одно пояснение. В том случае если имеется возможность расширить компетенцию совета директоров (наблюдательного совета) за счет вопросов, отнесенных к исключительной компетенции общего собрания акционеров, необходимо учитывать, что такие вопросы обязательно исключаются из компетенции общего собрания акционеров. Если, расширяя компетенцию совета директоров (наблюдательного совета) за счет определенных вопросов компетенции общего собрания акционеров, оставляем при этом их и в компетенции общего собрания, то такое расширение компетенции совета директоров (наблюдательного совета) юридической силы не имеет, т.е. реально компетенция совета директоров (наблюдательного совета) не расширяется. Соответственно по этим вопросам совет директоров (наблюдательный совет) принимать решения не вправе.

Итак, первая группа вопросов компетенции общего собрания акционеров, которые могут быть переданы на решение совета директоров (наблюдательного совета) акционерного общества, - вопросы образования исполнительного органа общества и досрочного прекращения его полномочий.

При определении органа управления, который может решать эти вопросы, ФЗ "Об акционерных обществах" исходит из того, что предусмотрено в уставе общества. Уставом общества решение этих вопросов может быть отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества. Но если устав не содержит такого полномочия совета директоров (наблюдательного совета), то это исключительная прерогатива общего собрания акционеров. Речь идет как о единоличном, так и о коллегиальном исполнительном органах. При этом возникает несколько вариантов регулирования данного вопроса. Первый - когда образование и досрочное прекращение как коллегиального, так и единоличного исполнительных органов входит в компетенцию общего собрания акционеров. Второй - когда оба исполнительных органа образуются и досрочно прекращаются решением совета директоров (наблюдательного совета). Третий - когда один из исполнительных органов образуется и досрочно прекращается общим собранием акционеров, а другой - советом директоров (наблюдательным советом) общества.

Вторая группа - вопросы об увеличении уставного капитала общества и внесении изменений и дополнений в устав общества, связанных с увеличением его уставного капитала. Совершенно очевидно, что эта группа вопросов связана с комплексом полномочий по двум самостоятельным направлениям: а) увеличение уставного капитала и б) внесение изменений в устав общества.

Рассмотрим более подробно механизм передачи в компетенцию совета директоров (наблюдательного совета) вопросов, связанных с увеличением уставного капитала акционерного общества.

Известно, что уставный капитал общества может быть увеличен путем увеличения номинальной стоимости акций или размещения дополнительных акций.

Первая новелла, которую преподнесла новая редакция ст. 28 ФЗ "Об акционерных обществах", заключается в том, что решение об увеличении уставного капитала общества путем увеличения номинальной стоимости акций принимается общим собранием акционеров и не может быть передано на решение совету директоров (наблюдательному совету).

Решение об увеличении уставного капитала общества путем размещения дополнительных акций принимается общим собранием акционеров или советом директоров (наблюдательным советом) общества, если в соответствии с уставом общества ему предоставлено право принимать такое решение (абз. 2 п. 2 ст. 28 ФЗ "Об акционерных обществах").

Эта достаточно знакомая по прежней редакции норма ФЗ "Об акционерных обществах" также оказалась не лишенной ряда сюрпризов.

Прежде всего обратим внимание на то, что, определяя тот орган, который может принимать решение по вопросу увеличения уставного капитала путем размещения дополнительных акций, законодатель использует союз или: решение об увеличении уставного капитала общества путем размещения дополнительных акций принимается общим собранием акционеров или советом директоров (наблюдательным советом) общества. Как разделительный союз или "связывает два или несколько предложений, а также однородных членов предложения, находящихся в отношениях взаимоисключения" *(182). То есть если принятие решения об увеличении уставного капитала путем размещения дополнительных акций уставом акционерного общества отнесено к компетенции общего собрания акционеров, то совет директоров этого делать уже не может, и наоборот: если уставом общества этот вопрос отнесен к компетенции совета директоров, то общее собрание акционеров не вправе выносить его на свое рассмотрение и принимать по нему решения. Однако, к сожалению, на самом деле далеко не все так прозрачно, как это следует из правил русского языка. Если в отношении общего собрания акционеров это правило действует, о чем мы предварительно давали пояснения, то в отношении совета директоров законодателем установлено несколько ограничений, которые не позволяют в полной мере реализовать правовую норму, установленную абз. 2 п. 2 ст. 28 ФЗ "Об акционерных обществах". Речь идет о следующих ограничениях. Во-первых, дополнительные акции могут быть размещены обществом только в пределах количества объявленных акций, установленного уставом общества. Во-вторых, согласно п. 3 ст. 39 ФЗ "Об акционерных обществах" размещение акций (эмиссионных ценных бумаг общества, конвертируемых в акции) посредством закрытой подписки осуществляется только по решению общего собрания акционеров об увеличении уставного капитала общества путем размещения дополнительных акций (о размещении эмиссионных ценных бумаг общества, конвертируемых в акции), принятому большинством в три четверти голосов акционеров - владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров, если необходимость большего числа голосов для принятия этого решения не предусмотрена уставом общества. В-третьих, согласно п. 4 ст. 39 ФЗ "Об акционерных обществах" размещение посредством открытой подписки обыкновенных акций, составляющих более 25% ранее размещенных обыкновенных акций, осуществляется только по решению общего собрания акционеров, принятому большинством в три четверти голосов акционеров - владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров, если необходимость большего числа голосов для принятия этого решения не предусмотрена уставом общества. А также размещение посредством открытой подписки конвертируемых в обыкновенные акции эмиссионных ценных бумаг, которые могут быть конвертированы в обыкновенные акции, составляющие более 25% ранее размещенных обыкновенных акций, осуществляется только по решению общего собрания акционеров, принятому большинством в три четверти голосов акционеров - владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров, если необходимость большего числа голосов для принятия этого решения не предусмотрена уставом общества.

Следовательно, в компетенцию совета директоров (наблюдательного совета) может быть передан вопрос об увеличении уставного капитала путем размещения дополнительных акций в пределах количества и категорий (типов) объявленных акций, при ограничении размещения обыкновенных акций (эмиссионных ценных бумаг общества, конвертируемых в акции) посредством открытой подписки этих акций, составляющих не более 25% ранее размещенных. Остальные вопросы увеличения уставного капитала путем размещения дополнительных акций (эмиссионных ценных бумаг общества, конвертируемых в акции) являются исключительной прерогативой общего собрания акционеров.

При этом согласно абз. 3 п. 2 ст. 28 ФЗ "Об акционерных обществах" решение совета директоров (наблюдательного совета) общества об увеличении уставного капитала общества путем размещения дополнительных акций принимается советом директоров (наблюдательным советом) общества единогласно всеми членами совета директоров (наблюдательного совета); голоса выбывших членов совета директоров (наблюдательного совета) не учитываются.

Необходимо отметить, что даже в таком, казалось бы, усеченном виде возможность со стороны совета директоров (наблюдательного совета) принимать решение об увеличении уставного капитала усиливает его роль весьма существенно. Но эта роль становится еще более значимой с учетом полномочий второго направления - права совета директоров (наблюдательного совета) принимать решение о внесении изменений в устав и в первую очередь изменений, связанных с увеличением уставного капитала.

Согласно п. 2 ст. 12 ФЗ "Об акционерных обществах" внесение в устав общества изменений и дополнений по результатам размещения акций общества, в том числе изменений, связанных с увеличением уставного капитала общества, осуществляется на основании решения общего собрания акционеров об увеличении уставного капитала общества или решения совета директоров (наблюдательного совета) общества, если в соответствии с уставом общества последнему принадлежит право принятия такого решения, иного решения, являющегося основанием размещения акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, и зарегистрированного отчета об итогах выпуска акций.

Фактически положениями устава могут быть созданы такие правовые основания, когда совет директоров (наблюдательный совет) по целому кругу вопросов, имеющих крайне важное значение для деятельности общества и его акционеров, станет настолько самодостаточным, что сможет реально лишить акционеров права участия в принятии решения по этим вопросам. Это определяется тем, что один и тот же орган принимает решение как об увеличении уставного капитала, так и об условиях этого размещения, что стало возможным благодаря положениям п. 4 ст. 28 ФЗ "Об акционерных обществах". Закон устанавливает, что решением об увеличении уставного капитала общества путем размещения дополнительных акций должны быть определены количество размещаемых дополнительных обыкновенных акций и привилегированных акций каждого типа в пределах количества объявленных акций этой категории (типа), способ размещения, цена размещения дополнительных акций, размещаемых посредством подписки, или порядок ее определения, в том числе цена размещения или порядок определения цены размещения дополнительных акций акционерам, имеющим преимущественное право приобретения размещаемых акций, форма оплаты дополнительных акций, размещаемых посредством подписки, а также могут быть определены иные условия размещения.

Ситуация может усугубиться за счет еще двух моментов, которые требуют отдельного рассмотрения.

Первый момент связан с ограничением, на которое ранее мы уже обращали внимание и которое заключается в том, что совет директоров (наблюдательный совет) не вправе принимать решение об увеличении уставного капитала путем размещения посредством открытой подписки обыкновенных акций (эмиссионных ценных бумаг общества, конвертируемых в обыкновенные акции) более 25% ранее размещенных обыкновенных акций. Однако законодатель никак не связал это ограничение с каким-либо определенным периодом времени. Следовательно, увеличив уставный капитал один раз, совет директоров (наблюдательный совет) может это делать неоднократно, каждый раз соблюдая это ограничение. Даже с учетом максимальных сроков, которые предусмотрены для оформления этих увеличений, регистрации отчетов об итогах выпуска акций и внесения изменений в устав, за год совет директоров (наблюдательный совет) может увеличить уставный капитал почти в 3 раза.

Второй момент связан с ограничениями качественного характера. Как мы уже отмечали ранее, совет директоров (наблюдательный совет) ограничен в размещении обыкновенных акций и эмиссионных ценных бумаг общества, конвертируемых в обыкновенные акции (п. 4 ст. 39 ФЗ "Об акционерных обществах"). Вместе с тем согласно подп. 5 п. 1 ст. 65 ФЗ "Об акционерных обществах" в компетенцию совета директоров может входить вопрос об увеличении уставного капитала общества путем размещения обществом дополнительных акций в пределах количества и категорий (типов) объявленных акций, если уставом общества это отнесено к его компетенции. Как мы видим, речь идет вообще о дополнительных акциях, к которым могут относиться не только объявленные, но и привилегированные акции. В отношении же принятия решения о дополнительном выпуске привилегированных акций совет директоров (наблюдательный совет) связан только общей нормой п. 1 ст. 102 ГК РФ, которая устанавливает, что "доля привилегированных акций в общем объеме уставного капитала акционерного общества не должна превышать 25 процентов". Следовательно, совет директоров (наблюдательный совет) одним своим решением может увеличить уставный капитал посредством открытой подписки за счет выпуска дополнительных обыкновенных акций на 25% от уже размещенных обыкновенных акций и за счет выпуска привилегированных акций на 25% от общего объема уставного капитала. Таким образом, совет директоров (наблюдательный совет) за один раз произведет увеличение уставного капитала на 50%, или в 1,5 раза. Но ситуация может еще более обостриться, если использовать норму закона, которая пока не используется широко в практике акционерных обществ.

Согласно абз. 2 ст. 25 ФЗ "Об акционерных обществах" номинальная стоимость всех обыкновенных акций общества должна быть одинаковой. Напомним, что общество может размещать как обыкновенные, так и привилегированные акции (одного или нескольких типов). Согласно абз. 2 п. 1 ст. 32 ФЗ "Об акционерных обществах" привилегированные акции общества одного типа предоставляют акционерам - их владельцам одинаковый объем прав и имеют одинаковую номинальную стоимость. Однако Закон не содержит требования о том, чтобы номинал привилегированной акции соответствовал (совпадал) с номиналом обыкновенной акции. Следовательно, номинал привилегированной акции может быть равен, меньше или больше номинала акции обыкновенной. Все зависит от того, как это определено в уставе акционерного общества. Например, при учреждении акционерного общества уставный капитал может быть разделен на акции разных категорий с указанием их разных номиналов. Но это можно сделать и для перспективного развития, когда в объявленных акциях указываются обыкновенные и привилегированные акции, а для последних устанавливается иной номинал, нежели чем для обыкновенных. Например, для привилегированных акций номинал определяется в 100 раз меньше, чем для обыкновенных. В этом случае, если в акционерном обществе сформирован уставный капитал в 100 тыс. руб., а на обыкновенные акции приходится 75% уставного капитала, то при номинале обыкновенной акции в 1000 руб. это дает 75 обыкновенных акций. На привилегированные акции приходится 25% уставного капитала, что при номинале привилегированной акции в 10 руб. дает 2500 привилегированных акций. По количеству привилегированные акции превышают обыкновенные акции более чем в 30 раз, но в общем количестве выпущенных акционерным обществом акций обыкновенные составляют менее чем 3%. При нормальном стечении обстоятельств, когда акционерное общество работает прибыльно, вовремя выплачивает дивиденды по привилегированным акциям, никаких сюрпризов не происходит. Но вот, например, на годовом общем собрании акционеров не принято решение о выплате дивидендов (по причине отсутствия чистой прибыли или при решении об этом акционерами, владеющими простым большинством голосов), акционеры - владельцы привилегированных акций имеют право участвовать в общем собрании акционеров с правом голоса по всем вопросам его компетенции, начиная с собрания, следующего за этим годовым собранием. А учитывая, что согласно ст. 59 ФЗ "Об акционерных обществах" голосование на общем собрании акционеров осуществляется по принципу "одна голосующая акция общества - один голос", то количество голосов акционеров - владельцев обыкновенных акций в процентном выражении сразу уменьшается с 75% до 2,2%. Вот такая интересная арифметика.

Наконец, третья группа вопросов компетенции общего собрания акционеров, которые могут быть переданы на решение совета директоров (наблюдательного совета) общества, - вопросы, связанные с приобретением обществом размещенных акций.

Согласно п. 2 ст. 72 ФЗ "Об акционерных обществах" общество, если это предусмотрено его уставом, вправе приобретать размещенные им акции по решению общего собрания акционеров или по решению совета директоров (наблюдательного совета) общества, если в соответствии с уставом общества совету директоров (наблюдательному совету) общества принадлежит право принятия такого решения.

Если выполнены условия, определенные названной статьей, то совет директоров (наблюдательный совет) в решении о приобретении акций должен определить категории (типы) приобретаемых акций, количество приобретаемых обществом акций каждой категории (типа), цену приобретения, форму и срок оплаты, а также срок, в течение которого осуществляется приобретение акций.

При этом необходимо учитывать, что приобретение размещенных обществом акций в целях сокращения их общего количества возможно только по решению общего собрания акционеров об уменьшении уставного капитала общества путем приобретения части размещенных акций и только если это предусмотрено уставом общества (п. 1 ст. 72 ФЗ "Об акционерных обществах").

Продолжая анализировать компетенцию общего собрания акционеров, обратим внимание на подп. 20 ст. 48 ФЗ "Об акционерных обществах", фактически расширяющий перечень вопросов, которые включаются ст. 48 в компетенцию общего собрания акционеров, предусматривая "решение иных вопросов" наряду с перечисленными в статье. Во-первых, этот подпункт свидетельствует о том, что возможны полномочия по решению каких-то вопросов, которые не нашли отражение в ст. 48, посвященной компетенции собрания акционеров. Во-вторых, возникает вопрос: какими полномочиями может быть расширена компетенция общего собрания акционеров?

Ответы на поставленные вопросы очень важны, учитывая положение п. 3 ст. 48 ФЗ "Об акционерных обществах", которым установлено, что общее собрание акционеров не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, не отнесенным к его компетенции указанным Федеральным законом.

Следовательно, компетенция общего собрания акционеров законодательно ограничивается только теми полномочиями, которые зафиксированы в ФЗ "Об акционерных обществах", и не может быть произвольно расширена акционерами или органами управления общества. Фактически можно говорить о том, что ФЗ "Об акционерных обществах" дал исчерпывающий перечень полномочий общего собрания. Однако анализ норм Закона позволяет дополнить перечень таких вопросов.

В соответствии с ФЗ "Об акционерных обществах" общее собрание акционеров принимает решения по следующим вопросам:

* об утверждении договора о слиянии, устава общества, создаваемого в результате слияния, и об утверждении передаточного акта (п. 2 ст. 16);

* об утверждении договора о присоединении и передаточного акта (п. 2 ст. 17);

* о порядке и условиях разделения при реорганизации общества в форме разделения, о создании новых обществ, о порядке конвертации акций реорганизуемого общества в акции создаваемых обществ, об утверждении разделительного баланса (п. 3 ст. 18);

* о порядке и условиях реорганизации общества в форме выделения, о создании нового общества (обществ), о конвертации акций реорганизуемого общества в акции создаваемого общества (распределении акций создаваемого общества среди акционеров реорганизуемого общества, приобретении акций создаваемого общества самим реорганизуемым обществом) и о порядке такой конвертации (распределения, приобретения), об утверждении разделительного баланса (п. 2 ст. 19);

* о порядке и условиях осуществления преобразования, обмена акций общества на вклады участников общества с ограниченной ответственностью или паи членов производственного кооператива (п. 3 ст. 20);

* об уменьшении уставного капитала общества путем погашения акций, поступивших в собственность общества в силу несвоевременной оплаты их учредителем и не реализованных в течение года с даты приобретения (п. 1 ст. 34);

* о размере дивиденда и форме его выплаты по акциям каждой категории (типа) (п. 3 ст. 42);

* о сроке выплаты дивидендов, если он не определен уставом общества, о порядке выплаты дивидендов (п. 4. ст. 42);

* об утверждении внутренних документов общества, регламентирующих порядок принятия общим собранием акционеров решения по порядку ведения общего собрания (п. 5 ст. 49);

* об утверждении количественного состава счетной комиссии (п. 1 ст. 56);

* об установлении размеров вознаграждений и компенсаций членам совета директоров (п. 2 ст. 64);

* о передаче полномочий единоличного исполнительного органа по договору коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему) (п. 1 ст. 69);

* о досрочном прекращении полномочий управляющей организации или управляющего (п. 4 ст. 69);

* о возмещении расходов по подготовке и проведению внеочередного общего собрания акционеров инициаторам его проведения (п. 8 ст. 55);

* об одобрении сделок, на которые уставом общества распространен порядок одобрения, предусмотренный ФЗ "Об акционерных обществах" для крупных сделок (п. 1 ст. 78);

* об освобождении акционера от обязанности, предусмотренной п. 2 ст. 80 ФЗ "Об акционерных обществах" (абз. 2. п. 2 ст. 80);

* об установлении размеров вознаграждений и компенсаций, выплачиваемых членам ревизионной комиссии (п. 1 ст. 85);

* о проведении ревизионной комиссией (ревизором) проверки (ревизии) финансово-хозяйственной деятельности общества как по итогам деятельности общества за год, так и во всякое время (п. 3 ст. 85);

* о расширении перечня документов, которые общество обязано хранить, обеспечивать к ним доступ акционеров и по их требованию предоставлять им копии за плату (ст. 89).

Следовательно, перечисленные в ст. 48 ФЗ "Об акционерных обществах" вопросы, составляющие исключительную компетенцию общего собрания акционеров, нельзя считать исчерпывающим. Таким образом, можно сделать вывод о существовании феномена скрытой исключительной компетенции общего собрания акционеров, которая реально формируется отдельными нормами закона, регулирующими конкретные вопросы. Это важно иметь в виду при разработке устава акционерного общества и определении компетенции общего собрания акционеров, поскольку игнорирование вопросов, входящих в так называемую скрытую исключительную компетенцию, не только провоцирует нарушение процедуры принятия решения по ним, но и сужает объем полномочий общего собрания акционеров.

 

Виды общих собраний акционеров

 

Анализ норм закона дает возможность классифицировать общие собрания акционеров по двум признакам - периодичности проведения и форме проведения.

По периодичности проведения общие собрания акционеров могут быть двух видов: а) годовые и б) внеочередные.

По форме проведения общие собрания акционеров могут быть также двух видов: а) проводимые в форме совместного присутствия акционеров для обсуждения вопросов повестки дня и принятия решений по вопросам, поставленным на голосование, и б) проводимые в форме заочного голосования.

Годовое общее собрание акционеров проводится один раз в год в сроки, устанавливаемые уставом общества, но не ранее чем через два месяца и не позднее чем через шесть месяцев после окончания финансового года общества.

В ФЗ "Об акционерных обществах" (ст. 47) определен круг вопросов, рассмотрение которых на годовом общем собрании обязательно:

* избрание совета директоров (наблюдательного совета) общества;

* избрание ревизионной комиссии (ревизора) общества;

* утверждение аудитора общества;

* утверждение годового отчета общества, годовой бухгалтерской отчетности, в том числе отчетов о прибылях и убытках (счетов прибылей и убытков) общества, а также распределение прибыли, в том числе выплата (объявление) дивидендов, и убытков общества по результатам финансового года (подп. 11 п. 1 ст. 48).

Перечисленные вопросы, обязательные для рассмотрения на годовом общем собрании акционеров, могут, однако, рассматриваться и на внеочередных собраниях, что можно объяснить объективными причинами. ФЗ "Об акционерных обществах" предусматривает такие случаи и определяет порядок действий. Так, согласно п. 2 ст. 68 ФЗ "Об акционерных обществах" в случае, когда количество членов со