20677

Классический позитивизм и эмпириокритицизм в истории философии

Реферат

Логика и философия

Таким образом по мнению позитивистов право на истинность получает знание сообщаемое исключительно наукой а единственными методами познания выступают естественнонаучный инструментарий. Историю обществоведение по его мнению следует обогатить точными методами и экспериментами. По мере смены этих форм господства по мнению СенСимона происходит смена форм мировоззрения: для феодализма характерно религиозное для индустриализма – научное воззрение на мир. По его мнению научная социология или социальная физика должна стать единственным...

Русский

2013-07-31

100.5 KB

9 чел.

Классический позитивизм и эмпириокритицизм в истории философии.

Позитивизм - течение в научной и философской мысли XIX– XX вв., обосновывающий фундаментальное и главенствующее значение лишь того знания, которое основано на опыте и предоставляет конкретные данные, доступно проверке научными методами и практически эффективно, то есть позитивно. Представители данного течения утверждают, что существовать должен только такой тип познания, который будет удовлетворять «научным» критериям, прочие же элементы  философии, культуры, и даже естествознания необходимо подвергнуть критике с целью избавления от «несостоятельных»  категорий и концепций. По этой причине позитивисты не соглашались с абстрактно-метафизической традицией «старой» философии. В особенности первые представители считали философскую метафизику, хотя и необходимой формой духовной деятельности в истории человечества, но неизбежно уходящей в прошлое под натиском нового научного мировоззрения, стремящегося дать чёткое реально-практическое знание о мире.

Таким образом, по мнению позитивистов, право на истинность получает знание сообщаемое исключительно наукой, а единственными методами познания выступают естественнонаучный инструментарий. Выдвигается принцип, что при помощи эмпирических и рациональнокаузальных (каузальный – причинный) приёмов науки можно объяснить всё, в том числе, бытие человека и общества, решить социальные проблемы, рассмотрев их как «естественнонаучную» проблематику.

Классический позитивизм возникает в 10–20-е годы 19 в. и связан с именами таких ученых, как Сен-Симон, Конт, Спенсер, Милль.

Клод-Анри де Рувруа, граф Сен-Симон (1760–1825), французский мыслитель, считается предшественником научного социализма и коммунизма. Основные труды: «О реорганизации европейского общества», «Индустрия» (1817), «Организатор» (1819-1820), «Индустриальная система» (1821-1822), «Катехизис промышленников» (1823-1824) и «Новое христианство».

Сен-Симон одним из первых ставит вопрос о необходимости «позитивного характера» всякого научного исследования в человеческой деятельности. Историю, обществоведение, по его мнению, следует обогатить точными методами и экспериментами. В свою очередь, подобные «положительные» данные о социуме и человеке должны войти, как в систему образования, так и стать базисом для всякого отдельного социального и политического рассуждения.

Основным «позитивным» постулатом исторических исследований учёного являлось требование о провидение  анализа современного общественного состояния посредством прослеживания факторов взаимодействия и соотношения сил, относящихся к прошлому, и тенденций, направленных в будущее. Итогом подобной методики становиться утверждение Сен-Симона о том, что «решающий» исторический спор выражен в столкновении феодализма, относящегося к прошлому и все еще сохраняющегося в настоящем, и индустриализма, с которым связан социальный прогресс, движение в будущее. Их различие кроется в форме господства. Феодализм есть господство военизированной касты властителей вкупе с духовенством, цель которых завоевание. Индустриализм – это власть продуктивного класса («индустриалов»), направленного на производство. По мере смены этих форм господства, по мнению Сен-Симона, происходит смена форм мировоззрения: для феодализма характерно религиозное, для индустриализма – научное воззрение на мир.

Переход от одной эпохи к другой связан с глубоким кризисом существующих порядков, что находит выражение во все более масштабных и разрушительных войнах и революциях. Суть кризиса заключена в сохранении ведущей политической роли в обществе, прежних, связанных с феодальным господством классов и сословий. Это приводит к возникновению в обществе резкой полярности,  чреватой взрывом. Существующий мир Сен-Симон называет «перевернутым», а революционность «индустриалов» в этих условиях исторически неизбежной.

Подобную революционность должна наполнить новая «позитивная» идеология. Идеология индустриального класса должна принять систематически разработанную научную форму, превратиться в «позитивную науку» и обрести практическое дополнение в системе, которая с помощью разума будет регулировать отношения людей в трудные переходные времена. Основными принципами этой идеологии должны стать - равенство, свобода, прогресс, любовь к человеку и человечеству.

Огюст Конт (1798-1857), французский мыслитель позитивист, ученик и последователь Сен-Симона (в годы зрелого творчества Конт стал оппонентом Сен-Симона). Главные произведения: «Курс позитивной философии» (6 томов; 1830 по 1854). «Система позитивной политики» (или «Трактат по социологии»). «Позитивистский катехизис, или Суммарная экспозиция универсальной религии» (1852) и т.д.

К особым заслугам Конта относят доказательство самостоятельности и уникальности социальных процессов и, соответственно, основании социологии, как самостоятельной науки. Именно Огюст Конт ввел в научный обиход термин «социология». Он считал, что  в иерархии наук социология занимает высшую ступень, а затем, по мере убывания сложности, следуют биология, химия, физика, астрономия. Под социологией учёный подразумевал самостоятельное научное исследование общества с помощью целой системы «позитивных наук», которые должны преодолеть «фантастические» «выдуманные» конструкции теологии и метафизики. По его мнению, научная социология или «социальная физика» должна стать единственным прочным фундаментом для реорганизации общества и преодоления социальных и политических кризисов.

Так как в науках Конт выдвигал на первое место позитивное знание, которое мы можем проверить опытом и рационально применить, то и в социологии он указывает на приоритет социально-исторической практики над теоретизацией. Выступая против философской метафизики и спекуляции, он призывает к необходимому разрыву со «старой» философией, как «бесполезным» умозаключением. Поэтому в социальных исследованиях, согласно Конту, не следует преувеличивать значение выдвигаемых «человеческим умом» понятий и концепций. При этом Конт не отрицает значение теории для познания мира. По его мнению, цель науки заключена в исследовании законов, которые позволяют нам предвидеть события и направлять соответствующим образом социальную деятельность в воздействии человеком на природу. Философ стремился избежать упрощения теоретического познания до ограниченного технического конструирования знания и простого констатирования фактов. Истинная наука для Конта состоит из законов, которые фактами лишь контролируются. Именно законы, по его мнению, устанавливают и санкционируют факты. Таким образом, учёный выступил против теоретизации оторванной от практической действительности и направленной на поиск метафизических сущностей и последних причин, отрицал любой научный поиск, полезность которого неочевидна. Но также он не соглашался с вульгарным эмпиризмом, исследованиями в духе узкой специализации, и чрезмерным использованием расчетов.

По мнению Конта, как физика устанавливает законы природных феноменов, так и социология посредством наблюдения и рассуждения устанавливает законы общественных феноменов. К установлению социальных законов можно прийти тремя путями: через наблюдение, эксперимент и сравнительный метод. Также Конт построил «позитивную» схему социологии, которая изучает общественные системы на двух уровнях и выглядит следующим образом: на одном исследуются условия их существования, законы функционирования одинаковые для общества любой эпохи – социальная статика. Сюда, например, относятся общительность человека вообще, семейные отношения, разделение труда. Основной закон социальной статики — связь разных аспектов жизни, например, «политическое устройство неотделимо от экономических и культурных факторов». В целом социальная статика исследует условия общественного порядка. На другом уровне изучаются тенденции, главные направления, последовательность ступеней общественного развития – социальная динамика. Социальная динамика изучает законы развития общества, его прогресса главные из которых — закон трех стадий и закон прогресса.

По мнению Конта, новая позитивная социальная наука, построенная на «знании» законов, должна обладать революционно-преобразующим воздействием на общество и индивидов. Поэтому социология, включающая в себя в качестве важнейшей части позитивную науку о политике, должна не измышлять идеальные проекты «совершенного общественного порядка», а работать над осмыслением действительного общества, его реалий, исторически достигнутого, наполненного противоречиями уровня развития. Именно конкретное состояние цивилизации определяет всю социальную структуру, то есть предаёт цели формам социальной деятельности, и вызывает к жизни общественные силы, которые её (деятельность) направляют. При этом политическая система не может рассматриваться, как независимая от других общественных факторов, и подменять собой силы общества. Политика должна черпать свои силы из общества, если она не хочет быть приговоренной к бездействию. (Но Конт, хотя и признавал обратное влияние общественных отношений на культуру, считал её (культуру) первичной, а социальные отношения – вторичными).

При всём «позитивном» настроение Конт выступает против математизации социологии. Он пытается рассматривать общество по аналогии с организмом. По мнению Конта, подобная аналогия позволяет нам понять, что части общества равнонеобходимы и выполняют свои специфические функции, соответствующие их предназначению в целостном «организме общества». Но при этом Конт не пытается свести социологию к биологическим закономерностям, как это сделает Г. Спенсер, или упростить до психологии. В этом нет необходимости и правомерности, так как люди живут в обществе по причине того, что оно составляет часть их социальной природы. Люди изначально социальны, и нет никакой потребности в создании «общественного договора» Руссо.

Следствием социального «позитивизма» Конта, например, становиться учение о стадиях развития истории человечества. Конт, выделив в истории в качестве главной движущей силы развитие человеческого духа, познавательной деятельности, указывает на три формы общественной истории: 1) теологическая, или фиктивная (здесь фиксируется преобладание военной силы, например, на стадии феодализма), 2) метафизическая, или абстрактная (примером служит протестантская реформа), и 3) научная, или позитивная системы (индустриальное общество). Следует отметить, что эти три стадии соответствуют не только истории человечества в учении Конта, но и распространяются на формирование основных понятий, категорий. Отсюда Конт выделил три соответствующих типа философии в обобщении феноменов и взаимоисключающих друг друга. Также Конт утверждал, что эти стадии проходит каждый отдельный человек. Каждый из нас — теолог в детстве, метафизик в юности и физик в зрелости.

На первой стадии, согласно Конту, человеческий дух стремится познать «внутреннюю природу сущего», но не в силах этого сделать, поэтому изобретает «сверхприродные» силы и придает им характер действительных. На метафизической стадии (а она есть своего рода модификация первой стадии) также изобретаются сверхприродные сущности, но теперь им придается чисто абстрактный характер. Абстрактные сущности в свою очередь интерпретируются как нечто реальное и самостоятельное, причем любому феномену считается необходимым поставить в соответствие метафизическую сущность. «Позитивная философия» есть «истинно всеобщая система», в рамках которой можно объяснить феномены природы. Она понуждает нас принять к сведению, что все феномены природы подчиняются природным законам и законы эти носят неизменный характер. Позитивная философия делает ясным: цель научных устремлений в том и состоит, чтобы открыть такие законы, сделать их точными и по возможности свести к немногим основным законам. Конт полагает, что наука и культура человечества (в его время) уже вступили на путь позитивной науки, но достижение человечеством третьей стадии еще остается делом будущего.

Позитивную науку и ее внедрение в человеческое знание, воздействие на человеческую жизнь Конт считает мерилом прогресса человеческого духа. Прогресс же состоит в том, что дух постепенно освобождается от фикций, абстракций, спекуляций, приближается к освоению огромного массива фактических, опытных данных, чему служит разделение труда в науке. В результате же наблюдения, восприятия, представления, эксперименты становятся все более рациональными. По его мнению, именно позитивная философия должна вести к преодолению интеллектуальной анархии, характерной для современного общества. Он говорил «Давайте, не ввязываясь в ненужные дебаты, поставим позитивную философию в такое положение, чтобы она взяла на себя активную роль. Давайте же, завершая начатую Бэконом, Декартом и Галилеем гигантскую духовную работу, создадим систему всеобщих идей, которая в определенное время окажется для человеческого рода столь значимой, что революционный кризис, который ожидает цивилизованные народы, будет преодолен». Философия же это не совокупность наук. В её задачи входит  «точное определение духа каждой из них, открытие их связей и отношений, суммирование принципов в соответствии с позитивным методом». Таким образом, философия в творчестве Конта, сведена к методологии наук и логике. Она «истинно рациональное средство, делающее очевидными логические законы человеческого духа».

Джон Стюарт Милль (1806–1873) английский позитивист. Основные труды: «Система логики» (1843). «О свободе» (1859). «Утилитаризм» (1863). «Исследование философии сэра У. Гамильтона» (1865). «О. Конт и позитивизм» (1865). «Об угнетении женщин» (1869).

Милль известен своей «самостоятельной» разработкой основных положений феноменалистской теории познания. В этой области он стал продолжателем традиции классического британского эмпиризма. Для Милля были неприемлемы априоризм (внеопытность) в любой его возможной форме, ссылки на самоочевидность данных сознания. Цель философа – усовершенствование эмпиризма с учетом фактора развития научного знания и его логической обработки.

В центр эмпирических феноменолистических взглядов Милля была поставлена проблема соотношения материи и сознания. Здесь он выступил против тезиса о дуализме двух субстанций, природной и духовной. Материю и сознание учёный представил как сочетание ощущений. Материя, по его мнению, является «постоянной возможностью ощущений», а физические телакомплексы «одновременных возможностей ощущений». При этом в учении Милля именно «возможные ощущения» играют большую роль, нежели действительные ощущения в настоящем. Подобным подходом, выдвигающим на первое место в построение картины мира ощущения (сенсуализм),  Милль лишил субстанциальности и материю и сознание, то есть поставил их в зависимость от ощущений, определил их чувством. Поэтому, учёный также считал заблуждением приписывание феноменам качества субстанциональности, так как сознание, по его мнению, есть  предрасположенность испытывать и переживать ощущения. И феномен, таким образом, это лишь сумма наших ощущений, но не сам объект. По мнению Милля, человеческому уму присуща способность предвидения и ожидания будущих ощущений, что приводит к возникновению в нём представления о возможных ощущениях, которые вступают в различные ассоциативные комбинации, комплексы – собственно явления (феномены). Между комплексами ощущений складываются отношения взаимной зависимости. Например, организованные в комплекс ощущения, составляющие сознание, оказываются зависимыми от комплекса ощущений, составляющих тело, и наоборот. Именно законы психологической ассоциации вносят организованность в наши ощущения, и придают основу феноменам.

Главным средством организации феноменального опыта для Милля выступает язык. Именно в языке осуществляется классификация всех явлений, отнесение их к тем или иным видам. Семантическая теория Милля, обращённая к поиску смысла слов, включала эмпирическую теорию значения имён или «знаков». Центральным пунктом этой теории становиться различие коннотации (соозначения) и денотации (означения) имен (говоря более простым языком, различие общего смысла и конкретного значения). В первом случае имеется в виду указание на совокупность свойств именуемого предмета, во втором – указание на сам предмет, обозначаемый именем, языковым знаком.

Коннотативные имена прямо обозначают свой предмет и косвенно указывают на его свойства. Таково, например, слово «человек», обозначающее неограниченное число индивидов, составляющих класс, для которого оно служит конкретным общим именем. Такое имя дается членам этого класса в силу наличия у них общих свойств (телесность, жизнь, наличие разума и другие). Неконнотативные имена либо обозначают только предмет, либо указывают только на свойства. Например, Англия обозначает лишь отдельный предмет, или белизна означает только свойство. Но, например, «бел» охватывает целый класс предметов от мела до снега, поэтому «соозначает» свойство белизны в ряде предметов и потому относиться к коннотативным именам. Значение имен, согласно Миллю, заключается именно в том, что они соозначают. Поэтому грамматические имена собственные не имеют значения, ибо не указывают ни на какие свойства. Такие имена суть просто знаки, дающие возможность выразить обозначаемые ими предметы в языке, или же метки, вызывающие образы того, что обозначается.

Концепция Милля также объясняет функционирование слов, которые не обозначают никаких реальных объектов, но которые, тем не менее, определяются по совокупности свойств, например, "кентавр" или "грифон". За всем этим скрывается и общефилософская проблема поисков значения широких философских абстракций и обобщений, вызывавших недоверие у философов эмпиристов. По мнению Милля, эти заблуждения и недоразумения философского характера порождаются неправильным использованием языковых средств. Он обращал внимание на многозначность различных слов, прежде всего, связки "есть", которая должна устраняться из научного языка.

Говоря о логике наших суждений, по которой он понимал доказательство и корректное выведение одних положений из других, Миль указывает на то, что все, что может быть предметом согласия или несогласия, должно принять форму «утверждения» и быть выражено во фразе: всякая истина и всякая ошибка кроется в предложениях. Проблема большинства логических суждений проистекает из феноменологичности нашего знания, построенного на чувственном опыте. В опыте мы наблюдаем единичные случаи и пытаемся их обобщить, делая вывод по цепочке «от одного частного к другому частному». Поэтому общее утверждение, по сути, приём сознания для сохранения в памяти частных случаев. Все наши истины опытны по природе, включая дедуктивные выводы геометрии. Отсюда следует, что дедуктивные, или доказательные науки все без исключения являются науками индуктивными, очевидность которых заключена в опыте. При этом само по себе суждение, оторванное от опыта, бесплодно, то есть не увеличивает наших знаний и может привести  нас к поспешным выводам, не отражающим общей сути происходящего. Например, что если кто-то один смертен, то через этот частный случай мы делаем вывод о том, что смертны абсолютно все.

Основу учения Милля о научном методе составляет его теория индукции, которую он определял как «ментальную операцию вывода из знания об одном или многих случаях знания обо всех подобных, в определённых аспектах, случаях» (или «обобщение выводов»). Одним из основных проблем для Милля здесь становится вопрос о том, как мы можем обосновать свое знание, согласно которому свойственное ограниченному числу определенных явлений присуще и всем явлениям подобного рода. В чём состоит гарантия, что вывод из опыта является верным. По его мнению, подобным гарантом выступает единообразие природного процесса, которое выражено в формулах «каждое событие зависит от некоторого закона» и «для каждого события есть некоторая комбинация предметов или событий». Предметно конкретно этот принцип выражается в таких установках как «вселенной управляют законы», «будущее похоже на прошлое». Но подобные выводы для нас не априорны, а построены на основе предыдущих обобщений. Самые первые законы были открыты сами по себе, то есть через опыт, который даже ещё не был зафиксирован в языковой форме (например, огонь обжигает). В этом  опыте мы непросто переходим от прошлого к будущему, а из известного выводим неизвестное, «из наблюдаемого ненаблюдаемое», то есть из воспринятого и осознанного идём в сферу того, что ещё не вошло в наш опыт.

Он критически относился к «полной» индукции, которая не может быть положена в основание науки. Поэтому, по его мнению, приходится опираться на «несовершенную» индукцию, которая представляет собой подлинный вывод от частного к общему, то есть дает приращение информации. Подобная индукция является методом экспериментирования, открытия нового знания, движения от известного к неизвестному. В её основе – неявно принимаемый принцип единообразия процессов природы, утверждающий, что все происходит в соответствии с общими законами. Хотя данный принцип и недоказуем рациональными средствами, составляя одно из наших главных убеждений, он, подобно любым другим научным принципам, имеет индуктивное происхождение.

Милль усовершенствовал приемы бэконовской индукции и выделил четыре основных метода: 1) метод единственного сходства – если в двух или более случаях какое-либо явление связано с рядом повторяющихся обстоятельств, то эти обстоятельства суть или причины, или следствия данного явления. 2) метод единственного различия – если , напротив, некоторое явление W не повторяется в отсутствие определенного обстоятельства А, то явление W зависит от обстоятельства  А. 3) объединенный метод сходства и различия или метод остатков – если  W зависит от А = А1, А2 , А3, то через установление степени зависимости от А1 и А2 остается определись меру зависимости от А3; 4) метод сопутствующих изменений – если явление W изменяется, когда изменяется явление U, причем усиление и ослабление W наступает при усилении и ослаблении U, то W зависит от U.

С учением об индукции у Милля тесно связанно и рассмотрение теории причинности, которая предполагает принцип единообразия или законосообразности природы, то есть наличие причинно-следственных  связей во всём сущем. При этом Милль признавал, что у нас есть взятое из обыденного опыта, а не врожденное и не априорное представление о причинности, которое уточняется в процессе научного исследования.

Причинность он рассматривает как прочную ассоциативную связь ощущений, как устойчивую последовательность явлений, предоставляющую возможность предсказания будущих событий, в том числе и поведения на основе знания человеческих характеров и мотивов. Причинно-следственные отношения складываются между комплексами возможных ощущений, поэтому причина определяется как совокупность явлений или их необходимых условий, предшествующих некоторому данному явлению.  Также он отмечает, что «если неизменная последовательность и существует когда-либо между последующим и предшествующими фактами, то весьма редко. Обыкновенно она бывает между последующим фактом и суммою нескольких предшествующих. Совокупность их требуется для произведения последующего акта, т.е. для того чтобы он непременно за ними следовал... Определение причины неполно, пока мы не введем в него, в том или другом виде, всех условий». В известном смысле для Милля причиной некоторого явления оказывается совокупность всех явлений в мире. По его мнению, основываясь на своих субъективных установках, мы обычно выбираем определенные предшествующие явления, например, смежные в пространстве и во времени с явлением, причину которого мы ищем. Он отмечал, «что даже при допущении, что действие может начаться одновременно с его причиной, принятый взгляд на отношение причины к следствию практически отнюдь не подрывается. Необходима ли последовательность причины и ее действий или нет, начало явления есть то, что предполагает причину, и связь причины со следствием есть закон последовательности явлений». Согласно Миллю, возможность предвидения человеческого поведения на основе знания причин не препятствует проявлению свободной воли. Из его концепции причинности отнюдь не вытекает жесткий, однозначный детерминизм. Свобода в этом контексте оказывается способностью воли человека к самодетерминации.

Герберт Спенсер (1820 – 1903) – английский ученый и позитивист. Его основной целью стало создание «синтетической философии», объединяющей данные всех наук и формулирующей их общие закономерности. Основные труды: «Основные начала», «Основания психологии», «Основания биологии» и «Основания социологии».

Новая научная философия, в понимании Спенсера, обязана заниматься феноменами, имеющими чувственный характер и быть способными к систематизации, а не абстрактными метафизическими объектами. Метафизические феномены обусловлены нашими познавательными способностями, но они являются проявлениями в нашем сознании бесконечного, безусловного, не данного в познавательном опыте. Наличие непознаваемого свидетельствует для Спенсера, что первые причины всего происходящего недоступны интеллекту. Он отмечал, что, несмотря на научный прогресс, наши объяснения того, что объяснимо, показывают наглядно непостижимость того, что остается «за гранью». Мы постоянно отмечаем непрерывные изменения, ни начала, ни конца которых нельзя обнаружить. Поэтому мы можем только констатировать непознаваемость бытия «в его последней сущности». Всегда остается нечто недоступное для объяснения, поэтому последняя реальность непознаваема. В этом наука схожа с религией, которая признаёт «таинственность» истины мироздания и не отрицает существование абсолютного и безусловного, по отношению к которому наши знания относительны. Отличие науки от религии состоит в том, что если религия стремиться сохранить «тайну», то наука направлена на то, чтобы «всё дальше расширять познание относительного». Отличие выражено и в том, что религия ошибается «представляет себя как позитивное познание непознаваемого», заблуждение науки же это попытка «включить непознаваемое в позитивное познание».

По мнению Спенсера, в любом познавательном процессе мы имеем дело с отношениями между явлениями, за которыми лежит нечто безотносительное, поэтому человеческому познанию доступно лишь проводить наблюдение за объектом и описывать его состояния. Исходя из позиций агностицизма в оценке познавательных способностей, Спенсер указывает на то, что научное познание является «процедурой выделения сходных признаков явлений и отбрасывания несходных». Это позволят ему призывать не только строить науку на основах эмпиризма, но и отказаться от старой философии, считая, что она, построена на метафизических измышлениях и предоставляет данные, истинность которых не подлежит проверке и недоказуема для человеческого интеллекта в его практической деятельности. Взамен он предлагает новое видение философского изучения бытия, которое должно выстраиваться на основе данных естественных наук и пытаться установить общие черты в раздробленном знании. Спенсер определил новую философию как «познание на ступени максимального обобщения». В её задачи он включил обобщение фундаментальных принципов частных наук, «по примеру того, как боле общие науки консолидируют в себе более узкие данные собственных подразделов». Таким образом, философия должна стать «финальным продуктом» процесса, ведущего связи между грубыми наблюдениями к разработке всё более широких положений, отдельных от фактов, вплоть до универсальных суждений. Философия, как «сверх наука», должна начать с наиболее общих принципов, к которым пришла наука. Разница между подходом философии и науки, по Спенсеру, чисто количественная, зависящая от степени обобщения ими феноменальных данных.

Все знание Спенсер делил: 1) знание необъединенное - в основном, обыденное знание. 2)знание частично объединенное - знание научное, которое расширяет и систематизирует факты обыденного опыта и служит средством приспособления человека к внешней среде. 3) философское знание, которое является полностью объединенным знанием. Философия в свою очередь подразделяется на общую философию и философию специальную. Первая призвана прояснять главные понятия, т. е. осуществлять концептуальный анализ. Вторая согласует эти понятия с опытными данными разных предметных областей, т. е. интерпретирует их.

Одним из таких универсальных «философских» законов в учение Спенсера становиться представление о всеобщем эволюционном процессе. Согласно мнению учёного, наиболее общими принципами науки являются неуничтожимость матери, непрерывность движения, силовое сопротивление. Эти принципы, в свою очередь, можно объединить в одно «философское» положение «о непрерывности перераспределения материи и движения». Данный принцип Спенсер берёт за основу формулы всеобщей эволюции, которая звучит следующим образом: «Эволюция есть интеграция материи и сопутствующее этому рассеивание движения, в процессе чего материя переходит из состояния относительной неопределенности, несвязанной однородности – к относительно определенной согласованной разнородности; и при этом сохранившееся движение испытывает параллельную трансформацию». Основными характеристиками эволюции становиться: а) переход от мене связанной формы к боле связанной (усиление  внутренней организации объекта). б) переход от однородности к неоднородности (усложнение и дифференциация структуры). в) переход от определённого к неопределённому.  Процесс эволюции направлен в сторону достижения равновесия сил. Прогресс как таковой предполагает всеобщую дифференциацию, усиление структурной организованности. Но затем наступает новая стадия нарушения равновесия. Таким образом, получается, что эволюционный процесс отнюдь не всегда прогрессивен и разнонаправлен, что, однако, не отменяет преобладания тенденции к восстановлению равновесия. В эволюции неразрывно сочетаются процессы, как интеграции вещества, так дезинтеграции, которые сменяют друг друга, позволяя тем самым появляться новым качествам.

Эволюционный принцип Спенсер распространил на все формы бытия начиная от астрономических и заканчивая социальными. Следует отметить, что термин эволюция Спенсер начинает разрабатывать раньше, чем Чарльз Дарвин. Герберт Спенсер на несколько лет раньше опубликовал свою собственную теорию биологической эволюции. Работы Спенсера «Гипотеза развития» (1852) и «Основания психологии» (1855), рассматривающие эволюционную теорию, были опубликованы раньше чем «Происхождение видов» (1859) Дарвина. Выход работы Дарвина Спенсер воспринял как подтверждение своих эволюционных выводов, хотя и не соглашался с рядом позиций дарвиновской теории.

Основателями эмпириокритицизма, или «второго позитивизма», признаны Рихард Авенариус (1843-1896) и Эрнст Мах. Само понятие эмпириокритицизм в научный оборот вводит швейцарский философ Рихард Авенариус. Его перу принадлежат такие работы, как: «Философия как мышление о мире по принципу наименьшей меры сил» (1876), «Критика чистого опыта» (1888 – 1890), «Человеческое понятие о мире» (1891). Но по-настоящему популярным это направление в позитивизме становиться благодаря Эрнсту Маху. Более того, эмпириокритицизм в научной литературе называют «махизмом» в честь австрийского мыслителя.

Эрнст Мах (1838-1916) австрийский математик, физик, философ, именно благодаря его научной деятельности эмпириокритицизм приобретает популярность. В естественнонаучной практике профессор математики и физики Э. Мах достиг весьма значительных результатов. «Число Маха» используется в аэродинамике. Его отказ в механике от абсолютных пространства, времени и движения, характерных для механики Ньютона, и попытка обосновать постулат о том, что движения тел могут быть определены лишь относительно других тел («принципа относительности Маха») повлияли на формирование теории относительности Эйнштейна.

Основные работы: «Анализ ощущения и отношение физического к психическому» (1908), «Популярно-научные очерки» (1909), «Принцип сохранения работы. История и корень его» (1908), «Познание и заблуждение. Очерки по психологии исследования» (1909), «Механика. Историко-критический очерк ее развития» (1909).

Эмпириокритицизм во многом продолжил традиции классического позитивизма в понимании отношения науки и философии. Но если первая волна позитивизма призывала к простому избавлению от метафизики, путём её замены на «научную классификационную философию», то «второй позитивизм» попытался уничтожить гносеологические, познавательные корни метафизики и их элементы в научном рассуждении, тем самым избавить человечество от «болезни метафизического философствования», метафизических заблуждений навсегда. Главным  способом по «уничтожению метафизики», «метафизического хлама», эмпириокритицисты видели в возможности обобщить практику научного познания посредством тех положительных эффективных методов, которые были выработаны в ходе исторического развития наук, и тем самым обеспечить достоверность научных утверждений. Для этого представители данного течения стремились подробно проследить путь получения результатов в истории науки, чтобы полностью избавить «положительное» мышление от метафизических сомнений, стремлений не к действительному, а абсолютному знанию. Предлагалось выявление в философии и науке данных, не основанных на опыте, и, так называемых, «скачков мысли», то есть логических пробелов, необоснованных допущений в рассуждениях, недопустимых для позитивной науки. Таким образом, эмпириокритицисты стремились к получению «чистого опыта» через  критический пересмотр всей эмпирики, всех истин независимо от их материалистического или идеалистического «происхождения». Отсюда и проистекает термин «эмпириокритицизм» - критика опыта, заражённого метафизикой, по определению Авенариуса. Представители этого научного направления стремились преодолеть метафизичность через возвращение к опыту, который обладал бы свойством «надпартийности» и не подлежал трактовкам материализма или идеализма. Эмпириокритицисты вели поиск некоей изначальной целостности, «нейтральной» по отношению как к онтологической оппозиции идеального и материального начал, так и к познавательной оппозиции субъективного и объективного. Это изначальное «нейтральное» единство, лежащее в истоках познавательного процесса, заняло в концепции эмпириокритиков место прежнего «духа» идеалистической метафизики. Поэтому сам Мах открыто характеризовал собственную позицию как «теоретико-познавательный идеализм».  Но под идеями он не подразумевал «платоновские» самостоятельные сущности. Избавляясь от духа метафизики, Мах под идеей понимал только содержательную сторону знания, то есть говорил о идеях человека и идеальности нашего сознания, построенного на «земных» принципах. (Интересно, что позитивное обращение к феномену человеческого сознания выдвинула на первое место в махизме биологию, как науку лежащую в основе всей сознательно-поведенческой деятельности  человека.)

Конкретно метод критического опыта Маха и Авенариуса заключался в детальном разборе всего познавательного процесса, посредством общепринятых норм позитивной опытной науки, «отчищенных» от стремления к универсальным объяснениям, основанных на внеопытных положениях.  То есть, любая теория познания должна являться адекватным и объективным описанием научного мышления.

Незыблемыми, априорными, в позитивной концепции махизма оставались положения о том, что всякое познание начинается с ощущений, и эмпирическое, по сути, это только чувственный опыт. И основу научного знания составляют не факты, а наши восприятия (ощущения). Наука, отмечал Мах, возникает всегда как процесс адаптации идей к определённой сфере опыта. Конкретные же данные, по сути, знаки, запечатлевающие наши чувства. Далее, выдвигалось требование, что в познавательном процессе недопустимы «скачки», бессвязные качественные изменения в движении мысли, построении аргументации. В работах Маха и его сторонников подобный «инцидент» запрещался «фундаментальным» законом развития знания – законом «экономии мышления», основанного на принципе непрерывности. С точки зрения эмпириокритицистов, не существует принципиальной разницы между чувственным и рациональным уровнем познания, и любое понятие это лишь общее представление об объекте. Никаких ступеней в этом непрерывном познавательном процессе быть не должно, и потому понятия отличаются от представлений только большей общностью и иной функцией в организации опыта, так как границы между раздражимостью, ощущением, восприятием, представлением и понятием весьма условны.

Действие закона «экономии мышления» и его основания Мах и Авенариус объясняли следующим образом. Исходя из биологической картины мира, где организм играет центральную роль, учёный расценивает восприятия как нечто большее, нежели совокупность данных, имеющих внешний источник. Каждый этап отражения мира человеком зависит от предшествующего, и познание – это подведение чувственных восприятий под уже образованное ранее общее понятие. Подобный механизм необходим для экономии (экономия жизненных сил один из основных законов живого мира) потому, что для подведения нового под старое требуется меньше усилий, чем для формирования изначального представления. Однако «экономия» может обернуться расточительством. Например, совокупность признаков АВР можно принять за уже знакомую совокупность ABC, и, следовательно, новому комплексу может быть приписано то, что ему не присуще. Но это может быть удобно до тех пор, пока мы не замечаем ошибки, пока не обнаруживаются признаки, мешающие привычной операции подведения нового под старое. Тогда логическое противоречие в рассуждении вызывает напрасную трату сил. Последовательность мысли, напротив, «экономна», поэтому подталкивает нас стремиться к «экономии», очищая опыт. Процесс познания, таким образом, предстаёт как прогрессивная адаптация к среде, в которой познающий субъект пытается достичь «экономии сил». И наибольшего эффекта в подобном стремление он достигает на уровне адекватного «чистого» опыта, лишённого метафизичности.

Избавление от ошибки проходит в несколько стадий: 1) дифференциация используемого общего понятия. Здесь, на основе анализа опыта, создаётся системы понятий, различающихся по степени общности. 2) приближение его к новому опыту. 3) очистка опыта. Наиболее общее понятие системы –«последнее понятие», или «центральное представление». Оно незаметно, поскольку используется чаще всего. В качестве такого понятия выступает «бытие», которое есть не результат метафизического размышления, а, как и любое знание, вариация ощущения. Это понятие связано со всем, поэтому является всеобщим предрассудком. Оно не обладает никаким определенным фиксированным смыслом и в содержательном отношении «пусто». Но, при этом, сопровождает всякую мысль и неустранимо, и сохраняется даже после очищения мысли от всех содержательных предпосылок.  «Бытие» невозможно определить, так как нет фиксированных содержанием характеристик этого понятия.  Далее, все, что только стремиться стать известным, как бы оно ни отличалось от уже известного, опять же есть «бытие». Поэтому единственное «свойство» бытия – «простое наличие». Следовательно, общее понятие мира – «абсолютный предрассудок».


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

75074. Сказка – ложь, да в ней намёк… 66.5 KB
  Понятие сказки виды сказок. Читая сказки сравнивая их мы можем понять о чём намекают сказки и какова главная мысль сказок. Исследовать сказки разных видов и сравнить их. Основная часть Понятие сказки Сказка – один из основных видов народного устного повествования с фантастическим вымыслом.
75075. Великие преобразования России в XVIII веке 74.5 KB
  Цель: закрепление знания учащихся по разделу «Великие преобразования России в XVIII веке». Задачи Образовательные: воспроизвести и осмыслить основной материал по изученному разделу, имена и дела видных людей XVIII века.
75076. Курить или не курить? 92.5 KB
  Выявить содержание вредных веществ в фильтре сигарет после выкуривании. Сравнить отдельные виды сигарет по содержанию вредных веществ. Объект исследования: Литература описывающая вредное влияние сигарет сигареты отдельных марок.
75077. Репрессии на Дальнем Востоке 228.5 KB
  Ближе к началу 21-го века тема ГУЛАГа исследуется как социально-экономический феномен советского государства рассматриваются его роль и место в жизни советского общества использование труда заключенных для выполнения планов индустриализации и политико-правовое обоснование этого процесса.
75078. Исследовательская и проектная деятельность школьников в современной школе 64.5 KB
  В поисках наиболее активных форм обучения и личностной ориентации образования педагоги все чаще обращаются к учебно-исследовательской и проектной деятельности школьников обеспечивающей их соучастие в истине: адекватную традиционному предметному преподаванию степень авторства...
75079. ИССЛЕДОВАНИЕ СВОЙСТВ ИНДИКАТОРОВ ПРИРОДНОГО И СИНТЕТИЧЕСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ 947 KB
  Цель работы: Исследование свойств синтетических индикаторов, применяемых в школьной лаборатории, и полученных из соков и отваров цветов, овощей, ягод, изучение характера среды с их помощью. Гипотеза: растворы растительных индикаторов можно приготовить самостоятельно и применять...
75081. Сказка – ложь, да в ней намёк – добрым молодцам урок 102.5 KB
  Нравственная составляющая сказки стала вектором в жизненном пространстве человека: она даёт уроки ненавязчиво исподволь приглашая к диалогу а может быть и полилогу. Меняется ли при этом наше отношение а точнее прочтение сказки и постижении е её глубинного смысла...