20679

Философская герменевтика

Реферат

Логика и философия

Гадамер. Ганс Георг Гадамер немецкий философ родился в 1900 умер в 2002 году. Главным герменевтическим сочинением Гадамера признана работа Истина и метод I960. Хайдеггер Диалектика Гегеля 1971 Путь Хайдеггера 1983 четырехтомник Малых работ 19671977 Гадамер в своих ранних произведениях анализирующих античную философскую культуру стремится использовать герменевтический метод преподнося концепцию понимания как интерпретацию а концепцию познания как поиска согласия в диалоге.

Русский

2013-07-31

43.5 KB

3 чел.

Философская герменевтика.

Герменевтика (синонимы - истолкование, интерпретация, понимание), по мнению ряда исследователей, проистекает из стремления путём толкования найти истину в древних текстах, Библии (ярким примером является средневековая схоластика). В целом герменевтика представляет собой «искусство истолкования письменно зафиксированных в языке жизненных объективации (конкретных феноменов, процессов, закономерностей)» (О. Ф. Больнов). Главным объектом  подобной «теории интерпретации» становится слово или термин, понимание которого носит далеко не однозначный характер, создавая тем самым благоприятную почву для герменевтических толкований. Выделяют три основные формы данного течения: 1) философская герменевтика, состоявшая в истолковании классических метафизических текстов. 2) теологическая герменевтика - истолкование Библии. 3) юридическая герменевтика - толкование законов. Одним из интереснейших представителей герменевтики, внёсшим существенный вклад в её развитие, является Г. Г. Гадамер.

Ганс Георг Гадамер немецкий философ родился в 1900, умер в 2002 году. Главным «герменевтическим» сочинением Гадамера признана работа «Истина и метод» (I960). Не менее интересны его произведения «Диалектическая этика Платона» (1931). «Идея Добра между Платоном и Аристотелем» (1978). «Гегель. Гуссерль. Хайдеггер», «Диалектика Гегеля» (1971), «Путь Хайдеггера» (1983), четырехтомник «Малых работ» (1967-1977)  

Гадамер в своих ранних произведениях, анализирующих античную философскую культуру, стремится использовать герменевтический метод, преподнося концепцию понимания как интерпретацию, а концепцию познания как поиска согласия в диалоге. В них (работах) диалектика предстаёт как спор или диалог, направленный на выработку смыслового и эмоционального содержания обсуждаемого феномена. Наиболее чётко философ выразил свои взгляды о методах герменевтического познания в работе «Истина и метод». Следует отметить, что «чёткость» носит относительный характер, так как сам Гадамер не стремился к системности изложения своих философствований как, например, это принято в немецкой классической философии. Он старался избегать «духа системы» и излишнего рационализма.

Для данной работы начальным пунктом герменевтической теории становится критическая оценка традиции европейского рационализма, стремящегося  развить понятия греческой мысли «логос» и «нус», то есть разрешить вопросы о разумности, рациональности этого мира, и о соотношение бытия и мышления человека. По мнению Гадамера, современная эпоха содержит в себе две крайности. Это претензия рационального разума на универсальность в решение любой задачи, и противоположное ему стремление широких масс к иррационализму. Решение спора между этими тенденциями и ответ на «вечные вопросы», поставленные в античной философии, Гадамер видит в следующем: «Между рациональностью науки и той задачей мышления, которую мы называем "философией",… существует непрерывное взаимодействие... Но оно не должно вести философию к отрицанию специфического характера её миссии. А она состоит отнюдь не в превращении науки в чистую науку разума. Человеческий разум проявляется во множестве форм – они [формы – В.М.] и бросают вызов нашему мышлению. Наш опыт относительно мира мы артикулируем с помощью языка; мы общаемся с помощью языка, мы держим открытым окно в целостность мира…». Таким образом, центральными для Гадамера становиться философское обращение к различным многообразным формам «рационального творчества», несводимых к научной рациональности (искусство, теология и т.д.), а также исследование «языка», речи человека, в которой посредством слова зафиксирована феноменальная связь, видение, понимание, человеком объективного мира (т.е. рациональность в трактовке Гадамера предстаёт как языковая, словесная реальность, несводимая только к рассудочной деятельности человека).

Гадамер через анализ слова, текста пытается пробиться «к самим вещам», под которыми понимает специфический сплав переживаний субъекта, пребывающего внутри события и истолкование языковых данностей, выступающих в виде текстов. Но, на первый взгляд, переживания и интерпретация принадлежат к числу наиболее «субъективных» продуктов человеческого духа. По этому возникает вопрос о возможном «идеализме сознания», то есть утрате объективных основ человеческого познания. Гадамер, для преодоления подобных суждений и подведения бытийных основ под герменевтические исследования, указывает на объективные социально-исторические предпосылки формирования каждого термина, текста и процедур интерпретации.

Подобный акцент на уникальность исторической ситуации, в которой создаётся текст и прибывает интерпретатор его содержания, определяет метод герменевтического исследования Гадамера. Так он отмечает, что распространённое ранее мнение о необходимости «проникновения» и «перевоплощения» толкователя, для получения объективных данных, невозможно и нежелательно. Всегда существует непреодолимая дистанция между прошлым и настоящим, текстом и интерпретатором. Но если существует реконструкция, которая в действительности нереальна, и наличествует только конструкция смысла (текста и ситуации), то следует тщательно продумать процессы и процедуры герменевтики именно в этих, ранее упускавшихся из виду или подвергаемых отрицанию аспектах.

При объяснении уникальности ситуации, в которой оказался создатель текста, Гадамер выдвигает положение об определенной самостоятельности смысла текста по отношению к его творцу, что проявляется в «проникновении» в текст многого из того, чего непосредственно не имел в виду автор. Поэтому наше понимание контекста произведения выходит за пределы субъективного замысла автора. Примером подтверждающим верность подобного положения может служить складывающаяся ситуация в историческом анализе, когда никто не станет утверждать, что историческое значение действия или события измеряется субъективным сознанием вовлеченных в него лиц. Чтобы понять историческое значение некоторого действия, нельзя ставить его в зависимость от субъективных планов, идей и замыслов его агентов. История устроена таким образом, что лежит вне знаний и действий единичных субъектов о самих себе. По мнению Гадамера, подобное понимание и требование о преодолении «субъективного психологизма» применимо и к интерпретации текстов, хотя и есть определённое ограничение неопределенности в истолковании, которая возможна, например, в искусстве. Поэтому для наилучшего понимания текстов, традиций, преданий по Гадамеру необходимо всегда сохранять «дистанцию» по отношению к истолковываемому письменному тексту или историческому событию. В наиболее успешных случаях герменевтике удается достигнуть «сплава горизонтов, когда далекое становится близким, сегодняшнее укореняется во вчерашнем, и взаимопонимание людей разных эпох, стран, поколений неизмеримо расширяется. Этому способствует такое толкование соответствующего текста, при котором он берется не изолированно, а в контексте «истории воздействия», влияния его».

Таким образом, для Гадамера текст становится относительно самостоятельной, объективной данностью представленной в сложном смысловом переплетении. Язык для герменевтики является особого рода реальностью, которая представляет собой важнейшую сторону нашей рациональности и жизни. Человек понимает язык постольку, поскольку живет в нём. Герменевтическая проблема и состоит в истинном взаимопонимании по тому или иному поводу, осуществляемом в среде языка. «Языковой опыт мира "абсолютен"» - пишет Гадамер, и «абсолютизация» языка объясняется онтологической исследовательской установкой, согласно которой мир, действия человека, события выражаются в языке, превращающемся в «самостоятельное инобытие».

Герменевтика для Гадамера превращена в науку, отправляющую нас к истокам человеческой жизни, так как раскрывает сущность бытия человека. По мнению философа человек, выделяет себя из животного мира благодаря «свободному выбору». Раскрывает он это утверждение не через принятую концепцию понимания свободы, а, весьма своеобразно, через термины «Vor-urteil», «Vor-verstandnis». Первое понятие (переводится как предрассудок) в концепции Гадамера приобретает значение «суждения («urteil») перед чем-то («vor»)» и  представляет собой сложный духовный комплекс «преднастроенности» по отношению к любому предмету, делу, явлению, человеку, о котором мы выносим какое бы то ни было суждение. То есть, в данном случае можно говорить о предсуждении у человека. При этом не следует сводить всё к предрассудкам, «идолам», суеверными ложным понятиям, от которых можно и необходимо избавиться. Недопустимо и простое отбрасывание данного термина, так как в его наличии и власти над человеком проявляется социально-исторический характер жизни индивида. Сведение «предсуждений» к простейшим феноменам интуиции, индивидуальным переживаниям также непозволительно. Гадамер отмечал, что «задолго до того, как мы осуществляем рефлективное самоосмысление, мы само собой разумеющимся образом понимаем самих себя как живущих в семье, обществе, государстве... Вот почему предсуждения индивида, в куда большей мере, чем суждения, выступают как историческая действительность человеческого бытия».  «Vor-ver-staiidnis», в трактовке Гадамера, выступает как предпонимание.  Еще до того, как человек рационально, рефлективно, более или менее отчетливо понимает что-то, он, часто незаметно для себя, именно истолковывает подлежащее пониманию, придает понимаемому совершенно особый смысл.

Можно говорить о том, что проблема «свободы выбора» для Гадамера предстаёт как свобода определения феномена, его называния, понимания и интерпретации, заложенная в человеке его природой. Гадамер отмечал, что влияние этих двух основных понятий «свободы выбора» гораздо шире, чем повседневное человеческое сознание или общение индивидов. Оно проявляется в культуре как таковой, в исследовании, в котором на первый план выступают такие формы и структуры как «текст», «традиция» и их истолкование.

Гадамер на основе выше изложенных представлений о «теории интерпретации» высказывает своё суждение о «герменевтическом круге» или «переходе», который заключён в следующем:  Есть тексты, несущие смысл. Смыслы, в свою очередь, говорят о вещах. Толкователь входит в них умом, который содержит в себе определенное предпонимание, сформированное уже потому, что первоначальный рисунок факта есть всегда представлен таким образом, как интерпретатор читает текст с известным ожиданием, источником которого и выступает предпонимание. Изначальное представление сменяется последующей ревизией, которая, в свою очередь, также будет замещена критическим вариантом проекта возможного смысла. В дальнейшем, происходит пересечение противоположных версий, что иногда ведет к пониманию единства сложного смысла.

Единственной формой объективности выступает подтверждение выводов путём преодоления произвольности в «гипотезе-проекте». Позитивный смысл рождается в подлинном контакте с текстом и причастность к истокам, что доказывает ценность полученного результата. Безусловно, исследователь делает предположение основываясь на «культурной памяти», но лишь последующий анализ текста и контекста покажет, насколько верен первый проект. Если текст оказывает сопротивление, рождается второй проект, и так до бесконечности, поскольку бесконечны возможности герменевтики. Сознание интерпретатора переполнено предрассудками, ожиданиями, идеями. И почти всегда что-то не так, объект-текст вопиет против способа толкования. Именно эти вопли не могут не приводить в движение интерпретативную цепочку, устремленную к всё более и более точным версиям. Мы открываем то, о чем говорит текст, затем приходим к осознанию несовпадения нашей ментальности с текстом — культурной дистанции, и только «дарственные» данные смысла могут привести нас к искомому. Но всякая интерпретация эффективна лишь там, где она осведомлена, и молчит, о чем она не знает.

Таким образом, растут знания и понимания контекста. Изменения, более или менее существенные, в сфере предпонимания дают повод для прочтения заново, поэтому новые альтернативные интерпретации текста не иссякают, открывая горизонты нового познания, открытия текста.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

15750. К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ПОНЯТИЯ «ВТОРИЧНЫЙ ТЕКСТ» 46 KB
  О.А. ВЛАДИМИРОВА Тверь К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ПОНЯТИЯ ВТОРИЧНЫЙ ТЕКСТ Понятие вторичные текст обычно употребляется как клише литературными критиками. Так они обозначают произведения авторы которых изза недостатка таланта не в силах создать чтолибо оригинальное и в
15751. К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ПОНЯТИЙ «ЦИКЛ» И «ЦИКЛИЗАЦИЯ» 71 KB
  К определению понятий цикл и циклизация Е.Ю. АФОНИНА Тверь К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ПОНЯТИЙ ЦИКЛ И ЦИКЛИЗАЦИЯ В практике литературоведческих исследований традиционным является рассмотрение текстов в их взаимосвязи. Возникновение особого исследоват...
15752. СЕМИОТИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОСТИ 49.5 KB
  А.В. БОРИСЕНКО Тверь СЕМИОТИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОСТИ Интерес к работам Ч. Пирса обострившийся в последнее время в значительной мере связан с тем что его концепция знака оказалась в большей степени адекватна современным представлениям о природе комм...
15753. АРХИТЕКТОНИКА И СТРУКТУРА ТЕКСТА: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ (НА МАТЕРИАЛЕ РАССКАЗА И.А. БУНИНА «ПРЕОБРАЖЕНИЕ») 50.5 KB
  Л.Ю. ЧУНЁВА Тверь АРХИТЕКТОНИКА И СТРУКТУРА ТЕКСТА: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ НА МАТЕРИАЛЕ РАССКАЗА И.А. БУНИНА ПРЕОБРАЖЕНИЕ Понятие архитектоника часто встречается в литературоведческих исследованиях1 но его значение пока остается неопределенным. Даже в тех р
15754. ПОЭТИКА ОГЛАВЛЕНИЯ (СЕРГЕЙ ЕСЕНИН. «РАДУНИЦА») 99 KB
  Е.В. ВОЙТКЕВИЧ Тверь ПОЭТИКА ОГЛАВЛЕНИЯ СЕРГЕЙ ЕСЕНИН. РАДУНИЦА Оглавление возможности которого как смыслообразующего элемента текста практически не изучены принято рассматривать как вспомогательный элемент текста. Между тем оглавление способно играть в
15755. РУССКИЙ РОК: К ПРОБЛЕМЕ НАУЧНОЙ ДЕФИНИЦИИ 75.5 KB
  О.Э. НИКИТИНА Тверь РУССКИЙ РОК: К ПРОБЛЕМЕ НАУЧНОЙ ДЕФИНИЦИИ Изучение русского рока как национального варианта общекультурного феномена является сравнительно новой сферой научного интереса. Большинство исследований в этой области посвящено решению проблем час
15756. КАМЧАТКА КАК СОСТОЯНИЕ ДУШИ: К ВОПРОСУ О МЕТОДАХ ИССЛЕДОВАНИЯ РУССКОЙ РОК-ПОЭЗИИ 62 KB
  С.А. ПЕТРОВА СанктПетербург КАМЧАТКА КАК СОСТОЯНИЕ ДУШИ: К ВОПРОСУ О МЕТОДАХ ИССЛЕДОВАНИЯ РУССКОЙ РОКПОЭЗИИ Как известно романтизм третьей волны1 не смог бы образоваться без своих предшественников. И при исследовании литературных творений этой традиции конц
15757. ЕКОНОМІЧНА ЕФЕКТИВНІСТЬ РОСЛИННИЦЬКИХ ГАЛУЗЕЙ ТА ШЛЯХИ ЇЇ ПІДВИЩЕННЯ ТОВ «НАТАЛКА» ЯМПІЛЬСЬКОГО РАЙОНУ 676.5 KB
  Питаннями підвищення економічної ефективності виробництва сільськогосподарської продукції займається велика група науковців. Ними розроблені стратегічні аспекти зміцнення сільськогосподарського виробництва в країні, структурної перебудови галузі, підвищення економічної ефективності використання земельних, матеріально-технічних і трудових ресурсів, ціноутворення, формування і функціонування ринків зерна.
15758. История Советской архитектуры 113.5 KB
  Социалистическая революция уничтожила частную собственность на землю и средства производства. Впервые в истории архитектуры не на словах, а на деле стала архитектурой для всего народа, архитектор – государственным деятелем, что в корне изменило социально-идеологическую направленность, а следовательно, и все ценностные критерии архитектуры.