20682

Философия науки в 20 веке (постпозитивистские течения)

Реферат

Логика и философия

Философия науки направление в философии которое предметом своих исследований избирает научное знание то есть стремится понять основные принципы лежащие в основе естественных наук как таковых. В этом разделе обсуждаются вопросы о сущности науки её отличия от мифов религии связи с социокультурным историческим уровнем развития общества. Затрагиваются проблемы ценности и этичности научного познания методологии и целей развития науки и т.

Русский

2013-07-31

72 KB

4 чел.

Философия науки в 20 веке (постпозитивистские течения) .

«Философия науки» направление в философии, которое предметом своих исследований избирает научное знание, то есть, стремится  понять основные принципы лежащие в основе естественных наук как таковых. В этом разделе обсуждаются вопросы о сущности науки, её отличия от мифов, религии, связи с социо-культурным историческим уровнем развития общества. Затрагиваются проблемы ценности и этичности научного познания, методологии и целей развития науки и т.д. В «Философии науки» выделяют несколько исторических этапов: 1) Первый позитивизм (О. Конт, Г. Спенсер, Дж. Милль); 2) Второй позитивизм или эмпириокритицизм (Р. Авенариус, Э. Мах); 3) Неопозитивизм или логический позитивизм, делающий акцент на необходимость сочетания принципа верификации (эмпирические данные выступают в качестве аксиом для научного познания) и логического анализа понятий зафиксированных в языке с целью получения «непосредственного данного» (Б. Рассел, Л. Витгенштейн, представители «Венского кружка); 4) Постпозитивизм возникает как совокупность множества разрозненных учений, направленных на критику позитивизма третьей волны или неопозитивизма (К. Поппер, И. Лакатос, П. Фейерабенд, Т. Кун).

Карл Раймунд Поппер (1902 – 1994) австрийский учёный и философ. Основные работы: «Логика исследования», «Нищета историцизма», «Открытое общество и его враги», «Логика научного открытия», «Предположения и опровержения», «Объективное знание».

Одним из основных принципов философской концепции Карла Поппера является «фальсификационизм» или положение о «фальсифицируемости» научного знания. Данное положение противопоставлялось требованию о верификации данных науки. Верификация подразумевает, что достигнуть обоснованных научных выводов можно или с помощью научных утверждений на основе эмпирических процедур, или посредством индуктивного обоснования. Но, по мнению Поппера, в действительности это оказывается невозможным, так ни одно общее предположение нельзя в полной мере обосновать только с помощью частных утверждений и наблюдений. Частные предположения могут лишь опровергнуть его. Например, для верификации общего утверждения «Все деревья теряют листву зимой» необходимо проверить, как мы можем его опровергнуть. Если система опровергается с помощью опыта, значит, она приходит в столкновение с реальным положением дел, но для Карла Поппера это как раз и свидетельствует о том, что она что-то говорит о мире. Поэтому он принимает «эмпирическую опровержимость» (фальсифицируемость) в качестве критерия для знания. «Для эмпирической научной системы – пишет Поппер – должна существовать возможность быть опровергнутой опытом».

Поппер отмечал, что ученые стремятся получить истинное описание мира и дать истинные объяснения наблюдаемым фактам, но в действительности эта цель не достижима. Даже индуктивный метод, построенный на основе наблюдений и констатации фактов, не способен привести нас к теории, и рассматривать этот метод в качестве достижения истины через обобщение частных данных в теорию так же недопустимо. Учёный способен лишь приближаться к истине и выдвигать «догадки о мире» (т.е. научные гипотезы), в полной достоверности которых мы никогда не можем быть уверены. «Все законы и все теории остаются, по существу, временными, предпочтительными, гипотетическими даже в том случае, когда мы чувствуем себя неспособными сомневаться в них» – отмечает Поппер. Эти предположения невозможно верифицировать, их можно лишь подвергнуть проверкам, которые рано или поздно выявят ложность этих предположений.

Одним из фундаментальных элементов метода Поппера является рассмотрение познающего субъекта, учёного не в качестве «чистого листа», на котором природа рисует свой портрет, а как человека, опирающегося на определенные верования, ожидания, теоретические предпосылки. Поэтому процесс познания для учёного начинается не с наблюдений, а с выдвижения догадок, предположений, объясняющих мир. Но для человека нет никакого критерия истины, мы способны обнаруживать и выделять только ложь. Поэтому свои догадки мы соотносим с результатами наблюдений и отбрасываем их после фальсификации, заменяя новыми догадками. Пробы и ошибки, таким образом, определяют метод науки. По убеждению Поппера способ познания мира посредством предположений и опровержений является наиболее рациональным методом науки благодаря постоянному желанию наилучшим образом доказать ошибочность существующих теорий. Если критика оказывается безуспешной, то теория, временно, остаётся в качестве наиболее отражающей объективное положение дел. (Последнее утверждение привнесло в научные круги своеобразный «принцип презумпции невиновности», то есть если утверждение нельзя опровергнуть, то оно сохраняется в качестве наиболее достоверного знания).

Метод Поппера содержал в себе следующие основные положения. Научное знание понимается как набора догадок о мире. Истинность догадок установить нельзя, но можно обнаружить их ложность. Критерием для выявления степени «научности» на «ненаучности» знания выступает исключительно возможность фальсифицирования теории. Главным методом науки является метод «проб и ошибок».

Таким образом, научные теории предстают в концепции Поппера как «необоснованные» догадки, которые мы стремимся проверить – с тем, чтобы обнаружить их ошибочность. Фальсифицированная теория отбрасывается как негодная проба. Сменяющая ее теория не имеет с ней никакой связи, напротив, новая теория должна максимально отличаться от старой теории. Поэтому в науке не может быть развития. В научном познании существует только изменение – смена одной теории более новой. Переход между теориями это лишь возрастание степени правдоподобия, что не означает накопление или углубление научного знания. Новая теория, по Попперу, в лучшем случае порождает новые проблемы, вопросы. Именно проблема, а не наблюдение является началом науки. Для решения проблемы мы создаём теорию, крушение которых порождает новые проблемы и так далее. Таким образом, история науки определена принципом фаллибализма или погрешимости, который означает, что любое научное знание представляет собой лишь гипотезу и в определённой степени ошибочную. С этой токи зрения развитие научного знания есть процесс выдвижения и опровержения гипотез посредством метода фальсификации, которая удаляет (элиминирует) погрешности.

Имре Лакатос (настоящее имя Аврум Липшиц) (1922 –1974) английский философ, математик, логик венгерского происхождения. Основные работы: «Доказательства и опровержения», «Фальсификация и методология научно-исследовательских программ», «История науки и ее рациональные реконструкции», «Изменяющаяся логика научного открытия». В сфере философских исследований проблемы научного познания Лакатос продолжает развивать идеи своего учителя К. Поппера и формулирует концепцию «усовершенствованного фальсификационизма» или «утончённой методологии фальсификационизма».

Согласно Лакатосу существует два типа фальсификационизма: 1) догматический, 2) подлинно методологический. Первый представляет собой взгляд на науку как систему, состоящую из  прочных и непогрешимых фальсификаций, которые выступают в качестве строго определённой и устойчивой базы для научного познания. Но, по мнению Лакатоса и Поппера, такая позиция в динамичном мире науки не возможна, она приводит к серьёзным ошибкам в исследованиях. Поэтому второй тип фальсификации устраняет недостатки догматического подхода и указывает на относительность стабильности как эмпирической, так и гипотетической базы науки. Благодаря подобному подходу всё научное знание предстаёт как постоянный диалог между теорией и фактом. Но для Лакатоса данный подход так же кажется недостаточным. В его представлении в споре между эмпирическим и теоретическим всегда присутствует как минимум три стороны – факт и две (или больше) соперничающие гипотезы. Гипотеза уходит со сцены науки не тогда, когда доказывается её противоречие данным о действительности, а под давлением концепции, которая лучше предшествующей. О «конкуренции» в науке можно говорить только на  основе сопоставления по объяснительным возможностям и прогностическому потенциалу различных программ. Таким образом, в основе концепции Лакатоса лежит представление о том, что наука и её история представляет собой постоянное соперничество исследовательских программ или программ научного поиска. 

В рассуждениях Лакатоса только исследовательскую программу, которая состоит из ряда совокупности теорий, мы можем называть научной или псевдонаучной. Теория, рассмотренная отдельно, такого права лишается. Подобная программа формируется из серии «прогрессивных концепций», в которой каждая новая теория привносит «положительный избыток» в объяснении нового факта. Внутри исследовательской программы образуется собственная эвристика, фиксирующая негативные и положительные пути и способы познавательного движения. Центром или «твёрдым ядром» программы становится ряд методологических положений, которые включают в себя  краеугольные гипотезы, не подлежащие опровержению. «Негативные» принципы исследования запрещают подвергать сомнениям положения, которые образуют центральную часть программы. Можно говорить о том, что у Лакатоса «ядро» выступает в качестве незыблемого метафизического начала для теорий, которые входят в состав исследовательской программы. Именно по этому «ядру» следует судить обо всей программе научного поиска, и оценивать, по степени сохранения положений, относимых к главным методологическим основам, принадлежность концепции к программе научного поиска.

«Твёрдое ядро» стремится сохранить свою неизменность, и не соприкасается с опытом непосредственно. Подобную задачу выполняют гипотезы, которые образуют «защитный пояс» в программе. Их задача это активное продвижение идей, заложенных в «ядре», и разработка новых гипотез, которые смогли бы поддерживать основные положения исследовательской программы. «Защитный пояс» из вспомогательных концепций направлен на непосредственный «диалог» с фальсифицирующими фактами, поэтому находится в состоянии постоянных изменений, позволяя «ядру» оставаться стабильным.

Процесс постоянного обновления концепций или смена гипотез в рамках программы получил название «сдвиг парадигмы». Если подобная смена привела нас к открытию новых фактов и их положительному объяснению, то «сдвиг» программы можно считать прогрессивным и увеличивающим эмпирическое содержание. Если, напротив, модификации «защитного пояса» не приводит к предсказанию, то сдвиг признаётся регрессивным. Прогрессивный сдвиг считался Лакатосом подлинно научным,  так как обеспечивает знание новых фактов.  Исходя из этого, исследовательская программа имеет успех до тех пор, пока вновь появляющиеся данные объясняются при помощи «добавления» гипотез. Исследовательская программа объясняющая большее число аномалий,  обладающая большим добавочным эмпирическим содержанием, и получившее хотя бы частичное подкрепление, вытесняет свою конкурентку. Последняя в этом случае элиминируется вместе со своим «ядром».

Любая программа существует в так называемом «море аномалий», или пытается себя выстраивать на несвязанных между собой основаниях. Но, согласно Лакатосу, не следует интерпретировать её значение на основе «наивного» фальсификационизма Поппера, для которого теория переставала существовать в том случае, если гипотезы, генерируемые ею, больше не объясняют факты, относящиеся к проблематике исследования. На смену «недееспособной» теории должна прейти новая, полностью концепция отвергающая свою предшественницу. Согласно Лакатосу исследовательская программа не должна рассматриваться через призму метода «проверка – ошибка», который олицетворяет негативный приём «отбраковки» теорий. В представлении Лакатоса программа является неким органичным целым, построенным на последовательной смене теорий, которые базируются на одном методологическом ядре и сложно взаимосвязаны друг с другом, что допускает их сопоставление. Поэтому соперничество в науке это не взаимное уничтожение или взаимное отрицание, а сопоставление конкурирующих концептуальных точек зрения, поле которых обеспечивает позитивное слияние новых идей на основе уже существующих концепций. Подобная ассимиляция идей обеспечивает возможность осуществления процедуры «сдвига парадигм» с необходимой эффективностью. По этому поводу Лакатос говорил, что пока новая программа не будет реконструирована рациональным образом как прогрессивное самодвижение проблемы, в течение определённого времени она нуждается в поддержке со стороны сильной и утвердившейся программы-сопернице. И в целом он утверждал, что зрелая наука состоит из исследовательских программ, не столько предвосхищающих  новые факты, сколько ищущих вспомогательные теории.

Таким образом, подход Лакатоса, рассматривающий историю науки как конкуренцию исследовательских программ отказывается от негативного неисторического подхода в понимании научного познания К. Поппера. Так же он не соглашался с психологическими и иррациональными объяснениями смены «научных парадигм», предложенных Томасом Куном.

Томас Сэмюэл Кун  (1922-1996) американский философ и учёный. К его основным работам относят следующие произведения: «Структура научных революций», «Существенное напряжение. Избранные исследования научной традиции и изменения».

В концепции Куна на первое место выходит понятие «парадигма». Обычно под парадигмой понимают совокупность научных достижений, признаваемых всем научным сообществом в определенный период времени.  Примерами подобных парадигмальных теорий служат физика Аристотеля, система мира Птолемея, механика и оптика Ньютона, теория относительности Эйнштейна и т.п. Таким образом, парадигма воплощает в себе бесспорное, общепризнанное знание об исследуемой области явлений природы.

Но Кун, затрагивая данный вопрос, имеет в виду не только некоторое знание, выраженное в законах и принципах. По его мнению, создатели парадигмы не только формулируют теорию, но и создают «образцы» решений проблематики. Подобный оригинальный опыт в очищенном от случайностей и усовершенствованном виде затем входит в учебник. Овладевая в процессе обучения этими классическими образцами решения научных проблем, мы глубже постигает основы науки, обучаемся применять их в конкретных ситуациях, овладеваем специальной техникой изучения тех явлений, которые образуют предмет научной дисциплины. Парадигма, таким образом, дает набор образцов научного исследования.

Кун также отмечает, что парадигма задаёт определенное видение мира и очерчивает круг проблем, имеющих смысл и решение. Всё, что не попадает в этот круг, не рассматривается через призму парадигмы. А так как парадигма устанавливает допустимые методы решения этих проблем, то она и определяет, какие факты могут быть получены в эмпирическом исследовании (не конкретные результаты, а именно тип фактов).

Томас Кун с понятием парадигм связывает понятие научного сообщества. По сути, парадигма это определённый взгляд на мир, принимаемый научным сообществом. А научное сообщество это группа людей, объединенных верой в одну парадигму. Если вы не разделяете веры в парадигму, вы остаетесь за пределами данного научного сообщества.

Науку, развивающуюся в рамках современной парадигмы, Кун называет «нормальной», полагая, что именно такое состояние является для науки обычным и наиболее характерным. В отличие от Поппера с его фальсифицируемостью, Кун был убежден, что в реальной научной практике ученые почти никогда не сомневаются в истинности основ своих теорий и даже не ставят вопроса об их проверке. Он писал, что «учёные в русле нормальной науки не ставят себе цели создания новых теорий, обычно к тому же они нетерпимы к созданию таких теорий другими. Напротив, исследование в нормальной науке направлено на разработку тех явлений и теорий, существование которых парадигма заведомо предполагает».

Проблемы, разрабатываемые в «нормальный» период науки, он называет «головоломками», сравнивая их решение с решением кроссвордов или с составлением картинок из раскрашенных кубиков. Отличительной чертой головоломки является то, что для них существует гарантированное, решение, и это решение может быть получено некоторым предписанным путем. Пытаясь сложить картинку из кубиков, вы знаете, что такая картинка существует. При этом вы не имеете права изобретать собственную картинку или складывать кубики так, как вам нравится, даже если  при этом получались бы более интересные изображения. Вы должны сложить кубики определенным образом и получить заранее предопределённое изображение. Подобный характер носят и проблемы «нормальной» науки. Парадигма гарантирует, что решение существует, и она же задает допустимые методы и средства получения этого решения. До тех пор пока решение головоломок протекает успешно, парадигма выступает как надежный инструмент познания. Увеличивается количество установленных фактов, повышается точность измерений, открываются новые законы, растет дедуктивная связность парадигмы, то есть происходит положительное накопление знания. Но, иногда, «проблемы – головоломки» не поддаются решению, например, в случае, когда теоретические данные, расходятся с экспериментальными данными. Сначала на это не обращают внимания, потому что, вопреки Попперу, стремящемуся постоянно подвергать теорию сомнению, «нормальные ученые» всегда надеются на то, что со временем противоречие будет устранено и головоломка найдёт своё решение. Но может быть осознано, что средствами существующей парадигмы проблема не может быть решена по причине осознания принципиальной неспособности парадигмы решить проблему. Такую проблему Кун называет аномалией.

Наличие определённого незначительного числа аномалий в пределах «нормы» не должно вызывать беспокойства. Однако постоянная разработка парадигмы постепенно приводит к росту таких «отклонений». Одной из причин повышающих аномальность является, например совершенствование приборов, повышение точности наблюдений и измерений, строгость концептуальных средств.

Аномалии формируют новую проблематику, и попытки справиться с этими новыми аспектами исследования за счет введения в парадигму новых теоретических предположений нарушают её стройность, «делают ее расплывчатой и рыхлой». Доверие к парадигме падает. Ее неспособность справиться с возрастающим количеством проблем свидетельствует о том, что она уже не может служить инструментом успешного решения головоломок. Наступает состояние, которое Кун определяет как аномальный кризис. Кризисное состояние науки выражается в том, что ученые оказываются перед лицом множества нерешенных проблем, необъясненных фактов и экспериментальных данных. Господствовавшая недавно парадигма уже не вызывает доверия. Начинается поиск новых теоретических средств, и старая концепция, ранее объединявшая ученых, исчезает. Научное сообщество распадается на несколько групп, одни из которых продолжают верить в парадигму, другие выдвигают гипотезы, претендующие на роль новой парадигмы. Нормальное исследование замирает. Наука, по сути дела, перестает функционировать. Только в этот период кризиса ученые проводят те эксперименты, которые своей целью содержат проверку и отсев конкурирующих гипотез и теорий. Кризис завершается с принятием доказанной гипотезы, способной справиться с существующими научными проблемами и привлечь на свою сторону большую часть ученых. Подобную смену парадигм Кун называет научной революцией, позволяющей обозревать мир по-новому, и «забыть», «отторгнуть» при этом старое видение. Научная революция приводит к отбрасыванию всего того, что было получено на предыдущем этапе, работа науки начинается «на пустом месте». Но учёные принимают новую парадигму исходя, прежде всего, не из логической и методологической аргументации, а, руководствуясь лишь надеждой на то, что новое знание окажется более удобным и достоверным.

Таким образом, развитие науки  в теории Куна приобретает вид «раздробленного» состояния, когда периоды стабильности и накопления знания разделяются «революционными» провалами, «разрывами ткани науки». Поэтому, согласно размышлениям философа, наука, её историческое состояние, утрачивает характер преемственности и прогрессивности, а, следовательно, не возможно говорить о её историческом состоянии как едином, взаимосвязанном процессе.

Пол (Пауль) Карл Фейерабенд (1924 – 1994) американский философ и учёный, австрийского происхождения. К основным работам относятся: «Против метода. Очерк анархической теории познания», «Наука в свободном обществе», «Прощай, благоразумие», «Проблемы эмпиризма. Философские заметки».

Фейерабенд выступил с идеей о том, что анархизм, возможно, не допустим в политике, но вполне приемлем  в качестве средства познания и незаменим в философии науки. История науки и история общества наглядно демонстрирует, что методы содержащие костные, однозначные принципы научного исследования не могут справиться и объяснить все хитросплетениями сложных взаимосвязей реальных событий. Поэтому «простые правила», установленные, казалось бы, раз и навсегда, с течением времени вытесняются другими правилами. Но подобное «смещение» проистекает не из ошибочности или недостаточности предыдущего знания. Если бы это было так, то подобных последствий можно было бы избежать и получить, в конечном итоге, «абсолютное знание». Процесс вытеснения научных парадигм, напротив является необходимым элементом научного прогресса. Он проистекает из стремления учёного выйти за рамки, нарушить ограниченный метод, который не удовлетворяет складывающимся обстоятельствам, не отражает их будущее состояние. Подобный факт конфликта «нормативной» гипотезы и обстоятельства заставляет отказаться исследователя от метода, который, в данный, момент приобретает характеристики регресса. Например, при изучении отдельных явлений, которые не объяснимы в рамках общей теории, требуется выдвижение гипотез «ad hoc» (от лат. – специально, применимо только для этой цели). В рамках подобных гипотез выдвигается предположение о возможном существовании других подобных явлений, с помощью которых можно объяснить изучаемое явление. Гипотеза «ad hoc», таким образом, предсказывает те явления, которые необходимо открыть. Если её предположения эмпирически подтверждаются, то она ограниченно включается в соответствующую теорию. Также, Фейерабенд указывал на гипотезы, которые противоречат устоявшимся мнениям и опытным данным. Ярким примером может служить Коперниканская революция, которая выступила против мистических и религиозных представлений, торжествовавших на тот момент к космологии. Есть гипотезы, которые в своём содержании уступают «бóльшим» гипотезам и т.д.

Идея устойчивого метода и теория неизменной рациональности, по мнению Фейерабенда, опираются на упрощённый взгляд на человека и его историю. «Единые», основанные на традиции научные методы всегда ставят ограничения для прогресса науки.  Наука выиграет гораздо больше от «реформ», которые сделают её более анархистскими и субъективными (Фейерабенд имеет в виду экзистенциализм Кьеркегора), что даст свободу учёному, который скован жёсткими рамками «научных» правил. Учённый должен быть свободен от плена «объективных истин», и помнить только об одном универсальном принципе познания: «Может быть успешным любой метод» или «всё дозволено» («anything goes»). ( Интересно, что под свободой он понимал продукт разновекторной активности индивидов, а не дар теоретических систем, в том числе и политических режимов, которым, независимо от идеологической направленности, претит социальный релятивизм индивида).

Отрицание объективности истины Фейерабендом это, прежде всего, протест против догматизма в науке (но не обоснование солипсизма). Он выступил сторонником научного плюрализма, и отстаивал идею о развитии науки как хаотического сочетания произвольных концептуальных «разворотов» в общем движение, которые, зачастую,  не имеющих явных объективных оснований и рациональных объяснений. Прогресс научного знания предполагает неограниченное приумножение конкурирующих теорий, взаимная критика которых стимулирует познание, а успех определяется умением автора «организовать» его. При этом Фейерабенд считал, что наука не является единственной и предпочтительной формой рациональности, то источником альтернативных идей могут быть любые вненаучные формы знания (магия, религиозные концепции, здравый смысл и т.д.). Для него наука, вопреки представлениям научной философии, оказывается гораздо ближе к мифу. Она одна из многих форм мышления, выработанных человеком, и не обязательно лучшая из всех.

Фейерабенд выступил против оценок значимости научных теорий на основе принципов «последовательности» и «знакомости».  По его мнению, недопустимо требования к новым теориям в науке о том, чтобы они последовательно продолжали старые теории. Это даёт необоснованное преимущество и «авторитет» предшествующим концепциям, которые своим давлениям лишь вызывают затруднения для новых теорий в  процессе достоверного отражения действительности. Например, если необходимо осуществить выбор между двумя новыми теоретическим разработками, то предпочтение будет отдано той, что соответствует уже устаревшим представлениям о проблеме. Подобный выбор Фейерабенд называет эстетическим, но не рациональнонаучным. Проблема «знакомости» или предпочтения также таит в себе опасность для прогресса для науки, которая заключена в том, что ученый попытается воспроизвести «привычные» убеждения при создании новой теории. По мнению Фейерабенда,  новые теории несовместимы со старыми теориями и включают в себя отрицание последних, но наш повседневный язык включает в себя «привычные» теории, и как результат мы не можем избежать различных «допущений», ограничиваясь исключительно употреблением понятий, которые составляют повседневные выражения

Несогласие Фейерабенда с навязыванием «устойчивых методологий» в науке повлияло и на его отношение к философии. Он выступил с мнением, что философия не может описывать науку как нечто целое и универсальное. В основе подобных попыток лежит ошибочное представление, что наука всегда действует по чётко фиксированным правилам. Поэтому научное сообщество с целью дальнейшего прогресса должно отвергнуть «общий курс» развития науки.  


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

28193. Физика атомного ядра и Элементарных частиц 1.51 MB
  Ядерная физика – наука о строении свойствах и превращениях атомного ядра. Во всей области масштабов физики ядра вещество встречаются только в двух формах: в форме атомных ядер и в форме элементарных частиц. В ядерной физике приходится иметь дело с различными по порядку временами так например среднее время жизни нейтрона в свободном состоянии а время жизни ядра урана – .
28194. Вклад У. Джеймса в развитие психологической науки 34.5 KB
  Функционализм психологическое направление появившееся в США в конце ХIХ в исследующее процессы сознания с точки зрения их функции в приспособлении организма к среде. С позиций функционализма психология понималась как наука о функциях или €œдеятельностях€ сознания в их отношениях к нуждам организма и в связи с задачей его эффективной адаптации к изменяющемуся природному и социальному окружению. Задача функционализма изучить каким образом индивид посредством психических функций приспосабливается к изменчивой среде исследование...
28195. Бихевиоризм и необихевиоризм (Дж.Уотсон, Э.Толмен, Б.Скиннер и др.) 38.5 KB
  Бихевиоризм и необихевиоризм Дж. Предметом психологии бихевиоризм считает не сознание а поведение. Бихевиоризм от англ. Манифестом бихевиоризма считается статья его основателя американского психолога Дж.
28196. Психоанализ (З.Фрейд, К.Юнг, А.Адлер, К.Хорни и др.) 49.5 KB
  Наиболее существенными для развития личности Фрейд считал сексуальные инстинкты. Вместо того чтобы изучать сны Адлер обратился к исследованию ранних воспоминаний которые считал ключом к пониманию поведения мотивации и личности. Стиль жизни формируется к 5ти годам под влиянием творческой силы личности и в связи с ним формируется тип личности: Управляющий – активный антисоциальный; Берущий – низко активный паразитирующий; Избегающий – не активный нет социального интереса; Социальнополезный – высокий соц. В качестве механизмов...
28197. Гештальтпсихология (М.Вертгеймер, В.Келер, К.Коффка, К.Левин и др.) 41 KB
  История гештальтпсихологии берет начало в Германии в 1912 когда М. В противовес представлениям ассоцианистов о том что образ создается через синтез отдельных элементов и свойства целого определяются свойствами частей гештальтпсихологи выдвинули идею целостности образа свойства которого не сводимы к сумме свойств элементов в связи с этим часто подчеркивается роль гештальтпсихологии в становлении системного подхода в науке. Согласно гештальтпсихологии для человека существуют два отличных друг от друга мира: мир физический лежащий за...
28198. Предмет психологии. Специфические особенности и классификация психических явлений 68.5 KB
  Психология наука о закономерностях развития и функционирования психики как особой формы жизнедеятельности. Практическая психология ее задачи и роль в общественной практике. Психология изучает психику в закономерностях ее развития. Современная психология представляет собой широко развернутую область знаний включающую ряд научных дисциплин и направлений.
28199. Классификация методов современной психологии 37.5 KB
  Ананьева методы психологического исследования являются системами операций с психологическими объектами и вместе с тем являются гносеологическими объектами самой психологической науки.Пирогова: Собственно методы. Вспомогательные методы А Математические статистические Б Графические В Биохимические физиологические и др. Методические методы А Генетические Б Психофизиологические.
28200. Возникновение и развитие психики в процессе эволюции. Стадии развития психики 61 KB
  Под инстинктами понимаются действия или более менее сложные акты поведения которые появляются сразу как бы готовыми не зависят от выучки и индивидуального опыта будучи наследственно закрепленным продуктом филогенетического развития. Индивидуальноизменчивые формы поведения. Уже на ранних ступенях развития наблюдая поведение животных мы встречаем индивидуальноизменчивые формы поведения которые могут быть охарактеризованы как навыки новые реакции или действия которые возникают на основе выучки или индивидуального опыта и функционируют...
28201. Вклад В.Вундта в оформление психологии как самостоятельной науки. Создание психофизики (Г.Фехнер) 33 KB
  Кризис психологии выявился в наибольшей своей остроте когда сформировалась поведенческая психология рефлексология в России и бихевиоризм в Америке потому что поведенческая психология выдвинув поведение как предмет психологии с особенной остротой выявила кризис центрального понятия всей современной психологии понятия сознания. Согласно Вундту предметом изучения психологии является сознание а именно состояния сознания связи и отношения между ними законы которым они подчиняются. Используя метроном Вундт выделил ряд основных...