20683

Религиозная философия Соловьёва В.С.

Реферат

Логика и философия

Поэтому только с опорой на веру в действительность мира опыт может привести к объективному знанию которое приобретает научную форму посредством рационального мышления. Очень важной здесь является аналогия с исследованием естественного мира в творчестве Соловьёва по той причине что позволяет преодолеть ограниченность фейербаховской философской антропологии. На первое место выходит дуализм мира удалённого и горестного для человека. Под материей философ здесь подразумевает не вещество а говорит о присущей Абсолютному жажде бытия...

Русский

2013-07-31

53 KB

33 чел.

Религиозная философия Соловьёва В.С.

Соловьёв Владимир Сергеевич (1853–1900) русский религиозный философ, поэт, публицист. Основные работы: «Кризис западной философии. Против позитивистов» (1874) (магистерская диссертация); «Критика отвлеченных начал» (1880) (докторская диссертация); «Чтения о Богочеловечестве»; «Оправдания добра» (1887); «Духовные основы жизни» (1882-1884); «Великий спор и христианская политика» (1883); «Русская идея» (1888); «Россия и Вселенская церковь» (1889), «Повесть об Антихристе», «Три разговора» и т.д.

В магистерской диссертации, которую Владимир Соловьёв защитил в возрасте 21 года в Петербургском Университете, он пишет о том, что западная философия, базируется на данных позитивных наук, но утверждает в виде рационального познания те же самые истины, которые в форме веры и духовного созерцания провозглашали религиозные учения Востока. Подобное убеждение позволило выступить Соловьёву за осуществление «универсального синтеза науки, философии и религии». Для него это означало создание «свободной теософии, или цельного знания», которое не будет просто отвергать всю прежнюю философию, а напротив возведёт её в новое, высшее состояние. Предметом теософии должно стать «истинно-сущее» (Бог, Абсолютное), а его результатом – учение о Богочеловечестве. Итак, для Соловьёва главным становиться рациональное обоснование веры.

Соловьёв В. С. ограничил значение эмпирического метода в познании, подчиняя опыт «вере в существование внешних предметов». По его мнению, реальность невозможно вывести просто так из ощущений, поскольку они не заключают в себе ничего устойчивого и  подвержены изменениям. Поэтому, только «с опорой на веру в действительность мира», опыт может привести к объективному знанию, которое приобретает «научную форму» посредством рационального мышления. Подобным же образом мы постигаем «абсолютно-сущее» или божественное начало. Наличие Бога утверждается верой и оформляется в опыте. Поэтому, чрез веру мы открываем существование Бога, а посредством опыта испытываем и узнаем, что он есть, раскрываем, уточняем его бытие. По Соловьёву, данные религиозного опыта познаются как действия на нас божественного начала, как его откровение, а само оно (божественное начало) есть лишь предмет нашего сознания. Поэтому религиозное сознание всегда субъективно, никогда не бывает статичным и завершенным, пребывает всегда в становлении и развитии. Божественное откровение, как процесс взаимодействия Бога и человека, содержит множество ступеней, из которых ни одна не может быть заблуждением. На этом основании Соловьев отрицал все «доказательства бытия Божия», считая их «безуспешными», «гипотетическими», лишенными безусловной достоверности. Все они, на его взгляд, исходят из идеи абсолютности откровения, устраняя тем самым возможность разумного постижения Божества.

Таким образом, мы можем отметить, что в размышлениях Соловьёва присутствует чёткое обозначение взаимосвязи Человека и Бога. Это отношение выстраивается не в одностороннем порядке, когда Бог полностью предопределяет деятельность человека. Напротив, главным становится понимание того, что именно человек открывает Бога в разумном познании. Очень важной здесь является аналогия с исследованием естественного мира в творчестве Соловьёва по той причине, что позволяет преодолеть ограниченность фейербаховской «философской антропологии». Человек сохраняет свою «субъектность» по отношению к природе, но и мир не теряет качество объекта, через рассмотрение его как подчиненного познающему сознанию. Подобный принцип отнесён Соловьёвым и к отношениям Бога и Человека. Мы разумно постигаем Бога, который не есть наш отчуждённый образ, плод нашего субъективного воображения. Он существует объективно, дан нам через веру и не может быть исчерпан сознанием исследователя.

Соловьев выделил три ступени раскрытия божественного откровения. 1) «Главная» ступень, представлена политеизмом и представляет собой религию природы. На этой ступени откровение естественно или непосредственно. 2) На этой ступени божественное раскрывается в своем различии и противоположности с природой. На первое место выходит дуализм мира «удалённого и горестного» для человека. Здесь религиозное сознание отличается «пессимистическим и аскетическим характером». Примером такого отрицательного откровения Соловьев считал буддизм. 3) Ступень положительного откровения. На этом этапе «божественное последовательно открывается в своем собственном содержании, в том, что оно есть само по себе и для себя, а не в том, что оно не есть, т.е. в своем другом или же в простом отрицании этого другого». Положительное откровение тоже проходит ряд фаз: иудейский монотеизм, философское учение о Логосе, неоплатоническое учение о трех ипостасях и  христианское благовестие.

Христианство, по Соловьеву, вбирает в себя все прежние фазисы развития религиозного сознания, соединив их в единой «логической форме». Но ни один из прежних фазисов религиозного сознания, или все они вместе не представляют собой сущностного выражения христианства. Сущностное содержание христианства выражает «единственно и исключительно Христос». Поэтому Соловьев указывает на то, что важно не вообще учение Христа, а именно учение его о себе самом, указание на себя самого как на живую воплощенную божественную истину (то есть, во Христе происходит самораскрытие Абсолюта, Бога). Это и есть то новое, что отличает христианство от других религий, выстроенных на пророческих деяниях и видениях. «Христоцентризм» Соловьева как выражение «богооткровенного принципа», таким образом, выразил высшую форму религиозного сознания. В рамках христоцентризма философ ослабил значение Священного писания и Священного предания, «определивших вероисповедную практику и жизнедеятельность церкви». Он пытается создать собственное «богословие Христа», которое, по мнению Соловьёва, должно было снять все искажения и заблуждения христианства.

Соловьёв воспроизводит следующую схему воплощения Бога и эмпирической реальности. Вечный Бог осуществляет себя лишь сотворив «Всё». Это «Всё», в противоположность «безусловно единому сущему Богу», представляет собой «множественность», которая содержится в Абсолютном. Поэтому Бог, заключающий в себе всю множественность, есть живой организм. В этом смысле можно говорить о божественном организме, который, с одной стороны, универсален, а с другой индивидуально-конкретен. Затрагивая «универсальность» Бога мы сталкиваемся с его непостижимостью, и знание о нем нам дается только верой. Но как особенное индивидуальное существо он предстает в качестве «действующей причины», которая воплощает единство божественного универсального организма. В данном случае речь идёт о «единстве первого вида» или о Христе и Слове. «Абсолютно-сущее» обладает также единством «второго вида» или «единством произведенным» -  София. Соловьёв отмечает, что София есть «тело Божие, материя Божества», которая проникнута началом божественного единства. Под материей философ здесь подразумевает не вещество, а говорит о присущей Абсолютному «жажде бытия», которое вследствие своего постоянства и неистребимости выступает как «второе абсолютное», или «душа мира». «Материю Божества» или Софию Соловьев рассматривает в нерасторжимом единстве с Христом. Более того, Христос, осуществляющий и носящий в себе «произведенное единство», есть, следовательно, выражение «универсального и индивидуального вместе» - единство Слова (Логоса) и Софии (причины и материи). В этом своем качестве он оказывается причастным человеческому началу, проще говоря, он есть «человек, или, второй Адам». Таким образом, если божественное откровение предстает как богочеловеческий процесс, то Христос есть воплощение Богочеловечества.

Пантеизм, соединяющий и растворяющий природу в Боге, повлиял и на этические воззрения Соловьёва. Проблему возникновения зла и его сущности философ рассматривает через призму идеи о том, что поскольку составляющие мир элементы субстанционально пребывают в Боге, то из этого следует, что Бог сам служит источником и причиной всякого зла в мире. Поэтому, по убеждению Соловьёва, зло есть часть природы, а не вина одного человека. Реальный мир, «лежащий во зле», не есть какой-то совершенно новый, полностью обособленный от мира божественного, а есть только другое, «недолжное» взаимоотношение тех же самых элементов, которые образуют бытие божественного мира. «Первоначальное происхождение зла может иметь место лишь в области вечного «доприродного» мира. А стало быть, и вся «тварь» подвергается «суете и рабству тления» не сама по себе, не добровольно, а по воле «мировой души» как свободного единого начала бытия». По Соловьёву, так же следует, что для творческой самореализации Божества необходима свобода, а свобода чревата злом.

Таковым было исходное понимание «морального принципа» на ранних этапах философии Богочеловечества Соловьёва. Но более позднее творчество философа наглядно показывает его стремление вместо исследования природы зла направить свои философские размышления на «оправдание» добра.

Моральная философия «позднего» Соловьёва показывает, что его больше не привлекало метафизическое обоснование нравственности, которую он уже не стремиться вывести из положительной религии, из веры в божественное начало, полагав, что без этой веры всякое нравственное становится субъективной иллюзией. Позже Соловьёв заявляет об автономности морали, ее независимости от какой бы то ни было веры или неверия. «Нравственный смысл жизни первоначально и окончательно определяется самим добром, доступным нам внутренне через нашу совесть и разум, поскольку эти внутренние формы добра освобождены нравственным подвигом от рабства перед страстями и от ограниченности личного и коллективного себялюбия». Добро присуще человеку от природы. Первым выражением его служит чувство стыда, которое выделяет человека из животного мира, всей материальной природы, и не только внешней, но и своей собственной. Отличительным признаком, лежащим в основе нравственной жизни, является сострадание. Сущность сострадания это не просто снятие границ между «я» и «не-я», непосредственное отождествление себя с другим. Главное здесь является «признание за другим человеком собственного, ему принадлежащего значения, то есть права на существование и возможное благополучие». Третьей формой добра выступает благоговение. Оно взаимосвязано с состраданием. Если сострадание есть выражение любви к ближнему, то благоговение символизирует любовь к Богу. Из трех основ – стыда, сострадания и благоговения – Соловьев пытался вывести все нравственное сознание. Даже богословские добродетели вера, надежда, любовь представляют нравственное достоинство не сами собою безусловно, а лишь в зависимости от других вышеуказанных «эмпирических» начал.

«Историософия» Соловьева выразила его интерес к проблеме «воссоединения церквей», создания «вселенской теократии». Он отказывается от идеала византизма, лежащего в основе славянофильства. Византизм означал для него отречение от самой сущности христианства, разобщение с цивилизованным миром. Принятие евангельского учения при Владимире Святом и особенно реформы Петра I показывают, что «Россия не призвана быть только Востоком», что ей необходимо отказаться от национального эгоизма, сковывающего ее духовные силы, и «действовать всегда по-христиански», в соответствии с духом справедливости и любви.

Согласно Соловьеву, «уклонение» России от христианского пути началось преимущественно в московскую эпоху. До этого в ней по сравнению с другими странами было меньше препятствий к образованию христианской общественности. Поменяв при князе Владимире свое древнее идолопоклонство на «всечеловеческую веру», Россия тем самым отрекалась от языческого обособления и замкнутости, приобщалась к единой всемирно-исторической судьбе человечества. Само положение Киевской Руси между Византией и Западной Европой, позволяло ей свободно воспринимать истинные универсальные начала христианской культуры. Успеху препятствовали азиатские орды, беспрестанно напиравшие на христианский мир. Киевская Русь вынуждена была бороться за свое существование. Чтобы выжить, русскому народу требовалось крепкое государство, которое, в конечном счете, и было создано в московский период. Достигнутое русским народом политическое благо не замедлило обернуться для него величайшим нравственным злом.

Вследствие монгольского ига русский народ, принужденный уйти в далекий северо-восточный угол Европы и там сосредоточить свои силы на «черной работе» государственного объединения, в XIII в. оказался фактически оторванным от остального христианского мира. Это способствовало не только политическому и духовному обособлению, но и развитию национальной гордости и эгоизма. Огромный вред доставили ему тягостные и унизительные отношения с Ордой. Их действие было двояко. С одной стороны, подчинение «низшей расе» приводило к понижению его духовного и культурного уровня, а с другой – сохраняющееся сознание принадлежности к христианскому сообществу, при полном разобщении с Европой, усиливало в русских людях привязанность к одностороннему византизму, особенно возросшую с середины XV в., после завоевания Константинополя турками. В результате не замедлила проявиться реакция против христианского универсализма. Как писал Соловьев, наши предки, признавая себя единственным христианским народом и государством, а всех прочих считая «погаными нехристями», «сами не подозревая того, отреклись от самой сущности христианства».

Свои взгляды на сущность христианского государства Соловьев выразил следующим образом. В дохристианской истории выделяется два типа государств: а) восточный, основанный на рабстве, и б) западный (греко-римский), отягченный, сверх обычного рабства, постоянною борьбою господ. На Востоке государство означало только господство – патриархальное или же по праву завоевания. В обоих случаях власть государя и подчинение подданных были безграничны и абсолютны. Оттого там «политическая борьба могла быть только случайным явлением». Вечное рабство сделало восточного человека пассивным созерцателем и фаталистом по натуре и убеждению, поэтому он, заинтересованный, главным образом, вечною и неизменною стороною существующего, спешил подчиниться сильнейшей стороне, видя в ней орудие судьбы или высшей воли. Отсюда частая смена деспотий при неизменности самого деспотизма. Напротив, западный тип государства был совершенно иной: он держался на борьбе, противостоянии более или менее равных политических сил, из которых ни одна не могла получить безусловного преобладания. Такое государство уже не могло быть просто господством; в нем превалировал интерес к сохранению общественного равновесия, выражавшегося в законе. Это было государство закона. В законе и воплотилась высшая власть. Но власть, как сила действенная и уравновешивающая, должна была сосредоточиться в одном лице. Им стал римский император. Таким образом, западное государство в конце своего развития пришло к тому же, чего Восток держался изначала», т.е. к деспотизму, подавлению личности.

Ни восточный, ни западный тип государства, по мнению Соловьёва, не возвышали человека до божественного, оставляя его в безнадежной скудости и пустоте земного существования. Только христианство «осветило божественным разумом мир» и спасло высшее проявление мира – государство. Оно создало новый тип государства, открыв ему истинную цель в добровольном служении Богу и церкви. Но между ним и прежними типами не было полного разрыва. Христианское государство соединило в себе черты восточного и западного государств. Согласно восточному воззрению, христианство отодвигает государственную жизнь на второстепенное место, ставя на первый план жизнь духовную или религиозную. С другой стороны, вместе с Западом христианство признает за государством положительную задачу и деятельный прогрессивный характер. Оно не только призывает государство к борьбе со злыми силами под знаменем церкви, но и требует от него также, чтобы оно проводило в политическую и международную жизнь нравственные начала, постепенно поднимало мирское общество до высоты церковного идеала, пересоздавало его по образу и подобию церкви Христовой. Однако полному успеху мешает раскол христианских церквей; следовательно, задача состоит в их воссоединении. От этого соединения зависят судьбы России, славянства и всего мира.

 Пантеизм – отождествление, установление единства Бога и природы.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

59324. Особистісно-орієнтоване навчання. Нове ?! Цікаве?! Потрібне?! 103 KB
  Забороняється: Висловлюватись образливо про будького; Під час обговорення питання переходити на особистість опонента; Переривати співрозмовника; Бути категоричним; Висміювати думку опонента чи доводити її до абсурду; Спрямовувати розмову в інший бік коли немає аргументів...
59325. Шануй батька й неньку 103 KB
  Формувати почуття обов‘язку перед батьками довести всім присутнім на святі що батьки і діти – це Одне ціле. Діти. Ви нас теж любіть рідненькі Бо ми діти дорогенькі Хочем бути на вас схожі І як ви такі ж хороші. Так любі діти батько й мати найрідніші найближчі кожному з нас люди.
59326. Сценарій новорічного свята 51.5 KB
  Добрий вечір вам малята любі хлопці тай дівчата. добрий вечір шановне панство В. Добрий вечір пані та панове О. Як ви хочете щоб ми провели сьогоднішній вечір урочисто Чи так щоб всім сподобалось...
59327. Сценарій фестивалю “Повір у себе” 32.5 KB
  Весна. Цвіте на землі і летить у небесах, як сонячна богиня волі, розбуджує природу, звільняє від снігів і морозів землю, розсіває квіти і квітчає сади. Весна – це поклик молодості, голос радості й щастя, віри й любові, надії й краси, поезії й пісні.
59328. Ток-шоу “Дзеркало” 53.5 KB
  В його програмі будуть висвітлюватися актуальні питання опираючись на твори мистецтва та досвід з власного життя. Яке ще призвання Туди ідуть щоб забезпечити собі безбідне і спокійне життя.
59329. Місце Т. Шевченка в українському національному відродженні 42.5 KB
  Тарас Оксано Подивись що я намалював. Оксана Ой як гарно яка хатинка Тарас а ти мене колинебудь намалюєш Тарас Звичайно. А вірша про тебе складу хочеш Голос мачухи: Тарас Тарас Ой лихо мені.
59330. Повторення таблиць множення і ділення чисел 2 і 3. Складання задач на дві дії за даним виразом. Знаходження значень буквенних виразів 39 KB
  Мета: Виявити обсяг і якість знань про множенні і ділення таблиць 2 і 3, рівень навичок у лічбі та обчислювальній діяльності; Вдосконалити вміння учнів розв’язувати задачі на 2 дії за даним виразом. Розвивати пам’ять, логічне мислення, зв’язне мовлення, увагу.
59332. Мамо, тобі низенько вклонюсь 36.5 KB
  Син: Чому у тебе у косі ясна Забриніла раптом сивина Мати: Од любові од. Син: А в бабусі голова біліш То ж мене бабуся любить більш Мати: В неї діти доньки і сини Додають сердешній сивини. Син: Чом же тітка біла як зима – В неї ж діток не було й нема Мати: Так синочку біла геть вона...