2117

Теория принятия решения

Шпаргалка

Психология и эзотерика

Классификация решений. Рефлексивные решения. Принятие решения: оценка вероятностей и исходов событий (ценностей). Общение как информационный процесс. Межличностное восприятие в структуре общения. Сплоченность, срабатываемость и эффективность внутригрупповой деятельности. Понятие группового решения.

Русский

2013-01-06

1.1 MB

47 чел.

Теория принятия решения

  1.  Психол. теория принятия решения.

Исключение из психол. анализа тех ситуаций, которые обусловлены природными событиями, является проблематичным, поскольку и в таких ситуациях риск связан с действиями субъекта, с его оценкой положения дел.

Так, наблюдение извержения вулкана с помощью космического спутника сводит риск к нулю, в то время как нахождение в зоне прохождения лавы увеличивает риск. Выбор точки наблюдения в данном случае оказывается средством управления субъективным риском. Нельзя считать, что риск полностью редуцирует к оценке, что его смысл исчерпывается предварительной прогностической функцией, имеющей отношение к стадии организации и планирования действия. Не только высказывание типа «данное решение может привести к рискованным следствиям», но и высказывание типа « данное решение было рискованным» является осмысленным и правомерным. в данном контексте предпринимается исследование процесса оценки субъектом вероятности успеха, того, как осуществляется процедура оценки, какие факторы обуславливают ее достоверность и адекватность. Исходя из общего представления об оценке как результат сопоставления оцениваемого с некоторым образцом, исследователь риска сталкивается с трудностями описания как того так и другого. Дело в том, что объект оценки не дан непосредственно, но присутствует в мыслительной процедуре в форме проекта возможного будущего. Образец, заимствованный из аналогичной ситуации, должен быть сам сначала правильно оценен на основе общей системы ценностей, а затем адаптирован к настоящей ситуации. При этом если в оценке приоритет отдается образцу, то существует риск неоправданной редукции настоящей ситуации к той, из которой заимствуется образец. Если образец просто приспосабливается к цели, то утрачивается нормативный смысл всей процедуры. Ее сложность, таким образом превращает оценку просто в некоторое уточнение цели. В ситуациях, где негативные последствия имеют высокую значимость для человека, критерий принятия решения повышается, действия его оцениваются как более осторожные. Важным фактором является субъективная оценка затрат на достижение желаемого результата (оценка средств деятельности). Чем выше затраты на действие, тем выше критерий принятия решения о его необходимости.

На стыке когнитивной псих-и и экономики разворачиваются междисциплинарные подходы. Они представлены в работах Джейкоба Маршака и Кеннета Эрроу. В данном контексте предпринимается попытка понять внутренний мех-м принятия экономических решений в терминах когнитивной псих-и. Предполагается, что полное использование доступной информации является проявлением рациональности. Рациональный индивид в состоянии обнаружить любую корреляцию, которую вообще можно вывести из имеющихся данных. Это означает, что он исчерпывающим образом оценивает перспективы рискованной ситуации или рискованного решения, если ему представлена полная информация о них. Однако это никак не снимает вопроса о рациональной оценке самой полноты информации, как скоро субъект никогда не имеет абсолютно полного знания об объекте.

Оценки вероятностей событий. Центральный момент принятия решения – выбор варианта действия с целью достичь наилучшего результата, или исхода. В 1954г. Л.Сэвидж предложил рассматривать вероятности исходов не как объективные, а как субъективные, или обусловленные особенностями субъекта. Возникла необходимость психол. подхода в ТПР. Оказалось, что даже если мы можем объективно зафиксировать (измерить) ценности и вероятности исходов, реальный человек в своем выборе может руководствуется не ими, а некоторыми субъективными представлениями о ситуации принятия решения. Человек руководствуется при выборе не объективными, а субъективными значениями вероятностей событий. Вера в контролируемость события, в то, что можно определенным образом повлиять на его исход, связана с субъективной вероятностью этого события. Если исход события имеет для нас позитивное значение, субъективная его вероятность растет с увеличением веры в контролируемость: чем более мы верим в то, что может повлиять на исход события, тем выше оцениваем его вероятность. Если же исход события носит отрицательный характер, то субъективная его вероятность уменьшается с увеличением веры в контролируемость. По отношению к ряду ситуаций эта тенденция вполне обоснованна, поскольку человек, стремящийся к позитивному исходу и способный повлиять на то, что с ним происходит, действительно делает позитивный исход более вероятным, а негативный – менее вероятным. Однако зачастую вера в контролируемость ситуации оказывается иллюзорной. И в таких случаях оценка вероятностей событий оказывается ошибочной – завышенной или заниженной. Второй эффект вероятности событий – так называемая эвристика доступа. Суть этого эффекта состоит в том, что человек оценивает вероятность событий в зависимости от того, насколько легко примеры этих или подобных событий приходят на ум, всплывают в памяти. При прочих равных условиях часто происходящие события легче вспомнить или представить, чем редко встречающиеся. Но в некоторых случаях эвристика доступности приводит к систематическим ошибкам некоторые события легче приходят на ум не потому, что они более вероятны, а в силу других факторов. Мы лучше помним событие если оно случилось недавно, имело сильное эмоциональное воздействие. Все эти факторы приводят к тому, что мы оцениваем событие как более вероятное, зачастую не имея на это никаких реальных оснований. Эффект наглядности – связан с восприятием и вероятности. Исследования показывают, что на наши оценки и суждения оказывают влияние на яркость и живость информации. Наглядная информация при прочих равных условиях легче приходит на ум, а поэтому связанные с ней события оцениваются как более вероятные. Практические рекомендации: 1) Оценивая вероятность альтернативных событий, необходимо уровнять их в смысле статуса наглядности; 2) Можно влиять на восприятие другими людьми вероятностей тех или иных событий с помощью уменьшения или увеличения степени наглядности соответствующих описаний. Человек склонен переоценивать малые вероятности и недооценивать средние и большие. Якорный эффект – наши оценочные суждения зависимы от точки отсчета. Эффекты оценки исходов событий (ценностей). Полезность исхода уменьшается по мере увеличения отсрочки его реализации. Субъективные ценности (полезности) выигрышей и проигрышей. Особенность функции полезности состоит в том, что ее рост для выигрышей происходит медленнее, чем ее падание для проигрышей. Эффект вклада. Суть его состоит в том, что человек, владеющий некоторой собственностью, назначает за нее цену большую, чем готов платить тот, который собирается приобрести эту ценность. Эффект «обрамления» (формулировки). Человек при прочих равных условиях, т.е. при равенстве ожидаемых ценностей исходов двух альтернативных событий – из двух вариантов (с риском и без риска) предпочитает вариант без риска, если речь идет о выигрыше. И, наоборот, избирает поведение с риском, если ожидается проигрыш. Эффект «обрамления» может быть использован в практических целях: 1) с его помощью можно предсказывать поведение в ситуации выбора, учитывая то, как ситуация представлена субъекту – в терминах выигрышей или проигрышей. Если человек склонен интерпретировать ситуацию в терминах выигрышей, то при прочих равных условиях он будет демонстрировать тенденцию к избеганию риска, и, наоборот, если ситуация представляется человеку как выбор между проигрышами, то он, скорее всего, проявит стремление к риску; 2) можно влиять на поведение лица, принимающего решение, манипулируя типом обрамления, в одних случаях инициируя осторожное поведение, а в других - рискованное. Эффект поляризации – групповое принятие решения. Когда решение принимает не один человек, а группа, итоговое решение не равно среднему арифметическому первоначальных индивидуальных мнений. Имеет место так называемая поляризация группы. Если первоначально группа в среднем была скорее консервативной (осторожной), чем склонной к риску, то в результате группового обсуждения группа становится еще более консервативной, чем среднее индивидуальных оценок до обсуждения, и наоборот, если первоначально группа в среднем была скорее рискованной, чем осторожной, то после обсуждения она принимает еще более рискованное решение. Первоначальное отклонение от нейтральной позиции порождает еще большее отклонение. Мнение группы в результате группового обсуждения отличается от среднего первоначальных групповых оценок «сдвинутостью» к полюсам, большей крайностью, поляризацией. Есть две позиции объяснения этого феномена: 1) групповое решение отличается от индивидуальных большей рискованностью; 2) сдвиг риска имеет место в том случае, если первоначально группа в среднем «сдвинута» от нейтральной позиции к полюсу риска. В противном случае наблюдается «сдвиг к осторожности». По причине информационного влияния в процессе группового обсуждения каждый из членов группы выслушивает, как излагают остальные свои аргументы и пользу защищаемой позиции. В ходе этой презентации аргументов слушатели получают некоторую новую информацию. В среднем аргументы соответствуют первоначальной среднегрупповой позиции, но если группа до обсуждения была слегка «сдвинута» в сторону осторожности, то и презентация окажется более насыщенной аргументами в пользу осторожности, нежели в пользу риска. Оценочные процессы после выбора. Часто оценка правильности решения значительно отличается от его истинной правильности. Очевидно, что не во всех случаях можно знать наверняка, какое решение было объективно правильным. Человек, приняв решение, склонен в большей степени искать в собственной памяти то, что подтверждает правильность принятого решения. А не то, что противоречит ему. Данная склонность и повинна в том, что человек переоценивает правильность принятого решения. Эффект трудности/легкости. Исследования оценки человеком правильности принимаемого решения показали, что степень переоценки правильности принятого решения зависит от трудности решаемой задачи, чем она труднее, т.е. чем ниже процент правильных решений в целом, тем выше степень переоценки правильности решения. Если задача очень легкая, может наблюдаться эффект недостаточной уверенности.

2. Классификация решений. Рефлексивные решения.

Специалисты по принятию решений выделяют следующие виды решений, обусловленные как характеристиками субъекта принятия решений, так и ситуационными (объемными) факторами: детерминированные и недетерминированные решения; решения в условиях неопределенности, риска, определенности; структурированные, плохо структурированные решения; интеллектуальные, эмоциональные, волевые решения; информационные, оперативные, организационные решения; перцептивные, речемыслительные решения; стратегические, тактические решения; интраверсные, экстраверсные решения; индивидуальные, коллективные, институциональные решения; рефлексивные решения; дедуктивные, абдуктивные, индуктивные, прогностические решения.

В настоящее время актуальной остается разработка идеи рефлексивных решений. Концептуально разработкой проблемы рефлексии, рефлексивных процессов, рефлексивных решений и рефлексивного управления занимаются В. Лефевр, В. Лепский, Г. Смолян, М. Розов.

Рефлексия - лат. «обращение назад» - процесс осмысления чего-либо при помощи изучения и сравнения (психолог. Определение), это новый поворот духа после осмысления познавательного акта к собственному «Я» («Я» как центр опр-го акта), благодаря чему становится возможным присвоение себе познанного (философ. опр.).

В философии рефлексия - явление микрокосмоса - наше внутренне, склонность человеческой души одушевляя предметы окр. мира ассимилировать их, т.е. наделять их смыслом, включать в круг своих ценностей, обнаруживать их сущность, делать их привлекательными, т.к. они д. Возбуждать наш интерес. Наше внутреннее - это физическая потенция высокого ранга, т.к. это подготовка в т.ч. для нашего духа пути к истине.

В широком смысле рефлексия – это направленность человеческой души на самое себя. Рассуждения о самопознании встречаются у Сократа, Платона, Аристотеля, Плотина. В современном смысле понятие рефлексии впервые было употреблено Джоном Локком. Рефлексия, с его точки зрения, особое оперирование субъекта с собственным сознанием, порождающее в результате идеи об этом сознании. Внешний опыт, базирующийся на «ощущениях», был таким образом отделен от внутреннего опыта базирующегося на человеческой способности анализировать свое собственное мышление. В псих-и 19 века В. Вундт продолжил подход Локка, считая метод самонаблюдения главным средством получения информации о психике.

В современной псих-и до сих пор свидетельства в пользу существования рефлексии базируются только на сообщениях самих субъектов. Такими сообщениями являются фразы типа «Я думаю», «Я решаю».

В.А. Лефевр считает, что можно математически моделировать человека как рефлексивную структуру и представить процесс ПР объективно, в терминах, не связанных с перцепциями, т.е.выделить чистую ситуацию, а человека элиминировать. Лефевр выделил структуры человеческой рефлексии, открыл «рефлексивный компьютер» в человеческом сознании.

Предмет рефлексивных иссл-й: в псих-и, социологии, полит. науках, военном деле требуется описывать в объективных терминах не только материальный (физич. аспект) системы, но и ее внутренний (субъект.) аспект, связанный с тем, что среди ее компонент есть живые люди.

Методы объективного описания систем вместе с их субъективным внутр. мирами и составляет предмет рефлексивных иссл-й.

Пример. Реальность, перед внешним наблюдателем, который рассматривает рисунок, обозначается буквой Т. Он м. дать полное описание этой реальности, но оно не удовлетворит психолога и социолога, т.к. их интересует не только физич. описание, но и то, как отражают домик человек X и Y, но глядящие на него с разных сторон. Их взгляды ( ) м. радикально отличаться от взглядов внеш. наблюдателя. Вся реальность А1 (обозначается как символическая сумма ситуаций - совокупность физ. Аспекта и субъект. представлений). Человек X занял позицию внеш. наблюд-ля, т.е. картина X (Т+Тxy) стала содержанием его внутреннего мира. Для него А2= Т+Тxy+X(Т+Тxy). Наличие во внутреннем мире субъекта X представлений о внутреннем мире субъекта Y позволяет поставить задачу орг-ции рефлексивного управления.

В рамках естественнонаучного подхода мы бы ограничились изучением реальности, при рефлексивном подходе нас интересует вся система многократных отображений этой реальности. Отдельные отображения могут быть связаны с индивидуальными психол.ими процессами каждого человека, с макрокультурной перцепцией (макрок-рноя перцепция - обобщенное мнение России о себе, основанное на индивидуально-психол.их особенностях субъектов, входящих в ее состав). Пример: Х - президент, принимающий решение по теракту в норд-осте, У - ожидания населения; результат - на 4% по факту вырос рейтинг президента. Вопрос: что такое рефлексивный подход в этой ситуации? Совпадала ли рефлексия президента с ожиданиями народа? Что такое ожидание? (ожидание - генерализованное доверие).

Описании рефлексии подразумевает, что субъект А, чью ментальную структуру мы исследуем, изображен двумя символическими элементами: собственно субъект и «планшет сознания», в котором помещается то, как данный субъект видит мир, т.е. некое изображение Z. Таким образом появляется рефлексивная структура, в которой субъект А обладает планшетом сознания, на котором представлена его картина действительности. В нее, в частности, могут входить он сам, другие субъекты, а также воображаемые им предметы и ситуации. Символически такая структура субъекта А выражается формулой А = а , где а - субъект как он есть, а Z- то, что находится в его воображении.

Рефлексия – имманентное свойство «отображения», а содержание рефлексии субъекта может включать самого субъекта с его рефлексией. Так возникают рефлексивные структуры вида А = а , где а -представление субъекта о нем самом, а Z – представление субъекта о собственной мысли – рефлексия второго ранга. Алгебраическое представление структуры рефлексии, расширяет само понятие рефлексии, включив в него знание о том. Как человек осознает (оценивает) свои намерения и свою оценку этих намерений. Такое расширение позволило В. Лефевру не только включить в предмет исследования структуру этических оценок и самооценок, но и установить теоретически существование двух мыслимых этических систем, которое подтверждается интересными экспериментальными исследованиями.

Представим, что существует некий способ оценивать интенции и поступки субъекта как позитивные или негативные. Отрицательная оценка субъектом самого себя означает наличие у этого субъекта импульсов вины. Отрицательная оценка партнера означает чувство осуждения последнего. В выражении а символ а - интенция субъекта А, которую он сам не ощущает, а символ а - интенция образа себя, переводящая исходную интенцию в действие (поведение). Выражение а это действие образа, которое наблюдает внешний наблюдатель. Выражение в показателе а есть поведение наблюдаемого индивида – это и есть переживание субъекта. Символ а есть представление субъекта о том, как он представляет (оценивает) собственные интенции, т.е. его знание о своих переживаниях.

Итак, мы имеем: действие – переживание – знание о переживаниях. Оценки соответствующих действий и переживаний обозначаются символами 0 (негативная) и 1 (позитивная) оценка. В содержательном смысле оценка а = 0 означает, что у субъекта А возникают негативные интенции. А оценка а = 1 – интенция совершить позитивное действие. Оценка рефлексивной структуру 1- означает, что субъект имеет позитивные интенции и не испытывает чувства вины. Тем самым он не реализует негативных действий и его поведение позитивно: 1 = 1. Оценка 0- означает, что субъект не испытывает чувства вины за отрицательные интенции и совершает негативное действие: 0 = 0. Оценка 0- = 1 означает, что субъект испытывает вину и не реализует негативную интенцию, т.е. в целом он может быть оценен позитивно. Оценка 1 = 1 означает, что субъект испытывает чувство вины при отсутствии негативных интенций, но при этом негативных действий не совершает в виду отсутствия побуждений к ним. Эти рассуждения показывают целесообразность использования степенных выражений для описания рефлексивной структуры.

Субъект, испытывающий дурные импульсы, но полагающий себя «кающимся грешником», объективно оказывается грешником. Здесь мы имеем дело с началом парадокса о кающемся грешнике. Этот парадокс состоит в том, что, осознавая на некотором уровне рефлексии себя грешником, человек освобождается от греха, но на следующем уровне рефлексии он видит себя уже освобожденным от греха за счет осознания и тем самым опять превращается в грешника.

Важно понимать, что оценка субъектом себя и ощущение этой оценки как негативной или позитивной осуществляются без усилий сознания. Мех-мы этих оценок работают автоматически как встроенный в психику человека рефлексивный компьютер. В результате интуитивное решение возникает во взаимодействии неосознаваемого нижнего этажа и осознаваемого содержимого планшетов первых двух уровней. Более высокие уровни рефлексии требуют отнюдь не автоматических усилий сознания – здесь возникает феномен свободной воли, который не может быть описан как психический мех-м.   

Известно, что субъект оценивает объекты из некоего класса как «хорошие» или «плохие» при отсутствии объективных критериев. В сущности субъект лишь полагает их хорошими или плохими. Фактически субъект творит реальность, хотя сам думает, что только отражает ее объективные свойства.

Итог: мы имеем две этические системы. Операции соединение и разъединение различных житейских ситуаций, которые могут нас привести к определенным оценкам. В первой этической системе соединение вещей, имеющих противоположную оценку воспринимается отрицательно, разъединение - положительно. Во второй системе, наоборот: соединение положительного и отрицательного (как компромисс дурных средств с хорошей целью) оценивается как хорошая ситуация, а их разъединение - как плохая.

В любой этической системе порядочный человек стремится повысить статус собственного образа себя, т.е. того, как он ведет себя в собственном представлении. Выбрав первую систему, субъект будет больше страдать от «-» ситуации, но будет ощущать себя лучшим, чем в противной ситуации. В первой системе такой выбор означает предпочтение соединения (компромисса), во втором - разъединения (конфронтации). Первая система доминирует в культуре США, вторая - в России (Лефевр).

Существуют драматические различия между системами. Мот. модель этических систем можно создать впечатление их симметричности. В действительности, однако, доминирование второй системы ведет к катастрофическим последствиям развития общества: вторая система полезна для общества, но она не должна преобладать, иначе это ведет к доминированию безнравственных людей и антропологической катастрофе.

Рефлексия - это «фиксация рисования на груди» (Лефевр). Псих-я не может это описать. Вывод: свой «образ на груди» лучше ухудшать, т.к. это улучшает самочувствие. Зап. психотерапия, медитации Востока идут по-этому пути: изменение самочувствия за счет изменения образа себя.

Нильс Бор высказывал мысль, что наблюдение чувств прекращает их. Естественная работа человеческого сознания состоит в том, что человек не только нечто испытывает, но и автоматически это регистрирует. Человеку от рождения даны фундаментальные рефлексивные структуры, по крайней мере, с двумя рангами рефлексии (субъект чувствует себя и чувствует себя чувствующим себя) и автоматическим мех-мом счета.

Идеи самоотнесенности в рамках рефлексивного решения:

Запад: как происходит, когда образ себя адекватен целому.

Россия: как происходит, когда образ себя не адекватен целому. Человек более совершенен, когда он чего-то не знает, чем тогда, когда он знает все.

В модели рефлексивного решения В. Лефевра есть два фундаментальных отношения: соединения и разъединения (позитивного и негативного, добра и зла).

Золотое сечение дало нам понятие ассиметрии. Причина - ситуация выбора изначально аксиологически поляризована. Человек больше настроен по «+» оценки, поэтому «-» субъекты не выдерживают рефлексивной оценки, критики. Человек всегда действует по имеющимся у него образцам, т.е. «принимает эстафету» уже реализованных действий и передает ее дальше. Образцы - те соц. программы, благодаря которым только и возможен вывод о золотом сечении. Ценностное отношение к миру нуждается в качестве основы в целом универсуме уже имеющихся предпочтений. Образцы м.б.заданы ситуацией или на уровне вербальных формулировок, но именно они определяют характер поведения. Все это подтверждает, что у человека сущ. Соц.о-детерминированное поведение, но это не жесткая детерминация, а уровень вербально сформулированных установок. Образцы бывают позитивные и образцы запреты (те, в которых получен «-» результат). Любые образцы поведения или деятельности, учитывая их разнонаправленный характер, предполагают аксиологическое отношение к ситуации, определение главного и существенного в противоположность второстепенному и побочному.

Условия выбора продиктованы 3 факторами:

  1.  этическая система
  2.  понимание рефлексивной ассиметрии
  3.  симметрии.

Ситуации поведения или деятельности, отличающиеся друг от друга лишь по своим ценностным установкам, называются рефлексивно симметричными.

Неожиданнее рефлексивное преобразование ситуации: все остается инвариантным, кроме ценностной установки (анекдот про обезьяну и крокодила).

Согласно концепции Лефевра, субъект осуществляет рефлексивный выбор, рац. Выбор решения в зависимости от ценностных ориентаций. Дилемма заключенного (парадокс теории рац. Выбора). Модель субъекта с рефлексией позволяет включить в рассмотрение этой ситуации помимо чисто утилитарного еще и моральный аспект. Допустим, цель субъекта - произвести выбор между двумя полярными альтернативами (1-«+», др.-«-«). Субъект обладает возможностью желать или планировать (интенция, воля). Но интенция не всегда претворяется в реальное действие, поэтому у субъекта есть свойство «готовность совершить действие». Если интенция - феномен в ментальном мире субъекта, о готовность - характеристика исполнительной системы, которая не полностью контролируется волей субъекта. Интенция и готовность имеют общую меру, т.е. они соотносятся с элементами, принадлежащими к 1 и тому же множеству, на котором задано как мин. Отношение рефлексивности, т.е. каждый элемент тождественен самому себе. Пример: субъект стоит перед выбором: протянуть руку помощи другу или нет. Как м.б. выражена интенция? - «я намерен помочь другу».как готовность выглядит со строны внеш. наблюдателя? - убежденность в готовности. Вывод: если внеш. наблюдатель считает, что субъект реально не поможет другу, хотя и собирается, то меры интенции и готовности не совпадают.x=1, y=0.

Дилемма заключенного:

  1.  Альтернатива объявить себя невиновным - позитивный полюс, виновным - негативный. Пусть обвиняемые не совершили преступления, тогда аль-ва признания себя виновным - ложь, поэтому она играет роль негат. полюса, невиновным - правда, играет роль позит. Полюса. Субъект всегда выбирает программу в соответствии с которой он, невзирая на внеш. обстоятельства, д. выбрать альт-ву, играющую для него роль позитив. полюса. Лишь тогда дилемма исчезает. Для каждого участника исход соотносится с 2 оценками. Стратегия выбора также поляризована( каков источник поляризации). Хотя очевидно, что субъекты включены в некоторую культуру, детерминирующую позит. и негат. ассиметрию альт-в.
  2.  М. сущ. субъект, для которого альт-вы не поляризованы извне. Мех-м выбора в данной ситуации: перед тем, как принять решение, субъект сам волевым актом д. поляризовать альт-вы. После этого когнитивный мех-м субъекта сможет вырабатывать решения автоматически. Т.о. дилемму преодолеть в любом случае м. лишь субъект, обладающий способностью диктовать самому себе, что есть добро, а что есть зло.

Все это имеет прямое отношение к проблеме рефлексивного управления, под которым понимается возможность не просто понять психологию человека, но и вести его за собой.

 Рефлексия – это конкретный мех-м или «автомат» выбора в бинарных ситуациях, безразличный в широких пределах к содержанию того, что именно выбирается. С другой стороны, речь идет о способности человека постигать свой внутренний мир и строить картину своих состояний. Человек не только видит звезду, но и знает, что он ее видит.

3.Рефлексивное управление.

Вопросы рефлексивных решений составляют основу РУ. Рассмотрим РУ как явное и скрытое психол. принуждение. Манипулирование - процесс использования различных специфичных способов и средств изменения (модификации) поведения человека или его целей, намерений, желаний в интересах субъекта воздействия, которые могли бы не произойти, если бы адресат в достаточном объеме знал данные, относящиеся к ситуации в целом (какие способы применялись по отношению к нему или в каких целях они использовались).

Процесс передачи оснований для принятия решения одним из персонажей другому называется рефлексивным управлением.

Пример: методы психол. воздействия в тоталитарных сектах. Используются комбинированно, нач-ся с подбора применения к людям с ослабленными или несформированными соц. связями. Негативность деятельности этих сект для общества есть всегда. Н. рассматривать в целом комплексы и технологии, которые ими используются. Это позволяет более обоснованно представить направленность такого вида деятельности на ограничение свободы личности и формирование у нее особого рода психосоц. зависимости от сект. Управление формой жизнедеятельности - главная цель управления в тоталитарных сектах, т.к. главная задача - навязывание. Обобщенная схема управления формой жизнедеятельности в тоталитарных сектах.

Базовые рефлексивные процессы, реализуемые в схеме являются классическим примером РУ. В псих-и выделяют 2 способа жизнедеятельности:

  1.  Жизнь, не выходящая за пределы непосредственных связей, в которых живет человек (реактивный способ сущ-я).
  2.  Появление рефлексии, сознание выступает как разрыв, как выход из первой, полной поглощенности непосредственным процессом жизни для выработки соответствующего отношения к ней, т.е. занятие позиции над ней (рефлексивный способ сущ-я).

Две крайности с т. зр. блага и зла для общества. Варианты перехода человека на новую форму жизнедеятельности (ж/д).

1). Схема развития вкл. процедуры:

  1.  Разрыв ранее сложившейся ж\д - идет формирование состояния готовности к новым способам ж/д. Человек сам осознает, что надо меняться и жить иначе. Опасно, сам ли он это делает.
  2.  Актуализация рефлексии - появляется возможность самому создать или осознанно выбрать новую форму ж/д и организовать процесс перехода самому. Помощь извне возможна, но важно, чтобы это было соотнесено с формами ж\д, которые выбирает субъект.
  3.  Рефлексивная операция: поддержка человека, осуществляющего рефлексивный выход за пределы ж\д.

При использовании схемы развития человек является подлинным субъектом развития своей ж/д,т.к. процедура актуализации рефлексии сама провоцирует переход с реактивного способа ж\д на рефлексивный. Закрепившись на нем, человек м. постоянно оснащать свою жизнь новыми способами релексивной работы.

2). Схема рефлексивного программирования:

  1.  Разрыв ранее сложившейся ж\д.
  2.  Рефлексивная блокада, т.е. блокируются несанкционированные кем-то рефлексивные процессы, человек лишается возможности самостоятельно осуществлять новые виды ж/д.
  3.  Соц. изоляция - блокировка несанкционированных информационно-психол.их воздействий соц. окружения, лишение возможности влиять на процессы сознания ближайшего соц. окружения).
  4.  Рефлексивное программирование - навязывание человеку заранее предопределенных кем-то представлений, т.зр., позиций, мнений и др. психич. образований с целью сформировать осознанное принятие предлагаемой ж/д.

При использовании схемы РП человек превращается в объект управления. Процедуры рефл. блокады, соц. изоляции способствуют закреплению реактивного способа ж/д и е способствуют развитию личности. Эта схема является злом для общества и максимально ориентирована на превращение человека в зомби.

Методические приемы процедуры «рефлексивная блокада».

1). Физиол. мех-мы: сокращение белковой пищи, сна.

2). Повторение бессмысленных словосочетаний

3). Некритическое принятие новых идеологических или теоретических принципов, чаще в результате от новичка требуют преданности группе.

4). Навязывание штампов контраргументации.

5). Навязывание т.зр., что будучи в составе секты, можно решить все проблемы.

Фактически происходит навязывание человеку добровольного делегирования функций персон. Рефлексии гр. субъекту, секте.

Внушается негативная оценка любых высказываний, которые расходятся с канонизированными нормами данной секты.

Подбор лиц, предрасположенных к рефлексивной блокаде (люди с феноменом «бегство о свободы»).

Методические приемы процедуры « соц.ая изоляция».

- монологичность (однонаправленность воздействия).

- рефлексивное программирование (опора на апробированную мифологию).

Сущ. полисубъектное РУ, для которого главным организуемым фактором является коллективизм, где человек автоматически начинает копировать поведение с помощью других членов секты, куда внедряются агенты влияния

-деформация позиций базовых рефлексивных структур познания - принижение значимости шир.? Позиций в понимании высоконравственности, подмена духовного интеллектуальным.

Чтобы избежать этих технологий, человек должен иметь соц. подготовку, соц. связи и нравственное ближайшее окружение.

Понятие рефлексивных систем.

Представим комнату смеха, пусть в ней со стола падает предмет. Его падение будет причудливо отражаться в зеркалах, зеркала - друг в друге, т.е. уже искаженные траектории будут также искажаться.

Рефлексивная система - это система зеркал, многократно отражающих друг друга. Каждое зеркало - это аналог персонажа, наделенного своей особой позицией.

Психическое отображение - это всегда искажение физической реальности.

Пусть в «каземате» находится узник, а вне каземата – его партнер, который желает освободить узника. Каждый из них в отдельности не может пробить стенку, но если они будут пробивать стенку одновременно навстречу друг другу, то отверстие будет проделано. Контакт между ними не возможен.

Как будут вести себя «разумные» партнеры?

Системы без рефлексии не могут успешно встречаться в подобных ситуациях, поскольку решение каждого никак не связано с решением партнера. Согласно рефлексивной системе -выбрать №4, т.к. он странный.

Встреча происходит в наиболее странном месте. Такие места называют фокальными точками. Рефлексивный анализ позволяет в какой-то мере объяснить причины возникновения фокальных точек, поскольку при этом можно регистрировать структуры гораздо более сложные, чем «я думаю, что он думает…». Структуре «я думаю, что он думает…» соответствует рефлексия .

В.Лефевр выделяет различие между решением и реализацией решения. Решение - элемент внутреннего мира персонажа. Реализация решения – компонента его поведения. Рассуждение, обосновывающее выбор альтернативы, не полностью детерминирует выбор. Рассуждение, опирающееся на часто встречающиеся признаки, при воспроизведении будет давать неоднозначное решение.

 «Феномен фокальной точки» порождается специфическими рефлексивными структурами. Рефлексивные системы обладают резервом самоорганизации, который отсутствует у систем других типов и который позволяет им целесообразно функционировать, не имея информационных контактов друг с другом.

Лефевр: рефлексивные процессы являются универсальным мех-мом, позволяющим космическим цивилизациям находить друг друга или совершать координируемое действие без информационного обмена.

Конфликт - столкновение двух или более мотивов, которые не могут бать удовлетворены одновременно. Конфликт связан с тем, что ослабление одного мотив. Стимула ведет к усилению другого.

Конфликт между желательными вещами наз-ся приближение ; между двумя опасностями -конфликт удаление

Побудителями конфликта являются неопределенность, страх, враждебность.

Коллизия - столкновение противоположных сил, стремлений, взглядов, интересов. Успех в конфликте во многом предопределен тем, как противники имитируют внутренний мир друг друга.

В основе современной идеологии ПР лежит «принцип Максимина»: при ПР гарантировать себе минимальный проигрыш. Каждому варианту своего решения мысленно противопоставляется лучшее решение противника.

Любая картина игрока Х адекватно отражается противником У. Если Х вступает в конфликт с У, то для Х - необходимо использовать принцип максимина: чтобы противник, приняв наилучшее решение, все же нанес минимальный ущерб. Этот принцип работает только в конфликтных ситуациях.

Классическая творя игр Фонеймана.

Осознание того, что он устроен т.об., изменяет его представление о самом себе, но при этом оказывается, что У выступает как всевидящее око, отразившее новую картину осознания самого себя. «Х» м. адекватно отразить свое рефлексивное устройство, но этот факт будет одновременно отражен персонажем «у».

Персонажу Х придаем экран сознания. К нему снаружи прикрепляем У - противник Х, всевидящее око. Хотя он вне поля экрана, он воспринимается Х (рис ). Содержание на экране идет к Х по 2 канала. С од. Стороны, непосредственно от экрана, с др. - опосредованно через У. У е устраним актом сознания, т.к. этот акт выступает как возникновение некоторого изображения внутри квадрата.

Если на экране сознания отобразилась ситуация, изображенная на рис ,то это не изменит строение процесса осознания, что подтверждается рис также, как высвечивание на киноэкране мех-ма кинопроектора. И каждый раз это высвечивание не влияет на работу самого кинопроектора, ибо содержание экрана по-прежнему б. поступать к персонажу Х по 2 каналам.

Можно нанести на экран особый рисунок, который с позиции Х не отличим от проецируемого изображения, тогда с позиции внешнего исследователя лишь часть содержания является результатом проецирования, в то время как Х не будет отличать элементы, нарисованные на экране от элементов, спроецированных на экране. Это относится к понятию рефлексивного замыкания. Приведенный пример дает 1 тип рефлексивного замыкания. Но сущ. и другие типы. Чем выше или ниже ранг «всевидящего ока», то искажение будет больше или меньше.

Лефевр заметил, что в конфликте рефлексивные процессы выступают наиболее рельефно. Для описания конф-а он задал 3 различных системных представления:

  1.  Представление кон-та как взаимодействия ударных сил.

Конф-т представляется как взаимодействие массивов техники, каждый из которых задается параметрами входящих в них единиц. Антагонистические игры типа шахмат обычно рассматриваются как взаимодействие особой ударной «техники», которая имеет некоторые потенциальные возможности. Не принимается в расчет квалификация игрока. Реальное течение конфликта определяется не позиционными возможностями игры, а тем, как эти возможности видит игрок (а не исследователь игры) и как он оперирует этим своим видением.

  1.  Представление конф-а как соотношения двух информационно-управляющих систем.

Ударные силы должны быть организованы в систему. Их тело пронизано «нервной системой» различных каналов связи. Для описаний конф-а необходимо особое изображение функционирования информационно-управляющих систем, которое может быть сделано независимо от представления конф-а как взаимодействия ударных сил. Это системное представление дает возможность сопоставить противников тому, насколько быстро решения, выработанные в «голове» системы, придут к исполнительным органам. Оно позволяет исследовать информационную инерцию систем безотносительно к качеству выработанных решений.

  1.  Представление конф-а как рефлексивного взаимодействия противников.

Основной и наименее изученной сферой конф-а являются процессы принятия решения противниками и их взаимодействие при ПР.

Чтобы иметь полное описание конфликта, необходимо синтезировать эти различные системные представления.

Когда изучается конфликт, способы соединения систем при исследовании конфликтов м.б. различными. отдельные проекции могут отсутствовать.

Для ПР главным является рассмотреть конфликт как взаимодействие противников.

Любые «обманные движения», провокации, интриги, маскировки, создание ложных объектов и вообще ложь произвольного типа представляют собой рефлексивное управление. Можно говорить об истолковании РУ как особого способа получения информации.

Каким образом персонаж Х может получить информацию о том, какой информацией располагает У? Если Х может подключиться к каналу, по которому некто Z сообщает персонажу У информацию, то эта информация попадает к персонажу Х, и он поместит ее «внутрь» модели персонажа У, которой он располагает. Персонаж Х может подключиться к каналу , по которому У передает имеющуюся него информацию персонажа Z. У может просто сообщить персонажу Х информацию, которой он располагает. Таким образом Х получает информацию о У, поскольку он сам ее в него заложил. РУ и является таким способом получения информации о партнере. Передаваемая информация может быть произвольного типа: это может быть информация о «плацдарме», о самом себе, о партнере, о своей точки зрения на точку зрения партнера. Важно лишь, что после акта передачи этой информации персонаж Х становится обладателем информации о своем партнере.

РУ – управление решением противника, в конечном итоге навязывание ему определенной стратегии поведения при рефлексивном взаимодействии осуществляется не прямо, не грубым принуждением, а путем передачи ему оснований, из которых тот мог бы логически вывести свое, но предопределенное другой стороной, решение. Передача оснований означает подключение Х к процессу отображения ситуации У, тем самым Х начинает управлять процессом принятия решения. РУ называется передача оснований, из которых выводится предопределенное решение.

РУ в конфликте может быть понято так:

  1.  РУ посредством формирования картины плацдарма Пху – Пх. Например, маскировка своих объектов является одним из видов такого управления. Это способ передачи противнику информации: «на данном месте ничего нет». Создание ложных объектов является другим видом такого управления.
  2.  РУ посредством формирования цели противника Цху – Цх. Наиболее распространенным типом такого управления является провокация. Она может осуществляться путем «идеологической диверсии», коварного «дружеского совета» т.д. примером такого управления является детская забава, когда на видное место кладется банковский билет с замаскированной ниткой. Он используется как средство формирования вполне определенной цели прохожего.
  3.  РУ посредством формирования доктрины противника Дху –Дх. Доктрина противника – это оперативное средство, в простейшем случае – алгоритм, посредством которого из цели и из планшета «вырабатывается» решение. Формирование доктрины противника осуществляется посредством его обучения. Например, футболист-нападающий систематически сознательно «попадается» на определенное действие одного из защитников. В результате защитник закрепляет данное действие как стандарт противодействия данному нападающему. Что используется нападающим в решающий момент.

РУ является явным или скрытым психол. принуждением, но его надо различать с понятием «психол. манипулирование». РУ является методом психол. воздействия, который может быть использован в различных целях.

4. Риск – как характеристика действий субъекта принятия решений.

Понятие «риск» и его философское осмысление восходит к философской антропологии немецкого философа Арнольда Гелена. Он вводит представление о человеке как «недостаточном существе», которое характеризуется ограниченной природной приспособленностью. Гелен правильно подчеркивает, что человек менее специализирован и в силу этого более многосторонен, чем другие виды. Он делает из этого факта вывод о том, что изначальная лишенность жесткой приспособительной связи с определенными экологическими нишами обрекает человека на статус «рискующего существа с конститутивными возможностями несчастья». Опираясь при этом на учение И. Гердера о человеке, как существе, состоящем из недостатков, Гелен не учитывает то обстоятельство, что, к примеру, человеческий мозг наилучшим образом приспособлен к решению сложных задач, встающих перед человеком. А.Н. Уайтхед, задумываясь о причинах глобальных цивилизованных сдвигов, обнаруживает их в метафизическом измерении человеческого бытия, которое он называет «приключением». Это такое общественное состояние, «когда мысль опережает реализацию. Всякое физическое приключение, предпринимаемое с заранее поставленной целью, опирается на приключение мысли, грезящей о нереализованных вещах. Прежде чем отправиться в Америку, Колумб размышлял о далеком Востоке. Колумб не доплыл до Китая. Однако он открыл Америку». С тех пор «Новый свет» стал для многих ареной рискованных приключений. Америка превратилась в страну предприимчивых людей, и сегодня предприниматель, находясь в сфере неизбежного действия ряда неизвестных факторов, принимает решение в условиях неполного знания ситуации, без точного расчета, надеясь на удачу, что предполагает определенную смелость. Риск является неизбежной составляющей всякой и прежде всего хозяйственной деятельности. Н. Луман связывает появление категории риска в экономических работах с попытками обоснования предпринимательской прибыли функцией компенсации риска. Риск должен быть прямо пропорционален прибыли и наоборот.

Существование риска непосредственно связано с наличием неопределенности. Результат большинства видов деят-и людей нельзя предсказать точно. По мере расширения наших знаний мы можем выразить нашу неопр-ть в отношении будущих результатов в виде вероятности их наступления. В этом случае мы превращаем неопр-ть в риск. К источникам, воспроизводящим факторы неоп-ти, относятся субъекты и объекты, продуцирующие риск, а также те, кто выбирает и реализует конкретные решения. Наличие множества субъектов хозяйственной деят-ти является источником, также воспроизводящим неоп-ть. Важнейшими генераторами риска являются люди. Неоп-ть возникает из-за наличия в общественной жизни противоборствующих тенденций. Существование неопр-ти связано с неполнотой и недостаточностью информации об объекте, процессе или явлении, по отношению к которому принимается решение, а также с ограниченностью возможностей человека в сборе и переработке информации, с постоянной изменчивостью информации о многих объектах. К источниками, способствующим возрастанию неоп-ти и риска относятся также: ограниченность ресурсов на стадиях принятия или реализации решений, относительность процесса познания человеком окружающей действительности, относительная ограниченность сознательной деятельности человека, существующие различия в соц.-психол. установках и стереотипах поведения. Следует особо отметить, что риск связан с творчеством – деятельностью, которая характеризуется неповторимостью, оригинальностью, уникальностью.

Рискованная ситуация связана со статическими процессами и ей сопутствуют три сосуществующих условия: наличие неопределенности; необходимость выбора альтернативы; возможность при этом оценить вероятность выбираемых альтернатив. Рискованная ситуация – разновидность неопределенной. Стремясь «снять» рискованную ситуацию, субъект делает выбор и стремиться реализовать его. Последний существует как на стадии выбора решения, так и на стадии его реализации.

Риск характеризуется такими чертами, как противоречивость и альтернативность. Риск, с одной стороны, ориентирован на получение общественно значимых результатов неординарными способами в условиях неопределенности в ситуации неизбежного выбора. С другой стороны, риск ведет к авантюризму, субъективизму. Альтернативность связана с тем, что он предполагает необходимость выбора из двух или нескольких возможных вариантов, решений. Риск является одним из способов устранения неопределенности, которая представляет собой отсутствие однозначности. Риск связан с выбором определенных альтернатив, расчетом вероятностей их исхода – в этом его субъективная сторона. Однако величина риска объективна, поскольку она является формой качественно-количественного выражения реально существующей неопределенности. Объективность риска проявляется и в том, что это понятие отражает реально существующие в общественной жизни явления, процессы, стороны деятельности. Практически все ситуации, исход которых напрямую зависит от действий человека, которые определяются его решением и актуальным действием, относятся к ситуациям риска.

Понятие риска следует противопоставлять понятию надежности. Профессиональный опыт специалистов по надежности говорит о том, что абсолютная надежность недостижима. Поэтому эксперты все чаще используют понятие риска, чтобы математически уточнит свое стремление к надежности и меру разумно достижимого. Понятие надежности по сути своей есть соц. фикция, оно функционирует только как понятие рефлексии или как понятие-отдушина для соц. требований, которые, в зависимости от меняющегося уровня притязаний, просачиваются в калькуляцию риска. В результате возникает пара понятий «риск/надежность», и эта дихотомия делает возможным калькуляцию всех решений с точки зрения их рискованности следовательно, эта форма универсализует понятие риска. Понятие риска релевантно понятию опасности. Под опасностью мы будем понимать возможность причинения ущерба людям в форме потери или ухудшения присущих им качеств или в результате ухудшения условий жизнедеятельности. При этом носителями опасности будут являться все явления, отношения и объекты, препятствующие удовлетворению основных биологических, соц. и духовных потребностей человека. Безопасность представляет собой систему, включающую человека (потенциальную жертву), угрозу для него (носителя актуализированной опасности) и окружающую среду (природную, техническую и соц.). Необходимыми и достаточными условиями обеспечения безопасности можно считать: а) удовлетворение потребностей самосохранения, самовоспроизводства и саморазвития человека; б) своевременное прогнозирование и идентификацию перехода безразличного элемента среды в разряд потенциальной опасности, а потенциальной опасности в актуальную угрозу; в) защиту человека от угроз различных типов. Соответственно опасность предполагает нарушение условий безопасности.

 Классическая теория принятия решения. Необходимость в этой теории возникла в связи с переработкой большого массива информации при принятии решений по сложным вопросам экономической, научно-технической, военной и соц.ой политики. Основные ее принципы сформировались в рамках теории исследования операций в период второй мировой войны. Мощный импульс для дальнейшего развития эта теория получила после опубликования Джоном фон Нейманом и Оскаром Моргенштерном в 1944 г. работы, посвященной теории игр и экономическому поведению. В ТПР игровые модели и принципы получили дальнейшее развитие. Эта теория дает рекомендации, как рационально действовать в условиях неопределенности, в особенности сопряженной с риском. Возникает вопрос, какие действия следует считать рациональными. Чтобы дать на него ответ, рассмотрим, как происходит разумный выбор между разными вариантами действия в повседневной практике. Обычно мы делаем такой выбор, руководствуясь так называемым здравым смыслом и житейским опытом. «Здравый смысл» - рассуждение, неявно опирающееся на законы традиционной логики, а житейский опыт сводится к накоплению интуитивных представлений об окружающей действительности. В простейших случаях этих средств достаточно, чтобы сделать разумный выбор между двумя или несколькими вариантами возможного действия. Когда же возникает необходимость выбора между многочисленными вариантами действия, последствия которых остаются весьма неопределенными, то никакой житейский опыт не может гарантировать принятия правильного решения.

ТПР как раз и была создана для того, чтобы компенсировать эти недостатки повседневного опыта и мышления. В этих целях:

1) точно перечисляются различные варианты возможного действия в ситуации неопределенности или риска, которые называются альтернативами действия.

2)поскольку каждая альтернатива приводит к определенному результату и поэтому может быть в той или иной степени желательной или нежелательной для лица, принимающего решение (ЛПР). Такая оценка дается с точки зрения той целевой функции, которой придерживается ЛПР.

3) определяется степень вероятности осуществления каждой из альтернатив при данных условиях.

4) определяется на какой из альтернатив целевая функция достигает максимального значения.

Очевидно, что такое значение соответствует цели получения наибольшей прибыли. Когда же речь заходит о риске, то целью служит наоборот, достижение минимального, или наименьшего риска. В общем случае можно сказать, что выбранная альтернатива должна быть оптимальной и в наибольшей степени соответствующей выбранной цели. Такова в общих чертах общая схема принятия решений. Она находит свое конкретное воплощение в различных условиях действия в ситуациях неопределенности. Подобная модель значительно упрощает процесс принятия решений, который происходит в действительности. Именно поэтому сама теория называется рациональной, ибо она предполагает рационально действующего субъекта, принимающего всегда разумные, оптимальные решения, не подверженного сомнениям, лишенного эмоций. Не склонного к предрассудкам и предубеждениям, не подвластного влиянию окружающих. Такая теория совершенно отвлекается от психол. особенностей субъектов, принимающих решения. Поэтому она представляет собой идеальную модель, на которую должен ориентироваться реальный, практически действующий субъект.

Исследованием процесса, как фактически люди принимают решение в ситуации неопределенности, занимается психол. ТПР, которая появилась после возникновения рациональной теории и во многом опирается на ее общие принципы. Ее задача заключается в исследовании общих и индивидуальных особенностей ЛПР. Поэтому психол. теорию следует рассматривать как дополнение рациональной ТПР, которая имеет дело не с изучением поведения абстрактного, а реально действующего субъекта. Поэтому американцы называют ее поведенческой теорией.

Абстрактный характер рац. теории состоит не только в том, что она отвлекается от характеристики конкретных субъектов, принимающих решения, но и от объективной оценки целей, которые преследует субъект. Целевая функция предпринимателя по реализации определенного проекта, может принести ему максимальную прибыль, и поэтому с его точки зрения может считаться рациональной, но окружающей среде общества она может нанести непоправимый вред. В связи с этим следует различать рациональность инструментальную и методологическую, с одной стороны, и рациональность реальную и аксиологическую, с другой. Решение, соответствующее критериям инструментальной и методологической рациональности, означает, что оно является оптимальным с точки зрения целей, которые ставит определенный субъект, но оно может оказаться деструктивным с точки зрения общества. Опираясь на инструментальную рациональность, можно принимать решения, относящиеся к достижению оптимальных средств достижения целей, а не самих оптимальных целей. Такой подход рациональности рекомендует ЛПР выбирать такие методы и средства, которые соответствуют его целям, хотя последние могут быть деструктивными для общества. Решение, считающееся рациональным на основе той информации, которой располагает субъект в данное время. Может оказаться на деле неразумным при получении новой информации. Важнейшими требованиями, которым должно удовлетворять любое рациональное решение, являются следующие критерии: - все альтернативы выбора должны быть упорядочены определенным отношением предпочтения, которое обладает свойствами сравнимости и транзитивности. Сравнимость означает, что из двух любых альтернатив одна должна быть предпочтительнее другой. Критерий транзитивности связан с требованием последовательности альтернатив. Если альтернатива «а» предпочтительнее альтернативы «б», а последняя предпочтительнее «с», тогда «а» также будет предпочтительнее «с»; - выявление альтернативы с максимальным значением целевой функции также связано с немалыми трудностями. В одних типах задач приходится вычислять максимальное значение целевой функции, в других – находить минимальное значение. Хотя с математической точки зрения все эти решения сводятся к нахождению экстремальных значений функций и решаются с помощью методов дифференциального исчисления, так обстоит дело только при алгоритмической стратегии выбора, когда используется линейное программирование. Когда же приходится встречаться с вероятностными распределениями переменных, структура задачи значительно усложняется.

 Риск можно рассматривать как особый случай действия в условиях неопределенности, который сопровождается неблагоприятным исходом событий. Общая структура задач с риском и принципы их решения существенно не отличаются от той схемы, которая относится ко всем ситуациям действия в ситуации неопределенности. Однако она имеет ряд особенностей. Нам предлагают застраховать машину на случай дорожной аварии. В данном случае возможны две альтернативы действия: застраховать машину и отказаться от страхования. Чтобы оценить риск в данной ситуации, необходимо вычислит вероятность гипотезы о возможности аварии в течение года и гипотезу, что такой аварии не предвидится. В зависимости от вероятности реализации этих гипотез легко подсчитать, к каким последствиям приведут наши действия. Если вероятность аварии довольно высока, тогда выбор первой альтернативы вполне оправдан. Выбор второй альтернативы при такой гипотезе будет явно неприемлем. Наоборот, при второй гипотезе отказ от страхования будет свидетельствовать в пользу выбора второй альтернативы. Важнейшими элементами модели принятия решений в условиях неопределенности, связанной с риском, являются, во-первых, определение вероятности реализации той или иной альтернативы, во-вторых, оценка ее последствия в терминах ценности с точки зрения ЛПР. Поскольку такая оценка непосредственно связана с теми целями, которые стремится осуществить субъект – и в идеале должна соответствовать максимальной полезности его действий.

5.Принятие решения: оценка вероятностей и исходов событий (ценностей).

Ценность или полезность выбора альтернатив действий напрямую зависит от тех целей, которые ставит перед собой субъект. Решения, принятые субъектом в различных видах деятельности, чтобы быть оптимальными и наилучшим образом соответствующими выбранной цели, обязаны быть такими, чтобы целевая функция, принимала экстремальные значения в данных конкретных условиях, т.е. достигать максимума или минимума. Важнейшим этапом в процессе принятия решений является оценка их последствий или исходов. Такая оценка осуществляется посредством приписывания им определенной субъективной ценности или полезности. Конкретный характер этой полезности может быть различным и меняться от одной задачи к другой. Однако функция этой полезности играет решающую роль при принятии решения. Часто такая функция может быть оценена числом, но иногда это сделать трудно, и поэтому ограничиваются лишь сравнительно их оценкой. В любом случае предполагается, что ценности или полезности разных исходов решений могут быть упорядочены, подобно тому, как упорядочены альтернативы действий. На качественном уровне сравнение двух полезностей происходит путем установления, какая из них оказывается предпочтительнее другой. В таком случае большей полезности приписывается и большее число, и наоборот, меньшей полезности – меньшее число. Когда предпочтения являются равноценными, то полезности считаются эквивалентными. Таким образом, между полезностями и действительными числами может быть установлено взаимно однозначное соответствие, а тем самым введена функция полезности.

Джон фон Нейман и Оскар Моргенштерн в 1944 году построили первую аксиоматическую теорию полезности. В качестве аксиом они выбрали утверждения, которые в целом согласуются с интуитивными представлениями об оценке последствий решений, принимаемых рационально действующим субъектом. Такой субъект представляет собой идеализацию, и все свои решения принимает, опираясь исключительно на рациональные соображения и доводы. Реально действующий субъект может лишь в той или степени приближаться к такому идеалу, поскольку при этом крайне схематизируется и упрощается фактическое положение дел. Аксиоматическая теория полезности носит нормативный характер, поскольку она предписывает как должны вести себя ЛПР в условиях неопределенности и риска, а не описывает, как на самом деле ведут себя в таких ситуациях. Эта теория не рассматривает методы оценки первичных суждений о полезности. Наиболее распространенными среди них являются: 1) метод оценки величины полезности, основанный на сравнении разных исходов с типовым исходом; 2) способ определения величины полезности путем соотнесения ее с заранее заданной количественной шкалой полезности; 3) определение оценки полезности путем установления отношения между двумя или несколькими исходами. Все эти приемы и методы не приводят к однозначным результатам, а служат лишь ориентиром в весьма трудном и сложном процессе оценки разных исходов принимаемых решений, характер которых меняется от одной задачи к другой. С течением времени коренным образом может измениться полезность исходов. 

Прогнозирование вероятностей исхода случайных событий.

Математическая теория вероятностей возникла из анализа азартных игр, правила которых построены таким образом, что они обеспечивают равную возможность выигрыша игрокам. Часто говорят а поэтому, что исходы таких игр симметричны, и они не дают преимущества одному игроку перед другим. Так при бросании игральной кости, выпадение любой грани, с нанесенной на ней цифрой, одинаково возможно. В соответствии с этим, вероятность при этом определяется как отношение числа благоприятствующих событий или шансов к общему числу всех равновозможных событий. Недостаток такой интерпретации вероятности, названной впоследствии классической, заключается в узости ее применения, поскольку равновозможные события редко встречаются в действительности.

На смену классической интерпретации пришла частотная интерпретация вероятности. Она основывается на определении понятия относительной частоты, которая выражает отношение числа появления интересующих исследователя событий к общему числу всех наблюдаемых событий при данных условиях опыта. Значение вероятности зависит при этом от числа наблюдений. Чем больше будет сделано наблюдений, тем точнее будет вычислена вероятность случайных событий. Поэтому некоторые авторы рассматривают вероятность как относительную частоту при бесконечном числе наблюдений. Такое определение впервые было дано Рихардом фон Мизесом, который рассматривал вероятность как предел относительной частоты случайных событий при безграничном увеличении числа наблюдений. Так как учет и анализ таких наблюдений осуществляется статическими методами, то частотную интерпретацию вероятности называют также статической. Такое определение вероятности опирается на чисто эмпирическую процедуру вычисления относительной частоты событий. Другим недостатком частотной интерпретации является невозможность ее применения для определения вероятности отдельного случая. Несмотря на эти недостатки частотная, или статическая интерпретации вероятности в настоящее время является общепринятой. Всюду, где приходится иметь дело со случайными массовыми или повторяющимися явлениями, касается ли это соц. процессов или науки, наиболее адекватное их описание достигается именно с помощью вероятностно-статических методов. С помощью указанных методов можно лучше понять принципы и границы применения классического истолкования вероятности.

Аксиомы исчисления вероятностей. В настоящее время общепринятой считается система аксиом, построенная А.Н. Колмогоровым. В отличие от ранее существовавших аксиом исчисления вероятностей, ему удалось связать понятия и аксиомы своей теории с принципами теории множеств, в частности, с теорией меры. Исходным понятием аксиоматической теории меры является множество элементарных событий. Любое множество таких событий называется случайным событием. Для всех случайных событий можно определить функцию вероятности, которая должна удовлетворять аксиомам. Особый интерес представляет истолкование вероятности отдельного случайного события, например, предсказания погоды на завтрашний день. Во всех таких примерах речь идет хотя и о случайных, но не массовых, повторяющихся случайных событиях.

Многие исследователи в последние годы пытаются тем или иным способом решить проблему определения вероятности отдельных случайных событий. Наиболее успешной является попытка определения такой вероятности как степени рациональной, или разумной, веры субъекта в появление отдельного случайного события. Противники такого похода обычно резко возражают против такой интерпретации, считая ее чисто субъективной, не отражающей реальной действительности несовместимой с объективным характером науки. Когда говорят о степени веры или уверенности, то чаще всего имеют в виду фактическую веру субъекта, которая может быть как разумной так и неразумной. В научных интерпретациях вероятности отдельных событий речь идет о степенях разумной веры, которые должны быть согласованы друг с другом. Такое согласование происходит с помощью аксиом исчисления вероятностей, а это означает, что степени веры рационально действующего субъекта не могут противоречить друг другу. Чтобы отличить рациональную веру от нерациональной, чисто субъективной веры, Л. Сэвидж называет ее персональной вероятностью и противопоставляет статистической вероятности. Теорию, построенную на персональной вероятности, он называет нормативной, ибо она не описывает поведение реального субъекта, а субъекта, действующего рационально. Все подобного рода интерпретации вероятности отдельного события основываются на предположении о рационально действующем субъекте.

 Логическая интерпретация ориентирована на определение вероятности высказываний о событиях, например, вероятности гипотез о возможности осуществления тех или иных альтернатив действия при принятии решения. Поэтому все ТПР, основывающиеся на логической интерпретации вероятности, являются также нормативными. Различие между произвольной, субъективной, и рационально субъективной, т.е. персоналистской, интерпретации вероятности явно выражается тогда, когда определяют численно или оценивают в сравнительных терминах значения исходных вероятностей. При статической интерпретации они устанавливаются посредством вычисления относительных частот событий при достаточно длительных наблюдениях. При логической интерпретации вероятность гипотезы определяется степенью ее обоснования подтверждающими данными, например, эмпирическими свидетельствами. Особые трудности возникают при оценке субъективной вероятности отдельных случайных событий. Здесь приходится обращаться либо к косвенным методам определения вероятности, либо к прямым способам, основанным на различных эвристических приемах рассуждений. Косвенные методы являются довольно сложными и трудоемкими, ибо используют соотношения, в которые вероятность входит наряду с другими переменными, например, полезностью.

Одним из простейших приемов оценки субъективной вероятности является определение с помощью шансов, которое легко сводится к классической схеме вычисления вероятностей. Другой прием относится к согласованию различных значений вероятности в рамках аксиоматической системы. Третий прием относится к оценке вероятности путем установления определенного количественного отношения между случайными событиями. Особую роль в процессе прогнозирования отдельных случайных событий играет принцип репрезентативности, согласно которому вероятность события (выборки), которую можно связать с данной популяцией, зависит от двух факторов. Во-первых, от степени сходства этого события с популяцией с точки зрения тех свойств, которые признаются существенными; во-вторых, в какой мере рассматриваемое событие отражает особенности, присущие случайному процессу, представленному в популяции. Другой эвристический принцип ближе связан с особенностями нашей психол. деятельности и поэтому его называют принципом психол. доступности. Обычно люди оценивают вероятность тех или иных случайных событий, в т.ч. связанных с риском по своему непосредственному опыту. Если в этом опыте они часто сталкивались с банковскими крахами, то они склонны преувеличивать вероятность их появления, руководствуясь именно принципом доступности их своему непосредственному сознанию. Рациональные модели и аксиоматические теории служат надежным ориентиром для поиска наилучшего, оптимального решения, избавляя нас от ненужных проб и ошибок и помогая выбору более надежной стратегии.

 Стратегия выбора в ситуации риска. ПР, т.е. выбор альтернативы действия в условиях неопределенности, связанной с риском, зависит от оценки последствия решения, а именно его ценности или полезности. О ценности говорят в том случае, когда она задана объективно. Полезность непосредственно связана с целями субъекта и поэтому имеет скорее психол. характер. Тем не менее, их нельзя абсолютно противопоставлять друг другу потому, что субъект в своих целях также учитывает объективные обстоятельства, а главное – при принятии решения они служат важной компонентой структуры самого решения. Вторая компонента этой структуры – оценка вероятности принятия определенной альтернативы. Также может быть выражена как объективным способом – посредством статической интерпретации, так и субъективным – с помощью персоналистского истолкования вероятности. Аксиоматическая теория полезности Неймана и Моргенштерна, опирающаяся на статическую интерпретацию вероятности, рекомендует выбрать такую альтернативу, которая максимизирует ожидаемую полезность. Указанная альтернатива будет оптимальной, если ее целевая функция будет иметь максимальное значение. Согласно теории Сэвиджа, рациональное поведение людей во время решения задач с риском, должно основываться на стратегии максимилизации субъективно ожидаемой полезности. В ней вместо объективной (статической) интерпретации вероятности используется персоналистская (субъективная) интерпретация.

Недостатки классических стратегий выбора. В классической ТПР предполагается, что все альтернативы действия, также как их последствия полностью определены и известны субъекту (ЛПР). Такого рода задачи принято называть замкнутыми, т.к. они не требуют поиска информации за рамками модели, ибо при их решении человек обладает полной информацией о возможных альтернативах действия и их последствиях. Однако при принятии многих важных решений ни возможные альтернативы, ни тем более их последствия заранее оказываются неизвестными. Поэтому риск вариантов решения в таких случаях представляет собой достаточно трудоемкий, а главное творческий процесс, требующий большой затраты времени на исследование. Такого рода задачи принято называть открытыми. Важный вопрос, который не рассматривается в классической теории, касается влияния внешней среды на ПР. В принципе по нему существуют два противоположных мнения. Одни авторы считают, что характер решения, если не целиком, то в большой степени зависит от психол. особенностей лица, принимающего решение. Такой субъективный подход не учитывает тех позитивных объективных и часто случайных условия, которые, несомненно, способствовали принятию необходимого решения. Сторонники другого подхода, напротив, всячески подчеркивают и даже чрезмерно преувеличивают влияние внешних условий на принятие решения. Наиболее ярко такой подход, который можно назвать ситуационным, поддерживается сторонниками бихевиоризма. Они считают, что человек, как и любое живое существо, целиком зависит от окружающей его среды, и поэтому его реакции, как чисто биологические, так и психические, - в т.ч. сознательные решения – детерминируются окружающей природой и соц. средой. Субъективный подход детально изучается в рамках психол. ТПР, которая анализирует особенности психической структуры личности и как они влияют на характер принимаемых им решений. Ситуационных подход должен разрабатываться в рамках ТПР, которая наряду с решением замкнутых задач должна решительнее переходить к решению открытых задач. При решении замкнутых задач, когда все альтернативы действия и их последствия являются достаточно известными, ситуация неопределенности носит поверхностный характер и поэтому действия в таких условиях отличаются в целом достаточной предсказуемостью. Наоборот, глубинная неопределенность требует от субъекта творческого подхода к ситуации, когда ни сами альтернативы действия, ни тем более их последствия оказываются четко не выделенными и точно не сформулированными. Но именно с такого рода глубинной неопределенностью приходится встречаться в науке и практической деятельности.

Вопросы по соц. псих-и

  1.  Соц. псих-я как наука. Основные т. зр. на предмет соц. псих-и. Задачи и проблемы современной соц. псих-и.

Соц. психология – отрасль психологического знания, имеющая короткую, но насыщенную историю. Как самостоятельное направление психологической науки, она существует менее ста лет. Официальным годом рождения социальной психологии считается 1908 г., когда вышли 2 книги с аналогичным названием (Макдугалл «Введение в социальную психологию» и Росс «Социальная психология»), причем одна книга вышла в Европе, другая Америке, одна была написана социологом, другая психологом. И по настоящий день можно говорить о существовании американской и европейской традиции рассмотрения СП явлений, а также о социологизаторском и психологизаторском подходе к их анализу. Например, в США секции СП существует внутри социологической и психологической ассоциаций. В процессе своего развития СП прошла нелегкий путь поиска своего предмета исследования. Развитие проблематики СП в отечественной традиции. 2этапа дискуссии о предмете СП. 1 этап – 1920–е гг. Развитие науки в рамках марксистской философии. Необходимо ли выделять СП в качестве отдельной дисциплины из психологии? Результат: предмет СП не определен, СП отождествлялась с учением о социальной детерминации психических процессов, необходимость особого статуса СП отпала. 2 этап - конец 1950–х гг.

По вопросу о предмете соц. псих-и сложились три подхода.

Первый из них понимал соц. психологию как науку о «массовидных явлениях психики». В рамках этого подхода разные исследователи выделяли разные явления, подходящие под это определение; иногда больший акцент делался на изучение псих-и классов, других больших соц. общностей и в этой связи на таких отдельных элементах, сторонах общественной псих-и групп, как традиции, нравы, обычаи и пр. В других случаях большее внимание уделялось формированию общественного мнения, таким специфическим массовым явлениям, как мода и пр. Внутри этого же подхода почти все единодушно говорили о необходимости изучения коллективов. Большинство социологов определенно трактовали предмет соц. псих-и как исследование общественной псих-и (соответственно были разведены термины: «общественная псих-я» - уровень общественного сознания, характерный для отдельных соц. групп, прежде всего классов, и «соц. псих-я» - наука об этой общественной псих-и).

Второй подход видит главным предметом исследования соц. псих-и личность. Оттенки здесь проявлялись лишь в том, в каком контексте предполагалось исследование личности. С одной стороны, больший акцент делался на психол. черты, особенности личности, типологию личностей. С другой стороны, выделялись положение личности в группе, межличностные отношения, вся система общения.

Третий подход (с его помощью пытались синтезировать два предыдущих). Соц. псих-я была рассмотрена здесь как наука, изучающая и массовые психические процессы, и положение личности в группе. Были предприняты попытки дать полную схему изучаемых проблем в рамках этого подхода. Наиболее широкий перечень содержала схема, предложенная Б.Д. Парыгиным, по мнению которого соц. псих-я изучает: 1) соц. психологию личности; 2) соц. психологию общностей и общения; 3) соц. отношения; 4) формы духовной деятельности. Согласно B.H. Мясищеву, соц. псих-я исследует: 1) изменения психической деятельности людей в группе под влиянием взаимодействия, 2) особенности групп, 3) психическую сторону процессов общества.

В данное время наиболее распространенное определение: СП- отрасль психологического знания, изучающая закономерности общения и деятельности людей, включенных в различные социальные группы, а также психологические характеристики самих групп. Важной чертой СП знания является его включенность в социальную и политическую проблематику общества. Современные прикладные проблемы в области СП: проблема общения, психология социального познания (построение образа мира, включенность в процесс взаимодействия с миром), проблема социализации как процесса усвоения социальных норм, ценностей, личность и группа (развитие, безопасность личности в группе), проблема адаптации человека в обществе, проблема гуманизации (создание условий для саморазвития личности). Радикализм преобразований, осуществляемый в России, накладывает свой отпечаток на работу социальных психологов. Особого внимания заслуживают следующие процессы, происходящие в обществе: глобальная ломка социальных стереотипов, изменение системы ценностей (воздействие идеологических нормативов было настолько велико, что идея приоритета классовых ценностей принималась в массовом сознании как сама собой разумеющаяся, а общечеловеческие ценности нивелировались), кризис идентичности (как быть с такой категорией как «советский человек»). СП сталкивается с новой социальной реальностью и должна ее осмысливать. Литература. Андреева Г.М. Социальная псих-я.

  1.  Развитие соц.о-психол.их идей в России и за рубежом.

Предпосылки возникновения соц. псих-и. История соц. псих-и как науки значительно «моложе» истории того, что можно назвать «соц.-психол. мышлением» (Гибш и Форверг.). История первобытного общества свидетельствует, что люди уже на заре человечества сталкивались с соц.-психол. явлениями и каким-то образом пытались использовать их. Так, например, в различных системах древних религий использовались такие формы массовых настроений, как подверженность психол. заражению, приводящему к воздействию толпы на индивида. Из поколения в поколение передавались обряды, табу, и это выступало своего рода нравственным регулятором человеческого общения.

Трудность создания научной истории соц. псих-и заключается в том, что дисциплина эта формировалась из многих источников, и сложно определить, на каких рубежах внутри той или другой науки обособились элементы соц.-психол. знания. Но еще большую трудность представляет тот факт, что в период, когда соц. псих-я наиболее определенно заявила о себе как о самостоятельной дисциплине, сразу же сложились различные традиции в ее развитии, опирающиеся на различные философские школы.

При возникновении соц. псих-и как самостоятельной отрасли знаний сыграли свою роль причины двоякого рода: как соц. и теоретические. Анализ теоретических причин требует разделить вопрос на две части. Первая часть касается того, каким образом соц.-психол. идеи вызревали в «недрах» других отраслей знания и лишь подготовили самостоятельную фазу в развитии данной науки. По выражению БД. Парыгина, здесь должны быть проанализированы работы «предшественников» соц. псих-и, в отличие от работ ее «зачинателей», т.е. исследователей, впервые попытавшихся создать первые «образцы» собственно соц.-психол. концепций.

Процесс создания предпосылок соц. псих-и, его содержание — это зарождение соц.-психол. идей первоначально в лоне философии, а затем постепенное отпочкование их от системы философского знания. Отпочкование это осуществлялось не непосредственно, а через отпочкование двух других дисциплин, давших непосредственно жизнь соц. псих-и - псих-и и социологии.

Выделение соц. псих-и в самостоятельную область знаний. В середине XIX в. можно было наблюдать значительный прогресс в развитии целого ряда наук, в том числе имеющих непосредственное отношение к различным процессам общественной жизни. Большое развитие получило языкознание. Его необходимость была продиктована теми процессами, которые происходили в это время в Европе: это было время бурного развития капитализма, умножения экономических связей между странами, что вызвало к жизни активную миграцию населения. Остро встала проблема языкового общения и взаимовлияния народов и соответственно проблема связи языка с различными компонентами псих-и народов. Языкознание не было в состоянии своими средствами решить эти проблемы. Точно так же к этому времени были накоплены значительные факты в области антропологии, этнографии и археологии, которые для интерпретации накопленных фактов нуждались в услугах соц. псих-и. Английский антрополог Э. Тейлор завершает свои работы о первобытной культуре, американский этнограф и археолог Л. Морган исследует быт индейцев, французский социолог и этнограф Леви-Брюль изучает особенности мышления первобытного человека. Во всех этих исследованиях требовалось принимать в расчет психол. характеристики определенных этнических групп, связь продуктов культуры с традициями и ритуалами и т.д. Успехи, а вместе с тем и затруднения характеризуют и состояние криминологии: развитие капиталистических общественных отношений породило новые формы противоправного поведения, и объяснение причин, его детерминирующих, приходилось искать не только в сфере соц. отношений, но и с учетом психол. характеристик поведения.

Такая картина позволила американскому соц. психологу Т. Шибутани сделать вывод о том, что соц. псих-я стала независимой отчасти потому, что специалисты различных областей знания не в состоянии были решить некоторые свои проблемы.

Псих-я в середине XIX в. в интересующем нас плане характеризовалась тем, что она развивалась как псих-я индивида. Лишь в отдельных ее частях, прежде всего в патопсих-и, пробивались на свет ростки будущих концепций специфических формах взаимодействия людей, их взаимовлияния и т.д. Особый толчок в этом отношении дало развитие психиатрической практики, в частности использование гипноза как специфической формы внушения. Был вскрыт факт зависимости психической регуляции поведения индивида от управляющих воздействий со стороны другого, т.е. исследование вплотную подошло к проблеме, относящейся к компетенции соц. псих-и. В основном же русле того, что сегодня называется общей психологией, господствовали идеи ассоцианизма, недостаточность которого постепенно начинает становиться очевидной, что и порождает попытки его преодоления. Яркой фигурой в этом течении является немецкий психолог Г. Гербарт. Стремясь перейти от описательной псих-и к объяснительной (что было продиктовано нуждами педагогической практики), Гербарт считает исходным феноменом псих-и представление («первичное единство души»), с точки зрении которого можно построить объяснительные модели. Это было попыткой осознать новые формы детерминации психических явлений, но попытка оказалась непродуктивной. Поэтому программа перестройки псих-и, включающая в себя поиск новых подходов к объяснению человеческого поведения, еще только складывалась, в целом же тяга к соц.-психол. проблемам в псих-и оставалась пока не слишком значительной, по крайней мере в русле основных теоретических концепций.

Первоначально прообраз будущей соц. псих-и зарождается на боковых путях развития псих-и, а не на магистральной линии развития.

По-иному складывался интерес к соц.-психол. знанию в области социологии. Социология сама выделилась в самостоятельную науку лишь в середине XIX в. (ее родоначальником считается французский философ-позитивист Огюст Конт). Почти с самого начала своего существования социология стала строить попытки объяснения ряда соц. фактов посредством законов, почерпнутых из других областей знания. Исторически первой формой такого редукционизма для социологии оказался биологический редукционизм, особенно ярко проявившийся в органической школе (Г.. Спенсер). Однако просчеты биологической редукции заставили обратиться к законам псих-и как объяснительной модели для соц. процессов. Корни соц. явлений начали отыскивать в псих-и, и внешне эта позиция казалась более выигрышной: создавалась видимость, что в отличие от биологического редукционизма здесь действительно учитывается специфика общественной жизни. Факт присутствия психол. стороны в каждом общественном явлении отождествлялся с фактом детерминации психол. стороной общественного явления. Сначала это была редукция к индивидуальной психике, примером чего может служить концепция французского социолога Г. Тарда. С его точки зрения, элементарный соц. факт заключен не в пределах одного мозга, что есть предмет интрацеребральной псих-и, а в соприкосновении нескольких умов, что должно изучаться интерментальной психологией. Общая модель соц. рисовалась как взаимоотношение двух индивидов, из которых один подражает другому.

Когда объяснительные модели такого рода отчетливо продемонстрировали свою несостоятельность, социологи предложили более сложные формы психол. редукционизма. Законы соц. стали теперь сводить к законам коллективной психики. Окончательно оформляется особое направление в системе социологического знания — психол. направление в социологии. Родоначальником его в США является Л. Уорд, но, пожалуй, особенно ярко идеи этого направления были сформулированы в трудах Ф. Гиддингса. С его точки зрения, первичный соц. факт составляет не сознание индивида, не «народный дух», но так называемое «сознание рода». Отсюда соц. факт есть не что иное как соц. разум. Его исследованием должна заниматься «псих-я общества», или социология.

Психол. направление в социологии оказалось весьма жизнеспособным потому, что в принципе психологизация общественных отношений легко и органично согласуется с любыми попытками более углубленного истолкования общественной жизни (Смелзер). Психологизм прочно обосновался в социологии, что в дальнейшем в значительной степени запутало вопрос о специфике соц.-психол. знания: чрезвычайно легко оказалось смешать психол. направление в социологии и соц. психологию. Поэтому наряду с интересными находками, касающимися отдельных характеристик психол. стороны соц. явлений, психол. направление в социологии принесло много вреда становлению соц. псих-и как науки. Однако на поверхности явлений дело выглядело т. об., что внутри социологии был зафиксирован большой интерес к развитию соц.-психол.ого знания. Т. об., в развитии двух наук псих-и и социологии — обозначилось как бы встречное движение, которое должно было закончиться формулированием проблем, ставших предметом новой науки.

Первые исторические формы социально-психол. знания.

 Эти взаимные устремления реализовались в середине XIX в. и дали жизнь первым формам собственно соц.-психол. знания.

Из всего многообразия первых соц.о-психол. теорий обычно выделяют три: психологию народов, психологию масс и теорию инстинктов соц. поведения. Принципом или критерием их различения является способ анализа взаимоотношения личности и общества. При решении этой проблемы принципиально возможны два подхода: признание примата личности или примата общества. Тогда примером первого решения явятся псих-я масс и теория инстинктов соц. поведения, а примером второго решения - псих-я народов. Оба эти решения найдут свое продолжение в истории соц. псих-и в последующие этапы ее развития, и потому нужно особенно внимательно рассмотреть, как обе эти тенденции формировались.

Псих-я народов как одна из первых

соц.-психол. теорий сложилась в середине XIX в. в Германии. С т. зр. выделенного нами критерия, псих-я народов предлагала «коллективистическое» решение вопроса о соотношении личности и общества: в ней допускалось субстанциональное существование «сверхиндивидуальной души», подчиненной «сверхиндивидуальной целостности», каковой является народ (нация). Процесс образования наций, который осуществлялся в это время в Европе, приобретал в Германии специфическую форму в связи с необходимостью объединения раздробленных феодальных земель. Эта специфика получила отражение в ряде теоретических построений немецкого обществоведения той эпохи. Определенное влияние она оказала и на психологию народов. Теоретическими источниками ее послужили: философское учение Гегеля о «народном духе» и идеалистическая псих-я Гербарта.

Псих-я народов попыталась соединить эти два подхода.

Непосредственными создателями теории псих-и народов выступили философ М. Лацарус (1824—1903) и языковед Г. Штейнталь (1823—1893). В 1859 г. был основан журнал «Псих-я народов и языкознание», где была опубликована их статья «Вводные рассуждения о псих-и народов». В ней сформулирована мысль о том, что главная сила истории — народ, или «дух целого», который выражает себя в искусстве, религии, языке, мифах, обычаях и т.д. Индивидуальное же сознание есть лишь его продукт, звено некоторой психической связи. Задача соц. псих-и — «познать психол. сущность духа народа, открыть законы, по которым протекает духовная деятельность народа».

В дальнейшем идеи псих-и народов получили развитие во взглядах В. Вундта (1832—1920). Впервые свои идеи по этому поводу Вундт сформулировал в 1863 г. в «Лекциях о душе человека и животных». Основное же развитие идея получила в 1900 г. в первом томе десятитомной «Псих-и народов». Уже в «Лекциях» на основании курса, прочитанного в Гейдельберге, Вундт изложил мысль о том, что псих-я должна состоять из двух частей: физиологической псих-и и псих-и народов. Соответственно каждой части Вундтом были написаны фундаментальные работы, и вот именно вторая часть была изложена в «Псих-и народов». С т. зр. Вундта, физиологическая псих-я является экспериментальной дисциплиной, но эксперимент не пригоден для исследования высших психических процессов — речи и мышления. Поэтому именно с этого «пункта» и начинается псих-я народов. В ней должны применяться иные методы, а именно анализ продуктов культуры: языка, мифов, обычаев, искусства.

Вундт отказался от неопределенного понятия «духа целого» и придал псих-и народов несколько более реалистический вид, что позволило ему даже предложить программу эмпирических исследований для изучения языка, мифов и обычаев. Псих-я народов в его варианте закреплялась как описательная дисциплина, которая не претендует на открытие законов. В России идеи псих-и народов развивались в учении известного лингвиста Потебни. Несмотря на различия в подходах Лацаруса, Щтейнталя, Вундта и Потебни, основная идея концепции является общей: псих-я сталкивается с феноменами, коренящимися не в индивидуальном сознании, а в сознании народа, и поэтому должен быть как минимум специальный раздел этой науки, который будет заниматься названными проблемами, применяя особые, личные от обычной псих-и, методы. Эта концепция поставила принципиальный вопрос о том, что существует нечто кроме индивидуального сознания, характеризующее психологию группы, и индивидуальное сознание в определенной степени задается ею.

Псих-я масс представляет собой другую форму первых соц.-психол. теорий, ибо она, по предложенному выше критерию, дает решение вопроса о взаимоотношении личности и общества с «индивидуалистических» позиций. Эта теория родилась во Франции во второй половине XIX в. Истоки ее были заложены в концепции подражания Г. Тарда. С т. зр. Тарда, соц. поведение не имеет другого объяснения, кроме как при помощи идеи подражания. Официальная же, интеллектуалистически ориентированная академическая псих-я пытается объяснить его, пренебрегая аффективными элементами, и потому терпит неуспех. Идея же подражания учитывает иррациональные моменты в соц. поведении, поэтому и оказывается более продуктивной. Именно эти две идеи Тарда - роль иррациональных моментов в соц. поведении и роль подражания — были усвоены непосредственными создателями псих-и масс. Это были С. Сигеле (1868—1913) и Г. Лебон (1841—1931). Сигеле в основном опирался на изучение уголовных дел, в которых его привлекала роль аффективных моментов. Лебон, будучи социологом, преимущественное внимание уделял проблеме противопоставления масс и элит общества. В 1895 г. появилась его основная работа «Псих-я народов и масс», в которой и изложена суть концепции.

С т. зр. Лебона, всякое скопление людей представляет собой «массу», главной чертой которой является утрата способности к наблюдению. Типичными чертами поведения человека в массе являются: обезличивание (что приводит к господству импульсивных, инстинктивных реакций), резкое преобладание роли чувств над интеллектом (что приводит к подверженности различным влияниям), вообще утрата интеллекта (что приводит к отказу от логики), утрата личной ответственности (что приводит к отсутствию контроля над страстями). Вывод, который следует из описания этой картины поведения человека в массе, состоит в том, что масса всегда по своей природе неупорядочена, хаотична, поэтому ей нужен «вождь», роль которого может выполнять «элита». Выводы эти были сделаны на основании рассмотрения единичных случаев проявления массы, а именно проявления ее в ситуации паники. Никаких других эмпирических подтверждений не приводилось, вследствие чего паника оказалась единственной формой действий массы, хотя в дальнейшем наблюдения над этой единственной формой были экстраполированы на любые другие массовые действия.

В псих-и масс ярко проявляется определенная соц. окраска. Конец XIX в., ознаменованный многочисленными массовыми выступлениями, заставлял официальную идеологию искать средства обоснования различных акций, направленных против этих массовых выступлений. Большое распространение получает утверждение о том, что конец XIX — начало XX в. — это «эра толпы», когда человек теряет свою индивидуальность, подчиняется импульсам, примитивным инстинктам, поэтому легко поддается различным иррациональным действиям. Псих-я масс оказалась в русле этих идей, что позволило Лебону выступить против революционного движения, интерпретируя и его как иррациональное движение масс.

Что же касается чисто теоретического значения псих-и масс, то оно оказалось двойственным: с одной стороны, здесь был поставлен вопрос о взаимоотношении личности и общества, но, с другой стороны, решение его было никак не обосновано. Формально в данном случае признавался известный примат индивида над обществом, но само общество произвольно сводилось к толпе, и даже на этом «материале» выглядело весьма односторонне, поскольку сама «толпа», или «масса», была описана лишь в одной-единственной ситуации ее поведения, ситуации паники. Хотя серьезного значения для дальнейших судеб соц. псих-и псих-я масс не имела, тем не менее проблематика, разработанная в рамках этой концепции, имеет большой интерес, в том числе и для настоящего времени.

Теория инстинктов соц. поведения английского психолога В. Макдугалла (1871—1938). Работа Макдугалла «Введение в соц.ую психологию» вышла в 1908 г., и этот год считается годом окончательного утверждения соц. псих-и в самостоятельном существовании (в этом же году в США вышла книга социолога Э. Росса «Соц. псих-я», и, т. об., достаточно символично, что и психолог и социолог в один и тот же год издали первый систематический курс по одной и той же дисциплине). Год этот, однако, лишь весьма условно может считаться началом новой эры в соц. псих-и, поскольку еще в 1897 г. Дж. Болдуин опубликовал «Исследования по соц. псих-и», которые могли бы претендовать тоже на первое систематическое руководство.

Основной тезис теории Макдугалла заключается в том, что причиной соц. поведения признаются врожденные инстинкты. Эта идея есть реализация более общего принципа, принимаемого Макдугаллом, а именно стремления к цели, которое свойственно и животным, и человеку. Именно этот принцип особенно значим в концепции Макдугалла; в противовес бихевиоризму он называл созданную им психологию «целевой» или «гормической» (от греческого слова «гормэ» — стремление, желание. порыв). Гормэ и выступает как движущая сила интуитивного характера, объясняющая соц. поведение. В терминологии Макдугалла, гормэ «реализуется в качестве инстинктов» (или позднее «склонностей»).

Репертуар инстинктов у каждого человека возникает в результате определенного психофизического предрасположения — наличия наследственно закрепленных каналов для разрядки нервной энергии.

Инстинкты включают аффективную (рецептивную), центральную (эмоциональную) и афферентную (двигательную) части. Т. об., все, что происходит в области сознания, находится в прямой зависимости от бессознательного начала. Внутренним выражением инстинктов являются главным образом эмоции. Связь между инстинктами и эмоциями носит систематический и определенный характер. Макдугалл перечислил семь пар связанных между собой инстинктов и эмоций: инстинкт борьбы и соответствующие ему гнев, страх; инстинкт бегства и чувство самосохранения; инстинкт воспроизведения рода и ревность, женская робость; инстинкт приобретения и чувство собственности; инстинкт строительства и чувство созидания; стадный инстинкт и чувство принадлежности. Из инстинктов выводятся и все соц. учреждения: семья, торговля, различные общественные процессы, в первую очередь война. Отчасти именно из-за этого упоминания в теории Макдугалла склонны были видеть реализацию дарвиновского подхода, хотя, как известно, будучи перенесен механически на общественные явления, этот подход утрачивал какое бы то ни было научное значение.

Несмотря на огромную популярность идей Макдугалла, их роль в истории науки оказалась весьма отрицательной: интерпретация соц. поведения с т. зр. некоего спонтанного стремления к цели узаконивала значение иррациональных, бессознательных влечений в качестве движущей силы не только индивида, но и человечества. Поэтому, как и в общей псих-и, преодоление идей теории инстинктов послужило в дальнейшем важной вехой становления научной соц. псих-и.

Положительное значение первых концепций соц. псих-и заключается в том, что были выделены и четко поставлены действительно важные вопросы, подлежащие разрешению: о соотношении сознания индивида и сознания группы, о движущих силах соц. поведения и т.д. В первых соц.-психол. теориях с самого начала пытались найти подходы к решению поставленных проблем как бы с двух сторон: со стороны псих-и и со стороны социологии. В первом случае неизбежно получалось, что все решения предлагаются с точки зрения индивида, его психики, переход к псих-и группы не прорабатывался сколько-нибудь точно. Во втором случае формально пытались идти «от общества», но тогда само «общество» растворялось в псих-и, что приводило к психологизации общественных отношений. Это означало, что сами по себе ни «психол.», ни «социологический» подходы не дают правильных решений, если они не связаны между собой. Первые соц.-психол. концепции оказались слабыми еще и потому, что они не опирались ни на какую исследовательскую практику, они вообще не базировались на исследованиях, но в духе старых философских построений были лишь «рассуждениями» по поводу соц.-психол. проблем. Однако важное дело было сделано, и соц. псих-я была «заявлена» как самостоятельная дисциплина, имеющая право на существование. Теперь она нуждалась в подведении под нее экспериментальной базы, поскольку псих-я к этому времени уже накопила достаточный опыт в использовании экспериментального метода. Следующий этап становления дисциплины мог стать только экспериментальным этапом в ее развитии.

Экспериментальный период развития соц. псих-и. В целом же в конце XIX — начале XX в. экспериментальная практика складывалась в рамках традиционной соц. псих-и.

Начало XX в. и особенно время, наступившее после первой мировой войны, считается началом превращения соц. псих-и в экспериментальную науку. Официальной вехой послужила программа, предложенная в Европе В. Мёде и в США Ф. Олпортом, в которой были сформулированы требования превращения соц. псих-и в экспериментальную дисциплину. Основное развитие в этом ее варианте соц. псих-я получает в США, где бурное становление капиталистических форм в экономике стимулировало практику прикладных исследований и заставило соц. психологов повернуться лицом к актуальной соц.-политической тематике. Особое значение такая практика приобретала в условиях развернувшегося экономического кризиса. Беспомощность старой соц. псих-и перед лицом новых задач стала очевидной.

В теоретическом плане преодоление старой традиции приняло форму критики концепции Макдугалла, которая в наибольшей степени отражала слабости соц. псих-и предшествующего периода. В развитии псих-и к этому времени четко обозначились три основных подхода: психоанализ, бихевиоризм и гештальт-теория, и соц. псих-я стала опираться на идеи, сформулированные в этих подходах. Особый упор был сделан на бихевиористский подход, что соответствовало идеалу построения строго экспериментальной дисциплины.

С точки зрения объектов исследования главное внимание начинает уделяться малой группе. В определенной степени этому способствует увлечение экспериментальными методиками: применение их прежде всего возможно лишь при исследовании процессов протекающих в малых группах. Сам по себе акцент на развитии экспериментальных методик означал несомненный прогресс в раз витии соц.-психол. знания. Однако в тех конкретных условиях, в которых эта тенденция развивалась в США, такое увлечение привело к одностороннему развитию соц. псих-и: она не только утратила всякий интерес к теории, но вообще сама идея теоретической соц. псих-и оказалась скомпрометированной.

По свидетельству ряда американских авторов, вкус отдельны ученых к теоретическим работам грозил утратой веры в их научную компентентность, вызывал сожаление, а порой и презрение. Подобно тому, как это почти одновременно происходило и в американской социологии, очень сильно стало звучать противопоставление исследования как оптимальной формы организации научного процесса спекуляции как простому рассуждению по поводу предмета. Само по себе рациональное требование - рассматривать исследование в качестве основной формы организации научно знания — обернулось отлучением от ранга исследований теоретических работ, они стали отождествляться со «спекуляцией». Потому экспериментальный период в развитии соц. псих-и, в частности в ее американском варианте (а именно этот вариант стал доминирующим на Западе), очень быстро стал обрастать целым рядом достаточно острых противоречий.

С одной стороны, именно в рамках этого периода соц. псих-я набрала силу как научная дисциплина, были проведены многочисленные исследовании в области малых групп, разработаны методики, которые позднее вошли во все учебники в качестве классических, был накоплен большой опыт в проведении прикладных исследований и т.д. С другой стороны, чрезмерное увлечение малыми группами превратило их в своеобразный «флюс» соц. псих-и, так что проблематика, связанная с особенностями массовых процессов, их психол. стороны оказалась практически исключенной из анализа. Вместе с критикой примитивной формы анализа этих явлений в первых соц.-психол. концепциях были сняты и сами проблемы. Соц. псих-я дорого заплатила за эти противоречия. Весь пафос экспериментальной ориентации заключался в том, чтобы дать достоверное знание о реальных проблемах общества, а вместе с тем конкретное воплощение этой ориентации окончательно выхолостило какое бы то ни было соц. содержание из весьма искусно проводимых лабораторных исследований.

Все это привело к тому, что начиная с 50-х гг. XX в. резко стали возрастать критические тенденции в соц. псих-и. Одним из выражений кризисного состояния дисциплины явилось оживление интереса к теоретическому знанию. Нельзя сказать, что в период 30-х годов, т.е. во время наибольшего бума экспериментальных исследований, теоретические исследовании вообще исчезли. Они были непопулярны, малочисленны, но продолжали существовать. Сейчас интерес к ним явно возрастает. В основном они концентрируются вокруг четырех направлений: бихевиоризма, психоанализа, так называемых когнитивных теорий и интеракционизма (Андреева, Богомолова, Петровская, Шихирев,). Из четырех названных направлений три представляют собой соц.-психол. варианты основных течений психол. мысли, а четвертое направление - интеракционизм - представляет социологический источник.

Бихевиоризм в соц. псих-и использует сейчас те варианты этого общепсихол. течения, которые связаны с необихевиоризмом. В нем выделяются два направления, отождествляемые с именами К. Халла (введение идеи промежуточных переменных) и Б. Скиннера (сохранение наиболее ортодоксальных форм классического бихевиоризма). В рамках подхода Халла в соц. псих-и разработан ряд теорий, прежде всего теория фрустрации — агрессии Н. Миллера и Д. Долларда. В рамках этого же подхода разрабатываются многочисленные модели диадического взаимодействия (Дж. Тибо, Г. Келли). Характерным для работ этого рода является использование аппарата математической теории игр. Особняком стоят в соц.-психол. необихевиоризме идеи так называемого соц. обмена (Д. Хоманса). Весь арсенал бихевиористских идей присутствует во всех названных теориях, причем центральной идеей является идея подкрепления. Необихевиоризм в соц. псих-и претендует на создание стандарта подлинно научного исследования, с хорошо развитым лабораторным экспериментом, техникой измерения. Основной методологический упрек, который обычно делается бихевиоризму и который состоит в том, что большинство работ выполнено на животных, соц. психологи этого направления пытаются преодолеть (А. Бандура, например, выполнил большинство исследований, в которых испытуемыми были люди).

Однако сама стратегия исследования несет на себе черты принципиальной позиции бихевиоризма (в частности, почти исключается анализ групповых процессов, а сами группы в лучшем случае рассматриваются как диады). Поэтому именно в рамках этого течения меньше всего улавливается «соц. контекст», и соц. псих-я имеет наименее «соц.» вид.

Психоанализ не получил столь широкого распространения в соц. псих-и, как бихевиоризм. Однако и здесь есть ряд попыток построения соц.-психол. теорий. Обычно в этих случаях называют неофрейдизм (работы Э. Фромма и Дж. Салливана). Вместе с тем существует и другой ряд теорий, более непосредственно включающих в орбиту соц. псих-и идеи классического фрейдизма. Примерами таких теорий являются все теории групповых процессов: теории Л. Байона, В. Бенниса и Г. Шепарда, Л. Шутца. В отличие от бихевиоризма здесь предпринимается попытка уйти от только диадического взаимодействия и рассмотреть ряд процессов в более многочисленной группе. Именно в рамках этого течения зародилась практика создания так называемых Т-групп (т.е. групп тренинга), где используются соц.-психол. мех-мы воздействия людей друг на друга.

Когнитивизм ведет свое начало от гештальтпсих-и и теории поля К. Левина. Исходным принципом здесь является рассмотрение соц. поведения с т. зр. познавательных, когнитивных процессов индивида. Бурное развитие когнитивистской ориентации в соц. псих-и связано с общим ростом «когнитивных» идей в псих-и, в частности со становлением особой отрасли психол. знания, так называемой «когнитивной псих-и» (Величковский). Особое место в когнитивистской соц. псих-и имеют так называемые теории когнитивного соответствия, исходящие из положения о том, что главным мотивирующим фактором поведения индивида является потребность в установлении соответствия, сбалансированности его когнитивной структуры. К этим теориям относятся: теория сбалансированных структур Ф. Хайдера, теория коммуникативных актов Т. Ньюкома, теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера и теория конгруэнтности Ч. Осгуда и П. Тан-ненбаума. Кроме того, в общем ключе когнитивизма работают такие известные американские исследователи, как Д. Креч, Р. Крачфилд и С. Аш.

Во всех этих теориях сделана попытка объяснить соц. поведение личности. Однако специфика основной объяснительной модели — идея о том, что все поступки и действия совершаются ради построения связанной, непротиворечивой картины мира в сознании человека, — делает эту модель крайне уязвимой. Абстрактное «соответствие», достичь которого стремится индивид, никак не связано с противоречиями реального мира.

Вместе с тем когнитивистская ориентация в настоящее время получает все более широкое распространение. Это объясняется тем, что в отличие от бихевиористски ориентированной соц. псих-и она подчеркивает с особой силой роль и значение «менталистских» образований в объяснении соц. поведения человека. Эта позиция не проводится достаточно последовательно, поэтому сам когнитивистский подход попадает в сложный круг противоречий, поскольку подлинно человеческие проблемы как проблемы общественного активно действующего человека здесь не поставлены. Однако внимание к проблемам рационального поведения человека, роли знания для объяснения окружающего мира делают когнитивистскую ориентацию также чрезвычайно популярной и богатой на исследования фундаментальных проблем соц. псих-и (Трусов).

Интеракционизм как единственная социологическая по происхождению теоретическая ориентация имеет своим источником теорию символического интеракционизма Г. Мида. Однако в современной соц. псих-и интеракционизм включает не только развитие идей Мида (что осуществляется в двух школах: чикагской — Г. Блумером и айовской — М. Куном), но и ряд других теорий, объединенных под этим же именем, а именно теорию ролей (Т. Сарбин) и теорию референтных групп (Г. Хаймен, Р. Мертон). В русле интеракционизма развиваются и идеи так называемой соц. драматургии Э. Гофмана. В интеракционизме в большей мере, чем в других теоретических ориентациях, сделана попытка установить именно соц. детерминанты человеческого поведения. Для этого вводится в качестве ключевого понятие «взаимодействие» в ходе которого и осуществляется формирование личности. Однако констатацией «взаимодействия» и ограничивается анализ соц. детерминант поведения. Широкий спектр подлинно соц. причин оказывается исключенным из анализа: индивид и здесь по существу не включен в систему общественных отношений, в соц. структуру общества.

Важной чертой современного развития соц. псих-и на Западе является развитие критических тенденций по отношению к тому «образу» соц. псих-и, который сложился на американской почве со свойственной американской общественной мысли ориентацией на философию позитивизма. Эти критические тенденции развиваются как среди ряда американских и канадских исследователей, так и особенно среди их коллег в странах Западной Европы (Шихирев). Особое значение при этом приобретают усилия европейских соц. психологов, объединенных в Европейскую ассоциацию экспериментальной соц. псих-и (ЕАЭСП). Именно для этого научного сообщества характерна идея необходимости большей ориентации соц. псих-и на реальные соц. проблемы и тем самым обеспечение «соц. контекста» исследований (Андреева, Богомолова, Петровская). Ключевые идеи разработаны в трудах таких видных европейских соц. психологов, как А. Тэшфел (Великобритания) и С. Московиси (Франция) и др. А. Тэшфел видит выход из кризиса для соц. псих-и на путях введения в ее проблематику псих-и межгрупповых отношений. Ее основой является разработанная Тэшфелом теория соц. идентичности, в рамках которой и рассматривается вопрос о соц. обусловленности осознания человеком себя и своего поведения в соц. мире. С. Московиси является главой французской школы соц. псих-и, автором теории «соц. представлений» (Донцов, Емельянова). Как общий анализ состояния соц. псих-и (в частности, американской), предпринятый Московиси, так и разработка теории «соц. представлений» служат все той же, настойчиво проводимой идее: соц. псих-я может достичь успеха только на путях ее большей «социологизации», т.е. отступления от канонов индивидуальной псих-и и усиления меры и степени ее «соц-ости» — вплетения в ткань реальных проблем общества. Вопросы соц. псих-и задает общество, соц. псих-я лишь отвечает на них, — таково сгеdо Московиси и всей европейской школы соц. псих-и . Такая постановка проблемы представляется особенно близкой позициям этой науки в нашей стране.

Андреева Г.М. Социальная псих-я.

  1.  Методология и методы исследования соц.о-психол.их явлений.

В современном научном знании термином «методология» обозначаются три различных уровня научного подхода.

1. Общая методология — некоторый общий философский подход, общий способ познания, принимаемый исследователем. Общая методология формулирует некоторые наиболее общие принципы, которые — осознанно или неосознанно — применяются в исследованиях. Так, для соц. псих-и необходимо определенное понимание вопроса о соотношении общества и личности, природы человека. В качестве общей методологии различные исследователи принимают различные философские системы.

2. Частная (или специальная) методология — совокупность методологических принципов, применяемых в данной области знания. Частная методология есть реализация философских принципов применительно к специфическому объекту исследования.

3. Методология как совокупность конкретных методических приемов исследования, что чаще в русском языке обозначается термином «методика». Однако в ряде других языков, например в английском, нет этого термина, и под методологией сплошь и рядом понимается методика, а иногда только она. Конкретные методики (или методы, если слово «метод» понимать в этом узком смысле), применяемые в соц.-психол. исследованиях, не являются абсолютно независимыми от более общих методологических соображений.

Суть внедрения предложенной «иерархии» различных методологических уровней заключается именно в том, чтобы не допускать в соц. псих-и сведения всех методологических проблем только к третьему значению этого понятия. Главная мысль заключается в том, что, какие бы эмпирические или экспериментальные методики ни применялись, они не могут рассматриваться изолированно от общей и специальной методологии. Это значит, что любой методический прием — анкета, тест, социометрия — всегда применяется в определенном «методологическом ключе», т.е. при условии решения ряда более принципиальных вопросов исследования. Суть дела заключается также и в том, что философские принципы не могут быть применены в исследованиях каждой науки непосредственно: они преломляются через принципы специальной методологии. Что же касается конкретных методических приемов, то они могут быть относительно независимы от методологических принципов и применяться практически в одинаковой форме в рамках различных методологических ориентации, хотя общий набор методик, генеральная стратегия их применения, конечно, несут методологическую нагрузку.

Общая характеристика методов соц.- психол. исследования. Весь набор методов можно подразделить на две большие группы: методы исследования и методы воздействия.

Существует и много других классификаций методов соц.о-психол. исследования. Например, различают три группы методов: 1) методы эмпирического исследования, 2) методы моделирования, 3) управленческо-воспитательные методы (Свенцицкий).

Среди методов сбора информации нужно назвать: наблюдение, изучение документов (в частности, контент-анализ), разного рода опросы (анкеты, интервью), различного рода тесты (в том числе наиболее распространенный социометрический тест), эксперимент (как лабораторный, так и естественный)

Наблюдение является «старым» методом соц. псих-и и иногда противопоставляется эксперименту как несовершенный метод. Вместе с тем далеко не все возможности метода наблюдения сегодня исчерпаны в соц. псих-и: в случае получения данных об открытом поведении, о действиях индивидов метод наблюдения играет весьма важную роль. Главная проблема, которая встает при применении метода наблюдения, заключается в том, как обеспечить фиксацию каких- то определенных классов характеристик, чтобы «прочтение» протокола наблюдения было понятно и другому исследователю, могло быть интерпретировано в терминах гипотезы. На обыкновенном языке этот вопрос может быть сформулирован так: что наблюдать? Как фиксировать наблюдаемое?

Существует много различных предложений для организации так называемого структурирования данных наблюдения, т.е. выделения заранее некоторых классов, например, взаимодействий личностей в группе с последующей фиксацией количества, частоты проявления этих взаимодействий и т.д. Ниже будет подробно охарактеризована одна из таких попыток, предпринятых Р. Бейлсом. Вопрос о выделении классов наблюдаемых явлений есть по существу вопрос о единицах наблюдения, как известно, остро стоящий и в других разделах псих-и. В соц.-психол. исследовании он может быть решен только отдельно для каждого конкретного случая при условии учета предмета исследования. Другой принципиальный вопрос — это временной интервал, который можно считать достаточным для фиксации каких-либо единиц наблюдения. Хотя и существует много различных процедур для того, чтобы обеспечить фиксацию этих единиц в определенные промежутки времени и их кодирование, вопрос нельзя считать до конца решенным.

Изучение документов имеет большое значение, поскольку при помощи этого метода возможен анализ продуктов человеческой деятельности. Иногда необоснованно противопоставляют метод изучения документов, например, методу опросов как метод «объективный» методу «субъективному». Вряд ли это противопоставление уместно: ведь и в документах источником информации выступает человек, следовательно, все проблемы, встающие при этом, остаются в силе. Конечно, мера «субъективности» документа различна в зависимости от того, изучается ли официальный или сугубо личный документ, но она всегда присутствует. Особая проблема возникает здесь и в связи с тем, что интерпретирует документ — исследователь, т.е. тоже человек со своими собственными, присущими ему индивидуальными психол. особенностями. Важнейшую роль при изучении документа играет, например, способность к пониманию текста. Проблема понимания — это особая проблема псих-и, но здесь она включается в процесс применения методики, следовательно, не может не приниматься во внимание.

Для преодоления этого нового вида «субъективности» (интерпретации документа исследователем) вводится особый прием, получивший название «контент-анализ» (буквально: «анализ содержания») (Богомолова, Стефаненко). Это особый, более или менее формализованный метод анализа документа, когда в тексте выделяются специальные «единицы», а затем подсчитывается частота их употребления. Метод контент-анализа есть смысл применять только в тех случаях, когда исследователь имеет дело с большим массивом информации, так что приходится анализировать многочисленные тексты. Практически этот метод применяется в соц. псих-и при исследованиях в области массовых коммуникаций. Ряд трудностей не снимается и применением методики контент-анализа; например, сам процесс выделения единиц текста, естественно, во многом зависит и от теоретической позиции исследователя, и от его личной компетентности, уровня его творческих возможностей. Как и при использовании многих других методов в соц.ой псих-и, здесь причины успеха или неуспеха зависят от искусства исследователя.

Опросы — весьма распространенный прием в соц.о-психол. исследованиях, вызывающий наибольшее число нареканий. Обычно критические замечания выражаются в недоумении по поводу того, как же можно доверять информации, полученной из непосредственных ответов испытуемых, по существу из их самоотчетов. Обвинения такого рода основаны или на недоразумении, или на абсолютной некомпетентности в области проведения опросов. Среди многочисленных видов опросов наибольшее распространение получают в соц. псих-и интервью и анкеты.

Главные методологические проблемы, которые возникают при применении этих методов, заключаются в конструировании вопросника. Первое требование здесь — логика построения его, предусмотрение того, чтобы вопросник доставлял именно ту информацию, которая требуется по гипотезе, и того, чтобы информация эта была максимально надежной. Существуют многочисленные правила построения каждого вопроса, расположения их в определенном порядке, группировки в отдельные блоки и т.д. В литературе подробно описаны типичные ошибки, возникающие при неграмотном конструировании вопросника. Все это служит тому, чтобы вопросник не требовал ответов «в лоб», чтобы содержание его было понятно автору лишь при условии проведения определенного замысла, который изложен не в вопроснике, а в программе исследования, в гипотезе, построенной исследователем.

Отдельная большая проблема — применение интервью, поскольку здесь имеет место взаимодействие интервьюера и респондента (т.е. человека, отвечающего на вопросы), которое само по себе есть некоторое соц.о-психол. явление. В ходе интервью проявляются все описываемые в соц. псих-и способы воздействии одного человека на другого, действуют все законы восприятия людьми друг друга, нормы их общения. Каждая из этих характеристик может влиять на качество информации, может привносить еще одну разновидность «субъективности», о которой речь шла выше. Но нужно иметь в виду, что все эти проблемы не являются новыми для соц. псих-и, по поводу каждой из них разработаны определенные «противоядия», и задача заключается лишь в том, чтобы с должной серьезностью относиться к овладению этими методами. В противовес распространенному непрофессиональному взгляду, что опросы — самый «легкий» для применения метод, можно смело утверждать, что хороший опрос — это самый «трудный» метод соц.о-психол. исследования.

Тесты не являются специфическим соц.о-психол. методом, они широко применяются в различных областях псих-и. Когда говорят о применении тестов в соц. псих-и, имеют в виду чаще всего личностные тесты, реже — групповые тесты. Но и эта разновидность тестов, как известно, применяется и в общепсихол. исследованиях личности, никакой особой специфики применения этого метода в соц.о-психол. исследовании нет: все методологические нормативы применения тестов, принимаемые в общей псих-и, являются справедливыми и здесь.

Как известно, тест — это особого рода испытание, в ходе которого испытуемый выполняет или специально разработанное задание, или отвечает на вопросы, отличающиеся от вопросов анкет или интервью. Вопросы в тестах носят косвенный характер. Смысл последующей обработки состоит в том, чтобы при помощи «ключа» соотнести полученные ответы с определенными параметрами, например, характеристиками личности, если речь идет о личностных тестах. Большинство таких тестов разработано в патопсих-и, где их применение имеет смысл лишь в сочетании с методами клинического наблюдения. В определенных границах тесты дают важную информацию о характеристиках патологии личности. Обычно считают наибольшей слабостью личностных тестов то их качество, что они схватывают лишь какую-то одну сторону личности. Этот недостаток частично преодолевается в сложных тестах, например, тесте Кеттела или тесте ММРI. Однако применение этих методов не в условиях патологии, а в условиях нормы требует многих методологических корректив.

Самый главный вопрос, который встает здесь, — это вопрос о том, насколько значимы для личности предлагаемые ей задания и вопросы; в соц.о-психол. исследовании — насколько можно соотнести с тестовыми измерениями различных характеристик личности ее деятельность в группе и т.д. Наиболее распространенной ошибкой является иллюзия о том, что стоит провести массовое тестирование личностей в какой-то группе, как все проблемы этой группы и личностей, ее составляющих, станут ясными. В соц. псих-и тесты могут применяться как подсобное средство исследования. Данные их обязательно должны сопоставляться с данными, полученными при помощи других методов. К тому же применение тестов носит локальный характер еще и потому, что они преимущественно касаются лишь одного раздела соц. псих-и — проблемы личности. Тестов же, имеющих значение для диагностики группы, не так много. В качестве примера можно назвать получивший широкое распространение социометрический тест.

Эксперимент выступает в качестве одного из основных методов исследования в соц. псих-и. Полемика вокруг возможностей и ограниченностей экспериментального метода в этой области является одной из самых острых полемик по методологическим проблемам в настоящее время (Жуков, Гржегоржевская). В соц. псих-и различают два основных вида эксперимента: лабораторный и естественный. Для обоих видов существуют некоторые общие правила, выражающие суть метода, а именно: произвольное введение экспериментатором независимых переменных и контроль за ними, а также за изменениями зависимых переменных. Общим является также требование выделения контрольной и экспериментальной групп, чтобы результаты измерений могли быть сравнимы с некоторым эталоном. Однако наряду с этими общими требованиями лабораторный и естественный эксперименты обладают своими собственными правилами. Особенно дискуссионным для соц. псих-и является вопрос о лабораторном эксперименте.

Андреева Г.М. Социальная псих-я.

  1.  Общение как психол. и соц.о-психол. феномен (соотношение понятий «общение», «отношение», «коммуникация», «взаимодействие»). Виды и формы общения. Функции общения. Средства общения.

Человек оказывается субъектом многочисленных и разнообразных отношений. В этом многообразии необходимо различать два основных вида отношений: общественные отношения и то, что Мясищев называет «психол.» отношения личности. Структура общественных отношений исследуется социологией. В социологической теории раскрыта определенная субординация различных видов общественных отношений, где выделены эконом., соц., политические, идеологические. Все это в совокупности представляет собой систему общественных отношений. Специфика их заключается в том, что в них не просто «встречаются» индивид с индивидом и «относятся» друг к другу, но индивиды как представители определенных общественных групп. Такие отношения строятся не на основе симпатий или антипатий, а на основе определенного положения, занимаемого каждым в системе общества. Поэтому такие отношения обусловлены объективно, они есть отношения между соц. группами или между индивидами как представителями этих соц. групп. Это означает, что общественные отношения носят безличный характер; их сущность во взаимодействии конкретных соц. ролей.

 Соц. роль есть фиксация определенного положения, которое занимает тот или иной индивид в системе общественных отношений. Конкретно под ролью понимается «функция, нормативно одобренный образец поведения, ожидаемый от каждого, занимающего данную позицию». Эти ожидания, определяющие общие контуры соц. роли, не зависят от сознания и поведения конкретного индивида, их субъектом является не индивид, а общество. Соц. роль есть «общественно необходимый вид соц. деятельности и способ поведения личности». Соц. роль всегда несет на ce6e печать общественной оценки: общество может либо одобрять, либо не одобрять некоторые соц. роли (например, не одобряется такая соц. роль, как «преступник»). В действительности каждый индивид выполняет не одну, а несколько соц. ролей. Ряд ролей предписан человеку при рождении (например, быть женщиной или мужчиной, другие приобретаются прижизненно. Сама по себе соц. роль не определяет деятельность и поведение каждого её носителя в деталях: всё зависит от того, насколько индивид усвоит, интернализует роль. Акт интернализации определяется целым рядом индивидуальных психол.их особенностей каждого конкретного носителя данной роли. Поэтому общ-ые отн-я приобретают определенную личностную окраску. Природа межлич-ых отн-й может быть правильно понята, если не ставить их в один ряд с общ-ми отн-ми, а увидеть в них особый ряд отн-ий, возникающий внутри каждого вида общ-х отн-й, не вне их. Природа межлич-х отн-й отличается от природы общ-х отн-й: их важнейшая черта – эмоциональная основа. Она означает, что они возникают и складываются на основе определенных чувств, рождающихся у людей по отношению друг к другу. Эмоц. основа включает все виды эмоц. проявлений (аффекты, эмоции, чувства). Оба ряда отношений (межличностные и общественные) раскрываются, реализуются именно в общении. Корни общения – в самой материальной жизнедеятельности индивидов. Общение есть реализация всей системы отношений человека. В реальном общении даны не только межлич-е отношения людей, т.е.выявляются не только их эмоциональные привязанности, неприязнь и прочее, но в ткань общения воплощаются и общественные, т.е. безличные по своей природе, отношения. Вне общения просто немыслимо человеческое общество. Общение выступает в нем как способ цементирования индивидов и вместе с тем как способ развития самих этих индивидов. Каждый ряд отношений реализуется в специфических формах общения. 1) Общение как реализация межличностных отношений 2) Общение между группами. Общение вынуждено совместной жизнедеятельностью людей, поэтому оно осуществляется при самых разнообразных межличностных отношениях, т.е. дано и в случае положительного и в случае отрицательного отношения одного человека другому. Андреева Г.М. Социальная псих-я.

  1.  Общение как информационный процесс. Психол.ие мех-мы передачи и приема информации в коммуникативном процессе. Виды коммуникации.

Когда говорят о коммуникации в узком смысле слова, то имеют в виду тот факт, что в ходе совместной деятельности люди обмениваются между собой различными представлениями, идеями, интересами, настроениями, чувствами, установками. Все это можно рассматривать как информацию, и тогда сам процесс коммуникации может быть понят как процесс обмена информацией. Отсюда можно сделать следующий заманчивый шаг и интерпретировать весь процесс человеческой коммуникации в терминах теории информации, что и делается в ряде систем соц.-психол. знания. Однако такой подход нельзя рассматривать как методологически корректный, ибо в нем опускаются некоторые важнейшие характеристики именно человеческой коммуникации, которая не сводится только к процессу передачи информации. При таком подходе фиксируется в основном лишь одно направление потока информации, а именно от коммуникатора к реципиенту (введение понятия «обратная связь» не изменяет сути дела), здесь возникает и еще одно существенное упущение. При всяком рассмотрении человеческой коммуникации с точки зрения теории информации фиксируется лишь формальная сторона дела: как информация передается, в то время как в условиях человеческого общения информация не только передается, но и формируется, уточняется, развивается. Поэтому необходимо четко расставить все акценты и выявить специфику в самом процессе обмена информацией, когда он имеет место в случае коммуникации между двумя людьми.

1). Общение нельзя рассматривать лишь как отправление информации какой-то передающей системой или как прием ее другой системой потому, что в отличие от простого движения информации между двумя устройствами здесь мы имеем дело с отношением двух индивидов, каждый из которых является активным субъектом: взаимное информирование их предполагает налаживание совместной деятельности. Это значит, что каждый участник коммуникативного процесса предполагает активность также и в своем партнере, он не может рассматривать его как некий объект. Другой участник предстает тоже как субъект, и отсюда следует, что, направляя ему информацию, на него необходимо ориентироваться, т.е. анализировать его мотивы, цели, установки. Схематично коммуникация может быть изображена как интерсубъектный процесс (St S). Но в этом случае нужно предполагать, что в ответ на посланную информацию будет получена новая информация, исходящая от другого партнера. Поэтому в коммуникативном процессе и происходит не простое движение информации, но как минимум активный обмен ею. Главная «прибавка» в специфически человеческом обмене информацией заключается в том, что здесь особую роль играет для каждого участника общения значимость информации, потому, что люди не просто «обмениваются» значениями, но, как отмечает А.Н. Леонтьев, стремятся при этом выработать общий смысл. Это возможно лишь при условии, что информация не просто принята, но и понята, осмыслена. Суть коммуникативного процесса - не просто взаимное информирование, но совмёстное постижение предмета.

2) Характер обмена информацией между людьми, а не кибернетическими устройствами, определяется тем, что посредством системы знаков партнеры могут повлиять друг на друга. Обмен такой информацией обязательно предполагает воздействие на поведение партнера, т.е. знак изменяет состояние участников коммуникативного процесса. При обмене инф-ей происходит изменение самого типа отн-й, который сложился между участниками коммуникации.

3) Коммуникативное влияние как результат обмена информацией возможно лишь тогда, когда человек, направляющий информацию (коммуникатор), и человек, принимающий ее (реципиент), обладают единой или сходной системой кодификации и декодификации. Всякий обмен информацией между ними возможен лишь при условии, что знаки и закрепленные за ними значения известны всем участникам коммуникативного процесса. Только принятие единой системы значений обеспечивает возможность партнеров понимать друг друга. Для описания этой ситуации соц. псих-я заимствует из лингвистики термин «тезаурус», обозначающий общую систему значений, принимаемых всеми членами группы. Но все дело в том, что, даже зная значения одних и тех же слов, люди могут понимать их неодинаково: соц., политические, возрастные особенности могут быть тому причиной. Поэтому у общающихся должны быть идентичны - в случае звуковой речи - не только лексическая и синтаксическая системы, но и одинаковое понимание ситуации общения. А это возможно лишь в случае включения коммуникации в некоторую общую систему деятельности. Это хорошо поясняет Дж. Миллер на житейском примере. Для нас существенно провести некоторое различие между интерпретацией высказывания и пониманием его, так как пониманию обычно способствует нечто иное сверх лингвистического контекста, связанное с этим конкретным высказыванием. Муж, встреченный у двери словами жены: «Я купила сегодня несколько электрических лампочек», не должен ограничиваться их буквальным истолкованием: он должен понять, что ему надо пойти на кухню и заменить перегоревшую лампочку.

4) в условиях человеческой коммуникации могут возникать совершенно специфические коммуникативные барьеры. Они носят соц. или психол. характер. Такие барьеры могут возникать из-за того, что, отсутствует понимание ситуации общения, вызванное не просто различным языком, на котором говорят участники коммуникативного процесса, но различиями более глубокого плана, существующими между партнерами. Это могут быть соц., политические, религиозные, профессиональные различия, которые не только порождают разную интерпретацию тех же самых понятий, употребляемых в процессе коммуникации, но и вообще различное мироощущение, мировоззрение, миропонимание. Такого рода барьеры порождены объективными соц. причинами, принадлежностью партнеров по коммуникации к различным соц. группам. Барьеры при коммуникации могут носить и более чисто выраженный психол. характер. Они могут возникнуть или вследствие индивидуальных психол. особенностей общающихся (чрезмерная застенчивость одного из них, скрытность другого, присутствие у кого-то черты, получившей название «некоммуникабельность»), или в силу сложившихся между общающимися особого рода психол. отношений: неприязни по отношению друг к другу, недоверия и т.п. Названные особенности человеческой коммуникации не позволяют рассматривать ее только в терминах теории информации. Однако все это не отвергает возможности заимствовать ряд понятий из теории информации.

При построении типологии коммуникативных пpoцeccoв целесообразно воспользоваться понятием «направленность сигналов». Этот термин позволяет выделить: аксиальный коммуникативный процесс - когда сигналы направлены единичным приемникам информации, т.е. отдельным людям; б) ретиальный коммуникативный процесс, когда сигналы направлены множеству вероятных адресатов.

Информация, исходящая от коммуникатора, может быть двух типов: побудительная и констатирующая. Побудительная информация выражается в приказе, совете, просьбе. Она рассчитана на то, чтобы стимулировать какое-то действие. Активизация, т.е. побуждение к действию в заданном направлении. Интердикция, т.е. побуждение, не допускающее, наоборот, определенных действий, запрет нежелательных видов деятельности. Дестабилизация - рассогласование или нарушение некоторых автономных форм поведения или деятельности. Констатирующая информация выступает в форме сообщения, она имеет место в различных образовательных системах и не предполагает непосредственного изменения поведения, хотя косвенно способствует этому.

Средства коммуникации. Речь. Передача любой информации возможна лишь посредством знаков, точнее знаковых систем. Существует несколько знаковых систем, которые используются в коммуникативном процессе. Различают вербальную и невербальную коммуникации, использующие различные знаковые системы. Вербальная коммуникация использует в качестве знаковой системы человеческую речь, естественный звуковой язык, т.е. систему фонетических знаков, включающую два принципа: лексический и синтаксический. При передаче информации при помощи речи менее всего теряется смысл сообщения. При помощи речи осуществляются кодирование и декодирование информации: коммуникатор в процессе говорения кодирует, а реципиент в процессе слушания декодирует эту информацию. Успешность вербальной коммуникации в случае диалога определяется тем, насколько партнеры обеспечивают тематическую направленность информации, а также ее двусторонний характер. При характеристики диалога важно все время иметь в виду, что его ведут между собой личности, обладающие определенными намерениями, т.е. диалог представляет собой «активный, двусторонний характер взаимодействия партнеров».

Невербальная коммуникация. Другой вид коммуникации включает в себя следующие основные знаковые системы: 1) оптико-кинетическую; 2) пара- и экстралингвистическую; 3) организацию пространства и времени коммуникативного процесса; 4) визуальный контакт. Совокупность этих средств призвана выполнять следующие функции: дополнение речи, замещение речи, репрезентация эмоциональных состояний партнеров по коммуникативному процессу.

Оптико-кинетическая система включает в себя жесты, мимику, пантомимику. Паралингвистическая система – это система вокализации, т.е. качество голоса, его диапазон, тональность. Экстралингвистическая система – включение в речь пауз, других вкраплений, например покашливания, плача, смеха, наконец, сам темп речи. Организация пространства и времени коммуникативного процесса выступает также особой знаковой системой, несет смысловую нагрузку как компонент коммуникативной ситуации. Например, размещение партнеров лицом друг к другу способствует возникновению контакта, окрик в спину также может иметь определенное значение отрицательного порядка. Проксемика занимается нормами пространственной и временной организации общения. Основатель проксемики Э.Холл.

Андреева Г.М. Социальная псих-я.

 

  1.  Межличностное восприятие в структуре общения.

Понятие соц. перцепции. В процессе общения должно присутствовать взаимопонимание между участниками этого процесса. Весьма часто восприятие человека человеком обозначают как «соц. перцепция». Это понятие в данном случае употреблено не слишком точно. Термин «соц. перцепция» впервые был введен Дж. Брунером в 1947 г. в ходе разработки так называемого нового взгляда на восприятие. Вначале под соц. перцепцией понималась соц. детерминация перцептивных процессов. Позже исследователи придали понятию несколько иной смысл: соц. перцепцией стали называть процесс восприятия так называемых соц. объектов, под которыми подразумевались другие люди, соц. группы, большие соц. общности.

 Мех-мы взаимопонимания в процессе общения. Поскольку человек вступает в общение всегда как личность, постольку он воспринимается и другим человеком - партнером по общению - также как личность. На основе внешней стороны поведения мы как бы «читаем» другого человека, расшифровываем значение его внешних данных. Впечатления, которые возникают при этом, играют важную регулятивную роль в процессе общения. Познавая другого, формируется и сам познающий индивид. От меры точности «прочтения» другого человека зависит успех организации с ним согласованных действий. Представление о другом человеке тесно; связано с уровнем собственного самосознания. Связь эта двоякая: с одной стороны, богатство представлений о самом себе определяет и богатство представлений о другом человеке, с другой стороны, чем более полно раскрывается другой человек, тем более полным становится и представление о самом себе.

Сопоставление себя с другим осуществляется как бы с двух сторон: каждый из партнеров уподобляет себя другому. При построении стратегии взаимодействия каждому приходится принимать в расчет не только потребности, мотивы, установки другого, но и то, как этот другой понимает мои потребности, мотивы, установки. Анализ осознания себя через другого включает две стороны: идентификацию и рефлексию. Термин идентификация, буквально обозначающий отождествление себя с другим, выражает установленный эмпирический факт, что одним из простых способов понимания другого человек является уподобление себя ему. Установлена тесная связь между идентификацией и эмпатией. Описательно эмпатия также определяется как особый способ понимания другого человека. Только здесь имеется в виду не рациональное осмысление проблем другого человека, а, скорее стремление эмоционально откликнуться на его проблемы. Мех-м эмпатии в определенных чертах сходен с мех-мом идентификации и там, и здесь присутствует умение поставить себя на место другого, взглянуть на вещи с его точки зрения. Однако взглянуть на вещи с чьей-то точки зрения не обязательно означает отождествить себя с этим человеком. Если я отождествляю себя с кем-то, это значит, что я строю свое поведение так, как строит его этот «другой». Если же я проявляю к нему эмпатию, я просто принимаю во внимание линию его поведения (отношусь к ней сочувственно), но свою собственную могу строить совсем по-иному. И в том, и в другом случаях налицо будет «принятие в расчет» поведения другого человека, но результат наших совместных действий будет различным: одно дело - понять партнера по общению, встав на его позицию, действуя с нее, другое дело - понять его, приняв в расчет его точку зрения, даже сочувствуя ей», но действуя по-своему.

Содержание и эффекты межличностного восприятия. Содержание межличностного восприятия зависит от характеристик как субъекта, так и объекта восприятия потому, что они включены определенное взаимодействие, имеющее две стороны: оценивание друг друга и изменение каких-то характеристик друг друга благодаря самому факту своего присутствия. В первом случае взаимодействие можно констатировать по тому, что каждый из участников, оценивая другого, стремится построить определенную систему интерпретации его поведения, в частности его причин. Интерпретация поведения другого человека может основываться на знании причин этого поведения, и тогда это задача научной псих-и. Но в обыденной жизни люди не знают действительных причин поведения другого человека или знают их недостаточно. Тогда, в условиях дефицита информации» они начинают приписывать друг другу как причины поведения» так иногда и сами образцы поведения или какие-то более общие характеристики. Приписывание осуществляется либо на основе сходства поведения воспринимаемого лица с каким-то другим образцом, имевшимся в прошлом опыте субъекта восприятия, либо на основе анализа собственных мотивов, предполагаемых в аналогичной ситуации (в этом случае может действовать мех-м идентификации). Но так или иначе возникает целая система способов такого приписывания (атрибуции). Особая отрасль соц. псих-и, получившая название каузальной атрибуции, анализирует именно эти процессы (Г. Келли, Э. Джонс, К. Дэвис, Д. Кенноуз, Р. Нисбет, Л. Стрикленд). Исследования каузальной атрибуции направлены на изучение попыток «рядового человека», «человека с улицы» понять причину и следствие тех событий, свидетелем или участником которых он является. Это включает также интерпретацию своего и чужого поведения, что и выступает составной частью межличностного восприятия. Если на первых порах исследования атрибуции речь шла лишь о приписывании причин поведения другого человека, то позже стали изучаться способы приписывания более широкого класса характеристик: намерений, чувств, качеств личности. Сам феномен приписывания возникает тогда, когда у человека есть дефицит информации о другом человеке: заменить ее и приходится процессом приписывания. Мера и степень приписывания в процессе межличностного восприятия зависит от двух показателей: степени уникальности или типичности поступка и от степени его соц. «желательности» или «нежелательности». В первом случае имеется в виду тот факт, что типичное поведение есть поведение, предписанное ролевыми образцами, и потому легче поддается однозначной интерпретации. Уникальное поведение допускает много различных интерпретаций и дает простор приписыванию его причин и характеристик. Точно так же и во втором случае: под соц. «желательным» понимается поведение, соответствующее соц. и культурным нормам и тем сравнительно легко и однозначно объясняемое. При нарушении таких норм диапазон возможных объяснений расширяется. Характер атрибуций зависит и от того, выступает ли субъект восприятия сам участником какого-либо события или его наблюдателем. В этих двух различных случаях избирается разный тип атрибуции. Г. Келли выделил три таких типа: личностную атрибуцию (когда причина приписывается лично совершающему поступок), объектную атрибуцию (когда причина приписывается тому объекту, на который направлено действие) и обстоятельственную атрибуцию (когда причина совершающегося приписывается обстоятельствам). Было выявлено, что наблюдатель чаще использует личностную атрибуцию, а участник склонен в большей мере объяснить совершающееся обстоятельствами. Эта особенность отчетливо проявляется при приписывании причин успеха и неудачи: участник действия «винит» в неудаче преимущественно обстоятельства, в то время как наблюдатель «винит» за неудачу прежде всего самого исполнителя.

«Эффекты», возникающие при восприятии людьми друг друга: 1) Сущность «эффекта ореола» заключается в формировании специфической установки на воспринимаемого через направленное приписывание ему определенных качеств: информация, получаемая о каком-то человеке, категоризируется определенным образом, а именно – накладывается на тот образ, который уже был создан заранее. Этот образ, ранее существовавший, выполняет роль «ореола», мешающего видеть действительные черты и проявления объекта восприятия. Эффект ореола проявляется при формировании первого впечатления о человеке в том, что общее благоприятное впечатление приводит к позитивным оценкам и неизвестных качеств воспринимаемого и, наоборот, общее неблагоприятное впечатление способствует преобладанию негативных оценок. Эффекты «первичности» и «новизны». Оба они касаются значимости определенного порядка предъявления информации о человеке для составления представления о нем. «Эффект первичности» был зарегистрирован в тex случаях, когда воспринимается незнакомый человек. В ситуациях восприятия знакомого человека действует «эффект новизны», который заключается в том, что последняя, т.е. более новая, информация оказывается наиболее значимой. В более широком плане все эти эффекты можно рассмотреть как проявления особого процесса, сопровождающего восприятие человека человеком, а именно процесса стереотипизации. Впервые термин «соц. стереотип» был введен У. Липпманом в 1922 г., и для него в этом термине содержался негативный оттенок, связанный с ложностью и неточностью представлений, которыми оперирует пропаганда. В более же широком смысле слова стереотип - это некоторый устойчивый образ какого-либо явления или человека, которым пользуются как известным «сокращением» при взаимодействии с этим явлением. Стереотипы в общении, возникающие при познании людьми друг друга, имеют и специфическое происхождение, и специфический смысл. Стереотип возникает на основе достаточно ограниченного прошлого опыта, в результате стремления строить выводы на базе ограниченной информации. Очень часто стереотип возникает относительно групповой, принадлежности человека, например принадлежности его к какой-то профессии. Тогда ярко выраженные профессиональные черты у встреченных в прошлом представителей этой профессии рассматриваются как черты, присущие всякому представителю этой профессии («все учительницы назидательны», «все бухгалтеры - педанты» и т.д.). Здесь проявляется тенденция «извлекать смысл» из предшествующего опыта, строить заключения по сходству с этим предшествующим опытом, не смущаясь его ограниченностью. Стереотипизация в процессе познания людьми друг друга может привести к двум различным следствиям. С одной стороны к определенному упрощению процесса познания другого человека; в этом случае стереотип не обязательно несет на себе оценочную нагрузку: в восприятии другого человека не происходит «сдвига» в сторону его эмоционального принятия или непринятия. Остается просто упрощенный подход, который, хотя и не способствует точности построения образа другого, заставляет заменить его часто штампом, но тем не менее в каком-то смысле необходим, ибо помогает сокращать процесс познания. Во втором случае стереотипизация приводит к возникновению предубеждения. Если суждение строится на основе прошлого ограниченного опыта, а опыт этот был негативным, всякое новое восприятие представителя той же самой группы окрашивается неприязнью. Особенно распространенными являются этнические стереотипы, когда на основе ограниченной информации об отдельных представителях каких-либо этнических групп строятся предвзятые выводы относительно всей группы.

Точность межличностной перцепции. Особенно целесообразным является тренинг на точность восприятия в реальных группах, объединенных совместной деятельностью. Г. Гибш и М. Форверг в свое время обратили внимание на тот факт, что, например, близость собственного и чужого представлений об одном человеке значительнее в долго существующих группах, связанных единой системой деятельности. Однако вопрос о том, способствует ли повышению точности восприятия длительное общение с человеком, заданное совместной деятельностью, нельзя считать полностью решенным. Ряд экспериментальных исследований показывает, что по мере существования длительного контакта возникающая пристрастность к объекту восприятия, напротив, служит источником различного рода искажений образа воспринимаемого.

Межличностная аттракция. Люди не просто воспринимают друг друга, но формируют друг по отношению к другу определенные отношения. На основе сделанных оценок рождается разнообразная гамма чувств - от неприятия того или иного человека до симпатии, даже любви к нему. Область исследований, связанных с выявлением мех-мов образования различных эмоциональных отношений к воспринимаемому человеку, получила название исследования аттракции. Аттракция - это и процесс формирования привлекательности какого-то человека для воспринимающего, и продукт этого процесса, т.е. некоторое качество отношения. Аттракцию можно рассматривать как особый вид соц. установки на другого человека, в которой преобладает эмоциональный компонент (Гозман), когда этот «другой» оценивается в категориях, свойственных аффективным оценкам. Выделены различные уровни аттракции: симпатия, дружба, любовь.

 Андреева Г.М. Социальная псих-я.

  1.  Общение как взаимодействие.

Место взаимодействия в структуре общения. Интерактивная сторона общения - термин, обозначающий характеристику тех компонентов общения, которые связаны с взаимодействием людей, с непосредственной организацией их совместной деятельности. Часть авторов просто отождествляют общение и взаимодействие, интерпретируя и то и другое как коммуникацию в узком смысле слова (т.е. как обмен информацией), другие рассматривают отношения между взаимодействием и общением как отношение формы некоторого процесса и его содержания. Иногда предпочитают говорить о связанном, но все же самостоятельном существовании общения как коммуникации и взаимодействия как интеракции. Если коммуникативный процесс рождается на основе некоторой совместной деятельности, то обмен знаниями и идеями поводу этой деятельности неизбежно предполагает, что достигнутое взаимопонимание реализуется в новых совместных попытках развить далее деятельность, организовать ее.

Участие одновременно многих людей в этой деятельности означает, что каждый должен внести свой особый вклад в нее, что и позволяет интерпретировать взаимодействие как организацию совместной деятельности. В ходе ее для участников чрезвычайно важно не только обменяться информацией, но и организовать «обмен действиями», спланировать общую деятельность. этом планировании возможна такая регуляция действий одного индивида «планами, созревшими в голове другого» которая и делает деятельность действительно совместной, когда носителем её будет выступать уже не отдельный индивид, а группа. на вопрос о том, какая же «другая» сторона общения раскрывается понятием «взаимодействие», можно теперь ответить: та сторона, которая фиксирует не только обмен информацией, но и организацию совместных действий, позволяющих партнерам реализовать некоторую общую для них деятельность. Такое решение вопроса исключает отрыв взаимодействия от коммуникации, но исключает и отождествление их: коммуникация организуется в ходе совместной деятельности, «по поводу» ее, и именно в этом процессе людям необходимо обмениваться и информацией, и самой деятельностью, т.е. вырабатывать формы и нормы совместных действий. В истории соц. псих-и существовало несколько попыток описать структуру взаимодействий. Например, большое распространение получила так называемая теория действия, или теория соц. действия, в которой в различных вариантах предлагалось описание индивидуального акта действия. Все фиксировали некоторые компоненты взаимодействия: люди, их связь, воздействие друг на друга и, как следствие этого, их изменения. Задача всегда формулировалась как поиск доминирующих факторов мотивации действий во взаимодействии.

Примером того, как реализовалась эта идея, может служить теория Т. Парсонса, в которой была предпринята попытка наметить общий категориальный аппарат для описания структуры соц. действия. В основе соц. деятельности лежат межличностные взаимодействия, на них строится человеческая деятельность в ее широком проявлении, она - результат единичных действий. Единичное действие есть некоторый элементарный акт; из них впоследствии складываются системы действий. Каждый акт берется сам по себе, изолированно, с точки зрения абстрактной схемы, в качестве элементов которой выступают: а) деятель, б) «другой» (объект, на который направлено действие); в) нормы (по которым организуется взаимодействие), г) ценности (которые принимает каждый участник), д) ситуация (в которой совершается действие). Деятель мотивирован тем, что его действие направлено на реализацию его установок (потребностей). В отношении «другого» деятель развивает систему ориентации и ожиданий, которые определены как стремлением к достижению цели, так и учетом вероятных реакций другого. Может быть выделено пять пар таких ориентации, которые дают классификацию возможных видов взаимодействий. Предполагается, что при помощи этих пяти пар можно описать все виды человеческой деятельности.  Эта попытка оказалась неудачной: схема действия, раскрывающая его «анатомию» была абстрактной, никакого значения для эмпирического анализа различных видов действий не имела. Несостоятельной она оказалась и для экспериментальной практики: на основе этой теоретической схемы было проведено одно-единственное исследование самим создателем концепции. Методологически некорректным здесь явился сам принцип — выделение некоторых абстрактных элементов структуры индивидуального действия. При таком подходе вообще невозможно схватить содержательную сторону действий, ибо она задается содержанием соц. деятельности в целом. Поэтому логичнее начинать с характеристики соц. деятельности, а от нее идти к структуре отдельных индивидуальных действий, т.е. в прямо противоположном направлении. Направление же, предложенное Парсонсом неизбежно приводит к утрате соц. контекста, поскольку в нем все богатство соц. деятельности ( всей совокупности общественных отношений) выводится из псих-и индивида.

Другая попытка построить структуру взаимодействия связана с описанием ступеней его развития. При этом взаимодействие расчленяется не на элементарные акты, а на стадии, которое оно проходит. Такой подход предложен, в частности, польским социологом Я. Щепаньским. Для Щепаньского центральным понятием при описании соц. поведения является понятие соц. связи. Она может быть представлена как последовательное осуществление: а) пространственного контакта, б) психического контакта (по Щепаньскому, это взаимная заинтересованное и.), в) соц. контакта (здесь это - совместная деятельность), г) взаимодействия (что определяется, как «систематическое, постоянное осуществление действий, имеющих целью вызвать соответствующую реакцию со стороны партнера...»), д) соц. отношения (взаимно сопряженных систем действий). Хотя все сказанное относится к характеристике «соц. связи», такой ее вид, как «взаимодействие», представлен наиболее полно. Выстраивание вряд ступеней, предшествующих взаимодействию, не является слишком строгим: пространственный и психический контакты в этой схеме выступают в качестве предпосылок индивидуального акта взаимодействия, и потому схема не снимает погрешностей предшествующей попытки. Но включение в число предпосылок взаимодействия «соц. контакта», понятого как совместная деятельность, во многом меняет картину, если взаимодействие возникает как реализация совместной деятельности, то дорога к изучению его содержательной стороны остается открытой.

Транзактный анализ - направление, предлагающее регулирование действий участников взаимодействия через регулирование их позиций, а также учет характера ситуаций и стиля взаимодействия. С точки зрения транзактного анализа каждый участник взаимодействия в принципе может занимать одну из трех позиций, которые условно можно обозначить как Родитель, Взрослый, Ребенок. Эти позиции ни в коей мере не связаны обязательно с соответствующей соц. ролью: это лишь чисто психол. описание определенной стратегии во взаимодействии (позиция Ребенка может быть определена как позиция «Хочу!», позиция Родителя как «Надо!», позиция Взрослого - объединение «Хочу» и «Надо»). Взаимодействие эффективно тогда, когда транзакции носят «дополнительный» характер, т.е. совпадают: если партнер обращается к другому как Взрослый, то и тот отвечает с такой же позиции. Если же один из участников взаимодействия адресуется к другому с позиции Взрослого, а тот отвечает ему с позиции Родителя, то взаимодействие нарушается и может вообще прекратиться. В данном случае транзакции являются «пересекающимися». Жена обращается к мужу с информацией: «Я порезала палец» (апелляция к Взрослому с позиции Взрослого). Если он отвечает: «Сейчас перевяжем», то это ответ также с позиции Взрослого (I). Если же следует сентенция: «Вечно у тебя что-то случается», то это ответ с позиции Родителя (II), а в случае: «Что же я теперь должен делать?», демонстрируется позиция Ребенка (III). В двух последних случаях эффективность взаимодействия невелика. Второй показатель эффективности - адекватное понимание ситуации (как и в случае обмена информацией) и адекватный стиль действия в ней. В соц. псих-и существует много классификаций ситуаций взаимодействия. Каждая ситуация диктует свой стиль поведения и действий: в каждой из них человек по-разному «подает» себя, а если эта самоподача не адекватна, взаимодействие затруднено. Если стиль сформирован на основе действий в какой-то конкретной ситуации, а потом механически перенесен на другую ситуацию, то, естественно, успех не может быть гарантирован. Различают три основных стиля действий: ритуальный, манипулятивный и гуманистический. На примере использования ритуального стиля особенно легко показать необходимость соотнесения стиля с ситуацией. Ритуальный стиль обычно задан некоторой культурой. Например, стиль приветствий, вопросов, задаваемых при встрече, характера ожидаемых ответов. Что касается использования манипулятивного или гуманистического, стиля взаимодействия, то это отдельная большая проблема, особенно в практической соц. псих-и.

Типы взаимодействий. Люди вступают в бесконечное количество различных видов взаимодействия. Наиболее распространенным является дихотомическое деление всех возможных видов взаимодействий на два противоположных вида: кооперация и конкуренция. Кооперация означает координацию единичных сил участников (упорядочивание, комбинирование, суммирование этих сил). А.Н. Леонтьев называл две основные черты совместной деятельности: а) разделение единого процесса деятельности между участниками; б) изменение деятельности каждого, т.к. результат деятельности каждого не приводит к удовлетворению его потребности, что на общепсихол. языке означает, что «предмет» и «мотив» деятельности не совпадают. Средством соединения непосредственного результата деятельности каждого участника с конечным результатом совместной деятельности являются развившиеся в ходе совместной деятельности отн-я, которые реализованы прежде всего в кооперации. Важным показателем «тесноты» кооперативного взаимодействия является включенность в него всех участников процесса. Конкуренция - анализ сконцентрирован на конфликте. Соц. псих-я сосредоточивает свое внимание на двух вопросах: на анализе вторичных соц.о-психол. аспектов в каждом конфликте (например, осознание конфликта его участниками); на выделении частного класса конфликтов, порождаемых специфическими соц.о-психол. факторами. Характеристики конфликта: структура, динамика, функция и типология конфликта. Структура конфликта: конфликтная ситуация, позиции участников (оппонентов), объект, «инцидент» (пусковой мех-м), развитие и разрешение конфликта. Эти элементы ведут себя различно в зависимости от типа конфликта. Деструктивный конфликт – ведет к рассогласования взаимодействия, к его расшатыванию. Деструктивный конфликт чаще становится не зависимым от причины, его породившей и легче приводит к переходу «на личности», чем и порождает стрессы. Для него характерно специфическое развитие, а именно расширение количества вовлеченных участников, их конфликтных действий, умножение количества негативных установок в адрес друг друга и остроты высказываний. Другая черта - «эскалация» конфликта означает наращивание напряженности, включение все большего числа ложных восприятий как черт и качеств оппонента, так и самих ситуаций взаимодействия, рост предубежденности против партнера. Разрешение такого типа конфликта особенно сложно, основной способ разрешения - компромисс - здесь реализуется с большими затруднениями. Продуктивный конфликт чаще возникает в том случае, когда столкновение касается не несовместимости личностей, а порождено различием точек зрения на какую-либо проблему, на способы ее решения. Конфликт способствует формированию более, всестороннего понимания проблемы, а также мотивации партнера, защищающего другую точку зрения - она становится более «легитимной». Андреева Г.М. Социальная псих-я.

  1.  Личность как объект соц.-психол. исследования. Понятие о соц. позиции статусе роли личности. Самоопределение и самореализация личности.

В основе соц.-психол. понимания личности лежит «характеристика социального типа личности как специфического образования, продукта соц. обстоятельств, ее структуры, совокупности ролевых функций личности, их влияния на общественную жизнь (Шорохова). Характеристика соц.-психол. подхода дополняется перечнем задач исследования личности: социальная детерминация психического склада личности, социальная мотивация поведения и деятельности личности в различных общественно- исторических и соц.-психол. условиях, классовые, национальные, профессиональные особенности личности, закономерности формирования и проявления общественной активности, пути и средства повышения этой активности, проблемы внутренней противоречивости личности и пути ее преодоления, самовоспитание личности и пр. Каждая из этих задач является важной, но не помогает ответить на вопрос: в чем же специфика исследования личности в соц. психологии.

Соц. психология не исследует вопрос о соц. обусловленности личности потому, что он решается всей психол. Наукой. Соц. психология, пользуясь определением личности, которое дает общая психология, выясняет, каким образом, т.е. прежде всего в каких конкретных группах, личность, с од. стороны, усваивает соц. влияния а, с др. стороны, каким образом, в каких конкретных группах она реализует свою соц. сущность ( через какие конкретные виды совместной деятельности). Соц. психология выявляет каким образом сформировались соц.-типические черты личности, почему в одних условиях они проявились в полной мере, а в других возникли какие-то иные соц.-типические черты вопреки принадлежности личности к определенной соц. группе. Акцент делается на микросреду формирования личности. Для соц. психологии главным ориентиром в исследовании личности является взаимоотношение личности с группой.

Термин «статус» и «позиция» обозначают место индивида в системе групповой жизни. Часто эти термины употребляются как синонимы, хотя у ряда авторов понятие «позиция» имеет несколько иное значение (Божович). Самое широкое применение понятие «статус» находит при описании структуры межличностных отношений, для чего более всего приспособлена социометрическая методика. Но получаемое т.об. обозначение статуса индивида в группе никак нельзя считать удовлетворительным, потому что:

1). Место индивида в группе не определяется только его социометрическим статусом;

2). Статус всегда есть единство объективно присущих индивиду характеристик, определяющих его место в группе, и субъективного восприятия его другими членами группы.

3). При характеристике статуса индивида в группе необходим учет отношений более широкой соц. системе, в которую данная группа входит, «статус» самой группы.

Статус - соотносительное положение (позиция) индивида в соц. системе, определяемое по ряду признаков, специфичных для данной системы (Занковский А.Н.). Статус м.б. приобретен посредством таких характеристик, как образование, возраст, пол, квалификация или опыт. Статус придается индивиду группой, и в этом смысле является групповой ценностью. В качестве статусной характеристики м. выступать любая соц. или индивидуальная характеристика: внеш. привлекательность или уродливость, молодость или старость и т. д.

 Роль - набор ожидаемых поведенческих паттернов, приписываемых индивиду, который занимает определенную позицию в соц. группе. Роль непосредственно связана со статусом, поэтому иногда роль определяется как его динамический аспект. Роль можно охарактеризовать через перечень тех реальных функций, которые заданы индивиду группой и содержанием групповой деятельности.

Самореализация — это осуществление индивидных и личностных возможностей "Я" посредством собственных усилий, а также содеятельности с другими людьми. Самореализация активизируется в отношении тех черт, свойств и качеств человека, которые рационально и морально приемлемы и поддерживаются обществом.

Критерий самореализации, который входит в оценочную систему психической деятельности каждого человека, отражает удовлетворенность общества личностью и удовлетворенность личности соц. условиями. Следовательно, эффективность самореализации будет зависеть не только от реальных внешних условий, но и от того, как человек понимает и оценивает их по отношению к себе. Это понимание и оценка обусловлены знаниями и практическим опытом, личностными характеристиками и соц. умениями.

Самореализация играет важнейшую роль на всем жизненном пути личности, по сути дела, определяя его. Предпосылки к самореализации заложены в самой природе человека и существуют как задатки, которые с развитием человека, с формированием его личностных свойств становятся основой способности к самореализации. Условием успешной самореализации является динамическое функциональное единство, где образ мира и образ «Я» как бы уравновешены через адекватное понимание своего места в мире и использование адекватных соц. умений.

 Самоопределение - сознательный акт выявления и установления собственной позиции в социально-значимой ситуации. Особая форма самоопределения личности является коллективисткое самоопределение и профессиональное самоопределение. Самоопределение личности – осознание человеком своего места в жизни, в обществе. Самоопределение личности – самостоятельный выбор человека своего жизненного пути, целей, правовых норм, будущей профессии и условий жизни.

Психология. Учебник под ред. Крылова А.А. 1998.

Андреева Г.М. Социальная психология.

Занковский А.Н. Организационная психология.

  1.  Социализация личности. Соотношение понятий «социализация», «развитие», «воспитание». Мех-мы и институты социализации.

Понятие социализации. Термин социализация не имеет однозначного толкования среди различных представителей психол. науки. Процесс социализации представляет собой совокупность всех соц. процессов, благодаря которым индивид усваивает определенную систему норм и ценностей, позволяющих ему функционировать в качестве члена общества (Бронфенбреннер). Сомнение вызывает и возможность точного разведения понятия социализации с другими, широко используемыми в отечественной психол. и педагог. литературе понятиями («развитие личности» и «воспитание»). Это возражение весьма существенно и заслуживает того, чтобы быть обсужденным специально. Идея развития личности - одна из ключевых идей отечественной псих-и. Более того, признание личности субъектом соц. деятельности придает особое значение идее развития личности: ребенок, развиваясь, становится таким субъектом т.е. процесс его развития немыслим вне его соц. развития, а значит, и вне усвоения им системы соц. связей, отношений, вне включения в них. По объему понятия «развитие личности» и «социализация» в этом случае как бы совпадают, а акцент на активность личности кажется значительно более четко представленным именно в идее развития, а не социализации: здесь он как-то притушен, коль скоро в центре внимания – соц. среда и подчеркивается направление ее воздействия на личность. Если понимать процесс развития личности в ее активном взаимодействии с соц. средой, то каждый из элементов этого взаимодействия имеет право на рассмотрение. Научное рассмотрение вопроса о социализации ни в коей мере не снимает проблемы развития личности, а, напротив, предполагает, что личность понимается как становящийся активный соц. субъект. В узком смысле слова термин «воспитание» означает процесс целенаправленного воздействия на человека со стороны субъекта воспитательного процесса с целью передачи, привития ему определенной системы представлений, понятий, норм. Ударение здесь ставится на целенаправленность, планомерность процесса воздействия. В качестве субъекта воздействия понимается специальный институт, человек, поставленный для осуществления названной цели. В широком смысле слова под «воспитанием» понимается воздействие на человека всей системы общественных связей с целью усвоения им соц. опыта. Субъектом воспитательного процесса в этом случае может выступать и все общество и «вся жизнь». Если употреблять термин «воспитание» в узком смысле слова, то социализация отличается по своему значению от процесса, описываемого термином «воспитание». Если же это понятие употреблять в широком смысле слова, то различие ликвидируется.

 Социализация - это двусторонний процесс, включающий в себя, с одной стороны, усвоение индивидом соц. опыта путем вхождения в соц. среду, систему соц. связей; с другой стороны процесс активного воспроизводства индивидом системы соц. связей за счет его активной деятельности, активного включения в соц. среду. Первая сторона процесса социализации - усвоение соц. опыта - это характеристика того, как среда воздействует на человека; вторая его сторона характеризует момент воздействия человека на среду с помощью деятельности. Активность позиции личности предполагается здесь потому, что всякое воздействие на систему соц. связей и отношений требует принятия определенного решения и включает в себя процессы преобразования, мобилизации субъекта, построения определенной стратегии деятельности. Процесс социализации в этом его понимании ни в коей мере не противостоит процессу развития личности, но просто позволяет обозначить различные точки зрения на проблему. Если для возрастной псих-и наиболее интересен взгляд на эту проблему «со стороны личности», то для соц. псих-и — «со стороны взаимодействия личности и среды».

Содержание процесса социализации. Социализация по своему содержанию есть процесс становления личности, который начинается с первых минут жизни человека. Выделяются три сферы, в которых осуществляется прежде всего это становление личности деятельность, общение, самосознание. Общей характеристикой всех этих трех сфер является процесс расширения, умножения соц. связей индивида с внешним миром. Что касается деятельности, то на протяжении всего процесса социализации индивид имеет дело с расширением «каталога» деятельностей (Леонтьев), т.е. освоением все новых и новых видов деятельности. При этом происходят еще три чрезвычайно важных процесса. 1) ориентировка в системе связей, присутствующих в каждом виде деятельности и между ее различными видами. Она осуществляется через посредство личностных смыслов, т.е. означает выявление для каждой личности особо значимых аспектов деятельности, причем не просто уяснение их, но и их освоение. Можно было бы назвать продукт такой ориентации личностным выбором деятельности. 2) центрирование вокруг главного, выбранного, сосредоточение внимания на нем и соподчинения ему всех остальных деятельностей. 3) освоение личностью в ходе реализации деятельности новых ролей и осмысление их значимости. Вторая сфера - общение - рассматривается в контексте социализации также со стороны его расширения и углубления, что само собой разумеется, коль скоро общение неразрывно связано с деятельностью. Расширение общения можно понимать как умножение контактов человека с другими людьми, специфику этих контактов на каждом возрастном рубеже. Что же касается углубления общения, это прежде всего переход от монологического общения к диалогическому, децентрация, т.е. умение ориентироваться на партнера, более точное его восприятие. Третья сфера социализации - развитие самосознания личности. В caмом общем виде можно сказать, что процесс социализации означает становление в человеке образа его Я. В многочисленных экспериментальных исследованиях установлено, что образ Я не возникает у человека сразу, а складывается на протяжении его жизни под воздействием многочисленных соц. влияний. Есть несколько различных подходов к структуре «Я». Наиболее распространенная схема включает в «Я» три компонента: познавательный (знание себя), эмоциональный (оценка себя), поведенческий (отношение к себе). Самосознание не может быть представлено как простой перечень характеристик, но как понимание личностью себя в качестве некоторой целостности, в определении собственной идентичности. Лишь внутри этой целостности можно говорить о наличии каких-то ее структурных элементов. Другое свойство самосознания заключается в том, что его развитиe в ходе социализации - это процесс контролируемый, определяемый постоянным приобретением соц. опыта в условиях расширения диапазона деятельности и общения. Развитие самосознания немыслимо вне деятельности: лишь в ней постоянно осуществляется определенная «коррекция» представления о себе в сравнении с представлением, складывающимся в глазах других.

Стадии социализации: 

Дотрудовая стадия социализации охватывает весь период жизни человека до начала трудовой деятельности. В свою очередь эта стадия разделяется на два периода: а) ранняя социализация, охватывающая время от рождения ребенка до поступления его в школу, т.е. тот период, который в возрастной псих-и именуется периодом раннего детства; б) стадия обучения, включающая весь период юности в широком понимании этого термина. К этому этапу относится все время обучения в школе. Относительно периода обучения в вузе или техникуме существуют различные точки зрения. Если в - качестве критерия для выделения стадий принято отношение к трудовой деят-и, то вуз, техникум и прочие формы образования не могут быть отнесены к следующей стадии. С др. стороны, специфика обучения в учебных заведениях подобного рода довольно значительна по сравнению со средней школой, в частности в свете все более последовательного проведения принципа соединения обучения с трудом, и поэтому эти периоды в жизни человека трудно рассмотреть по той же самой схеме, что и время обучения в школе. Трудовая стадия социализации охватывает период зрелости человека, весь период трудовой деятельности человека. Большинство исследователей выдвигают идею продолжения социализации в период трудовой деятельности. Личность не только усваивает соц. опыт, но и воспроизводит его, придает особое значение этой стадии. Признание трудовой стадии социализации логически следует из признания ведущего значения трудовой деятельности для развития личности. Послетрудовая стадия социализации представляет собой еще более сложный вопрос. Основные позиции в дискуссии полярно противоположны: одна из них полагает, что само понятие социализации просто бессмысленно в применении к тому периоду жизни человека, когда все его соц. функции свертываются. С этой т. зр. указанный период вообще нельзя описывать в терминах «усвоения соц. опыта» или даже в терминах его воспроизводства. Крайним выражением этой точки зрения является идея «десоциализации», наступающей вслед за завершением процесса социализации. Другая позиция активно настаивает на совершенно новом подходе к пониманию психол.ой сущности пожилого возраста. В пользу этой позиции говорят уже достаточно многочисленные экспериментальные исследования сохраняющейся соц. активности лиц пожилого возраста, в частности пожилой возраст рассматривается как возраст, вносящий существенный вклад в воспроизводство соц. опыта. Ставится вопрос лишь об изменении типа активности личности в этот период. Косвенным признанием того, что социализация продолжается в пожилом возрасте, является концепция Э.Эриксона о наличии восьми возрастов человека (младенчество, раннее детство, игровой возраст, школьный возраст, подростковый возраст и юность, молодость, средний возраст, зрелость). Лишь последний из возрастов - «зрелость» (период после 65 лет) может быть, по мнению Эриксона, обозначен девизом «мудрость», что соответствует окончательному становлению идентичности. Если принять эту позицию, то следует признать, что послетрудовая стадия социализации действительно существует.

Институты социализации. На всех стадиях социализации воздействие общества на личность осуществляется или непосредственно, или через группу, но сам набор средств воздействия можно свести вслед за Ж. Пиаже к следующему: это нормы, ценности и знаки. Общество и группа передают становящейся личности некоторую систему норм и ценностей посредством знаков. Те конкретные группы, в которых личность приобщается к системам норм и ценностей и которые выступают своеобразными трансляторами соц. опыта, получили название институтов социализации. На дотрудовой стадии социализации такими институтами выступают: в период раннего детства - семья и играющие все большую роль в современных обществах дошкольные детские учреждения. Семья рассматривалась традиционно как важнейший институт социализации в ряде концепций. Именно в семье дети приобретают первые навыки взаимодействия, осваивают первые соц. роли (в том числе - половые роли, формирование черт маскулинности и фемининности), осмысливают первые нормы и ценности. Тип поведения родителей (авторитарный или либеральный) оказывает воздействие на формирование у ребенка «образа-Я». Роль семьи как института социализации зависит от типа общества, от его традиций и культурных норм. Несмотря на то, что современная семья не может претендовать на ту роль, которую она играла в традиционных обществах (увеличение числа разводов, малодетность, ослабление традиционной позиции отца, трудовая занятость женщины), ее роль в процессе социализации все же остается весьма значимой. До сих пор детские дошкольные учреждения оказываются объектом исследования лишь возрастной псих-и. Во втором периоде ранней стадии социализации основным институтом является школа. Школа обеспечивает ученику систематическое образование, которое само есть важнейший элемент социализации, школа обязана подготовить человека к жизни в обществе и в более широком смысле. По сравнению с семьей школа в большей мере зависит от общества и государства. Школа задает первичные представления человеку как гражданину и способствует (или препятствует!) его вхождению в гражданскую жизнь. Школа расширяет возможности ребенка в плане его общения: здесь, кроме общения со взрослыми, возникает устойчивая специфическая среда общения со сверстниками, что само по себе выступает как важнейший институт социализации. Привлекательность этой среды в том, что она независима от контроля взрослых, а иногда и противоречит ему. Мера и степень значимости групп сверстников в процессе социализации варьируют в обществах разного типа (Бронфенбреннер). В зависимости от того включается ли во вторую стадию социализации период высшего образования, должен решаться вопрос о таком соц. институте, как вуз. Что касается институтов социализации на трудовой стадии, то важнейшим из них является трудовой коллектив.

Мех-мы социализации.

Выделяют 2 плана социализации: филогенетический, объясняющий пути и мех-мы формирования родовых свойств человека, и онтогенетичекий, объясняющий процесс становления личности в ходе индивидуального развития.

Онтогенетическая социализация представляет собой процесс интероиризации соц.ых норм, ценностей и типичных форм поведения, а также процесс экстериоризации, осуществляющий в процессе индивидуальной жизнедеятельности.

Источник процесса социализации в соц.ых отношениях - взаимодействие ребенка и взрослого. Всеобщими и универсальными мех-мами социализации являются интерио- и экстериоризация, которые проявляются в ряде психических мех-мов, выполняющих защитную (адаптивную), регулятивную и самоактуализирующую функции.

  1.  мех-м самоограничения - когда субъект располагает одновременно двумя противоположными знаниями об одном и том же объекте;
  2.  проекционный мех-м - присывание соответствующих нежелательных черт другим, что защищает человека от осознания этих же черт в себе;
  3.  мех-м идентификации - то есть одно лицо, субъект идентификации, осуществляет в основном подсознательно уподобление другому лицу, объекту идентификации. Идентификация приводит к подр-ю действиям и переживаниям других людей, интериоризации их ценностей и установок. Она лежит в основе принятия тех или иных соц. ролей;
  4.  мех-м интроекции - при интроекции качества и установки других людей как бы встраиваются в структуру личности субъекта без специальной переработки в неизменном виде. Часто он действует подсознательно.

Андреева Г.М. Социальная псих-я.

  1.  Групповые нормы и ожидания как регуляторы поведения личности в группе. Проблема отклонения от групповых норм. Групповая сплоченность.

Важной характеристикой положения индивида в группе является система групповых (ролевых) ожиданий. Каждый член группы не просто выполняет в ней свои функции, но и обязательно воспринимается, оценивается другими. От человека, обладающего определенным статусом, ожидается определенное поведение, выполнение некоторого набора функций. Индивид следует заданному типу поведения, основываясь на интерпретации того, что от него ждут другие и как ему надлежит себя вести. Через систему таких ожидаемых ролевых и поведенческих стандартов группа способна контролировать поведение своих членов. Групповые ожидания требуют от индивида не только исполнения определенных ролей, но и проявления соответствующих роли личностных характеристик.

Реальное поведение индивида, выполнение своей роли в группе может соответствовать групповым ожиданиям, но может и противоречить им. Для того, чтобы такое рассогласование было очевидным, система групповых ожиданий д.б. как-то эксплицирована, как-то определена. Необходимую для этого оформленность групповые ожидания приобретают в двух важных для группы образованиях: в групповых нормах и санкциях.

 Нормы - исторически сложившееся или установленные стандарты поведения и деятельности, соблюдение которых выступает для индивида и группы необходимым условием их включения в определенное соц. целое. Именно в нормах фиксируются критерии функционирования группы как целостного образования. Нормы регулируют отношения между людьми.

 Групповые нормы - правила, которым должно подчиняться поведение ее членов, чтобы их совместная деятельность была возможна. Нормы выполняют регулятивную функцию не только по отношению к поведению, но и по отношению к групповой деятельности. Представленные в сознании нормы используются личностью как эталоны, масштабы, критерии, по которым ведется сравнение своего и чужого поведения. Формирование и принятие норм делает личность ответственной за выбираемые варианты поведения.

Функционирование норм непосредственно связано с соц. или групповым контролем над поведением индивида. Любая группа, существующая достаточно продолжительное время, вырабатывает для себя определенную систему специфических норм. Признаком сформированности определенных групповых норм выступает однозначное реагирование членов группы на поведение ее участников. В групповых норах находит отражение то, что, по мнению членов группы, д.б. сделано или не сделано в конкретных ситуациях. Нормы выражают собой сложившуюся в группе систему требований, в которых фиксируются основные моменты, регулирующие деятельность и общение, взаимные права и обязанности, образцы поведения и границы их возможных вариаций.

Нормы есть продукты соц. взаимодействия, возникающие в процессе жизнедеятельности группы, а также вводимые в нее более крупной соц. общностью. Возможны 3 типа норм:

  1.  Институциональные - их источником является организация или ее представители в виде фигур власти.
  2.  Добровольные - их источником являются взаимодействия и договоренности членов группы.
  3.  Эволюционные - их источником являются действия одного из членов группы, со временем получающие одобрение партнеров в виде неких стандартов прилагаемые к определенным ситуациям групповой жизни.

Группа не устанавливает нормы для каждой возможной ситуации; нормы формируются лишь относительно действий и ситуаций, имеющих некоторую значимость для группы.

Нормы м. прилагаться к ситуации в целом, безотносительно к отдельным участвующим в ней членам группы и реализуемым ими ролям, а могут регламентировать реализацию той или иной роли в разных ситуациях, т.е. выступать как сугубо ролевые стандарты поведения.

Нормы различаются по степени принятия их группой: некоторые нормы одобряются почти всеми ее членами, тогда как другие находят поддержку лишь у незначительного меньшинства, а иные не одобряются вовсе.

Нормы различаются по степени допускаемой ими девиантности и соответствующему ей диапазону применяемых санкций.

 Последствия отклонения от групповых норм. Отклонение членов группы от установленных в ней стандартов поведения сопровождается применением к отклоняющимся определенных санкций. Групповые санкции - механизмы, посредством которых группа вынуждает или стимулирует своего члена к соблюдению групповых норм. Санкции могут быть 2 типов: запретительные и поощрительные, негативные и позитивные.

Группы оказывают давление на своих членов, отклоняющихся от принятых в них норм. Функции такого рода давления состоят в следующем:

- помочь группе достичь ее целей;

- помочь группе сохранить себя как целое;

- помочь членам группы выработать «реальность» для соотнесения с ней своих мнений;

- помочь членам группы определить свое отношение к соц. окружению.

Групповая сплоченность – один из процессов групповой динамики, характеризующий степень приверженности к группе ее членов. В качестве конкретных показателей груп. сплоченности рассматриваются 1) уровень взаимной симпатии в межличностных отношениях – чем большее количество членов группы нравятся друг другу, тем выше ее сплоченность; 2) степень привлекательности (полезности) группы для ее членов – чем больше число тех людей, кто удовлетворен своим пребыванием в группе, тем выше сила ее притяжения, а следовательно сплоченность. Согласно представлениям американских психологов К. Левина, Л. Фестингера, Д. Картрайта, А. Зандера и их многочисленных последователей, групповая сплоченность является своего рода "результирующей" тех сил, которые удерживают людей в группе. При этом считается, что группа удовлетворяет человека в той мере и до тех пор, пока он полагает, что выгоды от членства в ней превалируют в большей степени над издержками, чем это могло быть в какой либо другой группе или вообще вне ее. С этой точки зрения силы сплочения определены балансом степени привлекательности собственной и других доступных групп. К числу основных факторов групповой сплоченности относят: сходство базовых ценностных ориентаций членов группы, Ясность и определенность групповой цели, демократический стиль лидерства (руководства), кооперативную взаимозависимость членов группы в процессе совместной деятельности, относительно небольшой объем группы, ее престиж. Методический аппарат измерения гр. сплоченности представлен в основном социометрической техникой в различных модификациях, а также другими разновидностями процедуры опроса. В отечественной психологии существует трактовка гр. сплоченности как ценностно-ориентационного единства и предметно-ценностного единства.

В русле социометрического направления сплоченность прямо связывалась с таким уровнем развития межличностных отношений, когда в них высок процент выборов, основанных на взаимной симпатии.

Л.Фестингер. Сплоченность анализировалась на основе частоты и прочности коммуникативных связей, обнаруживаемых в группе. Буквально сплоченность определялась как «сумма всех чисел, действующих на членов группы, чтобы удерживать их в ней». «Силы» интерпретировались либо как привлекательность группы для индивида, либо как удовлетворенность членством в группе.

Т.Ньюкома вводит новое понятие «согласия» и при его помощи пытается интерпретировать сплоченность. Он выдвигает идею необходимости возникновения сходных ориентаций членов группы по отношению к каким-то значимым для них ценностям.

А.Бейвелас. операциональные цели группы – это построение оптимальной системы коммуникаций; символические цели группы – это цели, соответствующие индивидуальным намерениям группы. Сплоченность зависит и от реализации и того, и другого характера целей.

Совместимость членов группы означает, что данный состав группы возможен для обеспечения выполнения ее функций, что члены группы могут взаимодействовать. Сплоченность группы означает, что данный состав группы не просто возможен, но что он интегрирован наилучшим образом, что в нем достигнута особая степень развития отношений, а именно такая степень, при которой все члены группы в наибольшей мере разделяют цели групповой деятельности и те ценности, которые связаны с этой деятельностью.

А.В.Петровский. Основная идея заключается в том, что всю структуру малой группы можно представить себе как состоящую из трех основных слоев: внешний уровень групповой структуры, где даны непосредственные эмоциональные межличностные отношения, т.е. то, что традиционно измерялось социометрией; второй слой, представляющий собой более глубокое образование, обозначаемый термином «ценностно-ориентационное единство», которое характеризуется тем, что отношения здесь опосредованы совместной деятельностью, выражением чего является совпадение для членов группы ориентаций на основные ценности, касающиеся процесса совместной деятельности; третий слой групповой структуры расположен еще глубже и предполагает еще большее включение индивида в совместную групповую деятельность: на этом уровне члены группы разделяют цели групповой деятельности, и, следовательно, здесь могут быть выявлены наиболее серьезные, значимые мотивы выбора членами группы друг друга.

Три слоя групповых структур могут одновременно быть рассмотрены и как три уровня развития группы, в частности, три уровня развития групповой сплоченности. На первом уровне сплоченность действительно выражается развитием эмоциональных контактов. На втором уровне происходит дальнейшее сплочение группы, и теперь это выражается в совпадении у членов группы основной системы ценностей, связанных с процессом совместной деятельности. На третьем уровне интеграция группы проявляется в том, что все члены группы начинают разделять общие цели групповой деятельности.

Развитие сплоченности осуществляется на основе совместной деятельности.

Андреева Г.М. Социальная псих-я.

Занковский А.Н. Организационная психология.

Кричевский Р.Л. Дубовская Е.М. Социальная психология малой группы.

  1.  Сплоченность, срабатываемость и эффективность внутригрупповой деятельности. Понятие группового решения. Методы повышения эффективности групповых решений.

Сплоченность - характеризуется устойчивостью и единством межличностных взаимоотношений и взаимодействий, что обеспечивает стабильность и преемственность деятельности группы. В теории групповой динамики, разработанной К. Левиным, сплоченность является ключевым понятием. К. Левин определял сплоченность как «тотальное поле сил, заставляющее участников оставаться в группе». В основе сплоченности лежит возможность группы удовлетворять потребности людей в эмоционально насыщенных межличностных связях. Результатом групповой сплоченности является жесткий групповой контроль над взглядами и поступками ее членов, строгое соблюдение групповых норм, высокая степень принятия людьми групповых ценностей, устанавливается атмосфера внимательного отношения и взаимной поддержки, формируется чувство групповой принадлежности, что способствует стабильности и устойчивости взаимоотношений в группе в стрессовых ситуациях. Эксперименты М. шерифа в двух детских лагерях скаутов выявили способы создания сплоченных групп. Первый, создание враждебных отношений между двумя лагерями, возникновение чувств «мы и они».второй, постановка единых для группы целей и интериоризация их членами группы. Третий, совместная деятельность членов группы, направленная на достижение цели. Сплоченность предполагает готовность членов группы поддерживать друг друга в совместной деятельности и в стрессовых ситуациях. Предпосылками сплоченности являются срабатываемость и совместимость членов группы.

Срабатываемость основана на согласованности действий в2 процессе совместной трудовой деятельности. Она представляет собой одновременно и процесс, и результат совместной работы. На основе срабатываемости формируется совместимость. Она возникает как итог достаточно продолжительного взаимодействия людей, характеризующегося удовлетворенностью их друг другом. Совместимость формируется на трех уровнях:

  1.  психофизиологическая совм-ть предп-т удовлетворенность людей друг другом на основе схожести таких индивидных характеристик, как время реакции, скорость и интенсивность протекания психических процессов;
  2.  психол.ая совм-ть предполагает удовлетворенность людей друг другом на основе подобия или различия характерологических свойств, качеств личности, способностей, интеллектуального потенциала;
  3.  соц.о-психол. совм-ть предполагает сходство ценностных ориентаций и диспозиций, идеалов, принципов, уровня профессиональной подготовки и образования.

Групповая сплоченность проявляется в создании единой соц.о-психол.ой общности людей, входящих в группу, и предполагает возникновение системы свойств группы, препятствующих нарушению ее психол.ой целостности. К таким свойствам обычно относят:

А) характер межличностных эмоциональных взаимоотношений членов группы;

Б) характер отношений между членами группы в процессе совместной деятельности;

В) характер ценностных ориентаций, установок, целей, стереотипов поведения членов группы

 Эффективность групповой деятельности. Все динамические процессы, происходящие в малой группе, обеспечивают определенным образом эффективность групповой деятельности. Эффективность деятельности малой группы может быть исследована на различных уровнях. Когда малая группа понимается прежде всего как лабораторная группа, эффективность ее деятельности означает эффективность деятельности по выполнению конкретного задания экспериментатора. Эффективность деятельности группы оказалась сведенной к производительности труда в ней. В действительности же производительность труда группы (или продуктивность) есть лишь один показатель эффективности. Другой показатель - это удовлетворенность членов группы трудом в группе. Между тем эта сторона эффективности оказалась практически не исследованной. Точнее было бы сказать, что проблема удовлетворенности присутствовала в исследованиях, однако интерпретация ее была весьма специфичной: имелась в виду, как правило, эмоциональная удовлетворенность индивида группой. Результаты экспериментальных исследований были довольно противоречивыми: в некоторых случаях такого рода удовлетворенность повышала эффективность деятельности группы, в других случаях - нет. Объясняется это противоречие тем, что эффективность связывалась с таким показателем, как совместная деятельность группы, а удовлетворенность - с системой преимущественно межличностных отношений. Проблема удовлетворенности имеет другую сторону - как проблема удовлетворенности трудом, т.е. выступает в непосредственном отношении к совместной групповой деятельности.

Эффективность деятельности группы - отношение достигнутого результата к максимально достижимому или заранее запланированному результату. Выделяют два критерия, по которым проводится оценка эффективности: 1) продуктивность; 2) удовлетворенность (трудом, принадлежностью к группе), понимаемое как психологическое состояние, вызванное соотношением определенных притязаний субъекта трудовой деятельности и возможностью их осуществления. Выделяют также множество других критериев, с помощью которых пытаются учесть социальные и психологические аспекты эффективности деятельности группы (например, всестороннее развитие личности, бескорыстное и добросовестное отношение к труду, сплоченность и уровень управляемости коллектива, ценностные ориентации и нормы, величина и состав группы, психологический климат в коллективе). Сложность определения эффективности деятельности группы под этим критериям заключается в трудностях выделения единиц их измерения и разработке измерительных процедур

 Процесс принятия группового решения.

Понятие группового решения – осуществляемый группой выбор из ряда альтернатив в условиях взаимного обмена информацией при решении общей для всех членов групповой задачи.

Закономерности: 1) групповая дискуссия позволяет столкнуть противоположные позиции и тем самым помочь участникам увидеть разные стороны проблемы, уменьшить их сопротивление новой информации, 2) если решение инициировано группой, то оно является логическим выводом из дискуссии, поддержано всеми присутствующими, его значение возрастает, так как оно превращается в групповую норму.

А. Осборн, «брейнсторминг» («мозговая атака»). Суть дискуссии такого плана заключается в том, что для выработки коллективного решения группа разбивается руководителем на две части: «генераторов идей» и «критиков». На первом этапе дискуссии действуют «генераторы идей», задача которых состоит в том, чтобы набросать как можно больше предложений относительно решения обсуждаемой проблемы. Предложения могут быть абсолютно неаргументированными, даже фантастическими, но обязательно условие, что на этом этапе их никто не подвергает критике. Цель - получить как можно больший массив самых разнообразных предложений. Чрезмерная критичность на определенных фазах принятия группового решения играет не положительную, а отрицательную роль. На втором этапе в дело вступают «критики», они начинают сортировать поступившие предложения: отсеивают совершенно непригодные, откладывают спорные, безусловно принимают очевидные удачи. При повторном анализе спорные предложения обсуждаются, и из них удерживается также максимум возможного. В конечном итоге группа получает довольно богатый набор различных вариантов решения проблемы.

Другой метод групповой дискуссии, разработанный Гордоном, - это метод синектики, буквально - метод соединения разнородного. Почерк этого метода напоминает брейнсторминг, так как основная идея та же - выработать на первом этапе как можно больше разнообразных, а в данном случае — и прямо противоположных, взаимоисключающих предложений. Для этого в группе выделяются «синекторы» - своеобразные затравщики дискуссии. Дискуссию ведут именно они, хотя и в присутствии всей группы. Синекторы - это люди, наиболее активно заявляющие свою позицию в группе. Их оптимальное число – 5-7 человек. Они начинают дискуссию, впоследствии в нее включаются и другие члены группы, но задача синекторов - наиболее четко формулировать противоположные мнения: группа должна «видеть» две возникшие крайности в решении проблемы с тем, чтобы всесторонне оценить их. В ходе дискуссии отбрасываются эти крайности, принимается решение, удовлетворяющее всех. При применении метода синектики широко используется логический прием рассуждения по аналогии.

Важнейший вопросом о сравнительной ценности групповых и индивидуальных решений. Был обнаружен чрезвычайно интересный феномен, получивший название «сдвиг риска». Все предшествующее открытию этого феномена изучение малых групп использовало установленный факт, что группа обладает свойством быть своеобразным модератором индивидуальных мнений и суждений ее членов: она отбрасывает наиболее крайние решения и принимает своего рода среднее от индивидуальных решений. В установлении этого факта сыграли свою роль и исследования по конформизму в их традиционном варианте, и исследования по образованию групповых норм, и многое другое. Этот процесс усреднения групповых решений был назван процессом нормализации группы. Исходя из этой традиции, можно было предположить, что и при изучении мех-ма групповых решений должен быть зафиксирован такой же факт нормализации, т.е. групповое решение должно оказаться своеобразным усреднением решений отдельных членов группы. Однако это положение не подтвердилось в тех случаях, когда принимаемое решение включало в себя момент риска. В 1961 г. Дж. Стоунер показал, что групповое решение включает в себя в большей мере момент риска, чем индивидуальные решения. В эксперименте испытуемым (группы по 5-7 человек) предлагался набор дилемм для выбора одной из них: либо той, где высока вероятность успеха, но низка его ценность («синица в руке»), либо той, где вероятность успеха низкая, но зато привлекательность - ценность - высока («журавль в небе»). Примеры дилемм: перейти - без гарантий - на новую, высокооплачиваемую работу или остаться на старой, среднеоплачиваемой, но зато без риска; сыграть среднему шахматисту в престижном турнире и предпочесть почетное поражение или совершить рискованный ход, за которым может последовать грандиозный успех или полный провал. Члены групп сначала индивидуально выполняли задания, а затем проводили групповую дискуссию и решение принимали коллективно. Было выявлено, что во втором случае «рискованная» альтернатива выбиралась гораздо чаще.

 Качество группового решения: установлено, что его преимущество перед индивидуальным решением зависит от стадии принятия решения: на фазе нахождения решения индивидуальное решение более продуктивно, на фазе разработки (доказательства правильности) выигрывают групповые решения (Тихомиров). Возможность совершенствования процесса принятия группового решения зависит от умения и навыка вести эффективную групповую дискуссию, что пытаются развивать при помощи соц.-психол. тренинга. Из трех основных форм соц.-психол. тренинга — открытое общение, ролевая игра, групповая дискуссия — последняя является одной из самых развитых. «Групповой дух». Этим термином, введенным И. Джанисом, обозначается такая высокая степень включенности в систему групповых представлений и ценностей, которая мешает принятию правильного решения. Очевидность правильного решения приносится в жертву единодушию группы. Было выявлено, что наиболее значимыми факторами формирования «группового духа» являются: очень высокая сплоченность группы, ярко выраженное наличие «мы-чувства», изоляция группы от альтернативного источника информации и высокий уровень неопределенности одобрения индивидуальных мнений членами группы. Большая роль феномена «группового духа» снижает качество групповых решений, т.е. представляет собой ограничение возможностей участников решения посмотреть на проблему объективно; группу становится жертвой своего единодушия.

Групповая дискуссия приводит к своеобразному явлению внутри групповой структуры, которое получило название поляризация группы. Сущность этого явления заключается в том, что в ходе групповой дискуссии противоположные мнения, имевшиеся у различных группировок, не только обнажаются, но и вызывают принятие или отвержение их большей частью группы. Более «средние» мнения как бы отмирают, напротив, более крайние отчетливо распределяются между двумя полюсами. Это обнажение крайних позиций способствует более ясной картине, которая складывается в группе по дискутируемой проблеме. Как видно, групповая поляризация противоречит ранее принятой идее об усреднении в групповом решении индивидуальных решений. Это дало основание предположить, что «сдвиг риска», открытый Стоунером, можно трактовать более широко - как «сдвиг выбора», осуществляемый в ходе принятия группового решения. В результате экспериментальных исследований установлено, что групповая дискуссия укрепляет то мнение, которое и до нее было мнением большинства. Однако эти данные нельзя считать окончательными (Емельянов). руководителя, потому тренинг в этой его форме особенно целесообразен для руководителей.

Андреева Г.М. Социальная псих-я.

Почебут Л.Г. Чикер В.А. Организационная социальная психология.

  1.  Теоретический и методические подходы к изучению лидерства в соц. псих-и. Концепции лидерства. Методики изучения лидерства в малых группах.

Подходы к изучению лидерства.

К сегодняшнему дню проведено более десяти тысяч различного рода исследований вопросов лидерства. Используя две переменные или два измерения (динамика поведения и уровень ситуационности), можно выделить основные группы лидерства.

Динамика поведения отражает то, как рассматривается лидер: в статике (анализ лидерских качеств) или в динамике (анализ образцов лидерского поведения). В первом случае лидерство трактуется главным образом в терминах относительно постоянных и устойчивых, качеств характера индивида, т.е. считается, что лидер как бы имеет определенные врожденные черты, которые необходимы ему для того, чтобы быть эффективным. В противоположность этому поведенческий подход основан на выводах, сделанных из наблюдаемых исследователями образцов лидерского поведения, т.е. действий лидера, а не наследованных им качеств.

Второе измерение связано с уровнем, или степенью принятия ситуационности за основу анализа в рамках того или иного подхода к изучению лидерства. На одном полюсе находятся подходы, подводящие к идее универсальности, на другом - ситуационность признается критической, решающей для эффективного лидерства.

Комбинация двух переменных приводит в конечном счете к выделению четырех типов подходов к изучению лидерства в организации. Первый тип включает подходы, основанные на анализе лидерских качеств (теории лидерских качеств, теория «X» и теория «Y» Дугласа МакГрегора), необходимых эффективному лидеру в любом организационном контексте.

Второй тип рассматривает лидерство как набор образцов поведения, присущий лидеру также в любом организационном окружении (исследования Мичиганского университета и Университета штата Огайо, системы управления Ликерта и управленческая сетка Блейка и Моутон).

Третий тип предп. изучение лидерских качеств, но уже в зависимости от конкретной ситуации (концепции ситуационного лидерства Танненбаума - Шмидта, Фидлера, Херсея - Бланшарда, Хауза - Митчелла, Стинсона - Джонсона, Врума - Йеттона - Яго).

Четвертый тип представляет ряд новых подходов, вновь изучающих лидерские качества, но уже в связи с конкретной ситуацией (причинно-следстйенный подход, или «атрибутивная» теория, концепции лидера-преобразователя и харизматического лидера). В указанных подходах делается попытка определить набор качеств и образцов поведения, необходимых лидеру в специфическом организационном контексте. Ниже будут подробно рассмотрены каждый из указанных подходов с целью оценки его значимости и полезности в объяснении лидерства и возможности предсказания с его помощью лидерского поведения.

Традиционные концепции лидерства.

Теория лидерских качеств.

Теория лидерских качеств является наиболее ранним подходом в изучении и объяснении лидерства. Первые исследователи пытались выявить те качества, которые отличают «великих людей» в истории от масс. Исследователи верили, что лидеры имели какой-то уникальный набор достаточно устойчивых и не меняющихся во времени качеств, отличавших их от нелидеров. Ученые пытались определить лидерские качества, научиться измерять их и использовать для выявления лидеров. Этот подход базировался на вере в то, что лидерами рождаются, а не становятся.

В этом направлении были проведены сотни исследований, породивших предельно длинный список выявленных лидерских качеств. Ральф Стогдилл в 1948 г. и Ричард Манн в 1959 г. попытались обобщить и сгруппировать все ранее выявленные лидерские качества. Так, Стогдилл пришел к выводу, что в основном пять качеств характеризуют лидера : • ум или интеллектуальные способности;

• господство или преобладание над другими; • уверенность в себе; • активность и энергичность; • знание дела.

Однако эти пять качеств не объясняли появление лидера. Многие люди с этими качествами так и оставались последователями. Манна постигло аналогичное разочарование.

Наиболее интересный результат был получен известным американским консультантом Уорреном Беннисом, исследовавшим 90 успешных лидеров и определившим следующие четыре группы лидерских качеств:

• управление вниманием, или способность так представить сущность результата или исхода, цели или направления движения/действий, чтобы это было привлекательным для последователей; • управление значением, или способность так передать значение созданного образа, идеи или видения, чтобы они были поняты и приняты последователями; • управление доверием, или способность построить свою деятельность с таким постоянством и последовательностью, чтобы получить полное доверие подчиненных; • управление собой, или способность настолько хорошо знать и вовремя признавать свои сильные и слабые стороны, чтобы для усиления своих слабых сторон умело привлекать другие ресурсы, включая ресурсы других людей.

Последующее изучение привело к выделению четырех групп лидерских качеств: физиологические, психологические, или эмоциональные, умственные, или интеллектуальные, и личностные деловые.

К физиологическим относят такие качества человека, как рост, вес, сложение или фигура, внешний вид или представительность, энергичность движений и состояние здоровья.

Психологические, или эмоциональные, качества проявляются на практике главным образом через характер человека. Они имеют как наследственную, так и воспитательную основы.

Изучение умственных, или интеллектуальных, качеств и их связи с лидерством проводилось многими учеными, и в общем их результаты совпадают в том, что уровень этих качеств у лидеров выше, чем у нелидеров.

Личностные деловые качества носят в большей степени характер приобретенных и развитых у лидера навыков и умений в выполнении своих функций. Их значимость для успеха возрастает по уровням организационной иерархии. Однако точное их измерение затруднено. Еще не удалось доказать, что эти качества являются определяющими для эффективного лидерства.

Концепции лидерского поведения.

Важным отличием от концепции врожденных качеств было то, что данная концепция предполагала возможность подготовки лидеров по специально разработанным программам.

Фокус в исследованиях сдвинулся от поиска ответа на вопрос, кто является лидером, к ответу на вопрос, что и как лидеры делают. Наиболее известными концепциями данного типа являются следующие:

• три стиля руководства;

Изучение заключалось в сравнении эффекта от использования трех лидерских стилей: авторитарного, демократического и пассивного. Результаты этого исследования привели в удивление исследователей, ожидавших наивысшей удовлетворенности и производительности от демократического стиля руководства. К. Левин эмигрировал в США из Германии непосредственно перед началом войны и верил в то, что репрессивный, авторитарный режим в Германии был менее эффективен, чем демократическое общество. Он ожидал, что результаты более чем четырехмесячного эксперимента в трех группах десятилетних мальчиков, где каждая группа руководилась соответствующим образом подготовленными студентами, подтвердят его гипотезу. Оказалось, что, хотя ребята предпочитали демократического лидера, более продуктивны они были при авторитарном руководстве.

исследования Университета штата Огайо;

Исследования Университета штата Огайо считаются наиболее значительными среди тех, которые были предприняты в послевоенный период в области лидерского поведения. Их целью была разработка двухфакторной теории руководства. За основу были взяты две переменные: структура отношений и отношения в рамках этой структуры.

К первой переменной относятся образцы поведения, с помощью которых лидер организует и определяет структуру отношений в группе: определение ролей, установление коммуникационных потоков, правил и процедур работы, ожидаемых результатов.

Вторая переменная включает образцы поведения, отражающие уровень или качество отношений между лидером и последователями: дружественность, взаимное доверие и уважение, симпатия и гармония, чувствительность друг к другу, желание сделать друг другу доброе.

В ходе исследования была установлена связь между указанными двумя переменными и различными критериями эффективности. Так, начале удалось установить, что лидеры, поведение которых характеризуется одновременно наличием двух переменных, более эффективны в своей деятельности, чем те, у которых поведение характеризовалось только одной из них. Позже были получены данные свидетельствовавшие о том, что преимущественное внимание со стороны руководителя к структуре отношений делало выше показатели профессиональности подчиненных и снижало количество жалоб от них, а при фокусе на отношения в структуре были отмечены относительно низкие показатели профессионализма и прогулов. Долгое время признавалась верной гипотеза, утверждавшая что наивысшие уровни двух переменных формируют наилучший стиль руководства. Однако последующие многочисленные тестирования давали очень разные результаты. При этом не удавалось установить единственно верного стиля эффективного лидерства, применимого в любых условиях. В то же время проведенные исследования позволили сделать два важных вывода. 1). чем большее внимание уделяется структуре отношений и всему тому, что связано с работой, тем больший эффект достигается при следующих условий:

• сильное давление, оказываемое кем-то (кроме лидера) с целью получения соответствующих результатов; • задание удовлетворяет работников; • работники зависят от лидера в получении информации и указаний о том, как делать работу;

• работники психологически подготовлены быть полностью инструктированными лидером; • соблюдается эффективный масштаб управляемости.

Усиленное внимание отношениям в структуре и всему тому, что соответствует нуждам и желаниям работников, дает эффект тогда,

когда: • задания являются рутинными и непривлекательными для работников;

• работники предрасположены и готовы к участию в управлении; • работники должны сами научиться чему-то;

• работники чувствуют, что их участие в принятии решений влияет на уровень выполнения работы;

• не существует значительных различий в статусе между лидером и работниками.

2). эффективность лидерства зависит также от ряда других факторов:

• организационная культура; • используемая технология; • ожидания от использования определенного стиля руководства;

• моральная удовлетворенность от работы с руководителем определенного стиля.

• исследования Мичиганского университета;

Исследование Мичиганского университета ставило своей целью определить различия в поведении эффективных и неэффективных лидеров. За основу были взяты две переменные в поведении лидера: концентрация внимания лидера на работе и на работниках. Как видно, эти переменные достаточно схожи по своему содержанью с теми, которые использовались в исследованиях Университета штата Огайо. Результаты исследований Мичиганского университета позволили сделать следующие выводы об эффективном лидере:

• имеет тенденцию к оказанию поддержки работникам и развитию хороших отношений с ними;

• использует групповой, а не индивидуальный подход к управлению работниками;

• устанавливает предельно высокий уровень выполнения работы и напряженные задания..

Позже эти выводы были положены в основу концепции, разработанной Ренсисом Ликертом и получившей название «Системы управления 1, 2, 3 и 4» . Не установив идеального для всех случаев стиля, исследование Мичиганского университета тем не менее подводило к выводу о том, что условием эффективного лидерства является оказание поддержки работникам и привлечение их к принятию решений.

• системы управления (Ликерт);

Основываясь на подходе Мичиганского университета, Ренсис Ликерт провел интенсивное изучение общих образцов управления, используемых эффективными лидерами. Было обнаружено, что последние уделяют основное внимание человеческому фактору и стараются развивать групповой подход к выполнению работы по достижению целей. Им были выделены две категории лидеров:

• лидеры, ориентированные на работников; • лидеры, ориентированные на работу.

Продолжение исследований позволило выделить четыре проеобладающих стиля управления, названные системами. Система 1 представляет собой ориентированный на выполнение задания, сильно структурированный авторитарный лидерский стиль. В противоположность система 4 — это стиль, ориентированный на развитие отношений с подчиненными и групповую, совместную работу с ними. Системы 2иЗ являются как бы промежуточными стадиями между двумя крайностями, близкими к основным положениям теории «X» и теории «Y» Дугласа МакГрегора.

На основе своей модели Ликерт разработал вопросник, позволяющий определять стили руководства и управленческую культуру. Согласно полученным на основе вопросника результатам, эффективное лидерство чаще располагалось ближе к системе 4 и реже — к системе 1. Однако на практике следование стилю, соответствующему системе 4, оказалось далеко не простым делом. Не многие организации использовали этот стиль. Как оказалось, переход к нему связан с необходимостью проведения радикальных изменений, в основном изменений в поведении самого лидера и его последователей на всех уровнях, вплоть до рядового работника.

• управленческая сетка (Блейк и Моутон);

 представляет собой матрицу, образованную пересечениями двух переменных или измерений лидерского поведения: на горизонтальной оси — интерес к производству и на вертикальной оси — интерес к людям . Переменные управленческой сетки, по сути, носят характер расположения (к чему-либо или кому-либо) и взгляда (на что-то), предопределяющих последующее поведение, т.е. оба интереса связаны как с человеческим сознанием, так и с действием человека, а не только с чем-нибудь одним. Шкалирование каждой из осей матрицы от 1 до 9 дает возможность очертить зоны 5 основных лидерских стилей. Обследование значительного числа менеджеров подтвердило гипотезу основателей модели о том, что независимо от ситуации, стиль 9,9 является лучшим. Рассматриваемая модель обрела высокую популярность у менеджеров. Она используется ими для выработки лучшего лидерского поведения через участие в программах обучения и подготовки, специально разработанных для выработки у них стиля 9,9. В случае преобладания у менеджера стиля 9,1 ему следует уделять больше внимания обучению в области развития персонала, мотивации, коммуникации. Преобладание стиля 1.9 может потребовать обучения в таких областях, как принятие решения, планирование, организация, контроль, обучение. При стиле 1.5 может потребоваться обучение по большинству из указанных направлений. Стиль 1.1 вызывает сомнения в возможности изменить поведение менеджера, в том числе и через обучение.

• концепция вознаграждения и наказания;

Основана на положениях теории о закреплении поведения. Лидер рассматривается в качестве человека, упрвляющего прцессом изменения поведения подчиненных в желательном направлении.

  1.  заменители лидерства

С. Керр и Дж. Джермейер выдвинули предположение о наличии переменных или так называемях заменителей лидерства, имеющих свойство сводить на нет потребность в лидерском влиянии на уровень работы подчиненных и их удовлетворенность. Например, подчиненный, имеющий большой опыт работы, развитые способности и высокий уровень подготовки, как бы устраняет потребность в директивном руководстве. Лидер-структуризатор будет испытывать сильное сопротивление со стороны независимого и самостоятельно мыслящего подчиненного с высоким уровнем квалификации. Самоуправление для таких работников будет более привлекательным, чем указания их лидера.

Концепции ситуационного лидерства.

Континуум лидерского поведения Танненбаума — Шмидта.

В соответствии с данной моделью лидер выбирает один из семи возможных образцов поведения в зависимости от силы воздействия на отношения лидерства трех факторов: самого лидера, его последователей и создавшейся ситуации.

Различие между этими двумя крайними лидерскими стилями основано на предположениях лидера об источниках его власти и природе человека. Демократ полагает, что власть ему дается последователями, которых он ведет, и что люди в своей основе обладают способностью к самоуправлению и творческой работе в условиях правильного мотивирования. Автократ считает, что власть дается его позицией в группе организации и что люди внутренне ленивы и на них трудно полагаться. В первом случае имеется возможность участия в управлении, во втором — цели, средства и политику определяет сам лидер. По мнению авторов модели, между этими двумя крайностями существуют еще пять промежуточных лидерских стилей.

Последующее развитие данной модели столкнулось с трудностями учета всех возможных взаимодействий между лидером, последователями и ситуацией при установлении причинно-следственных связей в отношениях лидерства. Так; развитие процессов интернационализации в бизнесе и резкое увеличение количества участников этих процессов сломали традиционные представления об управлении и сделали переход к отношениям лидерства еще более трудным.

Модель ситуационного лидерства Фидлера.

Фреда Фидлера справедливо считают основателем теории ситуационного лидерства. Его модель, работу над которой он начал в середине 60-х гг., позволяет предсказать эффективность рабочей группы, ведомой лидером. В модели используются три ситуационные переменные, дающие возможность определить степень благоприятности или контролируемости ситуации для определенного лидерского стиля.

Для измерения и определения лидерского стиля Фидлер предложил использ6вать разработанную им шкалу характеристик наименее предпочитаемого работника (НПР). В соответствии с этой шкалой, респонденты, отмечая баллы по каждой из позиций шкалы, должны описать гипотетическую личность, с которой они могли бы работать наименее успешно. Пример отдельных позиций этой восьмибалльной шкалы приводится ниже.

Недружествен 12 345 678 Дружествен

Приятный 87654 3 2 1 Неприятный

Все отвергающий 12 34567 8 Все принимающий

Напряженный 1234567 8 Расслабленный

После того как баллы подсчитаны по всем позициям шкалы, определяется стиль лидера. Так, лидеры-респонденты, набравшие более высокие баллы, т.е. описавшие своего НПР очень позитивно, обладают стилем, ориентированным на отношения, а набравшие более низкие баллы — имеют стиль, ориентированный на работу. Эти два типа лидеров получили название лидер с высоким НПР и лидер с низким НПР. Лидерский стиль остается относительно постоянным и почти не меняется от ситуации к ситуации, т.к. в стиле отражены основы мотивации индивида: мотивированность на отношения и мотивированность на работу.

Контролируемость или благоприятность ситуации определяется в модели как степень, с которой ситуация позволяет лидеру ее контролировать и оказывать влияние на последователей. Эта степень может быть высокой или низкой. В первом случае ожидается, что решения лидера дадут предсказуемые результаты, так как он имеет способность влиять на исход дела. Во втором случае решения лидера могут не привести к желаемым результатам.

Степень контроля ситуации определяется в модели следующими тремя переменными.

Отношения «лидер-последователи». Данная переменная отражает уровень лояльности, доверительности, поддержки и уважения, испытываемых и проявляемых последователем по отношению к лидеру. Речь идет о признании лидера последователями, что является наиболее важным условием обретения контроля над ситуацией. Приняв лидера, последователи будут делать все возможное для достижения поставленных им целей,

Структурированности работы. Эта переменная отражает уровень структурированности решаемых группой проблем или выполняемых ею заданий и измеряется посредством следующих составляющих:

• ясность цели — степень, с которой проблема или задание четко сформулированы или поставлены и знакомы исполнителям;

• множественность средств по достижению цели — степень возможности использования различных способов и путей достижения цели; • обоснованность решения — степень «правильности» решения, подтверждаемая уровнем его принятия, его логикой или результатами. • специфичность решения — степень возможности принятия альтернативных решений.

Поскольку высокоструктурированная работа сама по себе содержит указания, что и как делать, то лидер получает в данной ситуации больший контроль над исполнителями.

Должностная власть. Рассматриваемая переменная отражает уровень формальной власти лидера, получаемой им на основе занимаемой в организации позиции, в частности, достаточность формальной власти для того, чтобы адекватно вознаграждать или наказывать подчиненных, повышать их в должности или увольнять.

Модель эффективного лидерства строится на том, что лидерство ситуационно. Благоприятность ситуации по отношению к конкретному используемому стилю определяется через три ранее рассмотренные переменные: уровень отношений, структурированность работы и лидерская власть. Это означает, что эффективность лидерства зависит от того, насколько ситуация дает лидеру возможность влиять на других, людей.

Три ситуационные переменные в сочетании с двумя лидерскими стилями дают восемь типов ситуаций, наглядно описывающих модель Фидлера. Лидеры с низким НПР могут быть более эффективны, чем их коллеги с высоким НПР, в ситуациях наибольшего благоприятствования 1 — 3, а также — при наименее благоприятных условиях 8. Объясняется это, например, тем, что, будучи мотивированными в основном на выполнение работы/задания, они в ситуации 1. будут стремиться устанавливать хорошие отношения по работе со своими подчинёнными. При этом они принимают во внимание благоприятность ситуации и высокую предсказуемость в выполнении работы/задания. Т. об. возникает ситуация, при которой они могут уделять больше внимания улучшению отношений с подчиненными вместо того, чтобы вмешиваться в их работу. Работникам обычно это нравится, и они стараются работать хорошо. В наименее благоприятной ситуации 8 эти же лидеры будут стремиться к достижению организационных целей путем вмешательства в работу подчиненных, указывая им, что и как делать.

Лидер с высоким НПР добивается лучших результатов в условиях умеренной благоприятности (ситуации 4 — 7). Ситуации 4 и 5 представляют собой случаи, когда последователи выполняют структурированное задание, но в то же время имеют наилучшие отношения с лидером. Лидер в этих условиях вынужден проявлять интерес к эмоциям подчиненных. Возможна и другая ситуация, когда лидер обожаем, но задание слабо структурировано. В этом случае лидер зависит от наличия у последователей желания и творческой инициативы для выполнения поставленной задачи. Поэтому ему необходимо перевести внимание с отношений на работу как таковую.

В модели Фидлера имеется ряд неясных моментов. Первый относится к уровню точности и полноты измерения лидерского стиля с помощью показателя НПР, предполагающего делать это в одномерном пространстве. Вызывает сомнение утверждение Фидлера об относительном постоянстве величины НПР во времени, о его слабой подверженности изменениям. Модель также не предлагает вести поиск эффективности для лидера сразу по двум направлениям: отношения и работа. Однако, несмотря на эти замечания, модель широко используется в решении проблем лидерства в организациях.

Использование рассматриваемой модели ведется по следующим основным направлениям. Модель позволяет подбирать руководителя в соответствии со сложившейся в организации или группе ситуацией. Модель также подсказывает путь изменения ситуации, если нельзя по каким-то причинам сменить руководителя. В конце концов руководитель сам может сделать что-нибудь для изменения ситуации в свою пользу.

Модель дает основания для утверждения того, что руководителя, несмотря на то, что это очень трудно, можно обучить тому, как стать эффективным лидером. Это намного труднее, чем изменить ситуацию, в которой находится лидер. Однако, по мнению Фидлера, через обучение и опыт все-таки можно улучшить способности лидера использовать власть и влияние в условиях наилучшего благоприятствования. Это означает, что программа обучения может быть полезной лидеру, ориентированному на отношения. Но, в то же самое время, она может принести вред лидеру, ориентированному на работу.

Модель ситуационного лидерства Херсея и Бланшарда.

Данная модель не предполагает поиска одного единственно верного пути для достижения эффективного лидерства. Вместо этого она делает упор на ситуационность лидерской эффективности. Одним из ключевых факторов ситуационности модель называет зрелость последователей, которая определяется степенью наличия у людей способностей и желания выполнять поставленную лидером задачу. Зрелость включает две составляющие. Первая составляющая — профессиональная — это знания, умения и навыки, опыт, способности в целом высокий уровень этой составляющей означает, что последователь не нуждается в директивах и указаниях. Вторая составляющая — психологическая зрелость — соответствует желанию выполнять работу или мотивированности работника. Высокий уровень этой составляющей у последователей не требует от лидера больших усилий по воодушевлению первых к работе, так как они уже внутренне замотивированы.

Авторами модели были выделены четыре стадии зрелости последователей:

Ml. Люди не способны и не желают работать. Они либо некомпетентны, либо не уверены в себе.

М2. Люди не способны, но желают работать: У них есть мотивация, но нет навыков и умений.

МЗ. Люди способны, но не желают работать. Их не привлекает то, что предлагает руководитель.

М4. Люди способны и желают делать то, что предлагает им лидер.

В зависимости от степени зрелости последователей лидер должен корректировать свои действия, относящиеся к установлению отношений с подчиненными и по структурированию самой работы. Таким образом, модель строится на определении лидером соответствующих сложившейся ситуации уровней для поведения в области отношений (поддержка последователей) и для поведения, относящегося к работе (дефективность).

Поведение в области отношений связано с необходимостью для лидера больше прислушиваться к подчиненным, оказывать им поддержку, воодушевлять их и привлекать к участию в управлении.

Поведение, относящееся к работе, требует от лидера проведения разъяснительной работы с последователями по поводу того, что и как они должны делать для того, чтобы выполнить поставленную перед ними задачу. Лидеры, ориентированные на такое поведение, структурируют, контролируют и внимательно следят за тем, как подчиненные работают. Сочетание этих двух типов лидерского поведения позволило в рамах данной модели выделить четыре основных лидерских стиля, каждый из которых наиболее соответствует определенной степени зрелости последователей: указывающий, убеждающий, участвующий, делегирующий.

Указывающий стиль (S1) является лучшим в случае низкой зрелости последователей. Лидер вынужден проявлять высокую директивность и тщательный присмотр за работниками, помогая таким образом людям, не способным и не желающим взять на себя ответственность по работе, устранить неуверенность в том, что работа будет закончена.

Убеждающий стиль (S2) является лучшим для использования в условиях умеренно низкой зрелости последователей, реализуя в равной мере директивность и поддержку тем, кто не способен, но желает работать. Руководитель, использующий этот стиль, помогает им путем объяснения и вселяет в них уверенность в возможности выполнения задания.

Участвующий стиль (S3) является лучшим при умеренно высокой зрелости последователей. Способные к работе, но не желающие ее выполнять, подчиненные нуждаются в партнерстве со стороны лидера, чтобы быть более мотивированными на выполнение работы. Предоставляя таким людям возможность участвовать в принятии решений на своем уровне, руководитель использует данный стиль, чтобы вызвать у последователей желание выполнять задание.

Делегирующий стиль (S4) является лучшим для руководства высокозрелыми последователями. Стиль характеризуется незначительной директивностью и поддержкой работников. Это позволяет последователям, способным и желающим работать, взять на себя максимум ответственности за выполнение задания. Данный лидерский стиль способствует развитию творческого подхода к работе.

Модель лидерства «путь — цель» Хауза и Митчелла

Рассматриваемая модель ситуационного лидерства получила свое развитие в 70-е г. В своей основе она базируется на мотивационной теории ожидания. Исходной посылкой является предположение, что работники удовлетворены и производительны тогда, когда имеется жесткая связь между их усилиями и результатами работы, а также между результатом работы и вознаграждением. Отсюда модель получила свое название. Существует прямая связь между уровнем лидерской эффективности и уровнем мотивационной силы ожиданий, имеющихся у последователей. Идеальным является вариант, когда вознаграждение полностью соответствует результату. Модель констатирует, что эффективный лидер — это тот, кто помогает подчиненным идти путем, ведущим к желаемой цели. При этом предлагаются различные варианты поведения лидера в зависимости от ситуации.

Директивное лидерство — высокий уровень структурирования работы, объяснение подчиненным, что и как делать, а также что и когда от них ожидается.

Поддерживающее лидерство — большое внимание нуждам работников и их благополучию, развитие дружественного рабочего климата и обращение с подчиненными как с равными.

Лидерство, ориентированное на достижение, — установление напряженных, но притягательных целей, огромное внимание качеству во всем, уверенность в возможностях и способностях подчиненных достичь высокого уровня выполнения работы.

Участвующее лидерство — совет с подчиненными и внимание к их предложениям и замечаниям в ходе принятия решений, привлечение подчиненных к участию в управлении.

В отличие от концепции Фидлера данная модель предполагает, что лидеры могут менять свое поведение и проявлять один или все из указанных стилей. Согласно модели эффективная комбинация лидерских стилей зависит от ситуации.

Для анализа ситуации в модели предлагаются два типа ситуационных факторов: характеристики последователей и факторы организационной среды. Для описания характеристик последователей и. выбора того или иного лидерского стиля используются следующие параметры.

Вера в предопределенность происходящего от действий индивида. Выделяются два типа поведения подчиненных:

• люди внутренне уверены, что полученное вознаграждение определялось их усилиями;

• люди считают, что размер полученного вознаграждения контролировался внешними силами,

Первые предпочитают участвующий стиль лидерства, а вторые более удовлетворены директивным стилем.

Склонность к подчинению. Данный параметр связан с наличием у индивида желания быть руководимым, внутренне соглашаться с влиянием других. Те, кому присуще это, предпочитают в большей степени директивный стиль. Другие стремятся активнее участвовать в управлении.

Способности. Способности и имеющийся у последователей опыт определяют, насколько успешно они могут работать с лидером, ориентированным на достижение, или с лидером, привлекающим их к участию в управлении.

В модели выделяются следующие факторы организационной среды, влияющие на выбор соответствующего лидерского стиля: • содержание и структура работы; • формальная система власти в организации; • групповая динамика и нормы.

Эти три фактора могут влиять на эффективность выбранного лидерского стиля в различных направлениях. Так, высокоструктурированное задание не требует от лидера быть крайне директивным в управлении. Вместе с тем в организации с жесткой иерархией власти директивный лидер более эффективен, чем лидер, стремящийся привлечь подчиненных к участию в управлении. Забота лидера о нуждах подчиненных будет выглядеть несколько искусственно в группе с высокой степенью сплоченности. В рамках того или иного лидерского стиля происходит взаимодействие между характеристиками последователей и организационными факторами, оказывающее влияние на восприятие мотивации последователями. Восприятие последователями ситуации и уровень мотивации последователей определяют их удовлетворенность работой, уровень выполнения работы и признание лидера.

Модель ситуационного лидерства Стинсона — Джонсона

Данная модель исходит из того, что зависимость между поведением (стилем) лидера и структурой работы/задания является более сложной, чем это представлено в модели «путь — цель». Модель констатирует, что хотя интерес к отношениям со стороны лидера более важен в случае, когда последователи выполняют высокоструктурированную работу, уровень интереса к работе при этом должен определяться лидером в зависимости как от характеристик последователей, так и характера самой работы, выполняемой ими.

Согласно модели высокий интерес к работе со стороны лидера эффективен в следующих двух ситуациях:

• работа высоко структурирована и последователи имеют сильную потребность в достижении и независимости. При этом они обладают большими знаниями и опытом, чем им необходимо для выполнения работы;

• работа неструктурирована, и последователи не испытывают потребности в достижении и независимости. К тому же их знания и опыт ниже необходимого уровня.

Низкий интерес к работе эффективен для лидера в следующих двух ситуациях:

• работа высоко структурирована и последователи не испытывают потребности в достижении и независимости при наличии у них достаточных знаний и опыта для выполнения данной работы;

• работа не структурирована, и последователи имеют сильную потребность в достижении и независимости при наличии у них больших знаний и Опыта для выполнения данной «работы. Модель убеждает ее пользователей, что характеристики последователей (их потребность в достижении и независимости и их уровень

знаний и опыта) являются критическими при выборе лидером эффективного стиля.

 Ситуационная модель принятия решений Врума — Йеттона — Яго

данная модель предлагает определять эффективный лидерский стиль в зависимости от ситуации. Один и тот же лидер может использовать различные стили. Основным отличием модели является ee ориентированность только на один аспект лидерского поведения - привлечение подчиненных к. участию в принятии решений. Лидеру предлагается концентрировать внимание на проблеме, которая должна быть решена, и на ситуации, в которой проблема возникла. Ряд социальных процессов может оказать влияние на уровень участия подчиненных в решении проблем.

Главной идеей модели является то, что степень или уровень привлечения подчиненных к участию в принятии решения зависит от характеристик ситуации. Не существует одного единственно верного способа принятия решения, пригодного для всех с ситуаций После анализа и оценки какого аспекта проблемы лидер определяет, какой стиль, с точки зрения участия подчиненных в принятии решения, ему лучше использовать.

В рассматриваемой модели эффективность решения (Рэфф) определяется на основе уравнения, показьгвающего, что она зависит от качества решения (Ркач) и уровня принимаемых подчиненными обязательств по выполнению решения (Робяз), а также от степени срочности решения (Рвремя). Предпосылкой модели является представление, что отведённое ситуацией для решения время наряду с остальными двумя является критическим фактором. Ситуация, в которой ограничение времени не играет роли, определяет этот показатель на нулевом уровне. Рэфф = Ркач + Робяз - Рвремя. Полная критериальная основа «общей эффективности решения» (Оэфф) предполагает учет в ней факторов «стоимости» и «развития»: Оэфф = Рэфф - Стоимость + Развитие.

В приведенной формуле показатель «стоимость» означает потерянное из-за решения время, которое в другом случае могло принести больше пользы. Показатель «развитие» отражает тот выигрыш, который получен за пределами единолично принятого решения.

Последний разработанный вариант модели предлагает использование дерева решений для определения лидерского стиля, наиболее соответствующего сложившейся ситуации. При использовании модели менеджер как бы следует по ветвям этого дерева слева направо. Делая это, он сталкивается с десятью проблемными ситуациями. Оценка ситуаций делается им по восьми аспектам проблемы с выбором по каждому из них ответа: высокий/высокая или низкий/низкая. Эти ответы выводят менеджера в конце концов на конкретную проблемную ситуацию и рекомендуемый для нее стиль принятия решения .

Для принятия решений в модели в зависимости от ситуации и степени привлечения подчиненных предлагается консультативный I (И), консультативный II (КП), групповой, или совместный II (ГН). Каждый из указанных стилей применительно к руководству группой означает следующее:

AI. Руководитель принимает решение сам, используя имеющуюся у него на данное время информацию.

АН. Руководитель получает необходимую информацию от своих подчиненных и затем сам принимает решение. Работники привлекаются только на этапе сбора информации. Выработку решения и его принятие осуществляет руководитель.

КII Руководитель на индивидуальной основе делится соображениями по проблеме с имеющими к ней отношение подчиненными с целью получения от них идей и предложений, не собирая при этом их в группу. Затем 6н сам принимает решение, которое может основываться на вкладе подчиненных, а может и нет.

КН. Руководитель делится соображениями по проблеме с подчиненными, собрав их вместе. В ходе совещания он собирает их идеи и предложения. Затем он принимает решение, которое может либо отражать, либо не отражать их вклад.

ГII Руководитель делится соображениями по проблеме с подчиненными, собрав их в группу. Они вместе с ним вырабатывают и оценивают альтернативы и пытаются достичь консенсуса относительно решения. Роль, выполняемая при этом руководителем, больше похожа на роль председателя собрания, координирующего дискуссию, концентрирующего внимание на проблеме и делающего все для того, чтобы рассматривались наиболее важные аспекты проблемы. Руководитель не пытается влиять на группу с тем, чтобы она приняла его решение, и проявляет готовность принять и выполнить любое решение, получившее поддержку всей группы. В раннем варианте модели существовал стиль П. Однако позже он был исключен, так как мало отличался от стиля ГII.

Одной из отличительных особенностей модели является то, что в целом она делает больший упор на изучение ситуации, чем на изучение личности лидера. Действительно, может быть, имеет больше смысла говорить об автократической ситуации и ситуации участия, чем об автократическом лидере или участвующем лидере.

Виханский О.В. Наумов А.И. Менеджмент

  1.  Общая характеристика методов и приемов соц.-психол.ого воздействия. Мех-мы восприятия внешнего воздействия: идентификация, интернализация, конформизм.

Во время общения люди воздействуют друг на друга. Для социальной психологии традиционными являются следующие методы и приемы воздействия: заражение, внушение, убеждение, подражание, мода. Изучали: Тард, Лебон, Сигле, Лацарус, Потебня и др.

Заражение – это бессознательная, спонтанная форма включения личности в окружающее психическое состояние. Осуществляется путем передачи психологического настроя, обладающего большим эмоциональным зарядом, накалом чувств и страстей. Основа возникновения – эмоциональное воздействие в условиях непосредственного контакта.

Внушение – это социально-психологический механизм общения. Ориентированный на формирование общего психологического состояния и побуждающий к массовым действиям.

Внушение – активное и персонифицированное воздействие одного субъекта на другого и осуществляется в основном вербальными действиями. Внушаемость – эмоциональная готовность человека к получению установки к действиям.

Убеждение – социально – психологический механизм общения, процесс и результат посредственно-организационного воздействия. Убеждение – превращение некоторой информации в систему установок и принципов личности. Убеждение воздействует на рациональное, эмоциональную сферы. Это активное взаимодействие перерастающее в дискуссию.

Подражание – социально-психологический механизм общения, обеспечивающий воспроизводство одним человеком определенных образцов поведения (манер, действий, поступков), которые имеют определенную эмоциональную окраску. Это механизм массового поведения. Подражание есть механизм воспроизведения образца или примера с учетом имеющегося опыта и обстоятельств воспроизведения. Подражание эффективно реализуется в моде.

Мода специфическая и динамическая форма стандартизированного массового поведения, возникающего стихийно под влиянием действующих в обществе настроений и быстро изменяющихся вкусов и увлечений. Мода – социальная санкция поведения, средство социально – психологической компенсации неудовлетворенности.

Идентификация (И) (отождествляемость) – 1) опознание, распознание, 2) уподобление, отождествление с кем-либо или чем-либо. И.- процесс сопоставления одного объекта с другим на основании признака или свойства, в результате чего происходит установление их свойства или различия. Посредством механизма И. с раннего детства у ребенка начинает формироваться многие черты личности и поведенческие стереотипы, поло-ролевая идентичность и ценностные ориентации.

Различают 3 вида И.: 1) прямое эмоциональное отождествление,

2) причисление себя к определенной номинальной группе (возрастная, половая, национальная И.),

3) причисление себя к реальной малой группе. И.- эмоционально-когнитивный процесс несознаваемого отождествления субъектом себя с другим субъектом, образцом. Понятие И. было введено Фрейдом, сначала для интерпретации патологических депрессий, позднее для анализа сновидений и некоторых других процессов, посредством которых маленький ребенок усваивает образцы поведения значимых людей, формирует сверх – Я, принимает женскую или мужскую роль. Первичная И. в младенчестве – привязанность к матери. Вторичная является предысторией эдипова комплекса, когда маленький мальчик во всем хочет занять место отца и боясь его наказания, копирует некоторые особенности его поведения. И может проявляться как по отношению к любимого лица, так и лиц. Ненавидимых или которым завидуют. И. у взрослых, по Фрейду, это невротизация, т.к. из-за желания оказаться в положении субъекта с которым И. может не реализоваться и возникают болезненные явления. Бандура, Парсонс определяют И как механизм социализации, проявляемый в принятии индивидом социальной роли, при вхождении в группу, в формировании социальных установок (аттитюдов). В современной психологии И. охватывает 3 области психической реальности: 1) И.- процесс объединения субъекта себя с другим субъектом (включение во внутренний мир и принятие как собственных норм, ценностей (дошкольники)). 2) И.- видение субъектом другого человека, продолжающим себя самого и проекция, наделяя его своими чертами, чувствами, желаниями. 3) И.- механизм постановки субъектом себя на место другого, что выступает в виде погружения, перенесения индивидом себя в пространство и время другого человека и приводит к усвоению его личностного смысла.

Интернализация – внутреннее – освоение индивидом выработанных обществом и различными группами норм, ценностей, установок, представлений, стереотипов. Интериоризация (Ин) осуществляется в ходе социализации и в результате у индивида складывается система внутренних регуляторов поведения. Система включает усвоении обеспечение соответствия поведения индивида образцам, задаваемым соц. требованиям, установками. Современные психологи выделяют содержание и характер социальных требований, норм, ценностей, установок, активность личности и т.д.

Конформизм – (подобный, сообразный)- пассивное принятие существующего порядка вещей, господствующего мнения, приспособление. К. – отсутствие собственной позиции, беспринципность, некритическое следование любому образцу, обладающего наибольшей силой давления. Стремление соответствовать мнению окружающих, приспосабливание к их требованию, тенденция изменять свою точку зрения под влиянием большинства. В индустриальном обществе конформизм используется для создания одномерного человека(по Фромму), потребителя массовой культуры. Конформист – массовый человек. Конформность – социальная ориентация поведения вызванная групповым давлением, пассивным принятием навязчивых извне форм поведения, уподобление среде, уход от личностной автономии, рутинный тип поведения, отказ от выбора поступка по внутреннему убеждению, приспособительство к внешнему воздействию.

  1.  Убеждение и внушение как методы организованного воздействия на личность. Условия эффективности убеждения. Условия и предпосылки внушаемости.

Внушение – целенаправленное, неаргументированное воздействие одного человека на другого или на группу. При внушении осуществляется процесс передачи информации, основанный на ее не критическом восприятии. Человек, принимающий информацию, в случае внушения не способен на ее критическую оценку. Человек, осуществляющий внушение, называется суггестор; человек, которому внушают, т.е. выступающий объектом внушения, называется суггеренд. Явление сопротивления внушающему воздействие называется контрсуггестией. Для одних авторов внушение является одним из видов заражения наряду с подражанием, другие подчеркивают отличия внушения от заражения, которые сводятся к следующему: 1) при заражении осуществляется сопереживание большой массой людей общего психического состояния, внушение же не предлагает такого «равенства» в сопереживании идентичных эмоций: суггестор здесь не подвержен тому же самому состоянию, что и суггеренд. Процесс внушения имеет одностороннюю направленность - это не спонтанная тонизация состояния группы, а персонифицированное, активное воздействие одного человека на другого или на группу; 2) внушение носит вербальный характер, тогда как при заражении, кроме речевого воздействия, используются и иные средства восклицания, ритмы и пр.). С др. стороны, внушение отличается от убеждения тем, что непосредственно вызывает определенное психическое состояние, не нуждаясь в доказательствах и логике.

Убеждение построено на том, чтобы с помощью логического обоснования длиться согласия от человека, принимающего информацию. При внушении же достигается не согласие, а просто принятие информации, основанное на готовом выводе, в то время как в случае убеждения вывод должен быть сделан принимающим информацию самостоятельно. Поэтому убеждение представляет собой преимущественно интеллектуальное, а внушение - эмоционально-волевое воздействие. Доказана зависимость эффекта внушения от возраста: в целом дети более поддаются внушению, чем взрослые. Точно так же в большей мере внушаемыми оказываются люди утомленные, ослабленные физически, чем обладающие хорошим самочувствием. При внушении действуют специфические соц.-психол. факторы. Выявлено, что решающим условием эффективности внушения является авторитет суггестора, создающий особый, дополнительный фактор воздействия - доверие к источнику информации. Этот «эффект доверия» проявляется как по отношению к личности суггестора, так и по отношению к той соц. группе, которую данная личность представляет. Авторитет суггестора и в том, и в другом случаях выполняет функцию так называемой косвенной аргументации.

Внушение. В. М. Бехтерев одним из первых предпринял попытку специального исследования данного явления применительно к общественной жизни, хотя описание данного феномена и определение его мех-мов мы находим и у других авторов того времени (К. Н. Михайловский, Г. Тард, Г. Лебон и др.).

Посредством внушения может осуществляться заражение группы или большой массы людей единым настроением.

Заражение, представляет собой способ сопереживания людьми одновременно общего психического состояния, внушение совершенно исключает психическое состояние равновеликого сопереживания идентичных эмоций и представлений объектом и субъектом внушения, индуктором и реципиентом.

Искусство внушения носит несколько односторонний характер.

Внушающий должен заразить других, заражая и себя, но при этом все время оставаться на достаточно высоком уровне самоконтроля, чтобы не заразиться полностью и самому.

Внушение представляет собой более сложную форму соц.-психол. воздействия, исторически более молодую.

Заражение как процесс взаимодействия может носить неперсонифицированный характер, являясь результатом спонтанной, стихийной тонизации психического состояния группы или массы людей в результате простого психического контакта общающихся. Внушение является процессом одностороннего активного и персонифицированного воздействия одного индивида на другого или группу людей.

Заражение носит невербальный характер, то есть может осуществляться помимо речевого воздействия, внушение носит вербальный характер, то есть осуществляется посредством речевого сообщения.

Степень осознанности внушающего воздействия. Сам акт внушающего воздействия одного человека на другого может носить в различной степени осознанный характер.

В процессе общения люди постоянно воздействуют друг на друга, внушая или навязывая друг другу свое мнение, оценки и настроение, но далеко не всегда осознают и расценивают это как факт внушения и взаимовнушения.

Особенностью внушения является его адресованность не к логике и разуму личности, не к ее готовности мыслить и рассуждать, а к ее готовности получить распоряжение, инструкцию к действию.

Внушение не нуждается в системе логических доказательств и глубоком осознании смысла сообщаемой информации.

Условия эффективности внушения. С особой силой внушение действует на лиц впечатлительных и вместе с тем не обладающих достаточно развитой способностью к самостоятельному логическому мышлению, не имеющих твердых жизненных принципов и убеждений.

Это относится прежде всего к категории детей и подростков. Высокая степень податливости внушению вообще свойственна людям, для которых характерны доминирование ситуативного психического настроя, а также состояние неуверенности в себе. В число других важных условий эффективности внушения как способа воздействия следует назвать также авторитетность источника информации, которая, в свою очередь, располагает к доверию и снимает сколько-нибудь значительное сопротивление внушающему воздействию.

Внушение является важным фактором общественной жизни и находит применение во всех сферах соц. отношений.

Внушение применяется как метод активизации групповой деятельности — производственной, учебной или спортивной. Широки возможности применения внушения, в частности гипноза, в медицинских целях как фактора групповой психотерапии.

Убеждение. Убеждение представляет собой весьма специфический компонент как структуры воспитуемой личности, так и способа организованного воздействия на психику человека.

Понятие убеждения имеет ряд различных смысловых значений: 1) есть основание говорить об убеждении как специфическом элементе системы представлений и взглядов человека, неотделимых от всего его жизненного опыта и побуждений к деятельности.

2) о процессе освоения человеком внешнего мира, предполагающем качественное изменение исходных установок под влиянием жизненного опыта и идейного воздействия извне.

3) о способе сознательного и организованного воздействия на психику индивида извне.

Специфика убеждения. Как и внушение, убеждение в качестве способа соц.-психол. воздействия используется для того, чтобы превратить сообщаемую индивиду или группе лиц информацию в систему установок и принципов личности.

В отличие от внушения убеждение основывается на системе логических доказательств и предполагает осознанное отношение того, кто ее воспринимает.

Степень эффективности убеждающего воздействия в определенной мере зависит от степени заинтересованности в этом человека, на которого направлено данное воздействие.

В случае убеждения необходим известный минимум предрасположения слушателя к восприятию и принятию сообщаемой информации.

Одним из важнейших признаков предрасположенности индивида к убеждающему воздействию является наличие заинтересованности в получении соответствующей информации, потребность в осмыслении волнующей проблемы.

Результатом убеждения со временем также может стать даже бессознательное поведение.

Убеждение как способ воздействия не имеет своим прямым и непосредственным результатом бессознательное, привычное поведение.

Условия эффективности убеждающего воздействия.

1. Содержание и форма убеждения должны отвечать уровню возрастного развития личности.

2. Убеждение должно строиться с учетом индивидуальных особенностей воспитуемого.

3. При всех условиях убеждение должно быть последовательным, логичным, максимально доказательным.

4. Убеждения должны содержать как обобщенные положения (принципы и правила), так и конкретные факты, примеры.

5.При убеждении часто бывает необходимым анализировать факты поведения, которые одинаково известны собеседникам.

6. Убеждая других, воспитатель должен сам глубоко верить в то, что он сообщает (А. Г. Ковалев).

Парыгин Социальная псих-я.

Андреева Г.М. Социальная псих-я.

  1.  Подражание. Истор. традиции в исследовании подражания. Теория Габриеля Тарда. Кумиры. Идеалы. Мода.

Подражание - Подражание направлено на воспроизведение индивидом определенных внешних черт и образцов поведения, манер, действий, поступков, которые характеризуются и сопровождаются при этом определенной эмоциональной и рациональной направленностью.

специфика- оcyществляется не простое принятие внешних черт поведения другого человека или массовых психических состояний, но воспроизведение индивидом черт и образцов демонстрируемого поведения. Разработка идее о роли подражания- Г.Тард, теория подражания: фундаментальным принципом развития и существования общества служит подражание. Именно в результате подражания возникают групповые нормы и ценности. Подражание выступает как частный случай более общего «мирового закона повторения». Если в животном мире этот закон реализуется через наследственность, то в человеческом обществе - через подражание. Оно выступает источником прогресса: периодически в обществе совершаются изобретения, которым подражают массы. Эти открытия и изобретения входят впоследствии в структуру общества и вновь осваиваются путем подражания. Оно непроизвольно, и может быть рассмотрено как «род гипнотизма», когда осуществляется «воспроизведение одного мозгового клише чувствительной пластинкой другого мозга». Соц. конфликты, происходящие в обществе, объясняются противоречиями между возможными направлениями подражания. Поэтому природа этих конфликтов подобна природе конфликтов в индивидуальном сознании, когда человек просто испытывает колебания, выбирая новый образец поведения. Различается несколько видов подражания: логическое и внелогическое, по последовательности и мех-му движения- внутреннее и внешнее, по степени устойчивости- подражание-мода и подражание-обычай, по соц.ой природе- подражание внутри одного соц. класса и подражание одного класса другому. Анализ этих различных видов подражания позволил сформулировать законы подражания, среди которых, например, имеются следующие: подражание осуществляется от внутреннего к внешнему (т.е. внутренние образцы вызывают подражание раньше чем внешние: духу религии подражают раньше, чем обрядам); низшие (имеются в виду низшие по соц. лестнице) подражают высшим (провинция - центру, дворянство - королевскому двору). Особое значение подражание имеет в процессе развития ребенка. Исследования мех-ма подражания стали предметом специальной теории подражания, разработанной в рамках необихевиористской ориентации Н. Миллером, Д. Доллардом и А. Бандурой. Опираясь на понятие «подкрепление», А. Бандура описывает три способа следования подкрепленному поведению «модели», т.е. образца для подражания: а) когда посредством наблюдения модели могут возникать новые реакции, б) когда наблюдение за вознаграждением или наказанием модели может усиливать иди ослаблять сдерживание поведения, в) когда наблюдение модели, может способствовать актуализации тех образцов поведения, которые и ранее были известны наблюдающему.

Явление соц.о-психол. подражания, подмеченное еще А. Смитом и исследованное Н. К. Михайловским, нашло отражение в работах Г. Тарда, Д. М. Болдуина, У. Мак-Дауголла, Г. Зиммеля и др.

Подражание, по Г. Тарду, выполняет функции воспроизведения, распространения и унификации изобретений и открытий, обеспечивая тем самым как прогресс, так и одновременно определенную стабильность соц. отношений и учреждений.

Благодаря подражанию и моде происходит «распространение нововведений.

Характеризуя природу и функции подражания Г. Зиммель рассматривал последнее как "психол. наследование".

Он видел в подражании средство приобщения индивида к системе групповых ценностей, позволяющее избавиться от тяжести персональной ответственности и мук выбора за счет предпочтения той или иной модели поведения.

Природа и сущность подражания. Одной из наиболее распространенных в прошлом была попытка трактовки природы подражания с позиций инстинктивной теории (В. Вундт, В. Джемс, Г. Тард, У. Мак-Дауголл, Б. Болдуин, 3. Фрейд и др.).

Подражание, по мнению В. Джемса, присуще человеку «наравне с другими стадными животными и представляет собой инстинкт в полном смысле этого слова».

Н. К Михайловский различал внешние условия и внутренние факторы, предрасполагающие к подражанию.

Внешним по отношению к индивиду побудительным фактором подражания является, по его мнению, пример поведения человека, находящегося в каких-либо необычных обстоятельствах.

Внутренние: скудность, бедность внутреннего мира индивида.

ИДЕАЛ (И) - это образ, которым руководствуется личность в настоящем и который определяет план самовоспитания. Его наличие говорит о высоком уровне развития личности. И могут выступать образы конкретной личности, исторической или современной. Как правило И. отражает реальное время, жизнь. И. образец предвосхищяет будущее , т.к. несет элемент фантазии. Человеку свойственно предвосхищять будущее на основе обобщения прошлого и настоящего. Характер предвосхищения зависит не только от уровня знаний, но и от установок личности, взглядов и интересов, вкусов. Как правило И. вызывает переживание удивления, восторга, восхищения, а у деятельностной личности, стастное желание работать над собой, с тем, чтобы приблизиться к идеалу. Существует 2 типа отношения к И.:

  1.  созерцательно-восторженное (восхищение идеалом).
  2.  страстно-деятельностное(превращает идеал в реальные черты собственного характера).

И. указывает направление движения в жизни, рамки работы над собой, но всегда остается непостоянным.

Мода как самый динамичный феномен и мех-м человеческого общения

Мода - это специфическая и весьма динамичная форма стандартизированного массового поведения, возникающая преимущественно стихийно под влиянием доминирующих в обществе настроений и быстро изменяющихся вкусов и увлечений.

Мода - своеобразный соц.о-психол. мех-м человеческого общения, придающий ему высокую подвижность, заряд разнообразия и перемен.

Таким образом, ускорение хода экономических изменений, а вместе с ним и изменений в образе жизни людей сказывается, по Зомбарту, на психическом состоянии человека, создает потребность в постоянном обновлении предметной и духовной среды. А это, в свою очередь, опять ведет к ускорению и сокращению циклов производства и потребления материальной и духовной продукции.

Соц.о-психол. мех-мы моды - это уподобление и обособление.

Противоречивость моды. С одной стороны, мода представляет собой определенный образец поведения, который обладает высокой степенью устойчивости и сопротивляемости в пределах своего существования. Мода обладает большой силой санкционирующего воздействия на поведение, вкусы и систему ценностей различных соц. групп. Мода, как и обычай, представляет собой определенный образец поведения в рамках соц. группы, нарушение которого вызывает негативные оценки.

Вместе с тем мода — достаточно динамичный феномен, который в отличие от более устойчивых образцов поведения, какими являются нравы и обычаи, не оформляется и не закрепляется сколько-нибудь надолго в качестве необходимого атрибута официальной структуры соц. организации.

Мода как форма нетрадиционного поведения. Мода является формой нетрадиционного поведения и первоначально всегда содержит в себе момент отрицания определенных эстетических и нравственных представлений, вкусов и обязанностей.

Выступая в качестве способа выражения новых настроений, вкусов, веяний, потребностей человека в обновлении, мода никогда не бывает и не может быть по своей природе надежным и радикальным способом соц. обновления в силу своей же природной консервативности.

Консерватизм моды. Мода консервативна прежде всего потому, что, возникнув и отрицая что-то в старом, она сама претендует на то, чтобы обрести авторитет непререкаемого стандарта, поощряющего лишь к воспроизведению заданного образца.

Другой источник природного консерватизма моды заключается в крайней ограниченности, локальности соц. масштабов всех модных нововведений. Мода потому и обретает широкий характер, что, удовлетворяя потребность в обновлении в разных областях, вместе с тем не требует от своих последователей сколько-нибудь серьезного изменения их образа жизни. Мода представляет собой лишь частичную смену внешних культурных форм.

Мода как способ соц.о-психол. защиты. Мода несет в себе вполне целесообразную и несомненно полезную для человека роль средства или способа соц.-психол. защиты от различных стрессогенных факторов соц.ой жизнедеятельности людей.

Защищая человека от психической нагрузки, мода сводит к стереотипу человеческое поведение, эмоции, вкусы.

Мода как стимулятор психической активности. Однако та же мода способна выступать и в противоположном качестве - стимулятора психической активности, инициативы, перемен и разнообразия в образе жизни человека.

Мода как универсальный соц.о-психол.ий мех-м компенсации неудовлетворенных потребностей. 

На эту роль моды указывали Ж.-Ж. Руссо, Г. Зиммель, В. Зомбарт, Э. Богардус и др. Мода компенсирует неудовлетворенные или недостаточно удовлетворенные потребности личности или соц. группы, выступая тем самым в качестве регулятора соц. потребностей.

Мода как способ обновления жизненных впечатлений. Мода выступает как мех-м компенсации неудовлетворенной или недостаточно удовлетворенной потребности индивида в психической разрядке и обновлении жизненных впечатлений.

Мода как способ самовыражения. Мода же позволяет человеку легко и просто выделиться. Мода компенсирует потребность индивида во внимании окружающих, в самовыражении, не требуя особых творческих усилий. У человека мода выступает как своеобразный способ повышения самооценки и оценки в глазах окружающих.

Андреева Г.М. Социальная псих-я.

Парыгин. Социальная псих-я.

  1.  Заражение как способ группового воздействия, феномен толпы. Паника. Модели поведения личности и группы в условиях паники.

Заражение с давних пор исследовалось как особый способ воздействия, определенным образом интегрирующий большие массы людей, особенно в связи с возникновением таких явлений, как религиозные экстазы, массовые психозы и т.д. Феномен заражения был известен на самых ранних этапах человеческой истории и имел многообразные проявления: массовые вспышки различных душевных состояний, возникающих во время ритуальных танцев, спортивного азарта, ситуаций паники и пр. Заражение можно определить как бессознательную невольную подверженность индивида определенным психическим состояниям. Она проявляется через передачу определенного эмоционального состояния, или «психического настроя». Поскольку это эмоциональное состояние возникает в массе, действует мех-м многократного взаимного усиления эмоциональных воздействий общающихся людей. Индивид здесь не испытывает организованного преднамеренного давления, он просто бессознательно усваивает образцы чьего-то поведения, лишь подчиняясь ему. Многие исследователи констатируют наличие особой «реакции заражения», возникающей особенно в больших открытых аудиториях, когда эмоциональное состояние усиливается путем многократного отражения по моделям обычной цепной реакции. Эффект имеет место прежде всего в неорганизованной общности, чаще всего в толпе, выступающей своеобразным ускорителем, который «разгоняет» определенное эмоциональное состояние. Особой ситуацией, где усиливается воздействие через заражение является ситуация паники.

Толпа - неорганизованное, временное скопление определенного количества людей, как правило, не знакомых друг с другом, но по случайным обстоятельствам оказавшихся в одно время в одном месте. Виды толпы:

- дискутирующая толпа: завязываются диалоги, споры.

- возбужденная : обладает общностью и направленностью интереса, внимания, желаний.

- потенциально агрессивная толпа. Превращение безобидной толпы в агрессивную проходит ряд этапов:

1). Появление сборища, вызванного возбуждающим поводом и условиями;

2). Превращение сборища в возбужденную толпу людей, охваченную процессами кружения и нагнетания эмоций;

3). Появление ложных объяснений причин произошедшего и требований что-то предпринять;

4). Увеличение численности группы присоединением к ней прохожих, жильцов близлежащих домов;

5). Появление адресности своих претензий, определение «виновников» произошедшего и кумулирование своего эмоционального запала на них;

6). Доведение возмущения и требований до крайности с превращением толпы в готовую к агрессивным действиям и угрожающую ими;

7). Превращение толпы в агрессивно действующую.

Виды толпы:

Случайная – формируемая любопытством к неожиданно возникшему эмоциогенному событию,

Конвенциональная Т – основанная на некоторых стихийно сформированных событиях, формирующаяся с заранее ожидаемым и значимым событием,

Экспрессивная Т – интенсивно выражающая отношение к шокирующему событию, ликование, страх, протест и т.д. Легко перерастает в агрессивную Т и направляется случайными зачинщиками.

Действующая Т – в которой различают: агрессивную, экстатическую, повстанческую, паническую.

Паника возникает в массе людей как определённое эмоциональное состояние, являющееся следствием либо дефицита информации о какой-либо пугающей или непонятной новости, либо избытка этой информации (Андреева Г.М.).

Паника - особый вид поведения группы, характерного внезапно начавшимся массовым, эмоционально регулируемым однонаправленным поведением.

Вида паники: 1). Аффективная - групповая реакция, регулируемая только мгновенно охватившими людей сильными и всепоглощающими чувствами ужаса и страха. Длится от нескольких минут до часов. Возникает при пожарах, землетрясениях, крупных авариях.

2). Поведенческая - эмоционально продиктованные осмысленные решения и действия, в которых все же превалируют эмоции, а действия не всегда адекватны угрозе или причине, побуждающих к ним. Этот вид паники возникает не мгновенно, развивается по нарастающей, прекращается не сразу, а затухает постепенно. Возникает не в толпе, а среди населения или его отдельных групп.

 Сам термин происходит от имени греческого бога Пана, покровителя пастухов, пастбищ и стад, вызывавшего своим гневом безумие стада, бросавшегося в огонь или пропасть по незначительной причине. Непосредственным поводом к панике является появление какого-то известия, способного вызвать своеобразный шок. В дальнейшем паника наращивает силу, когда включается в действие мех-м взаимного многократного отражения. Паника относится к таким явлениям, которые чрезвычайно трудно поддаются исследованию. Ее нельзя непосредственно наблюдать, 1) потому, что никогда заранее не известны сроки её возникновения, 2) потому, что в ситуации паники весьма сложно остаться наблюдателем: в том-то ее сила и заключается, что любой человек, оказавшись «внутри» системы паники, в той или иной степени поддается ей. Исследования паники остаются на уровне описаний, сделанных после ее пика. Эти описания позволили выделить основные циклы, которые характерны для всего процесса в целом. Знание этих циклов очень важно для прекращения паники. Это возможно при условии, что находятся силы, способные внести элемент рациональности в ситуацию паники, определенным образом захватить руководство в этой ситуации. Кроме знания циклов, необходимо также и понимание психол. мех-ма паники, в частности такой особенности заражения, как бессознательное принятие определенных образцов поведения. Если в ситуации паники находится человек, который может предложить образец поведения, способствующий восстановлению нормального эмоционального состояния толпы, есть возможность панику прекратить (Шерковин).

Важным вопросом при исследовании заражения является вопрос о той роли, которую играет уровень общности оценок и установок, свойственных массе людей, подверженных психическому заражению. В практике найдены формы использования этих характеристик в ситуации заражения. В условиях массовых зрелищ стимулом, включающим предшествующую заражению общность оценок, например, популярного актера, являются аплодисменты. Они могут сыграть роль импульса, вслед за которым ситуация будет развиваться по законам заражения. Знание такого мех-ма использовалось в фашистской пропаганде, где была разработана особая концепция повышения эффективности воздействия на открытую аудиторию путем доведения ее до открытого возбуждения: до состояния экстаза. Нередко к этим приемам прибегают и другие политические лидеры. Meра в которой различные аудитории поддаются заражению, зависит и от общего уровня развития личностей, составляющих, аудиторию, и от уровня развитая их самосознания. В современных обществах заражение играет значительно меньшую роль чем на начальных этапах человеческой истории. Чем выше уровень развития общества, тем критичнее отношение индивидов к силам, автоматически увлекающим их на путь тех или иных действий или переживаний, тем слабее действие мех-ма заражения. М. Иметь место и в сознательных действиях и организованных действиях-заражение личным примером.

Проявления заражения бесконечно многообразны: это и заразительные ритуальные танцы, и пляски членов первобытной общины, и массовые психозы, захватывающие в различные исторические отрезки времени большие соц. группы людей.

Определение понятия психического заражения. Заражение выступает как форма спонтанно проявляющегося внутреннего мех-ма поведения человека.

Заражение характеризует во многом бессознательную, невольную подверженность индивида определенным психическим состояниям.

Оно осуществляется через передачу психического настроя, обладающего большим эмоциональным зарядом, через накал чувств и страстей.

Н. К. Михайловский справедливо отмечал, что эффект заразительности внешнего воздействия определяется не только силой его эмоционального заряда, но и самим фактом непосредственного психического контакта между общающимися людьми.

Секрет эмоционального воздействия в условиях непосредственного контакта заключается в самом мех-ме соц.-психол. заражения. Последний в основном сводится к эффекту многократного взаимного усиления эмоциональных воздействий общающихся между собой людей.

При этом сила нарастания накала страстей, создающая психический фон заражения, находится в прямой пропорциональной зависимости от величины аудитории и степени эмоционального накала индуктора.

Функции заражения. В качестве средства психол. воздействия на группу заражение может использоваться в нескольких различных случаях:

1) целью еще большего усиления групповой сплоченности, когда такая сплоченность уже имеет место; 2) как средство компенсации недостаточной организационной сплоченности группы. Последнее осуществляется при условии недостатка средств и информации относительно путей достижения необходимой сплоченности на какой-то рациональной основе.

В толпе человек легче всего поддается заражению и внушению.

Андреева Г.М. Социальная псих-я.

Парыгин Социальная псих-я.

Социальная психология. Под ред. Столяренко

  1.  Общественное мнение как предмет исследования соц. псих-и. Функции общественного мнения и формы его проявления.

ОМ – выражение в форме определенных суждений, идей и представлений отношения социальной группы к явлениям или проблемам социальной жизни, затрагивающим общие интересы. ОМ возникает как продукт сознательно назревших и требующих решения социальных проблем, проявляется в сопоставлении и столкновении различных взглядов и позиций по обсуждаемому вопросу, в поддержке или отрицании, осуждении поступков или линии поведения людей. Субъектом ОМ являются большие социальные группы – классы, нации, народы. Высшая форма ОМ – это общенародное мнение, т.е. в основном совпадающее суждение народа по вопросам представляющего всеобщий интерес. ОМ формируется под влиянием всех СМИ, хотя может возникнуть стихийно, под влиянием конкретных жизненных обстоятельств или ситуаций. ОМ – составляющая общественного сознания, вызванное отношением различных слоев общества к определенным событиям. Содержание ОМ обусловлено обострением интереса к актуальным, дискуссионным проблемам. По структуре ОМ может быть монистичным (одно) и плюралистичным (множество). Возникая на различном уровне общественного сознания (в науке, идеологии, обыденном сознании) оно может быть адекватным и неадекватным реальности, содержащим реальные и иллюзорные представления. Адекватность ОМ зависит от уровня развитости в обществе демократических свобод, его политических кумиров. В демократических обществах ОМ постоянно действующий фактор социального управления, обеспечения его социального развития. Специализированные органы регулярно выявляют ОМ, всемерно содействуя свободному выражению (пилотажи, референдумы, выборочные опросы и др.).

ОМ – состояние массового сознания, интенсивное обмен взглядами. Функции ОМ:

  1.  экспрессивная (воспроизведение положительной оценки различных событий).
  2.  консультативные и директивные (выносит суждения и решения).
  3.  регуляторно - воспитательные (влияние на сознание и поведение индивидов).

ОМ выражает отношение социальных общностей к явлениям и процессам окружающей действительности.

Форма: оценка суждений: аналитических (конструктивных) суждений (анализ, представление о путях и средствах его преобразования).

Общественное мнение - единые по содержанию суждения о фактах соц. жизни, коллективной деятельности, деятельности отдельных личностей. Оно приобретает функцию оценки и формируется либо стихийно, либо сознательно. Стихийное мнение опирается на информацию, передаваемую «из уст в уста» (слухи).

Общественное мнение порой имеет широкие масштабы: страну, континент, весь мир. Может охватывать и небольшой круг людей - коллектив предприятия, население района, города, села. В этом случае содержанием общественного мнения могут стать дела группы, отдельных личностей.

Общественное мнение отражается на жизни коллектива, группы, личности, на общении и межличностных отношениях.

  1.  Понятие соц.-психол. климата группы. Факторы формирования СПК. Показатели СПК.

В отечественной псих-и наметились четыре основных подхода к пониманию СПК.

 Представителями первого подхода (Л. П. Буева, Е. С. Кузьмин, Н. Н. Обозов, К. К. Платонов, А. К. Уледов) климат рассматривается как общественно-психол.ий феномен, как состояние коллективного сознания. Климат понимается как отражение в сознании людей комплекса явлений, связанных с их взаимоотношениями, условиями труда, методами его стимулирования. Под СПК, считает Е. С. Кузьмин, необходимо понимать такое соц.-психол. состояние малой группы, которое отражает характер, содержание и направленность реальной псих-и членов организации.

 Сторонники второго подхода (А. А. Русалинова, А. Н. Лутошкин) подчеркивают, что сущностной характеристикой СПК является общий эмоционально-психол. настрой. Климат понимается как настроение группы людей.

Авторы третьего подхода (В. М. Шепель, В. А. Покровский, Б. Д. Парыгин) анализируют СПК через стиль взаимоотношений людей, находящихся в непосредственном контакте друг с другом. В процессе формирования климата складывается система межличностных отношений, определяющих соц. и психол. самочувствие каждого члена группы. Создатели четвертого подхода (В. В. Косолапое, А. Н. Щербань, Л. И. Коган) определяют климат в терминах соц. и психол. совместимости членов группы, их морально-психол. единства, сплоченности, наличия общих мнений, обычаев и традиций.

 Два уровня СПК. 

Первый уровень - статический, относительно постоянный. Это устойчивые взаимоотношения членов коллектива, их интерес к работе и коллегам по труду. На этом уровне СПК понимается как устойчивое, достаточно стабильное состояние, которое однажды сформировавшись, способно долгое время не разрушаться и сохранять свою сущность, несмотря на те трудности, с которыми сталкивается организация., С этой точки зрения, сформировать благоприятный климат в группе довольно трудно, но в то же время легче поддерживать его на определенном уровне, уже сформированном ранее. Контроль и коррекция свойств СПК осуществляются членами группы эпизодически. Они чувствуют определенную стабильность, устойчивость своего положения, статуса в системе взаимоотношений. Поскольку состояние климата менее чувствительно к различным воздействиям и изменениям со стороны окружающей среды, постольку оно оказывает определенное влияние на результаты коллективной и индивид. деятельности, на работоспособность членов группы, на качество и количество продуктов их труда. Второй уровень - динамический, меняющийся, колеблющийся. Это каждодневный настрой сотрудников в процессе работы, их психол. настроение. Этот уровень описывается понятием «психол. атмосфера». В отличие от СПК психол. атмосфера характеризуется более быстрыми, временными изменениями и меньше осознается людьми. Изменение психол. атмосферы влияет на настроение и работоспособность личности в течение рабочего дня. Изменения же климата всегда более выражены, заметны, они осознаются и переживаются людьми более остро; чаще всего человек успевает адаптироваться к ним. Накопление количественных изменений в психол. атмосфере ведет к переходу ее в иное качественное состояние, в другой СПК.

СПК - это состояние псих-и организации как единого целого, которое интегрирует частные групповые состояния. Климат - это не сумма групповых состояний, а их интеграл.

ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ СПК. На формирование СПК оказывает влияние ряд факторов макро- и микросреды. Факторы макросреды – тот общественный фон, на котором строятся и развиваются отношения людей. К этим факторам относятся:

1. Общественно-политическая ситуация в стране - ясность и четкость политических и экономических программ, доверив к правительству и пр.

2. Экономическая ситуация в обществе - баланс между уровнями технического и соц. развития.

3. Уровень жизни населения - баланс между з/п и уровнем цен, потребительская способность населения.

4. Организация жизни населения - система бытового и медицинского обслуживания.

5. Соц.-демографические факторы - удовлетворение потребностей общества и производства в трудовых ресурсах.

6. Региональные факторы — уровень экономического и технического развития региона.

7. Этнические факторы - наличие или отсутствие межэтнических конфликтов.

Факторы микросреды - это материальное и духовное окружение личности в организации. К микрофакторам относятся:

1. Объективные - комплекс технических, санитарно-гигиенических, управленческих элементов в каждой конкретной организации.

2. Субъективные (соц.-психол. факторы): а) формальная структура - характер официальных и организационных связей между членами группы, официальные роли и статусы членов группы; б) неформальная структура - наличие товарищеских контактов, сотрудничества, взаимопомощи, дискуссий, споров, стиль руководства, индивидуальные психол. особенности каждого члена группы, их психол. совместимость. У каждого человека есть собственное внутреннее отношение к своему труду и товарищам по работе, собственная установка на труд и фирму. Она определяется воспитанием, жизненным опытом, соц. окружением. Совокупность установок всех членов коллектива (установки на дружелюбие и сотрудничество или, напротив, враждебность, неприязнь) создает общую психол. обстановку. Ничто так не мешает делу, как постоянное отсутствие настроения для работы и враждебность со стороны товарищей. Тогда начинает работать эффект «соц. ингибиции» и мотивация к труду резко падает. Благоприятный климат каждым человеком переживается как состояние удовлетворенности отношениями с коллегами по работе, менеджерами, своей работой, ее процессом и результатами. Это повышает настроение человека, его творческий потенциал, положительно влияет на желание работать в данной фирме, применять свои творческие и физические силы на пользу окружающим людям. Неблагоприятный климат индивидуально переживается как неудовлетворенность взаимоотношениями в фирме, с менеджерами, условиями и содержанием труда. Это, естественно, сказывается на настроении человека, его работоспособности и активности, на его здоровье. Судить о состоянии СПК в организации можно по такому важному показателю, как удовлетворенность - неудовлетворенность. На психол. уровне удовлетворенность выражена соотношением субъективной оценки того, что человек отдает фирме, и того, что он получает взамен. Удовлетворенность-неудовлетворенность человека работой может быть вызвана разными обстоятельствами. Среди них наиболее существенными являются: а) характер труда; б) размер заработной платы; в) престиж профессии; г) перспективы повышения квалификации, разряда, должностного статуса и пр.; д) специфические особенности и условия работы: месторасположение; фирма, в которой много друзей; удобный режим работы; уважаемый и даже знаменитый руководитель и т. п.; е) сопутствующие работе возможности интересных встреч, поездок; возможности узнать и научиться новому. Изучение СПК представляет собой исследование общественного мнения членов организации по вопросам отношения к труду, содержанию работы, менеджерам и коллегам. Методы изучения климата могут быть самыми разнообразными. Наиболее часто используются:

- наблюдение - самый главный метод работы психолога;

- интервью с руководителями и работниками;

- опрос работников по специально разработанной анкете;

- анализ документации фирмы, отражающей трудовую активность, производительность, качество труда;

- тест «Соц.о-психол. климат» О. С. Михалюк;

- тест «Удовлетворенность трудом» В. П. Захарова;

-тест «Самочувствие - активность-настроение»;

- тест «Цветопись» А. Н. Лутошкина;

- тест конкретных ситуаций А. А. Ершова;

-тест «Стиль руководства» А. А. Журавлева;

- тест «Пульсар» Л. Г. Почебут.

ПОКАЗАТЕЛИ СПК. 1) Удовлетворенность членов группы характером и содержанием труда. (Довольны ли Вы своей работой?)

2) Удовлетворенность взаимоотношениями с товарищами по работе и менеджерами. (Удовлетворены ли Вы своей фирмой?)

3. Удовлетворенность системой морального и материального стимулирования.

4. Стиль руководства фирмой. Для выяснения стиля руководства возможен такой вопрос с вариантами ответов: «В разговоре о менеджерах Вашей фирмы два человека высказали разные мнения. Подчеркните, какие из них Вам кажутся правильными»: а) наши менеджеры: - часто используют приказ, распоряжение;

- часто повышают голос на подчиненных; - не терпят критики в свой адрес; б) наши менеджеры: - часто советуются с сотрудниками; - разговаривают с ними очень спокойно и тактично;

5. Отношение сотрудников фирмы к работе, товарищам, менеджерам. (Обсуждаете ли Вы с коллегами по работе свои личные дела?)

6. Установки и ценностные ориентации сотрудников фирмы. (От кого, по Вашему мнению, зависит успешный ход экономической реформы в Вашей организации? - от рядовых сотрудников; - от менеджеров; - от коммерческих структур; - от правительства страны)

7. Трудовая и общественная активность сотрудников. Здесь выясняется выполнение норм выработки, повышение качества продукции, участие в общественно-политических движениях.

8. Уровень конфликтности сотрудников - причины конфликтов, их напряженность, направленность, типы, скорость и качество разрешения.

9. Реальная и потенциальная текучесть кадров. Реальная текучесть кадров определяется по объективным данным отдела кадров. Потенциальная текучесть кадров может быть выявлена по ответам на вопрос анкеты: «Собираетесь ли Вы в ближайшем будущем сменить место работы и профессию?».

10. Профессиональная подготовка персонала. (Проводится ли в Вашей организации работа по аттестации персонала?)

Характеристики благоприятного СПК:

1) В организации преобладает бодрый, жизнерадостный тон взаимоотношений между работниками, оптимизм в настроении; отношения строятся на принципах сотрудничества, доброжелательности; членам группы нравится участвовать в совместных делах, вместе проводить свободное время; в отношениях преобладают одобрение и поддержка. 2) В организации существуют нормы справедливого и уважительного отношения ко всем его членам. 3) В организации высоко ценят такие черты личности, как принципиальность, честность, трудолюбие и бескорыстие. 4) Сотрудники организации активны, полны энергии, они быстро откликаются, если нужно сделать полезное для всех дело, и добиваются высоких показателей в труде и профессиональной деятельности. 5) Успехи или неудачи отдельных сотрудников вызывают сопереживание и искреннее участие всех членов организации; они испытывают чувство гордости за свою фирму, ее достижения и неудачи переживаются как собственные. 6) В отношениях между группировками внутри организации (структурными подразделениями: участками, отделами, бригадами и пр.) существует взаимное расположение, понимание, сотрудничество. 7) В трудные для организации минуты происходит эмоциональное единение («один - за всех, и все - за одного»), велико желание трудиться совместно; группа открыта, стремится сотрудничать с другими группами.

Характеристики неблагоприятного СПК:

1) В организации преобладают подавленное настроение, пессимизм, наблюдаются конфликтность, агрессивность, антипатии людей друг к другу, присутствует соперничество; сотрудники проявляют отрицательное отношение к более близкому общению друг с другом. 2) В организации отсутствуют нормы справедливости и равенства во взаимоотношениях, она заметно разделяется на «привилегированных» и «пренебрегаемых», здесь презрительно относятся к слабым нередко высмеивают их, новички чувствуют себя лишними, чужими, к ним часто проявляют враждебность. 3) Такие черты личности, как принципиальность, честность, трудолюбие, бескорыстие, не в почете. 4) Члены организации инертны, пассивны, некоторые стремятся обособиться от остальных, группу невозможно поднять на общее дело - каждый думает только о своих интересах и не стремится добиться высоких показателей в труде. 5) Успехи и неудачи одного оставляют равнодушными остальных членов группы. 6) В организации возникают конфликтующие между собой группировки, которые отказываются от участия в совместных делах. 7) В трудных случаях организация не способна объединиться, возникают растерянность, ссоры.

Для оздоровления климата необходимо применить ряд организационных и соц.-психол.их приемов. Организационные приемы предполагают:

1) приглашение профессионального психолога. 2) проведение конкретного эмпирического исследования с целью определения причин неблагоприятных взаимоотношений сотрудников; 3) информирование организации о результатах исследования (на собрании, совещании и пр.); 4) принятие коллективного решения об устранении объективных факторов, негативно влияющих на климат; 5) контроль за реализацией коллективного решения и состоянием СПК.

Соц.-психол. приемы опираются на результаты проведенного исследования и предполагают в основном следующее:

1) определение неформальной структуры группы, выявление лидера и его роли в группе. 2) определение уровня развития группы, соц.-психол. коррекция групповых процессов и состояний;(

3) определение причин конфликтов в группе и применение соц.-психол. способов их конструктивного разрешения;

4) коррекция формальной и неформальной структуры группы (например, посредством перевыборов формального лидера - бригадира, профсоюзного деятеля);

5) соц.-психол. коррекция взаимоотношений в трудовом коллективе (проведение соц.-психол. тренингов и психол. консультаций).

Почебут Л. Г. Чикер В.А. Организационная социальная псих-я.

  1.  Психол. содержание понятия «инновация». Соц.-психол. факторы обеспечения успешного внедрения нововведений в организации.

Инновация - это процесс внедрения нового в различные сферы организационной и общественной деятельности, производства и промышленности. Этот процесс непосредственно связан с научно-технической революцией, которая предполагает существенные изменения в активно развивающихся компаниях каждые 4-5 лет. Причины необходимости нововведений определяются проблемной ситуацией, а именно: - заказом, приказом; - снижением качества, эффективности труда в организации и на производстве; - стремлением к самосовершенствованию; - новыми обстоятельствами, условиями деятельности, эксплуатации.

В связи с психол.ими проблемами внедрения нововведений назовем имена таких отечественных исследователей, как Н. И. Лапин, В. Ф. Галыгин, Е. Т. Гребнев, Ю. Вооглайд, А. И. Пригожин, Н. А. Ильина, О. С. Советова, зарубежных - К. Девис, Т. Питерс, Р. Уотермен, Н. Тичи, М. Деванна.

Инновация - процесс качественного изменения чего-либо, а также результат этого изменения - новшество. Это изменение одного или нескольких элементов социотехнической системы организации, направленное на повышение эффективности ее деятельности и воспринимаемое субъектом усвоения (работником организации, членом трудового коллектива, предприятием в целом) в качестве значимого и нового, например изменение в технологических процессах, кадровой структуре, оплате труда, численности персонала и т. д.

Классификаций нововведений по типам. Нововведения могут быть радикальные и модифицирующие; продуктные, технологические, соц.. Согласно классификации Н. А. Ильиной, нововведения могут быть:

- предметно-целевыми (направленные на производство и разработку новой продукции).

- технико-технологическими (новые средства производства и новые технологии). От такого рода нововведений сотрудники организаций негативного ожидают меньше всего;

- организационно-управленческими (разработка и применение новых организационных структур и методов управления трудовым коллективом);

- соц.-экономическими (соц. разработка и применение новых экономических мех-мов функционирования предприятия). Два последних типа нововведений вызывают наибольшее число негативных ожиданий и последствий и чаще всего оканчиваются неудачей, причинами которой могут быть: 1) стремление любой организации к стабильности; 2) неспрогнозированное влияние изменений в одной структуре на изменения в другой; 3) влияние нововведений не только на формальную структуру организации, но и на неформальную, и, как следствие этого, негативный настрой сотрудников по отношению к нововведениям.

Нововведения любого типа обычно затрагивают значительное количество работников предприятия. В связи с этим выделяются основные ролевые позиции: постановщик проблемы, инноватор, инициатор, разработчик, эксперт, изготовитель, организатор, пользователь. Обязательными являются две позиции: организатор и пользователь. Некоторые позиции могут совпадать в одном лице. Этапы процесса нововведений..1) Инициация нововведения. Она может быть вызвана и внешним или внутренним давлением, и внутренним побуждением, т. е. может отражать внутренние и внешние факторы. 2) Принятие решения о необходимости внедрения нововведения определенного типа. Это шаг, который позволяет взвесить еще раз все «за» и «против». 3) Разработка нововведения. Этот этап подготовки точного проекта, расчета возможных объективных и субъективных последствий, юридической и экономической проработки нововведения. 4) Подготовка объекта к нововведению. На этом этапе очень важно найти сторонников инновационной идеи, особенно из числа влиятельных в организации лиц. 5) Внедрение нововведения. 6) Промышленная эксплуатация нововведения.

Соц.-психол. факторы обеспечения успешного внедрения нововведения. Объективные факторы среды: 1. масштабы нововведений в отрасли; 2. инновационная политика предприятия; 3. тип и характер производства. Чем сложнее технология производства, тем большие трудности в инновационном процессе испытывают предприятия; 4. экономическое состояние предприятия; 5. особенности конкретной среды производства. Субъективные факторы среды: 1. Пол и возраст. По последним данным в Америке женщины занимают около 35% руководящих постов. Проведенные исследования показали, что женщины продвигаются быстрее в тех областях бизнеса, где старые правила не работают, где нужно изобрести что-то новое, а в традиционных областях женщин-руководителей мало. В такой области, как промышленность телекоммуникаций, женщины способствовали коренному изменению ценностей и взглядов; 2. Личностные качества. К качествам, способствующим реализации инновационного процесса, относят склонность к риску, заинтересованность в служебном росте, высокий профессионализм, личностную сопричастность, установку на нововведения. Инноваторы – это люди с высокой способностью к соц. адаптации, готовые к сотрудничеству; 3. Квалификация, стаж работы и образование. Наиболее активны в инновационном процессе люди с высоким уровнем образования. При этом новички охотнее принимают нововведение, чем работники со стажем. По мнению Р. Л. Кричевского, для успешного проведения инновационной политики важны: 1) образовательный уровень работников (чем он выше, тем легче воспринимается новшество, успешнее идет процесс подготовки кадров); 2) информационные контакты и осведомленность людей (т. е. получение ими адекватной информации о нововведении); 3) мотивация к нововведению (предполагается, что она является реакцией на инновационное поведение руководителей и инициаторов новшества, реакцией на соответствующее стимулирование и т. д.); 4) субъективное отношение, связанное с «потерями» и «приобретениями» человека. В исследовании Н. А. Ильиной показано, что конкретное отношение работников к нововведению традиционно складывается из трех компонентов - познавательного, эмоционального и поведенческого. Ею выделены пять типов отношения к нововведениям: активно-положительное, пассивно-положительное, нейтральное, пассивно-отрицательное, активно-отрицательное.

ПСИХОЛ. БАРЬЕР ПО ОТНОШЕНИЮ К НОВОВВЕДЕНИЯМ - сопротивление переменам, создателем и «носителем» которого является сам человек. Это состояние, мешающее протеканию процессов адаптации человека к новой среде, связанное с ситуацией и личностными особенностями. Оно связано с генетическим и психол. складом личности, с природным стремлением людей и групп к сохранению стабильности. Психол. барьер является развивающимся образованием. Его параметры изменяются на разных этапах нововведений, зависят от типа организации, различны у разных категорий работников. Как правило, барьер выше на этапе внедрения нововведений, а также на первой очереди нововведений, на этапе же развития нововведений психол. барьер снижается. Согласно точке зрения К. Девиса, причины сопротивления персонала организационным нововведениям могут быть троякого характера: экономические, личностные и соц.. К числу экономических К. Девис относит: а) боязнь безработицы; б) боязнь сокращения продолжительности рабочего дня и, как следствие этого, заработка; в) боязнь снижения соц. статуса и основной заработной платы; г) боязнь интенсификации труда и сокращения прогрессивной его оплаты. Причинами личностного характера считаются следующие: а) восприятие критики личных методов работы как обиды; б) боязнь того, что приобретенные навыки окажутся ненужными и будет ущемлена профессиональная гордость; в) уверенность в том, что нововведения всегда приводят к усилению специализации, повышению монотонности труда и уменьшению чувства собственной значимости как участника трудового процесса; г) нежелание расходовать силы на переобучение; д) боязнь роста интенсивности труда; е) страх перед неопределенностью, обусловленной непониманием сути и последствий нововведений. В числе соц. причин называются следующие: а) нежелание приспосабливаться к новому соц.о-психол. климату в коллективе; б) стремление сохранить привычные соц. связи; в) боязнь, что новая соц. обстановка приведет к меньшему удовлетворению работой; г) неприязнь к внешнему вмешателству в личные дела и к лицам, внедряющим нововведения; д) недовольство слабостью личного участия и незначительностью своей роли при внедрении нововведений; е) уверенность в том, что любые новшества выгодны компании, а не работнику, его товарищам по работе или обществу. Для того чтобы нововведение было успешным, при его внедрении, по мнению Н. А. Ильиной, необходимо учитывать следующие моменты:

1. Руководитель и члены коллектива должны четко представлять себе, что и когда будет произведено.

2. Должна быть проведена оценка степени готовности коллектива к изменениям и участию в инновациях. 3. Должны соблюдаться условия поэтапности реорганизации. Это снижает риск и потенциальную отторгаемость нововведений.

4. Способствует нововведениям поддержка реорганизации «ключевыми» людьми организации, а также привлечение к этому неформальных лидеров.

5. К успеху ведет широкое привлечение персонала, работающего во всех подразделениях организации.

6. Необходимым условием является информированность коллектива о подготовке и реализации нововведения.

7. При планировании нововведений необходимо и планирование риска.

Почебут Л. Г. Чикер В. А.Организационная социальная псих-я

  1.  Понятие массовой коммуникации. Эффективность средств массовой коммуникации психол. и соц.-психол. факторы ее повышения.

Массовая коммуникация (от лат. сообщение, передача) – системное распространение специально подготовленных сообщений, представляющих социальную значимость среди численно больших рассредоточенных аудиторий с целью оказания влияния на установки, оценки и поведение людей.

МК является разновидностью массового общения людей, где информация распространяется преимущественно при помощи технических средств (печать, телевидение, радио). Весь этот процесс организуется и направляется определенными социальными институтами. Высокая социальная ориентированность массовой коммуникации и опосредованность общения в ней техническими средствами естественно накладывают определенный отпечаток на структурные компоненты и отдельные стороны коммуникативного акта.

Коммуникатор приобретает в системе массовой информации как бы «коллективный» характер, поскольку в его роли здесь выступает не отдельный индивид, а определенная социальная группа. Это проявляется в том, что множество людей участвуют в подготовке сообщения, его редактировании, оформлении и т.д. Поэтому в данной области общения четко разграничиваются такие функции коммуникатора, как: а) продуцирование и б) трансляция сообщения. Коммуникаторы, выступающие лишь в роли трансляторов чужих идей (например, дикторы радио и телевидения), играют тем не менее большую роль в процессе воздействия на людей. Весьма своеобразной является в массовой коммуникации и аудитория. Ее составляют группы весьма различного размера и различной степени организованности: от такой малой группы, как семья, до участников массового митинга и т.п. Почти при всех условиях (за исключением устного публичного выступления лектора в относительно небольшой аудитории, что представляет собой особый случай) аудитория в массовой коммуникации остается анонимной, поскольку коммуникатор никогда точно не знает, кто будет воспринимать предлагаемое им сообщение. Специфически разрешается здесь вопрос и об «обратной связи», которая не поступает немедленно, что сильно модифицирует весь процесс коммуникативного акта.

Одна из особенностей восприятия коммуникатора вообще, и в условиях массовой коммуникации в особенности, заключается в том, что реципиент одновременно воспринимает как исходящее от коммуникатора сообщение, так и личность самого коммуникатора. Исследования, в которых объектами были популярные дикторы телевидения, показали, что для повышения эффективности воздействия необходимо учитывать оба эти фактора.

Развитие общественных отношений сопровождается углублением отношений общения и разветвлением связей человека с человеком, народа с народом, т.е. развитием процессов социальных коммуникаций в ее массовых формах.

Для нынешней массово-коммуникативной ситуации по оценкам Х. Мауланы, характерны следующие тенденции:

  1.  развивается современная коммуникативная технология, которая влияет на природу, объем и содержание информации;
  2.  возрастает влияние социальных групп и отдельных индивидов к циркуляции информации;
  3.  усиливается интеграция научных массово-коммуникативных сетей в транснациональные;
  4.  растет интерес к исследованиям проблемы массовой коммуникации.

 Массовая коммуникация – это процесс распространения информации (знаний, духовных ценностей, моральных и нравственных норм) на численно большие рассредоточенные аудитории.

Массовая коммуникация это:

  1.  разновидность общения (социально ориентированный вид общения);
  2.  структура информации в поле массовой коммуникации охватывает определенные типы психологического воздействия от осведомления и убеждения до убеждения и внушения;
  3.  обеспечивает опосредованный характер общения, предполагаемый современной технологией передачи и приема информации;
  4.  составляет органичную связь социальной системы, в которой она выполняет роль инструктора политики и ретронслятора идей.

Массовая коммуникация представляет собой важный социальный и политический институт современного общества, выступает в качестве подсистемы и в широком масштабе выполняющей функции идеологического и политического влияния.

 Буданцев Ю.П. выделяет 4 системы массовой коммуникации:

1.первобытные общины (обряды, народный театр, шествия);

2. эпохи разложения первобытной общины (религиозные службы);

3. эпохи становления классического общества (библиотеки, выставки, музеи);

4. современные эпохи (трансформирования естественных контактов в технические).

Петров Л.В. выделяет генеральную функцию массовых коммуникаций – коррекция отношений внутри общности между ее элементами с целью поддержания динамического единства и целостности данной социальной структуры. Он определил уникальные свойства коммуникации:

  1.  диахронность – свойство, благодаря которому сообщения сохраняются во времени;
  2.  диатонность – свойство, благодаря которому сообщения сохраняются в пространстве;
  3.  мультиплицирование – свойство, благодаря которому сообщения подвергаются многократному повторению с относительно измененным содержанием;
  4.  симультанность – свойство, благодаря которому адекватность сообщения представляется множеству людей практически одномоментно;
  5.  релипликация – регулирующее воздействие массовой коммуникации.

 Функции массовых коммуникаций, выделенные отечественными психологами: информирование; социальный контроль и управление; интегрирования и саморегуляции общества; формирование общественного мнения; социального воспитания; распределение культуры; социальная активация личности; социальная релаксация.

 Богомолова Н.Н. предложила классификацию на основе систем отношений индивида (группы) к обществу и группе, к другому индивиду и к самому себе:

  1.  функция социальной ориентировки (индивид – общество) и участие в формировании общественного мнения. Опирается на потребность аудитории в информации в широком мире соц. явлений.
  2.  Функция аффиляции (индивид-группа) социальная я-идентификация.
  3.  Функция контакта (индивид – индивид)
  4.   Функция самоутверждения

Руденский Е.В. Социальная психология

Основы социально-психологической теории.

Андреева Г.М. Социальная психология.

Вопросы к ГЭК № 3

  1.  Планирование психол. экспериментального исследования.

Планирование экспериментального исследования является центральным этапом всей процедуры. В первую очередь речь идет о выделении внешних переменных, которые могут влиять на зависимую переменную. Планирование необходимо для обеспечения внешней и внутренней валидности эксперимента. Специалисты рекомендуют многочисленные техники контроля внешних переменных..

Следующим шагом является выбор экспериментального плана. Какой план предпочтительнее? Ответ на этот вопрос зависит оттого, какова экспериментальная гипотеза, какое число внешних переменных вы должны контролировать в эксперименте, какие возможности предоставляет ситуация для проведения исследований и т.д. При ограниченности времени и ресурсов (в том числе финансовых) выбирают максимально простые экспериментальные планы. Для проверки сложных гипотез, требующих управления несколькими независимыми переменными и\или учета многих дополнительных переменных, используют соответствующие планы.

Исследователь может проводить эксперимент при участии одного испытуемого. В этом случае он применяет какой-либо из планов исследования для одного испытуемого. Если исследователь работает с группой, то он может выбрать ряд планов с использованием экспериментальной и контрольных групп. Простейшими являются планы для двух групп (основная и контрольная). Если необходим более усложненный контроль, применяются планы для нескольких групп. Другой вариант, часто используемый в псих-и, - факторные планы. Они используются, если требуется выявить влияние двух и более независимых переменных на одну зависимую. При этом независимые переменные могут иметь несколько уровней интенсивности. Простейшие факторные планы типа 2 х 2 или 2x2x2 предполагают использование двух и соответственно трех независимых переменных с двумя уровнями градации.

Существуют и более сложные экспериментальные планы.

Процессуальная классификация планов для исследования связи двух переменных создана Д.Кэмпбеллом. Основными являются: простой план для двух групп с предварительным тестированием (тест - воздействие - ретест); план для двух рандомизированных групп без предварительного тестирования (рандомизация - воздействие - тест); план Соломона для четырех групп, объединяющий оба этих плана. Они называются планами истинных экспериментов.

В случае если план истинного эксперимента реализовать невозможно или не нужно, исследователь применяет один из квазиэкспериментальных планов.

Экспериментальные планы.

Планы для одной независимой переменной

План «истинного» экспериментального исследования отличается признаками:

1) применением одной из стратегий создания эквивалентных групп, чаще всего — рандомизации;

2) наличием экспериментальной и как минимум одной контрольной группы;

3) завершением эксперимента тестированием и сравнением поведения группы, получившей экспериментальное воздействие, с группой, не получившей воздействия.

Классическим вариантом плана является план для двух независимых групп.

Существуют три основные версии этого плана.

1. План для двух рандомизированных групп с тестированием после воздействия, Его автор - Фишер. Равенство экспериментальной и контрольной групп является совершенно необходимым условием применения этого плана. Для достижения эквивалентности групп применяют процедуру рандомизации. Этот план рекомендуют использовать в том случае, когда нет возможности или необходимости проводить предварительное тестирование испытуемых.

Применение плана позволяет контролировать основные источники внутренней невалидности. Исключен эффект взаимодействия процедуры тестирования и содержания экспериментального воздействия и сам эффект тестирования. План позволяет контролировать влияния состава групп влияния фона и естественного развития, взаимодействие состава группы с другими факторами, исключить эффект регрессии за счет рандомизации и сравнения данных экспериментальной и контрольной групп.

2. План для двух рандомизированных групп с предварительным и итоговым тестированием. Контролируется фактор «истории» («фона»), так как в промежутке между первым и вторым тестированием обе группы подвергаются одинаковым («фоновым») воздействиям.

Результаты применения плана «тест - воздействие - ретест» представлены в 4-клеточной таблице 2x2.

3. План Соломона для четырех групп. План включает две экспериментальные и две контрольные группы.

План Соломона представляет собой объединение двух планов: первого, когда не производится предварительного тестирования, и второго - «тест - воздействие - ретест». С помощью «первой части» плана можно контролировать эффект взаимодействия первого тестирования и экспериментального воздействия.

Факторные планы

Факторные эксперименты применяются тогда, когда необходимо проверить сложные гипотезы о взаимосвязях между переменными Общий вид подобной гипотезы: «Если A,, a, ..., Ап, то В». Такие -гипотезы называются комплексными, комбинированными. Факторные эксперименты являются частным случаем многомерного исследования, в котором пытаются установить отношения между несколькими независимыми и несколькими зависимыми переменными. В факторном эксперименте проверяются одновременно, как правило, два типа гипотез:

1) гипотезы о раздельном влиянии каждой из независимых переменных;

2) гипотезы о взаимодействии переменных, а именно - как присутствие одной из независимых переменных влияет на эффект воздействия на другой.

Факторное планирование эксперимента заключается в том, чтобы все уровни независимых переменных сочетались друг с другом. Число

экспериментальных групп равно числу сочетаний уровней всех независимых переменных.

Чаще всего используются факторные планы для двух независимых переменных и двух уровней типа 2.х 2. Для составления плана применяется принцип балансировки. План 2x2 используется для выявления эффекта воздействия двух переменных на одну независимую. Экспериментатор манипулирует возможными сочетаниями переменных и уровней.

2-я переменная

1-я переменная

Есть

Нет

Есть

1

2

Нет

3

4

Реже используются другие версии факторного плана, а именно: 3 х 2 или 3x3.

В общем случае план для двух независимых переменных выглядит как N х М. Применимость таких планов ограничивается только необходимостью набора большого числа рандомизированных групп.

Упрощением полного плана с тремя независимыми переменными вида L х М х N является планирование по методу «латинского квадрата». «Латинский квадрат» применяют тогда, когда нужно исследовать одновременное влияние трех переменных, имеющих два уровня или более. Принцип «латинского квадрата» состоит в том, что два уровня разных переменных встречаются в экспериментальном плане только один раз. Тем самым процедура значительно упрощается, не говоря о том, что экспериментатор избавляется от необходимости работать с огромными выборками.

«Латинский квадрат» позволяет значительно сократить число групп.

Более сложный план по методу «Греко-латинского квадрата» применяется очень редко. С его помощью можно исследовать влияние на зависимую переменную четырех независимых. Суть его в следующем: к каждой латинской группе плана с тремя переменными присоединяется греческая буква, обозначающая уровни четвертой переменной.

Планы экспериментов для одного испытуемого

В ходе эксперимента выявляются два источника артефактов; а) ошибки стратегии планирования и проведения исследования; б) индивидуальные различия.

Если создать «правильную» стратегию проведения эксперимента с одним испытуемым, то вся проблема сведется лишь к учету индивидуальных различий. Эксперимент с одним испытуемым возможен тогда, когда: а) индивидуальными различиями можно пренебречь — в отношении переменных, изучаемых в эксперименте, все испытуемые признаются эквивалентными, поэтому возможен перенос данных на каждого члена популяции; б) испытуемый уникален, и проблема прямого переноса данных неактуальна.

Исследование по схеме «один испытуемый» называется также планированием временных серий. Основным показателем влияния независимой переменной на зависимую при реализации такого плана является изменение характера ответов испытуемого от воздействия на него изменения условий эксперимента во времени. Существует ряд основных схем применения этой парадигмы. Простейшая стратегия — схема А — В. Испытуемый первоначально выполняет деятельность в условиях А, а затем — в условиях В.

Чаще применяется другая схема: А - В - А. Первоначально регистрируется поведение испытуемого в условиях А, затем условия изменяются (В), а на третьем этапе происходит возвращение прежних условий (А). Изучается изменение функциональной связи между независимой и зависимой переменными. Если при изменении условий на третьем этапе восстанавливается прежний вид функциональной зависимости между независимой и зависимой переменными, то независимая переменная считается причиной, которая может модифицировать поведение испытуемого.

Примером плана, который дважды воспроизводит один и тот же экспериментальный эффект, является схема А - В - А - В. Если при втором переходе от условий А к условиям В будет воспроизведено изменение функциональной зависимости ответов испытуемого от времени, то это станет доказательством экспериментальной гипотезы: независимая переменная (А, В) влияет на поведение-испытуемого.

Доэкспериментальные планы

Кэмпбелл выделяет три доэкспериментальных плана.

К доэкспериментальным планам относятся: а) исследование единичного случая; б) план с предварительным и итоговым тестированием одной группы и в) сравнение статистических групп.

Исследование единичного случая относится к области прошлого. Однократно тестируется одна группа, подвергнутая воздействию по плану: X 0. Контроль внешних переменных и независимой переменной полностью отсутствует. В таком «исследовании» нет никакого материала для сравнения. Проводятся на первых этапах научной деятельности для сопоставления их результатов с обыденными представлениями о реальности. Но научной информации они не несут.

План с предварительным и итоговым тестированием одной группы часто применяется в социологических, соц.о-психол. и педагогических исследованиях: О, Х02 .В этом плане отсутствует контрольная выборка, поэтому нельзя утверждать, что изменения (разница 0, и 02) зависимой переменной, регистрируемые в ходе тестирования, вызваны именно изменением независимой переменной. Между начальным и конечным тестированием происходят и другие «фоновые» события, воздействующие на испытуемых наравне с зависимой переменной. Этот план не позволяет контролировать эффект «естественного развития»: в течение короткого времени - изменение состояния испытуемого, а в течение длительного времени - изменения личностных черт. Эффект тестирования - воздействия предыдущего обследования на последующее - может быть еще одним неконтролируемым фактором, влияющим на изменение зависимой переменной. Другие источники артефактов - внешние переменные, которые не контролируются этим планом.

Третий вариант доэкспериментального плана - сравнение статистических групп, или, точнее, план для двух неэквивалентных групп с тестированием после воздействия.

X О1

О2

Этот план позволяет учитывать эффект тестирования благодаря введению контрольной группы, а также отчасти контролировать влияние «истории» — фоновых воздействий на испытуемых и ряд других внешних переменных. Но с помощью этого плана невозможно учесть эффект естественного развития, так как нет материала для сравнения состояния испытуемых на данный моменте начальным.

Для сравнения результатов контрольной и экспериментальной групп используется t-критерий Стьюдента. Различия результатов тестирования могут быть обусловлены не экспериментальным воздействием состава групп. Этот план, если отбросить экспериментальное воздействие, вполне применим в корреляционном исследовании, но его не следует использовать для проверки гипотез о причинной связи двух переменных..

Квазиэкспериментальные планы

Существуют два типа квазиэкспериментальных планов: а) планы экспериментов для неэквивалентных групп; б) планы дискретных переменных серий.

Квазиэкспериментом является любое исследование, направленное на установление причинной зависимости между двумя переменными, в котором отсутствует предварительная процедура уравнивания групп или «параллельный контроль» с участием контрольной группы заменен сравнением результатов неоднократного тестирования группы до и после воздействия.

Чаще всего используется план для двух неэквивалентных групп с тестированием до и после воздействия.

01 X О2

О3 О4

Выбираются две естественные группы. Обе группы тестируются. Затем одна группа подвергается воздействию, а другая - нет. Через определенное время обе группы проходят тестирование повторно. Результаты первого и второго тестирования обеих групп сопоставляются; для сравнения используют t-критерий Стьюдента и дисперсионный анализ. Различие 02 и 04 свидетельствует о естественном развитии и фоновом воздействии.

План с предварительным и итоговым тестированием различных рандомизированных выборок. Предварительное тестирование проходит одна группа, а итоговое (после воздействия) - эквивалентная (после рандомизации) группа, которая подверглась воздействию.

Главный его недостаток - невозможность контролировать влияние фактора «истории» - фоновых событий, происходящих наряду с воздействием в период между первым и вторым тестированием.

Усложненным вариантом этого плана является схема с контрольными выборками для предварительного и итогового тестирования. В этом плане используется 4 рандомизированные группы, но воздействию подвергаются лишь 2 из них, причем тестируется после воздействия одна.

План дискретных временных серий. Суть его состоит в том, что первоначально определяется исходный уровень Зависимой переменной на группе испытуемых с помощью серии последовательных замеров. Затем исследователь воздействует на испытуемых экспериментальной группы, варьируя независимую переменную, и проводит серию аналогичных измерений. Сравниваются уровни, или тренды, зависимой переменной до и после воздействия. Схема плана выглядит так:

О1 02 0} X 04 05 О6

Главный недостаток плана дискретных временных серий в том, что он не дает возможности отделить результат влияния независимой переменной от влияния фоновых событий, которые происходят в течение исследования.

Схема плана временных серий для двух неэквивалентных групп, из которых одна не получает воздействия, выглядит так:

О1 02 О, 04 05 X 06 07 08 09 О10

о'1 о'2 о'3 о,.4 o's o'6 o,7 o'8 о,9 о'10

Квазиэксперимент позволяет контролировать действие фактора фоновых воздействий (эффект «истории»). Обычно именно этот план рекомендуется исследователям, проводящим эксперименты с участием естественных групп в детских садах, школах, клиниках или на производстве. Его можно назвать планом формирующего эксперимента с контрольной выборкой. Реализовать этот план весьма трудно, но в том случае, если удается провести рандомизацию групп, он превращается в план «истинного формирующего эксперимента».

Дружинин В.Н. Экспериментальная псих-я.

  1.  Применение непараметрической и параметрической статистики при обработке эмпирических данных.

Статистический критерий - это решающее правило, обеспечивающее надежное поведение, т.е. принятие истинной и отклонение ложной гипотезы с высокой вероятностью. ( Суходольский Г.В.)

Статистический критерий обозначает также метод расчета определенного числа и само число.

Непараметрические методы- « свободные от распределения» ( критерий ПИРСОНА, Q РОЗЕНБАУМА, Т ВИЛКОНСОНА)

критерии, не включающие в формулу расчета параметров распределения и основанных на оперировании частотами или рангами. Характеристика:

1)позволяет оценить лишь средние тенденции, например, ответить на вопрос, чаще ли в выборке А встречаются более высокие, а в выборке В – более низкие значения признака (критерии Q, U, y* и т.д.)

2) позволяет оценить лишь различия в диапазонах вариативности признака (y*)

3)позволяет выявить тенденции изменения признака при переходе от условия к условию при любом распаде признака

4)математические расчеты по большей части просты и занимают мало времени

5) менее чувствительны к « засорениям», они более мощные, если не выполняются следующие условия:

а) значения признака могут быть представлены в любой шкале, начиная от шкалы наименований

б) распределение признака может быть любым и совпадение его с каким- либо теоретическим законом распределения необязательно и не нуждается в проверке

в) требование равенства дисперсий отсутствует.

Параметрические методы - критерии, включающие в формулу расчета параметры распределения, т.е. средние и дисперсии (t-критерий Стьюдента, критерий F Фишера и т.д.)

Характеристика:

  1.  позволяет прямо оценить различия в средних, полученных в двух выборках (t критерий Стьюдента)
  2.  позволяет прямо оценить различия в дисперсиях (критерий Фишера)
  3.  позволяет выявить тенденции изменения признака при переходе от условия к условию (дисперсионный однофакторный анализ), но лишь при условии нормального распределения признака
  4.   позволяет оценит взаимодействие 2=х или более факторов в их влиянии на изменение признак (двухфакторный дисперсионный анализ)
  5.   экспериментальные данные должны отвечать двум, а иногда трем, условиям:

а) значения признака измерены по интервальной шкале

б) распределение признака является нормальным

в) в дисперсионном анализе должны соблюдаться требования равенства дисперсий в ячейках комплекса

  1.  математические расчеты довольно сложны
  2.   если условия, перечисленные в п.5 выполняются, параметрические критерии оказываются несколько более мощными, чем непараметрические.

Итак, можно сказать, что параметрические критерии могут оказаться несколько мощными, чем непараметрические в том случае, если признак измерен и по интервальной шкале и нормально распределен.

( мощность критерия- это способность выявлять различия, если они есть. Иными словами, это его способность отклонять нулевую гипотезу об отсутствии различий, если она не верна)

Но может оказаться, что распределение признака отличается от нормального и все равно придется обратиться к непараметрическому критерию.

Непараметрические критерии лишены ограничений и не требуют таких длительных и сложных расчетов. По сравнению с параметрическими критериями они ограничены лишь в одном- с их помощью невозможно оценить взаимодействие 2-х или более условий или факторов, влияющих на изменение признака. Эту задачу может решить дисперсионный двухфакторный анализ.

Классификация задач и методов их решения: 1) Выявление различий в уровне исследуемого признака: кр. Розенбаума, кр. Манна-Уитни, угловое преобразование Фишера, кр. тенденций Джонкира, кр. Крускала-Уоллиса.2) Оценка сдвига значений исследуемого признака: кр. Вилкоксона, кр. знаков, угловое преобразование Фишера, кр. Фридмана, кр. тенденций Пейджа.3) Выявление различий в распределении признака: кр. Пирсона, кр. Колмогорова-Смирнова, биномиальный кр, угловое преобразование Фишера. 4) Выявление степени согласованности изменений: коэф-т ранговой корреляции Спирмена. 5) Анализ изменений признака под влиянием контролируемых условий: кр. тенденций Джонкира, кр. тенденций Пейджа, одно- и двухфакторный дисперсионный анализ Фишера.

Е. Сидоренко «Методы математической обработки в псих-и»

Гласс Дж. Стэнли Дж. « Статистические методы в педагогике и псих-и».

  1.  Понятие психол. адаптации. Соц.-психол.ая и профессиональная адаптация.

Адаптация - процесс выработки устойчивых поведенческих стереотипов, а также функциональных реакций, при помощи которых достигается эффективное обеспечение жизнедеятельности личности с оптимальными энергетическими затратами (Лебедев). Процесс адаптации обычно начинается тогда, когда ситуация возникает впервые. Процесс адаптации может начаться и в том случае, когда ситуация возникла, стала привычной и нормальной, вдруг она резко изменяется и происходит ломка установившихся стереотипов.

Реадаптация - процесс адаптации к ситуации, в которой человек уже был успешно адаптирован ранее.

Переадаптация - процесс повторной адаптации к новой ситуации. Психическая адаптация (Павлов) - система устойчивых регуляторных реакций, система отношений, которая обеспечивает функционирование индивида в пределах оптимума, не вызывая значительного нервно психического напряжения. Условия, при которых уровень стресса превышает некоторый оптимальный уровень, называются измененными или экстремальными. Критерием наличия экстремальных условий является ломка адаптационных барьеров и дезадаптация.

Дезадаптация - 1) на уровне ВНД: разрушение старых и динамических стереотипов. 2) на личностном уровне: разрушение устоявшейся системы отношений, ценностных ориентаций, потеря ведущих смыслообразующих ценностей и носителей этих ценностей. Дезадаптация может привести к неустойчивой психической деятельности, затем глубоким изменением психики различным нервно психическим расстройством невротического или психотического характера.

Этапы психической адаптации (Лебедев). 1) подготовительный. Человек осознает и переосмысливает произошедшие изменения. От трех месяцев до одних суток. 2) этап стартового психического напряжения. 2-3 минуты - одни сутки. 3) этап острых психических реакций входа в ситуацию. 1-3 минуты. 4) этап неустойчивой психической деятельности (дезадаптации). От нескольких дней до трех месяцев. 5) этап переадаптации либо глубоких психических изменений. При окончании экстремальных ситуаций: 6 этап острых психических реакций и выхода. 1-3 минуты. 7) этап завершающего психического напряжения. До двух недель. 8) этап реадаптации.

Соц. адаптация - процесс активного приспособления человека к среде, в результате которого достигается соответствие жизнедеятельности личности с условиями среды или равновесия между ними. Равновесия между личностью и новой соц. средой заключается в оптимальном соотношении групповых и индивидуальных ценностей, в соответствии общественно регламентированного поведения внутренней структуре личности.

Соц.о-психол.ая адаптация - процесс адаптации к соц.о-психол. условиям.

Профессиональная адаптация - адаптация к комплексу специфических производственных условий. Объектами проф. адаптации выделяются труд и производственный коллектив.

  1.  Критерии адаптированности на производстве. Пути оптимизации процесса адаптации личности в трудовом коллективе.

Знание закономерности процесса адаптации молодых специалистов позволяет разработать конкретные мероприятия по его регулированию. Эти мероприятия специфичны для каждой организации и касаются самых разных аспектов жизни производственного коллектива. Ими являются: организация и условия труда, СПК, работа общественных организаций, система морального и материального поощрения.

Моральное стимулирование молодых специалистов оказывает значительное влияние на формирование положительного отношения к работе в организации. Наибольшее значение имеют формы морального стимулирования, способствующие реализации творческих потребностей молодых специалистов, такие как, предоставление более интересной работы, возможность проявления инициативы, самостоятельности и творчества, а также творческие командировки.

В общей системе мероприятий по оптимизации процесса адаптации молодых специалистов огромное значение имеет система контроля за адаптацией. Такой подход индивидуализирует работу по управлению процессом адаптации, позволяет учитывать специфические особенности каждого специалиста и их влияние на данный процесс.

  1.   Этап контроля. Оценка уровня проф. и психол.ой готовности к адаптации на предприятии и определение перспектив стабилизации каждого специалиста. Прогноз потенциальной стабильности дается в результате анализа объективных факторов соц. окружения новичка и особенностей его личности. Отрицательным фактором для хода проф.адаптации являются недостаточность практической и теоретической подготовки, неправильный выбор профессии, несоответствием работы желаниям молодых специалистов работать в конкретном отделе организации.
  2.  Определение уровня и специфики протекания адаптации специалиста в конкретном производственном коллективе. Оценка производится по следующим критериям (факторам удовлетворенности трудом): эффективность работы и авторитет в коллективе, удовлетворенности молодого специалиста различными аспектами деятельности и общения.

Центральной задачей системы контроля за адаптацией является выделение и регулирование факторов затрудняющих и задерживающих процесс профессиональной адаптации. В определенной мере это может быть следствием личностных факторов и обстоятельств в жизни новичка. Отрицательное влияние на процесс адаптации оказывает низкая степень выраженности некоторых характеристик работы и субъективных трудностей. В ходе контроля за адаптацией приходится сталкиваться со следующими трудностями: нет четкого представления о своих обязанностях, недостаточно помогает в работе руководитель, работа не совсем по специальности, нет постоянного задания, работа ниже уровня способности и квалификации, слабо организовано профессиональное общение, слабо организован совместный отдых, нет возможности улучшения жилищных условий. Критерий адаптированности в организации: 1) включенность в трудовую деятельность. Включенность в соц. среду означает процесс приспособления человека к трудовой деятельности. Цель приспособления - достижение свободной, активной, целенаправленной творческой деятельности в рамках определенной общности. Феномен включенности может быть рассмотрен в двух аспектах: социологическом (в качестве статусной определенности, допускающей формальное членство в группе, участие в труде) и в психол. (как мотивационная заинтересованность в коллективной деятельности, активная самореализация в конкретных соц. условиях).

Адаптация как психол. включенность личности в производственную среду происходит в процессе превращения данной соц.среды в среду реализации жизненных планов, потребностей и стремлений личности. Человек раскрывается и развивается в общности как личности и как индивидуальность.

2) Эмоциональное самочувствие личности. Этот критерий включает в себя эмоциональный комфорт (оптимизм, уравновешенность), эмоциональный дискомфорт (тревожность, беспокойство, апатия, депрессия), настроение человека. Эмоциональное самочувствие - интегрального характеристика состояния личности, отражающая уровень соответствия внутренних ресурсов человека условиям, содержанию деятельности, намерений, планов, ожиданий личности- реальной действительности.

Эмоц. самочувствие как ощущение душевного покоя, удовлетворенности, переживание творческого волнения или напротив, ощущение утомленности, эмоц. дискомфорта - это та психол.ая реальность, которая входит в содержание внутреннего мира человека.

  1.  Стратегия управления персоналом.

 Стратегия УП в организации призвана связывать между собой многочисленные аспекты управления персоналом, чтобы лучше стимулировать и стабилизировать их влияние на работников, особенно на их трудовые качества и квалификацию, и создать тем самым единую, соответствующую конкретным целям комбинацию элементов политики УП.

В настоящее время невозможно дать однозначный ответ на вопрос: «Что понимается под СУП?». Результаты большой научной дискуссии по этому вопросу пока весьма противоречивы.

1). Стратегии УП носят долгосрочный характер, что объясняется их нацеленностью на разработку и изменения психологических установок, мотивации, квалификации и структуры трудового коллектива (изменения происходят через длительное время).

2). Они выводятся из большего количества факторов и связаны со стратегией фирмы в целом.

УП стало не просто составной частью развития организации, а органически совмещается с ней. Эта политика должна ориентироваться на тенденции и планы скорейшего развития, на достижение основных целей организации:

 - долгосрочное развитие организации,

  1.  сохранение ее рыночной независимости,
  2.  сохранение финансового равновесия,
  3.  закрепление достигнутой прибыли,
  4.  получение соответствующих дивидендов

Стратегическая роль УП: УП должно быть представлено на высшем уровне управления организации; необходимо учитывать функции УП при разработке стратегий бизнеса, все линейное руководство должно участвовать в реализации УП.

В современных условиях ЗУН, инициатива, предпринимательность персонала организации стали важным стратегическим ресурсом. В основу совершенствования способов и методов управления должны быть положены человеческие ресурсы.

 Сущность управления человеческими ресурсами заключается в том, что люди рассматриваются как достояние компании в конкурентной борьбе, которое надо размещать, мотивировать, развивать вместе с другими ресурсами, чтобы достичь стратегических целей организации. УЧР связано с динамикой всех аспектов внешней среды деятельности компании и требует интегрированного подхода. Высшее звено управления должно быть прямо вовлечено в процесс УЧР.

 Задачи УЧР:

  1.  Участие в разработке деловой стратегии компании;
  2.  Подбор, наем и расстановка сотрудников;
  3.  Мотивация и вознаграждение;
  4.  Аттестация, оценка результатов труда;
  5.  Трудовые отношения;
  6.  Пенсионная политика;
  7.  Общение и климат в организации;
  8.  Тренинг и развитие человеческих ресурсов.

 Тенденции развития УЧР:

  1.  От управления кадрами к УЧР.
  2.  От инструментализма кадровой функции к стратегической роли УЧР.
  3.  От выполнения фрагментарных кадровых функций к вовлечению линейного управления в УЧР и помощи ему.
  4.  Профессионализация функций управления ЧР.
  5.  Больший акцент на управление изменениями.
  6.  Существенное изменение принципов и систем мотивации.
  7.  Расширение и углубление социального партнерства и трудовых отношений.
  8.  От повышения квалификации к развитию человеческих ресурсов.

Управление персоналом, содействуя достижению наибольшей эффективности организации, включает:

  1.  помощь фирме в достижении ее целей,
  2.  эффективное использование потенциала работника
  3.  обеспечение фирмы высококвалифицированными и заинтересованными работниками,
  4.  Связь службы УП со всеми работниками,
  5.  Помощь в обеспечении хорошего морального климата,
  6.  Ориентация на цели конкретной политики фирмы,
  7.  Готовность к модификации.

Функция УП –активное управление изменениями и организационное развитие (гибкая способность к изменениям- характеристики бизнеса, а основной барьер- люди, человеческий ресурс организации

Выбор стратегии УП определяется реальными условиями функционирования организации. В условиях смешанной экономики предприятиям могут быть выбраны следющие стратегии:

  1.  стратегия с позиции экономических издержек производства, как одно из важнейших средств сокращения расходов на персонал. Нанимается дополнительный персонал, если улучшается экономическое положение организации, увольняется старый персонал и новые работники, если ухудшается положение организации.
  2.  увязка прогнозов потребности в персонале с планами развития
  3.  стратегия, направленная на стремление организации полностью обеспечивать потребность собственного производства персоналом высшего качества и за счет этого добиться важного преимущества на рынке.
  4.  Стратегия дополнительного вложения в подготовку и развитие персонала и создание необходимых условий для более полного его использования- заинтересованность организации в сокращении текучести, закреплении работников в организации тенденция к существенному расширению и перестройке работ с персоналом.

Предприятие, которое хочет процветать, должно строить свою СУП исходя из целей:

  1.   Обеспечить оптимальное использование способностей и знаний персонала, которое составляет цели кампании и обуславливают использование всех других ресурсов организации
  2.  Обеспечить хорошую интеграцию персонала в организации, его приверженность целым общества и его желание в меру своих средств и ответственности способствовать их осуществлению,
  3.  Принять стиль руководства, сообразующийся с современными принципами УП, поощрение у руководящих работников относительного соучастия, развивающих личную инициативу у всех работающих,
  4.  Заботиться о создании имиджа организации.

Последние три стратегии предпочтительны для большой организации.

УП в условиях активной инновационной политики организации нуждается в особой системе и методах, позволяющих интегрировать ценности менеджмента: высокую дисциплинарность, профессионализм, инициативная творческая активность, самостоятельность в решении нестандартных производственных ситуаций.

Долгосрочная стратегия УП должна строиться на предпосылках ускоренного внедрения инноваций, что предъявляет более высокие требования к начальству персоналом. Эта стратегия предполагают дополнительные вложения не только в подготовку и развитие раб.силы, но и в создание необходимых условий для более полного его использования.

Одегов Ю.Г. Журавлев П.В. Управление персоналом.

  1.  Суггестивные психотехнологии в рекламе. Эффективность рекламного воздействия.

 Психоаналитический подход.

Суггестия или внушение - это процесс воздействия на психику человека, связанный со снижением сознательности и критичности при восприятии внушаемого содержания, не требующий ни развернутого личного анализа, ни оценки.

Внушение осуществляется с целью создания определенных состояний или побуждений к определенным действиям. Суть внушения состоит в воздействии на чувства человека, а через них - на его волю и разум. Сила воздействия во многом зависит от наглядности, доступности и логичности информации, а также от авторитета суггестора

С середины ХХ в. применение массового психоанализа в рекламе стало основой деятельности торговых компаний. Специалисты по рекламе ухватились за психоанализ в попытке найти более эффективные средства для сбыта своих товаров.

В рекламу ранний психоанализ внес два важных положения:

  1.  товар должен быть привлекательным подсознательно;
  2.  основа привлекательности товара - сексуальность в широком смысле.

Одним из главных мотивов рекламы стало отождествление товаров, услуги с подсознательными, сексуальными мотивами, предпочтениями. Товары стали часто делать привлекательными с помощью обнаженной или полуобнаженной натуры.

Психоанализ сыграл свою роль, указав на такой важный способ рекламы, как аппеляция к переживаниями детского возраста. Эти переживания особенно энергично эксплуатировались и эксплуатируются до сих пор в рекламе продуктов питания, сигарет, жевательной резинки.

Гипнотический подход. Первые выводы, сделанные в послевоенных исследованиях покупательского поведения:

-человек склонен делать импульсивные покупки;

-реклама не меняет убеждений человека по поводу предпочитаемого им товара, но если этого товара в продаже вдруг не окажется, покупатель возьмет тот товар, который в настоящий момент рекламируется;

-когда человек видит тот товар, который он намеревается сию минуту купить, он замирает, перестает мигать и сглатывать слюну, его дыхание замедляется, зрачки расширяются, взгляд становится расфокусированным.

-покупатель, будучи зрителем, читателем и слушателем рекламы, склонен отождествлять себя с каким-то из действующих лиц текстового сюжета или фильма.

Вывод: реклама должна провоцировать трансовую индукцию при виде товара и совершение импульсивных покупок.

Некоторые из приемов суггестии:

Конкретность и образность ключевых слов. Использование слов, смысл которых конкретен, содержание которых легко себе представить, существенно повышает эффект внушения.

Конкретность и образность качеств.

Избегание отрицательных частиц «нет» и «не». Психика человека сопротивляется им, настораживая, вызывая сомнения.

Речевая динамика. Основные приемы речевой динамики, способные повысить суггестию речи: мягкость и сила голоса, богатство интонаций, паузы, высокий темп речи, тембр речи (мужской голос, баритон).

Воздействие звукосочетаниями. Некоторые из них способны вызвать не только определенные эмоции, но и подсознательно восприниматься как какие-то образы.

Установлено, что присутствие или преобладание в словах гласной «и» вызывает впечатление чего-то маленького или незначительного.

Техника наведения трансового состояния:

- показ трансового поведения. Словесное описание, которое сопровождает показ нужного поведения в фильме или заменяет показ поведения в текстовой рекламе, должно быть применено таким: «Когда я вижу товар А …, я замираю», «мир вокруг меня замирает».

- возрастная регрессия. Обыгрывается поведение школьников и молодых студентов, взаимоотношения бабушек и внуков.

- естественные трансовые состояния используются в сюжетах фильмов через показ состояния после пробуждения (обычно применяют в рекламе кофе и спальной мебели) и состояния перед засыпанием.

- наведение транса через перегрузку состояния достигается в сюжетах фильмов через показ двух одновременно говорящих персонажей, быстрое и хаотичное чередование картинок в кадре и в сочетании с быстрой речью.

- разрыв шаблона как гипнотическая техника проводится в фильмах с сюжетами напряженных ситуаций, которые неожиданно приятно разрешаются с участием рекламируемого товара.

- техника полной неопределенности и непредсказуемости имеет место в сюжетах, когда зритель до последнего момента не догадывается о том, что именно рекламируется. Его состояние в этот момент очень близко к состоянию транса.

- наведение транса через искусственные и несущественные слова облегчается за счет того, что названия очень многих новых товаров являются искусственными словами.

- техника рассеивания - выделение ключевых слов в рекламном сообщении.

- персеверация, то есть многократное повторение одинаковых сообщений в одном или нескольких средствах массовой информации.

Техники эриксонианского гипноза.

Суть эриксонианского гипноза состоит в том, что в нем практически не отдают прямых приказов, просто что-то комментируют, о чем-то спрашивают, советуются с партнером по общению.

У многих людей со временем вырабатывается устойчивость к суггестивному воздействию, невосприимчивость к прямым командам. Существуют техники нейтрализации этой способности к сопротивлению внушению.

Трюизм. Он же может быть сверхобобщенным высказыванием. Как психотехника, он представляет собой гипнотическую замену команды. «Хорошие хозяйки любят «Лоск».

Иллюзия выбора. В рамках этой стратегии клиенту предлагают выбирать между тем, что нужно продавцу, и тем, что продавцу нужно.(вы можете купить в синей или красной упаковке)

Предположения (пресуппозиции). Нужная команда подается как предварительное действие или условие для выполнения какого-либо другого действия, менее значимого, чем нужная команда, и легко поддающегося сознательному контролю. При этом сама команда цензуры избегает. «Прежде чем Вы купите товар, обратите внимание на низкую цену».

Команда, скрытая в вопросе. Обычно вместо того, чтобы прямо попросить сделать что-то конкретное, люди спрашивают другого, способен ли он выполнить эту просьбу. «Знаете ли Вы, что только у нас, купив товар, Вы получаете скидку в 10%».

Использование противоположностей - это использование оборота «чем дольше Вы читаете рекламу, тем понятнее для Вас, что надо купить».

Полный выбор, то есть предоставление всех выборов. В рекламном сообщении перечисляют все возможные варианты поведения покупателя, с той особенностью, что желательный и нежелательный выбор для рекламиста подается как желательный и нежелательный для покупателя».

НЛП подход. Три различные «карты» мира.

В опыте человека нет ничего, кроме зрительных образов, звуков и ощущений. И у каждого человека есть свой собственный способ создания «карты» реальности: в картинках, звуках или чувствах и ощущениях.

Существуют три типа восприятия действительности:

  1.  визуальный, зрительный(зрительные образы лучше 1 раз увидеть, чем 1 раз услышать)
  2.  аудиальный, слуховой
  3.  кинестетический

Двойное воздействие слова. Мозг воспринимает слова двояким способом: рационально-логическим и эмоционально-образным.

Мета-программы в рекламе - привычные цензоры, которые люди применяют ко всему тому, что видят, слышат или чувствую в окружающем мире. Эти цензоры отбирают только ту информацию, которая будет допущена в сознание.

Проблемы эффективности рекламы.

До сих пор нет единого толкования эффективности рекламного сообщения или рекламной кампании. Очень часто под эффективностью понимают прямую связь между рекламой и продажей товара, то есть способность влиять на мотивацию потребителя, его покупательское поведение, стимулировать не свойственные ему ранее потребности.

Психологи понимают, что между рекламой и продажей товаров далеко не всегда не всегда удается установить однозначную зависимость. Существует несколько различных способов, позволяющих прогнозировать, насколько хорошо сработает реклама. Считается, что один из самых очевидных - это оценка потенциальной аудитории. Можно предположить, что реклама будет эффективной, если она будет удовлетворять ряду условий:

  1.  если будет выявлен присущий предложению эффект;
  2.  если этот присущий предложению эффект будет поднесен как значительное преимущество;
  3.  если эти преимущества будут изложены как можно более правдоподобно;
  4.  если удастся завоевать внимание людей. Они смотрят только на то, что им интересно.
  5.  если удастся побудить публику сделать что-либо в интересах предполагаемой покупки;
  6.  если информация сообщается предельно ясно.

Как делать эффективную рекламу: не рекомендуется говорить, что производитель делает что-то лучше всех в мире. Считается хорошим знаком, если о качестве рекламируемых товаров или услуг скажет какой-нибудь известный и любимый людьми человек, которому потребители доверяют. Очень опасно рекламировать заведомо плохой товар.

Пятиранговая шкала психол. эффективности рекламы:

  1.  потребитель стремится избавиться от воздействия рекламы. Он выключает телевизор, радиоприемник, сворачивает газету или переворачивает страницу;
  2.  потребитель остается равнодушным к рекламе, не испытывает никаких эмоций;
  3.  реклама привлекает внимание потребителя, она вызывает интерес любопытство;
  4.  реклама привлекает внимание потребителя, она вызывает живой интерес, любопытство;
  5.  реклама вызывает очень сильный интерес у потребителя, он испытывает сильные положительные эмоции, запоминает то, что рекламируется.

Мокиянцев Р.Н. Психология рекламы.

  1.  Имидж как основа рекламного воздействия.

Имиджирование – манипулирование внешними характеристиками с целью создание нужного образа впечатления.

Объявления рекламное обращение – все это вклад в имидж образ марки.

В создании имиджа используются приемы суггестии.

Суггестия – это явление принудительной силы слова или процесса воздействия на психику человека при восприятии внушаемого содержания не требующего ни развернутого логического анализа ни оценки.

Имидж – это создание устойчивого образа.

Имидж рекламируемого товара услуги – имидж-образ который констатируется внедряется в массовое сознание. Имидж создается для достижения определенной цели. Это инструмент пропаганды и рекламы. Можно говорить об имидже товара услуги фирмы человека и т.д. Имидж создается на основе эмоций чувств восприятия. В рекламной деятельности - направлен на то чтобы создать товару позитивный имидж даже искажая гипертрофируя его реальные потребительские качества. Способ формирования имиджа идеализация наделение рекламируемого объекта определенными качествами которыми объект может и не обладать. Он основывается на ассоциациях. С их помощью товар наделяется определенными ценностями (манекенщица которая рекламирует платье).

Эмоциональное воздействие рекламы строится на основе ассоциаций. Имидж товара связан с престижем.

Цель имиджа – создать позитивную установку которая смогла бы выступать в качестве мощных мотивационных стимулов.

Технология создания имиджа

  1.  ассоциации по смежности
  2.  ассоциации по сходству
  3.  ассоциации по контрасту (на улице дождь а вспоминается солнечный день).

  1.  Псих-я эффективных презентаций.

Презентации дают возможность устанавливать контакты с людьми, мыслящими с точки зрения вероятной покупки, размышляющими об основной теме презентации. От уровня презентации товаров зависит результат сделки - положительный или отрицательный.

Презентация опирается на вербальное, аудиальное и визуальное обеспечение или сопровождение и должна соответствовать сценарию. Перед написанием сценария необходимо тщательно проанализировать аудиторию, ожидаемую на презентации. Ведущий презентацию должен собрать аудиторию вместе, объединить людей одной идеей и не упускать их из виду.

Очень важно начать с определения приоритетов и первое, что необходимо сделать,- это точно сформулировать цель презентации.

Самой главной целью презентации является убеждение человека или группы людей:

- принять или пересмотреть свою позицию;

- принять или изменить мнение;

- предпринять или воздержаться от какого-либо действия или решения.

Одна из определяющих подцелей презентации - оказать необходимое воздействие на аудиторию.

Цели - это то, что предполагается объяснить, предложить или продемонстрировать на презентации. Необходимо правильно понять свою аудиторию, а именно постараться выяснить у них степень интереса, информированности, понимания, опыта, сопротивления и предрассудков, с которыми могут столкнуться устроители презентации. Структура вступления и ее значение:

- расставляет важные акценты в целях презентации;

- помогает ведущему упростить отношения с аудиторией с помощью «нейтрального материала», который каждый может принять и согласиться с ним.

Далее ведущий произносит приветственные любезности. Затем представление ведущего и других выступающих. Важно в конце каждого этапа презентации поддерживать обратную связь с аудиторией.

В процессе работы над завершением презентации необходимо возвратиться к первоначальному предложению. Цель презентации обязательно диктует ее окончание, которое обычно включает в себя следующие моменты:

- краткое резюме важнейших фактов и аргументов и повтор ключевых видеофактов;

- рекомендации по стратегии поведения участников презентации;

- предложения относительно ближайших шагов, если рекомендации приняты, с конкретными сроками;

- описание вспомогательной литературы по данной проблеме;

- благодарность за внимание;

- предложение задавать вопросы.

Чтобы презентация прошла успешно, ее с самого начала необходимо рассматривать в некоторой степени как знак благосклонности, оказываемой теми, кто приходит, тем, кто ее организовывает, проводит. Успех презентации напрямую связан со способностью выступающих поддерживать и удерживать внимание аудитории.

Мокиянцев Р.Н. Психология рекламы.

  1.  Соц. регуляторы поведения.

Соц. нормы – предписанные средства регуляции поведения индивидуума и группы.

Санкции – оперативные средства социального контроля выполняют психологическую интеграцию общества социальной группы социализации их членов.

Социальный контроль – механизм саморегуляции в социальных системах осуществляющий ее посредством нормативной регуляции поведения.

Социальный институт - семья школа и т.д.

  1.  Психол.ие аспекты межэтнических конфликтов. Психол. модели урегулирования межэтнических конфликтов.

ПРИРОДА МЕЖЭТНИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ. Если XIX век - это век территориальной экспансии, создания колониальных империй, XX век - век идеологической экспансии, противостояния антагонистических идеологий, то XXI век, вероятно, будет веком этнодемографической экспансии. Стремление к власти этносов с высокой демографической продуктивностью (наглядная иллюстрация - захват исконной сербской территории Косово албанцами).

Межэтнические конфликты множественны по своей природе. Их можно подразделить на:

• соц.о-экономические, при которых выдвигаются требования гражданского равноправия;

• культурно-языковые и конфессиональные, при которых выдвигаемые требования затрагивают проблемы сохранения или возрождения функций языка, культуры, религии, этнической общности;

• политические, если участвующие в них этнические меньшинства добиваются политических прав;

• территориальные - если в их основе лежат требования измерения границ, присоединения к другому государству или создания нового независимого государства.

Природу межэтнических конфликтов можно рассматривать с точки зрения структурных изменений в обществе как основы противоречий, приводящих к конфликтам. Этносоциологи считают, что в основе межэтнической напряженности лежат процессы, связанные с модернизацией и интеллектуализацией народов. Эти процессы привели к тому, что в престижных видах деятельности нарастала конкуренция между титульными и другими этносами.

ДЕТЕРМИНАНТЫ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ.

1) В. Макдугалл (1871-1938) приписал проявление коллективной борьбы «инстинкту драчливости». Подобный подход называют гидравлической моделью, так как агрессивность, по мнению Макдугалла, не является реакцией на раздражение, просто в организме человека присутствует некий импульс, обусловленный его природой..

2) Гидравлическая модель психики лежит в основе идеи 3. Фрейда о причинах войн в человеческой истории. Фрейд считал, что враждебность между группами неизбежна, так как конфликт интересов между людьми в принципе разрешается только посредством насилия.

3) К. Лоренц. Агрессивное поведение людей, проявляющееся в войнах, преступлениях и т. п., является следствием генетически заданной агрессивности. Для человека характерна внутривидовая агрессия, направленная на враждебных соседей и способствующая сохранению группы.

Социологи, политологи и этнологи рассматривают конфликт исключительно как реальную борьбу между группами, как столкновение несовместимых интересов. Конфликт представляет собой стадию крайнего обострения противоречий, проявляющуюся в конфликтном поведении, и имеет точную дату возникновения противоборства.

При социологическом подходе к объяснению причин конфликтов анализируется взаимосвязь соц. стратификации общества с этнической принадлежностью населения. При политологическом подходе одной из самых распространенных является трактовка роли элит, прежде всего интеллектуальных и политических, в мобилизации этнических чувств, межэтнической напряженности и эскалации ее до уровня открытого конфликта.

Чаще всего напряженность существует между доминантной этнической общностью и этническим меньшинством, но она может быть как открытой, проявляющейся в форме конфликтных действий, так и скрытой, тлеющей. В последнем случае напряженность выражается в соц. конкуренции, основанной на оценочном сравнении своей и чужой групп в пользу собственной. В ходе конфликта возрастает значение двух важных условий соц. конкуренции:

1. Члены своего этноса воспринимаются как более похожие друг на друга, чем они есть на самом деле.

2. Члены других этносов воспринимаются как более отличающиеся друг от друга, чем они есть на самом деле.

В ходе этнических конфликтов межгрупповая дифференциация протекает в форме противопоставления своей и чужой групп: большинство противопоставляется меньшинству, христиане - мусульманам, коренное население - «чужакам».

Конфликтные действия возникают, если противоборствующие стороны осознали несовместимость своих интересов и имеют соответствующую мотивацию поведения.

Поиск козлов отпущения в ходе межэтнических конфликтов осуществляется с помощью мех-ма соц. каузальной атрибуции. В мировой истории мы встречаемся с бесчисленным количеством примеров агрессивного поведения, прямо направленного на членов чужой группы, на которых возлагается ответственность за негативные события - эпидемии, голод и другие несчастья. Например, в средневековой Европе убийства евреев объяснялись их злодействами в распространении эпидемии чумы.

Вариантом соц. каузальной атрибуции выступает атрибуция заговора. На основе подобной атрибуции строится все многообразие концепций заговора.

Обычно они возникают в ситуации экономического, соц.ого, политического кризиса или форс-мажорных событий типа эпидемии. Подчеркивается групповой характер заговора - вредителями объявляются группы меньшинств (реального - масоны, правдоподобного - агенты зарубежных разведок, фантастического - ведьмы).

В объяснительных моделях природы межэтнических конфликтов особое место занимают поведенческие концепции. Они не отрицают значения соц.о-структурных факторов, но акцентируют внимание на соц.о-психол. мех-мах, стимулирующих конфликт. В рамках этих концепций широко известна теория фрустрации - агрессии.

Под межэтническим конфликтом в широком смысле этого слова следует понимать любую конкуренцию между этносами - от реального противоборства за обладание ограниченными ресурсами до конкуренции соц.ой - во всех случаях, когда в восприятии хотя бы одной из сторон противоборства сторона определяется с точки зрения этнической принадлежности ее членов.

МОДАЛЬНОСТЬ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ

У. Солдатова выделила четыре фазы межэтнической напряженности:

1) латентная фаза напряженности - это в целом нормальный психол. фон не только этноконтактных, но и любых других ситуаций, связанных с элементами новизны или неожиданности, например, ситуации знакомства, узнавания человека с новой стороны. Латентная (или фоновая) фаза межэтнической напряженности существует в любом, даже самом гармоничном обществе, где есть признанное деление на этнические группы. Ситуация латентной межэтнической напряженности предполагает позитивные отношения.

2) фрустрационная фаза напряженности имеет в своей основе ощущения гнетущей тревоги, отчаяния, гнева, раздражения, разочарования. Негативные переживания повышают степень эмоциональной возбужденности людей. На этой стадии напряженность становится зримой, прорываясь наружу в формах бытовою национализма («лицо кавказской национальности).

Главный признак фрустрационной напряженности - рост эмоционального возбуждения.

Нарастание интенсивности фрустрационной напряженности напрямую связано с уровнем соц. напряженности в обществе и ее трансформацией в межэтническую. Последнее означает, что в качестве источника фрустрации начинают восприниматься другие этнические группы.

3) конфликтная фаза напряженности имеет рациональную основy, так как между противоборствующими сторонами на этом этапе возникает реальный конфликт несовместимых целей, интересов, ценностей и соперничество за ограниченные ресурсы. На данном этапе процессы группового переструктурирования и этнической мобилизации группы резко ускоряются и достигают наибольшей определенности.

4) кризисная напряженность возникает тогда, когда межэтнические конфликты уже невозможно урегулировать цивилизованными методами и в то же время они требуют немедленного разрешения. Ее главные отличия - страх, ненависть и насилие.

ТИПОЛОГИЯ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ

1) статусные институциональные конфликты в союзных республиках, переросшие в борьбу за независимость.

2) статусные конфликты в союзных и автономных республиках, автономных областях, возникшие в результате борьбы за повышение статуса республики или его получение.

3) этнотерриториальные конфликты. Самые трудные для урегулирования противостояния.

4) межгрупповые (межобщинные) конфликты.

В развитии межэтнических конфликтов центральное значение имеют следующие соц.о-перцептивные мех-мы:

1. Смещение баланса эмоционального позитива «в пользу» собственной этнической группы. В результате повышается избирательность межэтнического восприятия.

2. Актуализация межэтнических различий. При этом увеличиваются межгрупповые и уменьшаются внутригрупповые различия.

3. «Этническая» генерализация негативного эмоционального потока и поиск виноватого по этническому критерию.

4. Объяснение недостатков и неудач собственной этнической группы внешними факторами и обстоятельствами, а не внутренними причинами.

5. Смещение «оправдательных» и «обвинительных» критериев.

6. Проецирование собственных негативных чувств, качеств и особенностей на представителей других этнических групп.

В межэтнических конфликтах особое место занимают так называемые этнокультурные конфликты.

Этнокультурный конфликт — это конфликт старых и новых культурных норм и ориентации; старых, присущих этнофору как представителю того этноса территорию, которого он покинул, и новых, свойственных тому этносу, на территорию которого он прибыл. Иначе говоря, этнокультурный конфликт - это конфликт двух культур на уровне индивидуального сознания.

Существует пять способов разрешения такого рода конфликтов:

  1.  геттоизация. Он реализуется в ситуациях, когда человек прибывает в другое общество, но старается или вынужден избегать всякого соприкосновения с чужой культурой. В этом случае он старается создать собственную культурную среду - окружение соплеменников, отгораживаясь этим окружением от влияния инокультурной среды.
  2.  ассимиляция. Индивид полностью отказывается от своей культуры и стремится целиком усвоить необходимый для жизни багаж чужой культуры. Это не всегда удается. Причиной затруднений оказывается либо недостаточная пластичность личности самого ассимилирующегося, либо сопротивление культурной среды, частью которой он намерен стать.
  3.  промежуточный, состоящий в культурном, обмене и взаимодействии. Для того чтобы обмен осуществлялся адекватно, то есть приносил пользу и обогащал обе стороны, нужны благожелательность и открытость с обеих сторон, что на практике встречается, к сожалению, чрезвычайно редко.
  4.  частичная ассимиляция, когда индивид жертвует своей культурой в пользу инокультурной среды в какой-либо одной из сфер жизни: например, на работе он руководствуется нормами и требованиями инокультурной среды, а в семье, на досуге, в религиозной сфере - нормами своей традиционной культуры. Такая практика преодоления культурных противоречий наиболее распространена.
  5.  культурная колонизация. Представители чужого этноса, прибыв в страну, активно навязывают титульному этносу собственные ценности, нормы и модели поведения.

Форма. Самый простой принцип определения формы межэтнического конфликта - это отнесение его к ненасильственным или насильственным. Выделяют две формы насильственных конфликтов:

  1.  Региональные войны, то есть вооруженные столкновения с участием регулярных войск и использованием тяжелого вооружения.
  2.  Краткосрочные вооруженные столкновения, длящиеся несколько дней и сопровождающиеся жертвами.

Выделяются институциональные конфликты, когда в противоречие приходят нормы законодательства, реализующие идеологемы конфликтующих сторон. Манифестирующие конфликты, к числу которых следует отнести митинги, демонстрации, голодовки, акции «гражданского неповиновения».

Идеологические конфликты, когда на первый план выходит «конфликт идей». Характерной чертой таких конфликтов является выдвижение тех или иных притязаний.

СПОСОБЫ РАЗРЕШЕНИЯ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ

Методом ослабления конфликта является деконсолидация сил, участвующих в конфликте, с помощью системы мер, которые позволяют отсечь (например, путем дискредитации в глазах общественности) наиболее радикальные элементы или группы и поддержать силы, склонные к компромиссам, переговорам. В процессе урегулирования конфликта важно исключить воздействие факторов, способных консолидировать ту или иную конфликтующую сторону. Таким фактором может быть применение силы или угроза ее применения.

Способом ослабления конфликтов является использование широкого спектра санкций - от символических до военных.

Информационный путь разрешения конфликтов - взаимный обмен информацией между группами с соблюдением условий, способствующих изменению ситуации.

В разрешении конфликтной ситуации наиболее эффективно прерывание конфликта, которое позволяет расширить действие прагматических подходов к его урегулированию.

В переговорном процессе в разделении глобальной цели на ряд последовательных задач.

Переговоры должны вестись таким образом, чтобы каждая сторона стремилась найти удовлетворительные решения не только для себя, но и для партнера.

Полезным считается участие в переговорах посредников и медиаторов.

Урегулирование конфликтов - это всегда очень сложный процесс. Поэтому все возможные усилия должны быть сконцентрированы на предупреждении конфликтов.

Платонов Ю. П. Этническая психология.

Стефаненко Т.Т. Этнопсихология.

Шпет Г.Г. Введение в этническую психологию.

  1.  Основные направления психокоррекции.
  2.  Психодинамическое направление.

Центр. понятие - конфликт (причина нарушения поведения и эмоциональной жизни клиента). Гл. задача - доведение до сознания неосознаваемых причин переживаний, их переработка с целью частичного контроля над поведением. Позиция психолога: жестко фиксирована, принцип невмешательства, отстраненность, нейтралитет, личностная закрытость, умение выделять перенос и работать с контрпереносом, осознание собственных проблем, прохождение длительного курса психоанализа. Требования к клиенту: принятие концепций психоанализа, готовность к длительному периоду совместной работы, не работает с психическими заболеваниями, эффективен для людей с высоким интеллектом и проблемами неврот. хар-ра, с 15 лет. Цели коррекции: помощь клиенту в понимании и осознании им причин его плохого приспособления к реальности и оказание ему помощи в адаптации к ней. Основные стадии:

1). Поиск болезненного очага, его вспоминание( метод ассоциаций, наблюдение за поведением человека, изучение юмора, оговорок, описок), заканчивается обнаружением очага.

2). вскрытие очага возбуждения, его вербализация.

3). Переоценка значимости событий, скрытых в болезненном очаге.

4). Эмоциональная окраска новой системы установок.

5). Забывание и ликвидация очага возбуждения.

Техники: метод свободных ассоциаций, толкование сновидений, анализ сопротивления (осознание клиентом своих защитных механизмов), интерпретация, анализ переноса.

АДЛЕРсубъективное воприятие действительности целостность. техники «опросник семейных созвездий» (ранний эмоциональный опыт клиента) «Анализ сновидений» (репетиция будущих действий) «Подведение итогов».

2. Гуманитарное направление

- клиентоцентрированный подход Роджерса. (Цельвыработка самоуважения самовыражение самораскрытие и принятие себя преодоление отчуждения от собственного Я личностные изменения. Техники установление конгруэнтности вербализация отражение эмоций)

- логетерапия Франкла. 

 Гл. понятие - смысл человеческого существования. Цель помощь в обретении смысла жизни. Смысл м.б. найден в 1 из сфер: творчестве, эмоциональных переживаниях, сознательном принятии тех обстоятельств, которые человек не в состоянии изменить. Центр. понятие - ответственность, т.е. человек свободен в выборе смысла, но найдя его человек несет отв-ть за его осуществление. Методы дерефлексия парадокс интенции персональное осмысление жизни сократов диалог.

  1.  Экзистенциональное направление (Кьеркегор).

Цель коррекцииобретение смысла жизни осознание личностной свободы ответственности и открытости своих способностей в полноценном общении. Главный результат расширение чувства бытия клиента и увеличение его жизненной способности.

  1.  Поведенческое направление 

1). Классическая теория условного рефлекса (Павлов). Формирование условных рефлексов подчиняется 2 требованиям: смежности (совпадение по времени индеффер. и безусловных раздражителей с некоторым опережением первого). Повторения (многократного сочетания раздражителей).

2). теория оперативного обусловливания. Поведение контролируется его результатами и последствиями.

3). Мультимодальное программирование. Научение с помощью моделей. Особенности коррекции:

1. стремление психолога оказать помощь клиентам, чтобы они реагировали на жизненные ситуации так, как хотят сами.

2. отсутствие требования изменит эмоц. отношения, чувства клиента.

3. позитивные отношения между психологом и клиентом.

4. жалобы клиента рассматриваются не как симптомы, а лежащее за ними проблемы, а как значимый материал, на котором и фокусируется коррекционное воздействие.

Цель коррекции обеспечение новых условий для научения, выработка нового адаптивного поведения. Позиция психолога: учитель, наставник или врач. Д.б. готов принять на себя груз соц.-псих. модели, образца для подражания. От клиента: активность, сознательность в постановке целей, желание импровизировать с новыми формами поведения. Техники: 1). методика негативного воздействия В основе лежит предположение, что от навязчивых негативных привычек м. избавиться, если многократно сознательно повторять их. 2). Методика формирования поведения - поэтапное моделирование сложного поведения. В основе применяемой техники лежат понятия положительного и отрицательного подкрепления развитие саморегуляции и самоконтроля.

  1.  Когнитивное направление. 

Особенности:

1). Особое внимание уделяется не прошлому, а настоящему времени.

2). В основе коррекции лежит научение новым способам мышления.

3). Широко применяется дом. Задания, направленные на перенос полученных новых навыков в среду реального взаимодействия.

Когниивно-аналитический подход (Пиаже, Выготский)

Основная задача - создание модели психол. проблемы, кот. была бы понятна клиенту, с которой он мог бы работать самостоятельно.

Позиция психолога - учитель, наставник.

Цель коррекции - исправление ошибок, переработка информации и помощь в изменении убеждений, которые поддерживают негат. проявления и эмоции.

Рационально-эмотивная терапия Эллерса.

А - активирующее событие

В - мнение клиента о событии

С - эмоц. и поведен. последствия события.

Д - последующая реакция на события в результате мыслительной переработки

Е - заверш. ценностное умозаключение.

Позиция психолога - директивная. Клиент - ученик.

Когнитивный подход Бека. Упор на переработку информации. Когнит. иск. - систем. искаж. суждений под влиянием эмоций.

  1.  Персонализация - склонность интерпретировать события в аспекте личных знаний.
  2.  Дихотомическое мышление - контрастные краски, мышление крайностями с ситуациях, его задев-х.
  3.  Выбороч. абстрагирование (извлечение)
  4.  Произв. умозакл. - бездоказательная (противор-ть) очевид. умозаключения.
  5.  Сверхгенерализация - неоправданное обобщение на основе единичного случая.
  6.  Преувелечение

Цельисправление ошибочной переработки информации помощь в изменении убеждений которые поддерживают неадаптивное поведение и эмоции. Научение новым способам мышления. Изменение восприятия себя и окружающей действительности.

Техникиповеденческий эксперимент метод фиксации роли «подъем по лестнице».

Реальностная терапия Глассера.

Работа идет с чувством ответственности. Используется: оценивание клиентом своего поведения. Позиция психолога: жесткая. Прошлое клиента не рассматривается.

  1.  Трансактный анализ Берна

 Родитель - Эго-состояние усвоен. рац. норм запретов, требований, долженствований, полученных в детстве от родителей. Родитель м.б. контролир-м - запреты к заботящимся - опека. Если Родитель блокирован - человек лишается этики, моральных принципов.

Ребенок - эмотивное начало в человеке, которое проявляется в 2 видах: естественный Ребенок (доверчивость, непосредственность, увлеченность изобретательность, придает человеку обаяние и теплоту, но при этом он капризен, обидчив, легкомысленнен, эгоцентричен, упрям и агрессивен); адаптированный Ребенок ( поведение, соот-ее ожиданиям и требованиям родителей, повышенная конформность, неуверенность, робость, стыдливость). Одна из разновидностей бунтующий против родителей Ребенок.

Взрослый - Я-состояние, концепция жизни через мышление, основанная на сборе и обработке информации. Роль орбитра между Род. и Ребенком.

Игра - фиксированный и неосознаваемый стереотип поведения, в котором личность стремится избегать близости путем манипуляции. Близость - свободный от игр истинный обмен чувствами без эксплуатации.

Поглаживание и удары - взаимодействие, направленное на передачу полож. или отриц. чувств.

Трансакции - все взаимодействия с др. людьми с позиции той или иной роли.

Перекрестные - конфликтные, скрытые, …………………..

Вымогательство - способ поведения, с помощью которого вызываются у себя отриц. чувства, чтобы успокоили др. люди.

Запреты и ранние решения - послания, передающиеся в детстве от родителей к детям в связи с тревогами, заботами пи переживаниями родителей. В ответ ребенок приносит ранние решения - формулы поведения, вытекающие из запретов.

Жизненный сценарий - жизненный план, напоминающий спектакль, в котором личность вынуждена играть. Включает в себя родит. Послания, ответы на них, игры, которые реализуют ранние решения, ожидания и предположения того, чем закончится пьеса жизни.

Психол. позиция или осн. жизн. установка - совокупность базовых представлений о себе, значимых других, окружающем мире, дающих основание для глав. решений и поведения человека.

4 основные позиции:

1. Я благополучен, ты благополучен

2. Я не благополучен, ты не благополучен

3. Я не благополучен, ты благополучен

4. Я благополучен, ты не благополучен.

Во время транс. Анализа анализируется структура личности, транспозиции, сценарии, используются ролевые игры.

Каждый человек при взаимодействии с другими людьми выступает в определенной роли.

Цель коррекции помощь клиенту в осознании своих игр, жизненного сценария Эго-состояний и при необходимости прин. новых решений. Помогает человеку освободиться от навязчивых программ поведения, помогает включиться в настоящее, свободное от игр взаимодействие.

Позиция психолога: сочетает позицию учителя и эксперта, партнерство. Психолог обращается к Взрослому. От клиета: Заключается контракт, в котором оговариваются цели, которые ставит клиент, список требований к клиенту.

Техники игры семейное моделирование групповая работа кратковременная психологическая коррекция.

  1.  Гештальттерапия Перлза.

Организм - единое целое. Человек явл. частью поля. Человек - среда. У здоровой личности граница со средой является подвижной. Возн. опред. потебности, треб. контакта со средой и форм-т гештальт. Удовлетворение потребности завершает гештальт и требует отхода от среды.

У невротической личности пр-сы контакта и ухода явл. сильно искаженными и не обеспечивает адекватного удовлетворения потребностей. психич. Нарушения обусловлены тем, что личность не составляет единого целого. Выд. субличность. У человека нарушен процесс саморегуляции. 5 механизмов нарушения:

1. Интроекция - человек усваивает чувства, взгляды, нормы, образцы поведения других людей, кот. вступая в противоборство с собственным опытом не ассимилирует с его личностью. Он думает то, чего от него хотят другие.

2. Проекция - противоположность 1. Человек отчуждает присущие ему качества, поскольку они не соответствуют его Я-концепции. Образующиеся дыры заполняются интроектами. Он делает другим то, в чем сам их обвиняет.

3. Ретрофлексия - поворот на себя. Когда потребности не могут быть удовлетворены из-за их блокирования соц. средой, тогда энергия, предназначенная для вз-ия со средой направляется на самого себя. Он делает себе то, что хотел бы делать другим.

4. Дифлексия - уклонение от реального контакта с др. людьми, проблемами и ситуациями. Выражается в болтливости, ритуальности, условленности поведения, тенденция сглаживания конфликтов.

5. Конфруэнция - выражается в стирании границ между Я и окруж-м. Клиент с трудом отличает свои мысли, чувства и желания от чужих. Употребляет местоимение «Мы» вместо «Я».

5 уровней гештальткоррекции:

1). Уровень фальшивых отношений, игр и ролей. Личность отказывается от реализации своего Я и живет согласно ожиданиям других людей. Собственные потребности не удовлетворяются. Человек испытывает разочарование, фрустрированность и бессмысленность своего существования.

2). Фобический. Связан с осознанием своего фальшивого поведения. Человек боится быть тем, кто он есть из-за возможных последствий.

3) Уровень тупика и отчаяния. Человек переживает собств. беспомощность, утратил поддержку извне, но еще не готов использовать собственные ресурсы.

4) Имплозия. Состояние внутреннего смятения, отчаяния, отвращения к самому себе, обуслов. осознанием того, как человек ограничил и подавил себя. Может испытывать страх смерти. Происходит столкновение противоположных сил в человеке.

5). Эксплозия (взрыв) - клиент сбрасывает с себя фальшивое, получает возможность жить от своего подлинного Я. Личность обретает способность к выражению и переживанию своих эмоций.

Цельпробуждение в человеке потенциальных ресурсов которые помогают реализовать собственный потенциал. Основная цель разбивается на вспомогательные: обеспечение актуального самосознания, смещение локуса-контроля внутрь, поощрение независимости и самодостаточности, обнаружение психол. блоков, препятствующих росту и изживание их. Позиция психолога: катализатор, помощник. Старается избегать непосредственного вмешательства в чувства клиента и облегчить выражение этих чувств. Требования и ожидания от клиента: клиенту отводится активную роль, включает в себя право на собственные интерпретации. Клиент должен переключаться с рационализации на переживания.

Техники диалог техника наоборот проективные игры на воображение преувеличение.

  1.  Трасперсональное направление

Переживания, в которых чувство самотождественности выходит за пределы индивидуальной самости, охватывая человечество в целом, космос. Трансперсональная терапия - учение о трансперс-х переживаниях. Они проявляются во всех сферах.

С. Грофф, К. Уилбер, Ч. Тарт, А. Милдон, Р. Уолли.

Трансперсональная психология изучает сознание в широком спектре его проявлений: необычные состояния сознания, духовный кризис, околосмертные переживания, развитие интуиции, творчества, личностные ресурсы, парапсихологические феномены.

Холотропный подход и расширенная картография психики С. Грофа. 

Сущ. 3 области бессознательного: личное бессозн-ое, перенатальное б-е, трансперсональное б-е.

1. Развитая Грофом картография психич. вкл. как запад, так и восточн. и мистич

2. Его исследования показывают, что эмоц. и психоэмоц. не м.б.адекватно объяснены только исходя из проблем послеродового развития человека. Эти заболевания имеют многоуровневую структуру, имеющую корни как в перенат., так и трансперс-х областях.

3. Среди состояний сознания выделяют холотропные ( целостные, обладающий мощным терапевтическим потенциалом, в жизни - в экстремальных ситуациях), хилотропные (на них основывается традиционная европейская наука).

4. Множество состояний, диагностируемые как психозы и лечатся медикаментозными средствами, явл. в действительности кризисами духовного роста и психодух. трансформация. Если правильно понять их смысл и поддерживать его раскрытие, то они м. разв-ся в пр-с психоэмоц. и психосомат. исцеления.

5. Гл. цель - активизировать бессознательное, освободить энергию, сод-ся в эмоц. и психосомат-х симптомах и трансформировать эти симптомы в поток переживаний. Роль терапевта - поддерживать процесс переживания с полной верой в него и без попыток управлять им.

6. Травмы рождения, смерть и рождение явл. фундаментальной психол. структурой, которая активизируется всякий раз, когда мы сталкиваемся с ситуацией угрозы жизни или другими экстремальными переживаниями. Пройдя через пренат. опыт мы подключаемся к гигантским полям переживаний, которые не случались с нами конкретно как с отдельными существами, но происходят с нами, как принадлежащими к роду человек, роду живых, роду существ, населяющих эту планету.

Интегративный подход и теория спектра сознания К. Уилбера.

Выдв-я теория вечной философии состоит в попытке согласованное интеграции почти всех областей знания ( от физики и биологии, теории систем и теории хауса, искусства, поэзии, эстетики, всех направлений антропологии, психологии и психотерапии, дух.-религ. традиций востока и запада).

На 1 шаге находят тот уровень абстракции, где различные обычно конфликтные подходы приходят к согласию, т.е. выстраиваются все истины. На 2 шаге расп-т эти истины в виде цепочки перекрыв-ся заключений и задается вопросом, какая система знаний могла бы вобрать в себя наиб. кол-во этих истин.

Системный подход к сознанию Ханта и Тарта.

Существует базисное состояние сознания и дискретное (гипнот., алког. опьянение, наркоз, интоксикация, медитация). Сущ-ие науки соот. только базисному состоянию сознания.

Транспресональный подход к сновидениям.

Создание 1 лаборатории по изучению сна и сновидений. Он зан-ся изучением телепатий во сне и разра-я базовую модель эксп-та по проверке этого феномена.

Духовные практики. Сравнивая между собой шаманское, буддийское и шизофреническое. Различают по след. признакам :

1). Контроль. Шаманы способны контролировать состояния своего сознания. Входят в ИСС, используя барабанный бой. При шизофрении контроль полностью потерян.

2). Осознание окружающего и возм-ть коммуникаций.

  1.  Индивидуальная и групповая психокоррекция.

Психокоррекция на практике применяется в двух формах: индивидуальной и групповой.

В случае индивидуальной психокоррекционной работы психолог работает с клиентом один на один при отсутствии посторонних лиц. Во втором случае он работает с группой клиентов, которые в психокоррекционном процессе взаимодействуют не только с психологом, но и друг с другом.

Достоинством индивидуальной психокоррекции является то, что она обеспечивает конфиденциальность, тайну и по своему результату бывает более глубокой, чем групповая. Все внимание психолога направлено только на одного человека: Индивидуальная психокоррекция удобна тем, что лучше раскрывает особенности клиента, снимает у него психол. барьеры.

Но этот вид психокоррекции малоэффективен при решении проблем межличностного характера, для которых необходима работа в группе. .

Необходимыми условиями индивидуальной психол. коррекции являются следующие:

- добровольное согласие на получение такой помощи;

- доверие клиента к психологу;

- активность клиента и его творческо-исследовательское отношение к собственным проблемам;

- право клиента принимать или не принимать оказываемую помощь; .

- право клиента самому решать вопросы в своей жизни.

Форма индивидуальной психокоррекции выбирается в следующих случаях

  1.  проблема индивидуального а не межличностного характера
  2.  отказ клиента от работы в группе или по каким-то причинам его работа в группе невозможна
  3.  когда применяются сильные методы психологического воздействия и клиента необходимо постоянно держать под наблюдением и контролем
  4.  когда у клиента выявлена сильная тревожность
  5.  когда у клиента выявлена сильная заторможенность
  6.  при неуверенности в себе
  7.  при необоснованных страхах
  8.  при проблеме недостаточного осознания самого себя

при утрате смысла и цели жизни.

Основные методы индивидуального психокоррекционного воздействия

1. Убеждение. В основном применяется к людям, обладающим высоким уровнем интеллектуального развития и способным самостоятельно справиться со своими психол.ими проблемами.

2. Внушение. Внушение обычно используют в условиях, когда внимание и сознание клиента чем-то отвлечены. Наилучшим условием для внушения является ситуация, при которой клиента вводят в состояние полного расслабления.

Психол. особенности индивидуальной психокоррекции.

Индивидуально-психол. коррекция — это обоснованное воздействие психолога на дискретные характеристики внутреннего мира человека (Г.С. Абрамова).

Все богатство и разнообразие запросов клиентов может быть сведено к четырем основным стратегиям их отношения к ситуации.

Клиенты могут хотеть: изменить ситуацию; изменить себя так, чтобы адаптироваться к ситуации; выйти из ситуации; найти новые способы жить в ситуации.

Основные стадии индивидуальной психол.ой коррекции

1. Заключение контракта между клиентом и психологом, дающим согласие оказывать коррекционное воздействие.

2. Исследование проблем клиента. На этой стадии психолог устанавливает контакт с клиентом и достигает обоюдного доверия.

Одним из важнейших условий эффективной работы психолога является хороший контакт с клиентом.

Вербальный контакт. Весьма условно средства поддержания вербального контакта можно разделить на прямые и косвенные.

К первой группе относятся формы обращения к человеку, которые направлены на установление с ним доверительных и откровенных отношений.

Одним из важнейших косвенных вербальных средств, направленных на поддержание контакта, является обращение к клиенту по имени.

Выражение спокойствия и уверенности на лице профессионала само по себе имеет психотерапевтический эффект, способствуя созданию у клиента впечатления, что все нормально.

Невербальный контакт. Во время взаимодействия клиент и психолог находятся в своеобразном телесном контакте, использование которого также повышает эффективность коррекционного процесса. На установление контакта с клиентом оказывает влияние позиция, занимаемая психологом.

Позиция психолога — это ролевые стратегии, принимаемые психологом во взаимоотношении с клиентом.

Выделяют три варианта позиции психолога по отношению к клиенту:

1. Позиция «сверху» заключается в том, что психолог протягивает руку помощи тем, кто в ней нуждается. Эта позиция подразумевает авторитарные отношения к клиенту как к объекту манипуляции.

2. Позиция «на равных» предполагает снятие дистанции.

3. Позиция «снизу» позволяет психологу повысить самооценку клиента, апеллировать к его значимости.

3. Поиск способов решения проблемы. На данном этапе необходимо согласие клиента на исследование собственных психол. трудностей, поиски, принятие на себя ответственности за выбираемые решения.

4. Формирование психологом коррекционной программы и обсуждение ее с клиентом. Цель психолога на данном этапе состоит в том, чтобы помочь клиенту сформулировать как можно большее возможное число вариантов поведения, затем внимательно проанализировать их вместе с клиентом, выбрать наиболее подходящие для данного человека в его ситуации и помочь в овладении этими поведенческими стереотипами или навыками.

5. Реализация намеченной программы в соответствии с заключенным контрактом. На этой стадии уточняется план реализации решения и осуществляется последовательное его выполнение.

6. Оценка эффективности проведенной работы. На этой стадии клиент вместе с психологом оценивает уровень достижения цели и обобщает достигнутые результаты.

Правила и установки позволяющие психологу структурировать процесс индивидуальной психокоррекции и делать его более эффективным

  1.  не бывает двух одинаковых клиентов
  2.  не бывает статичных ситуаций
  3.  экспонент собственных проблем
  4.  чувство безопасности клиента важнее, чем требования психолога.
  5.  Обращение внимания на эмоциональное состояние клиента.
  6.  Психолог должен использовать все свои возможности но в меру.
  7.  От каждой психокоррекционной встречи не стоит ожидать эффекта
  8.  Психолог отвечает за соблюдение правил этики и работы на клиентов.
  9.  В работе могут применяться различные теоретические подходы.
  10.  Некоторые проблемы – неразрешимы.
  11.  Эффективная коррекция – процесс, который выполняется вместе с клиентом но не вместо клиента.

Специфика групповой формы психокоррекции.

Специфика групповой психокоррекции заключается в целенаправленном использовании групповой динамики, т.е. всей совокупности взаимоотношений и взаимодействий, возникающих между участниками группы, включая и психолога, в коррекционных целях.

Психокоррекционная группа — это искусственно созданная малая группа, объединенная целями межличностного исследования, личностного научения, самораскрытия.

Противопоказанием для групповой психокоррекционной работы является низкий интеллект клиента.

В самом общем виде цели групповой психокоррекции определяются как раскрытие, анализ, осознание и проработка проблем

клиента, его внутриличностных и межличностных конфликтов и коррекция неадекватных отношений, установок, эмоциональных и

поведенческих стереотипов на основе анализа и использования межличностного взаимодействия.

Задачи групповой психокоррекции фокусируются на трех составляющих самосознания:

1. Самопонимание (когнитивный аспект).

2. Отношение к себе (эмоциональный аспект).

3. Саморегуляция (поведенческий аспект).

В групповой психокоррекции основным инструментом коррекционного воздействия выступает группа, помогающая выявить и скорректировать проблемы клиента за счет межличностного взаимодействия и групповой динамики, сфокусированных на процессе «здесь и теперь».

Отличие групповой коррекции от индивидуальной при общих задачах заключается в том, что первая в большей степени акцентирует внимание на межличностном аспекте, а вторая — на генетическом.

В качестве основных мех-мов коррекционного воздействия И. Ялом выделяет следующие:

1. Сообщение информации. Получение клиентом в ходе групповой психокоррекции разнообразных сведений об особенностях человеческого поведения, межличностного взаимодействия, конфликта.

2. Внушение надежды. Появление надежды на успех решения проблемы под влиянием улучшения состояния других клиентов и собственных достижений.

3. Универсальность страданий, переживаний и понимание клиентом того, что он не одинок, что другие члены группы также имеют проблемы, конфликты, переживания.

4. Альтруизм — возможность в процессе групповой психокоррекции помогать друг другу, делать что-то для другого.

5. Корригирующие рекапитуляции первичной семейной группы. Клиенты обнаруживают в группе проблемы и пепеживания, идущие из родительской семьи, чувства и способы поведения, характерные для родительских и семейных отношений в прошлом.

6. Развитие техники межличностного общения. Клиент имеет возможность за счет обратной связи и анализа собственных переживаний увидеть свое неадекватное межличностное взаимодействие и в ситуации взаимного принятия изменить его.

7. Имитационное поведение. Клиент может обучиться более конструктивным способам поведения за счет подражания психологу и другим успешным членам группы.

8. Интерперсональное влияние. Получение новой информации о себе за счет обратной связи.

9. Групповая сплоченность. Привлекательность группы для ее членов, желание оставаться в группе.

10. Катарсис. Отреагирование, эмоциональная разгрузка, выражение сильных чувств.

Факторы, влияющие на эффективность психокоррекционной работы

1. Универсальность, или «чувство общности», «участие в группе». Проблемы клиента универсальны и в той или иной степени проявляются у всех людей.

2. Принятие, или акцепция. С. Кратохвил называет этот фактор эмоциональной поддержкой. При эмоциональной поддержке большое значение имеет создание климата психол.ой безопасности.

3. Альтруизм. Положительный психокоррекционный эффект на клиента может оказывать не только поддержка и помощь, получаемая от других, но к то, что он сам помогает другим, сочувствуя им, вместе обсуждая их проблемы.

4. Отреагирование, иди катарсис. Сильное проявление аффектов — важная составная часть коррекционного процесса.

5. Самораскрытие (самоэксплорация). Этот мех-м стимулирует откровенность, проявление скрытых мыслей, желаний, переживаний. В процессе психокоррекции клиент раскрывает самого себя.

6. Обратная связь, или конфронтация. Обратная связь означает, что клиент узнает от других членов группы, как они воспринимают его поведение, как оно на них воздействует.

7. Инсайт (осознание). Инсайт означает понимание клиентом неосознаваемых прежде связей между особенностями своей личности и неадаптивными способами поведения.

8. Коррекционный эмоциональный опыт. Представляет собой интенсивные переживания актуальных отношений или ситуаций, благодаря которому происходит коррекция неправильного обобщения, сделанного на основе тяжелых прошлых переживаний.

9. Проверка нового поведения. В соответствии с осознанием старых неадаптивных стереотипов поведения постепенно осуществляется переход к приобретению новых.

10. Предоставление информации, обучение наблюдению. В группе клиент получает новые знания о том, как люди ведут себя, информацию об интерперсональных отношениях, об адаптивных и неадаптивных персональных стратегиях.

Профессиональный состав группы – однородность по профессиональному составу. Такая группа 8-12 человек гомогенная по проблематике и гетерогенная в отношении других характеристик (пол возраст образование психические способности специфика психологической коррекции и т.д.)

Размер группы 25-30 - большая 8-12- малая. Оптимальное число группы зависит от частоты и длительности групповых встреч. Если группа встречается 1-2 раза в неделю то состав группы 7-10 человек. В группу должно входить столько человек чтобы каждый смог найти себе применение. Не рекомендуется включать в группу лиц имеющих выраженные физические дефекты нарушение психического здоровья и т.д. также не рекомендуется включать в группу людей которые являются близкими родственниками лиц находящихся в служебной зависимости или испытывающих устойчивую неприязнь друг к другу.

Частота и длительность встреч группа может быт кратковременной 1-6 месяцев и долговременной до нескольких лет. Частота и длительность определяется многими факторами особенностью учреждения в котором проводится коррекционная работа особенностями самой коррекционной работы. Оптимальным считается 3-4 занятия в неделю каждое из которых продолжается 60-90 минут. Встречи где есть элементы физического воздействия можно продлить до 2 часов но есть марафоны по 16-18 часов иногда и ночью с целью минимально возможного отдыха где ослабление внимания и усталость являются действенными факторами.

Групповая динамика – совокупность групповых действий возникающих в результате взаимодействия членов группы.

Фазы группового процесса ориентировка и зависимость, культура и протест, развитие связей и сотрудничества, целенаправленная деятельность

Руководство психокоррекционной группой – позиция психолога может быть как директивной так и не директивной. Основной задачей психолога является побуждение членов группы к проявлению установок поведения эмоциональной реакции их обсуждения и анализ разбор предложенных тем создание в группе условий для понимания раскрытия и создания в группе атмосферы взаимного понимания приятия безопасности поддержки и защиты. Разработка и поддержание в группе определенных норм и правил гибкость в выборе директивной и не директивной формы воздействия.

Средства воздействия используемые психологом вербальный, невербальный

Ялом выделил две основные роли группового руководителя технический эксперт, эталонный ученик

Роли руководителя группы лидер, аналитик, комментатор, эксперт, аутентичная личность – как один из членов группы выражая свои подлинные чувства, ко-тренер (2 тренера)

Методы практической коррекции

Игротерапия, арттерапия, музыкотерапия, библиотерапия, танцевальная терапия, проективный рисунок, сочинение историй, сказкотерапия

Куклотерапия, психологическая гимнастика (+ пантомимическая часть этой гимнастики), психодрама,

методы поведенческой коррекции

  1.  метод системной десенсибилизации и сенсибилизация
  2.  «жетонный» метод
  3.  холдинг

Виды коррекционных групп тренинговые группы и группы социально-психологического тренинга, группы встреч, гештальт-группы, группы умений, телесно-ориентировочные группы

Осипова А. А. Общая психокоррекция

  1.  Проблема когнитивного развития в процессе обучения. Развивающееся обучение в современной отечественной образовательной системе.

Развитие интеллекта ребенка, его познавательной сферы трактуется в отечественной психологии в общем контексте теории развития высших психических функций Л.С. Выготского. В этой теории подчеркивается соц. сущность человека и опосредствованный характер его деятельности. В целом человек интеллектуально развивается по следующим основным плоскостям: от непосредственного к опосредствованному, «орудийному»; от общего нерасчлененного к дифференцированному, и в тоже время к обобщенному отражению действительности; от непроизвольного, нерегулируемого к произвольному. В ходе интеллектуального развития ребенка происходят изменения и самих психических познавательных процессов. Они качественно изменяются, например, от непроизвольных форм запоминания к произвольным, от наглядно- действенной, наглядно-образной формы мышления к отвлеченной и абстрактно- логической его форме и к теоретическому мышлению.

Развитие интеллекта как усложняющейся структуры в онтогенезе, начиная с самого раннего этапа - установления сенсомоторного уровня интеллектуального развития ребенка (0-2 года), - исчерпывающе раскрыто Ж. Пиаже. Он исследовал интеллект, представляющий структуру мыслительной деятельности, на примере развития логического мышления ребенка. Изучение онтогенетического развития логики ребенка основывалось в теории Ж. Пиаже на следующем:

- интеллектуальное развитие стремится к равновесию, где последнее есть уравновешиваемая структура частей и целого;

- каждый уровень интел-го развития как приобретенный опыт оформляется в схемы действий;

- новые умственные структуры формируются на основе действия;

- соотношение между 1).функциями (динамическими процессами) как способами взаимодействия субъекта со средой: организацией и адаптацией, состоящей из равновесия ассимиляции и аккомодации, и 2) структурами как прижизненно складывающимися умственными системами обеспечивает непрерывность, преемственнсть развития и его качественное своеобразие на каждой возрастной ступени.

Развитие логики мышления, по Пиаже, есть развитие операций. Построение операций проходит 4 стадии: от «моторных действий» к дооперациональному периоду; к конкретным операциям; к формальным операциям.

Изменение познавательной сферы ребенка, развивающейся под влиянием взрослых, предметно-коммуникативной деят-ти самого ребенка и обучения, с возрастом выявляется в виде постепенного усложнения его умственной деятельности и формирования целостной стр-ры интеллекта в таких его компонентах, как сенсорно-прецептивный ( ощущение, восприятие),

мнемический (память, мышление), атенционный (внимание) (Б.Г. Ананьев). Структура интеллекта постоянно меняется. В возрасте от 22-25 лет в структуре интеллекта сохраняются как бы 2 ядра, к которым стягиваются связи, соединяющие все психические процессы и их показатели. Первое ядро - мнемическое, т. е. единая структура памяти и мышления, второе - атенционное, т.е. ядро внимания. От 30-35 лет в структуре интеллекта формируются уже 3 ядра: мнемическое, логическое и атенционное. В 34-35 лет образуются опять 2 ядра.

Развитие интеллекта после школьного возраста особенно явно проявляется в студенческом возрасте.

В процессе развития познавательной сферы ребенка совершенствуется и качественно изменяется содержание его сознания. Проведенные исследования позволяют представить это содержание в форме некоторых структур дискретных единиц, в качестве которых выступают значения, категории.

Уровни умственного развития. Л.С. Выготский сформулировал положение о 2 уровнях умственного развития: это уровень актуального развития ( наличный уровень подготовленности, харак-ся уровнем интел-го развития, определяемых с помощью задач, которые ученик может выполнить самостоятельно) и уровень, определяющий зону его ближайшего развития. Этот второй уровень психического развития достигается ребенком в сотрудничестве со взрослым, решением задач, нах-ся в зоне его интеллектуальных возможностей.

Интел-ое развитие происходит не само по себе, а в результате многостороннего взаим-я ребенка с др. людьми: в общении, в деятельности. В качестве критериев умственного развития выступают: самостоятельность мышления, быстрота и прочность усвоения учебного материала, быстрота ориентировки при решении нестандартных задач, умение отличать существенное от несущественного, различный уровень аналитико-синтетической деятельности, критичность ума, а таже темп продвижения как скорость формирования обобщения, экономичность мышления. Основной критерий развития ин-та ребенка - умение самостоятельно, творчески решать задачи разного типа, переходя от репродуктивных задач к творческим. Существенным показателем развития ребенка является уровень рефлексии, т.е. степенб осознания ребенком своих действий, самого себя.

В настоящее время системно разработаны два основных направления развивающего обучения: В.В. Давыдова и Л.В. Занкова. Если первое основывается на положениях Л.С. Выготского, Д.Б. Эльконина, А.Н. Леонтьева, то второе представляет собой критически осмысленный и творчески переработанный опыт всех современных Л.В. Занкову психол. и педагогических достижений.

Развивающее обучение по системе Занкова

Л.В. Занков, ставя задачу интенсивного развития школьников, критически оценивает неправомерное, с его точки зрения, облегчение учебного материала, неоправданно медленный темп его изучения и однообразные повторения. Развивающее обучение направлено прежде всего на преодоление этих недостатков обучения. В разработанной экспериментальной системе развивающего обучения заложены следующие принципы:

- принцип обучения на высоком уровне трудности. Его реализация предполагает соблюдение меры трудности, преодоление препятствий, осмысление взаимосвязи и систематизацию изучаемых явлений (содержание этого принципа может быть соотнесено с проблемностью в обучении);

- принцип ведущей роли теоретических знаний, согласно которому отработка понятий, отношений, связей внутри учебного предмета и между предметами не менее, важна, чем отработка навыков;

- принцип осознания школьниками собственного учения. Он обучения направлен на развитие рефлексии, на осознание самого себя как субъекта учения;

- принцип работы над развитием всех учащихся. Согласно ему, должны быть учтены индивидуальные особенности, но обучение должно развивать всех, ибо «развитие есть следствие обучения».

Отличительными чертами системы являются: направленность на высокое общее развитие школьников; высокий уровень трудности, на котором ведется обучение; быстрый темп прохождения учебного материала, резкое повышение удельного веса теоретических знаний.

Развивающее обучение по системе Давыдова

Система развивающего обучения В.В. Давыдова противопоставлена им существующей системе обучения прежде всего по принципиальному направлению познания, познавательной деятельности школьника. Существующее обучение преимущественно направлено от частного, конкретного, единичного к общему, абстрактному, целому. Развивающееся в ходе такого обучения мышление ребенка названо В.В. Давыдовым эмпирическим. В.В. Давыдов поставил вопрос о возможности теоретической разработки новой системы обучения с направлением, обратным традиционному: от общего к частному, от абстрактного к конкретному, от системного к единичному. Развивающееся в процессе такого обучения мышление ребенка названо В.В. Давыдовым теоретическим, а само такое обучение — развивающим. Подчеркивается важность мыслительного действия анализа.

Основные положения:

1. Усвоение знаний, носящих общий и абстрактный характер, предшествует знакомству учащихся с более частными неконкретными знаниями;

2. Знания учащиеся усваивают в процессе анализа условий;

3. При выявлении предметных источников тех или иных знаний учащиеся должны уметь прежде всего обнаруживать в учебном материале генетически исходное;

4. Это отношение учащиеся воспроизводят в особых предметных, графических или буквенных моделях;

5. учащиеся должны уметь конкретизировать генетически исходное;

6. учащиеся должны уметь переходить от выполнения действий в умственном плане к выполнению их во внешнем плане.

Зимняя И.А. Педагогическая психология.

  1.  Учебная деят-ть как специфический вид деятельности. Компоненты УД и особенности психол. структуры.

Понятие «УД» достаточно неоднозначно. В широком смысле слова она иногда неправомерно рассматривается как синоним научения, учения и даже обучения. В узком смысле, согласно Д.Б. Эльконину, - это ведущий тип деятельности в младшем школьном возрасте. В работах Д.Б. Эльконина, В.В. Давыдова, А.К. Марковой понятие «УД» наполняется собственно деятельностным содержанием и смыслом, соотносясь с особым «ответственным отношением», по С.Л. Рубинштейну, субъекта к предмету обучения на всем его протяжении.

УД в этом смысле - деятельность субъекта по овладению обобщенными способами учебных действий и саморазвитию в процессе решения учебных задач, специально поставленных преподавателем, на основе внешнего контроля и оценки, переходящих в самоконтроль и самооценку. Согласно Д.Б. Эльконину, «УД - это деятельность, имеющая своим содержанием овладение обобщенными способами действий в сфере научных понятий, ...такая деятельность должна побуждаться адекватными мотивами. Ими могут быть ...мотивы приобретения обобщенных способов действий, или проще говоря, мотивы собственного роста, собственного совершенствования. Если удастся сформировать такие мотивы у учащихся, то этим самым поддерживаются, наполняясь новым содержанием, те общие мотивы деятельности, которые связаны с позицией школьника, с осуществлением общественно значимой и общественно оцениваемой деятельности».

УД может рассматриваться как специфический вид деятельности. Она направлена на самого обучающегося как ее субъекта - совершенствование, развитие, формирование его как личности благодаря осознанному, целенаправленному присвоению им социокультурного опыта в различных видах и формах общественно полезной, познавательной, теоретической и практической деятельности. Деятельность обучающегося направлена на освоение глубоких системных знаний, отработку обобщенных способов действий и их адекватного и творческого применения в разнообразных ситуациях.

Основные характеристики УД: 1) она специально направлена на овладение учебным материалом и решение учебных задач; 2) в ней осваиваются общие способы действий и научные понятия (в сравнении с житейскими, усваиваемыми до школы); 3) общие способы действия предваряют решение задач 4) УД ведет к изменениям в самом субъекте 5) изменения психических свойств и поведения обучающегося «в зависимости от результатов своих собственных действий».

Деятельностные характеристики УД: 1) общественный характер: по содержанию, так как она направлена на усвоение всех богатств культуры и науки, накопленных человечеством; по смыслу, ибо она общественно значима и общественно оцениваема; по форме, поскольку она соответствует общественно выработанным нормам обучения и протекает в специальных общественных учреждениях. УД характеризуется субъектностью, активностью, предметностью, целенаправленностью, осознанностью имеет определенную структуру и содержание.

Предмет УД. Анализ предметного (психол.) содержания УД, как и любой другой деятельности, начинается с определения ее предмета, т.е. того, на что направлена деятельность: в данном случае - на усвоение знаний, овладение обобщенными способами действий, отработку приемов и способов действий, их программ, алгоритмов, в процессе чего развивается сам обучающийся. Это и является ее предметом, ее содержанием.

Согласно Д.Б. Эльконину, УД не тождественна усвоению - оно является ее основным содержанием и определяется строением и уровнем ее развития, в которую усвоение включено. В то же время, так как УД направлена на изменение самого субъекта (что в значительной мере проявляется в младшем школьном возрасте, когда учебная деятельность является ведущей, но, по сути, и в любом другом возрасте), усвоение опосредствует субъектные изменения и в интеллектуальном, и в личностном плане, что также входит в предмет учебной деятельности.

Средства УД, с помощью которых она осуществляется, следует рассматривать в трех планах. 1) это лежащие в основе познавательной и исследовательской функций УД интеллектуальные действия: анализ, синтез, обобщение, классификация и другие, без которых никакая умственная деятельность невозможна. 2) это знаковые, языковые, вербальные средства, в форме которых усваивается знание, рефлексируется и воспроизводится индивидуальный опыт. 3) это фоновые знания, посредством включения в которые новых знаний структурируется индивидуальный опыт, тезаурус обучающегося.

Способы УД могут быть многообразными, включающими репродуктивные, проблемно-творческие, исследовательско-познавательные действия (В.В. Давыдов, В.В. Рубцов). Способ УД - это ответ на вопрос, как учиться, каким способом получать знания. Наиболее полное и развернутое описание способа представлено теорией поэтапного формирования умственных действий (П.Я. Гальперин, Н.Ф. Талызина), где принцип ориентировки, перехода от внешнего, предметного действия к внутреннему, умственному и этапность этого перехода в соотношении с тем, как это делает сам обучающийся, полностью раскрывают способ УД.

Продуктом УД является структурированное и актуализируемое знание, лежащее в основе умения решать требующие его применения задачи в разных областях науки и практики. Продуктом также является внутреннее новообразование психики и деятельности в мотивационном, ценностном и смысловом планах. Продукт УД входит основной, органичной частью в индивидуальный опыт. От его структурной организации, системности, глубины, прочности во многом зависит дальнейшая деятельность человека, в частности успешность его профессиональной деятельности, общения.

Результатом УД является поведение субъекта - это либо испытываемая им потребность (интерес) продолжать эту деятельность, либо нежелание, уклонение, избегание.

Внешняя структура УД. УД имеет внешнюю структуру, состоящую из таких основных компонентов, как мотивация; учебные задачи в определенных ситуациях в различной форме заданий; учебные действия; контроль, переходящий в самоконтроль; оценка, переходящая в самооценку.

Мотивация является не только одним из основных компонентов структурной организации УД, но и существенной характеристикой самого субъекта этой деятельности. Мотивация как первый обязательный компонент входит в структуру УД. Она может быть внутренней или внешней по отношению к деятельности, но всегда остается внутренней характеристикой личности как субъекта этой деятельности.

Учебная задача в структуре УД. УЗ предлагается обучающемуся как определенное учебное задание в определенной учебной ситуации. УЗ - это основная единица УД. Основное отличие УЗ от всяких других задач, согласно Д.Б. Эльконину, заключается в том, что ее цель и результат состоят в изменении самого субъекта, а не предметов, с которыми действует субъект.

Состав УЗ, т.е. вопросов (и, конечно, ответов), над которыми в данный отрезок учебного времени работает обучающийся, должен быть известен учителю, преподавателю, так же как и ученику, студенту. Практически вся УД должна быть представлена как система УЗ. Они даются в определенных учебных ситуациях и предполагают определенные учебные действия - предметные, контрольные и вспомогательные (технические), такие как схематизация, подчеркивание, выписывание и т.д. Усвоение УЗ отрабатывается как понимание школьниками конечной цели и назначения данного учебного задания.

УЗ рассматривается в настоящее время в качестве системного образования (Г.А. Балл), в котором обязательны два компонента: предмет задачи в исходном состоянии и модель требуемого состояния предмета задачи.

Состав УЗ детально рассмотрен в работах Л.М.Фридмана, Е.И.Машбица. в любой задаче выделяются цель (требование), объекты, которые входят в состав условия задачи, их функции. В некоторых задачах указаны способы и средства решения (они даны чаще в скрытой форме). Способом решения задачи называется «всякая процедура, которая при ее осуществлении решателем может обеспечить решение данной задачи». Решение задачи различными способами предоставляет большие возможности для совершенствования учебной деятельности и развития самого субъекта.

Е.И.Машбиц выделят особенности УЗ с позиции управления УД: 1) направленность на субъекта, ибо ее решение предполагает изменения не в самой «задачной структуре», а в субъекте ее решающем; 2) она является неоднозначной или неопределенной. Обучающиеся могут вкладывать в задачу несколько иной смысл, чем обучающий; 3) для достижения какой-либо цели требуется решение не одной, а нескольких задач, а решение одной задачи, может вносить вклад в достижение различных целей учения.

Психол. требования к УЗ. По Е.И.Машбицу: 1) «конструироваться должна не одна отдельная задача, а набор задач»; 2) «при конструировании системы задач надо стремиться, чтобы она обеспечивала достижение не только ближайших учебных целей, но и отдаленных»; 3) «УЗ должны обеспечить усвоение системы средств, необходимой и достаточной для успешного осуществления УД»; 4) «УЗ должна конструироваться так, чтобы соответствующие средства деятельности, усвоение которых предусматривается в процессе решения задач, выступали как прямой продукт обучения»

Действия в структуре УД. Согласно А.Н.Леонтьеву, «действие – это такой процесс, мотив которого не совпадает с его предметом (т.е. с тем, на что оно направлено), а лежит в той деятельности, в которую данное действие включено. При этом «предмет действия есть не что иное, как его сознаваемая непосредственная цель». Существенным для анализа учебных действий является момент их перехода на уровень операций. Согласно А.Н.Леонтьеву, операции – это способы действия отвечающие определенным условиям, в которых дана его цель. Сознательное целенаправленное действие в обучении, многократно повторяясь, включаясь в другие более сложные действия, постепенно перестает быть объектом сознательного контроля обучающегося, становясь способом выполнения этого более сложного действия. Это так называемые сознательные операции, бывшие сознательные действия, превращенные в операции.

Основные виды учебных действий. С позиции субъекта деятельности в учении прежде всего выделяются действия целеполагания, программирования, планирования, исполнительские действия, действия контроля (самоконтроля), оценки (самооценки). Каждое из них соотносится с определенным этапом УД и реализует его. Любая деятельность, например решение задачи начинается с осознания цели как ответа на вопрос «для чего», «с какой целью я это делаю». Исполнительские действия суть внешние действия (вербальные, невербальные, формализованные, неформализованные, предметные, вспомогательные) по реализации внутренних действий целеполагания, планирования, программирования. Одновременно субъект деятельности осуществляет постоянное оценивание и контролирование ее процесса и результата в форме действий сличения, коррекции и т.д. В силу того, что действия контроля и оценки ученика - превращенные внешние интерпсихол.ие действия учителя, они будут рассмотрены отдельно.

С позиции предмета УД в ней выделяются преобразующие, исследовательские действия. В терминах УД (Д.Б. Эльконин, В.В. Давыдов, А.К. Маркова) учебные действия вообще строятся как «активные преобразования ребенком объекта для раскрытия свойств предмета усвоения». При этом эти действия могут быть двух планов: «1) учебные действия по обнаружению всеобщего, генетически исходного отношения в частном (особенном) материале и 2) учебные действия по установлению степеней конкретности ранее выявленного всеобщего отношения».

Теоретические знания как предмет УД усваиваются, по В. В. Давыдову, посредством исследовательско-воспроизводящих действий, направленных на содержательное обобщение, и служат для учащегося способом «открыть некоторую закономерность, необходимую взаимосвязь особенных и единичных явлений с общей основой некоторого целого, открыть закон становления, внутр-о единства этого целого».

В соотнесенности с психической деятельностью обучающегося выделяют мыслительные, перцептивные, мнемические действия, т.е. интеллектуальные действия, составляющие внутреннюю психическую деятельность субъекта, являющуюся, в свою очередь, внутренней «интегральной частью» деятельности, в рассматриваемом случае - УД. Каждое из них распадается на более мелкие действия (в определенных условиях - операции).

Наряду с мыслительными в учебных действиях реализуются перцептивные и мнемические действия и операции. Перцептивные действия включают опознание, идентификацию и т.д., мнемические - запечатлевание, фильтрацию информации, ее структурирование, сохранение, актуализацию и т.д. Каждое сложное учебное действие, предполагающее интеллектуальные действия, означает включение большого количества часто не дифференцируемых перцептивных, мнемических и мыслительных операций. В силу того, что они специально не выделяются в общей группе учебных действий, учитель иногда не может точно диагностировать характер затруднения ученика при решении учебной задачи.

В УД также разграничиваются репродуктивные и продуктивные действия (Д.Б. Эльконин, В.В. Давыдов, А.К. Маркова, Л.Л. Гурова, O.K. Тихомиров, Э.Д. Телегина,). К репродуктивным относятся прежде всего исполнительские, воспроизводящие действия. Действия целеобразования, преобразования, воссоздания, а также контроля, оценки, анализа и синтеза, осуществляемые по самостоятельно сформированным критериям, рассматриваются как продуктивные. В УД по критерию продуктивности и репродуктивности могут быть выделены три группы действий. Действия, которые по их функциональному назначению выполняются по заданным параметрам, заданным способом, всегда репродуктивны, например исполнительские; действия, направленные на создание нового, например целеобразования, продуктивны. Промежуточную группу составляют действия, которые в зависимости от условий могут быть и теми, и другими (например, действия контроля).

Репродуктивность или продуктивность многих учебных действий определяется тем, как они осуществляются: а) по заданным учителем программам, критериям или ранее отработанным, шаблонизированным, стереотипизированным способом; б) по самостоятельно формируемым критериям, собственным программам или новым способом, новым сочетанием средств. Учет продуктивности (репродуктивное) действий означает, что внутри самого учения как целенаправленной активности или тем более учения как ведущего типа деятельности (Д.Б. Эльконин, В.В. Давыдов) может быть создана управляемая учителем программа разного соотношения продуктивности и репродуктивности учебных действий учеников.

В общей структуре УД значительное место отводится действиям контроля (самоконтроля) и оценки (самооценки). Контроль предполагает три звена: 1) модель образ потребного, желаемого результата действий; 2) процесс сличения этого образа и реального действия; 3) принятие решения о продолжении или коррекции действия. Эти три звена представляют структуру внутреннего контроля субъекта деятельности за ее реализацией. Значимость роли контроля (самоконтроля) и оценки (самооценки) в структуре деятельности обусловливается тем, что она раскрывает внутренний мех-м перехода внешнего во внутреннее, интерпсихического в интрапсихическое (Л.С. Выготский), т.е. действий контроля и оценки учителя в действия самоконтроля и самооценки ученика.

П.П. Блонским были намечены четыре стадии проявления самоконтроля применительно к усвоению материала. Первая стадия характеризуется отсутствием всякого самоконтроля. Находящийся на этой стадии учащийся не усвоил материал и не может соответственно ничего контролировать. Вторая стадия - полный самоконтроль. На этой стадии учащийся проверяет полноту и правильность репродукции усвоенного материала. Третья стадия характеризуется П.П. Блонским как стадия выборочного самоконтроля, при котором учащийся контролирует, проверяет только главное по вопросам. На четвертой стадии видимый самоконтроль отсутствует, он осуществляется как бы на основе прошлого опыта, на основе каких-то незначительных деталей, примет. Зимняя И.А. Педагогическая психология.

  1.  Педагог как субъект педагог. деятельности. Педагог. способности. Стили педагог. деятельности. Мотивы власти в педагог. деятельности.

Выступая как индивидуальный субъект педагог. деятельности, педагог в то же время представляет собой общественный субъект - носитель общественных знаний и ценностей. В силу этого в субъектной характеристике педагога всегда соединяются аксиологическая (ценностная) и когнитивная (знаниевая) плоскости. При этом вторая включает также два плана: общекультурные и предметно-профессиональные знания. Являясь индивидуальным субъектом, педагог всегда представляет собой личность во всем многообразии индивидуально-психол., поведенческих и коммуникативных качеств. Профессия педагога с позиции общей характеристики проф. Деятельности представляет собой специфический ее вид в схеме отношений «Человек-Человек», определяясь прежде всего целью развития обучающегося, средствами учебных предметов и способами самой педагог. деят-ти. По Н.В.Кузьминой, структура субъективных факторов включает: тип направленности, уровень способностей и компетентность, в которую входят специально-педагог., методическая, соц.-психол., дифференциально-психол., аутопсихол. компетентность. Три основных компонента этой факторной структуры: личностный, индивидуальный и профессионально-педагог.. Последний компонент структуры включает профессиональные знания и умения. По А.К.Марковой, структура субъективных свойств может быть представлена следующими блоками характеристик. Объективные характеристики: профессиональные умения; профессиональные, психол., педагог. знания. Субъективные характеристики: личностные особенности; профессиональные, психол. позиции, установки. Еще одним субъектным свойством педагог. деятельности является сопротивление синдрому эмоционального сгорания или психофизиологического истощения. Со ссылкой на Б. Малера Н.А. Аминов приводит перечень основных и факультативных признаков этого синдрома: 1) истощение, усталость; 2) психосоматические осложнения; 3) бессонница; 4) негативные установки по отношению к клиентам; 5) негативные установки по отношению к своей работе; 6) пренебрежение исполнением своих обязанностей; 7) увеличение приема психостимуляторов (табак, кофе); 8) уменьшение аппетита или переедание; 9) негативная самооценка; 10) усиление агрессивности (раздражительности, гневливости, напряженности); 11) усиление пассивности (цинизм, пессимизм, ощущение безнадежности, апатия); 12) чувство вины. Н.А. Аминов подчеркивает, что последний симптом свойственен только людям, профессионально, интенсивно взаимодействующим с другими людьми. При этом он предполагает, что синдром эмоционального сгорания проявляется сильнее у учителей, у которых выявляется профессиональная непригодность.

В целом существующие представления о структуре субъектных свойств (качеств, характеристик, факторов) дают основание выделить следующие четыре группы: 1) психофизиологические свойства субъекта как предпосылки осуществления им его субъектной роли, выступающие в качестве задатков; 2) способности; 3) личностные свойства, включая направленность; 4) профессионально-педагог. и предметные знания и умения как профессиональная компетентность в узком смысл. Эти группы субъектных свойств рассматриваются нами далее как компоненты структуры субъекта педагог. деятельности.

В наиболее обобщенном виде педагог. способности были представлены В.А. Крутецким, который и дал им соответствующие общие определения.

1. Дидактические с-и - способности передавать учащимся учебный материал, делая его доступным для детей, преподносить им материал или проблему ясно и понятно, вызывать интерес к предмету, возбуждать у учащихся активную самостоятельную мысль.

2. Академические с-и - способности к соответствующей области наук (к математике, физике, биологии, литературе и т.д.). Способный учитель знает предмет не только в объеме учебного курса, а значительно шире и глубже, постоянно следит за открытиями в своей науке, абсолютно свободно владеет материалом.

3. Перцептивные с-и - способности проникать во внутренний мир ученика, воспитанника, психол. наблюдательность, связанная с тонким пониманием личности учащегося и его временных психических состояний.

4. Речевые с-и - способности ясно и четко выражать свои мысли и чувства с помощью речи, а также мимики и пантомимики. Речь способного учителя на уроке всегда обращена к учащимся. Выражение мысли ясное, простое, понятное для учащихся.

5. Организаторские с-и - это, во-первых, способности организовать ученический коллектив, сплотить его, воодушевить на решение важных задач и, во-вторых, способности правильно организовать свою собственную работу. Организация собственной работы предполагает умение правильно планировать и самому контролировать ее. У опытных учителей вырабатывается своеобразное чувство времени - умение правильно распределять работу во времени, укладываться в намеченные сроки.

6. Авторитарные с-и - способность непосредственного эмоционально-волевого влияния на учащихся и умение на этой основе добиваться у них авторитета (хотя, конечно, авторитет создается не только на этой основе, а, например, и на основе прекрасного знания предмета, чуткости и такта учителя и т.д.).

7. Коммуникативные с-и - способности к общению с детьми, умение найти правильный подход к учащимся, установить с ними целесообразные, с педагог. т. зр., взаимоотношения, наличие педагог. такта.

8. Педагог. воображение - это специальная с-ть, выражающаяся в предвидении последствий своих действий, в воспитательном проектировании личности учащихся, связанном с представлением о том, что из ученика получится в будущем, в умении прогнозировать развитие тех или иных качеств воспитанника.

9. Способность к распределению внимания одновременно между несколькими видами деятельности имеет особое значение для работы учителя.

Н.В.Кузьмина выделяет два уровня педагог. сп-ей: перцептивно-рефлексивные и проективные. Первый уровень включает три вида чувствительности: чувство объекта, связанное с симпатией чувство меры или такта и чувство причастности. Второй уровень педагог. сп-ей, по Н.В.Кузьминой, - проективные сп-ти, соотносимые с чувствительностью к созданию новых, продуктивных способов обучения. Этот уровень включает гностические, проектировочные, конструктивные, коммуникативные и организаторские сп-ти.

Личностные качества. Отмечается обязательность таких качеств, как целеустремленность, настойчивость, трудолюбие, скромность, наблюдательность. Специально подчеркивается необходимость остроумия, а также ораторских способностей, артистичности натуры. К важным профессиональным качествам относятся: педагог. эрудиция, педагог. целеполагание, педагог. мышление, педагог. интуиция, педагог. импровизация, педагог. наблюдательность, педагог. оптимизм, педагог. находчивость, педагог. предвидение и педагог. рефлексия. Типы личностной направленности в структуре субъекта педагог. деятельности: истинно педагог., формально педагог. и ложно педагог. Только первый тип направленности способствует достижению высоких результатов в педагог. деятельности. Педагог. самосознание – это осознание учителем норм, правил, модели педагог. профессии, формирование профессионального кредо, концепции учительского труда; соотнесение себя с некоторым с некоторым профессиональным эталоном, идентификация; оценка себя другими, профессионально референтными людьми; самооценка, в которой выделяются а) когнитивный аспект, осознание себя, своей деятельности и б) эмоциональный аспект. Психол. портрет учителя любого учебного предмета включает следующие структурные компоненты: 1) индивидуальные качества человека, т.е. его особенности как индивида – темперамент, задатки и т.д.; 2) его личностные качества, т.е. его особенности как личности – соц. сущности человека; коммуникативные качества; 3) статусно-позитивные особенности; 4) деятельностные.

Мотив власти. Г.А. Мюррей еще в 1938 г. дал определение мотива власти, назвав его потребностью в доминировании. Г.А. Мюррей выделил основные признаки потребности в доминировании и соответствующие ей действия. Признаками, или эффектами потребности доминирования являются следующие желания:

- контролировать свое соц. окружение;

- воздействовать на поведение других людей и направлять его посредством совета, обольщения, убеждения или приказания;

- побуждать других поступать в соответствии со своими потребностями и чувствами;

- добиваться их сотрудничества;

- убеждать других в своей правоте.

Н.А. Аминов отмечает также соответствие этим желаниям определенных действий, которые, согласно Г.А. Мюррею, сгруппированы следующим образом: