21213

Социальные группы: основные характеристики

Лекция

Психология и эзотерика

Социальные группы: основные характеристики. Возникновение социальной группы обусловлено общественноэкономическими причинами. У социальной группы общие нормы цели санкции групповые ритуалы отношения совместная деятельность и т.

Русский

2013-08-02

2.18 MB

28 чел.

Лекция № 2  ГРУППА

ПЛАН:

Социальные группы: основные характеристики.

Групповые влияния на индивидуальное поведение.

Групповая динамика и групповая эффективность.

1.Социальные группы: основные характеристики.

Возникновение социальной группы обусловлено общественно-экономическими причинами.

Социальная группа – представляет собой важную форму объединения людей в процессе деятельности и общения по Шибутани.

У социальной группы общие нормы, цели, санкции, групповые ритуалы, отношения, совместная деятельность и т. д. – все эти феномены выступают в качестве особых компонентов социальной группы, определяющих меру ее устойчивости.

Основные признаки социальной группы:

  1.  Наличие интегральных психологических характеристик, таких как общественное мнение, психологический климат, групповые нормы, групповые интересы и т д. которые формируются с возникновением и развитие группы.
  2.  Существование параметров группы как единого целого - параметр это показатель характеризующий определенное свойство:

а) композиция – это совокупность характеристик членов группы (численность группы, ее возрастной или половой состав, национальность или социальное положение членов группы).

б) структура группы - это функции, которые выполняют отдельные члены группы, а также межличностные отношения в ней (формальных или неформальных отношений членов группы).

в) групповой процесс – это динамические, т.е. меняющиеся показатели группы как социального процесса отношений.(сплоченность, лидерство, руководство, процесс группового давления – конформизм, и т. д. любые изменения жизнедеятельности социальной группы.

  1.  Способность индивидов к согласованным действиям - это обеспечивает согласие, единство действий, направленных к достижению цели. Степень согласованности зависит от уровня развития группы, социальной ситуации, деятельности лидера или руководителя.
  2.  Действие группового давления -  побуждает человека вести себя определенным образом. Индивидуальным результатом такого давления  выступает конформность как качество человека в нормативном или ненормативном варианте.
  3.  Установление определенных отношений между членами группы. Все социальные отношения бывают двух типов:

а)- конвенциональные (формальные)

б)- межличностные (неформальные)

Эти два типа отношений сочетаются в любой социальной группе.

Типология групп.

Основными критериями групп могут выступать: количество человек в группе, общественный статус, уровень развития и т.д.

По общественному статусу группы делятся на:

  1.  Формальные – создаются администрацией;
  2.  неформальные – складываются добровольно.

По непосредственности взаимодействий на:

  1.  реальные – это группы, в которых люди находятся в постоянной жизнедеятельности.
  2.  номинальные-

По значимости на:

1) референтные (эталонные) – это группы, на которые люди ориентируются в своих интересах.

2) группы членства: 

По количеству человек на:

1) большие группы – это такие группы участники которой не могут непосредственно взаимодействовать с друг другом.

2) малые группы - это такие группы участники которой лично знают друг друга.

Малая группа – это совокупность индивидов, непосредственно взаимодействующих друг с другом для достижения общих целей и осознающих свою принадлежность к данной совокупности – по Анатолию Леонидовичу Свенцицкому.

А.И. Донцов выделяет ряд следующих характеристик малых групп:

1.Относительно регулярный и продолжительный контакт на минимальной дистанции, без посредников.

2.Общие цели, реализация которых позволяет удовлетворить индивидуальные потребности и интересы.

3.Участие в общей системе распределения функций и ролей в совместной жизнедеятельности, что предполагает кооперативную взаимозависимость участников.

4.Общие нормы и правила  внутри- и межгруппового поведения.

5.Чувства солидарности членов группы друг с другом и признательности группе.

6.Ясное и дифференцированное (индивидуализированное) представление членов группы друг о друге.

7.Достаточно определенные и стабильные эмоциональные отношения, связывающие членов группы.

8.Люди, взаимодействующие в группе, представляют себя как членов одной и той же группы и аналогично воспринимаются

Исследования различных характеристик групп (преимущественно малых) представлены в западной социальной психологии весьма широко. В частности, Хемпил, выделяет следующие параметры групп:

1.Размер группы.

2.Сплоченность или степень, в которой группа функционирует как целое.

3.Гомогенность (однородность) членов группы по таким характеристикам, как возраст, пол и образование.

4.Гибкость групповой деятельности с точки зрения неформальных, а не установленных процедур.

5.Стабильность группы относительно значительных изменений за определенный период времени.

6.Проницаемость или готовность группы к принятию новых членов.

7.Поляризация группы, исходя из ее ориентации и функционирования в направлении к единой цели.

8.Автономия членов группы относительно ее функционирования независимо от других групп.

9.Близость членов группы относительно знакомства с деталями жизни друг друга.

10.Контроль или степень, в которой группа регулирует поведение индивидов в то время, когда они функционируют как члены группы.

11.Участие членов группы в затратах времени и сил на групповую деятельность.

12.Важность группы для ее членов.

13."Гедонический тон", исходя из степени общего чувства удовлетворения или неудовлетворения, которое сопровождает групповое членство.

14.Позиция членов группы относительно распределения их статусов в иерархии.

15.Зависимость членов группы от данной группы.

Функции группы

Американский социолог Н. Смелзер  выделяет следующие функции групп:

1) социализация - процесс включения личности в определенную социальную среду и усвоение ее норм и ценностей

2) инструментальная функция группы состоит в осуществлении той или иной совместной деятельности людей. Многие виды деятельности невозможны в одиночку.

3) экспрессивная функция группы состоит в удовлетворении потребностей людей в одобрении, уважении и доверии. Эту роль выполняют часто первичные и неформальные группы (или социоэмоциональные). Будучи их членом, индивид получает удовольствие от общения с психологически близкими ему людьми - родными и друзьями.

4) Поддерживающая функция группы проявляется в том, что люди стремятся к объединению в трудных для них ситуациях. Они ищут психологическую поддержку в группе, чтобы ослабить неприятные чувства. 

Размер группы

Одним из важных факторов, определяющих свойства группы, является ее размер, численность. Большинство исследователей, считают, что численности группы, начинается с:- диады - соединения двух лиц.

Конечно, диада представляет собой специфическое человеческое образование. С одной стороны, межличностные связи в диаде могут отличаться большой прочностью. По сравнению с другими группами, принадлежность к диаде вызывает гораздо более высокую степень удовлетворенности ее членов. С другой стороны, диаде, как группе свойственна и особая хрупкость. Большинство групп продолжает существование, если лишается одного из своих членов, диада в этом случае распадается.

Социолог Я. Щепаньский, полагает, что группа включает в себя не менее трех человек (Щепаньский, 1969).

Взаимоотношения в триаде — группе из трех человек — также отличаются своей специфичностью. Каждый из членов триады может действовать в двух направлениях: 1. способствовать укреплению этой группы

2.или, наоборот, стремиться к ее разъединению.

Немецкий социолог Г. Зиммель, в триаде проявляется тенденция к объединению двух членов группы против третьего. Получается, как в поговорке "Третий — лишний".

Обнаружен ряд зависимостей между размером групп и поведением их членов. Так, А. Слейтер провел эксперимент с дискуссионными группами, в каждой из которых обсуждения проходили четыре раза. По своей величине эти группы ранжировались от двух до семи членов. Оказалось, что группы из пяти членов выразили наибольшую удовлетворенность различными сторонами данного группового эксперимента. Когда группы превышали пять человек, отмечались более высокие оценки конкурентного и импульсивного поведения. Таким образом, с изменением размера групп менялись не только перспективы участия ее членов в дискуссии, но происходили соответствующие перемены в их самочувствии, связанном с этим участием.

Эксперименты показали также, что группы, состоящие из четного числа членов, в дискуссионных задачах демонстрируют поведенческие образцы, которые отличаются от групп с нечетным числом членов. Наибольшие различия обнаружены между диадами и другими группами с нечетным числом членов. В диадах были зафиксированы более высокие оценки несогласия и антагонизма. Это объясняется тем, что в диадах можно получить большинство при решении вопросов только одним образом — когда обе стороны приходят к согласию.

При классификации групп по их численности называются различные цифры (Кричевский и Дубовская, 2001); С точки зрения оптимальности руководства малой группой считается, что она должна состоять из 5—9 человек. Эти цифры соответствуют так называемому магическому числу 7 ±2 (объем оперативной памяти человека). Вопрос о численности членов малой группы является для социальных психологов пока дискуссионным.

Групповая структура

Любая группа имеет ту или иную структуру — определенную совокупность относительно устойчивых взаимосвязей между ее членами. Особенности этих взаимосвязей обусловливают всю жизнедеятельность группы, включая продуктивность и удовлетворенность ее членов.

Прежде всего, следует назвать цели группы. В соответствии с целью группы возникает необходимость тесной интеграции действий всех ее членов, каждый должен выполнять свои функции, его работа невозможна в изоляции от других членов. Все это само по себе способствует сплочению группы.

В группах другого типа, когда для достижения общих целей используется только сумма индивидуальных действий каждого из ее членов, характер взаимосвязей выглядит иным образом. Так, в каком-либо административном отделе служащие могут нести специфические обязанности, при выполнении которых они друг от друга не зависят и согласовывают свою деятельность только с руководителем отдела. Отметим роль такого фактора, как степень автономности группы - все функциональные взаимосвязи между членами группы заранее четко определены. Члены группы не могут внести изменения в существующую структуру этих связей без согласования с руководством. Степень автономности такой группы незначительна.

К числу существенных факторов, влияющих на структуру группы, относится также однородность социально-демографических, социальных и психологических особенностей ее членов. Высокая степень однородности группы по таким признакам, как пол, возраст, образование, уровень квалификации и наличие на этой основе общности интересов, потребностей, ценностных ориентации и т.д., является хорошей основой для возникновения тесных связей между ее членами. Разнородная по указанным признакам группа обычно распадается на несколько неформальных групп, каждая из которых сравнительно однородна по своему составу – здесь есть все предпосылки для возникновения постоянных и прочных контактов между членами данной группы. На основе такой общности рождается чувство спаянности, чувство "мы", когда люди идентифицируют себя с этой группой.

Структура группы с высокой степенью чувства "мы" характеризуется более тесными взаимосвязями ее членов по сравнению со структурой группы, не отличающейся таким единством. В последнем случае контакты ограничены и носят преимущественно официальный характер. Неформальные связи при этом менее значительны и не объединяют всех членов данной группы.

Как показывают исследования, степень сплоченности группы зависит от того, насколько принадлежность к ней удовлетворяет потребности ее членов. Факторами, привязывающими человека к группе, могут быть интересная работа, сознание ее общественной важности, престиж группы, наличие в ней друзей и т.д.

Структура группы зависит также от ее величины. Наблюдения показывают, что связи между членами групп, состоящих из 5 — 10 человек, обычно прочнее, нежели в больших по численности. Структура небольших групп чаще складывается под влиянием неформальных взаимоотношений. Здесь в случае необходимости легче организовать взаимозаменяемость, чередование функций между ее членами. С другой стороны, вряд ли возможны постоянные неформальные контакты всех членов группы, состоящей из 30—40 человек и более. Внутри такой группы чаще всего возникает несколько неофициальных подгрупп. Таким образом, структура группы в целом по мере ее увеличения все в большей степени будет характеризоваться формальными взаимосвязями.

На основе многолетних эмпирических исследований А.В. Петровский разработал модель многоуровневой структуры межличностных отношений в высокоразвитой группе

Эта модель является составной частью его стратометрической концепции, которая "рассматривает сущностные для коллектива межличностные отношения как опосредствованные содержанием групповой деятельности" В данной многоуровневой структуре выделяется несколько страт (слоев), имеющих различные психологические характеристики.

Центральное звено групповой структуры (А) составляет сама предметная деятельность группы, ее содержательная характеристика. В качестве эмпирических показателей, которые могли бы быть использованы для оценки предметной деятельности, предлагаются следующие:

1) оценка выполнения основной общественной функции — участия в общественном разделении труда;

2) оценка соответствия группы социальным нормам;

3) оценка способности группы обеспечить каждому ее члену возможность для развития.

Следующая за описанным выше слоем страта Б фиксирует отношение каждого члена группы к выполняемой групповой деятельности, ее целям, задачам, принципам, на которых она строится, мотивацию этой деятельности, ее социальный смысл для каждого участника.

В страте В представлены межличностные отношения, опосредствованные содержанием совместной деятельности — ее целями, задачами, ходом выполнения, принятыми в группе принципами, идеями, ценностными ориентациями. Деятельностное опосредствование, как отмечает автор этой модели, — принцип существования и понимания феноменов данной страты.

Последний, поверхностный слой групповой структуры включает в себя связи, по отношению к которым ни цели деятельности группы, ни значимые для нее ценностные ориентации не выступают в качестве основного фактора. К показателям этого слоя относятся, например, данные социометрических тестов, показатели сенсомоторной и психофизиологической совместимости. Подчекивается, что содержание групповой деятельности на этих связях почти не сказывается.

Основная идея концепции А.В. Петровского состоит в том, что структуру социальной группы (малой) и процессы, в ней происходящие, следует рассматривать исходя из совместной деятельности, объединяющей ее членов. Именно благодаря такой деятельности возможно достижение группой высокого уровня своего развития. Модель А.В. Петровского позволяет по-новому подходить к сбору и интерпретации эмпирических данных при выявлении различных сторон групповой активности.

Внутригрупповые коммуникации

Члены любой группы, решая какие-либо задачи своей деятельности, постоянно вступают друг с другом в те или иные контакты, обмениваясь соответствующей информацией. Наличие определенных и устойчивых коммуникаций между членами группы считается очень значимым и совершенно очевидным аспектом групповой структуры. Та или иная конфигурация каналов коммуникаций, связывающая членов группы, называется коммуникационной сетью. В формальных группах сети коммуникаций устанавливаются определенными официальными распоряжениями, их члены не обладают правом вносить в эти сети произвольные изменения. В неформальных группах коммуникационные сети складываются спонтанно, в соответствии с групповыми целями. Здесь образовавшиеся конфигурации коммуникаций между индивидами могут быть сравнительно легче подвержены изменениям, хотя порой неформальные сети коммуникаций бывают столь же стабильными, что и формальные. Однако, во всяком случае, тот или иной вид сети коммуникаций не может не влиять на продуктивность группы и отношение ее членов к своей деятельности. Свидетельство тому — данные экспериментов, посвященных выяснению эффективности различных коммуникационных сетей. В работах Г. Ливитт, который поставил перед собой задачу выявить, как различные сети коммуникаций в группах влияют на решение ими совместных задач. Ливитт изучал следующие коммуникационные сети, включавшие в себя по пять человек.

Испытуемые помещались в отдельные кабины, и они не могли видеть друг друга. Коммуникации осуществлялись лишь путем письменных сообщений, передаваемых через щели в стенах кабин. При этом каждый испытуемый мог иметь контакты лишь с определенными членами группы. Так, в "круге" он был связан только с теми людьми, которые находились по ту или другую сторону от него; испытуемый, занимающий центральную позицию в"штурвале", имел контакты с каждым из остальных, они же, в

свою очередь, могли связываться только с ним одним и т.д. Заметем, что испытуемые не имели никакой предварительной информации о строении сети, которую они составляли.

Экспериментальная задача состояла в следующем. Каждый член группы получал пять разноцветных шариков. Цвет одного из этих шариков был одинаковым у всех испытуемых. Членам группы на основе обмена информацией надо было как можно скорее обнаружить этот общий для всех цвет. Задача не считалась решенной до тех пор, пока все пять испытуемых в группе не узнавали, какой цвет является общим. Для выполнения этой сравнительно простой задачи необходимо, чтобы информация от каждого члена группы поступила к какому-либо одному ее члену, а затем этот испытуемый мог отобрать общий цвет и передать сообщение о нем всем остальным.

Каждая группа принимала участие в серии подобных экспериментов. Образец коммуникаций оставался при этом прежним, менялись лишь наборы цветов. Продуктивность каждой из коммуникационных сетей выявлялась путем измерения скорости решения задачи, числа отправленных сообщений, количества сделанных ошибок и т.д.

Выяснилось, что наиболее продуктивным образцом коммуникаций, исходя из этих критериев, был "штурвал". Далее следовали в порядке уменьшения продуктивности тип "У", "цепь" и "круг". При анализе направления потоков информации обнаружилось, что в сетях "штурвал", тип "У" и "цепь" испытуемые обычно передавали сообщения члену группы, занимающему наиболее центральную позицию, а затем от него сообщение об общем цвете шло назад, на периферию. При таком способе взаимодействия задача решалась быстрее всего в "штурвале" и медленнее всего в "цепи". В каждом из этих трех случаев в результате данной совместной деятельности возник свой сравнительно устойчивый шаблон, которому испытуемые следовали, с тем, чтобы решить задачу. Наибольшие трудности в установлении определенного шаблона взаимодействия встретились в "круге". Здесь посылалось больше сообщений, чем в других сетях. Многие из этих сообщений были предложениями о том, как улучшить организацию деятельности.

Интересные различия между данными коммуникационными сетями наблюдались при изучении влияния помех на их работу. Вместо шариков простых чистых цветов испытуемые получали пятнистые шарики необычных оттенков, трудные для описания. Теперь два человека, глядя на идентичные шарики могли описать их совершенно различным образом. Так, один назвать в своем сообщении шарик зелено-желтым, другой мог написать, что это цвет воды, и т.д. Итак, "шум" проник в данную систему в виде семантической проблемы.

Выяснилось, что способности рассматриваемых коммуникационных сетей адаптироваться к указанным изменениям различны. "Круг" быстро приспосабливался к новой ситуации, его члены вырабатывали общий код — согласованный ряд названий для необычных цветов. "Штурвал" проявил гораздо меньше гибкости, приспосабливаясь к этой абстрактной и новой работе. В "штурвале" делалось больше ошибок, чем в "круге".

В экспериментах Ливитта ставился также вопрос об удовлетворенности испытуемых в различных сетях своей деятельностью. Интересно, что испытуемые в "круге" чувствовали большую удовлетворенность, нежели участники в других коммуникационных сетях. Наименее удовлетворенными были люди в "штурвале". По сравнению с ними испытуемые в "круге" имели больше возможностей для непосредственного участия в решении экспериментальной задачи. Они меньше зависели друг от друга, так как могли контролировать один другого.

Эксперименты Ливитта показали также, что удовлетворенность каждого из испытуемых всецело обусловлена их местом в коммуникационной сети. Те, которые занимали центральные позиции, были более удовлетворены своей деятельностью, чем находящиеся на периферии. Так, индивид, расположенный в центре"штурвала", высказывал наивысшую удовлетворенность по сравнению с остальными участниками данной сети .Это объясняется тем, что испытуемые, находящиеся в центральных позициях, имели большую возможность сопоставления информации, которая к ним поступала, а также выбора членов группы, с которыми они могли вступать в контакты. Индивиды, занимающие периферические позиции, были ограничены в этих возможностях. Они в меньшей степени принимали участие в решении групповой задачи.

Работающий в данном направлении М. Шоу использовал коммуникационные сети другого вида. Каждая из них включала четырех человек.

Важное отличие этих экспериментов от работы Ливитта состояло в том, что у Шоу испытуемые с самого начала обладали неравным количеством информации. Так, в каждой серии опытов один из участников сети, находящихся на периферии, получал пять единиц информации, а остальные — по единице информации. Выяснилось, что при этих условиях испытуемые в "круге" решали задачу быстрее всего и были наиболее удовлетворены своей деятельностью по сравнению с участниками других коммуникационных сетей. Кроме того, испытуемые, которые изначально располагали большей информацией, были так же удовлетворены своей деятельностью, как и те, которые занимали более близкую к центру. Таким образом, удовлетворенность индивида в сети коммуникаций зависит как от его позиции, так и от количества информации, которую он может распределять. Причем центральные позиции в сети наиболее удовлетворяют индивида именно в силу возможности для него получать и отправлять больше информации, чем в периферическом положении.

Можно заключить, что одни цели, стоящие перед группой, требуют одной коммуникационной сети, другие цели — другой. При решении простых задач централизованные сети должны быть более эффективными, чем децентрализованные. При решении сложных задач, наоборот, наиболее эффективны децентрализованные, а не централизованные сети. Хотя приведенные данные получены в итоге лабораторных экспериментов, они имеют и прикладное значение, поскольку позволяют устанавливать оптимальную сеть коммуникаций в малых группах.

Классификации групп

Имеется ряд классификаций социальных групп, в каждой из которых используются различные основания для выделения тех или иных видов. Все разнообразие человеческих групп в обществе можно подразделить прежде всего на первичные и вторичные группы, как это сделал в начале прошлого века американский социолог Ч. Кули.

Первичные — это контактные группы, в которых люди не только взаимодействуют "лицом к лицу", но и тесно объединены эмоциональной близостью. Такие группы характеризуются интимными и продолжительными отношениями небольшого числа людей. Первичным группам свойственно доставлять удовлетворение их членам. Здесь каждый из них видит в другом уникальную индивидуальность, и все взаимоотношения между членами группы носят исключительно личный характер. В качестве примеров типичных первичных групп можно назвать семью, круг близких друзей. Принадлежность к тем или иным первичным группам сама по себе является ценностью для ее членов и обычно не преследует никаких других целей.

Вторичные группы характеризуются безличным взаимодействием их членов, которое обусловлено теми или иными официальными организационными отношениями. Такие группы противоположны по своей сути первичным. Значимость членов вторичных групп друг для друга определяется не на основе их индивидуальных свойств, а вследствие умений выполнять определенные функции. Люди объединяются во вторичные группы прежде всего стремлением к получению каких-либо экономических, политических или иных выгод. Примерами таких групп являются индустриальная организация, профессиональный союз, политическая партия.

Однако трудно найти такую вторичную группу, вся деятельность которой была бы построена только на рациональной и безличной основе. В реальности многим вторичным группам наряду с системой официальных взаимосвязей присущи и первичные отношения между своими членами. Очевидно, что ни одна группа не сможет долго существовать без преданности ее членов общему Делу и их искреннего сотрудничества. Неудивительно, что порой индивид находит во вторичной группе именно то, чем он был обделен в первичной группе. Так, обращение индивида к активному Участию в деятельности какой-либо политической партии может быть его своеобразным "ответом" на ослабление привязанностей. Между членами своей семьи. При этом силы, побуждающие индивида к такому участию, являются не столько политическими, сколько психологическими.

Группы также подразделяются на формальные и неформальные. В основу такого деления кладется характер структуры группы. Как уже отмечалось, под структурой группы имеется в виду существующее в ней относительно постоянное сочетание взаимосвязей между ее членами. Структура группы может определяться как внешними, так и внутренними факторами. В больших организациях характер связей между членами группы определяется решениями другой группы или какого-то лица извне. Внешняя регламентация определяет формальную (официальную) структуру группы. В соответствии с такой регламентацией члены группы должны взаимодействовать друг с другом определенным, предписанным им образом. Специфика деятельности людей в любой официальной организации зафиксирована служебными инструкциями, приказами и другими нормативными актами. Формальная структура создается для того, чтобы обеспечить выполнение определенных официальных задач. Если из нее выпадает какой-либо индивид, то освободившееся место занимает другой, такой же специальности и квалификации. Связи, составляющие формальную структуру, безличны. Итак, группа, основанная на подобных связях, называется формальной.

Если формальная структура группы определяется внешними факторами, то неформальная, наоборот, — внутренними. Неформальная структура является следствием личного стремления индивидов к тем или иным контактам и отличается большей гибкостью по сравнению с формальной. Люди вступают в неформальные отношения друг с другом для того, чтобы удовлетворить некоторые свои потребности — в общении, объединении, привязанности, дружбе, получении помощи, доминировании, уважении и т.д. Неформальные связи возникают и развиваются спонтанно, по мере того как индивиды взаимодействуют друг с другом. На основе таких связей образуются неформальные группы. Например, компания друзей или единомышленников. В таких группах люди совместно проводят время, играют, устраивают вечеринки, занимаются спортом, рыбной ловлей, охотой. Возникновению неформальных групп может способствовать пространственная близость индивидов. Принадлежность индивидов к одним и тем формальным группам облегчает неформальные контакты между ними и также способствует образованию неформальных групп. Это приводит к зарождению солидарности и соответствующих неформальных взаимосвязей. Еще два типа групп в 1942 г. американский социальный психолог Г. Хаймен ввел в научный оборот термин "референтная группа", применив его к такой группе, соответствии с которой индивид оценивает свое собственное повеение или ситуацию, в которой находится. Автор проводил различие между группой членства, т.е. такой, к которой человек принадлежит в действительности, и группой референтной, которая используется как некоторая основа для сравнения. При этом референтная группа может быть или не быть группой членства.

Среди отечественных классификаций групп можно выделить подход Г.М. Андреевой. Здесь все группы подразделяются прежде всего на условные и реальные. Группа условная — это совокупность людей, объединенных по какому-либо общему для них признаку (полу, возрасту, уровню образования, характеру деятельности и т.д.). Индивиды, входящие в состав такой группы, не имеют прямых или косвенных объективных взаимоотношений друг с другом. Строго говоря, такая общность не является группой в социально-психологическом смысле, уместнее называть ее социальной категорией.

Классификация групп, изучаемых в социальной психологии (Андреева, 1996)

Группа реальная — это общность людей, существующая в определенном общем для них пространстве и времени и объединенная реальными отношениями (например, школьный класс, рабочая бригада, воинское подразделение, семья и т.д.). Как отмечает Г.М. Андреева, социальная психология сосредоточивает свое исследование именно на реальных группах. Такие группы подразделяются на лабораторные и естественные группы.

Лабораторные группы, будучи группами реальными со всеми подобной общности, в то же самое время являются группами искусственными, поскольку создаются в соответствии с замыслом исследователя, который предусматривает их соста по полу, возрасту, образованию и ряду других характеристик Хотя изучение лабораторных групп занимает немалое место в социальной психологии (особенно в США), основное внимание исследователи уделяют естественным группам.

Естественные группы, в свою очередь, подразделяются на большие и малые. По словам Г.М. Андреевой, малые группы — "обжитое поле социальной психологии", и с этим нельзя не согласиться. Мы уже отмечали, что социальные психологи уделяют основное внимание группам малым. Что касается больших групп, то одни из них имеют солидную традицию исследования (таковы неорганизованные, стихийно возникшие группы), другие же (организованные, длительно существующие, например, нации) гораздо слабее представлены в социальной психологии как объект исследования.

Исследуя малые группы, Г.М. Андреева подразделяет их на две разновидности: становящиеся и развитые. Первые уже обладают определенной заданностью внешними социальными требованиями, но еще не сплоченные совместной деятельностью. Вторые — это группы сложившиеся, которые характеризуются более высоком уровнем развития.

Отметим, что подход Андреевой имеет под собой несомненные логические основания. Данную классификацию можно рассматривать как плодотворную попытку соотнести между собой различные виды групп, изучаемых в современной социальной психологии. 

Организация как социальная группа

Специфическим видом социальной группы можно считать любую человеческую организацию. Самым общим образом организацию можно определить как группу с дифференциацией социальных ролей. Это значит, что даже несколько человек, имеющих общую цель и распределивших свои функции для достижения данной цели, представляют собой организацию. Система социальных ролей, выполняемых членами организации, определяет характер их взаимодействия друг с другом.

Все многообразие человеческих организаций можно подразделить на формальные и неформальные организации. Так, группы приятелей, отправляющихся на рыбалку, вполне может быть названа организацией, поскольку один из них предлагает свою автомашину и выступает в роли водителя, другой заботится о рыболовных снастях, третий — о провизии, четвертый обеспечивает ночлег. Такая неформальная организация может существовать день-два, а порой и более продолжительное время (и не только для рыбной ловли, что приведет уже к распределению других функций между этими приятелями). Деятельность подобных организаций обусловлена спонтанно и постепенно складывающимися правилами и нормами.

Неформальная организация может иногда полностью совпадать с. организацией формальной (официальной). Например, небольшой кооператив, состоящий только из лиц, связанных родственными или товарищескими узами. Очевидно, что их взаимодействие будет регулироваться здесь не только (и не столько) нормами права, сколько давно сложившимися неофициальными отношениями.

Существует множество организаций, созданных целиком на формальной (официальной) основе. Например, высшее учебное заведение, предприятие, крупное воинское подразделение. Деятельность таких организаций регламентируется заранее определенными, порой весьма жесткими предписаниями. По сути, это большие социальные группы, жизнедеятельность которых осуществляется не только на основе официальных регламентации, но и посредством неформальной регуляции поведения людей.

В любом подразделении формальной организации можно обнаружить некоторую совокупность определенным образом интегрированных и координированных действий индивидов, которые являются спонтанными и осуществляются вне каких-либо официальных предписаний. Это явление также представляет собой неформальную организацию (отличие ее от группы приятелей-рыболовов в нашем примере заключается в том, что она возникает в пределах формальной организации (группы) и на неформальной основе соединяет тех лиц, между которыми уже существуют какие-либо официальные отношения).

Многообразные контакты, составляющие в совокупности неформальную организационную структуру той или иной трудовой группы, имеют под собой соответствующую основу. Можно сказать, что неформальная организация так же, как и формальная, выполняет определенные функции.

Главной из этих функций является удовлетворение социальных потребностей личности. Возьмем, например, потребность в общении. Официальное взаимодействие работника с другими Членами организации вряд ли приводит к достаточному удовлетворению потребности в общении. Ведь личность не ограничивайся лишь рамками своей официальной роли в той или иной организации. К тому же далеко не всегда официальные контакты  свзывают человека с теми людьми, с которыми он действительно хочет общаться. Особую ценность всегда имеет возможность общения с товарищами.

Потребность индивида в общении удовлетворяется, как правило на горизонтальном уровне (имеются в виду контакты между людьми, равными друг другу по своему служебному положению). Так, обнаружено, что для рабочего имеет большую личностную значимость характер его отношений с товарищами по бригаде, чем с мастером. И удовлетворенные, и не удовлетворенные отношениями с товарищами работницы более высоко оценивают влияние этих отношений на настроение по сравнению с соответствующими оценками работниц, удовлетворенных и не удовлетворенных взаимоотношениями с мастером (Русалинова, 1972). В целом результаты многочисленных отечественных исследований показывают, что взаимоотношения на неформальной основе не только воспринимаются работниками как наиболее значимые, но и вызывают у них большую удовлетворенность, нежели их отношения на формальной основе.

В качестве другой важной функции неформальной организации следует назвать социальный контроль, позволяющий регулировать поведение членов группы в соответствии с принятыми в ней нормами. Эти нормы представляют собой установленные группой стандарты ожидаемого поведения, на основе которых ее члены судят о том, какое поведение является "правильным", а какое — "неправильным". Групповые нормы, будучи одним из компонентов группового сознания, обычно не фиксируются в письменной форме, а выражаются лишь устно.

Групповые нормы могут охватывать самые разные сферы жизнедеятельности организации. На основе таких норм регулируется трудовая деятельность членов неформальных групп, их поведение по отношению друг к другу, их отношение к тем или иным группам в данной организации. Групповые нормы порой диктуют характер отношений к руководителям, участие в различных формах совместного проведения досуга, манеры речи, стиль одежды, внешний облик в целом.

В случае если поведение индивида отклоняется от существующих групповых стандартов, к нему применяют какие-либо неформальные негативные санкции. Цель этих санкций, исходящих неофициально от имени какой-либо неформальной группы, состоит в том, чтобы воздействовать на поведение нарушителя общепринятой нормы в соответствующем направлении.

Характер социальных требований со стороны первичной рабочей группы к поведению индивида зависит от степени ее сплоченности. Как показывают многочисленные данные, в группах достигших высокой степени сплоченности, с развитыми товарищескими отношениями, уровень этих требований высок, они отличаются постоянством и устойчивостью.

К числу наиболее важных функций неформальной организции можно отнести также неформальное лидерство. Под лидерством в данном случае понимается эффективное влияние видов, не облеченных соответствующей официальной властью

на членов группы, что побуждает последних действовать определенным образом. Лидер направляет поведение других людей на основе сугубо личного убеждения или внушения.

Тот или иной член группы становится лидером в неформальной организации стихийно и по разным причинам. В одном случае это может быть связано с высоким уровнем компетенции работника в профессиональных вопросах, в другом — с наличием у него большого стажа работы в данной организации, в третьем — с богатым жизненным опытом, в четвертом — с особенностями его характера, такими, например, как чуткость и отзывчивость. Подчеркнем ситуативность такого лидерства. Это значит, что в одной ситуации в роли лидера может выступать один член группы, в другой ситуации — другой ее член и т.д. Например, при освоении новой продукции лидером в трудовой группе может оказаться индивид, имеющий соответствующий опыт. В другом случае, при организации туристского похода, в роли лидера выступит энергичный любитель туризма.

Таким образом, любой индивид в неформальной организации находится под влиянием нескольких лидеров. Конечно, сила их влияния неодинакова. Одни лидеры воздействуют на членов группы в большей степени, чем другие. Иногда встречается и такой лидер, который заметно доминирует над остальными.

Можно отметить некоторые общие черты, характерные для неформальных лидеров. Они в наибольшей степени по сравнению с другими членами неформальной организации осознают складывающиеся групповые нормы. Лидера можно даже назвать носителем групповых норм. Он активнее всех способствует воплощению этих норм в жизнедеятельность неформальной организации.

Неформальный лидер часто лучше информирован по вопросам, важным для группы. Он отличается также способностью к эффективному общению — легко вступает в контакт с другими людьми и использует наиболее успешные формы общения с тем, чтобы повлиять на поведение членов группы.

Отметим, что выступление в роли неформального лидера возможно лишь на основе потребности данного индивида в руководстве другими людьми. При этом в случае успеха желание направлять действия людей сопрягается с чувством удовлетворения как следствием выполнения данной неофициальной роли.

2.Групповые влияния на индивидуальное поведение.

§ 1. Фазы группового членства

Жизнедеятельность социальных групп можно рассматривать как совокупность определенных процессов, направленных на ее регулирование. Каждая личность, будучи членом какой-либо социальной группы, так или иначе, участвует в этих процессах, внося свою лепту в групповую жизнедеятельность. С другой стороны, группа осуществляет многообразные воздействия на личность, как произвольные, так и непроизвольные. Динамические процессы, характеризующие жизнедеятельность групп, включают в себя различные фазы. Изучали эти процессы, Р. Морланд и Д. Левин. В соответствии с положениями Морланда и Левина, пребывание личности в группе можно рассматривать в рамках пяти фаз, каждая из которых связана с различной социальной ролью, выполняемой этой личностью.

  •  На первой, исследовательской, фазе группа ищет людей, которые, по всей вероятности, способны достичь групповых целей, а вероятные члены заняты поиском групп, которые предоставят возможность удовлетворять их личные потребности. Если оба уровня обязательств — и со стороны личности, и со стороны группы — достаточно сильны, то вероятный член входит в эту группу. Одни группы (и их немало) имеют сравнительно низкие критерии для вступления в них и постоянно принимают новых членов. Другие же устанавливают строгие критерии, и лишь время от времени позволяют другим входить в их состав. В таких, более формальных, группах вступление новых членов почти всегда сопровождается какими-либо церемониями, суть которых состоит в признании только что установленных связей между данной группой и этой личностью.
    •  На следующей фазе — социализации — группа пытается приспособить мышление и поведение индивида к тому, чтобы он мог внести максимальный вклад в ее деятельность. Группа выполняет эту задачу посредством уроков формального и неформального обучения и с помощью "инструкторов", которые моделируют соответствующий образ мыслей и действий. Во время процесса социализации новый член группы часто пытается изменить данную группу таким образом, чтобы это соответствовало его потребностям. Фаза социализации заканчивается, когда уровни взаимных (индивида и группы) обязательств возрастают в такой степени, что индивид становится полноправным членом группы.
  •  В течение фазы утверждения группа пытается определить специальную роль для каждого полноправного члена, чтобы увеличить, насколько возможно, его вклад в групповые цели. В противоположность этому сам член группы часто старается определить свою роль в ней в соответствии со своими возрастающими потребностями. Если социальное влияние, которое осуществляют обе стороны (личность и группа), приводит к обоюдному согласию относительно роли полноправного члена группы, то обязательства каждой из сторон возрастают. Если же такие переговоры о роли не удаются, то и личность, и группа будут считать свои отношения не плодотворными, следствием чего будет уменьшение взаимных обязательств. Данный индивид тогда будет рассматриваться как маргинальный член.
  •  Когда полноправный член группы оказывается маргиналом, то он вступает в следующую фазу — ресоциализации. При этом обе стороны еще раз пытаются убедить друг друга пойти навстречу взаимным ожиданиям. Если группе или личности удается убедить другую сторону согласиться с их ролевыми ожиданиями или же здесь достигается компромисс, то маргинальный член группы снова считается ее полноправным членом. Однако если никакого согласия не достигается, уровни взаимных обязательств личности и группы падают в еще большей степени, побуждая личность выйти из этой группы. В результате следующей фазы — воспоминания — оставшиеся члены группы приходят к согласию относительно вклада бывшего члена в групповые цели, и аналогично этому бывший член вспоминает о плюсах и минусах своего пребывания в данной группе.

§ 2. Влияние групповых норм на личность

Давно замечено, что личность, будучи членом тех или иных социальных групп, обычно строит свою деятельность прежде всего с учетом взглядов, существующих в данных группах и в обществе в целом. Эти взгляды обусловлены ценностями и целями групп и находят свое выражение в определенных правилах и стандартах поведения, иначе говоря, в социальных нормах. Групповые нормы выступают в качестве одного из регуляторов поведения личности не только в пределах данной группы, но и при взаимодействии члена какой-либо группы с представителями других социальных групп.

Социальные нормы любых групп выражаются в соответствующих правилах (Е.М. Пеньков):

а) как средство ориентации поведения каждой личности в той или иной ситуации;

б) как средство социального контроля за поведением личности со стороны данной общности людей.

Те или иные социальные нормы присущи всяким группам — большим (социальные слои, этнические общности) и малым, формальным и неформальным. Социальные нормы •— это определенные стандарты или правила, принятые в каком-либо обществе и регулирующие поведение людей в соответствии с ожиданиями данного общества.

Английский психолог М. Аргайл выделяет следующие виды социальных норм в малых группах:

а) нормы относительно задачи (например, метод, скорость и стандарт работы в производственной бригаде);.

б) нормы, регулирующие взаимодействие в группе, т.е. прогнозирующие поведение других, предотвращающие конфликты и гарантирующие справедливое распределение вознаграждений;

в) нормы относительно установок и убеждений (взгляды экспертов группы принимаются, мнения других членов сверяются с ними, а не с реальностью, что может быть более трудным делом для группы).

Социальные нормы малых групп могут соответствовать или, наоборот, противоречить нормам общества в целом. Когда человек оказывается в какой-либо малой группе, то, общаясь с ее членами, он получает информацию о ценностях данной группы, ее обычаях, традициях, ритуалах и прочих правилах поведения. Такие знания необходимы ему для понимания действий других членов группы и коррекции собственного поведения. При этом индивид подвергается воздействию различных групповых санкций  в ответ на свое поведение.

Групповые нормы предусматривают позитивные санкции (похвала, моральные и материальные вознаграждения) по отношению к тем, кто следует этим нормам, негативные санкции для тех, кто отступает от них. Здесь могут использоваться различные невербальные знаки неодобрения, устные замечания, угрозы, бойкот, а порой и исключение из группы. Таким образом, индивид включается в процесс социализации, привыкая следовать нормам и малых, и больших групп, а также всего общества в целом. Если говорить о норме, то именно в малых группах (в семье, в воспитательных и учебных заведениях, в товарищеских компаниях) индивид усваивает культурные ценности своего общества и все, что с ними связано, как на вербальном, так и на поведенческом уровнях,

Любая формальная организация имеет свод некоторых правил, регламентирующих ее деятельность и поведение тех или иных ее членов. Эти правила представляют собой определенные социальные нормы предписанного и приемлемого поведения. Такие нормы бывают часто систематизированы в письменном виде. Вступление человека в ту или иную официальную организацию обычно предусматривает процедуру его ознакомления с этими правилами и необходимость выражения его согласия с ними. Возможно, например, требование, чтобы вступающий в организацию подписал соответствующий документ.

Нормы, возникающие в официальной организации на неформальном уровне или нормы неформальных групп редко фиксируются таким образом. Однако от этого их воздействие на личность не становится менее существенным. Так, порой новичок, придя на предприятие, слышит от старожилов такие слова: "Первое, что ты должен усвоить, парень: не пытайся здесь ставить никаких рекордов". Как правило, новичок скоро начинает понимать, что хорошее отношение к нему членов бригады дороже иных вознаграждений со стороны начальства.

Боязнь вызвать неодобрение со стороны членов своей производственной группы является значимым регулятором поведения личности.

Групповые нормы в целом являются консервативным механизмом регуляции поведения. Для них характерна тенденция упрочить существующее положение дел в группе.

Групповые нормы имеют значительную функциональную ценность, поддерживая сложившуюся организацию группы, сохраняя стабильность ее структуры и поддерживая определенный курс в направлении ее целей. Однако такая инерция не всегда полезна, так как изменившиеся условия или неожиданные обстоятельства могут потребовать определенной реорганизации структуры и функций группы. В подобных случаях сложившиеся групповые нормы будут препятствовать адаптации группы к новым условиям.

Групповые нормы определяют не только предписанные правила поведения, но также устанавливают приемлемые вариации допустимого поведения. Групповые нормы редко представляют собой жесткие стандарты. Гораздо чаще групповые нормы определяют именно возможные видоизменения приемлемого поведения относительно некоего идеала, так что поведение, которое приближается к норме в допустимой степени, рассматривается как соответствующее этой норме. Гибкость норм и вариабельность допускаемого поведения могут быть довольно значительными в пределах одной и той же группы. Более того, вариабельность предписанных норм бывает шире для индивидов, имеющих высокий статус в группе, по сравнению с теми, чей статус ниже. Наличие высокого статуса того или иного члена группы предоставляет ему, в соответствии с концепцией Э. Холландера  "идиосинкразический кредит", т. е. позитивная репутация какого-либо человека в малой группе, организации или в обществе в целом позволяет ему определенное отклонение от групповых  норм. Именно на такой основе и возникают те или иные нововведения в группе.

В основе образования групповых норм лежит взаимодействие членов группы. Американский психолог М. Шериф использовал явление "автокинетического эффекта",- ПРИМЕР который состоит в следующем.  Если человеку, помещенному в темную комнату, экспонировать неподвижную светящуюся точку, то она будет казаться ему движущейся. Воспринимаемые отклонения от фиксированного положения данной точки подвержены широким индивидуальным различиям. Такое явное перемещение вызывается тем обстоятельством, что наши глаза никогда не бывают полностью неподвижными — они производят мелкие, но непрерывные перемещения.

На первой стадии эксперимента Шериф много раз помещал каждого из испытуемых поодиночке в темную комнату со светящейся точкой и просил его отметить направление и степень перемещения этой точки. В последующих сериях эксперимента все испытуемые помещались вместе в той же самой комнате и вслух отмечали положение данной точки. При этом в групповом эксперименте обнаружилась тенденция к конвергенции показаний испытуемых о положении светящейся точки. Иначе говоря, в группе им всем казалось, что эта точка находится примерно в одном и том же месте. Таким образом, Шериф показал, как постепенно на основе взаимодействия членов группы формировалась групповая норма относительно положения данной точки. В последней серии эксперимента Шериф помещал этих испытуемых опять поодиночке в той же самой комнате с той же самой светящейся точкой. Обнаружилось, что испытуемые в большей степени придерживаются сложившейся групповой нормы, чем своих индивидуальных показаний, данных на первой стадии эксперимента. Таким образом, здесь групповые нормы выступали в качестве стимулов, регулирующих действия испытуемых как членов определенной группы.

§ 3. Конформность: влияние большинства.

Действенность групповых норм обусловлена таким психологическим свойством личности, как конформность. Под конформностью понимается подчинение личности групповому давлению. Это проявляется в стремлении личности к согласованию своих мнений и действий с мнениями и действиями членов группы.

ПРИМЕР Американский психолог С. Аш испытуемых (студенты колледжа), разбитые на группы от 7 до 9 человек, и получили следующую инструкцию "Задача, которую вам предстоит выполнять, заключается в определении различий длины линий. Перед вами пара белых карточек. На левой из них имеется единственная линия, на правой  три линии различной длины. Они пронумерованы по порядку: 1, 2 и 3. Одна из этих трех линий справа равна эталонной линии  слева. Вы должны определить в каждом случае, какая из них равна эталонной. Будет 12 таких сравнений. Так как число линий незначительное и группа малая, я прошу каждого из вас по очереди высказывать свое суждение, которое я тут же буду фиксировать. Пожалуйста, будьте аккуратны, насколько возможно. Двайте начнем справа и продолжим налево".

Существенная особенность этого эксперимента состоит в том, что он проводится с подставной группой. До начала указанных действий по оценке длины линии экспериментатор договаривается с испытуемыми (за исключением одного в каждой группе) давать один и тот же определенный, но неправильный ответ. При этом испытуемых рассаживают таким образом, чтобы очередь до "наивного субъекта" (по терминологии С. Аша) дошла к концу опроса. Итак, ему приходится давать свои оценки после того, как он услышал оценки большинства членов группы. Длина линий, выбранных для оценки, существенно отличалась от длины эталона. Так, одна из них была примерно на одну треть короче эталонной. Тем не менее, по данным Аша, 37% "наивных субъектов" давали неправильный ответ о длине линий, точно следуя за оценками большинства — подставной группы. Следует также упомянуть, что испытуемые в контрольной группе, которые давали оценки длины линий поодиночке, никогда не делали ошибок.

ПРИМЕР Эксперименты с использованием подобной методики проводил у нас А.П. Сопиков. Испытуемые (школьники от 7 до 18 лет) были разделены на группы по семь человек в каждой, включая "наивного субъекта". Обнаружилась примерно та же картина, что и в экспериментах Аша. Около трети "наивных субъектов" продемонстрировали свою подверженность групповому давлению. При этом девочки оказались на 10% конформнее мальчиков. С возрасом степень конформности уменьшалась и становилась постоянной к 15—16 годам (Баранов и Сопиков, 1970).

Эксперименты Сопикова показали, что конформность — устойчивое качество личности, от которого нельзя освободиться по собственному желанию. Так, 15 школьникам (11—12 лет), уже принимавшим один раз участие в эксперименте по приведенной методике и знавшим его цели, было предложено прийти еще раз. Новая экспериментальная серия показала, что средний процент ошибок (72) значительно превысил процент ошибок при первом эксперименте. Теперь, зная о роли подставной группы, многие испытуемые, вместо того чтобы определить свое мнение, пытались догадаться, насколько члены группы говорят верно, и соответственно пытались скорректировать свои ответы. Среди ошибавшихся были как те, кто полагал, что на этот раз члены группы говорят правильно, так и те, кто догадывался, что они говорят неверно. Интересно, что вторые тем не менее отвечали неправильно, что, по-видимому, объясняется негативной реакцией (если члены подставной группы называли отрезок больший, то они называли меньший, и наоборот).

ПРИМЕР Сопиковым был проведен также следующий эксперимент. Школьникам 15—17 лет заранее сообщили о его характере. Оказалось, что средний процент ошибок равен 33,5 против 35 в контрольном эксперименте, где школьников такого же возраста заранее ни о чем не предупредили. Причем большинство ошибок у предупрежденных имели негативный характер, т.е. испытуемые давали ответ, прямо противоположный тому, который дала группа.

Такие факты позволяют предположить, что негативизм и конформность — противоположные по выражению реакции — имеют в основе один механизм: восприимчивость к психологическому давлению группы. Это предположение согласуется с известным фактом, что чем младше дети, тем более они склонны к негативизму и конформности.

По данным ряда западных исследований, люди в большей степени проявляют тенденцию к соответствию какому-либо групповому поведению, когда они думают, что члены группы правы и когда они хотят нравиться группе. Соответственно выделяют два типа социального влияния на индивида, побуждающего его к конформному поведению: информационное и нормативное.

Информационное влияние: желание быть правым. Одна из причин конформности состоит в том, что поведение других людей часто дает нам полезную информацию. Тенденция к конформности основана на информационном влиянии, которое зависит от двух аспектов ситуации: насколько хорошо информированной мы считаем данную группу и насколько мы уверены в своем собственном самостоятельном суждении. Чем больше мы доверяем информации со стороны группы и ценим ее мнения, тем более вероятно, что мы будем следовать в этом направлении. Все, что увеличивает уверенность в правильности группы, должно повышать конформность. И наоборот, все, что приводит нас к сомнению в групповом знании или надежности группы, должно уменьшать конформность.

Противовесом уверенности индивида в группе выступает уверенность индивида в своих мнениях. Исследования показывают, что чем более неопределенной или трудной является задача, тем с большей вероятностью люди окажутся конформны по отношению к групповым суждениям, поскольку будут менее уверены в собственном суждении. Обнаружено также, что чем менее осведомлены люди по какому-либо вопросу, тем вероятнее они продемонстрируют здесь конформность. Итак, когда конформность основана на информационном влиянии — на нашем убеждении в том, что члены группы правы, — мы обычно меняем 0аши мнения точно так же, как и наше поведение.

Нормативное влияние: желание нравиться. Важной причиной конформности является также стремление получить одобрение или избежать неодобрения других людей. Человеку свойственно хотеть, чтобы другие признавали его, любили и обращались с ним хорошо. Нормативное влияние осуществляется тогда, когда мы изменяем наше поведение в соответствии с групповыми нормами или стандартами. Например, выпускная церемония в некоторых отечественных элитных учебных заведениях подразумевает присутствие выпускников в соответствующих строгих костюмах, белых рубашках и галстуках-бабочках. Тому или иному молодому человеку может не нравиться подобная одежда, ему по душе скорее куртка и джинсы, но он отправляется на данное торжество одетым "по форме", потому что это соответствует ситуации. В подобных случаях конформность приводит к внешнему изменению публичного поведения, но здесь нет необходимости менять свои личные мнения. Итак, побуждение к конформности может вытекать из желания нравиться данной группе.

Рассмотренные два типа социального влияния отражают два различных типа социальной зависимости. Информационное влияние отражает информационную зависимость. Это зависимость от других в информации о мире, которая уменьшает неопределенность. Нормативное влияние основано на зависимости от других ради позитивного вознаграждения. Это нормативная зависимость (или зависимость от вознаграждения). Итак, потребность в уменьшении неопределенности в данной ситуации приводит к информационной зависимости, в то время как следствием потребности в одобрении является нормативная зависимость. Хотя в ряде случаев эти два механизма социального влияния функционируют по отдельности, бывает, что они действуют и одновременно.

Для лучшего понимания условий, в которых наиболее часто проявляются конформные реакции, социальные психологи обратили особое внимание на факторы социальной ситуации. Одним из значимых факторов, влияющих на конформность, является величина группы. Аш  обнаружил, что конформность увеличивается по мере возрастания Величины группы, но только до определенного числа. Так, уровень конформности достиг почти своего пика, когда число членов подставной группы колебалось между 3 и 4, а затем этот уровень падал таким образом, что конформность в группе, состоящей из 15 помощников экспериментатора, была не больше, чем в группе с тремя помощниками.

Другое направление исследований показало, что величина группы может влиять на уровень конформности лишь в определенных ситуациях. Д. Камбелл и П. Фэри обнаружили, что величина группы важна тогда, когда "социальная реальность" является ясной (например, заключения являются сравнительно легкими), но эта величина неважна, когда "социальная реальность" оказывается неопределенной (иначе говоря, заключения являются трудными). Объяснение, предлагаемое для такого эффекта взаимодействия величины группы и трудности заключения, должно исходить из того, какой тип социального влияния оказывается самым сильным в условиях неопределенной или ясной реальности. Когда реальность является ясной, то правильный ответ легко определяется. Если группа дает неправильное заключение, то будем ли мы конформны, зависит от величины нормативного социального влияния. Информационное социальное влияние не выступает как побуждающий к конформности фактор. Однако если мы озабочены тем, как группа может реагировать на нашу неконформность, тогда нормативное социальное влияние будет важным. Чем больше нормативное давление, тем более вероятно, что мы проявим конформность. Добавление людей в группу будет увеличивать нормативное социальное влияние. С другой стороны, если реальность является неопределенной, мы будем искать информацию у других вследствие нашей неуверенности, и в таком психологическом состоянии один или два человека могут повлиять на нас точно так же, как 3, 4 или 24.

Важным фактором, вызывающим конформность, является единодушие группы. Человек, который встречается с единодушным большинством, находится под большим групповым давлением. Однако если группа не единодушна, то наблюдается разительное понижение уровня конформности. Даже когда один человек не следует действиям остальных членов группы, уровень конформности опускается до одной четверти обычного уровня. Один из самых существенных аспектов этого явления состоит в том, что не имеет значения, кто именно оказывается нонконформистом. Независимо от того, является ли этот оппозиционер экспертом с высоким уровнем престижа или человеком с низким уровнем престижа, компетентность которого сомнительна, конформность падает до нижнего уровня. Более того, единственный оппозиционер может снизить конформность, даже если он дает неправильные ответы. При наличии какого-либо несогласия в группе ее нормативное социальное влияние снижается, и индивиду легче оставаться независимым .

Уменьшение конформности в случае нарушения единства группы можно объяснить следующим образом. Во-первых, величина доверия или уверенности в правильности большинства уменьшается всякий раз, когда обнаруживается несогласие, даже если оппозиционер кажется менее компетентным или надежным, чем те, кто составляет большинство. Простой факт наличия кого-то, кто не согласен с группой, показывает возможность сомнений, отсутствие полной ясности и наводит на мысль, что большинство может ошибаться. Это уменьшает доверие индивида к мнению большинства как источнику информации и соответственно уменьшает конформность. Во-вторых, если другой член группы подтверждает позицию индивида, это усиливает уверенность последнего в своем заключении. Большая уверенность уменьшает конформность.

Обнаружены также связи между групповой сплоченностью и конформностью. Напомним, что группа называется сплоченной, если ее члены очень привлекательны друг для друга. Группы, члены которых удовлетворены совместной работой и выполняют свои функции как единая команда, в большей степени уязвимы в отношении проявления конформности, чем менее сплоченные группы. Подробнее речь об этом пойдет в следующей главе при рассмотрении такого явления, как "группемыслие".

Наряду с ситуационными факторами, которым социальные психологи придают особенно важное значение, объясняя явление конформности, нельзя обойти вниманием и роль факторов личностных. Как отмечают исследователи, специфические личностные черты, связанные с конформностью, трудно идентифицировать. Однако чаще всего высказываются предположения, что подверженность групповому давлению связана с ценностями личности и Я-концепцией.

Независимо от того, подвержено ли поведение человека в большей степени личностным или социальным стандартам, очевидно, что оно по крайней мере частично обусловлено тем, какой аспект Я в структуре личности преобладает — частный или общественный. В случае "частного" самоосознания люди проявляют тенденцию вести себя в соответствии со своими собственными Личными стандартами. Социальные стандарты более влиятельны  Тогда, когда люди находятся в состоянии "общественного" самоосознания. Таким образом, состояние "частного" самоосознания Уменьшает конформность, в то время как состояние "общественного" самоосознания приводит к увеличению конформности. Одним из важных мотивов личности, которые могут повлиять на уровень ее конформности, является потребность в индивидуализации, представляющая собой стремление сохранять собственную уникальность или индивидуальность. К. Маслак и ее коллеги разработали тест для измерения человеческой готовности включиться в общественную ситуацию таким образом, чтобы отделиться от других людей. Высокие показатели личности по индивидуализации говорят о том, что она желала бы делать такие вещи, как "представить свое личное мнение по дискуссионному вопросу группе незнакомых людей" или "говорить о своих собственных идеях, даже если вы не уверены, что вы правы". Наоборот, человек, имеющий низкие показатели по индивидуализации, не решился бы на такое поведение. Исследование показало, что высокоиндивидуализированные люди с большей вероятностью говорят о том, что они обладают характерным стилем одежды, используют отличительные прозвища и имеют другие уникальные черты. В лабораторном исследовании конформности высокоиндивидуализированные индивиды с меньшей вероятностью следовали за большинством и с большей вероятностью проявляли то, что исследователи назвали "креативным не согласием". Это исследование подчеркивает важность индивидуальных различий в восприимчивости группового влияния.

Хотя потребность в индивидуализации может иногда объяснять нонконформность, в других случаях мы можем сопротивляться социальному влиянию просто потому, чтобы чувствовать, что мы сами лично контролируем свои собственнные действия. Д. Брем предложил теорию психологической реактивности, в соответствии с которой люди считают, что они обладают определенной поведенческой свободой и будут сопротивляться попыткам ограничить это чувство свободы. Например, если родители требуют, чтобы их дочь не встречалась с неким юношей, то она может проявить неповиновение, что будет способом восстановления чувства личного контроля над своим поведением. Когда возникает реактивное сопротивление, запрещаемое поведение (свидания с этим юношей) становится более желательным. Точно так же, если дочь считает, что родители пытаются заставить ее встречаться с каким-либо другим юношей, то в результате реактивного сопротивления свидания с этим юношей станут гораздо менее желательными, чем с юношей, отвергаемым родителями.

Хотя индивиды могут не поддаваться социальному давлению благодаря их стремлению к личному контролю или индивидуализации, это не означает, что они непременно ведут себя независимо. Имеются два типа нонконформных реакций. Один из них -это независимость, что определяется как неподверженность контролю со стороны других людей. Так, юноша или девушка, которые отправляются на свидание с кем-то не потому, что родители одобряют или не одобряют этот выбор, но потому что ему (ей) искренне нравится партнер, демонстрируют независимость. Здесь психологическая реактивность не выступает как фактор, влияющий на данный выбор. Другой тип — антиконформность — характеризуется оппозицией социальному влиянию во всех случа-1я%, и реактивность часто объясняет тот или иной выбор действий. Антиконформист отправился бы на свидание с тем, кто не нравится родителям, и прекратил бы встречи с тем, кто привлекателен с точки зрения родителей. Итак, действия двух различных людей могут быть идентичными, но при этом мотивированы совершенно различными желаниями. Индивид, имеющий сильное стремление к личному контролю, может выражать это или посредством независимости, или посредством антиконформности. То же самое справедливо в отношении желания индивидуализации. Некоторые люди выбирают какой-либо путь действий вопреки мнению других совсем не потому, что они не согласны с мнением группы, но потому, что именно несогласие может удовлетворить их потребность в уникальности.

На основе исследований были выделены два типа конформности — уступчивость и интернализация.

Под уступчивостью имеется в виду податливость индивида, который демонстрирует внешнее согласие с мнением группы, большинства при внутреннем несогласии, остается, как говорится, "себе на уме".

Ученый, сверстник Галилея,

Был Галилея не глупее,

Он знал, что вертится Земля,

Но у него была семья.

(Е. Евтушенко)

Так слова поэта иллюстрируют явление "внешней" конформности. Да и сам Галилей был вынужден сначала отречься от своих взглядов на суде инквизиции, а затем, как гласит предание, уже оказавшись на свободе, заявил: "И все-таки она вертится!"

Более глубоким уровнем конформности является интернализация. В этом случае индивид принимает на веру мнение группы, Действительно соглашается с ним и полностью его разделяет в последующих ситуациях. При этом индивид в такой степени Попадает под влияние какой-либо группы, что ее социальные Нормы становятся личными нормами данного индивида. Мнение гРуппы (внешнее) становится собственным мнением индивида. Иногда это явление называют "внутренней" или "истинной" Конформностью.

180   Глава 8. Групповые влияния на индивидуальное поведение

Имеющийся опыт говорит нам о том, что конформность в той или иной степени присуща всем людям. В противном случае человеческое общество вообще и различные формы его жизнедеятельности просто не могли бы существовать. Даже в тех случаях, когда индивид проявляет негативизм по отношению к нормам большинства, это может свидетельствовать лишь о его ориентации на нормы какой-либо другой группы лиц.

§ 4. Конформность: влияние меньшинства

Когда говорят о конформности, обычно имеют в виду воздействие большинства на меньшинство. Однако нельзя обойти вниманием и противоположные ситуации, которые также являются частью нашей жизни — влияние меньшинства на большинство. Иногда убедительное меньшинство, выступающее с новой идеей, может успешно повлиять на позицию большинства и изменить ее.

Еще ранние исследования (АзсЬ, 1955) показали, что несогласие даже одного члена группы уменьшает конформность. В последующие годы ряд исследователей обратились к проблеме влияния меньшинства (Тау1ог е!: а!., 1994). Среди первых здесь были работы французского психолога С. Московичи. В одном из своих опытов, проведенных вместе с коллегами (Мозсоуш! е1: а!., 1969), он использовал схему Аша, но только при этом большинство составляли "наивные субъекты", а меньшинство — помощники экспериментатора. Испытуемым демонстрировали ясные физические стимулы — слайды различного цвета. Членам групп, состоящих из шести человек, было предложено определить цвет слайдов. В действительности, все слайды были голубыми, но различались по своей яркости. В контрольной группе из шести "наивных субъектов" все цвета были описаны как голубые. Однако в экспериментальной группе два помощника экспериментатора постоянно называли голубые слайды "зелеными". Испытуемым предварительно сказали, что все члены группы обладают нормальным зрением, так что "зеленые" ответы невозможно было считать проявлением слепоты на цвета. При наличии такого давления со стороны меньшинства около трети испытуемых отмечали, по крайней мере, один "зеленый" слайд, а в 8% всех суждений отмечалось, что слайды были "зелеными". Очевидно, что меньшинство оказывало заметное воздействие на "наивное" большинство.

Московичи разработал "конверсионную теорию" влияния меньшинства, показав, как оно отличается от влияния большинства. Упоминавшееся движение к позиции большинства основано на обычном убеждении, что правда за большинством (информационное социальное влияние), и на заботе о том, чтобы быть принятым членами группы (нормативное социальное влияние). При

§ 4. Конформность: влияние меньшинства   181

этом большинство обладает известной привлекательностью со стороны тех, кто подвержен его влиянию. В отличие от группы большинства группы меньшинства оцениваются другими негативно, и поэтому меньшинству необходимо большее время, чтобы довести свои взгляды до остальных членов группы.

По утверждению Московичи, самым важным фактором, определяющим эффективность влияния группы меньшинства, является стиль поведения при высказывании нонконформистских взглядов. Чтобы оказаться эффективным, меньшинство должно последовательно и убедительно заявлять о своих противоречащих большинству мнениях. Этот поведенческий стиль интерпретируется большинством как знак уверенности в своей позиции. По данным исследований, хотя члены стойкого меньшинства могут нравиться меньше, чем члены большинства, тенденция состоит в том, что первые воспринимаются как более компетентные и честные. Поскольку меньшинство настаивает на своей позиции в течение всего времени, большинство может начать сомневаться 8 правильности своих взглядов. В конце концов с некоторыми членами большинства могут произойти такие преобразования, что они изменят свою собственную позицию в соответствии со взглядами меньшинства. Если достаточное число членов изменило свои взгляды, то меньшинство может трансформироваться в новое большинство.

Исследования показывают, что другие факторы также могут обусловливать влияние меньшинства. Во-первых, меньшинство оказывается более влиятельным, когда оно способно эффективно опровергнуть точку зрения большинства, например, посредством логических аргументов. Во-вторых, меньшинство наиболее эффективно тогда, когда его поведенческий стиль является логически последовательным, но не "ригидным", т.е. когда меньшинство предстает с хорошо определенной позицией, но с гибким стилем ее презентации (Тауюг еЪ а!., 1994).

Некоторые исследователи заявляют, что и случаи влияния большинства, и случаи влияния меньшинства отражают лежащий в их основе один-единственный процесс влияния. Иначе говоря, утверждается порой, что влияния большинства и меньшинства различаются по количеству,но не по качеству; и большинство имеет большее влияние, потому что за ним находится просто большее число членов. Однако Московичи и ряд других исследователей считают, что имеются важные качественные различия Между влиянием меньшинства и большинства. Например, они Полагают, что влияние большинства наиболее часто приводит к изменениям в явном, открытом поведении, но не обязательно к изменениям установок. Наоборот, влияние меньшинства с боль-Ц^ей вероятностью приводит и изменению установок, производя "конверсию" во взглядах людей.

182   Глава 8. Групповые влияния на индивидуальное поведение

Хотя возражающее меньшинство может нарушать гармонию группового взаимодействия, считается, что несогласие может приносить большую пользу для группы. Так, обнаружено, что меньшинство может побуждать членов группы более тщательно обдумывать рассматриваемую проблему и учитывать более широкое разнообразие возможных объяснений или новых решений. Иначе говоря, выражение взглядов меньшинства может иногда улучшать функционирование группы и иметь на нее благотворное воздействие. Этот позитивный эффект взглядов меньшинства обычно относится к задачам, требующим креативного мышления и анализа многочисленных вариантов.

Рассмотрение потенциальных возможностей влияния меньшинства особенно важно при изучении вопросов о том, как осуществляются нововведения. Изучение различных способов, с помощью которых происходит влияние меньшинства, улучшает наше понимание процессов социальных изменений.

§ 5. Референтные группы и личность

В течение своей жизни личность испытывает разнообразные воздействия со стороны ряда различных групп, в состав которых она входит. Однако нельзя не заметить, что одни группы существенно влияют на личность во многих ее проявлениях, другие - незначительно и лишь в отдельных чертах. Сила влияния той или иной группы на личность зависит от многих факторов. Наибольший эффект наблюдается в тех случаях, когда определенная группа является референтной (или эталонной) для данной личности. Так называется группа, с которой личность отождествляет или сравнивает себя. Референтные группы могут быть большими, включая нацию или всех тех, кто исповедует определенную религию, но могут быть и малыми, такими как семья или компания друзей. Социальные ценности и нормы референтной группы выступают для индивида в качестве эталонов деятельности, хотя сам он порой может даже и не входить в состав данной группы.

В социально-психологической литературе подобное явление обозначается специальным термином "предвосхищающая" социализация. Имеются в виду определенные усилия индивида, направленные на построение своего поведения в ожидании получения доступа в группу с более высоким социальным статусом.

Референтная группа может быть даже воображаемой.

В работах американских исследователей выделяется несколько типов референтных групп .

Нормативные референтные группы — такие, ценности и нормы которых индивид одобряет и хочет вступить в эти группы или завоевать их расположение. Такие группы дают индивиду руководство к действию и ожидают от него соответствующего подчинения. К нормативным группам можно отнести семью, религиозную или национальную общность. Часто такими группами являются для индивида товарищеские компании, профессиональные или политические объединения.

Сравнительные референтные группы — такие, в которые индивид не хочет входить, ему не нужно их расположение, но он использует эти группы как определенную основу для оценки своего статуса или поведения. Так, индивид может обращаться к таким референтным группам для сравнения своих действий с действиями других людей, для определения степени законности своих Действий, для сопоставления своих успехов в тех или иных областях.

Обычно каждый человек имеет не одну, а несколько референтных групп. В одной ситуации он ориентируется на ценности и нормы одной группы, в другой ситуации — на другую группу и т.д. Очевидно, для того чтобы лучше понять истоки тех или иных установок личности, причины ее поведения, необходимо знать, какие группы являются для данной личности референтными. Важность референтных групп как своеобразного "оплота" установок личности прямо или косвенно признается всеми, кто хочет радикально изменить эти установки. В таких случаях часто прибегают к физической и психологической изоляции индивидов от соответствующих референтных групп.

Порой референтность (эталонность) некоторых двух различных по своим нормам и традициям групп для одной и той же личности может приводить ее в положение маргинальности. Оно характеризуется одновременным пребыванием личности внутри определенной социальной группы и вне ее. Отсюда термин "маргинальная личность" (буквально: личность, находящаяся на краю).

Этот термин ввел в научный оборот американский социолог Р. Парк в 1928 г., назвав маргинальную личность "культурным гибридом", который следует "жизни и традициям двух различных групп".

§ 6. Социальная фасилитация

Известно, что присутствие других людей может заметно влиять на индивидуальное поведение и это влияние проявляется различным образом. Так, иногда люди справляются со своими заданиями лучше именно в присутствии других, а не в одиночестве. Это явление называется социальной фасилитацией (термин Ф. Олпорта). Первым среди психологов обратил свое внимание на данное явление Н. Триплетт в конце XIX в., который и провел соответствующий эксперимент (см. гл. 2). На рубеже XIXXX вв., в период индустриальной революции, значительное внимание в разных странах уделялось способам повышения производительности труда в индустрии. ПРИМЕР Так, В. Меде в Германии обнаружил, что рабочие обувной фабрики забивали гвозди в кожу быстрее тогда, когда рядом другие люди также выполняли эту операцию, нежели в одиночестве. Последующие эксперименты других исследователей показали, что социальная фасилитация может проявляться и тогда, когда другие люди выполняли ту же работу, и тогда, когда при выполнении задания присутствовал наблюдатель или экспериментатор. Таким образом, социальную фасилитацию можно определить как возрастание активности или продуктивности индивида вследствие присутствия рядом других людей.

Однако проведенные эксперименты показали также, что присутствие других людей может иногда препятствовать выполнению какого-либо индивидуального задания. Например, происходило с решением задач, требующих логической аргументации, запоминания. Явление снижения активности и ухудшения Продуктивности выполняемой деятельности в присутствии других людей называется социальной ингибицией (или социальным сдерживанием, торможением). Почему же в одних случаях присутствие других людей позитивно влияет на продуктивность деятельности индивидов, а в других случаях — негативно?

Р. Зайенс  высказал предположение, что в присутствии других людей у индивида возрастает сила мотивации. Однако именно от характера задачи будет зависеть специфика влияния этой силы — в сторону повышения продуктивности индивида, или в сторону понижения. Когда задача требует от индивида реакции, которая ранее уже хорошо им усвоена (доминантного ответа), то рост силы мотивации будет способствовать успешным действиям. Поэтому присутствие других облегчает выполнение сравнительно простых задач. Так, для хорошо подготовленного на тренировках спортсмена присутствие других людей на соревнованиях скорее всего будет способствовать его результатам. Многие футболисты говорят о том, что поддержка болельщиков на стадионе помогает им в игре. Неслучайно одним из официальных наказаний для проштрафившейся футбольной команды в чемпионате России является постановление о проведении очередного матча при пустых трибунах, без зрителей. Театральные актеры также отмечают различие между игрой при переполненном зале и игрой при наличии немалого числа пустых мест. Даже потенциальное существование аудитории, как в случае с киноактером на съемке, может влиять на средства, используемые им при решении своей задачи. Однако когда задача,стоящая перед исполнителем, слишком сложна для него или он плохо подготовлен в данном отношении, тогда присутствие других ухудшает ее выполнение. Это показали уже упоминавшиеся эксперименты с решением трудных арифметических задач, запоминанием нового материала, выведением сложных логических умозаключений. Итак, можно прийти к выводу, что, когда речь идет о доминантной, или хорошо усвоенной, реакции индивида, высокий уровень мотивации будет повышать его продуктивность, и это более характерно для простых, а не сложных задач.

Имеется несколько точек зрения на то, почему присутствие других людей мотивирует нас (С-гееп, 1991). Первое объяснение, предложенное Зайенсом, состоит в том, что всем животным (в том числе и человеку) генетически свойственна предрасположенность возбуждаться в присутствии других представителей своего собственного вида. Это происходит потому, считает он, что животные в течение своей жизни получают большую часть вознаграждений и наказаний именно от представителей своего виДа> и благодаря процессу эволюции сформировалась врожденная ре' акция возбуждения на простое присутствие других представителей своего вида.

Исходя из второй точки зрения, другие мотивируют нас, п°' 1 скольку нам свойственна озабоченность тем, чтобы хорошо вЫ' глядеть в глазах других. Это эффект, известный как "предчувсТ' вие оценки". Речь идет не просто о нашем знании того, что дрУг оценивают качество нашей деятельности, и нашем желании пр° извести хорошее впечатление на них. При решении прость

§ 6. Социальная фасилитация   187

задач осознание того, что нас оценивают, может побуждать нас к большим усилиям. Но при задачах сложных, когда нами владеет боязнь провала, давление возможной оценки может быть пагубным.

Третий взгляд на данную проблему состоит в том, что присутствие других людей отвлекает человека. При легких задачах, не требующих полного внимания, мы можем компенсировать это отвлечение, концентрируясь на задаче и прилагая больше усилий. В итоге мы действительно действуем лучше. Но такое отвлечение внимания, вызванное другими людьми, является пагубным при выполнении сложных задач. Развитием этой идеи является модель "конфликта отвлечения" (Вагоп, 1986), в соответствии с которой присутствие других людей создает конфликт между двумя основными тенденциями: 1) обращать внимание на аудиторию и 2) обращать внимание на задачу. Этот конфликт может увеличить возбуждение, которое затем или поможет или воспрепятствует выполнению задачи (что зависит от того, требует задача доминантной реакции или нет). Кроме того, этот конфликт может также создать когнитивную перегрузку, если усилия, требуемые от индивида при обращении внимания одновременно и на трудную задачу, и на других людей, превышают его умственные способности. Отметим также, что вдобавок к социальным стимулам (присутствию других представителей своего вида), вызывающим конфликт отвлечения и далее возбуждение, эта модель включает в себя влияние и несоциальных объектов, которые, отвлекая исполнителя каких-либо действий, также вызывают конфликт. Так, громкий шум и вспышки света вызывают те же самые эффекты увеличения/уменьшения продуктивности, как и присутствие других людей. Преимущество, которое имеет эта теория по сравнению с двумя другими, состоит в том, что она может объяснить рассматриваемую проблему как в социальном, так и несоциальном контексте.

В заключение отметим, что ни одно из приведенных объяснений социальной фасилитации не может считаться наилучшим объяснением этого явления. Однако данные объяснения не противоречат друг другу. Возможно, все указанные процессы, которые могут влиять на человеческую деятельность, зависят от специфики ситуации. Следует учесть и роль личностных особенностей индивида, реакции которого изучаются. Так, его позитивное отношение к задаче или другим лицам, находящимся (действую-Щим) рядом, способствует повышению продуктивности, а негативное отношение — ее уменьшает. Если индивид полагает, что Находящиеся (действующие) рядом с ним другие воспринимают его позитивно, то это приводит к социальной фасилитации, если ^е он считает, что другие воспринимают его негативно, то след-ствием является социальная ингибиция.

. 188 'Глава 8. Групповые влияния на индивидуальное поведение § 7. Социальное расслабление

Явление социальной фасилитации, как было показано выше, свидетельствует о том, что присутствие других может иногда мотивировать людей и побуждать их действовать с большими усилиями. Обычно это происходило тогда, когда усилия каждого отдельного индивида могли быть оценены. А что, если усилия каждого из действующих лиц объединены таким образом, что судить об индивидуальном вкладе каждого из них трудно или даже совсем невозможно? При этих обстоятельствах индивиды часто работают менее усердно по сравнению с их работой в одиночестве. Подобное уменьшение индивидуальной продуктивности получило название социального расслабления. Первым, кто начал изучать это явление в конце XIX в., был французский агроинженер М. Рингельман. На одном из этапов своего исследования трудовой эффективности людей, лошадей и рогатого скота он просил испытуемых (студентов) тянуть канат настолько сильно, насколько они могли. Рингельман измерял их усилия в килограммах давления, используя индикатор напряжения. Временами испытуемые работали в одиночестве, а временами группами от 7 до 14 человек. Если исходить из явления социальной фасилитации, то можно предположить, что люди трудились усерднее, когда они были частью команды, по сравнению с работой в одиночестве. Однако произошло противоположное. Когда испытуемые тянули канат в одиночестве, то на каждого из них приходилось в среднем по 85 кг. В группе из семи человек усилие каждого составляло в среднем 65 кг, в самой большой группе (14 человек) индивидуальный вклад каждого упал до 61 кг (Тау1ог е! а!.,1994).

Исследование, проведенное Б. Латане и его коллегами, выявило дополнительные свидетельства социального расслабления (Ъат.апе е! а!., 1979). Испытуемых (студентов) просили шуметь так громко, насколько они могут, аплодируя или издавая крики. Каждый из испытуемых выполнял это задание один, в паре, в группах из четырех человек и из шести. Полученные результаты показали, что шум, произведенный каждым индивидом, уменьшался по мере того, как число людей в группе возрастало. Получилась та же самая картина, что и у Рингельмана. Более поздние исследования свидетельствуют о том, что социальное расслабление может иметь место не только при выполнении физических задач, таких как аплодисменты или крики, но и задач интеллектуальных. Кросс-культурные исследования показывают, что социальное расслабление зафиксировано как в индивидуалистских (например, США, Канада), так и в коллективистских обществах (например, Япония, Тайвань, Индия), хотя в ДО' следних этот эффект проявлялся не так сильно.

§ 7. Социальное расслабление   189

Чем можно объяснить явление социального расслабления? Вероятное объяснение состоит в следующем: люди, работая в группе, понимают, что их собственная индивидуальная производительность будет "потеряна в толпе" (Бгапго!, 1996). Как результат, они чувствуют меньшую персональную ответственность за свои индивидуальные действия, и их исполнительские усилия снижаются.

Противоядие от социального расслабления состоит в том, чтобы получить возможность распознавания вклада каждого участника в групповые усилия. Если человек считает, что его вклад будет оценен, социального расслабления можно избежать. Однако иногда достаточно простого обеспечения участников какой-либо групповой деятельности определенными стандартами оценки своих собственных действий или действий группы в целом, чтобы предотвратить социальное расслабление.

Обещание вознаграждения за высокую групповую продуктивность также может уменьшить социальное расслабление. Так, в одном из исследований испытуемым студентам говорилось, что они могут закончить эксперимент раньше, если их группа выработает много решений предложенной им проблемы. Перед другой группой студентов была поставлена задача с той же самой проблемой, но не было обещано указанного стимула. В этом случае предчувствие вознаграждения за активные усилия противодействовало явлению социального расслабления (Зперрегс! апс! №п§М, 1989).

Иногда эксперименты, посвященные социальному расслаблению, приносят результаты, которые на первый взгляд кажутся парадоксальными. Так, Д. Джексон и К. Уильяме обнаружили, Что анонимность иногда может улучшить групповую продуктивность (Егап2о1, 1996). Следует заметить, что все эксперименты, выявляющие социальное расслабление, включали в себя относительно простые задачи. Но если предчувствие оценки со стороны Других является ключом к пониманию социального расслабления, то работа вместе над сложной, мало изученной задачей понижает предчувствие оценки и, возможно, приводит к лучшему ее выполнению каждым индивидом? В эксперименте Джексона И Уильямса испытуемые работали в группе над сложным компьютерным лабиринтом. При одних условиях испытуемые полагали, что их результаты будут сочетаться с результатами партнеров, так что ни одно индивидуальное выполнение задачи невозможно идентифицировать.При других условиях испытуемым сказали, что их индивидуальные показатели будут идентифицированы. В итоге испытуемые лучше выполняли эту сложную за-Дачу, когда они считали, что их индивидуальные усилия не оце-йивались, чем тогда, когда они думали, что оценка была.

Групповые влияния на индивидуальиис 14„^„.___

Эти интересные данные позволяют предположить, что при условиях, которые обычно вызывают социальное расслабление (т.е когда ни один из индивидов не может быть идентифицирован и оценен), задача действительно может выполняться лучше Ключ к пониманию этого эффекта состоит в том, что групповое выполнение задачи приводит к "диффузии ответственности" за ее результаты среди всех исполнителей. При простых задачах это уменьшение предчувствия оценки приводит к понижению продуктивности со стороны отдельных индивидов. Однако в малоизученных задачах это уменьшение предчувствия оценки и вероятно, возбуждение позволяют более тщательно концентрироваться на задаче, § 8. Социальная фасилитация и социальное расслабление

Явления социальной фасилитации и социального расслабления связаны между собой (Ргапго!, 1996). Чтобы объяснить, почему присутствие других людей иногда приводит к социальной фасилитации, а иногда вызывает социальное расслабление, можно обратиться к двум различным теориям — социального воздействия и самоэффективности.

В теории социального воздействия, развиваемой Б. Латане (Ъа1апе, 1981), речь идет о силе влияния (или позитивного, или негативного), оказываемого другими людьми. Предполагается, что общий итог влияния (воздействия) других людей на индивида в данной ситуации зависит от трех факторов: их численности, силы и непосредственности. Объясняя свою теорию, Латане использует аналогию, сравнивая социальное воздействие со светом, падающим на какую-либо поверхность. Общее количество света зависит от числа электрических лампочек, их мощности в ваттах и их близости к данной поверхности. Подобно этому социальное воздействие обусловлено совокупным вкладом количества, силы и непосредственности аудитории. Так, по мере увеличения числа других людей возрастает и их воздействие. Есть основания полагать, что начинающий лектор будет испытывать больший страх, выступая перед аудиторией в 50 человек, нежели перед пятью людьми. Под силой имеется в виду власть, статус или ресурсы агентов влияния. Очевидно, что, выступая перед аудиторией с высоким социальным статусом, мы будем испытывать большее напряжение, чем в случае выступления перед аудиторией с низким статусом. Наконец, под непосредственностью понимается близость других людей к данному индивиду. Так, аудитория, присутствующая рядом физически, должна оказывать большее воздействие, чем та, которая находится на некоторой дистанции-Например, публика в театре в большей степени воздействует на

театрального актера, чем потенциальная аудитория на киноактера во время съемки.

Каким же образом теория социального воздействия может объяснить явления социальной фасилитации и социального расслабления? Латане считает, что в ситуациях фасилитации весь "главный удар" социального воздействия аудитории направлен на единственного индивида ("исполнителя"). По мере того как численность, сила и непосредственность аудитории возрастают, социальное давление, которое чувствует единичный исполнитель, также возрастает, что увеличивает его возбуждение. Если задача хорошо освоена, аудитория с сильным социальным воздействием будет вынуждать индивида к максимальному усилию, но если этот индивид еще только обучается выполнению данной задачи, то высокий уровень возбуждения, созданный данным социальным воздействием, будет тормозить деятельность индивида. В ситуациях социального расслабления, в отличие от случаев фасилитации, каждый исполнитель в группе представляет собой лишь одну из нескольких "мишеней" социального воздействия со стороны аудитории, и это воздействие оказывается рассеянным среди соисполнителей. По мере того как величина группы исполнителей возрастает, социальное давление, испытываемое каждым индивидом, уменьшается. Такое ослабление социального воздействия объясняет, почему исполнители оказываются расслабленными скорее всего в группе, а не тогда, когда они работают одни. Это также объясняет, почему люди стремятся выполнять сложные задачи лучше, входя в состав какой-либо группы, нежели тогда, когда они работают одни. При групповой деятельности социальное воздействие аудитории рассеивается среди соисполнителей, и поэтому каждый индивид чувствует меньшее социальное давление и меньшее беспокойство.

Если теория социального воздействия сосредоточивает свое внимание на том, как социальные силы группы влияют на действия индивидов, то теория самоэффективности в большей степени направлена на самих исполнителей действий, фокусируясь на их ожиданиях относительно результатов, которые они получат в итоге. Как показывает в своих работах Л. Санна, социальная фасилитация и социальное расслабление — это два взаимно дополняющих друг друга социальных явления, к анализу которых Можно подойти, используя теорию самоэффективности А. Бандуры (Вапйига, 1977). В соответствии с этой теорией на выполнение Индивидом каких-либо действий оказывают влияние два типа ожиданий: 1) ожидание самоэффективности — вера в то, что ин-Дивид способен успешно справиться с данной задачей, и 2) ожи-Дание результата — вера в то, что выполнение определенных Действий приведет к известным результатам (похвалам, покло-Нению, деньгам).

. § 8. Социальная фасилитация и социальное расслабление   193

буДУт способствовать ожиданиям низких результатов, в то время условие совместного действия приведет к ожиданиям высо-результатов. До начала основной задачи на вигильность испытуемые выполняли четырехминутный пробный тест якобы для того, чтобы познакомить их с аппаратурой и процедурой. В реальности же обратная связь, которую они получали здесь о своих успехах, была предназначена для того, чтобы варьировать их ожидания в отношении самоэффективности. Для создания условий высокой эффективности участникам говорилось, что они добились наивысшего, насколько возможно, уровня выполнения задачи. И наоборот, для создания условий низкой эффективности им говорилось, что они выполнили задачу на самом худшем из всех возможных уровне.

Обнаружилось, что, когда ожидания самоэффективности были высоки, испытуемые выполняли свою задачу лучше (допуская меньше ошибок) в условиях совместного действия, чем в одиночестве или в условиях коллективности (когда ожидания результатов были низки). Однако, когда самоэффективность была низкой, испытуемые выполняли задачу хуже в условиях совместных действий, чем в коллективных условиях или в одиночестве. При последних двух условиях отсутствие индивидуальной оценки оказалось благом, а не помехой для выполнения задачи. Последующие эксперименты показали, что если дать испытуемым возможность самооценки, то это будет иметь такой же эффект, как и их ожидание оценок со стороны других. Рассматривая все приведенные выше данные в целом, можно сказать, что социальная фасилитация и социальное расслабление могут быть поняты, если уделять внимание ожиданиям исполнителей задачи по поводу их способности выполнить данную задачу и оценкам их усилий — или их собственным, или со стороны других. Когда исполнители какой-либо задачи уверены в своих способностях и ожидают, что они сами или другие люди смогут оценить их действия, то они будут прилагать максимум усилий и выполнять свою работу наилучшим образом. Если же одно из этих ожиданий отсутствует, выполнение задачи будет страдать.

Однако, по заключению исследователей социальной фасилитации и социального расслабления, невозможно сказать, какое Из рассмотренных здесь объяснений (теория социального воздействия Латане или теория самоэффективности Бандуры) для этих Феноменов является наилучшим. В настоящем нельзя сказать, какая-либо теория имеет преимущество над другой. Каждая '• этих двух теорий раскрывает определенные перспективы изу-и объяснения индивидуальной деятельности в условиях Различных ситуаций.

запретов применительно к поведению, которое не соответствует внутренним нормам индивида.

Одно из первых эмпирических исследований деиндивидуали-Зации провели Л. Фестингер, А. Пепитон и Т. Ньюкомб (Кауеп апс! КиЫп, 1983). Сначала группам от 4 до 7 студентов рассказали о данных одного исследования (которого на самом деле не было), якобы показывающего, что 87% большой выборки студентов имеют "сильную, глубоко укоренившуюся ненависть к одному или обоим родителям, начиная от общей враждебности до постоянных фантазий о жестокости и убийстве". К тому же большинство из 13%, у которых не было обнаружено ни одного следа враждебности, якобы думало, что они, вероятно, ненавидят своих родителей и готовы обсудить любой аспект своих чувств с исследователем. Студентов в реальном эксперименте просили обсудить свои чувства по отношению к родителям и, как можно было ожидать из сделанного введения, большинство из них выразило значительную враждебность по отношению к своим родителям. В течение этого обсуждения наблюдатель отметил для себя всех, кто делал враждебные заявления и какие именно. После обсуждения записанные замечания были прочитаны группе вместе с некоторыми дополнительными комментариями, которых испытуемые вообще не делали. Испытуемых попросили определить, какие замечания были сделаны в группе и кем именно.

В каждой из экспериментальных групп были проведены замеры следующих трех переменных:

1)                 враждебность, основанная на количестве враждебных заявлений, сделанных каждом индивидом и группой в целом;

2)                 сплоченность, основанная на данных анкеты, выявляющей У членов групп, в какой степени они были удовлетворены участием в своих группах;

3)                 деиндивидуализация, основанная на количестве ошибок, сделанных каждым индивидом при определении того, кто и что сказал (многие ошибки подобного распознавания должны были Показать, что индивидуальная идентификация затруднена, и никто не может быть уверен точно в том, кто что сказал).

Эти эксперименты показали, что, когда индивидуальная иден-тификация не подчеркивается, члены группы чувствуют мень-^ую сдержанность и поэтому делают более враждебные замеча-йия о своих родителях. Было также обнаружено, что потеря Идентичности и социальной ингибиции доставляла удовольствие ^Ленам групп, так что деиндивидуализация помогла достичь большей групповой сплоченности. В соответствии со своей гипо-езой исследователи обнаружили, что указанные три перемен-взаимосвязаны в высокой степени.

196   Глава 8. Групповые влияния на индивидуальное поведение

Деиндивидуализация помогает объяснить не только вандализм многих футбольных фанатов, но и другие случаи проявления группового антисоциального поведения. Ф. Зимбардо (21гп-Ьагйо, 1970) на основе изучения факторов, как предшествующих состоянию индивидуализации, так и последующих за ним, выделил наиболее важные из этих факторов: возбуждение, анонимность и диффузия ответственности. Зимбардо утверждает, что, когда люди деиндивидуализированы (в случае сочетания указанных трех факторов), их внутренние запреты будут ослабевать и они с большей вероятностью импульсивно предадутся такому антисоциальному поведению, как бесчинство, вандализм, агрессия. При этом индивиды в меньшей степени отдают себе отчет в собственном поведении, фокусируя свое внимание на данной группе и ситуации. В некотором смысле каждый индивид в группе рассматривает свои собственные действия как часть группового поведения. Это может привести человека к антисоциальным действиям, если группа благоприятствует такому поведению.

Ключевым фактором деиндивидуализации является анонимность. Все, что затрудняет персональную идентифицируемость членов группы, увеличивает этот эффект. Чем более анонимными являются члены группы, тем менее вероятно, что они будут отвечать за свои действия. Следовательно, анонимность поощряет безответственное поведение. В толпе большинство людей не выделяются как индивидуальности. Они соединены вместе и в известном отношении не обладают собственной личной идентичностью. И наоборот, если люди знают, что они в значительной степени идентифицируемы, это сохраняет их осознание собственной индивидуальности и побуждает к более ответственным действиям.

Один из экспериментов Зимбардо иллюстрирует эффект деиндивидуализации (2лтЪагс1о, 1970). Были сформированы группы из четырех молодых женщин, которым сказали, что цель исследования состоит в изучении эмпатических реакций на незнакомых людей. При одних условиях идентичность испытуемых подчеркивалась: экспериментатор приветствовал их по имени, они носили именные бирки и взаимодействовали, называя друг друга по имени. При других условиях испытуемые носили белые лабораторные халаты большого размера с капюшонами, никогда не назывались по имени и их было трудно идентифицировать. Каждой из этих групп была предоставлена возможность нанести удар электрическим током человеку не из их группы. В действительности эти удары были фальсифицированными, а роль "жертвы играл помощник экспериментатора. Испытуемые, которых нель' зя было идентифицировать, наносили почти в два раза больШ6 ударов, чем другие. Отсюда следует, что уменьшение идентиф^1' цируемости приводит к заметному возрастанию агрессии. Эт°

§ 9. Деиндивидуализация   197

поддерживает положение о том, что потеря индивидуальности может вызывать антисоциальное поведение, проявляемое иногда группами.

При объяснении явления деиндивидуализации американские психологи исходят из того, что решающим когнитивным фактором при этом является ослабленное самоосознание. Не обладая достаточным самоосознанием, тот, кто деиндивидуализирован, не думает о себе как об отдельном индивиде и не привержен своим собственным внутренним ценностям и поведенческим стандартам. Можно даже сказать, что они отрекаются от собственных ценностей и стандартов и оказываются "жертвами" влияния непосредственной ситуации.

Д. Майерс (Муегз, 1996) отмечает, что самоосознание и Деиндивидуализация являются двумя сторонами одной монеты. Те, у кого повысили самоосознание, скажем, поместив их перед зеркалом или телекамерой, демонстрируют возросший самоконтроль, и их действия более четко отражают их установки. Люди, которым свойственно самоосознание, проявляют большее соответствие между своими словами о какой-либо ситуации и своими действиями в ней. Они также становятся более вдумчивыми и потому менее уязвимыми для призывов, которые противоречат их ценностям.

ГРУППОВАЯ ДИНАМИКА И ГРУППОВАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ

§ 1. Понятие о групповой динамике

В социальной психологии трудно, пожалуй, найти более расплывчатое понятие, чем групповая динамика. Поэтому оно в равной степени относится ко всем процессам взаимодействия, которые происходят в рамках малой социальной группы, в том числе оно применимо к таким процессам, как формирование взаимосвязей в группе, возникновение различных подгрупп на неформальной основе, влияние одного члена группы на другого, принятие решений, лидерство, взаимодействие с другими группами и т.д.

Подобно тому как нет единого определения понятия "группа", так нет и общего согласия относительно того, что означает термин "групповая динамика". В соответствии с многогранным пониманием групповая динамика рассматривается с точки зрения внутренней природы малых групп — того, как они формируются, их структуры и процессов, их влияния на отдельных членов группы и на другие группы.

Еще один взгляд на групповую динамику заключается в том, что она состоит из набора методик. В соответствии с этой точкой зрения ролевые игры, "мозговой штурм", группы встреч, группы без лидера, групповая терапия, тренинг сенситивности и подобные методики в своей совокупности составляют групповую динамику.

Наконец, термин "групповая динамика" используется на Западе также для обозначения определенной сферы научного исследования. При этом под групповой динамикой понимается междисциплинарная отрасль социальных наук, основанная на знаниях психологии, социологии, культурной антропологии и политологии. Более того, можно сказать, что вся социология в широком смысле — это изучение групповой динамики.

Мы будем рассматривать групповую динамику с точки зрения Внутренней природы малых групп, что ближе всего к исходной Концепции К. Левина, способствовавшего популяризации этого термина. Левин положил в 1930-х гг. начало традиции исследования специально созданных для экспериментальных целей малых гРупп. В соответствии с этой традицией группы рассматриваются Исходя из "групповой локомоции". Имеется в виду движение гРуппы к цели на основе согласованных действий всех ее членов. Западные исследователи считают, что "локомоции" сопутствуют, всего, такие взаимосвязанные групповые переменные,

202   Глава 9. Групповая динамика и групповая эффективность

как сплоченность, коммуникация и конформность. Каждая из них зависит от других и, в свою очередь, влияет на них.

Слово "динамика" обычно подразумевает наличие неких сил, которые несут за собой какие-либо изменения. Действительно, исследование групповой динамики направлено на процессы, посредством которых в группах происходят изменения (Но11апс1ег, 1971). Введение тех или иных изменений требует перемен в "квазистационарном равновесии" (термин Левина) существующего положения дел в группе. При этом необходимо преодолеть индивидуальное сопротивление отдельных членов группы, что возможно лишь при наличии соответствующей групповой поддержки. По имеющимся данным, сплоченные группы оказывают наибольшее влияние на своих членов как при содействии изменениям, так и при противодействии им.

Эффективность группы может быть рассмотрена исходя из двух критериев: ее продуктивности и удовлетворенности ее членов. Эти показатели зависят как от задачи, стоящей перед группой, так и от особенностей ситуации. Исследования показывают, что степень удовлетворенности группы не обязательно связана с групповой продуктивностью. Обзор отечественных и зарубежных исследований по данной проблематике представлен в одной из работ автора этой книги (Свенцицкий, 1999).

Другой аспект групповой эффективности основан на понтен-циальных ресурсах, имеющихся в распоряжении группы для осуществления ее функций.

Результат этого процесса основан на соотношении вклада в группу и ее окружение и "выхода" в виде продуктивности и удовлетворенности за определенный период. Поэтому качества индивидов, составляющих группу, являются жизненно важными для ее эффективности.

Динамика малой группы отражает и сложность каждой личности, входящей в ее состав, и наличие такого группового свойства, как синергизм на основе взаимодействия этих личностей, вследствие чего возникает целостность, которая представляет собой нечто большее, чем просто сумму ее отдельных членов. Даже если взять самую элементарную группу — диаду, то в ней мы можем выделить, по крайней мере, три "социальные силы", влияющие на ее динамику. Это Я-концепция одной личности, Я-кон-цепция другой личности и, наконец, взаимоотношения данных людей. Каждая группа характеризуется неповторимым своеобразием своей динамики.

§ 2. Психологическая совместимость членов группы

В процессе совместной деятельности членам малой группы необходимо вступать в контакты друг с другом для передач^

§ 2. Психологическая совместимость членов группы   203

информации и координации своих усилий. От уровня такой координации всецело зависит продуктивность группы, каким бы видом деятельности в ней ни занимались. В свою очередь, этот уровень есть величина, производная от той или иной степени психологической совместимости членов группы. Что же такое психологическая совместимость?

Самым кратким образом это понятие можно определить как способность членов группы к совместной деятельности, основанной на их оптимальном сочетании. Совместимость бывает обусловлена как сходством каких-либо одних свойств членов группы, так и различием их других свойств. В итоге это приводит к взаимодополняемости людей в условиях совместной деятельности, так что данная группа представляет собой определенную целостность.

Мы уже отмечали, что любая реальная группа не есть просто сумма входящих в ее состав индивидов. Поэтому оценку деятельности группы необходимо давать с учетом выдвинутого Ф.Д. Горбовым и М.А. Новиковым принципа интегративности, т.е. взгляда на группу как на единый неразрывно связанный организм (Горбов и Новиков, 1963).

Исследователи, изучающие проблемы психологической совместимости как у нас, так и за рубежом, основное внимание уделяют таким группам, которым приходится выполнять свои задачи в условиях относительной изоляции от социальной среды (космонавты, полярники, участники различных экспедиций). Однако роль групп с психологически совместимыми людьми важна Ш) всех без исключения сферах совместной деятельности. Наличие психологической совместимости членов группы способствует их лучшей срабатываемости и в итоге — большей эффективности труда. В соответствии с данными исследований Н.Н. Обозова, отметим следующие критерии оценки совместимости и срабатываемости: 1) результаты деятельности; 2) эмоционально-энергетические затраты ее участников; 3) их удовлетворенность этой Деятельностью (Обозов, 1979).

Можно выделить два основных вида психологической совместимости: психофизиологическую и социально-психологическую. В первом случае подразумевается определенное сходство психофизиологических характеристик людей и на этой основе согласованность их эмоциональных и поведенческих реакций, синхронизация темпа совместной деятельности. Во втором случае имеется в виду эффект оптимального сочетания типов поведения людей в группе, общности их социальных установок, потребностей и ин-Тересов, ценностных ориентации.

Надо иметь в виду, что далеко не каждый вид совместной дея-ельности требует психофизиологической совместимости членов РУппы. Возьмем, например, сотрудников кафедры вуза, каждый

204   Глава 9. Групповая динамика и групповая эффективность

из которых выполняет свою работу в одиночку: читает лекции, проводит семинары, принимает экзамены и зачеты, руководит научной работой аспирантов и студентов и т.д. В данном случае для того чтобы деятельность кафедры в целом была успешной, имеет значение только социально-психологический аспект совместимости. Если же мы обратимся к конвейерному производству, то увидим, что здесь эффективный труд невозможен без наличия психофизиологической совместимости членов бригады. При поточной работе каждый человек должен совершать свои движения в определенном темпе, необходима четкая согласованность действий людей. Если члены конвейерной бригады совместимы к тому же и в социально-психологическом плане, это еще более способствует ее успешной работе.

В современных условиях (в сферах труда, спорта) существует ряд видов деятельности, требующих как психофизиологической, так и социально-психологической совместимости. Возьмем, например, групповую работу операторов в автоматизированных системах управления. Для оптимального комплектования подобных групп может применяться так называемая гомеостатическая методика, предложенная Ф.Д. Горбовым и его сотрудниками. Их исследования показали, что учет требований психологической совместимости способствует повышению продуктивности и удовлетворенности испытуемых в экспериментальных группах.

В качестве примера использования этой методики сошлемся на работу, проведенную в 1960-е гг. в лаборатории социальной психологии Ленинградского (Санкт-Петербургского) государственного университета Н.В. Голубевой и М.И. Иванюком. Установка "гомеостат" представляет собой устройство, с помощью которого можно моделировать групповую взаимозависимую деятельность людей в процессе решения задачи. Данное устройство включает в себя три или четыре одинаковых прибора, каждый из которых имеет стрелочный индикатор и рукоятку управления. Перед этими приборами располагаются испытуемые (соответственно три или четыре человека). Их общая задача — установить стрелки всех приборов в заданном экспериментатором положении. При этом приборы взаимосвязаны таким образом, что если кто-либо из членов экспериментальной группы будет манипулировать рукояткой сам по себе, игнорируя действия остальных, задачу невозможно решить.

Как же вели себя испытуемые? Наблюдения показали, что можно выделить четыре следующих типа коммуникативного поведения:

1} люди, стремящиеся к лидерству, которые могут решать задачу, лишь подчиняя себе других членов группы;

2) индивидуалисты, пытающиеся решить задачу в одиночку!

§ 2. Психологическая совместимость членов группы   205

3)          приспосабливающиеся к группе, легко подчиняющиеся приказам других ее членов;

4)          коллективисты, которые стараются решить задачу совместными усилиями; они не только принимают предложения других членов группы, но и сами выступают с инициативой.

Эксперименты показали также, что успешно решить задачу удавалось далеко не каждой группе. Например, когда человек, стремящийся к лидерству, не мог заставить остальных следовать его приказам, он нередко совсем отказывался участвовать в эксперименте, а если и оставался, то вел себя теперь очень пассивно. Если же группа состояла в основном из индивидуалистов, то каждый из них стремился действовать обособленно от других, сам Изо себе. Короче говоря, только определенные сочетания различных типов поведения оказывались удачными.

Какое же сочетание было оптимальным? В описанных экспериментах быстрее всего решали свою задачу те группы, члены которых были достаточно активны и обменивались информацией между собой, действуя коллегиально. Интересно, что в экспериментах на более простом гомеостатическом устройстве, где (Выло достаточно понимания задачи лишь одним из трех членов группы, эффективную работу демонстрировало также следую-йдее сочетание: один член группы активен, а двое других цели-^сом подчиняются ему (Голубева и Иванюк, 1966). Хотя эти эксперименты проводились в лаборатории, полученные данные имеют прямое отношение к условиям деятельности различных групп.

По данным Обозова, важным обстоятельством, обусловливающим связи и отношения между людьми в условиях совместной Деятельности, является однородность/разнородность группы (степень подобия/контраста вероятных участников взаимодействия) по самим разным параметрам (Кузьмин и Семенов, 1979).

Первый уровень однородности/разнородности группы — это соотношение их индивидных (природных), личностных и со-Циально-психологических параметров (темперамента, интеллекта, характера, мотивации, интересов, ценностных ориентации, Мировоззренческих позиций).

Второй уровень однородности/разнородности группы — это соотношение (сходство/различие) их мнений, оценок, отношений к себе, партнеру, другим людям, к предметному миру. Дан-Ный уровень подразделяется на два вида (этапа): первичный (или исходный) и вторичный (или результативный). Первичный Подуровень однородности — это исходные данные (до начала взаимодействия членов группы) соотношения мнений, оценок '° Мире предметов и о себе подобных) и отношений (к миру пред-и себе подобным). Вторичный подуровень однородности -

Ж

206   Глава 9. Групповая динамика и групповая эффективность

это соотношение (сходство/различие) мнений, оценок и отношений как следствие взаимодействия между членами группы.

Первый уровень однородности/разнородности группы участвует в регуляции совместной деятельности и межличностных отношений людей. Однако его регулирующая роль может мало осознаваться членами группы. Это совсем не означает, по замечанию Обозова, что партнеры не видят реального сходства или различия между собой. Сходство или различие (физическое, поведенческое) настолько очевидно, что ни тому, ни другому люди не придают особого значения, считая его наличие само собой разумеющимся.

Иначе обстоит дело с однородностью/разнородностью второго уровня. Исходное, первоначальное соотношение мнений, оценок и отношений в группе характеризует степень единства взглядов ее членов и выражает сходство/различие интересов, ценностных ориентации и личностных установок. На этом этапе партнеры не только осознают сходство/различие в своих мнениях, оценках и отношениях, но начинают понимать его значимость для совместной деятельности.

Вторичный подуровень однородности, будучи следствием взаимодействия мнений, оценок и отношений членов группы, регулируется такими психологическими механизмами, как подражание, конформность, внушение. Степень позитивной изменчивости мнений, оценок и отношений — это один из основных показателей сплоченности группы. Благодаря изменчивости преобразуется вторичный подуровень однородности/разнородности мнений, оценок и отношений.

В заключение Обозов делает вывод о том, что в регуляции групповой деятельности участвуют различные системы факторов:

1)                внегрупповые (физические и социальные);

2)                внутригрупповые (нормы, межличностные отношения);

3)                внеличностные (однородность/разнородность по индивидуально-психологическим параметрам);

4)                 внутриличностные (социально-психологические особенности членов группы — их мнения, оценки и отношения).

Итак, исследования показывают, что психологическая совместимость в группах формируется за счет действия разнообразных факторов. Степень такой совместимости членов одной и той же группы может быть различной на разных этапах ее жизнедея-тельности в силу динамики межличностных отношений. Комплектование групп с учетом требований психологической совмес-тимости способствует повышению уровня их продуктивности и удовлетворенности своей деятельностью.

3. Принятие решений в группах   207

§ 3. Принятие решений в группах

В практической деятельности нередко встречаются ситуации, когда все члены группы так или иначе участвуют в выработке ц принятии каких-либо решений. С точки зрения здравого смысла совместный подход к принятию решений может казаться более эффективным, чем единоличное решение. Тут же на память приходит поговорка: "Ум хорошо, а два лучше". Действительно, то, чего не знает один член группы, может знать другой. В тех случаях, когда решение подразумевает один-единственный определенный ответ, разумно предположение, что чем больше людей в группе, тем больше вероятность получить нужное решение, найти правильный ответ. Однако нередко специалисты в разных областях высказывают скептическое отношение к групповым решениям, приводя другую, более современную поговорку: "Верблюд — это лошадь, спроектированная комиссией". Итак, если обратиться к практике, то стоит задаться таким вопросом: всегда ли групповое решение лучше единоличного?

Многие психологи в течение нескольких последних десятилетий заняты сопоставлением эффективности индивидуальных и групповых решений. Прежде всего следует отметить, что процесс группового принятия решений, по сути, сходен с процессом индивидуального принятия решений. В том и другом случаях присутствуют одни и те же стадии — уяснение проблемы, сбор информации, выдвижение и оценка альтернатив и, наконец, выбор одной из них. Однако процесс группового принятия решений является более сложным в социально-психологическом плане, так как каждая из этих стадий сопровождается взаимодействием между членами группы и, соответственно, столкновением различных взглядов.

Типы групповых задач. Чтобы ответить на вопрос о сравнительной эффективности индивидуальных и групповых решений, необходимо сначала рассмотреть различные типы задач, которые Может выполнять группа (81етег, 1972 ).

Аддитивная задача — это такая, в которой групповая продуктивность представляет собой сумму усилий каждого из членов. Например, когда несколько человек вместе толкают автомобиль, чтобы вывести его из рытвины на дороге, то это групповое Усилие является суммой усилий, прилагаемых каждым отдельным индивидом. Успех решения аддитивных задач зависит от того, могут ли члены группы эффективно координировать свои Усилия. В примере с автомобилем важно, чтобы каждый толкал его в одно и то же время и в одном и том же направлении. Итак, Яри аддитивных задачах групповая продуктивность превосходит Итог усилий любого одного человека, и более крупные группы

208   Глава 9. Групповая динамика и групповая эффективность

отличаются большей продуктивностью, чем те, которые меньше по своей величине.

Конъюнктивная задача — это такая, в которой все члены группы должны следовать друг за другом, чтобы достигнуть цели. Возьмем, например, эстафетный бег. Для победы команды необходимо, чтобы каждый ее член бежал как можно быстрее и по окончании своего этапа правильно передавал следующему эстафетную палочку. Неточные действия одного из участников при ее передаче могут свести на нет усилия всей команды. При конъюнктивных задачах групповая продуктивность всецело зависит от наименее подготовленного члена группы, как говорят, "слабого звена".

При дизъюнктивной задаче достаточно только одному человеку решить проблему, для того чтобы вся группа добилась успеха. Если, например, исследовательская группа пытается решить сложное математическое уравнение, то любой ее член, дав правильный ответ, может обеспечить групповую эффективность. Успех групповой деятельности при дизъюнктивной задаче зависит от умений наиболее компетентного члена.

Требования различных задач часто очень разнятся. Некоторые из них легко подразделяются на специализированные подзадачи, каждая из которых может быть выполнена одним человеком. Другие задачи не могут быть подразделены на подзадачи. Даже когда подзадачи можно определить, они в различной степени бывают понятными для членов группы. Если же эти подзадачи не очевидны, то порой значительные размышления и переговоры могут предшествовать попыткам решения проблемы.

Если задача, стоящая перед группой, может быть как-либо подразделена между ее членами, это не всегда дает ключ к ее решению. Например, при игре в футбол каждый из членов команды должен выполнять определенные функции в соответствии с замыслом тренера.

При этом продуктивность команды зависит не только от усилий и умений лучшего или худшего игрока, но также от способности команды координировать индивидуальные действия футболистов, поддерживая связи между нападающими, полузащитниками и линией обороны.

Мозговой штурм. Исходя из предположения о преимуществах группового подхода к принятию решений над индивидуальным, руководитель одного из американских рекламных агентств А. Озборн (ОзЬогп, 1957) выступил с обоснованием метода, названного им "мозговым штурмом" (Ъгатз1;огтт§). В центре его внимания было выдвижение новых идей и решений в рекламном деле.

Практика "мозгового штурма" выглядит следующим образом-Группе соответствующих специалистов предлагают для обсуяс"

§ 3. Принятие решений в группах   209

дения определенную проблему, например, придумать рекламный слоган для новой марки зубной пасты. Членов группы инструктируют выдвигать как можно больше различных предложений в течение сравнительно краткого периода времени. Озборн сформулировал следующие основные правила "мозгового штурма", которые, по мнению многих психологов, могут быть применимы при разработке широкого круга проблем:

1.                  Какая-либо критика выдвигаемых идей исключается. Негативные оценки идей откладываются до самого конца.

2.                   Свободные, ничем не скованные предложения приветствуются. Чем безумнее идея, тем лучше, поскольку легче предложить серую идею, чем выдающуюся.

3.                  Требуется количество идей. Чем больше число выдвинутых идей, тем больше вероятность успеха.

4.                    Поощряется сочетание различных идей и их переработка. В добавление к выдвижению своих собственных идей вы должны высказывать предложения о том, как улучшить идеи других или

; как несколько идей соединить таким образом, чтобы получилась еще одна.

"Мозговой штурм" проводится в виде сессий продолжительностью от 40 до 60 минут. Каждая группа включает в себя от шести до девяти участников, которые рассаживаются вокруг стола таким образом, чтобы можно было легко и быстро общаться друг с другом. Сессия начинается с того, что руководитель группы (специально подготовленный человек) выдвигает перед членами группы проблему для анализа, призывая их максимально раскрепостить свое воображение. Высказываемые идеи записываются секретарем или с помощью механических средств.

Метод "мозгового штурма" имеет как своих сторонников, так и противников, которые скептически оценивают его возможности. Так, в одном из современных американских учебников по социальной психологии на основе нескольких экспериментов делается вывод о том, что "мозговой штурм" не является более эффективным методом, чем работа, выполняемая индивидами в одиночку. "Почему же тогда люди продолжают использовать Подобные группы для решения проблем?" — задаются таким вопросом авторы этого учебника Ш. Тейлор, Л. Пеплоу и Д. Сирз (Тау1ог е1 а!., 1994. Р. 353). Они отвечают на свой вопрос следующим образом. Во-первых, люди могут ошибочно полагать, что группы действительно более продуктивны, чем отдельные индивиды. После сессии мозгового штурма члены группы могут быть Поражены тем множеством идей, которые родились в результате Дискуссии. Индивиды могут видеть, что группа произвела боль-^ее количество решений, чем это мог бы сделать один человек, но забывают о правильном сравнении (т.е. сравнении с продук-тИвностью нескольких индивидов, одновременно работающих по

210   Глава 9. Групповая динамика и групповая эффективность

одному). Другими словами, люди, действительно соглашающиеся с тем, что "ум хорошо, а два лучше", не задают себе такой вопрос: лучше две головы вместе или две головы поодиночке? Вторая причина для популярности подобных групповых дискуссий заключается в том, что люди обычно радуются своему пребыванию в группе и предпочитают такие дискуссии работе в одиночку. Известно, что групповые дискуссии способствуют повышению уровня удовлетворенности работников и их трудовой мотивации, хотя они и занимают больше времени.

В заключение отметим, что наряду с критической оценкой метода "мозгового штурма" в американской литературе по менеджменту приводятся и свидетельства, говорящие в его пользу. Так, по данным Т. Митчелла (МИспеП, 1982), использование этого метода в "кружках качества" позволило одной из крупных американских компаний добиться значительной экономии денежных средств. Отмечается широкое применение "мозгового штурма" в рекламе и некоторых других областях, где он оказывается, по-видимому, эффективным (СаЪзоп е1 а!., 1994). Высказывается также предположение, что фактор контролируемого времени в прошлых экспериментах мог повлиять на продуктивность групп, использовавших "мозговой штурм". Так, одно из исследований М. Розенбаума обнаружило, что, когда время деятельности не ограничено, группы будут продолжать генерировать идеи, в то время как индивиды иссякнут (Ьаи апс! 1еНпе1к, 1984 ). Исходя из этого рекомендуется обращаться к следующей процедуре решения проблем: сначала люди работают поодиночке, а затем в группе с использованием "мозгового штурма".

§ 4. Плюсы и минусы группового принятия решений

Само по себе взаимодействие членов группы может характеризоваться, как отмечает американский психолог Т. Митчелл (М1т.спе11, 1982), следующими проявлениями:

1)                некоторые индивиды склонны говорить больше, чем другие;

2)                 индивиды с высокими статусом оказывают большее влияние на решение, чем индивиды с низким статусом;

3)               группы часто тратят значительную долю времени на устранение межличностных разногласий;

4)               группы могут упустить из виду свою цель и отделаться несообразными выводами;

5)                 члены группы часто испытывают исключительно сильное давление, побуждающее их к конформности.

Каждый из нас, кому приходилось председательствовать на дискуссии, знает, что основные проблемы, с которыми здесь приходится сталкиваться, это следование повестке дня, доминирование некоторых людей во время дискуссии, а также многие заяв-

§ 4. Плюсы и минусы группового принятия решений   211

ления и действия, вызванные лишь дружескими отношениями участников или соображениями организационной политики. Таким образом, необходимы определенные практические шаги для того, чтобы минимизировать негативность указанных проблем. • Обратимся теперь к рассмотрению определенных плюсов и минусов группового принятия решений. Э. Холл, Д. Моутон и Р. Блейк обнаружили, что групповое обсуждение порождает в два раза больше идей по сравнению с ситуациями, когда те же самые люди работают единолично ( На11, Мои1;оп апс! В1а1се, 1963). При этом решения, принятые группой, отличаются большей точностью, чем индивидуальные решения. Такие данные объясняются тем, что группа в целом обладает большим количеством знаний, нежели один индивид. Причем эта информация является более разносторонней, что обеспечивает большее разнообразие подходов к решению проблемы.

Однако группы обычно не способствуют проявлению творческих сил при принятии решений. Чаще всего группа подавляет творческие порывы отдельных ее членов. Принимая решения, группы могут следовать привычным образцам в течение долгого периода.

С другой стороны, группы лучше отдельных индивидов могут оценить новаторскую идею. Таким образом, группу порой используют для того, чтобы вынести суждение о новизне и оригинальности той или иной идеи.

При групповом принятии решений возрастает приемлемость принятых решений для всех членов группы. Известно, что многие решения не удается воплотить в жизнь, потому что люди не согласны с ними. Однако если люди сами участвуют в принятии решений, они охотнее поддерживают их и побуждают других согласиться с ними. Участие в процессе принятия решений налагает на индивида соответствующие моральные обязательства и повышает уровень его мотивации, если ему предстоит выполнять эти решения. Важное достоинство групповых решений, принимаемых в какой-либо реальной организации, состоит в том, что такие решения могут восприниматься более легитимными по сравнению с решениями, принятыми единолично.

Представляют интерес эксперименты Л. Хоффмана, который выяснил роль такой характеристики, как состав группы. Полученные данные показали, что гетерогенные (разнородные) группы, члены которых различались по квалификации и опыту, обычно принимали решения более высокого качества, чем гомогенные (однородные) группы. Однако гомогенные группы, члены Которых имели сходство квалификации и опыта, имели другие Преимущества. Такие группы способствовали удовлетворенности ^х членов и уменьшению конфликтности. Здесь была большая

Глава 9. Групповая динамика и групповая эффективность

гарантия того, что в процессе данной деятельности группы ни один из ее членов не будет доминировать (Ног1тап, 1959).

Основная задача ряда исследований состоит в изучении роли особенностей группового взаимодействия при принятии решения. На этом основании выделяются интерактивные и номинальные (неинтерактивные) группы. Обычная дискуссионная группа, например, та или иная комиссия, члены которой непосредственно взаимодействуют друг с другом в целях принятия решения, называется интерактивной. В номинальной группе, наоборот, каждый из членов действует сравнительно изолированно от остальных, хотя порой все они находятся в одном помещении (но бывают и пространственно разобщены). На промежуточных стадиях работы эти лица обеспечиваются информацией о деятельности друг друга и имеют возможность менять свои мнения. Таким образом, здесь можно говорить о косвенном взаимодействии. Как отмечает У. Дункан, номинальные группы превосходят интерактивные на всех этапах решения проблемы, кроме этапа синтеза, когда высказанные членами группы идеи сопоставляются, обсуждаются и комбинируются. В итоге делается вывод о необходимости комбинирования номинальной и интерактивной форм, поскольку это приводит к выработке групповых решений более высокого качества (Випсап, 1981).

При рассмотрении проблем группового принятия решений следует обратить внимание на явление деиндивидуализации личности. Как уже отмечалось, это утрата индивидом чувства идентичности в группе, что часто приводит к растормаживанию нравственных начал, сдерживающих личность в определенных моральных рамках. Вследствие такой деиндивидуализации отдельные индивиды в группе могут иногда принимать решения, которые являются очень консервативными или, наоборот, слишком рискованными. А порой групповые решения оказываются даже аморальными в такой степени, в какой это не свойственно большинству членов группы, рассматриваемых в отдельности.

Значительное внимание уделяют западные психологи проблеме уровня риска в групповых решениях. Полученные данные разноречивы. Так, имеются экспериментальные свидетельства, говорящие об усреднении крайних позиций в процессе принятия группового решения. В итоге решение оказывается менее рискованным, чем возможное индивидуальное (Ргазег еЪ а!., 1971).

В соответствии с другими данными, групповые решения отличаются большей долей риска по сравнению с решениями, предпочитаемыми "средним" членом этой группы (\Уа11асЬ, Ко§ап апс! Вет, 1962 ). Принимая решения, группа стремится к альтернативам, обеспечивающим более высокий конечный результат, но меньшую вероятность его достижения. Наряду с этим были обнаружены и значительные совпадения между распределениями

§ 4. Плюсы и минусы группового принятия решений   213

Групповых и индивидуальных решений: хотя групповое решение десет в себе большую степень риска, чем решение "среднего" члена группы, однако любое групповое решение не рискованнее индивидуальных решений отдельных членов данной группы.

"Сдвиг риска" и групповая поляризация. Наблюдаемое рядом исследователей явление увеличения уровня риска в решениях, принимаемых группой, получило название "сдвиг риска". Это явление представляет собой следствие деиндивидуализации личности в группе и называется "диффузией" ответственности, поскольку ни один из членов группы не наделен всей полнотой ответственности за окончательное решение. Индивид знает, что ответственность возлагается на всех членов группы.

Итак, в одних случаях группы демонстрируют стремление к большему риску, в других — оказываются консервативными в своих решениях. На сегодняшний день исследования показывают, что, когда первоначальные мнения членов группы являются консервативными, групповая дискуссия приводит к сдвигу в сторону еще большего консерватизма. И наоборот, когда индивидуальные мнения клонятся в сторону риска, результатом групповой дискуссии является сдвиг в направлении еще большего риска. Основной вывод из полученных данных состоит в том, что групповая дискуссия приводит к более крайним решениям — явлению, называемому групповой поляризацией. Предлагаются следующие объяснения этого явления (Тау1ог е1 а!., 1994).

Прежде всего, отметим, что люди получают новую информацию в результате выслушивания аргументов "за" и "против" в ходе групповой дискуссии. Чем более многочисленными и убеждающими являются аргументы в пользу какой-либо позиции, тем больше вероятности, что члены группы примут эту позицию. Однако в ходе групповой дискуссии обычно не рассматриваются все возможные аргументы "за" и "против" и не представлены с равной степенью убежденности все точки зрения. Часто большинство высказанных аргументов выражают первоначальную позицию каждого члена группы, так что люди обычно слышат больше доводов в пользу своей собственной точки зрения, чем против нее. Групповая дискуссия может также побуждать членов группы взвешивать различные аргументы и более активно отстаивать свою позицию. На основе информации, представленной в ходе дискуссии, люди могут, таким образом, увериться в Правильности своих первоначальных взглядов и поэтому прийти к более крайним мнениям.

Второе объяснение групповой поляризации подчеркивает роль процессов социального сравнения и самопрезентации. Основная идея здесь состоит в том, что члены группы интересуются тем, как их личные мнения соотносятся с мнениями других

Глава 9. Групповая динамика и групповая эффективность

людей в той же самой группе. В ходе дискуссии тот или иной индивид может узнать, что другие имеют аналогичные установки и что в действительности некоторым из этих людей свойственны даже более крайние взгляды, чем у него самого. Желание выглядеть положительно; например, уверенным или храбрым, может привести индивидов к сдвигу в сторону даже более крайних позиций, чем те, которые были высказаны другими членами группы. Это, по существу, представляет собой попытку достижения определенного превосходства, когда индивиды пытаются быть "лучше", чем средний член группы. По данным американских исследований, и действие убеждающих аргументов, и процессы социального сравнения происходят одновременно.

Наконец, еще одним объяснением групповой поляризации являются процессы социальной идентичности. Основная идея здесь состоит в том, что дискуссия побуждает индивидов сосредоточиваться на своем членстве в группе и идентифицироваться с данной группой. Это, в свою очередь, приводит индивидов к ощущению необходимости согласовать свои собственные взгляды с нормами группы. Однако вместо того чтобы выявить "правильное" типичное мнение группы, ее члены воспринимают групповую норму как более стереотипную или как выражающую некую крайность. Следовательно, они стремятся соответствовать тому, что ими рассматривается в качестве групповой позиции, смещая таким образом свои собственные установки в сторону большей крайности. В общем, каковы бы ни были возможные причины групповой поляризации, это явление представляет собой важную грань группового принятия решения.

"Группомыслие". Порой группы, которым нельзя отказать ни в компетентности, ни в интеллекте, принимают решения, впоследствии оказывающиеся катастрофическими. Американский психолог И. Джанис ^ашз, 1982), обративший внимание на данное обстоятельство, утверждает, что подобные эффекты могут быть вызваны крайними формами групповой поляризации. Условия, способствующие этому, Джанис назвал "группомыслием", отмечая в качестве его симптомов снижение умственной продуктивности, недостаточный учет реальности и повышение уровня дозволенности при моральной оценке принимаемых решений. Все это, вместе взятое, вызывает у группы чрезмерное желание достичь консенсуса. Такое желание препятствует критической оценке возможных вариантов решения. В соответствии с данными Джаниса, можно определить "группомыслие" как способ мышления, при котором сохранение единства и солидарности своей группы считается более важным, чем реалистическая оценка альтернативного курса действий.

Джанис высказал предположение, что имеются три главных фактора, способствующих формированию "группомыслия". Пре-

§ 4. Плюсы и минусы группового принятия решений   215

лсде всего, это высокий уровень групповой сплоченности. Хотя такая сплоченность среди членов группы представляется на пер-рый взгляд очень позитивной групповой характеристикой, она также ассоциируется со значительной конформностью. Это значит, что когда люди крайне привязаны к той или иной группе ц очень хотят быть признанными в ней, они скорее всего согласятся с тем влиянием, которое будут оказывать на их мысли и действия члены этой группы. Джанис полагал, что когда высокий уровень сплоченности сочетается с двумя другими факторами, а именно - - "угрожающим ситуационным контекстом" и "структурными и процедурными ошибками", тогда группы становятся более подверженными "группомыслию". Говоря о "ситуационном контексте", Джанис утверждает, что группы, встречающиеся с угрожающей стрессовой ситуацией, могут переоценивать важность скорости принятия решения по сравнению с его точностью. В добавление к этому переживающие стресс люди становятся более зависимыми от поддержки других (вспомните эксперимент С. Шахтера, описанный в гл. 7). Данное обстоятельство увеличивает влияние группы на ее отдельных членов. В соответствии с положениями Джаниса, "структурные и процедурные ошибки", обусловливающие "группомыслие", заключаются в недостатке систематических процедур для анализа и принятия решений, изоляции данной группы от других и наличии директивного руководителя, который знает, что его предпочтения будут обязательно приняты во внимание при окончательном групповом решении.

Джанис называет три основных симптома, которые говорят о том, что какая-либо группа подвержена "группомыслию". Приведем их ниже.

1.                   Переоценка собственной группы. У членов группы развивается иллюзия неуязвимости и бесспорной веры в высокие моральные качества собственной группы.

2.                   Ограниченность. Члены группы считают, что их решения были единственно правильными, и воспринимают своих оппонентов сквозь призму стереотипов.

3.                    Возрастающее давление в сторону единообразия. Члены гРуппы не признают тех, кто выражает сомнения в групповых суждениях и решениях. Они подвергают цензуре свои собствен-НЫе опасения и ведут себя как "охранники разума", чтобы защитить группу от информации, которая заставила бы усомниться в избранном ими курсе действий. В связи с эффектом конформности у членов группы формируется иллюзия, что нет никого, кто бы сомневался в их решениях. Эта иллюзия единодушия направляется на то, чтобы подтвердить неудачное решение, принятое группой.

216   Глава 9. Групповая динамика и групповая эффективность

Джанис высказал ряд предложений, направленных на преодоление "группомыслия" и повышение эффективности процесса принятия решения группой. Эти предложения включают в себя следующее:

1.                  Лидер должен поощрять членов группы заявлять во всеуслышание о всех препятствиях и сомнениях относительно предложенного решения. Поэтому, чтобы быть эффективным, лидер должен обладать желанием допускать критику своих идей.

2.                   Лидер должен первоначально в ходе дискуссий оставаться беспристрастным, заявляя о своих предпочтениях и ожиданиях только после того, как члены группы выразят свои собственные мнения.

3.                   Группу следует разделить на подкомиссии, чтобы сравнительно независимо обсудить вопросы и затем вместе преодолеть расхождения.

4.                  Для участия в групповых дискуссиях должны быть приглашены эксперты со стороны, которых необходимо попросить, чтобы они подвергали критике взгляды членов группы.

5.                  При каждом групповом обсуждении проблемы по крайней мере один человек должен выступать в роли строгого критика, подвергая сомнению групповые идеи.

Цель этих предложений заключается в том, чтобы побудить группу рассматривать ряд альтернатив, избегать иллюзии консенсуса и учитывать всю относящуюся к делу информацию.

Самой обстоятельной проверкой модели Джаниса можно считать исследование Ф. Тетлока вместе с коллегами (ТеНоск. е! а!., 1992). Они подвергли контент-анализу протоколы заседаний, на которых были приняты 12 различных политических решений. Предполагалось, что эти решения потенциально могли быть связаны с "группомыслием".

Исследователи заключили, что с достаточной степенью надежности можно обнаружить различие между теми группами, решения которых отражали "группомыслие", и другими , решения которых демонстрировали обоснованное заключение и своеобразную "зоркость". Полученные данные также подтверждали наличие процесса "группомыслия". Такими, например, характеристиками были подозрение по отношению к другим, ограничение информационного обмена, осуждение оппозиционеров. В соответствии с моделью Джаниса, по мере того как в группах возникала все большая забота о групповом консенсусе, они начинали проявлять все больше симптомов "группомыслия", в результате чего процесс принятия решения оказывался несовершенным. Однако полученные данные не поддержали положения Джаниса о том, что "группомыслие" вызывается высоким уровнем сплоченности или ситуационной угрозой. Иначе говоря, вероятность того, что группы очень сплоченные и находящиеся в условия*

Г                                                                                                                                                                                                                                                                                                           § 5. Лидерство и руководство в группах и организациях   217

большой напряженности станут жертвами "группомыслия", не более велика, чем для групп менее сплоченных или оказавшихся в менее стрессовых условиях.

В целом можно заключить, что явление "группомыслия" действительно существует, хотя и не в полном соответствии с моделью Джаниса. "Группомыслие", очевидно, может серьезно подорвать способность групп эффективно принимать важные решения.

§ 5. Лидерство и руководство в группах и организациях

Загадка явления лидерства, успешного воздействия одного человека на других в направлении к заданной цели, занимает человечество с незапамятных времен. Поиску ответов на вопросы, сопутствующие этому явлению, посвятили свои труды многие философы, социологи и психологи. Пытаясь ответить на подобные вопросы, исследователи высказывали те или иные предположения, формулируя различные теории лидерства.

Сам по себе термин "лидерство" происходит от английского слова "1еас1егзЫр" , что также означает и руководство, однако отечественные исследователи обычно выделяют руководство и лидерство как два различных явления, присущих организованным (в той или иной степени) общностям.

Основное различие здесь состоит в следующем. Взаимодействие руководителей и руководимых ими людей осуществляется ''ь системе административно-правовых отношений той или иной официальной организации. Что касается взаимодействия лидеров и ведомых, то оно может происходить как в системе административно-правовых, так и морально-психологических связей между людьми. Если наличие руководителей является необходимым признаком любой официальной организации, то лидеры возникают спонтанно как следствие взаимодействия людей и в официальных, и в неофициальных организациях. Таким образом, в одном и том же акте взаимодействия двух сотрудников какой-либо организации или учреждения иногда можно наблюдать одновременно и отношения руководства, и отношения лидерства, а иногда только один из этих видов отношений.

К наиболее ранним попыткам построения теории лидерства относятся поиски специфических черт личности, присущих ли-Дерам. При этом считалось, что человек проявляется как лидер Следствие своих исключительных физических или психологических характеристик, дающих ему определенное превосходство йад другими. Сторонники указанного подхода основываются йа предпосылке, что некоторые люди "рождаются лидерами", в то время как другие, где бы они ни оказались, никогда не смогут Добиться успеха.

218   Глава 9. Групповая динамика и групповая эффективность

Истоки таких теорий можно найти еще в трудах ряда философов Древней Греции и Рима, которые рассматривали исторический ход событий как результат действий выдающихся людей, призванных в силу своих природных качеств руководить массами. На основе подобных взглядов формируются позднее теории элиты, утверждающие, что непременным условием жизни любого общества является его разделение на два неравных слоя -привилегированную правящую группу, члены которой уже изначально призваны руководить, и остальную пассивную массу людей, идущих за лидерами.

В XX в. психологи, находившиеся на позициях бихевиоризма, стали склоняться к мысли о том, что черты лидера нельзя считать всецело врожденными и потому некоторые из них можно приобрести посредством обучения и опыта. Начинают проводиться многочисленные эмпирические исследования с целью выявления универсальных черт, которые должны быть свойственны лидерам. Анализу подвергаются как психологические черты лидеров (интеллект, воля, уверенность в себе, потребность в доминировании, общительность, способность к адаптации, сенситивность и др.), так и конституциональные (рост, вес, телосложение).

Обзоры данных работ показали широкое разнообразие "черт лидера", обнаруженных разными авторами. Лишь 5% этих черт оказались общими для всех. Как отмечает в своем обзоре английский профессор менеджмента Ч. Хэнди (Напйу, 1981), чаще всего выделяются следующие черты:

1)                интеллект (должен быть выше среднего, но не на уровне гениальности, особенно важна способность к решению сложных и абстрактных проблем);

2)                  инициатива (самостоятельность и находчивость, способность осознавать потребность в действии и наличие соответствующего мотива);

3)                уверенность в себе (имеются в виду достаточно высокие самооценки компетентности и уровня притязаний).

На основе результатов исследований в одной крупной международной компании Ч. Хэнди добавляет к указанным чертам "фактор геликоптера", т.е. способность подниматься над частностями ситуации и воспринимать ее в связи со всей окружающей обстановкой.

В других работах западных авторов предлагаются иные перечни важнейших черт лидеров. Хотя в этих перечнях иногда обнаруживаются частичные совпадения, все же среди сторонников данного подхода нет достаточного согласия. Слишком разноречивы мнения и по вопросу о том, какие черты лидера являются более значимыми, а какие — менее. Практика показывает немало случаев, когда те или иные лица, не обладающие "важнейшими

§ 5. Лидерство и руководство в группах и организациях   219

чертами, тем не менее успешно справляются со всеми функциями лидеров. С другой стороны, наличие этих черт у какого-либо индивида далеко не всегда превращает его в эффективного лидера.

Неудачные попытки определить черты личности, которые были бы постоянно связаны с успешным лидерством, привели к формированию других теорий. Выдвигается "концепция лидерства, исходящая из различных функций, которые необходимо осуществлять для того, чтобы группа достигала своих целей, оставаясь при этом жизнеспособным, сплоченным образованием" (УиЫ апо! Шех1еу, 1971. Р. 277).

Существенным элементом данного подхода было перемещение внимания от черт личности лидера к его поведению. В соответствии с этой точкой зрения выполняемые лидером функции зависят от особенностей ситуации. Поэтому делается вывод о необходимости учета ряда "ситуационных переменных", что является главным в "ситуационной" теории лидерства.

Имеется немало данных, свидетельствующих о том, что поведение, требуемое от лидера в одной ситуации, может не соответствовать требованиям другой ситуации. Лидер, постоянно эффективный в рамках ситуации одного типа, нередко оказывается беспомощным в иных условиях. Возьмем, например, человека, не обладающего способностью выносить неопределенность. Такому человеку для успешной деятельности необходим некоторый свод фиксированных правил. Если функционирование группы, которую он возглавляет, жестко регламентировано, этот человек будет эффективным лидером. Но в том случае, когда организационная структура характеризуется большой гибкостью, изменчивостью, он вообще не сможет выполнять роль лидера. И наоборот, человек, которому свойственна потребность в проявлении инициативы, будет осуществлять функции лидера наилучшим образом именно в условиях гибкой организации, а не при строгой регламентации.

Таким образом, подчеркивается, что для эффективного лидерства в одних условиях лидеру необходимо обладать одними чертами личности, а в других условиях — чертами, порой прямо Противоположными. Отсюда следует также объяснение появления и смены неформального лидерства. Поскольку ситуация в любой группе, как правило, подвержена тем или иным изменениям, а черты личности более стабильны, то и лидерство может Переходить от одного члена группы к другому. Итак, в зависи-**ости от требований ситуации лидером будет тот член группы, Черты личности которого окажутся в данный момент "чертами

Как видим, черты личности лидера здесь рассматриваются как одна из "ситуационных" переменных наряду с другими.

220   Глава 9. Групповая динамика и групповая эффективность

К таким переменным относят также ожидания и потребности руководимых лиц, структуру группы и специфику ситуации данного момента, более широкую культурную среду, в которой находится группа.

А. Филлей и Р. Хаус отмечают следующие "ситуационные" переменные, которые оказывают влияние на эффективность лидерства (руководства): история данной организации; стаж руководителя в этой должности; возраст руководителя и его предыдущий опыт; общество, в котором функционирует данная организация; специфические требования, связанные с работой, выполняемой данной группой; психологический климат группы; вид работы, которой необходимо руководить; величина группы; степень, в которой необходима кооперация членов группы; "культурные" (т.е. обусловленные особенностями культуры общества) ожидания подчиненных; особенности их личности; необходимое и предоставляемое время для принятия решений (ГШеу апо! Ноизе, 1969 ).

Таким образом, отмечается большое разнообразие факторов, влияющих на лидерство, но в своей совокупности сколько-нибудь обоснованной теории они не составляют. Не имеется и достаточного количества исследовательских данных, которые позволили бы аргументировать роль перечисленных "ситуационных" переменных. В целом такой подход преуменьшает роль активности личности, возводя совокупность тех или иных обстоятельств в ранг высшей силы, всецело определяющей поведение лидера.

В последние годы на Западе разрабатывается концепция лидерства, понимаемого как "система воздействий". Эту концепцию порой считают дальнейшим развитием "ситуационизма". Однако в отличие от ситуационного подхода здесь лица, ведомые лидером, рассматриваются не в качестве лишь одного из "элементов" ситуации, а как центральный компонент процесса лидерства, активные его участники. Сторонники данной теории отмечают, что лидер, конечно, воздействует на ведомых, но, с другой стороны, столь же важен и факт воздействия ведомых на лидера.

На основе анализа взаимодействия лидера и ведомых ряд западных авторов заключает, что обоснованный подход к явлению лидерства должен связать воедино три следующие переменные — лидера, ситуацию и группу ведомых. Таким образом, "лидер воздействует на группу, и группа воздействует на лидера; лидер воздействует на ситуацию, и ситуация воздействует на лидера; группа воздействует на ситуацию, и ситуация воздействует на группу" (ЬиШапз, 1973. Р. 504). Современные поиски западны^ психологов в области построения концепции лидерства основываются чаще всего на данной точке зрения.

В центре внимания многих работ, посвященных рассматриваемой проблематике, является вопрос об эффективности

т

§ 5. Лидерство и руководство в группах и организациях   221

ных стилей лидерства. При этом исследователи часто исходят из классификации, которую предложили еще в конце 1930-х гг. [К- Левин, Р. Липпитт и Р.Уайт (Ье\ут, ЫррШ; апё \УЫ1е, 1939). В основу этой классификации положен такой важный компонент поведения лидера, как его подход к принятию решений. При этом выделяются следующие стили лидерства.

Автократический. Лидер принимает решения единолично, определяя всю деятельность подчиненных и не давая им возможности проявить инициативу.

Демократический. Лидер вовлекает подчиненных в процесс принятия решений на основе групповой дискуссии, стимулируя их активность и разделяя вместе с ними все полномочия по принятию решений.

Свободный (1а155е2-1а1ге). Лидер избегает какого-либо собственного участия в принятии решений, предоставляя подчиненным полную свободу принимать решения самостоятельно.

Исследование, проведенное под руководством К. Левина на базе экспериментально созданных групп, выявило наибольшие преимущества демократического стиля лидерства. При этом группа отличалась наивысшей удовлетворенностью, стремлением к творчеству, наиболее благоприятными взаимоотношениями |с лидером. Однако показатели произведенной продукции были наивысшими в условиях автократического лидерства, немного ниже — при демократическом стиле, самыми низкими — при свободном стиле.

Отметим, что в настоящее время западные исследователи нередко отходят от терминологии К. Левина или расширяют приведенную выше классификацию. Так, синонимами автократического стиля являются используемые иногда термины "директивный", "ориентированный на лидера", "ориентированный на задачу" стиль. Э. Дженнингс выделяет "бюрократическое лидерство", которое характеризуется высокой степенью опоры на соответствующие регламентации и постоянным использованием процедур, предписанных как лидеру, так и подчиненным. Это лидерство подразумевает сильный элемент автократического стиля иепшп§5, 1962).

Синонимами демократического стиля лидерства можно считать такие термины, как "равноправный", "консультативный","участвующий", "сотрудничающий", также широко используемые в западной, особенно американской, психологической Литературе.

Что касается свободного стиля лидерства, то он предстает на Практике как отсутствие лидерства в прямом смысле этого слова.

Краткий обзор имеющихся немногочисленных (в основном ла-^ораторных) исследований такого стиля приводит У. Френч , 1970). Обнаружено, что свободный стиль лидерства

222   Глава 9. Групповая динамика и групповая эффективность

ведет к беспорядку, конфликтам и фрустрации. При этом количество и качество выполненной работы гораздо ниже, чем при демократическом стиле лидерства. Ниже и уровень удовлетворенности членов группы. Однако свободный стиль лидерства приводил к более благоприятным взаимоотношениям между членами группы, чем автократический стиль.

Многочисленные исследования, в том числе проведенные отечественными психологами, показывают, что каждый из рассмотренных стилей лидерства обладает и преимуществами, и недостатками, рождает свои проблемы. Так, автократическое лидерство позволяет быстро принимать решения. Известно, что в практике деятельности различных организаций нередко возникают ситуации, в которых решения надо принимать оперативно и успех достигается при полном подчинении приказу руководителя. Выбор стиля лидерства в таком случае должен определяться временем, отведенным на принятие решения. Один из главных недостатков такого стиля — часто возникающая неудовлетворенность подчиненных, которые могут считать, что их творческие силы не находят должного применения. Кроме того, автократический стиль лидерства обычно рождает злоупотребления негативными санкциями (наказаниями).

Высокая эффективность демократического лидерства основана на использовании знаний и опыта членов группы, однако осуществление такого стиля требует от руководителя значительных усилий по оптимизации коммуникаций и координации деятельности подчиненных.

Свободный стиль лидерства предоставляет членам группы большую инициативу в решении вопросов, возникающих в ходе работы. С одной стороны, это может способствовать проявлению активности людей, пониманию того, что многое зависит от них самих. С другой стороны, пассивность лидера порой приводит к полной дезориентации членов группы: каждый поступает по своему усмотрению, что не всегда совместимо с их общими задачами.

Таким образом, главная черта эффективного руководства людьми в организациях — гибкость. В зависимости от специфики ситуации руководитель должен умело использовать преимущества того или иного стиля лидерства и нейтрализовать его слабые стороны.

С течением времени накопление эмпирического материала при изучении проблем менеджмента привело западных исследователей к такому вопросу: не могут ли в поведении одного и того же руководителя сочетаться элементы различных стилей в зависимости от ситуации? Так, на основе исследований Б. ХэЛ-пин и Б. Уинер (На1рт апс! ^тег, 1957) выделили две следующие наиболее важные, на их взгляд, категории поведений руководителя.

§ 5. Лидерство и руководство в группах и организациях   223

"Внимание" (соп51с!ега{;юп) — доброжелательность руководителя во взаимоотношениях о подчиненными, доверие, готовность объяснить им свои действия и выслушать их, поддержка их интересов. Эта категория характеризует степень, в которой руководитель внимателен к подчиненным, качество его взаимоотношений с ними.

"Устанавливаемая структура" (тШат.т§ з!;гис1;иге) — планирование, распределение заданий и установление путей их выполнения, разъяснение организационных ролей подчиненных, требование соблюдения определенных стандартов деятельности, критика неудовлетворительной работы. Эта категория характеризует степень, в которой руководитель ориентирован на выполнение официальной задачи, стоящей перед группой, и использование имеющихся ресурсов.

Подчеркивается, что указанные категории не следует рассматривать как два совершенно различных стиля лидерства. Хотя эти категории поведения руководителя считаются независимыми друг от друга, но не взаимоисключающими, т.е. они присущи каждому руководителю в различных соотношениях. Какой-либо руководитель может иметь высокие или низкие оценки по обеим категориям или низкие оценки по одной из них и высокие — по другой.

Соотнося данные категории поведения руководителя с другими, также используемыми в западной литературе, Френч отмечает, что "демократическое лидерство будет включать в себя высокую степень "внимания" и ограничивать высокую степень "устанавливаемой структуры" (Егепсп, 1970). И автократическое, и бюрократическое лидерство может быть охарактеризовано высокой степенью "устанавливаемой структуры" и низкой степенью "внимания". Свободное лидерство характеризуется почти полным отсутствием и того, и другого.

Другая группа психологов (К&^2, МассоЬу апо! Могзе, 1950) при изучении поведения руководителей использовала две следующие характеристики: ориентация на подчиненных и ориентация на продукцию. По своему содержанию эти характеристики имеют большое сходство с категориями "внимание" и "устанавливаемая структура". Подобны также результаты исследований, пройденных и теми, и другими авторами. В целом руководство, ориентированное на подчиненных, вызывает более высокий уровень их удовлетворенности. Однако нет никаких данных, показывающих, что та или иная ориентация руководителя приводит к боль-^ей продуктивности.

Неудачные попытки найти постоянные связи между различными стилями лидерства (руководства) и продуктивностью под-^йненных вызывают критические замечания в адрес поведенческих теорий лидерства со стороны самих западных психологов.

224   Глава 9. Групповая динамика и групповая эффективность

В основном обсуждаются следующие два вопроса. "Во-первых утверждается, что попытки охарактеризовать какого-либо лиде-ра, исходя лишь из одного обособленного стиля лидерства, могут вводить в заблуждение. Как показывают накопленные факты лидер может приспособить свой стиль лидерства в соответствии с требованиями сложившейся конкретной ситуации. Как утверждается, во-вторых, в высшей степени невероятно, что существует какой-либо стиль лидерства, который был бы универсально эффективным", — отмечается в одном из обзоров по рассматриваемой проблематике (ГеЫтап, АгпоЫ, 1983. Р. 301—302). Таким образом, традиционный вопрос о том, какой стиль лидерства является наиболее эффективным, уходит в прошлое. Теперь основной вопрос формулируется следующим образом: какой стиль лидерства будет наиболее эффективным в одних условиях, какой стиль — в других условиях, какой — в третьих и т.д.

Одним из наиболее показательных примеров подобного направления исследований лидерства (руководства) является ситуационная теория Ф. Фидлера (1967). Он предложил модель эффективности лидерства (руководства), основанную на степени "благоприятности" ситуации. В соответствии с этой моделью любую управленческую ситуацию в организации можно классифицировать, исходя из того, насколько данная ситуация "благоприятна" для руководителя. Под "благоприятностью" ситуации понимается степень, в какой эта ситуация дает руководителю возможность влиять на деятельность его подчиненных.

Фидлер выделяет три следующих фактора, детерминирующих "благоприятность" ситуации: взаимоотношения между руководителем и подчиненными, структура задачи и сила власти, вытекающая из официальной позиции руководителя. Взаимодействие между данными факторами обусловливает ту или иную степень "благоприятности" ситуации.

При этом решающим элементом лидерства считается характер взаимоотношений руководителя и подчиненных, т.е. степень, в какой они доверяют руководителю и хотят удовлетворять его требованиям.

Анализируя факторы "благоприятности" ситуации, Фидлер использует дихотомию, подразделяя возможные взаимоотношения между руководителем и подчиненными на хорошие и плохие, стоящие перед группой задачи — на структурные и неструктурные, власть руководителя — на сильную и слабую. На основе эмпирических исследований выделены восемь "ситуационных комбинаций". Они ранжируются от ситуации, наиболее благоприятной для руководителя (хорошие взаимоотношения с подчиненными, структурная задача и большая официальная власть), Д° наименее благоприятной (плохие взаимоотношения с подчиненными, неструктурная задача и слабая официальная власть).

^________,.  ^^л «.ИУ10СЦЦУ1ЛЛ       4^Э

В соответствии с моделью Фидлера в первой из данных ситуаций наилучших результатов достигает руководитель, ориентированный на задачу. Руководство, ориентированное на подчиненных, является наиболее эффективным в таких ситуациях, когда задача неструктурная и официальная власть руководителя менее сильна. Однако в "наименее благоприятной" ситуации наилучших результатов, как полагает Фидлер, добьется руководитель, ориентированный на задачу (при условии, что группа признает его в качестве своего лидера). В качестве примера Фидлер говорит о группе, оказавшейся в напряженной ситуации, которая угрожает самому существованию этой группы. Тогда, если члены группы чувствуют свою зависимость от руководителя в плане борьбы за существование, руководство, ориентированное на задачу, оказывается наиболее эффективным. В такой ситуации руководитель имеет мало времени для того, чтобы развивать дружеские взаимоотношения с подчиненными. Таким образом, руководство, ориентированное на подчиненных, будет наиболее эффективным только на промежуточных стадиях, т.е. когда ситуация классифицируется как умеренно благоприятная или умеренно неблагоприятная.

В итоге Фидлер отмечает следующие три направления повышения эффективности руководства в организациях: дальнейшая структуризация задачи, укрепление официальной власти руководителя, изменение состава группы с целью формирования более благоприятного "климата". По его мнению, такой подход более практичен, поскольку вряд ли можно полагаться на то, что руководитель адаптируется к изменяющимся обстоятельствам. Фидлер считает, что в большинстве случаев легче изменить характеристики "благоприятности" ситуации, чем переводить официального руководителя с одной работы на другую или обучать его иному стилю взаимодействия с подчиненными.

Положения данной теории находят среди американских психологов как сторонников, так и критиков. Широко дискутируется вопрос о том, насколько прав Фидлер, полагая, что руководитель Не в состоянии изменять свой стиль и действовать гибко. Высказываются сомнения по поводу обоснованности выделенных Фид-лером факторов "благоприятности" ситуации, критикуется его Подход к интерпретации эмпирического материала.

В то же время ряд западных авторов находит существенные Возможности применения этой концепции в практике управления организациями. Например, речь идет об отборе и обучении Руководителей, которые соответствовали бы данной ситуации. Подчеркивается также сложность и важность оценки рассматриваемой ситуации во всей ее полноте.

' В настоящее время ни одна из рассмотренных теорий лидер-ства не получила достаточной поддержки со стороны западных

I

226   Глава 9. Групповая динамика и групповая эффективность

авторов. Однако общепризнано, что, рассматривая вопрос эффективности различных стилей лидерства, следует принимать во внимание целый ряд факторов конкретной ситуации. Очевидна также необходимость соответствия между требованиями ситуации и потенциальными возможностями лидера. Наряду с этим отмечается, что поведение лидера — лишь один из факторов, влияющих на его подчиненных. "Можно установить множество факторов, "заменяющих" лидерство или нейтрализующих его, — пишут Д. Фелдман и X. Арнолд. — Чтобы стать наиболее эффективным лидером, менеджер должен не только выбрать такой стиль лидерства, который соответствовал бы требованиям ситуации, но также использовать имеющиеся возможности воздействия на массу дополнительных организационных факторов, влияющих на удовлетворенность подчиненных и выполнение ими своих обязанностей" (ГеЫтап апс1 АгпоИ, 1983. Р. 325—326).

Исследования лидерства и руководства, проведенные отечественными психологами, также показывают необходимость многомерного подхода к этому феномену и обязательного учета специфики ситуации. Делаются, например, выводы о том, что разный тип групповых задач требует для их решения соответственно различных стилей лидерства (Волков, 1971), в работе каждого руководителя в той или иной степени обязательно проявляются элементы всех трех указанных выше основных компонентов стиля лидерства (Журавлев, 1983), несмотря на "тяготение" руководителя к одному из полюсов континуума "автократ" - "демократ", следует многопланово оценивать модель взаимодействия руководителя и группы (Кричевский, Рыжак, 1985).

В заключение отметим, что любая ситуация лидерства и руководства всегда происходит в определенном социальном контексте, характеризуемом прежде всего временем и местом действия (как в узком, так и в широком смысле). Рассмотрение факторов, влияющих на процесс лидерства (руководства), приводит нас к заключению о том, что при построении той или иной теории лидерства необходимо обязательно учитывать зависимость деятельности лидера (руководителя) от особенностей макросреды, социально-экономических и общественно-политических отношений, присущих данной социальной системе, специфики культуры этого общества в целом.

§ 6. Социально-психологический климат группы

Для того чтобы самым общим образом охарактеризовать условия деятельности той или иной группы, ее внутреннюю обстановку, в последнее время часто используются понятия "социально-психологический климат", "морально-психологический климат >

§ в. Социально-психологический климат группы

"психологический климат", "эмоциональный климат". Применительно к трудовому коллективу иногда говорят о "производственном" или "организационном" климате. В большинстве случаев эти понятия употребляются примерно в идентичном смысле, что, однако, не исключает значительной вариативности в конкретных определениях. В отечественной литературе насчитывается несколько десятков определений социально-психологического климата и различных исследовательских подходов к этой проблеме (И.П. Волков, Е.С. Кузьмин, В.В. Новиков, В.Б. Ольшанский, Б.Д. Парыгин, К.К. Платонов, А.Л. Свенцицкий, В.М. Ше-пель и др.).

Социально-психологический климат группы представляет собой состояние групповой психики, обусловленное особенностями жизнедеятельности данной группы. Это своеобразный сплав эмоционального и интеллектуального — установок, настроений, чувств, мнений членов группы как отдельных элементов социально-психологического климата. Отметим также, что состояния психики группы характеризуются разной степенью осознанности.

Необходимо четко разграничивать элементы социально-психологического климата и факторы, влияющие на него. К примеру, особенности организации труда в каком-либо трудовом коллективе не являются элементами социально-психологического климата, хотя влияние организации труда на формирование того или иного климата несомненно.

Социально-психологический климат — это всегда отраженное, субъективное образование в отличие от отражаемого — объективной жизнедеятельности данной группы и условий, в которых она протекает. Конечно, отражаемое и отраженное в сфере общественной жизни диалектически взаимосвязаны.

Наличие тесной взаимозависимости между социально-психологическим климатом группы и поведением ее членов не должно приводить к их отождествлению, хотя при этом нельзя не учитывать особенностей данной взаимосвязи. Так, например, характер взаимоотношений в группе (отражаемое) выступает как фактор, влияющий на климат. В то же время восприятие этих взаимоотношений его членами (отраженное) представляет собой элемент климата.

При обращении к проблемам социально-психологического Климата группы особенно важным является исследование факто-ров, влияющих на климат. Это имеет не только теоретическое, но 11 прикладное значение. Ведь выделив факторы, так или иначе влияющие на климат какой-либо группы, мы сможем попытаться воздействовать на эти факторы, регулировать их проявление, "^осмотрим проблемы социально-психологического климата на Примере первичной трудовой группы — бригады, звена, бюро,

Глава 9. Групповая динамика и групповая эффективность

лаборатории. Итак, речь пойдет об элементарных организационных ячейках, не имеющих никаких официальных структурных подразделений. Их численность может варьироваться от 3—4 до 60 человек и более. Можно сказать, что это "клеточка" каждого предприятия и учреждения. Социально-психологический климат такой ячейки формируется за счет множества разнообразных воздействий. Разделим их условно на факторы макросреды

и микросреды.

Под макросредой имеется в виду большое социальное пространство, широкое окружение, в пределах которого находится и осуществляет свою жизнедеятельность та или иная организация. Что же сюда входит? Прежде всего кардинальные особенности общественно-экономического устройства страны, а конкретнее — специфика данного этапа ее развития, что соответствующим образом проявляется в деятельности различных социальных институтов. Степень демократизации общества, особенности государственного регулирования экономики, уровень безработицы в данном регионе, вероятность банкротства предприятия и т.д. — эти и другие факторы макросреды оказывают определенное влияние на все стороны жизнедеятельности организации в современных условиях. К макросреде относится также уровень развития материального и духовного производства и культуры общества в целом. Наконец, макросреда характеризуется и определенным общественным сознанием, отражающим данное общественное бытие во всей его противоречивости. Таким образом, члены каждой социальной группы и организации являются представителями своей эпохи, определенного исторического периода развития общества.

Министерства и ведомства, концерны, акционерные общества, в систему которых входит то или иное предприятие или учреждение, осуществляют по отношению к последним определенные управленческие воздействия, что также является важным фактором влияния макросреды на социально-психологический климат организации и всех входящих в ее состав групп.

В качестве существенных факторов макросреды, воздействующих на климат той или иной организации, следует отметить и ее многообразные партнерские связи с другими организациями, а также с потребителями продукции данной организации. Заметим, что в условиях рыночной экономики влияние потребителей на климат организации будет возрастать.

Микросреда предприятия, учреждения — это "поле" повседневной деятельности людей, те конкретные материальные и духовные условия, в которых они работают. Именно на данном уровне те или иные воздействия макросреды обретают для каЖ' дои группы свою определенность, связь с реалиями жизненной практики.

§ 6. Социально-психологический климат группы   229

Какие же обстоятельства, условия повседневной жизнедеятельности формируют то или иное мироощущение и умонастрое-лие первичной трудовой группы, ее социально-психологический климат?

Можно выделить целый ряд воздействий. Прежде всего отметим факторы материально-вещной среды. Это и характер выполняемых людьми трудовых операций, и состояние оборудования, Л качество заготовок или исходного сырья. Большое значение имеют также особенности организации труда — сменность, ритмичность, степень взаимозаменяемости работников, уровень оперативно-хозяйственной самостоятельности первичной группы (например, бригады). Отметим роль и санитарно-гигиенических условий труда, таких как температура, влажность, освещенность, шум, вибрация и т.д.

Известно, что рациональная организация трудового процесса с учетом возможностей человеческого организма, обеспечение нормальных условий работы и отдыха людей воздействуют позитивным образом на психические состояния каждого работника и группы в целом. И наоборот, те или иные неисправности техники, несовершенства технологии, организационные неурядицы, неритмичность труда, недостаточность свежего воздуха, чрезмерный шум, ненормальная температура в помещении и т.п. факторы материально-вещной среды сказываются негативно на климате группы. Поэтому первейшее направление совершенствования социально-психологического климата состоит в оптимизации комплекса указанных выше факторов. Эта задача должна решаться на основе разработок специалистов по гигиене и физиологии труда, эргономике и инженерной психологии.

Другую, не менее важную группу факторов микросреды составляют воздействия, представляющие собой групповые явления и процессы на уровне первичной трудовой группы. Эти факторы заслуживают пристального внимания в связи с тем, что они являются следствием социально-психологического отражения Человеческой микросреды. Будем для краткости называть эти факторы социально-психологическими.

Начнем с такого фактора, как характер официальных организационных связей между членами первичной трудовой группы. Эти связи закреплены в формальной структуре данного подразделения. Возможные различия между типами такой структуры показать на основе выделенных Л.И. Уманским следую-"моделей совместной деятельности" (Уманский, 1977):

  1.  совместно-индивидуальная деятельность: каждый член гРуппы делает свою часть общего задания независимо от других бригада станочников, прядильщиц, ткачих);

230   Глава 9. Групповая динамика и групповая эффективность

2)                   совместно-последовательная деятельность: общая задача выполняется последовательно каждым членом группы (бригада конвейерного производства);

3)                  совместно-взаимодействующая деятельность: задача выполняется при непосредственном и одновременном взаимодействии каждого члена группы со всеми другими ее членами (бригада монтажников).

Экспериментальные исследования, проведенные под руководством Л.И. Уманского, показывают прямую зависимость между этими моделями и уровнем развития группы как коллектива. Так, "сплоченность по направленности" (единство ценностных ориентации, единство целей и мотивов деятельности) в пределах данной деятельности группы достигается быстрее при третьей модели, чем при второй и тем более при первой.

Материалы исследований на предприятиях также свидетельствуют о том, что сами по себе особенности той или иной "модели совместной деятельности" отражаются в итоге на психологических чертах трудовых групп. Как показывают А.И. Донцов и Ш.В. Саркисян, в итоге исследования, охватившего 11 бригад на недавно созданном предприятии, удовлетворенность межличностными отношениями в этих первичных группах увеличивается по мере перехода от первой — "модели совместной деятельности" к третьей (Андреева и Яноушек, 1987).

Наряду с системой официального взаимодействия на социально-психологический климат первичной рабочей группы огромное влияние оказывает ее неофициальная организационная структура. Безусловно, товарищеские контакты во время работы и по окончании ее, сотрудничество и взаимопомощь формируют иной климат, нежели недоброжелательные отношения, проявляющиеся в ссорах и конфликтах.

Говоря о важном формирующем влиянии неофициальных контактов на социально-психологический климат, необходимо учитывать как количество этих контактов, так и их распределение. Например, в пределах одной бригады могут существовать две и более неформальные группы, причем члены каждой из них (при крепких и доброжелательных внутригрупповых связях) противодействуют членам "не своих" групп.

Рассматривая факторы, влияющие на климат группы, следует учитывать не только специфику формальной и неформальной организационных структур, взятых обособленно, но и их конкретное соотношение. Чем выше степень единства этих структур, тем позитивнее воздействия, формирующие климат группы.

Характер руководства, проявляющийся в том или ином стиле взаимоотношений между непосредственным руководителем первичной трудовой группы и остальными ее членами, также воздействует на социально-психологический климат. Рабочие, "

"

§ 6. Социально-психологический климат группы   231

тающие руководителей цеха одинаково внимательными к их про-лзводственным и личным делам, обычно более довольны своей работой, чем те, кто заявлял о невнимании к ним со стороны руководителей. Демократический стиль руководства мастеров бригад, общность ценностей и норм мастеров и рабочих способству-дат формированию благоприятного социально-психологического климата.

Следующий фактор, воздействующий на климат группы, обусловлен индивидуальными психологическими особенностями ее членов. Каждый человек уникален и неповторим. Его психический склад представляет собой то или иное сочетание личностных черт и свойств, создающее своеобразие характера в целом. Сквозь призму особенностей личности преломляются все влияния на нее со стороны внешней среды. Отношения человека к данным влияниям, выражаемые в его личных мнениях и настроениях, в поведении, представляют собой его индивидуальный "вклад" в формирование климата группы. Конечно, психику группы не следует понимать лишь как сумму индивидуально-психологических особенностей каждого из ее членов. Это качественно новое образование. Таким образом, для формирования того или иного социально-психологического климата группы имеют значение не столько индивидуальные свойства ее членов, сколько эффект их сочетания. Уровень психологической совместимости членов группы также является фактором, обусловливающим в большой степени ее климат.

Резюмируя сказанное, выделим следующие основные факторы, влияющие на социально-психологический климат первичной трудовой группы (схема 9.1).

Воздействия со стороны макросреды: характерные особенности современного этапа социально-экономического и общественно-политического развития страны; деятельность вышестоящих структур, руководящих данной организацией, ее собственных органов управления и самоуправления, общественных организаций, связи данной организации с другими городскими и районными организациями.

Воздействия со стороны микросреды: материально-вещная сфера деятельности первичной группы, сугубо социально-психологические факторы (специфика формальных и неформальных организационных связей в группе и соотношение между ними, стиль руководства группой, уровень психологической совмести-Мости работников).

Конечно, при анализе социально-психологического климата первичной трудовой группы в той или иной конкретной ситуации ^возможно отнести какое-либо влияние на нее за счет только ^акросреды либо только микросреды. Зависимость климата пер-Й11Чной группы от факторов его собственной микросреды всегда

232   Глава 9. Групповая динамика и групповая эффективность

обусловлена макросредой. Однако, решая задачу совершенствования климата в той или иной первичной группе, следует обратить первоочередное внимание на факторы микросреды. Ведь именно здесь нагляднее всего заметен эффект целенаправленных воздействий.

Групповая динамика включает в себя все процессы взаимодействия, происходящие в малой группе. Сюда входят формирование взаимосвязей, возникновение подгрупп на неформальной основе, влияние одного члена группы на другого, принятие решений, лидерство, взаимодействие с другими группами и т.д.

Психологическая совместимость — это способность членов группы к совместной деятельности, основанная на их оптимальном сочетании. Н.Н. Обозов выделяет следующие критерии совместимости и срабатываемости: 1) результаты деятельности; 2) эмоционально-энергетические затраты ее участников; 3) их удовлетворенность этой деятельностью. Выделяют два основных вида психологической совместимости: психофизиологическую и социально-психологическую. В первом случае подразумевается определенное сходство психофизиологических характеристик людей и на этой основе синхронизация темпа совместной деятельности. Во втором случае имеется в виду эффект оптимального сочетания типов поведения людей в группе, общности их социальных установок, потребностей и интересов, ценностных ориентации. Степень психологической совместимости в одной и той же группе может быть различной на разных этапах ее жизнедеятельности в силу динамики межличностных отношений. Комплектование групп с учетом требований психологической совместимости способствует повышению уровня их продуктивности и удовлетворенности своей деятельностью. Выделяют следующие типы групповых задач:

а)              аддитивная — такая, в которой групповая продуктивность представляет собой сумму усилий каждого из членов;

б)            конъюнктивная — такая, в которой все члены группы должны следовать друг за другом, чтобы достигнуть цели;

в)             дизъюнктивная — такая, в которой достаточно только одному человеку решить проблему, для того чтобы вся группа добилась успеха.

Групповое принятие решений имеет как плюсы, так и минусы. С одной стороны, групповое обсуждение порождает в два раза больше идей, чем единоличная работа, и решения, принятые группой, отличаются большей точностью. С другой стороны, группы не способствуют проявлению творческих сил при принятии решений (кроме метода "мозгового штурма"), в группах наблюдается деиндивидуализация и такое явление,

PAGE  49


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

27043. Определение оптимального размера заказа 17.87 KB
  Определение оптимального размера заказа Оптимальный размер заказа будет определяться теми затратами на которые оказывают влияние количество хранящихся запасов или количество сделанных заказов. Оптимальный размер заказа – это такое заказанное количество при котором стоимость всего объема заказов и хранения запасов будет минимальной. Определение наиболее экономичного размера заказа предусматривает заказ партий материалов которые независимы от других видов материалов. Величины партий таких материалов деталей и изделий следует координировать с...
27044. Особенности учета основных средств 15.19 KB
  Особенности учета основных средств Оценка и учет ОС в НКО аналогичны оценке и учету этого вида активов в оргх занятых предпрой деяттью. Таким образом поступление и выбытие объектов основных средств оформляются следующими проводками: Дт 08 Кт учета расчетов и затрат 60 23 70 69 10 и т. стти фактх затрат вспомогх произв как по изготовлению объектов ОС так и по вспомогм работам связанным с доставкой и установкой приобрх объектов оплаты труда с начислениями работников оргии труд которых испся при осущии операций...
27045. Понятие и виды оценки, ее принципы и значение 16.92 KB
  Стоимостная или денежная оценка есть особый вид экономического измерения при котором существенное значение имеет выбор единицы измерения. Как правило к имуществу первого рода применима оценка по себестоимости к имуществу второго рода оценка по цене. Можно различить две формы выражения оценки имущественных статей в балансе: 1 непосредственная оценка с помощью одной статьи; 2 опосредованная оценка с помощью двух статей одна из которых является контрстатьей. Имущество может подвергаться переоценке уточнению стоимости причем...
27046. Пояснительная записка: характеристика основных разделов и включаемой информации 22.65 KB
  Пояснительная записка: характеристика основных разделов и включаемой информации. Кроме того формирование информации в пояснительной записке не ограничивается только этими показателями. Нормативным регулированием бухгалтерского учета не предусмотрена четкая структуризация формируемой в пояснительной записке информации. Однако отечественная практика выработала определенные подходы к порядку подачи информации отражаемой в пояснительной записке.
27047. Ревизия основных средств 13.5 KB
  Ревизия основных средств Ревизия ОС: Цель определение правомерности в т. Не учитываются основные средства до момента регистрации. Неверно оформляются документы связанные с приобретением основных средств. Формируется резерв только под одно дорогостоящее основное средство.
27048. Учет отпуска материалов в производство и их оценка. Учет продажи и прочего выбытия материалов 18.73 KB
  Способ оценки по себестоимости каждой единицы применяется для материальных запасов которые используются организацией в особом порядке драгоценные металлы драгоценные камни и т. или для запасов которые не могут заменять друг друга. Средняя себестоимость по каждому виду группе запасов определяется как частное от деления общ себестоимости вида группы на их кво включая количественностоимостные остатки по видам запасов на нач мес и поступление запасов за отчет период обеспечивает относительно равномерное воздействие на размер затрат...
27049. Учет ремонта основных средств 12.5 KB
  Учет ремонта основных средств По объему и характеру производимых ремонтных работ различают капитальный и текущий ремонты основных средств. Ремонты основных средств могут осуществляться хозяйственным способом т. Расходы по ремонту основных средств относят на затраты того периода в котором они осуществлены. Приемка отремонтированного объекта из капитального ремонта оформляется актом о приемкесдаче отремонтированных реконструированных модернизированных объектов основных средств ф.