21973

Культура Западной Европы в XVI-XVII вв.

Реферат

История и СИД

XVI в. XVI в. В XVIXVII вв.

Русский

2013-08-04

185 KB

0 чел.

Культура Западной Европы в XVI-XVII вв.

XVI в. прошел под знаком гуманизма, который охватил Италию, Р.В., Германию, Венгрию, Францию, Англию, Испанию, Португалию, Польшу, отчасти Скандинавию. Существовали различные течения гуманизма, от эпикурейско-гедонистического до гражданского. Центрами ренессансной культуры наряду с бюргерско-патрицианскими городами становятся дворы дворян, государей, вельмож, где поощрялось изысканное художественное творчество, нередко придававшее культуре черты элитарности. Возросла роль меценатства, менялся социальный статус художников, ученых, которые были вынуждены работать по заказам знати, добывая места при дворах. Цены на произведения искусства в Италии XV в. – статуя из мрамора в натуральную величину – 100-120 флоринов; бронзовая статуя апостола Матфея – 945 флоринов + 93 за архитектурное оформление ниши; мраморный барельеф – 30-50 флоринов; Микеланджело – за «Пьету» - 150 римских дукатов; Донателло за памятник Гаттамелатте – 1650 венец. Лир; роспись занавеса – 1,25 флорина; алтарный образ семейства Сиены – 120 флоринов; алтарь Беноццо Гоццоли – 75 флоринов; в папском Риме за каждую фреску в Сикстинской капелле в конце XV в. заплатили мастерам по 250 флоринов, причем авторами работ были – Боттичелли, Росселино, Перуджино, Пинтуриккио, Гирландайо, в целом роспись стен обошлась Сиксту IVв 3000 флоринов. Для сравнения – обычный дом стоил – 100-200 флоринов; «улучшенной планировки» - 300-400 флоринов (с 3 этажами, но не палаццо); Донателло платил за аренду дома 14-15 флоринов в год; но можно было снять жилье и за меньшую сумму от 6 до 35 флоринов. Аренда стайоры земли (43,6 м2) – 3-4 флоринов; пара волов – 25-27 флоринов; лошадь – 70-85 флоринов; корова – 15 -20 флоринов; стоимость минимального набора продуктов (хлеб, мясо, оливковое масло, вино, овощи, фрукты) для семьи из 4 человек в первой четверти XV в. = 30 флоринов в год. Приходящая служанка (по хозяйству помогала) получала 7-8 флоринов в год; приличная верхняя одежда – 4-7 флоринов; но богатые одевались хорошо, так, Питти упоминает кафтан стоимостью в 100 флоринов; женское платье – 75 флоринов. Цена произведения искусства включала стоимость материала, которая в мраморных вещах = 1/3, в бронзовых – ½ от выплаченной заказчиком суммы, т.е. гонорар = ½ общей суммы. Мастера требовали аванс. Мантенья при дворе Гонзага получал 50 дукатов (600 в год) ежемесячно,+ помещение для жилья, зерно, дрова,+ подарки и премии. Когда Леонардо да Винчи в 1482 г. уехал в Милан, ему обещали выплачивать 2000 дукатов в год; но это при доходе Лодовико Моро в 650.000 миланских дукатов, Леонардо был не только художником, но и военным инженером широкого профиля. Правда, неизвестно, получил ли да Винчи обещанную сумму.

Реформация, а затем и контрреформация, привели к кризису гуманизма, ударив по жизнерадостному ренессансному мировоззрению, приведя к его ослаблению (40-е гг. XVI в.), поставив под сомнение осуществимость многих его идеалов и подчеркнув их иллюзорность.

В XVI-XVII вв. большие успехи делало естествознание в Западной Европе. Это было связано с коренным переломом в развитии науки, подъемом производства и материальной культурой вообще. Развитие промышленности, многочисленные изобретения дали толчок к теоретической разработке многих научных вопросов. Все более широкое применение некоторых механизмов (водяное, колесо) – расширяет круг доступных изучению явлений из области механики и требует решения некоторых задач механики и математики. Например, практические потребности арт.дела требовали определения траектории полета ядра из стрельбы из пушки, это привело к изучению законов падения и движения тел вообще, и т.д. Подъем материального производства вооружил естествоиспытателя новыми орудиями и средствами научной работы. Развитие ремесленной техники подготовило изобретения в XVI-XVII вв. многих насущно необходимых для развития наук точных приборов. Появляются более совершенные часы, микроскопы, телескоп, термометр, гигрометр, ртутный барометр. Пергамен был заменен бумагой, в XV в. развивается книгопечатание.

Первой отраслью естествознания, в которой проявился новый научный дух, была астрономия, где на смену геоцентрической теории пришла гелиоцентрическая. Основы геоцентрической системы обосновал Аристотель, математически разработали Гиппарх (II в. до н.э.), Птолемей (II в. н.э.), принята католической церковью. Автором гелиоцентрической системы был Николай Коперник (1473-1543), который предположил, что Земля вращается вокруг Солнца (в 1507 г.). Остальную жизнь посвятил разработке этого учения. Создал труд «Об обращении небесных кругов», опубликован в год смерти (незадолго) в 1543 г. Первый экземпляр им был получен в день смерти. Выступила католическая церковь. Лютер: «Как указывает священное писание, Иисус Навин приказал остановиться солнцу, а не земле». Идеи Коперника были продолжены в трудах Джордано Бруно (1548-1600) (сожжен в Риме на площади Цветов в 1600 г.), который создал картину мироздания, мир бесконечен и наполнен множеством небесных тел, а Солнце – одна из звезд. Эти звезды-солнца имеют обращающие вокруг них планеты, сходные с Землей и даже населенные живыми существами. За что Бруно стал еретиком и после 8 лет заключения, пыток, сожжен. Галилео Галилей (1564-1642) (Пизанец), жил во Флоренции, преподавал в университетах Пизы, Падуи, в 1610 г. во Флоренции, где стал «первым философом и математиком» герцога Тосканского. Галилей изобрел (применил) телескоп, в 1608 г. в Голландии то, что увидел в телескоп, опубликовал в «Звездном вестнике» (1610 г.). В 1632 г. Галилей опубликовал «Диалог о двух главнейших системах мира, птоломеевой и коперниковой». В 1633 г. Галилея вызвали на суд в Рим (инквизиция), где отказался от своих взглядов («А, все-таки, она вертится!»). Он был признан виновным в том, что поддерживал доктрины «ложные и противные святому и божественному писанию» и осужден на тюремное заключение, замененное на пребывание в определенном ему месте. До своей смерти Галилей оставался под надзором инквизиции и был лишен права печатать свои произведения. В 1638 г. в Голландии ему удалось напечатать книгу «Беседы и математические доказательства, касающиеся двух новых отраслей науки, относящихся к механике и местному движению», где были подведены итоги его исследователей в области механики. Окончательную точку в победе гелиоцентрической теории поставил Иоганн Кеплер (1571-1630) (составлял гороскопы Валленштейну), учился в Тюбингене, жил в Граце, Праге, Линце, Регенсбурге. Изучая произведения Тихо Браге наблюдения над движением планеты Марс, Кеплер пришел к выводу, что планеты движутся по эллипсам, в одном из фокусов, которых находится Солнце (1-й закон Кеплера), и что скорость движения планет увеличивается с приближением к Солнцу (2-й закон Кеплера). Сначала эти законы были установлены для Марса, позже и для других планет. Открытия Кеплера были опубликованы в 1609 г. в труде «Новая астрономия, причинно обоснованная, или небесная физика, изложенная в исследованиях о движениях звезды Марс, по наблюдениям благороднейшего мужа Тихо Браге». В работе «Гармония мира» (1619 г.) Кеплер сформулировал 3-й закон, устанавливающий связь между периодами обращения планет и их расстоянием от Солнца. В 1627 г. Кеплер опубликовал новые, более точные таблицы движения планет («Рудольфовы таблицы»).

Перелом в развитии физики наступил позже, чем в астрономии. На протяжении XVI в. появляются отдельные исследования, обнаруживающие чуждой схоластике подход к изучению окружающего человека к изучению окружающего материального мира. Это и исследования Леонардо да Винчи, голландского инженера Стевина, разработавшего некоторые проблемы гидростатистики («Принципы равновесия» (1586 г.), английского ученого Вильяма Герберта (1540-1603 гг.), который в своей работе «О магните», дал описание явлений магнетизма и электрических явлений.

Леонардо первый предложил использовать цилиндр с поршнем, используя воздух в качестве движущей силы. И сделал действующую модель духового оружия, которое стреляло на расстояние 800 метров. Он рассчитывал совершить полет с Монте Чечери (горы Лебедя). Спасательный круг, придуманный Леонардо, был действительно необходимым изобретением. Какой материал Леонардо намеревался использовать, неизвестно, однако двойник его изобретения позже стал традиционной принадлежностью корабле и приобрел вид коркового круга, покрытого парусиной.

Перелом в физике наступил в XVII в. и был связан с деятельностью Галилея, его физика была основана на опыте и применении точных математических методов для анализа и обобщает данные опыта. Галилей – провел ряд опытов и доказал, что все тела под действием силы тяжести падают с одинаковым ускорением. Для этого он сбрасывал шары разного веса с Пизанской башни, сформулировал (не в окончательном виде) закон инерции, закон независимости действия сил, вывел уравнение равномерного ускоренного движения, определил траекторию брошенного тела, начал изучение колебаний маятника, и т.д. Все, это дает основание считать Галилея основоположником – кинематики, динамики. Ученик Торричелли (1608-1647) разработал некоторые вопросы гидродинамики, начал изучение атмосферного давления и создал ртутный барометр. Блез Паскаль (1623-1662) продолжил изучение атмосферного давления, доказал, что столб ртути в барометре поддерживается именно атмосферным давлением. Открыл и закон о передаче давления в жидкостях и газах. Развивается оптика. Кроме изобретения телескопа, микроскопа, идет разработка теоретической оптики (закон преломления света).

В это время закладываются основы современной алгебры. Несколько итальянских математиков, в том числе Джироламо Кардано (1501-1576), к середине XVI в. разработают способ решения уравнений 3-й степени (формула Кардано). Один из учеников Кардано открывает способ решения уравнений 4-й степени. В начале XVII в. изобретаются логарифмы, первые таблицы которых (Непера) вышли в 1614 г. Вырабатывается система математических символов для записи алгебраических выражений (знаки сложения, вычитания, возведения в степень, извлечение корня, равенства, скобок и т.п.), особенно это проявилось в трудах Рене Декарта, который придал им почти современный вид. Развивается тригонометрия. Рене Декарт создал аналитическую геометрию.

В области ботаники и зоологии создаются многотомные, снабженные зарисовками описания растений и животных. Например, труд швейцарского ботаника, зоолога, филолога Конрада Геснера (1516-1565) «История животных». Организуются ботанические сады, сначала в Италии, затем в других странах Европы. В XV-XVI вв. приходит увлечение садами, в Риме – у пап, во Флоренции – у Медичи, у д′Эсте – в Тиволи (окрестности Рима), где было 100 фонтанов, аллеи, сад скульптур, лестниц, деревья и травы росли. Архитекторы, которые занимались садами – Пирро Лигорио (1500-1583), он любил устраивать секретные сады, нечто напоминающее «зеленый кабинет»; Джакомо да Виньола, который строил виллы Джулия (Рим), вилла Ланте. Устраивали лабиринты из деревьев, которые были востребованы в Англии, лабиринты вырезались из травы. Этим занимался Леонардо у Франциска I. Высота лабиринтов была до колена, в XVII в. стала выше. Там же были фонтаны шуточные (ловушки). Но 1543 г. в садах цветов не было, росли только деревья – бук, тис, формы из камня и мрамора. По мере роста интереса к ботанике стали появляться сады, состоящие из декоративных трав. Первый был разбит в 1543 г. в Пизе, потом в Падуе (1545 г.), во Флоренции (1550 г.). Гуманисты стали наблюдать за ростом растений, устанавливали их географическое происхождение. Были любители, например, Микеле Антонио – венецианский патриций, собирал гербарии, а потом передал свои сокровища библиотеке Марциане. Палладио создавал сады в Бренте, которые были продолжением архитектуры. Многие итальянские мастера садово-паркового искусства работали в то время по всей Европе. Король Карл VIII и его армия были поражены виллами и садами Неаполитанского королевства, которое они захватили в 1495 г. Ремесленники, следовавшие за ними при возвращении во Францию в том же году, способствовали широкому распространению этих идей. Не кто иной, как французский гугенот Саломон де Каус (около 1576-1626) стал связующим звеном между садоводческой традицией Италии и остальной Европы. Он путешествовал в 1605 г. по Италии, прежде чем отправиться в Брюссель создавать сад для эрцгерцога Альберта. После 1610 г. Каус отправился в Англию, где работал на королевскую семью - принца Генриха в Ричмонде, королеву в Сомерсет Хаусе и Гринвиче, а также в Хэтфилд Хаусе. В 1613 г. Каус последует в Гейдельберг за принцессой Элизабет, бывшей замужем за Фридрихом V. Там мастер спроектирует великолепные сады Хортус Палатинус, к несчастью, несохранившиеся.

Впервые стали составляться гербарии. Появляются первые естественно-научные музеи. Успехи появляются и в изучении человеческого организма. Врач Парацельс (1493-1541), Джироламо Фракасторо (1480-1559), его труд о заразных болезнях явился вехой в эпидемиологии. Начинаются систематические и тщательно анатомические вскрытия. Провозвестником этих идей был Андреа Везалий (1513-1564), сын брюссельского аптекаря, придворный медик и хирург, с 1527 г. профессор анатомии в Падуе, Пизе, Болонье, Базеле; с 1543 г. первый хирург при дворе Карла V, потом – Филиппа II. Обвинен в том, что будто бы анатомировал тело одного испанского идальго, не умершего, а бывшего только в летаргическом состоянии. За это попал в руки инквизиции, в виде покаяния должен был съездить в Иерусалим, отмолить свой грех – на обратном руки корабль был разбит бурей близ Занта в 1564 г. Везалий опубликовал труд «О строении человеческого тела». Создаются основы правильной теории кровообращения у человека. Это открытие было заложено работами Мигеля Сервета, продолжено в трудах английского врача Вильяма Гарвеем (1578-1657). Известным хирургом был Амбруаз Паре, который положил конец страшным мучениям больных, которым приходилось терпеть боль от прижигания раскаленным железом после ампутации, с помощью изобретенной им простой перевязки. Он придумал протезы и испробовал их на солдатах. Он открыл, что огнестрельные раны не ядовиты, следовательно, их не нужно лечить кипящим маслом, как это тогда широко практиковалось. Боль лучше унимать целебными мазями и бальзамами. Он также отстаивал необходимость в исключительных случаях переворачивать младенца в утробе матери перед принятием родов. В Англии Томас Гейл написал книгу о лечении огнестрельных ран, Джон Вудвол занимался проблемой ампутации. В 1602 г. начал свою практику Джон Гарвей, в 1628 г. он опубликовал трактат о деятельности сердца и кровообращения. Он же был одним из основателей эмбриологии. Высказал догадку, что животные в период эмбрионального развития проходят ступени развития животного мира. Одним из основателей микроскопической анатомии был итальянец Марчелло Мальпиги. Дополнив Гарвея, он завершил разработку научной теории кровообращения.

В начале XVI в. на смену, а порой в дополнение к средневековой алхимии приходит ятрохимия, т.е. врачебная химия. Один из ее основоположников был врач и естествоиспытатель Теофраст фон Гогенхейм (Парацельс). Ятрохимики, считая, что процессы, происходящие в живом организме, являются по сути дела, химическими процессами, занимались изысканиями новых химических препаратов, пригодных для лечения различных болезней. В вопросах химической теории ятрохимики мало продвинулись по сравнению со своими предшественниками. По-прежнему в их трудах элементами всех веществ назывались по древним 4 стихиям (огонь, воздух, вода, земля), алхимически – «сера», «ртуть» (в XVI в. – добавилась «соль»). Во второй половине XVII-начале XVIII вв. были открыты некоторые новые вещества. Так, в 1669 г. гамбургский алхимик – любитель Бранд открыл фосфор (в 1680 г. его самостоятельно получил Р. Бойль).

Основоположниками новой химической науки являются ученые XVII в. Голландии Я.Б. Ван Гельмонт и Р. Бойль. Гельмонт первым правильно объяснил ряд химических реакций соединения, разложения, замещения, открыл углекислоту, назвав ее «лесным газом» и ввел в научный оборот само понятие «газа» от греч. «haos».

Книгопечатание. В XVI в. стали широко использоваться возможности печати. В 1518 г. письмо Лютера против Экка, вышедшее тиражом в 1400 экземпляров, разошлось за 2 дня на Франкфуртской ярмарке. Популярностью пользовались сочинения У. фон Гуттена, Мюнцера. В 1525 г. крестьяне распространили «12 статей», которые выдержали 25 изданий. С 1522 г по 1534 г. Лютеров перевод Нового Завета выдержал 85 изданий. Всего же при жизни Лютера его перевод библии целиком или по частям выходил в свет 430 раз. Динамику роста книжной продукции можно проследить по таким данным: если до 1500 г. в различных странах мира были выпущены книги 35-45.000 названий, то в XVI в. – более 242.000; в XVII в. – 972.300. С момента изобретения книгопечатания до 1700 г. было издано 1.245.000 наименований, а тиражи выросли с 300-350 в XV в. до 1000-1200 в XVII в. Книгопечатание прочно утвердилось во всем мире. В 1503 г. появилась первая типография в Константинополе, потом в Польше, Эдинбурге (1508 г.), Тырговиште (1508 г.). В 1512 г. в Венеции вышла книга на армянском языке, в 1513 г. в Риме - на эфиопском и т.д. До 1500 г. около 77 % книг выходило на латыни, лишь в Англии и Испании в начале XVI в. на местных языках книг выходило больше, чем на латыни. Через полвека положение изменилось, в 1541-1550 гг. из 86 книг в Испании 14 были на латыни. Образцом крупной издательской мануфактуры можно назвать предприятия Антона Кобергера. К началу XVI в. он стал видным книготорговцем и издателем, а его предприятие в Нюрнберге сильно разрослось. Крупных предприятий в XVI-XVII вв. было немного, преобладали мелкие или средние мастерские, часто семейные. Их продукция – дешевые молитвенники, азбуки и т.п. Стали складываться книжные ярмарки – Лион, Амстердам, Франкфурт-на-Майне (2 раза в год – на пасху и в день св. Михаила), стали составляться каталоги книг, инициатором был Георг Виллер. Позже центром книготорговли со второй половины XVI в. становится Лейпциг. Постепенно книгоиздательское дело в Германии стало отставать от итальянского, французского, голландского. В Базеле в 1491 г. Иоганн Фробен основал типографию, он же первым стал выплачивать авторам гонорары. Особое место в XVI в. занимают 4 предпринимателя – Альд Мануций, Анри Этьенн, Кристоф Плантен, Лодевейк Эльзевир.

Альд Пий Мануций (1446-1515) – «князь печатников», глава целого поколения типографщиков. Родился в Бассано, учился здесь, потом в Ферраре. Изучив греческий язык, основал типографию в 1488 г. в Венеции. Был убит здесь же в 1515 г. Применял шрифты antiqua, изобрел итальянский курсив – альдино (италика). В Венецию Альд Мануций прибыл то ли в 1488, то ли в 1489 г., после окончания учебы в Риме и Ферраре. Под воздействием идей гуманизма он загорелся желанием возродить античную древность путем издания произведений греческих классиков на языке оригинала. В Венеции в те времена проживало немало греков, бежавших туда от османского нашествия. Вот почему именно там Альд взялся за осуществление своих планов и создал в самом центре города своеобразный типографско-издательский комплекс. Первая вышедшая в этой типографии книга - поэма Мусея о Геро и Леандре. (1494 г.). Вслед за ней была выпущена «Эротемата» (1495 г.) - греческая грамматика, ставшая руководством для нескольких поколений студентов и ученых.

Наиболее значительным деянием Альда Мануция стал выпуск трудов Аристотеля в пяти томах (1495-1498) и других греческих классиков - Платона, Фукидида, Гесиода, Аристофана, Геродота, Ксенофонта, Еврипида, Софокла, Демосфена. Эти издания создали Альду Мануцию огромную славу. Они были научно отредактированы и со вкусом оформлены. По примеру Платоновой академии и Флорентийской академии, основанной Медичи, издатель сплотил вокруг себя кружок высокообразованных людей, назвав его Новой Альдовой академией. Кружок оказывал просвещенному предпринимателю содействие в подготовке рукописей.

Для издания римских авторов Альд решил использовать оригинальный шрифт - курсив, который был изготовлен для Алда жившим тогда в Венеции болонским резчиком Франческо Райболини из знаменитой семьи ювелиров Гриффо. Итальянцы назвали этот шрифт альдино, а французы - италика.

Венецианский сенат в ноябре 1502 г. специальным декретом признал за Альдом исключительное право пользования его новыми шрифтами. Покушение на этот патент грозило штрафом и конфискацией типографии. Он был едва ли не первым издателем, осмелившимся выпускать книги тиражом до 1000 экземпляров. Будучи к тому же человеком практичным, Альд не хотел, чтобы издаваемые им книги служили лишь забавой образованных богачей, но стремился к тому, чтобы издаваемые им книги пользовались широким спросом. С этой целью он старался удешевить саму книгу за счет сокращения произведенных расходов. Путь к этому лежал через создание малоформатных томов, набранных убористых шрифтом. Типичная альдина (такими изданиями хотя бы в небольшом количестве, располагает и гордится каждая крупная библиотека) - это небольшой удобный томик, переплетенный в дерево, обтянутое кожей. Собираясь в дрогу, владелец мог положить в чересседельную сумму дюжину таких книг.

Вопреки всем усилиям сделать книгу доступной широкому кругу читателей, распространение ее наталкивалось на значительные трудности. В одной только Венеции в 1481-1501 гг. действовало около ста типографий, общая продукция которых составила около 2 миллионов экземпляров. Бывшие до изобретения печати дефицитным товаром, книги в результате широкого применения новой технологии выбрасывались на рынок в большем количестве, чем могли быть раскуплены. Не один Альд страдал в то время от перепроизводства. Это становилось общим бичом типографов и издателей.

После смерти Альда в 1515 г. и до того момента, когда его сын Паоло вошел в возраст и мог уже распоряжаться делами, предприятием заправляли ближайшие родственники - Азолано. Имея большие амбиции, но, не имея достаточного образования, они взяли редактирование в свои руки, уволив лучших редакторов. Дела издательства резко пошатнулись, и в 1529 г. оно вообще приостановило работу на четыре года. Возобновилась деятельность издательства лишь в 1533 г., когда Паоло Мануцио решил восстановить престиж отцовского предприятия. В том же году он выпустил около десяти книг и поддерживал этот уровень до 1539 г. Сокровищница греческой литературы была почти исчерпана самим Альдом, и потому его сын направил все внимание на классиков римских. Огромным вкладом в науку явились тщательно отредактированные им самим издания сочинений и писем Цицерона.

В1540 г. Паоло Мануцио отделился от семейства Азолано и стал вести издательские дела самостоятельно. Затем деятельность фирмы продолжил его сын Альд Младший; после его смерти в 1597 г. издательство еще некоторое время существовало по инерции, а затем пришло в упадок и угасло. Знак этой прославленной фирмы - дельфин и якорь - иногда использовался позднее другими издателями.

Альд Мануций Старший был человеком гуманистических взглядов и старался держаться независимо по отношению к политическим и религиозным влияниям. Его сын и внук не отличались такой принципиальностью и охотно предлагали свои услуги римской курии. Папа Пий IV, осведомленный о финансовых затруднениях Паоло Мануцио, в 1561 г. пригласил его в качестве технического советника в ватиканскую типографию, которую намеревался сделать центром католической пропаганды. Паоло не обладал талантом организатора, и под его руководством папская типография действовала первое время без особого успеха. Лишь благодаря настойчивости папы Сикста V она избежала полного развала. После смерти Паоло к руководству ею был привлечен Альдо Мануцио Младший. Книги, которые выходили из типографии Альда, получили название альдины.

Анри Этьенн (Стефанус) в 1504 или 1505 г. в Париже, неподалеку от университета, он открыл типографию, где занялся печатанием философских и богословских трактатов Этьенн был сторонником нового, характерного для эпохи Возрождения стиля оформления книг, чем свидетельствуют в его изданиях фронтисписы и инициалы, представляющие собой самостоятельные произведения искусства. В 1520 г. предприятие возглавил Симон де Колин, так как дети Этенна малы, женившись на вдове Этьенна. В печатных изданиях Симона де Колина с 1522 г. появились выполненные Ж. Тори с замечательной тонкостью обрамления фронтисписа и страниц, а также инициалы. Особенно замечательны инициалы с растительным орнаментом - их в XVI в. копировали многие печатники. Книги, оформленные Тори, имеют знак - двойной лотарингский крест.

В1524 г. издательство де Колина и Тори предприняло выпуск серии Часословов. Эти элегантные, оформленные с большим вкусом молитвенники представляют собой высочайшее достижение тогдашнего книжного искусства.

В 1529 г. Тори издал своеобразную книгу, в которой рассматривает проблемы шрифта и письма, называется она «Цветущий луг». Несмотря на аллегорический и туманный способ изложения, книга эта, богато украшенная гравюрами по дереву, имела огромный успех. Король Франциск I в 1530 г. наградил автора титулом королевского печатника. Однако Тори недолго радовался почетному титулу: в 1533 г. он скончался.

В 1525 г. Симон де Колин передал типографию сыну Анри Этьенна - Роберу, и благодаря энергичным усилиям тот за короткий срок добился процветания типографии. В этом немалую роль сыграл отличный пуансонист-резчик Клод Гарамон - большой знаток, как и его учитель Тори, всяческих разновидностей антиквы. Разработанный им на основе альдовой антиквы изящный романский шрифт быстро превзошел те, которые применялись в Венеции. Пуансонисты во всей Европе охотно пользовались им по меньшей мере 150 лет.

Гарамон разработал также греческий шрифт, называемый королевским, поскольку выполнен был в 1540 г. по заказу короля Франциска I. Парижская школа резчиков печатных знаков обладала таким престижем, что в 1529 г. король издал указ, которым отделил это ремесло от цеха печатников. Однако, несмотря на все свои заслуги, Гарамон умер в 1561 г. в ужасающей нищете. Благодаря усилиям Гарамона антиква вытеснила в Западной Европе готический шрифт и господствовала почти два столетия. Разумеется, это произошло постепенно и не так уж легко, поскольку разновидностью готического шрифта, бастардой, во Франции выпускали роскошно иллюстрированные и весьма читаемые рыцарские романы. Дольше всего готический шрифт продержался в Германии.

Другой видный пуансонист и печатник Робер Гранжон, обеспечивавший оригинальными гарнитурами лионские типографии, безуспешно пытался создать национальный французский шрифт на основе готического курсива с некоторыми элементами курсивного варианта италики. Но издательства во Франции от этого шрифта отказались.

У Анри Этьенна было три сына: Франсуа, Робер и Шарль. Все посвятили себя печатной книге и печатному искусству, но наиболее плодотворной оказалась деятельность среднего - Робера. Ему был 21 год, когда он возглавил семейное предприятие, причем, как и отец, Робер не был рядовым ремесленником-типографом. Он отличался широтой просветительских интересов и особенно увлекался классической филологией. Основным его трудом стал выпущенный в 1532 г. большой этимологический словарь латинского языка, впоследствии выходивший еще несколькими изданиями и с каждым разом совершенствовавшийся. Своей главной задачей Робер Этьенн считал публикацию тщательно выверенных и хорошо оформленных произведений классиков древности. Начал он с Апулея и Цицерона. Для изданий на греческом языке он использовал уже упомянутый королевский шрифт, им был отпечатан в 1550 г. роскошный фолиант, содержавший Новый завет. Греческий шрифт Гарамона и Этьенна вызывал в те времена удивление и восхищение.

Робер Этьенн не раз издавал Библию на латыни, на древнегреческом и древнееврейском языках. Кроме того, он дерзнул воспользоваться критическим методом и комментариями Эразма Роттердамского и других гуманистов при реставрации текстов и разъяснении темных мест в Библии. Это вызвало гнев богословов из Сорбонны, немедленно обвинивших издателя в ереси. Опасаясь преследований, Этьенн в 1550 г. бежал в Женеву, где нашли приют многие ученые из католических стран. Там он основал новую типографию и трудился в ней до самой смерти в 1559 г. Всего Робер издал 600 книг - гораздо больше, чем его отец. Он же ввел и новый знак фирмы - философ под древом мудрости с опадающими высохшими ветками - и девиз «Не великомудрствуй, но бойся». Различные варианты этого знака использовались и другими печатниками и издателями. Судьба остальных отпрысков династии Этьеннов была не столь славной. Из числа сыновей Робера Этьенна наибольшей активностью отличался старший, названный в честь деда Анри. Но после смерти отца он унаследовал его предприятие в Женеве и приступил к изданию греческих книг, сам их редактируя. Некоторые из этих текстов были им же и открыты. В1556 г. он выпустил антологию греческой поэзии «Греческие поэты. Главнейшие героические песни», получившую высокую оценку как образец научного редактирования и превосходного оформления.

В 1575 г. Анри Этьенн Младший выпустил огромный этимологический словарь греческого языка «Thesaurus linguae Graecae», не утратил научной ценности и поныне. На подготовку труда ушло много лет. Будучи человеком широких взглядов, чуждым фанатизму и ханжеству, Анри Этьенн вскоре впал в немилость к консистории местной кальвинисткой церкви и вынужден был вернуться во Францию, где король Генрих III, стремясь к примирению с гугенотами, обеспечил им сносные условия существования. О дальнейших судьбах потомков Этьеннов рассказать почти нечего. Ни один наследников этой династии не сыграл в дальнейшем заметной роли в истории книги.

Одним из виднейших печатников того время был и Кристоф Плантен (1514-1589). Он родился во Франции в деревне Сент-Авентин неподалеку Тура в небогатой семье, печатному и переплетному мастерству учился в Кане, откуда переехал в Париж, чтобы открыть самостоятельное дело. По своим религиозным убеждениям К. Плантен был близок к гугенотам, что и вынудило его в 1548 г. уехать в Антверпен. Быть может, последним толчком для этого оказалось сожжение на костре свободомыслящего типографа Этьенна – Доле. В Антверпене Плантен в 1555 г. открыл типографию и лавку, по после того, как его подмастерье отпечатал без ведома мастера молитвенник протестантский, а в это время в Антверпене царила религиозная нетерпимость. Своевременно предупрежденный о грозящих ему репрессиях, Плантен счел за благо скрыться в Париж и провести там более полутора лет. Вернувшись в Антверпен, он узнал, что мастерская его разрушена, а имущество распродано с молотка. Все пришлось начинать сначала. Плантен с жаром принялся за работу и в несколько лет обошел всех конкурентов. Успех его изданиям обеспечивало в первую очередь образцовое оформление. Шрифты Плантен заказывал у лучших тогдашних специалистов по этой части - Гарамона, Гранжона, позднее у Гийома Ле Бэ. Престиж Плантена был необычайно высок. В 1570 г. король Испании Филипп II (Фландрия в времена принадлежала испанской короне) почтил его титулом главного королевского типографа правом надзора за всеми типографиями Фландрии и Нидерландов. Благодаря Филиппу, обладавшему к тому же влиянием в римской курии, Плантен получил от папы монополию на печатание литургических книг во владениях испанского монарха. Для изданий на фламандском языке он использовал вместо привычного готического новый гражданский шрифт, разработанный Гранжоном. Выпущенная в 1557 г. книга образцов шрифтов показывает, как отлично была оснащена типография Плантена шрифтами и оборудованием.

Широкая издательская программа Плантена охватывала самые разнообразные жанры. С первых же опытов Плантен специализировался на выпуске иллюстрированных книг. В первое десятилетие своей работы он опубликовал немало книг, богато украшенных гравюрами на дереве. Характерен для его изданий роскошный фронтиспис в стиле Возрождения. Величайшей заслугой его издательства является также использование гравюр на меди и распространение этого метода в Голландии и других странах Европы. В Италии гравюра на меди была известна уже с 50-х гг. XVI в. В частности, в 1556 г. в Риме была издана «Анатомия человеческого тела» Хуана де Вальверде, в изобилии снабженная гравюрами на меди. Но гравюры Плантена были лучше.

Плантен непрерывно расширял масштабы деятельности. В1567 г. он открыл в Париже который уже через три года давал прибыть тысяч флоринов. Другой филиал - в Саламанке (Испания) ежегодно продавал плантеновых изданий на 5-15 тысяч флоринов. В 1579 г. Плантен отправил на Франкфуртскую ярмарку книги 67 наименований и продал там 5212 экземпляров. По производства и торговли он превзошел все известные издательские фирмы, в том числе и знаменитые предприятие Этьеннов.

Французский король звал его в Париж, герцог Савойский предлагал привилегию на открытие типографии в Турине. Однако Плантен все силы расширению антверпенского предприятия, стремясь сделать его крупнейшим издательством в Европе. Для этого была мобилизована вся семья Плантена. Очевидцы утверждают, что даже 12-летняя его дочь читала и правила корректуры, нередко это были книги на чужих языках. Уже к 1570 г. Плантен добился поставленной цели, и его типография стала образцом для всех европейских предприятий такого типа. В ней без перерыва работали 25 печатных станков и 150 сотрудников. Ежедневно хозяин выплачивал рабочим 2200 крон. Мануфактура уже не умещалась в четырех зданиях, и Плантену пришлось купить по соседству еще один дом (кстати, он сохранился до наших дней).

Однако на самом подъеме предприятию Плантена суждено было пережить новую катастрофу. В ходе восстания Нидерландов против испанского абсолютизма Атверпен испытал долгую осаду и разрушения. Типография во время осады не прекращала работу, однако под конец действующим остался только один печатный станок. И опять Плантену пришлось все восстанавливать, что благодаря его неуемной энергии и помощи друзей ему это в конце концов удалось.

Предметом гордости и вершиной своей деятельности сам Плантен считал Многоязычную Библию (Biblia Poliglotta), где текст шел параллельно на четырех языках - латинском, древнегреческом, древнееврейском и арамейском, а Новый завет к тому же и на сирийском. Книга была тщательно отредактирована и богато иллюстрирована великолепными гравюрами на меди, принадлежавшими резцу крупнейших тогда мастеров. Отдельными томами она выпускалась в 1568-1573 гг., общий ее тираж составил 1212 экземпляров. Двенадцать из них, отпечатанные на пергамене, предназначались в дар испанскому королю, еще десять экземпляров на отличной итальянской бумаге - другим меценатам и покровителям Плантена. Один комплект Библии на лучшей итальянской бумаге обходился Плантену в 200 флоринов, на лионской бумаге - в 100 флоринов, на бумаге труа – в 70 флоринов. По тем временам это были значительные суммы, а потому издание Многоязычной Библии исчерпало материальные ресурсы издателя. Дабы средства на воплощение этого масштабного замысла пополнялись скорее, Плантен стал выпускать в больших количествах молитвенники, также отлично иллюстрированные.

Трудности с изданием Библии были не только материального порядка: король дозволил распространять это издание прежде, чем получит разрешение от папы, папа же такого разрешения не давал. Дело уладилось лишь при восшествии на папский престол более снисходительного духовного владыки. И все же церковники продолжали относиться к этой книге с подозрением, а один ученый богослов даже объявил ее еретической, окончательное разрешение распространять книгу было получено лишь в 1580 г. Вся эта волокита поставила Плантена на грань банкротства, и уже до самой кончины он не мог выпутаться из финансовых затруднений.

Фирменный знак Плантена - опущенная из облаков рука, держащая циркуль, и надпись «Constantia et labore» («Постоянством и трудом»). Эта надпись по-своему характеризует личность издателя, который не был ученым-просветителем, но типичным предпринимателем эпохи мануфактурного капитализма. Плантеном была выпущена, по меньшей мере, 981 книга (это число зарегистрированных наименований). Некоторые полагают, что действительное число его изданий превышает 1000.

После смерти Плантена в 1589 г. в его типографиях в Антверпене и Лейдене осталось 14 печатных станков, 103 комплекта матриц, 48647 фунтов шрифтов, 2302 гравюры на меди и 7493 гравюры на дереве, не считая огромного запаса вырезанных на дереве и меди инициалов.

Работу Плантена продолжили члены его семьи, во главе предприятия  встал зять Плантена Балтазар Морет, издательство выпускало в основном католическую религиозную литературу. Гравюрами на меди обеспечивал это предприятие великий Питер Пауль Рубенс. Оно процветало более трех веков - до 1871 г., а в 1876 г. городские власти Антверпена купили его вместе с инвентарем за 1 миллион 200 тысяч франков, чтобы открыть там один из интереснейших в Европе музеев книги и печати - Музей - Плантена.

В бухгалтерских книгах Плантена упоминается имя переплетчика Лодевейка Эльзевира из Лувена. Впоследствии этот переплетчик, изучивший у Плантена типографское дело, стал родоначальником почтенной издательской династии Эльзевиров. Лодевейк Эльзевир родился приблизительно в 1546 г. в Лувене в семье печатника. Судьба привела в Антверпен, где он открыл переплетную мастерскую. Когда испанские войска под командованием герцога Альбы захватили Антверпен, многие из жителей-протестантов вынуждены были бежать. Бежал и Лодевейк Эльзевир. Однако, когда в северных Нидерландах обстановка сложилась в пользу протестантизма, он перебрался в Лейден - древний город, основанный еще римлянами. Постепенно Лейден стал важным центром торговли. Здесь был основан университет, ставший вскоре одним из передовых учебных заведений в Европе. Все это открывало широкие возможности для организации крупного книгоиздательского предприятия, когда Эльзевир обосновался в Лейдене, там насчитывалось немало издателей и книготорговцев, что конкуренция была весьма серьезной. Не располагая средствами для создания издательства, Лодевейк Эльзевир решил сначала накопить крупный капитал на книжной торговле, причем, будучи человеком с размахом, взялся не за мелкую торговлю, а за оптовое маклерство. Он был одним первых в Европе организаторов книжных аукционов. В 1604 г. Эльзевир стал скупать книги целыми библиотеками и продавать их публично с молотка. Аукционы книжных коллекций на протяжении целого века были особой специальностью фирмы Эльзевиров. Успех в торговых операциях вскоре позволил Лодевейку перейти к издательской деятельности. Сначала он выпускал по одной книге в год, а к концу жизни на рынке ежегодно появлялось уже по 10 книг с его фирменным знаком. Близость к просвещенным кругам сказалась в том, что Л. Эльзевир выпускал специальную литературу для ученых и студентов. Большинство его изданий были написаны на языке науки - латыни виднейшими тогда профессорами Лейденского и некоторых других университетов.

В1617 г. Эльзевир умер, оставив сыновьям надежное в финансовом отношении и пользующееся престижем издательское и книготорговое предприятие.

Старший сын Лодевейка Матиас (1565-1640) и младший - Бонавентура (1583-1652) помогли отцу расширить лейденское предприятие, но не они, а сын Матиаса Исаак (1596-1651) придал ему особый блеск. Женившись на невесте с большим приданым, он с благословения деда купил большую типографию. Когда после смерти отца Матиас и Бонавентура унаследовали его предприятие, для них оказалось весьма удобным печатать все книги в типографии Исаака Эльзевира. Эта типография прославилась быстротой и безупречным качеством выполнения заказов. В 1620 г. Исаак Эльзевир получил звание университетского типографа, но пять лет спустя он по неизвестным нам причинам продал свою процветавшую типографию дяде Бонавентуре и старшему брату - Абрахаму (1592-1652). Бонавентура взял в свои руки реализацию продукции типографии, а Абрахам - печатное дело. Это партнерство продолжалось в течение двадцати семи лет. Они ежегодно выпускали приблизительно по 18 книг. В начале своей деятельности Бонавентура и Абрахам занимались в основном публикацией научной литературы и сочинений римских классиков. Потом стали издавать книги на французском, голландском языках, и по истории Голландии. Трудно определить, в какой области книжного производства вклад Эльзевиров оказался наиболее значительным. Это были и издатели, и типографы, книготорговцы, и даже букинисты. Постоянные и тесные контакты с книжным рынком и читателями вносили им немалую пользу: они лучше других знали потребности рынка, покупательную способность клиентуры, ощущали интеллектуальный спрос эпохи.

И все же главная их заслуга - распространение отличных и сравнительно дешевых книг. Эльзевиры по праву могут считаться «пионерами популяризации книги». Они старались дать читателю книгу хорошо отредактированную, но, поскольку ни сами они, ни большинство их корректоров и редакторов не были учеными, попадались издания, отредактированные неряшливо. Однако и это не вредило престижу Эльзевиров - тогдашние ученые и писатели считали для себя честью, если фирма бралась выпускать их произведения; многие авторы гордились личным знакомством с Эльзевирами. Издатели же «открыли» таких корифеев науки и литературы, как Рабле, Кальвин, Бэкон, Декарт, Гассенди, Паскаль, Мильтон, Расин, Корнель, Мольер. Эльзевиры выпускали книги разных форматов, форматом ин-кварто была издана серия классиков-литературы. Брались они и за фолианты, однако в основном с именем Эльзевиров связаны малоформатные книжки в двенадцатую или двадцатьчетвертую долю листа, отпечатанные ясным, филигранно тонким, но иногда монотонным шрифтом и украшенные отличной гравюрой на меди с фронтисписом, замысловатыми виньетками и инициалами. Именно Эльзевиры утвердили на книжном рынке малый формат и тем придали книгоизданию и книготорговле новый мощный импульс, сделавший книгу доступной широким слоям населения.

В XVI-XVII вв. переживает успехи картография. В первой половине XVI в. центрами картографии были города Италии – Венеция, Генуя, Флоренция, Рим. С середины XVI в. центр развития картографии передвигается из Италии в Р.В., Фландрию. Видными картографами становятся Герард Меркатор, Авраам Ортелий и Виллем Янсзоон Блау, и француз Никола Сансон. Меркатор ввел в обиход термин «атлас» - сборник карт (1585 г.). Друг и конкурент Меркатора Арам Ортелий (1527-1598) в 1564 г. выпустил в свет карту мира, а затем «Театр круга земного», где впервые были сделаны ссылки на географов, чьими трудами он пользовался. Первый опыт составления труда по всеобщей географии был предпринят голландцем Б. Варениусом в 1650 г. Если Варениус уделял основное внимание вопросам физической географии, то француз Давиний в книге «Мир» (1660 г.) впервые дал экономические сведения о европейских государствах.

До начала XVI в. городских библиотек не было. Они стали возникать благодаря реформации. Это были городские, школьные, университетские. Хорошие библиотеки были в иезуитских школах, а также в Сорбонне, Оксфорде, Кембридже, в 1638-1639 гг. Джон Гарвард основал первый колледж в Северной Америке, и при нем была научная библиотека. Библиотека Упсальского университета пополнилась в XVII в. трофеями из Германии (ХХХ война), так, сюда попала Библия Ульфилы. Знать тоже собирала книги. Это было престижное хобби. Например, Филипп II собирал книги, но никого к сокровищам Эскориала не допускал. На что архиепископ Таррагонский писал своему корреспонденту: «Там собрано столько хороших книг, и сделать их недоступными, значит принести больше вреда, чем пользы». («книжное кладбище»). Монархи XVI-XVII вв., следуя духу времени, открыли перед учеными двери музеев и книжных собраний. В Германии популярной была библиотека в Гейдельберге («княжеская») – «мать всех библиотек в Германии». В 1622 г. во время ХХХ войны войска Католической лиги под командованием Тилли взяли Гейдельберг штурмом, вся библиотека попала в руки Максимилиана Баварского, который решил подарить ее папе. Самыми богатыми были библиотеки – французского короля и библиотека Мазарини. Королевская библиотека была основана в 1518 г. Франциском I. В XVII в. в ней было около 16.000 книг рукописных и 1000 печатных, в начале XVIII в. – 70.000 печатных и 15.000 манускриптов. Затем в Париже было решено создать публичную библиотеку, идея принадлежала Ришелье, а была воплощена Мазарини. Библиотекарь (фанатик своего дела) Габриэль Нодэ (1600-1653). В январе 1652 г. библиотека была конфискована у Мазарини, Нодэ пребывал в глубокой депрессии, его пригласила королева Христина в Швецию, чтобы быть при ее библиотеке. После того, как в 1653 г. Мазарини вновь пришел к власти, Нодэ вернулся во Францию, но умер, едва вступив на французскую землю. Хороша была библиотека у папы. В 1690 г. она пополнилась за счет поступлений книжного сокровища Христины, переехавшей в Рим. В XVI-XVII вв. обман бдительной цензуры превратился в своего рода искусство. В ход пошли анонимные публикации, вымышленные адреса, псевдонимы, подменены года издания. Так, «Письма темных людей», выпущенные в Германии, были снабжены ссылками на Альда. В 1616 г. Теодор Агриппа д′Обинье анонимно отпечатал в собственной типографии «Трагические поэмы» и под пустым картушем вместо издательского знака указал место издания «В пустыне».

Сфера повседневного существования всегда привлекала внимание ученых. До недавнего времени внимание обращалось преимущественно на условия жизни и быт высших социальных слоев, современная наука стремится к реконструкции массовых структур повседневности. Хотя и теперь жизнь города известна лучше, чем деревни, образ жизни богатых лучше, чем социальных низов, одни регионы полнее, чем другие изучены. Но в XVI-XVII вв. в повседневной жизни много общего с собственно средневековьем. Питание обусловлено естественным сезонным ритмом, зависело от климата. XVI-XVII вв. – время резкого повышения качества жизни, но потребности людей, характер их потребления во многом определялись климатическими условиями. Жизнь была легче, дешевле в областях с мягким климатом (Средиземноморье), чем к северу от Альп, не говоря о северных и восточных регионах Европы. Тяжелее жилось в горных районах, чем в долине и на равнине. По-прежнему преобладал принцип самообеспечения. Влияние рынка сильнее сказывалось там, где речь шла о предметах роскоши, заморских редкостях, обеспечении сырьем экспортных ремесел и т.п. Оно было ощутимей в Западной и Центральной Европе, куда перемещались центры экономической и политической жизни европейского мира. В ремеслах, связанных с производством продуктов питания, предметов первой необходимости, особой устойчивостью отличались мелкие традиционные формы организации. Цехи булочников, мясников, были невелики, но специализированы (выпечка белого, черного, серого хлеба, кондитеры, пирожники). Там, где появлялся спрос, возникало крупное производство питания и напитков (например, Лиссабон, где были пекарни, изготавливавшие морские сухари). В это время подавляющая часть населения более половины того, что она производила или зарабатывала, потребляла или тратила на приобретение продуктов питания. Так, Е. Шолье, исследовавший уровень жизни в Антверпене в XV-XVI вв., (высокий то время в Европе), приводит данные о распределении расходов семьи каменщика из 5 человек: на питание – 78,5 % (из них – на «хлеб» - 49,4 %); на наем жилья, освещение, топливо – 11,4 %; одежду и прочее – 10,1 %.

Важнейшим продуктом питания широких слоев населения были зерновые – рожь, ячмень, просо, овес, пшеница (Средиземноморье), в XVI в. – рис, маис, гречиха (в Северной Европе). Готовили супы, каши, хлеб. Затем шли бобовые. Были «сезонные добавки» - овощи и зелень: шпинат, латук, петрушка, чеснок, тыква, морковь, репа, капуста, орехи, ягоды, фрукты.

Дополнением к растительной пище была рыба и морепродукты (особенно в приморских и прибрежных районах). Рыбу разводили в спец. прудах, сохраняли в садках. Торговля морской рыбой (сельдь, треска, сардины и пр.) живой, засоленной, копченной, вяленой, приобрела характер предпринимательской деятельности. Рыбу ели в дни поста (166 (или больше, по другим данным) дней в году). Церковь запрещала есть мясо и животные жиры в течение не 150 «постных» дней в году.

В эти же дни торговля мясом, маслом, яйцами была запрещена, исключение делалось для больных и евреев. Запрет нарушался. Мясо – важный компонент питания во многих областях и странах Европы начала нового времени. Свинина, говядина, но на мясо также разводили овец, коз, в Англии оценили баранину. Дичь, птица больше потреблялась в городах, чем в деревне.

В повседневный рацион входили хмельные напитки: пиво, вино, «мед», квас (в Восточной Европе). С XVI в. стало больше употребляться пиво, чем мед. Пиво производили в домохозяйствах, но были и профессионалы-пивовары. Некоторые регионы превращались в области, где пиво производилось на экспорт (Центральная Европа, Р.В., Англия). Причем, каждая область специализировалась на особом сорте пива. С XVI в. началось товарное производство крепких спиртных напитков – «горячего вина». Центрами его стали Южная Франция (Бордо, Коньяк), Андалусия, Каталония. В Р.В., Северной Германии делали шнапс, перегоняя зерно. В Германии аквавиту гнали в Шлезвиг-Гольштейне, Вестфалии, в Дании – в Аальборге. Появились новые сорта виноградных вин – эльзасское, неккарское, майнцское, мозельвейн, рейнвейн, остервейн, токайское. В XVII в. – шампанское. Свои напитки были в областях фруктового садоводства – из яблок – апфельмост  - в Швабии; сидр – в Бретани, Нормандии, Галисии; из груш – бирненмост (Бавария), из вишен – в Хильдесхайме и др. Вино и хмельные напитки по-прежнему выполняют разнообразные функции в повседневной жизни: просто пили, компоненты кулинарных рецептов, лекарств. Как средство общения – в застольях и официальных церемониях. Потребление вина было высоким: в Провансе – в XV в. – от 1 до 2 л на человека в день; в армии Карла VII – 2 л, в Нарбоннэ – в начале XVI в. – 1,7 л. Современники считали, что XVI в. в Германии – «столетие пьянства». В XVII в. Европа начинает пить шоколад, кофе и чай.

В XVI-XVII вв. выросло потребление сахара. Расширяются плантации сахарного тростника и перерабатывающие предприятия. Наряду с традиционными центрами производства сахара – Генуей, Венецией, Барселоной, Валенсией – сахарные заводы после 1500 г. появляются в Лиссабоне, Севилье, Антверпене.

Структура питания по-прежнему варьировалась от региона и социального слоя. Иоганн Бёмус (начало XVI в.) в своих «Обычаях питания в Германии» писал, что «у знати – дорогая еда, бюргеры живут умеренно. Работающие едят 4 раза в день, праздные – 2. Еда крестьянина – хлеб, затируха из овса, вареные бобы, питье – вода или сыворотка. В Саксонии пекут белый хлеб, пьют пиво, их пища тяжела. Вестфальцы едят черный хлеб, пьют пиво. Вино потребляют только богатые, так как его привозят с Рейна, и оно очень дорогое».

Начинает пользоваться спросом кулинарная литература, где было сильно славянское и итальянское влияние. В 1530 г. в Аугсбурге была издана поваренная книга итальянского гуманиста Платины (XV в.). Есть и пособия для домохозяек, где говорится о том, как нужно хранить стратегические запасы семьи. Калорийность дневного рациона питания: в XIV-XV вв. – от 2500 до 6000-7000 калорий у богатых. В целом, исследователи отмечают, что для широких масс населения Центральной и Западной Европы снижается по сравнению с концом XV в. – потребление мяса и устанавливается рацион типа – каша-размазня (мусс-брей). Несбалансированность питания особенно заметна в годы голодовок.

Столь частые периоды голода привели к тому, что у народа появилась мечта о стране, где нет места голоду и проблемам (самое главное, что работать не нужно). У народной утопии множество имен, она фигурирует под разными образами. У англичан – страна Кокейн, у французов – Кокань, у итальянцев – Куканья, у немцев – Шларафенланд, а также Страна Юности, Люберланд, Рай бедняков, Леденцовая гора. Брейгель изобразил ее с характерными признаками – крыши из пирогов; жареный поросенок, убегающий с ножом в боку; гора клецок; люди, развалившиеся в удобных позах в ожидании, когда лакомые куски будут сами падать в рот. Пряничный домик, найденный в лесу, Гансом и Гретхен, тоже принадлежит утопии. Это и аббатство Теллем Рабле, с девизом: «Делай, что хочешь». Страна Кокейн находится на западе: «В море на запад от страны Спейн, / Есть остров, что люди зовут Кокейн», по кельтской мифологии, рай находится на западе, но христианская церковь, всегда учила, что рай – на востоке. А.Мортон предполагает, что мечта о Кокейн привела к поиску пути в Америку.

Костюм. В 1614 г. во Франции появился памфлет, где осуждалась роскошь дворянства, написан был видным гугенотом. Всегда существовали запреты носить буржуа то, что носит дворянство. Одежда имела строго социальный характер. Королевские ордонансы по этому поводу были известны с конца XV-XVI-XVII вв., потом сходят на нет. Существовали запреты на ношение драгоценных камней на одежде, на пальцах, различных украшений, а также предписывалось, что следует носить и что не следует надевать. Это существовало вплоть до революции. Предполагалось, что ограничений в одежде не существовало для королей и (почти) для придворных. Им разрешалось носить одежду из шелка, льна, шерсти. Обычно короли носили шерстяной драп с рисунком, тафту, велюр, камлот, чаще это были ткани, привезенные из Англии, Китая, Голландии, Индии. Но потребности в хороших тканях привело к поощрению собственного текстильного производства. Сохранялась регламентация цвета – для высших сословий – черный, красный, голубой, фиолетовый, розовый серый, синий, драп′э′скарлет – ярко-красный. В XV в. в обиход входит белый цвет, сначала редко, потом все больше используется в одежде, но эти ткани и драп были запретными для буржуазии. Запреты не исполнялись. Хотя ношение галстуков, вышивок, украшений считалось привилегией знати.

Модно было носить меха. Мех горностая – знак королевской власти. По ширине меха узнавалось социальное положение. Меха белки, куницы, бобра, ондатры, лисы, овчины, рыжей белки могли носить буржуа.

Драгоценные и полудрагоценные камни – алмаз, рубин, сердолик, коралл, сапфир, изумруд, агат – привилегия дворянства. Камни носили еще и потому, что им придавали магический смысл. Пуговицы сначала выполняли чисто декоративную функцию, модно было нашивать колокольчики. Из кружев делали манжеты, платки, перчатки, воротники. По-прежнему носили несколько платьев одновременно. Дворяне помимо платья носили плащ, манто из шелка, шерсти, украшенный вышивкой, драпировали. Для простого дворянина полагался короткий плащ, знак – особого достоинства – длинный плащ, волочащийся по полу.

Головной убор – военный - каска – у короля или из золота или позолоченная, принцы крови, герцоги – серебряные, простолюдины - железные; в обычное время – носили мортье – маленькая короткая шапочка, которую носили король, его свита, принцы крови, канцлер, пэры, президент парламента, у него мортье был с двумя рядами галунов; у короля мортье была оторочена горностаем. К началу XVIII в. выходит из моды, надевали только в торжественных случаях, во время выхода короля, королевы, мортье надевали на оружие. Шапочку – боне – небольшого объема носили бароны, украшалась жемчугом, кроме того, носили барэт и ток. Дворяне носили шляпы, которые отделывали галунами, драгоценными камнями, перьями страуса. Обычай снимать головной убор появляется в конце XVII в. во всех случаях в помещении, исключение делалось для короля. Правом сидеть в присутствии короля обладали 12 герцогов на табуретках, остальные стояли. (право табурета).

Обувь. Дворяне носили башмаки, сапоги, в XV-XVI вв. носили обувь с длинными носами, причем в ордонансах определялась длина носов башмака – для дворян 24-25 дюймов, 14 дюймов было положено горожанам. Различались светские и военные сапоги, светские – имели раструбы, ленты, кружева; башмаки у колен подвязывали бантами. Было несколько пар носков, у модников – шерстяные, шелковые.

Непременной принадлежностью костюма были перчатки – кожаные с украшениями, с кружевами, узорами, пропитывались духами. Мария Медичи покупали дорогие перчатки, стоившие несколько деревень. Духами пока пользовались итальянскими и восточными, французские появились в конце XVI в. Человек из высшего общества – ассоциировался с перчатками.

Воротники XVI в. – плоские фрезы. Юбки – пышные, делались на каркасе, достигали несколько метров в диаметре. Нужно было уметь их носить, к юбке полагался длинный шлейф – манто-де-кур. Но не каждая дворянка могла себе позволить длинный шлейф. В 1710 г. было сказано, что королева имеет шлейф длиной в 11 локтей, для ее дочери – 9, внучки – 7, принцессы – 5, герцогини – 3. Высокая шапочка – эннен была заменена в XVI в. маленькой, в XVI-XVII вв. ходили с открытой головой, но со сложными прическами. Обувь из бархата и парчи, одежда дополнялась муфтой и веером, маленьким зеркалом.

Быстрая смена моды в XVI-XVII вв. объяснялась тем, что правящий класс стремился замкнуться в своем кругу, поскольку буржуазия пыталась проникнуть в высшую знать путем покупки имений и аноблирования.

С конца XVI в. с появлением меркантилизма, государство запрещало делать траты на костюм, церковь также выступала за это. Сам папа издает ряд булл, грозящим модницам отлучением от церкви. Им вторили королевские предписания. Так, ордонансы против роскоши издавались в 1613 г., 1624 г., 1634 г., 1636 г., 1639 г., 1644 г., 1656 г., 1660 г., 1679 г. Запрещалось всем подданным носить привозные вещи, кроме публичных женщин и мошенников, кто не выполнял распоряжение, подвергался штрафу, иногда конфисковали одежду.

Костюм гугенотов был строг, темного цвета, без украшений. Костюм Сюлли был изготовлен из великолепного драпа, велюра, бархата. С конца XVII в. мода диктовалась двором короля. С усилением буржуа начинает высмеиваться приверженность дворян моде. Модная одежда = праздности. «Дворянин носит на своих плечах весь свой доход».

Высшее духовенство для своих одеяний использовала самые дорогие ткани. Самое роскошное облачение было у кардиналов и епископов, их одежду украшали вышивка, драгоценные камни, меха. Кардиналы носили красную мантию, белая или сиреневая у епископов, волосы стригли коротко. Каждый орден имел свой костюм, члены монашеских орденов были узнаваемы по одеянию с капюшоном, сандалиям на толстой одежде и различались по цвету – францисканцы – коричневый, доминиканцы – белый, иезуиты, капуцины могли носить светское платье. С 1549 г. королевский ордонанс предписывал духовенству одеваться скромно, не носить аркебузу, не бывать там, где не положено, т.б. в кабаках и т.д.

С середины XV в. формируется буржуазное сословие, костюм его отличается от дворянского до тех пор, пока буржуа не осознала себя как класс. Дворянство мантии, буржуа, которые приобрели фьеф, носили робу (робены). В 1614 г.на Генеральных штатах было запрещено под штрафом в размере 1000 экю носить дворянскую одежду буржуа. С конца XVII в. буржуа, носившие дворянские одеяния, вызывали насмешку. См. пьесы Мольера. Платье буржуа – из недорогих тканей, льна, темной расцветки. Буржуазки носили платья из ткани гризет (серый цвет) (гризетка= небогатая буржуазка), никаких украшений, кроме кружев – гез. На голове шаперон – чепчик или мантилья, шею прикрывали шарфами. Пышные юбки, (несколько), верхняя – самая дорогая, чтобы ее сохранить, ее подкалывали и были видны все остальные. Обувь - кожаные башмаки.

Костюм крестьянина – функционален. Чтобы было удобно работать. Ткани, которые шли на костюм, - холст, полотно домотканое, ремесленники использовали для пошива одежды драп. Цвета – неяркие, серый, синий. Праздничная одежда шилась из велюра, шелка. Чрезвычайно был хорош свадебный наряд, который шился из дорогой ткани и передавался из поколения в поколение. Сундук женщины описывался, свадебный костюм входил в опись. Свадебная шапочка – шапо де роз дарилась отцом, причем, это было обязательно. В некоторых провинциях девушки не получали земли, но получали шапо де роз. Мужчины носили короткие штаны, холщовую рубаху, женщины недлинные платья. Головной убор у мужчин – войлочная шляпа, у дам – чепец. Для зимней одежды использовался мех кролика, овцы, собаки. Обувь – босые ноги, сабо, веревочная обувь, башмаки из грубой кожи. (См. братья Ленен). Гравюры Калло – дают представление об одежде городской бедноты.

Были ливрейные костюмы – люди короля, герцога, принца, барона одеты в одинаковые костюмы, часто с барского плеча. По случаю церковных праздников клиентеле обычно дарят ткань или платья. Одинаковый костюм был и у членов королевского, городского совета, пажи, чиновники гос.аппарата. Костюм из шелка или велюра черного или красного цвета был у короля, и его родственников. Придворные носили костюм серого цвета. Появляется должностной костюм – для повседневной носки – черного цвета, для праздников – красного. Во все черное одевались судьи, адвокаты, врачи, ученые. У советников короля – нижняя черная одежда, верхняя – красного. Президент королевского совета надевал черную куртку, длинный черный плащ. Члены городского муниципалитета одевались в одежду городских цветов. Для Франции – красно-белый, синий. Парижские эшевены носили черные робы, алые мантии, белые воротники. Дижонский муниципалитет предпочитал одежду с преобладающим лиловым цветом – цветом Бургундии.

Ректор Парижского университета носил голубую накидку, отороченную горностаем. Деканы – красную, с дорогим мехом, магистры – черные накидки. Доктора богословия надевали шапочку – барэт (бонэ). Студенты носили черную куртку, лиловые штаны, но могли одеваться иначе. Студенты старших факультетов носили бонэ′ каре – 4-х угольную шапочку.

Колоссальное значение по-прежнему имел цвет. Привилегированные слои – красный, а также черный в сочетании с красным. Цвета бесчестья – зеленый и желтый. Головной убор зеленого цвета отличал должника. Желтый цвет – означал принадлежность к евреям, которым было предписано с 12-летнего возраста носить круги на рукаве, у женщин – на голове из желтого цвета – кораль. Только евреи врачи, не обязаны были носить эти знаки. Куртизанки носили черные перчатки, на рукаве белая лента или кружок из другой ткани. Они не имели права носить платье с воротником, вуаль и меха. Но, конечно, все это в теории…

С XVII в. появляется собственно мода, с 1672 г., когда вышел первый журнал мод. Причем, быть одетым как король, значит выразить свою верноподданность.

С середины XV-XVI вв. наблюдается рост нищенства, бродяжничества. Среди бедняков и нищих существовала своя иерархия – привилегированные, домашние бедняки, обитатели приютов, госпиталей, конвентов. Затем шли те, кто имел привилегии на сбор милостыни – пилигримы, монахи нищенствующих орденов, цеховые ученики, школяры, студенты, бродягами были возвращающие со службы ландскнехты, из турецкого плена. Самой сплоченной организацией были слепые, имевшие своего «короля». Милостыню собирали на улицах, у храма, в самом храме, и «у дверей». Процесс пауперизации, рост нищенства, бродяжничества приводили к тому, что власти рассматривали бродяг как опасный элемент, с которым нужно бороться: контроль за бедными, ограничение притока пришлых, система благотворительности.

Праздники. Религиозные. Зимний цикл. Предрождественские – 11.ноября – день св. Мартина (мартынов гусь), 25.12. – рождество – святки, процессии, мистерии, игры; 2.февраля – Сретение, масленица – время карнавала, процессии, жирный вторник, Пост с Пепельной среды. Весенний цикл – ночь с 30.04 на 1.05 – майское дерево; пасха; летний цикл – праздник тела господня, процессии, троица, 15.08. – успение богородицы; осенний цикл – 8.09. - рождество богородицы, 1.11. день всех святых, 2.11. – поминовение всех усопших.

PAGE  16


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

9731. Договор комиссии 32 KB
  Договор комиссии. По договору комиссии одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента. По сделке, совершенной комиссионером с т...
9732. Договор контрактации. Доклад 31.5 KB
  Договор контрактации. По договору контрактации производитель сельскохозяйственной продукции обязуется передать выращенную (произведенную) им сельскохозяйственную продукцию заготовителю - лицу, осуществляющему закупки такой продукции для переработки ...
9733. Договор купли-продажи: понятие, элементы, содержание 29.5 KB
  Договор купли-продажи: понятие, элементы, содержание. По договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определ...
9734. Договор мены. Доклад 28.5 KB
  Договор мены. По договору мены каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороны один товар в обмен на другой. К договору мены применяются соответственно правила о купле-продаже, если это не противоречит существу мены. При этом кажд...
9735. Договор поставки товаров 35.5 KB
  Договор поставки товаров. По договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимател...
9736. Договор присоединения 24.5 KB
  Договор присоединения. Договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в ...
9737. Договор розничной купли-продажи. Доклад 34.5 KB
  Договор розничной купли-продажи. По договору розничной купли-продажи продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, обязуется передать покупателю товар, предназначенный для личного, семейного, домашнего или и...
9738. Значение подписи и печати в договоре 39.5 KB
  Значение подписи и печати в договоре. Для придания юридической силы любому документу, в частности договору, необходима подпись лица, которое составило данный документ. Подпись - это реквизит документа (в том числе договора), представляющий собой соб...
9739. Организация договорной работы внутри предприятия 44.5 KB
  Организация договорной работы внутри предприятия. Организация договорной работы - это приведение входящих в содержание данной работы мероприятий (действий) в состояние необходимой упорядоченности, обеспечение единства взаимодействия исполнителей для...