22052

Пастораль, городской роман, шельмовской (плутовской) роман

Лекция

Культурология и искусствоведение

Пастораль городской роман шельмовской плутовской роман Пастораль Пастораль франц. Жанровые формы Ппасторали многообразны: эклога поэма роман; после стихотворной драмы Сказание об Орфее Полициано 1480 развивается драматическая Пастораль принятая особенно в 16 17 вв. Систему поэтики немецкой романной пасторали XVII в. В немалой мере такому положению способствовала также устойчивая репутация пасторального романа как если не вторичной периферийной то все же некой побочной маргинальной ветви в системе немецкого романа XVII в.

Русский

2013-08-04

49.5 KB

0 чел.

Лекция 6.

Пастораль, городской роман,

шельмовской (плутовской) роман

  1.  Пастораль

Пастораль (франц. pastorate, от лат. pastoralis — пастушеский), литературные, музыкальные и театральные жанры, основанные на поэтизации мирной и простой сельской жизни. В литературе и театре: 1) античная буколика, посвящена жизни пастухов (например, «Дафнис и Хлоя» Лонга); 2) вид новой европейской литературы, связанный с буколическим миросозерцанием; возник в литературе Раннего Возрождения («Амето», 1341, «Фьезоланские нимфы», 1345, Дж. Боккаччо), расцвёл в 16—17 вв. (Я. Саннадзаро, А. Полициано, Т. Тассо — Италия; Х. де Монтемайор — Испания; Ф. Сидни, Э. Спенсер — Англия; О. д'Юрфе — Франция), а в России — в середине 18 в. (А. С. Сумароков, рукописные книжные песни). От античной буколики, в том числе идиллий Феокрита, Пастораль восприняла противопоставление развращённому городу нравственно чистой деревни, интерес к природе, миру чувств и быту простых людей, однако в ней усилился (особенно в 17 в.) свойственный ещё античной буколике условный элемент, подчёркнутая стилизация простоты и безыскусственности. Условность Пасторали также сказалась в застывшей традиционности масок чувствительного пастуха, жестокосердной пастушки, мудрого старца, дерзкого соперника. В 17 в. пастораль — характерный жанр аристократического барокко; пастухи и пастушки переживают изысканные чувства и ведут галантные диспуты на фоне изящно декорированной природы; фабула запутана многочисленными приключениями героев.

  Жанровые формы Ппасторали многообразны: эклога, поэма, роман; после стихотворной драмы «Сказание об Орфее» Полициано (1480) развивается драматическая Пастораль, принятая особенно в 16—17 вв. на придворных празднествах. Пасторальные образы и мотивы вошли в поэзию сентиментализма (идиллии С. Геснера, И. Г. Фосса, Ф. Мюллера, повести Ф. Флориана).

Систему поэтики немецкой романной пасторали XVII в. в фундаментальных специальных исследованиях не принято ставить в связь с развитием литературных направлений эпохи. Это объясняется многими существенными причинами: нечеткостью и, может быть, неокончательностью определения специфики и границ основных направлений столетия, долгое время господствовавшим представлением о XVII в. в Германии как об эпохе эстетического лидерства барокко, что закрепляли пресловутые ярлыки — «век барокко» (Flemming W.. Deutsche Kultur im Zeitalter des Barock. Meisenheim am Glau, 1940), сравнительно слабой изученностью поэтики классицизма и маньеризма, так что, например, основной характеристикой-доминантой творчества М. Опица и поэтов его школы неизменно служило антиципирующее барокко обозначение «добарочный классицизм» (Alewyn R. Vorbarocker Klassizismus und griechische Tragodie // Neue Heidelberger Tagebucher. Heidelberg, 1926). В немалой мере такому положению способствовала также устойчивая репутация пасторального романа как если не вторичной, периферийной, то все же некой побочной, маргинальной ветви в системе немецкого романа XVII в. Однако в то же время немецкая романная пастораль примечательно запечатлела особый, столь свойственный Германии, вариант взаимодействия и взаимоотрицания направлений, который исключал непримиримую полемику художников слова разных ориентаций или антитетичное противоборство—противостояние теоретических программ, а в большей мере предполагал последовательную преемственность и внеполемичное поглощение классицизма барочным словесным искусством.

Возможно, именно поэтому заявленный названием аспект постановки проблем поэтики жанра может оказаться едва ли не узловым применительно к немецкой пасторали, эволюция которой запечатлела диалогическую встречу двух ведущих художественно-эстетических направлений развития словесного искусства XVII в. — классицистического и барочного. Жанр романной пасторали в Германии, особенно в 30—40-х годах XVII в., отмеченных историко-культурным сдвигом в направлении от классицизма к раннему барокко, оказывается на перекрестье достаточно неоднородных и разветвленных эстетических тенденций — классицизма, маньеризма, из которых вырастало раннее барокко, превратившись впоследствии в главное направление столетия, — в значительной мере опираясь на них, но также и основательно переосмысляя и глубоко трансформируя. Романная пастораль вбирает плодотворную полифоничность художественно-эстетических тенденций, богатую палитру духовных, идейных ориентаций писателей разных направлений.

В классицистической «Герцинии» М. Опица разработан рационально-логический сюжет разубеждения: приобщаясь к красотам родного края, центральный персонаж переоценивает возможности казавшегося ему спасительным личного уединения и отказывается от временного эскейпизма, в нем зреет гражданственное решение возвратиться в большой мир, в пределы «любезного, но истощенного отечества» (Opitz M. Schafferey von der Nimfen Hercinie. Bresslau, 1630. S.25). В духе гуманистически-классицистических представлений о неизмеримо важной для личности роли воспитания, о регулирующем значении рационального начала, пользе аристотелевского принципа золотой середины — сдержанности и умеренности в чувствах, Опиц стремится воздействовать на моральные представления современников, сформировать их просвещенный светский облик, прославляет «стойкость духа и чистоту совести» (Opitz M. Op. cit. S.17), исповедует культ духовных даров и сердечных связей — поэзии, дружбы, любви. Анализ умозрительных вариантов поведения личности свидетельствует, что писателя-классициста интересуют некие повторяющиеся, устойчивые психологические модели, причем гуманистическое требование умеренности определяет трактовку центральной для пасторали темы любви, по мысли автора — уступающей в ценностном отношении чувству дружбы.

Интеллектуальная стихия бесед с их гуманистическим просветительством формирует особый облик сочинения, превращая   его в проблемное средоточие философских, научных, этических       идеи эпохи, реализованных в стройной прозиметрической   конструкции, которая выдает отношение писателя к художественному произведению как сознательно выстроенному и обращенному как в изобразительно-описательных нарративных техниках, так и в своей гармоничной архитектонике к рационально-логическому опыту читателя. За всем этим проступает классицистическая концепция пасторально-романного мира гражданственной «Герцинии», не случайно получившей в немецкой науке обозначение «пасторали общественного содержания».

В отличие от этого варианта жанра раннебарочная пастораль предлагает решительное переосмысление проблемно-художественной специфики пасторализма с его непубличным, приватным характером обстоятельств, относящихся к актуальной современности, концепция которой таит значительную смятенность и внушает читателю чувства беспокойства и растерянности.

Примечательно, что на новом этапе развития жанра становится ясной относительность некоторых художественных выводов классицизма. Хотя авторитет «основателя немецкой поэтики» для его продолжателей не подлежит сомнению, но они усматривают у него равно убедительные аргументы как в защиту любовного чувства, так и направленные против него, и отступают от гармонично выверенной, взвешенной эстетики равновесия крайностей, трактуя психологию любви и содержание любовных эмоций значительно более субъективно.

Многие коллизии решаются последователями жанра внешне еще вполне «опициански». Таково, например, гуманистическое убеждение в том, что от любви можно отговорить, разубедить в ней, выдвинув требования рассудка, но доводы о быстротечности земного, ничтожности человеческой жизни, где нет ничего более верного, чем смерть, позволяют ощутить глубокие сдвиги, происходящие в философии жанра. Как Груттшрайбер, так и анонимный автор «Опустошенной и обезлюдевшей пасторали» стоят перед проблемами большого мира, не только теснящего пасторальный уют, но и прорывающего фикцию пасторального идиллического утопизма: «Наша пастораль превращается в дикую пустошь… поэтому она заслуженно именуется разоренной пасторалью». Программное в «Герцинии» противостояние условно-пастушеского и большого непасторального мира сменяет в барочной традиции острая конфликтность неабсолютного двоемирия, разрушительная для безмятежной гармонии и созерцательного умиротворения буколизма, это рождает горький душевный опыт опустошения персонажей, упраздняет свойственные Опицу духовные ориентиры свободного пастушества, вводит антиидиллические мотивы. При всем существенном концептуальном расхождении для барочных последователей Опица характерны скорее неполемические формы преемственности и усвоения классицистического опыта жанровой поэтики, чем его последовательное неприятие, а тем более воинствующее развенчание.

  1.  Городской роман

Помимо поэзии, в немецкой литературе 17 века был  широко представлен жмнр романа с "характерными чертами антиреалистической эстетики"(*8), заимствованный из французской литературы. Среди немецких дворян был популярен французский аристократический роман всех видов: пасторальный, галантный, псевдорыцарский, псевдовосточный, псевдоисторический, историко-государственный.

Отличительной чертой этих романов был, во-первых,  необыкновенно большой объем, а во-вторых, чрезвычайная сложность сюжета, насыщенного огромным количеством пересекающихся  сюжетных линий, что можно объяснить вовсе не бездарностью авторов, а специфичностью их художественной цели. Романисты стремились объять целый мир, охватить своим описанием широкую панораму. Поэтому их совершенно не занимала внутренняя жизнь героев, в  этих романах не было даже намека на развитие характеров и психологизм. Литература того времени не мыслила себе любви вне войн, походов и побед, что влекло за собой неизбежное усложнение сюжета.  Третьей характерной чертой тех романов было наличие пространных ученых комментариев, примечаний, отступлений, рассуждений об истории, государственном устройстве и т.п.

Из аристократической среды роман постепенно "перекочевал" в бюргерскую и простонародную, где видоизменился,  преобразовался в соответствии с читательскими запросами. Но все основные вышеперечисленные черты он сохранил.

  1.  Шельмовской (плутовской) роман

Плутовской роман - яркий, устойчивый тип романа, возникший в Испании в середние XVI века и получивший широкое развитие в XVII веке. Это одна из ранних форм европейского романа (16-18 вв.), которая повествует о похождениях ловкого пройдохи, авантюриста, обычно выходца из низов или деклассированного дворянина. Плутовской роман считают не вполне романом, - наброском, последним усилием в стремлении окончательно закрепить жанр. Смущает его монологичность, дробность сюжета, почти условность героя, подчеркивается отсутствие движения духа и полное же отсутствие фантазии.

Плутовской роман не творит мир, но словно бы расположен в межлетаргическом времени, и сам при этом относится к литературе отражений.

Плутовской роман - ведет свое начало из Испании, где в 1553 г. (в Бургосе) вышел в свет роман Мендозы: "Жизнь Лазарильо из Тормес, и его удачи и неудачи", имевший громадный успех и переведенный на другие европейские языки.

В Испании произведение Мендозы вызвало целую серию подражаний, из которых самым замечательным является роман Матео Алемана: "Guzman de Alfarache" (1599 - 1605), в течении шести лет выдержавший 26 изданий и переведенный на языки французский, английский, итальянский, голландский и др.; это рассказ о судьбе человека, который последовательно служит мальчишкою на кухне, исполняет обязанности уличного посыльного, делается солдатом, нищенствует, поступает в пажи к кардиналу, становится игроком, служит временно у французского посланника, несколько раз обворовывает доверившихся ему людей, женится из-за денег, делается богатым купцом, потом разоряется, готовится к духовному званию, опять совершает преступление, но благодаря случайности, получает полное прощение и выходит сухим из воды. Роман написан очень живо, личность главного героя обрисована яркими красками, и вместе с тем перед нами раскрывается необыкновенно интересная, в бытовом отношении, картина испанской жизни того времени.

  В Германии наиболее ярким образом П. романа может быть назван "Simplicissimus" Гриммельсгаузена.

Историко-литературное значение плутовского романа состоит в том, что он открыл дорогу чисто реальному роману; излагая приключения своих героев, изображая попутно разнообразнейшие общественные слои и черты нравов, он приучал к воспроизведению литературою неприкрашенной действительности. Со временем плутовской элемент отступил на второй план, потом вышел из моды, изображение воровских притонов, игорных домов и т. п. перестало интересовать публику - но традиции реализма, противопоставленные плутовским романом всему манерному и искусственному, продолжали жить в области повествовательного творчества.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

59336. Пам’ять про тих, хто відійшов з життя 39.5 KB
  Наша память і вдячність за їх подвиги і жертовність. Та памятай моя дитино добродушко Що мова українська соловїна А найцінніший скарб людина І наймиліша нам родина А най дорожча Україна.
59337. Позакласний захід “Пташок викликаю з теплого краю” 57 KB
  Виходить дівчинка співає пісню: Щебетала пташечка. 1 дівчинка: Благослови Боа Мати Веснукрасну зустрічати 2 дівчинка: Весну красну вітати Та віночки сплітати. 3 дівчинка: А віночки сплетемо Хороводом підемо дівчатка танцюють хоровод...
59338. Українська мова – наш скарб 70 KB
  1й учень. Люблю тебе моя Вітчизно мила Твої поля і небо голубе Бо ти дала мені малому крила Та як же не любить мені тебе 2й учень. Я буду вчитись в школі на відмінно Щоб мною ти пишатися могла 3й учень. Люблю твої ліси струмки джерельця І всеусе що є в моїм краю Тепло долонь і розуму і серця...
59339. Природа — наша мати, треба її оберігати 72.5 KB
  1й учень Губим землю топчим квіти Дерева ламаєм Що нам скажуть наші діти Чи душу ми маєм 2й учень Чи зґвалтована природа Нам гріхи відпустить Чи помститься нам за кривду Горя й зла напустить 3й учень Там Чорнобиль тут Курчатов. 4й учень Повзуть смертю по країні віруси й мікроби...
59340. Cценарій. Свято осені 73.5 KB
  Вже надходить осінь золота. Вже надходить осінь золота Молоде зелене сходить жито. Осінь осінь В гості тебе просим З щедрими хлібами З високими снопами З листопадом і дощем З перелітним журавлем.
59341. Cценарій свята „Зустріч Зими і Весни (стрітення)” 48.74 KB
  Якщо бабуся Зима 11 переможе то довго іще буде холодно а якщо красуня Весна візьме гору то поверне на тепло. Вранці на околицю села приїхала Весна а назустріч виходить стара бабуся Зима. Весна злазила із свого коня і починався двобій.
59342. APPEARANCE 31 KB
  I want to have a pen-friend from your country, Ukraine. I am a pupil of a school in London. My name is Jack. My surname is Fornson. I am 12. I study Biology, Maths, Geography, History, French. In the afternoon I have physical training lessons. I like to play football.
59343. СІМ ЧУДЕС ПРИРОДИ 39 KB
  The subjects of our todays discussion are Natures seven greatest wonders. In the 2nd century BC people made a list of the most impressive and beautiful manmade objects in the world. They were called «The Seven Wonders of the World».
59344. Сульфатна кислота та її солі 99.5 KB
  Мета: узагальнити відомості про властивості сульфатної кислоти спираючись на знання загальних властивостей кислот; удосконалити вміння складати в молекулярній повній та скороченій іонній формах рівняння реакцій взаємодії сульфатної кислоти з металами основними й амфотерними...