2230

Египетский урок французского абсурда, или Опасные капризы из Гизы

Эссе

Культурология и искусствоведение

Является ли французский драматург-абсурдист Эжен Ионеско, совершенно бессмысленный и беспощадный на первый (неопытный) взгляд, программным автором для тех, кто к ярым театралам и добросовестным филологам себя не причисляет.

Русский

2013-01-06

13.95 KB

1 чел.

Египетский урок французского абсурда, или Опасные капризы из Гизы.

Является ли французский драматург-абсурдист Эжен Ионеско, совершенно бессмысленный и беспощадный на первый (неопытный) взгляд, программным автором для тех, кто к ярым театралам и добросовестным филологам себя не причисляет? Автор подозревает, что вряд ли является… Засим – перед началом спектакля «Урок» Театральной группы «Тавасоль» (Египет, Гиза) автор беспокойно ёрзал в кресле, глядя на белое полотно экрана для субтитров перевода: вот сейчас оттуда пулемётной очередью «застрочат» по зрителю умопомрачительные (в самом прямом смысле) диалоги Ионеско. «Застрочат» со сцены по-арабски, одновременно – с экрана по-русски, плюс – безумие сюжета, его молниеносность (и в то же время – невероятная статичность: Учитель-Ученица-Служанка и разговоры, разговоры, разговоры – без палитры психологии человеческих отношений). Вот уж истинно сюрприз – что же будет с ялтинским зрителем? Хватит ли ему чуткости, доброй «сумасшедшинки» и навыков скорочтения, чтобы пережить египетский урок французского абсурда?..

Оказалось, что ялтинский театральный фестиваль уже пятый год воспитывает своего зрителя не зря: хватило нашей публике не только чуткости и «сумасшедшинки», чтобы с юмором принять «трогательную» историю о том, как неуравновешенный учитель убил взбалмошную ученицу, но и готовности знакомиться с экзотической для нас арабской театральной культурой.

Кстати, именно благодаря арабской культуре  мы увидели «Урок» совершенно целомудренный, без традиционных привязок постановщиков к ремарке Ионеско о «время от времени вспыхивающем похотливом взгляде» Учителя, без беленьких гольфиков и коротеньких юбочек нимфеток-учениц – ходе визуально беспроигрышном, но несколько пошловатом… Главная героиня здесь вообще не воспринимается девчонкой. Скорее – молодая арабская женщина, родители которой настолько продвинуты и богаты, что рискуют, несмотря на мусульманские обычаи, дать ей высшее образование… И здесь постановка «Тавасоли» сразу уводит нас от набивших оскомину для «стандартных» европейских «Уроков» «набоковских» ассоциаций. И, кстати, «убирает» львиную долю абсурда из кажущихся нам абсурдными ответов Ученицы: мы просто не знаем, чему и как до прихода к Учителю обучали эту арабскую девушку и, может, это абсолютно нормально – не уметь вычесть из двойки единицу, но при этом помнить все существующие варианты умножения всех существующих чисел… Мы многое принимаем на веру в арабской постановке Ионеско. И в этом – совершенно новый, неизведанный еще (даже театралами), уровень абсурда. А значит – нетленное творение французского драматурга совершенно точно получает новую трактовку – и тут уж и записной театрал не может не порадоваться за вклад египтян в жизнедеятельность классической драматургии абсурда.

Завершим, вернувшись к ялтинскому зрителю, за которого так переживал автор перед спектаклем – поймёт или нет…Барышня «средне-старшего» школьного возраста в фойе по окончании действа делится по телефону впечатлениями: «Ну, тут спектакль был про то, как ученица богатая решила поприкалываться над учителем и специально отвечала ему полный бред. Потом ей прикалываться надоело и она начала капризничать, что у нее всё болит и чтобы он отстал. А он завёлся уже и её убил»… А мы тут: «Абсурд! Абсурд! Могут не понять!»… А оказывается и не абсурд вовсе – практически социальная школьная драма! Ялтинская зрительница сделала сенсационное открытие!   

Анна Хорошко