23447

Битва за небеса

Книга

Исторические личности и представители мировой культуры

После нее победители немцев Британия Франция и США устанавливают Версальскую систему равновесия. Германия снова повержена и победители – прежде всего наша Империя и США – в 1944 году на Ялтинской конференции проектируют Ялтинскую модель мира. С балансом сил двух мировых держав – СССР и США. Проклятая Североатлантическая сила ударит и по России едва только у нас сгниют от старости последние баллистические ракеты способные ударить по США.

Русский

2013-08-05

1.56 MB

2 чел.

Максим Калашников

Битва за небеса

Максим Калашников

Битва за небеса

ВРЕМЯ КРОВАВЫХ СПОЛОХОВ

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

1

Оранжевая вспышка раскалывает ночь, до горизонта озаряя низко нависшие облака. Пирамида пламени встает над тем, что еще секунду назад было мостом через Дунай. Глаз выхватывает неровный профиль города, над которым ревут реактивные моторы. Ввысь летят яркие трассы зенитных скорострелок, тщетно пытаясь отвести от города новую беду. Но тут еще одна яркая вспышка вспарывает тьму, и землю сотрясает мощный удар.

Картины западных налетов на Белград – это что-то апокалиптическое. Зарево от подожженных резервуаров с топливом полыхает на полнеба. Какой-то чудовищный шелест пролетающих над головой крылатых ракет. Вот ударяет в электростанцию графитовая бомба – и в небо словно ударяет ослепительная сине-белая молния, толстая, словно ствол гигантского дерева. Свет в городе мигает и гаснет. Во вспышке взрыва нехотя, словно в замедленной съемке, падает телевизионная вышка. И в наступившем мраке среди звезд бегут огни – языки пламени из сопел чужих самолетов.

Я написал эти строки тогда, когда янки семьдесят пять дней терзали Сербию с воздуха и наконец поставили ее на колени. Сначала они атаковали страну крылатыми ракетами, и эти «томагавки» методично выбивали центры управления и связи, били по аэродромам и складам горючего. «Томагавки» взлетали с кораблей ударной группы в Адриатике. А вместе с ними на сербские цели шли крылатые ракеты типа AGM, которыми били тяжелые «стратокрепости» Б-52. Били с безопасного расстояния в сотни километров, оставаясь совершенно недосягаемыми для зениток и перехватчиков сербских вооруженных сил.

Потом в дело пошли сотни ударных самолетов. Огромная боевая машина НАТО, почти полвека готовившаяся к войне с Советским Союзом, начала методично перемалывать сербов. Истребители-бомбардировщики Ф-16 и «невидимки» Ф-117А, сверхзвуковые бомбардировщики Б-1 и многоцелевые «торнадо». Они выбили сербам энергостанции и нефтеперерабатывающие заводы, мосты и ретрансляторы связи. Правда, у америкосов кончились запасы высокоточных бомб и ракет, и они пошли долбить сербов уже обычными боеприпасами. Но все равно перемалывание Югославии не остановилось.

Горек год 1999, ox как горек! Методично ударяя по сербам, военные силы Североатлантической цивилизации в конце концов добились того, что братья-славяне увидели: скоро будет нечего залить в баки и танков, и хлебовозок, и тракторов, и тепловозов. Почти вся сербская техника превратилась бы в груды бесполезного металла. Американцы погрузили во мрак и разбили параличом сербские города, разгромив энергосистемы страны. Они лишили сербов телевидения и радио, транспорта. Уязвима современная технотронная цивилизация. И как бы ни повели себя сербы – эта война ясно показала силу НЕЯДЕРНОГО оружия высокой точности и современной авиации. Она показала то, что можно, ничтоже сумняшеся, целыми месяцами поражать любую страну мира в ее самые «болевые» точки, в конце концов доведя ее до преддверия распада, паралича и голода. А то и до них самих.

Какие, к черту, косовские албанцы? Американцам на них наплевать. Просто янки готовятся править миром, вселяя страх в остальных. Сербы – это просто показательная мишень. Смотрите и русские, и другие – и потом не смейте перечить великой Америке, главной стране Североатлантического мира. Ведь «гуманитарную катастрофу», или «этнические чистки», или «нарушения прав человека» можно при желании устроить чуть ли не в любой стране мира. А если и не устроить – то изобразить с помощью «электронного дьявола», мирового телевидения. Инсценировки и компьютерные подделки изобразят все, что угодно.

Война в Югославии – это установление Нового Мирового Порядка под главенством американцев. Почти такого же, как «Нойе Ордунг» Гитлера или «Новус Ордо Секолорум», о котором мечтали сатанинские секты двух последних веков. Когда 24 марта 1999 года первые бомбы упали на сербов, началась новая кровавая эпоха. Воцарился закон джунглей, закон грубого насилия, и череда новых жестоких войн стала так же неизбежна, как и кошмар мировых столкновений в 1910-х годах.

Впервые методика уничтожения страны целиком с воздуха была отработана в январе-феврале 1991 года, когда Запад ударами двух с половиной тысяч самолетов и сотни крылатых ракет разбил Ирак, который остался без поддержки тогда уже напрочь продавшейся янки Москвы. Теперь эта стратегия совершенствуется.

Отбросьте прочь шелуху словес наших политиков о каких-то там «мирном урегулировании», «переговорных процессах», «гуманизме» и «роли ООН». Все, теперь нет иного права, кроме права убивать и калечить. ООН умерла, как умерла в 1939 Лига Наций. Последние события до боли резко обнажили две истины. Первую – о том, что место под солнцем достанется лишь сильным. И вторую – ту, что Россия отныне – только жалкая прокладка и побирушка, способная лишь по-бабски причитать, на словах осуждая насильников, но на деле ползая у ног Запада и униженно клянча денег. А роль специального посланника Москвы Черномырдина в «прекращении войны на Балканах» свелась к роли «доброго следователя», который лишь уговаривал сербов сделать то, к чему злые янки принуждали их бомбами и ракетами.

Скоро придет и наш черед.

Я пишу эти строки на исходе 1999. Восемь лет назад трое нелюдей в Беловежской пуще расчленили мою Империю. Мой Советский Союз. Погиб самый мощный соперник Америки, который почти полвека сдерживал американские наглость и хамство, заставляя янки прятать свое истинное лицо за красивыми ширмами «демократии» и «прав человека». Еще несколько лет тень расчлененной Империи, моего СССР, продолжала стоять над миром. И только сейчас, почти восемь лет спустя, янки-американцы решились на то, чтобы начать править миром с помощью бомб и ракет. Они дождались, когда Россия достаточно ослабеет от потери крови, от бесовских «реформ» – этой череды кризисов и катастроф.

Новая череда войн теперь просто неизбежна, поскольку чудес в жизни не бывает. Есть железный закон истории: пушки молчат тогда, когда на планете существует равновесие сил. И стоит лишь его поломать – как начинаются войны. Так было и так будет. В первой половине XIX века мир жил по системе, установленной победителями Наполеона – Англией, Россией и Австро-Венгрией на Венском конгрессе 1815 года. Но как только возникло новое сильное государство, объединенная Германия Второго Рейха, и баланс сил оказался сломанным, одна за другой вспыхивают все более тяжелые войны. Австро-прусская. Франко-немецкая. Немцы замахиваются на передел планеты – и начинается кровопролитнейшая бойня Первой мировой 1914-1918 годов.

После нее победители немцев, Британия, Франция и США, устанавливают Версальскую систему равновесия. Держится она недолго – Германия, стремясь к реваншу, снова усиливается. Усиливается вновь и наша Империя. И вспыхивает еще одна страшная война – Вторая мировая 1939-1945 годов. Германия снова повержена, и победители – прежде всего наша Империя и США – в 1944 году на Ялтинской конференции проектируют Ялтинскую модель мира. Ту модель, по которой мы жили почти полвека. С балансом сил двух мировых держав – СССР и США. А если говорить вернее, то было установлено равновесие военных сил между нами и Североатлантическим миром, НАТО. Почти полстолетия тянулась Ялтинская эпоха, и над планетой стояли тени трех ялтинских «инженеров» Сталина, Рузвельта и Черчилля.

И я, и большинство из вас, читателей, родились и выросли под сенью этой системы. Пользуясь наследием Сталина, мы вышли в космос и в Мировой Океан, совершили титанические прорывы в технологии, имели 300-миллионную Империю и долго-долго жили, не боясь никакой межнациональной резни, никакой Чечни, безработицы или падения курса рубля. Пока не скурвилась окончательно наша правящая верхушка. Пока не пришли разрушители Империи и треклятые «реформаторы». Пока не была расчленена Империя.

Ялтинский мир теперь сломан, и бомбежки Югославии окончательно уничтожили даже следы былого равновесия сил. Осталась одна наглая и осмелевшая от почти полной безнаказанности сила – Североатлантическая, проамериканская. Теперь НАТО говорит о том, что никакие там ООН ему не указ. Захочу – и вмешаюсь в дела кого бы то ни было по всему земному шару, не спрашивая ничьего разрешения. Равновесие сломано – и новая череда кровопролитий потому неизбежна. Мы вступаем в полосу битв следующего века.

Когда началась война в Югославии, наши интеллигенты дружно заверещали о том, что возвращаются времена «холодной войны». Глупцы! В мир пришло то, что куда страшнее «холодной войны».

Нет, янки-американцы не по сербам бьют. Они гвоздят по нам. Проклятая Североатлантическая сила ударит и по России, едва только у нас сгниют от старости последние баллистические ракеты, способные ударить по США.

Час, в который США окажутся неуязвимыми для ракет из России, станет нашим последним часом. Североатлантическая цивилизация, НАТО, чей флаг с хищной четырехконечной звездой уже победно реет над планетой, обязательно нанесет удар по спившейся, заживо пожранной червями России. Потому что Запад смертельно ненавидит нас вот уже несколько веков – с нашими имперскостью. Православием и чудовищной непохожестью на живых западных роботов. Потому что наша земля таит немыслимые природные богатства. Потому что Россия – это сердцевинная земля планеты, занимающая господствующие позиции на огромном континенте. Потому что они боятся нашего истинного возрождения.

Повод всегда найдется. Или где-нибудь в Крыму, либо – на Северном Кавказе. «Гуманитарную катастрофу» нам обязательно устроят. А потом ударят по России. У нас уже сегодня нет ничего для ответа США, кроме тающего на глазах парка баллистических ракет. Разрушено все – сухопутные войска, ВВС и противовоздушная оборона, деградировал флот. С правителями из «реформаторов», которые воровством своим подорвали силы русских больше, чем десять Гитлеров, дальше будет только хуже. И это будет смерть моего народа. Нет, не мир несет нам век грядущий, а войну. Войну на наше полное и окончательное истребление. Кровавые сполохи видятся мне на горизонте.

Впрочем, разве 1999 уже не стал генеральной репетицией будущей войны на полное уничтожение России? Разве наша попытка – или Вторая Чеченская кампания – по уничтожению гнезда разбоя и развала страны на Кавказе уже не наткнулась на яростное противодействие США и Запада? Ведь в этой войне мы отчетливо увидели союз чеченских разбойных главарей и лощеных западных политиков. Первые сражаются оружием и терактами, вторые – угрозами удушить Россию экономически, если мы не отведем войска и не капитулируем перед разрушителями страны.

Нет, пока это еще не полномасштабная война. Это – ее подготовка.

2

Я не хочу этого. Историю надо круто разворачивать, спасая Россию от смерти. Для этого все средства скоро будут хороши.

Но почему мы дошли до всего этого? Ведь еще недавно мы сидели на троне мировой Империи, тягаясь в битве за небеса с богатым Западом. Мало того даже шли к победе в этой битве исполинов. Почти два года назад, еще ДО ЮГОСЛАВИИ, вышла наша первая книга об этом – «Сломанный меч Империи».

Мы написали об огромной субарктической Империи, которая лежала на одиннадцати часовых поясах. О континентальном великане, который цепко держал в своих могучих руках шестую часть света, раскинув свои полки и дивизии и в раскаленных азиатских просторах, и в Европе, и в таежных дебрях. Мы написали о том, как в нашей стране под старой, тронутой ржавчиной партийно-советской оболочкой вызревала новая сила. Новая сверхцивилизация. О том, как страна наша напоминала большой дом, где пока еще в беспорядке лежали совершенно волшебные вещи, и нужна была только железная воля умного вождя, чтобы расставить их в новом порядке, в имперской гармонии. Мы действительно напоминали тогда сокровищницу, битком набитую не только нефтью, газом и прочим сырьем, но и прежде всего сказочными технологиями, которые можно было использовать. А еще – армиями людей, которые были способны свернуть горы и дотянуться до звезд. Которым по плечу были самые непосильные задачи.

Под привычной советской оболочкой, скрытые от глаз собственных граждан нелепой и вредоносной секретностью, кипели поистине вселенские энергии, неустанно действовали десятки тысяч талантливейших инженеров и ученых, двигались миллионы прекрасно подготовленных рабочих с высокой квалификацией. Почти готовый материал для величайших концернов и корпораций мирового класса, способных дать изумленному миру образцы невиданной техники, для технологического прорыва, перед которым меркло бы и хваленое «японское чудо». То была армия будущего, которая еще могла отлиться в тысячи и тысячи фирм поменьше, производящих для нас самих мириады полезных вещей.

У нас еще в 1989 году было все для рывка в прекрасный новый мир, и для этого Империя нуждалась только в руке умелого организатора, творца-скульптора, способного отсечь от глыбы прекрасного мрамора лишние части и высвободить великолепные формы. Нужен был вождь, который мог высвободить все самое сильное и здоровое, овладеть добытой энергией и направить ее в русло созидания. Ведь в военном плане Империя была непобедимой, во многом опередив Запад.

Но лишь до тех пор, пока сатанинские силы разложения и дегенерации не выбросили наверх своих вожаков – сначала Горбачева, а потом и Ельцина. Пока нам, русским, не ударила в спину собственная же, выродившаяся и оскотинившаяся «правящая элита». Пока весь этот процесс разрушения нашей Империи изнутри не поддержал, не подстегнул своими долларами коварный Запад.

С тех пор многие говорили мне: «Вы тоскуете по минувшему. Но что делать сегодня?». И я решил написать эту книгу – продолжение «Сломанного меча». Признаюсь, что сначала хотел назвать ее «Волей ядерного Православия». Но книги живут своей жизнью. И вот потому книга получилась неким сплавом из исторического повествования, рассказа и о великолепной русской цивилизации, которая так и не успела родиться, и том, что мы можем сделать в нынешних нелегких условиях.

Здесь вы увидите и попытку смоделировать другую, альтернативную историю, в которой Горбачев смещен придуманным мною вождем, Верховным. В конце концов, американцы в 1970-х баловались «контрфактической историей», моделируя историю США, в которых, скажем, сохранилось рабство или не стали строить железных дорог. Мы же допустим, что Империя сохранилась и окрепла, продолжив великую Битву за Небеса. А заодно и посмотрим на то, что еще можно сделать сегодня, после чудовищного разгрома.

Вы узнаете о том, что у нас до сих пор есть выход из тупика. Что русские и ныне могут выжить в начавшейся мировой войне, и даже – победить, отстояв право на жизнь. Здесь будет еще многое о тех возможностях и надеждах, которые посылает нам сам Бог, об опасностях, нам грозящих, о грядущих бранях.

Нам, людям русским и православным, хочется верить в то, что Россия сможет создать новую Империю и опять повести великую Битву за Небеса. Ибо без этого нам не жить в этом мире.

И если так, то вот наша рука, читатель. Пойдем с нами в мир неведомый, скрытый и грозный.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЧЕТВЕРТАЯ МИРОВАЯ – ЧАС ВОЛКА.

Глава 1. ПРЕДГРОЗИЕ. ВЕРСИЯ МИХАИЛА ДЕЛЯГИНА. ЧЕМ 1939-й ПОХОЖ НА 1999-й? ТАЙНЫЕ ПРУЖИНЫ ВОЙНЫ. ЧАС ВОЛКА. УДАР ПО РОССИИ – УДАР ПО КИТАЮ И ЕВРОПЕ.

Мы с вами уже живем во время Четвертой мировой войны. Третья кончилась в декабре 1991, когда Ельцин, Кравчук и Шушкевич уничтожили СССР – мою Империю, в которой я родился и вырос. Эти новые мировые войны непохожи на Первую и Вторую. Они велись и ведутся другим оружием, с помощью иных технологий. Они более растянуты по времени, но суть их неизменна. Она – в стремлении разгромить противника, завладеть контролем над ресурсами и территориями. Достичь мирового господства, наконец. Здесь битвы ведутся в основном финансовыми средствами, и оружие выступает последним аргументом. Но теперь, с гибелью нашей Империи, оно будет идти в ход все чаще.

Поэтому 1999 с его кровью на Балканах очень похож на 1939, когда началась Вторая мировая. Не считайте меня сумасшедшим. Так думаю не я один. 1 Я держу в руках доклад ИПРОГа – Института проблем глобализации. Под редакцией доктора экономических наук Михаила Делягина. «НАТО: урок международного террора для России».

Я знаю Делягина. Он почти одного возраста со мной – 1968 года рождения. Начинал с Гайдаром. Был советником в администрации Ельцина. Потом служил советником у вицепремьеров Куликова, Немцова и Маслюкова. Соавтор двух ежегодных посланий президента Ельцина. Словом, этот человек – выходец из кругов, которые я ненавижу каждой клеткой своего тела. Но Михаила я уважаю. Что же сказано в том докладе? Попробую его изложить, лишь иногда редактируя.

РЕАЛИИ ОДНОПОЛЮСНОГО МИРА – ОБЫКНОВЕННЫЙ ФАШИЗМ

«Холодная война», все чаще оцениваемая как Третья мировая, завершилась полной победой США и их союзников по НАТО. Хотя она была относительно «мягкой» и носила в основном бескровный, информационный характер, для побежденных она стала более разрушительной, чем прошлые мировые войны. Главный противник США – СССР был уничтожен как общество, а его обломки и население – необратимо разобщены и ослаблены…

Таким образом, несмотря на меньшую жестокость по отношению к отдельным людям, средства ведения «холодной», то есть – информационной, войны доказали качественно большую эффективность (то есть жестокость) по отношению к обществам. Причина – перенос центра тяжести с физического уничтожения противника на изменение его сознания, на его идейное и психологическое уничтожение, вызванное распространением информационных технологий. Собственно, все их элементы первоначально возникли как оружие «холодной войны».

США очень быстро осознали это, и их военная доктрина стала исходить из достижения информационного превосходства над противником как первого этапа военных действий. И лишь после него янки переходят ко второму этапу обеспечению господства в воздухе, то бишь к обычной, кровавой войне. Иначе говоря, сначала вся электронно-телевизионногазетная мощь Америки загодя делает из намеченной жертвы какого-то монстра, и когда весь мир кричит: «Уничтожьте их!», в дело идут крылатые ракеты и бомбардировщики. США долго не могли поверить в то, что они после гибели Империи – единственная сверхсила на планете и что никто не может их остановить. И только в 1999 они решились показать свое истинное лицо.

"Действия США и НАТО в Югославии, впервые использовавших свои новые возможности, показали миру новые правила его жизни. Они основаны на абсолютном финансовом, технологическом, информационном, управленческом и военном даже не превосходстве, а господстве США. А это обеспечивает им политическое доминирование и позволяет не то что отбрасывать, а просто не замечать нормы, которые раньше казались незыблемыми. Например, запрет применять военную силу против суверенных государств без санкции Совета безопасности ООН…

Такое соотношение сил делает в принципе ненужной дипломатию (о бессмысленности которой при наличии «большой дубинки» так убедительно говорит Мадлен Олбрайт) и международное право как таковое, ибо серьезное желание реализуется прямым действием. Неважно каким – информационным или военным. «Юристы – это для слабых». Для сильных признание за другими странами и народами каких-либо прав не нужно. Любые, даже самые фундаментальные права человека (в том числе и право на жизнь) признаются США де-факто, а значит, и существуют лишь в той степени, в которой не противоречат «национальным интересам» США…"

«…Сегодня вопросы не только мировой политики, но и даже внутренние дела многих стран решаются, исходя из соотношения сил во внутренней политике США, анализ которой часто недоступен для стороннего наблюдателя. Ему просто предстоит принять к сведению, что США и НАТО продемонстрировали свое право и намерение произвольно выбирать и уничтожать страны, правительства которых, с их точки зрения, ущемляют права своего населения. При этом агрессоры даже не ставят вопрос о возможности узнать мнение населения, так что в принципе возможна массовая бомбежка страны, правительство которой, например, задолжало своим пенсионерам…» ДОСЬЕ М.К.: 27 июля 1999 года помощник президента США по национальной безопасности, еврей Самуил Бергер, заявил: «суверенитет и государственные границы других стран не являются для США серьезным препятствием при достижении Вашингтоном поставленных внешнеполитических целей». Телеграфные агентства передали, что Бергер объявил: отныне США пойдут на вторжение, если сочтут, будто правительство той или иной страны проводит этнические чистки. Или же в случае, если США сочтут, что интервенция «продиктована национальными интересами США». Кстати, зоной своих жизненных интересов они уже объявили Прикаспий. То есть и земли уже самой России. И правда – очень скоро США начали «ломать через колено» и Россию, угрожая ей экономическим удушением, когда та в декабре 1999-го уже добивала чеченских бандитов.

"…Такой подход возрождает забытое в развитых странах деление людей. Правда, уже не по цвету кожи, а по степени лояльности их руководства к руководству США. Люди «первого сорта» – американцы: их ценность абсолютна. Смерть даже сотни граждан США, по разным оценкам, резко изменит отношение руководства этой страны к войне. Люди «второго сорта» – граждане развитых стран-членов НАТО. Их жизни имеют ценность, но она недостаточна для влияния на принятие решений. Остальные, по-видимому, являются в глазах американского общества некоторым аналогом недочеловеков – «унтерменшей» гитлеровской Германии.

Сходство этого мировоззрения с фашизмом шокирует, но оно бесспорно. Точно так же, как гитлеровских убийц оправдывало в их глазах расовое превосходство, натовских преступников оправдывает их политическое и военное превосходство: принадлежность к более демократической (то есть, более развитой и сильной) стране.

США не стесняются демонстрировать решимость продолжать эту политику. Выступая на праздновании 50-летия НАТО в разгар бомбардировок Югославии, Олбрайт заявила о решимости США и дальше «преобразовывать мир, изменять облик целых стран». Создавая наиболее удобный для себя однородный мир, США объективно становятся врагом любой особости, любой специфичности за своими пределами…" (То есть, они готовы уничтожать каждого, кто не хочет считать высшей ценностью их проклятые доллары, их негритянский хип-хоп, гамбургеры и кока-колу. Любого, кто не собирается открывать страну их воздействию, кто хранит свои традиции от их стандартизованно-колониальной «культуры», эти бесы объявляют «фашистами», «фундаменталистами» и проч. – М.К) "Человечеству еще предстоит осмыслить глубину случившегося: последовательное развитие демократии в наиболее демократичной стране мира превратило ее по отношению ко внешнему миру в обычное… тоталитарное государство.. Феномен «демократического фашизма», «демократического тоталитаризма», «демократического террора» еще ждет изучения. Провозглашая на словах ценности «открытого общества», США отвергают их каждым своим шагом…

Моральное осуждение этого заведомо более слабыми странами, даже внутри самой НАТО, если и может проявиться, будет иметь еще меньшее значение, нежели 60 лет назад, когда Гитлер напал на Польшу. Ведь США и их соучастники (в первую очередь, Великобритания и Германия) обладают абсолютным превосходством на информационном поле и фактически формируют мировое общественное мнение. …Угроза миру, исходящая от США и НАТО, исключительна только из-за исключительности их потенциала, позволяющего безнаказанно совершать практически любые преступления. Отсутствие силы, непосредственно уравновешивающей агрессоров, сохранит это положение, пока процессы внутреннего развития лидеров (интеллектуальное, административное и психологическое перенапряжение…) не позволят остальному человечеству создать убедительный противовес новому, постиндустриальному, безукоризненно демократическому фашизму.." (То, что ново для бывшего демократа Делягина, нам известно давно. Мы уже годы назад твердили о том, что Гитлер в 1930-х в грубой форме выразил тенденции будущего развития либерального Запада. То есть нашего времени. Неважно то, что в нынешних США тебя могут посадить за плохие слова о евреях или сделать изгоем общества, если найдут у тебя портрет Гитлера. Все это только внешние признаки. «Обманки» для дурачков. Главное же – это цели, которые ставит Запад, и то, какими путями добивается их достижения. – М.К.)

ИСТИННЫЕ ПРИЧИНЫ АГРЕССИИ

Делягин говорит о том, что главное официальное оправдание Запада при уничтожении Югославии – помощь «бедным притесняемым албанцам» и «предотвращение гуманитарной катастрофы» – это самая наглая ложь. Почему? Да потому что режим Милошевича не представлял ни малейшей угрозы национальным интересам США. Даже теоретически он на порядок менее опасен, нежели власть кубинского Фиделя Кастро, которого США терпят под самым своим боком. А еще…

«США и НАТО… говорят (сербам – М.К): „Мы будем убивать ваше мирное население, пока вы не примете наших условии“. Это стандартный подход террористов. Таким образом, Олбрайт, Клинтон и Солана отличаются от Басаева, Гитлера и Хусейна не моральным обликом, а лишь большими ресурсами. На деле же США и НАТО являются точно такими же международными террористами.» Далее Михаил пишет о том, что Запад сам спровоцировал притеснения албанцев сербами, поскольку именно он поддерживал албанский сепаратизм, создавая таким образом повод для своего нападения на Югославию. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять: после 1999 года он точно так же будет поддерживать сепаратистов и в России, творя предлог для бомбежек русских городов. Михаил отмечает: США поддержали лидера албанцев Тачи, но совершенно не хотят поддерживать курдов, воюющих за свою независимость против Турции члена НАТО. Хотя лозунги курдов почти не отличаются от албанских, а турки, в отличие от сербов, травят курдов химическим оружием. США даже не почесались тогда, когда угодный им режим Хорватии убивал сербов десятками тысяч в 1992 и 1995 годах. И они пошли на прямой союз с албанскими наркогангстерами, орудующими в Европе, которые благополучно субсидировали отряды антисербских сепаратистов.

Американцы лгали о своих истинных целях еще и потому, что их бомбежки и стали главной причиной гуманитарной катастрофы в Косово и этнических чисток в этом краю. «Не оправдывая практику этнических чисток, надо отметить, что руководители США как страны, одной из первых применившей этот метод (после нападения Японии на Перл-Харбор в 1941 г. все жившие в США японцы были вне зависимости от гражданства брошены в концлагеря, где и находились до конца войны), лучше всех должны были понимать неизбежность этнических чисток в отношении людей, названных агрессорами причиной нападения…» (Это вполне оправдывает Сталина, который в преддверии возможного столкновения с США в 1944 вычистил тех, кто поддержал немецких захватчиков: чечен с Кавказа и татар из Крыма – М.К.) Но каковые же тогда истинные цели расправы США над сербами, «…ради которых они пошли на попрание всех норм международного права, официальное выделение средств на свержение законного правительства суверенного государства и на прямой союз с наркомафией, доходящий до обучения наркопартизан натовскими инструкторами…»? «Каковы же были цели, ради которых еще до перехода операции в „активную стадию“ уже были совершены преступления против человечества, в принципе аналогичные тем, за которые 53 года назад по приговору Международного трибунала в Нюрнберге были торжественно казнены уцелевшие лидеры Германии – одного из нынешних членов НАТО?» Они – в стремлении США укрепить позиции доллара и подорвать позиции новой европейской валюты, евро.

Поясню: Делягин давно занимается теорией мировых финансовых войн. Как и все умные люди, он уверен в том, что доллары – это всего лишь пустые бумажки, которые давно ничем не обеспечены. Что-то типа гигантского МММ. Они ходят в качестве всемирных денег лишь постольку, поскольку люди на Земле соглашаются считать доллары самой твердой валютой. Но если в мире появятся альтернативы доллару – действительно твердые и обеспеченные валюты, – то тогда Америке придет конец. А такая угроза для янки есть: если Европа укрепит свое евро, а поднимающийся Китай на базе своего юаня создаст единую тихоокеанскую валюту. Сотни миллионов людей по всему миру тогда начнут переводить свои сбережения в более надежные деньги, начнут вести свой бизнес в новых валютах – и тогда в США хлынут триллионы пустых долларов. А это взорвет их экономику и вызовет в США такую инфляцию, перед которой и гайдаровский взлет цен в 1992 году, и наша финансовая катастрофа 17 августа 1998 года покажутся сущей ерундой.

Еще до начала войны в Югославии я в 1998 читал другой доклад делягинского ИПРОГа, в котором прогнозировалась страшная финансовая война. Тогда Михаил пришел к выводу о том, что США и их финансовые организации во главе с МВФ перешли к новой тактике – «дымящихся руин». Они стремятся разрушать экономику стран, которым «оказывают помощь в реформах» так, чтобы лучшие мозги бежали оттуда в США, а население разоренных стран кидалось бы скупать доллары. Технология убийства экономики «осчастливленных» Западом стран проста, как кирзовый сапог: МВФ дает какой-нибудь несчастный кредит в 4 миллиарда долларов, но взамен ставит такие условия, что из страны начинают утекать десятки миллиардов долларов, а производство погибает от тяжелейших налогов.

И лучшее тому подтверждение – судьба России после гибели СССР, в которой МВФ, Ельцин и его прихвостни из наших «реформаторов» оставили от экономики одни развалины, а лучшие инженеры, ученые и технологии, созданные русскими в Империи, по дешевке поплыли в Америку.

ИПРОГ спрогнозировал жестокую войну доллара на подрыв евро, в которой США обязательно наносили удар по России. Правда, Делягин летом 1998 считал, что удар этот нанесут не авиацией НАТО, а действиями крупных финансовых спекулянтов типа Сороса и действием ИТ – информационных технологий. А проще говоря, искусством промывки мозгов, управления сознанием. Под видом рекламы и создания мировых «программ теленовостей» США отработали технологию манипуляции общественным сознанием через прессу, телевидение и Интернет. Одним из успехов применения ИТ была президентская телерадиокампания за перевыборы Ельцина в 1996 году под девизом «Голосуй или проиграешь». Успех ее был потрясающ – миллионы людей в России, оказавшись нищими и голозадыми, тем не менее проголосовали за безнадежно больное существо с гнилой жижей вместо мозга, которое вогнало страну в опустошительный кризис, устроило бойню в Чечне и залило кровью Москву в октябре 1993. Успех 1996 года вскружил голову творцам сатанинских ИТ.

Второй их успех – это надувание фигуры Путина в 1999– 2000 годах.

Можно назвать еще примеры успешного применения американцами информационного оружия. Так, два года янки нагнетали страх во всем мире с связи с «проблемой-2000», рисуя страшные последствия в связи с возможными сбоями в работе компьютеров. Голоса умных, которые разоблачали этот блеф, тонули в волнах дикой истерии. В итоге напуганная масса накупила новых компьютеров и программ на полтриллиона долларов, сказочно обогатив хозяина «Майкрософт» Гейтса и «Ай-Би-Эм». А медиа-кампания по поводу «преступлений русской военщины в Чечне», например, вынудила Путина отказаться от создания фильтрационных лагерей. В итоге боевики могут свободно передвигаться по Чечне, вести партизанские действия. В итоге, война там затягивается и становится более кровавой, более разорительной для русских, идет подрыв бюджета и деморализация страны. Что и нужно Соединенным Штатам. – М.К.) Досье М.Калашникова. Информтехнологии вообще – изобретение поистине сатанинское. С помощью современного видео и компьютерной техники можно внушить сотням миллионов людей, будто есть на свете некая страна – хотя бы вымышленная Индо-Молдавия. Которая находится, скажем, в Южной Европе. Надо лишь талдычить об этом каждый день по телесети, по радио и в газетах, организуя показ «репортажей» и выступления «аналитиков». Можно показывать по «ящику» президента этой страны, изображая как угодно: либо кровавым диктатором, либо демократическим душкой. Можно устроить так, что масса узнает о вымышленной войне как о реально идущей, но совершенно не узнает о войне настоящей. Причем американский обыватель, существо достаточно тупое и ограниченное, еще недавно по широте кругозора проигрывал русскому жителю Империи, который знал, где находится настоящая Молдавия. Но сейчас, с развалом школьного образования и распространением дебилизма американского образца, и наш народ становится удобной биомассой для воздействия ИТ.

Можно с помощью СМИ изобразить любую страну процветающей, а можно – полной экономической могилой. В фильме «Плутовство», вышедшем на экраны как раз в канун расстрела Югославии, изображено то, как американские медиа-менеджеры с помощью одного только телевидения изображают войну в Албании. Чтобы воздействовать на чувства быдла-электората, они монтируют сцену сожжения албанской деревни. Взяв из архива кадры горящего селения, они с помощью компьютера накладывают на них бегущую девушку с котенком в руках (быдло сентиментально). При этом юную албанку играет юная Джейн из Техаса, которая бежит на камеру в студии, а об Албании и малейшего понятия не имеет. Зато быдло, уперевшись в телеящики, все послушно глотает.

Реальный мир для нынешней двуногой особи заменяется электронным миражом. Быдло голосует так, как скажет телевизор. Быдло не верит даже очевидному, пока это не покажут по «ящику». Быдло воспринимает телеведущих как родственников или как носителей высшей мудрости. Еще немного – и телевидение сможет объявить о том, что Земля – это плоский диск, стоящий на трех слонах, а Солнце – это фонарь, ездящий по хрустальному своду небес. И сотни миллионов идиотов будут верить этому свято и нерушимо, вмиг забыв и о космических полетах, и о школьных учебниках, и о трудах поколений ученых, о сотнях лет их подвигов и жертв во имя знаний. Самое дикое невежество может быть установлено за какие-то год-два, и тонкий налет цивилизованности окажется начисто содранным с миллионов душ. Еще немного – и по мановению телевидения толпы людей будут бросаться в пропасть, словно стада грызунов-леммингов. (ИТ еще называют PR, «пи ар», искусством «публичных отношений» – еще один эвфемизм для промывания мозгов.) ИТ хороши своей дешевизной. Это раньше для достижения своих целей или для завоевания популярности надо было действительно строить или сражаться, напрягая ум и рискуя жизнью. Теперь достаточно только изобразить все это в студии. Не надо драться и рвать жилы – нужного человека просто объявят чемпионом и будут повторять это 24 часа в сутки. Специалиста по отравлению мозгов подготовить гораздо проще, чем физика или химика. Для этих людей важно уметь плести интриги и смотреть на остальное человечество с ненавистью. Знающие люди говорят: в искусстве «пи ар», «паблик рилейшенз» практикуются обряды и техника, заимствованные из сатанизма, древнеиудейской каббалы и прочей чертовщины тоже. Эти обряды весьма популярны среди телевизионщиков – как среди американских, так и в среде их «младших братьев», россиянских. Не зря заставка россиянской телекомпании ВИД – это жутковатая маска японского злого духа, так похожая на опухшую харю Ельцина. А в мелькании заставок телевидения полным-полно всякой дьвольщинки. Давно не секрет и то, что среди телевизионщиков очень много людей со сдвинутой психикой, половых извращенцев, маньяков.

Цель «инфотехнологов» – вывести из землян новую породу человека, «человека виртуального». «Хомо виртуалис» будет смотреть на белый снег, но говорить, что вокруг черным-черно, потому что об этом ему сказали по телевизору. «Хомо виртуалис» должен верить не своим глазам, а электронному «ящику».

Сейчас Россия служит полигоном для управления человечьей массой с помощью ИТ. Помню, как «свободная пресса» погрузила в саморазрушительный психоз весь Советский Союз. В 1990 рыжий еврей Лазарь Шестаков, сидевший от радио «Эхо Москвы» в Вильнюсе, орал в микрофон – вот идут советские танки давить прибалтийскую демократию! Где мой противогаз? Хотя никаких танков и в помине не было. С тех пор приемы стали тоньше, но суть «промывки мозгов» не изменилась.

Эти способы идиотизирования людей сегодня умело дополняются кровавыми спектаклями. Надо сделать героя из полного ничтожества – и вот ради информационного повода, ради придания остроты телевизионной кампании на воздух поднимаются дома с сотнями спящих людей, и камеры показывают то, как из груд щебня извлекают изуродованные куски человечьего мяса. А потом начинается специально отложенная, «законсервированная» война – очередной повод для того, чтобы раздуваемая фигура могла трещать патриотическими и воинственными фразами, мотаться по войскам и раздавать награды. Так, чтобы быдло проголосовало за эту фигуру. Подождите – завтра в этих информационных кампаниях ради «оживляжа» не только дома взрываться будут. Есть еще и самолеты, и ядерные реакторы, и химические фабрики. Все они могут стать «реквизитами» страшного спектакля – борьбы за власть и огромные богатства, в которых можно жертвовать жизнями тысяч людишек.

Наши профессионалы из спецслужб говорят: все это только малая часть возможностей ИТ. Управлять сознанием людей можно и на уровне подсознания, внушая массе нужные мысли и чувства. Например, с помощью особого набора слов, интонаций, пауз, мелькающих телезаставок, где в быстром чередовании картинок можно заложить такие, которые либо скрыто загипнотизируют зрителей, либо – а есть такие свето-геометрические сочетания – выключат критическое и логическое мышление. (Вспомните скандал 1998 г. в Японии, где вспышки глаз мультипликационного героя, Покемона, привели к массовым случаям истерик и потерь сознания.) Можно посадить диктора на фоне из мелькающих телемониторов и на них показывать зомбирующие картинки, и во время выпуска новостей зритель получит порцию программирующей его поведение информации. Можно наложить на музыку в телерадиопрограммах замедленную запись какого-то гипнотизирующего сообщения. Скажем, «Русские и сербы – грязные убийцы». Или «Завтра такая-то валюта девальвируется – покупайте доллары». При этом само сообщение будет выглядеть лишь шумовым фоном, но мозг его все равно воспримет. И не только через телевизор, но и через компьютеры можно делать то же самое.

Следующий этап развития ИТ – внедрение способов непосредственного воздействия на мозг людей, превращения их в «живых роботов» через систему полей или излучений. Воистину это – власть Сатаны.

«Широкое и комплексное применение технологий формирования общественного сознания превратило США и его ближайших союзников в прямом смысле слова в „империи лжи“. Высшее достижение информационной политики США и НАТО „конструирование реальности“, то есть создание при помощи комплексного и разнонаправленного воздействия таких условий для объекта этого воздействия, которые практически полностью вынуждают его действовать так, как надо США.» Иными словами, телевидение, радио, газеты и мультимедиа Запада уже могут при желании изобразить войну, которой на самом деле нет, или вовсе скрыть где-нибудь идущую войну. Да так, что миллиарды людей этому поверят. Уже сейчас западные СМИ умело отвлекают внимание людей на всякую ерунду, умалчивая о многих грозных для будущего Земли явлениях.

ИПРОГ доказывал: ИТ для США стали орудием финансовой войны. Для того, чтобы превратить экономику нужной страны в руины, надо лишь направить в нужную сторону «ударную волну» в виде триллиона долларов, вложенных в спекулятивные предприятия – в ценные бумаги. Для этого достаточно воздействовать на умы не миллионов человек, а на мозги нескольких тысяч биржевых спекулянтов, брокеров и дилеров, да на умы еще нескольких сотен банкиров.

Давно известно: реакция западных биржевых спекулянтов намного опережает логическое осмысление полученных известий. Панику среди них можно посеять через «деловые новости» американских телекомпаний со всемирным вещанием вроде Си-Эн-Эн, через сводки информационных агентств вроде «Рейтера», заголовки которых болтаются на дисплеях компьютеров в банках и на биржах всего мира. Да еще с помощью больших спекулянтов вроде Сороса, больших мастаков по части разжигания паники. Все дело заключалось в том, чтобы внушить финансистам: экономика такой-то страны очень неустойчива, а потому надо срочно продавать ее ценные бумаги и избавляться от ее валюты. И тогда возникает паника, от которой под откос идет экономика даже самой трудолюбивой страны.

Картинка с натуры. Мой знакомый банкир, побывав на одной из фондовых бирж США, спросил одного из брокеров-янки: как вы прогнозируете падения или повышения курсов тех или иных ценных бумаг? Почему, как очумелые, продаете одни и покупаете другие? Как собираете информацию? Американец ответил: смотрим в компьютер, где выскакивает прогноз на следующий день. Тогда русский спросил: а кто закладывает эти сведения в компьютер? Кто обновляет прогноз на каждый день? В ответ на него посмотрели вылупленные глаза онемевшего «живого робота». Вопрос выходил за рамки заложенной в американца программы. Голову ему заменяет компьютер, через который неведомые хозяева управляют тысячами таких вот живых роботов.

Делягин считал, что Штатам удалось нанести удар информационным оружием. В конце 1997 года с помощью ИТ были взорваны экономики Индонезии, Индии и многих стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Потом и Латинской Америки, после чего 17 августа 1998 года рухнули финансы и в России. (Однако китайский юань все-таки выстоял.) По мнению нашего аналитика, для достижения таких успехов Америка будет и дальше вести одну и ту же политику. Первое – насаждение везде, где только можно, американских стандартов масс-культуры и так называемого «открытого» (для их заразы) общества. Ибо это облегчает задачу манипулирования людьми с помощью ИТ. Второе – это требование максимальной «прозрачности» и «открытости» государств для того, чтобы США могли бить по их экономике и государственному управлению, вытягивая нужные сведения для своих суперкорпораций. Третье – это требование выпуска государствами ценных бумаг для займов, которые должны продаваться американцам и вообще иностранцам. Тем самым экономика таких стран сразу становится потенциальной мишенью для удара по ней «горячими» спекулятивными долларами с помощью американских ИТ.

От себя добавлю: с Россией была проведена точно такая же операция. При Ельцине прошло насаждение у нас американских «культурных» стандартов. Завелось и «российское телевидение», поющее под дудку Штатов, пользующее их же методы ИТ. Особо изощренной формы дебилизации телевидение Россиянии достигло к концу 1999 года, когда началась грызня за власть между кодлами Абрамовича-Березовского и Лужкова-Гусинского. Трудами известных «реформаторов» (Чубайса, Лившица, Уринсона, Вавилова, Б.Федорова, Бэллы Златкис и Дубинина) была воздвигнута самая опустошительная в мире система пополнения бюджета – через продажу спекулянтам бумаг – ГКО. По принципу: одолжил государству рубль – получил от него два. И эти же ребята продавили ельцинский указ о продаже ГКО иностранцам. В результате мы получили «ядерный удар» 17 августа-98, совершенно подорвавший нашу страну.

Но Михаил Делягин еще в 1998 считал, будто все одними ИТ и обойдется. Тем паче, что тогда вице-президент США (и будущий их президент), правоверный еврей Эл Гор объявил о дополнительных ассигнованиях в 600 миллионов долларов на развитие американских информационных технологий. Однако жизнь пошла иначе. Европа все-таки смогла ввести евро с января 1999 года. И один евро равнялся тогда 1,17 доллара.

Перед США возникла реальная угроза того, что многие страны переведут свои валютные резервы в евро, что то же самое сделают европейцы и начнут рассчитываться между собой и с поставщиками арабской нефти тоже в евро. Только последнее могло выбросить назад в США около сотни миллиардов долларов.

Даже мировые и российские мафиози могли начать сброс наличных долларов, поскольку евро дороже доллара, и если самая крупная купюра у «зеленого» это 100 долларов, то у евро – 500. Наши братки и латиноамериканские наркоторговцы, которые всегда рассчитываются между собой чемоданами с наличкой, могли предпочесть наличные евро – их и прятать легче, и чемоданы поменьше нужны.

И тогда янки, по мнению Делягина, применили другое средство борьбы с евро войну в Европе. "…Еще в конце 1998 года был сделан вывод о том, что защиту доллара от евро может гарантировать только достаточно разрушительная и болезненная война в Европе, ведущаяся с активным участием европейских стран НАТО. Было рассмотрено два варианта… Наиболее эффективной была признана война против Югославии из-за притеснений албанцев в Косово и венгров в Воеводине.

Гуманитарная напряженность и сотни тысяч беженцев, тесно соприкасавшихся у себя на родине с организованной преступностью и наркомафией, очаг долговременной напряженности и прекращение транзита грузов в центре Европы, резкое сокращение внешней торговли ряда стран, значительные разрушения, полное уничтожение всех видов инфраструктуры и комплексная экологическая катастрофа, колоссальные прямые убытки прилегающих стран (по оценкам, убытки Хорватии на начало июня составили 1 млрд. долларов, Венгрии – 700, а Румынии – 600 млн. долларов), – все это надежно дестабилизировало экономику Европы и ограничило потенциал евро на ближайшие годы статусом не более чем региональной валюты…" И хотя некоторые специалисты считали «евроугрозу» доллару мнимой, которая станет реальной лет через десять, США начали войну. Ибо тот, кто способен «…не просто безнаказанно, а при поддержке всего „мирового сообщества“ месяцами по своему произволу превращать в руины целую страну с 10-миллионным населением, может все… Нападение на Югославию показало, что США имеют волю и ресурсы распространить свою „зону влияния“ на весь неядерный мир. Намерение разорвать договор о противоракетной обороне и развернуть ее доказывает, что США намерены сделать то же и в отношении „ядерных“ стран».

«После Югославии любой писк из госдепартамента США будет ставить „по стойке смирно“ руководство любой страны мира, не имеющей оружия массового поражения и средств его доставки на территорию США. После развертывания американской системы противоракетной обороны (по официальным данным, в 2005 году, на деле – раньше) „по стойке смирно“ будет вставать руководство любой страны мира, без каких-либо ограничений. В этом отношении цель ј 1 для США – Китай».

Когда мы читали ежегодный доклад-99 Министерства обороны США, предназначенный президенту, то увидели: американцы делают ставку на концепцию единого действия. То есть на войну, в которой сначала начинается массированное информационное наступление, завоевывается информационное превосходство, а потом идут в ход воздушно-космические силы подавления избранной жертвы. У них уже есть название – АЭФ, аэрокосмические экспедиционные формирования, соединения спутников, самолетов, носителей крылатых ракет, авиаразведчиков и летающих танкеров. Уничтожение Югославии в 1999 – классический пример АЭФ в действии. Янки уже похваляются тем, что АЭФ – это такая же революция в военном деле, как и гитлеровская «молниеносная война» 1939 года, с ее ударами танковых клиньев и эскадр пикирующих бомбардировщиков.

Кстати, если смотреть с этой точки зрения, информационный этап войны с русскими начался еще летом 1999. Серия скандалов в американских СМИ, которые рассказывают о воровстве в миллиарды долларов – это изображение России страной воров, а русских – народом, который не в силах управлять сам собой. (То, что герои этого грандиозного воровства – Берлин, Прицкер, Кагаловские совсем не русские, не татары, не осетины, янки тактично умалчивают. Равно как и о том, что именно Америка в 1991-1993 годах всеми силами помогала установлению власти в России, власти именно этих людей. Например, клана Ельцина.) Дальше начала развиваться типичная информационная война против русских. Заворовавшаяся правящая верхушка Россиянии – и это янки отлично знали будет изо всех сил стараться удержать власть, боясь попасть на виселицу за все то, что она натворила в стране с 1991 года. А как удержаться? Поднять экономику эта стая хорьков не может: для этого надо отказаться от всех их «реформ», начиная с Гайдара, покончить с воровством и вести совершенно иную политику, не боясь пойти против Запада. Хорьки этого боятся, как огня. Значит, «россиянская элита» постарается начать маленькую победоносную войну – разгромить гнездо убийц и насильников в Чечне. (Парадоксально, но это действительно нужно России). Янки знают: дабы ускорить воину и оправдать ее, правящая в России клика устроит якобы чеченские террористические акты в Москве, и потому США довольно спокойно воспринимают взрывы жилых домов. Они знают и о том, что начатую войну русским останавливать без победы смертельно опасно. Ибо недобитый сепаратизм в Чечне неминуемо перекинется в другие регионы, провоцируя быстрый развал страны. Знают они и о том, что судьба этой войны – в руках США. Ведь экономика России настолько избита и выграблена «демократической элитой», настолько зависима от финансовой помощи Запада, что нас в любой момент можно придушить, не дав ельцинско-березовско-абрамовичской своре спасительных кредитов.

Война начинается – и тут же Запад начинает новый этап информационной агрессии. Нас изображают жестокими националистами, давящими бедных кавказцев, устраивающих «гуманитарные катастрофы» в Чечне и Ингушетии. Параллели с тем, как западные ИТ-менеджеры за год до того вели травлю сербов, поразительны. Банды Басаева и Хаттаба становятся фактически ударным отрядом Запада в деле раздробления остатка СССР. Ходы в этой информвойне примитивны, но чертовски эффективны. Так, в декабре 1999 года один из идеологов Нового Мирового Порядка и всепланетной власти США, советник американских президентов польский еврей Збигнев Бжезинский заявляет: эти русские варвары готовятся применить против бедных чечен в Грозном химическое оружие. Через два дня наши войска, обложившие Грозный, перехватывают радиопереговоры чеченских боевиков и узнают страшную весть: чечены вот-вот взорвут емкости с ядовитым хлором в городе. Отравляющее облако должно накрыть жилые кварталы с мирными чеченами, создав видимость применения русскими войсками химического оружия. После чего западные телегазетные монстры на весь мир завопят о зверствах русских, призывая наказать Россию. Прямая связь между чеченскими главарями и правителями США – яснее некуда.

Наше досье. «… Мы получили репортаж из Грозного по каналам „Рейтер“! – как очистительное заклинание над кошерной курицей провозглашает Осокин с НТВ. Вот как военные организовали новый гуманитарный коридор в сторону станицы Первомайская». После чего на экране начинают мелькать руины каких-то строении, сомнамбулически бредущие люди, дым, пламя, ярко символизирующие «истинное лицо» русской армии – беспощадное, жестокое, зверское. Но что-то очень знакомое мелькает в этих руинах. Так это же окраина Сержень-юрта, за который шли тяжелые бои неделю назад. Там снимал и работал мой близкий друг. Достаю кассету – точно! Звоню другу. «Да, там крутился какой-то не то чеченец от Гантемирова, не то дагестанский корреспондент. Снимал». Вот тебе и «Рейтер»…

На пресс-конференции в Моздоке корреспондент НТВ, буквально заходясь в разоблачительном раже. кричит: «А вот Би-Би-Си утверждает, что российская авиация бомбит Грозный. Как это – не бомбит?…Вот Би-Би-Си утверждает, что гибнут жители. Это мировое агентство новостей, чья информация многократно проверяется и уточняется. Би-Би-Си известно своей объективностью…»

«Объективное» Би-Би-Си во время натовской агрессии против Сербии взахлеб вещало о ста тысячах зверски убитых сербами албанцев, о геноциде албанского населения Косово. И что? После окончания воины сто тысяч казненных албанцев оказались несколькими сотнями убитых в перестрелках боевиков. Геноцид действительно был развязан, но не против албанцев, а против сербов. И что же «объективное» Би-Би-Си? Да ничего. Рассказывает теперь о десятках тысяч убитых «мирных чеченцев», – написал Владислав Шурыгин. («Завтра», ј52, 1999 г.).

На наших глазах после югославской трагедии формируется связка сил Зла в Четвертой Мировой – банд сепаратистов и всей финансово-пропагандистской мощи США. Сдача сербов Москвой не прошла даром. Принародная поддержка Лужковым приехавшего в Москву еще одного раскольника Югославии, черногорского президента – тоже. Модель будущего такова: бандиты начинают разваливать Россию, начинают бои с нашей армией – но не с целью ее разгрома, а для того, чтобы продержаться до момента, в который давление янки вынудит Кремль отступить перед шайками разбойников. При этом янки давят на нас под лозунгами «защиты гуманитарных прав». (Посему, когда я слышу слово «гуманитарный», мне хочется взять автомат.) Иной исход: завершив войну вопреки давлению Запада, вороватый режим Кремля своей сути не изменит и примется попрошайничать на Западе. А для того, чтобы получить кредиты, придется ратифицировать СНВ-2 и уничтожить остатки имперских ядерно-стратегических вооружении. То есть – ускорить час нападения НАТО на Росфедерацию. (Ведь создать парк новых ракет взамен уничтоженных по СНВ-2 власть мерзавцев не сможет.) К сожалению, кремлевский режим опять бросил в Чечню неподготовленную, нищую армию. Он не может контролировать всю территорию Чечни, не решается завести не то что концентрационные, но и фильтрационные лагеря, и потому затягивание войны неизбежно и при Путине. А затем – и финансовый крах режима, который предпочитает выпрашивать западные займы, а не брать деньги у высокопоставленных воров, у которых есть десятки миллиардов долларов.

Иллюзии развеяны окончательно, читатель. США в открытую поддерживают сепаратизм в России, стремясь навсегда покончить с нами. После Югославии янки стали хладнокровным вивисектором – резателем по живому. Они прекрасно понимают: отступи русские в Чечне – и тогда сепаратистские анклавы в России начнут вылезать наружу, словно грибы после дождя. И будут еще десятки тысяч убитых, замученных, угнанных в рабство восточных славян. Западу этого и нужно.

Так что сегодня, читатель, мы видим только информационное начало войны Запада против остатка Великой России, против усеченной Росфедерации, главной целью которой будет укрепление доллара, подрыв евро и уязвление Китая. Ну, а за информационным этапом агрессии заговорят и западные пушки. Это – вопрос только времени…

НА ЧТО КУПИЛАСЬ ЕВРОПА?

Но если брать случай с Югославией – то куда смотрела тогда сама Западная Европа? Разве она не видела того, что война подорвет ее валюту, евро? Разве не видела она того, что янки устроят в ее центре разбойничье албанское наркогосударство, своего рода Чечню? Но Делягин считает, что янки ловко обманули и европейцев, сильно поглупевших за последние полвека.

«…США добились и важного политического результата: как опытный бандит, они „повязали кровью“ начинающих соучастников из Европы. Объединенные совершенным вместе убийством, лидеры европейских стран НАТО не смогут выступить против этой и следующих агрессий США, так как им тогда придется признать преступный характер и собственных действий…» Континентальные натовцы-еврокапиталисты оказались тупее США потому, что их капиталы занимаются не глобальными финансовыми спекуляциями, как американские, а своим производством. Потому они не рассмотрели угрозы для евро, а, наоборот, жаждали получить свои выгоды от расстрела Югославии. Развитым странам Европы надо куда-то вкладывать свои капиталы, кого-то тем самым себе подчиняя. В этом смысле мышление западноевропейцев оказалось застывшим на уровне 1914-1945 годов. А поскольку вкладывать в развивающиеся страны Азии оказалось пока не так выгодно (американцы через своих спекулянтов и ИТ устроили Азиатский кризис 1997-1998 годов и дестабилизировали эти страны), то западноевропейцы обратили свои взоры на Югославию. Логика их была такова: разрушенная Югославия побежит к нам за помощью для восстановления экономики, и вот тут мы предложим ей свой экономический «план Маршалла» – так же, как в 1946 США предложили его разоренной Гитлером Западной Европе, подчинив ее себе политически и сохранив на ее земле свои оккупационные войска. На базе которых в 1949 и было создано НАТО. Якобы только для защиты от русских и нашей Империи. (Сталин тогда сей план отверг и восстановил страну самостоятельно – М.К.) "…В этих условиях новый «план Маршалла», то есть масштабные инвестиции в разрушенную (и тем самым идеально подготовленную к модернизации) экономику при полном политическом контроле и баснословной дешевизне квалифицированной рабочей силы, является для развитых стран Европы благоприятной перспективой. Надо отметить, что средиземноморский климат Югославии куда мягче и теплее русского, и потому затраты на производство товаров и услуг в Югославии намного меньше, чем в России. Туда капиталы вкладывать стократ выгоднее.

Понятно, что объект реализации «плана Маршалла» нужно сначала подготовить, и механизм такой подготовки создали именно США – ковровыми бомбардировками Германии и Японии в 1943-1945 годах. По этому пути, уже раз показавшему свою целесообразность, и двинулась современная Европа. Голоса о необходимости нового «плана Маршалла» для Югославии звучат все громче – правда, его сторонники забыли, что его реализация требует 10-15-летней оккупации. Для Югославии это проблематично, так как в Сербии нет никаких политических сил, на которые могут опереться оккупанты. Вся серьезная оппозиция Милошевичу еще более националистична и еще более враждебна США, чем он…" ДОСЬЕ М.К.: 27 июля 1999 г., как сообщило ИТАР-ТАСС, деловые круги Рурского бассейна Германии (торгово-промышленная палата Дортмунда и Объединение электротехнической индустрии Рура) открыли в центре Косово, в Приштине, контактное бюро пула (группы) из четырехсот фирм, намеренных участвовать в восстановлении этого края. Глава дортмундской палаты Георг Шульте заявил: на восстановлении промышленности Боснии и Герцеговины после войны 1992-1995 годов заработали главным образом итальянские и американские фирмы, и «теперь должна наступить очередь немецких фирм». Для этого немецкие капиталисты хотят получить заказы из денежек, которые направят на восстановление Косова ООН, Европейский союз и всякие благотворительные организации.

Намерения – яснее некуда. Они откровенны до бесстыдства. В свое время немецкий капитал поддержал Гитлера, который дал им нажиться за счет ресурсов захваченной и разрушенной Европы, за счет жесточайшей эксплуатации захваченных русских территорий. Вплоть до применения рабского труда в 1939-1945 годах. Теперь мы видим, что немцы со времен Гитлера не изменились ни на йоту. Сопоставьте с этим сообщением известие о том, что в апреле 1999 один высокопоставленный чин немецкой армии предложил возродить орден Железного креста – специально для немецких пилотов, участвовавших в налетах на Югославию. И пусть за малейший намек на антисемитизм или за портрет Гитлера на стене вас в Германии сделают изгоем, это мало что значит. Важны не внешние признаки, а суть. Которая, как мы видим, мало изменилась.

Теперь, читатель, вы понимаете, что ожидает Россию вослед за Югославией?

Как гласит доклад ИПРОГа, в этих сатанинских игрищах каждый убийца сербов преследовал свои цели, прикрывая все это лицемерными словесами «о защите прав албанцев», и потому ни на какой антиамериканизм европейцев нам, русским, рассчитывать не приходится. При этом истинные цели участников агрессии НАТО резко расходились с официально заявленными. Это нынешняя стратегия Запада, «стратегия непрямых действий». У нее своя логика: хотя война и выиграна, Югославия повержена, и официальная цель агрессии достигнута, завершить все «просто так» невозможно. «Именно поэтому США и НАТО понадобились „дипломатические марионетки“ из третьих стран, включая Россию, которые должны „уломать“ Милошевича и позволить агрессорам „сохранить лицо“, создав иллюзию достижения формально провозглашаемых ими целей». (Как мы знаем, здесь Западу дюже помог убогий Черномырдин, заслужив за то похвалу Ельцина – М.К.) Но если европейцы наивно думают о том, что они своих целей достигли и пора уже приступать к своему «плану Маршалла», то янки втихую хохочут: война в Европе продолжится, нанося все новые удары по евро и укрепляя их доллар. Ведь наркопартизаны из Армии освобождения Косово (АОК) воюют совсем не за освобождение Косова, а за создание «Великой Албании», в которую должны войти и сама нынешняя Албания, и Косово, и часть отколовшейся в 1991 году от Югославии республики Македония, чье население на 40 процентов состоит из албанцев. И потому, победив с помощью НАТО в Косово, АОК неминуемо начнет войну в Македонии.

Если верить ИПРОГу, в мире окончательно пробил Час волка, и американцы будут изо всех сил вредить Западной Европе, начхав на то, что формально она и США – союзники по НАТО. «Это принципиально важный для понимания современной политики США нюанс: для них первичными являются отношения не союзничества, но глобальной конкуренции. Как сверхдержава они склонны рассматривать отношения союзничества как инструмент, позволяющий им произвольно и безнаказанно ущемлять своих младших партеров, обеспечивая себе безоговорочное преимущество над ними в международной конкуренции. Особенно эффективным является такое ущемление, если оно проводится в процессе достижения „общих задач“…» Делягин считает, что вместе с бомбежками Югославии янки провели еще одну войну: хакерскую, по взлому компьютерных систем европейских банков. Это делалось под предлогом «поиска счетов Милошевича». Но тем самым они просто убирают европейских финансистов-конкурентов, дискредитируя надежность вкладов в неамериканские банки. Ведь за три года до этого США не менее успешно – под соусом поиска счетов жертв нацизма и уничтоженных Гитлером евреев – разрушили тайну вкладов швейцарских банков. А еще была кампания по обвинениям японских банков в связях с мафией, причем по завершении скандала уволенные японцами работники без лишнего шума перешли работать в банки американские – конкуренты тех самых японских банков, в которых раньше трудились.

Добавим от себя: все это впрямую касается и «новых русских». Скоро США будут вить из них веревки, угрожая отобрать у них положенные в иностранные банки деньги. Так же они будут играть и нашими политиками. Ведь и у семьи Ельцина, и у Березовского, и у жены Лужкова – у всех у них есть кое-что на банковских счетах. В случае начала воины с Россией янки точно так же будут ломать волю ее вороватых правителей, точно так же изымать деньги у «новых русских».

«Напав на Югославию, США и НАТО… вернули мир в эпоху, когда действительно одно право – право силы, а на международной арене действуют только волчьи законы. В утвержденном ими однополюсном мире нет места партнерским отношениям по крайне мере для слабых их участников, в нем действуют отношения только „слуга-хозяин“, причем самый верный слуга не гарантирован от того, что его объявят врагом… Разговоры об идеологии, праве, морали, все призывы к свободе, демократии и либерализму, вообще все публичные заявления мировых лидеров являются не более чем информационно-пропагандистским обеспечением международной конкуренции, принявшей тотальный характер и ведущейся „на уничтожение“…»

«…Подводя итог, зафиксируем: Югославия подверглась неспровоцированной агрессии и фактически уничтожению по причинам, которые не имеют к ней никакого отношения. Поэтому вместо нее – „в неудачном месте и в неудачное время“ – могла и еще может оказаться любая другая страна».

По мнению М. Делягина, у США уже появился комплекс сверхдержавы. А сверхдержава всегда живет за счет предоставления военно-политической помощи своим «младшим партнерам» – в обмен на ослабление экономической конкуренции с их стороны. Проще говоря, я тебя защищаю, а ты мне за это плати и не смей шибко соперничать с моими бизнесменами. Развитие военной сферы дает США огромную выгоду: именно в производстве вооружений, как показывает опыт, достигается самый быстрый и эффективный технологический прогресс. В отличие от нашей «демократической знати», убившей «оборонку» в первую очередь – хотя деньги на нее были! – янки поступают стократ умнее.

Но это еще не главное. «Следствием, полностью подтвержденным историей, является органичная потребность сверхдержавы в наличии врага (чтобы было чем оправдывать свое военное покровительство над союзниками по НАТО – М.К.), причем идеальный враг должен быть, с одной стороны, уязвимым и не представляющим реальной угрозы, а с другой – достаточно авторитетным».

Такой идеальный враг у США есть. Бывшая сверхдержава, ныне истощенная и едва не распадающаяся на куски, но в памяти всего мира все еще остающаяся в образе всемогущей Империи.

Это – Россия!

ПОСЛЕ СЕРБОВ – НАША ОЧЕРЕДЬ

"После того, как Россия лишится своих межконтинентальных ракет с ядерными боеголовками, она при сохранении прочих тенденций и мотиваций станет "идеальным врагом сверхдержавы, которого ВНЕ ЗАВИСИМОСТИ ОТ ЕГО ИНТЕРЕСОВ И ПОВЕДЕНИЯ ждет судьба нынешней Югославии.

Традиционно время сохранения межконтинентальных ракет России оценивают в 5-7 лет (на лето 1999 г.) – исходя из их физического состояния. Но, согласно важнейшему практическому выводу специальной теории технологий, время инерционного развития сложных систем равно квадратному корню из времени инерционного развития их центрального элемента, рассматриваемого изолированно, в качестве простой системы. В данном случае это значит, что порог военной безопасности для России составляет не 5-7 лет, а два, максимум три года. Среди причин – общая деградация управления обществом, которая повышает вероятность досрочной нейтрализации сил ядерного сдерживания из-за управленческих ошибок, а также растущая по мере развития высокоточного оружия уязвимость прежних – централизованных, а не сетевых – систем управления нашим ядерным оружием, уничтожение которых делает применение этого оружия технически невозможным"…

Переведем это на обыденный язык. Раньше ракет может развалиться система управления ядерными силами страны, и тогда – край. Вступает в силу сценарий, описанный нами в предыдущей главе. Или, как вариант – у США появляется высокоточное оружие, способное быстро и одновременно уничтожить бункеры и пункты управления не только верхушки Ракетных войск стратегического назначения России, но и штабы ее дивизий. До того, как деградирующее на глазах высшее руководство Россиянии успеет среагировать на угрозу. Системы связи и боевого управления (ССБУ) наших ракетно-ядерных сил и система предупреждения о ракетном нападении (СПРН) распадаются на глазах. К 2003 году исчерпают гарантийные сроки эксплуатации все ССБУ – системы «вьюга», «сигнал» и «периметр». К 2003 году ядерные силы РФ окажутся неуправляемыми.

Допустим и вариант, при котором наши недочеловеки-правители попросту побоятся применить ядерное оружие, когда их попросту купят или запугают.

Досье М.К.: 15 марта 1999 г. бывший ракетчик-"стратег" и генштабист Роберт Быков в «Комсомольской правде» сообщил, что система управления РВСН была принята в 1970-х годах, и уже в 1980-х с нею были серьезные проблемы. Расчленение СССР и финансовое разорение нашей армии привели к тому, что РВСН лишились радарных станции предупреждения о ракетном нападении на Украине, в Латвии и Азербайджане. Погибли корабли, державшие связь с военными спутниками. Наконец, на пункте управления стратегическими ядерными силами дежурят измотанные нищетой, деморализованные унижениями в ельцинской «Россиянии» офицеры, которые по три месяца не видят даже скудной зарплаты. Они вынуждены идти на дежурство после подработок грузчиками или охранниками.

"Таким образом, по истечении 2-3 лет (то есть в 2001-2002 гг.) Россия при сохранении основных тенденций мирового и внутреннего развития с высокой вероятностью окажется объектом военной агрессии со стороны США и других стран НАТО, которая произойдет по их внутренним причинам, которые скорее всего никак не будут связаны с самой Россией напрямую.

Россия окажется под угрозой и по другой причине. Оба возможных результата переговоров с МВФ – как рефинансирование и реструктуризация внешнего долга, так и неисполнение обязательств по нему – серьезно снизят экономическую зависимость России от мирового финансового сообщества. Учитывая главенствующую роль в этом сообществе США (которые являются главным акционером МВФ и мирового банка и контролируют их деятельность), такое снижение зависимости России будет и снижением контроля за ней со стороны Соединенных Штатов…" Снова скажем по-простому: с 1985 до 1999 года Горбачев и Ельцин нахватали внешних долгов на 80 и на 70 миллиардов долларов. Очень много брали в долг у МВФ и Мирового банка, фактически принадлежащих янки. Сначала партийная верхушка, а потом и сброд, захвативший власть в России в конце 1991 года, попросту разворовали или бездарно прожрали эти громадные кредиты. США это устраивало: давая деньги в долг и закрывая глаза на их разворовывание нашей правящей «элитой», они требовали от Горбачева и Ельцина уступок. И те денежки отрабатывали: развалили Империю на бессильные, нищие «государства», разгромили Вооруженные силы, сдали американцам все позиции в мире, какие только можно. Они разгромили лучшую часть оборонной и высокотехнологической промышленности и вообще своими руками уничтожили самого сильного соперника Америки на планете. Можно сказать, янки провели величайший подкуп в истории мира, приведя с его помощью к власти в нашей стране невиданный дотоле режим воров и откровенных предателей. А поскольку у этой власти козлов постоянно не хватает денег, янки держали их на привязи своими кредитами.

Но возможности такой политики исчерпываются. Россия оказалась настолько разоренной, что эти 150-миллиардные долги отдать уже не может. Все уже разграблено, делено-переделено, сотни миллиардов переведены шайкой «реформаторов» за рубеж.

Война надвигается потому, что возможности американской политики в России исчерпываются. Ну, насадили они у нас режим Ельцина и других предателей. Ну, прошлись они по нашей земле почище Мамая, поломав все мало-мальски важное. Но что дальше? Русские не хотят умирать. Они в конце концов сбросят власть ворья, выкинут смердящий труп Ельцина и примутся за возрождение своей страны. А это значит, что русские рано или поздно начнут ломать планы Америки – запускать свое производство, пробиваться на рынки сбыта Ирана и других перспективных стран, сажать и казнить воров, питающих сегодня финансы Запада, вести свою политику, вырываться из американской долговой кабалы.

Даже сейчас, при ельцинизме, они Россией уже недовольны. Даже этот режим воров породил национальных предпринимателей, которые идут со своими ядерными проектами в Иран. Вот «Газпром» с французами прорывается на газоносный шельф Персидского залива, «ЛУКОЙЛ» – к богатейшим нефтяным полям Ирака. «Зарубежнефть» и «Газпром» не хотят уступать американцам богатейший нефтегазоносный шельф Вьетнама, яростно защищая доступ России на обильные рынки Азиатско-Тихоокеанского региона. Не хочет умирать военно-промышленный комплекс России, тесня американцев на рынках оружия. Вспомните, как США яростно давили на нас, не давая поставить на Кипр зенитные комплексы С-300. Вот даже мафиозный ельцинский режим столкнулся с могущественным сионским кланом Оппенгеймеров, захвативших мировую торговлю алмазами. Даже он не хочет отдавать их компании «Де Бирс» богатейшие (на 12 миллиардов долларов) кимберлитовые трубки в Архангельской области, даже он требует большей доли России в мировой торговле драгоценными камнями.

Не хотят мириться русские и с разбоем США в Югославии. А дальше может быть еще круче! И отнюдь не зря крючконосая Олбрайт, эта престарелая еврейка, носящая юбки выше колена, мечет в Россию гневные речи и трясет своими жирными ляжками.

Политика насаждения предателей у кормила власти в России имеет свой предел. Рано или поздно американцам придется переходить от «цивилизованной войны» на наше уничтожение «реформами» к прямой агрессии против России. К прямому разделу уже остатка Советского Союза, Российской Федерации, на несколько ублюдочных «якобы государств» с проамериканскими марионетками у власти.

Плохой момент для янки наступает в 2000 году. Здесь западным заимодавцам России либо придется дать нам многолетнюю отсрочку по выплатам долгов, либо потребовать деньги сполна. Но в последнем случае мы ничего отдать не сможем, объявив себя банкротом, и терять русским будет уже нечего. Но в обоих случаях правители России перестанут бегать к Америке за помощью. В связи с этим ИПРОГ выводит:

«Это создаст для США объективную потребность в замене финансовых рычагов контроля над Россией какими-нибудь иными. Прямая скупка политической элиты и массовая „промывка мозгов“ после 1998-1999 годов уже не возымеют должного действия – и тогда единственно возможным рычагом обеспечения необходимого контроля США над Россией станет грубая военная сила».

ПРАВО НА ОТВЕТНЫЙ ТЕРРОР

Михаил Делягин считает, что Россия не должна пережить судьбу Югославии. Что для этого нужно? Прежде всего, не впадать в преступное бездействие, как сделал это югославский вождь Милошевич. (Это очень актуально – ведь и он, и наши политические вожди вышли из одной «шинели», все той же разложившейся коммунистической партии, и привычки у них те же. Скудоумие. Преклонение перед силой. Трусость. Нерешительность. Продажность.) Чего не сделал Милошевич? Во-первых, он, по мнению Делягина, слабо использовал дипломатическо-пропагандистские рычаги в виде обращения в ООН, Международный суд с требованием прекратить агрессию и возместить своей стране громадный ущерб. Во-вторых, он не использовал методы информационной войны, широкой многоуровневой пропаганды. Можно было, например, пойти на массовый показ американского фильма «Плутовство», в котором президент США, попав в сексуальный скандал, решил средствами американской пропаганды имитировать войну с Албанией. Официальный Белград упустил даже такие великолепные возможности для борьбы на этом поле, как явная связь США с наркомафией, разрушение китайского посольства, бегство албанцев в Югославию или применение американцами оружия из обедненного урана.

Были упущены возможности и чисто военных акций. Например, можно было запустить ракеты без боевых зарядов в направлении столиц тех европейских стран, которые участвовали в агрессии. С предупреждением: если война не будет прекращена в 24 часа, последует настоящий удар по густонаселенным или опасным с экологической точки зрения районам этих стран. Даже если военного потенциала Югославии и не хватило бы для осуществления такой угрозы, вызванный страх наносил огромный ущерб агрессорам. Хотя бы из-за сокращения туризма. Запад – общество информационное, которое само верит в призрачные угрозы, и не ударить в это уязвимое место было непростительной глупостью.

Но был и еще один способ – ответные террористические акции. «…Так как жертве агрессии терять уже нечего, а другого реального ответа, кроме ответа террором на террор, исходя из неравенства военных потенциалов, просто не существует».

Я слышу эти слова из уст лощеного молодого интеллектуала, еще вчера сотрудника Гайдара. Человек, которого невозможно представить без обрамления в виде кабинета в «Белом доме», компьютеров, факс-модемов и прочей техники наших дней. Но мне вспоминается июнь 1999, когда в мой дом заглянул Сашка-Ас, отчаянный чертяка. Прожаренный солнцем, обветренный ветеран боев с румынами в Приднестровье в 1992, командир Русского добровольческого отряда-2 во время войны в Боснии 1993 года, он на этот раз вернулся из Сербии, где порывался помочь православным отбивать наземное вторжение сил НАТО. Жилистый и худой, словно молотильный цеп, он рассказал о том, как русские добровольцы, сражаясь с албанскими наркопартизанами в сербских полицейских отрядах, изнуренные постоянным маневрированием и уходом из-под натовских авианалетов, предлагали сербскому начальству то же, что и Делягин. Они говорили: давайте организуем диверсионные группы и начнем подрывать казармы с западными летчиками в Македонии и Албании. Давайте устраивать диверсии в портах, на аэродромах и коммуникациях. Ведь, черт возьми, мы прошли столько войн, включая Афганскую и Чеченскую, и опыта в таких делах нам не занимать!

Но сербское начальство отвечало: «Ми смо не агрессори…». Мы воюем цивилизованно.

Я вспоминаю и другое – лето 1995, когда банда Басаева ворвалась в Буденновск. Я вижу премьера Черномырдина, говорящего по телефону с чеченским террористом. Трясущиеся руки, белое лицо… «Шамиль Басаев, говори громче…» И снова представляются те же расширенные от страха глаза, и тот же срывающийся голос: «Президент Гор, говорите громче…». Тогда, в Буденновске, обнажились до предела вся трусость и подлость наших верхов. Отпустив террористов в 1995, наша отвратительная шваль, называющая себя «политической элитой», предопределила и войну на Кавказе в 1999, и взрывы жилых домов в наших городах. Разве они смогут ответить террором на террор или хотя бы пуском ракет боеголовок тогда, когда первые «томагавки» врежутся в Россию?

– Ты, Миша, наверное, переборщил, – говорю я Делягину. – Они побоятся нападать, пока у нас есть хотя бы остатки ядерного оружия.

– Тебе ли рассказывать о качестве нашей «элиты»? Вспомни их бездействие в августе 1991 года, когда было все, чтобы смести Ельцина… Они попросту струсят и не применят оружия. Они просто капитулируют перед силой НАТО…

ПЕРСПЕКТИВЫ ЧЕТВЕРТОЙ МИРОВОЙ

Россия будет не главной целью грядущей против нее агрессии. В мире, где правит «Отец Лжи», и сами войны лживы. Главной целью будет подорвать восхождение Китая к мировым высотам, не дать его валюте, юаню, стать центром создания азиатских денег – конкурента доллара. И с этой точки зрения то, что США разгромили китайское посольство в Белграде, – шаг очень логичный. Янки снова «конструируют реальность», заставляя свою мишень действовать так, как выгодно США.

Ныне Китай опасен для Америки. Он обладает мягким субтропическим и тропическим климатом, и потому затраты на производство в нем очень низки. Не надо тратить уйму денег на непроизводительные расходы: отопление, здания с толстыми стенами. Китай обладает и громадным народом, способным работать за сорок долларов в месяц, причем рабочая сила Китая достаточно квалифицированна. Западный рабочий трудится ничуть не лучше китайского, зато требует себе заработков в пятьдесят раз больше. Налоги на производство в Китае сказочно низки: ведь ему не требуется, как в США, тратить десятки миллиардов долларов на содержание миллионов бездельников, негритянских и белых наркоманов, чернокожих матерей-одиночек, которые получают в Америке пособия в несколько сотен долларов ежемесячно через систему «веллфэр».

И потому с 1978 года в Китай хлынули американские, японские и западноевропейские капиталы, западные предприниматели стали выводить в Китай свое производство. Оказалось, что производить там компьютеры, джинсы, рубашки, игрушки и еще тьму вещей намного прибыльнее, чем у себя дома. В итоге Китай по своему валовому внутреннему продукту стал обгонять США, где реального производства остается все меньше.

Это уже страшно. Разбогатев, китайцы неминуемо станут и военной сверхдержавой, бросят вызов всевластию США. Если Россия распадется, и китайцы займут пока еще русские Приморье и Дальний Восток, то мощь их Поднебесной империи удвоится. Вобрав же в себя большинство индустрии планеты, Китай обязательно создаст свою мировую валюту, которая опрокинет доллар, вызвав крах Америки. И то же самое может случиться, если Россия начнет подниматься, а русские и китайцы договорятся не воевать друг с другом, обратившись в конце концов против общего врага – Запада.

Делягин предлагает такую версию развития событий. Уничтожение посольства КНР в Белграде летом 1999 вызвало бурное негодование в Китае, которое, однако, не вышло за рамки международного права. Это и немудрено: ведь именно Америка служит главным рынком сбыта для потоков дешевых китайских товаров, терять который Пекину все-таки невыгодно. Но демонстрации возмущения в Китае уже создают в умах американского быдла ощущение его враждебности.

США наращивают информационную агрессию. Вслед за ударом по посольству начинается развертывание скандала, где янки обвиняют Китай в ядерном шпионаже против Америки. Уже в июле 1999-го начинается новый скандал – с обвинениями на тему поставки Китаем ракетных технологий в Северную Корею. Мол, они содержат материалы американского производства, и этим Пекин нарушает свое обещание соблюдать «режим международного контроля за экспортом ракетной технологии». (Заодно в связи с этим упоминаются и русские).

Это все тоже неспроста. Поскольку теперь масса обывателей США убеждена во враждебности китайцев и в полной «невиновности» Америки, можно вводить санкции на ввоз в нее китайских товаров. Очевидно, такие же санкции против «плохого Китая» примут и другие страны НАТО. Это больно ударит по китайской экономике и подорвет юань – вплоть до его девальвации. (Уничтожается конкурент доллара, позиции КНР в Азии слабеют, а США – крепнут.) Одновременно американские компании избавятся от конкурента на внутреннем рынке, увеличив свои прибыли и улучшив торговый баланс США. Все это идет в русле нынешней тенденции протекционизма (защиты внутреннего рынка), общего ныне для развитых стран.

В идеале Китай, лишенный притока валюты, должен развалиться на части. Потому что богатые, экспорто-ориентированные южные провинции этой страны, в которых есть давние традиции сепаратизма, могут восхотеть отделиться от остального Китая. Чтобы не портить отношения с Западом, а заодно не делиться прибытками с бедными глубинными провинциями. Тем более, что единого китайского народа не существует, и язык юга страны весьма отличается от пекинского диалекта, не говоря уж о различиях с жителями северного Китая – Манчжурии. Китай по пестроте этносов почти ничем не уступает Советскому Союзу. Тем более, что в Китае есть район сепаратизма – СУАР, Синцьзян-Уйгурский автономный район, населенный тюрками-мусульманами. Именно он при умелом использовании может послужить для ожесточенной войны между китайцами и мусульманами. А уж о том, что США поддерживают сепаратизм Тибета, и говорить не приходится.

"Таким образом, международная конкуренция приобретает характер тотальной финансовой войны сильнейших стран (и в первую очередь, США) против остальных. Слабый становится придатком сильного, причем новые технологии не облегчают. а наоборот, усугубляют его положение… Для противостояния агрессивному и тотальному характеру международной конкуренции необходимо стремиться к интеграции и нахождению общих интересов прежде всего со странами, обладающими значительным потенциалом, также являющимися потенциальными жертвами США и их союзников. Это, в первую очередь, Китай и Индия… " Но это, добавим мы – в первую очередь. С 1999 года Америка перешла к открытой политике раздробления любой страны, которая хоть чем-то может бросить вызов Соединенным Штатам. Например, еще в 1994 американский ученый Самуил Хантингтон выдвинул нашумевшую теорию о грядущей битве цивилизаций исламской, индийской, западной и китайской. Хантингтон высказал опасение насчет того, что в мире после этого могут остаться только две сверхдержавы Индия и Индонезия.

Дальнейшие события показали, что все это не просто умствования американского «яйцеголового», а прямое руководство к действию для США. Именно 200-миллионная многоязычная Индонезия первой пала жертвой мирового финансового кризиса осени 1997 года, этого «долларового удара», нанесенного американскими информационно-финансовыми олигархами. Затем, летом 1999 года, уже после разгрома Югославии, Запад ввел войска в одну из провинций Индонезии, на Восточный Тимор, поддержав тамошних сепаратистов. Правда, для этого не понадобилось наносить бомбовых ударов по стране.

Однако эксперты говорят: вдохновленные этим примером, от Индонезии хотят отложиться еще несколько провинций, рассчитывая для этого на помощь янки. Ирония судьбы заключается в том, что Индонезия с 1965 года была верным слугой США, занимая сугубо враждебную позицию по отношению к русским. В Четвертой Мировой даже верный лакей США не может рассчитывать на их снисхождение. Индонезия – это «мягкая», промежуточная операция кампании Америки по завоеванию мирового господства.

– Берлин на проводе! – кричат мне. – Здравствуй, Павел…

Павел рисует плохую картину. Социал-демократы довели Германию до экономического кризиса. Задавленные налогами, немецкие бизнесмены и корпорации выводят капиталы из страны. В глобальной экономике, которую глупые европейцы создают вместе с янки, полно других мест, где производство держать прибыльнее. Некогда чистый Западный Берлин теперь завален мусором, грязен, его стены исписаны всякими граффити. Безработица лютует. А эти идиоты – немецкие политики поддерживают чечен, потворствуя распаду Росфедерации. Они в точности следуют приказам Вашингтона.

Они не понимают того, что упадок Германии – это крушение единой Европы, гибель евро. Если Россия развалится окончательно, и янки так или иначе возьмут под контроль ее обломки, то Германии – конец. Ее газоснабжение на 35 процентов зависит от русского «Газпрома». Уничтожив его или завладев им, янки вытянут все соки из немцев. Либо вздув цены, либо заставив экономику Германии питаться более дорогим норвежским газом. Доллар снова восторжествует, окончательно похоронив и евро, и Европу. А немецкие политики еще свертывают программу своей ядерной энергетики, еще больше вгоняя немцев в зависимость от поставок газа! Это делается под давлением «экологистов» еще одной международной силы, управляемой из Америки. Если дела пойдут так и дальше, то над Германией снова встанет, как и в 1920-е, призрак распада на несколько государств.

Добавим ко всему этому сильное движение за отделение от Италии ее севера, Падании. Сепаратизм в Канаде, где французская часть тянет в одну сторону, а часть англоязычных штатов стремятся в Америку…

США сегодня строят мир, который будет состоять из груд обломков нынешних государств. Над которыми колоссом должна возвышаться единственная в мире сила – сами Соединенные Штаты. И править они намерены с помощью колоссальной информационно-финансовой системы.

ВОЗМОЖНЫЕ РУССКИЕ ОТВЕТЫ: ОТ ЯДЕРНЫХ БОЕГОЛОВОК ДО ХАКЕРОВ

Как остановить этот натиск, это сползание мира в войну всех против всех? М.Делягин считает, что война в Югославии выявила изменение самого понятия «агрессия». Широкое использование ИТ обеспечивает американцам постепенное, ползучее втягивание жертвы агрессии в войну, которое сначала незаметно и для нее самой. При этом момент начала агрессии размыт и трудноопределим.

Поэтому нужно в первую голову выработать ясные критерии «информационной агрессии», этой прелюдии к настоящим военным ударам. Тем паче, что стратегия США делает информационную войну первым этапом войны «горячей». Эти критерии надежно отделят рядовые пропагандистские кампании от «информационной артподготовки» нападения. Схема такова: устанавливаем начало ее – и запускаем процедуру реакции на нее. Начинаем с предупреждений и, коли они не помогают, переходим к превентивным ударам по агрессору, срывая его планы.

«Понятно, что ответ на информационную агрессию традиционным оружием массового поражения и террора чрезмерен. На этом этапе агрессии нужно иное, более дешевое и гуманное оружие. А при необходимости – его скорейшая доработка и дополнительное развертывание…» В дополнение к этому Делягин предлагает ввести понятие «угрожаемой страны». Как только то или иное государство попадет в это положение, его надо немедленно об этом известить и предложить комплекс мер по обеспечению безопасности – от предоставления оружия пассивной обороны (вроде истребителей и зенитных комплексов С-300) до оружия массового поражения в комплекте со средствами его доставки на территорию предполагаемого агрессора…

Выбор конкретных мер должен зависеть от дружественности и разумности руководства «угрожаемой страны», но помощь должна быть предложена и при согласии оказана независимо от его морального облика, так как сегодня США и НАТО угрожают всем странам, и перед лицом уничтожения инфраструктуры по югославскому варианту прежние противоречия теряют свое значение…

Поскольку после гибели загубленного «демократами» СССР никто в мире больше не может сравниться с США по военной силе, по количеству боевых самолетов, ракет и высокоточного оружия, ответ на агрессию должен стать только асимметричным и неадекватным. То есть на массированный удар авиацией нужно отвечать предупредительным ядерным ударом по какому-нибудь большому городу агрессора. Запад, будучи крайне жесток по отношению к слабым или незападным странам, весьма боится своих людских потерь. (Надо учитывать и то, что наглый здоровяк США никогда не видели на своей территории кровопролитнейших вражеских нашествий, и о том, что такое массовые потери, попросту не знает.) Такой неадекватный ответ может нанести ущерб агрессору даже больший, нежели он своей жертве.

А посему военная доктрина России в условиях Четвертой Мировой Финансовой войны (она же глобальная конкуренция) должна стать такой.

1. Мы сохраняем свое оружие ядерного сдерживания, всячески выказывая свою решимость применить его первым в случае агрессии. Даже тогда, когда нападающий на нас подобным оружием и не обладает.

Добавлю: нам необходимо настоящее ядерное «оружие возмездия». Маневренное, которое можно спрятать, рассредоточить и вывести из-под воздушного удара НАТО. Да, это ядерные подлодки. Но они очень дороги и уязвимы для противника, господствующего на море после гибели СССР. И потому лучше всего нам подойдут в первую голову мобильные наземные ракеты и крылатые ракеты воздушного базирования.

2. Изменение системы управления нашими ядерными силами сообразно новым угрозам. Она должна стать более защищенной от ударов высокоточным оружием, «сотовой». То есть, при поражении одних ее цепей и центров связь должна идти, автоматически перестраиваясь на другие узлы, обходя «вырванные куски». Нужно иметь резервные и подвижные штабы управления ядерной мощью, включая воздушные и наземно-мобильные командные пункты.

Надо возродить имевшиеся в СССР «центры возмездия» – засекреченные наземно-спутниковые системы управления ядерной атакой на США, которые, будучи включенными, проводили бы ответный удар даже в случае полной гибели руководства страны.

При необходимости же надо делать так, чтобы ядерное оружие могли самостоятельно применить и командиры уцелевших ядерных подразделений. При этом несколько боеголовок, поразивших США в этом случае, к мировой катастрофе не приведут. Зато агрессор, зная обо всем этом, наглеть не рискнет.

3. Россия должна создать компьютерное оружие, способное не только взламывать базы данных США и других стран, но и уничтожать их, «ломать» системы передачи и обработки информации, выводить из строя их компьютерные сети с помощью особых «вирусов» (подчас живущих в выключенных компьютерах за счет слабых токов). Это оружие должно и перехватывать управление плохо защищенными процессами.

Создав мировую инфосеть «Интернет» и пронизав весь свой организм взаимосвязанными компьютерными системами, США поставили себя в очень уязвимое положение. Умело организованные компьютерные взломщики-хакеры могут полностью разрушить финансовую систему США, парализовать их банки, вооруженные силы, нарушить движение транспорта и управление спутниками, вызвать катастрофы в энергоснабжении.

Такое нападение может вызвать тысячи жертв в США и нанести им убытки в сотни миллиардов долларов. Только лишь с помощью «кибер-фантомов». При этом американцы даже не сразу установят источник нападения – ведь хакерскую войну можно вести через территории десятков государств, даже снимая там квартиры. Россия же, в сотни раз менее компьютеризованная, для такого удара куда менее уязвима. Но зато она имеет все возможности разработать и завести у себя это дешевое оружие.

В технологическом плане ИПРОГ предлагает «оперативно разработать простую и реалистичную стратегию развития технологии, увязывающую развитие и распространение технологий производства массового сознания, формирования его и управления им». Ключевым шагом ко всему этому становится оздоровление системы управления нашим государством.

Проще говоря, нам жизненно необходима чистка ее от идиотов, воров и предателей. От людей с американским или израильским гражданством, которые в эпоху развала страны получили доступ к рычагам управления Россией – как к явным, так и к тайным. Наши читатели-современники прекрасно знают имена наших воротил большого бизнеса, погрязших в деле распродажи России. Как правило, эти «столпы общества» – нерусские, бывшие комсомольские работники. Сии неполноценные особи с миллиардами наворованных долларов, правление которых довело страну до полного тупика, давно стали мощным фактором поражения моего народа уже в Четвертой мировой войне. И пока они есть -русским не выжить.

«Задача-минимум – обеспечить к середине 2001 года положение, при котором Россия сможет отразить ограниченную военную агрессию США и НАТО, не прибегая к применению традиционных средств массового поражения и не ставя под угрозу равновесие экологической системы Земли. Решение этой задачи потребует значительных усилий, лежащих преимущественно в организационной сфере…» Снова добавлю от себя лично: игры в «демократию» кончились. Ради собственных детей нам надо привести к власти новую правящую элиту – не только умную, но и храбрую, жизненный интерес которой состоит в сохранении и подъеме России. Такие люди есть. Я их знаю. Просто дебильное «россиянское» телевидение, сформированное из двуногих нечеловеков, замечать этих личностей не хочет. Да и не может.

Что делать? Делягин предлагает вариант «подпольной стратегии слабого». Поскольку Россия почти полностью зависит от западных кредитов, от допуска или недопуска Западом наших товаров на свои рынки, надо, дескать, использовать и наращивать всяческие связи с европейцами, включая и членов НАТО. Поскольку сил для прямого противостояния Западу у теперешней России нет. Одновременно нужно все больше проникать в «третий мир» – экономически, политически и духовно, интегрируясь, елико возможно, с евразийскими странами. И деньги занимать надо у как можно большего числа стран, а не у одних США и помногу – дабы поменьше от них зависеть. Еще ИПРОГ советует идти на неформальные стратегические союзы с Европой, Японией, Юго-Восточной Азией и Китаем, «уступая наиболее опасную и болезненную роль прямого конкурента США более сильным странам». «Отсюда вытекает стратегическая задача: выйти из всех видов непосильного сейчас индивидуального противостояния, переключившись с негативных, а потому саморазрушающих и истощающих форм, на позитивные, самоукрепляющие цели сотрудничества в рамках Евразии… Нельзя уступать никаким позывам бороться против США любым видимым образом. „Национальные интересы“, „патриотизм“, любые другие слова должны получать официальный отпор, пока они служат прикрытием для призывов к национальному самоубийству… Надо осознавать абсолютную степень зависимости России от США и НАТО и понимать, что, пока ее суверенитет не подкреплен ресурсами, он носит символический характер. Смирение и скромность – условие выживания страны (это не означает отказа от психологических атак и дипломатии: в эти игры нельзя не играть, но и нельзя заигрываться)…» Мы придерживаемся несколько иного мнения. Нам очень нужен волевой рывок из этой удушающей системы «современной демократии». Такой, какой сделал в 1979 году Иран, ныне добившийся больших успехов в экономике несмотря на все санкции Запада. В играх подлых и подковерных, в мастерстве интриг мы Запад никогда не обскачем. Зато он боится решительности применить силу – чего мы ни разу за последние 15 лет не выказывали. Но послушаем то, что говорит дальше Делягин.

«Надо бороться за восстановление России и ее конкурентных позиций, концентрироваться на развитии, а не на противостоянии. Мы должны понимать объективный характер роста протекционизма в развитых странах: их рынки все больше будут закрываться, в том числе и для экспорта из России. Два миллиарда долларов, потерянные в 1999 году из-за закрытия рынка США для наших черных металлов, и ближайшие потери из-за его закрытия для продукции российской химической промышленности – все это лишь первые опыты по установлению будущих правил, по которым высокоэффективный экспорт в развитые страны смогут вести только базирующиеся в них же транснациональные корпорации».

Переводим на обычный язык. Плевали западники на «святые принципы» свободы конкуренции и торговли. Выгодно возить из России на Запад металл, химические полуфабрикаты или минеральные удобрения? Будете, побежденные русские, делать это через наших «паханов»-монополистов, которые контролируют западные рынки, и будете делиться с ними прибылями. Запад своих промышленников защищает. А у нас добрых пять лет вся эта свора «выдающихся реформаторов» – и чмокающий Гайдар, и «многомудрый» Яков Моисеевич Уринсон и Боря Федоров – все пели песни о том, что протекционизм, мол, это вчерашний день, что в мире свобода конкуренции, что надо строить открытую всем ветрам экономику, что таможенные барьеры и защита русского производителя – это варварство.

Под эту идиотскую волынку ельцинский режим снял все заборы на пути потока импортных товаров, который начисто разорил русскую промышленность, наше село. А значит, уменьшил доходы казны и подорвал обороноспособность русских. Уринсон, возглавляя комиссию по таможенной политике, в свое время сделал так, чтобы ввоз в Россию, например, оборудования и сырья для производства шоколада облагался повышенными пошлинами, зато импорт готового шоколада пониженными. Иными словами, любой не то что экономист, а мало-мальски здравомыслящий человек понимает: Уринсон умело устраивал разорение отечественного производства в угоду иностранцам. И то была не ошибка, а совершенно сознательное вредительство. Что за такую диверсию в интересах Запада полагается? А? (М.К.) Делягин же пишет: «В этих условиях Россия должна использовать (в том числе и для „взлома“ рынков развитых стран) все возможности и любых потенциальных союзников по конкретным вопросам, даже если в других вопросах или в глобальном масштабе в целом они выступают нашими непримиримыми конкурентами или врагами. У нас нет права пренебрегать ни одной возможностью – ни РНЕ („Русским национальным единством“ Баркашова – М.К.), ни исламским фундаментализмом, ни США. (При всем их различии ни РНЕ, ни исламисты никогда даже и не планировали акции, подобных агрессии НАТО, и не заявляли открыто о намерении свергнуть законную власть третьих стран, как Конгресс США.) Надо понимать, что в сложившемся соотношении сил не только вне, но и внутри России любая борьба за ее национальные интересы может быть лишь подпольной, диссидентской, партизанской…» А в заключение Михаил говорит о преступности политики «умиротворения» и уступок агрессору, политики пассивности. Ведь если нынешние США – это Гитлер наших дней, то надо помнить, чем обернулась попытка «умиротворить» неистового Адольфа в 1938 году, когда Англия и Франция подписали позорные Мюнхенские соглашения, согласившись на оккупацию Чехословакии немцами и на разделение ими той страны. А обернулась она завоеванием Франции в 1940 и тяжелейшими ударами немцев по англичанам.

Впрочем, все может случиться скорее. Те, кто правил нами в 1991-2000 годах а этот круг достаточно узок – настолько заворовались и отягощены таким числом преступлений, что им надо во что бы то ни стало замести следы. Им страшно – рано или поздно какой-нибудь новый президент страны может сделать их козлами отпущения. Поскольку России 2000-х придется очень тяжело, это придется сделать хотя бы ради того, чтобы добыть хоть сколько-нибудь денег и хотя бы чем-то успокоить народ.

Чтобы спасти свои поганые задницы, «реформаторская» сволочь вполне может сдать страну Западу. Дескать, вы не трогаете наши наворованные капиталы и гарантируете личную безопасность – а мы отдаем вам Россию со всеми потрохами. А чтобы это выглядело благопристойно, мы найдем повод для ввода в страну войск НАТО. Скажем, сделаем так, что чеченские террористы захватят АЭС, взорвут небольшой реактор или завладеют ядерным зарядом, а в Москве прогремит несколько взрывов в метро или в многолюдных торговых центрах. Не удивлюсь и тому, если наши «реформаторы» подкинут террористам немного бактериологического оружия – десяток-другой пробирок с африканской геморрагической лихорадкой, от которой внутренности людей превращаются в кровавую жижу за какие-нибудь сутки. Для полного счастья можно добавить отпадение от России нескольких новых «государств» и голодуху в нужных регионах.

В этом варианте русским тоже мало что светит. Запад не будет развивать здесь производство – слишком дорого и невыгодно. Мексика лучше. Даже добывать нефть (за исключением каспийской и сахалинской) в промерзшей Восточной Сибири невыгодно. Больше потратишь, чем выручишь от ее продажи по мировым ценам. Может быть, Запад только довыжимает до конца оставшийся ресурс промышленных центров, построенных еще в Советском Союзе – Красноярского и Братского алюминиевых заводов, сибирских гидроэлектростанций, нескольких металлургических заводов, «Норильского никеля». Ничего в них не вкладывая.

Очередь до восточносибирской нефти, до газа дойдет в 2025 году, когда в мире начнутся проблемы с органическим топливом из-за исчерпания залежей на Ближнем Востоке, в Нигерии и Венесуэле. Но до тех пор нищета, безработица и водка выкосят русских лучше, чем Гитлер. Особенно если учесть то, что основная масса русских живет не в Сибири, а на холодной, неудобной для производства и земледелия, лишенной природных ресурсов Восточноевропейской равнине. Массовое вымирание ждет Ярославию и Татарию, Московию и Смоленщину, курян и тамбовцев, вологжан и архангелогородцев, финно-угров Поволжья и башкир, липечан и костромичей. Все эти люди не нужны мировому рынку, всем им нечего этому рынку предложить. Или почти нечего. Только части, покинувшей мертвые города и осевшей на землю, быть может, удастся выжить, создав анклавы нищего крестьянства, работающего на свой прокорм. Но – почти без удобрений, техники, медицинского обслуживания. Им придется познакомиться с такими давно забытыми бедами, как неурожаи, истощение земель, засухи и саранча, с каторжным трудом от зари до зари,эпидемиями.

Придется вспомнить жизнь русских крестьян «счастливой эпохи до 1917 года» еду из тюри, пустых щей, мясное – в лучшем случае по большим праздникам. Натуральное хозяйство – вещь суровая. Почти нет денег, а значит, нет лекарств, врачей, топлива, связи. Только теперь – во всеобщем размере, а не кое-где, как сегодня.

Страшен будет вид многих наших городов. Грязные коробки бывших многоэтажек с мертвыми лифтами и лифтовыми шахтами, забитыми гниющим мусором. Полчища крыс будут шнырять по разорванным морозами остаткам асфальтовых улиц, среди ржавых остовов автомобилей. И ветер будет гудеть в пустых глазницах окон бывших заводов. Нам не светит даже роль площадки для экологически грязных производств – ведь в мире есть куда более удобные места для их размещения.

Жизнь будет едва-едва теплиться у крупных портов (надо же что-то завозить на оккупированную территорию), у месторождений архангельских алмазов (доходов от них не хватит на прокорм даже самой области, а основная масса прибыли достанется заокеанским хозяевам), на промыслах бывшего русского «Газпрома». Да, может быть, у крупных металлургических комбинатов. Но и то сомнительно: производство на них выгодно только в нынешних россиянских условиях, когда их хозяева почти не платят за газ и уголь. Вряд ли западные хозяева позволят это делать. Ну, еще кому-то повезет обслуживать западных туристов, приехавших полюбоваться экзотикой.

Те, кто тешит себя мыслью о возможности устроиться в обломках России под западной пятой, во всех этих Северороссийских федерациях, Сибирских соглашениях и Югороссиях, – оставьте эти надежды. Никогда в эти обломки не пойдут инвестиции богатых стран. Ибо даже сборочные предприятия выгоднее разместить в теплой Малайзии, где не бывает температуры ниже 20 градусов, и где рабочим даже ватники не нужны. В странах, по сравнению с которыми даже Ставрополье и Краснодар – это суровые северные земли, даже бордели держать и дешевле, и привлекательней для клиентов, которым после секса будет удобно нежиться на тропических пляжах под пальмами. Так, заедет тысяча-другая арабов иль негров побаловаться со светлоглазыми машеньками.

Нам отведут роль природной резервации. Биосферного заповедника. Неприкосновенного запаса полезных ископаемых до времен, когда исчерпаются доступные их запасы в жарких странах. И еще – место резервной территории для расселения богатых западников на случай потепления климата планеты, когда растают льды Арктики и Антарктики, под водой скроются пол-США и Европа, а климат России станет мягче и теплее. Но до этого нашу землю очистят от лишней русской, татарской, мордовской и прочих популяций. Ах, да! Эту территорию нужно защищать от натиска мусульман с юга, с Кавказа. И потому часть русских попадет в армии новых «государств». США даст им старое оружие и как пушечное мясо бросит в бесконечные войны на полуденных рубежах. Я представляю себе казаков на обшарпанных бронетранспортерах «брэдли», с винтовками М-16 времен Вьетнамской войны. Они будут получать сотню долларов в месяц и радоваться этому.

Плохо придется и Украине, и Прибалтике. Ведь донор-Россия умрет, и Западу уже не надо будет поддерживать их в противовес русским…

Так что, читатель, игры в «демократию» кончились. В мире уже идет Четвертая мировая на наше уничтожение, и здесь для выживания русских хороши любые средства. Янки не остановятся. Они после Югославии будут поддерживать почти любое сепаратистское движение, «помогая» дроблению почти каждого государства. Умные говорят о том, что XXI век окажется куда кровавее XX, и прежде всего – из-за кошмара гражданских, сепаратистских, братоубийственных войн, провоцируемых Америкой. Янки постараются столкнуть в битве на взаимоуничтожение ядерные Пакистан и Индию, а еще – мусульман и китайцев. Ведь чем больше обломков, чем больше «управляемого хаоса» в остальном мире тем прочнее власть США.

Тем паче, что сама Америка может скоро изменить свое лицо.

Глава 2. СОЧТИ ЧИСЛО ЗВЕРЯ, ИЛИ НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК. «ЧУЖИЕ». КАК СБЫВАЕТСЯ СТРАШНАЯ СКАЗКА СВИФТА

Господи, да от чего же ты хранила нас, грешных, ты, Империя, которую знали сначала как царскую Россию от Варшавы до Владивостока, то как Советский Союз! Во все времена ты грозила на восток, на юг и на запад своими железными дивизиями, подпирая небо то остриями штыков, то шпилями боевых ракет. Во все времена враг вековечный боялся тебя.

У английского историка Кинглека, который был участником Крымской экспедиции англо-французов в 1853 году и видел сражение с русскими войсками на речке Альме, есть потрясающие строки об атаке всего одного Владимирского полка. «Русская колонна в хорошем порядке, это высокое выражение воинской силы. Она имеет жесткие, резкие очертания стены и цвет темной тучи… В часы сражения ее вид поражает воображение возбужденного человека. Ее значение представляется в сто раз больше действительного, и теперь, когда колонна владимирцев в три тысячи человек без выстрела, в полном молчании текла через гребень высоты, она производила на зрителя впечатление, подобное мрачной могучей тени, отбрасываемой военной державой…» Мы родились как военное государство, мы жили так и так должны жить. Потому что вокруг нас – только враги, и это отнюдь не выдумка советской пропаганды. Но с 1985 года к власти у нас впервые за всю историю человечества пришло отребье, поломавшее основу основ нашей державности – нашу боевую мощь, опиравшуюся на русскую индустрию, на русскую науку. И вот теперь мы – на грани нового нашествия.

1

Я говорю вам, читатель – в мире готовится большая война на окончательное уничтожение русских. На последний раздел нашей Родины. Ради установления Нового Мирового Порядка, в котором звездно-полосатый флаг США должен опоясать планету от полюса до полюса.

Делягин выводит причины будущей войны Запада против России из финансовых битв доллара за сохранение своего господства в мире. Но я убежден в том, что эта причина лишь одна из нескольких. Великие мастера убивать многих зайцев единым махом, янки видят резон и в прямом разделе моей страны по примеру агрессий прошлых эпох. Только более изощренными, «бархатными» средствами.

Один из виднейших эмигрантов второй волны, Григорий Климов, недавно высказался в таком духе: когда в России будет разрезана последняя ядерно-ракетная подлодка и снята с дежурства последняя баллистическая ракета, тогда мы и увидим истинное лицо США. Да разве сами янки его так уж и скрывают? В 1992, после расчленения СССР Ельциным, Кравчуком и Шушкевичем, президент США Буш заговорил об установлении на планете Нового Мирового Порядка – НМП. Сам термин НМП почти без изменений взят из знаменитого «Нойе Ордунг» Гитлера. А тот, в свою очередь, позаимствовал его у сект сатанистов двух последних веков.

И не надо тешить себя мыслью, будто наша земля и наши природные богатства не нужны Западу. Они понадобятся им через полвека. Уже сейчас они почти не скрывают своих аппетитов. Пока все высказывания идут на уровне не чиновников, а общественных деятелей и всяческих экспертов. Но у них на языке то, что у американской правящей верхушки на уме. Чего же они хотят?

Один из представителей правящей в США сионистской элиты, Генри Киссинджер, не стесняясь, называет нас «лишней страной». Яро ненавидящий русских бывший советник президента Рейгана, Збигнев Бжезинский, считает нужным поспособствовать развалу уже Российской Федерации на Европейскую Россию, Сибирь и Дальневосточную республику, передав часть нашего Приморья Китаю. Несколько раз в американской прессе появлялись статьи о целесообразности покупки Сибири по образцу покупки у нас Аляски в 1866. Уже достаточно громко говорится о планах создания Полярной Конфедерации, в которую должны войти богатые металлами и газом земли и шельфы русского Заполярья. Главное лишить русских ядерного оружия или дождаться момента его полного выхода из строя.

2

2.04.99 г. «Известия» сообщили прелюбопытную новость. Оказывается, ряд западных аналитических центров под руководством ведомого Бжезинским «Фонда наследия» прогнозирует резкое усиление тенденций распада Росфедерации после выборных кампаний 1999 и 2000 годов – с вероятностью в 60– 70 процентов. (Сам Бжезинский настаивает на распаде РФ на три «государства»). Поэтому Запад очень озабочен возможностью «приватизации» ядерного оружия властями этих новых стран-ублюдков.

«…Самый привлекательный для них вариант – поставить ядерный потенциал России под международный контроль либо НАТО, либо ООН, либо их обеих, вместе взятых… Приемлемой считается и модель, используемая против Ирака, расположить группировки военно-морских сил США и других крупных стран Запада по морскому периметру России. Установить специальный – „только для России“ режим мониторинга ее ядерных средств… В этом ряду присутствуют и совсем экзотические „мысли о немыслимом“. Предлагают купить у Российской Федерации ее вооруженные силы…» Благо, это не так уж и дорого обойдется.

Еще продолжался разгром сербов с воздуха, а проамериканский режим Грузии уже заявил о возможности привлечения натовских сил для возвращения в лоно Тбилиси Абхазии, стремящейся воссоединиться с Россией. А это значит, что американские ВВС могут появиться уже на нашем пороге. 26 ноября 1998 года в «Российской газете» вышла статья коллеги Бжезинского по «Фонду наследия» Ариэля Коэна (Cohen – Коган). Он здесь говорит прямо: Штаты желают возвращения Абхазии в состав Грузии и будут делать все для создания союза проамериканских режимов Грузии и Азербайджана. Главное тут – обеспечить американским нефтяным монополиям возможность строить нефтегазопроводы на Запад через Черное и Каспийские моря, обходя территорию как России, так и Ирана. Особое место здесь отводится военной помощи американцев тбилисскому правительству. Русских же надо удерживать от помощи абхазцам и карабахским армянам, угрожая не дать им кредитов МВФ и Всемирного банка. Но если сегодня нас бьют кредитами, то завтра дело дойдет до более весомых аргументов.

Сегодня США бомбят Югославию. Но уже и обозначают следующий район своего проникновения. И это уже не Кавказ. В конце марта 1999 года в Венеции прошла международная экологическая конференция по проблемам Каспийского моря, которая проводилась… научным отделом НАТО. А предыдущая конференция с теми же организаторами проводилась еще в 1996 в Москве. Как их манит нефтеносное озеро! Как уже появляются в их планах русские Волга и Астрахань, каспийское побережье нашего Северного Кавказа. Американцы прямо-таки по стопам Гитлера идут – тот тоже рвался в Прикаспий летом 1942, пока не был бит нами под Сталинградом.

Вы что, всерьез думаете о том, что их интересует экология? Помилуй, Боже. Просто они ищут повод для того, чтобы применить силу. Нет «гуманитарной катастрофы» – так нас будут бомбить за вымирание каспийского тюленя. Не так давно вышла книга-боевик нашего довольно-таки скандального писателя, ярого антиамериканиста Юрия Никитина «На темной стороне». Там завязка сюжета – это высадка американского десанта в район Байкала. Правительство США мотивирует это вторжение так: «Осознавая, что планета принадлежит всему человечеству, мы приходим на помощь тем, кто в ней нуждается. Озеру Байкал необходимы немедленные меры по спасению воды и рыб. Правительство России сейчас занято более чем неотложными проблемами: накормить народ, дать работу, наладить промышленность, выплатить зарплаты и пенсии, погасить долги. Сенат США принял решение послать американские войска, которые остановят загрязнение вод уникального озера, возьмут его под охрану, а также спасут от разграбления природные ресурсы Байкальской области».

Это – фантастика, которую от реальности отделяет очень условная грань. НАТО на глазах превращается в Мировое Правительство под главенством США, которое намерено жечь и убивать всякого, кто не желает подчиняться его власти. А поводов нанести удар у них будет предостаточно. Сегодня это якобы нарушение прав человека. Завтра бомбить станут уже под предлогом «защиты экологии». А послезавтра они заявят о том, что мы исповедуем не ту веру, что наше Православие – это варварская, средневековая религия, которая питает «русский национализм». А на самом деле все будет упираться в контроль за нефтью и путями ее транспортировки. Ведь уже есть сведения и о существовании в Пентагоне планов операции «Шторм над Каспием» – высадки американских сил в районе нефтеносного моря. Поговаривают, будто бы одним из поводов для этой операции может послужить выход Калмыкии или Дагестана из состава Российской федерации.

Да что там – можно говорить о едином Каспийско-Черноморском пространстве, в которое норовят залезть США, урвав этот кусок «русского наследства». Разве зря они проводили в Крыму учения НАТО «Си бриз», где моделировали действия в условиях очередной «гуманитарной катастрофы»? Разве неясно, какой она будет, коли в Крыму давно есть татарские экстремисты, готовые резать славян великороссов и украинцев, которые давно бредят созданием нового Крымского ханства? И уж не надо быть специалистом, чтобы догадаться – в таком «ханстве» обязательно заведутся американские базы, с которых можно будет контролировать и все Черное море, и Балканы, и юг России, и страны Персидского залива.

Политика нынешнего режима уродцев-"реформаторов" только помогает Штатам. Их трудами Россия в конце этого века превратилась в ущербную страну, живущую на примитивной торговле сырьем, в колонию. Экономика ельцинской шайки сводится к простейшей формуле: продаем нефть, газ, металлы – получаем валюту закупаем на нее все необходимые товары, почти ничего не производя в самой России. Европейская часть страны, лишенная сырьевых запасов, становится как бы лишней. Некогда сильная промышленность в ней вот уже несколько лет как замерла или находится в полупараличе. А Москва, став центром воровства и разложения, которая не может ни инвестиций дать, ни стать организатором страны, тоже становится лишним наростом, который вызывает ненависть страны своей крикливой роскошью и надменностью.

В этих условиях богатые сырьем Сибирь и Дальний Восток России начинают роптать. Там тоже есть свои чиновные воры, которые говорят: а зачем нам Москва и европейская часть страны? Они ведь только берут наше сырье и торгуют им, отбирают у нас часть валютной выручки. На наши деньги Лужков в Москве строит свои бессмысленные «проекты века» и устраивает вселенские гулянки – вроде чудовищно хвастливых и безвкусных сатурналий на т.н. «850-летие Москвы». Наши налоги разворовываются московскими банкирами и чиновниками.

Так давайте же не делиться с Москвой! Сделаем свою Сибирскую республику и сами будем торговать сырьем, оставляя всю валюту себе, и сами на нее купим все, что нам нужно. У нас есть все – и залежи нефти-газа, и дешевая энергия великих рек, и построенные при СССР мощные ГЭС с дешевым электричеством, и лес, и валютоносные алюминиевые заводы. Мы и так уже продаем все на Запад и в Китай – наше сырье не берет замершая в Европейской части промышленность. Мы и так уже отрезаны от остальной страны огромными транспортными тарифами, которые сделала власть Ельцина.

Эти настроения – реальность. Более того, простые сибиряки могут даже поддержать своих чиновничков в надежде на то, что им будут платить нормальную зарплату, что не будет перебоев с получением пенсий. Да только они в конце концов тоже останутся с носом – валютные доходы правящие воры разворуют точно так же, как и в Москве. Один мой знакомый бизнесмен заявил: если нынешняя РФ распадется на кучу новых «государств», то в них на годы вперед окажутся проданными все лицензии на разработку недр, заранее будут переведены за кордон валютные доходы, а новые хозяева-иностранцы на много лет вперед получат полное освобождение от налогов. Все добываемые нефть и газ окажутся на умопомрачительные сроки заложены в западных банках под взятые кредиты. Которые чиновники новых «независимых стран» растащат в мгновение ока. Да и нефть-газ-алюминий этих земель будут нужны Западу лишь до тех пор, пока не износятся старые советские предприятия, их добывающие. Вкладывать деньги в новые они не будут еще очень долго. Нефть удобнее добывать на Каспии и Сахалине, во Вьетнаме даже. Там ее очень много. Тем паче, что Запад ее потребление все время сокращает. Алюминий же удобно плавить в жаркой Латинской Америке, где нет морозов, разорительных затрат на отопление, замерзающих рек и дешевой гидроэнергии – вдоволь.

Мы ведь это уже проходили. Не ельцинские ли ублюдки еще в 1991 кричали: отделим Россию от других республик – и заживем сыто и пьяно? Ну что, зажили? Но сибиряки вполне могут наступить на те же грабли во второй раз. Потом, конечно, они раскаются. Но дело будет сделано – Россия переломится. И в один прекрасный день мы можем увидеть Сибирскую республику.

Что будет дальше? Европейская Россия, лишенная притока сибирских средств и валюты от продажи сырья, в одночасье превратится в зону страшного голода и нищеты для сотни миллионов людей. Не на что будет закупать хлеб, мясо, лекарства, элементарную одежду. Рухнет Москва, чья экономика при Ельцине-Лужкове выстроилась на многочисленных рынках-барахолках, на банках-спекулянтах, на многочисленных торговых фирмах, которые умеют только одно – покупать вырученную от сибирских богатств валюту и завозить сюда импортные товары.

Рухнет вся эта торговая экономика, лопнут банки – и на улице окажутся миллионы людей, которые, казалось бы, устроились в этой жизни и даже голосовали за Ельцина. Не будет притока валюты – останутся без средств к жизни несколько миллионов «челноков», мотавшихся в Турцию и Польшу. Вослед рассыплется вся сфера, которая обслуживала торговцев – все эти водители, казино, телохранители, бухгалтеры и даже проститутки. Даже бандиты-рэкетиры останутся без плательщиков дани и примутся ожесточенно убивать друг друга. Быстро разразится и голод – ведь без притока валюты не на что станет закупать импортное продовольствие. Свое же сельское хозяйство, окончательно добитое демократами, страну уже не обеспечивает. К тому же, голод будет вызван нехваткой топлива для полевых работ. Даже в Гражданскую войну 1918-1922 годов, когда в деревне жило 90 процентов населения и основной тягловой силой им служила лошадь, голод унес миллионы жизней. В нынешней России, где в городах живет 80 процентов населения, а лошадей давно нет, голод будет еще страшнее.

Наступит хаос в обломке страны, нашпигованном складами оружия, ядерным оружием и атомными станциями. Россия окажется разодранной между истинными ее царьками – мафиозными дельцами, контролирующими сырьевые предприятия и наркопотоки.

И вот тут вспыхнет гражданская война. Американцы и НАТО будут тут как тут. Они войдут сюда с «гуманитарными» целями. Возьмут под контроль ядерные центры и остатки армии, высадив десанты. И заставят нас признать окончательный развал России. А мы будем драться в очередях за гуманитарной помощью, которую американцы будут брезгливо время от времени посылать сюда.

Да они уже сейчас делают осторожные движения в нужном направлении. То Лебедя в Красноярске поддержат, то пошлют экономического советника в Новосибирск, где этот эмиссар посоветует добиваться большей независимости от Москвы ради повышения инвестиционной привлекательности. Я ничего не выдумываю – такие речи вел весной 1998 года приехавший в Новосибирск некий эксперт Литвак (почему-то еврей). Он, правда, затруднился назвать объекты приложения инвестиций. Но не это ведь главное, а поощрение местных губернаторов на растаскивание страны.

Задача для Запада здорово облегчается тем, что нынешняя «политическая элита» Росфедерации – это стадо свиней, выходцев со скотных дворов, для которых не существует ничего превыше корыта со жратвой, и прежде всего с долларовой. Святость нерушимости страны, ее тысячелетний путь, память предков – все это для них лишь пустой звук. Это раньше власть, исходя от Бога, была священной, осененной древними традициями. Сейчас власть только доходное место. Прибыльное предприятие для мерзавцев.

Господи, а сколько кретинов и мерзавцев оказалось среди нашей полоумной интеллигенции! В Чувашии какие-то сбрендившие «ученые» доказывают, будто все люди произошли от чувашей, и праотец Адам – чуваш. Иные из них состоят в ЧАПе – чувашской партии нацвозрождения, которая поддерживает теплые отношения с «Серыми волками». Теми самыми турецкими нацистами, которые бредят созданием тюркского государства от Якутии до Адриатики, великого Турана. В Питере некий г-н Гильбо тискает статейку, где предлагает России вообще отказаться от независимости, перейти под опеку НАТО и построить 12-рядный автобан через нашу территорию из Европы в Азию. А русским работать на том автобане в закусочных, на заправках, сервисных центрах и в борделях-мотелях. Есть в Северо-Западном краю «мыслители», которые считают: Россия – это азиатчина, и потому Питеру, Новгородчине и Псковщине надо отделиться, интегрировавшись в Западный мир…

Опасность идет еще и с той стороны, что США злобно шипят по поводу перспектив воссоединения России и Белоруссии, объявляя это «русским экспансионизмом» и возрождением империи. Они шипят и по поводу русских биотехнологических центров, которые могут составить американцам сильнейшую конкуренцию в разработке лекарств и биотехнологий будущего. Они объявляют их центрами подготовки биологической войны, вопят об утечке биологического оружия в Иран, Ирак и другие враждебные США страны. Они уже требуют доступа в эти центры. Янки уже начали гонения на крупнейшие научные центры России, обвиняя их в поставке ядерно-ракетных технологий в Иран.

Пока они только требуют доступа туда, что будет означать уничтожение и разворовывание последних оплотов наших силы и конкурентоспособности. Но что дальше? В Ираке в поисках центров запрещенного производства американцы заглядывают уже под кровать и в унитазы президента страны. И уже попросту уничтожают Ирак ударами с воздуха под лозунгами уничтожения запрещенного производства. То же самое ждет и нас, когда полностью развалится система обороны России.

Я говорю вам: по природе внутреннего устройства своего нынешние Соединенные Штаты Америки – это война. Война всерьез и надолго, по всему земному шару.

На Западе идут очень страшные процессы. Почему Америка так хочет отделения Косова от Югославии? Ужель она не знает того, что эта земля тут же превратится в мафиозное гнездо, в перевалочную базу для наркомафии? Разве не знает она, на чем делал свои деньги вождь косовских сепаратистов Хашим Тачи по кличке «Змея» и за что его на самом деле пытались арестовать сербы? Что Армия освобождения Косова финансировалась в том числе и албанскими наркодельцами, подмявшими под себя север Италии? Прекрасно знает. Просто сама правящая верхушка Запада быстро криминализуется, их крупные дельцы, армейские генералы и высокопоставленные чины спецслужб давно участвуют в наркобизнесе, преспокойно сотрудничая с бандитами в получении баснословных, не облагаемых никакими налогами прибылях.

Они научились этому еще двадцать лет назад, когда стали сотрудничать с никарагуанскими «контрас» и афганскими душманами, якобы ища источники финансирования для тайных операций против русских. Уже тогда американские спецслужбы втянулись в наркобизнес и торговлю оружием. И хотя Советский Союз уничтожен, навыки и связи остались. Более того, они подкрепились работами особого рода в Чечне. Распад России, этого остатка СССР, открывает им новые манящие перспективы. Зря, что ли, янки поддерживали в 1995 году еще одного антисербского лидера – босняка Хариса Силайджича, который делал деньги на торговле оружием и еще кой-каким зельем? Поверьте, янки-американцы прекрасно споются с местной мафией.

Выходила еще недавно весьма интересная газета «Коммандос». В номере третьем за 1998 год есть материал А.Соковнина «Английский след на чеченской тропе». Оттуда можно узнать, как видный британский финансист-спекулянт, еврей Джеймс Голдсмит, решил сделать большие деньги, спекулируя на акциях нефтяных компаний – тех, что вложили большие деньги в разработки каспийской нефти. Чтобы цены на них колебались, позволяя еврею спекулировать на их купле-продаже, надо в нужный момент разжигать или гасить напряженность на бывшем советском Кавказе.

И тогда Голдсмит решил задружиться с исламом. Свою дочь он «крестил» в мусульманство и выдал замуж за пакистанца Имран Хана. Одновременно он наладил отношения с Мацеем Яхимчиком – бывшим польским гражданином и деятелем прозападного движения «Солидарность», который русских ненавидит до умопомрачения. Этот Яхимчик от такой ненависти к нам тоже принял ислам, взял имя Мансур и стал гражданином Чечни. Более того – советником Дудаева по внешнеэкономическим вопросам.

В начале 1997 года, уже после позорной капитуляции России в Чечне по рецептам Лебедя и Березовского, Голдсмит и Яхимчик создают Кавказско-американскую торгово-промышленную палату, во главе которой ставят Хож-Ахмета Нухаева. Дважды сидевшего при советской власти, возглавлявшего дудаевскую разведку, обеспечивавшего поставки оружия чеченским сепаратистам. (Вице-президентом этой фирмы-палаты стал Яхимчик). Но самое интересное – то, что при сей чечено-американской палате возник экспертный совет во главе… с Жаком Аттали, бывшим председателем Европейского банка реконструкции и развития. Тем самым Аттали, виднейшим представителем западной еврейской элиты, автором нашумевшей книги «Линия горизонта», в которой он ратует за построение нового мира после гибели Советского Союза. Мира с единым западным Мировым правительством, населенным «новыми кочевниками» с электронными банковскими карточками. Союз чеченского боевика, английского финансиста и западного интеллектуала. Как трогательно! И как показательно в смысле понимания тенденций развития этого свободного Западного мира…

С помощью этой палаты Голдсмит взял на крепкую привязь Масхадова, начал использовать Чечню как помеху в переброске каспийской нефти к Новороссийску. И он же устроил встречу бывшего уголовника Нухаева с еще одним столпом западной элиты – с Маргарет Тэтчер, еще одной помешанной на ненависти к русским особой. Вырисовалась огромная авантюра, в которую втягивали и принцессу Диану – она должна была выйти замуж за египтянина Аль-Файеда и тоже принять ислам. Лучшей рекламы для авантюры Голдсмита было трудно придумать.

Авантюра пока сорвалась. Сначала погибла Диана. Потом помер и Голдсмит. Но автор «Коммандос» предупреждает: у Голдсмита есть могущественные преемники. И главная цель этого англо-чеченского союза – прибрать к рукам Дагестан, полностью выбив Россию из Закавказья и получив огромный кусок нефтеносного каспийского шельфа. И не зря в Дагестане кто-то заботливо финансирует гнезда ваххабизма – страшной мутации ислама, которая призывает резать не только христиан, но даже и мусульман-неваххабитов…

Мы думаем, что сейчас идет очень страшный процесс – процесс криминализации западной элиты, которая завтра вовсю пойдет на союз с настоящими бандитами. Ведь ради прибылей западные бизнесмены готовы на все. Поэтому США будут изо всех сил работать на наш распад, на наше уничтожение как единого государства. Так, чтобы Россия рассыпалась на бандитские «республики», где можно делать огромные, умопомрачительные деньги и где этому не будут мешать никакие западные законы. Где не будет никакой полиции, налоговых инспекторов и прокуроров. И тогда грязные прибыли (свои и всяческих голдсмитов) американская верхушка будет обеспечивать всей военнотехнологической мощью НАТО!

Для того, чтобы Запад мог отмывать свои «грязные деньги», ему нужны страны-ублюдки – со сломанной промышленностью, нищим населением, диктаторским проамериканским режимом и всевластием мафии. Чечня была только полигоном, прообразом такой зоны. Теперь речь идет о нарезке на удобные ломти всей России.

Учтем еще один параллельный процесс – усиление наркомафии в США. Сами американцы уже говорят о том, что наркодельцы начинают финансировать политическое движение «Новый век» в Лос-Анджелесе. Что наркомагнаты уже купили многих конгрессменов и сенаторов. И вот уже американский еврей, финансист Сорос ратует за легализацию торговли наркотиками в США. Нынешняя химическая «наркота» вызывает быстрое привыкание, потребление наркотиков распространится как эпидемия, и тогда наркодельцы будут легально пожинать астрономические барыши. Вот будет «славно», когда они еще споются с голдсмитами, яхимчиками и нухаевыми!

При этом у нашей тупой интеллигенции бытует мнение, будто бы Америка – это страна со слабым государством. Это так, но лишь по формальным признакам. На деле государственный аппарат США и правящее чиновничество огромных фирм-монополий давно срослись воедино, действуя с завидной слаженностью. Государство яростно защищает интересы своего бизнеса, применяя все приемы для выкручивания рук. То оно закрывает рынок США для ввоза дешевого русского урана, то давит на восточные страны всеми мыслимыми способами, заставляя их отказаться от покупки нашего оружия и покупать только американское, обеспечивая тем самым прибыли своему большому бизнесу. Даже во время бомбежек Югославии или Судана авиация США уничтожала тамошние табачные фабрики и фармацевтические заводы, дабы освободить рынки для американского табачного гиганта «Филип Морис» и для штатовских владельцев лекарственной индустрии. И точно так же в Югославии ударами с воздуха стирались заводы по производству бытовой техники. В свою очередь, воротилы бизнеса США охотно делегируют своих представителей в правительство или для выработки решений по сокрушению врагов США. Например, при Рейгане в 80-е для выработки стратегии по экономическому подрыву нашей Империи. Монополии Америки выполняют функции разведки и финансируют государственные перевороты в интересах Штатов.

Да чего там далеко ходить – летом 1999 года министром финансов США стал большой друг Чубайса Ларри Саммерс – выходец из «Голдман энд Сакс», крупной корпорации американо-еврейского финансового капитала. Знающие говорят: именно Саммерс и Чубайс разрабатывали грандиозную операцию по ограблению миллионов граждан России 17 августа 1998 года. Именно Саммерс помог Чубайсу получить накануне этого 4-миллиардный кредит МВФ, который россиянские власти молниеносно потратили якобы на поддержание курса рубля, а на самом деле быстренько перекачали куда надо. Вплоть до Австралии, куда ушла четверть миллиарда долларов – в фирму, по утверждению знаменитого Виктора Илюхина, подконтрольную одной из дочерей Ельцина. При этом «Голдман энд Сакс» заблаговременно, будто бы догадавшись о грядущем обвале, вывезла из России свои гигантские барыши от «пирамиды ГКО», обменяв рубли на доллары из «пробитого» Саммерсом кредита МВФ. А теперь представьте, что начали твориться дела покруче, и американские финансисты начали участвовать в наркоделах…

Вы можете себе представить такие Соединенные уголовные штаты, обладающие самой мощной военной силой на планете? Вы знаете, что такое гангстеризм, скрещенный с крылатыми ракетами, ядерным оружием и всей мощью машины по электронно-пропагандистской обработке мозгов?

Это – война!

3

Но есть и вторая причина того, что господство США будет нести постоянные войны, – чисто экономическая. Современная Америка кровно заинтересована в том, чтобы в мире постоянно грохотали войны, чтобы в нем постоянно распадались государства и целые народы ожесточенно уничтожали друг друга. Потому что иначе США ждет экономический крах.

Как так? А очень просто. Давно минули золотые деньки Америки – 1950-е годы, когда янки производили половину всего, что делалось на планете. Они отправляли на мировой рынок автомобили и самолеты, одежду и радиотехнику, корабли и сталь, электронику и обувь, богатея на всем этом. За американскими товарами все тогда гонялись с такой же охотой, с какой сегодня хватают японские или южнокорейские вещи.

Спустя полвека все разительно изменилось. Слишком высокие зарплаты американцев и их чересчур свободная жизнь сыграли с Америкой злую шутку. Оказалось, что гораздо более трудолюбивые и дисциплинированные японцы с корейцами делают машины гораздо лучше и дешевле. И вот автомобильные гиганты США превратились в «ржавый пояс» США. Производство бытовой техники захватили азиаты, способные работать за сорок долларов в месяц. При этом они аккуратны, не пьют и не изнуряют себя наркотиками. Вот почему вы никогда не найдете на рынке магнитофона или видеосистемы американского производства. В битком набитых универмагах Америки вы можете не найти ни одной вещи, сделанной американцами. Уже к началу 1990-х в США фактически свернулось текстильное производство, переместившееся в Пакистан и Индию. Производство стали, судов, химических материалов и даже стрелкового оружия переместилось из Америки в страны с более дешевой рабочей силой.

Но Америка все равно живет богато. Она живет за счет нескольких вещей. Прежде всего, за счет финансовых спекуляций. Из-за того, что легковерные земляне почему-то считают зеленые бумажки высшей ценностью и с радостью меняют на доллары истинные богатства, США жируют, просто печатая свои деньги. А еще у них есть тысячи финансистов-паразитов, которые умеют молниеносно спекулировать разными валютами на бирже, играя на разнице курсов и делая барыши «из воздуха». Ничего при этом не производя. Америка слишком привыкла делать деньги из денег, позабыв о том, что истинное богатство рождается в производстве.

Помимо спекулятивного капитала, экономика Америки стоит на спутникостроении и на продаже всему миру услуг своих спутников. А по большей части – на знаменитой компании «Ай-Би-Эм», производителе компьютеров, на творцах программного обеспечения, корпорациях «Майкрософт» и «Интел». Наконец, на своей авиапромышленности. А еще у них есть громадный военно-индустриальный комплекс, делающий кучу наисовременнейшего оружия.

Все остальное американцы делают хуже всех. Кроме этого, они ничего на мировом рынке продать не могут. А это для них очень опасно. Стоит появиться в мире валюте более крепкой, чем доллар, – и Америке придет конец. Ее экономика рухнет, словно пирамида Мавроди. Торговля компьютерами и программным обеспечением? Уже сейчас программы для Америки пишут в основном не американцы, а талантливые выходцы из стран Азии и погибшего Советского Союза. И здесь скоро появятся страны, которые переплюнут Америку по этой части. То же самое может произойти в микроэлектронике и в спутниковом деле.

Американцы сами жалуются на то, что их нация деградирует, что их школьники все больше напоминают клинических идиотов. Что высшее образование США выпускает слишком много юристов, финансистов и управленцев, но слишком мало инженеров, и тут американцев обставляют фанатично трудоспособные и очень умные азиаты – японцы и корейцы, индусы и китайцы. (Очень поучительна в этом смысле книга – философский детектив Тома Крайтона «Восходящее солнце»). Еще полтора века назад Жюль Верн живописал в своих романах образы типичных янки-американцев – инженеров и механиков, – из которых бьют ключом энергия, предприимчивость и знания. Теперь же американец больше ассоциируется с неряшливо одетым существом, накачанным наркотиками, половым извращением, который копошится в полутьме дешевых баров со стриптизом. Или среди мусорных баков Нью-Йорка.

Помимо бурно развивающегося Востока, Америку пугает и Россия. В ней есть свои спутникостроение и биотехнологии, ядерные центры и мощнейшие научные кузницы. И если русские не смогут использовать всего этого сами, то уж наверняка такими сокровищами завладеет тот же Восток. Или же русские, отряхнув с себя блох-"реформаторов", сами пойдут на союз с китайцами и индусами. И тогда высокотехнологическим прибылям Америки тоже приходит конец.

Что делает Америка, чтобы избежать экономического краха по обеим линиям? Все правильно – Америка разжигает в мире войны, кризисы и очаги конфликтов, стравливает страны между собой. Так, чтобы у доллара не появился конкурент. Так, чтобы все бегали к США покупать оружие. Так, чтобы Европа звала на помощь военную машину американцев и крепила бы блок НАТО. Так, чтобы и дальше можно было делать деньги из денег, из «воздуха», облапошивая весь мир, а не конкурировать в честной борьбе с трудолюбивыми и образованными нациями. Остановиться США не могут при всем желании. Словно человек, бегущий по тонкому льду, они вынуждены то там, то здесь баламутить мир, все время поддерживая войны и расколы. Иначе им конец. И Россия сейчас слишком удобная мишень для них, чтобы ею пренебречь.

Смотрите – когда-то США готовились к войне с могучим Советским Союзом, собираясь потратить почти полтриллиона долларов на самые совершенные арсеналы. Они делали бомбардировщики-невидимки Ф-117 и Б-2, предназначенные для прорыва русской ПВО и поражения наших важнейших объектов. Для этого же они создавали стратегический самолет-ракетоносец Б-1, крылатые ракеты «Томагавк» и еще целый ряд страшно дорогих типов оружия. Все это давало военно-промышленным корпорациям США огромные прибыли, щедрый поток казенных заказов.

Но вот СССР погиб, и вроде бы все это оружие стало ненужным. Но как бы не так! «Невидимки» Ф-117 и крылатые «томагавки» теперь налетают на сербские и иракские города, и один Бог знает, где остановится этот милитаристско-технократический каток. СССР уж нет, а США продолжают вооружаться. думая уже о боевых роботизированных системах и о космическом оружии.

Военно-промышленный комплекс США не хочет лишаться прибылей, и именно он по-настоящему правит Америкой. А если говорить вернее, то это – альянс из финансовых воротил и дельцов от ВПК, который еще в 1960-е годы окрестили «ковбойско-еврейской мафией». Ведь не секрет, что главные военные производства США располагаются в Техасе и Калифорнии. Например, аэрокосмический концерн «Хьюз». Техасские дельцы – это плоды селекции бандитов Дикого Запада, привыкших решать дела жестокостью, подкупом и пулей. Когда президент Кеннеди встал им поперек дороги, они убили его на глазах всей Америки в 1963. А денежными потоками этой страны дирижируют кланы банкиров-сионистов: Оппенгеймеров, Гольдманов и Саксов, Леманов и Гарриманов, Кунов и Лазаров, Вейнеров и Канов, Мейеров и Страусов, Мордохов и Бойеров. Один мировой спекулянт Сорос чего стоит. Да и сами ВПК-корпорации США тоже на большую часть принадлежат акционерам-сионистам.

Эта ковбойско-сионская братия слишком привыкла делать деньги на оружии и на войнах. Теперь нет и того, кто мог двинуть им по зубам, и того, кто сдерживал их аппетиты, – великого Советского Союза, нашей Империи. И нынче они могут вертеть всем миром, как хотят. Посмотрите-ка только на то, как сионизирована нынче правящая верхушка США. За куклой-Клинтоном стоят опекун военно-технологического комплекса, вице-президент и правоверный иудей Гор, до садизма кровожадная Олбрайт-Корбелова, организовавшая агрессию против православных сербов и против Ирака, влиятельный Киссинджер, глава Федеральной резервной системы Гринспен-Гриншпун, директор НАСА Голдин-Гольдин, помощник президента по нацбезопасности Бергер.

Вообще в XXI веке на планете возникнет новый очаг нетерпимости – с окончательным переходом власти в США к сионистам. Пожалуй, их президентом впервые в истории станет чистый их представитель – Гор. Знаменитый современный писатель США Том Клэнси, этот певец Нового Мирового Порядка, в боевиках-романах своих держит нос по ветру. В каждом из них действует высокопоставленный сионец, учащий уму-разуму здоровых, но неумных англосаксов. В его «Оперативном центре», вышедшем накануне расправы над Югославией, есть два персонажа – помощник президента по безопасности Берков (американизированная форма от «Беркович») и директор ЦРУ Рэчлин (Rachlin Рахлин). Они там вырисованы архижестокими, грозящими превратить в кратеры столицы тех стран, которые осмеливаются противоречить Америке.

При этом сионисты в США свято хранят заветы своей веры. А что такое иудаизм в самой фундаментальной изуверской форме? Об этом можно говорить долго. Для начала откройте Библию, которой нынче торгуют чуть ли не на каждом углу. Первая ее часть – это Ветхий Завет. Там смакуется то, как древние иудеи вырезали от мала до велика захваченные города, как Иосиф захватил власть над египтянами. (Далеко не все евреи исповедуют фундаментальный иудаизм-талмудизм, но ведь есть и сионисты, которые все это считают руководством к действию. Они ежегодно отмечают Пурим – праздник резни, якобы учиненной их предками в Персии над 75 тысячами тамошними врагами сионистов. (Ничего подобного в нашем Православии, ни в Исламе и близко нет).

Получив полную власть над огромными военными и экономическими ресурсами Америки, ее новые правители получат шанс выплеснуть в мир и весь этот заряд многовековой ненависти.

И, наверное, отнюдь не зря в газете «Завтра» в начале 1999 года появляется такая вот заметка:

«Согласно данным из Лос-Анджелеса, ведущий режиссер Голливуда Спилберг, прославившийся реконструкцией образа будущего в ряде фильмов, в том числе и по еврейской теме, „получил установку от высших религиозных кругов“ осуществить разработку сценария „биокибернетической цивилизации“ в увязке с догматами Талмуда и планетарного будущего человеческого сообщества, которое должно „в своей развитой части“ пройти качественный сдвиг в результате биомедицинских и биокибернетических открытий. Клонирование, разработки софтвера (программного обеспечения) и вживление в человеческий мозг микроэлектронных схем позволят, по этим расчетам, „добиться создания нового высшего существа“ на базе нужных идеологических и национальных основ с уничтожением „ненужных национальностей“…» Мы уверены в том, что американским правителям выгодно появление ядерного оружия в странах Азии и Латинской Америки. Ведь тогда напуганные европейцы побегут к янки за системами противоракетной обороны, вкачивая в военную промышленность США огромные средства. Им выгодны войны вроде косовской. И вообще чем больше на Земле будет кровавых свалок и распавшихся стран, тем увереннее будет чувствовать себя Америка, тем меньше опасность появления соперников США.

Кроме того, в США нарождается новая цивилизация – антихристианская, замешанная на мистике и сатанизме. Это то, что наше Православие считает порождением Сатаны. Но точно так же и эта культура Тьмы ненавидит наше Православие. Так называемые нетрадиционные культы уже насчитывают 30 миллионов почитателей в США. С 1966 года в Америке действует «Церковь Сатаны». Сатанисты к 1999 году стали настолько влиятельными в Штатах, что теперь их боятся обижать в прессе, и руководители избирательных кампаний уже думают, как привлекать их голоса.

Вот почему, складывая мозаику из разных частичек информации, мы знаем: Америка – это постоянная война, вспыхивающая то тут, то там. Американский мировой порядок в следующем веке – это кровь, ложь и насилие. И рано или поздно янки обязательно постараются раз и навсегда решить вопрос с русскими.

Россия уже – в перекрестье их прицелов…

4

Мы видим надвигающиеся войны и по другим признакам – явлениям в массовой культуре янки. Войны, как мы уже знаем, начинаются со страшного пропагандистского напора. Книги и фильмы создают образ врага, воспитывают ненависть к нему, обозначают будущее самой страны-воительницы, воспевают ее могучее оружие.

Все это уже есть в Америке. Зеркало их общества – это кинематограф Голливуда, настоящая фабрика промывки мозгов для американского и вообще западного обывателя. Это агитпроп такой мощи, которая просто не снилась самому доктору Геббельсу. Штампы впечатываются в мозги намертво.

Так вот, что сегодня снимает Голливуд на русскую тему? В их опусах, ныне лежащих на всех видеолотках, мы снова предстаем чудовищами, мафиози, националистами, несущими опасность всему миру. В их боевиках бравые американские агенты проникают в Россию, устраняют ненужных Западу лидеров, предотвращают попытки России поставить оружие массового поражения арабам. Да что там агенты – их военно-воздушные силы в иных фильмах хозяйничают в наших небесах. Взять хотя бы их уродский боевик «Самолет президента». Но и книги не лучше.

Или вот, например, боевик «Политика», который в 1998 году вышел из под перьев знаменитого Тома Клэнси и какого-то еврея М.Гринберга. В сей книжке все начинается с того, что Ельцин окочуривается, запивая водкой аспирин. В России начинается нестабильность, чреватая голодом. Хорошая Америка готова помочь едой, да вот только видный русский националист Педаченко, сговариваясь с курдскими террористами и гангстером Ником Ромой (Николаем Романовым), устраивает грандиозный взрыв в Нью-Йорке в новогоднюю ночь 2000 года, и гибнут сотни американских обывателей. Русские изображены омерзительными, от них пахнет «гребаным борщом».

Всем этим русским мерзавцам противостоит сэр Гордиан, военно-промышленный делец, сказочно разбогатевший на рейгановских военных заказах 1980-х годов. Владея высокотехнологической корпорацией, Гордиан содержит, по сути дела, частные войска спецназначения – отряд «Меч», чьи базы раскиданы по всей планете. С помощью «Меча» американский делец лихо достает информацию, устраивает обыски у русского гангстера, достает «крутого братка» в московских Сандуновских банях, свободно оперируя в нищей и полуголодной России. В апофеозе «меченосцы» Гордиана спасают российского президента-реформатора от курдско-русских убийц-националистов, посылая отряд в сочинский Дагомыс…

Дело делается. Русские снова предстают в образе омерзительного врага, которого нужно бить и уничтожать. Но и это еще не все.

На экраны США не так давно вышел фильм Верховена «Звездный десант», который дает знак: Америка собирается меняться самым коренным образом, сбросив маску показного гуманизма. Этот фильм начисто разрушает идеалы политкорректности и либерализма, сложившиеся за последние тридцать лет.

Судите сами. Раньше американское кино учило: диктатура – это всегда плохо. Военные – это безмозглые дубы или кровавые маньяки. Американский герой всегда одиночка, который воюет только тогда, когда жизнь к стенке припрет. «Плохие парни» в американских фильмах почти всегда одеты в мундиры, смахивающие на гитлеровские или на русские. И обязательно среди положительных героев голливудского киноэпоса должен быть, как правило, негр. Добрый и смелый. Более того, крепкие мускулистые блондины все чаще становились в их боевиках мерзавцами и фашистами, с которыми и боролись хорошие негры.

«Звездный десант» строится совершенно иначе. Мы видим на Земле любовно нарисованную диктатуру военных-ветеранов. Гражданские права в этом обществе будущего получают лишь те, кто добровольно идет служить два года в армии. Лишь они могут голосовать и выдвигаться в правящие верхи.

В этом фильме мы видим троицу вчерашних школьников, которые добровольно идут в армию, ведущую ожесточенную космическую войну с цивилизацией паукообразных-арахнидов. Среди этих трех нет ни чернокожих, ни евреев. Парень, поступающий в десантники, словно сошел с рекламного плаката СС Генриха Гиммлера – светловолосый, подтянутый и мускулистый, коротко стриженый и с волевым подбородком. Да и в школе, в которой он учится, нет никаких хиппи или панков, никаких нечесанных длинных волос, серег в ушах или неряшливых молодежных одежд. Только аккуратные строгие костюмы. Так заведено диктатурой военных.

Есть в боевике Верховена персонаж – школьный учитель из бывших офицеров космического десанта, однорукий ветеран. В прежние времена его бы нарисовали дубоватым придурком-солдафоном. А здесь он выглядит суровым, но при этом чутким и справедливым «отцом солдата».

И вот герои в армии. Офицерские фуражки с высокими тульями и кожаные плащи с отворотами словно списаны с формы эсэсовцев. Сержанты носят кепи, сильно смахивающие на кепи гитлеровской дивизии «Эдельвейс». Даже имперский одноглавый орел в фильме навевает воспоминания о Третьем Рейхе. Нравы в армии выведены тоже умело. Цитируется столь любимый Гитлером Ницше («В любви и на войне позволено все»). Чувствуется, что авторы ленты тоскуют по сверхчеловеку, по «белокурой бестии».

Герои боевика служат не за страх, а за совесть, больше всего не желая вылететь из армейских рядов (и это после поколений голливудского антиармейства!). В учебке есть телесные наказания кнутом, и парень-доброволец сносит порку, не ропща на судьбу!

Но самое главное это то, с каким упоением воюют звездные десантники, как безжалостно уничтожают они другую цивилизацию арахнидов. Как они полосуют пленных врагов в военных лабораториях, как учат расстреливать их из ручного оружия перед миллионными телевизионными аудиториями.

А непростой фильм этот, оказывается, снят по нашумевшему роману «Всадники звездного корабля» Роберта Энсона Хайнлайна, который был бестселлером 1959 года. Того самого Хайнлайна, которого американские либералы объявляли носителем технократическо-фашистских идей, рисуя в образе космического завоевателя, закутанного в звездно-полосатую тогу. В своих романах и рассказах Хайнлайн создавал образ будущего американского властелина мира, сверхчеловека, наделенного способностью читать мысли на расстоянии и взрывать ядерные заряды усилием стальной воли. И этот же фантаст вовсю издевался над слабыми и закомплексованными интеллигентишками. Именно он предлагал дать право голоса лишь тем, кто служил в армии, и этим самым доказал право быть гражданином.

Вы думаете, что этот фильм возник случайно? В Голливуде ничего так просто не бывает. И не надо успокаивать себя тем, что это, мол, так – литература да искусство. Вот один бывший художник в 1923 написал публицистическую книгу, в которой обещал уничтожать восточных славян. Она стала бестселлером. И называлась она «Майн кампф», а бывшего художника звали Адольфом Гитлером. И ведь почти все, что было в этой книге написано, сбылось!

Скорее всего, Америка намерена серьезно поменяться изнутри. Ей нужен новый гражданин – здоровый и сильный солдат Нового Мирового Порядка, в котором есть одна-единственная сверхдержава – Соединенные Штаты. Ей нужны люди, которые в совсем недалеком будущем сядут за пульты управления крылатыми ракетами и новейшими истребителями-бомбардировщиками. Люди особого сорта, которые станут с упоением уничтожать уже не киношных арахнидов, а людей других, не западных, культур – православных русских и сербов, мусульман, дальневосточных конфуцианцев, индусов. Так, чтобы над всей планетой победно взвился похожий на матрас флаг США.

Это значит, что Америке надоедает носиться с мягкотелыми пацифистами и прочими расслабленными особями, нянчиться с наркоманами и малолетними преступниками. Им хочется своего, американского фашизма, и они усиленно внедряют эти идеи в мозги.

Впрочем, американского ли? Уже давно не секрет то, что судьбами США вершит уже не американский (довольно-таки тупой и ограниченный) обыватель или выбранные ими президенты. Нет, той страной правят богатые сионистские семьи, которые держат в руках рычаги настоящей власти – финансы и прессу с телевидением. Они прекрасно сознают себя хозяевами США. (Автор сей книги не переносит своей неприязни к сионским банкирам на весь еврейский народ. А тем более – на российских евреев. Они, конечно же, бок о бок с русскими людьми пашут поля, сидят за рычагами тракторов, стоят у пылающих металлургических печей, смело идут в атаку на укрепленные гнезда бандитов в Чечне рядовыми и сержантами, выходят в море на траулерах ловить рыбу под леденящими северными ветрами и т.д.).

Все эти фильмы не единственное свидетельство того, что в США грядет пришествие технотронного Антихриста, жесткого фашистского режима западного толка. Причем режима, оснащенного оружием, финансами и средствами «промывки мозгов», которые и не снились Гитлеру. Возьмите американский сериал «Ее звали Никита». Здесь красиво изображается сверхсекретная служба, которая выполняет задания Америки по всему миру. И хотя ее члены одеты не в черную форму СС, а в современную молодежную одежду, по сути дела мы видим ту же закрытую и жестокую структуру, как и в «черном ордене» рейхсфюрера Гиммлера.

В этом кино нет никаких американских штампов вроде «прав человека», «гуманизма», «ненасилия», права каждого обвиняемого на открытый суд и на адвоката-защитника. Нет, здесь один закон – принцип «цель оправдывает средства». Здесь людей безжалостно убивают, истязают в аккуратных камерах пыток, выбивая показания. Здесь, если США считают, что на Востоке есть неугодные для них производства или вожди, их взрывают или пристреливают, забрасывая на территории других стран группы хорошо тренированных убийц.

США на глазах превращаются в совершенно другую страну. Так внешне почти незаметно изменяется личинка, которая в один прекрасный день замрет, станет куколкой, из которой вдруг стремительно родится бабочка. Сегодня рождается Американская империя. Соединенные штаты Земного шара.

Это будет фашизм с телом здорового англосакса и с пересаженной на это тело сионистской головой. Фашизм с космической техникой, способной шпионить за каждым уголком планеты, и с высокоточными крылатыми ракетами, а вскоре – и с техникой, которая сможет на расстоянии управлять поведением миллионов людей. И русские непременно попадут в список «лишних народов», Нам оставят одно лишь право – покорно, по-бараньи блеять на нищих обломках страны, послушно жевать американскую жвачку и смотреть по телевизору их тошнотворные «произведения поп-культуры». Заодно вымирая пачками и занимаясь проституцией ради добычи хотя бы жалких долларовых подачек. А если кто-то поднимет голову и попробует жить иначе – к тому придет очаровательная Никита со товарищи.

5

В XXI веке нас ожидает жестокий к слабым мир, где место под солнцем достанется лишь беспощадным корпорациям-супермонополиям, свирепым и мощным, словно доисторические тиранозавры. И нравы его будут таковы, что Юрский период покажется милым пансионатом. Вопреки бредням наших недоумков-"реформаторов", которые в преддверии наступления Жестокого века разгромили унаследованные от СССР корпорации, вопя при этом о «свободной конкуренции», сегодня в мире идет процесс слияний и поглощений. Объединяются гигантские авиастроительные фирмы США, объединяются ведущие фармацевтические компании и корпорации-производители калийных удобрений. Идет объединение индустриальных гигантов под знаменем космических программ, и эти объединения – со своей плановой экономикой, контролем над ценами и распределением, с огромными управленческими аппаратами – все больше напоминают советские министерства-корпорации. Но эти исполины будут раз в десять мощнее.

Они будут ворочать деньгами, равными всему валовому продукту нынешней России. Они будут содержать свои частные армии и спецслужбы, обладая способностью менять правительства слабых государств и стирать в порошок возникающих конкурентов. Мир будет поделен, наступит эра планетарного разделения труда. Производство информтехнологий и компьютерной техники, космические системы и прорывные биотехнологии достанутся США, продовольствия – Европе и Латинской Америке, бытовой электроники – странам Тихого океана. И только нам не будет места под солнцем, если мы продолжим идти нынешним курсом идиотизма.

Под стать суперкорпорациям будут и государства следующего века: не менее жестокие, которые будут действовать щупальцами спецслужб и воздушно-космическими ударами по неугодным. Это будут режимы тотальной электронной слежки, обладающие изощренной техникой для контроля над человеческим сознанием, которые только для смеха сохранят бутафорию демократии – все эти «свободные выборы» и «свободу слова». Развитие компьютерной техники и ее сетей небывало облегчит дело контроля над каждым человеком и всеми сторонами его жизни. Что там все твои банковские счета и затраты – скоро на улицах американских городов появятся телемониторы круглосуточного наблюдения, которые будут засекать всякого, у кого на лице не светится счастье от жевания подушечек «Орбит». Сеть спутников с радиотелескопными антеннами охватит планету, перехватывая и анализируя в наземных центрах каждую радиопередачу, любой телефонный разговор.

Эмигрировавший на Запад экономист-еврей Марк Голанский вообще пророчит то, что в США в наступающем веке воцарится неототалитарное государство с плановым производством и распределением. (Благо, нынешняя компьютеризация позволяет это сделать и сохранить фантастическое изобилие на прилавках – без советского дефицита.) Переход к такой системе продиктован наметившимся дефицитом природных ресурсов. Скажем, нефти, серьезные проблемы с которой в мире начнутся с 2025 года. Правда, Голанский в этом «прекрасном новом мире» отводит России незавидную роль. Мол, при СССР мы имели неплохую промышленность и производительность труда. При Ельцине все это разрушили – и не надо ничего восстанавливать. Пусть, мол, русские занимаются балетом, музыкой, науками. (Как быстро и страшно кончится жизнь скрипача среди клыкастых тиранозавров, говорить не надо.) Чтобы выжить в грядущем мире хищников, нам тоже придется стать силой. И если для этого надо пропустить через мясорубку десяток-другой тысяч душ ворья, облепившего Россию, и отобрать у них награбленные миллиарды долларов, мы пойдем на это. Мы должны на это пойти!

Знаешь, читатель, идет в Америке еще один зловещий процесс, который еще ждет своего исследователя. Своего рода инфернальная революция, распространение сатанизма, поклонения Злу, Люциферу, Сатане. Чем больше Америка становится финансовым вампиром планеты, чем больше потребляет ресурсов и тянет паучьих нитей своих информационных технологии, чем яростней стремится сохранить экологию даже ценой уничтожения людей в других странах и льет слезы над бедными зверюшками, тем быстрее множится в той стране армия посетителей «черных месс», почитателей дьявола, носящих кощунственно перевернутый крест.

Это очень глубоко взаимосвязанные процессы. Человек нынешнего американско-потребительского общества панически боится боли и смерти, зато больше всего любит убивать и пытать тех, кто не может ответить тем же. Двуногие, одержимые вечной погоней за деньгами и удовольствиями, видно, вполне естественно стремятся в сообщества себе подобных, и общины сатанистов для них – самое оно. За последние тридцать лет с тех пор, как еврей Энтони Леви организовал в США церковь Сатаны, Голливуд и прочая массовая «культура» сделали все для приобщения американского жвачного стада к основам сатанинских культов. Вампиризм, «черные мессы», черная и кровавая магия все это тысячи раз использовалось в их фильмах, и потому сатанистов в Америке сегодня уже десятки миллионов.

Уже президент Рейган в 1987 публично признал важную роль сатанизма в современной американской жизни. Клинтон считает сатанистов настолько мощным течением, что нападки на них в прессе запрещены точно так же, как и на евреев или негров. Дабы не оскорбить чувств сатанистов. С 1987 не допускается нарушение прав сатанистов при приеме на госслужбу.

Олег Платонов, один из исследователей этого страшного явления, немало поездил по США, и его наблюдениям я верю. Он отмечает: распространение гомосексуализма, которое приняло в США чудовищные размеры, идет рука об руку с ростом храмов в честь Сатаны, в которых «голубые» любят справлять свои свадьбы. Еще в марте 1970 сатанисты вошли в Национальный совет церквей США. При Пентагоне есть корпус армейских священников-сатанистов. Сатанисты обещают потворство плотским желаниям вместо ограничения, полнокровную жизнь вместо одухотворенных мечтаний, разрешение всех грехов, поскольку они несут чувство удовлетворения. Главный храм сатанистов расположен в Лос-Анджелесе, по совместительству – столице американских гомо и лесби (О.Платонов. Почему погибнет Америка. Волгоград, 1999).

Сдается нам, что в конце концов сатанизм станет господствующей религией США. Слишком уж удобен он для хозяев Нового Мирового Порядка, для мира сверхмонополий-тиранозавров и глобальной конкуренции, которая требует полного уничтожения соперника.

Но ведь и среди бонз гитлеровского Рейха тоже были распространены темные антихристианские культы!

6

Так что, судари вы мои, на Землю грядет новый фашизм. И на его фоне поблекнет гитлеровский Рейх. В самом деле, чего стоят его громоздкие ламповые приемники и пикирующие «юнкерсы» с неубирающимися шасси перед мощью рейха американского с его невиданной электронной пропагандой, эскадрами спутников и бомбардировщиков-невидимок, высокоточным оружием и финансовой сетью, опутавшей весь мир? В конце концов, на Гитлера работало в 1941 только 300 миллионов человек из покоренной Европы, и он не имел доступа к богатейшим ресурсам Азии. А на США сейчас работают миллиарды человек, и к их услугам – ресурсы почти всей планеты.

То будет фашизм с сионистским лицом Мадлен Олбрайт, с Микки-Маусом, «диснейлендами» и «Мак-Дональдсом», с проповедями любви и терпимости, с потоками слов о «правах человека» на устах, со всевластием педерастов и лесбиянок. (Они уже стали привилегированной кастой в США и смотрят на нормальных людей как на «низшую расу».) С «экономической помощью» в «реформах», от которых целые народы будут вымирать почище, чем от тысяч газовых камер и концлагерей.

Конечная цель идущей сейчас войны – в установлении власти над планетой «Золотого миллиарда». Так называют жителей так называемого развитого мира, население США, Западной Европы, Японии и Израиля. При этом американцы должны стать «платиновой сердцевиной» этого «золотого миллиарда», привилегированной нацией.

Я недавно поделился этими соображениями с одним рыжим евреем из НТВ. Мол, русских Запад будет ненавидеть и уничтожать в любом случае, будь у нас хоть цари, хоть президенты, хоть генеральные секретари. «Ничего подобного! услышал я в ответ. – Главное, чтобы у нас были нормальные вожди, которые не будут сеять русского национализма». Так думают у нас многие. Что ж, блажен, кто верует…

Готов побиться об заклад: скоро в США перепишут Библию, убрав из нее все «антисемитские» места и те пассажи, которые не нравятся феминисткам. И потребуют того же от нас. А если мы откажемся, то объявят Православие «изуверской средневековой религией, питающей русский фашизм, культивирующей ненависть к многострадальному еврейскому народу». И возникнет еще один повод для войны против нас.

И геноцид русских вполне возможен: ведь по расчетам МВФ, Россия должна остаться сырьевой страной, способной прокормить не более чем 50-миллионное население. То есть придется провести «вымирание» лишних ста миллионов граждан нашей страны. (Впрочем, Украину ждет то же самое.) Уверен я и в том, что морить нас будут не только искусно поддерживаемой нищетой и экономическим кризисом, от которых у нас перестанут рожать детей, но и распространением всяких диковинных болезней. Либо вывезенных из азиатско-африканских дебрей, либо смоделированных в генно-инженерных лабораториях Запада. Разве спроста у нас летом 1999 невесть откуда появилась конголезская геморрагическая лихорадка, совершенно неизвестная нашим врачам? Разве даром США ратуют за закрытие наших военно-биотехнологических центров? На словах – ради пресечения возможности попадания бактериологического оружия из нищей России в не те руки, а на деле ради лишения нас последней защиты от экзотических эпидемий. Ведь центры в Оболенске и под Сергиевым Посадом создавались еще при Сталине именно ради создания вакцин и для борьбы со вспышками эпидемий от бактериологических ударов по нам Запада.

В грядущей горячей войне Америка станет, пожалуй, не единственным нашим врагом. На днях мне позвонил из Берлина хороший русский человек. Он в ужасе: после участия Германии в расправе над Югославией немцы ликуют. С экранов их телевизоров постоянно говорят: вот, Германия впервые с 1945 показала военные мускулы. Теперь – в интересах мирового сообщества. С ТВ сквозит презрение к спившимся и проворовавшимся русским, и уже указываются следующие районы интересов Германии – Прикаспий. Ведь там – отменная по качеству нефть, а не сибирская, грязная. Идет восхваление технического гения немцев при Гитлере. Германия вместе с Италией сотрудничают со США в разработке МЕАД – нового зенитно-ракетного комплекса.

Он говорит мне: у НАТО есть семь тысяч американских танков «абрамс» тяжелых, грозных. Они превосходят нашу нынешнюю бронетехнику так же, как «тигры» – легкие «жестянки» 1930-х. Силу «абрамсов» подпирают немецкие «леопарды» и французские «леклерки». А «леклерк», например, может пройти 700 километров на одной заправке, и каждый танк этого типа снабжен спутниковой системой управления. Командир танкового подразделения через спутники видит на своем штабном дисплее, сколько снарядов осталось у того или иного танка, сколько горючего. В случае войны эти армады пройдут сквозь Россию, как клинок сквозь мягкое тело.

Занимаясь бизнесом в Германии, он тоже чувствует приближающуюся войну. Он рассказывает, что под Франкфуртом есть гигантский склад, куда вывозят купленные в России прекрасные станки. Их распродают новые хозяева разоренных оборонных предприятий. Так у нас вырезают остатки самой возможности хоть что-либо противопоставить агрессии.

В квартале, где живет мой берлинский знакомый, полным-полно стариков ветеранов Второй мировой. Они еще вполне бодры, бывшие солдаты Гитлера. Тут и подводники, и летчики, и пехотинцы. Они открыто смеются в глаза нынешним русским. Вот, пришел наш час. Мы все-таки увидели, как русские повержены. Они, полвека назад битые сталинскими полками, полвека таившие в себе злобу и жажду реванша, почти дождались его… Они видят, как строится Четвертый Рейх…

Все, здесь сказанное, умные люди предвидели давно. Умерший в 1890 замечательный русский философ Константин Леонтьев еще век с лишним назад говорил: западный либерализм – страшное зло. И кончится он стремлением уничтожить всех и вся, кто отличается от стандартизованного Запада, кто пытается защитить свои обычаи, традиции и культуру от западного всесмешения, от его всеуравнивания. И что только Православная Империя, живя в союзе с Исламом, основанная на правлении священников и воинов, может спасти нас от гибели.

Кто кроме Леонтьева? Не поленитесь, достаньте «Протоколы сионских мудрецов», которые впервые были опубликованы у нас в 1903 году. Знаю, что их на каждом углу объявляют злобной антисемитской фальшивкой. Наверное, так оно и есть. Но эту подделку я перечитывал множество раз и считаю ее самой гениальной программой по установлению Нового Мирового Порядка, которую США воплощают сейчас. А кроме того и первым пособием по информационным технологиям, по их применению для уничтожения целых стран. Тот, кто писал эту фальшивку, еще тогда предсказал историю века двадцатого и то, что ждет нас в начале XXI столетия. Вы хотите знать, что ждет нас после наступающей сейчас череды войн и всплесков межнациональной резни?

"… Мы убедили, что прогресс приведет всех гоев (не-иудеев – М.К.) к царству разума… Когда народ увидел, что ему во имя свободы делают всякие уступки и послабления, он… ринулся во власть, но, конечно, как и всякий слепец, наткнулся на массу препятствии, бросился искать руководителя, не догадался вернуться к прежнему и сложил свои полномочия у наших ног…

С тех пор мы водим народы от одного разочарования к другому для того, чтобы он и от нас отказался в пользу того Царя-деспота Сионской крови, которого мы готовим для мира… …Когда мы ввели в государственный организм яд либерализма, вся его комплекция изменилась: государства заболели смертельною болезнью разложением крови. Остается ожидать конца их агонии…

Скоро мы начнем учреждать громадные монополии – резервуары колоссальных богатств, от которых будут зависеть даже крупные гоевские состояния настолько, что они потонут вместе с кредитом государств на другой день после политической катастрофы…

На каждое противодействие мы должны быть в состоянии ответить войной с соседями той стране, которая осмелится нам противодействовать, но, если и соседи задумают стать коллективно против нас, то мы должны дать отпор всеобщей войной…

Когда мы воцаримся, нам нежелательно будет существование другой религии, кроме нашей… Поэтому мы должны разрушить всякие верования… Бесполезные перемены правлений, к которым мы подбивали гоев, когда подкапывали их государственные здания, до того надоедят к тому времени народам, что они предпочтут терпеть от нас все, лишь бы не рисковать переиспытывать пережитые волнения и невзгоды. …Царь Иудейский будет настоящим папой Вселенной, патриархом интернациональной церкви… …Признание нашего самодержца… наступит, когда народы, измученные неурядицами и несостоятельностью правителей, нами подстроенною, воскликнут: «Уберите их и дайте нам одного всемирного царя, который объединил бы нас и уничтожил причины раздоров – границы, национальности, религии, государственные расчеты, который дал бы нам мир и покой, которых мы не можем найти сами… Но вы сами отлично знаете, что для возможности всенародного выражения подобных желаний необходимо постоянно мутить во всех странах народные отношения и правительства, чтобы переутомить всех разладом, враждою, борьбой, ненавистью и даже мученичеством, голодом, прививкою болезней, нуждою – чтобы гои не видели другого исхода, как прибегнуть к нашему денежному и полному владычеству…» Умному – достаточно… (Автор, конечно же, считает эти «Протоколы» гнусной подделкой и не приписывает содержащиеся в них намерения еврейскому народу.) Но это конечная цель. А как «Протоколы…» предлагают ее достичь? В том числе – и войной с помощью информационных технологии. Мы с вами, почитав Делягина и посмотрев на последние события, прекрасно знаем, как управлять поведением миллионов душ. Как дружно и согласованно потоками лжи уничтожают кого угодно западные телесети, крупнейшие информационные агентства «Рейтер», ЮПИ и Би-Би-Си. Как им послушно вторят телевидение и пресса Россиянии. Так, словно всем этим шабашем управляет один хозяин с одного пульта. Но откроем «Протоколы сионских мудрецов»:

"В руках современных государств имеется великая сила, создающая движение мысли в народе – это пресса…Но государства не сумели воспользоваться этой силой, и она очутилась в наших руках. Через нее мы добились влияния, сами оставаясь в тени, благодаря ей мы собрали в руки золото, невзирая на то, что нам его приходилось брать из потоков крови и слез…

Ни одно оповещение не будет проникать в общество без нашего контроля. Это и теперь уже достигается тем, что все новости получаются несколькими агентствами, в которых они централизуются со всех концов света. Эти агентства будут тогда уже всецело нашими учреждениями и будут оглашать только то, что мы им предпишем.

Если теперь мы сумели овладеть умами гоевских обществ до той степени, что все они почти смотрят на мировые события сквозь цветные стекла тех очков…" Эта программа, написанная кем-то сто лет назад, сегодня последовательно выполняется Соединенными Штатами. Поэтому «Протоколы…», по моему глубокому убеждению, надо вводить в наши школьные программы.

7

Нет, не только Запад стал причиной нашей национальной катастрофы, нынешнего скатывания к последней войне. У него есть рьяные пособники внутри нашего общества. Те, которые пришли ко власти в конце 1991 года, жадной ордой захватившие все в моей стране – финансы и промышленность, средства массовых сообщений и огромные сокровища недр, научно-промышленные жемчужины и земли. Все, чего коснулись эти бестии, – все развалилось, пришло в дикий упадок, износилось и обветшало донельзя.

Десять лет они вычерпывают, высасывают и обгладывают мою страну, ни черта в нее не вкладывая. Превращая ее в ходячий скелет с хрупкими костями. Словно тупые испанские конкистадоры, некогда переплавившие прекраснейшие произведения инкских и ацтекских мастеров в тупые золотые слитки, эти хамы крушат великолепие русской цивилизации, превращая все и вся в тупые зеленые бумажки – доллары. Они спустили в унитаз или по дешевке продали все плоды великой Победы 1945 года, превратив страшные жертвы русских в Великое Напрасно, а День Победы 9 мая превратили в Тень ее. А сейчас они вовсю пожирают будущее наших детей, оставляя им разоренную страну, увязшую в тяжелейших долгах, пылающую в междоусобных войнах, окруженную торжествующими врагами, взрывающуюся техногенными катастрофами и кровавыми террористическими актами. Страну, которую после них придется поднимать из развалин долгие мучительные годы. И то, что мы стремительно скатываемся к роли беззащитной мишени НАТО, – это их «заслуга».

Вы знаете этих особей, зовущих себя «реформаторами». Увы, большинство из них – это не славяне, не православные. Они и не приверженцы пророка Магомета, не тюрки и не горцы. Много лет просидев в сердце информационных потоков, отфильтровав тонны сведений, я называю их «чужими». Как тех инопланетян, которые, приняв обличье людей, захватывают власть над нашим миром, уничтожая род человеческий. С тем, чтобы, завладев планетой, выпить и вычерпать ее до дна, измерзив и испакостив Землю, – и двинуться дальше в космос в поисках новых жертв.

Я вижу, как все это творится в жизни, как место планеты-жертвы занял Мир-Россия, моя русская цивилизация. И потому не раз и не два в книге этой я буду обращаться к чудовищному феномену «чужих» в теле Святой Руси. Те, которые внешне почти как мы, которые говорят вроде бы на русском языке и живут среди нас, но по сути своей дети Сатаны, Шайтана. Те, которые смертельно ненавидят нас и наш вековой уклад жизни. Те, которые называют Россию «этой страной», тогда как мы зовем ее «нашей». Те, которые ведут себя здесь как временные гости, глядя на нас и нашу землю лишь как на сырье, как на объект дикого грабежа.

Сегодня у русских два врага. Запад извне и «чужие» внутри. И покуда «чужие» не уничтожены нами. Святая Русь будет скатываться все глубже и глубже в смертельную тьму. К роковому финалу.

Помни об этом, русский…

8

Теперь вы знаете, какая война идет сегодня на планете. Повторим вкратце основные наши выводы.

А. Наш враг – Запад, НАТО, где верховодит Америка. На самом деле Новый Мировой Порядок устанавливают не англосаксы, а настоящие правители США богатая и влиятельная сионистская община. Цель войны – завладеть мировыми ресурсами и сохранить господство доллара.

Б. Америка будет делать все, чтобы расколоть на части любую страну. Это выгодно для продолжения «эры доллара».

В. Россия неизбежно должна подвергнуться нападению Запада, поскольку ее расчленение и уничтожение жизнеспособности нашего талантливого народа – это непременное условие установления НМП. Кроме того, это нужно Западу и в пропагандистских целях.

Г. В войне на развал страны передовым отрядом убийц нашей страны выступят сепаратисты. Скорее всего, на Северном Кавказе и в Татарии. Запад сделает все, чтобы православные и мусульмане сцепились насмерть в многолетней войне. И пока она (на Кавказе, скорее всего) будет идти годами, пожирая силы и средства русских, и без того обескровленных «реформами» «чужих», у России выйдет из строя ядерное оружие. После чего начало агрессии НАТО под предлогом «защиты прав» сепаратистов станет лишь вопросом времени.

Д. Войну против нас будет вести сильно изменившаяся Америка – страна жестоких корпораций, аэрокосмического оружия и криминалитета, сомкнувшегося с элитой США. Война будет истребительной: после победы НАТО над Россией русские будут уничтожены физически. Но не душегубками и концлагерями, а «мягко» – «рыночной» экономикой.

Война на наше окончательное уничтожение будет воздушно-космической. В этом мы уверены на все сто. С 2000 года США приступают к формированию АЭФов аэрокосмических экспедиционных формирований. Их власть над миром будет аэрократией.

Наверное, вы в детстве читали «Путешествия и приключения Лемюэля Гулливера», принадлежащие перу английского разведчика XVII века Джонатана Свифта. Свифт был еще и мистиком, посвященным в какую-то сатанинско-масонскую муть. У нас принято читать детям только одну часть из этой книги – похождения Гулливера в стране лиллипутов. Но там есть и другие части, мрачные, пугающие детей. Не поленитесь, загляните в эту очень непростую книгу. И вы увидите страшное предвидение.

Это – путешествие на Лапуту, летающий город-остров идеально круглой формы, с алмазным сверкающим днищем и магнитным двигателем. Ни дать-ни взять, огромный летающий диск. Лапута правит целыми странами, собирая с них тяжелую дань. И если кто-то не подчинится, остров-диск является и тяжело опускается на непокорные города, стирая их в порошок своим алмазным основанием.

Свифт, посвященный в западные тайные общества, выразил мечту, цель своей цивилизации – царить над миром, господствуя в воздухе. Пусть это выражено у него наивно. Все-таки писалась книга три века назад. Кажется, нынешняя эпоха громадных авиакосмических соединений, высокоточных ударов и ковровых бомбежек и есть та самая Лапута. Глобальная аэрократия.

Но в книге Свифта есть и то, чего боится Запад. Один из городов, Литодомо, не подчиняется парящему острову. Храбрые горожане ловят готовую раздавить их Лапуту мощным магнитом, а потом угрожают поджечь ее, расколоть ее днище громадным пламенем. И Лапута с позором отступает.

Чтобы побороть аэрократию Нового порядка, русским придется сломить западное господство в воздухе. А вернее, в едином воздушно-космическом пространстве. Нам нужно быть готовыми унести врага с собой в могилу – и тогда он отступит…

9

Знаешь, читатель, нас ждет самая страшная в мире война. И только дураки думают, будто бы она – это только авианалеты и танковые лавины. Нет, война идет по всем полям – в культуре и в религии, в умах и в финансах, на рынках и в технологиях. Это столкновение жизни и смерти, мира людей и мира нечисти. Мира здорового, преданного Богу человека и темной пучины дьявола, оснащенного компьютерными сетями и бомбами с лазерным наведением.

И в этой войне смерть может забрать каждого – и простого работягу, и солдата, и «нового русского» с роскошным особняком. Гореть под бомбами будут и блочные дома, и фешенебельные виллы. Я пишу эту книгу и очень спешу. Из окон моего дома видны трубы электростанции. Рядом – часть внутренних войск. А значит, сюда будут падать бомбы и ракеты. Да что там НАТО, в один прекрасный день мой дом могут подорвать и без войны, свалив все на злых чеченцев, ища новый аргумент для продления власти «реформаторского» отребья. А значит, и рукопись моя, и семья могут погибнуть под обломками.

«Новым русским» не помогут ни их деньги, ни бегство за кордон. После скандалов 1999 года Запад показал, что считает их поголовно преступниками и ворами, коим не место в приличном обществе. Более того, он склонен отобрать у них наворованное. Вы, конечно, помогли мне разодрать на части СССР и добить его могучий научно-промышленный потенциал, вы воровством своим подорвали жизнеспособность православных. Но теперь ваша миссия, «новые русские», закончена. Дьявол не щадит тех, кто ему служит. «Новорусские» за очень малым исключением будут выброшены прочь, словно использованные презервативы. Даже криминальные дела свои на обломках разгромленной России западные боссы примутся делать с более молодыми, «новейшими русскими». Те будут победнее и посговорчивее с новыми паханами.

Можем ли мы, русские, выстоять? Можем. И должны выстоять. В этом – наша миссия, наша судьба. Ибо погибнет Россия – погибнет и весь мир. О том, как это сделать, я и пишу свою книгу. Что мы имеем для этой битвы? Я говорю об этом – на тридцать третьем году своей жизни, в первом году Четвертой мировой. А для того, чтобы победить, нам нужно понять, почему мы проиграли Третью мировую, длившуюся от взятия Берлина в мае 1945 до декабря 1991, когда Ельцин, Кравчук и Шушкевич разрубили на части мою Родину, мою Империю.

Идем же, читатель, дальше. С нами – Бог…

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. СЛАВА НАШИХ ОТЦОВ

Глава 3 ПОБЕДА В ВОЙНЕ, О КОТОРОЙ ЗАБЫЛИ. КОРЕЯ: ИМПЕРИЯ НАНОСИТ ОТВЕТНЫЙ УДАР. 1951-й: ВОЗДУШНАЯ БИТВА ПРИ ЯЛУЦЗЯНЕ. КАК ТАНКИ СПАСЛИ НАС ОТ НАШЕСТВИЯ С ВОЗДУХА. СЕЗОН ПРИЗРАКОВ И ДЕЛО БЕРИИ, КОТОРОЕ ЖИВЕТ ДО СИХ ПОР. ХРУСТАЛЬНЫЙ КУПОЛ НАД ИМПЕРИЕЙ. 1950-е: ТУЧИ НАД НАМИ СГУЩАЮТСЯ. ВСЕГО ОДИН ЗАЛП, КОТОРЫЙ ПОВЕРНУЛ ИСТОРИЮ

Шел тридцатый день ожесточенной воины в Персидском заливе. Соединенная воздушная армада американцев, англичан и французов мощными ударами крошила иракскую оборону. 14 февраля 1991 года эскадрилья британских «торнадо» получила задание нанести удар по авиабазе Аль Таккадум. Днем раньше ее уже проутюжили шесть «торнадо», три EF-111 и два F-15.

Окрашенные в светло-бежевый «пустынный» цвет, хищно вытянутые машины неслись над песками. Своим силуэтом каждый «торнадо» похож на остромордую акулу с толстым и сильным туловищем, и длинный скошенный киль смахивает на хвостовой плавник рыбы-убийцы. Бояться было нечего: истребители арабов выбиты, противовоздушная оборона перестала существовать как единое целое. Земля сотрясалась от гулкой ударной волны, катившейся вслед за этими сгустками европейской супертехнологин. На всякий случай под стреловидными крыльями были подвешены ракеты HARM – быстрые дьяволы, летящие на излучение радаров зенитных систем. Так, чтобы метнуть их во всякого, кто дерзнет хотя бы поймать в прицел мчащихся англичан. В одном строю с бомбардировщиками шли самолеты РЭБ – радиоэлектронной борьбы, готовые включить мощные станции помех и ослепить головки самонаведения иракских ракет, «забить» работу чужих радаров.

В атаку на Аль Таккадум они вышли, как на полигоне. «Торнадо» приготовились полого пикировать с высоты 7300 метров. Пилоты сжимали ручки управления, а штурманы-операторы в задних кабинах припали к прицелам, готовясь к метанию лазеро-наводимых бетонобойных бомб. Самолеты уже легли на боевой курс, когда в кабинах летчиков истерично зазвучали системы предупреждения о радиолокационном облучении. Кто-то брал их на прицел! Лихорадочно завертелись головы пилотов в тяжелых шлемах, и темные стекла их скрыли искаженные внезапным страхом лица. С земли вырастали дымные заостренные столбы дыма от пущенных ракет, которые быстро и неотвратимо вытягивались в сторону «торнадо».

«Гайдлайны!» – крикнул кто-то в эфир, и страшное слово, знакомое всем с курсантских лет, электрическим разрядом пронзило струны натянутых нервов.

Самолеты РЭБ даже не успели включить свои «глушилки». «Торнадо» бросились врассыпную, поспешно освобождаясь от безумно дорогих лазерных бомб, бросая самолеты в спасительное пикирование. В воздух выстреливались тучи фольги и десятки горящих ложных целей. «Всех охватила ужасная паника. Ракеты мчались к нам с двух сторон, а мы не знали, сколько их. Я тут же освободился от пары управляемых авиабомб и бросил самолет на крыло…» – вспоминает выживший в том бою лейтенант Руперт Кларк («Авиамастер», ј1, 1997 г.).

Первая ракета разорвалась под хвостом его «торнадо». Самолет потряс страшный удар. Вдребезги разлетелось бронестекло кабины, раскрошило дисплеи и циферблаты на приборной доске. Оба двигателя «турбо юнион» судорожно поперхнулись и заскрежетали, но все же продолжали вращать турбинами, и ослепший самолет с полуоглушенным пилотом еще тянул. Взрыв ракеты превратил корму машины в уродливые металлические лохмотья. Штурман позади не отвечал. Он лежал без сознания, уткнувшись контуженной головой в электронный прицел, и хлынувшая изо рта и ушей кровь заливала шлем. Кларк, теряя высоту, пытался уйти прочь от Аль Таккадума, но тут в самолет ударила вторая ракета. Тридцатитонный «торнадо» разнесло в тучу пылающих обломков. В последний момент Кларку удалось рвануть рукоять спасительного катапультирования. Своего штурмана-оператора он больше никогда не увидит…

Иракцы тогда применили давно испытанный русскими прием – ракетную засаду. Более того, они стреляли старыми нашими ракетами С-75, детищами 1950-х годов. Впервые сбившими вражескую машину еще в 1960. И оружие-ветеран не подвело. Даже в столкновении с техникой, которая была и на тридцать лет моложе, и несравненно более компьютеризированной. Огнехвостое детище эпохи громоздких радиоламп и первобытно-грубых транзисторных схем, ровесник первых рок-н-роллов Элвиса Пресли, фильма про Максима Перепелицу и архаичных автомобилей с закругленными обводами, оно сразило крылатое чудо времен пейджеров, сотовой связи и виртуальной реальности!

То было в конце зимы 1991. Некогда сильная Красная Империя, великий Советский Союз, уже бился в конвульсиях. Садисты в хороших костюмах воткнули в его тело электроды, дав в них пыточные разряды. Они уже заложили в его суставы взрывчатку и вонзили стрекала в нервные центры. Огромная страна, спотыкаясь от судорог, уже послушно подчинялась командам западных «укротителей».

Но тогда случилось чудо. Утраченная воля, замолкшая боевая слава вдруг воплотились в этой старой ракете, взмывшей навстречу торжествующему врагу. Казалось, в тот миг прорвалась пелена позорных времен, и в небе блеснуло оружие совсем другой эпохи – стальной, огнедышащей эпохи. Эпохи имперской силы. Еще та, старая Империя, в последний раз наносила удар, сразив технотронного западного налетчика двумя сгустками воющего пламени.

Пусть нам доказывают: Империя-СССР задохнулась в гонке вооружений с компьютеризированным Западом. Пусть нам врут о том, что русским пришлось сдаться перед лицом авиационных армад Запада, способных задавить нашу ПВО станциями помех и прорывами роботизированных машин на высоте деревьев. Чушь! Русские со своей уникальной техно-цивилизацией породили сильнейшую систему защиты Империи от атак с неба, накрыв исполинскую страну «хрустальным куполом», опоясав ее рубежи невидимыми стенами высокотехнологической крепости. В холодной войне на этом фронте мы побеждали. Более того, выиграли у Америки и всего НАТО настоящую битву в конце 1950-х, предотвратив воздушно-ядерное нападение на наши города. И битва сия была лишь отчасти холодной. Тогда, почти за сорок лет до наших дней, русский народ попал в опаснейший кризис.

Это при Горбачеве нас пугали американскими звездными войнами. (Если вы читали нашу предыдущую книгу, «Сломанный меч Империи», то знаете о том, как советская верхушка, решив сдать и развалить Империю, заранее искала себе оправдания.) Но тогда, в 1980-х, заморские космические крейсеры и орбитальные роботы-убийцы были всего лишь рисунками на бумаге, игрушками в фильмах со спецэффектами, чертежами. А в 1950-х нам грозили вполне реальные машины Апокалипсиса – во «плоти» из стали и дюраля. Тогда наши отцы и деды подали нам пример того, как можно повергнуть во прах планы гораздо более сильного и богатого врага.

1

– Не нервничайте, комэск! – похожий на сердитую птицу генерал смотрел на капитана, не мигая, и летчик поневоле судорожно сглотнул слюну. Уж больно пронзительны глаза этого небольшого лысоватого человека. Думал ли он еще тогда, в училище, что окажется вот в таком положении перед самим Савицким, асом из асов? Господи, да он тогда бредил этим героем с позывными «Я Дракон!», этим полубогом, вогнавшим в землю три десятка гитлеровских стервятников!

Савицкий вскочил и, худощавый, подтянутый, пружинисто заходил по комнате, еще больше напоминая рассерженного орла. Полуденные отблески узбекского зимнего солнца поигрывали на двух золотых звездах Героя. То, что он услышал, не укладывалось в его голове…

Шел 1959 год. В один из февральских дней локаторы Туркестанского округа ПВО засекли высотную цель, пересекшую имперский рубеж. По тревоге в воздух поднялся МиГ-19 Девятого гвардейского авиаполка в Андижане. Серебристая стрела перехватчика взмыла до предельного потолка в 17 тысяч метров. И оттуда глазам пилота представился крестообразный силуэт неведомого самолета. На фоне ослепительной голубизны стратосферы отчетливо виделись прямые длинные крылья. Но чужак шел на высоте почти 21 километр, и наш оказался бессилен достать его огнем бортового оружия. Самолет неизвестной национальности безнаказанно растворился в необъятной шири, словно какой-нибудь «летучий голландец».

Савицкий не поверил летчику-перехватчику. Не может быть у наших врагов машин такой высотности! В этом клялась и военная разведка. Да что она – наши авиаконструкторы были уверены: ни один самолет мира не может держаться на высоте двадцати верст многие часы. Решили, что пилоту самолет-нарушитель просто примерещился, и летчика перевели служить в другую часть. Однако в апреле 1960 радары туркестанцев вновь засекли нарушителя рубежа, и снова из Андижана стартовали четыре МиГ-19 9-го ГИАП. Пилоты поднялись на 16 верст, но так и не увидели врага.

То был опять «Локхид U-2» с мощными фотообъективами. Он прошел над сары-шаганским полигоном ПВО у озера Балхаш, сфотографировал космодром Байконур и спокойно ушел на юг.

Но и это были не единственные случаи. Как вспоминает выдающийся конструктор русских зенитных и противоракетных систем Григорий Кисунько, в 1957 году одна из радарных станций внешнего кольца ПВО Москвы засекла неизвестный самолет. Сигнал от него был очень смутным, он периодически исчезал. Но позже, когда стали рассматривать проявленную пленку фоторегистратора, выяснилось – летающий призрак шел курсом на нашу столицу. Сигнал оказался нечетким из-за того, что самолет летел на большой высоте, у самой кромки луча локатора. Было решено ждать. И точно, вскоре по тревоге включились все радары сначала московской, а потом и питерской ПВО. Чужак пролетел над Москвой, повернул на северо-запад и через Боровичи да Ленинград ушел дальше, через финскую границу.

Нам дали пощечину. И очень звонкую! Хрущев, который правил страной с 1954 по 1964 год, собрал широкое совещание с участием конструкторов и военных:

– Если раньше самолеты-нарушители летали над Закавказьем и Прибалтикой. то сейчас начали среди бела дня летать над Москвой, и наши истребители, оказывается, не могут их достать. Что же это творится с нашей авиацией, которая, как говорят, летает выше всех, дальше всех и быстрее всех?

– Такой трюк, не имеющий никакого военного значения, сделать нетрудно. Снять с самолета все, что можно, раздеть летчика до трусов… – начал было оправдываться министр авиапромышленности.

– Насчет летчика в трусиках в стратосфере – это вы оставьте для другой компании, – оборвал его Хрущев. – Вы рассуждаете о военной стороне дела, но не понимаете ни военного, ни политического значения того факта, что чужой самолет, как у себя дома, летает над Москвой!

1956-1960 годы были временем настоящего нашествия «воздушных призраков». Обнаруживаемые цели, казалось, просто не могли существовать в природе. Они блуждали в стратосфере подчас на невероятно малой скорости – всего в полторы сотни км/час, пропадая с экранов радаров. Лучшие русские истребители могли держаться на гораздо меньших высотах всего лишь считанные минуты – за счет бешеного разгона в плотных слоях атмосферы. Для действий на двадцатикилометровой высоте конструктор Сухой в ударном ритме создавал перехватчик с двигателем чудовищной мощи. Мы ломали голову: что это за таинственные гости? Большинство локаторов русской ПВО было рассчитано на цели с гораздо меньшей высотой полета, и потому они безбожно врали, на их экранах мелькали только смутные отблески загадочных самолетов. Мы еще не ведали о том, что есть у нашего врага эти U-2, и что с 1956 по 1960 год они тридцать раз вторгнутся в наше небо, проходя даже над обеими столицами Империи. К счастью, они были слишком маломощны для того, чтобы нести ядерные заряды, еще слишком тяжелые в те времена.

Американцы, эти флагманы Североатлантической цивилизации, не зря лезли в наши небеса. 4 октября 1957 года они испытали шок – русский конструктор Сергей Королев запустил на околоземную орбиту первый в мире искусственный спутник. Носителем его выступила баллистическая ракета Р-7. Первое русское оружие, грозящее ударом по Североатлантиде через тысячи миль, прямо через океан. И янки не знали, сколько таких ракет мы имеем.

Самолеты-призраки рвались к нашим ракетным базам и стартовым площадкам.

Надо было что-то делать…

2

Резкий сигнал тревоги поднял их в полтретьего утра 1 мая 1960 года. Над пакистанским Пешаваром медленно светлело небо. Утро обещало быть погожим и теплым. По небу плыли редкие облачка. Позавтракав и надев летные, обтягивающие тело скафандры, два пилота долго дышали чистым кислородом в боксе с белоснежными стенами, насыщая кровь жизненосным газом. Правда, лететь на задание предстояло только одному из них. Сыну сапожника из штата Вирджиния, лейтенанту Френсису Гарри Пауэрсу. Пилоту секретного подразделения «Ю-10» Центрального разведывательного управления, работающему на государство за две с половиной тысячи долларов в месяц.

Он был почти в полном спокойствии. Ему предстоял уже не первый подобный полет за четыре года. Странным представлялось только одно – место старта. Обычно их U-2 вылетали с базы Инжирлик в Турции. А тут вот перебросили в Пакистан. Ну не все ли равно?

Припав к респиратору, Пауэрс погрузился в воспоминания. С 1956 пришлось летать над Черным морем, Закавказьем, вторгаться в русское воздушное пространство над Средней Азией. Поднимаясь из Инжирлика, обычно прокладывали курс до озера Ван, откуда поворачивали на Тегеран, а уже оттуда к Каспию. Рубежи Союза пересекали обычно из Афганистана. В августе 1958 он перегнал самолет в норвежский Буде по маршруту «Инжирлик – Афины – Сицилия – Рим Франкфурт-на-Майне – Ставангер». Там его ждал командир подразделения «Ю-10» полковник Бирли. (В 1999 из Инжирлика самолеты НАТО будут летать на бомбежки Югославии).

Сначала было страшно. Потом – даже интересно. Они воображали себя бравыми парнями из фантастических рассказов Роберта Хайнлайна. А самолеты-разведчики казались ракетными шлюпками, парящими над неведомой, враждебной планетой, населенной странным народом. Совсем непохожим на них, сидящих в кабинах…

Кислород, шипя, тек в маску. А рядом полковник Шелтон методично давал инструкции. Теперь стало ясно – лететь выпало лейтенанту Пауэрсу. Шелтон развернул карты. Маршрут пролегал от Пешавара на Аральское море, откуда предстояло идти на Свердловск, Киров, Архангельск и Мурманск. А оттуда прямиком к базе в норвежском Буде. В случае недостатка горючего или кислорода можно было повернуть на Норвегию, не долетая до Мурманска, у Кандалакши на Кольском полуострове.

Пауэрс красным карандашом помечал участки, над которыми надо обязательно пролететь, включая мощную фотоаппаратуру. Главное – это русский ракетный полигон в казахстанской пустыне Бетпак-Дала, знаменитый Сары-Шаган. Пауэрс не знал, что мы там делаем. А там вовсю шли испытания уникальной противоракетной системы "А", детища Кисунько, которая потом послужит основой сильнейшей в мире противоракетной обороны Москвы…

Впрочем, целей для разведки хватало. Русские аэродромы и базы баллистических ракет. Промышленные районы Урала.

В карманы летного комбинезона легли нож, тяжелый столбик золотых червонцев, хрустящая пачка русских рублей. Пауэрс передернул затвор длинноствольного пистолета с глушителем, хорошо знакомого оружия. К нему дали целых двести пять патронов. Стандартный набор, привычный по многим полетам.

Но Уильям Шелтон протянул ему серебряный доллар.

– На счастье, сэр?

– Скорее, наоборот… – Шелтон выдернул из монеты искусно упрятанную в нее иглу. – Это яд мгновенного действия.

– Не придавайте этому большого значения! – рассмеялся он, когда у лейтенанта вытянулось лицо. – Вы же знаете, что русские неспособны достать вас на такой высоте. У них нет ракет, которые могут маневрировать в разреженной стратосфере. Но мало ли что: двигатель откажет, высоту потеряете. Вы же не хотите попасть в пыточные подвалы на Лубянке?

И еще раз напоминаю: в особом случае не забудьте активизировать систему подрыва машины. В руки русских не должно ничего попасть. На аэродроме в Буде вас встретят люди из «Ю-10». Пароль не забыли?

– Так точно, сэр. Я должен показать им кусок черной ткани. Принимая серебряный доллар, Пауэрс вдруг почувствовал холодный комок, сбежавший по хребту куда-то в низ живота. Спокойствие его улетучилось, и его сменил липкий страх. Он не исчез даже с приходом сержанта-синоптика, монотонно забубнившего обстановку на трассе перелета. И Пауэрс не знал, что он участник тайной операции, которая так и называется «Перелет».

Собрав в кулак всю свою волю, он стал навытяжку и выслушал официальный приказ на полет. Потом его зашнуровали в скафандр и вывезли в микроавтобусе на аэродром, где уже ждал заправленный до отказа длинноносый «локхид». На иссиня-черных крыльях и корпусе машины не было ни одного опознавательного знака.

– Строго придерживайся отмеченного маршрута, парень. И да хранит тебя Господь! – сказал ему Шелтон, пожимая на прощание руку.

Техники помогли пилоту надеть тщательно уложенный парашют «свитлинг». Со странным колющим чувством Пауэрс оглядывал свою герметичную кабину. Надувная лодка на месте. Он пощелкал тумблерами автопилота А-10, проверил приемники-фиксаторы работы радаров – приборчики от фирмы «Хьюлетт Паккард», провел рукой по переключателям фотоаппаратуры. Механик помог ему надеть белый гермошлем с ярко-красной цифрой 29 на нем – порядковым номером Пауэрса. Потом, присоединив шланг к кислородному баллону, проверил ток дыхательного газа. Лейтенант уселся в кресло, пристегнул ремни, начал рутинные операции подготовки к взлету. Чертов доллар, казалось, жег ему бок через плотную ткань костюма. Сглотнув слюну, Фрэнсис проверял аппаратуру. Радиолокатор в порядке. Миниатюрный катушечный магнитофон тоже. Питание к устройству для постановки помех чужим радарам подключено…

В 6 часов 30 минут по местному времени, тяжело разбежавшись по полосе, иссиня-черный U-2 оторвался от земли и взял курс к русским рубежам…

3

Пролетев над желто-пыльным Афганистаном, изборожденным «морщинами» гор, самолет Пауэрса достиг колоссальных гребней Памирского хребта и в 5 часов 36 минут по московскому времени вторгся в наше воздушное пространство в 20 километрах юго-восточнее таджикского Кировабада. Соблюдая режим полнейшего радиомолчания, он дал условный сигнал: два щелчка тумблером передатчика. Но о нарушении границы сразу же доложила наша радарная станция на горном перевале Хабурабад… …Пауэрс не знал об этом. Как и о том, что Пешавар с 1980 станет базой войны на истощение Красной Империи, Советского Союза. Нашей Империи. И что потом она будет кроваво и страшно расчленена, и хабурабадский локатор взорвут озверелые банды таджикских «вовчиков»-ваххабитов в 1992 году, уходя в Пакистан после своего поражения в гражданской войне…

Он шел на высоте 20 тысяч метров в морозной разреженности стратосферы. Изредка попискивали приемники-отметчики работы русских радаров. Да, они уже «ведут» его от станции к станции. Пускай. Видеть – еще не значит достать. Страх и неуверенность постепенно спрятались куда-то в темный уголок мозга. Лейтенант стал даже насвистывать модный рок-н-ролльный мотив, строго придерживаясь красных отметок на карте. Щелкал тумблерами мощных «кодаков» в нужных районах. Да и сам зорко вглядывался в раскинувшиеся внизу просторы. Вставал солнечный ясный день, русские праздновали свой Первомай, но Пауэрс не боялся: мало кто разглядит его машину, купающуюся в ослепительном свете на такой высоте. Но сатанински черный цвет корпуса и крыльев делал «локхид» совершенно незримым уже на расстоянии в пару миль. Зато за прозрачным колпаком пилотского кокпита открывался великолепный вид. Вот аэродром, который неизвестен Шелтону. Вот несколько блестящих цилиндрических колонн. Очевидно, крупное нефтехранилище. Пауэрс деловито наносил их координаты на карту.

Над Сары-Шаганом он увидел большой застроенный участок, крупные здания. Тот самый район, который так интересовал полковника. Русские, кажется, совсем не беспокоятся…

Детище конструктора Кларенса Джонсона, U-2 легко скользил в головокружительной выси. Фрэнсис уже здорово привык к этой машине. Рекорды скорости ей не нужны, ее максимум – 790 километров в час. Зато можно забраться на высоту в 24 тысячи метров. Конструктор сделал ее этаким легким реактивным планером: при длине в пятнадцать метров размах прямых крыльев достигает 24,4 метра. И лететь можно на целых 6 тысяч верст. Вот только нагрузка маловата. …Оставив позади Ташкент и Сыр-Дарью, пролетев вдоль берега Арала, Пауэрс прошел над Троицком и Челябинском, углубившись на две тысячи верст в наши просторы. Почему его не сбили раньше? В декабре 1996 издательство «Молодая гвардия» выпустило увлекательную, как триллер, книгу-расследование военного журналиста Анатолия Докучаева «Сети шпионажа». Он здорово описал то, как мы охотились за самолетами-призраками, через какие трудности нам пришлось прорываться. Прочти ее, друг! Пересказывать эту книгу просто нет смысла.

А прорвался Пауэрс так далеко потому, что противовоздушная оборона страны тогда на юге была слаба. Шел болезненный процесс ее строительства. Ракеты лишь разворачивались. Только-только поступили на вооружение мощные высотные перехватчики Су-9, и пилоты учились летать на них, стрелять в стратосфере. Машины едва поступили с заводов, ракеты «воздух-воздух» еще лежали на складах. Командные пункты еще не освоили сложной науки наведения самолетов-истребителей на цель в стратосфере: там не позволены резкие развороты, чреватые потерей высоты. В общем, получилось нечто сродни 1941 году.

Получилось так, что Пауэрс долетел до Урала, счастливо минуя зоны огня зенитных ракет. Пока не дошел до Свердловска-Екатеринбурга, крупного узла противовоздушной обороны. К тому времени она была изрядно наэлектризована нервными приказами Хрущева. Лидер страны действительно не находил себе места – самолет-нарушитель мог идти на Москву, где собрались все высшие руководители страны, где шли массовые праздничные шествия. Удобнейший момент для обезглавливающего и деморализующего удара водородной бомбой! Истеричные импульсы «сверху» больно вонзались в мозг командующего авиацией ПВО генерала Савицкого. Ас Великой Отечественной распорядился выслать на перехват Пауэрса и самолеты. Из-под Свердловска чуть не подняли в воздух МиГ-19 капитана Бориса Айвазяна и старшего лейтенанта Сергея Сафронова. Но сообразив, что «19-е» не достанут высотного гостя, на перехват послали капитана Игоря Ментюкова на Су-9. Он оказался там случайно, перегоняя невооруженную машину с завода в свою часть. Его послали в полет без ракет и высотного костюма. Увы, Сталин уже ушел, и вместе с ним из жизни страны помаленьку стали уходить ответственность с дисциплиной.

Когда капитан уже шел наперерез Пауэрсу и до «локхида» оставалось всего верст двенадцать, радар Су-9 ослеп – экран покрылся «молоком» помех. Казалось, самолет врага включил станцию радиоподавления. И летчика продолжали наводить с наземного командного пункта.

Ментюкову приказали идти на таран. На верную гибель. Ведь разгерметизация кабины после удара была бы смертельной: на высоте двадцати верст у пилота без скафандра закипела бы кровь, лопнули барабанные перепонки и глазные яблоки, а внутреннее давление тела разорвало бы его плоть. Но Ментюков не отвернул. Только неумение наземного пункта наводить на цель новейшие тогда перехватчики спасло капитана: Су-9 потерял высоту. И тут ему приказали уходить из зоны: началась стрельба ракетами. Горючее у Су-9 иссякало, и в воздух срочно подняли Айвазяна и Сафронова. Да, читатель, практически тогда над Свердловском случился первый бой ракетной и реактивной ПВО с реальным воздушным противником. Бой, который вела новая русская боевая система, у которой разные части еще не приработались друг к другу.

Аппаратура предупреждения об облучении самолета радарами пищала беспрерывно. Радиолокатор показывал: на него нацелился скоростной перехватчик. Пауэрс помнил: русские истребители сначала набирают скорость и выскакивают в стратосферу на «динамической горке», летя в ней, как неуправляемые артиллерийские снаряды. И уйти от них можно резким изменением курса, галсируя. Тяжелые русские машины маневрировать на такой высоте не могут. «Локхид» же умел сбрасывать скорость до 150 километров в час и крутить спирали благодаря длиннющим крыльям и отличному двигателю, работающему чуть ли не в безвоздушном пространстве. Вот и сейчас пилот, включив бортстанцию помех, чтобы сбить прицел ракет русского перехватчика, положил свою машину на другой галс. Он решил не лететь над городом, небо над которым явно простреливалось системой ПВО, начав огибать его по длинной дуге.

Пауэрс не заметил первых выпущенных по нему ракет типа С-75. Уходя от Су-9 Ментюкова, он круто повернул на 90 градусов к юго-востоку, чтобы обогнуть большой город. Это и спасло его от первых выпущенных по U-2 ракет: самолет просто выскользнул за радиус их досягаемости, и они разорвались в небе. Американец не мог слышать грохота: слишком разрежен воздух в стратосфере. Но вот его «локхид» вновь вошел в зону поражения. И фронтовик, майор Михаил Воронов скомандовал своим ракетчикам: «Цель уничтожить!» Было 8 часов 53 минуты по Москве. В цель угодила ракета В-750, выпущенная комплексом С-75. Это оружие, один удар которого в 1991 сразит тяжелый тридцатитонный «торнадо» с двумя мощными двигателями, не оставило никакого шанса для семитонного U-2 с одним мотором.

Сам Пауэрс уже на суде рассказывал:

– В районе Свердловска, примерно на высоте шестидесяти восьми тысяч футов, я произвел поворот самолета и летел приблизительно около одной минуты по прямому курсу. Потом я услышал или, может быть. почувствовал какой-то глухой взрыв и увидел оранжевое сияние. Самолет клюнул носом, и, как кажется, у него отломились крылья и хвостовое оперение. Мне казалось, что этот взрыв произошел где-то сзади. Точно я не знаю, в каком положении падал самолет, я видел во время падения только небо…

Я не мог воспользоваться катапультирующим устройством из-за сил, возникших в падающем самолете. Тогда я открыл фонарь и освободил пристяжные ремни. Парашют открылся автоматически, сразу после того, как я покинул самолет. Тогда я был приблизительно на высоте четырнадцати тысяч футов. Я не успел включить кнопки и рычаги для уничтожения самолета. Для этого не было времени…

Пауэрсу повезло, что осколки не прошили кабину – при разрыве ракеты С-75 они разлетаются на триста метров. Изломанный самолет сорвался в штопорящее падение, задрав нос, и пилота бросало по кабине. Если бы он задел при этом кнопку ликвидатора, то в тот же момент взорвались бы три шашки мощного циклонита под его сиденьем – так задумали начальники из ЦРУ, обманув пилота. Ему удалось выбраться из кабины еще до того, как в исковерканную машину ударила ракета из третьего залпа.

На земле не сразу поняли, что противник уничтожен. Облако от разлетающихся обломков на экране радара они приняли за выброшенные Пауэрсом искусственные помехи – отражатели из фольги. Поэтому стрельба ракетами продолжилась, и никто не отозвал прочь наши два МиГ-19. Ракета поразила истребитель Сафронова, и пилот погиб. Айвазяну удалось уйти, бросив машину в спасительное пикирование.

Пауэрс не застрелился, не воспользовался ядовитой иглой. Его обезоружили обычные русаки – шофер Чужакин с приятелями. Они же на машине свезли пилота куда следует.

Несмотря на трагическую гибель Сафронова, то была наша победа. Огромная победа, предотвратившая большую войну. Она открывает героическое тридцатилетие, в которое враг не раз познает всю могучую силу русской противовоздушной обороны. И одержали мы эту победу, по большому счету, благодаря воле Сталина. Впрочем, давайте-ка обо всем по порядку.

4

В веке двадцатом русским пришлось драться долго и насмерть. В небе – тоже. В Китае в 1938. В Испании 1936-1938 годов. На Халхин-Голе в тридцать девятом. С немцами в страшных 1941-1945 годах.

Было еще много смертельных схваток, и все-таки наш главный враг тогда только набирал воздушную силу. И этот враг – Североатлантический мир во главе со США. Спасенный нами от немцев, он имел то, чего не было у Гитлера, авианосцы и высотные «летающие крепости». И мы еще в ту войну увидели его сатанинское могущество. Его ковровые бомбардировки, стиравшие с лица земли огромные города.

Как ни было страшно гитлеровское нашествие, оно было в основном сухопутным. Главным оружием немцев были танк и ближний пикирующий бомбардировщик. Но у них не было флота дальних, стратегических бомбовозов. Зато англо-американский, Североатлантический мир создал новое орудие войны, войны «дистанционной», бесконтактной – эскадры огромных воздушных кораблей, идущих на цель за тысячи километров, сражающихся в плотных «комбат бокс» – боевых «коробках», где один бомбардировщик прикрывает другой. Против «летающих крепостей» оказались малоэффективными даже пушечные истребители. Немцам пришлось создавать ракеты «воздух-воздух» и зенитные ракеты. Только они не успели – русские войска слишком быстро двигались к Берлину. Налеты стратегических авиаэскадр Запада на немцев в общей сложности убили мирных жителей больше раза в три, нежели погибло в Хиросиме и Нагасаки. Да и в Японии тяжелая авиация янки оставила жуткую память.

В ночь с 9 на 10 марта 1945 года американские бомбардировщики 20-го воздушного флота генерала Ле Мэя начали операцию «Молитвенный дом». Целью массированных налетов «суперкрепостей» стал Токио. Они обрушили на город тысячи зажигательных бомб, сработанных концерном Дюпона и «Стандард Ойл», и японская столица обратилась в пылающий ад. «Тесно прижатые друг к другу деревянные домики вспыхивали, как солома. Переулки разом превратились в пылающие реки. Обезумевшие толпы людей бежали к берегам Сумиды и ее притоков. Но даже речная вода, даже чугунные пролеты мостов стали обжигающе горячими от чудовищного жара. Над городом бушевали огненные смерчи ураганной силы. Вызванные ими турбулентные воздушные потоки швыряли американские „сверхкрепости“ так, что летчики едва сохраняли управление». – писал в книге «Горячий пепел» наш журналист Всеволод Овчинников.

То была еще НЕЯДЕРНАЯ бомбардировка, но в одну ночь погибло более 83 тысяч токийцев. Вспыхнули огненные штормы, гигантские очаги пожаров пожирали колоссальное количество кислорода, становясь центром, куда дули бешеные горячие ветры. Потом пожар Токио будет использоваться для моделирования последствии атомных бомбардировок. Люди массами кидались в пруды, но вода в них закипала, и огонь выжигал воздух, удушая несчастных.

То была ПОДЛАЯ бомбардировка, ибо шло массовое уничтожение не солдат и не боевой техники, а стариков, женщин и детей. Ибо солдаты были на фронте. А американцы заходили на город, почти лишенный ПВО. Всего в той войне американцы потеряли столько же, сколько сами заживо спалили японцев в одну только страшную ночь. За одно это преступление, унесшее жертв больше, чем Хиросима, америкосы должны были сидеть на скамье подсудимых в Нюрнберге. Ибо гитлеровцы сжигали в крематориях уже трупы, а «гуманный» Запад предавал пламени живых людей.

5

Уже в 1946 году Запад объявил нам «холодную войну», готовясь к таким же массированным налетам на русские города.

Запад не простил нам победы над Гитлером. По замыслу США, мы должны были сломить Германию ценой таких жертв, что ненадолго пережили бы немцев. Мы должны были рухнуть от потери крови, как рухнула подорванная Первой мировой царская Россия в феврале 1917. Западу почти удалось это сделать: свою экономику, свою живую силу они в борьбе с Гитлером сохранили. У них на Западном фронте не было ничего подобного сражению под Москвой 1941 года, битвам под Сталинградом (1942-1943 гг.), Курском (1943) или операции «Багратион» (1944). Подсчитано, что в одной битве на Курской дуге немцы бросили против нас больше танков, чем против англо-американских армий во Франции в 1944. В крупнейшем наступлении на западные войска в Арденнах немцы бросили четверть миллиона солдат, тогда как под Курском на нас обрушилась 900-тысячная группировка Гитлера, а под Будапештом зимой 1944-1945 годов нам пришлось отбиваться от натиска почти полумиллионной группировки Зеппа Дитриха!

Именно против русских немцы бросали свои главные силы, оставляя против Запада лишь слабые завесы из второсортных войск. Англо-американцам, которые высадились во Франции только летом 1944, после гибели лучших частей немцев в России, оставалось лишь двигаться вперед. На двадцать западных боевых самолетов приходился один немецкий, и потому по масштабам их наземные операции по сравнению с нашими сражениями – все равно что костры по сравнению со всепожирающим лесным пожаром. Битвы США против Японии на Тихом океане, где несколько тысяч человек подчас дрались на пространстве в несколько тысяч квадратных миль, вообще напоминают кометы, где плотность вещества равна пшеничному зернышку, распыленному в масштабах Большого Театра.

Гитлер вообще избегал серьезных столкновений с западниками, сражаясь с нами до последнего, бросая на нас сотни тысяч солдат до самого последнего момента. Он совершенно не без оснований полагал, что Запад ненавидит русских, и потому неизбежно столкновение между Западом и Империей.

Он ведь почти не ошибся. Всего лишь через несколько дней после падения Берлина, когда деды наши, хмельные от Победы над немцами, палили в воздух на развалинах Рейхстага, пили и любили женщин, мечтая о том, чтобы поскорее оказаться дома, англичане замыслили удар в спину русским. В середине мая 1945 Черчилль отдает секретный приказ о подготовке плана «Невероятное» по нападению на Россию и ее уничтожению. Уже 22 мая план был готов. Удар должна была нанести полумиллионная группировка англо-американских войск через Северную Германию. Вместе с ними должна была действовать 100– тысячная немецкая армия, сформированная из остатков гитлеровского вермахта по приказу Черчилля. В гитлеровской военной форме, с гитлеровским оружием, под командованием все тех же офицеров.

Планировалось, что Третья мировая начнется 1 июля 1945 года переходом в решительное наступление сорока семи западных дивизий. Англосаксы всерьез опасались того, что Сталин в ответ вторгнется в Норвегию, Турцию и Грецию, захватит нефтяные промыслы Ирана и Ирака, начнет подрывные операции на юге Европы и Франции. В ответ стальной каток ударной немецко-англо-французской группировки должен был ударить в самое сердце нашей страны. И те армады высотных «летающих крепостей», которые три года превращали Германию в развалины своими ковровыми бомбежками, были бы брошены на русских. При том, что зенитная оборона наша, увы, была куда слабее немецкой.

Сталин загодя узнал об этом плане. 29 июня 1945 года русские войска в Германии неожиданно передислоцировались, заняв более выгодные позиции. Сталин показал Черчиллю: я готов – попробуйте начать. Если жизни не жалко. А вскоре весь мир узнал о немецкой армии Черчилля, и он был вынужден ее расформировать.

Тогда у «миролюбивого» Запада не выгорело. Но показательно само намерение.

Да, Запад, выехав во Второй мировой на нашей спине, рассчитывал на наше уничтожение. Но мы не рухнули. Запад совершенно не устраивало то, что победоносные имперские корпуса заняли всю Восточную Европу, стояли в Северном Иране и в Корее, что Сталин разом взял реванш за поражение Николая Второго в русско-японской войне, отняв у Японии и Курилы, и южную часть Сахалина. Что Империя наша, в отличие от разрушенной ковровыми бомбардировками англо-американских «летающих крепостей» Европы, не приняла от Америки экономического «плана Маршалла», который в обмен на вливания в миллиарды долларов требовал подчинения страны Вашингтону.

Мы еще своих павших похоронить-то толком не успели, как Черчилль в заштатном американском городке Фультоне произнес речь, которая призывала к войне с нами. На календаре была весна 1946 года.

Президент Трумэн нагло требовал от нас уступить Курильские острова. Янки выдвинули план двух евреев-финансистов, Баруха и Лилиенталя, по которому наша промышленность, и особенно ядерная, попадала бы под их контроль. У США имелось более трех тысяч Б-29 – машин, бросавших атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, сжегших Токио. И были еще традиции войны по-западному.

Там всегда стремились воевать, не воюя. Если русская православно-имперская цивилизация всегда стремилась ударить врагу в самое сердце, поразив его тяжелыми мечами танковых и механизированных армий (равно как и немцы с японцами), то США стремились запугать и сломить противника массированными бомбардировками с воздуха. Разрушая города и массой убивая матерей, жен и детей тех, кто сражается на фронте. Они попробовали применить воздушный террор против Германии, но немцы не сломились. И хотя города Рейха превратились в обгорелые груды развалин, немцы дрались стойко и до последнего наращивали выпуск вооружений. И только наш сухопутный натиск поверг их. Но стратегии террора с воздуха Запад был верен во все времена после Второй мировой. Что в Корее, что во Вьетнаме, что в Ираке 1991. А в 1950-х они готовили участь Токио, Хиросимы и Нагасаки для наших городов.

Да, опыт у Америки был. Плюс захваченные немецкие разработки авиаударов по нашей Империи. Еще в июне 1944 гитлеровский министр вооружений Альберт Шпеер по своему почину составил их подробный план. Главной целью бомбардировок он предлагал сделать русскую электроэнергетику. В отличие от западноевропейской, росшей медленно на основе малых и средних станций, мы строили имперскую электросистему в рекордно короткие сроки, и ее основой стали крупные энергоцентрали. Шпеер предлагал: разрушим их, вызовем катастрофические цунами от уничтожения плотин, и замрут целые промышленные районы. Удар по станциям в верховьях Волги парализует Москву – средоточие производства оптики и электротехники. Остановится выпуск подшипников, – а это подкосит авиа– и танкостроение, автопромышленность и транспорт.

Шпеер любил сравнивать экономику страны с речной дельтой из множества протоков. И чтобы осушить ее, надо было перерезать главное русло выше по течению – топливную промышленность и энергетику, железнодорожные магистрали и мосты. Правда, в 1944 у Гитлера уже не хватало сил для воздушного натиска на нас, он уже не успевал построить ракетные и авиационные системы для дальних ударов. Однако в 1945 Шпеер давал подробные показания «Службе по изучению результатов действии стратегической бомбардировочной авиации США». (Кстати, наши «реформаторы» пьяной эпохи Ельцина поразили главное «русло» русской экономики вполне по Шпееру).

6

Первый тур американской гонки атомно-воздушных вооружений не был особенно удачен. С 1946 года янки перебрасывают в Западную Европу тяжелые четырехмоторные Б-29 – «героев» сожжения Токио и ядерных налетов на Хиросиму с Нагасаки. С отлично подготовленными экипажами, которые прекрасно знали континент еще со времен антигитлеровской войны. Сначала то были бомбардировщики 28-й группы Стратегического авиакомандования (САК), во главе которого становится маньяк-сжигатель людей заживо – тот самый генерал Ле Мэй. На их бортах красуется хвастливая эмблема: рука в стальной перчатке, сжимающая оливковую ветвь и громовые стрелы. Суперкрепости США базируются на базах в английском Скемптоне и в Западной Германии. Позже к ним присоединятся самолеты Второй и Восьмой воздушных армий.

У них уже были расчеты ядерных бомбардировок нашей страны. С 1948 года действовал план ядерной войны против русских, названный «Чариотиром» «Колесничим». Первый удар – 133 атомных заряда по 70 целям. Причем целями этими были города, населенные исключительно русскими.

Но армия Империи не уничтожалась этим полностью, и потому во второй, двухлетней фазе войны, на наши головы должны были обрушиться еще двести атомных бомб вместе с четвертью миллиона тонн обычных. Главная нагрузка по уничтожению русских ложилась на «летающие крепости» САК. И эта война должна была начаться с нападения США 1 апреля 1949 года.

Однако тогда выяснилось: все равно русские войска за полгода дойдут до Ла-Манша и оккупируют Ближний Восток, уничтожив базы дальней авиации Запада.

Тогда янки разрабатывают план «Дропшот» – «Внезапный удар», который предполагал массированные бомбардировки нашей Империи тремястами атомными зарядами за шесть тысяч самолето-вылетов. В результате наша страна должна была разделиться на «суверенную Россию», «незалежну Украину», отдельную Белоруссию, Казакию, «республику Идель-Урал» и кучу среднеазиатских «государств». Словом, должно было произойти то, что сделает потом теплая горбо-ельциноидная компашка.

Однако тогда все эти планы полетели к черту: неожиданно для Запада Сталин к 1947 году построил мощную реактивную авиацию, по многим статьям превосходящую самолеты Запада. Он ухитрился, дав кучу взяток, вывезти в 1945 из Англии лицензии на производство современнейших на тот момент реактивных двигателей «нин» и «дервент», кучу технической информации по ним. В небо поднялись отличные пушечные истребители МиГ-15 и МиГ-17. Сталин победно ухмылялся в прокуренные усы. Когда в 1950 американская группа генерала Д.Хэлла смоделировала удар 233 «летающих крепостей» (32 ядерных удара помимо обычных бомбежек) по целям в районе нашего Причерноморья, результаты получились аховыми. Украинский журнал «АвиО» писала 1994 году:

"…32 самолета Б-50 были выделены в качестве носителей ядерного оружия, остальным предписывалось ставить радиопомехи, подавлять ПВО, а также бороться со второстепенными объектами. Предполагалось, что прицельно удастся сбросить 24 бомбы, 3 упадут далеко, 3 будут потеряны в сбитых самолетах и еще дважды экипажи не смогут применить оружие. Такой расклад обеспечит лишь семидесятипроцентную вероятность выполнения поставленной задачи. При этом 35 бомбардировщиков собьют истребители противника, 2 – зенитки, 5 – потерпят аварии или будут сбиты своими же самолетами, а еще 85 машин получат такие повреждения, что никогда больше не смогут подняться в небо. Таким образом, «расход» материальной части составит 55 процентов без учета истребителей сопровождения.

Психологические исследования показали, что людские потери… приведут к столь сильному падению морального духа оставшегося в живых личного состава, что дальнейшее выполнение боевых задач станет невозможным. …Главная причина – новое поколение реактивных истребителей сделало массовые рейды поршневых крепостей невозможными…" Сталин оказался намного умнее американцев. Если они сделали ставку на дальние тяжелые бомбардировщики и авианосные флоты, Иосиф Виссарионович выбрал другой приоритет – межконтинентальные баллистические ракеты. Это было гораздо дешевле, но очень действенно. Еще с 1944 года Сергей Королев, выполняя волю Сталина, работал над проектом «Большой ракеты». Толчок этим работам дали гитлеровские ракетные технологии, захваченные нами после Победы. Королеву удалось в 1948 воспроизвести гитлеровскую баллистическую ракету «Фау-2», которая была оснащена только нашей «начинкой» и двигателем РД-100 конструкции Валерия Глушко – будущего создателя системы «Энергия-Буран». Та ракета носила имя «Р-1» и могла бить примерно на триста километров.

С этой ракеты начинается череда бешеных успехов наших ракетчиков. Королев очень быстро отказывается от следования немецким образцам, предлагая свою «архитектуру» ракет. Для стимулирования своих конструкторов сталинский режим прибегает к оригинальному ходу. Зная о том, что главные гитлеровские ракетчики попали в руки США, нашего главного врага, и там вовсю работают над ракетотехникой, в 1946 Сталин распорядился вывезти из Восточной Германии в Империю оставшихся гитлеровских спецов во главе с Гельмутом Греттрупом. Вместе с семьями. Немцев-ракетчиков разбросали по трем точкам – в Москве, на острове посреди Селижского озера и на особом полигоне под Сталинградом. Немцы, снабжаясь всеми благами жизни по первому разряду, работали крайне плодотворно. Они создали несколько моделей ракет, которые не поступили на вооружение Империи. Как предполагают, немцы играли роль вероятного противника – таких же немецких групп, работавших в США (Ю. Ненахов. «Чудо-оружие Третьего Рейха». Минск. 1999).

Но Сталин, умерев в 1953, не успел увидеть завершения строительства арсеналов ракет, способных накрывать территорию Америки. На это требовалось еще несколько лет. И эти годы надо было еще продержаться.

В самом начале 1950-х надо было выстоять против воздушных армад Североатлантиды.

7

Первый тур воздушно-ядерной войны мы выиграли вчистую. Известен даже день этой победы – 12 апреля 1951 года. День, в который распались надежды звездно-полосатых на свои Б-29.

В тот день сорок восемь «29-х» под прикрытием восьмидесяти реактивных истребителей устремились из Кореи в небо Китая – чтобы стереть с лица земли гидроэлектростанцию на реке Ялуцзян и Аньдунский мост. Серебристые воздушные корабли, сверкая в лучах солнца и грозно гудя моторами, уверенно плыли в небе, прикрываемые эскадрильей истребителей. Каждая «суперкрепость» ощетинилась одиннадцатью телеуправляемыми стволами, каждая обладала скоростью в 570 км/час – словно «мессершмитт» сорок первого года. В августе 1945, когда Б-29 шла на атомную бомбардировку Нагасаки, японцы слышали радиограммы экипажа, расшифровали их и знали, какая страшная участь уготована их городу. Но сделать ничего не могли – у них не было высотных истребителей, способных достать «суперкрепость» Б-29.

И вот эскадры этих машин шли на Ялуцзян. Было восемь часов утра, когда радары русских засекли надвигающуюся воздушную рать американцев. Нет, она шла не общей армадой – по образу войны с немцами боевые порядки были эшелонированы, разделены на отряды, шедшие с разных направлений. Б-29 летели звеньями по четыре машины, строем ромба каждое. Если бы американцы в тот день разгромили с воздуха переправы через реку Ялуцзян, через которые из Китая шли потоки грузов и войск на фронт, то война в Корее была бы проиграна нами, и янки взяли бы ее под контроль. Их встретили МиГ-15 русского 64– го истребительного корпуса, вступив в ожесточенные бои.

Потом янки назовут этот день «Черным четвергом». Мы вам, мать вашу, не японцы!

«…При отражении налета… „мигами“ было сбито 10 „сверхкрепостей“ Б-29, не считая истребителей прикрытия. Около ста парашютов, повисших в расчерченном дымами небе, – спасались сбитые американские летчики и члены экипажей представляли собой фантасмагорическое зрелище», – писал в книге «Сталинские соколы» Николай Бодрихин.

Картина этого воздушного сражения, вошедшего в анналы мировой военной истории, воссоздана в книге В. Набоки «Натовские ястребы в прицеле сталинских соколов», которая была выпущена на деньги лужковского движения «Отечество» ничтожнейшим тиражом в 3 тысячи экземпляров. Да еще и со стыдливо измененным названием, из которого убрали слово «сталинские».

В тот день русские уничтожили десять «крепостей» и два истребителя Ф-80, тяжело повредив еще десяток Б-29. При этом сталинские соколы не потеряли ни одного своего!

Больше всего в этом бою отличилась ударная восьмерка МиГов гвардии капитана Шеберстова. В начале десятого часа утра она вместе с шестеркой истребителей гвардейца-капитана Мурашова встретила сильную группу «крепостей» в двадцати километрах южнее Аньдунского моста. Враг, прикрытый своими истребителями, шел колонной из звеньев по три «крепости» в каждой.

Шеберстову достались два звена Б-29 вместе с их прикрытием. Капитан приказал атаковать бомбовозы парами истребителей, каждой выбрав себе цель, заходя сзади-справа. Сам Шеберстов с ведомым набросился на замыкающий Б-29 первого звена, ведя огонь с дистанции в 800-200 метров. Получив несколько попаданий, тяжелый бомбардировщик левым разворотом вывалился из строя и ушел вниз. Шеберстов и старший лейтенант Николаев вышли из атаки левым боевым разворотом и снова бросилась на ведущее звено «сверхкрепостей» сверху-сзади. На этот раз бил Николаев – по левому бомберу. Попал! У пары Шеберстова кончились патроны, но они начали имитировать атаки на второе звено Б-29.

Пока Шеберстов и Николаев дрались с первым звеном янки, пара гвардии капитана Субботина атаковала пару американских истребителей Ф-84, а уже потом сверху-справа-сзади атаковала правого ведомого Б-29 из первого звена «крепостей» идущей на мост колонны. Субботин с расстояния в 300-400 метров всадил длинную очередь в центральную часть фюзеляжа янки, прежде чем его боеукладка опустела. Выход из атаки, разворот – и новый наскок. Теперь – на левый ведомый Б-29, огонь по которому открыл напарник Субботина, капитан Милаушкин. Несколько его снарядов достигли цели.

На первое звено врагов налетела и пара гвардии капитана Геся. Гесь сначала бил по замыкающей машине, а потом – по левому ведомому. Потом Гесь с напарником поднялись выше и кинулись в третью атаку – уже на правый самолет второго ромба-звена американцев. Но безуспешно.

Последней нападала пара гвардии капитана Сучкова, повторяя действия пары Субботина-Милаушкина. Сучков с восьмисот-шестисот метров бил по правому ведомому американцу первого звена, уже подраненному атакой Субботина, и снова всадил во врага несколько снарядов. Тот загорелся. Строй янки рассыпался…

Потом разбор покажет: нашим летчикам не хватило опыта, они били длинными очередями, быстро расходуя боезапас. Да и живучи были эти заразы, Б-29. Как ни крути – летающие линкоры. Шестью годами ранее, сталкиваясь с куда менее тяжелыми и живучими Б-17, немцы были вынуждены ставить на свои истребители по шесть пушек, батареи управляемых и неуправляемых ракет «воздух-воздух». А на МиГах стояло только по три пушки, а ракет для реактивных истребителей тогда еще не было. И все равно группа Шеберстова сбила пятерых врагов: победы на свой счет записали сам командир, Гесь, Субботин, Сучков и Милаушкин.

И все-таки восьмерка Шеберстова не сумела остановить прорыв к Аньдунскому мосту четверки Б-29. Ее встретили другие русские летчики. Над мостом завязалась дикая свалка.

В 9.11 утра в небо поднялась четверка ястребков гвардии капитана Васько. У моста на высоте в шесть километров она встретилась с четверкой пропущенных Шеберстовым Б-29, прикрытой восемью «шутингстарами» Ф-80. Четверка их тут же атаковала наших справа-сверху. Приказав паре капитана Крамаренко и лейтенанта Лазутина отразить это нападение, Васько с ведомым помчался на бомбардировщики, издали открыв огонь по замыкающей ромб «сверхкрепости». Крамаренко с напарником резким разворотом зашли в хвост паре «шутингстаров». Огонь! Крамаренко сбил одного, Лазутин зажег другого. Но они не заметили того, что уже им самим в хвост выходит пара Ф-80…

В это время Васько, выйдя из атаки на Б-29, услышал по радио сообщение: подходят новые группы американских «крепостей»! Бросив свою пару в разворот навстречу врагу, он увидел отчаянное положение, в которое попали товарищи. Пара Васько открыла огонь, отгоняя американские истребители от товарищей. Выручив пару Крамаренко, Васько с ведомым бросились лоб в лоб на флагманский корабль подошедшей четверки Б-29. Сближение было столь стремительным, что наши не успели открыть огонь, проскочив за врага. В разгоряченном мозгу мелькнуло лишь видение огромных серебристых самолетов, прозрачных кругов воздушных винтов, белые инверсионные следы за моторами гигантов…

В 9.22 командование бросило на отражение натиска янки последнюю группу восьмерку «15-х» капитана Бокача. Они вонзились в небо, буквально прошитое строчками пушечных трасс, исчерченное белыми инверсионными следами самолетов. Сразу же после взлета команда Бокача атаковала два звена «сверхкрепостей», прикрытых восемью истребителями. В том числе – и новейшими «сейбрами» Ф-86, ничем не уступавшим нашим МиГам. Первым делом – встречная атака. Одно звено «сейбров», испугавшись огня, ушло вниз. Довернув вправо, Бокач с ведомым зашли в хвост второму звену Б-29. Поймав в прицел ведущий корабль, капитан ударил по нему с километрового расстояния. «Крепость» окуталась дымом, пронизанным разрывами снарядов русского, и стала уходить на север. Патроны кончились. Скомандовав своим: «У кого кончился боекомплект ложно атакуйте сзади идущие Б-29», Бокач сам собирался проделать это, но в этот момент его безоружный МиГ-15 сзади-снизу атаковала пара «сейбров».

Бокача спас ведомый, старший лейтенант Ларионов. Длинной заградительной очередью отпугнув «сейбры», он дал Бокачу уйти резким разворотом с набором высоты. Потеряв командира, Ларионов увидел впереди третье звено Б-29. Нагнав его, русский пилот длинными очередями поразил концевой корабль. Загоревшись, американец покатился в левый разворот, уходя на юг…

Пара капитана Назаркина налетела на первое звено бомбардировщиков слева-сзади. Сам капитан расчетливо, средними очередями поджег оба левых мотора головной «сверхкрепости», а затем снайперски расстрелял ее пилотскую кабину. Тяжелый корабль, неряшливо разваливаясь, рухнул вниз. В этот момент боезапас у Назаркина иссяк, и бой продолжил его ведомый, старлей Вермин. Двумя атаками он заставил замыкающий бомбер звена уйти вниз, под строй своих собратьев…

Пока пары Бокача и Назаркина занимались первым звеном «крепостей», пара капитана Абакумова разбиралась со вторым. Абакумов дважды атаковал последний бомбардировщик ромба, и, прежде чем кончились снаряды, у янки запылало правое крыло. Пару Абакумова прикрывала от истребителей врага пара капитана Яковлева. В бою ей удалось подбить один «шутингстар»…

Сражение было выиграно. Переправы устояли. Потерь мы не понесли. Кроме группы Шеберстова, победы имели и другие пилоты. По одной «крепости» сшибли старшие лейтенанты Плиткин и Образцов, один «Шутингстар» – капитан Крамаренко, по одному Б-29 сбили капитан Назаркин, старшие лейтенанты Кочегаров и Шебанов. Еще один Ф-80 записал на свой счет старлей Фукин (В.П.Набока. Советские летчики на защите неба Китая и Кореи. 1950-1951 годы).

Возможно, американцам и удалось бы задуманное, будь на борту их «крепостей» атомные бомбы. Ведь части их машин удалось сбросить свой груз прицельно. Но тогда им пришлось бы смириться со зряшной потерей доброго десятка драгоценных зарядов. И как все-таки жаль, что эта громкая воздушная победа, ее славные русские герои остались забытыми на десятки лет, скрытыми от миллионов славян покровом глупой секретности. Жаль, что мы не подарили тем, кто тогда сошелся в бою с «крепостями», ни домов-дворцов, ни всенародной славы. Но все же – честь и хвала вам, сталинские соколы той войны! Поджигая авиакорабли янки, вы посеяли в их душах страх. И в том, что Б-29 так и не пошли на цели в Империи, на русские города, – ваша огромная заслуга. Спасибо вам, крылатые воины Империи!

Второй разгром «крепостям» мы устроим 30 октября 1951. У Ялуцзяна русские собьют сразу двенадцать Б-29 и четыре реактивных истребителя Ф-84, потеряв лишь один МиГ-15. Армады «29-х», которые США к тому времени держали в Европе, перестанут быть страшной угрозой для нашей Империи. И победу в той битве людей и технологий одержат не только гвардии капитаны и старшие лейтенанты, но и ястребки МиГ-15. Маленькие тупоносые самолетики со скошенными крыльями, вооруженные тремя пушками. Те, что янки дотоле презрительно звали летающими моторами с крыльями, сталинскими уродцами…

8

Но Запад не оставлял своих планов разделаться с нами. Казалось, росту военного могущества США нет пределов. Особенно – их военно-воздушных сил. Вот оно, оружие против Иванов! Против их просторов и танковых армад. Создадим побольше сверхвысотных бомбардировщиков-тяжеловозов, но уже не поршневых, как Б-29, а турбореактивных, недосягаемых для русской зенитной артиллерии. Снабдим их водородными бомбами. И будем громить их группировки с заоблачных высот, нейтрализуя их истребители эскадрильями наших «сейбров». Атакующие русских бомбардировочные армады поднимут в эфире ураган электромагнитных помех, высыплют в небо облака ложных целей.

Казалось, бомбардировщики наших врагов могли прочесывать все русское небо. К их услугам – кольцо заморских баз и океанские авианосные эскадры. Родились чудовища Б-36 «писмейкер» («миротворец»). Один из их пилотов назвал их «воздушными титаниками» и даже предложил попробовать сбить хоть один. (Тогда в США шел спор между флотом и ВВС за право быть главным носителем ядерного оружия). Б-36 сделали машиной с шестью поршневыми и четырьмя реактивными двигателями. Комфортабельной, со спальной каютой, кухней и туалетом. Этакий авиалайнер с бомбами, он поступал на вооружение Стратегического авиакомандования США. И все же Б-36 остался самолетом переходного этапа. Огромные надежды США возлагали на свое более совершенное детище – Б-47 и готовились к производству Б-52 «Стратокрепость».

Тогда героем вторжений в наше небо стал В-47 (Boeing-47) – машина с обтекаемым изящным корпусом и стреловидным крылом, наброски которой специалисты «Боинга» сперли в июне 1945 в гитлеровском аэродинамическом центре Фолькенроде. Трехместный «стратоджет» летал с максимальной скоростью в 976 км/час, и Штаты имели на вооружении 1260 таких машин. Кстати, в 1956 США устроили массированные маневры «Пауэрхауз» с участием тысячи «стратоджетов» над Арктикой и Гренландией.

Потом на основе этого самолета сделают разведчик RB-47. В начале 1950-х они часто вторгались в наше небо, пользуясь прорехами в строящейся системе имперской ПВО в глухих районах нашей страны. Например, 15 октября 1952 года самолет полковника Хиллмэна с базы Эйельсон на Аляске пересек наши рубежи у острова Врангеля и ушел вглубь Сибири. Его пытались атаковать наши МиГ-15, но RB-47 не уступал им в скорости и легко избег встречи. Он уходил назад через Чукотку («Мир авиации», ј 2, 1996 г.). Именно таким машинам предназначалось исполнить один дьявольский замысел.

В марте 1997 года бывший полковник ВВС США Хэл Остин рассказал об операции 8 мая 1954 года, в которой он участвовал по приказу того самого Кертиса Ле Мэя – токийского инквизитора. Три американских разведчика RB-47 взлетели с базы Фэйфорт в Англии и через воздушное пространство Норвегии вторглись в наше небо над Кольским полуостровом. Аккурат в районе баз Северного флота и ВВС, где было наше атомное оружие. По сообщению Остина, они должны были спровоцировать русские ВВС на боевые действия и создать тем самым предлог для ядерного нападения США на нашу Империю. Это была задумка самого Кертиса Ле Мэя, отдавшего приказ на операцию без ведома президента Эйзенхауэра. Генерал считал, что Америка, обладая тогда подавляющим превосходством в числе атомных зарядов, может одержать быструю и радикальную победу над русскими. А нас Ле Мэй ненавидел, как черт ладан.

Но замысел не удался. Навстречу «стратоджетам» вылетели новейшие тогда сверхзвуковые МиГи-17. Они открыли такой плотный огонь из своих 37-миллиметровых пушек (ракет «воздух-воздух» тогда еще не было), что два американских самолета на форсаже ушли в Норвегию. А экипажу Остина пришлось принять бой над Северной Финляндией. Один из атакующих русских ястребков всадил ему несколько снарядов в корень левого крыла. Спастись ему удалось буквально чудом: у наших быстро иссякло горючее, и поврежденный RB-47 сумел дотянуть до базы – благодаря подоспевшему на помощь самолету-заправщику.

Нам было очень трудно. На 1955 год США планировали ядерный удар по Империи, и мы знали о плане этой операции «Жаркий день». Бывший главный конструктор СКБ Минсредмаша Петр Меснянкин вспоминает: в то время у нас было всего два десятка атомных бомб, громоздких изделий типа «тройка» и «татьяна», а у янки – более сотни боеприпасов марок «малыш» и «толстяк», опробованных на японцах («Завтра», ј 30, 1999 г.). В нашей армии еще просто не было специалистов по эксплуатации и применению ядерных зарядов.

В ответ на «Жаркий день» Москва приняла решение готовить удар возмездия. В войска отправились военно-сборочные бригады – ВСБ – из Минсредмаша СССР, нашей ядерной корпорации. Они обеспечивали сборку бомб и их подвеску на бомбардировщики Ил-28. И американцы не решились начать войну в 1955…

Таковы они, эти западные гуманисты и демократы. Они хотели уничтожить коммунизм? Да, только вместе с нами, с миллионами русских. Превратив нашу Русскую землю в радиоактивные пожарища. И я уверен, что они пытались бы делать то же самое, даже если бы у нас в Москве сидел царь, и православные священники кропили бы святой водой каждый новый атомный реактор Его Императорского Величества.

Впрочем, «стратоджеты» довольно скоро теряют значение для операций против русских. 17 апреля мы сбиваем один из них у Камчатки, в 1956 капитан Поляков уничтожает такую машину у Новой Земли. Но на смену «стратоджетам», которые не могли забираться выше 13 тысяч метров, уже шли иные машины.

Знаете, читатель, 1950-е годы стали эпохой гигантского рывка в авиации. Ни 60-е, ни последующие декады не знали ничего подобного. Самолеты достигают сверхзвуковых скоростей, растет их грузоподъемность. Мысль замахивается на бомбардировщик с ядерным двигателем. В это время конструкторам кажется, что невозможного нет. Богатые янки еще с 1930-х производят огромное количество самолетов разнообразных марок: они могут себе это позволить.

В их головах вырисовывается очень логичный план войны: массированного воздушного нападения на нашу Империю. Первая волна – скоростные и сверхвысотные бомбардировщики. Они бьют водородными бомбами по столицам и крупным городам, по крупным группировкам сухопутных сил и военным базам русских. Молниеносно и согласованно. Ведь у русских нет оружия, способного достать бомбардировщики на высоте 19-20 километров.

Ну, а следом пойдут тяжелые бомберы с высотой полета пониже, обрушивая на русских сотни тысяч тонн обычных бомб. Разрушаются источники снабжения и нефтепромыслы, и русские танковые дивизии превращаются в скопища мертвого металла. После такого «люфткрига» западные войска, бесперебойно снабжаемые, наносят сокрушительный удар по русским армиям.

Не отставали от военных даже тамошние интеллектуалы. В 1957 впервые прославится Генри Киссингер-Киссинджер, немецкий еврей, эмигрировавший в Штаты. Один из волны стратегов, которые будут направлять политику Запада в холодную войну. В вышедшем тогда опусе он писал: «Ограниченная ядерная война может принести нам определенную выгоду… Наш лучший промышленный потенциал, наша развитая технология и гибкость наших социальных институтов, их способность влиять на общественное мнение (информационные технологии – см. Делягина) дают нам преимущество над противником».

Да и сами американцы, читатель, были тогда совсем иными, чем теперь. Их не волновали права «голубых» и лесбиянок, в складках их городов еще не водились сонмы длинноволосых существ в неизменных кожаных куртках, одурманенные наркотой. Американцы ценили сильных, волевых людей в деловых костюмах, коротко стриженых и с гранитно-волевыми челюстями. Те американцы ворочали суперпроектами вроде Манхэттенского атомного, уважали пилотов «летающих крепостей», были вполне жестоки и тоталитарны.

Все основания для расчета на успех у них тогда имелись. Вторая половина 1950-х стала переломной эпохой, в которой реактивные бомбардировщики приобрели огромное значение, когда казалось, что им уже не так страшны юркие истребители. Да вы и сами, поди, заметите, сколько в это время происходит неприятных для нас эпизодов: когда группа МиГов атакует одиночный тяжелый самолет, а он все-таки ухитряется уцелеть и даже уйти на базу. Взять хотя бы уже приведенную нами историю с провокационным прорывом «стратоджетов» к базам Северного флота, когда группа истребителей не могла сбить одиночный бомбардировщик. Для пилотов-бомберов Второй мировой, которым всего десятком лет ранее приходилось нести тяжелейшие потери от атак «мессеров», подобный эпизод представился бы сладко-несбыточной мечтой.

Все дело в том, что тогда вооружение истребителей здорово отстало от удвоившихся-утроившихся скоростей воздушного боя. Практически наши МиГи 1950-х (равно как и их американские «коллеги») несли на борту практически тот же набор, что и истребители Второй мировой – по три малокалиберные пушки. Но если пилоту 1942-1945 годов приходилось палить из них на скорости максимум в 700 км/час с дистанции в сотню метров, то истребители 50-х дрались на скоростях в 1100-1200 км/час – при той же дальнобойности авиапушек. Время атаки и прицеливания сжималось до считанных мгновений. А ракеты с самонаведением для воздушных боев тогда еще не появились.

Потому опыты приводили к тревожным результатам. Когда на вооружение наших ВВС поступил реактивный бомбер Ил-28, с ним стали вести учебные схватки МиГ-15 и МиГ-17, которые еще недавно так славно зажигали в небесах Кореи американские винтовые «крепости». А тут итоги прямо-таки удручали. При атаке спереди истребители настолько быстро сближались с Ил-28, что их летчики безбожно «мазали» при стрельбе. А при атаке сзади бомбардировщик нырял книзу, гася скорость, и снова ястребки проскакивали мимо него, паля в божий свет, как в копеечку. А ведь Ил-28 по своим скоростным характеристикам очень близок к «стратоджету». И такой сценарий повторился в уже описанном нами бою с американцами – лишь через несколько атак нашим удалось влепить в машину Остина несколько снарядов. Но при этом бомбардировщики стали куда тяжелее, живучее и скоростное машин Второй мировой, они куда быстрее выходили на цель и могли легче уклониться от замеченных истребителей. У истребителей тех годов не было пушек, водящих стволами по взгляду пилота в массивном кибершлеме с прицелом. Да и бортовых компьютеров тоже.

Выходило так: для гарантированного уничтожения одного реактивного бомбардировщика нужно минимум пятьш-есть истребителей. А если бы Америка кинула в атаку сразу тысячу «стратоджетов»? А за ними – вдвое больше машин других типов?

Справедливости ради заметим – американские истребители справлялись с отражением бомбардировочных атак нисколько не лучше. Например, в 1956 США получили на вооружение палубный истребитель «скайрей», который должен был выходить наперерез атакующим бомбардировщикам и с дистанции 800 метров открывать шквальный огонь пачками неуправляемых ракет «майти маус». Летя чуть ли не сплошной стеной, они уничтожали бомбардировщики в 30 процентах случаев. То бишь, янки повторили технологию перехвата, разработанную еще гитлеровцами на их ракетных перехватчиках «наттер» в 1945. Однако русские Ил-28 никак не достигали пределов США через океаны, а вот к услугам американцев были базы НАТО в Западной Европе, и с них авиация Североатлантической цивилизации вполне добивала до жизненных центров нашей Империи. И если для нас налет многочисленных стай их авиации оставался реальной угрозой, то сама Америка тогда могла спать спокойно.

Иными словами, во второй половине 1950-х наша страна столкнулась с угрозой нападения куда более реальной и страшной, чем Горбачев в 1985 при начале американских работ по космическому оружию. В 1980-х у янки были только бумажные проекты, а вот тридцатью годами ранее – совершенно реальные силы да средства для ядерного-воздушного «блицкрига» против русских.

9

И обстановка, казалось, им благоприятствовала. Через два года после смерти Сталина бездарный Хрущев утратит контроль над русским небом. На целых пять лет. Вне нашей власти окажется атмосфера на высотах более 15-16 километров.

Янки наглели все больше и больше. Только в 1957 у Империи появилась баллистическая ракета, которая могла нанести удар по США прямо с территории Советского Союза. И потребуется еще десяток лет, чтобы мы сумели построить число межконтинентальных снарядов, достаточное для массированного возмездия. В 1950-х же слишком многим казалось, что все решат самолеты с ядерными бомбами. А здесь мы Штатам проигрывали!

Во-первых, бомбовозов у нас было мало. Во-вторых, они не доставали до самых важных районов США. В начале 1950-х у нас прорабатывалась стратегия авиаударов по янки через Северный полюс. Но загвоздка заключалась в том, что топлива в баках наших «летающих крепостей» не хватало. И потому сначала нужно было захватить американские аэродромы в Гренландии, на Аляске и севере Канады. У нас разрабатывались гигантские подлодки, которые могли нести в своих чревах десантников, танки, пушки и даже самолеты Ла-11. Но оказалось, что их постройка с технологиями тех времен была невозможна. Да и слишком надолго затягивалась возможная подводно-воздушная операция: за это время враг успевал нанести нам тяжелейшие потерн.

Мы попытались выйти из положения иначе: еще при Сталине на фирме авиаконструктора Семена Лавочкина принялись разрабатывать «бурю», сверхвысотный бомбардировщик-межконтинентал. Фантастически красивая машина с плавными обводами сигарообразного корпуса, она взлетала вертикально, как американский «спейсшаттл» – с помощью двух ракет-ускорителей. Сердцем «бури» был прямоточный двигатель огромной мощности, благодаря которому аппарат мог мчаться на высоте в 25 километров на трех скоростях звука, ориентируясь по звездам. (Они на такой высоте сияют день и ночь.) Летные испытания «бури» впервые закончились успехом в 1957. Но и тут нам не хватало времени: флот «бурь» мы могли развернуть не раньше 1963-1964 годов. И у страны тогда не хватало средств на одновременное развертывание сразу двух программ: «буревой» и ракетной. Еще не была освоена нефтеносная Тюмень – это будет только в 1964…

Ракеты и только ракеты тогда могли уравнять русские и американские шансы. Но ракеты тоже запаздывали.

А пока их не было, великий инквизитор Ле Мэй втайне от американского президента разрабатывал свой план – план «обуздания русских». Командующий САК предлагал заставить Империю заключить пакт о ненападении с НАТО и США, вывести русские войска из Восточной Европы и насадить там проамериканские правительства. (То есть Ле Мэй хотел заставить нас сделать то, что сотворят Горбачев и Ельцин с 1989 и до 1994 года, когда последний наш солдат выйдет из Германии.) План состоял из двух фаз. В первой, фазе убеждения, янки приближали передовые рубежи США к нашим границам в Арктике, используя даже большие льдины в качестве плавучих аэродромов (программа «Target»). Одновременно следовало вести «разведывательное наступление» в воздухе, дерзко и безнаказанно нарушая наши кордоны. Затем шла фаза давления – нанесение ядерных ударов по нам. При этом Ле Мэй рассчитывал, что мы не сможем ответить тем же.

10

Почему же американцы не смели нас тогда с лица Земли? Здесь нет ничего таинственного. Североатлантида очень опасалась танковых армад Империи, нацеленных на Ла-Манш и Ближний Восток. Им нечем было нейтрализовать бронесилы СССР, эра легких противотанковых, управляемых ракет была впереди, время противотанковых вертолетов тоже еще не наступило. Атомное оружие янки в те годы было еще слишком слабо.

Мы тогда были неизмеримо беднее янки, мы истратили множество денег и ресурсов на подъем страны из руин. Мы не могли строить столько же дорогих сверхдальних бомбардировщиков! И можно сказать, что наши танки хранили тогда Империю от ударов с воздуха. Сталинские танки.

В самом деле, почему США не напали на нас с 1945 по 1949 год, пока у нас не было атомной бомбы? Неужели Запад был так миролюбив? Вот ценнейшее свидетельство – «Солдат», мемуары американского генерала Мэттью Б. Риджуэя (1956 г.). Этот человек – храбрый воздушный десантник, ветеран войн с немцами и в Корее, одно время командовал войсками НАТО в Европе.

«Когда генерал Эйзенхауэр приехал в штаб НАТО в 1950 году, фактически не было сил, которые могли бы противостоять продвижению Советов к Ла-Маншу. В 1952 году, когда я прибыл в Европу, наша армия существовала лишь в зародыше. На европейском континенте находились три механизированные разведывательные части, которые, вместе взятые, не могли составить бронетанковой дивизии, а также 1-я дивизия. Эти силы поддерживались небольшими контингентами английских и французских войск и совершенно недостаточным количеством авиации и флота…Через три года… у нас уже было под ружьем 15 действующих дивизий… и, кроме того, значительные резервы… Когда к своим обязанностям приступил генерал Грюнтер, Североатлантический союз имел уже около 17 дивизий, в том числе 6 американских, 5 французских, 4 английских и 2 бельгийских. Все они, кроме английских и канадских частей, имели первоклассное американское оружие, в том числе и атомное. Теперь (1955 г. М.К) в 7-й американской армии, входящей в состав вооруженных сил НАТО, имеется несколько батарей 280-мм атомных пушек (всего около 30 орудий), а также дивизионы реактивных неуправляемых снарядов „онест джон“ и управляемых ракет „капрал“ (малой дальности – М.К.)…» Этих сил, признает Риджуэй, было совершенно недостаточно для сдерживания нашего наступления. Ведь мы могли бросить в него 80-100 дивизий! «Если бы красные (русские – М.К.) начали наступление по всему фронту от Норвегии до Кавказа, мы оказались бы в тяжелом положении. Мы могли нанести им большие потери обычными, неатомными средствами борьбы, но если учесть громадные резервы русских, им, несомненно, удалось бы в нескольких местах прорвать нашу оборону. А позади частей первой линии у нас очень мало резервов… …Теперь о неблагоприятных для нас тенденциях. К ним прежде всего относится качественный, хотя и не количественный, рост мощи Советов. Вооружение их наземных войск модернизировано, аэродромы удлинены и улучшены, а многие авиачасти оснащены реактивными самолетами. ВВС НАТО были самым слабым звеном в нашей обороне… Наша авиация пока не может должным образом выполнять свои задачи… Оперативные резервы сухопутных войск не были достаточно подготовлены… из-за короткого срока службы в армии…»

«…Если не считать атомного оружия, доставляемого по воздуху, мы располагаем весьма ограниченным количеством этих новых видов вооружения. Теперь, когда я это пишу (январь 1956 года), у нас в Европе – и русским это хорошо известно – имеется всего пять дивизионов атомных пушек… Мы располагаем ограниченным числом ракет „онест джон“ с атомным боезарядом и семью дивизионами управляемых снарядов „капрал“… С теми запасами атомного оружия, которыми мы располагаем на 600– километровом фронте от Северного моря до Альп, можно создать весьма незначительную плотность поражения атомным оружием. Да и само по себе оно относится к уязвимым видам оружия. Замаскировать его очень трудно, и оно неизбежно явится объектом наиболее интенсивных разведывательных усилий противника. Противник будет стремиться проникнуть на любую глубину и уничтожить атомную артиллерию. А уничтожение одной лишь пушки образует такую брешь в наших позициях, которую можно заполнить только солдатами..» А вот их-то тогда у НАТО и не хватало.

Вот еще одно свидетельство – бывшего гитлеровского генерала Меллентина, который воевал в Африке, на русском фронте и во Франции. В 1956 году он писал: "Танкисты Красной Армии закалились в горниле войны, их мастерство неизмеримо выросло. Такое превращение должно было потребовать исключительно высокой организации, необычайно искусного планирования и руководства…

Со времен Петра Великого и до революции 1917 года царские армии были многочисленными, громоздкими и неповоротливыми. Во время финской кампании и в ходе операций 1941-1942 годов то же самое можно было сказать и о Красной Армии. С развитием бронетанковых сил русских общая картина полностью изменилась. В настоящее время любой реальный план обороны Европы должен исходить из того, что воздушные и танковые армии Советского Союза могут броситься на нас с такой быстротой и яростью, перед которыми померкнут все операции блицкрига Второй мировой войны…

Мы должны ожидать глубоких ударов, наносимых с молниеносной быстротой… Пока еще невозможно сказать, какое влияние на развитие таких операций окажет применение атомного оружия, но обширные просторы России и та тайна, которой покрыты принимаемые ею меры, делают Россию грозным противником в условиях ведения атомной войны.

Никакие воздушные силы, какой бы мощью они ни обладали, не смогут остановить массы русских войск…" Вот чем объясняется тогдашнее миролюбие Североатлантической цивилизации. Это мы могли их смести к чертовой матери в Атлантику. Сила спасла нас от войны. В отличие от ельцинской Россиянии с ее парализованной, разваленной армией, которую могут бить полурегулярные шайки чечен, сталинская Империя обладала и мощными диверсионно-разведывательными группами, и сильной авиацией, и танками, и корпусом командиров, выученных воевать за четыре года Отечественной.

Именно поэтому они и побоялись воспользоваться своими бомбардировщиками с атомными бомбами. Ведь окажись в руках Империи вся Европа, и у нее быстро появлялся мощный флот, который мог достать Штаты. Од нако силы НАТО хоть медленно, но прирастали. С 1955 началось создание мощной западногерманской армии, которая резко усиливала позиции НАТО, вчерашние офицеры Гитлера с огромным боевым опытом пополняли силы Запада, и в этом случае…

Обстановка в конце 1950-х складывалась все-таки не совсем в нашу пользу, дорогой друг! И хотя Королев делал свои ракеты, их было еще слишком мало для полноценного ответного удара. Первые баллистические Р-7 были очень неудобными. К старту на открытых площадках их надо было готовить несколько долгих часов, заправляя жидким кислородом. Эти ракеты действительно можно было разбомбить на старте, не допустив их удара по США. Появление у нас сильных зенитных ракет, которые могли настичь и разнести в куски любого врага в стратосфере – именно это тогда перевернет мировую историю и спасет мир от ядерной войны. И мы не преувеличиваем!

А время было тревожное, читатель, и в воздухе витал резкий запах войны. Я родился в 1966 и не помню этого. Так же как, наверное, и вы, мой читатель. Будь вы даже чуть старше меня. Ведь когда Пауэрс уходил в свой полет, командующим сухопутными войсками НАТО в Западной Европе был генерал Ганс Шпейдель. Бывший порученец Германа Геринга, бывший организатор убийства короля Югославии Александра. И некогда – начальник штаба 8-й гитлеровской армии, на совести которой массовые расстрелы в Харькове и Полтаве, в Воронеже и на Северном Кавказе. Бывший начальник отдела восточных армий в абвере адмирала Канариса, Рейнхард Гейлен, до конца 1960-х стоял у руля западногерманской контрразведки. Да и каждый четвертый солдат НАТО был тоже немцем.

Такое оно было, это время. И Отечественная-то с ее ужасами была еще совсем недалеко. Аккурат так же близко, как московская Олимпиада-80 в 1997, когда мы пишем эти строки. Молодые гитлеровские лейтенанты, которые в сорок пятом жгли наши танки в жестокой битве на Зееловских высотах, тогда были еще крепкими, матерыми вояками, не боявшимися ни Бога, ни черта.

Да и среди тех, кто тридцать пять – сорок лет назад тревожно вглядывался в изумрудное мерцание экранов наших радаров, было немало Петров да Иванов, прошедших Курскую дугу и Сталинград, страшный Польский поход и огонь Берлинской операции. Они еще не успели превратится в нынешних сгорбленных, высушенных временем ветеранов. Что чувствовал тогда, например, герой-истребитель Алексей Решетов? Ведь он закончил Великую Отечественную двадцатичетырехлетним майором, сбившим 44 самолета немцев. Он потерял отца и двух братьев на той войне. В начале 60-х полковник Решетов летал на реактивных истребителях и тоже прекрасно знал, с кем водят дружбу американцы. Они дружили с его, Решетова, личными врагами!

Даже молодые офицеры подчас хранили в памяти детские впечатления от марширующих по нашей земле гитлеровских колонн, виселиц, страшных приказов немецких комендатур, расклеенных по стенам. Такое никогда не забывается. А тогда это было так живо и ярко.

Сегодня благодаря Горбачеву и «прэзиденту Элтсину» повторяется ситуация 1950-х, но только в куда более худшем для нас варианте. Мы снова не можем достать своей авиацией территорию США. Зато их самолеты скоро смогут без проблем взлетать с аэродромов в новых членах НАТО – Польше, Венгрии, Румынии, а то и Украине. А вот тогда мы выстояли и победили.

11

Сумрак кольцом охватывал зеленую настольную лампу, и ее отблески падали на дубовые панели кремлевского кабинета. Сталин прошелся вокруг стола, задумчиво пыхнув трубкой. Потом присел, почувствовав приступ слабости. Страшная усталость навалилась на него… …Господи, сколько же мне? Уже восьмой десяток. И за плечами – жизнь, которой хватило бы и на сотню душ. Кажется, еще совсем недавно были немецкие танки под Москвой, исступленное отчаяние внутри при холодном внешнем спокойствии. Война и четыре года страшного напряжения. И вот опять…

Воздуха не хватало. Сталин отложил трубку, глубоко вдохнул носом. Вот и сейчас приходится вести бой, держа в руках все нити. Сам не проследишь – все опоганят, дров наломают, перегрызутся в интригах. Нет, разбираться надо самому.

Он вспомнил май 1941 года. Тогда трехмоторная тихоходная транспортюга «Юнкерс-52» незамеченной пролетела через всю европейскую часть страны и села в Москве на Центральном аэродроме. Прямо возле стадиона «Динамо». Немцы плюнули в лицо, показав «боеготовность» страны. Пришлось расстрелять многих из руководства ВВС. А если б такое стряслось сейчас, и у самолета на борту была бы ядерная бомба? Они обезглавят страну единым махом.

Холодок пробежал по спине. Допустить подобного нельзя ни в коем случае! О Господи, иногда разум ужасается всему этому. Давно ли приходилось решать вопросы выпуска кавалерийских седел, винтовочных патронов и заготовки овса для кавалерии Буденного? Давно ли приходилось командовать оборванными бойцами в лаптях и обмотках вместо сапог? Кажется, еще вчера была Гражданская война, оборона Царицына, взятие Крыма, Польский поход… Трехдюймовки Путиловского завода, пулеметные тачанки, наскоро обшитые котельным железом бронепоезда, шашка, конь да винтовка – вот с чем приходилось воевать. Редким чудом мелькали аэропланы, такие смешные и нелепые сегодня. Хлипкие сооруженьица из фанеры, проволоки и перкаля, с маломощными, плюющими маслом моторчиками. «Каховка, Каховка, родная винтовка…» Господи, да ведь с тех пор едва тридцать лет минуло, а кажется – будто целый век…

А вот теперь приходится заниматься проблемами титанических сил.

Он закрыл глаза. Давно ли это было? Цокот копыт, извозчичьи пролетки на улицах Тифлиса. Дамы в платьях с кринолинами, метущие подолами тротуары. Граммофон на базаре, хрипящая жестяная труба. И он, сын сапожника, бегающий со стайкой таких же босоногих мальчишек за диковинкой – велосипедистом. А сейчас… Сейчас ему докладывают о ходе работ над ракетами мощностью в миллионы лошадиных сил, которые могут выносить герметичные капсулы в космос. И на столе лежат справки о выпуске сверхзвуковых истребителей, доклад о строительстве реактора первой в мире атомной электростанции в Обнинске.

Сталин устало откинулся на спинку кожаного дивана, закрыл воспаленные глаза. Вот уже несколько лет после разгрома Гитлера он ведет новую войну, которую какой-то кретин назвал Холодной. Нет, это еще какая горячая война! В ней не было столкновений тысячных танковых масс, как под Курском. Борьба идет между правительственными кабинетами, между конструкторами у чертежных досок, между технологиями, но напряжения воли требовала не меньшего.

Всего лишь через два года после Победы, в 1947, он сумел приступить к строительству флота реактивных истребителей. Он использовал для этого все страх и награды, коварство и шантаж. Платил летчикам-испытателям по сотне тысяч в месяц. Где напором, а где и подкупом ему удалось раздобыть технологии на Западе. Обмишулив англичан, вытянул у них лицензию на турбореактивный двигатель «НИН».

Да, он вправе гордиться сделанным! Все было сделано совершенно иначе, чем в 1923-1926 годах, когда страна, страшно отстав от Запада, тоже пыталась закупать последние авиатехнологии. Тогда в стране шли рыночные реформы, и чиновники управления ВВС, погрязнув во взяточничестве, прекрасно спелись с дельцами немецкого «Юнкерса». Они тратили драгоценную валюту из казны на закупки негодных самолетов и устаревших моторов по завышенным почти вдвое ценам. Целых три года они грабили страну, не вкладывая средств в отечественную авиапромышленность. И только письмо инженера Онуфриева на имя его, Сталина, остановило этот грабеж. Двадцать лет спустя, под его железной рукой, подобное стало немыслимым. Всего через два года после взятия Берлина русские реактивные истребители, победно ревя турбинами, прошли над Красной площадью!

И снова эта победа осталась в прошлом. Истребители уже не могли прикрыть все границы. Они создавали лишь очаги обороны, а не ее сплошную линию, и потому не пресекали всех прорывов границы по небу. И опять смертельная опасность нависала над его Империей. За которую отвечает он – и только он!

Сталин остановился, яростно потер ладонью подбородок. Соберись, старик! Сейчас от тебя зависит судьба огромной страны. Проявишь слабость – рухнут к черту плоды многолетних трудов, обессмыслятся все эти миллионные жертвы. Соберись и думай! Сталин с ненавистью воззрился на свои иссушенные временем руки. Проклятое, предательское тело! Еще никогда его ум, его дух и воля не были так сильны. Он еще мог подавлять телесные недуги их колоссальным напряжением. Надо продержаться еще…

Враг – в лучшем положении. Мы Америку не достаем, и ей не нужна такая сильная ПВО. А вот Союз – под ударами из Европы и с юга. В 1948, во время Берлинского кризиса, янки уже перебросили на аэродромы Англии и Германии несколько сотен Б-29. Тех самых, что бомбили Хиросиму и Нагасаки. Но «29-е» – это куда ни шло. Наши реактивные МиГи достаточно сбивают их в Корее. Гораздо серьезнее – это их работы по созданию сверхзвуковых бомбардировщиков. У них работает гитлеровец Липпиш, хорошая голова. Он им сделает сверхзвуковой стратегический самолет! И пусть нам удастся сбить восемь из десяти, пусть к цели пробьются немногие – этого хватит. У них больше атомных бомб. Намного больше! А еще они делают новую стратосферную «крепость». Серьезно, очень серьезно. У меня еще треть страны живет в землянках, развалины той войны едва-едва расчистили. Нет средств у меня на такой же воздушный флот, хоть тресни!

А они уже ведут войну. Верховный, щурясь, еще раз прочитал донесение. 8 сентября 1950 года два реактивных «шутингстара» нанесли штурмовой удар по аэродрому Сухая Речка под Владивостоком, где дислоцируется 821-й истребительный авиаполк 54-й воздушной армии. Сожжены на земле девять старых винтовых «аэрокобр», поставленных американцами еще в сорок пятом, по ленд-лизу.

Сталин отложил бланк, провел рукой по прокуренным до желтизны усам. Месяц назад. 4 сентября, четверка их «корсаров» с авианосца «Вэлли Фордж» расстреляла в воздухе над Желтым морем наш двухмоторный разведчик А-20. Погибли лейтенанты Карполь и Мишин, сержант Макогонов. А еще раньше? Летом к базам Балтийского флота в Эстонии пытались прорваться два шведских самолета: летающая лодка «Каталина» и напичканный радиоэлектроникой «Дуглас-3». Лодку сбили у острова Хийума старшие лейтенанты Семерников и Яценко-Косенко. A DC-3 нашел свой конец у Вентспилса – от МиГа-15 капитана Осинского. Шведы-нейтралы, мать их! Будто бы мы не знаем, что эти машины – из подразделения радиоразведки, ФРА! Будто бы мы не знаем, что они бросают на парашютах контейнеры для эстонской националистической сволочи!

Мы их заставим себя уважать! Вот Королев обещает дать ракеты, которые возьмут на прицел города США. А в затылок Королеву дышит академик Михаил Янгель, ревниво относящийся к славе Сергея. У этого тоже есть планы, да еще какие. Ракета дешевле реактивного воздушного корабля. И неотразимей. Но на развертывание ракет межконтинентального боя уйдет лет семь, не менее.

Соперничая с ракетчиками, в поте лица трудится Владимир Мясищев. Сталин пыхнул трубкой, разглядывая техническую гравюру на плотной бумаге. Мясищев обещает создать «Буран» – сверхзвуковой самолет-высотник с треугольными крыльями и прямоточным двигателем, который должен взлетать и разгоняться с помощью двух ракетных ускорителей, 24-метровая машина в сто двадцать пять тонн весом, «Буран» должен прорываться к Америке на самой границе атмосферы и космоса. При этом он будет неуязвим для истребителей и зениток враги. Они просто не достанут «Буран». Но и этот путь долог. Есть, конечно, путь попроще, и Туполев работает над четырехмоторным турбовинтовым Ту-95. Он сможет бомбить логова американцев. Эх, и этот путь долог.

Сталин снова энергично потер ладонью подбородок. Военные и разведка прогнозируют начало ядерной войны на 1954 год. Эти американские собаки планируют ядерные удары по городам преимущественно с русскими жителями. Нет, мало обрести способность нанести удары возмездия, нужно еще и надежно прикрыть свои небеса, не дав янки спалить главные города Союза. Надо ускорять работы по созданию зенитно-ракетных вооружений.

От сердца отлегло. Верховный снова задумчиво зашагал по кабинету. Гитлер идиот. В 1943 у него были реактивные истребители Ме-262 и зенитные ракеты «земля-воздух», которые он мог клепать пачками. «Вассерфаль» с головкой самонаведения доставала до высоты 15 километ ров. Обставь он свои города «вассерфалями», «рейнтохтерами» и «шметтерлингами», и каждая ракетная батарея простреливала бы небо в радиусе от двенадцати до двадцати пяти километров. Нет, он увлекся бессмысленной программой атак на Англию баллистическими ракетами с обычными боеголовками. А ведь мог в пух и прах разметать дальнебомбардировочную авиацию и Черчилля, и Рузвельта. Сохранил бы тогда от бомбежек заводы синтетического бензина, выиграл бы битву в Арденнах и выбросил западные армии в океан. И сколько русских жизней еще пришлось бы положить на пути к Берлину!

Говорят, Гитлер оказался очень твердолобым консерватором и не понял вовремя значения ракет и реактивных самолетов. Нет, Сталин не таков!

Иосиф Виссарионович потянулся к кнопке звонка…

12

У истоков создания современной русской ПВО стоит, как ни крути, сам Сталин. В 1947 году у станции метро «Сокол» возникло Спецбюро ј1, СБ-1. Во главе его встали двое – сын Берии, Сергей Лаврентьевич, талантливый конструктор радиоуправляемого оружия, и корифей русской радиоэлектроники, Павел Николаевич Куксенко. Бывший поручик царской армии, бывший начальник связи Западного фронта при Тухачевском. Репрессированный в 1930-е, он был освобожден, получил звание капитана госбезопасности и работал в закрытом радиотехническом институте НКВД. Лауреат Сталинской премии 1946 года за создание радиоприцела для бомбардировщиков, он в 1947 году был избран действительным членом Академии артиллерийских наук.

СБ-1 станет настоящим корнем технократической мощи нашей Империи. Из него произрастут «ветви» и целые «стволы» русской боевой машинерии: крылатые ракеты морского и наземного базирования, радиолокация, системы «воздух-воздух», противоракетная оборона и боевая кибернетика. Вскоре после организации СБ-1 Куксенко вызвали к Сталину. Вот как рассказывает об этом Григорий Кисунько, выдающийся наш «противоракетчик» («Секретная зона», 1996 г.): "…Павла Николаевича, прибывшего по вызову Сталина в два часа ночи, офицер охраны проводил в квартиру Сталина. Хозяин… принял своего гостя, сидя на диване в пижаме, просматривая какие-то бумаги. На приветствие Павла Николаевича ответил: «Здравствуйте, товарищ Куксенко» – и движением руки с трубкой указал на кресло, стоявшее рядом с диваном. Потом, отложив бумаги, сказал:

– Вы знаетэ, когда нэприятельский самолет последний раз пролетел над Москвой? Десятого июля 1942 года. Это был одиночный самолет-разведчик. А теперь представьте, что появится над Москвой тоже одиночный самолет, но с атомной бомбой. А если из массированного налета прорвется несколько одиночных самолетов, как это было двадцать второго июля 1941 года, но теперь уже с атомными бомбами?

После паузы, в которой он словно бы размышлял над ответом, Сталин продолжал:

– Но и без атомных бомб – что осталось от Дрездена после массированных ударов авиации наших вчерашних союзников? А сейчас у них самолетов побольше, да и атомных бомб хватает, и гнездятся они буквально у нас под боком. И выходит, что нам нужна совершенно новая ПВО, способная даже при массированном налете не пропустить ни одного самолета к обороняемому объекту. Что вы можете сказать об этой архиважной проблэме?

– Мы с Серго Лаврентьевичем Берия внимательно изучили трофейные материалы разработок, проводившихся немцами в Пенемюнде по управляемым зенитным ракетам «вассерфаль», «рейнтохтер», «шметтерлинг». По нашим оценкам, проведенным с участием работающих у нас по контракту немецких специалистов, перспективные системы ПВО должны строиться на основе сочетания радиолокации и управляемых ракет «земля-воздух», – ответил Куксенко.

После этого Сталин начал задавать ему «ликбезные» вопросы по столь непривычному для него делу, связанному с радиоэлектроникой, каким была в то время техника радиоуправляемых ракет. (Ликбез – слово 1920-х. Сиречь ликвидация безграмотности. – М.К.) А Павел Николаевич не скрывал, что еще и сам многого не понимал в зарождающейся новой отрасли оборонной техники, где воедино должны слиться и ракетная техника, и радиолокация, и автоматика, точнейшее приборостроение, электроника и многое другое, чему еще и названия не существует. Он подчеркивал, что научнотехническая сложность и масштабность проблем здесь не уступают проблемам создания атомного оружия. Выслушав его, Сталин сказал:

– Есть такое мнение, товарищ Куксенко, что нам надо незамедлительно приступить к созданию ПВО Москвы, рассчитанной на отражение массированного налета авиации противника с любых направлений. Для этого будет создано при Совмине СССР специальное Главное управление по образцу Первого Главного управления по атомной тематике. Новый главк при Совмине получит право привлекать к выполнению работ любые организации любых министерств и ведомств, обеспечивая эти работы материальными фондами и финансированием без всяких ограничений. При этом главке необходимо иметь мощную научно-конструкторскую организацию – головную по всей проблеме, и эту организацию мы предполагаем создать на базе СБ-1, реорганизовав его в Конструкторское бюро ј1. …Вам, как будущему Главному конструктору системы ПВО Москвы, поручается прояснить структуру этой системы, состав ее средств и предложения по разработчикам этих средств… Подготовьте персональный список человек на шестьдесят, – где бы они ни были! – для перевода в КБ-1. Кроме того, кадровикам КБ-1 будет предоставлено право отбирать сотрудников для перевода из любых других организаций в КБ-1… …Сталин еще несколько раз вызывал к себе Куксенко, – главным образом, пытаясь разобраться в ряде интересовавших его «ликбезных» вопросов, – но особенно дотошно допытывался он о возможностях будущей системы по отражению «звездного» (то есть одновременного с разных направлений) массированного налета и «таранного» массированного налета. Впрочем, вопросы, которые Сталин задавал Павлу Николаевичу, лишь отчасти можно назвать «ликбезными». Похоже, что Сталин лично хотел убедиться, что будущая система ПВО Москвы действительно сможет отражать массированные налеты, а убедившись в этом, уже не считал нужным вызывать Павла Николаевича для личных бесед, предоставив «Беркута» (систему ПВО – М.К.} на полное попечение Л.П.Берия…" … Порой кажется удивительным, насколько глубокой оказалась эволюция бывшего семинариста и грабителя банков, известного нам под именем Сталина, в вождя Империи мирового масштаба. Листая воспоминания конструкторов, ученых и летчиков, повсюду натыкаешься на одни и те же эпизоды:

Сталин внимательно слушает, неожиданно задавая отнюдь не глупые вопросы. Мне очень трудно представить на его месте Гайдара или Чубайса. Или Ельцина, после разгрома Югославии беседующего с конструктором Шипуновым по поводу, скажем, борьбы с угрозой новейших крылатых ракет, летящих на высоте нескольких метров.

А ведь когда Сталин вызывал к себе Куксенко, ему было уже 73. О встречах со Сталиным вспоминал и Петр Грушин – замечательный русский конструктор (1906-1993 гг.). Именно он создал ракету В-750, которая стала основным элементом комплекса С-75, сбившего Пауэрса в мае 1960.

Грушин был одним из семерых детей в семье бедного плотника, жившего в захолустном поволжском Вольске. Варварский тоталитарный режим Сталина сделал его советским аристократом, кавалером семи орденов Ленина и дважды Героем Труда. Слово ему:

– Ко мне он был внимателен. Вопросы задавал в моей компетенции. Кругозор у него и знание материальной части авиации – отличные. Вот обращение: «Товарищ Грушин». Только «Грушин» у него не получалось – «Грюшин». Только вот плохо: я сижу – а он стоит…

Да, читатель. Куда мы бы с вами ни ткнулись, везде мы сталкиваемся с тенью человека в скромненьком военном френче без погон и с неизменной трубкой, набитой табачком «Герцеговина-Флор».

Время поджимало. В 1949 году возникает Североатлантида – блок НАТО. НАТО это North Atlantic Treaty Organisation, избравшая своей эмблемой четырехконечную «компасную» звезду. С хищными, острыми, словно клинки, лучами. Этим символом Североатлантида говорила: мне нужна власть над всей планетой. Новый Мировой Порядок. А воздушная война североатлантов против русских скрещивается с войной диверсионной. В августе 1951 года наши спецслужбы вылавливают в Молдавии американских парашютистов – завербованных эмигрантов Османова и Саранцева. Они были заброшены на нашу территорию с диверсионными и террористическими заданиями с авиабазы в Греции. После выполнения миссии они должны были пробираться в проамериканскую Турцию. Обоих мы расстреляли.

В октябре 1951 года США предпринимают смелую операцию, пытаясь разжечь гражданскую войну в Албании, которая при Сталине была верным союзником Империи. Группы агентов-эмигрантов они готовят в лагерях, разбросанных по Ливии, на Мальте. Кипре и Корфу. Один из лагерей располагался в немецкой зоне оккупации Германии, в Баварии, близ знаменитой ставки Гитлера в Берхтесгадене. Но во время ночной высадки их встречают пулями. Ким Филби, руководитель группы связи английской «Сикрет Интеллиджент Сервис» с Центральным разведуправлением США, работал на русских. Поэтому Сталин узнал о готовящемся десанте и предупредил албанского лидера Энвера Ходжу…

В апреле 1953 года русские спецслужбы снова ловят четырех парашютистов-диверсантов, которые были выброшены на Украине с американской «летающей крепости», стартовавшей из Греции. Трое из них, как оказалось, были «унаследованы» американцами от гитлеровской разведки. При шпионах нашли коротковолновые рации, цианистый калий, печатные формы для изготовления документов русского образца, клише с антиимперскими листовками. А самое главное – при них были портативные радиомаяки. На их сигналы должны были идти, ревя в ночи, эскадры многомоторных бомбовозов НАТО. Примерно так же, как сейчас натовские ВВС летели на радиомаячки, расставленные весной 1999 их агентурой в Сербии.

Пойманные агенты ЦРУ рассказали о том, что их начальник, майор Фидлер Гарольд Ивнинг, приказал пробираться в Киев и Одессу и внедряться там, ожидая затем заданий от радиоцентра в Западной Германии…

В том же 1953 были десантированы: парашютист Хмельницкий – в Белоруссии, агенты Якута и Кравец-Сорокин – близ Краснодара,группа Кудрявцева (1954) на Урал, Кукк и Тоомла (1955) – в Эстонию (А.Герен. Коммандос «холодной войны». М., 1972. С. 100).

В те годы, читатель, Североатлантида имела против нас не только эскадрильи ядерных бомбардировщиков. У нее было и другое страшное оружие, унаследованное от Гитлера, – натасканные еще в его разведшколах предатели-диверсанты. Почти до середины 70-х Запад использовал агентов, внедренных к нам еще штабом «Валли» – разведывательно-диверсионного подразделения еще оберкоммандо гитлеровского вермахта. И еще в распоряжении Запада были тысячи и тысячи псов войны – венгров и поляков, хорватских усташей и немцев. Люди 1920-х годов рождения воевали и через тридцать лет после 1945. Да и Великая Отечественная война отнюдь не кончилась в 1945. До 1952 года нам пришлось уничтожать партизанившие в лесах отряды ЛОА Литовской освободительной армии. Чуть ли не до середины 50-х в густых борах Западной Украины действовали прекрасно организованные, законспирированные и вооруженные группы славянских мутантов – бандеровцев. Мутантами мы называем их потому, что возникли они на пограничье между Православной и Западной цивилизациями и, будучи восточными славянами по языку да крови, по поведению своему и вере тяготели к католическому миру.

Бандеровцами управлял Центральный провод в Мюнхене. Высылал для поддержания дисциплины «эсбеков» – отряды суперподготовленных особистов из Службы Безпеки (безопасности). Схроны-бункеры и тайные штаб-квартиры в городах покрыли всю Западную Украину. Армия Бандеры опиралась на воспитанников украинских националистических военизированных обществ, процветавших еще в 1930-х при польском владычестве. У многих бандеровцев за плечами было по семь-восемь лет беспрерывной войны. И именно им американские самолеты сбрасывали помощь. Бандеровцы были непревзойденными мастерами конспирации и партизанской войны как в лесах, так и в городах. Переодевшись в форму русской армии, они вырезали целые деревни, чтобы вызвать ненависть западноукраинцев – гуцулов, боек, русинов – к русским. Применяли даже легкие самолеты. Среди них практиковались темные сатанинские обряды темной, дохристианской эпохи, странным образом дожившие до середины XX ве ка в горах и густых борах. Некоторые бандеровцы ели человеческие сердца, входя в транс, выкрикивая заклинания на демоническом языке.

Не только Америка поддерживала их – на их стороне был и Папа Римский в Ватикане. Ибо бандеровцы по вере своей были в основном униатами -мутацией православных, которые в конце XVI века трудами иезуита Поссевино признали своим главой католического Папу Римского.

Не в пример импотентам 1990-х, уделавшимся в Чечне ельцинятам и лебедям, Сталин беспощадно уничтожит бандеровские лесные рати, в 1946 запретит прозападное униатство и почти целиком уничтожит его духовенство. И только в 1990, при Горбачеве, на свет Божий вновь выползут и бандеровщина, и униатство. А «крутой» Лебедь, милуясь с бородатыми изуверами Кавказа, будет реветь о том, что партизанское движение победить нельзя, – оправдывая подписанную им капитуляцию в Чечне. В конце 1999 о том же самом, выслуживаясь перед Западом, заверещит Лужков, призывая отступить от Грозного. Пример Сталина на Западной Украине и в Литве говорит совсем об ином. Наша страна может гордиться: она единственной из крупных держав второй половины XX века имеет опыт полного подавления партизанских движений – тогда как и Британия, и Франция, и США потерпели полный провал. Кто – во Вьетнаме, кто – на Ближнем Востоке. И этот опыт – опыт сталинский.

Однако небеса Империи надо было закрывать для чужаков независимо от успехов в выжигании литовской и бандеровской нечисти. Очень надо…

13

Кисунько рассказывает, что работы по ракетам ПВО засекретили даже от Министерства обороны, создав Третье главное управление (ТГУ) при правительстве Союза. В ТГУ организовали свою систему военной приемки и полигон в Капустином Яру и даже собственные войсковые формирования. «Беркут» собирались сделать, «откатать» и передать армии, как говорится, «под ключ».

По плану система должна была состоять из двух колец радарного обнаружения ближнего и дальнего. На базе «А-100», РЛС десятисантиметрового диапазона инженера Л. Леонова. И еще двух колец – ближних и дальних локаторов Б-200 для наведения зенитных ракет. (Эти аппараты разрабатывали П.Куксенко и С.Берия.) Вместе со станциями Б-200 размещались пусковые установки зенитных УРов (управляемых ракет) В-300 разработки знаменитого авиаконструктора Семена Лавочкина. А вернее, их конструктором был лавочкинский заместитель Петр Грушин. Который впоследствии станет создателем самых знаменитых наших зенитных ракет.

Сергей Берия и Павел Куксенко сосредоточились целиком на конструкторских делах, перепоручив заботы административные энергичнейшему человеку генерал-майору Амо Еляну, выдающемуся организатору артиллерийского производства в Отечественную, одному из добывателей американских промышленных секретов в 30-е годы и участнику русского атомного проекта.

Тогда же в КБ-1 работал и будущий «отец» русской противоракетной обороны Григорий Кисунько. Тогда его отделу поручили делать антенно-волноводы и приемо-передатчики для радаров Б-200, способных следить сразу за несколькими целями и пущенными в них ракетами. Они же работали приемо-ответчиками для УРов Лавочкина. А все сооружения «Беркута» проектировал московский филиал «Ленгипростроя», разместившийся в гостинице «Пекин».

«Станции Б-200 проектировались как капитальные стационарные объекты с размещением их аппаратуры в бетонированных казематах, обвалованных землей и замаскированных травяным покрытием под живописные лесные холмики, вспоминает конструктор. – Разворачивалось строительство всех 56 зенитно-ракетных комплексов и соединяющих их двух кольцевых бетонных дорог вокруг Москвы…» Бетонные бункеры рассчитывались на прямое попадание тысячекилограммовой фугасной бомбы. В подмосковном Кратове появился радиолокационный полигон, и над ним рассекали воздух большие Ту-4 (почти точные копии американских «летающих крепостей» Б-29) и реактивные бомбардировщики Ил-28. В их холодных бомбоотсеках русские инженеры, скорчившись, колдовали с радиоаппаратурой.

Главными противниками «Беркута» становились тяжелые бомбардировщики, главные носители атомного оружия в ту еще доракетную эру. Именно они могли прорваться к Москве и сбросить на нее страшные бомбы. Тогда метание атомных боеприпасов производилось с большой высоты, и бомбы опускались на парашютах – чтобы дать уйти бомбардировщикам и чтобы взрыв произошел на строго определенной высоте. Точно так же спускались на парашюте бомбы «малыш» и «толстяк», брошенные на Хиросиму с Нагасаки. Поэтому надо было научиться поражать не только самолеты, но и качающиеся под тканевыми куполами бомбы.

В октябре 1952 года, еще при жизни Сталина, состоялся запуск Б-200 по условной цели. А в апреле 1953, когда Верховного уже похоронили, состоялись первые реальные стрельбы по парашютной мишени и самолету. Над Капустиным Яром были уничтожены и условная бомба, и четырехмоторный Ту-4, шедший на автопилоте. Теперь у нас было оружие для защиты Москвы от налетов «атомоносцев». Но расчетам, «Беркут» должен был отражать массированный налет, обладая способностью бить сразу по двадцати целям на высотах от трех до двадцати верст.

Империя тогда яростно набирает ход, вырываясь на острие научно-технического прогресса. Наступает сталинский ренессанс. В 1952 переведенный в Военно-инженерную академию из действующей армии Анатолий Ляпунов организует отдел по изучению компьютеров. Он станет основателем имперской кибернетики, так необходимой и для управления зенитными боями. Уже через три года академия начнет подготовку первых русских специалистов по вычислительным машинам. В 1955 заработает первый наш компьютер «Стрела». В 1953 рождается институт «Пульсар» – центр производства русской полупроводниковой техники. С 1951 в КВ-1 Серго Берия начались работы над ракетами «воздух-воздух» для истребителей. Потом она будет работать в наших боевых и космических системах. Тогда в стране, словно грибы после дождя, возникают средоточия высокотехнологических производств.

Время поджимало, Запад наглел все больше. Уже в 1952 году шли настоящие воздушные бои на границах. Русские истребители тогда сбили три вражеских самолета и подбили еще трех, потеряв один самолет и одного товарища. Боевые самолеты США появлялись у Ленинграда и Киева, над Минском и даже над Подмосковьем. С августа 1951 по май 1954 транспортные самолеты США несколько раз вторгались в наше пространство, сбросив около двух десятков агентов-парашютистов в Молдавии, на Украине, в Белоруссии, над Прибалтикой и Северным Кавказом. Их скоростные машины совершали неглубокие приграничные рейды, сбрасывая контейнеры с деньгами и оружием для еще воевавших в чащах банд западноукраинских бандеровцев и литовских «лесных братьев».

9 мая 1954 года наш пилот атаковал разведчик РБ-47 из девятнадцатой разведывательной эскадрильи США, пытавшийся пролететь к Архангельску. После короткой ожесточенной перестрелки шпион сумел уйти и улететь на английскую базу в Мэнстоне. Потом «47-е» будут стартовать с другого британского аэродрома – в Скалторпе. В 1956 целых девять «стратоджетов» 26-го стратегического разведывательного авиакрыла США вторглись в наши рубежи на Севере, а еще четыре самолета в это время засекали и наносили на карты установки нашей ПВО.

Игорь Сеидов и Александр Котлобовский, рассказавшие об этих эпизодах в прекрасной работе "Горячее небо «холодной войны», поведали нам еще о том, как в 1950-е американские Б-25 «Либерейтор», напичканные аппаратурой постановки радиопомех, летали из прозападного тогда Ирана к каспийским островам у Баку, сбивая нормальную работу станции центральной наводки русской зенитной артиллерии. Тогда мы обрушили мощные импульсы электромагнитных волн на одну из иранских баз, срывая взлеты и посадки неприятельской авиации. Подействовало – рейды самолетов-генераторов помех прекратились.

С 1954 года началась американская операция «Моби Дик» – запуск на нашу территорию автоматических воздушных шаров-зондов. Их делали высотными (до 30 км), абсолютно недосягаемыми для зенитной артиллерии и истребителей. Их оболочки были разделены на несколько отсеков, так что подчас даже пушечная очередь из взмывшего на «динамической горке» истребителя не могла сразу покончить с ними. Их запускали с площадок в Норвегии и Германии, в Италии, Турции и Франции.

Конечно, шары плавали в атмосфере по воле воздушных течений. Но, зная их обычное направление на разных высотах, враг мог примерно задать направление их полета. И это -было отнюдь не безобидной шалостью. Ведь кроме контейнеров с разведаппаратурой эти стратосферные «парусники» могли нести и отцепляющиеся по радиокоманде бактериологические бомбы. Занося на нашу территорию страшные болезни. Ведь подобные опыты в 1943-1944 годах проводила команда генерала Кусабы в Японии, пытаясь организовать запуск аэростатов с часовыми механизмами на США. Американская аэростатная техника была куда совершеннее той, японской. Кстати, в 1970-х шары с «бомбами» запускали на нас китайцы, начиняя их насекомыми-разносчиками эпидемий. Правда, им противостояла не нищая ельцинская Россияния, страна-попрошайка кредитов с разваленными ПВО и медицинской службой, а мощная Империя…

Только не думайте, что противовоздушная защита Запада тогда была лучше нашей. Как сообщает в своих мемуарах наш выдающийся разведчик Павел Судоплатов, нам в 1953 году удалось раздобыть радиоответчик «свой-чужой» для самолетов НАТО через завербованного голландца-офицера ВВС. В конце мая наш бомбардировщик с таким устройством взлетел из-под Мурманска и свободно пролетел над английскими базами на расстоянии бомбового удара. Но мы тогда не собирались нападать на Запад. А вот он – наоборот.

Эти годы мы еще долго будем вспоминать как славную эпоху. В 1959 британский бульдог Черчилль, произнося речь памяти Сталина, назовет его величайшим деятелем, который принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой. Еще продолжался фантастический рывок Империи вперед. Страна, раскинувшаяся на 22,4 миллиона квадратных километров (против 17,07 млн. у ельцинской «Эрефии») была населена людьми со средней продолжительностью жизни в 63 года (против 58-ми при Ельцине). Вместо нынешнего золотого запаса в триста тонн в сокровищницах Сталинской державы лежало ДВЕНАДЦАТЬ ТЫСЯЧ тонн золота, а вместо горбо-ельцинского внешнего долга в 150 миллиардов долларов страна была почти совершенно свободна от займов. Инженер ценился и зарабатывал вдвое больше рабочего. Цены снижались. Американский СМИ-магнат Херст, посетив тогда нашу страну, дома горестно тряс своей еврейской башкой и требовал введения плановой системы и в США. Герберт Гаррис в журнале «Нейшнл Бизнес» доказывал: русские развиваются с небывалой динамикой, в 2-3 раза обставляя США по темпам экономического роста.

Мы с отцом сидим на тесной московской кухне. Глядя на его седую голову, я почему-то вспоминаю, что он у меня – ровесник битлов. Да, быстро бежит время.

Батя, плавая в клубах табачного дыма, вспоминает:

– Когда мне было пять лет, я лазил среди руин. Одесса еще несла на себе знаки немецко-румынской оккупации. Было голодно и не хватало товаров. А всего семь лет спустя, в 1957, страна без всяких кредитов МВФ первой в мире вышла в космос, и прилавки были полны. А сейчас… – отец мечет крепкое словцо, презрительно взмахивая рукой.

А по радио звучит вязкая, как блевота, речь Ельцина…

14

Вовремя, ох, вовремя Сталин приказал Куксенко заняться зенитными ракетами! Динамика нашего роста, этого «русского экономического чуда» середины XX века, давала эту возможность. Но после смерти Сталина и ареста Берии-старшего в разработке зенитно-ракетных систем наступили смутные времена. Талантливых инженеров, Павла Куксенко и Серго Берия, отстранили от работы. Начали поиски ставленников Лаврентия Берии в самом КБ-1. И даже систему «Беркут» переименовали в С-25. Подозревая, что в старом ее имени сокрыты первые слоги фамилий Берии и Куксенко. Руководителем проекта С-25 сделали талантливого конструктора Александра Расплетина. Который, как ни горько это признавать, был «на ножах» с радарным гением Кисунько.

Начались дрязги, склоки, интриги. Ведь Берию-старшего объявили английским шпионом, а потому, дескать, С-25 – явный саботаж. В ЦК партии поступил донос, что система – вещь негодная. Пошли придирчивые проверки. А время уходило, наше небо оставалось неприкрытым, Москва – беззащитной. А враг все наращивал военно-воздушные силы, стремительно создавая высотный бомбардировочный флот.

Григорий Кисунько вспоминает, насколько пустые сыпались придирки. Помехозащищенности нет. Солдаты не смогут управлять этой системой. Создайте лучше не стационарную, а подвижные системы. На С-25 вокруг Москвы уже служили строевые военнослужащие, а ракеты в ней не были снаряжены боевыми частями – ведь продолжались нелепые споры: браковать С-25 или не браковать? Затормозилось строительство аналогичной системы железнодорожного базирования С-50 вокруг Питера. Срывая голоса, разработчики из КБ-1 доказывали стационарные системы многоканальны. Они могут вести огонь по многим целям в один момент. А для защиты городов подвижность им не нужна. Что создав такую сложную машину, мы получаем гигантский технический задел, и потом делать одноканальные передвижные комплексы станет гораздо легче.

Тщетно. В стране уже катилась волна истерии – «разоблачений» сталинизма. Хрущев уже начал гробить миллиарды рублей, всаживая их в разорительную и бессмысленную распашку целины в Казахстане, принялся за совнархозный эксперимент и посадки кукурузы от Арктики до Кушки.

Кисунько убежден: в эти бессмысленные годы был погашен мощнейший порыв. Мы могли на его гребне уже тогда создать многоканальный сверхдальнобойный комплекс «длинной руки». Но КБ-1 заставили заниматься разработкой упрощенной модели – одноканальной передвижной системы С-75. Работы над которой возглавил Александр Расплетин. Зато появились охотники пожать лавры создания комплексов с фантастическими возможностями, не обладавшие при этом опытом и наработками КБ-1. Славы им и орденов захотелось.

К тому времени из фирмы Лавочкина ушел и добился создания ОКБ-2 инженер Петр Грушин – создатель ракет для «Беркута». Боясь остаться без дела, Лавочкин соблазнился предложениями интриганов принять участие в разработке системы «Даль» большого радиуса действия вокруг Питера. Авантюрист Хрущев, не дождавшись даже результатов испытании, угрохал миллиарды в сооружение циклопических построек «Дали». Русские тогда потеряли не только деньги, но и драгоценное время. Враг-то усиливался.

Путь к признанию оказался трудным и у С-75 («Системы-75»). У великолепного имперского оружия, сбившего Пауэрса и еще тысячи самолетов во всех концах света. Комплекс долгое время делался без официального решения. Как бы «самодеятельно», на энтузиазме Расплетина, «загоревшегося» идеей противосамолетных ракет еще в 1925 году. Помог делу маршал Жуков, наш национальный герой. Григорий Кисунько пишет:

"На совещание у заместителя председателя Совмина СССР В.А. Малышева по вопросу о системе С-75 прибыли министр обороны маршал Жуков и все его заместители, несколько гражданских министров…

Немного поволновавшись вначале, я сделал общий доклад… Потом выступил с докладом о ракете главный конструктор ОКБ-2 П.Д.Грушин…Было много вопросов и высказываний. Неожиданно для меня самым непримиримым противником оказался Калмыков, недавно назначенный министром (радиопромышленности М.К.). После одного из моих ответов он сказал:

– Но это та же Б-200, но только в автомобиле, и вместо многоканальной одноканальная.

Я ответил, что потому и одноканальная, что в автомобиле. За мобильность приходится платить многоканальностью.

– А почему в ракете нет головки самонаведения? (Первые наши ракеты ПВО наводились по радиолучу с земли – М.К.) – Техникой самонаведения мы еще не владеем. Вам это хорошо известно. После С-75, вероятно, будет создан и дальнобойный комплекс с головкой самонаведения. Но это будет не скоро.

– А вот генеральный конструктор Лавочкин и наши радиоспециалисты считают, что следующую за С-25 систему обязательно надо делать с головками самонаведения. И мы ее сделаем раньше вашей С-75.

– Ракета для С-75 уже летает на полигоне. Готовы и радиокабины для экспериментального образца. На днях они тоже будут направлены на полигон.

После этого Калмыков не проронил ни слова… Но зато стали выступать один за другим маршалы, и все высказывались за то, чтобы в этой системе была головка самонаведения. Напрасно мы с Грушиным пытались объяснить, что для того пришлось бы разрабатывать совсем новый, другой проект. Никто из выступавших не имел представления о головках самонаведения, а один из них даже заметил, что если такие головки будут созданы для ракет, то их можно будет «навинчивать» и на зенитно-артиллерийские снаряды… В это время Малышев что-то тихо сказал маршалу Жукову, а тот усмехнулся, затем поднялся с места и сказал:

– Эта система нам нужна. – При этом он указал рукой на ковер, где были расставлены заготовленные Грушиным игрушечного вида макеты. – Конечно, хорошо бы иметь в ней и головку самонаведения, но мы должны считаться с тем, что у наших конструкторов эта проблема не решена. Кстати, должен разочаровать товарищей. Даже когда такие головки появятся, их, к сожалению, не удастся навинчивать на орудийные снаряды…" Календарь показывал 1957 год. Так поступил на вооружение С-75, русский потрясатель небес, сбивавший западные машины над Египтом, Вьетнамом, Кубой и Ираком. Победоносное оружие тридцатилетней войны в небе, окрещенный нашими врагами «гайдлайном». Известный в трех модификациях – «двина», «десна» и «Волхов». Сила комплекса все время росла. Первая модификация могла обстреливать противника, летящего на скорости не выше 300 метров в секунду (1500 км/час) на высотах от 3 до 22 километров, и при этом на поражение одной цели уходило дветри ракеты. Потом появится «Десна», которая держит под огнем высоты от 500 метров до 25 верст в радиусе 34 километров. А в 1961 и «волхов», досягаемость коего по высоте цели возрастет до 30 км, а дальность стрельбы – до 43. При этом волховские УРы способны нагонять самолеты, мчащиеся на скорости в 2300 км/час. К 1961 году подоспеет и другое оружие система С-125 «Двина», гроза высот от 200 до 10 тысяч метров. (А. Докучаев. Сети шпионажа.) Работа над совершенствованием С-125 будет идти постоянно. Не покладая рук станет работать Петр Грушин в своем химкинском бюро «факел». После «двины» появится модификация «Нева». Эта система обрела способность расстреливать летательные аппараты врага в диапазоне высот 50-18000 метров и в радиусе 24 километров. Последней модификацией комплекса станет «печора». Только «125-е» в локальных войнах по всему миру уничтожат несколько тысяч целей. Два пуда могучего гексогена в их боеголовках не оставляли шанса выжить даже летающим броненосцам. (Да, читатель, тогда гексоген применяли для уничтожения врагов страны, а не для подрыва домов в Москве чеченцами).

Системы-75 надежно закрыли наше небо на предельных для авиации высотах, сорвав планы западных ударов из стратосферы по беззащитной стране. Они сорвали планы постройки мощных реактивных флотов, которые должны были прорываться вглубь нашей Империи почти на границе атмосферы и космоса. Мы вынудили западную авиацию прижаться к земле. Заранее заготовив для такого случая С-125.

В прошлой книге мы рассказали о том, как в 1941-1945 годах мы ценой неимоверных усилий и жертв сокрушили Гитлера и не дали ему развернуть ракетно-атомную и реактивную войну. То есть спасли человечество. А вот созданием зенитно-ракетного «меча» мы выиграли опаснейшую «виртуальную» войну, которая вполне могла разразиться в начале 1960-х. Сумев миновать очень крутой поворот истории, который был гораздо страшнее надуманнной угрозы рейгановских «звездных войн» середины 1980-х. Ведь время мы тогда чуть не упустили.

Над страной стали реять иссиня-черные дьяволы Локхида.

Глава 4. 1956-й: НОВАЯ ФАЗА ТРЕТЬЕЙ МИРОВОЙ. ФРОНТЫ – ОТ ЕГИПТА ДО «СТРАНЫ ГУННОВ». В ОЖИДАНИИ АТАК «СНАРКОВ» И «НАВАХО». «ЗВЕЗДНЫЕ ВОЙНЫ» – ПЕРВАЯ СЕРИЯ. «ЧЕРНЫЕ ПРИЗРАКИ» В СТРАТОСФЕРЕ. «ВИРТУАЛЬНАЯ ВОЙНА» НАЧАЛА 1960-х: РУССКИЕ ПОБЕЖДАЮТ. РАКЕТНЫЙ ПОХОД 1962-го: ПЛИЕВ ВЫСАЖИВАЕТСЯ НА КУБЕ. ГИБЕЛЬ МАЙОРА АНДЕРСОНА. «ЮПИТЕРЫ» УХОДЯТ ИЗ ТУРЦИИ. НА ПОРОГЕ «РЕВУЩИХ ШЕСТИДЕСЯТЫХ»

1

В 1956 году произошло много событий. Из американской армии, кажется, «дембельнулся» Элвис Аарон Пресли – суперзвезда рок-н-ролла. Мир был еще не изгажен дьявольской заразой, и даже поп-кумиры тогда считали за честь служить своей стране, а не барахтаться в потных простынях с гомосексуальными партнерами, гнусавя пацифистские лозунги. Армейская верхушка в Союзе заходилась в яростных спорах по поводу принятия на вооружение зенитно-ракетных комплексов, а США произвели первое испытание боевого термоядерного заряда. Хрущев разоблачал культ личности Сталина, а в семье Бориса Матвеевича Чубайса и Раисы Хаимовны Сагал делал первые шаги их гордость – годовалый Толя. Будущий организатор самого большого ограбления в истории – раздачи за медный пятак достояния огромной державы. Потом его назовут одним из самых прозападных деятелей в компании так называемого «российского правительства», тесным партнером Международного валютного фонда.

В Империи наступала так называемая «оттепель», и в ее жидкой грязи зашевелились первые черви, первые личинки будущей мрази-разрушителей. Прорабов грядущей горбостройки и «правозащитников», евтушенок и яковлевых, ахмадулиных и вознесенских…

На самом же деле продолжалась война. Можно назвать ее Третьей мировой воина против нас. против даже зачаточной, скрытой под марксистско-ленинским спудом. Православной цивилизации. Война была особой – как бы растянутой во времени, как бы раздробленной на локальные войны и операции. Но логика ее оставалась весьма и весьма стройной – разгром Империи, выбивание ее с занятых позиций. Запад хотел пустить насмарку плоды тяжелейшей войны русских с Гитлером, сделать бессмысленными многомиллионные жертвы русского народа. Словом, сделать то, что потом сотворят собственными руками Горбачев и Ельцин.

Воздушный натиск, «виртуальные» небесные войны шли на фоне войн настоящих. На фоне жаркого октября 1956 в Венгрии. Там готовился первый разгром Империи на европейском театре боевых действий.

2

Католическая Венгрия далась нам ценой 140 тысяч жизней. Обломок Австро-Венгерской империи, населенная потомками финно-угорских народностей, эта страна считала себя потомком племенного союза гуннов, пришедших из Азии и потрясших Европу в четвертом веке нашей эры. Ведь Венгрия, Hungary – в переводе означает «страна гуннов».

В 1930-х Венгрия, ведомая рукой диктатора, адмирала Хорти, становится верной союзницей Гитлера. Здесь располагаются лагери усташей – хорватских нацистов, которые после падения Югославии в 1941 вырежут 600 тысяч православных сербов. Венгры (мадьяры) – смелые солдаты, и они тоже топтали нашу землю вместе с гитлеровцами. Именно мадьярские части проводили наиболее жестокие операции против партизан в Белоруссии. Нефтепромыслы Венгрии служили топливной базой Третьего Рейха. Осенью 1944 наши армии, громя и обращая в бегство гитлеровские дивизии, подходят к рубежам «страны гуннов». Хорти колеблется, пытается заключить сепаратный мир с США и Англией. Немцы с помощью знаменитого эсэсмана и диверсанта Отто Скорцени смещают адмирала и устанавливают в Венгрии режим лидера венгерских нацистов – жесткого и решительного Ференца Салаши, сторонники которого носят эмблему – скрещенные стрелы на нарукавных повязках.

Наци и салашисты до последнего бьются за Венгрию с нашими армиями. Ибо Венгрия – географический центр Европы, ключевая стратегическая позиция. Обладание ею – это контроль над сухопутными дорогами, над Дунаем. Она – не столько нефть, сколько удобная точка для нанесения авиационных ударов по всем азимутам. Венгрия – ключ к Восточной Германии, к Пражскому промышленному району.

Поэтому Третий Рейх до последнего дрался за Венгрию. Поэтому она манила и Североатлантиду, Америку и Англию, которые хотели после победы над Гитлером установить свое господство и в Европе, и на планете. Хотя Запад вроде бы непримиримо бился с фашизмом, Англия объявила войну режиму Хорти лишь в 1941, а Штаты – вообще только в 1945!

Запад Венгрию не получил – ее захватили мы. Немцы стянули в Венгрию свои части из Югославии, перебросили их с Западного фронта, ослабив сопротивление англо-американцам. Они с Салаши превратили Будапешт в неприступную крепость со 190-тысячным гарнизоном. В феврале-марте 1945, за два с половиной месяца до падения Берлина, тысячи русских 3-го Украинского фронта полегли у озера Балатон. Как в 1941 в боях за Москву. Отбивая яростный натиск почти полумиллионной группировки немцев, рвавшейся деблокировать Будапешт. Против 400 наших танков и 700 самолетов эсэсовцы Зеппа Дитриха бросили 900 бронированных машин и 850 самолетов! Удара такой силы англо-американцы не знали за всю войну с Гитлером: они побежали под натиском 250 тысяч немцев в Арденнах.

Мы выстояли. Венгрия стала нашей законной добычей. И Сталин поставил во главе ее верные себе кадры. Но именно Венгрию Запад решил отбить после смерти Сталина.

В 1956 лысый идиот Хрущев, которому надо было в первую очередь думать о защите имперского неба, кинулся «разоблачать сталинизм» на XX съезде компартии СССР. Он стал сигналом для мятежа в Венгрии. Толпы народа требовали сместить Сталинистское руководство в Будапеште, вывести русские войска из страны, ввести демократию и превратить Венгрию в подобие нейтральной Австрии.

Америка потирала руки. Венгрия служила важным элементом подчиненного Москве военного блока, Варшавского договора – в него входили занятые нами в войне с Гитлером Польша, Восточная Германия, Венгрия, Болгария, Румыния и Чехословакия. Успех мятежа в Венгрии означал, что подобное может с успехом повториться и в других странах-вассалах нашей Империи.

23 октября 1956 произошли первые столкновения венгров с нашими солдатами. Под давлением бунтующих толп премьером Венгрии был сделан либерал Имре Надь. Хрущев, желавший прослыть в глазах Запада тоже либералом и приверженцем «общечеловеческих» ценностей, вывел войска из Будапешта в конце октября. Надь заявил о том, что Венгрия требует вывода русских дивизий из страны вообще и выхода Венгрии из Варшавского блока. Надю подчинялась венгерская армия, оружие вовсю раздавалось мятежникам. Хрущев приказал вывести войска из Будапешта…

Ох, как Запад готовил этот мятеж! Радио «Свободная Европа» интенсивно внушало мысль повстанцам: в случае чего НАТО придет вам на помощь. (Не решилось – русских убоялось). Еще 18 июля законом ј 726 США ассигновали на подготовку путча сотню миллионов долларов – еще тех. полновесных. В Верхней Баварии, близ местечка Траунштейн, готовились венгерские диверсанты бежавшие на Запад в 1945 и чуть позже хортисты и салашисты. В октябре 1956 туда прибыла группа венгерских немцев, многие из которых служили в СС. Из них формировали группы-ядра мятежных отрядов, перебрасывая самолетами в Австрию, а оттуда, на санитарных самолетах и машинах – уже в Венгрию.

В Мюнхене, на Локерштрассе, в помещении радио «Свободная Европа» работал вербовочный пункт, возглавляемый капитаном американской армии. Бывшие хортисты направлялись оттуда к месту событий. Одна из групп в 30 диверсантов была переброшена в Венгрию 27 октября – с помощью пограничников «нейтральной» Австрии. Из Англии перебросили отряд в 500 венгерских эмигрантов. Из французского Фонтенбло, в котором тогда располагалась штаб-квартира НАТО. в Венгрию ушло несколько десятков групп.

События шли угрожающе для нас. 23 октября гигантский митинг в Будапеште среди других требований выдвинул лозунг создания из Венгрии, Австрии и Югославии Центральноевропейской конфедерации. В тот же день началось массовое осквернение могил русских воинов, павших во время боев за Венгрию в 1944-1945 годах.

23-го же наши войска начали стягиваться в Венгрию. 24 октября произошли первые бои имперских войск с мятежниками в Будапеште. Сначала в них были брошены только две наших дивизии, чего было явно мало. Тем временем в Будапешт стекались группы мятежников со всей Венгрии. Они разоружали части венгерской армии. Уже 28 октября фактическая власть в Венгрии оказалась у Революционного военного совета во главе с генералами Кана, Ковачем и полковником Малетера. 30 октября наши войска вышли из Будапешта. Тогда же правительство Имре Надя заявило о начале переговоров по выводу Венгрии из Варшавского договора. 1 ноября на сторону мятежников перешел гарнизон города Веспрем. Наши разведчики доносили о попытках создания венгерской задунайской армии с центром в Веспреме.

Мятеж оказался отлично подготовлен и снабжен оружием. Именно диверсанты в ночь на 24 октября захватили радиостанции, оружейные заводы «Данувия» и «Лампадьяр». С 29 октября по 4 ноября через границу под видом «гуманитарной помощи» в Венгрию шли по 10-12 вагонов груза ежесуточно. А якобы госпиталь Международного Красного креста в Будапеште возглавлял эсэсовец Отто Франк («Коммандос», ј9, 1997 г.).

В те дни страну объял ад. Казалось, вдруг снова началась Вторая мировая ведь с «той» стороны выступали все те же люди. Да так оно и было: битву за Будапешт-56 с равным успехом можно назвать и одним из последних сражений Великой Отечественной, и одним из первых боев Третьей мировой. Она – на том уникальном «пограничье», когда Североатлантида-Америка бросала в бой против Империи остатки боевых сил гитлеровского Рейха и его союзников. Сидя в Португалии, 87-летний адмирал Хорти предложил себя в качестве правителя Венгрии. А в канадском Монреале проходит демонстрация венгерских эмигрантов, оравших: «Гитлер возвращается! Мы – борцы свободы!» В октябре 1956 озверевшие борцы за демократию и свободу вешали, затаптывали жертвы ногами. Выкалывали им глаза и отрезали уши ножницами. На площади Москвы в Будапеште они повесили за ноги тридцать человек, облили бензином и сожгли заживо. Венгры захватывали наших офицеров и солдат, выкалывая им глаза, отрубая головы, сажая их на кол. Я, будучи еще мальчишкой, слышал страшную историю о том, как мятежники расправились с женами русских офицеров в одном из роддомов. Впрочем, 37 лет спустя и тоже в октябре другие «защитники свободы» будут ножами вырезать на плечах моих товарищей звезды, пытать и расстреливать. Уже в Москве. Но то – в 1993, а в 1956 Империя торжествовала.

Мы задавили все это быстро и решительно, не дав Западу сделать напрасными наши жертвы 1944-1945 годов. Энергично и беспощадно. Так что венгры, обладая 37-ю реактивными бомбардировщиками Ил-28, успели нанести всего несколько одиночных ударов по переправам имперских войск на реке Тисе, вылетая с авиабазы Кунмандарас. Вскоре все аэродромы венгров захватили русские десантники. Имперские Ил-28 Прикарпатского военного округа прочесывали небо над мятежной землей, ведя разведку. Спутников разведки еще не было, и экипажам приходилось смертельно рисковать.

Для подавления мятежа имперский Генштаб разработал план операции «Вихрь». К 4 ноября 1956 года в Венгрии сосредоточились наши силы под командой выдающегося сталинского военачальника, маршала Конева – в 60 тысяч штыков и 6 тысяч танков. В 7 часов утра мы начали захват Будапешта. Упорнейшие бои вспыхнули у Центральной телефонной станции, у кинотеатра «Корвин». Королевской крепости, у вокзала Келети и площади Москвы. Мы натолкнулись на крепкую противотанковую оборону и хорошо организованную систему огня. Как и в I розном 1995 года,наши противники превратили здания в опорные пункты обороны. …Одним из первых в Будапешт ворвался взвод разведчиков лейтенанта Карпова. Попав в засаду, он погиб. Тяжелораненого офицера венгры захватили в плен, вырезали ему глаза, переломали руки…

Мы били мятежников решительно, беспощадно. Истребители МиГ-17 летали над самыми крышами домов, срывая их ударной волной вместе с засевшими снайперами. Куда там «прэзиденту Элтсину» с его чеченским позором! 5 ноября имперские войска двухчасовым пушечным огнем подавили опорный пункт и штаб мятежников в кинотеатре «Корвин» и в три часа пополудни бросились на штурм, горящего здания. Вместе с частями 33-й гвардейской механизированной дивизии действовал специальный отряд воздушнодесантников под командой майора А.Шалухина. Одновременно наши атаковали позиции венгров у площади Москвы. В плен был взят один из главарей мятежников, Иштван Ковач. В тот же день отряд десантников майора Л.Донченко без единого выстрела захватил здание венгерского Минобороны, парализовав возможный центр сопротивления.

Взяв «Корвин», наши войска очистили и казармы 20-го саперного батальона по соседству, к вечеру полностью подавив сопротивление в этом квартале. 128-я гвардии стрелковая дивизия дралась в Буде, и особенно ожесточенно – в районе площадей Москвы и Сены.

5 ноября подразделения 21 гвардейской мехдивизии дрались с отрядами мятежников в северной части города. 381-й полк 31-й гвардейской дивизии ВДВ вели бои на подступах к университетскому городку.

Бои шли и 6 ноября. Седьмого числа части 33-й мехдивизии Империи бились в-центре Будапешта, двигались на юг от улицы Ракоци, взяли радиостанцию «Кошут». 2-я мехдивизия овладела пристанями на Дунае, захватив бронекатера военной флотилии.

Упорные бои шли за Королевскую крепость и за бывший дворец диктатора Хорти. Более тысячи мятежников умело использовали инженерные коммуникации и подземные ходыпотерны крепости. Пришлось действовать тяжелыми танками и бетонобойными снарядами. 7 ноября наши взяли еще один узел обороны венгров гору Геллерт.

8 ноября венгры над островом Чепель сбили Ил-28 из 880-го гвардейского полка 177-й гвардейской бомбардировочной авиадивизии. Погиб весь экипаж самолета-разведчика – комэск капитан А. Бобровский, штурман эскадрильи капитан Д.Кармишин, начальник связи эскадрильи старший лейтенант В.Ярцев. Весь экипаж посмертно стал Героями Советского Союза…

В отличие от ельцинского позора в Чечне 1994-1996 годов, потери нашего Особого корпуса с 24 октября по 7 ноября 1956 года составили только 293 человека, 28 танков и САУ, 40 броневиков. (Только в новогоднюю ночь 1995 года в Грозном погибло в несколько раз больше.) Оно и неудивительно: тогда в Венгрию вошла еще сталинская, имперская армия, имевшая богатейший боевой опыт. Ее вели пропахшие порохом офицеры-фронтовики, которые чувствовали себя элитой общества, а не нищие командиры ельцинской армии, превращенные в изгоев. И солдаты этой армии еще не были тронуты никакой дедовщиной. Людей берегли – зато боеприпасов не жалели. И никакая телевизионно-газетная сволочь нашим войскам в спину не била!

Подавление мятежа шло и вне Будапешта. Наша 8-я механизированная армия 4-6 ноября захватила и разоружила 32 венгерских гарнизона, подавив вооруженное сопротивление в Дербрецене, Мишкольце, Мезекевешде, Сольноке, Кечкемете, Бекешчабе… 31-я гвардейская воздушно-десантная дивизия Империи с боем завладела городом Веспрем… Армии генералов Бабаджаняна и Мамсурова взяли под контроль аэродромы и основные дороги. Была надежно блокирована венгеро-австрийская граница…

8-9 ноября все еще гремели выстрелы. В полусотне километров южнее Будапешта наши войска разгромили отряды мятежников, поддержанные зенитно-артиллерийским полком венгерской армии. 9 ноября были подавлены последние очаги сопротивления в Будапеште – на острове Чепель и в Буде. На Чепеле – несколько военных заводов. Там венгры наладили производство танкобойных «фаустпатронов»… У Чепеля мы потеряли три танка. А уже 11 ноября операция «Вихрь» закончилась. Наши потеряли убитыми 640 бойцов…

Когда в 1996 шли бои в Чечне, мне довелось побеседовать с ветераном Венгерского похода 1956, генералом-воздушнодесантником. Тот с презрением говорил мне: знаете, как ельцинская армия входила в Чечню? Движется колонна по дороге, дозоры засекают впереди чеченскую установку «град» и докладывают начальству. Что, мол, делать? Начальство отвечает: дождитесь, когда она начнет стрелять, и только после этого – уничтожайте. «Град» бьет по колонне, убивая и калеча десятка два русских солдат. И только после этого начальство вызывает авиацию, которая прилетает слишком поздно: чеченцы успели смыться и замаскировать систему.

А как было в Венгрии? Дозор докладывает: впереди – пулеметная точка, замаскированная в стогу сена у обочины. Что мы делаем? Правильно, уничтожаем ее до того, как она откроет огонь по колонне. Наверх же докладываем: уничтожена группа мятежников, пытавшаяся напасть на колонну. Сверху звучит: молодцы! Никакие угрызения совести нас не мучили: пулемет – не хлеб-соль, он явно для обстрела нас там стоял. Вот так в армии тоталитарного режима людей берегли, а при демократии – жгли, словно солому…

Я пишу эти строки тогда, когда по телевизору идет передача «Старая квартира», посвященная 1956 году. Ее ведет грузный, толстый еврей. Он обильно потеет в ярком свете юпитеров, остатки мелкокурчавой шевелюры, кажется, слиплись от соленом влаги. Одутловатое лицо постоянно дергается нервными тиками. (Господи, почему они там все на телевидении – дергающиеся, кривые и косые? Я устал от патологии, мне хочется видеть милые русские лица нормальных, сильных людей!) Голос толстяка дрожит от плохо скрываемой ненависти. Ах, какой жестокий режим, он так бесчеловечно давил славных венгров! Нам демонстрируют еще одного еврея: тот в 1956 вышел на улицу Москвы, протестуя против действий русской армии в Будапеште.

Может быть, венгры, мстя за сталинские репрессии, были и правы – со своей колокольни. Но у Империи – своя правда. Мятеж в Венгрии мог закончиться только одним – присоединением Венгрии к Западу. По логике курчавого толстяка, мы должны были отпустить мадьяров на волю, смирившись с появлением на ее земле воздушно-ядерных сил маньяка Ле Мея? Отказаться от такого плацдарма для наших танковых групп, которые в те годы грозно нависали над позициями НАГО и удерживали его от нападения на СССР? У Империи – своя логика и своя справедливость, которая имеет мало общего с банальным представлением о счастье «маленькою человека». И даже маленького народа, который всегда будет ненавидеть народ имперский.

Горько сознавать, но сейчас, в 1999, когда мы пишем эти строки, Венгрия вошла в НАТО. 140 тысяч русских жизней, положенных нами в Отечественную, и усилия 1956 оказались напрасными – благодаря Горби и Эльцину.

Венгры, чехи, румыны… Маленькие народы, час величия которых давно минул. Всегда и при любых режимах они будут ненавидеть соседнюю Империю – хоть русскую, хоть китайскую. Они всегда хотят отдаться более далекому, враждебному нам покровителю. И если прежде то была Британия, то после войны с Гитлером – Америка. И если для спасения моего народа нужно применить силу – ее надо пускать в ход решительно и без слюнявого самобичевания!

Толстый еврей пытается доказать, что венгерские события порождены нашим коммунизмом. Чушь! Представим себе, что Будапешт в 1945 взяла не сталинская Рабоче-крестьянская Красная Армия, а войска Его Величества Императора Алексея Первого, сына Николая Второго. Что, мы ушли бы оттуда, отдав страну мадьяров Западу? Да ни в жисть – и тоже оставили бы там свои дивизии. И венгры бы тоже восстали при первой же возможности.

Мы давили венгров второй раз. Первый – случился в 1849, когда русские дивизии пришли на помощь разваливающейся Австрийской империи, где венгры отложились и уже ожесточенно резались с хорватами, которые вздумали отделиться от венгров – события шли почти как в Югославии или СССР 1991-1992 годов. Основоположники интернационал-коммунизма Маркс-Мордехай и Энгельс с визгом восторга наблюдали за этой революцией. В Европе мог образоваться очаг ожесточенной межнациональной резни. И русские войска, огнем и штыком растерзав венгерских революционеров, тогда спасли континент от кровавого месива. За это Маркс и Энгельс люто возненавидели Российскую Империю, окрестили ее «жандармом Европы» и с пеной у рта стояли за ее расчленение И спустя полтора века ту же ненависть я вижу в образе толстого ведущего «Старой квартиры» с дергающимся в тике лицом. Именно такие, как он, и помогли Горбачу да Ельцину выполнить программу чистого марксизма в отношении нашей Империи.

3

Еще не смолкли выстрелы в Венгрии, как начались события в Египте. Там победила националистическая революция под предводительством Гамаля Абдель Насера. Она сбросила продажный прозападный режим короля Фарука. Насер искал средства для развития страны. И потому отобрал у западных владельцев Суэцкий канал.

Запад стал врагом Египта. Мы – его другом. Открывался великий шанс для Империи: закрепиться в стране пирамид, в Восточном Средиземноморье. Что это значило для Запада? В 1960 французский адмирал Р. Бело выпустил книгу «Роль моря в будущей войне». Он доказывал, что по Средиземному морю будет идти снабжение Греции, Турции и Италии, оно становится перевалочной базой для ближневосточной нефти, идущей на Запад, средством сообщения между Атлантикой и Индийским океаном. А еще – плацдармом для агрессии Запада в Черное море, откуда можно бить по важнейшим центрам нашей Империи. Еще Бело считал Средиземное море плацдармом для захода во фланг русским армиям, которые могут оккупировать Европу. Поскольку Англия в возможной войне НАТО и нашей Империи уже не могла служить базой для высадки десанта на континент, теперь эта роль отводилась Северной Африке. Оттуда западные части могли высаживаться в Италии и на Балканах.

И вот Насер начал союзничать с русскими. Увы, при старом и неумном Брежневе мы упустим Египет. А тогда Запад просто содрогнулся от перспективы появления в той стране русского присутствия. Мы заходили Европе в тыл, и наше острое железо грозило ее мягкому подбрюшью! Мы начали поставлять Насеру реактивные боевые самолеты.

И Запад нанес удар. 29 октября его верный союзник, Израиль, вторгся на Синайский полуостров, продвигаясь к Суэцкому каналу. Египетские Ил-28 (нашей поставки) наносят удары по еврейским позициям. 30 октября «возмущенные войной» Англия и Франция предъявляют ультиматум евреям и египтянам: отвести войска от канала, зону которого должны занять франко-британские части. Это означало, что канал отбирается у Египта, что Израиль был вплетен в довольно нехитрую интригу. 5 ноября агрессоры заняли Порт-Саид и Порт-Фуад, нанеся тяжелые воздушные удары по авиабазам египтян.

И все-таки Запад струхнул. Англичане не решились топить или принудительно заставлять сменить курс наши суда, шедшие в Египет. Да и Москва предупредила, что не остановится перед решительными мерами. Мы посулили отправить Насеру добровольцев-пилотов и современные истребители. А русских летчиков после войны 1950-1953 годов в Корее на Западе боялись! Да и США, где шли президентские выборы, колебались, и напор англо-французов осудили.

То была славная операция Третьей мировой, где мы достигли хорошего успеха!

Таков был 1956, опасный и тревожный год, в который и начинается нашествие «неопознанных летающих объектов» в нашу стратосферу. Начнется та самая «виртуальная» война, которая грозила перерасти в настоящую, атомную.

4

В тот 1956 год в США продолжит работу секретный комитет по внезапному нападению на Советский Союз. И престарелый генерал-президент Эйзенхауэр с удовольствием станет рассматривать фотографию мяча для гольфа крупным планом, сделанную аппаратурой U-2 с высоты в двадцать один километр. Он будет подсчитывать силы НАТО, скоростные бомбардировщики, способные летать на высоте 19-21 версты, вне досягаемости зенитных средств русских. Русские не контролируют свое небо! И начнется нашествие на нас самолетов-призраков, тех самых U-2. Пауэрс подпишет первый контракт на работу в ЦРУ. А самолеты станут покрывать специальным черным лаком, уменьшающим заметность их для радаров. Позже сбитого Пауэрса на открытом судебном процессе в Москве спросят:

– Какова была основная задача вашего полета?

– Я должен был следовать по указанному маршруту. включать и выключать приборы на определенных участках пути.

– Значит, если бы на борту вашего самолета была атомная бомба. вы также нажали бы на рычаг?

– ЭТО МОГЛО БЫТЬ СДЕЛАНО…

Да, дороговато обошлись нам годы проволочек и «разоблачений ставленников Берии». Только в 1957 году на боевое дежурство в Московском округе ПВО станет С-25, и только тогда Жуков решит принять С-75 на вооружение. А ведь понадобится еще несколько лет, чтобы произвести эти машины в достаточном количестве, чтобы обучить офицеров и службы управления ПВО, чтобы подготовить персонал и обкатать комплексы в различных условиях.

Нас спасли только нерешительность Запада да незаконченность его авиапрограмм. Но они постоянно пробовали глубоко проникать в наши просторы. Кроме U-2, они использовали облегченный ширококрылый бомбардировщик «канберра», детище фирмы «Инглиш Электрик». И американский вариант этой машины, RB-57. Они готовились напасть!

Как сообщает Анатолий Докучаев, первый полет U-2 над нашей Империей произошел 4 июля 1956, когда самолет стартовал из германского Висбадена. Он прошел над районами Москвы, Питера и Балтийского побережья. В США ликовали: русская ПВО огня не открывала! И это – над самыми защищенными районами в мире! Фоторазведка вскрыла систему огневых позиций и аэродромов, на снимках можно было разглядеть даже бортовые номера русских бомбардировщиков. Всего в июле произведено пять шпионских полетов, и неприятельские воздушные шпионы вторгались в наше небо на 150-350 километров по маршрутам «Гродно-Минск-Вильнюс-Каунас-Калининград». «Брест-Пинск-Барановичи-Каунас-Калининград» («Мир авиации», ј1, 1996 г.).

В 1957 году «канберра» беспрепятственно долетела до еще одного узла мощной ПВО – до Баку. Самолеты этого типа терроризовали небо над Украиной. Венцом же всего был прорыв трех бомбардировщиков типа «стратоджет» 29 апреля 1959 года по маршруту Новгород– Смоленск – Киев.

Такого больше никогда не будет. Ракетные комплексы и высотные русские перехватчики на десятилетия пресекут такие полеты. Уничтожение машины Пауэрса стало эпохальной победой. Американцы даже не сразу подумали, что Пауэрса сбили на высоте двадцати километров. Сначала они надеялись, что мотор его «локхида» забарахлил, и самолет потерял высоту, сделавшись легкой добычей. Но потом наступил шок. Гибель черного самолета означала – над Империей поднимается настоящий хрустальный купол, незримое силовое поле, которое по прочности своей не уступит самой толстой и тяжелой броне. С 1 мая I960 года начинается почти тридцатилетняя война в небесах, которая тогда положит конец еще одной мечте Запада: подчинить угрозой с воздуха остальной мир. И старые государства, и еще множество стран, обретших независимость после Второй мировой войны. Отныне с помощью русского оружия экспансия Америки и насаждение ею марионеточных правительств натолкнется на огромные трудности.

После удачной стрельбы по Пауэрсу Империя грозно предупреждает Пакистан: если такие полеты будут повторяться, мы нанесем удар по вашим аэродромам. И Пакистан, трусливо поджав хвост, поспешно закивал: да-да, к-к-конечно!

Ответ Русской цивилизации на угрозу с воздуха получился сокрушительным. В годы Второй мировой самым большим кошмаром американских летчиков были бомбовые рейды на территорию Германии. Потери от каждого вылета составляли примерно пять процентов, и после двадцати пяти миссии пилотов отправляли обратно, в Соединенные Штаты. После войны их психологи стали считать: потери в районе 4 процентов сбитых в одном вылете подрывают моральный дух и боеспособность летного состава.

Русские зенитные ракеты в начале 1960-х обеспечивали потери в 40-50 процентов! А в некоторых случаях – и полную гибель атакующих эскадрилий когда они шли к цели на больших высотах. И когда тяжело нагруженные бомбардировщики просто не могли выполнять маневров ухода от ракет.

5

В 1962 году мир вплотную приблизился к ядерной войне, и мы знаем эти события под именем Карибского кризиса. Тогда на Кубе в ходе операции «Анадырь» высадилась сорокатысячная группировка наших войск под командованием героя битвы за Будапешт и гобийско-хинганского броска 1945, генерала Иссы Плиева. Лихой рубака, этот конно-механизированный алан все норовил назвать ракетные дивизионы покавалерийски – эскадронами.

Русские вправе гордиться этой операцией. Не имея господства на море, сумев соблюсти отменную скрытность. Империя перебросила в трюмах кораблей почти всю 51-ю ракетную дивизию генерала Игоря Стаценко. Одним из ее полков командовал Николай Фокич Бандиловский – человек, который в 1961 году командовал стрельбами ракет с ядерным зарядом из-под Воркуты по новоземельскому полигону. Мы успели развернуть на острове три полка ракет среднего радиуса боя Р-12 с дальнобойностью в 2 тысячи километров – всего 36 установок. Мы взяли под обстрел территорию Штатов до рубежа Филадельфия Сент-Луис – Даллас – Эль-Пасо. Под возможный удар попали Вашингтон и Норфолк, Индианаполис и Чарльстон, Хьюстон и Новый Орлеан. А заодно и вся Флорида. То есть самые бурно развивающиеся промышленные регионы врага. А в дополнение к ракетам были развернуты 42 бомбардировщика Ил-28, чьи взлетные полосы находились всего в девяноста милях от Флориды. На аэродромах угнездились сорок истребителей МиГ-21, вдоль побережий маневрировали подвижные «сопки» – установки противокорабельных самолето-снарядов. Развернулись на острове и 144 зенитных комплекса С-75 – дивизии Токаренко и Воронкова, которым и суждено будет сыграть едва ли не решающую роль в последующих событиях. Все это, вместе взятое, называлось ГСВК – группой советских войск на Кубе.

Мы делали все это вполне справедливо – ведь на турецкой базе Инжирлик, откуда летал еще Пауэрс, американцы создали группировку ядерных ракет «Юпитер», взяв под прицел южные районы европейской части нашей Империи. Они, значит, могут грозить нам ядерными ударами из Турции, а мы с Кубы – нет? Да не бывать такому!

Мы высадились на Кубе еще и для ее защиты от вторжения янки. Ведь там в 1959 победили антиамериканские силы во главе с Фиделем Кастро. Силы прорусские. В далеком Карибском море, в американском подбрюшье, у Империи появился отличный плацдарм. Да, мы устроили на Кубе позиции своего ядерного оружия. Однако в самый разгар кризиса, на 22 октября 1962, Империя имела только 468 ядерных зарядов, способных достичь территории США. А вот североамериканцы тогда грозили нам тысячью четырьмястами сорока семью боезарядами, охватив нас кольцом своих заокеанских баз. Рискованный ход Империи был оправдан.

14 октября американский U-2 засек позиции русских ракет на острове, и янки встали на дыбы, требуя срочного вывода ГСВК с Кубы. Мы в ответ поставили условие: убрать ядерное оружие из Турции. Янки пригрозили войной. Их Стратегическое авиакомандование было приведено в состояние Defcon-3 готовность к ядерной войне. К 22 октября 1962 года они заблокировали Кубу огромными силами: восемью авианосцами, двумя крейсерами и ста восемнадцатью эсминцами. Тринадцать подлодок и 65 десантных судов тоже были в той армаде. К вторжению готовилось четверть миллиона человек. На сорока гражданских аэродромах сосредоточились бомберы В-47 с ядерными бомбами. Четверть состава «стратофортрессов» В-52 постоянно крейсировало в небе. Операция высадки получила кодовое имя «Мангуст».

Американцы рассчитывали на то, что удар четырехсот тридцати боевых самолетов по Кубе позволит подавить русские ракеты до того, как они изготовятся к пальбе. Ведь Р-12 были еще далеки от совершенства, и требовали заправки перед стартом. Кубинский же ландшафт не позволял даже замаскироваться. Куба, долгие годы служившая огромным борделем для янки, не обладала мощной ПВО. Авиация янки хозяйничала в небе острова, ежесекундно угрожая ударом.

И снова русские зенитные ракеты опрокинули эти расчеты.

Вспоминает Леонид Гарбуэ, тогда замкомандующего ГСВК по боевой подготовке ("Операция «Анадырь», Москва, изд-во ракетных войск стратегического назначения, 1997 г.):

"…Чувствуя безнаказанность в нарушении воздушного пространства Кубы, разведывательная, истребительная и штурмовая авиация США ежедневно облетала остров несколькими заходами. Иногда – на высотах в сто-двести метров. В воздухе ежечасно находились сотни самолетов. Гул моторов сотрясал воздух, создавалось впечатление массированного воздушного налета с бомбометанием по нашим объ ектам. Американцы вели психологическую атаку. Летчики открытым текстом запрашивали свой командный пункт: «Когда будем наносить удар по Кубе?» В это время все радиотехнические средства ГСВК ради скрытности были отключены. Все изменил день 27 октября, который американцы затем назовут «Черной субботой». Накануне русские привели свои части в готовность номер один и включили локаторы. В тот день над островом так и вились U-2, а низколетящие разведчики F-101 даже имитировали бомбометание. Плиев отдал приказ зенитчикам: открывать огонь при приближении чужих машин. Он пробовал советоваться с Москвой – но та молчала. В Кремле сидел уже не Сталин, а всего лишь Никитка Хрущ.

В 10 часов утра командующий ПВО ГСВК генерал С. Гречко доложил Гарбузу: над нами больше часа кружит «гость» – высотный «локхид». Он уже вскрыл наши позиции и новые стартовые площадки Р-12. Надо давать команду на сбитие иначе через несколько часов его фотопленки будут в Пентагоне. Именно Гарбуз и Гречко отдали приказ на уничтожение «цели 33», разведчика U-2 с майором Робертом Андерсоном в кабине.

Приказ был выполнен первым дивизионом эенитно-ракетного полка под командой полковника Ивана Герченова. Первая ракета настигла «локхид» на высоте в 20 километров. Андерсон успел открыть фонарь пораженного самолета, но покинуть его не успел – его убил взрыв второй ракеты.

Боже, какой вой взвился в США! Янки требовали начать бомбардировки Кубы. Но президент Кеннеди не решился начать войну. Янки поняли, что воздушного «блицкрига» не получится, что десятки их атакующих самолетов будут уничтожены и ракеты с Кубы взлететь все-таки успеют.

Они подсчитали: чего стоит их численное превосходство в водородных боезарядах, если учения 1957 года снова показали – от огня русской ПВО погибнет свыше половины участвующих в налетах машин, и это вызовет панику среди экипажей? Они просто не решатся доходить до целей! Они знали: батареи зенитных скорострелок «Шквал» сбивают их тогдашние крылатые ракеты в 9 случаях из десяти. Наши С-75 и С-125 вмиг сделали их «ядерный меч» деревянным, втянув в изнурительную эпопею создания межконтинентальных ракет и стратегических подлодок. Но последних инструментов войны в достаточном числе у них к Карибскому кризису не было.

Вот почему они тогда все-таки отступили, и в обмен на вывод наших ударных сил с Кубы убрали ракеты из Инжирлика. Несмотря на 15-кратное свое превосходство в ядерных вооружениях. Вот что дали нам зенитно-ракетные «мышцы», которые мы начали накачивать волей еще Сталина.

Изгнание американской авиации из стратосферы означало очень многое. Ведь самый выгодный режим полета для реактивного гиганта с бомбовой нагрузкой это заоблачная разреженная высь в два десятка верст. Там слабое сопротивление воздуха позволяет бомбардировщику набрать самую большую скорость при минимуме затрат горючего. Но вот русские ракеты вынудили их спуститься к самой земле. И тут же горделивые западные «стратоджеты» и «стратофортрессы», «вулканы» и «Викторы» превратились в громоздкие, легко уязвимые, прожорливые махины. Вот это был удар так удар!

Знаешь, читатель, а ведь не меньшей победой в глобальной войне тогда была Куба. Тот самый остров, похожий на крокодила, изогнувшегося в теплых водах Карибского моря. Выводя ГСВК, мы поставили янки условие: не вторгаться на союзный нам остров. Мы оставили на нем одну мотострелковую бригаду, которую выведет лишь проклятая ельцинская власть – в 1994.

Куба стала нашим выгоднейшим капиталовложением. Увы, мы использовали все выгоды нашего союзничества с Гаваной едва наполовину.

Что вы знаете о Кубе и ее народе? Причудливое смешение карибских индейцев, испанцев и негров, населившее остров. создало удивительный тип людей, весьма отличающееся от обитателей Латинской Америки. Любвеобильные и темпераментные, кубинцы оказались великолепными солдатами – в отличие от тех же мексиканцев.

С помощью кубинских соратников мы в середине 1970-х закрепимся в Анголе, в алмазоносной южной Африке. Мы в 1979 проникнем на перешеек между Северной и Южной Америками, в Никарагуа, где будет свергнут проштатовский режим Сомосы. Мы почти сумели установить свою власть в соседнем с Никарагуа Сальвадоре если б не Горбач.

С помощью воинственной Кубы мы могли уже с начала 1990-х развернуть нарковойну против США. Поддержав нужных людей в Боливии и Перу, Эквадоре и Колумбии, Империя была способна начать уничтожение и разложение американского человечьего молодняка, коррумпирование государства США. Попутно начав высокодоходную деятельность. Враг нашего врага – наш союзник, и наши энергичные, подтянутые эмиссары могли бы выгодно продавать колумбийским наркобаронам свою спутниковую связь (терминалы того же «гонца») и портативные зенитные комплексы «игла». Сверхмалые подлодки «пиранья» и малые беспилотные самолеты – для переброски наркотиков в США. Да даже наши легкомоторные самолеты – великолепные «молнии», «гжели» и «финисты». Повстанческие армии, которые в Латинской Америке сплошь да рядом воевали с проамериканскими правительствами, часто смыкались с наркобизнесменами, становясь их прикрытием. Их мы могли снабдить простым и эффективным вооружением – через Кубу. Огонь русского оружия мог бы встречать американские штурмовики, вертолеты и группы спецназа, которые американцы с конца 1980-х бросали на резиденции наркобаронов и на их плантации.

И не надо брезгливо морщить нос, не надо ужасаться возможному союзу с колумбийскими кокаиновыми картелями. Разве тот кроваво-разрушительный кошмар, в который мы впали с 1991 года, не планировался для нас в США с 1946 года, с плана Алена Даллеса? Мы. русские, вправе отвечать американцам войной на истребление. С помощью наркотиков – в самый раз.

Наркоторговля позволяла нам начать развал США, поддержав в них латиноамериканские и чернокожие группировки, прочно замешанные в нынешних США на наркобизнесе и «цветном национализме». А огромные прибыли колумбийцев могли быть выгодно вложены в имперскую экономику. Не в грабительский вывоз сырья и не в бесплодные финансовые спекуляции, как в ельцинской «стране»-РФ, а в аэрокосмос и экспорт оружия экстра-класса, в русскую электронику и биотехнологию!

И этот шанс мы упустили. Но ведь могли бы его использовать. Более того, когда у нас в стране к власти придет настоящий вождь, который выкинет из Кремля нынешних обезьян и всех этих носатых губошлепов, отдающихся американцам под вопли о «демократии и правах человека» – тогда можно будет возобновить выгодные отношения с кубинцами.

И все это – благодаря 1962 году. Благодаря нашим зенитным ракетам – в частности.

6

Победа над «призраками Локхида» и наша твердость во время Карибского кризиса сильно обескуражили американцев. Пожалуй, после них испарилась решимость Североатлантиды-США начать первый тур космических войн. Или, говоря языком президента Рейгана начала 1980-х, войн звездных.

Первый человек, наш Юра Гагарин, полетит в космос только 12 апреля 1961 года. Но еще с 1958 года американские концерны «Хьюз» и «Локхид» по своей инициативе берутся за конструирование военного пилотируемого корабля, который должен действовать на орбитах от 160 до 1600 километров над планетой. Похожий на цилиндрическую железную бочку, которую поместили в середину треугольного крыла с глубоким вырезом сзади, такой корабль с пилотом (или пилотами) на борту рассчитывался на суточное пребывание в космосе и должен был сбивать военные спутники нашей Империи. Тогда почему-то считалось. будто бы мы сделаем ставку на орбитальные аппараты с подвешенными к ним ядерными бомбами. Мол, станем бомбить Америку из космоса.

Смелый был проект у янки. Каждый аппарат забрасывался бы на орбиту перехвата трехступенчатой ракетой. Дальше пилот корабля, глядя в оптический прицел, шел на жертву, маневрируя с помощью ракетных двигателей с поворотным соплом, работающих на смеси из топлива RP-4 и перекиси водорода Для пущей точности наводки использовались волчки-гироскопы. Садился истребитель, осторожно входя в атмосферу и планируя на своем треугольном крыле.

США грезили о том, что построят 12 эскадрилий по 12 кораблей в каждой. Их планировалось запускать на полярные (через оба полюса Земли) орбиты так, чтобы между двумя соседними спутниками было расстояние в 3400– 3500 километров. Образовывалась как бы шеренга аппаратов, движущихся параллельно и осматривающих «полосы» на планете под собой шириной в 3600 км каждый. Таким образом, для осмотра всей Земли требовалось шесть эскадрилий. Еще шесть запускались на те же орбиты – но навстречу первой шестерке эскадрилий, с орбитами на 8 верст ниже. Таким образом достигался двойной контроль над планетой.

И тут оказалось, что русские по всем статьям Америку объехали. Что наши космические корабли могут дольше находиться на орбите, нежели истребитель Хьюза-Локхида. Что у нас есть ракеты-спутникобойцы и беспилотные орбитальные истребители. Что мы делаем ставку не на спутники с бомбами, а на баллистические ракеты, против которых примитивные американские аппараты бессильны. Наконец, наш космонавт Алексей Леонов в 1965 первым выйдет в открытый космос с корабля «Восход-2», защищенный имперским скафандром. Что уже породило у США кошмары: русские берут на абордаж их орбитальные «крепости». И первый полет хьюзо-локхидовского корабля, намеченный на 1965 год, так никогда и не состоялся.

Североатлантида спешно создавала оружие для воздушно-космической войны. Одним из его видов стал бомбардировщик-робот «снарк» – машина, чьи создатели были вдохновлены массированными налетами крылатых ракет Фау-2 на Лондон в 1944. «Снарк» летал со скоростью 300 м/сек на высоте 18 тысяч метров, доставляя ядерный заряд на 10 тысяч верст. Даже его название звучало зловеще – примерно как «змея-акула» (Snark = Snake + Shark). Каждый «снарк» обходился бы впятеро дешевле самолета Б-52 и был куда меньше его по размерам. Янки рассчитывали на то, что русские не смогут сбивать их из-за большой высоты полета этих машин.

Но на очереди был уже самолет-снаряд с вертикальным взлетом «навахо». Он должен был идти на нас уже в 20-25 километрах над землей, разгоняясь до тысячи метров в секунду – на прямоточных воздушно-реактивных двигателях. Управляясь по звездам, с помощью астронавигационнои системы.

Унаследованные американцами от Гитлера немецкие ракетотехники во главе с Вернером фон Брауном выдвинули проект «Дайна Соар» – «Динозавр». В 1963 году у США должен был появиться космический крылатый бомбардировщик, который выводился в космос ракетой «Атлас», перелетал через рубежи нашей ПВО в космосе и нырял в атмосферу уже над целью – над русскими городами. Потерпев крах в установлении Нового Порядка с Гитлером, гитлеровцы кинулись помогать устанавливать Новый Мировой Порядок под главенством Америки. Они создавали оружие воздушно-космической войны еще за сорок лет до воздушно-космического убийства Югославии в 1999!

Но у американцев тогда ничего не вышло. Программы «Снарк», «Навахо» и «Динозавр» были свернуты. По одной простой причине: потому что мы уже смогли создать свою космическую цивилизацию, опередив США. ОКБ-52 академика Владимира Челомея (ныне – реутовское НПО машиностроения) испытало первый в мире спутник-истребитель «Полет». А фирма легендарного создателя истребителей Великой Отечественной Семена Лавочкина в 1957 произвела первый успешный запуск полукосмолета «Буря».

Первая попытка Североатлантиды начать «звездные» и аэро-орбитальные войны рухнула.

Созданные в те времена центры нашей аэрокосмической культуры могли принести нам действительно золотые горы. На международном авиасалоне 1999 года в Жуковском я залюбовался ажурными корпусами спутников на одном из стендов. Ба! Да это же предлагает НПО машиностроения, челомеевское детище. Создатель грозных крылатых ракет, космических перехватчиков и «алмазов» – орбитальных станций-разведчиков, оснащенных пушками и ракетами «космоскосмос».

Хозяева с гордостью сказали: это – система легких и дешевых космических аппаратов для дистанционного зондирования планеты. Одни делают это оптически, другие – радарами. Из них можно собирать прекрасные орбитальные группировки по заказам новых экономически сильных стран, отбивая миллиардные заказы у американцев. Их можно запускать на самые высокие геостационарные орбиты по куда меньшим ценам.

Мой провожатый объяснил: запускать спутники на геостационар с помощью нынешних ракет «Протон» – это тратить 50 миллионов долларов на каждый старт. У США эти цены еще больше. А НПО машиностроения делает из прежних военных ракет новый носитель «Стрела», запуск коего обойдется только в 9 миллионов. Зато на «Стрелу» можно поставить спутник «Руслан» с твердотопливным ускорителем и ЭРД – электрореактивным двигателем, который есть у нас, но которого нет у США. ЭРД за 145 дней выводит спутник на желанный геостационар.

Я смотрю и вижу: вот способ принести России огромные прибыли. Вот куда государству нужно кредиты давать. Но правительство Черномырдина в 1997 дало гарантии под получение кредитов фирме нашего телегазетного олигарха Гусинского, главы Российского еврейского конгресса. И тот купил геостационарный спутник для своего телевидения у американцев, накормив их инженеров и рабочих. Телевизионные миражи высокопоставленного еврея для наших «реформаторов» оказались важнее, нежели судьба русских и их космической индустрии.

А что сотворили с НПО имени Лавочкина? В Империи оно стало «верфью» для создания межпланетных аппаратов. Зато после развала великой Державы… Вот что говорил об этом генеральный директор НПО Анатолий Баклунов в 1996 (запись корреспондента «Завтра»):

"НПО имени Лавочкина возникло в 1937 году на базе мебельной фабрики. Аэропланы тогда строили, как и мебель, из фанеры. У Лавочкина было задание сделать истребитель, и он сделал его из клееной дельта-древесины. Кто-то ляпнул Сталину, что истребитель горит, как порох. Сталин Лавочкина вызывает, тот приходит с куском этой дельта-древесины. Сталин кладет его перед собой, выбивает на него горящий пепел из трубки. И разговаривает с Лавочкиным минут сорок о проблемах авиации. В конце беседы стряхивает с деревяшки пепел, ожидая увидеть прожженную дырку. Но там даже следов от огня нет!

Тогда пробовали ножом резать – не берет. Сталин был восхищен.

Ну, а затем НПО перешло на реактивную авиатехнику, потом – на космические аппараты. Мы запускали аппарат на Луну, который вернулся с пробои грунта. Мы делали межконтинентальный бомбардировщик «Буря». Аналогичный проект у американцев назывался «Навахо» – и не удался… И еще мы делали много такого, чего в мире никто не делал. Сейчас к нам приезжают иностранцы и в изумлении разевают рты. Японцы предлагают кучу денег только за архивные разработки двадцатилетней давности, для них это – завтрашний день.

И, будучи по многим направлениям мировыми лидерами, сегодня мы просто помираем. Специалисты суперкласса получают зарплату, на которую нельзя прожить… …Я познакомился за границей с одним богатым египтянином. Он говорит: я все ваше производство покупаю. Давайте запустим завод, но только в Бельгии. Не хочет он вкладывать в Россию ничего. Зарубежных охотников заключать с нами контракты масса. Но скоро таким путем центр будет уже не здесь, а за границей. Они подтянутся до нас, а мы совсем рухнем.

У нас есть специалисты, например, по космической навигации, которых больше нет нигде в мире. Они влачат жалкое существование, но не хотят торговать жевательной резинкой. Но они вымрут – дальше что?

Раньше к нам приходило по 200 молодых специалистов в год. Теперь приходит по четыре фанатика, которые просто не могут жить не по призванию. Но производство не модернизируется, наука лежит. Сейчас за счет заделов от СССР мы опережаем мир. Но это гибнет на глазах…"

7

Заканчивается первая стадия Битвы за Небеса, славная эпоха 1945-1962 годов. Тогда мы еще неслись вперед на всех парусах, поставленных еще Иосифом Сталиным, и отголоски, отблески того времени были живы еще и полтора десятилетия спустя. Великие победы того периода Битвы за Небеса создавали легенды, они входили в буквари и школьные учебники, по которым учился я.

В школу я пошел в Ашхабаде, в 1973 – тогда в совсем русском городе, столице раскаленной солнцем Туркмении, одной из частей великой Империи. Из окон моего дома на горизонте всегда виднелись синие-синие горы, покрытые шапками белых снегов. То был хребет Копет-Даг, за-которым лежал уже Иран. Совсем мальцом я выходил на веранду нашей пятиэтажки, и с жадностью смотрел на то, как в небе расцветают яркие купола парашютов, как бесшумно скользят среди облаков длиннокрылые планеры. Где-то совсем рядом с улицей Атабаева был аэроклуб.

В школе, в мастерских, висел старый-престарый плакат «1959 год – год великих побед!». Десятилетним хлопцем я смотрел на него, читая летопись тех прорывов. На плакате крушил полярные льды первый в мире атомоход «Ленин», прорезая мрак северной ночи снопом электрических лучей. Летела первая в мире станция «Земля-Луна» – русская станция. Первый завод-автомат…

Я гордился тем, что живу в величайшей стране мира, способной потрясать небеса. При звуке слов «космический корабль» мне представлялись картинки из моего букваря или учебника арифметики: ракеты, из которых энергично бьет пламя, и на борту которых алыми буквами выведено – «Восток», «Восход», «СССР». При слове «самолет» мне представлялся изящный силуэт МиГа-21. Меня окружали машины и магнитофоны, фильмы и книги, сделанные нами, русскими, и только нами. Мне жаль нынешних детей: при звуках тех же слов у них в мозгу помимо воли будут всплывать образы американских «шаттлов», «фордов» и «дугласов», «сони» и «панасоников». А я – я впитывал чувство величия моей Родины с молоком матери. Я играл с игрушечными планетоходами и жужжащими звездолетиками, на которых красовалась гордая надпись-СССР!

Я читал «Незнайку на Луне» Носова – книгу, насыщенную такими символами и идеями, которые до конца понял лишь сейчас. Оттуда я узнал и фашистскую теорию «полой планеты», и азы космической баллистики, и механизмы рыночной экономики, и премудрости создания «дутых» акционерных обществ, и механизмы оболванивания человека западной масскультурой. Но тогда меня чаровало другое. Картины космического корабля для лунной миссии. Образ Знайки, стилизация ученых той эпохи – человечка в строгом костюме и каплевидных очках, с тоталитарным бобриком строгой прически. А еще – картина городов, где жили герои Носова.

Ведь книга была написана именно в те годы сумасшедшего рывка Империи.

Да, то была книга из той эпохи – когда в городах строились кинотеатры с крышами, напоминавшими наклонные эстакады для старта реактивных машин. Когда очертания автомобилей были плавны, стремительны и текучи, напоминая рисунки звездолетов. Когда в журналах «Техника – Молодежи» еще огромного формата художники рисовали прекрасные белоснежные города под прозрачными куполами, тракторы-роботы, прекрасно сложенных загорелых людей под парусами яхт, космические самолеты и русские базы на Луне. Носов рассказал мне о городе, в котором поднимались чудесные здания. Одно – похожее на башню, со спиральным балконом, вившимся вокруг него и спускавшимся в плавательный бассейн, окружавший здание. Другое – шестиэтажное, с огромными балконами, парашютной вышкой и чертовым колесом на крыше. И по улицам этого города бегало множество автомобилей, спиралеходов, авиагидромотоколясок…

Но и в жизни самое начало 1960-х – наша гордость. Тогда в Бразилии сел русский суперлайнер – Ту-114. Первый в мире самолет, бравший на борт полторы сотни пассажиров. Первый в мире самолет повышенного комфорта, на борту которого были даже купе. Первый в мире, способный покрыть огромное расстояние от Москвы до Гаваны без посадки со скоростью в 850 километров в час, удивительно экономичный даже по нынешним временам. Так вот, когда он в 1962 приземлился в Бразилии, его пришла посмотреть группа седобородых старцев. Увидев крылатый корабль, они расплакались. Оказывается, то были литовцы, бежавшие из Империи в 1940. Они плакали оттого, что оставили страну, добившуюся столь титанических успехов.

То были детища времени, пронизанные дикой, неуемной энергией русских побед. То – осколки некогда великой Мечты…

Бои 1945-1962 годов мы выиграли. Сталин, словно мощный разгонный блок ракеты-гиганта, придал стране поистине космическую скорость. И мы шли вперед, пожирая пространство и время. К Победе! К Победе! К Победе!

Начинались «ревущие шестидесятые»…

Глава 5. «ВЬЕТНАМСКАЯ МОГИЛА» ДЛЯ АМЕРИКАНСКИХ ВВС. ДЕКАБРЬСКАЯ БИТВА НАД ХАНОЕМ. ОБЛОМКИ «ФАНТОМОВ» УСЕИВАЮТ ПЕСКИ. СРАЖЕНИЕ НАД «ЛИНИЕЙ БАРЛЕВА» ОПЕРАЦИЯ «КАВКАЗ» ПРОТИВ ПЛАНА «ХОРДОС». БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ ФРОНТ: ПЕРВАЯ РУССКО-ИЗРАИЛЬСКАЯ ВОЙНА. ПОБОИЩЕ У ИСМАИЛИИ. ОНИ ПРЕВРАЩАЮТ ЗАКОРЕНЕЛОГО ЯЗЫЧНИКА В РЕВНОСТНОГО ХРИСТИАНИНА!

1

F-4 «Фантом» были серьезным испытанием для тех, по кому они наносили удары на земле. Двадцатишеститонная боевая машина с клювоподобным, чуть загнутым носом, мчащаяся на 1800 километрах в час – то был настоящий призрак войны. Очевидцы рассказывают: когда на тебя налетает «фантом», то кажется, будто ты смотришь немой фильм ужасов. Он обгоняет звук, и распаленное сознание, обостренное импульсами страха, видит лишь зловещий силуэт с короткими, загнутыми вверх на концах крыльями. И это чудовище, движущееся словно в безмолвии, готово обрушить на твою голову страшные баки с густым напалмом, которые превращает все в море огня, а людей – в визжащие от адской боли живые факелы. Или шквал неуправляемых ракет, начиненных взрывчаткой и стальными иглами, которые разрывают на части тела бойцов. Или фосфорные бомбы, чьи адские гранулы глубоко врезаются в плоть. Когда людей, пораженных фосфорными бомбами. привозили в лазареты, и скальпель хирурга добирался до засевших в тканях шариков, они вспыхивали. И раненые заживо горели на операционных столах.

Эра «фантома» открылась в 1964 году, когда США начали войну во Вьетнаме. Они не хотели допустить того, чтобы правительство Северного Вьетнама, который был союзником русских, присоединило бы к себе Южный Вьетнам, где правил проамериканский режим. Вспыхнула долгая, кровопролитная война, в которую янки бросили самую передовую технику. Империя поддержала Северный Вьетнам. Ставки в игре были очень высоки. Для нас нанести американцам поражение означало на долгие годы деморализовать их, подняв авторитет нашей страны и ее оружия. И началось еще одно сражение Третьей мировой – Битвы за Небеса…

24 июля 1965 года четверка «фантомов» шла на цель в сорока километрах к северо-востоку от Ханоя. И пилоты не знали, что из-под зеленого полога джунглей навстречу им развернулись острые носы С-75 дивизионов под командованием русских – майора Федора Ильиных и подполковника Бориса Можаева. Залп! «Фантомы» шли слишком плотной группой, и всего одна ракета, разорвавшись внутри группы, уничтожила сразу троих. Ошеломленные, янки тогда на две недели прекратили полеты…

Когда копошенье окружающей «пореформенной Россиянии» становится невыносимым, и от нашего национального унижения хочется выть, я ставлю в видеомагнитофон кассету и слушаю уважительные отклики американских асов о русском оружии, с которым им пришлось столкнуться тогда, в «ревущие 60-е». «Я бы сказал, что самое опасное всегда – это ракеты. Конечно, зенитный огонь – это зенитный огонь, и он был куда более плотным, чем у немцев. Были большая точность попадания и радарное наведение. Зенитные батареи сбили больше наших машин, чем ракеты. Но было что-то бесконечно зловещее и жуткое в той безликой деловитости, с которой приближалась выпущенная в вас ракета SAM (натовский код для наших С-75 и ее „потомков“ – М.К.). Она летит в вас, она намерена вас убить», – вспоминал бригадный генерал Робин Олдс, который дрался еще со сталинскими соколами в небе Кореи («Стремление к небесам», Би-Би-Си, 1988 г.). А уж этому волку можно верить: он сбил четыре МиГа в той войне, летая на неповоротливом для воздушных боев «фантоме».

Другой ветеран Вьетнама, полковник Рассел Эвертс, откровенничает: «Первое, что вы видите, – это клубы пыли на земле. Потом сквозь них пробиваются огонь и дым, а потом из них возникает длинный снаряд – как при запуске космической ракеты. Начинаешь рассчитывать: на кого он направлен? Если на одного из твоих друзей, чувствуешь себя лучше. Если же он устремляется к тебе, это уже плохо, и надо контролировать очередность своих действий…»

«Эта ракета действительно внушала ужас, – продолжает Олдс, – Вашингтон судил об эффективности ракет по соотношению запущенных и поразивших цель. Но не знал, что процент промахов был высок еще и потому, что нам страшно не хотелось встречи с ними. Мы избегали роковой встречи иногда даже в ущерб боевому заданию. А чаще – за счет изворотливости и ловкости. Ну, а если за три минуты, как было со мной в одном из боев, в вас выпускают двадцать четыре ракеты, надо быть готовым ко всему. Особенно в Северном Вьетнаме, где даже школьники стреляли в нас. И ракеты знали свое дело. И случалось, что они делали христианина из закоренелого язычника!» Он говорит, и. старые кадры доносят до нас то, что видели глаза их пилотов: сгустки белого пламени, похожие на бешено мчащиеся с земли шаровые молнии. Пугающе быстрые на темном фоне лежащего внизу ландшафта…

С июля по 27 ноября 1965 года янки вели ожесточенную охоту на русские ЗРК. Им удалось уничтожить восемь наших комплексов, потеряв при этом три «тандерчифа» Ф-105, два Ф-8 «крусейдер», два «фантома» и один «скайхок». Цена побед была слишком непомерной. (По нашим данным, атаки на ЗРК обошлись США в 30 потерянных машин). Но погибло много наших ребят. Вьетнамцы еще не умели управляться с таким сложным оружием. Прекрасные полевые бойцы, стойкие подчас до фанатизма смертников, они терялись, когда с врагом приходилось сражаться в тесной кабине наведения, за пультами радарных станций. Они не выдерживали рева пикирующих самолетов и часто убегали с боевых постов («Аэрохобби», ј 2, 1993 г.).

В октябре 1967 года потери американских агрессоров достигли 25 процентов. Тогда мы выдерживаем жесточайшую борьбу с богатым, технически – мощнейшим врагом в мире. Уже тогда он хвалится своим радиоэлектронным превосходством над русскими. И еще как выдерживаем! Военно-воздушные силы Североатлантиды на своей шкуре пробуют остроту наших ракетных клинков. Это вам, мать вашу, не Корея!

Да, то была не Корея. Шли бурные 1960-е. Мы давим попытку чехов отколоться от блока с нами – в 1968 гусеницы русских танков перемалывают «Пражскую весну», которая могла стать зимой нашего поражения. Мы еще полны сил, но уже сказывается хрущевско-брежневскии идиотизм. Да, в Крыму 1967 снимается фильм «Туманность Андромеды», где мы грезим звездолетами, но русский инженер уже превращается в нищего, над которым смеются продавцы пива и работники магазинов. И все же…

Казалось, нам стоит лишь чуть-чуть нажать – и Америка рухнет. Хотя американский экипаж в 1969 высаживается на Луне, уходят в прошлое янки времен Второй мировой и Корейских войн, все эти стриженные под бокс, подтянутые бестии с тяжелыми челюстями. На смену им идет поколение хиппи дряблотелых овец, блеющих «Твори любовь, а не войну». Поколение, жрущее наркотики, словно хлеб, предающееся групповой похоти в сальных складках уродливых мегаполисов. Их кумир, кукольный бунтарь Джим Моррисон из группы «Доорз», призывал убить своего отца и трахнуть собственную маму, сам год от года превращаясь в опившееся и обкурившееся двуногое. Запад в это время ниспровергает все ценности и идеалы, снимая психопатологические фильмы, где отцы спят со своими дочерьми. Запад тогда смахивает на доспехи рыцаря, внутри которых – не мускулистое тело, а одна гниль. Боже, как не хватало нам тогда своего Стального Вождя, который мог бы подтолкнуть падающего урода! Увы, лучшие русские тогда сидели не в Кремле – они стегали огненными бичами вьетнамские небеса…

С 1965 по 1972 год Империя отправила во Вьетнам девяносто пять зенитно-ракетных комплексов «двина» и 7658 ракет. В боях наши азиатские союзники потеряли 56 комплексов, истратив 6806 ракет. Если учесть огромные потери ВВС США, то на один погибший русский ЗРК приходится почти по сорок уничтоженных янки.

Когда потери стали тяжелейшими, американцы принялись за ухищрения. "Как было во Вьетнаме?.. Как только потери американцев начали превышать 15-20 процентов летного состава, они резко меняли тактику – например, придумывали новые радиопомехи в эфире. Мы к ним приспосабливались и вновь начинали бить американцев. Они опять переставали летать. Эта игра в «кошки-мышки» продолжалась долго и обошлась США во время вьетнамской войны примерно в 2 тысячи самолетов, из которых несколько десятков – знаменитые «летающие крепости» Б-52. А они одни никогда не летали, таскали с собой целый эскорт из истребителей и самолетов-постановщиков радиопомех. Но все равно мы их били.

Тогда американцы перешли к сверхнизким полетам над реками. Прямо над самой рекой летит на огромной скорости самолет, а за ним – столб воды. Нашим ответом было применение системы С-125, которая хорошо сбивала американские самолеты на малой высоте…" – вспоминает Борис Васильевич Бункин, генеральный конструктор ЦКБ «Алмаз» («Деловые люди», март, 1997 г.). Сами американцы признают потерю 1800 машин, и поныне заявляя, что «дуэт зенитных батарей и ракет SAM превращал налеты на Северный Вьетнам в крайне опасное занятие». Тогда погибло более двух тысяч янки-пилотов.

Прижав их авиацию к земле, мы сильно ослабили силу воздушных ударов янки ведь теперь приходилось действовать более мелкими группами. К тому же на низких высотах американцы стали гибнуть от убийственного огня малокалиберной артиллерии, которую к тому времени уже было перестали принимать в расчет. Вжимаясь в складки местности, американские самолеты слепли, экраны их бортовых радаров тонули в помехах.

На этой войне дрались не только солдаты, но и русские конструкторы, русские промышленники. Слишком серьезен был автоматизированный, компьютеризированный до предела враг. И настоящий подвиг тогда совершили «сталинские птенцы». Например, создатели «двины» Петр Грушин и Александр Расплетин. Вряд ли янки знали, что тот же Расплетин бредил противосамолетными ракетами еще с середины 1920-х – с тех пор, как прочел фантастический рассказ о диковинной аэроторпеде, разившей тучи западных бомбовозов. Кстати, и поставку «двин», и приемку их у промышленности вел начальник 4-го Главуправления МО СССР генерал-полковник авиации Георгий Байдуков. Тот самый человек-легенда, который вместе с неистовым Валерием Чкаловым перелетел через Северный полюс в США аж в 1937. Прорвавшись сквозь почти космический холод и недостаток кислорода в машине с единственным мотором!

Отставной генерал Марк Воробьев («Военный парад», ј 4, 1998 г.) вспоминает о том, как янки стали оправляться от ошеломительных первых ударов 1965, когда на один их сбитый приходились 1-2 ракеты. Североамериканцы перешли на бомбометания с бреющего полета, научились маневрировать в зоне огня, принялись ставить густые радиопомехи с самолетов-постановщиков. К середине 1966 на один сбитый приходилось тратить уже 3-4 ракеты.

В 1967 янки завели новую аппаратуру помех, которая ослепляла радарные станции визирования целей. Ракеты прекращали управляться в полете и падали. Такое новшество агрессоры совместили с жестокими ударами по нашим огневым позициям. А били-то они оружием страшным: шариковыми бомбами, которые превращали целые гектары в море пламени, ракетами «шрайк», которые наводились на излучение наших локаторов.

Янки умудрились создать новые, дорогостоящие способы ведения воздушных операций. Приходилось сначала «взламывать» ПВО вьетнамцев (читай – нашу) и только потом пускать в ход удары по основным целям. Бои стали весьма напряженными и изнурительными для летчиков. «Взломщиками» выступали эскадрильи «Уайлд Уиззл», оснащенные системами обнаружения радаров ЗРК и подавления их сильными помехами. Под крыльями они несли ракеты «шрайк». Потом у них появились и более совершенные ракеты «стандард-АРМ».

Но мы оказались не лыком шиты. Денно и нощно шла разработка «противоядий» в НПО «Алмаз» и на Московском радиотехническом заводе, в Минобороны и на полигоне ПВО в Капустином Яру под Астраханью. Специальная исследовательская группа из людей Байдукова и военпромовцев работала в самом Вьетнаме. Эксперименты ей приходилось ставить в боях.

Оказалось, что америкосы пытаются бросать свои самолеты навстречу летящей ракете. Точь-в-точь как капитаны боевых кораблей, которые уклонялись от торпед, разворачиваясь к ним носом. Смысл у такого маневра был: если ракета разрывалась не у борта самолета, при угле встречи в 90 градусов, а под острым курсовым углом меньше 55 градусов, то сноп разлетающихся осколков хотя и повреждал машину, но не поражал ее уязвимых агрегатов. И потому янки дотягивали до своих баз.

Наши придумали переоснастить боевые заряды ракет так, чтобы расширить убийственный сноп, понизив массу осколков. Провели массу экспериментов, расстреливая корпуса упавших американских машин. И своего добились!

В декабре 1967 аппаратура помех врага опять стала сбивать наши УРы с толку. Из пленных американских пилотов удалось вытянуть сведения о том, что у ВВС США появились новые бортовые станции радиоэлектронной борьбы – против обнаружения самолетов нашими радарами и против ракеты, которая взлетает.

Рискуя жизнью, наши специалисты во время одного из налетов сидели в одном из безмолвствующих комплексов, записывая помехи. Потом в Империи срочно создали аппаратуру отстройки от помех, одновременно понизив минимальную высоту поражения ракетой. А самое главное – впервые мы сделали и аппаратуру пассивного приема. Такую, которая позволяет не обнаруживать свою огневую позицию, а следить за подлетающим врагом по излучению его станции помех. А это позволяло не бояться противорадарных «шрайков». Потери американцев сразу же выросли. Если в декабре 1967 для уничтожения одного североамериканского самолета приходилось тратить 9-10 ракет, то после наших ухищрений уже в 1972 – только 4,9 ракеты.

Родился и принцип «ложного пуска». Как свидетельствует Марк Воробьев, штатовцы налетали глубоко эшелонированными боевыми порядками, и на экранах радаров было трудно отличить тяжелые бомбардировщики, которых и надо было выбивать в первую очередь, от тактических самолетов и истребителей прикрытия. И тогда наши додумались вначале, не стреляя ракетами, включать передатчики радиоуправления ими. Думая, что по ним пошел залп, янки начинали лихорадочно маневрировать, ломая боевые порядки. При этом зенитчики теперь видели: кто из них – бомбовоз, а кто – легкий самолет. Ведь тяжелые «стратокрепости» не могли метаться так же быстро, как истребители. Отделив «агнцев от козлищ», наши открывали огонь на поражение. Одновременно на смешавшиеся ряды янки наводились истребители ПВО. В сочетании с ракетами они попросту опустошали ряды врага.

Доработанные блоки управления комплексов шли из Империи во Вьетнам. Русские специалисты по боевой кибернетике сделали тогда огромный шаг на пути создания искусственного интеллекта. Мы научились проводить селекцию истинных целей среди туч ложных – облаков фольги, сбрасываемых «уиззлами». Применили новые принципы борьбы с помехами и антирадарными ракетами, применив принцип многочастотных локаторов, пробивающих поля электромагнитных «завес» и постоянно меняющих длины и частоты волн, сбивая с толку «шрайки». Была создана самоходная зенитно-ракетная установка «Стрела-109А34», которая наводила огонь визуально, без РЛС, бившая восемью ракетами с инфракрасной самонаводкой.

Совершенствовались и ракеты. Сначала американские пилоты, увидев выпущенную в них С-75, бросали самолет ей навстречу. Зная, что она управляется с земли по радио, они часто спасались таким маневром. Ведь на огромной скорости сближения наземный оператор почти всегда промахивался. Тогда у нас появились зенитные ракеты с блоками самонаведения.

Мы победили в той войне. Ведь в те 1960-е Империя еще стремительно шла вперед, еще на импульсе того Великого Толчка, который дал стране Иосиф Сталин.

2

Во Вьетнаме мы впервые столкнулись со страшным воздушным врагом восьмимоторным бомбардировщиком В-52 «Stratofortress» – «Стратокрепостью» Б-52. Самолет-исполин длиною в 49 метров и весом в 221 тонну, быстроходностью в 957 км/час, он мог достигать высоты в 16 километров. А мог и носиться на бреющем в нескольких десятках метров от земли.

И это было самым главным – ведь во Вьетнаме началась низколетная война, когда бреющий полет помогал ускользнуть от зенитных ракет. Драться с истребителями «стратофорты» не могли: единственной защитой от них была хвостовая стрелковая установка. Сначала – из счетверенного крупнокалиберного пулемета. Потом – из мотор-пушки «вулкан». Впрочем, Б-52 всегда ходили с сильным прикрытием.

Главным оружием этого корабля-гиганта служит изощренная электроника, которая должна бороться с зенитными ракетами и пушками. Прорываясь к цели, «стратофорт» мог выстрелить 2-3 ракетами «куэйл» с обычными боеголовками. Благодаря особой аппаратуре и специальным отражателям эти крылатые снаряды выглядели на экранах радаров как сами Б-52, служа ложными целями. По батареям зенитных ра кет и узлам ПВО он должен был стрелять крылатыми ракетами «хаунд дог» («гончая») – со скоростью в два Маха и дальнобойностью в 800-1000 километров. Этот арсенал дополнялся аналоговой навигационно-бомбардировочной системой, сильной аппаратурой постановки помех и большим запасом выстреливаемых в воздух дипольных отражателей – ложных целей, предназначенных для «сбивания с толку» локаторов и выпущенных по бомбардировщику ракет. И только потом, прорвавшись, великан обрушивал на цели свободнопадающие ядерные бомбы.

Первоначально этот левиафан неба предназначался для ядерной войны против русских. В начале 1960-х, когда наша Империя принялась массой строить межконтинентальные ракеты и взяла на их прицел крупнейшие авиабазы США. янкирешили постоянно держать в воздухе авиакрьтья Б-52 у наших границ, заправляя их в воздухе с летающих танкеров. Но тут начались неприятные катастрофы. Сначала в 1959 в штате Кентукки рухнул на землю «стратофорт» с ядерным оружием на борту. Потом в 1966 у берегов Испании столкнулись в воздухе два Б-52, и потом пришлось с великим трудом выуживать с приличных глубин четыре водородные бомбы. Наконец, в 1968 еще один «52-й» упал в Гренландии, и его бомбы разрушились. Пришлось отказаться от опасного вида стратегического патрулирования.

Вьетнамская война потребовала мощных бомбардировщиков. Б-52 пришлось переоборудовать. Белые брюха Б-52 пришлось перекрашивать из снежно-белых (для отражения вспышек ядерных взрывов) в черные – ради малозаметности. Вместо водородных боеприпасов пришлось подвешивать 32 тонны обычных фугасных бомб. И, конечно, пришлось осваивать искусство бреющих полетов. Конечно, недостатки были: самолет все-таки создавался как высотник. И потому при полетах у земли длинные гибкие крылья делали его весьма чувствительными к порывам ветра. И потому Б-52 остался уязвим для тогдашних ракет С-125.

Война во Вьетнаме стала проверкой «52-х» на способность проникать вглубь СССР. Eщe в 1962 году на книжных прилавках Америки появился бестселлер «Рубеж гарантированной безопасности», где речь шла о том, как эскадрилья Б-52, выведенных под именем «виндикейпюров», по ошибке не получает отбоя тревоги и идет с Аляски па Москву, причем ее не могут остановить из Вашингтона. Эти чудо-самолеты «мочат» русские истребители целыми полками, прорываются сквозь заслоны нашей ПВО, и в конце концов один самолет прорывается к Москве, над которой встают четыре ядерных «гриба». Чтобы избежать воины, президент США одновременно сбрасывает четыре бомбы на свои Нью-Йорк, совершая искупительную «жертву Авраама». Но то фантазия, а что на самом деле?

С 1964 по 1970 янки вели тяжелую воину с тем, чтобы перерезать «тропу Хо Ши Мина» – настоящую систему из четырех стратегических дорог и множества ответвлении от них, которые шли с севера на юг Вьетнама, питая вьетконговских партизан в их борьбе с янки. С севера на юг шли оружие и продовольствие. Тропа питала антизападные отряды и в Лаосе. Американцы пытались атаками с воздуха разрушить мосты и тоннели на этой системе дорог, стремились громить с воздуха конвои грузовиков. И поскольку фронтовой авиации для этого не хватало, янки решили бросить на уничтожение мостов тяжелые стратегические самолеты. В 1967 налеты Б-52F шли с острова Гуам и с базы Утопао в Таиланде. Лететь было недалеко, и потому «крепости» загружали бомбами «под завязку». И все-таки «стратофортам» не удалось разрушить «тропу Хо Ши Мина».

«Здесь В-52 впервые столкнулись со своим главным противником – советским ЗРК С-75. Несмотря на интенсивное применение экипажами бомбардировщиков радиопомех, на боевой счет северовьетнамского зенитно-ракетного полка, действовавшего в этом районе, было записано шесть В-52 (5 из них – в период с сентября до декабрь 1967 года). Примечательно, что в этом полку советские специалисты появились только в мае 1969, когда полк после тяжелых потерь отвели на переформирование…» (Алексей Чернышев. Огонь над Вьетнамом. «Аэрохобби», ј1, 1994 г.).

И борьбу за тропу ВВС янки проиграли. Хотя и бросали на нее не только «крепости», но и машины с ядохимикатами, выжигая ими джунгли. В ход шли тяжелые морские самолеты «Нептун», модернизированные Б-26 времен Второй мировой, и специальные противопартизанские двухмоторники «мохавк». Это не считая собственно реактивных истребителейбомбардировщиков. Потом подсчитают: в борьбе за тропу янки сделают 800 тысяч самолето-вылетов, сбросив на нее свыше двух миллионов тонн бомб! Тридцать тысяч вылетов было на счету Б-52. Но потеряют янки над этими дорогами 2445 самолетов и вертолетов.

Решающим годом противовоздушной войны во Вьетнаме стал 1972. Тогда в Америке бушевали демонстрации длинноволосых пацифистов в потертых джинсах, которые в промежутках между марихуаной и свальным сексом требовали покончить с войной. Популярность политиков падала. Экономика уже надрывалась от громадных затрат: ведь кроме содержания воюющей армии ей приходилось тратить сумасшедшие деньги на содержание безработных негров и вообще не желающих работать хиппи. Тогда янки попытались массированными воздушными ударами склонить маленьких телом, но великих духом вьетнамцев. Сделать их уступчивее на идущих в Париже мирных переговорах.

Ох, и славный будет для нас год! В 1972 янки понесут чудовищные потери. Только под ракетным огнем погибнет 51 В-52, 223 «фантома», 9 «старфайтеров» («звездных бойцов») F-105, 59 А-6, 57 «корсаров» А-7, один F-111 и еще 21 машина остальных типов. 421 самолет!

С апреля 1972 Штаты бросают на непокорных целые эскадры «пятьдесят вторых» под сильнейшим прикрытием. В декабре того же года разыгралась и великая воздушная битва за Ханой.

Хроника стрельб по Б-52 в 1972. («Военный парад», ј 4, 1998 г.). Апрель. 39 боев. 104 выпущенных ракеты. 6 сбитых. Средний расход ракет на одну жертву 17,3.

Maй. 7 стрельб 19-ю ракетами. Сбит всего один.

Июнь. Выпущено четыре ракеты. Уничтожен один Б-52.

Июль. Двумя выстрелами свалили одну «стратокрепость».

Август. Четыре стрельбы. 11 ракет. Двое сбитых. На каждого пришлось 5,5 ракеты.

Сентябрь. Пять стрельб восемью ракетами. Американцы теряют три Б-52, на каждый израсходовано 2,7 ракеты.

Октябрь. 8 стрельб 14-ю УРами. Сгорели 3 «крепости» (по 4,6 ракеты на каждую).

Ноябрь. 22 пальбы 42-мя УРами. Трое уничтожено. Увы, по 14 ракет на сбитый.

Декабрь. Ожесточенное сражение. 134 стрельбы 239-ю ракетами. Повержен 31 бомбардировщик. Налеты на Ханой прекращаются. Средний расход: 7,7 ракеты на один уничтоженный Б-52.

Сражение ПВО Вьетнама за Ханой шло с 12 по 29 декабря 1972. Людям генерала Ле Ван Чи пришлось туго: воздушные корабли США были напичканы новейшими станциями постановки помех и оборонительными ракетами.

Важнейший итог: 27 января 1973 года американцы в Париже подписывают мирное соглашение с Северным Вьетнамом, начиная вывод своих войск из южной части страны. Победа!

3

И все-таки Вьетнам заставлял задуматься. Не так давно я наткнулся на интереснейшую статью Владислава Шурыгина в «Дне воина» – на записи его бесед с генерал-майором Александром Яковлевым, который воевал с американскими ВВС с мая 1969.

"…Зенитно-ракетный полк, в котором нам предстояло служить. был частью особой. Его так и называли – полк-герой. Достаточно сказать, что до нашего прибытия (а мы были первыми советскими военспецами в этой части) ракетчиками полка было сбито шесть бомбардировщиков Б-52, не считая самолетов других типов…Кстати, говоря о подборе и комплектации наших военных советников, нельзя не сказать о поголовном отказе всем добровольцам, которых тогда было много. Офицеры и солдаты писали рапорты с просьбой направить их во Вьетнам рвались на помощь многострадальному народу. На моей памяти ни один из рапортов не был удовлетворен. Мне кажется, это следствие уже зацветавшей тогда чиновничьей перестраховки.

Итак, 17-я параллель. Полоса земли, выжженная напалмом, изувеченная воронками. Квадраты рисовых полей, фруктовые рощи были и местом труда крестьян, и полем боя, и кладбищем – многие из них умирали с мотыгами в руках, подорвавшись на мине, попав под бомбежку или под обстрел корабельной артиллерии. …Днем в небе безраздельно господствовала американская авиация. Штурмовики уничтожали все без разбора – будь то санитарный автомобиль или крестьянская упряжка. Местом наших боевых действий определили район реки Голубой,

250 км южнее города Виня, в провинции Куангбинь. Здесь находился один из важных узлов коммуникаций… …Над небольшой долиной, зажатой меж двух гор, скользил легкий F-105. Без подвесок, максимально облегченный, он был и разведчиком, и приманкой. Где-то за ним шла ударная группа. Спустя несколько десятков секунд над долиной из облаков вывалилась пара «фантомов». И – ожила засада. Первой ракетой уничтожили ведущего. Его самолет ярким факелом рухнул в джунгли. Ведомый, круто развернувшись, атаковал позиции дивизиона.

Вот он все ближе. Еще немного – и бомбы уйдут вниз, но неожиданно прямо перед ним в небо ушла зенитная ракета. Решив, что это и есть место расположения дивизиона, «Фантом» обрушился в пике на ложную позицию, подставив себя под удар артиллерии.

Короткий залп зениток был ужасным. Самолет просто развалился в воздухе и грудой обломков рухнул на землю. В опустевшем небе одуванчиком распустился купол парашюта. Через несколько минут погиб и вертолет, посланный на помощь летчику…

А еще через некоторое время на расположение ракетчиков обрушился ракетно-бомбовый удар большой группы штурмовиков. Но бомбы рвались на пустом месте – дивизион был уже в пути. Здесь все решали минуты. Если после пуска ракеты установки за сорок минут не покидали район, то шансов уцелеть практически не оставалось. Бомбили американцы снайперски.

Наш полк прикрывали батареи ствольной зенитной артиллерии. И делали это отлично. Артиллеристы имели удивительную подготовку. Они учились стрелять по макетам самолетов, запускавшимся с дерева по нитке. Причем перед запуском мишени расчеты орудий стояли к ней спиной. За считанные секунды расчет должен был развернуться, обнаружить, опознать и обстрелять цель. Занимаясь этим упражнением по восемь часов в сутки, они доводили свое мастерство до какого-то нечеловеческого, электронного мастерства. …Вообще надо отметить, что противник у вьетнамцев был сильнейший. Великолепная подготовка летчиков, четкая организация боевых действий, глубокая разведка, настойчивость в достижении задач… И малейшие ошибка, неточность оборачивались поражением. Воевать американцы умели…Учили их этому вьетнамцы. Огромные потери заставили командование ВВС США пересмотреть большинство своих установок, менять тактику, повышать ставки пилотам за риск…

Разведке американцев противопоставили маскировку. Да такую, что просто потрясала своей необычностью. Однажды пусковые установки поставили среди густой пальмовой рощи, где стрельба была просто невозможна. Но когда до пуска отставались мгновения, в секторе, куда развернулись установки, вьетнамцы веревками нагнули пальмы, и ракеты ушли в небо по узкому коридору среди их стволов… И хотя мы сами были ракетчиками, и в Союзе изучали маскировку, Вьетнам опрокинул наши представления о ней. Чего стоили, например, пуски, когда ракета стартовала, заваленная горой веток. Любой наш командир только бы за голову схватился. Как можно? Там же рули, аэродинамика…

За плечами этих низкорослых, худеньких людей в пробковых шлемах и неизменных зеленых рубашках без погон было то, чего не было у нас, – опыт, годы боев с сильным противником. И нам порой оставалось только учиться у них. Маскировалось все. Дороги, по которым шли дивизионы, за ночь опять превращались в джунгли. Кабины управления без провожатого вообще было не найти. И все это в горах, на пересеченной местности! …Б-52 обычно бомбили с больших высот. Взлетев с базы Утопао в Таиланде или с острова Гуам, они с заоблачных высей опорожняли свои бомбоотсеки и уходили на свои базы. Так было и в тот февральский день 1970. Загруженные тушами бомб, стервятники тройками шли к целям. Время – около десяти вечера. Экраны дивизиона, находившегося в засаде, плотно забивали помехи, заставляя операторов от бессилия сжимать в камень челюсти. Самолет радиолектронной борьбы EF-66 надежно прикрывал девятку. Но вот в помехах вдруг появились разрывы – постановщик изменил курс, и плотность помех понизилась. На экране появились метки целей. Решение мгновенное – обстрелять группу. Дивизион стремительно изготовился к бою. Ожили кабины управления. Это было похоже на молниеносный удар шпаги. Выход в эфир передатчика обнаружения и наведения, захват цели и пуск! Все – в считанные секунды.

Цель – замыкающая тройка. Огонь – по последнему бомбардировщику (они шли уступом). В этом случае вероятность обнаружения запуска минимальна. Тоже, кстати, хитрость, найденная на войне.

И вот уже операторы прочно удерживают вертикальные метки на светящейся точке цели. Пуск! Сорвался круто в небо рыжий столб пламени и, изогнувшись в синеве, потянулся к далеким «крестикам» уходящих бомбардировщиков.

Томительно тянутся секунды. Ракета все ближе к цели. Пять километров, три. два… И здесь метки целей вновь плотно закрыли помехи вражеского постановщика. Но слишком поздно! По команде бросили штурвалы операторы. На таком расстоянии нет нужды управлять ракетой. А через мгновение расцвел в небе «гриб» разрыва. Б-52 рухнул в джунгли. Всего за несколько месяцев ракетчики уничтожили восемь самолетов США. …Почему, когда вспоминаешь годы службы после Вьетнама, на душе остается какой-то горький осадок? Думалось, что наш опыт, знания найдут достойное применение на Родине, что все новое, накопленное в боях, будет внедрено в учебу войск.

Не тут-то было! Все пошло обычным чередом… И никто не спешил перенимать наш опыт, учиться у нас. Менять что-то в организации службы, боевой учебы… Было обидно и страшно… Страшно за наше благодушное, шапкозакидательское настроение. Недостатки и ошибки в системе боевой подготовки резали глаза и больно били по нервам. Мы ведь знали цену этим ошибкам!

То, что было основой основ во Вьетнаме, у нас оказывалось делом второстепенным. Взять, к примеру, маршевую подготовку, без которой ни одна зенитно-ракетная часть во Вьетнаме не просуществовала бы больше суток и которая в Союзе считалась наказанием Божьим. Не говоря уж о том, что свертывались и развертывались мы за такой срок, что, будь это во Вьетнаме, от дивизионов и места живого не осталось бы.

Чего стоили наши «образцово-показательные» позиции дивизионов с яркими красками маркировки, ровными песочными дорожками, по линейке посаженными елочками. Все это словно было предназначено для обнаружения позиции самолетами-разведчиками и наведения ими ударных групп!

Все это горечью ложилось на сердце. И вдвойне тяжело было от собственного бессилия, от невозможности что-либо изменить. Ведь уже тогда подсобные хозяйства и заготовка сена без колебания предпочитались боевой учебе.

Не слишком стремились поддерживать офицеров, имеющих боевой опыт, и кадровые органы. Их отправляли служить подальше, «зажимали» продвижение по службе, при первой возможности отправляли в запас…" Да, Вьетнам уже заставлял задуматься. Дело не только в умении американцев слепить радары электромагнитными бурями. В конце концов, наши оборонщики быстро разработали локаторы, «пробивающие» пелену помех. Беда была в другом: при стареющем Брежневе страну засасывало трусливое, подлое болото. Нами правили не воины, а ожиревшие, трусливые, подлые чиновники. Без погон и в погонах. Которые ненавидели и боялись людей с горячей, боевой кровью. И уж образцово-показательная красивость ставилась впереди умения побеждать. И вот уж сами герои войн за Империю тихо уничтожались, скрывались нелепой «секретностью» от собственного народа. Велась отлично спланированная кампания по уничтожению всего высокого, героического. Нация превращалась в скопище жадных и трусливых дебилов, превыше всего ценящих торговцев и поклонение вещам. Так уничтожался действительно аристократический, арийский дух, и насаждалась гнусная мораль подлой черни. Не подвиги, а лизание начальственного зада стали способом возвышения. Пошел отбор наоборот, регрессия, деградация. Черви стали точить тело великой Империи. Тут поневоле вспомнишь Леонтьева и Ницше, Муссолини и Эволу. Ведь все они твердили о великой очищающей силе войн!

Один мой знакомый, который в 1970-е служил срочную в ПВО, рассказывал об омерзительнейшем примере. Было два офицера одного выпуска. Один, взяв под козырек, поехал воевать во Вьетнам. Второй – струсил, отказался. Судить его не судили, но отправили служить в закаспийский Шевченко. Там он, в тепличных по сравнению с джунглевым адом Вьетнама условиях, ни секунды не рискуя жизнью, сбил самолетнарушитель. Ему дали орден, все простили и отвели полковничью должность. В той же части, куда вернулся храбрец. А тот не получил ни чина, ни ордена, и вообще его запихнули на должность начальника какой-то мастерской, где потолок – погоны старшего лейтенанта.

Вот так власть недоносков, трусливых червей тихо уничтожала фронтовиков. Ведь нелюди и трусы всегда боятся настоящих людей.

Процесс деградации полностью раскрылся в ельцинскую эпоху, в позор капитуляции России перед четырьмя тысячами чеченских бандитов. И сам Ельцин стал кровавым клоуном, олицетворением распада, чудовищем разложения. Убийство русских героев стало на поток: герой боев с американскими стервятниками, бывший командир Чукотской дивизии ПВО Александр Яковлев погиб на московской улице от рук шпаны летом 1993. Подонки, убившие его, остались безнаказанными. Демократия! И даже тело его не отдали родным. Словно заметая следы, морговое начальство поспешно кремировало погибшего героя…

Но это – сейчас. А в 1970 все еще можно было изменить. Война во Вьетнаме, в которой русское зенитное оружие нанесло страшное поражение американской авиации. закончилась огромной победой Империи. США потратили столько сил, чтобы не дать русским пробиться к южным морям. Они окружали нас с юга поясом угодных себе режимов. Но в 1975, когда наши танки ворвутся в Сайгон, Вьетнам станет форпостом Империи на побережье южной части Тихого океана. Кольцо геополитического окружения окажется прорванным, Вьетнам станет базой для наших эскадр, взлетной площадкой для нашей авиации, а к середине 1980-х – и потенциальным космодромом для уникальных крылато-космических систем, наследников славного «Бурана». Передовым бастионом для сокрушения американской программы «звездных войн». В 1979 мы на четверть века арендуем морскую и военно-воздушную базу в бухте Камрань, порываясь в южные моря!

Мир пока вступает в угарные, наркотические, брызжущие пороком и пышной роскошью 1970-е. И снова мы вступаем в бои с воздушными силами чужой цивилизации. И полем битвы становится Северная Африка, Египет…

ЗА ЧТО МЫ ВОЕВАЛИ ВО ВЬЕТНАМЕ?

(Небольшое отступление от темы)

Но давайте пока остановим бег во времени и ответим на вопрос: а зачем Империя тратила так много денег на помощь Вьетнаму? Зачем нам нужна была та война, и сама эта индокитайская страна, которой русские еще и помогали восстанавливаться? Ведь потраченными оказались 10,5 миллиарда переводных рублей. Сиречь – долларов. Самим, чай, деньги нужны…

Белоснежный Ми-17 закладывает глубокий вираж над подернутым дымкой морем, и из иллюминатора открывается фантастическое зрелище – месторождение «Белый Тигр» у берегов провинции Бариа-Вунгтау в южном Вьетнаме. Стоящие в волнах громадные буровые платформы похожи на ажурные конструкции звездолетов, которые опустились прямо в соленые воды, упершись в дно ногами опор на пятидесятиметровой глубине. Это – гордость российско-вьетнамского совместного предприятия «Вьетсовпетро».

Наше совместное с Вьетнамом предприятие «Вьетсовпетро» возникло в 1981 году. Сейчас от России в нем участвует государственное унитарное предприятие «Зарубежнефть», от СРВ – государственная нефтегазовая компания «Петровьетнам». Добытая нефть продается только через другую госкомпанию СРВ – «Петехим». Добыча нефти на шельфе в СП доведена до 12 миллионов тонн ежегодно. Это соответствует объемам нефтедобычи СССР или Румынии 1941 года. «Вьетсовпетро» (по мировым ценам!) снабжает нефтью весь Вьетнам и еще дает ему возможность экспортировать «черное золото» в страны АСЕАН (Азиатско-Тихоокеанский регион). И как же хорошо, что до всего этого не добрались грязные лапы чубайсовых приватизаторов!

Что это дает России? За 1999 год на долю нашей страны от участия в СП поступило почти 244 миллиона долларов. что позволяет Минтопэнерго финансировать как управление отраслями ТЭК, так и федеральную программу «Топливо и энергия». Сами наши специалисты с гордостью говорят: хотя наше предприятие по числу работающих раз в двадцать уступает такому российскому нефтегиганту, как «ЛУКойл», мы приносим стране примерно половину тех денег, что дает «ЛУКойл».

Когда освободительная армия Вьетнама на советских танках в 1975 ворвалась в Сайгон, оттуда был выбит не только прозападный режим, но и американские нефтекомпании во главе с «Мобил», которая с 1973 года вела разведочные работы на южновьетнамском шельфе. Эстафету принял Советский Союз, высказавший совершенно безумную для мировой нефтяной науки мысль: в гранитоидных фундаментах дна Южно-Китайского моря есть «черное золото». Это было ересью – ведь в фундаменте, этой прикрытой поздними напластованиями поверхности еще не остывшей древней Земли не было никакой жизни. А значит, нет и ее органических остатков, из которых, по теории, и образуется нефть. Та же «Мобил» искала ее залежи в более высоких, плиоценовых и миоценовых слоях.

Но мы посрамили всех, и начали разработку фундамента, превратив месторождение «Белый Тигр» в пример процветания, освоив месторождение «Дракон». Возникла и разрослась колония из восьмисот наших нефтяников в городе Вунг Тау, в нем оборудовали отличную гавань. Мы проложили 200 километров подводных трубопроводов, создали 12 буровых платформ, ремонтно-производственную базу и специальный флот, мощный институт ВНИИПИ морнефтегаз, три установки беспричального налива нефти в танкеры прямо в открытом море, центральную компрессорную станцию, которая качает более четырех миллионов «кубов» попутного газа в сутки на ТЭС в Бариа. Безо всяких приватизации и акционирования!

Эта работа дала нам уникальный советско-российский опыт добычи, запас технологий и приемов, которых нет нигде в мире. Заместитель генерального директора «Вьетсовпетро» Фанис Бадиков рассказал нам о том, как наши, например, умудрились укреплять стенки глубоких скважин рисовой шелухой, заменяя ею дорогие западные реагенты. Можно сказать, сегодня только Россия может полноценно разрабатывать нефть вьетнамского дна.

Смерть СССР на время затормозила наше экономическое продвижение в этом районе. Попал в сложное положение и Вьетнам, который вынужденно обратился к западным инвесторам, предоставив им участки дна с разведанной еще советскими геологами нефтью. Сюда пришли такие гиганты, как «Мобил», «Шелл», «Шеврон», «Бритиш Петролеум», «Оксидентал», «Экссон», «Тоталь», «Коноко», «Мицуи», «Мицубиси», «Сумитомо», «Дэу», «Ниссо Иваи»… Они взяли то, что когда-то намечалось для разработки силами «Вьетсовпетро».

Но само предприятие благодаря еще советским вложениям выжило. Были внедрены передовые газлифтные способы добычи нефти, наши стали все больше использовать попутный газ, перебрасывая ее на электростанцию провинции Бариа, а добыча нефти стала прирастать по миллиону тонн нефти в год. Вскоре вьетнамцы убедились: среди почти тридцати компаний, работающих на шельфе их страны, «Вьетсовпетро» – самая успешная. К 1996 году все вложения в СП полностью окупились, к 1999 оно принесло нам чистой прибыли в 800 миллионов долларов, Вьетнаму – 3 миллиарда. Разведанные ресурсы позволяют нарастить добычу до 14-16 миллионов тонн в год к 2002 году, тогда как богатая «Мобил», стремясь вытеснить нас из Вьетнама, обещала не более 10 миллионов тонн.

Разочаровались вьетнамцы в других иностранцах. Американская «Мобил» было схватила богатое месторождение «Тханьлонг», но освоить его не сумела и отступила с убытками. И «Тханьлонг» был снова передан «Вьетсовпетро». В 1998 мы вернулись и на месторождение «Дайхунг» (100 миллионов тонн нефти). Началось контрнаступление России на шельфе. В ноябре «Газпром» объявил о совместных с «Петровьетнамом» намерениях разрабатывать богатые залежи газа в заливе Бакбо (бывшем Тонкинском), суля России большие промышленные заказы для газификации Вьетнама, строительству перекачивающих и газоразводящих станций, трубопроводных сетей. В мае 1999 года на заседании российско-вьетнамской межправительственной комиссии была утверждена уточненная схема разработки «Белого Тигра», схема разработки месторождения «Дракон» на срок до 2010 года. Впереди – новые участки шельфа. Например, 17-й блок, таящий в себе еще 70 миллионов тонн «черного золота».

Еще в 1998 Россия пошла в еще один прорыв. Тогда французы и корейская «Дэу» отступились от масштабного проекта – строительства нефтеперерабатывающего завода мощностью в 6,5 миллионов тонн в год и глубиной переработки в 90 процентов. Они хотели возводить его на юге страны, поближе к «Вьетсовпетро», Ханой же настаивал на стройке в Зунгкуате (центральный Вьетнам), дабы развить эти места экономически. Выиграло наше предложение – создать для этого СП «Вьетросс» («Зарубежнефть» и «Петровьетнам» в равных долях), сбросить в его уставный фонд по 400 миллионов долларов от каждого, привлечь еще полмиллиарда – и получить предприятие, которое за четверть века даст России 1,8 миллиарда долларов чистой прибыли (или – около 3 миллиардов долларов доходу). Как в силу богатейших рынков сбыта под боком, так и из-за того, что энергозатраты на переработку нефти в тропиках гораздо ниже, чем в Сибири. (Поддерживать рабочую температуру в перегонных колоннах гораздо легче при 28-ми по Цельсию, чем при морозах в Омске, где работает лучший НПЗ России.) Для этого решено вкладывать в строительство завода российскую часть прибыли в «Вьетсовпетро». Глава Минтопэнерго Виктор Калюжный, который в ноябре 1999 посетил Вьетнам, заявил: 244 миллиона долларов в год – это слишком мало для решения проблем огромной России, и лучше вложить их в крайне перспективный проект «Вьетросс», обеспечив проникновение России на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона.

Более того, наметился стратегический союз России и Вьетнама для участия в топливно-энергетических проектах на территориях Ирака, Ирана, Ливии, Бирмы-Мьянмы, стран СНГ. «Зарубежнефть» и «Петровьетнам» еще в 1997 подписали по этому поводу протокол. Наши партнеры обещали обеспечить продвижение интересов России в странах АСЕАН, где Вьетнам обладает большим авторитетом. Это очень важно. Ибо наш участник «Вьетсовпетро», государственная «Зарубежнефть», вместе с «ЛУКойл» и «Машиноимпортом», готовит разработку крупнейшего в мире нефтяного месторождения Западная Курна в Ираке на условиях раздела продукции, дожидаясь снятия с Ирака санкций ООН. Она же участвует в программе ООН «поставки иракской нефти на мировой рынок в обмен на товары первой необходимости».

Есть большой вопрос – задолженность Вьетнама по советским кредитам, право на получение которых перешло к России. А это – 10,5 миллиардов переводных рублей (долларов). Получить их на условиях Парижского клуба практически невозможно. Но зато можно использовать эти долги «бартером» – для вложений в нефтегазовую промышленность Вьетнама в счет нашей доли. А вот это – уже живые деньги. Отработав этот механизм во Вьетнаме, мы сможем применить его и в других нефтедобывающих странах-должниках СССР, и там организуя совместные межгосударственные предприятия по образу «Вьетсовпетро». Ведь надо помнить о том, что разведанных запасов нефти в РФ хватит только на 35 лет. Между тем, нефтегазовые страны очень нам должны. Ирак – 7 миллиардов долларов, Сирия 12,5 миллиарда, Ливия – два с половиной…

Шельф Вьетнама – это наше будущее. Добывать нефть и газ здесь неимоверно выгодно. Баррель нефти, извлеченной в Сибири, строит 5-6, а кое-где и все 14 долларов. Во столько нам обходятся жгучие морозы, полугодовая зима, подогрев нефти в трубопроводах, гигантские расстояния по суше, которые приходится преодолевать с тяжелыми затратами. Что для переброски добытого, что для завоза на промыслы всего необходимого. Здесь, у побережья Южного Вьетнама, нефть обходится всего в 2,2 доллара за баррель. Это дешевле, чем в Кувейте, где баррель обходится всего в 4 доллара. Под самым боком – бурно развивающаяся, не знающая неплатежей экономика Азиатско-Тихоокеанского региона, жадно глотающая нефть и ее продукты. Это не считая богатого внутреннего рынка самого Вьетнама. Гораздо выгоднее добыть «черное золото» здесь и тут же продать, чем тащить ее из немыслимой сибирской дали.

Специалисты говорят: в мире грядет экономическая эра стран жаркого пояса. В них сейчас вовсю текут капиталы из стран «Золотого миллиарда» (США, Западной Европы и Японии), здесь они размещают свое производство. Тропические страны в нынешней эпохе глобального рынка становятся индустриальным цехом планеты, и если раньше «мастерской мира» называли Англию, то теперь это звание переходит к Корее, Малайзии, Индонезии, Филиппинам. К Индии, странам Индокитая, самому Китаю, к Пакистану и даже к Латинской Америке. Некогда промышленный Запад все больше превращается в помесь огромного банка с гигантской биржей. Почему? Да потому что западный рабочий получает слишком большую зарплату, на его социальное обеспечение приходится тратить слишком много. Здесь, в Тихоокеанье, народ работает и за 20-40 долларов в месяц, не рискуя умереть с голоду. Даже рабочий России по сравнению с вьетнамским или малайзийским очень дорог.

Климат тут для производства куда лучше европейского, не говоря уж о русском. Не надо тратить деньги на пальто и валенки, на калорийную белковую пищу. Нет умопомрачительных расходов на отопление жилищ, складов и заводских корпусов. Наши хозяйственники и губернаторы могут только мечтать о таком раю. Ведь русским и всем народам, населяющим холодное сердце Евразии, приходится вырывать нефть и газ из тайги или тундры, сжигая миллионы тонн дорогих энергоресурсов. В нашем марсианском климате страна вынуждена содержать миллионы людей, которые ничего не производят, а только лишь отапливают сотни миллионов метров жилищ и заводов, разгребают снежные заносы.

Перед этой поездкой мой издатель подарил мне замечательную книгу Андрея Паршева – «Почему Россия не Америка?». Вьетнам стал живой иллюстрацией для нее. Тут нет замерзающих портов и рек, и круглый год можно пользоваться дешевым водным транспортом, тогда как наши реки на пятьшесть месяцев становятся непроходимыми для судов, когда лед сковывает почти все наши порты. В жарком поясе даже небогатые люди спокойно платят за бензин и электричество по мировым ценам, тогда как нас это разорит дотла только во время отопительных сезонов. И если нам каждый год приходится драться за урожай, пытаясь успеть взять хлеб между весенней распутицей и осенними холодами, то здесь крестьянин снимает по три-четыре урожая в год. Даже налоги в южных странах меньше: ведь содержать армию, административные здания, школы и больницы в тропиках гораздо дешевле, чем в «холодильнике» России.

Попивая винцо у открытого бассейна отеля «Дэу-Ханой» теплым ноябрьским вечером, только что искупавшись и слушая шелест пальмовых ветвей, хорошо понимаешь, почему янки так упорно дрались за эту страну. Даже я, родившийся в Ашхабаде, у самой границы с Ираном, и выросший на северном побережье Черного моря, во Вьетнаме чувствую себя белым медведем. Тут круглый год царствует лето без резких перепадов температуры и в домах нет отопительных систем, тогда как даже в солнечной Туркмении зимой ударяют морозы, и температура колеблется от плюс сорока летом до минус десяти в январе. Вся территория Империи-СССР лежит слишком далеко от теплых океанов, смягчающих климат. Во Вьетнаме и других странах жаркого пояса здания ставят без фундамента, с толщиной стенки в полкирпича. Фабрики и заводы можно размещать в легких павильонах и ангарах с тонкими переборками. Кондиционеры для охлаждения воздуха едят энергии в десятки раз меньше, чем отопительные калориферы. У нас же приходится грохать уйму средств на капитальные постройки со стенами в два-три кирпича толщиной, с глубокими фундаментами, которые лежат глубже, чем промерзает зимой наша почва. Помню, в Иванове, когда гайдаровский идиотизм остановил его текстильную промышленность, нам приходилось отапливать даже стоящие фабрики. Потому что морозы грозили полностью вывести из строя дорогие станки. А ведь Ивановская область лежит далеко от Полярного круга.

Паршев говорит: из-за холодного континентального климата, который делает Россию гораздо холоднее Западной Европы, густонаселенных районов Скандинавии и Канады, в Россию, Казахстан и Украину никогда не пойдут иностранные инвестиции. Никогда и ни за что. Потому как вложения капиталов в теплые страны гораздо прибыльнее, и любой товар, произведенный здесь, всегда будет дешевле сделанного в России. Зато капиталы всего мира полноводной рекой хлынут именно в тропики.

Поэтому жаркий пояс становится очень богатым рынком. Из стран Запада только Соединенные Штаты могли бы спорить с ним по части низких затрат на производство – они сами лежат южнее Узбекистана. Но в США слишком дорогая рабочая сила.

Вот почему сегодня 75-миллионная СРВ, Социалистическая республика Вьетнам наиболее динамично развивающаяся страна Азиатско-Тихоокеанского региона, край «победившей перестройки». Ее ВВП до 1998 рос ударными темпами в 9-10 процентов в год, и хотя мировой финансовый кризис сбил их до 5,8 процента, Вьетнам снова разгоняется. Правящая Компартия, обеспечивая желанную для инвесторов и предпринимателей стабильность, избавляя экономику от регулярного и разорительного для экономики маразма президентско-парламентских выборов, уверенно держит курс в мировую экономику. Хотя по части приватизации и акционирования СРВ далеко отстает от РФ, по активности малого бизнеса, бойкости торговли и изобилию качественных товаров (сделанных у себя, а не завезенных из Тайваня или Турции) вьетнамские мегаполисы не уступают Москве, выгодно отличаясь от нее низкими ценами. Повсюду видишь корпуса фабрик, построенных зарубежными инвесторами. Мелькают вывески – «Рибок», «Ред Булл», «Эл-Джи»…

Помнится, наши недоноски-демократы до сих пор кормят русских сказками о том, что инвестиции пойдут к нам, только если в России будут демократические свободы, свободные выборы и прочая чушь. Как будто бы это сделает Россию тропиками и снизит затраты на производство! Вьетнам опровергает бредни этих дебилов. В нем нет частной собственности на землю, «свободы слова» и прочих «свобод». Зато есть мягкий климат и государственный порядок. И плевать матерым капиталистам-инвесторам на то, что в этой стране правят коммунисты. Прямые иностранные инвестиции в экономику СРВ составляют 35 миллиардов долларов – семикратно больше, чем в РФ до обвала 17 августа-98. Вьетнамцы при участии японо-корейского капитала открывают под Ханоем большой технополис, где будут развиваться информтехнологии будущего. Огромные валютные прибыли от экспорта нефти достаются не группам частных лиц, не всяким там абрамовичам, кукесам и березовским, как в ельцинской «Россиянии», а государству. Они не тратятся на всякую бесполезную дребедень «новорусских» вроде «тачек» в четверть миллиона долларов, бассейнов с шампанским и аляповатых особняков в стиле «и мне масла в зад на сто рублев», а перераспределяются государством в перспективные отрасли экономики. Тогда как малому и среднему бизнесу дана полная свобода. А это и есть – самая главная свобода, которой нет в реформаторской Россиянии.

Плескаясь в море, теплом, словно парное молоко в конце ноября, думаешь: какими же дураками были эти цари из династии Романовых! Надо было давно рваться на Юг вместо того, чтобы возиться с этой тухлой Европой. После 1812 надо было оставить Наполеону власть над Западом, а самим – продвигаться к Персидскому заливу и к Индийскому океану. Еще в восемнадцатом и девятнадцатом веках. А мы позволили Западу втянуть себя в бесплодную войну с немцами, которая началась при царе в 1914, а кончилась аж в сорок пятом при Сталине. Жириновский высказал мысль о броске на Юг слишком поздно, когда возможности для этого канули в Лету. Раньше надо было мыть сапоги в теплых морях.

Но зато остается другой вид экспансии русских в жаркий пояс. Экономический. Через «вьетнамские ворота». Надеюсь, читатель, вы теперь понимаете, зачем русские вели ожесточенную воину в Индокитае в 1960-х, сражаясь с «фантомами» и «стратокрепостями» янки. Залпы наших зенитных ракет открывши дорогу к новой модели экономического процветания Великой России. Мы исправляли идиотизм Романовых.

Повторить опыт Вьетнама Россия не может. Не столько в силу уже изменившихся реалий или утраченных Горбачевым возможностей, сколько из-за нашего сурового климата, высоких издержек производства. Но хотя мы и не из жаркого пояса, и не в «Золотом миллиарде», Россия получает здесь свой шанс. Помните стратегию США последнего полувека? Брать как можно больше нефти вне своей территории в районах высокорентабельной добычи. Вот и мы способны (не забывая о «нефтянке» у себя дома) разрабатывать богатейшие ресурсы у побережья Вьетнама, получая огромные прибыли от снабжения топливно-энергетическими ресурсами всей Юго-Восточной Азии. А еще лучше будет, если Россия станет торговать не просто сырой нефтью, а продуктами ее переработки. Полученную же от этого валюту можно вкладывать в подъем высокотехнологичного производства в своей стране, в экспортные программы «оборонки», в энергосбережение, в науку и образование. Словом, в то. что даст русским возможность не только выжить, но и развиваться.

Со всем этим связаны сопутствующие возможности. Скажем, участие нашего машиностроения в поставках оборудования для совместных предприятий в топливно-энергетическом комплексе, экспорт электростанций и целых заводов, получение заказов на модернизацию азиатской промышленности. поставки нашего оружия и т.д. И все это гораздо лучше, чем выклянчивать кредиты у МВФ, выслушивая наставления по поводу Чечни, прекрасно понимая: Запад стремится развалить Россию окончательно.

Увы, мы многое упустили на этом пути. СССР строил предприятия в странах жаркого пояса, но нигде не превращал их в акционерные компании со своим пакетом акций. Сегодня, когда советские возможности стали недостижимыми, в мире есть, пожалуй, единственный район, где мы, будучи сами в кризисе и не при крупных деньгах, можем наиболее полно осуществить эту стратегию. Это Вьетнам. Страна, в которой мы успели сделать инвестиции еще до расчленения СССР Ельциным, Кравчуком и Шушкевичем.

Слава Богу, наши демократы и реформаторы просто не успели слить в унитаз или сдать Западу все плоды вьетнамских усилий Империи. Больше у нас ничего не осталось. При Горбаче мы бежали из Ирака, бросив богатейшие нефтяные поля. И еще – из Анголы, даже не пытаясь разрабатывать залежи алмазов. При Гайдаре под крики «Не будем сотрудничать с коммунистами!» мы бежали с Кубы с ее благодатным климатом, покинув выгоднейшие курорты, никелевые и кобальтовые рудники, не закончив атомную электростанцию. На все это моментально слетелись западные инвесторы.

Но жить надо и сегодня. Расширение нефтегазового преимущества во Вьетнаме и АТР – это поистине архимедов рычаг, способный послужить подъему нашей экономики. Для этого нужен «впрыск» денег в нашу истощенную индустрию. Даром их никто не даст. Нужно их заработать на мировых рынках. Скажем, премьер Путин в ноябре 1999 одним из приоритетов промышленной политики России назвал наращивание экспорта оружия. Наконец-то, доперли до этого, демократы! Вьетнам, привыкший к нашей боевой технике, нуждается в модернизации своего вооружения, и готов платить валютой. Ему нужны истребители Су-27, новые танки, корабли, комплексы ПВО. А это – заработки для русских рабочих и инженеров. Но чтобы укрепить платежеспособность нашего союзника, нет ничего лучше совместных топливно-энергетических проектов. Ведь чем больше долларов получает от них Россия – тем больше и вьетнамская доля.

С оружейным вопросом тесно связан вопрос зарубежной базы Тихоокеанского флота и авиации – бухты Камрань. В 1979 году мы подписали с СРВ соглашение о ее использовании до 2004 года в обмен на поставки военной техники. И хотя с 1991 года эти поставки прекратились, вьетнамцы нас не гонят прочь, и надеются на продолжение сотрудничества. В нынешней обстановке международного похолодания база нам нужна, и решение ее проблемы лежит также где-то в русле нефтегазового продвижения России в этих местах.

А если взять проблемы загрузки гражданского машиностроения России, ее мощных строительных организации? Чем выше доходы Вьетнама от наших совместных проектов – тем больше вероятность того, что Россия может получить заказы на сооружение крупных тепло– и гидростанции в Шонла, Плейкронге, Назыонге, Каонгане. Вьетнам нуждается в развитии своей угольной отрасли, ему подходит наше горно-шахтное оборудование. Очень многое здесь зависит от решения на межправительственном уровне: будет ли Россия участвовать в 15-летнем плане развития топливно-энергетического комплекса СРВ? Эксперты рисуют и более заманчивые перспективы. Вьетнам насыщен нашими техникой и технологиями. В нем до сих пор работает основанный еще в Империи Тропический центр, который не только изучает последствия химической войны американцев, но и ведет ценнейшие биологические исследования, испытывает мирную и военную технику в жарком, влажном климате. Можно создавать здесь совместные предприятия не только в нефтедобыче, но и в машиностроении, вместе с вьетнамцами продвигаясь на рынки стран Тихого океана.

Генеральный директор «Зарубежнефти» Олег Попов в конце 1999 сказал: России давно нужно разработать федеральную программу развития, углубления и повышения эффективности участия России в проектах нефтегазодобывающих платежеспособных стран. Прежде всего – в разведке и освоении их богатств. И разрабатывать такую программу нужно с учетом геополитических интересов России, с привлечением внешнеполитических и внешнеторговых ведомств. Надо создавать ГВК – госкомиссию по внешнеэкономическим вопросам во главе с первым вице-премьером. Вьетнам же призван стать отправной точкой такой новой политики. У нас уже есть богатый опыт совместной работы.

Да вот только россиянское правительство по этому поводу даже не чешется. Его облепили всякие финансовые дельцы, (увы, почти сплошь – евреи), которые жаждут по дешевке скупить вьетнамские и прочие долги Советскому Союзу, потом перепродав их на Запад.

Сотрудничество наше должно идти по нарастающей. Беседуем с торгпредом в Ханое Виталием Щеголевым. Вьетнам готов брать наши грузовики КАМАЗ, джипы УАЗ, дорожностроительные машины, минеральные удобрения. Кредитов под их поставки Россия давать пока не может. Значит, самый реальный путь превращать Вьетнам в крупного экспортера энергоресурсов в Азиатско-Тихоокеанские страны. В жаркий пояс планеты…

Мы летим в белоснежном вертолете над волшебной страной, над ее могучими реками цвета густого кофе со сливками. Вдали, в туманной дымке, виднеются небоскребы Сайгона. Конец ноября. В Москве – минус двадцать, метет метель. Здесь – плюс тридцать пять. А что было бы, если бы Империя выжила и пошла вверх? Если бы деньги, бездарно протреньканные сначала болтливым Горбачевым, а потом и пьяным Демократором, украденные сворой нелюдей-"олигархов", были бы вложены сюда? Если бы все возможности, открывшиеся русским, были бы использованы? Здесь добывались бы уже 20-30 миллионов тонн нефти в год, и в нашу страну текли бы реки долларов. На благо моего народа, а не кучки двуногих скотов.

И очень приятно разговаривать с руководителями «Зарубежнефти». Они все сплошь – славяне, державники. Здесь нет маленьких картавых уродцев, похожих на плешивых обезьянок с остатками курчавых шевелюр. Впрочем, не знаю, читатель, когда эта книга дойдет до вас. Уже сейчас, на исходе 1999, янки стремятся вышибить нас из Вьетнама, лоббируя приватизацию «Зарубежнефти». Ведь тогла рухнет все, закроются ворота нашего проникновения в Тихоокеанскую зону, в Ливию, Ирак и Сирию. А после приватизации, сами знаете, кто придет на смену этим вот симпатичным славянам.

Во Вьетнаме в зачатке есть все, что Империя могла развернуть на полную мощь. Совместное предприятие «Висорутекс», в которое вложили крохотную долю вьетнамской задолженности русским – плантации чудесного дерева гевеи, дающего настоящий каучук и сырье для производства дорого латекса. Отсюда можно снабжать русских кофе, чаем, тропическими фруктами, не даря деньги западным посредникам. Здесь можно ставить сборочные предприятия для наших грузовиков. Отталкиваясь отсюда, можно идти в богатый жаркип пояс, на островные государства Тихого океана с новой экспортной техникой – боевыми кораблями, буровыми платформами, экономичными экранопланами и гидросамолетами. Здесь можно ставить совместные предприятия по производству минеральных удобрений, вышибая канадских конкурентов с рынков Азии, и предприятия по добыче морепродуктов. Сюда можно прийти со своими космическими услугами, со спутниками на продажу.

Вот ради чего Империя била янки во Вьетнаме. Но – извините за пространное отступление от темы. Пора вернуться в Египет, в год 1970…

4

Карьера капитана Николая Кутынцева в Египте началась неудачно. В тот мартовский день 1970 года он проводил учебные стрельбы ракетами С-125. И надо ж было такому случиться! Буксировщик мишеней – старый бомбардировщик Ил-28 египетских ВВС вылетел без предупреждения ракетчиков. Оказалась поломанной и система опознавания «свой-чужой» на его борту. А тут еще четверка еврейских «фантомов», перелетев через Суэцкий канал, пристроилась к бомбардировщику. Приняв Ил-28 за ведущего израильской авиагруппы, дивизион Кутынцева сбил его… («Авиация и время», ј1, 1997г.) Тогда, в 1969. Египет начал войну против Израиля на истощение. На побережье Суэцкого канала арабы развернули против евреев несколько сотен орудий, прикрыв их с воздуха комплексами ПВО. (После разгрома арабов в 1967 евреи заняли Синайский полуостров, и линия противостояния теперь проходила по каналу. Израиль тогда тоже укрепил позиции, назвав их «линией Барлева»).

Египет, этот ключ к Средиземноморью, был очень нужен Империи. Да и арабы с надеждой смотрели на русских как на помощь от израильской наглости. Во главе древней страны стоял ярый националист и русолюб Насер – великан душой и телом. Многие сотни наших советников тогда помогли египтянам восстановить разгромленную в 1967 армию. Да не просто возродить – но и нанести по евреям чувствительные удары. В ночь с 9 на 10 ноября 1969 года в набег на оккупиро ванные синайские берега пошли два египетских эсминца – «Наср» и «Дамиетта». Они же– эскадренные миноносцы русской постройки типа «30-Б», которые взаимодействовали с ракетными катерами и береговой артиллерией. Вел их, с одной стороны, египтянин Абдель Вагап. Но на мостике флагмана стоял истинный творец дерзкой операции – капитан первого ранга Виталий Зуб. Он сделал так, как наши черноморцы в Великую Отечественную: нанес огневой удар по сухопутным силам врага. В сорока километрах восточнее ПортСаида, на севере Синая, снаряды моряков обрушились на скопления войск врага в районах Румани и Эль-Балузы. Огненный смерч взрывал склады боеприпасов и горючего, опрокидывал и кромсал танки с шестиконечными звездами. Погибла целая механизированная бригада Израиля. Взбешенные евреи бросили против отходящих кораблей сорок самолетов. Моряки выдержали двухчасовой бой с ними, уничтожив три израильских машины («Гриф „секретно“ снят». М., 1997. стр. 77-78).

Испытав силу ударов пушек русского производства, евреи начали операцию «Хордос»: воздушную войну с рейдами вглубь Египта. Они били по городам и промышленным центрам, пытаясь парализовать страну. Тем паче, что осенью 1969 у Израиля на вооружении появляются «фантомы». В ряды их ВВС вливаются пилоты, уже повоевавшие во Вьетнаме. Да и сам опыт войны в Юго-Восточной Азии евреи изучили очень тщательно, с помощью американских покровителей. В те дни. когда наш зритель с восторгом принимал премьеру фильма «Белое солнце пустыни», когда мальчишки по три раза бегали в кино посмотреть на приключения красноармейца Сухова и таможенника Верещагина, на Ближнем Востоке храбро дрались русские люди.

Я тоже могу вспомнить эти годы, пронизанные для меня ярким солнцем детства. За окном шумит ашхабадская ярмарка. Мы с дедом Шукри, усевшись на его старом сундуке, едим изюм и смотрим журнал «Крокодил». На одной из карикатур козлобородый дядька в смешной шляпе, которую называют цилиндром, обнимается с каким-то носатым человеком, похожим на армянина. На каске этого дядьки нарисована странная шестиконечная звезда. А за этими нарисованы бомбардировщики с такими же шестиконечными звездами, которые сыплют бомбы на арабский город с минаретами и куполами.

Бои шли с большими потерями для египтян. «Фантомы» носились днем прямо над городом. У многих жен наших советников – шоковое состояние. Не лучше оно было и у их мужей. Некоторые не выдерживали психологической нагрузки. Рассказывали, что после очередного налета, когда один из египетских дивизионов был почти полностью разбит, без вести пропал один наш советник. Переводчик, не обнаружив его ни среди живых, ни среди убитых, забил тревогу. Нашли советника только через несколько дней дома, в состоянии – на грани помешательства… Не раз на себе чувствовал, что такое удар сверхзвукового истребителя-бомбардировщика. Помню, как-то «фантом» атаковал склад боеприпасов. Рядом был дом, в котором отдыхали на соседних кроватях два советских офицера. От взрыва их поменяло местами на кроватях. Это при том, что боеприпасы со склада накануне вывезли…" («День воина», ј 5. 1998 г.) Но евреи торжествовали только до весны 1970 года, пока в Египет не прибыли полторы тысячи русских зенитчиков под командованием генерал-майора Алексея Смирнова. Они привезли туда свое искусство, опыт хитроумных засад и комплексы С-125. А еще наши решили проверить в деле и другую технику: истребители МиГ-21, четырехствольные зенитки «шилка» на гусеничном шасси и ручные ракетные комплексы «стрела». Переброска целой зенитной дивизии шла в рамках операции «Кавказ». Тогда в Египте сражались целых двадцать две тысячи русских воинов. И потому события 1970 можно с полным правом назвать Первой Русско-израильской войной. И в то же время, та война была частью гигантской, чудовищно растянутой во времени, Третьей мировой, шедшей от Северного полюса до полюса Южного…

Славные были все-таки годы! Особенно если сравнивать их с унылым горбачевским временем-шизофренией, а особенно – с ельцинскими пьяно-разгромньши летами. В 1971 и в 1973 по ночному светилу пройдут два восьмиколесных русских робота – «Луноходы». В тот год на орбиту выйдет первая наша орбитальная станция «Салют», и по этой части мы на тридцать лет обойдем Североатлантиду. Возвращаясь со станции, погибнет от разгерметизации спускаемой капсулы экипаж Волкова, Пацаева и Добровольского. Но снова и снова станут взлетать корабли, неся людей на обитаемые «эфирные острова», эту воплощенную мечту основоположника русской космонавтики – Константина Циолковского, умершего за тридцать лет до старта Гагарина.

Семидесятый… Снимается киноэпопея «Освобождение» – великолепная, имперская картина. Шагает с экрана в публику Штирлиц. В Советском Союзе многие бредят исконно русским – гоняются за иконами, увлекаются походами к церквям и монастырям. На эстраду выходит ансамбль «Скоморохи». Кажется. еще чуть-чуть – и стремление к древним корням соединится с бушеванием пламени на космодромах. Что наконец родится великое Ядерно-Космическое Православие.

И снова тупая, лишенная пылкой фантазии и русской памяти власть пропускает момент Великого Шанса. И все -же нам есть чем гордиться: битвой на Ближнем Востоке, битвой на «линии Барлева»! Мы сошлись в бою с Израилем – врагом древним, с этим форпостом Америки на Ближнем Востоке. Страной, нашпигованной новейшим высокотехнологичным оружием.

Наши в 1970 прикрыли Каир, Александрию, Асуанский гидроузел на Ниле. Всего двадцатью пятью позициями, каждую из которых защищали восемь ЗРК. С апреля израильтяне, прознав о русских позициях, прекращают налеты на внутренние районы страны, ограничиваясь ближними рейдами.

Русские советники появились на каждой батарее египетских С-75. Мы подвезли и новые ракеты – с тепловым наведением на конечном этапе полета. Наши офицеры взбодрили арабов и научили их применять нестандартные приемы боя. Например, ночные выдвижения в самые прифронтовые районы. Вдоль канала наши развернули сто три «укрепленных района» ПВО, внутри которых и укрылась от ударов с воздуха тяжелая артиллерия египтян. Каждый такой район занимал 45 верст по фронту и 80 километров – в глубину. (Михаил Никольский. Под знойным небом Ближнего Востока. – Техника и вооружение, ј 5-6, 1997 г.) Но и враг был не слабее американцев во Вьетнаме. И даже посерьезнее. Они прекрасно знали, что воевать придется с русскими, знали все наши недостатки. Удары по ракетным дивизионам они наносили в предрассветные или рассветные часы. когда усталость морит людей. Как вспоминает полковник Борис Жайворонок (тогда – замести тель командующего особого корпуса ПВО), «первые налеты израильской авиации показали, что мы имеем дело с отличной техникой и хорошо подготовленным личным составом, в совершенстве этой техникой владеющим. И с умелым, знающим свое дело штабом… Не было одинаково спланированных операций, шаблонов в тактике ведения боя. В действиях израильской авиации четко просматривался один из вариантов тактического приема: основная группа, наносящая бомбовый удар, – группа прикрытия, – отвлекающая группа, – группа постановщиков помех, – спасательная группа. В зависимости от поставленной задачи планируется и строится тактика действия сил, участвующих в налете. Так же отработана и тактика действия в каждой группе» («Гриф „секретно“ снят». С. 51).

Военный инженер Алексей Жданов свидетельствует: израильтяне били с воздуха по антенне станции наведения дивизионов, дезорганизуя их действия. Потом переключались на атаки пусковых установок. Комплекс «двина» не мог разить низколетящие цели, и не простреливал довольно широкую «воронку» прямо над собой, – ее образовывал предельный угол подъема ракеты на стрельбовых направляющих установки. Поэтому евреи выходили в атаку на предельной скорости, прижимаясь к самой земле. Сделав «горку» и промчавшись сквозь рабочую зону действия дивизиона, враг входил в «мертвую воронку». Оттуда он пикировал на установку, прицельно меча бомбы. Потом израильтяне уходили прочь крутым разворотом.

С марта по август 1970 года израильтяне были вынуждены бросить на борьбу с зенитчиками 40 процентов всех самолето-вылетов! Бороться с евреями было тем более труднее, что не было в Египте густого покрова джунглей, в котором можно было спрятать пусковые установки.

Наши сделали выводы из вьетнамских боев. Каждому русскому дивизиону в Египте для защиты придавался взвод «шилок» – четырехствольных зенитных машин на гусеничном ходу, прикрытых легкой броней. «Шилки» занимали позиции в трехстах-пятистах метрах от огневых позиций дивизионов, образуя треугольник. Еще один пояс обороны создавали бойцы, вооруженные переносными мини-ракетами «Стрела-2» с тепловыми головками наведения. Всего – шесть расчетов по три человека, которые располагались в радиусе 3-7 километров от средоточия зенитных ракет.

В далеком уже 1970 году нашим ребятам в Северной Африке пришлось пережить кусок настоящей Третьей мировой войны. Скоростной, беспощадной, электронной. Русский народ не знал об этих героях почти ничего. Наши женщины тогда носили высокие прически и мини-юбки, страна слушала веселую песенку «Как хорошо быть генералом», которую пел лощеный Эдуард Хиль. А молодежь жадно крутила ручки транзисторов, ловя музыкальные передачи западных радиостанций. Только-только вышел в свет хитовый альбом «Deep Purple In Rock», и все тогда заслушивались его рок-боевиками «В огне» и «Дитя во времени».

И где-то там, в африканских песках, наши воины дрались и умирали, как герои-арии. Еще раз развеяв миф о непобедимости западной авиации.

5

Первыми в бой вступили люди майора Георгия Комягина и капитана Валерионаса Маляуки, входившие в состав приканальной группировки ПВО. 30 июня дивизион Маляуки сбил первый еврейский «фантом». Ему вручили орден Красной звезды, хотя Брежнев и обещал Звезду Героя…

30 июня русские разгромили группу израильских машин, шедших «обрабатывать» позиции приканальной группировки. Они неожиданно нарвались на огонь засады, развернувшейся у самой кромки Суэца. Погибли два «фантома» и «скайхок». Спустя два дня в куски разлетелся еще один «фантом». Оказалось, что устройства электронных помех на израильских самолетах не «забивают» каналы наведения наших ЗРК. Евреи были деморализованы, несколько раз их пилоты отказывались идти на задание.

Русские разворачивали хищные острия ракет в раскаленнобледную синь древних небес, в дрожащее марево ветхозаветных песков. И где-то там, под ними, лежали остатки древней армии, погибшей в песчаной буре. Но теперь наша, русская, речь зазвучала над развалинами древних цивилизаций, и русские встречали залпами реактивные «небесные колесницы» евреев, шедших путем Моисея – но в обратном направлении.

Изнуряющий зной был не единственным врагом прибывших в Египет северян-русских. Чудовищные перенапряжения боевых вахт дополнялись царством ядовитых насекомых, фаланг и скорпионов. И тогда наши ребята познакомились с ветром пустыни, подобным тяжелой болезни – хамсином. В переводе с арабского сие значит «пятьдесят». Полсотни дней дует хамсин, вздымая тучи мелкого песка, поднимая сухую пургу. И вместе с песком поднимаются в воздух мелкие, острые камешки. Пыль забивала фильтры дизельных движков, проникала в легкие людей и электронные схемы зенитных систем. Но люди и техника выдержали это!

За ходом боев на «линии Барлева» напряженно следили в Америке. И стоило только Тель-Авиву потребовать, как из-за океана были переброшены новейшие контейнеры с аппаратурой радиоэлектронного подавления, которые стали подвешивать под крылья «фантомов». Теперь израильская авиация пыталась прорываться на бреющем полете, выбрасывая в сторону русских ЗРК невидимые конусы помех. Новая аппаратура РЭБ теперь перекрывала очень широкий диапазон частот и по идее должна была полностью ослепить наши комплексы.

И опять фиаско. Проскользнуть под верхней границей ракетного огня не удалось: укрепрайоны ПВО ощетинились еще и скорострельными пушками, плотный огонь которых заставлял евреев брать повыше и попадать под хлещущие ракетные молнии. В ответ на электромагнитные бури наши применили пуски ракет последовательными залпами. Уклониться от них было трудно даже с помощью электроники.

Один из русских советников, подписавшийся «Владимиром Алексеевичем», спустя годы вспоминал на страницах питерского журнала «Командор» (воспроизводим с разрешения его главного редактора):

"…Последние несколько дней нас регулярно бомбили. (Дело происходило у местечка Фаид, в центральном секторе Суэцкого канала. – М.К.) С маниакальным упорством израильские самолеты пытались стереть с лица земли радиолокационную станцию, примостившуюся на горе близ местечка Фаид на берегу Большого Горького озера. Не знаю, как другие роты, при которых служили мои друзья-переводчики, но наша, контролирующая своими радарами значительную часть Синайского полуострова и дающая целеуказания зенитно-ракетным дивизионам, была как бельмо на глазу израильтян.

Снизу, со стороны дороги, на гору смотреть страшно: весь склон, словно черными язвами, испещрен воронками от разорвавшихся НУРСов и 500-фунтовых бомб. И если от «фантомов» нас до сих пор спасали складки местности, то перед нападением десанта мы практически беззащитны. Находясь на стыке 2-й и 3-й полевых армий, рота практически не имела прикрытия. …Было душно. Ноги нещадно грызли блохи. Над ухом надоедливо гудел комар. Капитана Асеева в блиндаже не было. Поворочавшись на жесткой армейской койке, я сунул ноги в «шип-шипы» и вылез из блиндажа. Неподалеку с каким-то ошалелым видом бродил товарищ советник.

– Юрий Федорович, сабахуль хейр! Может, на КП пойдем? Позавтракаем с офицерами, а?

– Да рано еще, Володя, спят там все. Может, и нам еще покемарить?

– Да ведь скоро полетят, ненаглядные…

Юра ошибался: когда мы пришли на КП, там вовсю кипела работа. Я глянул на планшет: елки-палки, десятка два целей уже в воздухе! Правда, пока над Синаем, но пересечь линию фронта для «фантома» – минутное дело.

«Владимир, – с ударением на последнем слоге обращается ко мне лейтенант Адель, – чего это хабир Юра смурной ходит?»

«Голодный, наверное. Да и я тоже». Приказы египетских офицеров, в отличие от наших, выполняются молниеносно. Еще бы – за нерадивость солдат мог запросто схлопотать оплеуху. Поэтому едва Адель сделал жест, как у нас в руках оказались маленькие чашечки с крепким чаем и сандвичи.

Жуя, краем глаза смотрю на планшет. Одна группа целей движется по направлению к нам. Ближе, ближе… Последнюю метку планшетист нанести не успевает. Треск наших 23-миллиметровых зениток пропадает в страшном грохоте близких разрывов. Взрыв, еще взрыв… Арабы скороговоркой бормочут молитву: Аллаху акбар, Аллаху акбар… Еще несколько взрывов, не таких мощных. Ракеты, наверное… И тишина.

Противная дрожь в ногах. Струйки пота стекают по лицу, спине. Только сейчас замечаю, что сжимаю в руках чашку с чаем. Машинально подношу ее к губам и тут же сплевываю: на зубах противно скрипит песок. Смотрю на Юру. В неудобной позе, на корточках, он неподвижно сидит в углу блиндажа. Лица из-под надвинутой каски почти не видно.

Выбираюсь из блиндажа. Совсем неподалеку от КП – внушительных размеров воронка. Кто-то, не могу разобрать, солдат или офицер, неподвижно лежит на песке. Разорванное в клочья хаки, кровь на песке. Наверное, убит. Поднимаю осколок бомбы. Руки обжигает раскаленный металл. Острые, как бритва, края. Подхожу к тому месту, где мы еще полчаса назад с капитаном Асеевым досматривали предутренние сны. Прямого попадания двух ракет блиндаж не выдержал…

4 KM СЕВЕРО-ЗАПАДНЕЕ ФАИДА

…На этот раз начало воздушного налета застало меня врасплох. Я лежал ничком метрах в двадцати пяти от входа на КП роты и с ужасом думал, что ни добежать, ни доползти туда не смогу. Осколки ракет, взрывавшихся неподалеку, низко разлетались в стороны, высекая искры и оставляя глубокие борозды в бетонном покрытии. Совершенно оглушенный взрывами, приподняв голову, я смотрел, как беззвучно, словно в немом кино, парят в клубах дыма и пыли рваные куски металлических ангаров…

Вдруг я почувствовал, что кто-то дергает меня за сапог. Обернувшись, увидел солдатика из обслуги командного пункта (как его зовут – Ахмед? Мухаммед? забыл), который что-то кричал мне – я видел его раскрывающийся рот, двигающиеся губы… Я махнул рукой в сторону КП и, когда самолеты, в очередной раз отбомбившись, сверкая плоскостями, уходили в сторону солнца, надвинул каску на глаза и бросился бежать. За несколько шагов до спасительной дыры почувствовал толчок в спину… Увидев меня, Юра привстал со своего обычного места, глаза его расширились от ужаса.

«Володя, ты что, ранен? – скорее догадался, чем услышал я. – Посмотри, ты весь в крови!» С меня сорвали окровавленное на спине хаки, стали осматривать – ран нигде не было… После налета мы увидели возле входа в луже уже запекшейся крови убитого солдата. Осколком бомбы ему снесло голову. Я отошел в сторону: меня вырвало…" 18 июля грянул страшный, ожесточенный бой. Уничтожив в полдень египетский дивизион, два часа спустя израильтяне 24 «фантомами» атаковали дивизионы майоров Мидсхата Мансурова и Василия Толоконникова, ветерана Великой Отечественной. Нападали настоящие вояки: волны самолетов были хорошо эшелонированы по высоте и в глубину – дабы максимально сбить работу станций наведения и затруднить прицеливание. Ярясь, «фантомы» с шестиконечными звездами Давида на крыльях бросались в один заход за другим. С разных высот и направлений. Дивизионы Мансурова и Толоконникова стояли насмерть. Русские били по врагам ракетами, заходились очередями четырехствольные «шилки», прошивая небо бледными искрами трасс. Мы били по евреям портативными «стрелами» – с плеча.

Борис Жайворонок, который встретил этот бой в подразделении Мансурова, в книге «Гриф „секретно“ снят» так описывал нечеловеческий накал битвы:

"…Самый страшный удар пал на дивизион Толоконникова. Наш – ходил ходуном от взрывов. И вот – поведение солдат. У нас были арабские планшетисты – те, кто наносит движение целей на карту, принимая данные по радио. Представьте себе планшет, в центре его – точка расположения дивизиона. Планшетист принимает данные и знает – чем меньше расстояние до цели, тем ближе она к центру планшета. Тем ближе он, смертоносный самолет.

И вот расстояние все уменьшается. «Фантом» выходит на нас, и…

Здесь планшетисты не выдержали, сняли наушники, побросали каски – в кабине жара, все сидят в касках, трусах и с противогазами и нервно смеются, глядя друг на друга, – и бегом из кабины. Наш хватает араба за трусы, каской бьет по голове и, сопровождая все это трехэтажным матом, орет чтото вроде: «Ах ты, гад! Мы сюда пришли вашу землю защищать. И вот ты бежишь – а нам оставаться?» Этот случай был при мне. Но чтобы кто-то из наших струсил – никогда!.. Напряжение велико. Мансуров ведет цель, дает указания. Уже оператор взял ее на автоматическое сопровождение. оператор ручного сопровождения подслеживает, и у офицера наведения нога выбивает дробь на металлическом полу кабины. На станции – только команды, шум вентиляторов, доклады о принятии команд. Никаких посторонних разговоров: все понимают – или мы его сейчас, или он – нас. Вмешиваться в чьи-то действия бесполезно, каждый маневр так оттренирован, что человек работает в режиме некоего «осмысленного автоматизма». Каждый выполняет свою задачу, и если я, не дай Бог, повышу на кого-нибудь голос – может произойти непоправимый промах. …Сбили головной самолет. Остальные тут же отвернули… Весь экран усеян точками целей, каждая из которых несет смерть, и кажется, будто все они идут на тебя. Но каждый в этом аду выполняет свои обязанности…

Люди привыкли, что сражения – это как в кино: выстрелы, дым, крики «ура»… В войсках ПВО все иначе. Бой для нас – это тишина. Только шуршит вентилятор в кабине и светится экран. А на нем – несколько белых всплесков: самолеты противника. Слова команд сжаты до предела. Ты сам – весь в этом экране, каждым нервом чувствуешь, как они приближаются, в какую секунду должны уйти в цель ракеты. Страшное напряжение. Эмоции исключены. Звуков боя почти не слышно – слишком велико расстояние. И только если ты или твой сосед сплоховали, ухают разрывы, вздрагивает пустыня, и «фантомы», «разгрузившись» где-то рядом, поворачивают назад".

Бой наши ребята вели отлично. Иван Долгов вспоминает, что здорово выручило нас тогда оборудование ложных позиций – с фанерными макетами ракет и кабин управления. Потом окажется, что израильтяне сравняли с землей шесть таких «обманок», которые тем самым заставили врага ослабить удары, «размазать» силы, потратить впустую драгоценные боеприпасы. И все-таки два русских дивизиона попали под леденящие кровь налеты.

«Смотреть со стороны – страх берет, – свидетельствует Алексей Костин. – А дивизион стоял, как Брестская крепость в годы Великой Отечественной».

Сначала все шло нормально. Двумя пусками наши взорвали двоих евреев. Их машины обратились в «облака» из пылающего керосина, в круговерть темных обломков. Потом в дымную комету обратился еще один «фантом»…

Стволы пушек уже раскалились, кровь оглушительно стучала в висках. Легкие бойцов жадно вдыхали горячий воздух, пропахший порохом стартовых ускорителей и тысяч расстрелянных снарядов. И тут четверка «фантомов», зайдя с тыла, обрушилась на дивизион Толоконникова. Ударив сначала ракетами, она затем сбросила бомбы.

«На позицию летят неуправляемые реактивные снаряды, падают бомбы замедленного действия. Вышел из строя антенный пост – „глаза“ дивизиона. Лейтенант Сергеи Сумин вскочил на площадку и стал громовым голосом давать координаты приближающихся самолетов. Там и застал его очередной снаряд…» продолжает Костин.

Комплекс лейтенанта Сергея Сумина исчез в аду мощных взрывов, в огне и дыму. Сражаясь с древним врагом, погиб весь расчет. Алшат Мамедов, Евгений Деденко, Николай Добижа, Саша Забуга, Ваня Пак, близнецы Иван и Николай Довганюки, рядовой Величко. Снаряд «фантома» угодил прямо в пусковую установку, когда ее перезаряжал весь расчет. Братья Довганюки были в разных расчетах, но Ваня, покинув укрытие, бросился помогать перезарядке установки. И тоже исчез в огне напалмового взрыва.

Какими были их последние секунды? Надсадный вой «фантомов», холод подавленного страха, бегущий по хребту, ледяные иголки в пальцах. Какая сила духа нужна была, чтобы не дрогнуть, не броситься в спасительные укрытия и до последнего ворочать тяжелое, оперенное железо ракеты, загоняя ее на направляющие! Двадцатилетние мальчишки, они выполняли свой долг до конца, крича и матерясь (а может, стискивая зубы), задыхаясь в раскаленном воздухе, в дыму и пыли, надсадно кашляя от кислотной пороховой гари. Когда в каждое мгновение свистящие осколки металла могли врезаться в их тела, разорвав пропотевшую, разгоряченную плоть. Это высшее мужество: работать до конца, когда на тебя нацелены огненные строчки пушечных трасс и дымные векторы выпущенных ракет…

"Никогда не изгладится в памяти картина, которую я видел, сопровождая в египетский морг сожженных напалмом советских ракетчиков. Их было восемь парней девятнадцатидвадцати лет, и среди них – два брата-близнеца. Обугленные, они все были близнецами. Только лейтенант, командир расчета, стоявший, видимо, поодаль, не попал под напалм, а был сражен осколками ракеты. С вытянутой вверх, застывшей и омертвевшей рукой… – пишет Геннадий Горячкин, тогда – военный переводчик. (Гриф «секретно» снят. С. 174.) Сумин умер, как воин, указывая цель расчету. Так, словно вскинув руку в древнем арийском приветствии.

«Несмотря на одновременность и эшелонированность налета, наши успели завалить несколько самолетов. Один из „фантомов“ упал недалеко от КП арабской дивизии, где находился я… Картина не для слабонервных. Дымящиеся обломки, довольный арабчонок, показывающий свой трофеи: окровавленную верхнюю часть головы второго пилота. Первый катапультировался и был взят в плен…» – говорит Иван Долгов («День воина», ј 5, 1998 г.).

Потом наши узнают, что один из сбитых ими пилотов – это майор Эйни Менахем, американский гражданин, ас вьетнамской кампании.

Когда установка Сумина взлетела на воздух, ударная волна выбросила из командного пункта дивизиона всех, кто там находился. Все они, во главе с Василием Матвеевичем Толоконниковым, получили контузию. На позиции горела техника, рвались бомбы. Часть из них была замедленного действия. Зная это, русские зенитчики бросились гасить пламя, вытаскивать убитых и раненых. Толоконникова сменил его «зам» – майор Червинский.

Проклятый позднесоветскпй режим забыл их подвиг. И среди череды причин этого забвения, поди, не последнее место занимает то, что множество советников-референтов Центрального комитета компартии – истинной власти в стране – думало и чувствовало так же, как и пилоты «фантомов». Множество референтов, манипулировавших мозгами и действиями престарелого руководства СССР, были «демократической национальности».

Предлагаю вам небольшой самостоятельный тест, читатель. Даны имена двух человек: Васи Иванова и Мориса Вишнепольского. Один из них – храбрый солдат, который выташил раненого товарища из окруженного чеченскими бандитами дома. Другой – активист демдвижения, которое кричало о зверствах наших солдат над бедными чеченцами и приветствовало развал Империи. Так кто из них – кто? Правильно, вы угадали.

Спустя четверть века после войны 1970 одна из особей этого сорта, став крупным «россиянским» банкиром, в передаче но израильскому телевидению разоткровенничается: он тогда ненавидел «эту страну», всегда желал поражений командам наших спортсменов на олимпиадах, с радостью узнавал об успехах Израиля и «болел» за США. Люди-вирусы. «Чужие».

Но тот бон в 1970 наши все-таки выиграли. Еврейские ВВС перестали летать над Суэцким каналом, выбирая теперь обходные маршруты. Тогда наши выдвинулись в засады. Благо, их тактику мы здорово отработали во Вьетнаме. Маневренные группы составлялись из трех дивизионов.

3 августа 1970 года пробил звездный час Кутынцева и Попова. Их дивизионы вместе с египетскими зенитчиками выдвинулись в засаду южнее города Исмаилия. Они расположились близ сада, огородов и оросительных арыков местных крестьян, натянув на установки желто-зеленые маскировочные сети. Чтобы не выдать себя клубами выхлопных газов, на патрубки машин надели шланги и вывели их в заросли по берегам арыков. Все делалось глубокой ночью, при свете ручных фонариков.

"Автотехнику начштаба дивизиона майор Алексей Крылов вывел на километр от огневых позиций и укрыл в кустарнике. Чуть вперед выдвинули ЗСУ-32-4 «Шилка» и переносные ЗРК «Стрела-2». Хорошо потрудились связисты, проложившие за ночь более тридцати километров проводной связи… …Противник выжидал. 1 и 2 августа его авиация много раз летала вдоль канала, однако в зону огня дивизионов не входила. Видимо, израильтяне кое-что узнали про наш маневр и стремились обнаружить нас. Мы же не подавали никаких признаков жизни. В эфир выходили на несколько секунд. Кругом тишина. Под конец второго дня позвонил полковнику Жайворононку, попросил: если противник на этом направлении будет бездействовать, разрешить через сутки передислоцироваться в другое место.

3 августа старший лейтенант Михаил Петренко, начальник станции разведки и целеуказания, ровно в полдень доложил: «Налет группы самолетов. Эшелонированы по высоте и в глубину». Шли «фантомы», истребители-бомбардировщики американского производства, и «миражи», фронтовые истребители французского производства. Но до них было далеко. Стрельбу открыли египетские ракетчики. Один «мираж» загорелся и упал. Часа через два израильтяне предприняли второй налет. Теперь они знали позицию египетского дивизиона, и 16 самолетов, пересекая Суэцкий канал, пошли на его уничтожение. Вот где мы ощутили грозную мощь «фантомов»!

Израильтяне думали: перед ними один дивизион. И, сами того не ведая, вошли в зону огня дивизиона подполковника Николая Кутынцева. Тут же последовала команда на уничтожение, но у соседей возникла задержка с пуском – я слышал радиопереговоры. Понял: пришло наше время.

В ожидании боя замерли мои подчиненные… – начштаба майор А. Крылов, офицер наведения капитан А.Дятькин, операторы рядовые В.Шиян, А.Заздравных. Они уже прочно держали цели. Доложил: готов к открытию огня. Через секунды две ракеты сорвались с направляющих.

Обнаружив по своим приборам опознавания пуски ракет, самолеты совершили противозенитный маневр – пикированием с разворотом в сторону канала и включением форсажа. Однако один «фантом» все-таки не ушел, ракета настигла его.

Несколькими минутами позже четыре самолета зашли с тыла на малой высоте и нанесли удар неуправляемыми ракетами и бомбами. Но, к счастью, по ложной позиции. Пока мы вели огонь, там наши солдаты подрывали толовые шашки, имитируя пуски ракет. И противник на это клюнул. Чтобы не демаскировать позиции, мы поливали водой землю вокруг пусковых установок – благо, арык был рядом. И потому наши ракеты, стартуя, не взметывали клубы пыли. Сразу же после пусков водой же гасили пламя.

Через четверть часа группа самолетов пошла прямо на дивизион. Наверное, летчики поняли, где наша основная позиция. Но мы были наготове. Первый «фантом» взорвался прямо на глазах. Второй был подбит. Пилоты катапультировались, и долго висели над нами, раскачиваясь на стропах своих парашютов. Наши солдаты их пленили и потом передали египтянам. Третий «фантом», совершавший маневр для захода с тыла, был сбит ракетчиками Кутынцева. Атака захлебнулась. Остальные самолеты ушли за Суэцкий канал. За день израильская авиация потеряла пять машин, чего прежде никогда не было", – вспоминает подробности побоища у Исмаилии Константин Попов (А. Докучаев. Русские в стране песка и пирамид. Техника и вооружение, ј 5-6, 1997 г.).

Но на этом сражение не закончилось. "Часа через два-три после отражения нами массированного налета на экранах локаторов появились отметки от низколетящих целен. Мы их насчитали целых двадцать. И все движутся на нас. Вначале мы приняли их за вертолеты. Решили: противник пошел на тактический прием заставить нас любой ценой расстрелять последние ракеты.

Время не шло – летело. Цели надвигались, на КП – волнение. Ракетчики подполковника Кутынцева сделали два пуска, но ракеты ушли на самоликвидацию, не достигнув целей. Значит, в воздухе не вертолеты. Но что? Загадку сразу не разгадали, но оставшиеся ракеты берегли. И противник больше не решился на попытки взломать нашу оборону. Потом выяснилось – израильтяне запустили на нас металлизированные воздушные шары.

Казалось бы, их легко определить. Движутся они медленно, по направлению ветра. На тренировке бы в считанные секунды идентифицировали такие цели. Но ведь отметки на экранах появились после реального налета. Мыслили: не будет же противник после жестокой схватки, как говорится, в бирюльки играть! Подумать тогда пришлось крепко. И все ж мы разгадали ход израильтян…" Кутынцев и Попов стали Героями Советского Союза. Но героями неизвестными, о чьем подвиге только сказали (и то нешироко) лишь двадцать с лихом лет спустя. И поныне имена этих ракетчиков знают, дай Бог, два человека из сотни наших сограждан. Попов наскреб деньжат только на обычный «Москвич». Ему пришлось выкручиваться: либо устраивать банкет по случаю высокой награды, либо привезти семье подарки из Египта. Вот так дурацкий позднесоветский режим обращался с героями. Вот так в умах наших сограждан хазановы, ширвиндты и жванецкие становились национальной гордостью, пока поповы и кутынцевы пребывали в безвестии.

Гитлер произвел бы таких героев в рыцари Железного Креста и наделил бы особняками где-нибудь в живописнейшем месте южных Альп. При Сталине об их бое пели бы все газеты, и оба ракетчика завели бы себе по роскошнейшему черному «ЗИМу», живя в высотке на Котельнической набережной и получив на сберкнижки суммы, которых достало бы на долгие годы. Ведь эти русаки выдержали бой поистине из тpeтьeй мировой, сбивая ревущих драконов, каждый из которых по силе удара равнялся десятку «юнкерсов»!

Погибший расчет Сумина надо было хоронить с развернутыми знаменами, с тяжелым маршем войск по Красной площади. И не где-нибудь, а в кремлевской стене, выбрасывая к черту прах покоящегося там Льва Зиновьевича Мехлиса и ему подобных, на чьей совести – страшные поражения в Отечественной, замученные русские души! Но героев египетской битвы погребли на глухих кладбищах…

Что, неужели средств не хватало? Нынешняя Россияния в несколько раз беднее СССР. Но эта нищая страна тратит миллионы долларов на несколько тысяч телевизионных и радиоведущих. Какой-нибудь голубой мальчик, рассказывая на уличном жаргоне, с ужимками гомика о последних эстрадных хитах, получает минимум тысячу долларов в месяц. Нешто не нашлось бы сил сделать богатыми людьми несколько сотен ракетчиков, выживших в аду израильских авианалетов? Ведь «гореть» на эстраде, сжигая себя пьянками, наркотиками и сексуальными оргиями все-таки куда легче, чем гореть в танке или наводить ракеты под градом металла.

Но пусть дьявол заберет эту нечисть. Важно другое – в 1970 мы снова выиграли соревнование с воздушной силой Запада. Удары русских ракет приводят к тому, что Израиль 5 августа подписывает перемирие, отказываясь от налетов на Египет. Наша техника показала себя прекрасно и в раскаленном климате Северной Африки, при порывах жаркого хамсина, несущего тучи мельчайшего песка. Докучаев описывает то, как комплексы работали по несколько тысяч часов без единого выхода из строя. Был даже случай, когда при стрельбах по маловысотной цели на полигоне ракета, чиркнув по земле, все-таки вышла на траекторию и сразила мишень.

И Запад затрепетал в страхе…

Глава 6. ВЫСШАЯ СТРАТЕГИЯ ПВО. УБИТАЯ ПОБЕДА: ЧЕРНОЕ ДЕЛО ТУПОЛЕВА. О ЧЕМ МЕЧТАЛ ТОПМА ЧТОВИК РОГ В 1966-м? ПОЛУ КОСМОЛЕТ СУХОГО, ПОБЕДИТЕЛЬ АВИАНОСЦЕВ. ВЕЛИКОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ?

1

В середине 1970-х русские упустили, наверное, возможность красиво выиграть тяжелейшую технологическую войну, повергнув Североатлантиду в уныние. И речь идет уже не о ракетах и не о зенитках.

В 1970-е и 1980-е нам очень надо было сделать бессмысленным существование одной из главных ударных сил Запада – полутора десятков американских авианосцев. Этих плавучих островов, символов мощи США. Речь шла о высшей форме противовоздушной обороны Империи – об уничтожении океанских «осиных гнезд» за тысячи миль от наших рубежей. О высшей стратегии, при которой оборонительные удары наносятся в глубину далеких океанов и морей.

Сегодня редкие посетители монинского авиамузея могут видеть странную и очень красивую машину. Внешне она очень напоминает Ту-144 – на первый взгляд неискушенного. Стремительное «звездолетное» тело, окрашенное в бронзовый цвет, треугольные крылья, заостренная корма без хвостового горизонтального оперения. Вместо последнего маленькие крылышки вынесены вперед, к пилотской кабине. На высоком киле красуется красная имперская звезда, на борту алеет бортовой номер «101». Нос машины-красавицы похож на клюв, который может то опускаться, открывая обзор пилотам при взлете, то подниматься, превращая самолет в вытянутую, обтекаемую птицу. На обтекателе можно увидеть стремительную бело-голубую эмблему – русского воина в остроконечном шлеме, натягивающего тетиву тугого лука, любимого оружия арийцев.

Этот витязь стал эмблемой конструкторского бюро Сухого. А машина эта есть не что иное, как дальний четырехмоторный ударный ракетоносец Т-4. Или «сотка». Грозный воздушный корабль, громовая стрела русских, он должен был стать убийцей авианосцев.

Знаете, читатель, мне иногда хочется пофантазировать о том, как бы история пошла без горбачевщины и ельцинизма, об Империи XXI века…

2

– Подбрось-ка хворосту в костер, Саян! …Искры взлетели в нависшую темноту короткой летней ночи, пламя весело затрещало. Багровые отблески заиграли на лицах очень молодых ребят – еще совсем мальчишек, кольцом сидящих вокруг костра.

Все они были разными: рязанские курнофеи перемежались с высокими скулами и раскосыми глазами степняков, казахов и киргизов, а сарматские, резкие лица южных европеоидов, жгучих брюнетов-туркмен соседствовали с белокурыми ариославянами, чьи прямые носы и твердые подбородки выдавали поморскую, северную кровь. Всем им было около пятнадцати лет. Гибкие, сильные тела, сроду не знавшие ни табака, ни алкоголя. Чистое дыхание, белоснежные зубы, широкие грудные клетки сызмала тренированных людей. Отблески огня плясали в их глазах – голубых, серых и карих, и все они были облачены в темные шаровары и рубахи с одним и тем же символом на груди: конным лучником, скачущим на фоне восходящего солнца. Они сидели на земле на расстеленных широких плащах, обхватив колени, и рядом лежало их оружие – луки в кожаных чехлах, колчаны со стрелами.

То были новики – ученики школы первого имперского круга. Школы суровой, спартанской, где дети привыкают к жесткой дисциплине, к закалке ледяной водой и дальними походами. Здесь они познавали принципы работы с искусственным интеллектом машин.и верховую езду, изучали математику, точные науки и историю. Жители планеты, власть на которой делили Русская Империя, Мусульманская федерация, Индия и Поднебесная Империя Китай, эти новики должны были вскоре выбирать школу второго имперского круга, став из новиков – огланами, выбирая и свой дальнейший путь. Одни из них станут пилотами воздушно-космического флота, другие – православными священниками и муллами, третьи – гидронавтами или моряками, офицерами гвардейских частей или имперскими инженерами. Их путь будет лежать в элиту великой страны, в витязи, в господ мира 2050-х годов.

Их предводитель, седой славянин сорока с небольшим лет, отошел в сторону, разминая затекшие ноги. Ночь была напоена пьянящим запахом степных трав. Над ними раскинулся черно-бархатный шатер, усеянный переливающимися алмазами звезд. И небо пересекала полоса Млечного пути – плоскости нашей галактики. Два дня назад они прилетели посмотреть на Байконур – первый имперский космопорт. Целый день они восхищенно лазили по музею космической техники, любуясь белоснежными минаретами «протонов», «союзов» и «зенитов», титаническими соборами «энергий» и «вулканов», тяжелой грацией «буранов», как будто высеченных нарочито грубо из глыб бело-черного камня. Техникой древней и славной. Они дивились тесноте первых кораблей, «востоков» и «союзов», заглядывали в отсеки первых орбитальных станций, так похожие на чрева древних субмарин, сидели в креслах управления ядерным кораблем «Марс»… Потом – приносили цветы к монументам Гагарину, Сталину и Королеву.

И вот теперь они ночевали в степи подобно настоящим воинам, ожидая прилета военного экраноплана.

– Наставник! – юношеский голос оторвал человека от молчаливого раздумья. То был новик Ильмень Иванов. Или просто Ильма. Страстный любитель старинной авиатехники, всех этих МиГов и Су с архаическими обводами, он заставил их моделями весь кабинет имперской истории. – Николай Степанович, вы обещали нам рассказать поучительную историю времен Войны с Западом. Мы все вас просим…

– Иду, Ильма, иду… – кивнул ему старший, еще раз поднимая голову к небу. В черной глубине наискось мелькнула золотая искра: то промчался на север гиперзвуковой истребитель, окутанный облаком плазмы… …Он уселся у костра, обведя взглядом два десятка пар мальчишечьих глаз.

– Как будущим вожакам, ребята, вам надо знать об ошибках и успехах правителей Империи прошлых эпох. О том, как неверный выбор оружия подчас ввергал нашу страну в ненужные потери десятилетий и громадных средств. И случилось подобное в эпоху Великого противостояния Западу, в семидесятые годы прошлого века. В те времена едва ли не главным оружием нашего вековечного врага были авианосцы – плавучие авиационные базы огромных размеров, которые Североатлантида считала неуязвимыми, окружая их не только кольцом истребителей и кораблей прикрытия. Каждый авианосец носил надменное имя и был гордостью Америки, Атлантической державы. Каждый был очень и очень дорог.

Что оставалось нам? Гнаться за Североатлантидой и тоже строить полтора десятка стальных громадин? Но это подрывало экономику нашей страны. Куда разумнее было найти гораздо более дешевое оружие, которое могло бы поражать эти гиганты, несмотря на их мощное прикрытие с воздуха.

И такое оружие у Империи появилось: в середине 1960-х Павел Сухой, творивший еще при Сталине, выдвинул проект дальнего ракетоносца Т-4, который на три десятка лет опередил свое время. Показатели этой машины в те времена поражали воображение: тяжелый стотонный самолет достигал скорости в три «звука» – трех тысяч двухсот километров в час, достигая высоты полета в 25 километров. Тяжелый ракетоносец, управляемый всего двумя пилотами, почти в полтора раза превосходил по скорости полета самый быстрый истребитель, базирующийся на авианосце. Он мог уклоняться и от зенитных ракет…

3

…Да, это было так, читатель. 22 августа 1972 года летчикиспытатель Сергеи Ильюшин впервые поднял в небо красавец-ракетоносец, сделанный на Тушинском машиностроительном заводе. Тот самый, с бортовым номером «101». Сработанный из прекрасных титановых сплавов.

Сама концепция этого самолета победила в 1964. Командиры имперской дальней авиации буквально загорелись этим полукосмолетом, способным удерживаться на высоте, почти недосягаемой для обычных реактивных истребителей. На 25 тысячах метров. Каждый из Т-4 должен был нести по две крылатые ракеты Х-45. И знаете, как должна была выглядеть атака имперской дальней авиации на американскую АУГ – авианосную ударную группу? …Особо благоприятные условия складываются в шторм. Палубным истребителям, которые барражируют в воздухе ради защиты корабля, становится очень трудно выполнять задачу. Самолеты быстро жгут топливо, и почти невозможно подтянуть к ним тяжелые летающие танкеры ВВС США. Командующему АУГ приходится рассчитывать больше на зенитно-ракетные комплексы крейсера и эсминцев прикрытия.

А в это время в атаку на АУГ выходят русские ракетоносцы, наведенные на жертвы спутниковой системой целеуказания. Первым эшелоном движутся Ту-22 с мощными ракетами Х-22, которые атакуют корабли прикрытия. При этом тяжелые турбовинтовые Ту-95 забивают эфир работой мощной аппаратуры радиоэлектронной борьбы. Последним эшелоном идут старые Ту-16 с крылатыми ракетами добиватели, чистильщики моря. А главной ударной силой, которая идет как второй эшелон, выступают Т-4, мчащиеся на предельной скорости, набрав высоту в 25 километров.

Если шторм усилится, то палубная авиация просто останется прикованной к авианосцу. Она просто не сможет взлететь. И тогда бой наших «воздушных крейсеров» с американскими кораблями превратится в избиение последних. Если же они смогут взлететь, то им придется драться с первым эшелоном русской атаки, со стремительными Ту-22. Эти «тушки» все-таки смогут выпустить с расстояния в 400 километров страшные Х-22, обладающие скоростью в 1000 м/сек. А потом – выстрелить из кормовых пушек тучи ложных целей. Части американских истребителей придется судорожно палить ракетами «воздух-воздух» по выпущенным крылатым ракетам русских.

Но покуда это происходит, к цели прорываются ракетоносцы Сухого. Они оказываются почти прямо над авианосцем, и потому выпускают свои ракеты почти вертикально вниз. Они пикируют на обреченный авианосец с совершенно немыслимой скоростью, превосходящей скорость полета пули раза в два. С такого курсового угла их почти невозможно перехватить выстрелом зенитной ракеты. Пусковые установки их не могут задраться строго вертикально, – и машины Сухого проскальзывают в «мертвые воронки» американских ЗРК. Оказываются бессильными и многоствольные зенитные мотор-пушки с радарно-компьютерным наведением. Атаковать супервысотные и суперскоростные Т-4 палубной авиацией просто невозможно: слишком великолепны данные русских ракетоносцев. Да и аппаратура радиоэлектронной войны на них тоже есть, и она сбивает с толку выпущенные по ним ракеты «воздух-воздух».

Зато запущенные с «сухих» противокорабельные ракеты врезаются в палубу почти отвесно, пронзая авианосец до самого киля, взрываясь у топливохранилищ или бомбово-ракетных кладовых. Огромная туша корабля переламывается пополам от чудовищного взрыва.

Идущие последней волной Ту-16 топят все, что еще осталось на плаву…

Замечательная машина Сухого могла бы не только авианосцы топить и вторгаться в глубокий тыл врага. На основе этой «громовой стрелы» планировали делать носитель для запуска в космос многоразовых космических самолетов и легких ракет-носителей.

4

Тактику применения машин Сухого и науку борьбы с авианосцами янки разрабатывал генерал-майор авиации Валентин Рог, еще один из когорты тех, кто творил мощь Империи.

Я держу в руках его капитальнейший труд – «Разгром авианосных ударных групп и соединений силами Дальней и морской ракетоносной авиации». На зелено-салатовой обложке стоит гриф «Совершенно секретно» и дата – 1966 год. Эта книга родилась в один год со мной, но и сейчас, тридцать лет спустя, она не утратила ценности.

Здесь искусство удара по авианосным эскадрам США возведено на престол высокой науки. Это – стратегия борьбы воздушных сил евразийской, континентальной империи со стальными драконами силы океанской. Планы ударов. Расчеты возможных потерь и самые оптимальные маршруты полетов. Построение боевых порядков имперских ракетоносцев. Их взаимодействие с нашими подводными лодками. Множество формул. Исследование наибольшей эффективности удара по авианосцам, нахождение самой нужной для этого плотности огня – в ракетах за секунду! Обоснование самых выгодных для атаки углов захода на цель.

Здесь досконально продуманы боевые строи русских воздушных эскадр – дивизий, полков и эскадрилий. Они эшелонированы. Впереди – группы доразведки, за ними – группы отвлекающих действий и радиоподавления, а уж следом – ударные отряды… Уже тогда Валентин Григорьевич Рог рассчитывал все это с помощью «Минска» – одного из самых совершенных компьютеров тех лет. В это исследование Рог заложил самые перспективные разработки американцев. Он создал самое впечатляющее обоснование для создания и принятия в имперские арсеналы сверхзвукового бомбардировщика Сухого. Той самой знаменитой «сотки», которая в том капитальном труде зашифрована под именем «ДС». Как дальняя, сверхзвуковая…

Ox, как нужен был Империи именно этот чудо-ракетоносец! В сложной «шахматной партии» ударов по авианосным флотам США машина Сухого становилась грозным и почти неотразимым ферзем. В ответ на плавучие чудища Америки, способные контролировать до 85 процентов земной поверхности стаями своей палубной авиации, мы могли уже к началу 1970-х выставить полуфантастические корабли.

5

Валентин Григорьевич за свои слова отвечает. Он – отнюдь не кабинетный теоретик, а настоящий воздушный волк. Адмирал воздушного флота, не меньше. Империя знала, кому поручать расчеты траекторий противокорабельных ракет и разработку боевых порядков. Я познакомился с ним в декабре 1998 в штабе Дальней авиации. Небольшого роста старик с пронзительным, «рентгеновским» взглядом, немного саркастичный, прихрамывает. Но рукопожатие его очень крепко. Здороваясь с ним, я положил свою левую ладонь чуть ниже локтя этого семидесятишестилетнего пилотяги. И поразился – его рука состояла из мускульных и жилистых тяжей.

То была сильная рука пилота-бомбардировщика Великой Отечественной, привыкшая к тугим рулям спартанских поршневых самолетов. Рука настоящего воина!

Украинский деревенский хлопчик, родившийся в тяжелом 1922 году, он – один из немногочисленных уже «сталинских соколов». Он из того великого поколения, которое начало жизнь с телег и керосиновых ламп, но было брошено Сталиным в небеса, и в зрелые свои годы уже чертившее трассы межпланетных перелетов. Рог стал морским военным летчиком на Каспии в 1941. Аккурат тогда, когда Сталин готовился к броску на Ла-Манш и приказал выпускать пилотов не лейтенантами, а сержантами – ради перевода их на постоянное казарменное положение. Рогу за отличие в учебе дали петлицы старшего сержанта. И первым его самолетом станет тихоходная архаическая «летающая лодка» МБР-2. С одним мотором, вынесенным высоко над фюзеляжем в отдельную гондолу.

В бой старший сержант Рог вступит в жарком августе 1942, когда гитлеровцы, разбив нас под Харьковом, хлынут к Кавказу и к Волге, угрожая перерезать поток бакинской неф ти, питающей русские фронт и тыл. К тому времени немцы уже займут и Калмыкию, и Чечню, и чеченцы с калмыками перейдут к ним на службу. И Рог будет воевать в одном из двух отрядов «летающих лодок», переброшенных из Бакинской бухты в устье Волги, под Астрахань.

Ночью 7 октября 1942 года Рог повел группу из трех МБР-2 на занятую немцами Элисту. Во мраке погиб один из его ведомых, расстрелянный ночным охотником «Мессершмиттом-110». Но двадцатилетнему командиру группы все же удалось сделать задуманное! С небольшой высоты лодки Рога и его ведомого Бучнева атаковали штаб 16-й механизированной дивизии немцев, занявший здание Совнаркома Калмыкии, и разбомбили его, избегнув смерти от ураганного огня гитлеровских эрликонов.

А потом будущий теоретик ракетоносной авиации СССР продолжит войну на Черном море, освоив «бостоны» и переучившись на топмачтовика. То есть почти на смертника, на камикадзе. Топмачтовик – это бомбардировщик, который летит на бреющем полете, на уровне верхушек – топов мачт кораблей, которые атакует. Топмачтовик сбрасывает бомбу на полной скорости почти впритык к кораблю-цели, и та на скорости в 400– 450 км/час врезается в жертву. Вот только самому пилоту-топмачтовику надо успеть перескочить через атакуемый корабль. самому в него не врезавшись, не вспыхнув от разящего зенитного огня. Ведь по топмачтовику бьют из всех стволов. Даже из крупнокалиберных орудий, пытаясь поднять на пути самолета фонтаны-всплески, на которые тот может нарваться. И потому Топмачтовик жил в среднем всего 3-4 боевых вылета.

Валентин Рог иногда делал по три боевых вылета за день. возвращаясь буквально с того света. Особенно ожесточенными были схватки над Черным морем весной 1944, когда немцы оказались запертыми в Севастополе, и снабжение их группировки шло по морю из Румынии. Рог летал, топил транспорты и сторожевики, и был-то ему всего двадцать один годок от роду! Во время каждого вылета гибло по одному-двум экипажам. Когда немцы были выбиты из Севастополя, в полку Рога оставалось только четверо летчиков.

Но именно тогда этот человек и получил запас боевых знании, которые пригодятся потом, при разработке планов сражении реактивных ракетоносцев с плавучими крепостями.

Атаки на черноморские конвои немцев и румын в общих чертах напоминали атаки на американские соединения примерно так же, как действия Первой конной напоминают глубокие охваты и рейды танковых корпусов двадцатью годами позже.

Место авианосцев занимали хорошо охраняемые транспорты с оружием, припасами и войсками. Грубоватым аналогом крейсеров и эсминцев УРО, охраняющих авианосцы, выступали эсминцы и сторожевики гитлеровцев, ощетинившиеся зенитными стволами. И хотя в то время еще только мечтали о противокорабельных ракетах, бросаемые топмачтовиками авиабомбы, пускаемые словно из гигантской пращи, поражали врага с вероятностью 0,6-0,8. Почти так же, как и ракеты-противокорабелки. Правда, со стократ меньшего расстояния.

Уже тогда, в 1940-е, русские топмачтовики атаковали вражьи конвои, используя все те же группы доразведки и ложных действий. Сначала шли «бостоны» в штурмовом варианте, с батареей автоматических пушек в носу. Они выбивал