23449

Секретная служба в тылу немцев (1914 - 1918 гг.)

Книга

Исторические личности и представители мировой культуры

В 1913 году закончил колледж Гонвилла и Кейюса в Кембридже и собирался продолжить учебу чтобы стать горным инженером но с началом Первой мировой войны пошел добровольцем на фронт сначала служил в медицинской службе потом в полевой артиллерии где дослужился до капитана. Тем не менее они отмечали что в книгах содержится ряд неточностей и что автор порой слишком преувеличивал свои заслуги. Если мне не придётся больше быть в Голландии то я всё же буду помнить что дорога из Роттердама в Амстердам через Гаагу и Гарлем ровная а вокруг...

Русский

2013-08-05

1.97 MB

0 чел.

Генри Ландау 

Секретная служба в тылу немцев (1914 - 1918 гг.)

Скан: AAW, Правка: Виталий Крюков, Киев, Украина. 

«Ландау Г. Секретная служба в тылу немцев (19141918 гг.: Военное издательство народного комиссариата обороны Союза ССР; Москва; 1943

Аннотация

В книге довольно подробно изложены методы работы английской разведки в тылу немцев во время первой мировой войны и показаны способы наблюдения за железнодорожными перевозками войск.

Генри Ландау

Секретная служба в тылу немцев (19141918 гг.)

Об авторе

Генри Ландау, британский разведчик, капитан. Родился в 1892 году в Южной Африке в фермерской семье. Его отец был англичанин, мать происходила из старинного голландско-бурского рода. Во время англо-бурской войны его отец был на стороне буров, и хотя не принимал в войне активного участия, он и семья были интернированы англичанами. После развода родителей Генри с матерью переехал в Англию, много путешествовал по Европе, учился в Германии, затем в Англии. В 1913 году закончил колледж Гонвилла и Кейюса в Кембридже и собирался продолжить учебу, чтобы стать горным инженером, но с началом Первой мировой войны пошел добровольцем на фронт, сначала служил в медицинской службе, потом в полевой артиллерии, где дослужился до капитана. Благодаря знанию голландского, немецкого и французского языков Ландау удалось перейти на службу в разведку. В 1916 году шеф разведывательной службы Великобритании МИ 1c (позднее переименована в МИ 6) сэр Мэнсфилд Камминг (в книге выведен как «К.») направил Ландау в Нидерланды для руководства агентурной сетью в оккупированной немцами Бельгии. За успешное руководство разведывательными сетями Ландау был награжден британскими и бельгийскими военными наградами. Вскоре после окончания войны Ландау, будучи, по его собственным словам, игроком, к тому же, не склонным подчиняться военной дисциплине, тем более в мирное время, оставил службу в британской разведке, и пытался зарабатывать на жизнь разными авантюрами, вплоть до контрабанды бриллиантов из Советской России. Затем он переехал в США, где в 1934 году опубликовал книгу мемуаров под названием «Всё по-честному. История Британской секретной службы в немецком тылу». Книга вызвала неудовольствие руководства МИ 6 и даже была запрещена в Великобритании. Позднее в Америке Ландау принимал участие в расследовании деятельности немецкой разведки в США во время Первой мировой войны. Это было связано с исками американских компаний к правительству Германии в связи с актами саботажа, совершенными немецкими разведчиками в США до вступления Америки в войну в 1917 году. Основываясь на материалах расследования, Ландау в 1937 году опубликовал свою книгу «Внутренний враг». По оценкам западных специалистов, книги капитана Ландау написаны очень увлекательно, автор отличался хорошим литературным слогом. Тем не менее, они отмечали, что в книгах содержится ряд неточностей, и что автор порой слишком преувеличивал свои заслуги. (По материалам книги профессора Кристофера Эндрю «Секретная служба», Лондон, 1985 г.) Книги Генри Ландау: All's Fair. The Story of the British Secret Service Behind the German Lines, New York, 1934, Secrets of the White Lady, New York, 1935, The Enemy Within, New York, 1937, Spreading the Spy Net, London; 1938.

Начало войны

За время учения в Кембридже я обыкновенно проводил каникулы в путешествиях по Германии, Голландии, Бельгии и Франции, так как свободно говорил на языках этих стран. Я покрыл сотни миль — проехал путь от Брюсселя до Гента, взбирался на холмы в Арденнах, прошел Шварцвальд и Гарц, изучил Рейнскую область от Гейдельберга до Дюссельдорфа — на пароходе, иногда на велосипеде или пешком. 

Больше всего меня интересовал народ — его обычаи, жизнь, жизненная философия. По своим вкусам я принадлежал к богеме: иногда посещал дома, кафе и места развлечений в кварталах бедноты, в других случаях, в больших городах, как, например, в Берлине, я позволял себе роскошь пользоваться большими международными отелями. 

Лучший способ увидеть страну, изучить её язык и нравы её жителей, заглянуть за фасад, воздвигнутый для туристов, и, наконец, изучить её топографию — это пешеходное или велосипедное путешествие. Израсходованная энергия с избытком окупается полученным опытом и знаниями. Если мне не придётся больше быть в Голландии, то я всё же буду помнить, что дорога из Роттердама в Амстердам, через Гаагу и Гарлем, ровная, а вокруг Арнема — холмистая. 

Живя то там, то здесь, изучая страны и знакомясь с бытом населения в течение четырех лет, я научился «чувствовать» Европу. 

В июне 1913 г. я окончил Кембридж, и мне предстояло пробыть два года в каком-нибудь горном институте, чтобы повысить свою квалификацию. 

Лето 1914 г. я проводил на свинцовом руднике в Флинтшайре, где, узнав о вступлении Англии в войну, быстро принял решение уехать в Лондон. Здесь я встретился с Маузели, новозеландцем, окончившим в свое время Кембриджский университет; он намеревался поступить в австралийский добровольческий госпиталь. Его приглашение ехать вместе я принял. [4]

Госпиталь, по его словам, должен был тронуться в путь через несколько дней. Перед нами открывалась заманчивая перспектива попасть во Францию. Вместе с приятелем по Кембриджу, сыном сэра Эдварда Шефера, известного эдинбургского патолога, вечером того же дня мы уже поступили на службу в австралийский добровольческий госпиталь, отправлявшийся во Францию. 

Война затягивалась. Лорд Китченер набирал добровольцев в расчёте на трёхлетнюю войну. Работа в тыловом госпитале не удовлетворяла меня; я во что бы то ни стало хотел на фронт. 

В декабре 1914 г. было объявлено о моем производстве в подпоручики королевской полевой артиллерии и прикомандировании к 102-й бригаде 23-й дивизии, формировавшейся в Эйшоте. 

После четырёхмесячной подготовки, в апреле 1915 г., бригада получила назначение в порт Булонь. Мы были направлены в зону Сент Омер. Затем нас двинули на фронт в сектор Армантьер. 

В начале марта 1916 г. началось сосредоточение для наступления на Сомме. 

До отъезда из Эйшота я был произведен в чин поручика, теперь я стал капитаном. Мой командир батареи, майор Готто, попал в списки больных и затем вышел в отставку по возрасту; его заместитель, капитан Уэллс, был ранен при Лаванти, и теперь батареей командовал я. 

Наконец, наступило время моего отпуска, из которого вернуться на фронт мне уже не пришлось.

Начало разведывательной деятельности

Перед моим отъездом в отпуск наш адъютант передал мне письмо к его сестре. Это была прелестная образованная девушка, работавшая в отделе цензуры. Мы проводили вместе много времени, я рассказывал ей очень часто о себе и, главным образом, о своих путешествиях. 

— Как жаль, что вы не можете работать у нас, — воскликнула она. — Вы именно такой человек, какой нужен моему начальнику. Мы никак не можем найти офицера, знающего французский, немецкий и голландский языки и хорошо знакомого с этими странами. Главное затруднение заключается в голландском, — прибавила она. Удивительно, как мало англичан знают этот язык. Это типично для нас, так как мы всегда ждём, что иностранец заговорит на нашем языке. [5]

Структура разведывательной организации

Моей первой заботой после разговора с Т. было найти удобную квартиру. При помощи Петерсена я скоро нашел её на Хеемраад Сингель. Де Мэтр, начальник контрразведки, сообщил мне, что отель «Маас», в котором я остановился, кишит германскими агентами. 

Мне понадобилось две или три недели для того, чтобы ориентироваться в обстановке, и в этом мне оказал большую помощь Коллинз, молодой англичанин, который провёл несколько лет в Брюсселе на службе у фирмы «Братья Леверс» и с самого начала войны жил в Голландии. Мне удалось перевести его к себе на работу, и он до конца моего пребывания в Голландии оставался моим верным помощником и товарищем. 

Тот, кто жил в это время в Бельгии и Голландии, оценит те трудности, которые нам приходилось преодолевать. Немцы создали превосходные барьеры против просачивания сведений: вдоль бельгийско-голландской границы был протянут провод, через который пропускался ток высокого напряжения. Кроме того, на границе стояла непрерывная цепь часовых на небольшом расстоянии друг от друга, в пределах видимости. В дополнение ко всему граница с обеих сторон охранялась агентами тайной полиции. 

Но германские средства и люди были определённой сосредоточенной силой, с которой было гораздо проще бороться, чем с неопределенной, но мощной силой голландских и бельгийских агентов, которыми кишела Голландия. Здесь осели сотни бельгийских беженцев, и до того, как немцы организовали свои заграждения, многие из них нашли возможность добывать сведения из Бельгии и сбывать их британской, бельгийской или французской секретным службам, а иногда продавали одни и те же сведения всем трём службам. Теперь обстановка изменилась; они не могли больше получать сведений, но всё же рыскали вокруг нас, вмешиваясь в каждую нашу попытку установить связь с захваченной противником бельгийской территорией. 

Прежде всего, необходимо было найти надёжных бельгийцев в Голландии, которым мы могли бы доверять, способных подчиняться известной дисциплине и руководимых в своих действиях патриотизмом, а не наживой. Я был очень рад встретиться с Моро — бывшим крупным служащим бельгийских железных дорог, который, ознакомившись с нашими задачами, заявил, что его сын привлечёт к сотрудничеству [9] с нами лучших бельгийских железнодорожников, которых, в то время было много в Голландии и которые продолжали смотреть на него как на своего начальника. Сын был мне представлен и произвёл на меня хорошее впечатление; я изложил ему наш план. В соответствии с этим планом он, через различные промежутки времени, привёл ко мне свыше пятидесяти человек, которых можно было распределить по стратегическим пунктам на голландской территории от Маастрихта до побережья таким образом, чтобы не навлечь подозрений. 

Каждый из агентов Моро отвечал за определённый участок голландской границы и получал инструкцию найти какое-либо средство для поддержания регулярного сообщения с занятой территорией. Мы объяснили им, что можно использовать три средства: 

1) курьеров, которые могли переходить через электрический провод глубокой ночью, пользуясь резиновыми перчатками и сапогами;

2) лодочников, которые, оставаясь под строгим наблюдением немцев, получали разрешение плавать на своих лодках от Роттердама до Антверпена;

3) сельскохозяйственных рабочих, обрабатывавших поля, прилегавшие к границе, и имевших возможность перебрасывать сообщения через провод, когда часовой смотрел в другую сторону. 

Каждый агент получил определённый номер, сын Моро именовался «Орам». Мы решили, что Орам будет их непосредственным начальником, а агенты должны были ему слепо повиноваться и не имели права оставлять отведенные им участки; кроме того, Орам организует службу курьеров для сбора донесений. Каждый из них давал клятву молчать о том, на кого он работает, и не пытаться узнать, кто другие агенты Орама. 

Так была создана в Голландии организация, эффективность которой постепенно увеличивалась; в последние два года войны мы стали располагать, по крайней мере, шестью постоянными средствами связи с Бельгией. Когда одно из них переставало действовать, мы имели в запасе остальные пять, к тому же постоянно изыскивались новые. 

Вторая задача заключалась в следующем: распределить агентов на бельгийской территории таким образом, чтобы они покрыли всю оккупированную территорию; инструктировать их в отношении требуемой информации; поставить [10] людей, которым можно будет сдавать донесения для доставки их через границу. 

Для организации агентуры на оккупированной территории существовало три способа. 

Один из них заключался в посылке в Бельгию или во Францию бельгийцев или французов, которых мы переправляли тёмной ночью через электрический провод. Другой — в использовании курьера, доставляющего письмо от одного из наших агентов в Голландии его друзьям в Бельгии, которые были рады работать на своего прежнего начальника. Они оказались самыми лучшими из наших агентов. И, наконец, нам часто удавалось устанавливать контакт со старыми организациями, функционировавшими в 1915 г. и потерявшими связь с английскими разведывательными органами в 1916 г., после закрытия немцами границы. В общем, можно было рассчитывать на то, что каждый из агентов, находящихся на занятой территории, завербует двух или трёх других агентов. 

Организация службы курьеров на оккупированной территории представляла особые трудности. При наличии системы личных карточек, которая очень строго проводилась в жизнь, никто под страхом ареста не мог находиться на расстоянии свыше тридцати миль от места своего жительства, отмеченного на личной карточке. Оперировавшая в Бельгии германская тайная полиция обращала особое внимание на лиц, находящихся в пути, как на пеших, так и на передвигающихся любыми перевозочными средствами. Они так же хорошо, как и мы, понимали, что информация не имеет никакой ценности до тех пор, пока она не прошла через границу. 

Система связи от разведчика на оккупированной территории до меня в Роттердаме сводилась к следующему. Начальник каждой группы разведчиков на оккупированной территории собирал донесения, посылаемые его агентами, и передавал их в Антверпене, Льеже или Брюсселе по указанному нами адресу («почтовому ящику»). Курьер доставлял эта донесения от «почтового ящика» на пункт переправы через границу. Здесь они собирались пограничными агентами Орама и через Орама доставлялись мне. Пункты переправы через границу, «почтовые ящики» и курьеры между «почтовыми ящиками» и пунктами переправы через границу были организованы из Голландии под руководством Орама и моим. Каждый начальник группы разведчиков, агенты которого собирали информацию на оккупированной территории, располагал собственным независимым [11] «почтовым ящиком», пограничным курьером и пунктом передачи информации через границу, причём весь персонал, за исключением «почтового, ящика», был ему совершенно неизвестен. В свою очередь, «почтовый ящик» не знал курьеров, передававших и собиравших донесения. Как только донесения передавались «почтовому ящику», на моей ответственности лежала доставка их в Голландию для пересылки Главной квартире. 

Удвоение всех постов и секретность, основанная на незнании общей системы, были необходимы и являлись прочной основой нашей работы. Наша главная задача заключалась в организации большого числа маленьких групп, изолированных одна от другой. Таким образом, если один работник попадался, он мог выдать не больше четырёх или пяти других работников. Даже от самых честных патриотов нельзя было ожидать молчания в случае применения немецких методов допроса «третьей степени»: арестованных часто зверски избивали до тех пор, пока не удавалось вырвать у них признание. Иногда, чтобы сломить самую упорную волю, использовались наркотические средства. 

Мы воспользовались уроком провала организации Франкиньуля. Изучив его систему, я увидел, что он присоединил двести агентов на оккупированной территории к единственному средству связи с руководством на голландской территории — трамваю, который ежедневно пересекал бельгийскую границу, направляясь в Маастрихт. В этом трамвае в Бельгии ежедневно прятались донесения, вынимаемые агентами Франкиньуля по их прибытии в Голландию. Такой способ связи был идеален: он был так непосредственен и прост, что в течение значительного времени оставался необнаруженным. Эта удача окрылила Франкиньуля, и он думал, что так будет продолжаться вечно. К тому же он ещё совершил ошибку, позволив всем своим бельгийским агентам знать друг друга. Поэтому, когда одно звено связи попало в руки немцев, они смогли захватить все донесения и выследить всех агентов, так как Франкиньуль не располагал средствами или способами для предупреждения своих людей об опасности. 

В период моей работы я постоянно поддерживал связь с полковником Оппенгеймом в Гааге. Он был прямой противоположностью Т.: очень высокий и несколько хрупкий, обладающий, по-видимому, большой эрудицией, очень натянутый и склонный к уединению. Его функции заключались в анализе сведений и телеграфных донесений и, так [12] как он не имел ничего общего с добыванием сведений или с организацией секретной службы, то он не представлял себе всех трудностей, которые лам приходилось преодолевать. Он был, однако, блестящим штабным офицером, в чем я убедился впоследствии, видя его мастерские анализы донесений. Он извлекал все сведения, которые можно было из них извлечь, и безукоризненно оценивал значение каждого передвижения войск. 

Полковник Оппенгейм сообщил мне, какие именно сведения необходимо доставать. Непрофессионал, несомненно, удивится, узнав, что это были, главным образом, данные о движении поездов. Я сам в другое время никогда не мог бы представить себе секретную службу как организацию, занимающуюся наблюдением за прибытием и отправлением поездов. Однако это было главной нашей задачей. Движение поездов означало перевозку германских войск, а перевозка войск, как правило, предсказывала наступление. От нашей информации часто зависела подготовка союзников к защите какой-либо позиции или к захвату врасплох нападающей стороны. У немцев никогда не было достаточно войск, чтобы вести наступление одновременно на двух фронтах, ввиду чего каждому наступлению обычно предшествовала крупная переброска войск с одного фронта на другой. Отсюда понятна настойчивость полковника Оппенгейма в отношении получения всевозможной информации о всех передвижениях войск и о номерах войсковых частей. Для того чтобы помочь опознаванию различных германских полков и частей, он снабдил меня справочниками по германской армии, которые основательно ознакомили меня с организацией, формами и отличительными знаками. Всё это было необходимо знать для того, чтобы с точностью и. уверенностью выполнить возложенную на меня задачу. 

По настоянию Оппенгейма мы постепенно организовали систему наблюдения за поездами, которая охватывала все важнейшие железнодорожные линии Бельгии и северо-восточной Франции. Мы отмечали время прохождения и состав каждого воинского поезда, наблюдали за движением поездов на каждой узловой станции и могли, таким образом, следить за каждой дивизией от пункта посадки до пункта выгрузки. 

Сообщения о войсках, перебрасываемых с русского фронта на западный, получались в момент их движения через Герсталь. От нашего поста в Льеже мы узнавали, прошли ли пятьдесят два поезда, необходимые для перевозки дивизии, на Намюр или на Брюссель. В Намюре или Брюсселе [13] мы снова встречались с ними и наблюдали за ними на различных узловых станциях до прибытия на станции выгрузки. 

С помощью удвоенных постов наблюдения за поездами мы могли проверить всякую ошибку, а специальные агенты, находившиеся на конечных пунктах и в зонах отдыха, опознавали войска по мере их прибытия. Дивизии, прибывшие издалека, неизменно отправлялись в зону отдыха до посылки их на фронт. Предназначавшиеся для наступления дивизии обычно сначала сосредоточивались в ближайшей тыловой зоне. Передвижения на линии фронта могли контролироваться с помощью пленных или путем захвата писем и документов, но для получения сведений о передвижениях в тыловой зоне главное командование могло полагаться только на добросовестность наших наблюдателей. 

Ниже я расскажу, как наши наблюдательные посты узнавали о всех перебросках с востока на запад и с запада на восток. Несмотря на то, что донесения нередко задерживались на три-четыре дни, это не имело значения, так как немцам нужны были недели для того, чтобы сосредоточить свои силы. Перевозка дивизии через любую узловую станцию требует, по крайней мере, двух дней, но на практике, как правило, этот срок растягивался до четырех-пяти дней, потому что в дополнение к пятидесяти двум воинским поездам, перевозившим дивизию, нужны были, ещё поезда, перевозившие провиант, боеприпасы и военное имущество. Для наступления требовалось много дивизий; это давало нам возможность получать наши донесения достаточно своевременно для того, чтобы предупреждать Главную квартиру. 

Мы получали также множество других сведений, как, например, планы наступлений, сведения о формировании новых дивизий и полков, об изменении снаряжения, о новых изобретениях и новых типах орудий, о новых методах наступления, о прибытии пополнений, о целях для воздушных бомбардировок и т. п., но самым важным нашим достижением был непрерывный контроль над передвижениями противника и опознавание перебрасываемых частей. 

Интерес и волнение, связанные с этой службой, превратились к концу войны в мучительное напряжение, так как все знали, что германское командование работает над большим наступлением, которое должно привести войну к решительному концу. Было чрезвычайно важно обнаружить всякий след плана или первых мероприятий по подготовке [14] к большому наступлению, и мы всё время были настороже, стремясь отметить всякое сосредоточение сил, которое могло бы указать на место, выбранное для наступления, и на войска, предназначаемые для его осуществления. 

Вот, в кратких словах, наши задачи и трудности, которые нам приходилось преодолевать, и несколько технических деталей, которые мне пришлось объяснить для лучшего понимания работы в органах разведки. Во избежание повторения, я упомяну только о некоторых типичных организациях. За последние два года войны мы имели в своем распоряжении свыше двух тысяч агентов, работавших на нас в различные периоды времени. К сожалению, я не могу описать индивидуальные достижения каждого из них или рассказать о всех созданных нами организациях.

Первая разведывательная ячейка

По прибытии в Голландию в мае 1916 г. я, ввиду полного отсутствия сведений из оккупированной территории, решил начать с опроса всех беженцев, переходивших через границу. Некоторые из них, невзирая на электрический провод, время от времени переходили границу. Это делалось глубокой ночью с помощью проводников, которые, хорошо зная границу и располагая запасом резиновых перчаток, получали с каждого эмигранта от 500 до 1 000 франков. 

Моя цель заключалась не только в собирании военной информации, какой бы скудной она ни была, но и в вербовке агентов для службы на оккупированной территории, а также в том, чтоб узнавать адреса людей, которые согласились бы работать с нами, если бы удалось установить о ними связь. 

Нужно было быть очень храбрым человеком и настоящим патриотом, чтобы вернуться в Бельгию или во Францию после того, как удалось благополучно миновать электрический провод. Сотни фотокарточек, распространявшихся немцами, красноречиво доказывали, что эмигрантов, пытавшихся тайком пробраться через границу, неизменно убивало током высокого напряжения. Помимо того, возвращающимся угрожал несомненный расстрел. Даже того, кто был схвачен при попытке бегства в Голландию, ожидало длительное тюремное заключение или отправка в Германию в гражданский концентрационный лагерь. К этому следует прибавить опасность огласки. Когда человек [15] бежал в Голландию, то его соседи сплошь и рядом знали об этом; если он возвращался, соседи сразу же начинали подозревать, что он вернулся как шпион, и своими разговорами, даже сами того не желая, могли погубить его. Кроме того, среди населения имелись состоявшие на службе у немцев. Эти люди всегда могли обнаружить подозрительную, с их точки зрения, деятельность граждан, вернувшихся на оккупированную территорию. 

Мы не могли избежать подобного риска, но старались, доставить агентов обратно на оккупированную территорию так скоро после их отъезда, чтобы они могли своевременно явиться в местную комендатуру (каждому жителю оккупированной территории полагалось это делать раз в месяц). Неявка в срок влекла за собой розыски преступника, и если у него не имелось хорошей отговорки, то всё, что ему оставалось делать, — это скрываться, что, конечно, значительно уменьшало его ценность как агента. 

Генри ван Берген, уроженец Лувена, был первым завербованным нами агентом. Он перешёл границу к северу от Антверпена с помощью проводника. Через двадцать четыре часа я опрашивал его в нашей конторе на Боомпье. Первое, что поразило меня, были его шляпа и костюм, которые он надел, прежде чем двинуться в опасный путь. Безукоризненно одетый, он выглядел так, точно только что сошел с парохода или поезда, а не перебрался через электрический провод. Я видел перед собой человека лет сорока пяти, по профессии юриста, смелого и бодрого, который производил прекрасное впечатление. Так как я уже получал отказы в оказании нам содействия со стороны других эмигрантов, то удивился готовности, с какой он согласился работать на нас, после того как я убедил его в том, что он может оказать больше услуг союзникам возвращением в Бельгию, чем поступлением во французскую армию в качестве солдата. 

Ораму было приказано немедленно позаботиться о переправе Бергена через границу, а я в это время спешно инструктировал его относительно нужной нам информации, подчёркивая, главным образом, необходимость организации постов наблюдения за поездами. Я подробно объяснил ему функционирование этих постов и характер требуемой информации: состав каждого воинского поезда, время его прохождения и т. д. Повторений не требовалось: короткий решительный кивок и сосредоточенный взгляд показали мне, что его дисциплинированный ум воспринимает всё сразу. Избегая компрометирующих записей, он заучил [16] на память имя и адрес хозяина одного кафе в Антверпене, которому он должен был передавать или пересылать свои донесения. Сам должен был именоваться М-60, цифра, которая одновременно являлась опознавательным знаком и паролем. Он сразу понял необходимость скрыть свое настоящее имя от антверпенского «почтового ящика». 

Так как луна была на ущербе, он через три дня был «а пути к границе вблизи Эйндховена, порученный заботам Шарля Виллекенса, который был одним из наших лучших агентов-проводников. Проползая на животе под электрическим проводом, Виллекенс, благодаря резиновым перчаткам и сапогам, благополучно переправил Бергена через границу. Позже мы узнали, что он довёл его до маленькой деревушки Молль, откуда Берген продолжал путь один. 

Мы с беспокойством ожидали новостей. Мы каждую неделю получали сообщения от владельца кафе, или «почтового ящика» в Антверпене, который с помощью курьера посылал их нашему агенту на границе. К концу третьей недели Орам принес нам первое донесение о движении поездов с поста, расположенного в Херенте, за Лувеном, на линии Лувен — Брюссель. Оно было написано тушью на тончайшей бумаге, так, чтобы курьер мог его спрятать под лентой своей шляпы, в подкладке, башмаках или ещё где-либо на случай, если его остановят и обыщут на пути от «почтового ящика» до границы. В дополнение к этому донесению Берген просил передать, что он работает над организацией других постов, но это весьма трудно, так как ему недостаточно того, что нашлись подходящие люди. Эти люди, кроме того, должны жить в домах, расположенных непосредственно у железнодорожной линии. Вскоре он организовал другой наблюдательный пост на линии Лувен — Льеж. Теперь мы были осведомлены обо всём движении через Лувен, так как путем вычисления могли получать данные о движении по относительно менее важной линии Лувен — Малин. 

Донесения поступали регулярно в течение четырёх месяцев. Бергер писал, что возлагает большие надежды на друзей в Генте, обещавших организовать там наблюдательные посты. Я был очень доволен, так как и некоторые другие наши ячейки начали посылать нам свои первые донесения, и наша сеть постепенно расширялась. 

Неожиданно мы узнали, что наш курьер, доставлявший донесения из Антверпена к границе, арестован. Позже от другого антверпенского агента, которому мы поручили расследовать эхо дело, мы узнали, что владелец кафе, который [17] выполнял функции «почтового ящика» или связующего звена, также был арестован. Мы больше ничего не слыхали о Бергене. По прибытии в Брюссель после перемирия я узнал, что он был расстрелян вместе с двумя другими антверпенскими агентами, которые работали на него в Льеже. 

Мне так и не удалось узнать, что привело его к аресту. Однако было совершенно ясно, что раз «почтовому ящику» не было известно ни имя Бергена, ни имя курьера, причем имя курьера не знал и сам Берген, то немецкая контрразведка подождала с арестом до тех пор, пока не проследила всех нитей организации. Я думаю, что Берген провалился первым. Хорошо одетый и явный джентльмен по внешности, он возбудил подозрения своим общением с железнодорожниками, которые работали в качестве наблюдателей, и с владельцем кафе, расположенного в самом бедном квартале и посещаемого, главным образом, лодочниками. Мы советовали ему пользоваться услугами посредника для сношений с этими людьми и удовольствоваться руководством их работой, самому оставаясь в тени, но он, по всей вероятности, не обратил внимания на наше предупреждение. Германский агент мог проследить за ним или его курьером до «почтового ящика» и увидеть, как он передает им донесения. Немцы, по своему обычному методу, схватили всех, кто только имел какое-либо соприкосновение с подозреваемым ими агентом. 

Наша задача была достаточно трудной. Всё, что мы могли сделать, чтобы избежать катастрофы, подобной той, которая постигла Франкиньуля, и полного прекращения поступления сообщений из Бельгии, это — следовать нашему громоздкому плану и работать с дюжиной одновременно функционирующих организаций, каждая из которых совершенно независима от других в каждом своем звене, начиная от наблюдательного поста и кончая агентом связи с Голландией. 

После войны я познакомился в Брюсселе со священником из Гента, принадлежавшим к ордену францисканцев; последний рассказал мне, что именно он был тем другом, о котором нам писал Берген. Он уже организовал два наблюдательных поста, которые были готовы начать функционировать, too в это время связь с Лувеном была прервана. Он условился с Бергеном, что завербует других членов своего ордена в различных частях Бельгии, но после ареста «почтового ящика» он не; имел больше никаких способов связи и был вынужден отказаться от своих планов. [18]

В ячейках, которые мы организовали, позже, мы использовали многих священников. Они были превосходными агентами. Для них не существовало пропасти, отделявшей бельгийских деловых людей от людей свободных профессий и рабочих. Они могли посещать все слои населения, не возбуждая подозрений. Нам нужны были интеллигентные люди, но все же мы не могли обойтись без рабочих-железнодорожников, контрабандистов, владельцев маленьких кафе, лодочников и крестьян, работавших в пограничной полосе. Ясно, что часто бывало очень трудно создавать между ними связь. 

В течение значительного времени, пока нам не удалось организовать второй пост, один только пост Бергена давал союзникам информацию о движении войск по этой важной артерии. Войска, присылавшиеся из Германии в качестве подкреплений для всех секторов германского фронта между Верденом и морем, должны были проезжать через Льеж или Трир. В Льеже железнодорожная линия разветвлялась на две артерии: одна шла через Брюссель, другая — через Намюр. Действительно, IV германская армия под командованием герцога Альбрехта Вюртембергского поддерживала связь с Германией исключительно по линии Брюссель — Льеж. Неудивительно поэтому, что немецкая контрразведка так тщательно расставляла свои западни.

Наблюдатели за поездами и «фланёры»

Стоять у пересечения железнодорожных путей и смотреть на проходящий поезд легко, но вести регулярное наблюдение за всеми поездами, проходящими через данный пункт, и отмечать время прохождения и состав поезда — дело совершенно иное. Оно не должно было прерываться ни днём, ни ночью, причём надо было отмечать все подробности. Совершенно очевидно, что подобное наблюдение могло вестись только из дома, расположенного у железнодорожной линии. 

Немцы знали, что мы это делаем, так как они захватили всю организацию Франкиньуля, так же как и многие другие организации. Ввиду этого дозоры их контрразведки постоянно обходили пути и следили за каждым домом, в котором мог бы найти себе приют наблюдатель. 

Когда такой агент, как Берген, приступал к организации ячейки, то главное затруднение заключалось в том, чтобы найти помощников среди живущих возле железнодорожных путей. Поместить в подобный дом новое лицо — значит [19] вызвать подозрение немцев. Поэтому, как правило, приходилось убеждать одного из постоянных жильцов нести эту службу. Для того чтобы это сделать, нужно было либо самому быть достаточно знакомым с данным лицом, чтобы существовало взаимное доверие, либо приходилось вести переговоры через общих друзей. В этом отношении нам был очень полезен Моро, так как служащие железных дорог живут обычно вблизи железнодорожных путей, и письма от их бывшего начальника было достаточно, чтобы установить полное доверие. 

Наблюдение должно было вестись двумя сменами, и очень часто эта работа выполнялась мужем и женой. Им приходилось думать о том, чтобы ночью у них не было видно света и чтобы днем их не заметили у окна в момент наблюдения за путями. Работа была монотонна, и для того чтобы ночи и дни следить за проходящими поездами, отмечая состав каждого поезда, даже в тех случаях, когда перевозился только провиант или военное имущество, требовалась величайшая преданность делу и честность. 

Состав поездов отмечался с помощью сокращений: «пл.» — означало обычный товарный вагон для скота или теплушку, «в.» — пассажирский вагон, «плоск. пл.» — платформы, «высокие пл.» — открытые платформы со стенками, «крытые пл.» — платформы, крытые брезентом. Поезд, перевозивший пехоту, обозначался следующим образом: «10: 15, 1 в. офиц., 33 пл. солдат, 3 пл. лошадей и 6 плоск. пл.». Артиллерийская часть могла иметь следующий состав: «1 в. офиц., 10 пл. солдат, 20 пл. лошадей, 4 плоск. пл. пушек и 8 плоск. пл. зарядных ящиков». 

Таким образом, эшелоны дивизии всегда можно было отличить от эшелонов пополнений или от эшелонов отпускников или возвращающихся из отпуска. 

Поезда, перевозившие боевые части, неизменно шли один за другим непрерывным потоком, так как дивизии обычно перевозились как единое целое. В начале войны для перевозки пехотной дивизии требовалось пятьдесят два поезда, но с течением времени батальоны часто сокращались с 1 000 до 600 человек, и для перевозки одной дивизии хватало тридцати-сорока поездов. Как правило, при перевозке одной дивизии в сутки проходило от восьми до двенадцати поездов, но при подготовке к наступлению через один наблюдательный пост проходило в сутки до двадцати поездов. В промежутках проходили отдельные эшелоны с тяжёлыми пушками, понтонами или какими-либо другими частями усиления. [20]

Прохождение через узловую станцию дивизии, перевозимой с востока на запад, или с запада на восток, или же е одного сектора западного фронта на другой, требовало обычно от четырёх до шести суток. Чем больше было расстояние, которое дивизии надлежало проехать, тем больше был промежуток времени между отдельными поездами. 

Пробег воинского поезда с западного фронта на восточный продолжался 106 часов, в то время как для пробега поезда в обратном направлении требовалось 127 часов. Лишние часы для войск, едущих с русского фронта, уходили на дезинфекцию на специальных дезинфекционных станциях на русско-германской границе. Передвижение отдельных эшелонов интересовало нас мало, но если продвижение эшелонов продолжалось без перерыва в течение двух или трех недель и если к тому же выяснялось, что едут строевые части, то это являлось явным признаком сосредоточения к готовящемуся наступлению. 

Поезда с отпускниками также представляли для нас интерес: при подготовке к наступлению поезда с отпускниками прекращали движение. По этому признаку мы всегда знали, что что-то готовится. 

Поезда с пополнениями служили ценным указанием на понесённые немцами потери. Агенты всегда тщательно отмечали приблизительный возраст людей, так как это давало нам возможность учитывать людские резервы, которыми располагала Германия. С течением времени в качестве пополнений подвозились люди старше и моложе установленных пределов, причём число их постоянно возрастало. 

В дополнение к воинским поездам были также поезда, перевозившие провиант и военное имущество. Сведения о составе этих поездов нас не интересовали, но мы требовали их от агентов, так как это заставляло людей всё время быть начеку. 

В тех случаях, когда организация была крупной, донесения отбирались у наблюдателей ежедневно, затем переписывались на тонкой бумаге на пишущей машинке или писались тушью чертёжным пером. Удивительно, что мы находили очень мало ошибок, и я не помню ни одного случая, когда нам пришлось бы отказаться от агента на оккупированной территории Франции или Бельгии из-за неправильности донесений. 

Очень важно было, чтобы наблюдатели опознавали проезжающие части; это затруднялось тем, что немцы сняли или прикрыли шифровку на петлицах и погонах, а эти знаки являлись единственными для опознавания при непосредственном наблюдении. [21]

Для этой информация нам все более и более приходилось полагаться на добросовестность и ловкость агентов, которые могли вступать в беседу с солдатами на железнодорожных станциях, или на наших «фланёров», которые могли наблюдать за частями, когда они выгружались из поездов в зонах отдыха. 

В задачу «фланёров» входило — переходить из одного населённого пункта в другой, не привлекая к себе внимания немецкой контрразведки. Фланёры являлись нашим единственным средством для установления нумерации и категорий германских полков и дивизий в различных зонах отдыха. Эти зоны были чётко разграничены, так как все они входили в этапный район, включавший в себя всю Фландрию и часть Бельгии, граничившую с Францией. В населённых пунктах все дома, в которых могли быть размещены войска, были занесены в особые списки. Поэтому, когда одна дивизия уходила, другой дивизии было легче занять её место, чем искать новые квартиры. Офицеры могли направляться прямо на свои квартиры, артиллеристы знали, где найти самые удобные помещения для зарядных ящиков, и пр. 

Наличие определённых зон отдыха германских дивизий облегчало работу наших агентов, но в то же время и затрудняло её, так как это давало немцам возможность иметь постоянный полицейский персонал, который, зная всех местных жителей, сразу отмечал появление нового лица или какие-либо необычные для постоянного жителя занятия. За гражданским населением в этих зонах велось более тщательное наблюдение, чем в других местах. 

В начале войны установить нумерацию немецких полков было легко, так как номер полка имелся на погонах. Пехотинцы носили погоны с красным кантом, артиллеристы — с чёрным и т. д. 

В последние годы войны погоны были прикрыты или сняты, но наши агенты, имевшие доступ к немецким войскам, продолжали с легкостью определять номера дивизий и полков; солдаты, особенно саксонцы, были дружелюбны и разговорчивы. Солдаты из разных частей Германии, как, например, из Баварии, Саксонии и т. д., различались по кокардам на фуражках. Нам было хорошо известно, в какой части Германии формировался каждый полк. Так, мы знали, что 25-й пехотный полк входил в состав 8-го корпуса (15-я и 16-я дивизии) и что округ 8-го корпуса расположен в Прирейнской области. [22]

Когда мы встречали один батальон 25-го полка, то и без поисков знали, что остальные два находятся в том же районе. В британской армии пришлось бы разыскивать каждый отдельный батальон, так как три батальона одного полка часто входили в состав трёх совершенно различных дивизий. 

Состав постоянной армии или довоенных дивизий, подобных тем, о которых я только что упоминал, был нам известен еще до войны, но с самого начала войны немцы начали формировать новые дивизии. Ввиду этого необходимо было собирать дополнительную информацию либо посредством опроса пленных, либо с помощью агентов секретной службы. Этим путем британская Главная квартира постепенно составила свою «Коричневую книгу», в которой был указан состав каждой дивизии германской армии. 

Располагая этими сведениями, требовалось только узнать номер одного немецкого пехотного полка, расположенного в определенной зоне, чтобы обнаружить всю дивизию. Нам было легко инструктировать «фланёров» в том, какие им следовало искать части, так как организация немецкой дивизии была чрезвычайно проста. В начале войны германский армейский корпус состоял из двух дивизий, каждая дивизия — из четырёх пехотных полков, двух полков полевой артиллерии (состоявших, в; свою очередь, из девяти пушечных и трёх гаубичных батарей), трёх кавалерийских эскадронов, одной или двух сапёрных рот, мостового парка и одной или двух рот санитаров-носильщиков. Каждый пехотный полк состоял из трех батальонов и каждый полк полевой артиллерии — из двух или трёх дивизионов, состоявших, в свою очередь, из двух или трёх шестипушечных батарей. Общая численность дивизии равнялась 20 тыс. человек, но с течением времени это число постепенно падало, пока не дошло до 12 тыс. человек, и состав пехотной дивизии уменьшился с четырёх полков до трёх. 

Толковый «фланёр» работал систематически, не успокаиваясь до тех пор, пока ему не удавалось опознать все части. Мы, в свою очередь, сверяли полученные данные с «Коричневой книгой», которая не только обеспечивала контроль, но и давала часто возможность устанавливать происходившие иногда в составе дивизии изменения. В нашей обширной организации донесения «фланёров» собирались по два раза в неделю, перепечатывались на машинке и затем передавались нам вместе с донесениями наблюдателей за поездами. В Роттердаме, следя за движением [23] войск через различные узловые станции, мы одновременно изучали донесения «фланёров» и нередко могли следовать за дивизией до её зоны отдыха и там уже узнавать её номер.

Сенатор-разведчик

Я должен признаться, что до личного знакомства с бельгийской социалистической партией и её руководителями у меня было очень слабое и превратное представление о ней. Партия имела тысячи приверженцев в валлонской части Бельгии, но её оплотом была Фландрия, главным образом Антверпен. Вследствие этого нередко даже сами бельгийцы смешивали социалистов с фламандскими активистами — радикальной группой, которая стремилась к отделению Фландрии от Бельгии. Они создавали большие затруднения для социалистов и для громадного большинства патриотически настроенных фламандцев и являлись орудием в руках немцев, которые поддерживали каждое движение, способствовавшее расколу между фламандской и валлонской частями Бельгии. Официальным языком Фландрии был объявлен вместо французского фламандский, Гентский университет принял ярко выраженный фламандский характер, и начала печататься руководимая немцами, широко распространенная фламандская газета, пропагандирующая сепаратистские и пораженческие идеи. Активисты пытались создать независимое фламандское государство, а немцы рассчитывали, что восстание создаст ряд затруднений для Бельгии. 

Надеясь вовлечь социалистическую партию в подобную работу, немцы, несомненно, пытались привлечь на свою сторону бельгийских социалистов. Немецкие власти смотрели сквозь пальцы или старались не замечать деятельности социалистов, которую рассматривали бы как тяжкое преступление, если бы она исходила от более консервативно настроенных бельгийцев. Социалистические лидеры пользовались рядом привилегий, как, например, правом неограниченного передвижения по всей стране, которым не пользовались другие бельгийцы. Поэтому многие бельгийцы, главным образом валлонцы и члены католической партии, были яростными противниками социалистов и пользовались всяким случаем, чтобы поносить их как «германофилов». 

Под влиянием рассказов бельгийских беженцев я был настроен против социалистов, но всё же согласился встретиться [24] с Камиллом Гюисманс, который считался «пацифистом» и который, наряду с Вандервельде, был одним из самых крупных лидеров социалистической партии. Он только что вернулся из Гавра и по каким-то причинам находился в Голландии. 

Когда я встретился с ним в Гааге, его сопровождал какой-то человек, недавно прибывший из Бельгии, которого он мне представил как сенатора Колло. Он был сенатором в довоенное время, а сейчас занимал высокий пост в социалистической партии. Он получил от немцев паспорт на три дня для переговоров с Гюисмансом. 

Представьте себе мое удивление, когда Колло в присутствии Гюисманса предложил организовать в Бельгии наблюдение за поездами, если я смогу организовать сбор донесений в Антверпене или Льеже. Он сообщил мне, что стоит во главе всех бельгийских социалистических кооперативных обществ и что, благодаря этому, располагает связями почти во всех городах и местечках. Громадное значение имело ещё то обстоятельство, что он имел разрешение свободно передвигаться по всей стране. Открытое лицо этого пожилого сенатора мгновенно рассеяло все сомнения, вызванные моим предубеждением против социалистов. Я понял, что это был превосходный случай, и ухватился за него. На следующий день мы встретились с ним в одном частном доме, где в обстановке строжайшей тайны я проинструктировал Колло относительно характера требуемой нами информации и дал ему адрес одного антверпенского «почтового ящика», которому он мог передавать свои донесения. 

Однако вскоре после свидания с Колло я получил донесение из Антверпена. Антверпенский «почтовый ящик», имя и адрес которого я только что сообщил Колло, был арестован. Между тем сенатор должен был вернуться в Бельгию. Срок его паспорта истекал на следующий день, и он должен был ехать поездом, отходящим рано утром. Мы расстались с ним восемь или девять часов тому назад, и он мог находиться в любом месте от Маастрихта до Гааги. 

Было одиннадцать часов вечера, и я немедленно выехал в Гаагу. У меня был адрес дома, в котором жил с несколькими приятелями Камилл Гюисманс. К счастью, электрический поезд, соединяющий Роттердам с Гаагой, ещё ходил, и в полночь я уже стоял у дверей дома и неистово звонил. 

Узнав, что Колло всё ещё в Гааге и что Гюисманс [25] должен был увидеться с ним в семь часов утра, я передал ему для сенатора адрес нового «почтового ящика» в Антверпене и весьма неохотно рассказал об аресте нашего агента. 

Я начал серьезно сомневаться в том, что Колло выполнит намеченную работу. Я чувствовал, что нужно быть очень смелым человеком, чтобы, получив подобное известие, продолжать идти по этому пути. Он выполнял общественные функции, имел семью, ему было около шестидесяти лет — возраст, в котором большая часть людей скорее избегает приключений, чем ищет их. 

Однако недели через две я получил его первое донесение. Оно содержало сообщения о наблюдениях за поездами с четырёх постов, организованных им в Льеже. Они обеспечивали наблюдение круглые сутки и давали подробную картину продвижения войск через Льеж, самую важную узловую станцию в Бельгии. 

Из Германии к западному фронту, между Верденом и морем, шли всего две большие железнодорожные артерии: одна через Льеж и другая — через герцогство Люксембург. Эти четыре поста, сообщавшие обо всех движениях по линиям Льеж — Брюссель, Льеж — Намюр, Льеж — Вервье и по линии Урт давали союзникам чрезвычайно важную информацию. Затем было организовано четыре поста в Намюре, охватывавших всё движение через этот узловой пункт, по линиям Намюр — Монс, Намюр — Арлон, Намюр — Динан и Намюр — Брюссель. Следующим центром был Брюссель. Здесь он организовал четыре поста на линиях: Брюссель — Гент, Брюссель — Гель, Брюссель — Намюр и Брюссель — Лувен. Благодаря всем этим постам, постам Бергена « Лувёне и нескольким другим независимым постам, организованным в качестве запасных и контрольных, мы не только могли следить за каждым передвижением войск в Бельгию или из Бельгии в Льеж, но с помощью постов в Брюсселе и Намюре мы могли сказать, на какой участок фронта направляются войска или с какого участка фронта они едут. 

Полковник Оппенгейм перестал жаловаться на бездеятельность разведки. В добавление к вышеуказанным документам я посылал ему донесения из Германии и результаты опросов германских дезертиров, — последняя служба была мной организована недавно. 

Такое положение дел продолжалось шесть месяцев. Если Колло не увеличивал числа постов, то это была наша вина. Мы проповедовали осторожность, так как под [26] его руководством работало уже около тридцати агентов, а мы знали, что каждый новый пост увеличивал опасность обнаружения. Мы старались создать собственный «почтовый ящик» в Намюре, с нашим собственным курьером к границе у Визэ, и намеревались предоставить эту связь в его распоряжение для абсолютно независимой организации в районе Монса (откуда мы собирались проникнуть в оккупированную часть Франции), когда вся его организация внезапно провалилась. 

Это была старая история: сначала был схвачен «почтовый ящик» в Антверпене, а затем немецкая контрразведка устроила засаду курьеру, доставлявшему донесение. Мы узнали, что этот курьер был сам Колло. 

Колло не был казнен. Он обязан жизнью вмешательству социалистов. Вандервельде просил шведского премьер-министра, социалиста Брантинга, обратиться к Шейдеману, и немцы отменили смертный приговор и заменили его пожизненным заключением. 

Когда я встретил Колло в Брюсселе после заключения мира и спросил его, почему он компрометировал себя, выполняя обязанности курьера, он без всякой аффектации ответил, что это была самая опасная функция в его организации и что поэтому он выполнял её сам. Он прибавил, что представлялось маловероятным, чтобы он выдал своих товарищей в случае, если он будет захвачен, так как немцы, ввиду его связей с социал-демократами, не посмели бы применить к нему пытки. Наконец, он считал, что, имея разрешение на передвижение по всей стране, он меньше, чем кто-либо другой, вызовет подозрения. 

За оказанные им услуги бельгийский король Альберт назначил старика статс-секретарем, а британское правительство наградило его орденом Британской империи. 

Что касается службы наблюдения за поездами то она продолжала функционировать, так как к этому времени все посты Колло были дублированы.

Средства и способы связи и фальшивые документы

Переход через границу был для нас самой трудной задачей. Это было также самой опасной задачей для наших агентов. В пограничной зоне немецкая контрразведка сосредоточила все свои силы. Она, так же как и мы, знала, что сведения не имели никакой цены до тех пор, пока они не попадали в Голландию. Граница между Бельгией [27] и Голландией легче остальных поддавалась наблюдению, так как не только представляла собой определенную линию, на которой можно было сосредоточить наблюдение, но здесь можно было протянуть электрический провод и поставить непрерывную цепь часовых, каждый из которых мог видеть с обеих сторон своих товарищей. 

Я уже описывал проводников, этих смелых людей типа браконьеров, которые всегда были готовы в опасную минуту пустить в ход револьвер или нож. В резиновых перчатках и чулках тёмной ночью они переходили границу, когда часовой находился на самом отдаленном конце охраняемого им участка. 

Самым ловким агентом-проводником был Шарль Виллекенс, сильный мускулистый парень двадцати пяти лет. Фламандец, он был родом из Кемпена. Здесь жили люди, которые в мирное время пополняли собой ряды контрабандистов, доставлявших товары через границу между голландским и бельгийским Лимбургом, 

В течение трёх лет Виллекенс регулярно, каждый месяц, переходил границу и жил в Эйндховене, в Голландии. Немцы подозревали его в шпионаже, так как он переправил в Голландию немало беженцев, которые не всегда были достаточно молчаливы. Но им не удавалось его поймать. Он проскальзывал в безлунные ночи через границу, словно угорь, а затем кустарники и многочисленные приятели скрывали его от германской тайной полиции. 

Были и другие фламандские проводники из Кемпена, которые имели всевозможные прозвища, например: «Лисица» или «Малыш». Мы иногда пользовались их услугами, но я никогда не доверял им. Они, прежде всего, стремились к наживе, и я знал, что ради того, чтобы переправить двух или трёх беженцев, которые дадут им от 500 до 1 000 франков с человека, они могли рискнуть жизнью наших агентов. 

Виллекенс был человеком другого склада. Поступив к нам на службу, он отказался от переброски беженцев. Для него переход через границу был развлечением, это забавляло его. Он играл важную роль в нашей работе, так как доставил в Бельгию всех наших лучших агентов. 

Мы редко пользовались услугами проводников для доставки донесений и прибегали к ним только в тех случаях, когда не располагали никакими другими средствами. Основной метод связи через границу состоял в переброске донесений через провод, когда немецкие часовые [28] ослабляли наблюдение. Для этой цели обычно использовались крестьяне, обрабатывавшие свои поля по обеим сторонам границы. Они имели право находиться вблизи провода и поэтому не привлекали к себе внимания часовых. Этот способ казался простым, но на самом деле он был исключительно трудным, так как немецкая контрразведка была вездесуща и всегда настороже. Также трудно было заставить бельгийского крестьянина поверить своему голландскому соседу, так как он знал, что если его поймают, то он будет расстрелян. Всё же этот способ переброски донесений был значительно лучше доставки их через границу агентами, поскольку он не требовал абсолютной ночной темноты и мог осуществляться регулярно. 

В дополнение к этим способам мы использовали и ряд других, как, например, лодочников, которые, доставляя провиант и муку американским и голландским благотворительным организациям, проезжали по многочисленным каналам Бельгии, проникая даже в оккупированные французские области. Этот способ связи был бесконечно ценным для обеспечения контакта с далеко отстоящими пунктами, как, например, Куртрэ. Через лодочников мы поддерживали связь с доверенными лицами, адреса которых нам давали беженцы; во многих случаях создавались крупные организации, посылавшие своих собственных курьеров к нашим «почтовым ящикам» в Брюсселе и Антверпене. 

В начале 1916 г. нам приходилось рассчитывать на этих лодочников для доставки донесений от нашего антверпенского «почтового ящика». Владелец гавани, в Антверпене — один из наших агентов — собирал донесения и передавал их тем лодочникам, которым он доверял. Эти лодочники проявили во время войны высокий героизм, Они рисковали жизнью, или в лучшем случае своими лодками, этим единственным средством добывания пропитания для всей семьи. Оставляя свои лодки или возвращаясь к ним, они рисковали, что немцы их обыщут. Некоторые лодочники были схвачены, некоторым чудом удалось спастись. Однажды один из них, внезапно подвергшись обыску, догадался зажать донесения в поднятых над головой руках; его тщательно обыскали, но донесений не нашли. 

Угроза расстрела и потери собственности была страшным оружием в руках немцев в борьбе с лодочниками. Никто не чувствовал этого сильнее, чем я, когда после заключения мира я очутился перед госпожой ван Эйк и её малышами; [29] положение её было очень тяжёлым, несмотря на пенсию, выплачиваемую ей британским правительством. Я был сильно взволнован при виде их печальных лиц, так как их жертва была принесена напрасно: отец семейства был расстрелян, когда его захватили с одним маловажным донесением, и у семьи была отнята лодка — её единственное достояние. 

Почтовые голуби — первое средство, которое приходит на ум для создания связи, — не оправдали ожиданий. Мы применяли их с весьма ничтожными результатами. То, что казалось самым трудным, оказалось на деле самым лёгким: курьеры без всяких затруднений доставили птиц на место. Однако содержать их в Бельгии, не вызывая подозрений немцев или любопытства назойливых соседей, оказалось слишком трудным делом. Помимо того, даже после благополучного вылета многие птицы терялись и часто уничтожались немцами. 

В первый период войны, когда множество бельгийских женщин и детей получали разрешение на выезд в нейтральные страны, донесения зашивались в их одежду или вкладывались в специальные капсюли, которыми мы снабжали наших агентов. Однако к 1916 г. немцы почти прекратили выдачу разрешений на выезд, и те немногие бельгийцы, которым разрешалось покидать Бельгию, обыскивались настолько тщательно, что капсюли, удерживаемые мускулами заднего прохода, всегда попадали в немецкие руки. 

Писем по почте, написанных симпатическими чернилами, мы не посылали. Во-первых, письма задерживались немецкой цензурой так долго, что содержавшиеся в них сведения теряли всякую ценность. Во-вторых, достаточно было простого нагревания и примитивнейших проявителей, которыми обрабатывалось множество писем, для того чтобы тайнопись выступила наружу. 

Способ Франквньуля, заключавшийся в том, что агент прятал донесения в маастрихтский трамвай, нами не был использован, так как после провала организаций Франкиньуля немцы останавливали все поезда и трамваи, пересекавшие границу, и заставляли людей проходить через загородку, за которой их ожидали голландские средства транспорта. 

Мы пытались перебрасывать донесения с помощью стрелы, но после благополучной переброски четырех или пяти донесений наш агент был схвачен. Этот способ слишком бросался в глаза, чтобы им приходилось пользоваться [30] под неусыпным наблюдением немцев, и мы его оставили. 

По той же причине мы никогда не пользовались сигнализацией в какой бы то ни было форме. 

Применение радио исключалось, так как было очень легко определить местонахождение передающей станции с помощью радиопеленгаторов. 1 

После лиц, специализировавшихся в тайном провозе сообщений через границу, следующим по своей значимости агентом, работающим на оккупированной территории, был «почтовый ящик». Он служил связующим звеном между организациями, работающими внутри страны, и курьерами, передающими донесения проводникам. 

Люди, выполнявшие обязанности «почтового ящика», подвергались почти такой же опасности, как проводники. Они не только рисковали быть обнаруженными вследствие собственной неосторожности, но могли быть скомпрометированы как организацией внутри оккупированной страны, так и курьером, доставляющим донесение к границе. Более того, передвижение обоих курьеров само по себе являлось источником опасности, так как немцы всегда относились с подозрением к людям, передвигающимся с места на место. 

В Антверпене большая часть наших «почтовых ящиков» были владельцами небольших кафе, которых в городе было великое множество. Чужой человек мог войти в кафе, не вызывая подозрений, а это было особенно важно в тех случаях, когда «почтовый ящик» был связан с лодочниками, работавшими в качестве курьеров, так как лодочники всегда возбуждали подозрение немцев и за ними часто велась слежка. 

Положение «почтового ящика» было особенно опасным еще потому, что он не мог оставаться в тайне от обоих курьеров. Ведь не могли же «почтовые ящики» действовать, подобно курьерам, под вымышленными именами и не давать своих адресов. Кроме того, при организации новой ячейки наблюдения за поездами мы иногда бывали вынуждены писать имя и адрес «почтового ящика» для передачи на оккупированную территорию. Поступая таким образом, нам приходилось нарушать один из основных принципов секретной службы: никогда не писать [31] имен и адресов в письмах, которые могут быть перехвачены противником. 

«Почтовые ящики» подавали курьерам сигнал о том, что путь свободен. При этом необходимо было следить за тем, чтобы не привлечь внимания соседей или немецкой контрразведки. Я всегда старался внушить «почтовым ящикам» необходимость максимальной естественности при подаче сигналов; например, если путь был свободен, то такой предмет, как горшок с цветами, должен был стоять на окне постоянно и убираться с окна только в случае опасности, или же ставни всегда должны быть оставлены в определенном положении. Это было гораздо лучше, чем особый знак в те дни, когда ожидалось прибытие курьера. Я знаю, что один: из наших «почтовых ящиков» провалился потому, что ставил цветы на окно каждый вторник и пятницу, т. е. в те дни, когда курьер забирал донесения, что и было замечено одним агентом немецкой контрразведки. 

Подобные сигналы были абсолютно необходимы, так как «почтовый ящик» и курьер к границе неизменно проваливались в первую очередь. В случае, если курьер из внутренней зоны, неизвестный «почтовому ящику», своевременно предупреждался об опасности, то можно было спасти всю организацию. 

Помимо непосредственного посещения дома или кафе для передачи или приема донесений, мы испробовали ряд других способов связи. Забрасывание донесений через открытое окно с успехом использовалось нами в тех случаях, когда дома были расположены таким образом, что это не возбуждало подозрений. Единственным преимуществом этого способа было то, что он позволял избегать непосредственного контакта «почтового ящика» с курьером. 

Иногда мы практиковали личные свидания — встречу двух незнакомых людей в определенные дни и часы в кафе или просто на улице. Но этот способ оказался малоудачным. Мы однажды на целые две недели потеряли связь с одной важной организацией из-за того, что курьеры никак не могли встретиться. Однако главное затруднение заключалось в том, что курьерам по необходимости приходилось проезжать известное расстояние, иногда до пятидесяти миль, и, так как им постоянно приходилось принимать ряд предосторожностей, невозможно было точно фиксировать время встречи. 

Мы только в одном случае пользовались бессловесным «почтовым ящиком», т. е. потайным местом, где донесения [32] оставлялись одним курьером и вынимались другим. Эти курьеры не знали друг друга и направлялись к одному пункту из двух противоположных направлений. Неудобство этого способа заключалось в том, что любой ребенок или прохожий мог случайно найти донесения или заметить, когда их там оставляли. Один из наших агентов завербовал двух курьеров: одного из О., другого из Брюсселя. Каждому из них порознь он показал в стене одного старого полуразрушенного дома кирпич, который легко вынимался, и за которым можно было прятать донесения. Этот тайник использовался нами в течение восемнадцати месяцев, до момента заключения мира. Хотя это было очень удобно, всё же только необходимость заставила нашего агента прибегнуть к этому способу. В течение некоторого времени он сам играл роль «почтового ящика» для этих курьеров, но позже, когда ему по семейным обстоятельствам пришлось перебраться на жительство в Льеж, он был вынужден прибегнуть к тайнику в стене, так как в этой местности не было никого, кому бы он мог передать свои функции. 

Я узнал об этом только после заключения мира. Если бы это стало известно мне раньше, то я бы очень волновался, так как к этому агенту стекались донесения из Одэра из этапного района и из зоны отдыха и были очень важны, а прикрытие из одного кирпича было весьма слабой защитой для тайника, устроенного в осыпающейся стене. 

Я считаю необходимым упомянуть об одном голландце — Гессельте, владельце типографии в Роттердаме. Он был настолько опытным гравером, что подделка самых сложных немецких личных карточек, паспортов, удостоверений об увольнении с военной службы и любых других документов не представляла для него никаких затруднений. Он мог подделать любую бумагу или печать, а подписи и резиновые печати были его особой специальностью. Подделка бельгийских личных карточек была для него простым делом. Каждая немецкая комендатура (а в Бельгии их было очень много, по одной на каждый большой город и его округ) имела свои особые личные карточки. Форма была установлена для всех их одинаковая, но бумага и печать в каждой комендатуре были различные. Однако Гессельту удавалось точно подделывать качество и цвет картона, употребляемого различными типографиями, хотя в некоторых случаях ему приходилось заказывать материал в Англии. Эти карточки, которые [33] должен был иметь при себе каждый бельгиец, изготовлялись из тонкого коричневого картона, размером пять дюймов на четыре. На одной стороне карточки — описание наружности её владельца, фотография с печатью и подписью начальника полиции, а на другой стороне — дата каждой регистрации в комендатуре. 

Вооружённые резиновыми печатями, личными карточками и подписями для каждой комендатуры или округа в Бельгии, мы могли снабжать нужными документами наших агентов, посылаемых на оккупированную территорию. Единственная возможность разоблачить носителя подобных документов заключалась в сличении их с немецкими регистрационными списками, в которых значились даты явки всех граждан. В большинстве округов явки происходили раз в месяц. На обратной стороне регистрационной карточки мы печатали нужную дату явки, но мы, понятно, не могли подделать списки в комендатуре. Бельгийцы должны были иметь личные карточки при себе и предъявлять их по первому требованию. Наши карточки всегда выдерживали подобную случайную проверку. 

Наличие фальшивой личной карточки могло или спасти или погубить её предъявителя. Простое предъявление карточки обычно было достаточным, чтобы удовлетворить немцев при периодических обходах железнодорожных станций или других общественных мест. Но карточка становилась самым опасным документом, если владельца доставляли на полицейский пост для проверки, так как первым шагом всегда было сличение регистрационных дат. Если агенту угрожал неизбежный арест, то он первым делом старался избавиться от своей карточки. Если ему это не удавалось, то его единственное спасение заключалось в бегстве до привода на полицейский пост. Один из наших агентов, арестованный за какой-то незначительный поступок, совершил цирковой трюк, выскочив из окна второго этажа. Он скрывался до тех пор, пока мы не смогли послать ему льежскую личную карточку, что дало ему возможность перебраться в этот город. Позднее он был доставлен в Голландию Виллекенсом. Многие скомпрометированные агенты были обязаны жизнью этому смелому человеку. 

Документы, необходимые для отправки германских дезертиров и других агентов в Германию, за исключением документов отпускников, были значительно сложнее. Мы старательно отбирали эти документы у всех германских дезертиров и других немцев, проходивших через наши [34] руки, и постепенно собрали основательный запас. Когда нам нужны были документы, замена фотографии, приложение к новой фотографии соответствующей печати, изменение имени и описания примет, мы с помощью особого средства бесследно удаляли прежние записи и вписывали то, что было нужно. Удивительно, до чего специалисту легко подделать подлинный документ! Немцы удаляли множество фотографий с подлинных паспортов лиц из нейтральных стран и заменяли их фотографиями своих разведчиков. Эта процедура была значительно проще, чем изготовление новых фальшивых паспортов и прочих документов, так как имеется множество мелких деталей, которые могут ускользнуть от внимания гравера. Один германский разведчик провалился потому, что на его американском паспорте у орла не хватало одного когтя. 

Должен признаться, что в начале работы я с большими опасениями доверял подданному нейтральной страны такую секретную работу, как снабжение наших агентов фальшивыми документами, но с течением времени я стал доверять ему абсолютно. В течение двух с лишним лет Гессельт ревниво охранял наши тайны и проявлял такой энтузиазм в работе, который мог сравниться только с его поразительным уменьем.

Четырнадцатилетняя разведчица

Охрана бельгийско-голландской границы была возложена на ландштурм. Слишком старые для действительной службы на фронте, эти солдаты всё же были способны нести охрану границы. От них только требовалось быть настороже и следить за тем, чтобы не происходило никакого контакта между жителями Бельгии и Голландии, и так как эти обязанности были нетрудны, то смены не требовалось, одни и те же ландштурмисты месяцами оставались на одном участке. Был отдан приказ задерживать всякого, кто будет замечен в передаче чего бы то ни было на голландскую территорию, а по людям, пытающимся перейти границу между Бельгией и Голландией, — стрелять. В деле изолирования Бельгии от Голландии ландштурмистам помогали провод с током высокого напряжения и агенты немецкой контрразведки в штатских костюмах, которые вели наблюдение за участками, расположенными по обе стороны провода. 

Старый Фриц — по крайней мере, так называл этого ландштурмиста наш пограничный агент — был миролюбивый человек, [35] оставивший дома жену и детей. Он тосковал по своей семье, и ему нравилось общество детей, приходивших иногда поиграть вблизи границы. Он особенно полюбил одну девочку четырнадцати лет, по имени Мари. Она напоминала ему его маленькую дочку, которую он не видел больше года. 

Наш агент, который тоже был уроженцем Зельцете, побежал из оккупированной территории в соседнее голландское селение, хорошо знал Мари. Ему было нетрудно привлечь внимание ребенка и показать знаками, что она должна попросить у старого Фрица разрешения поговорить с ним. Это было строго запрещено, но старый Фриц был мягкосердечен. Ребенок не мог быть опасен. Наш агент имел при себе порядочный кусок ветчины, который он отдал Мари, велев ей поделиться с ландштурмистом. Для старого Фрица это было лакомство, какого он давно не видел. 

Два раза в неделю наш агент приходил на границу. Он выбирал такое время, когда никого не было, даже агентов контрразведки. Фрицу это казалось скорее разумным, чем подозрительным; он сам ненавидел этих людей, одетых в штатское платье, так как чувствовал, что они следят за ним так же, как и за противником. Фриц не видел ничего дурного в совместном лакомстве шоколадом или другими продуктами, приносимыми Мари. Щедрый друг жил в Голландии, где всего было много, и он знал, как трудно приходилось в Бельгии. Фриц считал вполне естественным, что этот человек приносит еду ребенку. 

Целью нашего агента было завоевать доверие старого Фрица и воспользоваться помощью Мари для передачи писем своему приятелю в соседнюю деревушку Вахтебеке. Он хотел еженедельно получать донесения о нумерации частей, расквартированных в районе Вахтебеке — Мербеке — Локерен, где всегда стояла на отдыхе какая-нибудь дивизия. 

Старый Фриц настолько доверял Мари и настолько желанными стали вкусные передачи из-за границы, что, в конце концов, он стал её соучастником и следил за появлением агентов контрразведки, пока она быстро хватала пакет и обменивалась несколькими словами с бывшим соседом. Нашему агенту нетрудно было убедить Мари в том, насколько нужна её помощь и в важности сохранения, в тайне всех её действий. Почва была подготовлена, и можно было приступить к работе. В пакетик с шоколадом [36] было вложено письмо приятелю в Вахтебеке. Мари ловко прятала его в свою одежду. 

Парень из Вахтебеке принял предложение и стал нашим агентом М-78. Он был толковый человек и быстро сообразил, что от него требуется. Он завербовал ещё шесть человек и проник до Гента, в районе которого всегда отдыхали одна или две дивизии. 

Полковник Оппенгейм очень радовался этим донесениям, так как районы Гента и Вахтебеке, будучи наиболее отдалёнными от фронта зонами отдыха, неизменно были заняты дивизиями, понёсшими тяжёлые потери, или дивизиями, прибывшими с русского фронта или из какого-нибудь отдаленного сектора западного фронта, как, например, из Вердена или Аргонн. Они оставались в этой зоне долгое время для реорганизации или укомплектования. Опознавание подобных дивизий неизменно вызывало одобрительную телеграмму Главной квартиры. Я помню энтузиазм, вызванный опознанием в районе Вахтебеке дивизии, которая в последний раз была замечена на румынском фронте. 

В течение двух лет М-78 и его агенты вели неусыпное наблюдение. По временам они даже проникали в более отдаленную зону Тильта. Мари так ловко вела дело, что за всё время не было случая, чтобы передаваемые ею донесения не попадали к нам в условленные дни. С течением времени Мари сама стала агентом-»фланёром». Ее донесения, охватывавшие район деревни Зельцете, были столь же добросовестны, как и донесения людей, бывших намного старше её. Вначале эти донесения были написаны на материи, в которую она заворачивала донесения М-78, но, по мере того как сообщения увеличивались в объеме, она начала пользоваться обычной тонкой тканью, употребляемой регулярными агентами. 

Мари было уже шестнадцать лет, и эта молоденькая девушка перехитрила старого Фрица и, что было значительно труднее, вездесущих немцев в штатском. Но каждый агент имеет свой срок жизни — истина, которая не раз подтверждалась фактами. И Мари, хотя она и работала дольше, чем кто-либо из наших агентов, в конце концов, провалилась. Это произошло не по её вине. Она не знала, что люди в штатском, причисленные к сектору Зельцете, получили помощника, и что, когда знакомый контрразведчик исчез в отдалении, предоставив ей, по-видимому, свободу действий, вновь прибывший агент продолжал наблюдать за ней из окна соседнего дома. [37]

К несчастью, он налетел на неё раньше, чем она могла избавиться от своих донесений. Она была захвачена с поличным. Её судили военным судом и приговорили к смертной казни. Однако ввиду молодости Мари ей заменили смертную казнь заключением в тюрьму до конца войны. 

Старый Фриц исчез с границы. Я полагаю, что его наказание ограничилось переводом на более тяжёлую работу поближе к фронту.

Дезертиры как источник ценных сведений

Время от времени немецкие дезертиры переходили через границу в Голландию. Об этом сообщали наши пограничные агенты, голландские газеты тоже иногда упоминали об этих случаях. Однако я был настолько занят организацией нашей службы в Бельгии, что вначале не мог посвятить этому достаточно внимания. Да и как я мог установить с ними контакт? Нельзя же было компрометировать наших пограничных агентов, заставляя их приводить ко мне дезертиров в немецкой форме!

Однажды, проходя по улице, я встретил двух дезертиров. Их рваная форменная одежда и истощенные лица говорили о том, что они дошли до предела, бродя по городу, опасаясь, что голландские власти схватят их, как бродяг, и отправят в концентрационный лагерь в Алькмаар. Я подошёл к ним и предложил прийти в мое служебное помещение. Я не боялся скомпрометировать себя. Теперь и немцы, и голландцы знали, что я делал. Первые были бессильны помешать моей деятельности, а вторые придерживались политики невмешательства в мои дела. 

Выдав каждому небольшую сумму денег, позволившую им принять приличный вид и подыскать работу, я получил все сведения об их полку и дивизии и о месте, в котором находилась дивизия в день, когда они дезертировали. Полковник Оппенгейм был в восторге от этой информации. 

Для привлечения большего числа дезертиров я предложил опрошенным уже мною людям вознаграждение за каждого вновь прибывшего, которого они ко мне направят. Мой план оказался весьма действительным. Так или иначе, но каждый дезертир, перебравшийся через границу, попадал к своим товарищам, которые направляли его ко мне. Я уверен, что очень немногие миновали меня 

Большая часть этих людей дезертировала с поезда при возвращении из отпуска на фронт. Линия Герсталь — Льеж [38] проходила близко от голландской границы, и я думаю, что искушение было слишком велико для некоторых из этих бедняг. Эти люди представляли для меня большой интерес, так как нам было очень важно точно знать, какими дивизиями были заняты все участки фронта. Но самые ценные сведения давали дезертиры, бежавшие с поездов, перевозивших их дивизии с востока на запад или в обратном направлении. Наблюдатели за поездами оповещали нас о воинских перевозках, но ввиду того, что германские войска перестали носить полковые номера, они не могли опознавать дивизии. 

Я вспоминаю, как доволен был полковник Оппенгейм, когда после получения от наших постов сообщения о проезде двух дивизий, отправлявшихся на восток через Льеж, я доложил ему, что из опроса двух дезертиров я узнал, что это был 8-й корпус. Две недели спустя он прислал мне копию телеграммы Главной квартиры: 

«Поздравляем, 8-й корпус подтвержден пленными на русском фронте».

Подобные телеграммы, получаемые время от времени, поддерживали в нас величайший энтузиазм. 

Иногда какой-либо дезертир пытался дать мне ложную информацию, а иногда немецкая разведка в Голландии нарочно подсылала мне фальшивых дезертиров. Но, вооруженные подробными картами восточного и западного фронтов, на которых было отмечено последнее расположение каждой германской дивизии на фронте, по данным, полученным от пленных, и располагая «Коричневой книгой», из которой можно было узнать номера полков всех дивизий, фамилии командиров дивизий и множество других сведений, мы знали достаточно, чтобы немедленно поймать на лжи всякого дезертира, старающегося ввести нас в заблуждение. 

Однажды немецкая разведка причинила немало беспокойства полковнику Оппенгейму и мне. До некоторой степени ей удалось ввести нас в заблуждение. Как-то утром, войдя в одно из помещений, где я опрашивал дезертиров и других лиц, которых я не хотел вводить в помещение службы, я, к своему удивлению, очутился лицом к лицу с турком в полуформенной одежде. На хорошем французском языке он сообщил мне, что дезертировал из Трира из турецкой дивизии, которую везли от Дарданелл на западный фронт. 

Я ничего не знал о турецкой армии и не имел карты турецкого фронта. Я знал, что происходили большие перегруппировки: [39] немецкие дивизии появились на итальянском фронте для оказания поддержки австрийцам, а на западном фронте были замечены батареи тяжелых австрийских гаубиц. Я отнесся с подозрением к турку, хотя он и производил хорошее впечатление и рассказал вполне правдоподобную историю со всеми подробностями, указав место посадки на поезд и маршрут, по которому поезд шёл. Если это было правдой, то информация представляла величайший интерес, если же она была выдумана, то я знал, что меня высмеют. 

Я сообщил о своих сомнениях полковнику Оппенгейму и спросил его, не хочет ли он видеть этого человека. Он согласился. Он не мог опровергнуть рассказанной турком истории и передал по телеграфу полученную информацию; единственно, что он мог сделать, — это отметить необходимость тщательной проверки таковой. Мы заплатили турку, и немцы, по всей вероятности, весело посмеялись над нами. На западном фронте не появлялось никаких турецких дивизий. Несколько месяцев спустя я встретил этого парня, продававшего ковры на улицах Роттердама. Поглядев на него пристально, я мог поклясться, что увидел улыбку на его лице. 

Я не жалуюсь на постоянное скрещивание мечей с немецкой разведкой, это придавало пикантность нашей работе. Вскоре нам удалось получить очень важную информацию. В комнате, в которой производился допрос, я увидел молодого, анемичного на вид парня, который нервно вытаскивал из-под своего пальто какой-то пакет. 

— Что вы за это дадите? — спросил он, разворачивая пакет и протягивая мне какую-то книжку. — Это последнее издание справочника германской полевой почты. Два дня назад я взял её на дюссельдорфской почте, где я работал. 

Я взял книгу, в ней был полный перечень всех частей немецкой армии. Союзникам было весьма важно знать, какие новые полки, батареи, эскадрильи самолётов и другие части формировались время от времени. В дополнение к этому книга в наиболее достоверной форме давала расположение всех германских полевых почтовых станций на восточном и западном фронтах. Это значило, что мы получили код, с помощью которого, пользуясь перехваченными письмами, могли точно определять местонахождение всех полков и частей, указанных на адресах. 

Я бросился к своей «Коричневой книге». Хотя она и была неполной, но я знал, что она включала в себе достаточно сведений, чтобы позволить мне проверить подлинность [40] этого указателя полевых почтовых станций. С помощью карты театра военных действий и нескольких перехваченных открыток я проверил расположение тех полков, местонахождение которых на фронте было указано пленными. Я стал искать в книге упоминания о новых полках, получивших шестисотые номера. Я только что опрашивал нескольких дезертиров из 606-го полка, не указанного в «Коричневой книге», и боялся, что поощрённая удачей своей затеи с турком немецкая разведка снова пытается меня разыграть. 

Всё совпадало. Книга, несомненно, была подлинной. Её нельзя было оценить ни на какие деньги: она была бесценна. Рядом с ней наша «Коричневая книга» имела глупый вид, а ведь «Коричневая книга» представляла собой сводку сведений о германской армии, добытых нашими разведчиками в течение трёх с лишним лет и полученных в результате опроса нескольких сот тысяч немцев, взятых в плен французскими и британскими войсками. Путём ловких переговоров и вручения для проверки какой-нибудь одной страницы, вместо всей книги, дезертир мог потребовать и получить за неё баснословную сумму; вместо этого он покорно принял сто фунтов, первую же названную мной сумму. 

Из всех дезертиров, прошедших через мои руки, Генрих Флейшер произвел на меня наилучшее впечатление. Я чувствовал, что он дает мне информацию не для того, чтобы получить несколько гульденов, но потому, что он искренно ненавидит германское правительство. Нельзя было усомниться в его искренности и в злобе, когда он рассказывал, как его жена и трое детей живут в Берлине, питаясь брюквой и картофелем; какими бледными и исхудавшими нашел он их, приехав с фронта на побывку домой, и как поклялся, что дезертирует в Голландию, получит там работу и пошлет им денег, чтоб они могли купить себе самое необходимое. Он заявил, что чувствует себя более ответственным перед своей семьей, чем перед кайзером и военной кликой, которая толкает Германию к гибели. 

Поэтому, когда полковник Оппенгейм поручил мне проверить данные о некоторых новых полках и батареях, о которых упоминалось в указателе полевых почтовых станций, то я подумал о Флейшере. Зная, где он работал, я послал доверенное лицо, чтобы условиться о тайной встрече. 

Я в кратких словах изложил ему задание, прибавив, что его ждет хорошее вознаграждение, которое даст ему возможность [41] помочь своей семье. Я не скрыл от него опасности этого задания, которую он прекрасно понимал и сам, однако, насколько мог, уменьшил эту опасность, снабдив его бумагами, доказывающими непригодность его к военной службе. Флейшер колебался, но, когда, я ему показал образцы искусства нашего гравера, включая паспорт, дающий его владельцу право езды по германским железным дорогам, он понял, что у него есть шансы на успех, и принял мое предложение. 

В течение недели я ознакомил его с теми сведениями, которые нам требовались, и он был готов к переходу границы. Он уехал, снабжённый адресом нашего агента в Ситтарде, который был предупреждён и получил инструкцию переправить его через границу в Аахен. По прибытии на место Флейшер должен был действовать самостоятельно. 

Наш агент в Ситтарде, принадлежавший к шайке оперировавших в этом крае контрабандистов, сообщил нам, что путешествие в Аахен прошло благополучно. Мы терпеливо ждали. Через три недели я получил телеграмму, адресованную одному из наших агентов в Роттердаме: 

«Пришлите сегодня вечером ещё восемь мешков. Иоганнес».

Это было кодированное сообщение, означавшее, что Флейшер вернулся и ждет меня в 20 часов там же, где мы встречались раньше. 

Флейшер привез нам сведения, имевшие для нас величайшую ценность. Он посетил несколько учебных лагерей и получил не только подтверждение сообщения о формировании нескольких новых полков шестисотого и семисотого ряда, но и привёз подробные сведения о формировании и тактике специальных «штурмовых войск», которые е успехом были использованы немцами во время большого наступления в марте 1918 г. Он сообщил, что создаются из отборных ветеранов войны особые штурмовые части, которые проходят специальную подготовку в учебных центрах Германии и в тылу фронта и предназначаются для прорыва неприятельского фронта. 

В дополнение к этому Флейшер дал ценное описание экономического положения Гермянии и привёз с собой образцы продовольственных карточек, введённых для населения. Он доставил также образцы суррогатов, заменявшие кофе и другие съестные припасы. Он не только подтвердил наши сведения о росте недостатка продуктов в Германии, но и прибавил, что, подбодрённое успехами [42] австрийцев в борьбе против итальянцев немецкое командование всё ещё надеется на победу в большом наступлении, подготовляемом им на западном фронте. 

Тогда мы предложили Флейшеру новую и более трудную задачу. Нам было чрезвычайно важно организовать пост наблюдения за поездами в Трире. Мы получали сведения о всех воинских перевозках из Германии по линии Аахен — Герсталь — Льеж. Но другая артерия, идущая через Трир, оставалась вне наблюдения. Если бы мы могли организовать там пост, то улавливали бы каждое передвижение войск из Германии к западному фронту между Верденом и морем. 

Флейшер боялся. Попытка организовать пост в Трире проваливалась уже неоднократно. Нам ни разу не удалось организовать наблюдательный пост в самой Германии. Очевидно, работать с немцами в их стране было совершенно иным делом, чем с бельгийцами или французами на оккупированной территории. В данном случае побудительной силой могли служить только деньги, между тем как в оккупированной местности мы могли воздействовать на патриотизм. В Германии было труднее вести разведывательную работу еще и потому, что агент постоянно был окружен соседями, которые выдали бы его, заметив что-нибудь подозрительное. Наконец, наблюдатель за поездами, обязанный оставаться на посту, должен был полагаться на курьера. Вот это и смущало главным образом агентов-немцев. У нас было много хороших агентов, которые, подобно Флейшеру, работали одни. Но они упорно отказывались доверить свою жизнь соотечественнику. 

В конце концов, Флейшер всё же принял мое предложение и вернулся в Германию. Мы больше никогда его не видели, Может быть, большая сумма денег, которую я ему выдал на организационные расходы, оказалась слишком большим искушением, или он был схвачен и расстрелян, — не знаю. Я подозреваю, что после того, как выяснилось, что выданные нами документы столь идеально подделаны, что принимаются немцами за подлинные, он сэкономил большую сумму денег и вернулся к своей семье в Берлин. Он, очевидно, решил, что существование семьи зависит от него и что мы возложили на него невыполнимую задачу. Его близкие были для него величайшим и единственным интересом в жизни, и так как он отказался жертвовать ими для кайзера, то мы не могли ожидать, что он пожертвует ими для нас. [43]

Провал агента-провокатора

Господин Делорм был детективом при брюссельской полиции до войны, — сказал наш агент. — Он готов вернуться в Бельгию, если вы думаете, что он там может быть полезен союзникам. 

— Сохранили ли вы связь с вашими коллегами? Остались ли некоторые из них в Брюсселе? — спросил я Делорма. 

Получив утвердительный ответ, я заинтересовался этим человеком и подумал, что, как только он наладит работу своих коллег, мы сможем снова доставить его в Голландию. 

Я знал, что из детективов, благодаря их профессии, получаются хорошие агенты. Они превосходят по своей интеллигентности обычных полицейских и прошли уже школу соблюдения секретности, сохранения в тайне своих действий и умения наблюдать. 

Чем больше я смотрел на Делорма, тем яснее видел, что, несмотря на свою болезнь (туберкулез), он обладал железной волей, которая поможет ему выполнить возложенное на него задание. Я дал ему нужные инструкции, указал «почтовый ящик» в Антверпене, и через неделю верный Шарль Виллекенс провёл его через границу в Эйндховене и доставил «а дорогу в Брюссель. 

Несмотря на четыре превосходных наблюдательных поста, организованных им в Брюсселе, которые работали беспрерывно в течение двенадцати месяцев, до самого заключения мира, я бы, по всей вероятности, не упоминал о нём в этой книге, если бы он не помог нам прекратить деятельность Берна, бельгийца на немецкой службе, который являлся большой опасностью для наших агентов в оккупированной зоне. 

После успешной работы с сенатором Колло и получения столь верной поддержки от Камилла Гюисманса я радовался предстоящему свиданию с членом бельгийской социалистической партии Берном, прибывшим из Бельгии в Голландию по немецкому паспорту. Он должен был вернуться в Бельгию через несколько дней после свидания се мной, и я надеялся, что судьба дает мне случай повторить опыт с Колло. 

Едва увидев Берна, я почувствовал к нему недоверие. Это был тип хвастуна и задиры. На нём было пальто с барашковым воротником и большой алмаз, сверкающий на пальце, — вот портрет этого мнимого социалиста. [44]

Берн начал свой разговор с шутки о немцах. Как глупо было с их стороны, думать, что им удастся чего-либо добиться путем заигрывания с фламандской партией или с бельгийскими социалистами. Что касается его, то он принимал от них одолжения, как, например, паспорта для поездки в Голландию, и смеялся над ними за их спиной. Он, по его словам, был патриотом и хотел воспользоваться своими привилегиями для оказания содействия союзникам. Если бы я ему указал, из каких именно частей Бельгии мы не получаем сведений, он бы организовал в них посты наблюдения за поездами и «фланёров». Он был готов собирать донесения сам и сдавать их любому «почтовому ящику» на оккупированной территории, который мы предоставим в его распоряжение. 

Мне было совершенно ясно, что этот человек пытается выяснить размеры нашей организации в Бельгии и степень её разветвлённости. Я почувствовал, что он на германской службе, и мог бы показать ему на дверь. Вместо этого я решил воспользоваться случаем, чтобы ввести немцев в заблуждение, и принял с энтузиазмом его предложение. 

— Вы посланы нам самим богом, — сказал я. — Мы не получаем абсолютно никаких сведений из оккупированной зоны. Не стоит думать для начала об этапном районе. Организуйте несколько постов наблюдения за поездами в Льеже, Брюсселе и Намюре. Союзникам чрезвычайно важно получать сведения о воинских перевозках через эти узловые станции. 

— А как же насчет «почтового ящика» и проводника через границу? — спросил Берн. 

Я посмотрел на него с притворным ужасом. 

— Это уж дело ваше, — почти простонал я. — Мы не располагаем такими средствами. 

Берн пристально посмотрел на меня. Он был не глуп. Я увидел, как лицо его выразило разочарование. Видя, как исчезает надежда на вознаграждение, несомненно, обещанное ему немцами за определенную информацию, он хотел уйти от нас, по крайней мере, с адресом «почтового ящика» в кармане. 

— Ладно, я постараюсь сам найти проводника, — проворчал Берн. 

Затем его осенила блестящая мысль, и он прибавил: 

— Всё это будет стоить денег. Вам придется, понятно, снабдить меня деньгами. 

Я, скрепя сердце, дал ему двести гульденов. Раз начал, надо кончать. Если он расскажет немцам о деньгах, то это [45] может явиться лишним доказательством правдивости того, что я говорил Берну относительно провала нашей службы в Бельгии. Он сделал гримасу, увидев столь незначительную сумму. Однако я обещал ему дать деньги по получении первых донесений. 

Через две недели Берн снова приехал в Голландию. В моем присутствии он разрезал шов на своем пальто и вытащил оттуда обещанное донесение, отпечатанное на тончайшей бумаге. Затем он прибавил, что нашел одного рабочего с фермы, расположенной на границе вблизи Стабрека, к северу от Антверпена, который согласен переносить донесения через границу. Я же должен до его возвращения в Бельгию познакомить его с нашим пограничным агентом в этом районе Голландии, и тогда он сможет свести этих двух агентов. Я простился с Берном, условившись о встрече в том же месте в пять часов. 

В. этот период мы располагали тремя организациями независимых постов наблюдения за поездами в Льеже, Намюре и Брюсселе. По возвращении на службу мне потребовалось всего несколько минут для проверки донесения Берна. Эти донесения, как я и предвидел, были ложными. 

Позже, при встрече, я сказал Берну, что лёгкость, с которой он получал пропуска от немцев, заставляет нас быть настороже, и хотя его посты наблюдения за поездами могут быть превосходны, но мы не располагаем никакими материалами для контроля. Я указал ему, что его сведения не имеют никакой ценности для союзного командования, если на них нельзя всецело положиться. Я подчеркнул, что это не является обвинением, что он, по всей вероятности, превосходный патриот и сам должен понимать невозможность такого положения. Берн ушёл, заявляя о своей лояльности и крича о том, что его оскорбили. 

Он оставался в Голландии, и вскоре я, к своему ужасу, услышал о том, что его видели с одним из наших агентов. 

Я спешно оповестил всех наших людей о том, что Берн — немецкий агент. Этот парень был серьёзной угрозой, так как в качестве бельгийца, работающего на нас, он мог втереться в доверие некоторых из наших агентов. Положение вскоре стало для него неудобным, и я с радостью узнал, что он вернулся в Бельгию. 

Но я всё еще не избавился от него. Несколько недель спустя один из наших агентов в Брюсселе сообщил, что Берн рассказал одному его приятелю, что он послан в Бельгию [46] для организации разведывательной службы и что он вербует агентов. 

Берн, несомненно, был немецким агентом-провокатором. Подобные бельгийцы вместе с «наседками», или осведомителями, работавшими в германских тюрьмах в Бельгии, являлись самой серьёзной и опасной угрозой для наших агентов. Эти предатели под маской бельгийцев-патриотов на службе у союзников были самыми усердными могильщиками наших разведывательных организаций. 

Необходимо было прекратить деятельность Берна. Мы думали об убийстве, но это скомпрометировало бы, по крайней мере, одного из наших агентов. Поэтому я решил устрашить его, показав, что против него собраны доказательства и что ему после войны придется отвечать за свою деятельность перед бельгийскими властями. 

Я не мог использовать поддельные донесения, так как в этом случае нам пришлось бы признаться, что мы имеем посты наблюдения за поездами в Льеже, Намюре и Брюсселе и можем сравнить его донесения с донесениями этих постов. Даже если бы я это сделал, то он мог бы сказать, что был обманут сам. Я не мог использовать германские паспорта, потому что многие лояльные бельгийцы получали их время от времени. В. конце концов я сообщил о своих сомнениях Делорму, который в течение недели вел слежку за Берном и затем написал Берну анонимное письмо якобы от группы бельгийцев, собирающих материал против предателей с тем, чтобы после войны изменники понесли заслуженное наказание. Указав: часы и дни, в которые Берн посещал бюро немецкой контрразведки на улице Берлемон, и напомнив ему об его деятельности в течение последней недели, эта воображаемая организация смогла убедить его в том, что за ним следят. Это, очевидно, напугало его, и мы больше о нем не слыхали. 

После войны многие бельгийцы-предатели были расстреляны, но Берн, хотя я и сообщал о нём и его случай был расследован бельгийской полицией, сумел вывернуться. Перед отъездом из Бельгии немецкая контрразведка уничтожила все списки агентов, а бельгийцам не хотелось обвинять ни одного из бельгийских граждан, если против него не было прямых улик. Берн нашел предлог для своих посещений улицы Берлемон. Кроме того, он заявил, что какой-то неизвестный человек, отказавшийся себя назвать, организовал посты наблюдения за поездами и переход через границу в Стабреке и зашёл к нему накануне его поездки в Голландию, чтобы попросить его завязать связь [47] с кем-нибудь из секретной службы союзников. Берн имел превосходное алиби; у него было достаточно времени, чтобы его подготовить. Он избежал осуждения, но был не в состоянии опровергнуть репутацию, которую сам себе создал. Вскоре после заключения мира он исчез из Брюсселя. 

Что касается Делорма, то он, несмотря на свою болезнь, до самого конца войны оставался во главе небольшой организованной им самим группы.

«Белая дама»

Ван Берген и его организация были захвачены немцами, и хотя посты наблюдения, организованные Колло в Брюсселе, Намюре и Льеже, вместе с несколькими нашими независимыми постами всё еще функционировали, нам нужно было возместить наши потери и увеличить число постов. Немцы продолжали производить аресты, и все агенты находились под постоянной угрозой расстрела. 

Поэтому, когда наш пограничный агент направил ко мне одного эмиссара из Бельгии под вымышленным именем Сен-Ламбера, который сказал, что является представителем большой группы бельгийских патриотов, желающих организовать разведывательную службу на оккупированной территории, мой энтузиазм не знал границ. Итак, половина работы была сделана: мне нужно было только найти проводников, дать деньги и послать задания. 

Он мне сообщил, что эта группа состоит из интеллигентов: учителей, людей свободных профессий, банкиров и нескольких дворян. Но Сен-Ламбер огорошил меня заявлением: 

— Они ставят, однако, одно условие: зачислить их ещё до начала работы на военную службу. 

Я понимал это желание. Каждый агент в оккупированной зоне служил своей стране, подвергаясь даже большему риску, чем солдат на фронте: он стоял перед лицом опасности один, без барабанного боя, без всяких средств самозащиты. Но в данный момент удовлетворение этой просьбы казалось невозможным. Как могло военное министерство превратить бельгийских подданных в британских солдат? Даже бельгийские власти не могли этого сделать, раз представлялось слишком опасным переслать через границу хотя бы список имён. И, главное, как могли они зачислить женщин, входивших в состав группы, на военную службу?

Я уклонился от ответа и спросил: [48]

— Как это может быть сделано, по вашему мнению, и как может быть принесена присяга?

— Не знаю, — ответил он. — Военному министерству придется придумать формулу. Я получил инструкции обсудить этот вопрос с бельгийскими властями в Гавре, если не получу удовлетворительного ответа от вас. 

Я знал, что если бельгийское военное командование и согласится на их предложение, то бельгийская разведка не сможет снабдить их безопасными средствами связи на границе. Я сомневался в том, что бельгийской разведке удавалось получать в этот период какие бы то ни было сведения из оккупированной зоны. 

Я знал, что мы имеем шанс на создание такой организации, о какой всегда мечтали, но что мне придётся дать обещание, которое я, может быть, не смогу сдержать или которое может поставить меня в очень неловкое положение. Я сказал Сен-Ламберу, что сообщу обо всем начальнику в Англии и что в течение одного-двух дней дам ему ответ. 

Обращаться к властям было бесполезно. Я знал, что если даже военное министерство и захочет удовлетворить их просьбу, то для этого необходимо будет получить согласие бельгийского правительства, и что все эти переговоры заставят нас потерять много драгоценного времени. 

На следующий день я со спокойной совестью сказал Сен-Ламберу, что их требование удовлетворено и что он может написать об этом письмо, которое я берусь доставить по любому адресу в Льеже или Брюсселе. 

Он написал такое письмо, дал мне два адреса и поехал в Гавр предложить свои услуги бельгийскому правительству. Он сдержал данное мне слово и не говорил об этом ни с кем до окончания войны. 

Моя первая почта заключала в себе письмо Сен-Ламбера, задание, указания по вопросу об организации и 500 фунтов стерлингов на предварительные расходы. Мы разрешила нашему курьеру самому договариваться с «почтовым ящиком» относительно дня и часа прихода за донесениями. 

Мы вскоре получили ответ, содержавший некоторые военные сведения и обещание организовать наблюдательные посты в Льеже, Намюре и Брюсселе. Нам также сообщали, что организация будет именоваться «Белая дама».2 [49]

Организация быстро расширялась. Почти каждую неделю прибавлялись новые наблюдательные посты, пока их число не дошло до сорока, охватывая все бельгийские узловые станции. Из таких центров, как Гент, Одэр, Ат, Монс и Арлон, мы получали не только донесения о наблюдении за движением поездов, но, так как эти пункты находились в зонах отдыха, ещё и номера полков, которые позволяли нам узнавать, какие именно дивизии приходили и уходили из данных районов. 

В короткое время эта организация завербовала около двухсот агентов. Во главе её стояли два руководителя: один — инженер, служивший раньше на бельгийской государственной службе, другой — профессор. Этим людям незачем было говорить, как приступить к делу. Они поняли важность организации службы в виде независимых и изолированных ячеек. Они изучали методы и работу немецкой контрразведки и всегда были способны перехитрить её. 

После того как Бельгия была охвачена «Белой дамой» и другими нашими организациями, мы стали задумываться над тем, как бы проникнуть на оккупированную территорию Франции. В течение двух лет ни одна из служб союзников не получала донесений из этой зоны. Нам очень хотелось организовать пост наблюдения за поездами на линии Ирсон — Мезьер — этой важной артерии, идущей параллельно германскому фронту, значение которой увеличивалось по мере усиления слухов о готовящемся большом наступлении немцев. В оккупированной Франции мы могли бы наблюдать не только за зонами отдыха, но и за районами, используемыми немцами для сосредоточения войск. 

Наблюдая за линией Ирсон — Мезьер, по которой производилась переброска дивизий из одного сектора в другой, и располагая «фланёрами», сообщающими о сосредоточении войск в различных районах, мы могли бы определить, какой именно сектор выбран для наступления, и, таким образом, получили бы жизненно важную для союзников информацию. Поэтому мы всячески понуждали «Белую даму» проникнуть во Францию, но строгое наблюдение в этапном районе и главным образом вдоль франко-бельгийской границы сводило на нет все попытки. В Бельгии обычная деловая жизнь продолжалась, несмотря на присутствие немцев; во Франции значительная часть гражданского населения была эвакуирована, и во многих местностях оставались только крестьяне, у которых не было никаких предлогов [50] для передвижений даже на расстоянии двух или трех миль. 

Однажды мы получили от «Белой дамы» сообщение, что в доме одного из их агентов в Льеже скрывается молодой французский беженец; нас просили помочь ему перебраться в Голландию. Мы были взбешены и встревожены в одно и то же время. Ведь мы неоднократно предупреждали «Белую даму», чтобы они не имели никаких дел с беженцами, так как это грозит опасностью для всей нашей организации не только в Бельгии, но и в Голландии. Очень многие из беженцев, пытавшихся бежать, были пойманы; совершенно ясно, что легче было доставить через границу донесение, чем человека. Поэтому, если наши курьеры и проводники начнут регулярно переправлять беженцев, риск провала нашей организации увеличится в несколько раз. Даже благополучно перебравшись в Голландию, эти люди оставались угрозой для нас, так как, считая себя в безопасности, они неизменно начинали болтать о своем бегстве и кончали тем, что рассказывали это одному из многочисленных бельгийцев или граждан нейтральных стран, состоящих на германской службе, которые специально занимались тем, что посещали круги беженцев. 

Моим первым побуждением было отказать в этой просьбе. Но, подумав, я назначил свидание и попросил Орама послать за французом Шарля Виллекенса. У меня мелькнула мысль: может быть, я с помощью этого человека смогу создать новую организацию во Франции. Фабри благополучно перебрался через электрический провод. 

Это был двадцатилетний юноша, среднего роста, атлетического сложения, с горящими энтузиазмом глазами. Он в нескольких словах рассказал мне свою историю. Фабри собирался стать священником и уже в течение некоторого времени был послушником, но ему захотелось бежать из оккупированной территории, чтобы вступить в армию. В Льеже один иезуитский священник познакомил его с «Белой дамой». Он знал об этой организации только то, что она располагала средствами связи с Голландией. 

Убедить юного патриота вернуться в оккупированную Францию было нетрудно. Он, однако, настаивал на том, чтобы я получил особое разрешение от французских властей, для того чтобы он по возвращении мог показать его своему отцу — ветерану франко-прусской войны, который убеждал его бежать. Французский военный атташе в Гааге, генерал Бюкабей, охотно исполнил нашу просьбу. [51]

Хотя мне и не хотелось связывать «Белую даму» с организацией, которую мы теперь собирались создавать в оккупированной Франции, но у меня не было другого выхода. «Белая дама» была единственной из наших организаций, охватившей оккупированную территорию до франко-бельгийской границы. Только она могла принимать донесения Фабри. Мне приходилось идти на риск, и создать крупную организацию, чего я до сих пор избегал. 

Передав Фабри снова в руки Шарля Виллекенса, мы отправили его обратно в Льеж. Затем уже другим путем известили «Белую даму» о желательности встречи с Фабри по старому адресу, подчеркнув необходимость полного молчания относительно организации «Белой дамы». Надо было только указать ему адрес на франко-бельгийской границе, по которому он должен был посылать свои донесения и получать деньги для своей организации, Мы рекомендовали организовать связь таким образом, чтобы аресты в организации Фабри не привели к провалу в их рядах. Затем мы просили их командировать какого-либо члена «Белой дамы» для свидания с Фабри, который должен был объяснить их представителю некоторые особенности работы «фланёров». 

Мы очень обрадовались возможности проинструктировать «Белую даму» лично. До сих пор такого случая не представлялось, а в письменной форме оказалось весьма трудным разъяснить некоторые детали требуемой информации. Мы показали Фабри карты фронта и «Коричневую книгу», а также различные рисунки и диаграммы, иллюстрировавшие способы, которыми они должны пользоваться для определения различных частей, калибров орудий, категорий артиллерии и т. п. Мы показали, как важно определить хотя бы один полк, батарею или сапёрную роту, так как с помощью «Коричневой книги», дававшей состав всех существующих германских дивизий, можно в большинстве случаев определить номер дивизии. С помощью карт театра военных действий мы также показали ему, как важно следить за перемещением каждой из германских дивизий. 

«Белая дама» хорошо выполнила свою задачу. Фабри вернулся в Ирсон, приступил к созданию организации, и вскоре к нам начали поступать первые донесения с важной артерии Ирсон — Мезьер. Мы снова получили поздравительную телеграмму от Главной квартиры, которую кодом передали на оккупированную территорию. 

Мы располагали теперь тремя независимыми проходами [52] на границе для связи с «Белой дамой» и охраняли эти посты ночью и днём. Наших врагов — электрический провод, немецких часовых и контрразведку — мы изучили так хорошо, что могли бы передать донесения у них под носом. На бельгийской границе мы прибегали к помощи приграничных крестьян, культурный уровень которых был значительно, ниже, чем у наших агентов в оккупированной зоне; немцы относились к крестьянам с меньшим подозрением, и крестьяне, обрабатывая свою землю, имели возможность приближаться к проводу. 

Организация «Белой дамы» всё расширялась. Она протягивала свои щупальца по всей оккупированной территории Бельгии и Франции. Нужда в деньгах всё возрастала. Наблюдателям за поездами и другим агентам приходилось работать дни и ночи, причем большая их часть была обременена семьями. Теперь мы одной только «Белой даме» посылали через приграничных крестьян около 10 000 фунтов стерлингов ежемесячно, не считая тех сумм, которые мы платили отдельно проводникам и пограничным агентам. 

Эти суммы посылались главным образом в кредитных билетах в 1 000 марок, но даже в таких крупных купюрах приходилось ежемесячно переправлять 200 билетов. 

Опасность заключалась в искушении крестьян. Мы были полностью в их руках; если бы они решили удержать эти деньги у себя, то у нас не было никакой возможности их возместить. Они могли даже уверять нас в своей невиновности, ссылаясь на других людей, через руки которых эти деньги должны были проходить. Но потеря денег была наименьшей неприятностью. Мы боялись другого: проводники, не получив вознаграждения, перестанут работать. Однако большая часть денег попадала по назначению, так как «Белая дама» посылала нам каждый раз расписку в получении. 

Наши три переправочных пункта через границу функционировали благополучно почти в течение года. Затем внезапно люди, обслуживавшие один из этих пунктов, были арестованы. По всей вероятности, они возбудили подозрение тем, что слишком часто приближались к проводу. Нам всё же удалось своевременно предупредить «Белую даму», чтоб предотвратили встречу курьера с проводником, и так как личность курьера не была известна пограничникам, дальнейших арестов не последовало. Немцы захватили последнюю пачку донесений, которая была приготовлена к отправке через границу. Это не грозило [53] непосредственной опасностью «Белой даме», так как все компрометирующие сообщения были кодированы, но большое количество донесений предупреждало немцев о существовании крупной организации, работающей на оккупированной территории, а это означало усиление наблюдения. 

Самой большой неприятностью для нас было то, что большая часть денег посылалась именно через этот пункт передачи. Тогда «Белая дама» предложила занять деньги у одного банкира, члена организации на оккупированной территории. Я разрешил им действовать. Таким образом, они заняли 30 000 фунтов стерлингов, которых хватило на то время, пока мы снова смогли наладить регулярную посылку денег. Так же, как и в случае с милитаризацией «Белой дамы», начальник в Лондоне помог мне после заключения мира выполнить и это обещание. Он перевел в 1919 г. деньги в Брюссель на мое имя, и я смог выдать чек на сумму, покрывавшую их долг полностью. 

Было ли это следствием усилившегося наблюдения после того, как донесения попали в руки немцев или же следствием небрежности одного из агентов, — не знаю, но на «Белую даму» обрушилось бедствие. 

Два брата, выполнявшие обязанности курьеров и обеспечивавшие связь между арлонской группой на юге Бельгии и льежской группой, были арестованы. По инструкции они должны были, проходя по одной из улиц Льежа, бросать свои донесения через полуоткрытое окно одного дома. В этом доме жила одна пожилая чета, прошлая жизнь которой была известна, и на которую можно было положиться. К чете был подослан агент «Белой дамы», который, не открывая им своего имени « не сообщая ничего о характере донесений, уговорил их собирать донесения и передавать их ему два раза в неделю при его посещении. Этот «почтовый ящик» не мог представлять собой опасности благодаря системе регулярной контрразведки, которую вела «Белая дама». Когда эти юноши были схвачены немцами, то «Белая дама» сумела удержать своих агентов вдали от этого дома и предупредить арлонскую группу. 

К сожалению, не было никакой возможности предпринять какие-либо шаги для спасения арестованных агентов. Оба брата были расстреляны в Льеже. 

Это были единственные потери, понесённые «Белой дамой», состоявшей из трехсот с лишним агентов и функционировавшей [54] беспрерывно в течение восемнадцати месяцев. 

«Белой даме» пришлось ещё в одном случае быть на волосок от провала. На одной вилле в окрестностях Льежа три члена организации сидели в гостиной, подготовляя донесения для отправки в Голландию. Донесения были уже напечатаны на тонкой ткани и свернуты в маленькие трубочки, причем третий агент как раз запечатывал их, когда в комнату ворвались два немецких контрразведчика и начали обыск. Тот, который держал драгоценные трубочки, успел засунуть их между сиденьем и спинкой своего кресла. Обыск ничего не обнаружил, и все трое были оставлены на свободе. 

Причины, которые побуждали немцев делать обыски и аресты, были для меня всегда тайной. Я мечтал о том, чтобы посмотреть после заключения мира их архивы. Аресты всегда производились внезапно. Помимо собственной контрразведки немцы, несомненно, имели на своей службе множество бельгийцев-осведомителей, причем именно этих предателей наши агенты опасались больше всего. 

За несколько месяцев до большого германского наступления 1918 г. «Белая дама» распространила свою организацию на валансьеннский сектор оккупированной территории Франции. Здесь в 1915 г. функционировала старая служба союзников, но она потеряла связь с Голландией. Теперь она ожила и вскоре начала посылать нам донесения по наблюдению за поездами и донесения «фланёров», имевшие для нас громадную ценность. 

Последним достижением «Белой дамы» была попытка установить с нами телефонную связь. Если бы не заключение мира, то эта мера была бы осуществлена. Это был бы триумф, венчающий и без того уже блестящие успехи этой превосходной организации. Один из её начальников, профессор физики одного из бельгийских университетов, открыл, что в маастрихтском секторе бельгийско-голландской границы, в месте, где обе страны разграничены только рекой, наблюдение незначительное. В этом районе между двумя бельгийскими домиками можно было бы проложить под землей провод длиною в сто ярдов. С голландской стороны было расположено большое поместье, владелец которого симпатизировал бельгийцам и готов был разрешить установить на своей земле, вдали от любопытных глаз, вторую линию и аппарат. 

Я знал, что эта установка будет хорошо работать, так как мы этим способом уже перехватывали немецкие сообщения на фронте, [55] когда расстояние между нашими и германскими окопами было значительно больше, чем расстояние между предполагаемыми линиями. Кроме того, наши линии должны были идти параллельно — идеальное условие для перехватывания. Мы не теряли времени при разработке этого плана, и телефонные аппараты были уже посланы нам из Англии, когда наступило перемирие. 

Несомненно, «Белая дама» была самая лучшая из наших организаций на оккупированной территории. Посылаемые ими донесения имели чрезвычайную ценность для союзников. Поздравительные телеграммы Главной квартиры снова и снова подтверждали это. Накануне большого германского наступления в мае 1918 г. посты наблюдения «Белой дамы» за поездами — числом свыше пятидесяти — сообщали нам обо всех передвижениях войск через все узловые станции в Бельгии и через ряд узловых станций в оккупированной Франции. Их «фланёры» и главным образом «фланёры» Фабри в районе Авен сообщали о сосредоточении войск в близлежащей местности, давая нам возможность опознавать дивизию за дивизией, по мере того как их подвозили и как они подходили с других секторов. Это служило бесспорным доказательством того, что именно с этого сектора должно было начаться наступление. 

«Белая дама» была обязана своим успехом прежде всего гению обоих своих руководителей — профессора и инженера, затем дисциплине, которую удалось установить посредством милитаризации, и, наконец, блестящим качествам своих агентов, вышедших из рядов бельгийской интеллигенции.

Русская интермедия

Я каждый вечер обедал в ресторане Зауера на Норд Блаак; это был самый лучший ресторан в Роттердаме, и, хотя Биллем, толстый метрдотель, был по происхождению немец, всё лучшее общество, включая британского генерального консула, посещало его. 

Несколько раз я замечал красивую девушку, с большими блестящими карими глазами, в собольем манто, в сопровождении мужчины лет тридцати, по-видимому, её брата. У него был очень представительный вид, он был высок и держался очень прямо, скорее всего, это был офицер в штатском платье. Сначала я не обратил на них особого внимания. Однако, встречая их каждый вечер в течение недели, причем они всегда появлялись в одно и то же время и садились у одного и того же столика у окошка, [56] я начал к ним присматриваться. Девушка возбудила мое любопытство, может быть, тем, что производила впечатление заинтересованной мною и время от времени бросала беглые взгляды в мою сторону, когда ей казалось, что я не смотрю на неё. От метрдотеля я узнал, что они русские. 

— По всей вероятности, беженцы, — сказал он. Это было начало 1918 г. 

Несколько дней спустя, сидя в электрическом поезде, мчавшем меня в Гаагу, я замётил эту девушку, пробиравшуюся в мой конец вагона. Когда она села против меня, я увидел, что она узнала меня. Не могло быть ничего более естественного, чем заговорить с ней. Я обратился к ней по-голландски, она ответила по-французски, а когда узнала, что я англичанин, то продолжала разговор на идеальном английском языке. 

Да, она была русской. Она и её брат бежали из Петрограда через Стокгольм и Лондон и прибыли в Голландию, так как у них здесь были друзья. Они пробыли в Роттердаме недели две; ей был противен этот город, здесь так скучно, но у её брата были здесь дела, и она сопровождала его. Они переехали вчера в Гаагу. У них прелестная квартира на Принценграхт. Не зайду ли я к ним? Она была уверена, что её брату было бы приятно познакомиться со мной. Он провёл год в Кембридже. Два студента из Кембриджа, встречающиеся в Голландии, причём один из них англичанин, а другой русский. Какое совпадение! У нас должно быть много общего. 

Мы обменялись визитными карточками. Я узнал, что моя собеседница — княжна С. Должен признаться, что этот титул произвел на меня впечатление, кроме того, она была очень красива. Я обещал зайти в конце недели. 

Я беседовал с её братом, мы делились своими воспоминаниями о Кембридже, обсуждали достоинства лондонских клубов, нашли общих друзей. Они рассказывали мне о революции в России и о том, как им удалось бежать. 

Всё мое время было настолько заполнено работой, что я встречался с ними только один раз в неделю, урывая на это несколько часов от службы. Брат и сестра стали для меня Сергеем и Таней, и они тоже звали меня по имени. Они всегда интересовались тем, что я делаю. Отчего я так занят? Отчего я не могу приходить чаще, чем раз в неделю? Они много раз спрашивали меня об этом. Я пытался отвечать шуткой, стараясь избежать лишних вопросов. Я не знал, что им всё известно. Кроме того, я внушил необходимость [57] молчания сотням своих агентов — это стало для меня второй натурой. 

Однажды вечером, после обычной болтовни, наступило неловкое молчание. Они смотрели друг на друга, словно каждый из них хотел, чтобы начал другой. Затем, наконец, Сергей заговорил: 

— Знаете, нам известно, что вы делаете. Вы стоите во главе военного отдела британской секретной службы в Голландии. Мы уже знаем давно, только боялись об этом говорить с вами. Все наши симпатии на стороне союзников, и поэтому мы решили, несмотря на то, что мы беженцы, продолжать вносить свою лепту в общее дело. 

— Кто рассказал вам обо мне? — спросил я. 

— Не будьте глупцом, об этом знают, все, — сказала Таня, улыбаясь. 

К моему ужасу, Сергей рассказал мне, что они встретили одно важное лицо в голландском военном министерстве и что за тридцать тысяч гульденов они смогут получить для меня копию мобилизационного плана голландской армии. 

Я смотрел на них с отчаянием. Это значило, что мне следовало немедленно прекратить с ними знакомство, хотя я и мог объяснить им, что я нисколько не был заинтересован в получении сведений о Голландии. Необходимо было быть начеку и подозревать ловушку. Если бы я продолжал поддерживать с ними отношения, они могли бы поймать меня тем или иным путем, например, передав мне при следующем свидании в присутствии свидетеля поддельные голландские планы, давая клятву в том, что я просил достать их. Я не знаю, были ли они невинны или их использовали, чтобы меня скомпрометировать. Но этого предложения было достаточно, чтобы разлучить нас. Я знал, что малейшее подозрение в шпионаже против Голландии означает для меня немедленную высылку, а для всех наших агентов — серьезные затруднения. Я предупреждал всех тех, кто работал со мной, чтоб они немедленно прекращали всякое знакомство с людьми, делавшими им подобные предложения. И я сам должен был поступить по тому же принципу. У меня было слишком много поставлено на карту, для того чтобы я мог рисковать. 

Я выразил свое сожаление, что такая чудесная дружба пришла к концу. Я посоветовал, для собственной их пользы, не вмешиваться больше в это дело и ушёл без дальнейших объяснений. Если бы я хотел, я бы мог донести на них голландским властям. [58]

Их поступок мог быть объяснён двояко. Подобно большей части русских белогвардейцев, привыкших в России жить в роскоши, они не смогли сократить свои расходы и вскоре растратили все, что у них было. Денег, полученных от продажи драгоценностей и мехов в ломбарде, не могло хватить надолго. Тогда они придумали этот способ добывания денег, считая, что помогают союзникам, но, не учитывая трудности моего положения в Голландии. 

Могло быть и так, что немцы завязали с ними связь, и они сознательно или бессознательно позволили расставить мне ловушку. После неприятного разговора, когда я принужден был уйти, я ещё раз или два сталкивался с ними в Гааге. Они делали вид, что не знают меня.

Борьба между секретными службами в Голландии

Я уже говорил, что голландцы считали нужным терпеть в своей стране присутствие секретных служб как союзников, так и немцев. Так как голландцы могли в любую минуту, если б захотели это сделать, обвинить нас в каком-либо прегрешении, то мы решили не давать им никакого повода к недовольству. Ввиду этого все наши агенты получили строгий наказ не проводить никакой разведывательной работы против Голландии и не вести ни с кем переговоров о приобретении или передаче каких бы то ни было сведений о Голландии. 

Мы приобретали расположение различных должностных лиц, снабжая их сведениями о Германии, которые с какой-либо стороны касались их родины. Это повышало их шансы в глазах голландских властей, и так как они всячески стремились получать от нас подобные сведения, то представлялось совершенно естественным, что мы требовали и получали от них взамен сведения о немцах. Понятно, что это делалось без согласия голландского правительства: это был частный сговор между отдельными должностными лицами и нами. Однако мы не обманывали себя относительно поведения этих чиновников. Они просто служили своей родине, и мы сильно подозревали, что они, по всей вероятности, работают по той же системе и с немцами. Всё же мы были более чем удовлетворены. Мы получали ценную информацию и, что было ещё важнее, мы обеспечили себе защиту наших агентов! Нам было достаточно трудно бороться с немецкой контрразведкой, но было бы в десять раз [59] хуже, если бы мне пришлось жить в Голландии в подполье и защищать наших агентов против голландцев. 

Голландцы организовали два поста наблюдения за поездами на собственной границе: один — в Керкраде, оповещающий о движении по линии Мюнхен — Гладбах, и другой — о движении через Велькенредт по линии Льеж — Герсталь. Впрочем, этот пост имел весьма малую ценность, так как линия проходила на таком расстоянии от голландской границы, что можно было различать кое-что только в самые ясные дни. Я никогда не мог понять, какую ценность могли иметь эти два изолированных поста для голландской разведывательной службы, но для нас копии их донесений были ценны, так как подтверждали данные наших постов. 

Ещё большее значение имел для нас список адресов со всех писем, посылаемых из Голландии германским солдатам, находившимся на фронте. Регулярное получение этих адресов позволяло нам узнавать местонахождение полков, указанных в адресах, и часто давало нам номера новых полков или батарей. Без нашего бесценного справочника германских полевых почтовых станций эти адреса были бы для нас бесполезны. Но с его помощью такой адрес, как: «Фельдфебелю Карлу Мюллер, пп. 55, полевая почта 68», позволял нам определять местонахождение 55 пех. полка, так как мы могли найти сектор фронта, обслуживаемый полевой почтовой станцией № 68. Число адресов, сообщаемых нам ежедневно, было поразительно. Иногда оно доходило до двухсот-трехсот. 

Однако самые ценные из всех получаемых нами в Голландии сведений были копии шифрованных телеграмм, посылавшихся германским посольством, консульствами и другими германскими службами. Точная их ценность была мне неизвестна, так как мы посылали их в Лондон для дешифровки. 

Мы получали также ценную морскую информацию от голландских портовых властей, капитанов кораблей и рыбаков о замеченных ими минах или подлодках. Они также следили за германскими судами, интернированными в Антверпене. 

Нейтралитет Голландии имел громадное значение для британской разведывательной службы, так как создавал базу, позволявшую нам посылать агентов в Германию и в оккупированные территории через «чёрный ход». 

В своей политике терпимого отношения к обеим сторонам голландцы предупреждали акты насилия между [60] немецкой разведкой и нами, которые, несомненно, имели бы место, если бы обеим службам приходилось скрываться в подполье. Мы бы произвели налет на штаб немецкой разведки в Роттердаме; они проделали бы то же самое по отношению к нам. По всей вероятности, мы прибегали бы к чикагским методам: каждая из служб знала курьеров другой службы и каждая знала, что они имели при себе донесения, бесценные для другой стороны; начальники или руководители каждой из служб были бы похищены и увезены в неприятельскую страну, где бы их заставили дать нужные сведения. 

Вместо этого царило полное спокойствие. Наши коды оставлялись по ночам без охраны в обычных сейфах и являлись легкой добычей для любого взломщика. Наши курьеры ездили взад и вперёд тоже без всякой охраны. Обе стороны пользовались слишком большим преимуществом, чтобы им рисковать. 

Мне известно только о двух актах насилия: первый, когда немцы захватили двух французских агентов, Фукено и Крезано, на голландской территории, вблизи электрического провода, и увели их к себе на бельгийскую территорию, и второй случай, когда мы захватили предателя в британском посольстве в Гааге и отправили его в Англию. 

Отношения между секретными службами союзников были далеко не налаженными. Перед лицом войны, когда на карту ставились будущее родины и жизнь миллионов людей, представляется невероятным, что в Голландии, — если исключить французов, — не только отсутствовало сотрудничество, но существовала прямая враждебность между секретными службами союзников и даже между секретной службой военного министерства и секретной службой британской Главной квартиры. Я не преувеличу, если скажу, что гораздо больше опасался вмешательства и помех со стороны других секретных служб союзников, чем любых предупредительных мер, принимаемых немецкой контрразведкой. 

После перемирия я ликвидировал агентурные организации всех британских секретных служб, причём поддерживал тесный контакт с ликвидаторами французских агентурных организаций — Вивиеном и бельгийских — Вертоменом. Поэтому я могу с полным правом утверждать, что служба военного министерства, которой я руководил в течение последних двух лет войны, получала, по крайней мере, девяносто пять процентов всей информации, исходившей из [61] оккупированных территорий Бельгии и северо-восточной Франции. 

Когда бельгийская граница была относительно свободна, все остальные секретные службы проводили на этой оккупированной территории большую работу. Но с усилением германского наблюдения сообщение через границу стало настолько затруднительным, что только мои агенты располагали такими средствами и способами передачи или переправы через границу, на которые можно было полагаться. 

Начальники бельгийской и британской разведок Главной квартиры, сидя в своих кабинетах во Франции, толкали своих агентов в Голландии к новым достижениям. Когда они видели, что их усилия остаются бесплодными, они начинали интриговать против нас, обвиняя в нежелании вести совместную работу, в монополизации всех возможностей передачи через границу и использовании лучших агентов в Голландии. 

Я знал, что даже если бы мы и превысили наши полномочия, то они всё равно не могли бы вести работу: их агентам не хватало необходимой дисциплины и организации. Затем, начальники должны были руководить на месте, зная и направляя каждый шаг своих агентов, вместо того чтобы делать это посредством переписки. Мне постоянно приходилось принимать внезапные решения, причем промедление хотя бы на один час могло означать потерю целой организации в Бельгии. Как можно было в таких условиях обращаться со срочными делами к людям, находившимся в другой стране, не имевшим часто ни малейшего понятия о местных условиях, топографии, обычаях или языке, к людям, даже не знавшим пограничного агента, с которым приходилось иметь дело? Наконец, для того чтобы извлечь максимум пользы из агентов, необходимо было, чтобы ими на месте руководил человек, обладающий познаниями в военном деле и точно знающий, какие именно сведения требовались союзному верховному командованию. 

Доказательством этому может служить то, что, когда я в 1916 г. приехал в Голландию, британская разведка не имела ни одного агента на оккупированной территории и ни одного поста переправы через границу. 

Больше всего хлопот причинил нам начальник бельгийской службы — майор Маж. Ему сообщили, что Орам и его брат, работающие с бельгийскими железнодорожниками, являются опорой нашей организации в Голландии. Он повёл дело так, что обоих братьев призвали на военную [62] службу во Франции. В течение двух лет мы посылали сотни телеграмм и писем, пуская в ход всевозможные средства, чтобы парализовать деятельность майора Мажа, В конце концов, мы победили: к моменту перемирия оба молодых человека всё ещё оставались в нашем распоряжении. Но представители бельгийских властей в Голландии всеми способами клеймили нас за это и выставляли к позорному столбу. 

В дополнение к этому было оказано давление на управление бельгийских железных дорог в целях призыва работавших у нас бельгийских железнодорожников на службу на железных дорогах за бельгийским фронтом. Отцу Орама, который до войны был одним из начальников; управления бельгийских железных дорог, было объявлено порицание. Здесь снова нам пришлось прибегнуть ко всем испытанным средствам, чтобы сохранить наших людей. Бельгийская служба не имела никаких разумных оснований для подобных действий, так как работавшие у нас люди оказывали значительно большие услуги союзникам, работая для нас в Голландии, чем они оказали бы в качестве солдат в окопах или работая на железной дороге во Франции. Поэтому поступок бельгийской службы мог быть вызван только завистью и досадой на то, что британская разведка, работая с бельгийскими агентами в Голландии, достает больше сведений из Бельгии, чем они. 

Осуждая тактику майора Мажа, следует признать, что его работа серьёзно тормозилась отсутствием средств. Агенты в Бельгии работали из патриотических побуждений либо без денежного вознаграждения, либо — в случае нужды — мы выплачивали им прожиточный минимум. Но агенты, ведавшие переправой через границу, были люди другого склада и предъявляли нам непомерные требования. Майор Маж, вероятно, думал, что если бы мы не удовлетворяли их требований, то он мог бы соперничать с нами. Однако я по опыту знал, что, если бы я не платил им тех денег, которые они требовали, они обращались бы к контрабанде: это было для них менее опасно и более выгодно. Так как мы не могли обойтись без этих людей, то мы удовлетворяли их требования. Дело было и результатах, а не в экономии или соглашении с другими секретными службами относительно вознаграждения за определённые услуги. 

У меня не было особых столкновений с Жозэ или ван Тишеленом — бельгийцами, руководившими секретными службами Главной квартиры в Голландии. Но их начальники во Франции сильно осуждали нас за малую успешность [63] их работы и направили свои стрелы против невинного Т., который не имел ничего общего с военной секцией британской секретной службы, за исключением того, что он выдавал мне деньги, которые я время от времени у него требовал. Были пущены в ход все средства, чтобы устранить Т., причём рассчитывали на то, что я займу его место. Но я всегда поддерживал его, так как знал, что у меня достаточно своих дел, и высоко ценил услуги, которые он оказывал, обеспечивая нам безопасность, борясь с другими секретными службами, помогая в ведении отчётности и организуя доставку донесений начальнику в Лондоне. 

Русская организация была слаба, мала и недейственна. С её стороны не приходилось опасаться каких-либо враждебных выступлений. Однако, предупрежденные нашим опытом с другими коллегами, мы сочли за благо предотвратить всякие возможные трения, оказывая им ту же услугу, какую мы оказывали Голландии. Мы передавали русскому военному атташе в Гааге, полковнику Майеру, копии всех донесений, представлявших какую-либо ценность для России. 

С французами у нас создались превосходные отношения. Я не помню ни одного столкновения. Их начальник в Голландии, Лефевр, готов был очистить для нас поле деятельности. Его начальник при французской Главной квартире, полковник Валльнер, понимал положение, и ему мы обязаны тем, что он не заставлял своего местного представителя предпринимать опасные для нас шаги.

Повседневная работа

Наше служебное помещение находилось на набережной р. Маас, благодаря чему напротив не было домов, из которых можно было бы наблюдать за входящими и выходящими и фотографировать их. Мы занимали целый этаж, и единственным нашим соседом была голландская морская фирма, принадлежавшая друзьям Т., которые были англофилы, а потому мы могли им доверять. Но на этом и кончались все преимущества. 

По своей внутренней распланировке наше помещение было, несомненно, самым плохим из всех, какие могли быть выбраны для секретной службы. Весь этаж состоял из одного помещения, разделенного на кабинеты и комнатушки тонкими деревянными перегородками, через которые было слышно каждое слово, если оно только не произносилось шепотом. [64]

Такое положение создавало большое неудобство для работы и стоило нам большой трёпки нервов. У меня сидели германские дезертиры или германские агенты, а на расстоянии нескольких футов от нас диктовались донесения — часть для отправки полковнику Оппенгейму, а остальные для посылки дипломатической почтой в Лондон. В этих невероятных условиях нам приходилось либо вести опрос в письменной форме, передавая друг другу написанные вопросы и ответы, либо говорить шепотом. Единственный звук, достигавший внешнего мира, был стук пишущих машинок. Когда я хотел перебраться в другое помещение, Т. отговорил меня, сообщив, что голландские власти настаивают на том, чтобы все отделы британской секретной службы находились под одной крышей, и нам пришлось покориться. 

Всё, что мне оставалось делать, — это позаботиться о звуконепроницаемости стен. Я пытался разрешить эту задачу, поставив с внутренней стороны деревянные перегородки на расстоянии шести дюймов от стен и наполнив образовавшееся пространство опилками, что, однако, дало очень небольшие результаты. 

Неудивительно, что я рассматривал служебное помещение только как место для печатания донесений и для приёма германских дезертиров и других лиц, приход которых к нам не мог нас скомпрометировать. Вся же работа по организации и встречи с нашими секретными агентами происходили в одном из трех домов в Роттердаме, которые я нанимал на короткий срок и постоянно менял. В тех случаях, когда требовались особые предосторожности, я ездил для встречи в Гаагу, Амстердам или в какой-либо другой город. Эти постоянные разъезды и передвижения были нужны не только для того, чтобы избежать наблюдения бдительных немецких агентов, но являлись непременным условием осуществления изоляции моих агентов друг от друга. 

Единственной неприятностью являлись попытки со стороны Т. или (что случалось гораздо чаще) властей в Англии заставить меня принять к себе на работу выбранных ими для меня помощников. Я испробовал нескольких из них и затем решительно отказался принимать новых помощников даже на испытание. Это неизменно были друзья или сыновья каких-либо влиятельных лиц, которые считали себя слишком важными для того, чтобы писать на машинке, и желали немедленно войти в соприкосновение с агентами или получить подробные сведения о [65] нашей организации. Благодаря моей политике абсолютной секретности их попытки были безуспешны. 

Вскоре мне представилась возможность целиком убедиться в своей безусловной правоте. Однажды Т. пришел ко мне и заявил: 

— У меня имеется еще один парень из Англии. Не найдётся ли у вас для него местечко? Мы оттолкнём от себя К., если будем продолжать отказываться от людей, которых он нам посылает. Этот Манен, которого они нам послали, — голландец. Я уверен, что он будет вам полезен. 

— У меня было достаточно неприятностей с последними двумя, — ответил я. — Я больше не хочу пробовать. 

Представьте себе мою досаду, когда я позже узнал, что Манен работает у полковника Оппенгейма, обрабатывая наши донесения и шифруя телеграммы для передачи Главной квартире. Т. знал, что шифровальщик Оппенгейма был завален работой и, чтобы сбыть с рук Манена, сплавил его полковнику. Я был бессилен что-либо сделать и предоставил событиям идти своим порядком. 

Три месяца спустя Т. сообщил мне: 

— Манен сидит арестованный в посольстве: Мы поймали его при передаче копий телеграмм немцам. Я пришёл, чтобы предупредить вас, — сказал он в полном замешательстве. 

Он был очень встревожен. Я успокоил его, объяснив, что ни в одном из посланных мной полковнику Оппенгейму донесений нет указаний на источники. 

Манен принадлежал к одной из лучших семей в Голландии и, располагая большими средствами и досугом, приобрел дурные привычки: он стал игроком и гомосексуалистом. Чтобы заставить работать Манена на себя, немцы использовали свой обычный метод: они наблюдали за ним, пока не открыли его пороков. Тогда они начали его шантажировать и под угрозой огласки заставили делать лишние копии со всех документов, которые он печатал у полковника Оппенгейма, и передавать эти копии им. 

Один из шифровальщиков заинтересовался судьбой лишних копий и заметил, что Манен берет их домой. Следившие за ним агенты нашей контрразведки увидели, как он передавал их немецкому агенту. По возвращении в посольство Манен был арестован, и его заставили сознаться. Перед нами стояла трудная задача. Мы имели дело с голландским подданным, который не совершил никаких преступлений против голландских законов и которому [66] стоило только выйти из британского посольства, чтобы очутиться на голландской почве. И всё же нам нужно было вывезти его из Голландии, чтобы он не мог причинить нам в дальнейшем вреда. 

Однако Манен, трус по натуре, был настолько напуган, что не оказывал ни малейшего сопротивления и был готов ехать, куда ему укажут. Он позволил отвезти себя на пароход, отправлявшийся в Англию. По прибытии на место он был помещён под стражу до перемирия. 

Манен был последним помощником, которого мне послали из Лондона. После этого мне предоставили самому набирать себе сотрудников, как я это и делал с момента прибытия в Голландию. 

Кроме Коллинза, у меня работало трое сотрудников. Они хорошо знали фламандский, голландский, французский, немецкий и английский языки, что было весьма важно, так как все донесения должны были переводиться на английский язык. Самым важным, однако, было то, что они умели молчать и никогда ни о чем не спрашивали. Это бы пи как раз те качества, которые мне не удалось найти в обоих помощниках, присланных из Лондона. 

У нас не существовало определенного рабочего времени. Иногда, когда мы получали груду донесений, эти люди работали до полуночи, никогда не жалуясь. 

Представьте себе волнение, с которым следишь за продвижением какой-нибудь дивизии с русского фронта на западный. По донесениям из Льежа, здесь прошло пятьдесят воинских поездов из Герсталя и Германии. Пост Льеж — Намюр доносит: никаких признаков перевозки войск. Наконец, из донесений поста Льеж —- Брюссель мы узнаем, что все 50 поездов — в пути к Брюсселю. Из донесений четырёх брюссельских постов мы видим, что дивизия — на пути к Генту. Однако гентские посты не дают никаких сведений о прибытии дивизии. Что случались с дивизией? Очевидно, она выгрузилась. Донесения из Вахтебеке нам не только сообщают, что вся дивизия выгрузилась в этом пункте, но и указывают ее номер — 212. Раньше эта дивизия была на русском фронте. 

Так было каждый день — сопоставление донесений всякого рода. Затем, в дополнение к этому, на Коллинзе и на мне лежала вся организационная работа на оккупированной территории: наблюдение за переходами через границу; переключение организаций при малейшем признаке опасности с одного пункта переправы через границу на другой; посылка денег и инструкций; посылка агентов; инструктирование [67] проводников в случае переправы через границу скомпрометированных или скрывающихся в подполье агентов. 

Помимо этого, нам приходилось посылать агентов в Германию и принимать донесения от агентов, вернувшихся из Германии, спешить на свидание с важным секретным агентом, опрашивать дезертиров. 

К этой работе следует прибавить ответственность по защите жизни агентов. Я хранил их адреса и имена, как священную тайну. Никто не знал их, кроме Коллинза и меня, а многие из них были неизвестны даже ему. Сведения о них хранились у нас в голове или, в зашифрованном виде, в нашем сейфе. Все агенты, работавшие в Германии или на оккупированной территории, имели номера или вымышленные имена (клички). Настоящие имена и адреса не приводились ни в донесениях, получаемых мною из Германии или с оккупированной территории, ни в перепечатанных на пишущей машинке донесениях, которые я передавал полковнику Оппенгейму для сообщения Главной квартире или Т. для отсылки дипломатической почтой. 

Я был вполне прав, опуская все указания на источник в донесениях, отправляемых британским властям, не только потому, что не хотел, чтобы мой персонал знал их, но потому, что всегда существовала опасность просачивания. Доказательством этому может служить не только дело Манена, но и захват всех наших донесений, когда почтовое судно «Брюссель», шедшее из Хук в Харидж было остановлено германскими миноносцами. Когда из Англии от начальника пришла тревожная телеграмма, запрашивавшая, какие донесения находились в дипломатической почте, я мог с уверенностью ответить, что никакой катастрофы не произошло, так как, несмотря на то, что все донесения захвачены, безыменные осведомители остались в безопасности.

«Датчанин» — разведчик союзников

Я знал его как «Датчанина». Как его звали, и откуда он был родом, я не знал, хотя и встречался с ним несколько раз. Он имел вид сдержанного, воспитанного, культурного скандинава. Во всяком случае, ничто не изобличало в нем выдающегося разведчика, каким он на самом деле был. Когда я лучше узнал его, я понял, чем объясняется его успех. Он был высококвалифицированным инженером-кораблестроителем. Он не знал, что такое нервы, всегда оставался выдержанным, прекрасно владеющим собой. [68]

Ничто не ускользало от его компетентного глаза. Кроме того, он обладал поразительной памятью на мельчайшие детали морских сооружений. 

Время от времени я читал его донесения и поражался им. По моему мнению, это был самый ценный агент, которым располагала союзники в Германии. Заслуга привлечения к работе такого агента принадлежит начальнику в Англии, по крайней мере, мне так кажется. Он был единственным агентом в Германии, которым располагал каш морской отдел. Его наблюдение охватывало все германские судостроительные верфи и все ангары цеппелинов. Я могу только дать самый общий обзор его деятельности, так как его донесения касались главным образом морских вопросов, которыми интересовался морской отдел. Но «Датчанин» оказывал выдающиеся услуги также и нашему военному отделу. 

Причина его успеха заключалась в том, что он убедил немцев, будто он работает на них. В качестве представителя датской судостроительной верфи, которая время от времени снабжала немцев буксирными пароходами и морским оборудованием, он пользовался правом ездить и Киль, Вильгельмсхафен, Гамбург, Бремен, Эмден, Любек, Фленсбург и другие кораблестроительные пункты. Он так умело вел дела своей фирмы, что последовал поток заказов, с которыми фирма не в силах была справиться. Его популярность у немецких клиентов и их вера в него были безграничны. Когда он в нужный момент обратился за разрешением проехать в Голландию через Германию, то ему охотно его выдали, особенно ввиду того, что он предложил германским властям приобрести в Голландии нужное сырье, а также буксирные пароходы и мелкие суда якобы для своей фирмы, но в действительности для Германии. Его покупки были столь удачны, что ему было разрешено регулярно, раз в три недели, ездить в Голландию. 

Немцы не подозревали, что удачные приобретения «Датчанина» — дело наших рук. Т., благодаря своим связям, давал ему ценные сведения о возможностях покупки материалов и буксирных пароходов. Британские власти могли протестовать против подобных торговых сделок, но наше невмешательство позволяло ему возвращаться в Германию и завоёвывать расположение властей рассказами о том, как ему удалось скрыть свои покупки от англичан. Таким образом, он стал важной персоной в глазах германских властей, а привозя незначительные подарки — что-либо из одежды, продукты или предметы роскоши, [69] которых в Германии в то время нельзя было получить, агент сумел приобрести расположение начальников судостроительных верфей и других должностных лиц. 

Пользуясь своей необыкновенной памятью, он мог по приезде в Голландию сесть и подробно описать строящиеся и находящиеся в ремонте корабли и дать ценную морскую информацию, которая пользовалась абсолютным доверием адмиралтейства. 

От него мы получали подробные технические данные о подводных лодках, которые немцы строили в короткие сроки. Мы знали количество строящихся и ремонтирующихся подлодок и, что было весьма важно, — число пропавших. В борьбе союзников против подлодок при использовании глубинных авиабомб, мин и орудийного огня не всегда можно было сказать, была ли подлодка потоплена, или она погрузилась по собственному желанию. 

Задолго до того, как германская подлодка «Дейчланд» была готова к своему Путешествию в Америку, мы получили от «Датчанина» её подробное описание. От него мы узнали также о военных кораблях, замаскированных под пароходы торгового флота. Он сообщил о благополучном возвращении «Мёве», когда мы думали, что она всё ещё находится в открытом море. Благодаря ему британское адмиралтейство получило точные сведения о германских потерях в сражении при Ютланде, а также подробнейший отчет о повреждениях, полученных некоторыми из тех кораблей, которым удалось вернуться. 

Он следил за всеми ангарами цеппелинов! От него мы получали отчёты о повреждениях, нанесённых этим дирижаблям во время налётов их на Англию. 

Самым сенсационным из его донесений было подробное описание сверхдальнобойных пушек, которые несколько месяцев спустя обстреливали Париж трехсотфунтовыми снарядами из леса Сен-Гобен, находящегося на расстоянии 110120 километров. Мы получили от «Датчанина» полный отчёт об испытаниях этих пушек, производившихся на Гельголанде. 

В дополнение к технической информации он сообщал нам ценные сведения о политическом и экономическом положении Германии. Соприкасаясь с высшими должностными лицами и военными кругами, он имел возможность осведомлять нас о точке зрения людей, знавших, что происходит на самом деле, — а не людей с улицы, которыми говорилось то, в чем их хотело уверить германское высшее командование. [70] Самым опасным моментом для «Датчанина» были его встречи с нами. Но он никогда не имел при себе никаких компрометирующих документов — заметок, списков, писем или специальной бумаги и чернил. Для встреч с ним мы пользовались теми же способами, какими мы пользовались для встреч со всеми агентами, работавшими на территории противника. Мы располагали несколькими домами в Роттердаме и Гааге, которые мы постоянно меняли. Для того чтобы добраться до них со службу, мы пользовались всевозможными приёмами, пока не убеждались в том, что за нами нет слежки. Поскольку возможно, мы всегда встречались с этими агентами вечером не только для того, чтобы их не узнали, но и для того, чтобы их не сфотографировали, на что немцы большие мастера. Фотография человека, входящего в наш дом, являлась достаточной причиной для того, чтоб немцы расстреляли этого человека. 

Как только «Датчанин» приезжал в Голландию, он вызывал нас по телефону, объявляя о своем приезде, и называл себя заранее условленным вымышленным именем. Мы назначали время встречи в одном из наших домов: А, Б, В, или Г, адреса которых ему были известны. Этим способом устранялись опасности, которые могли бы возникнуть в случае, если этот разговор был перехвачен. Одна из телефонисток на телефонной станции могла быть германским агентом, или же немцы могли устроить отвод линий и перехватить наши разговоры, как это делали мы до тех пор, пока один голландский линейный надсмотрщик не обнаружил этого. 

По приходе к нам «Датчанин» немедленно садился писать донесение. Он писал на немецком языке, и иногда это продолжалось три-четыре часа. Он давал точные сведения о всех германских судостроительных верфях, как-то: Блом и Фосс в Гамбурге, «Вулкан» в Бредове близ Штеттина, верфи Шихау в Эльбинге и Данциге, фирма Везер в Бремене, верфи «Германия», Данцигская верфь. 

Когда я в первый раз увидел его пишущим донесение без всяких заметок, то у меня мелькнула мысль, что он некоторые факты выдумывает. Но после произведённых нами проверок, подтвердивших достоверность сведений, переданных нам «Датчанином», эти подозрения у меня рассеялись. Как только он кончал писать, донесение спешно доставлялось ко мне на службу где оно переводилось, зашифровывалось и передавалось по телеграфу в Лондон. Обычно «Датчанин» оставался в Голландии два-три дня, для того чтобы адмиралтейство могло прислать по телеграфу [71] какие-либо вопросы, возникшие в связи с донесением, или сообщить ему, что он должен узнать по возвращении в Германию. 

«Датчанин» продолжал работать до самого перемирия. Ему платили громадные деньги, значительно превышавшие те суммы, которые получали другие наши агенты.

Наблюдение за береговой обороной и радиоминоносцами

Базы германских подводных лодок и миноносцев были расположены в гаванях Остенде, Зеебрюгге и Бланкенберге, причём первые две были самыми важными, так как были соединены каналами с Брюгге, куда корабли небольших размеров могли скрыться в случае нападения союзников и где можно было собирать подводные лодки из частей, присланных из Германии. Понимая значение фландрского побережья, немцы делали всё для его укрепления. Для этого они имели там батареи тяжёлых пушек и большое количество самолётов, которые использовались также для налётов на Англию. 

Наша обязанность заключалась в том, чтобы дополнить работу воздушной разведки, снабжая адмиралтейство всеми возможными сведениями относительно расположения различных береговых батарей и аэродромов. Мы располагали четырьмя источниками информации: разведчики, германские дезертиры, бельгийские беженцы и, наконец, непосредственное наблюдение. Голландская граница проходила всего на расстоянии семи миль от Зеебрюгге, и с помощью хорошей оптической трубы даже в туманный день можно было наблюдать за деятельностью немцев в этом маленьком искусственном порту. 

В течение всего периода военных действий один из наших агентов ежедневно наблюдал в подзорную трубу из Кадзанда — ближайшего пункта на голландской территории между Зеебрюгге и границей. Он сообщил о прибытии и отходе двадцати подводных лодок и миноносцев, стоявших в Зеебрюгге, и о деятельности минных заградителей и землечерпалок. 

Ввиду того, что все батареи были тщательно замаскированы, расположение их могло быть определено нашим пограничным агентом только приближённо и то только тогда, когда они стреляли. Однако даже такие приблизительные сведения для нас были ценны, так как они позволяли проверять донесения беженцев и дезертиров, особенно [72] последних, указывали Главной квартире и адмиралтейству цели для воздушной разведки и последующей бомбардировки. 

Самые ценные сведения о береговых батареях исходили от двух дезертиров из германского морского корпуса, занимавшего все годы войны берем Фландрии. Наш агент, находившийся вблизи Кадзанда, увидел дезертиров в тот момент, когда они переходили границу, и, вопреки инструкциям, сам доставил их ко мне в Роттердам. Опрашивая их в разных комнатах, я смог сопоставить всё, что они говорили, и сравнить сообщенные ими сведения с теми, которые нам уже были известны. Их донесения были вполне правдоподобны. Они указали мне на несколько новых батарей и, кроме того, дали ценную информацию относительно калибра пушек и их дальнобойности. От них я впервые узнал немецкие наименования различных батарей, как, например: «Кайзер Вильгельм», «Гебен», «Дейчланд», «Цецилия», «Тирпитц» и «Гинденбург». 

Но больше всего меня взволновало то, что один из этих дезертиров разъяснил тайну, которую нам давно хотелось узнать. Наш пограничный агент в Кадзанде несколько раз сообщал о манёврах гидропланов в Зеебрюгге, причём в этих манёврах участвовала быстроходная моторная лодка, в которой, как это ни странно, он ни разу не видел рулевого. Вначале я не обратил никакого внимания на эти донесения, приписывая это какой-то ошибке наблюдателя, но он так настаивал на том, что моторная лодка никем не управлялась, что, в конце концов, агенту удалось убедить и меня в этом. Оба дезертира, словно сговорившись, заявили сначала, что ничего не знают об этом. Однако вид банкового билета в сто гульденов заставил одного из них заговорить. 

— Что означали эти манёвры моторных лодок и гидросамолетов в Зеебрюгге? — спросил я. 

— Лодки управлялись по радио с гидросамолётов, — последовал ответ. 

Затем я узнал от него, что моторные лодки имели в носовой части мины. Лодки были оборудованы обычными моторами и направлялись на цель по радио с гидросамолётов. Они предназначались для внезапного нападения на английские мониторы, которые периодически появлялись у побережья и обстреливали германские базы и батареи. Не теряя времени, я протелеграфировал эту новость в Лондон. Адмиралтейство запросило о дальнейшей информации. Несколько недель спустя немцы использовали свои новые [73] суда против мониторов, но, к их огорчению, нами своевременно были приняты меры, нейтрализовавшие их действия. 

Вследствие того, что большая часть жителей либо покинула побережье из-за разрушения жилищ при бомбардировках с моря и воздуха, либо была эвакуирована немцами, в этой зоне оставалось очень мало бельгийцев. Поэтому было совершенно невозможно отправить туда разведчика, и нам приходилось довольствоваться донесениями бельгийских лодочников, плававших по каналам между Брюгге и Голландией. Когда мы получали эти сведения, они уже теряли свою актуальность, но так как большая часть береговых батарей была установлена на бетонном фундаменте и не могла менять своего места, то время не играло большой роли. Сведения о сооружениях береговой обороны собирались лодочниками от случайных беженцев с побережья, пробиравшихся в Брюгге. 

Однако в донесениях лодочников нас больше всего интересовала деятельность немцев в самом Брюгге. В гавани могли стать на якорь около тридцати подводных лодок и такое же количество миноносцев. Нас интересовали данные не только о количестве кораблей противника в гавани, но и о количестве строящихся кораблей. Некоторые из них собирались из частей, присланных из Германии, другие строились на судостроительных верфях в Антверпене, из которых самыми важными были верфи Кокерелль. 

Воздушная разведка, аэрофотосъемка, германские дезертиры, наши агенты-лодочники и непрерывное наблюдение Мореско, нашего пограничного агента в Кадзанде, обеспечивали адмиралтейству требуемую информацию. 

Помимо наблюдения за Зеебрюгге, мы наблюдали и за Шельдой, для того чтобы воспрепятствовать пароходам, находившимся в Антверпене, проскользнуть в германские порты, где они могли быть переоборудованы для нападений на корабли союзников или использованы для других целей. 

Поэтому, когда наш антверпенский агент сообщал, что на каком-нибудь пароходе, стоявшем праздно свыше двух лет, начинали разводить пары, мы, естественно, настораживались и немедленно доносили об этом в адмиралтейство.

Контрразведка

Попасть в Англию для гражданина нейтральной страны было делом нелёгким. Морякам нейтральных судов не разрешалось сходить на берег, и визы выдавались только тем гражданам нейтральных стран, чья благонадежность, прошлое [74] и политические симпатии не вызывали подозрений. В каждой нейтральной стране существовала контрразведка, и многие лица были бы очень удивлены, увидев точные сведения, собранные о них до того, как им была дана виза. 

Британская контрразведка, помещавшаяся в конторе Т. в Роттердаме и работавшая под руководством де Мэтра, была типичным образцом подобной организации. Ни один голландец не мог получить визу без того, чтобы его заявление не было просмотрено де Мэтром. Имена подозревавшихся в сношениях с противником или в германофильстве подданных нейтральных стран были занесены в британский «чёрный список», имевшийся во всех консульствах и у всех офицеров, ведавших паспортными делами. Включение в этот список означало автоматическое запрещение въезда в Англию. 

Я не знаю, пользовались ли некоторые из граждан нейтральных стран дипломатической почтой, и выяснить это было почти невозможно. Однако мне известно, что Мата Хари подозревалась в этом, Эту опасность приходилось учитывать, но против неё мы были бессильны. По всей вероятности, дело происходило так, что какой-то гражданин «Смит» имел приятеля в посольстве своей страны в Лондоне, которому он передавал письма для «Джонса» — общего их приятеля, оставшегося на родине. При вскрытии дипломатической почты находили это письмо и автоматически отправляли его по назначению. Эта же процедура могла иметь место и в обратном направлении. Маловероятно, чтобы дипломатический представитель сознательно стал бы способствовать передаче донесений, но он мог сделать это, чтобы оказать одолжение красивой женщине или приятелю, который, несомненно, уверил его в том, что единственным мотивом его просьбы является желание избежать ознакомления чиновников британской цензуры с его личными делами. 

Агенты де Мэтра следили за всеми известными ему немецкими агентами в Голландии. Наблюдая за их жизнью и встречами, мы часто получали ценные сведения о тех, кто передавал донесения немцам. Самыми лучшими агентами де Мэтра были старый Хаас и его племянница. Никому бы не пришло в голову подозревать этого старика или его простенькую племянницу в том, что они являются агентами английской службы. Они были столь бесцветны, что даже в маленьком обществе не могли привлечь к себе внимание. Они хорошо знали языки, были [75] умны, наблюдательны и обладали неограниченным терпением — качества, бесценные для агентов контрразведки. 

Наконец, наши контрразведывательные организации в нейтральных странах могли, по требованию начальника в Англии, проверить любого человека или получить о нем нужные сведения, как, например, выяснение адресата подозрительных писем. 

Удивительно, как часто разведчик попадался на какой-нибудь мелочи. Я вспоминаю случай, когда британский цензор заинтересовался письмом, адресованным какому-то человеку в Голландии. Де Мэтр выяснил, что этот человек был немецким разведчиком. В письме, которое, несомненно, было послано с указанием вымышленного адреса в Англии, было сказано, что в дальнейшем все письма должны направляться по номеру две тысячи с чем-то. Только две или три улицы в Лондоне имели столько домов. Предпринятое расследование быстро привело к аресту немецкого агента, служившего «почтовым ящиком». 

В Голландии я, естественно, больше соприкасался с бельгийским отделом немецкой разведки, чем с каким-либо другим. Обязанность немецкой контрразведки в Бельгии заключалась в предупреждении там шпионажа. Я постоянно сталкивался и с ней. Немецкая контрразведка работала совершенно отдельно от своей разведки, единственной функцией которой была посылка агентов в союзные страны и сбор присылаемых ими донесений. 

Бельгийский отдел немецкой контрразведывательной службы, или тайная полиция, имел свой штаб на улице Берлемон в Брюсселе. Его агенты подстерегали нас на каждом шагу и заслужили наше уважение и восхищение. В начале войны руководителем службы был некто Берган, стоявший ранее во главе немецкой контрразведки в Дюссельдорфе. В его обязанности входило парализовать нашу деятельность и одновременно следить за несколькими миллионами жителей Бельгии. Как ни странно, но Бергэн не знал ни слова по-французски и в переговорах с бельгийцами должен был полагаться на своего помощника Пинкгоффа, работавшего во Франции ещё до войны под видом мясника. 

Немецкая разведка в Бельгии работала под руководством одной таинственной женщины, известной под именем «фрейлейн Доктор» и многими другими именами. Это была красивая, полная женщина средних лет, с твёрдым и жестоким характером. Из своего штаба в Антверпене она посылала агентов в Англию и во Францию. О ней рассказывали, [76] что она собственноручно застрелила одного или двух агентов, обманувших её. 

Политика этой разведчицы сводилась к запугиванию своих агентов настолько, чтобы они, опасаясь её мести, не решались ей изменить. Большую часть сведений о ней мы получали от одного бельгийца, который в течение короткого времени работал у неё. Его донесение было одним из первых сообщений, прочитанных мною при поступлении в разведку. 

Несмотря на усилия «фрейлейн Доктор» и берлинского штаба, из вопросников, которые мы находили у попадавшихся время от времени в наши руки агентов, было ясно, что немцы получала очень мало сведений из Англии. В результате, они мало-помалу сосредоточили свое внимание на России и, по всей вероятности, на Соединенных Штатах.

Подготовка к ликвидации секретной службы

Война окончилась, но моя работа продолжалась.3 

Я поехал в Льеж в штаб «Белой дамы», самой крупной из секретных организаций союзников. В Льеже я направился по адресу, сообщённому мне устно Сен-Ламбером в Голландии. Когда я в форме британского офицера вошёл в комнату, в которой собрались руководители «Белой дамы», они встретили и приветствовали меня как своего старшего начальника. Трое из них были священники, остальные — преподаватели, инженеры, юристы и лица свободных профессий. 

Оба начальника произвели на меня неизгладимое впечатление. Первый из них в довоенное время был одним из главных инженеров крупного бельгийского предприятия, другой — профессор Льежского университета. 

Я в кратких словах изложил свой план действий обоим начальникам. Они должны были представить мне подробную историю их организации, выявляющую роль каждого из её членов; дать список всех членов; вручить мне заявление с указанием суммы, которую я разрешил им занять. Я не упомянул ни словом о милитаризации, которую так [77] смело обещал, но когда кончил излагать им все требования по ликвидации, они немедленно привлекли меня к ответу. Я понял, что всё, что мне оставалось сделать, — это сказать им правду. Она их так потрясла и привела в такой ужас, что я обещал сделать всё возможное, чтобы заставить британские власти сдержать данное мной слово, так как все члены этой организации вступали в «Белую даму» в качестве британских солдат и давали присягу. 

Я выяснил, для какой цели штаб «Белой дамы» принял основную предосторожность, поставив во главе организации двух начальников. «Белая дама» состояла из двух независимых групп, настолько изолированных одна от другой, что только оба начальника знали об этом. Каждая группа имела не только своего начальника, но и отдельный «штаб», в котором сосредоточивались и печатались донесения. Контакт имелся лишь при передаче сведений в Голландию, причем он выражался в том, что второй начальник лично передавал донесения первому. Если бы одна из групп провалилась, то её начальник был единственным человеком, который мог бы погубить другую группу. 

Во избежание крупных арестов «штабы» были весьма хитроумно расположены. Тот, в котором был я, имел пять выходов: первый — на улицу; второй — в садик, расположенный позади дома и сообщающийся с домом одного агента, выходящим на другую отдалённую улицу; третий — на крышу и, наконец, четвёртый и пятый выходы, по одному в каждом этаже, ведущие через стенные шкафы, вид которых не возбуждал ни малейшего подозрения, — в соседний дом. В этом доме жили очень безобидные на вид пожилые супруги, которые в глазах соседей не имели никаких сношений с обитателями нашего дома. Эти чрезвычайные предосторожности были необходимы, так как в «штабах» нельзя было избежать постоянного хождения взад и вперёд. Здесь сосредоточивались донесения, печатались и подготовлялись к отправке в Голландию. 

Из Льежа 25 ноября 1918 г. я отправился в Брюссель на автомобиле, предоставленном мне «Белой дамой». 

По прибытии в Брюссель я обратился за помощью к руководителю местного отдела «Белой дамы». К моему удивлению, это оказались две сестры — начальницы фешенебельной женской школы. Немцы никогда не могли бы заподозрить этих чопорных женщин, которых каждый день можно было увидеть на прогулке с ученицами в лесу, в каком-либо музее или раз в неделю в опере. Однако они знали всё касающееся наблюдения за поездами и агентов-»фланёров»; [78] два раза в неделю, когда пансионерки были уже в постели, они запечатывали для отправки в Льеж донесения, собранные верной служанкой во время закупки продуктов. 

Я немедленно приступил к работе по ликвидации. Моим помощником был назначен капитан Кетбилл — офицер регулярной армии, захваченный немцами в плен в 1914 г. и пробывший всю войну в лагере для военнопленных в Германии. Мы приступили к работе по собиранию требуемых данных, систематически прорабатывая одну организацию за другой. Некоторые, из агентов приезжали в Брюссель, других мы доставляли в Льеж, где «Белая дама» под моим наблюдением открыла бюро по сбору материалов. 

Как только работа по ликвидации наладилась, я занялся вопросом милитаризации «Белой дамы», для чего повёл атаку одновременно в Лондоне и Брюсселе. 

На основании обещания, данного «Белой даме», и подтверждения того, что именно на этой базе и происходила вербовка новых членов, начальник в Лондоне в конце концов добился согласия британского военного министерства. Однако для получения санкции бельгийского правительства понадобились месяцы. «Белая дама», имевшая среди своих членов много влиятельных лиц, вела непрерывную кампанию во всех направлениях, в то время как британское военное министерство вело официальные переговоры с бельгийским правительством. Я лично представлял это дело двум премьер-министрам, но ничего не добился. Я обратился также к барону де Брокевиллю и обеспечил себе активную поддержку двух влиятельных членов бельгийского сената — маркиза Империали и сенатора Колло. Я даже убедил британского посла сэра Френсиса Вилье начать неофициальные переговоры с бельгийским правительством. Мы обратились также к королю через его личного секретаря Джеральда и через графа де Мерод, камергера двора. 

К этому делу были привлечены и мои личные друзья, работавшие в разных министерствах. 

Проходили недели. Я был готов отложить это дело как безнадежное, когда внезапно услыхал, что в результате переговоров, которые К. вел через британское посольство в Париже, французское правительство согласилось признать французскими солдатами всех своих граждан, работавших на британской разведывательной службе. Мы снова принялись осаждать бельгийские официальные инстанции, используя аргумент французского прецедента. Наконец, [79] к моему большому облегчению и к радости «Белой дамы», бельгийское правительство дало свою санкцию и распространило милитаризацию на всех, без исключения, бельгийских подданных, которые работали в различных секретных службах союзников в течение войны. Все они были признаны солдатами мировой войны.

Работа в паспортном бюро в Германии

В Лондоне начальник сообщил мне, что в награду за хорошо проведенную секретную работу в Голландии меня назначили на самый интересный пост — в Берлин. Там я должен был организовать паспортный отдел и руководить им. С этой целью меня прикомандировали к штату лорда Кильмарнока в качестве начальника паспортного отдела Германии, имеющего филиалы в Гамбурге и Мюнхене. Начальник направил меня в министерство внутренних дел за получением инструкций по вопросу о выдаче виз. 

В министерстве внутренних дел мне сказали, что ни при каких обстоятельствах нельзя давать визы кому бы то ни было из немцев, которые попытаются искать работу в Англии. Что касается других лиц, то я должен был возможно тщательнее проверять их, пересылая министерству на окончательное рассмотрение и санкцию заявления тех, благонамеренность которых подтвердилась расследованием. Мне показали множество формуляров и печатей, объяснили, как надо ими пользоваться, и уверили, что запас этих вещей ожидает меня в британской миссии. 

По прибытии в Берлин я отправился в отель «Бристоль», в котором останавливался в довоенное время, но оказалось, что получить там комнату невозможно. Получив комнату во временное распоряжение, я отправился в британскую миссию на свидание с генералом Малькольмом. 

Он познакомил меня с двумя своими сотрудниками — капитаном Брин, который большую часть военного времени провёл в немецком концентрационном лагере, и графом де Сэлис — сыном британского посланника при Ватикане. Особенно полезным оказался Брин. Он был хорошо знаком с политическим положением Германии и являлся правой рукой генерала Малькольма. 

В течение нескольких дней я ориентировался в обстановке. Затем, вооружённый формулярами и печатями, я стал ожидать желающих получить визу. Вначале был большой наплыв посетителей, работавших в Англии в довоенное [80] время, но, как только стало известно, что посетители этой категории виз не получат, число их значительно уменьшилось. Время от времени я, после надлежащего обследования, отправлял прошения о визах в Лондон на утверждение министерства внутренних дел, но вскоре увидел, что утверждались весьма немногие. 

Вскоре убедившись в том, что моя работа в Берлине не представляет мне достаточно обширного поля деятельности, я послал прошение об отставке и демобилизации. Моя просьба была удовлетворена.

Секретная служба мирного времени

Секретная служба мирного времени сильно отличается от разведки военного времени. Мирное время не знает затруднений со связью, представляющих собой основную проблему военного времени. Курьеры, «почтовые ящики», переходы через границу и большие организации, функционирующие по методу цепи, больше не нужны. Агент большей частью работает, один, имея непосредственную связь только с посредником из «штаба», который обычно находится не в той стране, где протекает деятельность агента, и не в той, которая является его родиной. Это делается для того, чтобы в случае ареста не существовало прямых указаний на страну, для которой работает агент. Очень часто агент получает инструкции от посредника, не зная, для какой страны он работает. Если он это узнает и при аресте выдаст эту тайну, то от него, понятно, всячески отрекаются. 

Характер требуемой информации большей частью тоже совершенно иной. Передвижение войск и номера частей, столь важные во время войны, теперь не имеют особого значения. Обычно агенту ставится определённая задача: например, получение чертежа или описания какого-либо нового пулемёта, танка или самолёта; выяснение точного числа строящихся подводных лодок, формулы нового ОВ, планов мобилизации, подробностей секретного договора или правительственных планов по какому-либо важному политическому вопросу и т. д. В каждом случае он должен быть основательно знаком с вопросом, для того чтобы его информация имела известную ценность. 

Время не имеет больше решающего значения. Агент может приступить к своей работе методично, и иногда проходят месяцы, прежде чем ему удается подготовить почву [81] для получения информации ЕЛИ для самостоятельного её добывания. Главное внимание обращено на качество информации, а не на быстроту. Я знаю случай, когда агент в течение нескольких недель с громадным риском для себя копировал код, который он мог украсть в несколько минут. Дело в том, что непосредственная кража, как бы ловка она ни была, не достигла бы своей цели. Полученный таким образом материал мог бы быть полезным при дешифровке одного сообщения, но и только. Как только исчезновение кода было бы замечено его владельцем, вся система кода была бы немедленно заменена новой. 

Часто разведчики добывают от предателя, прельщенного деньгами, то, что им нужно, или же получают требуемые данные благодаря болтливости ничего не подозревающего служащего или государственного чиновника, с которыми они беседуют. Хороший разведчик должен прекрасно знать человеческую природу и главным образом её слабые стороны, которыми он должен уметь пользоваться. 

Многие люди предавали свою родину бессознательно, когда их осторожно втягивал в беседу какой-нибудь знакомый, которому они доверяли и никогда не стали бы подозревать в шпионаже. Иногда оказывалось известное воздействие на их тщеславие, и они сообщали ряд интересных данных, чтобы подчеркнуть важность своего положения или с целью придать себе интерес. Если они и не сообщали всех данных, специалист мог заполнить пробелы информацией, полученной из другого источника. В том случае, когда требуется соблазнить лиц, располагающих нужными сведениями, хороший разведчик никогда не идёт на прямой подкуп. Если он определённо знает, что его жертва располагает важными для него сведениями, он, пользуясь методами казуистики и обольщения, которыми он должен мастерски владеть, добивается того, что владелец секрета сам предлагает ему эту сделку. Так, например, он по какому-либо случаю говорит, что его большой друг А. живет в стране Б. Несколько дней спустя он мимоходом замечает, что страна Б. заплатила бы что угодно за информацию, которой располагает его жертва. 

Если его всё же просят быть посредником, он приходит в ужас: «Я не могу вмешиваться в такие дела. Будьте осторожны, старина. Конечно, если вы хотите прокатиться за границу, то вы можете зайти к А. Я дам вам его адрес. Скажите ему, что вы мой приятель. Он будет в восторге познакомиться с вами». Таким образом, вербовщик не компрометирует себя. Если вербуемый даже не поедет к А., [82] всё же теперь известно, что сделка может быть совершена, и к нему подсылают другого агента, приезжающего с этой целью из-за границы и личность которого неизвестна. Если агент захвачен, то он обычно заявляет, что ничего не знает, что эти расспросы вызваны личной любознательностью и что он себе не представлял, что они могут показаться подозрительными. 

Иногда разведчик может воспользоваться чьей-либо личной нескромностью, и в этих случаях он прибегает к шантажу. Этот метод никогда не используется англичанами, но немцы прослыли в нем мастерами. Путем постоянного наблюдения и посещения «злачных» мест они трудолюбиво составили список лиц, находящихся на государственной службе и подверженных тому или иному пороку. Затем систематически опутывали тех, кого они хотели использовать, как это было в случае с Маненом. Они широко пользовались страстью к игре и, когда ценность информации оправдывала эти издержки, пускали в ход трюк с красивой женщиной и мужчиной-сообщником, используемый в романах о секретной службе. В Монте-Карло или в каком-либо другом курорте, в котором процветает игра, обольстительная женщина заставляет свою жертву терять крупные суммы за зелеными столами, а затем знакомит его с человеком, дающим ему взаймы деньги, с помощью которых он тщетно пытается вернуть свое состояние. По мере того, как проигрыши и занятые суммы растут, человек оказывается в полной власти этой пары. На это дело требуются большие расходы, так как займы не имеют никакой ценности, если не достигают крупных сумм, и далеко не всегда дают нужный результат. В противоположность общему представлению, секретная служба мирного времени не располагает неограниченными фондами. Она получает определённую сумму и расходует её осмотрительно, нисколько не желая выбрасывать деньги, когда нет полной уверенности в том, что эти расходы окупятся. 

Существует ошибочное представление, что все сведения получаются через посредство секретной службы. Иногда они покупаются у некоей международной организации, которая занимается тем, что продаёт одну и ту же информацию различным странам. Таким образом, часть сведений получается из источников, чуждых какой-либо системе разведки. 

Хотя посольства и консульства и являются средствами связи между странами и выполняют ряд других функций, как, например, защита интересов торгового флота своей [83] родины, выдача паспортов и поддержка торговых отношений, всё же они представляют собой глаза и уши своей родины в чужих странах. 

Дебаты в законодательных палатах, официальные сообщения государственных ведомств, официальные статистические ведомости и, наконец, газеты и журналы дают иностранным государствам массу сведений, которые тщательно исследуются и классифицируются. 

Наконец, некоторые из самых важных сведений — копии секретных договоров, чертежи военных кораблей и другого военного снаряжения, а также другие секретные данные и документы — часто продавались непосредственно официальным представителям иностранных государств предателями, боявшимися доверить свою тайну обычному, агенту. Ни одна страна ещё не отказывалась от сведений, имеющих для неё жизненно важное значение. Официальное лицо может отказаться принять информацию или не разговаривать на эту тему, но в этом случае немедленно создается связь с разведкой, и дело идет дальше неофициальным путём. После того как подобная информация дана, информатор, как правило, из опасения или под угрозой выдачи вынужден давать сведения и в дальнейшем, пока не становится шпионом, оплачиваемым данной страной. Если подобный человек работает в каком-либо государственном ведомстве, то он является весьма ценным агентом. 

Дипломаты и служащие консульств должны остерегаться и не проявлять излишней доверчивости, иначе может случиться, что они передадут секретной службе материалы, не имеющие ни малейшей ценности. Иногда фальшивые сведения или документы предлагаются мошенником, работающим для собственной выгоды, иногда подобные документы предлагаются намеренно агентом в целях поставить другую страну в неловкое положение или дать ложную информацию. Так, например, нескольким государствам предлагались фальшивые документы весьма компрометирующего характера, якобы выкраденные. Однако позже стало известно, что предлагавший их агент состоит на жалованье у одной из многочисленных белогвардейских организаций, пытающихся дискредитировать большевиков (курсив наш. — Ред.). 

Главная ценность секретной службы состоит не в количестве добываемой ею информации, но в тех средствах, которыми она пользуется для добывания специфической информации. Страна X имеет новое военное снаряжение, [84] подробное описание которого важно иметь стране Y. Страна Y не может сидеть и ждать, пока случай принесет ей нужные сведения; она поручает разведке добыть их. 

Диверсионные действия также направляются секретной службой. Их планы часто разрабатываются ещё в мирное время с тем, чтобы осуществить их сразу, как только начнется война, до того как противником могут быть приняты какие-либо защитные мероприятия. Взрывы каналов, оборонительных сооружений и заводов, изготовляющих военное снаряжение, и т. д. являются главной целью. В будущем возможна работа разведчиков по распространению бактериологических средств и заражению ОВ. 

Во время войны главной обязанностью секретной службы является добывание информации и, поскольку возможно, защита жизни своих агентов. Союзники нисколько не опасались того, что немцы, или даже весь мир, узнают, что они занимаются шпионажем. 

В мирное время дело обстоит иначе. Самое важное — это, чтобы не была скомпрометирована страна. Информация стоит на втором месте. Что касается агента, то его тайна охраняется, но о своей безопасности ему приходится думать самому. Лозунг таких агентов — самоотречение, и это относится даже к офицерам собственной армии, используемым для разведывательных целей. 

Разведчик мирного времени попадается реже. Ему не приходится преодолевать никаких затруднений по связи — нет ни цензуры, ни электрического провода, ни пограничной стражи. Лучше подготовленный, чем разведчик военного времени, он пользуется методами, обеспечивающими почти полную безопасность. Хороший разведчик — завсегдатай клубов, всеми любимый, щедрый, всегда готовый поболтать и к тому же внимательный слушатель — никогда не попадается. Столь же безопасно положение агента, ожидающего сведений от получающего скромное жалованье шифровальщика или какого-либо другого государственного чиновника, готового приработать на отпуск. То же относится и к посреднику, живущему в соседней стране, консулу маленькой страны, которую трудно найти на карте.

Примечания

1 Необходимо добавить, что в то время не было портативных радиостанций и, следовательно, их маскировка представляла непреодолимые трудности. (Ред.)

2 По легенде — появление «Белой дамы» должно было предвещать падение Гогенцоллернов. Это имя оказалось очень подходящим для названия организации, потому что она своей работой способствовала поражению германской армии и отречению кайзера. (Автор)

 Этот раздел печатается с значительными сокращениями: выпускаем неинтересное нашему читателю повествование автора о том, как британская разведка рассчитывалась со своей многочисленной агентурой, увольняемой с «работы» вследствие сокращения аппарата разведки после войны. (Ред.)


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

34210. Тип Arthropoda (членистоногие) 20.79 KB
  К типу членистоногих относятся раки крабы дафнии бабочки термиты муравьи пауки клещи трилобиты мечехвосты. Класс Trilobite трилобиты. Трилобиты – вымершие животные широко распространённые в раннем P2. трилобиты имели членистое тело покрытое хитиновым панцирем.
34211. Палеонтология 19.49 KB
  Остатки организмов сохраняются в осадочных породах только при благоприятных условиях захоронения и при наличии минерального или органического скелета. видов животных и растений но после гибели они исчезают бесследно если не попадут в благоприятные условия для их сохранения поэтому в ископаемом состоянии сохраняется лишь незначительная часть от большого числа ранее существовавших организмов. Лучше сохраняются остатки организмов обладающих твёрдым минеральным скелетом. Палеонтология связана с зоологией и ботаникой изучающими морфологию и...
34212. Образование ориктоценозов 20.78 KB
  Выделяют три основных этапа перехода: накопление органических остатков захоронение фоссилизация 1. Накопление органических остатков. Скопления остатков погибших организмов образуют танатоценоз – сообщество смерти.
34213. Основные этапы развития палеонтологии 29.91 KB
  Большое значение в развитии палеонтологии имели труды шведского учёного Карла Линнея 1707 – 1778 гг. Становление и развитие палеонтологии происходило в три этапа: додарвиновский дарвиновский и последарвиновский. Додарвиновский этап развития палеонтологии связан с именами таких учёных как англичанин Вильям Смит 1769 – 1839 – палеозоология беспозвоночных Жорж Кювье 1769 – 1832 – палеозоология позвоночных Александр Броньяр 1801 – 1876 – палеоботаника .
34214. Палеонтологический метод и основы стратиграфической классификации 21.23 KB
  Изучается литологический состав отдельных слоёв их взаимоотношение друг с другом причём принимается что при ненарушенном залегании подстилающей слой является более древним а покрывающий – более молодым принцип Стенона. Если же между ними наблюдается стратиграфическое несогласие то предполагается наличие перерыва в осадконакоплении а также возможность размыва нижележащих слоёв. Из каждого слоя или группы слоёв изучается систематический состав биоценозов. При извлечении из слоёв ископаемых остатков отмечаются особенности их захоронения...
34215. Породообразующая роль организмов 36.03 KB
  В образовании органогенной породы принимают участие как скелетные остатки так и продукты жизнедеятельности. В органическом породообразовании самую большую роль играют высшие растения. Организмы принимают участие и в образовании особых известковых форм рельефа океанов и морей – рифовых построек различного типа: береговые и барьерные рифы атоллы биостромы биогермы. В образовании ископаемых и современных рифов принимают участие различные организмы.
34216. Условия обитания животных в океанах и морях 22.64 KB
  Водя является легко проницаемой средой для активно передвигающихся животных. Существование в воде водорослей и бактерий обеспечивает жизнь очень многих животных. Скопление органического детрита поступающего с суши обеспечивает обильное развитие водорослей бурых зелёных багряных а те в свою очередь создают благоприятные условия для жизни многих животных – фораминифер червей моллюсков иглокожих ракообразных.