23497

Современный русский язык: Учебник

Книга

Иностранные языки, филология и лингвистика

Русский язык относится к группе славянских языков которые делятся на три подгруппы: восточную языки русский украинский белорусский; южную языки болгарский сербскохорватский словенский македонский; западную языки польский чешский словацкий кашубский лужицкий. Нормированность литературного языка заключается в том что состав словаря в нем регламентирован значение и употребление слов произношение правописание и образование грамматических форм слов подчиняются общепринятому образцу. Достаточно привести пример активного...

Русский

2013-08-05

3.16 MB

4 чел.

УДК 811.161.1

ББК 81.2Рус-92.3

  В 15

Валгина Н.С.

Розенталь Д.Э.

Фомина М.И.

Современный русский язык: Учебник / Под редакцией Н.С. Валгиной. - 6-е изд., перераб. и доп.

Москва: Логос, 2002.  528 с.  5000 экз.

Рецензенты: доктор филологических наук профессор Н.Д. Бурвикова,

доктор филологических наук профессор В.А. Пронин

Содержит все разделы курса современного русского языка: лексику и фразеологию, фонетику, фонологию и орфоэпию. графику и орфографию, словообразование, морфологию, синтаксис и пунктуацию. При подготовке настоящего издания учтены достижения в области русского языка за последние 15 лет. В отличие от пятого издания (М.: Высшая школа, 1987) в учебник включены материалы, освещающие активные процессы в современном русском языке, пополнен список способов словообразования. отмечены тенденции в употреблении форм грамматического числа, рода и падежа, учтены изменения в синтаксисе.

Для студентов высших учебных заведений, обучающихся по филологическим и другим гуманитарным направлениям и специальностям.

ISBN ISBN 5-94010-008-2

 

© Валгина Н.С., Розенталь Д.Э., Фомина М.И., 1987

© Валгина Н.С. Переработка и дополнение, 2001

© «Логос», 2002


Валгина Н.С.

Розенталь Д.Э.

Фомина М.И.

Современный русский язык

Учебник


От издательства

Настоящий учебник предназначен прежде всего для студентов филологических специальностей высших учебных заведений. Но он рассчитан также для использования в учебном процессе по широкому кругу гуманитарных специальностей - конечно, в первую очередь тех, где владение выразительными средствами литературной речи является предпосылкой успешной профессиональной деятельности. Думается, что в любом случае учебник будет полезен будущим юристам, педагогам, искусствоведам, журналистам.

Особенность издания - сжатость и компактность изложения материала - учитывает разнообразие потребностей возможной аудитории. Поэтому продолжительность лекционного курса, практических и самостоятельных занятий с использованием настоящего учебника может варьироваться в зависимости от направления, специальности подготовки гуманитариев, а также формы обучения: дневной, вечерней или заочной.

Учебник содержит все разделы курса современного русского языка; лексику и фразеологию, фонетику, фонологию и орфоэпию, графику и орфографию, словообразование, морфологию, синтаксис и пунктуацию.

При подготовке этого издания были учтены достижения в области русского языка за последние полтора десятка лет. Изменены формулировки отдельных теоретических положений, введены новые понятия, уточнена терминология, отчасти обновлены иллюстративные материалы и библиография, освещены активные процессы в современном русском языке, особенно в области лексики и синтаксиса.

Содержание разделов и параграфов пополнено новыми сведениями, в частности: обосновано положение о несколько изменившемся статусе литературного языка; расширен список способов словообразования; отмечены тенденции в употреблении форм грамматического числа; приведены данные о предложениях реальной и ирреальной модальности, координации форм подлежащего и сказуемого, генитивных предложениях, а также о неоднозначности решения вопроса об однородности и неоднородности сказуемых и др.

Таким образом, название учебника - «Современный русский язык» - отражает существенные черты излагаемого в нем учебного материала. Более того, учебник в какой-то мере раскрывает те тенденции, которые, как можно сегодня предвидеть, будут определять развитие русского языка в XXI веке.

Настоящее шестое издание подготовлено Н.С. Валгиной на основе одноименного стабильного учебника, выдержавшего пять изданий.

Введение

Современный русский язык - это национальный язык великого русского народа, форма русской национальной культуры.

Русский язык относится к группе славянских языков, которые делятся на три подгруппы: восточную - языки русский, украинский, белорусский; южную - языки болгарский, сербскохорватский, словенский, македонский; западную - языки польский, чешский, словацкий, кашубский, лужицкий. Восходя к одному и тому же источнику - общеславянскому языку, все славянские языки близки друг к другу, о чем свидетельствует сходство ряда слов, а также явлений фонетической системы и грамматического строя. Например: русское племя, болгарское племе, сербское плёме, польское plemiê, чешское plemě, русское глина, болгарское глина, чешское hlina, польское glina; русское лето, болгарское лято, чешское leto, польское lаtо; русское красный, сербское красан, чешское krasny; русское молоко, болгарское мляко, сербское млеко, польское mieko, чешское mleko и т.д.

Русский национальный язык представляет собой исторически сложившуюся языковую общность и объединяет всю совокупность языковых средств русского народа, в том числе все русские говоры и наречия, а также социальные жаргоны.

Высшей формой национального русского языка является русский литературный язык.

На разных исторических этапах развития общенародного языка - от языка народности к национальному - в связи с изменением и расширением общественных функций литературного языка изменялось содержание понятия «литературный язык».

Современный русский литературный язык - это язык нормированный, обслуживающий культурные потребности русского народа, это язык государственных актов, науки, печати, радио, театра, художественной литературы.

«Деление языка на литературный и народный, - писал А.М. Горький, - значит только то, что мы имеем, так сказать, «сырой» язык и обработанный мастерами».

Нормированность литературного языка заключается в том, что состав словаря в нем регламентирован, значение и употребление слов, произношение, правописание и образование грамматических форм слов подчиняются общепринятому образцу. Понятие нормы, однако, не исключает в отдельных случаях вариантов, отражающих изменения, которые постоянно происходят в языке как средстве человеческого общения. Например, литературными считаются варианты ударения: далеко - далёко, высоко - высоко, иначе - иначе; грамм, форм: машут - махают, мяучет - мяукает, полощет - полоскает.

Современный литературный язык, не без влияния средств массовой информации, заметно меняет свой статус: норма становится менее жесткой, допускающей вариантность. Она ориентируется не на незыблемость и всеобщность, а скорее на коммуникативную целесообразность. Поэтому норма сегодня - это часто не столько запрет на что-то, сколько возможность выбора. Граница нормативности и ненормативности иногда бывает стертой, и некоторые разговорные и просторечные языковые факты становятся вариантами нормы. Становясь всеобщим достоянием, литературный язык легко впитывает в себя прежде запретные средства языкового выражения. Достаточно привести пример активного использования слова «беспредел», ранее принадлежавшего уголовному жаргону.

Литературный язык имеет две формы: устную и письменную, которые характеризуются особенностями как со стороны лексического состава, так и со стороны грамматической структуры, ибо рассчитаны на разные виды восприятия - слуховое и зрительное.

Письменный литературный язык отличается от устного прежде всего большей сложностью синтаксиса и наличием большого количества абстрактной лексики, а также лексики терминологической, в частности интернациональной. Письменный литературный язык имеет стилевые разновидности: стили научный, официально-деловой, публицистический, художественный.

Литературный язык, как нормированный, обработанный общенародный язык, противополагается местным диалектам и жаргонам. Русские диалекты объединяются в две основные группы: севернорусское наречие и южнорусское наречие. Каждая из групп имеет свои отличительные черты в произношении, в словаре и в грамматических формах. Кроме того, имеются среднерусские говоры, в которых отражены особенности как того, так и другого наречия.

Современный русский литературный язык является языком межнационального общения народов Российской Федерации. Русский литературный язык приобщает все народы России к культуре великого русского народа.

С 1945 г. Уставом ООН русский язык признан одним из официальных языков мира.

Известны многочисленные высказывания великих русских писателей и общественных деятелей, а также многих прогрессивных зарубежных писателей о силе, богатстве и художественной выразительности русского языка. Восторженно отзывались о русском языке Державин и Карамзин, Пушкин и Гоголь, Белинский и Чернышевский, Тургенев и Толстой.

Курс современного русского языка состоит из следующих разделов: лексики и фразеологии, фонетики и фонологии, орфоэпии, графики и орфографии, словообразования, грамматики (морфологии и синтаксиса), пунктуации.

Лексика и фразеология изучают словарный и фразеологический состав русского языка и закономерности его развития.

Фонетика описывает звуковой состав современного русского литературного языка и основные звуковые процессы, протекающие в языке, предметом фонологии являются фонемы - кратчайшие звуковые единицы, служащие для различения звуковых оболочек слов и их форм.

Орфоэпия изучает нормы современного русского литературного произношения.

Графика знакомит с составом русского алфавита, соотношением между буквами и звуками, а орфография - с основным принципом русского написания - морфологическим, а также написаниями фонетическими и традиционными. Орфография - это совокупность правил, определяющих написание слов.

Словообразование изучает морфологический состав слова и основные типы образования новых слов: морфологический, морфолого-синтаксический, лексико-семантический, лексико-синтаксический.

Морфология является учением о грамматических категориях и грамматических формах слова. Она изучает лексико-грамматические разряды слов, взаимодействие лексических и грамматических значений слова и способы выражения грамматических значений в русском языке.

Синтаксис - это учение о предложении и словосочетании. Синтаксис изучает основные синтаксические единицы - словосочетание и предложение, виды синтаксической связи, типы предложений и их структуру.

На основе синтаксиса строится пунктуация - совокупность правил расстановки знаков препинания.

ЛЕКСИКА И ФРАЗЕОЛОГИЯ

Лексика русского языка

1.

Понятие о лексике и лексической системе

Лексикой называется вся совокупность слов языка, его словарный состав. Раздел языкознания, изучающий лексику, называется лексикологией (гр. lexikos - словарный + logos - учение). Различаются лексикология историческая, изучающая формирование словарного состава в его развитии, и лексикология описательная, занимающаяся вопросами значения слова, семантикой (гр. semantikos - обозначающий), объемом, структурой словарного состава и т.п., т.е. рассматривающая разнообразные типы взаимоотношений слов в единой лексико-семантической системе. Слова в ней могут быть связаны сходством или противоположностью значений (ср. например, синонимы и антонимы), общностью выполняемых функций (ср. например, группы слов разговорных и книжных), сходством происхождения или близостью стилистических свойств, а также принадлежностью к одной части речи и т.д. Такого рода отношения слов в разных группах, объединяемых общностью признаков, называются парадигматическими (гр. paradeigma - пример, образец) и являются основными в определении свойств системы.

Разновидностью системных связей является степень лексической сочетаемости слов друг с другом, иначе отношения синтагматические (греч. syntagma - нечто соединенное), которые нередко влияют и на развитие новых парадигм. Например, длительное время слово государственный по значению было связано лишь со словом государство как «политическая организация общества во главе с правительством или его органами». Будучи по значению относительным прилагательным, оно сочеталось с определенным кругом слов типа: строй, граница, учреждение, служащий и под. Затем его синтагматические отношения расширились: оно стало употребляться в сочетании со словами мышление, ум, человек, действие, поступок и т.п., приобретая при этом качественно-оценочное значение «способный мыслить и действовать широко, мудро». Это, в свою очередь, создало условия для возникновения новых парадигматических связей, которые оказали влияние и на развитие новых грамматических значений и форм: поскольку слово в определенных случаях выполняет функции качественных прилагательных, от него стали возможны образования отвлеченных существительных - государственность, качественных наречий - государственно, антонимов - негосударственный, антигосударственный и т.д.

Следовательно, оба типа системных отношений тесно связаны между собой и образуют в целом сложную лексико-семантическую систему, являющуюся частью общеязыковой системы.

Семасиологическая характеристика современной лексической системы

2.

Лексическое значение слова. Основные его типы

В слове различаются его звуковое оформление, морфологическая структура и заключенный в нем смысл, значение.

Лексическое значение слова - это его содержание, т.е. исторически закрепленная в сознании говорящих соотнесенность между звуковым комплексом и предметом или явлением действительности, «оформленное по грамматическим законам данного языка и являющееся элементом общей семантической системы словаря».

Значение слов отражает не всю совокупность познанных признаков, предметов и явлений, а лишь те из них, которые помогают отличать один предмет от другого. Так, если мы говорим: это птица, то нас в данном случае интересует лишь то, что перед нами разновидность летающих позвоночных животных, тело которых покрыто перьями, а передние конечности преобразованы в крылья. Эти признаки позволяют отличить птицу от других животных, например млекопитающих.

В процессе совместной трудовой деятельности, в своей общественной практике люди познают предметы, качества, явления; и определенные признаки этих предметов, качеств или явлений действительности служат основой значения слова. Поэтому для правильного понимания значения слов необходимо широкое знакомство с общественной сферой, в которой слово существовало или существует. Следовательно, в развитии значения слова немаловажную роль играют внеязыковые факторы.

В зависимости от того, какой признак положен в основу классификации, в современном русском языке могут быть выделены четыре основных типа лексических значений слов.

  1.  По связи, соотнесенности с предметом действительности, т.е. по способу наименования, или номинации (лат. nominatio - называние, наименование), выделяются значения прямое, или основное, и переносное, или непрямое.

Прямым значением называется такое, которое непосредственно связано с предметом или явлением, качеством, действием и т.п. Например, прямыми будут первые два значения слова рука: «одна из двух верхних конечностей человека от плеча до конца пальцев...» и «...как орудие деятельности, труда».

Переносным является такое значение, которое возникает в результате не прямой соотнесенности с предметом, а через перенос прямого значения на другой предмет вследствие различных ассоциаций. Например, переносными будут следующие значения слова рука:

1) (только ед.) манера письма, почерк; 2) (только мн.) рабочая сила;

3) (только мн.) о человеке, лице (...с определением) как обладателе, владельце чего-либо; 4) символ власти; 5) (только ед., разг.) о влиятельном человеке, способном защитить, оказать поддержку; 6) (только ед.) о согласии кого-либо на брак, о готовности вступить в брак.

Связи слов, обладающих прямым значением, меньше зависят от контекста и обусловлены предметно-логическими отношениями, которые достаточно широки и относительно свободны. Значение переносное гораздо больше зависит от контекста, оно обладает живой или частично потухшей образностью.

  1.  По степени семантической мотивированности значения разделяются на немотивированные (или непроизводные, идиоматичные) и мотивированные (или производные от первых). Например, значение слова рука - немотивированное, а значения слов ручной, рукав и др. - уже мотивированы семантическими и словообразовательными связями со словом рука.
  2.  По степени лексической сочетаемости значения делятся на относительно свободные (к ним относятся все прямые значения слов) и несвободные. Среди последних выделяют два основных вида:

1) фразеологически связанным значением называется такое, которое возникает у слов в определенных лексически неделимых сочетаниях. Они характеризуются узкоограниченным, устойчиво воспроизводимым кругом слов, связи которых между собой обусловлены не предметно-логическими отношениями, а внутренними закономерностями лексико-семантической системы. Границы употребления слов с этим значением узкие. Так, у слова закадычный переносное значение «искренний, задушевный» реализуется, как правило, только в сочетании со словом друг (дружба);

2) синтаксически обусловленным значением называется такое, которое появляется у слова при выполнении им необычной роли в предложении. В развитии этих значений велика роль контекста. Например, при использовании слова дуб в роли характеризующего лицо: Эх, ты, дуб, так ничего и не понял - реализуется его значение «тупой, нечуткий» (разг.).

К разновидности синтаксически обусловленных значений относится так называемое конструктивно ограниченное, которое возникает только в условиях использования слова в определенной синтаксической конструкции. Например, сравнительно недавно возникшее значение «район, область, место действия» у слова география обусловлено его использованием в конструкции с существительным в родительном падеже: география спортивных побед.

  1.  По характеру выполняемых номинативных функций выделяются значения собственно номинативные и экспрессивно-синонимические.

Номинативными называются такие, которые прямо, непосредственно называют предмет, явление, качество, действие и т.д. В их семантике, как правило, нет дополнительных признаков (в частности, оценочных). Хотя со временем такие признаки могут и появиться. (В этом случае развиваются разного рода переносные значения, но эта группа выделяется по другому классификационному признаку. См. тип 1.)

Собственно номинативным значением обладают, например, слова писатель, помощник, шуметь и мн. др.

Экспрессивно-синонимическим называется значение слова, в семантике которого преобладает эмоционально-экспрессивный признак. Слова с такими значениями существуют самостоятельно, отражены в словаре и воспринимаются как оценочные синонимы к словам, обладающим собственно номинативным значением. Ср.: писатель - писака, борзописец; помощник - пособник; шуметь - колобродить. Следовательно, они не только называют предмет, действие, но и дают особую оценку. Например, колобродить (прост.) не просто «шуметь», а «вести себя шумно, суетливо, беспутно, непорядочно».

Кроме указанных основных типов лексических значений, многие слова в русском языке имеют оттенки значений, которые, будучи тесно связанными с основным, все-таки имеют и отличия. Например, наряду с первым прямым значением слова рука в словарях дается и его оттенок, т.е. через точку с запятой указывается «часть этой же конечности от пясти да конца пальцев». (Ср. в словаре оттенки значений слова книга и многих других слов.)

3.

Слово как лексическая и грамматическая единица языка

Слово как основная единица языка изучается в различных разделах языкознания.

Так, с точки зрения фонетической рассматривается звуковая оболочка, выделяются те гласные и согласные звуки, которые составляют слово, определяется слог, на который падает ударение, и т.д.

Лексикология (описательная) в первую очередь выясняет все, что связано со значением слова: уточняет типы значений, определяет сферу употребления слова, стилистическую окраску и т.п. Для лексикологии (исторической) важным является вопрос о происхождении слова, его семантике, сфере употребления, стилистической принадлежности и т.д. в разные периоды развития языка.

С точки зрения грамматической выявляется принадлежность слова к той или иной части речи, присущие слову грамматические значения и грамматические формы (см. об этом подробнее § 106), роль слов в предложении. Все это дополняет лексическое значение слова.

Грамматические и лексические значения тесно между собой связаны, поэтому изменение лексического значения нередко приводит к изменению грамматической характеристики слова. Например, в словосочетании глухой согласный слово глухой (в значении «звук, образуемый только при участии одного шума, без участия голоса») - это имя прилагательное относительное. А в словосочетании глухой голос слово глухой (в значении «приглушенный, неясный») - это имя прилагательное качественное, имеющее степени сравнения, краткую форму. Следовательно, изменение значения повлияло и на морфологическую характеристику слова.

Лексические значения оказывают влияние не только на способы образования отдельных грамматических форм, но и на образование новых слов. Так, в результате исторического развития значений одного слова мех появилось два разных слова, которые обозначают разные понятия: мех беличий и мех кузнечный (см. об этом § 5).

Лексическое значение в слове может быть единственным (такие слова называются однозначными), но может и сосуществовать с другими лексическими значениями этого же слова (такие слова называются многозначными).

4.

Многозначность слова

Многозначностью, или полисемией (гр. poly - много + sma - знак), называется свойство слов употребляться в разных значениях. Так, слово ядро в современном русском языке имеет несколько значений:

1) внутренняя часть плода в твердой оболочке: А орешки не простые, все скорлупки золотые, ядра - чистый изумруд (П.); 2) основа чего-либо (книжн.): На Волге было уничтожено ядро фашистской армии; 3) центральная часть чего-либо (спец.): ядро атома; 4) старинный орудийный снаряд в виде круглого литого тела: Катятся ядра, свищут пули, нависли хладные штыки (П.). Смысловая связь выделенных значений тесная, поэтому все они и рассматриваются как значения одного и того же слова.

Слово труба, например, в словосочетаниях водопроводная труба или подзорная труба имеет значение «длинный, пустотелый, обычно круглого сечения предмет». Трубой называется и духовой медный музыкальный инструмент с сильным звонким тембром: Творец мой! оглушил, звончее всяких труб! (Гр.). Это слово употребляют и в таком специальном значении, как «канал в организме для сообщения между органами», например, евстахиева труба.

Таким образом, слово в процессе своего исторического развития, кроме исходного значения, может приобретать новое, производное значение.

Способы образования значений слов различны. Новое значение слова может возникнуть, например, путем переноса названия по сходству предметов или их признаков, т.е. метафорически (от гр. metaphora - перенос). Например; по сходству внешних признаков: нос (человека) - нос (корабля), формы предметов: яблоко (антоновское) - яблоко (глазное), по сходству ощущений, оценок: теплое (течение) - теплое (участие) и т.д. Возможны также переносы наименований по сходству выполняемых функций (т.е. функциональные переносы): перо (гусиное) - перо (стальное), кондуктор (должностное лицо, сопровождающее поезд) - кондуктор (в технике - приспособление, направляющее инструмент).

Новое значение может возникнуть в результате появления ассоциаций по смежности (так называемые метонимические переносы, греч. metonymia - перенаименование). Например, наименование материала переносится на изделие из этого материала: люстра из бронзы (название материала) - В антикварном магазине продавалась старинная бронза (изделие из этого материала). Метонимическим способом возникают и разного рода соподразумевания (гр. synekdochē), т.е. наименование одним словом действия и его результата, ср.: заниматься вышивкой - выставка художественной вышивки; части и целого (и наоборот), ср.: Мелькали бушлаты с бескозырками и серые шинели (т.е. моряки и пехотинцы; в этом случае по части одежды назван человек) и т.д.

Разные значения слова, а также их оттенки составляют так называемую семантическую его структуру и служат ярким примером проявления системных связей внутри одного слова. Именно этот тип отношений позволяет пишущим и говорящим широко использовать многозначность как без особой стилистической заданности, так и с определенной целью: для придания речи выразительности, эмоциональности и т.д.

В случае разрыва или полной утраты семантических связей между разными значениями появляется возможность для называния уже известным словом совершенно иных понятий, предметов и т.д. Это один из способов развития новых слов - омонимов.

5.

Лексические омонимы, их типы и роль в языке

Омонимами (гр. homos - одинаковый + onyma - имя) называются слова, разные по значению, но одинаковые по звучанию и написанию. В лексикологии изучаются два вида лексических омонимов: полные и неполные, или частичные.

Полные лексические омонимы представляют собой слова одного грамматического класса, у них совпадает вся система форм. Например: коса - «вид прически», коса - «сельскохозяйственное орудие» и коса - «мыс, отмель»; заставить - «загородить чем-либо поставленным» и заставить - «принудить кого-то что-то сделать» и т.д.

Явление частичной (или неполной) омонимии характеризуется тем, что разные по значению слова совпадают в звучании и написании не во всех грамматических формах. Сюда могут быть отнесены омонимы типа пал - «лесной, полевой или степной пожар» и пал - «свая или чугунная тумба, к которой канатами прикрепляют судно во время стоянки (от гол. paal - столб, свая)». Во множественном числе эти слова имеют разное ударение: пал - палы и пал - палы. Не совпадут все формы и у слов-омонимов завод - «действие по глаголу заводить» и завод - «предприятие». Первое существительное (абстрактное по значению) не имеет форм множественного числа. К неполным лексическим омонимам относятся и многие совпадающие в звучании и написании глаголы: закапывать - несов. вид от глагола закапать (лекарство) и закапывать - несов. вид от глагола закопать (что-то в землю). Формы совершенного вида у этих глаголов различны. То же самое наблюдается у неполных омонимов намешивать - несов. вид от глагола намесить и намешивать - несов. вид от глагола намешать и др.

Возникновение в языке омонимов (полных и частичных, или неполных) обусловлено рядом причин.

Омонимы возникают в результате того, что первоначально разные значения одного и того же слова становятся настолько далекими, что в современном языке воспринимаются уже как принадлежащие разным словам, и лишь специальный этимологический анализ помогает установить общность этих слов.

К этой группе омонимов относятся такие слова, как месяц - одна двенадцатая часть астрономического года и месяц - небесное светило, луна; мир - согласие, отсутствие войны и мир - вселенная, земной шар; стан - корпус, туловище и стан - лагерь.

Иногда омонимы появляются в результате того, что исконное слово совпадает в своем звучании с заимствованным. Например, клуб - масса чего-либо движущегося (пыли, дыма и т.д.) и клуб - общественная организация, объединяющая людей (англ. club), горн - часть шахтной печи или (первоначально) кузнечный очаг и горн - сигнальный рожок (нем. Horn) и др.

Нередко одинаково звучат не только русские и заимствованные слова, но в силу определенных фонетических законов в русском языке приобретают одинаковое звучание несколько слов, заимствованных из разных языков. Такое звуковое совпадение наблюдается в словах кран (гол. kraan) - трубка с затвором, служащая для выливания жидкости, и кран (нем. Kran) - механизм для подъема и передвижения тяжестей; банка (польск. banka) - цилиндрический стеклянный, глиняный или жестяной сосуд, банка (гол. bank) - отмель и банка (нем. Bank) - поперечная скамья в лодке; бар (англ. bar) - особый тип ресторана, бар (фр. barre) - наносная мель и бар (греч. baros) - спец. единица атмосферного давления; бак (фр. bac) - металлический закрытый сосуд и бак (гол. bak) - носовая часть верхней палубы корабля и др.

Совпадение звучания русского и заимствованного слов происходит иногда не сразу. Когда-то по-разному звучавшие слова в процессе исторического развития языка оказываются одинаково звучащими, т.е. омонимами. Такой путь прошли, например, слова лук - огородное растение (древнее заимствование из германских языков) и лук - ручное оружие для метания стрел (восходит к древнерусскому лк, где - носовой звук о).

По своему морфологическому строению омонимы бывают простые, или непроизводные, и производные. Непроизводных омонимов больше всего имеется в кругу имен существительных. Омонимия производная особенно распространена среди глаголов (ср.: засыпать - погружаться в сон и засыпать - заполнять чем-нибудь сыпучим и др.).

С лексическими омонимами не следует смешивать так называемые омоформы, омофоны и омографы, которые сходны с лексической омонимией, но характеризуют в широком смысле слова явление так называемой стилистической омонимии: 1) совпадение звучания и написания одной или нескольких форм слов - омоформы (ср. дорогой - им. п. прилагательного мужского рода и дорогой - род., дат., предл. падежи прилагательного женского рода); 2) одинаковое произношение, но различное написание слов и словосочетаний - омофоны (ср. глаз - глас; мог ли - мокли); 3) одинаковое написание, но разное произношение слов - омографы (ср. замок и замок).

Подобные явления могут наряду с собственно лексической омонимией использоваться в разных стилистических целях: для создания выразительности речи, в каламбурах, шутках и т.д.

См., например, у Я. Козловского в стихотворении «Медведь и осы» из серии стихов «О словах разнообразных, одинаковых, но разных»:

Нес медведь, шагая к рынку,

На продажу меду крынку.

Вдруг на мишку - вот напасть! -

Осы вздумали напасть.

Мишка с армией осиной

Дрался вырванной осиной.

Мог ли в ярость он не впасть,

Если осы лезли в пасть,

Жалили куда попало,

Им за это и попало.

Омонимичные слова наряду с многозначными также образуют определенные группы, связанные внутри единством семантически разных слов, сходных в написании, произношении, совпадении грамматических форм. Следовательно, и они, выпадая из системы слов, семантически близких или противоположных, тем не менее представляют собой формально объединяемые синтагмы, т.е. элементы общей языковой системы.

Примечание. С омонимичными словами не следует смешивать слова-паронимы (гр. para - возле + onyma - имя), которые различаются значением, но сходны по произношению, грамматической принадлежности, а нередко и родству корней. Например, абонемент - абонент, будний - будничный, обидный - обидчивый, предоставить - представить и мн. др. (См. об этом подробнее: Вишнякова О.В. Паронимия в русском языке. М., 1984.)

6.

Лексические синонимы, их типы и роль в языке

Синонимия - одно из ярких проявлений системных отношений в лексике. В синонимические связи вступают слова, сходные по возникающим ассоциациям и близости обозначаемых понятий. Этот признак присущ не всем словам русского языка. Так, не вступают в подобные отношения имена собственные, названия стран, городов, поселков и их жителей, многие конкретные наименования предметов быта, слова-термины (хотя в этой области есть немало исключений).

Лексические синонимы (rp. synonymas - одноименный) - это близкие или тождественные по значению слова, которые по-разному называют одно и то же понятие. Синонимы отличаются друг от друга или оттенком значения (близкие), или стилистической окраской (однозначные, т.е. тождественные), или тем и другим признаком одновременно. Например: румяный - розовый, розовощекий, розоволицый, краснощекий; окрестность - окружность, округа (разг.); преждевременный - ранний, безвременный (приподн., книжн. со словами смерть, кончина, гибель и т.п.). Первые отличаются в основном оттенками значений. В двух следующих синонимических рядах наряду с семантическими различиями имеются и стилевые (см. пометы разг. и книжн.), а также стилистические (см. помету приподн.).

В зависимости от семантических или функционально-стилистических различий условно выделяются три основных типа синонимов:

1) идеографические (гр. idea - понятие + graphō - запись), или собственно семантические, 2) стилевые (по отнесенности к одному из функциональных стилей (см. указанные выше пометы разг. и книжн., 3) собственно стилистические (т.е. такие, в значении которых есть дополнительные оценочно-экспрессивные оттенки, см. помету приподн.). Последние два типа обычно тесно между собой связаны (ср., например, синонимы к межстилевому и стилистически нейтральному слову жизнь: разг. житье, обих.-разг., фам. житье-бытье и обих.-разг., преимущ. пренебр. бытье). Следовательно, принадлежность к стилю нередко уточняется указанием на дополнительную оценочность или коннотацию, т.е. собственно стилистическую характеристику. Такие синонимы нередко называют еще семантико-стилистическими, так как все они имеют и различия в значении. (Заметим, что этим объясняется и относительная условность в выделении указанных типов синонимов.)

Возникновение в языке синонимов указанных выше типов обусловлено рядом причин. Одной из них является стремление человека найти в предмете или явлении действительности какие-то новые черты и обозначить их новым словом, сходным по значению с уже имеющимся наименованием этого предмета, явления, качества (ср., например, употребление слов слух, молва, весть, известие, сообщение и других для обозначения одного понятия).

Синонимы появляются в языке в связи с проникновением заимствованных слов, близких или идентичных по значению русским (ср., например: проводник - гид, чичероне; зародыш - эмбрион; введение - преамбула и др.).

Иногда близкие по значению слова появляются в языке в силу того, что в различных экспрессивно-стилистических группах слов, в различных стилях речи один и тот же предмет, одно и то же явление может быть названо по-разному. Так, слова глаза, руки, идет, этот, напрасно и другие являются общеупотребительными. В речи возвышенной, в поэтической речи их синонимами могут быть устаревшие для современного русского языка слова очи, длани, грядет, сей, вотще. Например, у А.С. Пушкина наблюдаем употребление синонимов глаза - очи: Нет, не агат в глазах у ней, но все сокровища Востока не стоят сладостных лучей ее полуденного ока...

Для снижения стиля некоторые из них в разговорно-бытовой речи заменяются синонимами просторечного или диалектного характера: глаза - гляделки, зенки, шары и т.д.; руки - лапы; идет - топает. Например, у Ф.И. Панферова находим: Маркел пальцем на свои глаза показал: - У самого гляделки есть.

Отдельные общеупотребительные слова могут иметь в качестве синонимов сочетания слов, передающие их значение фразеологически, например: умер - приказал долго жить, отошел в мир иной, покинул юдоль сию и др. См. у А.С. Пушкина:

- Здоров ли ваш медведь, батюшка Кирила Петрович?

- Миша приказал долго жить, - ответил Кирила Петрович.

- Умер славною смертью.

Синонимы возникают и в том случае, когда предмету, признаку или явлению действительности дается иная эмоциональная оценка (ср. жестокий - безжалостный, бессердечный, бесчеловечный, лютый, свирепый и т.д.).

Синонимичными в современном русском языке бывают не только отдельные слова, но и отдельные фразеологические обороты (см. § 25).

Синонимия тесно связана с явлением многозначности. Например, слово тихий имеет несколько значений, и к каждому из них могут быть подобраны свои синонимы. Так, в словосочетании тихий сон его синонимами являются - спокойный, безмятежный, но этими словами невозможно заменить слово тихий в сочетании его со словом человек. Синонимами к нему в словосочетании тихий человек является - незаметный, скромный; в словосочетании тихий голос - слабый, еле слышный; в словосочетании тихая езда прилагательному тихая синонимичны - медленная, спокойная и т.д. Слово прибыль тоже имеет несколько синонимов: выгода, нажива, барыш. Однако не всегда это слово можно заменить любым из указанных синонимов. Так, во фразе Прохор Петрович меж тем производил полугодичный подсчет оборотам. Баланс показывал прибыль (Шишк.) нельзя слово прибыль заменить, например, словами барыш, нажива или выгода, так как будет искажен смысл всей фразы; слово прибыль в данном контексте является стилистически наиболее уместным и точным.

В условиях контекста слова могут быть взаимозаменяемы синонимами (например, взор - взгляд; пьедестал - постамент; штиль - безветрие; великан - гигант, колосс, исполин, титан и т.д.). Однако слова, группирующиеся в общий синонимический ряд, не всегда могут быть взаимозаменяемы (см. пример со словами прибыль - выгода, нажива и пр.). Слова-синонимы имеют в составе синонимического ряда какое-то одно, как правило, стилистически нейтральное стержневое (основное) слово, которое принято называть доминантой (лат. dominans - господствующий). Таким является, например, глагол говорить по отношению к словам, стилистически окрашенным - молвить, изрекать, бурчать и др.

Синонимические возможности русского языка разнообразны; синонимами могут быть и разнокорневые слова (величие - грандиозность; метель - вьюга, буран) и однокорневые (величие - величавость, величественность; метель - метелица; беспринципный - непринципиальный). В синонимическом ряду вместе с отдельными словами могут быть объединены сочетания служебных и знаменательных слов (назло - в пику; анонимный - без подписи), слова и терминологические сочетания слов (авиация - воздушный флот; дантист - зубной врач) и др.

Роль синонимов в речи исключительно велика: они помогают избежать ненужных повторений одного и того же слова, точнее, четче передают мысли, позволяют выразить многообразие оттенков того или иного явления, качества и т.д.

Наряду с общелитературными, принятыми, узуальными (лат. usus - обычай) синонимами в процессе употребления в речи (особенно в языке художественной литературы) в роли синонимов выступают слова, которые в обычном употреблении не имеют ничего общего в своем значении. Например, в предложении: Вышла румяная девка и стукнула на стол самовар (М. Г.) слово стукнула синонимизируется со словом поставила, хотя в общелитературном языке они синонимами не являются. Подобное употребление называется окказиональным (лат. occasional - случайный), обусловленным индивидуальным отбором слов только для данного контекста. За такими словами устойчивого закрепления синонимических значений в системе языка не наблюдается. Они не отражены в словарях.

По количеству слов синонимические ряды неодинаковы: одни имеют в составе два-три слова (брак - супружество; авторитет - вес, престиж), другие включают в свой состав большое количество слов и оборотов (победить - одолеть, разбить, разгромить, побороть, сломить, осилить, восторжествовать, пересилить, справиться, взять верх, одержать победу и др.).

7.

Лексические антонимы, их типы и роль в языке

О наличии в языке устойчивых системных отношений свидетельствует соотносительное противопоставление слов по общему, самому существенному для их значения семантическому признаку. Такие слова с противоположным значением и называют антонимами (гр. anti - против + onyma - имя).

В антонимические отношения вступают слова, которые соотносительны между собой по логической связи, общности семантики и грамматическим значениям (относятся к одной и той же части речи). Например, румяный - бледный, веселый - грустный, вежливый - грубый, здоровье - болезнь, радость - печаль. В приведенных парах заключены противоположные значения в области качества, состояния, а также свойства предметов и явлений. Антонимы могут выражать и контрастные понятия времени (рано - поздно, утро - вечер), пространства (близкий - далекий, юг - север), размера, объема (маленький - большой, мелкий - глубокий), чувства (любовь - ненависть, счастье - горе), возраста (старый - молодой), явлений природы (холод - жара, ветрено - тихо), контрастные понятия в области предметов и явлений, связанных с общественной деятельностью человека (труд - безделье, победа - поражение, мир - война) и др.

В антонимические отношения вступают далеко не все слова русского языка. Так, не имеют антонимов существительные с конкретным значением (дом, стол, стена), нет антонимов у числительных, у большей части местоимений. Как правило, нет антонимов среди качественных прилагательных, обозначающих названия цветов и их оттенков (за исключением немногих: черный - белый, темный - светлый), хотя в целом антонимические пары среди качественных прилагательных образуются особенно активно, и как раз именно это служит одним из отличительных признаков качественных прилагательных.

Антонимы могут быть как разнокорневыми (хорошо - плохо, любовь - ненависть), так и однокорневыми (друг - недруг, честный - бесчестный, подземный - надземный, вливать - выливать). В однокорневых антонимах противоположность значения зависит от значения присоединяемых приставок, которые, как и слова, могут вступать между собой в антонимические отношения (ср. противоположность значений приставок за- и от-, за- и вы-, например: закрыть - открыть, зарыть - вырыть).

При выборе антонимов учитывается возможность многозначности слова. Так, слово низкий может быть антонимом не только к слову высокий (низкий дом - высокий дом), но и к словам благородный (низкий поступок - благородный поступок), возвышенный (низкая цель - возвышенная цель).

Употребление антонимов делает речь более выразительной. Особенно широко антонимы используются в фольклоре. Например, в пословицах и поговорках: В шутку сказано, да всерьез задумано; Летом готовь сани, а зимой - телегу; в зачинах сказок: Близко ли, далеко ли, низко ли, высоко ли. См. у П.П. Ершова в сказке «Конек-горбунок»: ...Не на небе - на земле жил старик в одном селе.

Антонимы нередки в поэзии. См., например, у В. В. Маяковского: Радость ползет улиткой, у горя бешеный бeг... Или у Р. Рождественского: Нахожусь ли в далеких краях, ненавижу или люблю - от большого, от главного я - четвертуйте - не отступлю. В роли антонимов писатели и поэты иногда употребляют и стилистические синонимы. Например: - Нет, я - артист, а не актер. Прошу различать. Актеру - венки и пошлые рукоплескания, а мне - лишь потрясение (А.Н. Т.). Или: А у Ули глаза были большие, темно-карие, - не глаза, а очи... (Фад.).

Антонимы используются в качестве названий произведений: «Война и мир» Л.Н. Толстого, «Дни и ночи» К. Симонова и т.д.

Антонимия может служить и средством создания иронии. См. у М. Горького: ...Не стану говорить, как горько живется рабочим в этих сладких заведениях, производящих конфеты и пряники.

Наряду с общелитературными антонимами в языке художественной литературы нередки контекстуальные (индивидуальные) противопоставления слов, которые в обычном употреблении не антонимичны. См., например, у А.С. Пушкина: Они сошлись. Вода и камень, стихи и проза, лед и пламень не столь различны меж собой.

Лексика современного русского языка с точки зрения ее происхождения

8.

Словарный состав и его формирование

Русская лексическая система в ее современном виде появилась не сразу. Процесс формирования словарного состава длительный и сложный, тесно связанный с историей развития русского народа. Историческая лексикология называет два основных пути развития лексической системы: 1) возникновение слов исконных, т.е. существующих издавна, постоянно, искони и 2) заимствование слов из других языков.

9.

Исконная лексика русского языка

По хронологическому признаку выделяются следующие группы исконных русских слов, объединяемых своим происхождением, или генезисом (гр. genesis - происхождение): индоевропейские, общеславянские, восточнославянские (или древнерусские) и собственно русские.

Индоевропейскими называются слова, которые после распада индоевропейской этнической общности (конец эпохи неолита) были унаследованы древними языками этой языковой семьи, в том числе и общеславянским языком. Так, общими для многих индоевропейских языков будут некоторые термины родства: мать, брат, дочь; названия животных, продуктов питания: овца, бык, волк, мясо, кость и т.д.

Общеславянскими (или праславянскими) называются слова, унаследованные древнерусским языком из языка славянских племен, занимавших к началу нашей эры обширную территорию Восточной, Центральной Европы и Балкан. В качестве единого средства общения он использовался приблизительно до VII в. н. э., т.е. до того времени, когда в связи с расселением славян (оно началось раньше, но наибольшей интенсивности достигло к VI-VII вв.) распалась и языковая общность. Естественно предполагать, что и в период распространения единого общеславянского языка уже существовали некоторые территориально обособленные диалектные различия, которые в дальнейшем послужили основой для формирования отдельных славянских языковых групп: южнославянских, западнославянских и восточнославянских. Однако в каждой из этих групп выделяются слова, появившиеся в период общеславянского единства. Например, общеславянскими являются наименования, связанные с растительным миром: дуб, липа, ель, сосна, клен, ясень, черемуха, лес, бор, дерево, лист, ветвь, ветка, кора, сук, корень; названия культурных растений: просо, ячмень, овес, пшеница, горох, мак; названия трудовых процессов и орудий труда: ткань, ковать, сечь, мотыга, челнок; названия жилища и его частей: дом, сени, пол, кров; названия домашних и лесных птиц: курица, гусь, соловей, скворец; названия продуктов питания: квас, кисель, сыр, сало и т.д.

Восточнославянскими (или древнерусскими) называются слова, которые начиная с VIII в. возникали уже только в языке восточных славян (предков современных русских, украинцев, белорусов), объединенных к IX в. большим феодальным государством - Киевской Русью. Историческая лексикология располагает пока незначительными сведениями о специфике древней восточнославянской лексики. Однако несомненно, что есть слова, известные только трем восточным славянским языкам. К таким словам относятся, например, названия различных свойств, качеств, действий: сизый, хороший, рокотать; термины родства, бытовые названия: падчерица, дядя, кружево, погост; названия птиц, животных: зяблик, белка; единицы счета: сорок, девяносто; ряд слов с общим временным значением: сегодня, внезапно и др.

Собственно русскими называются все слова (за исключением заимствованных), которые появились в языке уже тогда, когда он сформировался сначала как язык великорусской народности (с XIV в.), а затем и как национальный русский язык (с XVII в.). Собственно русскими будут, например, наименования действий: ворковать, разредить, размозжить, распекать, брюзжать; названия предметов быта, продуктов питания: обои, облучок, обложка, голубцы, кулебяка; наименования отвлеченных понятий: итог, обман, обиняк, опыт и мн. др. (см.: Краткий этимологический словарь русского языка. М., 1971).

10.

Заимствованные слова в русском языке

Русский народ с древних времен вступал в культурные, торговые, военные, политические связи с другими государствами, что не могло не привести к языковым заимствованиям. В процессе употребления большая часть их подверглась влиянию заимствующего языка. Постепенно заимствованные слова, ассимилированные (от лат. assimilare - усваивать, уподоблять) заимствующим языком, входили в число слов общеупотребительных и уже не воспринимались как иноязычные. В разные эпохи в исконный язык (общеславянский, восточнославянский, собственно русский) проникали слова из других языков. В настоящее время такие слова, как сахар, свекла, баня и другие, считаются русскими, хотя они были заимствованы из греческого языка. Вполне обрусели и такие слова, как школа (из латинского языка через польский), карандаш (из тюркских языков), костюм (из французского языка) и мн. др. Национальная самобытность русского языка ничуть не пострадала от проникновения в него слов иноязычных, так как заимствование - вполне закономерный путь обогащения любого языка. Русский язык сохранил свою полную самостоятельность и лишь обогатился за счет заимствованных слов.

В зависимости от того, из какого языка пришли те или иные слова, могут быть выделены два типа заимствований: 1) заимствования родственные (из славянской семьи языков) и 2) заимствования иноязычные (из языков иной языковой системы). К первому типу относятся заимствования из родственного старославянского языка (иногда в лингвистической литературе его называют древнеболгарским). Ко второму - заимствования из греческого, латинского языков, тюркские, скандинавские, западноевропейские (романские, германские и др.).

По времени проникновения заимствованная лексика тоже неоднородна: одни слова в ней относятся к периоду индоевропейской языковой общности, другие - к общеславянскому языковому единству, третьи пополняли язык восточных славян в древнерусский период его существования и, наконец, немало слов вошло уже в собственно русскую лексику.

Одновременно и русские слова входили в другие языки.

10.1.

Заимствования из родственных славянских языков

Из родственных языковых заимствований особо выделяется значительная по составу группа слов старославянского происхождения. Однако немалую роль в обогащении русского языка сыграли и слова, пришедшие из других славянских языков - белорусского, украинского, польского, словацкого и др.

Старославянизмы получили широкое распространение на Руси после принятия христианства, в конце Х в. Они пришли из близкородственного старославянского языка, который длительное время использовался в ряде славянских государств в качестве литературного письменного языка, употребляемого для перевода греческих богослужебных книг. В его южнославянскую основу органично вошли элементы из языков западно- и восточнославянских, а также немало заимствований из греческого. С самого начала этот язык применялся прежде всего в качестве языка церкви (поэтому его иногда называют церковнославянским или древнецерковноболгарским). В разных странах он принимал черты местных языков и в этом виде использовался за пределами собственно литургических текстов. В памятниках древнерусской письменности (особенно в летописях) нередки случаи смешения старославянского и русского языков. Это свидетельствовало о том, что старославянизмы не были чуждыми заимствованиями и прочно укреплялись в русском языке как близкородственные.

Из старославянского языка в русский пришли, например, церковные термины: священник, крест, жезл, жертва и др.; многие слова, обозначающие абстрактные понятия: власть, благодать, согласие, вселенная, бедствие, добродетель и др.

Старославянизмы, заимствованные русским языком, не все одинаковы: одни из них являются старославянскими вариантами слов, существовавших еще в общеславянском языке (глад, враг и др.); другие являются собственно старославянскими (ланиты, уста, перси, истина и др.); причем существующие исконно русские слова, синонимичные им, совершенно иные по своей фонетической структуре (щеки, губы, груди, правда и др.). Наконец, выделяются так называемые семантические старославянизмы, т.е. слова по времени появления общеславянские, однако получившие особое значение в старославянском языке и с этим значением вошедшие в состав русской лексики (грех, Господь и др.).

Старославянизмы по сравнению с русскими вариантами имеют звуковые (фонетические), морфологические и семантические отличительные признаки.

К основным звуковым относятся: 1) неполногласие, ср.: врата - ворота, плен - полон; 2) начальные ра, ла, ср.: равный, ладья - ровный, лодка; 3) сочетание жд, согласный щ, ср.: хождение - хожу, освещение - свеча; 4) е в начале слова и перед твердым согласным, ср.: единица - один, перст - наперсток и др.

Морфологическими признаками являются, например, отдельные словообразовательные элементы: 1) приставки воз- (воздать, возвратить), чрез- (чрезмерный) и др..; 2) суффиксы -стви(е) (благоденствие), -ч(ий) (ловчий), -знь (жизнь), -ущ-, -ющ-, -ащ-, -ящ- (сведущий, тающий, лежащий, горящий); 3) характерные первые части сложных слов: бого-, добро-, зло-, грехо-, душе-, благо- и т.п. (богобоязненный, добродетельный, злонравие, грехопадение, душеполезный, благословение).

Старославянские слова обладают и некоторыми семантико-стилистическими признаками. Так, по сравнению с русскими вариантами старославянизмы, первоначально используемые преимущественно в богослужебных книгах, сохранили более отвлеченное значение, например: увлечь (ср. русск. уволочь), влачить (ср. русск. волочить), страна (ср. русск. сторона). Поэтому старославянизмы нередко сохраняют оттенок книжности, стилистической приподнятости.

Примечание. Проф. Г.О. Винокур старославянизмы с неполногласными основами делил на славянизмы по происхождению, т.е. славянизмы с определенными фонетическими и морфологическими чертами, и старославянизмы по стилистическому употреблению.

В группе славянизмов по происхождению он выделял:

а) старославянские слова, русские варианты которых хотя и зафиксированы в древних памятниках, но неупотребительны: благо - болого, влага - волога и др.;

б) старославянизмы, употребляемые наряду с русским вариантом, имеющим иное значение: гражданин - горожанин, главный - головной, прах - порох, млечный - молочный;

в) старославянизмы, редко употребляемые в современном языке, имеющие русские варианты: брег - берег, глас - голос, врата - ворота, злато - золото, млад - молод и др. Использование слов последней группы (например, в поэтической речи) стилистически уместно и оправдано. Эти славянизмы являются славянизмами и по происхождению, и по стилистическому употреблению (см.: Винокур Г.О. Избранные работы по русскому языку. М„ 1959. С. 443).

В русском языке есть заимствования из других близкородственных славянских языков, например из белорусского, украинского, польского, словацкого и др. По времени проникновения они являются более поздними, чем старославянизмы. Так, отдельные заимствования из польского языка датируются XVII-XVIII вв. Часть из них, в свою очередь, восходит к европейским языкам (немецкому, французскому и др.). Но немало и собственно польских слов (полонизмы). Среди них есть такие, которые являются названием жилья, предметов быта, одежды, средств передвижения (квартира, скарб, дратва, байка (ткань), бекеша, замша, кофта, карета, козлы); названием чинов, рода войск (полковник, устар. вахмистр, рекрут, гусар); обозначением действия (малевать, рисовать, тасовать, клянчить); названием животных, растений, пищевых продуктов (кролик, петрушка, каштан, барвинок - растение, булка, фрукт, миндаль, повидло) и др. Некоторые полонизмы пришли в русский язык через посредство украинского или белорусского языков (например, маевка, молчком, пан и др.).

Из украинского языка пришли слова борщ, брынза (переоформленное румынское), бублик, гопак, детвора и др.

Все родственные славянские заимствования были близки русскому языку, его системе, быстро ассимилировались и лишь этимологически могут быть названы заимствованиями.

10.2.

Заимствования из неславянских языков

Наряду со словами славянских языков в русскую лексику на разных этапах ее развития входили и неславянские заимствования, например греческие, латинские, тюркские, скандинавские, западноевропейские.

Заимствования из греческого языка начали проникать в исконную лексику еще в период общеславянского единства. К таким заимствованиям относят, например, слова палата, блюдо, крест, хлеб (печеный), кровать, котел и др. Значительными были заимствования в период с IX по XI в. и позже (так называемые восточнославянские). К ним относятся слова из области религии: анафема, ангел, архиепископ, демон, митрополит, клирос, лампада, икона, протоиерей, пономарь; научные термины: математика, философия, история, грамматика; бытовые термины: лохань, баня, фонарь, кровать, тетрадь; наименования растений и животных: кипарис, кедр, свекла, крокодил и др. Более поздние заимствования относятся главным образом к области искусства и науки: хорей, анапест, комедия, мантия, стих, идея, логика, физика, аналогия и др.

Некоторые греческие слова попали в русский язык через другие языки (например, французский).

Заимствования из латинского языка сыграли значительную роль в обогащении русского языка, особенно в области научно-технической, общественной и политической терминологии.

Больше всего латинских слов пришло в русский язык в период с XVI по XVIII в., особенно через польский и украинский языки, например: школа, аудитория, декан, канцелярия, каникулы, директор, диктант, экзамен и др. (В этом немаловажной была роль специальных учебных заведений.) Много слов латинского происхождения составляют группу международного фонда терминов, например: диктатура, конституция, корпорация, лаборатория, меридиан, максимум, минимум, пролетариат, процесс, публика, революция, республика, эрудиция и др.

Слова из тюркских языков проникали в русский язык в силу разных обстоятельств: в результате ранних торговых и культурных связей, как следствие военных столкновений. К ранним (общеславянским) заимствованиям относят отдельные слова из языков аваров, хазар, печенегов и др., например: ковыль, тушканчик, жемчуг, кумир, чертог, бисер и др.

Среди тюркских заимствований больше всего слов из татарского языка, что объясняется историческими условиями (многолетнее татаро-монгольское иго). Особенно много слов осталось из военной, торговой и бытовой речи: караван, кобура, курган, колчан, каракуль, кистень, казна, деньга, алтын, базар, коврига, изюм, арбуз, таз, утюг, очаг, епанча, шаровары, кушак, тулуп, аршин, бакалея, лапша, чулок, башмак, сундук, халат, туман, кавардак и мн. др.

К тюркским заимствованиям относятся почти все названия породы или масти лошадей: аргамак (порода рослых туркменских лошадей), чалый, буланый, гнедой, караковый, каурый, бурый.

Скандинавских заимствований (шведских, норвежских, например) в русском языке сравнительно немного. Большая часть их относится к древнему периоду. Появление этих слов обусловлено ранними торговыми связями. Однако проникали не только слова торговой лексики, но и морские термины, слова бытовые. Так появились собственные имена Игорь, Олег, Рюрик, отдельные слова типа сельдь, ларь, пуд, крюк, якорь, ябеда, плис, кнут, мачта и др.

Заимствования из западноевропейских языков образуют одну из многочисленных (после старославянской) групп. Заметную роль в XVII-XVIII вв. (в связи с реформами Петра I) сыграли слова из германских языков (немецкого, английского, голландского), а также из романских языков (например, французского, итальянского, испанского).

К немецким относится ряд слов торговой, военной, бытовой лексики и слов из области искусства, науки и т.д.: вексель, штемпель; ефрейтор, лагерь, штаб; галстук, штиблеты, верстак, стамеска, фуганок; шпинат; мольберт, капельмейстер, ландшафт, курорт. Голландскими являются некоторые мореходные термины: буер, верфь, вымпел, гавань, дрейф, лоцман, матрос, рейд, флаг, флот и др.

Из английского языка до XIX в. также вошли некоторые морские термины: мичман, бот, бриг, но значительно больше слов, связанных с развитием общественной жизни, техники, спорта и т.д. вошло в XX в., например: бойкот, лидер, митинг; тоннель, троллейбус, баскетбол, футбол, спорт, хоккей, финиш; бифштекс, кекс, пудинг и др. Особенно распространились английские слова (часто в американском варианте) в 90-е годы XX в. в связи с экономическими, социальными и политическими преобразованиями в российском обществе. Заимствования конца XX в. коснулись разных сфер жизни: технической (компьютер, дисплей, файл, байт), спортивной (бобслей, овертайм, файтер), финансовой и коммерческой (бартер, брокер, дилер, дистрибьютер, лизинг), искусства (римейк, ток-шоу, андеграунд, триллер), общественно-политической (брифинг, рейтинг, импичмент, лобби) и др.

К французским относятся отдельные заимствования XVIII-XIX вв., типа бытовых слов: браслет, гардероб, жилет, пальто, трико; бульон, мармелад, котлета, туалет, а также слов из военной лексики, искусства и т.д.: атака, артиллерия, батальон, гарнизон, канонада; актер, афиша, пьеса, режиссер и под.

Из других западноевропейских заимствований выделяется музыкальная терминология итальянского происхождения: ария, аллегро, либретто, тенор, браво, буффонада, соната, карнавал, каватина; вошли и некоторые бытовые слова: вермишель, макароны (пришло через посредство французского), гондола и др. Незначительное количество слов пришло из испанского языка: серенада, кастаньеты, гитара, мантилья, затем: каравелла, карамель, сигара, томат и др.

Немногие заимствования имеются из финского языка: морж, пельмени, пурга; из венгерского: бекеша, хутор.

Кроме отдельных слов, русский язык заимствовал некоторые словообразовательные элементы. Например, приставки а-, анти-, архи- из греческого языка: аполитичный, антихудожественный; суффиксы -ист, -изм, -ер, -иров(ать) из западноевропейских языков: очеркист, большевизм, ухажер, военизировать и т.п.

10.3.

Освоение заимствованных слов

Проникая в русский язык (как правило, вместе с заимствованным предметом, явлением или понятием), многие иноязычные слова подвергались изменениям фонетического, морфологического и семантического характера.

Например, двойные гласные ей, аи в русском языке чаще всего передаются как ав и эв: эвкалипт (гр. eukalyptos), автомобиль (нем. Automobil) и т.д.

К изменениям морфологического характера прежде всего относятся изменения в окончаниях, в некоторых суффиксах, а также изменения грамматического рода. Так, иноязычные окончания, как правило, заменяются русскими: декорация (из фр. decoration), феерия (из фр. feerie). Неупотребительные в русском языке иноязычные суффиксы заменяются более распространенными (иногда тоже иноязычными): гармонический (от гр. hannonikos), генерация (от лат. generatio), маршировать (из нем. marschieren) и т.д.

Иногда изменяется род заимствованных имен существительных: галстук (нем. das Halstuch - средний род), парламент (нем. das Parlament - средний род), кегля (нем. derKegel - мужской род), кегельбан (нем. die Kegelbahn - женский род), шрифт (нем. die Schrift - женский род).

Нередко в русском языке подвергается изменению и первоначальное значение слов: нем. der Maler - живописец получило новое значение - «маляр», т.е. рабочий по окраске зданий, внутренних помещений и т.д.; фр. hasard (азарт) - случай получило значение «увлечение, запальчивость, горячность»; франц. aventure (авантюра, похождение, приключение), восходящее к лат. adventura - случайность, употребляется в значении «сомнительное мероприятие, дело» и т.д.

Однако не все заимствованные слова подвергаются переоформлению. Нередки случаи проникновения иноязычных слов в своем первоначальном виде, например: генезис (гр. genesis - род, происхождение), дуэль (фр. duel), дюны (нем. Düne), пальма (лат. palma) и др.

Кроме собственно заимствований, возможно так называемое калькирование (фр. caique - слово или выражение, построенное по образцу соответствующих единиц чужого языка).

Кальки бывают: а) словообразовательные, создаваемые посредством копирования иноязычного способа. Они возникают путем буквального перевода на русский язык отдельных значащих частей слова (приставок, корней и т.д.). Например, кальками с латинского и греческого языка являются: междометие (лат. Inter + jectio), наречие (лат. ad + verbium), правописание (гр. Orthos + graph) и др.; б) семантические, в которых заимствованным является значение. Например, трогать (фр. toucher) в значении «вызывать сочувствие», гвоздь (фр. le clou) в сочетании гвоздь программы и т.д.

Словообразовательные кальки известны от слов греческих, латинских, немецких, французских, семантические кальки - от слов французских.

Кроме полных лексических (словообразовательных и семантических) калек, в русском языке выделяются еще и полукальки, т.е. слова, в которых наряду с заимствованными частями имеются и исконно русские. По словообразовательному составу эти слова являются копией иноязычных слов. К полукалькам относится, например, слово гуманность (русский суффикс -ость).

Функционально-стилистическая роль иноязычных заимствованных слов весьма разнообразна. Во-первых, все слова этой группы выполняли с самого начала основную номинативную функцию, поскольку они заимствовались вместе с определенным (чаще всего новым) понятием. Они пополняли терминологические системы, использовались и как экзотизмы (гр. exōtikos - иноземный) при описании национальных особенностей, для создания местного колорита. Однако нередким является их использование с определенными стилистическими целями. Уместность их вкрапления в русские тексты разных стилей должна быть каждый раз тщательно продумана, так как злоупотребление иноязычной лексикой приводит к тому, что даже тексты, рассчитанные на широкий круг читателей или слушателей, могут стать частично непонятными и не достигнут поставленной цели.

11.

Русские слова в языках мира

Русские слова с древних времен входили в разные языки мира. Больше всего их вошло в языки народов, населяющих нашу страну.

Русские слова активно осваивались соседними народами Северной Европы - норвежским, шведским, финским. О давних дружеских и родственных межнациональных связях рассказывают, в частности, древнеисландские саги.

Начиная с XVI в. русские слова заимствуются западноевропейскими народами.

Так, с 1528 г. (начала регулярных торговых отношений) в английский язык, кроме давно известного русского слова соболь (sable), вошли слова из разных сфер русской жизни: наименования официальных правящих лиц, документов, учреждений; названия денежных знаков, мер веса и длины; бытовые наименования; названия отдельных животных, птиц, рыб и т.д. В XIX-XX вв. вошли слова, отображающие общественно-политическую жизнь России, например декабрист, нигилист, погром. Значительное количество слов было заимствовано после Октябрьской социалистической революции. Освоены были наименования советской общественно-политической, экономической, научной, культурной жизни. Например: комиссар, совет, большевик, ленинизм, комсомолец, колхоз, субботник; спутник, лунник, луноход и мн. др.

Почти все слова, связанные с отмеченными выше понятиями, вошли и во французский язык.

Немало русских слов освоено лексикой болгарского, польского, словацкого и других славянских языков. Например, словацким литературным языком за период с конца XVIII в. до наших дней, по свидетельству Н.А. Кондрашова, в разное время было заимствовано около 1500 русских слов. Среди них: а) наименования общественно-политической, исторической и культурной жизни: власть, государство, держава, страна, столица и др.; вольнодумец, гнет, мятеж; букварь, летопись, сказка, словарь, слог, пословица; а также мичуринец, комсомолец, пионер, пятилетка, совет, субботник, спутник и мн. др.; б) наименования бытовые, абстрактные: блины, икра, квас, самовар; воздух, высота, природа; защита, обаяние, обстановка, прелесть, прозрачность и др.

Много русских слов вошло в болгарский язык, например: трудовой день (в болг. трудов ден), картофелеуборочный, свеклоуборочный и др. Многие русские слова освоены чешским, румынским, венгерским языками.

С давних пор русские слова проникали в языки восточных народов. Так, японским языком ассимилированы слова - закуска, самовар, пирожок; сивуч (промысловый тюлень), степь, тундра и др. Из русского языка советского времени - актив, ленинизм, колхоз, советы, спутник, товарищ и мн. др.

Русские слова заимствуются многими народами, населяющими Африку.

Лексика современного русского языка с точки зрения ее социально-диалектного состава (сфера употребления)

12.

Диалектная лексика

В русской лексической системе выделяются группы слов, сфера употребления которых ограничена той или иной территориальной закрепленностью. Такие группы называют диалектными. В своей основе - это говоры крестьянского населения, которые до сих пор сохраняют отдельные фонетические, морфологические, синтаксические и лексико-семантические особенности. Это дает возможность выделить диалектизмы фонетические (ж[о]на вместо жена, п[и]сня, м[и]сто вместо песня, место; дум[а]т вместо думает в севернорусских говорах; н[я]су, р[я]ка вместо несу, река; [хв]артук вместо фартук и др. в южнорусских говорах); диалектизмы морфологические (например, видел сво[им] глаз[ам], говорил с умн[ым] люд[ям], где наблюдается совпадение окончаний твор. и дат. падежей мн. числа в северных говорах, и нисё[ть], пойдё[ть] вместо несет, пойдет или у м[и]н[е], у с[и]б[е] вместо у меня, у себя - в южных) и диалектизмы лексические, среди которых выделяются собственно лексические и лексико-семантические.

Собственно лексическими диалектизмами называются слова, которые совпадают с общелитературными по значению, но отличаются своим звуковым комплексом. Они называют те же понятия, что и тождественные им слова литературного языка, т.е. являются синонимами. Так, собственно лексическими диалектизмами являются слова: голицы, шубенки (сев.) - варежки; баской (сев.) - красивый; векша (сев.) - белка; стёжка (южн.) - дорожка; грёбовать (южн.) - брезгать, пренебрегать; балка (южн.) - овраг, гай (южн.) - лес и др.

Лексико-семантическими диалектизмами называются слова, совпадающие в написании, произношении с литературными, но отличающиеся от них своим значением. Подобные диалектизмы являются омонимами по отношению к словам литературным. Например: виски (курск., воронеж.) - волосы на всей голове и виски (лит., мн. ч. от висок) - боковая часть черепа выше линии, проходящей от уха до глаза; волосы, растущие на боковой части черепа впереди уха; бодрый (южн., рязан.) - нарядный, красиво убранный и бодрый (лит.) - полный сил, здоровый, энергичный; козюля (южн., калуж., орлов., курск.) - змея и козюля (лит.) - дикая коза; пыж (волж.) - нос судна, самый перед его; пыж (сев., вост.) - конопляная мякина и пыж (лит.) - пучок пеньки, ткани, бумаги для забивки заряда.

В своей основной массе диалектные слова не входят в общелитературный язык. Но через разговорную речь (особенно через просторечие) диалектизмы проникают в литературный язык.

Из диалектов в литературный язык пришли некоторые названия, связанные с циклом сельскохозяйственных работ, разного рода промыслов, качеств, действий, явлений и т.д. Например: борона (боронить), борозда, веретено, вилок (капусты), жмых, жуткий, закром (закрома), земляника, зыбь, копна, конопатить, корчевать, мохнатый, мямлить, стрекоза, ухаб, хилый, цапля и др.

Одним из путей проникновения диалектных слов в литературный язык является их умелое, умеренное использование в газетных публикациях, в языке художественной литературы. Злоупотребление местными речевыми средствами засоряет язык и лишает его возможности выполнять основную функцию - коммуникативную (лат. communicatio - сообщение, связь), а также снижает его воздействие на читателя (см. § 15).

Так, если в литературном языке имеются, например, слова ухват, горшок, мочалка и другие, то нет необходимости вводить равнозначные им диалектизмы рогач, махотка, вехотка (от слова вехоть - так в уральских говорах называют мочалку). (См., например, у И.С. Тургенева в рассказе «Бежин луг»: Кругом все такие буераки, а в оврагах козюли водятся, где первое южнодиалектное «сухие овраги» объяснено тут же, а второе «гадюки» становится понятным из последующего текста.)

Употребляют слова из местных говоров и русские писатели XX в. (например: А.С. Новиков-Прибой, М.А. Шолохов, П.П. Бажов, В.М. Шукшин, В. Белов, В. Астафьев, В. Распутин, М. Халфина и др.), которым они также служат средством придания речи особой выразительности, создания местного колорита. См., у В. Астафьева в рассказе «На далекой северной вершине»: Небольшая для этих мест пологая гора - верст пять в длину и с версту в поперечнике, вся заросшая лесом, шипицею [т.е. шиповником, сиб. - М. Ф.] да черничником, - со всех сторон окружена гибельными, непроходимыми осыпями<...>

В установлении норм употребления диалектизмов, а также границ их использования большую роль сыграли статьи А.М. Горького, написанные им в период дискуссии о языке, проведенной в 1934 г. в связи с обсуждением романа Панферова «Бруски».

Для современного литературного языка диалектизмы дают все меньше образных средств даже тогда, когда изображаются люди из крестьянской среды, так как рост культуры всего населения, а также влияние средств массовой информации способствуют тому, что все более активно протекает процесс сближения местных говоров с литературным языком. Этот процесс захватывает всю систему диалекта, но наиболее проницаемой является лексическая система. При этом наблюдается сложный, многоступенчатый процесс коренной перестройки диалектной лексики: сужение сферы употребления отдельных диалектизмов до полного их исчезновения из словаря говора в связи с изменением методов ведения сельского хозяйства, угасанием отдельных ремесел, заменой или исчезновением многих социально-бытовых реалий и т.д.

13.

Лексика профессиональная и терминологическая

В русском языке наряду с лексикой общеупотребительной существуют слова и выражения, используемые группами лиц, объединенных по роду своей деятельности, т.е. по профессии. Это профессионализмы.

Профессионализмы характеризуются большей дифференциацией в обозначении орудий и средств производства, в названии конкретных предметов, действий, лиц и т.д. Они распространены преимущественно в разговорной речи людей той или иной профессии, являясь иногда своего рода неофициальными синонимами специальных наименований. Нередко их отражают словари, но обязательно с пометой «профессиональное». В текстах газетно-журнальных, а также в художественных произведениях они выполняют, как правило, номинативную функцию, а также служат изобразительно-выразительным средством.

Так, в профессиональной речи актеров используют сложносокращенное наименование главреж; в разговорной речи строителей и ремонтников употребляется профессиональное наименование капитального ремонта капиталка; обслуживающий персонал вычислительных центров называют машинниками и эвээмщиками; на рыболовецких судах рабочих, которые потрошат рыбу (обычно вручную), называют шкерщиками и т.д.

По способу образования можно выделить:

1) собственно лексические профессионализмы, которые возникают как новые, особые наименования. Например, таким путем возникло в речи профессиональных рыболовов указанное выше слово шкерщик от глагола шкерить - «потрошить рыбу»; в речи плотников и столяров названия различных видов рубанка: калевка, зензубель, шпунтубель и др.;

2) лексико-семантические профессионализмы, возникающие в процессе развития нового значения слова и его переосмысления. Так возникли, например, профессиональные значения слов в речи полиграфистов: елочки или лапки - разновидность кавычек; шапка - общий заголовок для нескольких публикаций, загон - запасной, дополнительный набор, не вошедший в очередной номер; в речи охотников различаются профессиональные наименования хвостов животных: у оленя - куйрук, репей, у волка - полено, у лисы - труба, у бобра - лопата, у белки - пушняк, у зайца - цветок, пучок, репеек и т.д.;

3) лексико-словообразовательные профессионализмы, к которым относятся слова типа запаска - запасной механизм, часть к чему-либо; главреж - главный режиссер и пр., в которых используются или суффикс, или способ сложения слов и т.д.

Широкого распространения в литературном языке профессионализмы обычно не получают, т.е. сфера их употребления остается ограниченной.

К лексике терминологической относятся слова или словосочетания, используемые для логически точного определения специальных понятий или предметов какой-нибудь области науки, техники, сельского хозяйства, искусства и т.д. В отличие от общеупотребительных слов, которые могут быть многозначны, термины в пределах определенной науки, как правило, однозначны. Им присуща четко ограниченная, мотивированная специализация значения.

Развитие науки и техники, возникновение новых отраслей науки всегда сопровождается обильным появлением новых терминов. Поэтому терминология - одна из самых подвижных, быстрорастущих и быстроизменяющихся частей общенародной лексики (ср. только одни наименования новых наук и отраслей производства: автоматика, аллергология, аэрономия, биокибернетика, бионика, гидропоника, голография, кардиохирургия, космобиология и многие другие науки, связанные с изучением космоса, плазмохимия, спелеология, эргономика и т.д.).

Способы образования терминов различны. Например, наблюдается терминологизация существующих в языке слов, т.е. научное переосмысление общеизвестного лексического значения. Этот процесс идет двумя путями: 1) путем отказа от общепринятого лексического значения и придания слову строгого, точного наименования, например: сигнал в теории информации «изменяющаяся физическая величина, отображающая сообщения»; 2) путем полного или частичного использования тех признаков, которые служат основой лексического значения слова в общенародном употреблении, т.е. наименование по сходству, смежности и т.д., например: дырка - дефектный электрон в ядерной физике; драпри - разновидность формы полярного сияния; шейка - промежуточная часть вала машины и т.д. Заметим, что присущие словам с уменьшительными суффиксами экспрессивно-эмоциональные значения при терминологизации, как правило, исчезают. Ср. также: хвостик (у инструментов, приспособлений), лапка (часть станины машин; деталь приборов) и др.

Для образования терминов широко используется словосложение: атомоход, дымоуловитель, кривошип, токовращателъ; способ аффиксации: литье, облицовка, созвездие, плавка, подогреватель; присоединение иноязычных элементов: авиа-, авто-, био- и др. Широко применяется способ терминологизации словосочетаний: элементарные частицы, первичное излучение, космические лучи, оптическая плотность, космическая медицина и др.

Большую роль в терминологических системах играют иноязычные заимствования. С давних пор известно немало голландских, английских мореходных терминов; итальянских и французских музыкальных, искусствоведческих, литературоведческих терминов; латинские и греческие термины имеются во всех науках. Многие из этих терминов международны (см. § 10).

Распространение научно-технической терминологии, ее проникновение в разные сферы жизни приводит к тому, что в языке наряду с процессом терминологизации общеупотребительных слов наблюдается и обратный процесс - освоения литературным языком терминов, т.е. их детерминологизация. Например, частое употребление философских, искусствоведческих, литературоведческих, физических, химических, медицинских, производственных и многих других терминов сделало их словами общеупотребительными, например: абстракция, аргумент, диалектика, материализм, мышление, понятие, сознание; концерт, сюжет, стиль; амплитуда, аккумулятор, контакт, контур, реакция, резонанс; анализ, авитаминоз, диагноз, иммунитет, рентген; капрон, комбайн, конвейер, мотор; накал, спайка, отдача, фильтровка и др. Часто оказываясь в контексте с общеупотребительными словами, термины метафоризируются и теряют свое специальное назначение, например: анатомия любви, география подвига, склероз совести, инфляция слов.

Детерминологизированные слова широко используются в разных стилях речи: разговорном, книжном (в публицистике, художественных произведениях и т.д.). Наряду с ними нередко употребляются профессионализмы и термины. Однако чрезмерное насыщение художественных, публицистических произведений научно-технической терминологией снижает их ценность и было осуждено еще в конце 20-х и в начале 30-х годов А.М. Горьким, который писал: «...Не нужно злоупотреблять цеховой терминологией или же следует объяснять термины. Это непременно нужно делать, потому что это дает книге более широкое распространение, позволяет легче усвоить все то, что в ней сказано».

14.

Лексика социально ограниченного употребления

От лексики диалектной и профессиональной отличаются особые слова, которыми отдельные социальные группы людей по условиям своего общественного положения, специфике окружающей обстановки обозначают предметы или явления, уже имевшие в общелитературном языке названия. Такая лексика называется жаргонной. Для обозначения лексики социально ограниченного употребления, кроме термина жаргон (фр. jargon), используются термины арго (фр. argot) в значении «диалект определенной социальной группы, создаваемый с целью языкового обособления» (первоначально обозначал воровской язык) и сленг (англ. slang), употребляемый чаще в сочетании «молодежный сленг».

Особенно много жаргонизмов возникало до революции в речи господствующих классов, что объясняется попыткой искусственно создать особую разновидность языка путем привнесения специфических элементов и тем самым несколько отделить людей своего круга от остальных носителей национального русского языка.

Так возникли, например, русско-французский салонный жаргон дворян, торгашеско-купеческий жаргон и др. Например: плезир - в значении «удовольствие, забава», променад - в значении «прогулка»; сантименты - в значении «излишняя чувствительность», магарыч - в значении «угощение по поводу заключения выгодной сделки» и др.

Иногда жаргонная лексика появлялась в учебных заведениях дореволюционной России, например: в бурсацком жаргоне слямзил, стибрил, свистнул в значении «украл», объегорил в значении «обманул», засыпался в значении «не выдержал экзамена» и пр. (см. у Н.Г. Помяловского в «Очерках бурсы»).

В современном русском языке имеются слова «жаргонно окрашенной» лексики, которые или связаны с фактами профессиональной речи, или являются характерным признаком возрастной общности поколения, преимущественно молодого. Например: марашка - у полиграфистов «посторонний отпечаток на оттиске», козёл (козлы) - у полиграфистов «пропуск текста в оттисках»; козёл - у летчиков «непроизвольный скачок самолета при посадке»; «Аннушка», «Плюша», «Уточка» (биплан У-2) - названия самолетов; шпоры, шпаргалка, контролка, петух (пятерка) - у школьников; колесо, колеса (средство передвижения), туфта (ерунда, малостоящее доказательство), филонить (бездельничать), блеск, сила, железно, потрясно (превосходно), как штык (обязательно) - у молодежи. Использование подобной лексики засоряет язык и должно всячески пресекаться. В языке художественной литературы элементы жаргонно (арготически) окрашенной лексики в ограниченном количестве используются для речевой характеристики некоторых персонажей (см. произведения Г. Медынского, Д. Гранина, В. Шукшина, Ю. Нагибина и др.).

В 90-е годы XX в. наметилось очевидное сочетание просторечия и жаргонов в газетно-публицистических текстах, что свидетельствует о нежелательной вульгаризации литературного языка. Особенно активизировались в этом процессе взаимодействия низовая городская культура (люмпенизированные слои общества), молодежная контркультура и уголовная субкультура. В результате профессиональные языки, молодежный сленг и уголовное арго стали распространителями жаргонных слов в литературном языке (например: совок, совки, тусовка, крутой, беспредел и др.).

Лексика современного русского языка с точки зрения функционально-стилевого расслоения и экспрессивно-стилистической окраски

15.

Лексика межстилевая и функционально закрепленная, стилистически нейтральная и экспрессивно окрашенная

Выполнение одной из основных функций языка - общения, сообщения или воздействия - предполагает выбор из лексической системы различных средств. Это обусловлено функционально-стилевым расслоением русской лексики.

Выделение тех или иных функциональных стилей, а также определение их стилистической сущности возможно на фоне лексики межстилевой, стилистически нейтральной, используемой для выполнения любой из указанных функций. (Заметим, что в этом случае стилистическая нейтральность слов нередко исчезает.) К ней относятся наименования предметов, явлений, качеств, действий и т.д., составляющие основу языка, например: дом, стена, хлеб, молоко; ветер, дождь, огонь; читать, писать, идти, спать; предлоги на, за, до и мн. др.

В зависимости от выполняемых функций выделяются два основных функциональных стиля: 1) разговорный, выполняющий функцию общения в устной форме выражения, и 2) книжные стили, выполняющие функции сообщения и воздействия преимущественно в письменной форме выражения.

Основой лексики разговорного стиля является лексика межстилевая. Но значительную часть ее составляет лексика разговорно-литературная и бытовая, к которым относятся слова и выражения, употребляемые в непринужденной беседе. Подобные слои лексики характеризуются наличием вариантов, т.е. относительно свободным использованием норм литературного языка (слов, форм, ударений). С точки зрения стилистической разговорной лексике присуща некоторая сниженность, нередко большая экспрессия и эмоциональность. Ср. литературные и разговорные варианты: испортить - гробануть; возбудимый, подвижный - заводной; запасной механизм, часть к ч.-л. - запаска; ребенок грудного возраста - грудник, грудничок; современный, модный - модерновый; своевременно позаботиться о чем-либо - подсуетиться и т.п.

Разговорная лексика все чаше используется в книжных стилях, а также в разных стилях художественной литературы как одно из стилистических средств придания тексту непринужденности, экспрессии, эмоциональности и т.д.

От собственно разговорной лексики (и литературно-разговорной типа запаска, вечерка, кибер, раздевалка, самописка, и разговорно-бытовой типа агрономша, докторша, несуны) отличается группа слов просторечных, которые по своей стилистической окраске имеют ярко выраженную отрицательную оценку, например: верняк (верняком), вкалывать, врезать (ударить), деляга, доходяга, доставала, околпачивать, фыркун и т.п.

Подобные слова, как правило, находятся уже за пределами литературного языка, их использование в устной и письменной речи должно быть мотивировано особыми стилистическими целями, иначе они лишь засоряют язык.

В книжном стиле выделяются дополнительно несколько функционально-стилевых разновидностей: официально-деловая, научная, газетно-публицистическая, каждая из которых имеет свои лексические особенности.

В целом лексике книжных стилей свойственны следующие различительные признаки:

1) первичность письменной формы выражения;

2) абсолютная узаконенность значения употребляемых слов;

3) наличие большого количества абстрактной лексики;

4) четкость используемых терминологических систем;

5) редкие вкрапления иностилевых элементов;

6) активное использование в отдельных стилевых разновидностях (например, в газетно-публицистической речи) слов, обладающих особыми стилистическими свойствами (например, официальных, торжественных, возвышенных и т.д.).

Однако каждой из указанных выше разновидностей книжного стиля присущи свои особенности.

Лексика официально-делового стиля свойственна разного рода законам, уставам, постановлениям, протоколам, канцелярским бумагам, дипломатическим актам, юридическим документам и т.д. В них большое значение имеет точность и четкость изложения мыслей, наименования фактов. Поэтому в официально-деловой речи немало специальных терминов (например, дипломатических, юридических), нередко употребляются устаревшие канцеляризмы (например, амбарная книга) и разного рода речевые штампы (вышеупомянутый, исходящий, нижеследующий; на основании, в деле, в подтверждение и т.д.), а также канцелярско-деловые клише, позволяющие использовать заранее напечатанные бланки документов (дипломов, паспортов, справок, удостоверений и т.д.). В текстах этого стиля не употребляются (и даже не допускаются) иностилевые вкрапления (в частности, элементы разговорного стиля).

В языке художественной литературы официально-деловая лексика используется в том случае, когда описываются соответствующие события (например, в сценах суда в романе Л.Н. Толстого «Воскресение» или в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание», в романах современных авторов, например Г. Медынского и др.) или для речевой характеристики.

Лексика научного стиля включает в себя немало терминов (ср., например, появившиеся многочисленные термины, связанные с освоением космоса, развитием новых наук; с освоением новых технологий в промышленности и т.д.). В научном стиле употребляется немало отвлеченных существительных типа абстракция, бытие, категория, мышление, объективность, понятие, субъективность, сопряжение и т.д. Научная лексика более других постоянно пополняет словарный запас языка. В научных текстах почти не используются слова из диалектов, просторечные элементы. Редкими являются вкрапления из разговорно-бытовой речи.

В современных книжных стилях все большее развитие получает отделяющаяся от научного стиля производственно-техническая лексика, связанная с наименованием разного рода понятий, процессов, явлений, качеств прикладной техники; различных профессионально-производственных операций. Именно в этой лексической разновидности возникает и употребляется больше всего профессионализмов и жаргонно-профессиональных наименований (см. § 13).

Значительная роль в развитии и обогащении литературного языка принадлежит газетно-публицистической лексике (как одному из уровней газетно-публицистического стиля). Ее состав неоднороден. Так, выделяется большой пласт общественно-политической лексики, которая составляет основу этого стиля. Например: атеизм, благосостояние, внешнеполитический, волюнтаризм, гражданственность, демократия, коалиция, коммунизм, компромисс, интернациональный, материализм, прогресс, разрядка, разоружение, соревнование, социализм, шефство, эксплуатация и др. В текстах данного стиля часто используются слова с отвлеченным значением, нередко выражающие те или иные оценки. Например: благосостояние, всепобеждающий, деградация, жизнеутверждающий, клятвопреступник, конструктивный, либеральный, малодушие, ознаменование, рутинерство, утопия, цивилизация, человеконенавистничество и т.п.

В газетно-публицистическом стиле нередкими являются слова разговорные, оживляющие тексты разных жанров. Немало в нем слов официально-деловых и научных, поскольку тематика газетных публикаций самая разнообразная. Следовательно, рассмотренные лексические пласты разных стилей языка не являются строго замкнутыми системами. Из них лишь в официально-деловой речи редко встречаются иностилевые элементы.

Собственно функциональная закрепленность лексики нередко дополняется особыми стилистическими оттенками в значении, указывающими на большую выразительность (экспрессию) либо на эмоционально-оценочную характеристику и т.д.

Например, слова с уменьшительно-увеличительными суффиксами (носик, сапожище) присуши разговорному стилю, словообразовательные элементы благо-, высоко-, наи- и под. (благосостояние, высококультурный, наивысший) используются преимущественно в книжных стилях. Стилистическая окраска, особая оценочность создается не только словообразовательными средствами. Она может входить в семантическую структуру слова (например, слова воспитанный, красивый, умный содержат положительную оценку, а их антонимы невоспитанный, уродливый, глупый - отрицательную). Слова могут иметь экспрессивно-синонимическое значение (см. § 2) ссылка, которое возникает на основе существующего прямого значения (например, мракобес - не просто «невежественный человек», а «враг прогресса, культуры, науки; реакционер, обскурантист». Слово используется преимущественно в книжных стилях. Разговорное слово балагур - не просто «весельчак, шутник», но «человек несерьезный, любящий подурачиться»).

Роль стилистически окрашенной лексики особенно значительна в произведениях газетно-публицистического стиля и художественной литературы.

Лексика современного русского языка с точки зрения ее активного и пассивного запаса

16.

Понятие о пассивном и активном составе словаря

Словарь русского языка в процессе своего исторического развития непрерывно изменяется и совершенствуется. Изменения словарного состава непосредственно связаны с производственной деятельностью человека, с экономическим, социальным, политическим развитием жизни общества. В лексике отражаются все процессы исторического развития общества. С появлением новых предметов, явлений возникают новые понятия, а вместе с ними - и слова для наименования этих понятий. С отмиранием тех или иных явлений уходят из употребления или меняют свое значение слова, называющие их. Учитывая все это, словарный состав общенародного языка можно разделить на две большие группы: активный словарь и пассивный словарь.

В активный словарный запас входят те повседневно употребляемые слова, значение которых понятно всем людям, говорящим на данном языке. Слова этой группы лишены каких бы то ни было признаков устарелости.

К пассивному запасу слов относятся такие, которые либо имеют ярко выраженную окраску устарелости, либо, наоборот, в силу своей новизны еще не получили широкой известности и также не являются повседневно употребительными.

Слова пассивного запаса делятся, в свою очередь, на устаревшие и новые (неологизмы).

17.

Устаревшие слова

Одну группу устаревших слов составляют такие, которые уже совсем вышли из употребления в связи с исчезновением тех понятий, которые обозначали: боярин, вече, стрелец, опричник, гласный (член городской думы), бурмистр и др. Слова этой группы называют историзмами.

Другую группу устаревших слов составляют архаизмы, т.е. слова, которые в процессе развития языка были заменены синонимами, являющимися другими наименованиями того же понятия. К этой группе относятся, например, слова брадобрей - парикмахер; сей - этот; понеже - потому что; гостьба - торговля; вежды - веки; пиит - поэт; комонь - конь; ланиты - щеки; наущать - подстрекать; одр - постель и др.

И те и другие устаревшие слова используются в языке художественной литературы как средство воссоздания определенной исторической эпохи (например, в романах «Разин Степан» А. Чапыгина, «Петр I» А.Н. Толстого, «Емельян Пугачев» В.Я. Шишкова, «Иван Грозный» В. Костылева, «России верные сыны» Л. Никулина, «Я пришел дать вам волю» В. Шукшина, «Память» В. Чивилихина и многих других). Они могут быть средством придания речи комического или иронического оттенка. Архаизмы входят в состав традиционной поэтической возвышенной лексики (например, слова: брег, ланиты, отрок, оный, очи, сей и т.д.). Употребление историзмов и архаизмов в специальной научно-исторической литературе уже лишено особой стилистической заданности, поскольку позволяет лексически точно охарактеризовать описываемую эпоху.

18.

Неологизмы

Новые слова, появляющиеся в языке в результате возникновения новых понятий, явлений, качеств, называются неологизмами (от rp. neos - новый + logos - слово). Возникший вместе с новым предметом, вещью, понятием неологизм не сразу входит в активный состав словаря. После того как новое слово становится общеупотребительным, общедоступным, оно перестает быть неологизмом. Такой путь прошли, например, слова советский, коллективизация, колхоз, звеньевая, тракторист, комсомолец, ленинец, пионер, мичуринец, метростроевец, целинник, лунник, космонавт и многие другие (см. § 33). С течением времени многие из подобных слов также устаревают и переходят в пассив языка.

Следовательно, в силу непрерывного исторического развития лексического состава языка многие слова, еще в XIX в. воспринимавшиеся как неологизмы с отвлеченным значением (например, беллетристика, вольность, действительность, гражданственность, гуманизм - гуманность, идея, коммунизм - коммунистический, общественный, равенство, социализм - социалистический и др.), в современном языке входят в состав активного запаса словаря.

А некоторые слова, возникнув сравнительно недавно (продналог, продразверстка, нэпман, комчванство, партмаксимум, партминимум, нарком и др.), успели перейти в разряд устаревших.

Кроме неологизмов, являющихся достоянием общенародного языка, выделяются новые слова, образованные тем или иным автором. Одни из них вошли в литературный язык, например: чертеж, рудник, маятник, насос, притяжение, созвездие и др. (у Ломоносова); промышленность, влюбленность, рассеянность, трогательный (у Карамзина); стушеваться (у Достоевского) и т.д. Другие остаются в составе так называемых окказиональных авторских образований. Они выполняют изобразительно-выразительные функции только в условиях индивидуального контекста и, как правило, создаются на основе существующих словообразовательных моделей, например: мандолинить, разулыбить, серпастый, молоткастый, чемберленье и многие другие у Маяковского; буревал, пересуматошить у Б. Пастернака; мохнатинки, Страна Муравия и Муравская страна у А. Твардовского; магичествовать, целлофанированные и др. у А. Вознесенского; бокастый, незнакомость, надмирье, несгибинка и другие у Е. Евтушенко. Много неузуальных слов у А.И. Солженицына, особенно среди наречий: готовно повернулся, кидко бросились, нагрудно усмехнулся.

Фразеология русского языка

19.

Понятие о фразеологии и фразеологическом обороте

В русском языке (как и в ряде других языков) слова соединяются друг с другом, образуя словосочетания. Одни из них свободные, другие - несвободные. Ср., например, употребление словосочетания вверх дном в предложениях: Там обшивали досками челн; там, переворотивши его вверх дном, конопатили и смолили (Г.). - Ночью в домик Тараса ворвались полицейские. Они перевернули вверх дном все комнаты и чуланы (Горб.). В первом предложении это словосочетание свободное, каждое слово в нем сохраняет самостоятельное значение и выполняет определенную синтаксическую функцию. Оба слова могут свободно сочетаться с другими словами: вниз дном, с прочным дном; вверх боком, вверх кормой, вверх и вниз и т.д. Подобные сочетания создаются в процессе речи в соответствии с личными восприятиями, впечатлениями как результат определенной ситуации. Такие сочетания в нашей памяти не сохраняются: изменятся обстоятельства - возникнут новые свободные сочетания. Во втором предложении это же сочетание имеет совсем иное значение: «привести что-либо в беспорядок, в состояние хаоса». Оно уже несвободно. Самостоятельное значение слов-компонентов в нем ослаблено, так как утрачена соотнесенность с предметом, исчезли номинативные свойства слов, поэтому смысл всего оборота уже почти не связан с семантикой каждого слова в отдельности. Лексически такое сочетание является неделимым и в речи воспроизводится как готовая речевая единица. Синтаксически рассматривается роль словосочетания в целом, а не каждого слова в отдельности. Связи слов в нем весьма ограниченны: если можно сказать еще кверху дном или употребить в этом же значении оборот вверх тормашками, то иные сочетания полностью разрушат смысл оборота. Несвободными являются и обороты рукой подать, вывести на свежую воду в предложениях: Лубенцов рассмеялся. Ему, дальневосточнику, показалось смешным это ничтожное расстояние. Он вспомнил приамурские дали, где тысяча километров считалось рукой подать (Казак.); Работы консультации вывели на свежую воду многое, что не должно было видеть света (М.-С.). Нельзя, например, в этом же значении употребить сочетания «ногой подать» или «рукой взять». Оборот вывести на свежую воду имеет лишь вариант вывести на чистую воду. Другие замены в нем невозможны. Итак, фразеологическим оборотом, или фразеологизмом, называются семантически неделимые словосочетания, которым свойственно постоянство особого целостного значения, компонентного состава, грамматических категорий и определенной оценочности. Они являются объектом изучения особого раздела языкознания - фразеологии (ф. phraseos - выражение + logos - учение). Нередко фразеологией называют весь фразеологический состав языка, т.е. совокупность всех лексически неделимых словосочетаний.

Примечание. Фразеология русского языка включает в себя самые разнообразные речевые средства, и до сих пор границы ее четко не определены.

В современной лингвистической литературе определилось два основных направления в решении этой проблемы.

Представители одного направления (Б.А. Ларин, С.И. Ожегов, А.Г. Руднев и др.) к фразеологическим относят только такие эквивалентные слову семантические единицы более сложного порядка, которым присущи семантическое обновление и метафоризация. Из области фразеологии исключаются пословицы, поговорки, многие цитаты и почти все сложные термины, т.е. все те словосочетания, которые не превратились еще в лексически неделимые обороты, не получили переносно-обобщенного значения, не стали метафорическими сочетаниями.

Иного мнения придерживаются такие ученые, как Л.А. Булаховский, А.А. Реформатский, А.И. Ефимов, Е.М. Галкина-Федорук, Н.М. Шанский, В.Л. Архангельский и др. Наряду с собственно фразеологическими оборотами во фразеологию они включают пословично-поговорочные выражения, цитаты, ставшие крылатыми выражениями, сложные термины. Подобные обороты называют фразеологическими выражениями (Н.М. Шанский).

В.В. Виноградов в одной из первых работ по фразеологии («Основные понятия русской фразеологии как лингвистической дисциплины», 1946) в составе фразеологических оборотов рассматривал пословицы и поговорки, относя их к группе фразеологических единств. В последующих работах («Об основных типах фразеологических единиц в русском языке», 1947; «Русский язык: Грамматическое учение о слове», 1947) пословицы и поговорки уже не включаются в состав фразеологии.

Составные названия, или терминологические сочетания, акад. В.В. Виноградов рассматривает вслед за единствами. Однако некоторые из них типа железная дорога, грудная жаба он считает возможным отнести к «вовсе немотивированным единствам», т.е. к сращениям.

Семасиологическая характеристика современного фразеологического состава языка

20.

Понятие о фразеологическом значении. Однозначные и многозначные обороты. Синонимия и антонимия фразеологизмов

Фразеологический оборот, как уже было сказано ранее, прежде всего отличает от свободного словосочетания обобщенность значения всего оборота в целом. Именно это и позволяет выделить особый вид значения оборота - фразеологическое значение, которое не совпадает с лексическим значением слов - компонентов, его составляющих.

Кроме того, фразеологическое значение, как правило, не прямое, а переносное, возникающее на базе первичных, номинативных значений слов в тех или иных свободных сочетаниях. Следовательно, фразеологическое значение имеет не прямую, а опосредованную связь с предметом.

Далее, по сравнению с прямым значением слов в семантике фразеологизмов заметно усиление оценочности выражаемых наименований, признаков, действий и т.д. (ср.: разориться - вылететь в трубу; голодать - положить зубы на полку и пр.).

Итак, фразеологическое значение складывается не из суммы лексических значений слов, их составляющих, а представляет собой новый семантический обобщенный тип значения всего оборота в целом.

Фразеологизмы, как и слова, могут быть и однозначными (их большинство) и многозначными. Например, однозначными являются обороты ахиллесова пята, брать на буксир, вавилонское столпотворение, не давать ходу, с места в карьер и мн. др. По два и более значения имеют обороты биться об заклад, бить челом, брать (взять) свое, дать (давать) слово, висеть в воздухе, золотые руки и мн. др. Например, в 17-томном академическом «Словаре современного русского литературного языка» приведено пять основных значений и их оттенков у фразеологизма сойти с ума: 1) лишиться разума, рассудка, становиться психически ненормальным: - Баснин сошел с ума! Это совершенно ясно. Пусть назначат медицинское обследование его умственных способностей (С.-Ц.); 2) сильно беспокоиться, тревожиться: - Ты видишь и знаешь, - сказал Лось, - когда я не вижу тебя - схожу с ума от тревоги (А.Н. Т.); 3) чрезмерно интересоваться чем-то или кем-то: Французы теперь с ума сошли на Берлиозе и от каждой нотки приходят в неистовый энтузиазм (П.И. Чайковский); 4) делать глупости, поступать необдуманно: [Петр:] Едешь? Куда? Зачем? [Аксюша:] В театр, в актрисы. [Петр:] Что ты, опомнись, с ума ты сошла! (А. Остр.); 5) в роли междометия. Восклицание, выражающее удивление, восхищение: Врач был очень удивлен тем, что Борис остался жив. - С ума сойти! - сказал он, когда дело пошло на поправку (Слонимский).

С многозначностью фразеологических оборотов тесно связана их синонимия (см. об этом § 6), так как новое значение того или иного оборота способствует появлению новых семантических связей в кругу устойчивых оборотов и приводит к расширению синонимического ряда.

Например, значение оборота отвести душу «доставить удовольствие» позволяет включать его в синонимический ряд с оборотами потешить душу, потешить сердце.

Разные значения фразеологизма язык проглотить дают возможность употреблять его в различных синонимических рядах. Так, в значении «есть что-то вкусное» его синонимом будет оборот пальчики облизать. А в том случае, когда говорят о человеке, который не хочет или не может рассказать о чем-либо, употребляют несколько синонимичных оборотов: язык проглотить - как в рот воды набрать - нем как рыба и др.

Одни из синонимических оборотов по значению почти равноценны (ср.: и был таков - и след простыл - поминай как звали - только и видели; или: стреляный воробей - тертый калач и др.), другие - имеют различия в значении или в стилевом употреблении (ср.: падать духом - приходить в уныние - вешать голову - вешать нос на квинту; ждать у моря погоды - ждать, когда рак свистнет; ввести в заблуждение - сбить с толку - обвести вокруг пальца - пыль в глаза пустить; тьма кромешная - хоть глаз выколи - ни зги не видно; капля в море - раз, два и обчелся - кот наплакал и др.).

Количественно синонимические ряды фразеологизмов так же неодинаковы, как и синонимические ряды отдельных слов. Одни из них состоят из двух оборотов, другие - из трех и более. Ср.: отложить в долгий ящик - положить под сукно; понимать с полуслова - на лету схватывать; держать ухо востро - глядеть в оба - навострить уши; пустое место - ноль без палочки - последняя спица в колеснице; попасть впросак - попасть пальцем в небо - сесть в калошу (в лужу); изо всех сил - во всю прыть - во весь дух; в мгновенье ока - в два счета - в один миг - в один мах - одна нога здесь, другая там; сорвать маску - раскрыть карты - поймать с поличным - припереть к стенке; одного поля ягоды - два сапога пара - из одного теста сделаны - оба на одну колодку - сиамские близнецы - одним миром мазаны и др.

В речи в синонимические отношения могут вступать свободное словосочетание с устойчивым: Анна Акимовна всегда боялась, чтобы не подумали про нее, что она гордая выскочка или ворона в павлиньих перьях (Ч.). Синонимичными являются нередко отдельные слова и фразеологические обороты: ...Мы до сих пор как-то не замечали, совершенно упускали из виду такую важную подробность в его жизни (Ч.).

Во фразеологическом составе имеются и фразеологизмы-антонимы, функции которых сходны с синонимическими оборотами. По значению и структуре антонимичные фразеологизмы чаще всего возникают в результате замены одного из компонентов на семантически соотносительный антоним (см. § 7). Например: на чужой счет - на свой счет, с ума не идет - на ум не идет и т.д. Однако есть и фразеологизмы-антонимы разноструктурные. Например: катиться по наклонной плоскости - идти в гору. В целом же антонимия фразеологизмов не так широко распространена, как их синонимия.

21.

Типы фразеологических оборотов по мотивированности значения и семантической слитности

Критерием выделения типов неразложимых сочетаний служит прежде всего степень слияния в них отдельных слов. Устойчивость и неразложимость элементов фразеологического оборота рассматривается, как правило, с двух точек зрения: во-первых, с точки зрения их смысловой спаянности и, во-вторых, с точки зрения возможности морфологических изменений слов, составляющих данный оборот.

При этом слитность оборотов по значению отражается и на их грамматических свойствах. Так, чем более явно выражается семантическая неразложимость оборота в целом, тем слабее становятся грамматические связи, а иногда и совсем утрачиваются (ср. неровён час, шутка сказать, очертя голову и вводить в заблуждение - ввести в заблуждение, втереть очки - втирать очки - втер очки и т.д.).

По степени лексической неделимости и грамматического слияния составляющих частей многие исследователи вслед за акад. В.В. Виноградовым выделяют следующие типы фразеологических оборотов: фразеологические сращения, фразеологические единства, фразеологические сочетания.

В особую группу следует выделить некоторые цитаты, пословицы, поговорки и ряд терминологических словосочетаний, которые приобретают отдельные черты собственно фразеологизмов, например воспроизводимость в одном и том же составе и намечающуюся метафоричность. Такие обороты называются фразеологизированными, они постепенно переходят в ту или иную группу собственно фразеологизмов. (Заметим, что Н.М. Шанский называет их фразеологическими выражениями и включает в общий состав фразеологии.)

22.

Фразеологические сращения

Фразеологическими сращениями называются такие лексически неделимые словосочетания, значение которых не определяется значением входящих в них отдельных слов. Например, смысл оборотов бить баклуши - «бездельничать», с бухты-барахты - «необдуманно», содом и гоморра - «суматоха, шум», спустя рукава - «небрежно», как пить дать - «непременно» и других не мотивирован значением составляющих компонентов, так как, во-первых, в лексической системе современного языка нет полноценных по значению самостоятельно существующих слов баклуши, бухты, барахты, содом, гоморра; во-вторых, значение слов бить, спустить (спустя), рукава, дать, пить оказывается в условиях данного словосочетания лексически ослабленным, даже опустошенным (ср.: основные значения бить - «наносить удары», спустить - «переместить сверху вниз», рукава - «часть одежды, покрывающая руку»; дать - «вручить», пить - «поглощать жидкость»).

Таким образом, основным признаком фразеологического сращения является его лексическая неделимость, абсолютная семантическая спаянность, при которой значение целого оборота не может быть выведено из значения составляющих его слов.

Семантически сращение в большинстве случаев оказывается эквивалентом слова («своеобразным синтаксически составным словом», по терминологии акад. В.В. Виноградова). Например: шиворот-навыворот - «наоборот», положа руку на сердце - «откровенно, чистосердечно», из рук вон - «плохо», трусу (или труса) праздновать - «бояться, опасаться» и т.д.

Грамматические формы слов, составляющих фразеологическое сращение, иногда могут изменяться. Например, в предложениях Прохор приглашал и Протасова: тот универсально образован и в горном деле собаку съел (Шишк.) или: - Что до тканей, в них я не знаток, о них спросить царицу Марью. Бабы на том собаку съели (А.К. Т.) - сохраняется зависимость между словом съел и субъектом действия: он съел, они съели и т.д. Однако на общее значение сращения такое изменение грамматических форм не оказывает влияния.

В некоторых сращениях грамматические формы слов и грамматические связи уже не могут быть объяснены, мотивированы с точки зрения современного русского языка, т.е. они воспринимаются как своего рода грамматические архаизмы. Например: от мала до велика, на босу ногу, средь бела дня, ничтоже сумняся (или сумняшеся), так себе, куда ни шло, себе на уме, шутка сказать, диву даться и т.д. Устаревшие грамматические формы слов (а иногда и слово в целом) и немотивированные синтаксические связи лишь поддерживают лексическую неделимость оборота, его семантическое единство.

Синтаксически фразеологические сращения выступают в роли единого члена предложения. Например, в предложении Укорял он меня всю дорогу за то, что мы... ничего не делаем, работаем спустя рукава (С. Антонов) выделенное фразеологическое сращение выполняет функцию обстоятельства образа действия. В предложении Своею речью ставит вас в тупик (Вяземский) сращение является сказуемым.

Примечание. Фразеологические сращения по-другому называются идиомами (гр. idiōma - свойственное только данному языку неразложимое словосочетание, от греч. idios - своеобразный).

23.

Фразеологические единства

Фразеологическими единствами называются такие лексически неделимые обороты, общее значение которых в какой-то мере мотивировано переносным значением слов, составляющих данный оборот. Например, общий смысл таких единств, как пускать пыль в глаза, плыть по течению, держать камень за пазухой, уйти в свою скорлупу, из пальца высосать, кровь с молоком и других, зависит от переносного значения отдельных элементов, которые составляют образный «стержень» всего оборота.

Образность, присущая в той или иной мере фразеологизмам всех типов, является результатом употребления отдельных слов, составляющих фразеологизмы, в переносном значении. Однако не все типы устойчивых сочетаний обладают одинаковой образностью, и далеко не в каждом из них эта образность может быть соотнесена со значением отдельных компонентов и мотивирована. Так, образность фразеологических сращений является потухшей, уже немотивированной и совершенно независимой от значения составных элементов. В отличие от сращений фразеологические единства «обладают свойством потенциальной образности». Именно это обстоятельство позволяет некоторым ученым (Б.А. Ларин, А.Г. Руднев) обороты подобного типа называть метафорическими сочетаниями. Образность фразеологических единств отличает их не только от сращений, но и от свободных словосочетаний, омонимичных по оформлению (ср.: закидывать удочку - «намекать на что-либо» и закидывать удочку - в прямом значении и т.д.).

Лексический состав фразеологических единств неделим. Это сближает их с группой сращений. Но в отличие от сращений части фразеологических единств могут быть отделены друг от друга вставкой каких-то слов. Например: Лить воду на (свою, мою, твою, чужую и т.д.) мельницу (ср. со сращениями типа шутка сказать, диву даться и др.).

Грамматические формы и синтаксический строй фразеологических единств строго определены, но, как правило, объяснимы и мотивированы существующими в современном языке формами и связями (ср.: положить зубы на полку и положить книги на полку, вылететь в трубу и вылететь в окно и т.д.).

Замена слов в составе единства, а также подстановка синонима приводит или к разрушению образности, присущей данному обороту, или к изменению его экспрессивного смысла. Это создает благоприятные условия для индивидуального стилистического обновления единств в речи, что широко используется в художественной литературе (ср., например, у А.П. Чехова: В приемную входит маленькая, в три погибели сморщенная, как бы злым роком приплюснутая старушонка).

По степени лексической неделимости компонентов к фразеологическим единствам примыкают и те составные термины, которые в процессе употребления получили обобщенно-переносное значение: точка замерзания, первая скрипка, удельный вес, центр тяжести, наклонная плоскость и др. Ср.: наклонная плоскость (геометрический термин) - морально опуститься и покатиться по наклонной плоскости (фразеологизм); удельный вес золота (физический термин) - удельный вес сельского хозяйства в экономике страны (фразеологизм).

24.

Фразеологические сочетания

Фразеологическими сочетаниями называются такие устойчивые обороты, общее значение которых полностью зависит от значения составляющих слов. Слова в составе фразеологического сочетания сохраняют относительную семантическую самостоятельность, однако являются несвободными и проявляют свое значение лишь в соединении с определенным, замкнутым кругом слов, например: слово слёзно сочетается только со словами просить, умолять. Следовательно, один из членов фразеологического сочетания оказывается более устойчивым и даже постоянным, другой - переменным. Наличие постоянных и переменных членов в сочетании заметно отличает их от сращений и единств. Значение постоянных членов (компонентов) является фразеологически связанным. Например, в сочетаниях сгорать от стыда и тоска берет постоянными будут сгорать и берет, так как именно эти слова окажутся основными (стержневыми) элементами и в других фразеологических сочетаниях: сгорать - от стыда, от срама, от позора; сгорать - от любви; сгорать - от нетерпения, зависти; берет - тоска, раздумье; берет - досада, злость; берет - страх, ужас; берет - зависть; берет - охота; берет - смех. Употребление иных компонентов невозможно (ср.: «сгорать от радости», «берет улыбка»), это обусловлено существующими семантическими отношениями внутри языковой системы. Значения подобных слов являются в системе данных оборотов фразеологически связанными (см. § 2), т.е. реализуются только с определенным кругом слов.

От фразеологических сращений и единств фразеологические сочетания отличаются тем, что не являются абсолютно лексически неделимыми. Несмотря на фразеологическую замкнутость оборотов данного типа, даже лексически несвободные компоненты без ущерба для общего фразеологического значения могут быть заменены синонимом (ср.: потупить голову - опустить голову; сесть в лужу - сесть в калошу; насупить брови - нахмурить брови и т.д.). Это создает благоприятные условия для возникновения вариантов фразеологических единств, а нередко и синонимов.

Синтаксические связи слов в подобных оборотах соответствуют существующим нормам, по которым создаются и свободные словосочетания. Однако в отличие от последних эти связи устойчивы, неразложимы и всегда воспроизводятся в одном и том же виде, семантически присущем тому или иному фразеологизму.

Фразеологические сочетания - достаточно многочисленная по составу и весьма распространенная по употреблению группа.

25.

Фразеологизированные обороты

От собственно фразеологических условно могут быть отделены так называемые фразеологизированные обороты (или выражения), которые обладают не всеми различительными признаками фразеологизмов, а лишь частью из них: воспроизводимостью в готовом виде и (в той или иной мере) образностью. Однако слова в них остаются семантически полноценными. К таким выражениям относятся, например, отдельные цитаты, часть пословиц, ряд терминологических сочетаний. Все они приобрели некую метафоричность, которая все-таки полностью выводится из составляющих такие выражения слов. Так, фразеологизированные цитаты приобретают обобщенно-образный смысл, практически оторванный от первоначального контекста: тришкин кафтан, человек. в футляре, с корабля на бал, карась-идеалист и др. То же можно сказать и о пословицах, утративших назидательную часть, например: голод не тетка (уже забыто продолжение - пирожка не подсунет), собака на сене (опущена вторая часть: сама не ест и другим не дает) и т.д. Поговорки в большинстве своем входят в разные группы фразеологических оборотов.

Из сложных терминов к фразеологизированным выражениям относятся те, которые приобрели новое значение, например: абсолютный нуль - о малой значимости человека и т.п.

Типы фразеологизмов и фразеологизированных оборотов по структуре и лексико-грамматическому составу

26.

Структурно-грамматический состав фразеологизмов и фразеологизированных выражений

По своему строению и по грамматическому составу фразеология современного русского языка неоднородна.

По структуре все обороты делятся на две большие группы:

  1.  Фразеологические обороты, имеющие форму самостоятельного предложения: А судьи кто?; А Васька слушает, да ест; Ну как не порадеть родному человечку; Только боги бессмертны; Чему быть, того не миновать и мн. др.

В роли предложений чаще всего выступают фразеологизированные выражения, имеющие, как правило, синтаксически законченную форму.

Нередко для этой цели используются и разнообразные обороты разговорно-бытовой речи: кот наплакал; раз, два и обчелся; держи карман шире; дело в шляпе; дело - табак; сам себе голова и др.

  1.  Фразеологические обороты, имеющие форму словосочетания: дух времени, сардонический смех, вавилонское столпотворение; девичья память; карты в руки; кровь с молоком; вешать нос на квинту; попасть пальцем в небо; на край света и др.

27.

Лексико-грамматическая характеристика фразеологизмов и фразеологизированных выражений

По грамматическому составу среди фразеологических единиц выделяется несколько наиболее типичных разновидностей:

а) обороты, являющиеся сочетанием прилагательного и существительного: воздушный замок; краеугольный камень; заколдованный круг; наклонная плоскость; мелкая сошка; закадычный друг; белая ворона; лебединая песня; синий чулок; львиная доля; путеводная звезда; пустой звук; медвежий угол; правая рука; круговая порука; пустое место; золотые руки; крокодиловы слезы и др.;

б) обороты, являющиеся сочетанием существительного в им. падеже с существительным в род. падеже: дух времени; яблоко раздора; бразды правления; мания величия; чувство локтя; ноль внимания; точка замерзания и др.;

в) обороты, состоящие из существительного в им. падеже и существительного с предлогом: борьба за существование; душа в душу; человек в футляре; путевка в жизнь; море по колено; буря в стакане воды; дело в шляпе; кровь с молоком; чудеса в решете и т.д.;

г) обороты, состоящие из предлога, прилагательного и существительного: по свежим следам; по старой памяти; на живую нитку; на короткой ноге; при пиковом интересе; со спокойной совестью; с незапамятных времен и др.;

д) обороты, являющиеся сочетанием глагола с именем существительным (с предлогом и без него): выходить из колеи; водить за нос; поставить на вид; задеть за живое; попасть на зуб; потупить взгляд; семенить ногами; приподнять завесу; заронить искру; напустить тумана; подвести мину; замять разговор; обдать презрением; бить баклуши и др.;

е) обороты, состоящие из глагола и наречия: попасть впросак; поставить в тупик; видеть насквозь; разбиться вдребезги; пойти насмарку и др.;

ж) обороты, состоящие из деепричастия и существительного (или существительных с предлогом): сломя голову; скрепя сердце; спустя рукава; положа руку на сердце; засучив рукава и др.

Указанные группы не охватывают всего многообразия лексико-грамматического состава фразеологизмов и фразеологизированных выражений. В данном случае приведены наиболее распространенные типы устойчивых сочетаний.

Фразеология современного русского языка с точки зрения ее происхождения

28.

Исконные фразеологизмы и фразеологизированные выражения

Основу русской фразеологии составляют исконные обороты, т.е. общеславянские (праславянские), восточнославянские (древнерусские) и собственно русские.

К общеславянским относятся, например: брать (взять) за живое; (дать) березовой каши; держать взаперти; задать баню; дать (задать) трепака; как у Христа (Бога) за пазухой; ни рыба ни мясо; клевать носом; повесить нос; один как перст и др.

К восточнославянским относятся обороты: без царя в голове (и антонимичный с царем в голове); глухая тетеря; медвежий угол; ни кола ни двора; при царе Горохе; собачий холод; точить лясы и др.

Собственно русскими является большинство фразеологизмов, например: высунув язык; выставить на позор; выходить из терпения; губа не дура; держать язык за зубами; жить припеваючи; за милую душу; зеленая улица; злоба дня; зубы заговаривать; и бровью не ведет; и дешево и сердито; идти напропалую; из кулька в рогожку; икру метать; казанская сирота; как будто в воду глядел; коломенская верста; комар носа не подточит; косая сажень; лакомый кусочек; ломать копья; мал золотник, да дорог; мелкая сошка; на воре шапка горит; на лбу написано; на стенку лезть; небо коптить; ни зги не видно; ободрать как липку; одним миром мазаны; подлинная правда; положить под сукно; разводить бодягу; сгореть дотла; спустя рукава; тертый калач; тихой сапой; тянуть лямку; через пень колоду; шапочное знакомство и мн. др.

Собственно русская фразеология пополнялась за счет профессионализмов: дать задний ход; играть первую скрипку; пускать пары; тянуть канитель; топорная работа; холостой выстрел и т.д.; жаргонно-арготических оборотов: выйти из игры; дело - табак; карта бита; пиковое положение; втереть очки и др.; диалектных выражений: из кулька в рогожку; не солоно хлебавши; попасть в переплет; не мытьем так катаньем и пр.

Немало собственно русских фразеологизированных выражений уходят корнями в художественную литературу, например: а Васька слушает, да ест; дразнить гусей; Демьянова уха; как белка в колесе; мартышкин труд; медвежья услуга; сильнее кошки зверя нет и мн. др. (из басен И.А. Крылова); дистанция огромного размера; завиральные идеи; свежо предание, а верится с трудом; и дым отечества нам сладок и приятен и др. (из комедии А.С. Грибоедова); дела давно минувших дней; лукавый царедворец; не мудрствуя лукаво; не по дням, а по часам; окно в Европу; охота к перемене мест и др. (из произведений А.С. Пушкина); из прекрасного далека; легкость в мыслях необыкновенная; мертвые души; мышиный жеребчик (из произведений Н.В. Гоголя); лишние люди; отцы и дети (И.С. Тургенев); как бы чего не вышло; лошадиная фамилия; на деревню дедушке; человек в футляре и др. (из произведений А.П. Чехова); жалкие слова; обыкновенная история (И.А. Гончаров); из самой гущи народа; свинцовые мерзости (A.M. Горький); хрестоматийный глянец (В.В. Маяковский) и мн.др.

29.

Фразеологизмы и фразеологизированные обороты, заимствованные из других языков

Словосочетания по происхождению могут быть и заимствованными из других языков.

Прежде всего выделяются обороты, заимствованные из языка церковнокнижного, т.е. русифицированного старославянского языка. Например: избиение младенцев; камень преткновения; вавилонское столпотворение; манна небесная; исчадие ада; притча во языцех; внести свою лепту; на сон грядущий; краеугольный камень; фиговый листок; в поте лица; одним миром мазаны и др.

Большую группу оборотов составляют так называемые фразеологические кальки и полукальки, т.е. выражения, являющиеся дословным (или почти дословным) переводом иноязычных фразеологизмов, пословиц, поговорок. Например: с высоты птичьего полета (франц.); лед сломан (франц.); местный колорит (франц.); имеет место (франц.); веселая мина при плохой игре (франц.); проглотить пилюлю (франц.); так вот где собака зарыта (нем.); синий чулок (англ.); время - деньги (англ.); Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку (лат.); рука руку моет (лат.) и т.д.

Особую группу составляют афоризмы из античной литературы, цитаты из литературы разных народов, а также изречения, приписываемые выдающимся зарубежным ученым, общественным деятелям: авгиевы конюшни; геркулесовы столпы (столбы); танталовы муки; всему есть предел; золотая середина (Гораций); О святая простота! (Ян Гус); А все-таки она вертится! (Галилей); Быть или не быть? (Шекспир); башня из слоновой кости (Сент-Бев); буря в стакане воды (Монтескье); Мавр сделал свое дело, мавр может удалиться (Шиллер); принцесса на горошине (Андерсен) и др.

Иногда иноязычные крылатые выражения употребляются в русском языке без перевода. Нередко они сосуществуют с фразеологическими кальками, которые в силу своего распространения используются чаще. Например: Apres nous le delúge (франц.; слова, приписываемые Людовику XV) - имеется и калька: После нас хоть потоп; coleur locale (франц.) - имеется и калька: местный колорит; finita la comedia (итал.) - имеется и калька: комедия окончена; festina lente (лат. выражение, приписываемое Юлию Цезарю) - имеется и калька: торопись медленно; modus vivendi(лат.) - имеется и калька: образ жизни; non multa, sed multum (лат.) - имеется и калька: немного, немногое и др.

Немало русских фразеологизмов и фразеологизированных выражений вошли в другие языки народов России и в другие языки мира. Так, во многие европейские (и славянские и неславянские) и другие языки вошли обороты: герой нашего времени; дом отдыха; дом культуры; зеленая улица; коллективное хозяйство; кто кого; кто не работает, тот не ест; лагерь мира; медвежья услуга; отцы и дети и др. Русские обороты переводятся, калькируются и входят в активный словарь народов мира.

Фразеология современного русского языка с точки зрения функционально-стилистической

30.

Стилевая классификация фразеологизмов и фразеологизированных оборотов. Их экспрессивно-стилистические свойства

Функционально-стилевая классификация фразеологизмов имеет большое значение, так как помогает наметить возможные сферы их использования. Этой же цели служит понимание экспрессивно-стилистического их значения.

Сравнительно небольшая группа фразеологизмов может быть выделена как межстилевая, т.е. используемая в любом из функциональных стилей (см. § 15). Сюда относятся, например: бить мимо цели (и антоним бить в цель); бить тревогу; брать (взять) слово; брать (взять) сторону кого-, чью-либо; взять в руки; из года в год; идти вверх; иметь в виду; на первый взгляд; раздвигать рамки; сдержать слово; стирать грани; стоять на пути; терять из виду; углубиться в (самого) себя; уступить дорогу; на два фронта; давать ход чему-либо; полным ходом; центр тяжести; на каждом шагу и т.д. С точки зрения стилистической подобные фразеологизмы могут быть названы нейтральными, стилистически неокрашенными.

На фоне рассмотренных фразеологизмов выделяются две основные функционально-стилевые разновидности оборотов: разговорные и книжные, каждая из которых дополнительно характеризуется экспрессивно-стилистической окрашенностью.

31.

Разговорные фразеологизмы и фразеологизированные обороты

В разговорном стиле самое большое количество фразеологизмов составляют разговорно-бытовые обороты и фразеологизированные обороты. Они характеризуются большей образностью, нередко имеют несколько стилистически сниженную окраску (шутливую, шутливо-ласковую, а также ироническую, фамильярную). Например: абсолютный нуль; ни аза в глаза; на барскую ногу; брать (взять) за бока; для пущей важности, валом валить; вгонять в гроб; втирать очки; голова садовая; гнуть спину; дать стрекача; делать из мухи слона; держать ухо востро; задеть за живое; замести следы; коптить небо; крутить носом; курам на смех; лететь вверх тормашками; лиха беда начало; во все лопатки (убегать); мамаево побоище; из молодых да ранний; белыми нитками шито; до последней нитки; совать нос; пасть на сердце; петь с чужого голоса; подливать масла в огонь; разделать под орех; раскинуть умом; стоять на своем; теплое местечко; удар хватил; хвататься за ум и т.п.

К ним примыкают по функционально-стилевым и собственно стилистическим свойствам многие фразеологизированные выражения, особенно пословично-поговорочного типа: голод не тетка; после дождичка в четверг; семь пятниц на неделе; семеро одного не ждут и т.д.

Разговорные фразеологизмы все чаще употребляются в некоторых стилях книжной речи, например в публицистике, в языке художественной литературы, как одно из средств речевой характеристики персонажей.

От фразеологии разговорно-бытовой следует отличать обороты, стоящие за пределами литературного языка. Сюда относятся словосочетания грубо просторечного характера и бранные обороты: корчить лодыря; намять бока; распустить слюни; дать по шее; языком чесать; черта с два; черт возьми и др.

Использование этой группы оборотов даже в разговорной речи должно быть весьма ограниченным. Фразеологизмы данного типа могут употребляться в языке художественной литературы лишь с определенной стилистической целью: либо для передачи устной речи персонажей, либо для показа отрицательных сторон жизни, либо в целях придания речи иронического оттенка.

32.

Книжные фразеологизмы и фразеологизированные выражения

Сфера употребления фразеологических оборотов книжной речи намного уже, чем фразеологизмов нейтральных, межстилевых. Сюда относятся отдельные обороты официально-деловой речи: положить под сукно; рабочая сила; реальная заработная плата; очная ставка; верительные грамоты; быть в ответе и др.; фразеологизмы научно-терминологического типа: точка опоры; бросать тень; цепная реакция; сила притяжения и др.; обороты литературно-публицистического характера: любовь к Родине; сыны отечества; борцы за мир; гражданский долг; материальное благосостояние; нерушимая дружба; луч света; узы дружбы; рог изобилия; мировая скорбь; воздушный замок; пальма первенства; по ту сторону баррикад; сгущать краски; витать в облаках; бить в набат и т.д.

С точки зрения стилистической к книжной фразеологии относятся и многие цитаты из произведений русских и зарубежных писателей, выражения из античной литературы, из церковных книг и т.д. (см. § 28 и 29).

По своей экспрессивно-эмоциональной сущности некоторые книжные фразеологизмы и фразеологизированные выражения всех стилей характеризуются большей приподнятостью, торжественностью, патетикой. Однако, включенные в несвойственный для их значения контекст, они могут стать средством юмора или иронии. Ср.: - Энергетика, - сказал строитель, - это основа основ, альфа и омега народной жизни (Пауст.) - Альфа и омега кухни - кухарка Пелагея возилась около печки (Ч.).

Развитие русской лексики и фразеологии в современную эпоху

33.

Возникновение новых слов и оборотов. Изменение их значений. Выпадение устаревших слов и оборотов

Лексическая и фразеологическая система непосредственно связаны с деятельностью человека в обществе и развитием последнего. Лексика и фразеология (особенно первая) из всех уровней языка считаются наиболее проницаемыми. В лексике быстрее всего отражаются все изменения, происходившие и происходящие на разных этапах развития Советского, а затем Российского государства.

В развитии русской лексики и фразеологии можно выделить следующие основные направления:

1) возникновение новых слов и оборотов;

2) изменение значений уже существующих лексико-фразеологических единиц;

3) выпадение из активного употребления слов и оборотов;

4) возвращение к жизни старых слов.

Возникновение новых слов - процесс наиболее продуктивный, в нем отражаются все исторические этапы развития общества. Так, в период становления новой государственности появились и новые наименования (как полные, так и аббревиатуры). Например, если с 1917 г. высшим органом государственной власти был Всероссийский съезд Советов, то с 1922 по 1936 г. - Съезд Советов СССР.

После распада СССР и введения президентского правления появилась Государственная Дума; понятия парламент, парламентарии вытеснили бывшие - Верховный Совет и нардепы. Общественные и политические преобразования в стране вывели из активного словарного запаса слова, отражающие деятельность коммунистической партии (парторганизация, парторг, партактив, партийный контроль, ленинец и др.), а также бывших молодежных организаций (комсомол, комсомольская стройка; пионер, пионерский и др.).

Немало слов и словосочетаний было связано с созданием, развитием и активной деятельностью в военные годы Советской Армии, флота: от первоначальных красноармеец, краснофлотец, краском (красный командир) до последующих рядовой Советской Армии (с 1943 г.), матрос Советского флота (с 1946 г.), а также современных солдаты и офицеры Российской армии. Нашли отражение и наименования других родов войск, например Военно-Воздушные Силы СССР (или ВВС СССР) и др. В годы войны активнее использовались известные ранее слова медсанбат, санинструктор, окопник, огневик, звуковик, связист, бронебойщик и др.; профессионально-разговорные названия конкретных предметов: бронебойка, запальник (заряд), сторожевик (корабль), зажигалка, термитка, «тридцатьчетверка» (танк), «катюша» (реактивный миномет особой системы) и др.

Широкое распространение получили наименования, связанные с развитием сельского хозяйства: от первоначальных, быстро устаревших комбед, продналог, продразверстка, сельхозкоммуна и др. до колхоз, колхозник, колхозница, совхоз, совхозный рабочий, трудодень, МТС (затем PTС), агропромышленный комплекс, агрономия, агрошкола, агроном, агропункт0 и др.; автопоилка, буртоукладчик, питательные гранулы, дождевальная установка, электропоилка, электродоилка и, наконец, фермер, фермерское хозяйство и др.

В словаре находят повседневное отражение достижения научно-технического прогресса в науке, производстве, сельском хозяйстве. Возникают десятки новых профессий и их наименования, все активнее используемые для обозначения параллельных женских профессий (преимущественно в разговорной речи): автокарщик - автокарщица, программист - программистка, табуляторщик - табуляторщица и др.

Пополняется словарь сложными наименованиями с исконными средствами словообразования, например: активно-, быстро-, высоко-, крупно-, легко-, мелко-, низко-, остро-, сверх-, широко- и пр.

Появляется большое количество слов с использованием иноязычных элементов типа: авиа-, остро-, био-, видео-, гипер-, дис-, зоо-, изо-, интер-, кино-, макро-, метео-, микро-, мото-, радио-, теле-, термо-, фото-, ультра-, экстра-, электро- и мн. др.

Входят в литературный язык самые разнообразные научные термины. Только за последние 10-15 лет появились новые науки, их названия быстро становятся активными по своему употреблению, например: атлантология - атлантолог, биогеоценология, бионика, вулканология - вулканолог, гидромелиорация - гидромелиоратор, дельфинология - дельфинолог, кардиохирургия - кардиохирург, микроэлектроника, нефрология - нефролог, спелеология - спелеолог и мн. др. Большое количество подобных слов связано с расширением познаний в области космоса, компьютерной техники, Интернета.

Промежуточной группой между лексикализованными (типа метеозонд, радиолокатор) и нелексикализованными образованиями являются слова типа альфа-частицы, альфа-распад, пи-мезон, пресс-ножницы и др.

Пополнился словарный состав общенародного языка расчлененными новообразованиями (по преимуществу терминологическими), например: светочувствительный слой, ливневые дожди, пустотная лампа, пульсирующий ток, меченые атомы, шагающий экскаватор и др. При создании подобного термина иногда используется метафорическое переосмысление слов (т.е. разного рода переносы), ср.: колхозное поле - магнитное поле, поколение победителей - поколение нейтронов, дочерние письма - дочерние атомы и др.

Возвращаются к активной жизни слова, бывшие в глубинных запасниках языка:

1) лексика административная, лексика образования (губернатор, департамент; гимназия, лицей);

2) конфессионная лексика (благодать, вера, ангел, грех, заповедь, литургия; покаяние, благотворительность, милосердие);

3) лексика новых экономических условий (предприниматель, биржа, торги, аукцион, частная собственность, средний класс) и др.

Актуализация старых слов часто сопровождается восстановлением в них оценочных значений положительности (ср., например, толкование слова «предприниматель» в словарях советской эпохи как обозначения, чуждого советской действительности).

Вошли в словарь слова, отражающие развитие культуры, спорта, многих сторон нашего быта, например: книголюбительство, народные театры; аэробика, авторалли, биатлон, картинг, серфинг; микрорайон, многоэтажка и т.д.

Входят в словарный состав новые фразеологизмы и фразеологизированные обороты; например: активная жизненная позиция, борьба за мир, великий почин, выйти на орбиту, звездный пробег, звездные братья (небесные братья), мирные инициативы; набирать высоту; лучше меньше, да лучше (по названию статьи В.И. Ленина); лучше умереть стоя, чем жить на коленях (Д. Ибаррури); Люди, будьте бдительны! (Ю. Фучик); покой нам только снится (А. Блок); путевка в жизнь; поджигатели войны; рожденный ползать - летать не может (М. Горький); этапы большого пути (М. Светлов); кальки с англ. спасите наши души, холодная война; калька с укр. чувство семьи единой (П. Тычина) и мн. др.

Не менее продуктивным является путь семантического и стилистического обновления уже известных языку слов. Его прошли слова актив, боевой, боевитость, воины; воочию, династия, дружина, знатный, избранник, неувядаемый, овеять, останки, потомственный, спутник и мн. др. Изменили значение в сторону расширения такие слова, как: перестройка, подвижка, обвал, модель, экология и др.

С другой стороны, немало слов из активного словарного запаса перешли в пассивный или стилистически оказались в числе отрицательно-оценочных, например: барин, барыня, вельможа, лакей, слуга. Некоторые слова 20-х годов тоже вошли к настоящему времени в пассивные слои словаря: военспец, комбед, ликбез, нэп, нэпман и т.д.

Таким образом, лексико-фразеологический состав русского языка находится в состоянии непрерывного движения. В нем отражаются все изменения, происходящие в общественной, политической, экономической, научной, производственно-технической, культурной и бытовой жизни страны.

Основные словари русского языка

34.

Типы словарей

Отдел языкознания, занимающийся вопросами составления словарей и их изучения, называется лексикографией (греч. lexikos - словарный и grapho - пишу).

Различаются словари двух типов: энциклопедические (например, Большая советская энциклопедия. Большой энциклопедический словарь. Литературная энциклопедия, Детская энциклопедия, философский словарь и т.п.) и филологические (лингвистические). В первых объясняются понятия, явления, сообщаются сведения о различных событиях, во вторых объясняются слова, толкуются их значения. Энциклопедическими могут быть и лингвистические словари, например: «Лингвистический энциклопедический словарь» под ред. В.Н. Ярцевой вышел в 1990 г., а в 1997 г. издан под ред. Ю.Н. Караулова словарь «Русский язык: Энциклопедия».

Лингвистические словари в свою очередь подразделяются на два типа: словари многоязычные (чаше всего двуязычные, которыми мы пользуемся при изучении иностранного языка, в работе над переводом и т.д.) и одноязычные, в которых слова объясняются посредством слов этого же языка.

Наконец, среди одноязычных словарей выделяются:

1) словари, включающие все слова данного языка (так называемые словари thesaurus (гр.) - сокровищница, хранилище);

2) словари современного литературного языка (наиболее распространенный тип толкового словаря, см. ниже);

3) словари отдельных диалектов или их групп (областные словари, например Донской словарь);

4) словари языка того или иного писателя;

5) словари языка отдельного произведения;

6) словари исторические, включающие слова определенного периода истории языка;

7) словари этимологические, объясняющие происхождение отдельных слов;

8) словари синонимов;

9) словари фразеологические;

10) словари неправильностей, включающие слова, в употреблении, произношении или написании которых часто наблюдаются отклонения от литературной нормы;

11) словари иностранных слов;

12) словари орфографические;

13) словари орфоэпические (словари литературного произношения и ударения);

14) словообразовательные словари;

15) обратные словари;

16) частотные словари;

17) словари сокращений;

18) словари жаргонные и др.

Первые русские словари, появившиеся в конце XIII в., представляли собой небольшие списки непонятных слов (с их толкованием), встречавшихся в памятниках древнерусской письменности. В XVI в. такие словари стали составляться по алфавиту, вследствие чего получили название «азбуковников».

Первый печатный словарь, содержащий уже 1061 слово, появился в 1596 г. как приложение к грамматике известного филолога того времени священника Лаврентия Зизания. Толкованию подверглись преимущественно книжные славянские слова и небольшое количество иноязычных слов.

Следующий по времени печатный словарь был составлен в 1627 г. украинским филологом Памвой Берындой. Как показывает название книги («Лексикон славеноросский»), автор поставил своей целью объяснить книжные старославянские слова. И по количеству слов (6982), и по точности их объяснений на материале живой разговорной лексики, и по критическому отношению к источникам этот словарь выделялся своим высоким филологическим уровнем.

Подготовительной ступенью к созданию словаря современного русского языка (современного для определенной эпохи) были двуязычные и многоязычные словари. В 1704 г. был издан в Москве «Лексикон треязычный» Федора Поликарпова-Орлова с толкованием русских слов на греческом и латинском языках. В ту же Петровскую эпоху был составлен первый словарь иностранных терминов «Лексикон вокабулам новым по алфавиту», содержавший 503 слова.

В XVIII в. возникает интерес к вопросам происхождения и образования отдельных слов, появляются этимологические заметки Тредиаковского, Ломоносова, Сумарокова, Татищева и других писателей и ученых. В конце века был издан ряд словарей церковнославянского языка («Церковный словарь» и «Дополнение» к нему содержали объяснение более 20 тысяч слов).

На основе предшествующей лексикографической работы появилась возможность приступить к работе над созданием нормативного словаря русского языка. В основу его могли быть положены, в частности, рукописные материалы Ломоносова и других исследователей.

35.

Важнейшие толковые словари

Первым собственно толковым словарем явился изданный в 1789-1794 гг. шеститомный «Словарь Академии Российской», содержавший 43257 слов, взятых составителями из современных им светских и духовных книг, а также из памятников древнерусской письменности. В 1806-1822 гг. издавался «Словарь Академии Российской, по азбучному порядку расположенный», представляющий собой второе издание предыдущего словаря, от которого он отличался расположением материала и существенным его обогащением (в нем насчитывается уже 51338 слов). Третьим изданием словаря был вышедший в 1847 г. четырехтомный «Словарь церковнославянского и русского языка», содержавший уже 114749 слов (переиздан в 1867 г.).

Значительным событием в истории русской лексикографии явилось создание в 1863-1866 гг. четырехтомного «Толкового словаря живого великорусского языка» В.И. Даля, периодически переиздававшегося вплоть до настоящего времени.

Положив в основу словаря народную речь, включив в него лексику общеупотребительную, диалектную, книжную, Даль стремился отразить в нем все лексическое богатство русского языка. Словарь его с 200000 слов и 30000 пословиц и поговорок представляет собой сокровищницу меткого народного слова. Слабой стороной деятельности Даля является стремление доказать ненужность большей части иноязычных по происхождению слов, попытка ввести в качестве их эквивалентов несуществующие слова, которые он сам сочинял, тенденциозное объяснение значений многих слов, особенно общественно-политических терминов, смешение лингвистического и энциклопедического принципов толкования слов. Следует также отметить отсутствие в словаре четких определений слов (вместо этого приводятся синонимы, не всегда точные), отсутствие стилистических помет и примеров-иллюстраций из художественной литературы, гнездовой принцип подачи слов, затрудняющий пользование словарем, чрезмерное обилие диалектной лексики.

В 1895 г. вышел I том нового академического словаря, подготовленный под редакцией Я.К. Грота, содержавший 21648 слов. В этом томе приводится богатый иллюстративный материал из произведений писателей, дается хорошо продуманная система грамматических и стилистических помет. После смерти Грота (в 1893 г.) изданием стал руководить А.А. Шахматов (до 1920 г.), отказавшийся от принципа нормативности словаря, от стилистических помет и оценочных указаний. Под его редакцией вышел II том словаря, а дальнейшие выпуски (словарь выходил до 1929 г.) осуществлялись по его плану.

В 1935-1940 гг. вышел четырехтомный «Толковый словарь русского языка» под редакцией Д.Н. Ушакова. В этом словаре, насчитывающем 85289 слов, получили правильное разрешение многие вопросы нормализации языка, упорядочения словоупотребления, формообразования и произношения. Словарь построен на лексике художественных произведений, публицистики, научных работ, в нем широко представлены слова советской эпохи. Значения слов даются с возможной полнотой и точностью, диалектизмы и узкоспециальные термины включены в словарь в ограниченном количестве. Несмотря на некоторые недостатки (не совсем точное в ряде случаев определение значения, неполнота словника и фразеологии, немотивированность отдельных стилистических помет, иногда нечеткое разграничение многозначности и омонимии, включение некоторых устарелых слов), словарь Д.Н. Ушакова представляет собой весьма полезный справочник. В 1947-1949 гг. словарь был переиздан.

В 1949 г. вышел однотомный «Словарь русского языка» С.И. Ожегова, который в дальнейшем выдержал более 20 изданий. С 1992 г. словарь, значительно расширенный, выходит под двумя фамилиями - С.И. Ожегов и Н.Ю. Шведова; 4-е издание 1998 г. содержит 80000 слов и выражений. В словаре хорошо представлена общественно-политическая лексика, даются точные значения слов и выражений, соблюден принцип нормативности в отборе лексики, в словоупотреблении, формообразовании, произношении, подаче стилистических помет.

В 1957-1961 гг. вышел четырехтомный академический «Словарь русского языка», содержащий 82159 слов, охватывающий общеупотребительную лексику и фразеологию русского литературного языка от Пушкина до наших дней. Словарь является нормативным, содержит разнообразную систему стилистических помет, богатый иллюстративный материал (3-е изд. М., 1985).

Значительно богаче по словнику (около 120000 слов), по охвату различных пластов лексики академический «Словарь современного русского литературного языка» в 17 томах (1950-1965). Значения слов и особенности их употребления иллюстрируются в нем примерами из художественной, научной и общественно-политической литературы XIX-XX вв. Дается грамматическая характеристика слов, отмечаются особенности их словообразования, произношения и написания, приводятся нормативные стилистические пометы, даются справки этимологического характера и т.д. Сочетание принципов толкового и исторического словарей делает его весьма ценным справочным пособием. Осуществляется повторное издание.

В 1981 г. был издан «Школьный толковый словарь русского языка» М.С. Лапатухина, Е.В. Скорлуповской, Г.П. Снетовой. Словарь содержит сведения о значении слов, их написании, произношении, морфемном составе, морфологических признаках.

К типу толковых словарей можно отнести словари, в которых дается толкование слов, не вошедших в ранее изданные словари. Такой справочник «Новые слова и значения» вышел в 1971 г. под редакцией Н.З. Котеловой и Ю.С. Сорокина. Словарь содержит около 3500 новых слов и выражений, появившихся в активном употреблении в периодической печати и художественной литературе главным образом в период 50-60-х годов XX в. Новое издание словаря, построенное на материалах писем и литературы 70-х годов, вышло в 1984 г.

В 80-е годы Институт русского языка АН СССР выпустил серию словарей - «Новое в русской лексике. Словарные материалы» / Под ред. Н.З. Котеловой. Словари информировали о новых словах, значениях слов, зарегистрированных по материалам прессы и периодики.

36.

Словари диалектные (областные)

В середине XIX в. стали издаваться академические диалектные словари: «Опыт областного великорусского словаря» (1852) и «Дополнение к Опыту областного великорусского словаря» (1858). В них собрано довольно большое количество материала (в первом - 18011 слов, во втором - 22895 слов). Оба издания представляют интерес как первая серьезная попытка научной обработки и систематизации данных о территориальных диалектах.

В конце XIX - начале XX в. были опубликованы «Словарь областного Архангельского наречия» А. Подвысоцкого(1885), «Материалы для словаря народного языка в Ярославской губернии» Е.И. Якушкина (1896), «Словарь областного Олонецкого наречия» Г.И. Куликовского (1898), «Областной словарь колымского русского наречия» В.Г. Богораза (1901), «Кашинский словарь» И.Т. Смирнова (1901), «Словарь ростовского говора» В. Волоцкого (1902), «Материалы для объяснительного словаря вятского говора» Н.М. Васнецова (1908), «Словарь уездного череповецкого говора» М.К. Герасимова (1910), «Смоленский областной словарь» В.Н. Добровольского (1914).

В советское время вышли «Донской словарь» А.В. Миртова (1929), «Краткий ярославский областной словарь» Г.Г. Мельниченко (1961), «Словарь русских донских говоров» (1975-1976), «Словарь говоров Подмосковья» А.Ф. Ивановой (1969), «Словарь современного русского народного говора (д. Деулино, Рязанского района, Рязанской области)» (1969), «Словарь говоров Соликамского района Пермской области» О.П. Беляевой (1973). Выходят «Словарь русских говоров Среднего Урала» (с 1964 г.), «Псковский областной словарь» (с 1967 г.), «Словарь смоленских говоров» (с 1974 г.), публиковались материалы по курско-орловским, брянским говорам и др.

В конце 80-х годов велась большая работа по составлению многотомного «Словаря русских народных говоров» (под руководством Ф.П. Сороколетова), включающего около 150 000 народных слов, не встречающихся в современном литературном языке.

37.

Исторические словари

Основным историческим словарем русского языка являются «Материалы для словаря древнерусского языка» акад. И.И. Срезневского (словарь был напечатан в 1893-1912 гг. после смерти автора, переиздан в 1958 г.). Словарь содержит много слов и около 120000 выдержек из разнообразных памятников русской письменности XI-XIV вв., что сохраняет за ним значение одного из лучших древнерусских словарей.

Словарный состав русского языка XV-XVII вв. получил некоторое отражение в «Материалах для словаря древнерусского языка» А.Л. Дювернуа (1894). Словарь содержит около 6000 слов, взятых из сравнительно небольшого количества памятников. Недостатком словаря является отсутствие русских пояснений, которые заменены латинскими переводами.

В 1903 г. был издан «Словарь древнерусских личных собственных имен» Н.М. Туликова, содержащий многочисленные факты и ссылки на исторические документы.

В 1937 г. были опубликованы под редакцией Б.Д. Грекова «Материалы для терминологического словаря древней России» Г.Е. Колчина, содержащие разнообразные общественно-политические и экономические термины из исторических документов XI-XV вв. Термины расположены в алфавитном порядке, в конце работы приложена их тематическая классификация.

Огромный исторический материал содержит «Словарь русского языка XI-XVII вв.» (с 1975 по 1986 г. опубликовано 11 выпусков). В 1984-1985 гг. был издан «Словарь русского языка XVIII в.» (под редакцией Ю.С. Сорокина).

38.

Этимологические словари

Первым русским этимологическим словарем был «Корнеслов русского языка, сравненного со всеми главнейшими славянскими наречиями и с двадцатью четырьмя иностранными языками» Ф.С. Шимкевича (1842). В словаре разработано 1378 корней обиходных русских слов, во многих случаях имеются произвольные сопоставления и ошибочные утверждения. Следующим в хронологическом порядке был «Опыт словаря русского языка сравнительно с языками индоевропейскими» М. Изюмова (1880), стоявший также на невысоком теоретическом уровне. Выше по качеству, хотя и несвободным от неверных объяснений, был «Сравнительный этимологический словарь русского языка» Н.В. Горяева (1892). Наиболее известен из дореволюционных изданий «Этимологический словарь русского языка» А.Г. Преображенского (1910-1916; окончание было опубликовано в 1949 г., позднее осуществлено переиздание всей книги). Словарь содержит объяснение этимологии многих общеупотребительных русских слов и части заимствованных. Как те, так и другие группируются по первообразным словам или по корням. Хотя словарь далеко не полон и содержит немало устаревших или просто неверных объяснений, он служит важным пособием по этимологии.

В 1961 г. вышел «Краткий этимологический словарь русского языка» Н.М. Шанского, В.В. Иванова и Т.В. Шанской под редакцией С.Г. Бархударова. Словарь, изданный как научно-популярное пособие для учителя средней школы, содержит этимологическое толкование общеупотребительных слов современного русского литературного языка (3-е изд. М., 1975).

В 1970 г. появился «Этимологический словарь русского языка» Г.П. Цыганенко. Словарь имеет научно-популярный характер и в качестве справочного пособия предназначен для учителей-словесников и учащихся средней школы. С 1963 г. выходил отдельными выпусками «Этимологический словарь русского языка» под руководством Н.М. Шанского. Словарь предназначен для специалистов-филологов.

В 1950-1958 гг. в Гейдельберге вышел трехтомный «Русский этимологический словарь» М. Фасмера (в 1964-1973 гг. под названием «Этимологический словарь русского языка» с дополнениями О.Н. Трубачева он был издан на русском языке в четырех томах; 2-е изд. М., 1986).

Этот словарь является самым обширным из словарей данного типа, однако он не свободен от неточностей, неоправданных сопоставлений.

Представляет интерес издание многотомного «Этимологического словаря славянских языков. Праславянский лексический фонд», которое осуществлялось под редакцией О.Н. Трубачева. Вып. 1 (1974) содержит предисловие с изложением принципов реконструкции праславянской лексики, списки литературы и собственно словарь. В 1999 г. был издан в двух томах «Историко-этимологический словарь современного русского языка». Автор - П.Я. Черных.

К типу этимологических словарей примыкает «Краткий топонимический словарь» В.А. Никонова, содержащий сведения о происхождении и судьбе около 4000 названий наиболее крупных географических объектов СССР и зарубежных стран (1966), а также «Словарь русских личных имен» Н.А. Петровского, включающий около 2600 личных имен и сообщающий сведения об их происхождении (1967), и «Словарь названий жителей (РСФСР)» (под редакцией А.М. Бабкина), в котором собрано около 6000 названий жителей населенных пунктов Российской Федерации и названий жителей столиц союзных республик (1964), «Словарь названий жителей СССР» (под редакцией A.M. Бабкина и Е.А. Левашова), в приложении к которому приводятся также названия жителей городов зарубежных стран (1975).

39.

Словообразовательные словари

Задача словарей названного типа - выявить словообразовательную структуру наличных в языке слов, показать членение слов на морфемы. Двумя изданиями (1961,1964) вышел «Школьный словообразовательный словарь» З.А. Потихи под редакцией С.Г. Бархударова. Словарь содержит около 25000 слов. Полезны три приложения: 1) довольно подробный алфавитный список приставок и суффиксов имен существительных, имен прилагательных и глаголов; 2) перечень наиболее употребительных греко-латинских словообразовательных элементов в русской терминологии; 3) краткие исторические справки о фонетических процессах, изменивших звуковую структуру слова в процессе развития языка. В 1978 г. был издан «Школьный словообразовательный словарь русского языка» А.Н. Тихонова. Слова в нем расположены по гнездам, которые возглавляются исходными (непроизводными) словами разных частей речи. Слова в гнезде размещены в порядке, обусловленном ступенчатым характером русского словообразования. В качестве приложения дан алфавитный указатель производных слов, имеющихся в гнездах (около 26000). В 1985 г. вышло двухтомное издание словаря, содержащее около 145000 слов (2-е изд. 1990 г.).

40.

Обратные словари

При изучении русского словообразования (например, при количественной характеристике словообразовательных элементов, при выяснении степени продуктивности тех или иных суффиксов и т.д.) весьма полезными являются так называемые обратные словари (их иногда называют инверсными). В обратных словарях сохраняется алфавитное расположение материала, но не по началу слов, а по концу, т.е. справа налево.

Довольно полным является обратный словарь современного русского языка, составленный под редакцией Г. Бильфельдта («Rucklauflges Worterbuch der russichen Sprache der Gegenwart», Berlin, 1958). Словарь построен на материале «Толкового словаря русского языка» под редакцией Д.Н. Ушакова, «Словаря русского языка» С.И. Ожегова и «Орфографического словаря русского языка» под редакцией С.И. Ожегова и А.Б. Шапиро. В словаре содержится около 80000 слов.

Более полным является обратный словарь под редакцией М. Фасмера в шести выпусках (1957-1959).

В 1974 г. в Москве издан «Обратный словарь русского языка», содержащий около 125000 слов.

41.

Словари сокращений

Широкое распространение в современном русском языке различного рода сложносокращенных слов (в том числе аббревиатур), являющееся своеобразным проявлением принципа «экономии» в языке, вызвало потребность в создании особых словарей сокращений.

Наиболее полным является «Словарь сокращений русского языка» (1963). Словарь содержит около 12500 сокращений, дает произношение и ударение сокращений, отмечает их грамматический род. Четвертое издание (1984) включает в себя около 17700 сокращений.

42.

Частотные словари

При изучении богатейшего состава лексики русского языка немаловажный интерес представляет выяснение вопроса о степени употребляемости слов в речи, так как это создает объективную базу для рационального отбора лексики, включаемой в школьные учебники, словари-минимумы, словари для машинного перевода и т.п.

В качестве пособия для преподавателей был издан «Частотный словарь современного русского литературного языка» Э.А. Штейнфельдт (1963). В словаре, содержащем около 2500 слов, даются списки слов по частоте употребления, по частям речи (с указанием частотности некоторых форм), общий список слов по алфавиту.

В 1970 г. вышел «Частотный словарь общенаучной лексики» под редакцией Е.М. Степановой, а в 1971 г. «Частотный словарь языка газеты» Г.П. Поляковой и Г.Я. Солганика. Весьма полным является «Частотный словарь русского языка» под редакцией Л.Н. Засориной (1977), содержащий около 40000 слов, отобранных на основании обработки средствами вычислительной техники одного миллиона словоупотреблений.

43.

Словари синонимов, антонимов, омонимов, паронимов

Первыми русскими словарями синонимов были «Опыт российского сословника» Д.И. Фонвизина (1783), содержавший 32 синонимических ряда (всего 105 слов) и «Опыт словаря русских синонимов» П.Р. Калайдовича (1818), содержавший 77 синонимических рядов. Более полным по материалу (226 синонимических гнезд), но ниже по качеству был «Словарь русских синонимов или сословов, составленный редакцией нравственных сочинений» под редакцией А.И. Галича (1840). В 1850-1860 гг. материалы для словаря синонимов публиковал отдельными выпусками акад. Н.И. Давыдов (всего им было опубликовано 150 синонимических серий). Невысокого качества (в теоретическом отношении, в объяснении слов общественно-политического характера) были «Словарь синонимов и сходных по смыслу выражений» Н.А. Абрамова (1912) и вышедший после революции «Учебный словарь синонимов русского литературного языка» В.Д. Павлова-Шишкина и П.А. Стефановского (издания 1930 и 1931 гг.).

В 1956 г. был издан «Краткий словарь синонимов русского языка» В.Н. Клюевой, предназначенный для школьной практики и содержавший около 1500 слов (2-е изд. М., 1961). Более полным является «Словарь синонимов русского языка» З.Е. Александровой, содержащий около 9000 синонимических рядов (1968; 4-е изд. 1975). В 1970-1971 гг. вышел двухтомный «Словарь синонимов русского языка» под редакцией А.П. Евгеньевой. В 1975 г. на основе этого словаря был создан однотомный «Словарь синонимов. Справочное пособие» под той же редакцией.

В 1971 г. вышел первый у нас «Словарь антонимов русского языка» Л.А. Введенской. Словарь содержит свыше 1000 пар слов, представляющих собой однокорневые или разнокорневые антонимы. В переработанном виде словарь переиздан в 1982 г. В 1972 г. был опубликован «Словарь антонимов русского языка» Н.П. Колесникова под редакцией Н.М. Шанского. В словаре имеется свыше 1300 пар антонимов или противопоставляемых в каком-либо отношении лексических пар. В 1978 г. вышел в свет «Словарь антонимов русского языка» М.Р. Львова под ред. Л.А. Новикова, содержащий около 2000 антонимических пар (3-е изд. М., 1985). Этот же автор опубликовал в 1981 году «Школьный словарь антонимов русского языка», включающий свыше 500 словарных статей.

В 1974 г. был издан первый в нашей стране «Словарь омонимов русского языка» О.С. Ахмановой (3-е изд. М., 1986). В словаре приводятся в алфавитном порядке омонимические пары (реже группы из трех или четырех слов), даются грамматические сведения и стилистические пометы, а также квалификация омонимов с точки зрения их образования или происхождения. В 1976 г. появился «Словарь омонимов русского языка» Н.П. Колесникова под редакцией Н.М. Шанского (2-е изд. Тбилиси, 1978; более 3500 гнезд омонимов).

В 1968 г. вышел словарь-справочник Ю.А. Бельчикова и М.С. Панюшевой «Трудные случаи употребления однокоренных слов русского языка», который можно считать первым опытом создания словаря паронимов. В нем содержится около 200 пар (групп) однокорневых слов, в употреблении которых в практике речи наблюдается смешение. Вторым по времени издания был «Словарь паронимов русского языка» Н.П. Колесникова (1971), содержащий свыше 3000 однокорневых и разнокорневых сходно звучащих слов, разбитых на 1432 гнезда. В 1974 г. вышла в свет книга О.В. Вишняковой «Паронимы в русском языке», состоящая из теоретической части и самого словаря, включающего свыше 500 паронимических пар, а в 1984 г. отдельным изданием был выпущен «Словарь паронимов русского языка» того же автора. В 1994 г. был издан «Словарь паронимов современного русского языка». Авторы - Ю.А. Бельчиков и М.С. Панюшева.

44.

Фразеологические словари

Попытка собрать и систематизировать в отдельной работе фразеологию русского языка нашла свое выражение в издании ряда фразеологических сборников.

В 1890 г. вышел сборник С.В. Максимова «Крылатые слова». В нем даны толкования 129 слов и выражений (устойчивых сочетаний слов, поговорок и т.д.). Многие из них толкуются произвольно, однако богатый фразеологический материал и интересные объяснения, содержащиеся в книге, делают ее небесполезной и в наши дни (последний раз переиздана в 1955 г.).

Содержательнее и разнообразнее по материалу фразеологический сборник М.И. Михельсона «Русская мысль и речь. Свое и чужое. Опыт русской фразеологии. Сборник образных слов и иносказаний» (1902-1904). В книге собран значительный материал, в нее включены фразы и словосочетания не только из русского языка, но и из других языков.

В 1955 г. был издан сборник «Крылатые слова» Н.С. Ашукина и М.Г. Ашукиной (3-е изд. М., 1966). В книге собрано большое количество литературных цитат и образных выражений, расположенных в алфавитном порядке. Наличие алфавитного указателя в конце книги облетает пользование ею как справочником.

С большой полнотой представлена русская фразеология в вышедшем в 1967 г. под редакцией А.И. Молоткова «Фразеологическом словаре русского языка», содержащем свыше 4000 словарных статей (3-е изд. 1978; 4-е изд. 1986). Фразеологизмы приводятся с возможными вариантами компонентов, дается толкование значения, указываются формы употребления в речи. Каждое из значений иллюстрируется цитатами из художественной литературы. В ряде случаев дается этимологическая справка.

В 1975 г. вышел словарь-справочник «Устойчивые глагольно-именные словосочетания русского языка» В.М. Дерибаса. В этом пособии содержится свыше 5000 устойчивых словосочетаний, расположенных по двум составляющим их компонентам (глагол - имя существительное). В 1980 г. был издан «Школьный фразеологический словарь русского языка» В.П. Жукова, содержащий около 2000 наиболее употребительных фразеологизмов, встречающихся в литературе и устной речи. В 1997 г. вышел «Словарь перифраз русского языка (на материале газетной публицистики)» (А.Б. Новиков), в котором даны обороты типа в костюме адама (голый), голубые каски (вооруженные силы ООН), черное золото (нефть) и др.

Фразеология в широком смысле термина включает в себя также пословицы и поговорки. Наиболее полным собранием русских пословиц является сборник «Пословицы русского народа» В.И. Даля, изданный в 1861-1862 гг. (переиздан в 1957 г.). В 1966 г. вышел «Словарь русских пословиц и поговорок» В.П. Жукова (3-е изд. М., 1967), содержащий около 1000 пословиц и поговорок, расположенных в алфавитном порядке по первому слову. В 1981 г. был издан «Словарь-справочник по русской фразеологии» Р.И. Яранцева (2-е изд. М., 1985), куда вошло около 800 фразеологизмов.

45.

Словари иностранных слов

Первым словарем иностранных слов был рукописный «Лексикон вокабулам новым по алфавиту», составленный в начале XVIII в. На протяжении XVIII в. издавались разнообразные словари иностранных слов и близкие к ним терминологические словари.

В 1803-1806 гг. вышел трехтомный «Новый словотолкователь, расположенный по алфавиту...» Н.М. Яновского, содержавший большое количество слов из различных языков и послуживший образцом для последующих словарей иностранных слов Ф. Кравчуновского (1817), Н. Кирилова (1840-е годы) и др.

Ряд словарей иностранных слов был издан в советскую эпоху. В 1926 г. вышел «Полный иллюстрированный словарь иностранных слов с указанием их происхождения, ударений и научного значения» Н. Вайсблита, в 1939 г. - «Словарь иностранных слов» под редакцией Ф.Н. Петрова.

Наиболее полным является «Словарь иностранных слов» под редакцией И.В. Лехина, Ф.Н. Петрова и др. (1941; 13-е изд. М., 1986; 19-е изд. М., 1990). В словаре дается краткое объяснение слов и терминов иноязычного происхождения, встречающихся в различных стилях речи, указывается происхождение слова, в необходимых случаях отмечается путь заимствования.

В 1966 г. вышли «Словарь иноязычных выражений и слов» А.М. Бабкина и В.В. Шендецова (2-е изд. Л., 1981) и «Краткий словарь иностранных слов» (8-е изд. М., 1985), содержащий около 4500 слов и терминов. В 1983 г. был издан «Школьный словарь иностранных слов» (под редакцией В.В. Иванова).

Из последних словарей можно отметить «Словарь иностранных слов и выражений» Е.С. Зеновича, изданный в 1998 г. (8000 общеупотребительных заимствованных слов и выражений).

Особо надо выделить «Толковый словарь иностранных слов» Л.П. Крысина (М., 1998). В отличие от других словарей иностранных слов, этот словарь содержит сведения о происхождении слов, дает производные слова, толкование значений и примеры употребления, устойчивые выражения и аналоги. Словарь включает новые заимствования.

46.

Орфографические словари

Первой серьезной попыткой кодифицировать русское правописание была работа Я.К. Грота «Русское правописание», в качестве приложения к книге был дан «Справочный указатель», содержавший около 3000 слов.

На основе «гротовской» орфографии в конце XIX-начале XX в. был разработан и опубликован ряд орфографических словарей: «Ученический карманный словарь для правописания» В. Кименталя (1900), «Орфографический словарик-спутник» под редакцией М. Алтабаева (1913), «Подробный орфографический словарь» В.А. Зелинского (1914) и др.

В советское время вышли «Мой словарик. Краткий справочник по новому правописанию. Для учащихся» В. Флерова (1918; выдержал 9 изданий), «Новый орфографический справочник с кратким толкованием малопонятных и непонятных слов и орфографическими упражнениями в связи с развитием речи» И.В. Устинова (1921; выдержал ряд изданий), «Новый справочный орфографический словарь для корректоров, выпускающих и литературных работников» Я.С. Хомутова, включивший в себя около 100000 слов (1927 и 1929; дополнение к нему - 1930), «Орфографический словарь» Д.Н. Ушакова и С.Е. Крючкова для учащихся средней школы (1933; многократно переиздавался), «Орфографический словарик» С.П. Редозубова для учащихся начальной школы (2-е изд. М., 1957), «Орфографический словарик» П.А. Грушникова (19-е изд. М., 1985) и др.

В 1945 г. был издан специальный словарь-справочник К.И. Былинского, С.Е. Крючкова и М.В. Светлаева «Употребление буквы е», в 1972 г. - словарь-справочник «Слитно или раздельно?» (авторы - Б.З. Букчина, Л.П. Калакуцкая и Л.К. Чельцова под ред. Д.Э. Розенталя; 5-е изд. М., 1985), «Прописная или строчная?» Д.Э. Розенталя (2-е изд. М., 1985), содержащий около 8500 слов и словосочетаний.

Большие словари-приложения имеются в «Справочнике корректора» К.И. Былинского и Л.И. Служивова (1950), в «Справочнике по орфографии и пунктуации для работников печати» К.И. Былинского и Н.Н. Никольского (1952; 4-е изд. М., 1970), в «Справочной книге корректора» К.И. Былинского и А.Н. Жилина (1960).

Основательным пособием этого типа является академический «Орфографический словарь русского языка» под редакцией С.Г. Бархударова и др. (1956; 23-е изд. М., 1984).

В 1997 г. вышел словарь Н.В. Соловьева «Русское правописание: Орфографический справочник», а в 1999 г. - «Русский орфографический словарь», ответственным редактором которого является В.В. Лопатин. Словарь включает 160000 слов и в настоящее время наиболее полно представляет орфографический материал русского языка с учетом нарастающих тенденций.

В 1999 г. издательством АСТ-Пресс подготовлена и опубликована серия орфографических словарей под девизом «Ловушки орфографии». Среди них: В.В. Лопатин, Л.К. Чельцова, И.В. Нечаева. Орфографический словарь русского языка. Прописная или строчная?; И.К. Сазонова. Орфографический словарь русского языка. Одно или два «н»?; Б.З. Букчина. Орфографический словарь русского языка. Слитно? Раздельно? Через дефис? Данные словари отражают наиболее сложные случаи современной русской орфографии.

47.

Орфоэпические словари

За последние десятилетия вместе с работой по упорядочению правописания проведена большая работа по упорядочению произношения. Сводка важнейших правил литературного произношения приложена к «Толковому словарю русского языка» Д.Н. Ушакова, а в самом словаре даются необходимые указания ко многим словам. Такие же указания находим в «Словаре русского языка», составленном С.И. Ожеговым. В 1951 г. была издана брошюра-словарь «В помощь диктору» под редакцией К.И. Былинского с указанием ударений в словах с неустойчивым произношением. На ее основе был создан «Словарь ударений для работников радио и телевидения» (1960, 6-е изд. М., 1985; около 75000 слов).

В 1955 г. был издан словарь-справочник «Русское литературное произношение и ударение» под редакцией Р.И. Аванесова и С.И. Ожегова, содержавший около 50000 слов (2-е изд. М., 1959; около 52000 слов). В 1983 г. вышел в свет «Орфоэпический словарь русского языка. Произношение, ударение, грамматические формы» (авторы С.Н. Борунова и др., под ред. Р.И. Аванесова; 2-е изд. М., 1985). В словаре содержится около 63500 слов, разработаны системы нормативных указаний, введены запретительные пометы. Небольшой «Словарь произношения, ударения и формообразования» имеется в книге Л.И. Скворцова «Правильно ли мы говорим по-русски?» (см. § 48). В нем дается нормативное ударение и произношение, отмечаются допустимые произносительные варианты, приводятся запретительные пометы.

В 1997 г. был издан «Словарь ударений русского языка» / Ф.Л. Агеенко, М.В. Зарва, а также «Словарь трудностей русского произношения» / М.Л. Каленчук, Р.Ф. Касаткина. В словаре даны варианты с пометами: допустимо, допустимо разговорное, допустимо устаревающЕс.

48.

Грамматические словари. Словари правильностей

Наиболее полным словарем, содержащим сведения грамматического характера, является «Грамматический словарь русского языка. Словоизменение». А.А. Зализняка (1977; 2-е изд. М., 1980), включающий около 100000 слов. Он всесторонне отражает современное русское словоизменение (склонение и спряжение). В 1978 г. вышел «Словарь несклоняемых слов» Н.П. Колесникова, содержащий около 1800 несклоняемых имен существительных и других неизменяемых слов, большая часть которых вошла в русский язык из десятков языков разных народов. В 1981 г. был издан словарь-справочник «Управление в русском языке» Д.Э. Розенталя, включающий свыше 2100 словарных статей (2-е изд. М., 1986). В 1996 г. «Управление в русском языке» вошло в сводную книгу Д.Э. Розенталя, посвященную вопросам правописания. Вопросы управления рассматриваются и в книге «Именное и глагольное управление в современном русском языке» Н.Н. Прокоповича, Л.А. Дерибас, Е.Н. Прокопович (2-е изд. М., 1981). В 1985 г. вторым изданием вышел «Школьный грамматико-орфографический словарь» Б.Т. Панова и А.В. Текучева, содержащий сведения по произношению и морфемному составу слов; в трудных случаях дается их толкование и указываются грамматические формы.

Еще до революции издавались справочники и пособия, в которых, с одной стороны, приводились рекомендации по вопросам правильного словоупотребления и формообразования, с другой - содержались предостережения против нарушения соответствующих норм (см., напр.: Долопчев В. Опыт словаря неправильностей в русской разговорной речи. 2-е изд. Варшава, 1909).

Серьезным пособием данного типа, не утратившим своего значения и в наши дни благодаря обилию содержащегося в нем материала, явилась работа В.И. Чернышева «Правильность и чистота русской речи» в двух выпусках (1914-1915), вышедшая также отдельным сокращенным изданием (1915). Работа вполне отвечает своему назначению «опыта русской стилистической грамматики». Труд В.И. Чернышева переиздан в 1970 г.

В 1962 г. вышел словарь-справочник «Правильность русской речи» под редакцией С.И. Ожегова (составители Л.П. Крысин и Л.И. Скворцов при участии Н.И. Тарабасовой). Пособие имеет нормативный характер, содержит около 400 словарных статей по вопросам словоупотребления (2-е изд. М., 1965; около 600 словарных статей).

Значительным вкладом в издания данного типа стал словарь-справочник «Трудности словоупотребления и варианты норм русского литературного языка» под редакцией К.С. Горбачевича (1973). Словарь содержит около 8000 слов, отобранных с учетом трудностей акцентологических, произносительных, слово- и формообразовательных. К этому типу издания примыкают «Краткий словарь трудностей русского языка. Для работников печати» (1968; около 400 слов) и словарь-справочник журналиста «Трудности русского языка» под редакцией Л.И. Рахмановой (1974; 2-е изд. М., 1981; 722 словарные единицы).

Особый характер имеет книга «Грамматическая правильность русской речи» Л.К. Граудиной, В.А. Ицковича, Л.П. Катлинской под редакцией С.Г. Бархударова, И.Ф. Протченко, Л.И. Скворцова (1976), представляющая собой «опыт частотно-стилистического словаря вариантов». К этому типу словарей примыкает «Словарь трудностей русского языка» Д.Э. Розенталя и М.А. Теленковой (4-е изд. М., 1985). В словаре, содержащем около 30000 слов, рассматриваются вопросы нормативного и вариативного написания, произношения, словоупотребления, формообразования, грамматической сочетаемости, стилистической характеристики. Справочное пособие Л.И. Скворцова «Правильно ли мы говорим по-русски?» (1980) содержит «Словарь произношения, ударения и формообразования» (см. § 47) и «Словарь фразеологии, словоупотребления, согласования и управления».

В 1997 г. был издан «Словарь грамматических трудностей русского языка» / Т.Ф. Ефремова, В.Г. Костомарова.

49.

Словари языка писателей. Словари эпитетов

Самым крупным словарем языка писателей является «Словарь языка Пушкина» в 4 томах, содержащий свыше 21000 слов (1956-1961; дополнение к словарю - 1982). Словарями одного произведения являются «Словарь-справочник 'Слова о полку Игореве'», составленный В.Л. Виноградовой (вып. 1. 1965), «Словарь автобиографической трилогии М. Горького», составителями которого являются А.В. Федоров и О.И. Фонякова (Л., 1974; вып. 5. Л., 1986).

К числу словарей, содержащих материалы по сочетаемости существительных с прилагательными, относится «Словарь эпитетов русского литературного языка», составленный К.С. Горбачевичем и Е.П. Хабло (1979). В словаре представлены разного рода эпитеты (общеязыковые, народно-поэтические, индивидуально-авторские), а также широко распространенные терминологические определения. Еще ранее (1975) был издан «Краткий словарь эпитетов русского языка» В.Н. Ведерникова. В словаре, представляющем собой учебное пособие, содержится 730 существительных и 13270 эпитетов к ним; в конце книги имеется алфавитный указатель определяемых имен существительных.

ФОНЕТИКА И ФОНОЛОГИЯ

Фонетика

Фонетика - наука о звуках речи, являющихся элементами звуковой системы языка (греч. phonē - звук).

Без произнесения и восприятия по слуху звуков, составляющих звуковую оболочку слов, речевое общение невозможно. С другой стороны, для речевого общения чрезвычайно важно различение произносимого слова среди других, сходных по звучанию. Поэтому в фонетической системе языка, необходимы средства, служащие для передачи и различения значимых единиц речи - слов, их форм, словосочетаний и предложений.

50.

Фонетические средства русского языка

К фонетическим средствам русского языка с разграничительной функцией относятся звуки, ударение (словесное и фразовое) и интонация, часто выступающие совместно или комбинированно.

Звуки речи имеют различное качество и потому служат в языке средством для различения слов. Часто слова различаются всего лишь одним звуком, наличием лишнего звука по сравнению с другим словом, порядком следования звуков (ср.: галка - галька, бой - вой, рот - крот, нос - сон).

Словесное ударение разграничивает слова и формы слов, одинаковые по звуковому составу (ср.: клубы - клубы, дыры - дыры, руки - руки).

Фразовое ударение различает предложения по значению при одинаковом составе и порядке слов (ср.: Снег идет и Снег идет).

Интонация различает предложения с одинаковым составом слов (при одинаковом месте фразовых ударений) (ср.: Снег тает и Снег тает?).

Звуки и словесное ударение как разграничители значимых элементов речи (слов и их форм) связаны с лексикой и морфологией, а фразовое ударение и интонация - с синтаксисом.

51.

Фонетические единицы русского языка

Со стороны ритмико-интонационной наша речь представляет речевой поток, или цепь звучаний. Эта цепь членится на звенья, или фонетические единицы речи: фразы, такты, фонетические слова, слоги и звуки.

Фраза - это самая крупная фонетическая единица, законченное по смыслу высказывание, объединенное особой интонацией и отделенное от других фраз паузой.

Речевой такт (или синтагма) чаще всего состоит из нескольких слов, объединенных одним ударением.

Речевой такт делится на фонетические слова, т.е. самостоятельные слова вместе с примыкающими к ним безударными служебными словами и частицами.

Слова членятся на собственно фонетические единицы - слоги, а последние - на звуки.

Слогораздел, типы слогов в русском языке. Ударение

52.

Понятие слога

С точки зрения образования, со стороны физиологической, слог представляет собой звук или несколько звуков, произносимых одним выдыхательным толчком.

С точки зрения звучности, со стороны акустической, слог - это звуковой отрезок речи, в котором один звук выделяется наибольшей звучностью в сравнении с соседними - предшествующим и последующим. Гласные звуки, как наиболее звучные, обычно являются слоговыми, а согласные - неслоговыми, но сонорные (р, л, м, н), как наиболее звучные из согласных, могут образовать слог. Слоги разделяются на открытые и закрытые в зависимости от положения в них слогового звука. Открытым называется слог, оканчивающийся слогообразующим звуком: ва-та. Закрытым называется слог, оканчивающийся неслоговым звуком: там, лай. Неприкрытым называется слог, начинающийся на гласный звук: а-орта. Прикрытым называется слог, начинающийся на согласный звук: ба-тон.

53.

Основной закон слогораздела в русском языке

Строение слога в русском языке подчиняется закону восходящей звучности. Это значит, что звуки в слоге располагаются от наименее звучного к наиболее звучному.

Закон восходящей звучности можно иллюстрировать на приводимых ниже словах, если звучность условно обозначить цифрами: 3 - гласные, 2 - сонорные согласные, 7 - шумные согласные. Во-да: 1-3/1-3; ло-дка: 2-3/1-1-3; ма-сло: 2-3/1-2-3; вол-на: 1-3-2/2-3. В приведенных примерах основной закон слогораздела реализуется в начале неначального слога.

Начальный и конечный слоги в русском языке строятся по тому же принципу нарастающей звучности. Например: ле-то: 2-3/1-3; сте-кло: 1-3/1-2-3.

Слогораздел при сочетании знаменательных слов обычно сохраняется в том виде, какой свойствен каждому входящему в состав словосочетания слову: нас Турции - нас-Тур-ци-и; настурции (цветы) - на-стур-ци-и.

Частной закономерностью слогораздела на стыке морфем является невозможность произнесения, во-первых, более двух одинаковых согласных между гласными и, во-вторых, одинаковых согласных перед третьим (иным) согласным в пределах одного слога. Это чаще наблюдается на стыке корня и суффикса и реже - на стыке приставки и корня или предлога и слова. Например: одессит [о/де/сит]; искусство [и/ску/ство]; расстаться [ра/стать/ся]; с стены [сте/ны], поэтому чаще - [со/сте/ны].

54.

Ударение

В речевом потоке различается ударение фразовое, тактовое и словесное.

Словесным ударением называется выделение при произношении одного из слогов двусложного или многосложного слова. Словесное ударение является одним из основных внешних признаков самостоятельного слова. Служебные слова и частицы обычно не имеют ударения и примыкают к самостоятельным словам, составляя с ними одно фонетическое слово: [под-горой], [на-стороне], [вот-те-раз].

Русскому языку свойственно силовое (динамическое) ударение, при котором ударный слог выделяется по сравнению с неударными большей напряженностью артикуляции, в особенности гласного звука. Ударный гласный всегда является более долгим, чем соответствующий ему безударный звук. Русское ударение разноместное: оно может падать на любой слог (выход, выходит, выходить). Разноместность ударения используется в русском языке для различения омографов и их грамматических форм (орган - орган) и отдельных форм различных слов (мою - мою), а в некоторых случаях служит средством лексической дифференциации слова (хаос - хаос) или придает слову стилистическую окраску (молодец - молодец). Подвижность и неподвижность ударения служит дополнительным средством при образовании форм одного и того же слова: ударение или остается на одном и том же месте слова (огород, -а, -у, -ом, -е, -ы, -ов и т.д.), или переходит с одной части слова на другую (город, -а, -у, -ом, -е; -а, -ов и т.д.). Подвижность ударения обеспечивает различение грамматических форм (купите - купите, ноги - ноги и т.п.).

В отдельных случаях различие в месте словесного ударения теряет всякое значение: ср.: творог и творог, иначе и иначе, обух и обух и т.п.

Слова могут быть безударными и слабоударяемыми. Обычно лишены ударения служебные слова и частицы, однако они иногда принимают на себя ударение, так что предлог со следующим за ним самостоятельным словом имеет одно ударение: [на-зиму], [за-город], [под-вечер].

Слабоударяемыми могут быть двусложные и трехсложные предлоги и союзы, простые числительные в сочетании с существительными, связки быть и стать, некоторые из вводных слов.

Некоторые категории слов имеют помимо основного добавочное, побочное ударение, которое обычно находится на первом месте, а основное - на втором, например: дрêвнерусский. К таким словам относятся слова:

1) многосложные, а также сложные по составу (самолётостроение),

2) сложносокращенные (гôстелецентр),

3) слова с приставками после-, сверх-, архи-, транс-, анти- и др. (трâнсатлантический, послеоктябрьский),

4) некоторые иноязычные слова (пôстскриптум, пôстфактум).

Тактовым ударением называется выделение в произношении более важного в смысловом отношении слова в пределах речевого такта. Например: Брожу ли я | вдоль улиц шумных, | вхожу ль | во многолюдный храм, | сижу ль | меж юношей безумных, | я предаюсь | моим мечтам (П.).

Фразовым ударением называется выделение в произношении наиболее важного в смысловом отношении слова в пределах высказывания (фразы); таким ударением является одно из тактовых. В приведенном выше примере фразовое ударение падает на слово мечтам.

Тактовое и фразовое ударение называют также логическим.

Звуковой состав русского литературного языка

55.

Понятие звука

Кратчайшая, минимальная, нечленимая звуковая единица, которая выделяется при последовательном звуковом членении слова, называется звуком речи. Традиционной классификацией звуков речи является разделение их на гласные и согласные.

56.

Согласные звуки и их классификация

Согласные звуки отличаются от гласных наличием шумов, которые образуются в полости рта при произнесении.

Согласные различаются:

1) по участию шума и голоса,

2) по месту образования шума,

3) по способу образования шума,

4) по отсутствию или наличию мягкости.

Участие шума и голоса. По участию шума и голоса согласные делятся на шумные и сонорные. Сонорными называются согласные, образуемые при помощи голоса и незначительного шума: [м], [м'], [н], [н'], [л], [л'], [р], [р']. Шумные согласные делятся на звонкие и глухие. Шумными звонкими согласными являются [б], [б'], [в], [в'], [г], [г'], [д], [д'], [ж], ['], [з], [з'], [j], [γ], [γ'], [], [], образуемые шумом с участием голоса. К шумным глухим согласным относятся: [п], [п'], [ф], [ф'], [к], [к'], [т], [т'], [с], [с'], [ш], ['], [х], [х'], [ц], [ч], образуемые только при помощи одного шума, без участия голоса (см. § 62).

Место образования шума. В зависимости от того, какой активный орган речи (нижняя губа или язык) доминирует при образовании звука, согласные делятся на губные и язычные. Если учитывать пассивный орган, по отношению к которому артикулирует губа или язык, согласные могут быть губно-губными [б], [п] [м] и губно-зубными [в], [ф]. Язычные делятся на переднеязычные, среднеязычные и заднеязычные. Переднеязычные могут быть зубными [т], [д], [с], [з], [ц], [н], [л] и нёбно-зубными [ч], [ш], [ж], [р]; среднеязычные - средненёбными [j]; заднеязычные - задненёбными [г], [к], [х].

Способы образования шума. В зависимости от различия способов образования шума согласные делятся на смычные [б], [п], [д], [т], [г], [к], щелевые [в], [ф], [с], [з], [ш], [ж], [j], [х], аффрикаты [ц], [ч], смычно-проходные: носовые [н], [м], боковые, или ротовые, [л] и дрожащие (вибранты) [р].

Твердость и мягкость согласных. Отсутствие или наличие мягкости (палатализации) обусловливает твердость и мягкость согласных. Палатализация (лат. palatum - твердое нёбо) является результатом средненёбной артикуляции языка, дополняющей основную артикуляцию согласного звука. Звуки, образуемые с такой дополнительной артикуляцией, называются мягкими, а образуемые без нее - твердыми.

Характерной особенностью системы согласных является наличие в ней пар звуков, соотносительных по глухости-звонкости и по твердости-мягкости. Соотносительность парных звуков заключается в том, что в одних фонетических условиях (перед гласными) они различаются как два разных звука, а в других условиях (в конце слова) не различаются и совпадают в своем звучании. Ср.: роза - роса и роз - рос [рос - рос]. Так выступают в указанных позициях парные согласные [б] - [п], [в] - [ф], [д] - [т], [з] - [с], [ж] - [ш], [г] - [к], которые, следовательно, образуют соотносительные пары согласных по глухости-звонкости.

Соотносительный ряд глухих и звонких согласных представлен 12 парами звуков. Парные согласные различаются наличием голоса (звонкие) или отсутствием его (глухие). Звуки [л], [л'], [м], [м'], [н], [н'], [р], [р'] [j] - внепарные звонкие, [х], [ц], [ч'] - внепарные глухие.

Классификация русских согласных звуков представлена в таблице:

По способу

По месту

губные

зубно-
губные

зубные

средне-
небные

задне-
небные

Шумные

Взрывные

звонкие

б

 

д

г'

г

глухие

п

 

т

к'

к

Фрикативные

звонкие

 

в

ж з

j

 

глухие

 

ф

ш с

х'

х

Аффриканты

 

 

 

ч ц

 

 

Сонорные

плавные

 

 

р л

 

 

взрывные

м

 

н

 

 

Состав согласных звуков с учетом соотносительности по глухости-звонкости показан в следующей таблице

 

Парные

Непарные

Звонкие

б б' в в' г г' д д' ж з з'

л л' м м' н н' р р' j

Глухие

п п' ф ф' к к' т т' ш с с'

х ц ч

([], [] - долгие шипящие, парные по глухости-звонкости; ср. [дро'и], ['и]).

Твердость и мягкость согласных, подобно глухости-звонкости, в одних позициях различается, а в других не различается, что приводит к наличию в системе согласных соотносительного ряда твердых и мягких звуков. Так, перед гласным [о] различаются [л] - [л'] (ср.: лот - лёд [лот - л'от], а перед звуком [е] не различаются не только [л] - [л'], но и другие парные твердые-мягкие звуки (ср.: [л'ес], [в'ес], [б'ес] и т.д.).

57.

Звуковые законы в области согласных звуков

  1.  Фонетический закон конца слова. Шумный звонкий согласный на конце слова оглушается, т.е. произносится как соответствующий ему парный глухой. Такое произношение приводит к образованию омофонов: порог - порок, молод - молот, коз - кос и т.п. В словах с двумя согласными на конце слова оба согласные оглушаются: груздь - грусть [rpyc'т'], подъезд - подъест [пΛдjeст] и т.п.

Оглушение конечного звонкого происходит в следующих условиях:

1) перед паузой: [пр'ишол поjьст] (пришел поезд); 2) перед следующим словом (без паузы) с начальным не только глухим, но и гласным, сонорным, а также [j] и [в]: [праф он], [сат наш], [слап jа], [рот ваш] (прав он, сад наш, слаб я, род ваш). Сонорные согласные не подвергаются оглушению: сор, мол, ком, он.

  1.  Ассимиляция согласных по звонкости и глухости. Сочетания согласных, из которых один глухой, а другой звонкий, не свойственны русскому языку. Поэтому, если в слове оказываются рядом два разных по звонкости согласных, происходит уподобление первого согласного второму. Такое изменение согласных звуков называется регрессивной ассимиляцией.

В силу этого закона звонкие согласные перед глухими переходят в парные глухие, а глухие в том же положении - в звонкие. Озвончение глухих согласных встречается реже, чем оглушение звонких; переход звонких в глухие создает омофоны: [душкъ - душкъ] (дужка - душка), [в'иес'ти - в'иес'т'и] (везти - вести), [фп'ьр'ием'ешку - фп'ьр'ием'ешку] (вперемежку - вперемешку).

Перед сонорными, а также перед [j] и [в] глухие остаются без изменения: трут, плут, [Λтjест] (отъезд), свой, твой.

Звонкие и глухие согласные ассимилируются при наличии следующих условий: 1) на стыке морфем: [пΛхоткъ] (походка), [збор] (сбор); 2) на стыке предлогов со словом: [гд'елу] (к делу), [зд'елъм] (с делом); 3) на стыке слова с частицей: [гот-ть] (год-то), [добы] (дочь бы); 4) на стыке знаменательных слов, произносимых без паузы: [рок-кΛзы] (рог козы), [рас-п'ат'] (раз пять).

  1.  Ассимиляция согласных по мягкости. Твердые и мягкие согласные представлены 12 парами звуков. По образованию они различаются отсутствием или наличием палатализации, которая заключается в дополнительной артикуляции (средняя часть спинки языка высоко поднимается к соответствующей части нёба).

Состав согласных с учетом соотносительного ряда твердых и мягких звуков представлен в следующей таблице:

 

Парные

Непарные

Твердые

б в д з л м н п р с т ф

ж ш ц г к х

Мягкие

б' в' д' з' л' м' н' п' р' с' т' ф'

ж' ' ч

Ассимиляция по мягкости имеет регрессивный характер: согласный смягчается, уподобляясь последующему мягкому согласному. В указанном положении не все согласные, парные по твердости-мягкости, смягчаются и не все мягкие согласные вызывают смягчение предыдущего звука.

Все согласные, парные по твердости-мягкости, смягчаются в следующих слабых позициях: 1) перед гласным звуком [е]; [б'ел], [в'ес], [м'ел], [с'ел] (бел, вес, мел, сел) и т.п.; 2) перед [и]: [м'ил], [п'ил'и] (мил, пили).

Перед непарными [ж], [ш], [ц] мягкие согласные невозможны за исключением [л], [л'] (ср. конце - кольце).

Наиболее подвержены смягчению зубные [з], [с], [н], [р], [д], [т] и губные [б], [п], [м], [в], [ф]. Не смягчаются перед мягкими согласными [г], [к], [х], а также [л]: глюкоза, ключ, хлеб, наполню, молчу т.п. Смягчение происходит внутри слова, но отсутствует перед мягким согласным следующего слова ([вот - л'ес]; ср. [Λор]) и перед частицей ([рос-л'и]; ср. [рΛсли]) (вот лес, оттёр, рос ли, росли).

Согласные [з] и [с] смягчаются перед мягкими [т'], [д'], [с'], [н'], [л']: [м'êс'т'], [в'иез'д'е], [ф-ка'ь], [казн'] (месть, везде, в кассе, казнь). Смягчение [з], [с] происходит также на конце приставок и созвучных с ними предлогов перед мягкими губными: [ръз'д'иел'ит'], [ръс'т'иенут'], [б'ъез'-н'иево), [б'иес'-с'ил] (разделить, растянуть, без него, без сил). Перед мягкими губными смягчение [з], [с], [д], [т] возможно внутри корня и на конце приставок на , а также в приставке с- и в созвучном с ней предлоге: [с'м'ех], [з'в'êр], [д'в'êр|, [т'в'êр], [с'п'êт'], [с'-н'им], [ис'-пêч'], [рΛз'д'êт'] (смех, зверь, дверь, Тверь, спеть, с ним, испечь, раздеть).

Губные перед мягкими зубными не смягчаются: [пт'êн'ч'ьк], [н'ефт'], [вз'ат'] (птенчик, нефть, взять).

Указанные случаи ассимилятивной мягкости согласных показывают, что действие ассимиляции в современном русском литературном языке не всегда отличается строгой последовательностью.

  1.  Ассимиляция согласных по твердости. Ассимиляция согласных по твердости осуществляется на стыке корня и суффикса, начинающегося твердым согласным: слесарь - слесарный, секретарь - секретарский и т.п. Перед губным [б] ассимиляция по твердости не происходит: [прΛс'ит'] - [проз'бъ], [мъллт'ит'] - [мълΛд'ба] (просить - просьба, молотить - молотьба) и т.д. Ассимиляции не подвергается [л']: [пол'ь] - [зΛпол'ныj] (поле, запольный).
  2.  Ассимиляция зубных перед шипящими. Этот вид ассимиляции распространяется на зубные [з], [с] в положении перед шипящими (передненёбными) [ш], [ж], [ч], [ш] и заключается в полном уподоблении зубных [з], [с] последующему шипящему.

Полная ассимиляция [з], [с] происходит: 1) на стыке морфем: [ат'], [рΛат'] (сжать, разжать); [ыт'], [рΛыт'] (сшить, расшить); ['от], [рΛ'от] (счет, расчет); [рΛзно'ик], [изво'ик] (разносчик, извозчик);

2) на стыке предлога и слова: [аръм], [аръм] (с жаром, с шаром); [биеаръ], [биеаръ] (без жара, без шара).

Сочетание зж внутри корня, а также сочетание жж (всегда внутри корня) обращаются в долгий мягкий [ж']: [по'] (позже), [jê'у] (езжу); [во'и], [дро'и] (вожжи, дрожжи). Факультативно в этих случаях может произноситься долгий твердый [ж].

Разновидностью этой ассимиляции является ассимиляция зубных [д], [т] следующими за ними [ч], [ц], в результате чего получаются долгие [], []: [Λ'от] (отчет), (фкраъ] (вкратце).

  1.  Упрощение сочетаний согласных. Согласные [д], [т] в сочетаниях из нескольких согласных между гласными не произносятся. Такое упрощение групп согласных последовательно наблюдается в сочетаниях: стн, здн, стл, нтск, стск, вств, рдц, лнц: [усны], [познъ], [ш'иесливы], [г'иганск'и], [ч'уствъ], [сердцъ], [сонцъ] (устный, поздно, счастливый, гигантский, чувство, сердце, солнце).
  2.  Сокращение групп одинаковых согласных. При стечении трех одинаковых согласных на стыке предлога или приставки со следующим словом, а также на стыке корня и суффикса согласные сокращаются до двух: [раор'ит'] (раз+ссорить), [ылкъ] (с ссылкой), [кΛлоы] (колонна+н+ый); [Λдеки] (Одесса+ск+ий).

58.

Долгие и двойные согласные

В фонетической системе современного русского литературного языка есть два долгих согласных звука - мягкие шипящие ['] и ['] (дрожжи, щи). Эти долгие шипящие звуки не противопоставлены звукам [ш], [ж], которые являются непарными твердыми. Как правило, долгие согласные в русском языке образуются лишь на стыках морфем и являются сочетанием звуков. Например, в слове рассудок [рΛудък] долгий звук [] возник на стыке приставки раз- и корня суд-, ср.: [пΛ'елкъ], [ыл], [лö'ик] (подделка, сшил, летчик). Возникающие в указанных случаях звуки не могут быть определены как долгие, так как они лишены различительной функции, не противопоставлены кратким звукам. По существу, такие «долгие» звуки являются не долгими, а двойными.

Случаи долгих согласных (ссора, дрожжи и др.) в корнях русских слов единичны. Слова с двойными согласными в корнях обычно являются иноязычными (телеграмма, гамма, антенна и т.п.). Такие слова в живом произношении утрачивают долготу гласных, что нередко находит отражение и в современной орфографии (литература, атака, коридор и т.п.).

59.

Гласные звуки и их классификация

Гласные звуки отличаются от согласных наличием голоса - музыкального тона и отсутствием шума.

Существующая классификация гласных учитывает следующие условия образования гласных: 1) степень подъема языка, 2) место подъема языка и 3) участие или неучастие губ. Самым существенным из этих условий является положение языка, изменяющее форму и объем полости рта, от состояния которых и зависит качество гласного.

По степени вертикального подъема языка различаются гласные трех степеней подъема: гласные верхнего подъема [и], [ы], [у]; гласные среднего подъема э [е], [о]; гласный нижнего подъема [а].

Движение языка по горизонтали приводит к образованию гласных трех рядов: гласные переднего ряда [и], э [е]; гласные среднего ряда [ы], [а] и гласные заднего ряда [у], [о].

Участие или неучастие губ в образовании гласных является основой для деления гласных на лабиализованные (сгубленные) [о], [у] и нелабиализованные (неогубленные) [а], э [е], [и], [ы].

Подъем

Ряд

Передний

Средний

Задний

Нелабиализованные

Лабиализованные

Верхний

и

ы

у

Средний

э [э]*

  

о

Нижний

  

а

  

* Здесь и далее - обозначение среднего гласного подъема э [е] нельзя путать с буквой е.

60.

Звуковой закон в области гласных звуков

Редукция гласных. Изменение (ослабление) гласных звуков в безударном положении называется редукцией, а безударные гласные - редуцированными гласными. Различают позицию безударных гласных в первом предударном слоге (слабая позиция первой степени) и позицию безударных гласных в остальных безударных слогах (слабая позиция второй степени). Гласные в слабой позиции второй степени подвергаются большей редукции, чем гласные в слабой позиции первой степени.

Гласные в слабой позиции первой степени: [вΛлы] (валы); [валы] (волы); [б'иеда] (беда) и т.п.

Гласные в слабой позиции второй степени: [пърлвос] (паровоз); [къръгΛнда] (Караганда); [кълъкΛла] (колокола); [п'ьл'иена] (пелена); [голъс] (голос), [возглъс] (возглас) и т.п.

61.

Чередование звуков

В связи с наличием сильных и слабых звуков в фонетической системе русского литературного языка имеются позиционные чередования звуков. Наряду с позиционными чередованиями, или фонетическими, имеется другой вид чередований, называемых историческими. Позиционные чередования звуков обусловлены фонетически, т.е. вызываются действующими в современном языке фонетическими законами, например редукцией в области гласных и ассимиляцией в области согласных. Исторические чередования не обусловлены фонетически и представляют собой пережитки фонетических процессов, которые действовали в более ранние эпохи развития русского языка. Таково, например, чередование [г] // [ж] в корне бег-. В словах бега - бежать чередование звуков [г] // [ж] фонетически не обусловлено, так как эти звуки находятся в тождественной позиции, и чередование является историческим.

Исторические чередования по своим функциям в современном языке неодинаковы. Особо важной является роль исторических чередований при формообразовании и словообразовании. Отсюда следует, что исторические чередования изучаются в грамматике и исторической фонетике.

Фонетическая транскрипция

62.

Понятие фонетической транскрипции

Запись устной речи в полном соответствии с ее звучанием не может быть осуществлена обычным орфографическим письмом. При орфографическом письме отсутствует полное соответствие между звуками и буквами, в графике отсутствуют знаки, необходимые для записи всех звуков устной речи. Указанные затруднения устраняются особым видом письма, который называется фонетической транскрипцией. Знаки, принятые в фонетической транскрипции:

Λ - редуцированный гласный [о], [а] в первом предударном слоге и абсолютном начале слова: [вΛда], [Λна]

ие - звук, средний между [и] и [е]

ыэ - звук, средний между [ы] и [э]

ъ, ь - редуцированные гласные [о], [а], [е] во всех безударных слогах, кроме первого предударного

•а - гласный, продвинутый вперед в начале длительности а - гласный, продвинутый вперед в конце длительности

•а• - гласный, продвинутый вперед на всем протяжении длительности

ê, û - напряженные, закрытые [е], [и]

э• - отодвинутый назад звук [э]

- звук [и] неслоговой

т' - обозначение мягкости согласного звука

- обозначение долготы согласного звука

[] - выделение звука, слова или его части.

Текст

На другой день весть о пожаре разнеслась по всему околотку. Все толковали о нем с различными догадками и предположениями. Иные уверяли, что люди Дубровского, напившись пьяны на похоронах, зажгли дом из неосторожности, другие обвиняли приказных, подгулявших на новоселий, многие уверяли, что он сам сгорел с земским судом и со всеми дворовыми, некоторые догадывались об истине и утверждали, что виновником сего ужасного бедствия был сам Дубровский, движимый злобой и отчаянием.

Фонетическая транскрипция текста

Нъдруго д'êн'/в'ес'т' Λ пΛжа•р'ь/ръз'н'иес'лас пъфс'иемуΛкΛлотку // фс'е тълкΛва•л'и Λн'•ом срΛз'л'ûчным'и дΛгаткъм'и ипр'ьтпълΛжэ•н'иjьм'и // иныи/ув'иер'•а•л'и/штъл'•у•д'и дуброфскъвъ/нΛп'ифшыс'п'j•аны нъпъхърΛнах/зΛжгл'и дом из'н'ьΛстΛрожнъс'т'и/друг'ии Λбв'ин'•а•л'и/пр'иказных/пъдгул'•афшых нънъвΛс'ел'ии/мног'ии ув'иер'•а•л'и/штъон сам згΛрел/'емск'им судом исΛфс'êм'и двΛровым'и // н'екътърыи дΛгадывъл'ис' Λбы•с'т'ин'ь/иут'в'иерждал'и/штъв'иновн'икъм с'иево ужаснъвъ б'êц'с'т'в'иjъ/был сам дуброфск'и/дв'ижымы злобъ иΛ'аьн'иjьм //.

Фонология

63.

Понятие фонемы

Звуки речи, не обладая собственным значением, являются средством для различения слов. Изучение различительной способности звуков речи является особым аспектом фонетического исследования и носит название фонологии.

Фонологический, или функциональный, подход к звукам речи занимает ведущее положение в изучении языка; изучение акустических свойств звуков речи (физический аспект) тесно связано с фонологией.

Для обозначения звука, когда он рассматривается со стороны фонологической, пользуются термином фонема.

Как правило, звуковые оболочки слов и их форм различны, если исключить омонимы. Слова, имеющие одинаковый звуковой состав, могут различаться местом ударения (муку - муку, муки - муки) или порядком следования одинаковых звуков (кот - ток). Слова могут содержать и такие наименьшие, далее не членимые единицы речевого звучания, которые самостоятельно разграничивают звуковые оболочки слов и их форм, например: бак, бок, бук; в данных словах звуки [а], [о], [у] различают звуковые оболочки этих слов и выступают как фонемы. Слова бачок и бочок различаются на письме, но произносятся одинаково [бΛчок]: звуковые оболочки этих слов не различаются, потому что звуки [а] и [о] в приведенных словах оказываются в первом предударном слоге и лишаются той различительной роли, какую они выполняют в словах бак - бок. Следовательно, фонема служит для различения звуковой оболочки слов и их форм. Фонемы дифференцируют не значение слов и форм, а лишь их звуковые оболочки, указывают на различия в значении, но не раскрывают их характера.

Различное качество звуков [а] и [о] в словах бак - бок и бачок - бочок объясняется различным местом, которое эти звуки занимают в словах по отношению к словесному ударению. Кроме того, при произнесении слов возможно влияние одного звука на качество другого, и вследствие этого качественный характер звука оказывается обусловленным позицией звука - положением после другого звука или перед ним, между другими звуками. В частности, для качества гласных звуков оказывается важным положение по отношению к ударному слогу, а для согласных - положение в конце слова. Так, в словах рог - рога [рок] - [рΛга] согласный звук [г] (на конце слова) оглушается и произносится как [к], а гласный звук [о] (в первом предударном слоге) звучит как а [л]. Следовательно, качество звуков [о] и [г] в данных словах оказывается в той или иной степени зависимым от позиции этих звуков в слове.

Понятие фонемы предполагает разграничение самостоятельных и зависимых признаков звуков речи. Самостоятельные и зависимые признаки звуков соотносятся неодинаково у разных звуков и в различных фонетических условиях. Так, например, звук [з] в словах создал и раздел характеризуется двумя самостоятельными признаками: способом образования (щелевой звук) и местом образования (зубной звук).

Кроме самостоятельных признаков, звук [з] в слове создалоздъл] имеет один зависимый признак - звонкость (перед звонким [д]), а в слове раздел [рΛздел] - два зависимых признака, обусловленных позицией звука: звонкость (перед звонким [д]) и мягкость (перед мягким зубным [д]). Отсюда следует, что в одних фонетических условиях у звуков преобладают признаки самостоятельные, а в других - зависимые.

Учет самостоятельных и зависимых признаков уточняет понятие фонемы. Независимые качества образуют самостоятельные фонемы, которые употребляются в одной и той же (тождественной) позиции и различают звуковые оболочки слов. Зависимые качества звука исключают возможность употребления звука в тождественной позиции и лишают звук различительной роли и потому образуют не самостоятельные фонемы, а лишь разновидности одной и той же фонемы. Следовательно, фонемой называется кратчайшая звуковая единица, независимая по своему качеству и потому служащая для различения звуковых оболочек слов и их форм.

Качество гласных звуков [а], [о], [у] в словах бак, бок, бук фонетически не обусловлено, не зависит от позиции, а употребление этих звуков тождественно (между одинаковыми согласными, под ударением). Поэтому выделенные звуки обладают различительной функцией и, следовательно, являются фонемами.

В словах мать, мята, мять [ма•т', м'•ать, м'äт'] ударный звук [а] различается по качеству, так как употребляется не в тождественной, а в различных позициях (перед мягким, после мягкого, между мягкими согласными). Поэтому звук [а] в словах мать, мята, мять не имеет непосредственно различительной функции и образует не самостоятельные фонемы, а лишь разновидности одной и той же фонемы <а>.

64.

Звуковые изменения в современном русском литературном языке

Качество фонетической позиции (сильная и слабая позиции) и связанная с ним различительная функция фонемы (сильная и слабая фонемы) обусловлены характером позиционных изменений, свойственных фонетической системе современного русского литературного языка. Позиционной меной звуков называется закономерное изменение их в слове в зависимости от различия фонетических условий. Так, например, звук [о] всегда чередуется со звуком [Λ], если оказывается в первом предударном слоге после твердых согласных (ср. [кот - кΛта]).

В современном русском литературном языке различаются два принципиально разных типа позиционной мены звуков.

Первый тип представляет позиционные мены, при которых образуются параллельные ряды звуков. В словах пат, спать, спят, пять ударный звук [а] находится в различных фонетических условиях и потому различается по своему качеству: между твердыми согласными звук [а] выступает как гласный среднего ряда [а], перед мягким согласным оказывается более передним в конце своей длительности [а•], после мягкого согласного перед твердым согласным становится более передним в начале своей длительности [•а], между мягкими согласными продвигается вперед и несколько вверх на всем протяжении своей длительности [а]. Позиционные мены звука [а] в данных фонетических позициях представлены рядом звуков: [а], [а•], [•а], [•а•].

В фонетических положениях, тождественных указанным выше позициям звука [а], точно так же параллельно изменяются и звуки [о], [у]: плот - плоть - плётка - переплёте (плот - пло•т' - пл'о•ткъ - п'ьр'иеплöт'ь], суда - судя - сюда - сюсюкать [суда - су•д'ъ - с'•уда - с'ÿс'укът'].

Позиционные мены гласных [а], [о], [у] можно представить в таблице: с. 91

После твердых согласных

После мягких согласных

перед твердыми (I)

перед мягкими (II)

перед твердыми (III)

перед мягкими (IV)

[а]

[а•]

[•а]

[•а•]

[о]

[о•]

[•о]

[•о•]

[у]

[у•]

[•у]

[•у•]

Как видно из таблицы, звуки [а], [о], [у] находятся в тождественных фонетических положениях (I, II, III, IV) и образуют параллельные ряды звуков, называемые вариациями гласных фонем. Характерной особенностью параллельной мены звуков является равное количество звуковых единиц - представителей каждого из рядов мены: между твердыми согласными три единицы [а], [о], [у], между мягкими согласными - тоже три единицы [•а•], [•о•], [•у•] и т.д.

Второй тип представляют позиционные мены звуков, при которых образуются непараллельные ряды звуков, пересекающиеся друг с другом, имеющие один и более общих членов. Примером непараллельных мен является мена гласных звуков в зависимости от места по отношению к ударению. Они называются вариантами гласных фонем.

Этот тип позиционных мен представлен в следующей таблице:

После твердых согласных

В ударном слоге [о], [а]

В первом предударном [Λ]

вол
вал

[вΛлы]
[вΛл
ы]

Как видно из таблицы, звуки [а], [о] в тождественной позиции (после твердого согласного в первом предударном слоге) в результате позиционной мены представлены одним звуком [л], т.е. имеют общий член мены; при этом в разных позициях различается неодинаковое количество звуковых единиц: под ударением два звука [а], [о], а в первом предударном слоге - один звук [Λ].

Наличие в фонетической системе двух типов позиционной мены звуков - параллельной и непараллельной - является основой для разграничения понятий сильной и слабой фонемы, сильных и слабых позиций.

65.

Понятие сильной и слабой фонемы

Степень различной функции фонем выражается в понятиях сильная фонема и слабая фонема.

Сильные фонемы выступают в том фонетическом положении, в котором различается наибольшее количество звуковых единиц, например гласные в положении под ударением. Такое фонетическое положение называется сильной позицией; ударные гласные являются сильными фонемами, а их фонетическое положение - сильной позицией.

Слабые фонемы выступают в тех позициях, в которых различается меньшее количество звуковых единиц. Такое фонетическое положение называется слабой позицией. Так, в безударном положении гласные выступают в меньшем количестве звуковых единиц (ср. совпадение в первом предударном слоге звуков [о] и [а]: вал - [вΛлы], вол - [вΛлы]). Безударные гласные являются слабыми фонемами, а их фонетическое положение - слабой позицией.

Сильные и слабые фонемы обладают разной различительной способностью: различительная функция фонем в сильных позициях имеет наибольшую степень, в слабых позициях - меньшую.

Основной вид сильных гласных фонем. Основным видом сильной гласной фонемы является разновидность данной фонемы, наименее зависимая от фонетических условий, т.е. находящаяся под ударением в начале слова перед твердым согласным звуком (арка, оспа, ехать, издали, урна).

Разновидности сильных гласных фонем. Сильные гласные фонемы, различаясь под ударением, изменяют свое качество в зависимости от положения перед согласным и после согласного того или иного качества, в абсолютном начале и в абсолютном конце слова и выступают в разных своих разновидностях - более передних или задних, которые представлены в следующей таблице вариаций гласных фонем:

В начале слова

После твердых согласных

После мягких согласных

(I) не перед мягкими

(II) перед мягкими

(III) не перед мягкими

(IV) перед мягкими

(V) не перед мягкими

(VI) перед мягкими

[а]
ах

[а•]
ах

[а]
та, так

[а•]
мать

[•а]
хотя, хотят

[•а•]
мять

[о]
ох

[о•]
ось

[о]
то, ток

[о•]
соль

[•о]
всё, при всём

[•о•]
тетя

[е]
ер

[ê]
ерь

-

-

[е]
не, нет

[ê]
мель

[и]
их

[û]
имя

[ы]
мы, мыл

[ы•]
пыль

[и]
спи, спит

[û]
мили

[у]
ух

[у•]
улей

[у]
ту, тут

[у•]
путь

[•у]
путь

[•у•]
брюки

Сравнение вариаций сильных гласных фонем (см. таблицу) показывает, что они различаются лишь по месту образования и что место образования гласных фонем (ряд гласных) не является определяющим признаком гласной фонемы.

Приведенную схему вариаций сильных гласных фонем следует дополнить указанием по произношению ударных сильных фонем после заднеязычных и твердых шипящих.

  1.  После заднеязычных (г, к, х), не перед мягкими согласными, произносятся те же гласные, что в позиции I; причем перед [е] и [и] заднеязычные выступают в своих мягких разновидностях: [как], [ком], [кум], [к'ем], [к'ит].
  2.  После заднеязычных, перед мягкими согласными, произносятся те же гласные, что и в позиции II, а заднеязычные перед [е] и [и] выступают в своих мягких вариациях: [ка•м'ьн'], [ко•с'т'], [ку•с'т'ик], [к'êп'и], [к'ûс'т'].
  3.  После твердых шипящих (ж, ш), перед твердыми и мягкими согласными, все гласные фонемы, кроме <е>, изменяются так же, как в позициях Ш и IV, а фонема <е> выступает в вариации <э>.

Слабые гласные фонемы (редуцированные гласные) первого предударного слога. Качество слабых гласных фонем оказывается зависимым, с одной стороны, от положения в безударном слоге и, с другой стороны, от качества соседних согласных. При определении фонетических позиций для гласных фонем первого предударного слога практически учитывается лишь качество предшествующего согласного, что позволяет различать следующие фонетические позиции:

I - в начале слова, II - после парного твердого согласного. III - после мягкого согласного, IV - после твердого шипящего (варианты гласных фонем).

Система слабых гласных фонем первого предударного слога (разновидности слабых фонем) в сопоставлении с системой сильных гласных фонем показана в следующей таблице:

 

В начале слова (I)

После парного твердого твердого согласного (II)

После мягкого согласного (III)

После твердого шипящего (IV)

[а]

[Λ]
[Λрб
а]

[Λ]
[брΛл
а]

е]
[п'и
етак]

[Λ]
[жΛр
а]

[о]

[Λ]
[Λкн
о]

[Λ]
[дΛбр
о]

е]
[м'и
едок]

[Λ]
[шΛф'
ор]

[е]

е]
эташ]

е]
[шы
эсто•]

е]
[л'и
есок]

э]
[шы
эсток]

[и]

[и]
[ит
ак]

[ы•]
[пы•л'
ит]

[u]
[п'uл'ит']

[ы]
[жыр
ок]

[у]

[у]
[ур
ок]

[у]
[туд
а]

[у]
[с'•уд
а]

[у]
[шум'eт']

Варианты фонем <а>, <о>, <е> первого предударного слога после твердых согласных совпадают с вариантами этих фонем в абсолютном начале слова. Это звуки [Λ], [ыэ].

Исключением является фонема <и>, которая в абсолютном начале слова реализуется звуком [и]: [Иван], а в первом предударном слоге после твердых согласных - звуком [ы]: [с-ыванъм].

Варианты гласных фонем второго предударного слога. Во всех предударных слогах, кроме первого, слабые гласные фонемы оказываются в слабой позиции второй степени. Эта позиция имеет две разновидности: I - после парного твердого согласного и II - после мягкого согласного. После твердого согласного гласные фонемы реализуются звуками [ъ], [ы], [у]; после мягкого - звуками [ь], [и], [у]. Например: [ъ] - [бърΛбан], [кълъкΛла], [ы] - [выручат'], [у] - [мурΛв'ê], [ь] - [пьтΛчок], [и] - [к'ислΛта], [•у] - [л'•убΛпытны].

Варианты гласных фонем заударных слогов. Слабые гласные фонемы заударных слогов различаются по степени редукции: наиболее слабая редукция наблюдается в конечном открытом слоге. Различаются две позиции слабых фонем в заударных слогах: после твердых согласных и после мягких согласных.

Система вариантов гласных фонем заударных слогов представлена в таблице.

После твердых согласных

После мягких согласных

В неконечном слоге

В конечном слоге

В неконечном слоге

В конечном слоге

[ы] - [и]
ыжытъ] - (выжита)
ыжътъ] - (выжата)

[ы] - [ъ]
олым] - (голым)
олъм] - (голом)

[и] - [ъ]
[буд'ûт'ь] -
(будите)
уд'ьт'ь] - (будете)

[и] - [ь]
[с'ûн'им] -
(синим)
[с'ûн'ьм] -
(синем)

[ъ]
олосъ] - (голоса)
[
атласъ] - (атлас)

[ъ]
олъс] - (голос)
[
атлъс] - (атлас)

[ь] - [ъ]
[кл'äч'ьм'и] -
(клячами)
[кл'äч'ъм'и] -
(клячами)

[ь] - [ъ]
[кл'äч'ьм] -
(клячам)
[кл'äч'ъм] -
(клячам)

[у]
орпусу] - (корпусу)

[у]
орпус] - (корпус)

[•у]
[пΛп
ол'•ушку] - (по полюшку)

[•у]
[п
опъл'•у] - (по полю)

Как показывает таблица, после твердых согласных различаются гласные [ы], [ъ], [у]; причем звуки [ы] и [ъ] слабо противопоставлены. После мягких согласных различаются гласные [и], [ъ], [ь], [•у]; причем слабой разграниченностью отличаются звуки [и] - [ь], [ъ] - [ь].

66.

Понятие фонемного ряда

Мена фонем, сильной и слабой, занимающих одинаковое положение в морфеме, образует фонемный ряд. Так, гласные фонемы, тождественные по месту в морфеме кос-, образуют фонемный ряд <о> - <Λ> - <ъ>: [косы] - [кΛса] - [късΛр'и], а согласная фонема <в> морфемы став- начинает фонемный ряд <в> - <в'> - <ф> - <ф'>: [устав'ы] - [устав'ит'] - [устаф] - [устаф'].

Фонемный ряд является существенным элементом структуры языка, так как на нем основано тождество морфемы. Состав фонем одной и той же морфемы всегда соответствует определенному фонемному ряду. Флексии творительного падежа в словах окн-ом и сад-ом [Λкном] - [садъм], вод-ой и мод-ой [вΛдо] - [модъ] произносятся по-разному. Однако эти флексии ([-ом] - [-ъм], [-o] - [ъ]) являются одной и той же морфемой, так как в их составе меняются фонемы <о> и <ъ>, входящие в один фонемный ряд.

67.

Система согласных фонем современного русского литературного языка

Состав согласных фонем. В положении перед гласными фонемами <а>, <о>, <у>, <и> согласные фонемы произносятся наиболее определенно, т.е. максимально дифференцируются. В указанной позиции выступают 34 согласные фонемы, различающие звуковые оболочки слов: губные <п> - <п'>, <б> - <б'>, <м> - <м'>, <ф> - <ф'>, <в> - <в'>; язычные: <т> - <т'>, <д> - <д'>, <с> - <с'>, <з> - <з'>, <ц>, <л> - <л'>, <н> - <н'>, <ш>, <ж>, <'>, <'>, <ч>, <р> - <р'>; средненёбная <j>; задненёбные: <к>, <г>, <х>.

Согласные фонемы, как и фонемы гласные, образуют закономерные ряды сильных и слабых фонем и их разновидностей. Сильными согласными фонемами являются все согласные фонемы русского литературного языка в абсолютно сильной позиции, т.е. перед гласными [а], [о], [у]; в этой позиции различаются все имеющиеся в современном русском литературном языке согласные фонемы.

Слабыми согласными фонемами являются согласные в слабых позициях, в которых выступает меньше согласных. Так, например, слабой позицией для согласных фонем оказывается положение в конце слова, где парные по глухости-звонкости согласные не различаются (ср.: рок - рог [рок]), а также положение перед гласными переднего ряда [е], [и], исключающее возможность в этой позиции твердых согласных, парных с мягкими (ср.: [п'êл'и] и [пал'цы] - [п'•а•л'цы]), [мыл] - [м'ил]. Наличие согласных фонем в слабых позициях объясняется действием фонетических законов, свойственных фонетической системе русского литературного языка. Эти законы были изложены в § 57.

Согласные фонемы, парные по глухости-звонкости. Парные по глухости-звонкости согласные являются сильными и различаются в позиции (сильной) перед гласными фонемами, сонорными <р>, <л>, <м>, <н> и перед <j>, <в>, <в>. Например: год - кот, грот - крот, глина - клина, гнут - кнут, змей - смей, пью - бью, зверь - сверь, звал - свал. Иные позиции являются слабыми, и в них согласные фонемы, парные по глухости-звонкости, выступают как слабые и не различаются.

Слабыми позициями являются: 1) положение на конце слова, 2) положение перед глухими согласными, 3) положение перед звонкими согласными. Например: [рот] - [рот], [лоткъ] - [латкъ], [здат'] - [здан'иjъ] (род - рот, лодка - латка, сдать - здание).

Согласные фонемы, парные по твердости-мягкости. Парные по мягкости-твердости выступают в качестве сильных согласных и различаются в следующих сильных позициях, где качество согласных не обусловлено и является независимым:

1) на конце слова: кров - кровь, угол - уголь и т.д.;

2) перед гласными, кроме [е]: мал - мял, пыл - пил, тук - тюк;

3) переднеязычные <д>, <т>, <з>, <с> - перед заднеязычными [к], [г], [х] и твердыми губными [б], [п], [в], [ф], [м]: отметка - отметь-ка, закваска - Васька, изба - резьба, призма - Клязьма;

4) <л>, <л'> перед всеми согласными: волна - вольна, полка - полька и т.п.

Во всех прочих позициях, кроме указанных, парные по твердости-мягкости согласные являются слабыми и не различаются, так как качество их оказывается обусловленным позицией. В этом случае происходит ассимиляция: твердость или мягкость данного слабого согласного оказывается зависимой от твердости или мягкости последующего согласного звука. Однако такая ассимиляция характеризуется непоследовательностью, так как твердость и мягкость согласных перед согласными в современном русском литературном языке четко не различается.

Указанные позиции для согласных, парных по твердости-мягкости, являются сильными, а выступающие в этих положениях согласные фонемы - сильные, так как их качество позицией не обусловлено и является независимым.

Так, перед согласными фонемами, непарными по твердости-мягкости, твердость и мягкость фонем не различается, за исключением <л> - <л'>, а перед фонемой <j> выступают только мягкие согласные.

Непарные по мягкости-твердости согласные фонемы образуют две различные группы: 1) согласные фонемы <ш>, <ж>, <ц> во всех положениях выступают как твердые (ср. жар, жор, жук, жир, жесть; 2) согласные фонемы <ч'>, <>, <> во всех позициях являются мягкими (ср. час, чок, чик, чек, еще, вожжи и т.п.); 3) фонема <j> всегда выступает как мягкая [jиеда], [j•ула]; 4) задненёбные фонемы <г>, <к>, <х>, не различающиеся по твердости-мягкости, выступают в своих мягких вариантах перед [е], [и] (ср. гид, кит, хил, гелий, букет, хетты).

Фонема <j> употребляется в двух разновидностях: <j> - согласный средненёбный и <> - неслоговой гласный. Принято считать первую разновидность основным видом фонемы, а вторую - вариантом. Основной вид данной фонемы употребляется только перед ударными гласными, во всех прочих позициях выступает вариант фонемы <> (ср.: [j•ат] и [мa], [вΛна] и [мΛjу] - яд, май, война, мою).

Сводные сведения о согласных фонемах современного русского языка приведены в таблице.

Примечание. Звуки, данные в круглых скобках, являются разновидностями соответствующих фонем.

ОРФОЭПИЯ

Русское литературное произношение и его исторические основы

68.

Понятие об орфоэпии

Орфоэпия (греч. orthos - прямой, правильный и epos - речь) - это совокупность правил устной речи, устанавливающих единообразное литературное произношение.

Орфоэпические нормы охватывают фонетическую систему языка, т.е. состав различаемых в современном русском литературном языке фонем, их качество и изменения в определенных фонетических позициях. Кроме этого, в содержание орфоэпии входит произношение отдельных слов и групп слов, а также отдельных грамматических форм в тех случаях, когда произношение их не определяется фонетической системой, например произношение [шн] на месте сочетания чн (ску[ш]но) или [в] на месте г в окончании -ого - -его (того - то [в] о, его - е[в]о).

В обычном разговорном произношении наблюдается ряд отступлений от орфоэпических норм. Источниками таких отступлений нередко являются родной говор (произношение в том или ином диалекте говорящего) и письмо (неправильное, буквенное произношение, соответствующее правописанию). Так, например, для уроженцев севера устойчивой диалектной чертой является оканье, а для южан - произношение [г] фрикативного. Произношение на месте буквы г в окончании род. пад. прилагательных звука [г], а на месте ч (в словах конечно, что) звука [ч] объясняется «буквенным» произношением, которое в данном случае не совпадает со звуковым составом слова. Задача орфоэпии заключается в том, чтобы устранить отступления от литературного произношения.

69.

Русское литературное произношение в его историческом развитии

Орфоэпия современного русского литературного языка представляет собой исторически сложившуюся систему, которая наряду с новыми чертами в большой степени сохраняет старые, традиционные черты, отражающие пройденный литературным языком исторический путь. Исторической основой русского литературного произношения являются важнейшие черты разговорного языка города Москвы, которые сложились еще в первой половине XVII в. К указанному времени московское произношение лишилось узкодиалектных черт, объединило в себе особенности произношения и северного и южного наречий русского языка. Приобретая обобщенный характер, московское произношение явилось выражением общенационального. М.В. Ломоносов считал основой литературного произношения московское «наречие»:

«Московское наречие не токмо для важности столичного города, но и для своей отменной красоты прочим справедливо предпочитается...»

Московские произносительные нормы передавались в другие экономические и культурные центры в качестве образца и там усваивались на почве местных диалектных особенностей. Так складывались особенности произношения, несвойственные московской орфоэпической норме. Наиболее четко выраженными были особенности произношения в Петербурге, культурном центре и столице России XVIII-XIX вв. В то же время и в московском произношении не было полного единства: существовали произносительные варианты, имевшие разную стилистическую окраску.

С развитием и укреплением национального языка московское произношение приобрело характер и значение национальных произносительных норм. Выработавшаяся таким образом орфоэпическая система сохранилась и в настоящее время во всех своих основных чертах в качестве устойчивых произносительных норм литературного языка.

Литературное произношение часто называют сценическим. Это название указывает на значение реалистического театра в выработке произношения. При описании произносительных норм вполне правомерным является обращение к произношению сцены.

В формировании литературного произношения исключительная роль принадлежит радиовещанию, телевидению и звуковому кино, которые служат мощным средством распространения литературного произношения и поддержания его единства.

Произносительная система современного литературного языка в своих основных и определяющих чертах не отличается от произносительной системы дооктябрьской эпохи. Различия между первой и второй имеют частный характер. Возникшие в современном литературном произношении изменения и колебания касаются преимущественно произношения отдельных слов и групп их, а также отдельных грамматических форм. Так, например, произношение мягкого звука [с] в аффиксе -сь - -ся (мою[с'], мыл[с'ъ]) при старой норме (мою[с'] - мыл[с'ъ]) не вносит каких-либо изменений в систему согласных фонем современного русского языка. Укрепление нового произносительного варианта аффикса -сь - -ся (бою[с']) в качестве современной орфоэпической нормы сближает произношение с написанием, чего не было при старом произносительном варианте (бою[с]), и потому вполне целесообразно.

Примером нового произносительного варианта, который вносит изменение в фонетическую систему языка, является произношение долгого твердого [] на месте долгого мягкого [']: наряду с [во'и], [дро'и] произносят во[]ы, дро[]ы. Укрепление нового произносительного варианта [] вносит изменение в фонетическую систему языка, освобождает ее от обособленного элемента ['], органически не связанного с системой согласных в целом. Такая замена делает фонетическую систему современного русского языка более последовательной и цельной и служит примером ее совершенствования.

Приведенные примеры показывают, что новые произносительные варианты неравноправны. Если они улучшают произносительную систему, сообщают ей большую последовательность, то оказываются жизнеспособными и имеют основание для закрепления в качестве орфоэпической нормы. В противном случае вариант произношения постепенно отмирает.

Выделение в литературном языке стилей в области лексики и грамматики проявляется и в области произношения. Имеются две разновидности произносительного стиля: стиль разговорный и стиль публичной (книжной) речи. Разговорный стиль - это обычная речь, господствующая в бытовом общении, стилистически слабо окрашенная, нейтральная. Отсутствие в этом стиле установки на безупречное произношение ведет к появлению произносительных вариантов, например: [пpос'ут] и [прос'ът], [высокъй] и [высок'ий]. Книжный стиль находит выражение в разных формах публичной речи: в радиовещании и звуковом кино, в докладах и лекциях и т.д. В этом стиле требуется безукоризненное языковое оформление, строгое сохранение исторически сформировавшихся норм, устранение произносительных вариантов.

В случаях, когда различия произношения обусловлены исключительно областью фонетики, выделяют два стиля: полный и разговорный (неполный). Полный стиль отличается четким произношением звуков, что достигается медленным темпом речи. Разговорный (неполный) стиль характеризуется более быстрым темпом и, естественно, меньшей тщательностью артикуляции звуков.

Характеристика современного русского литературного произношения

70.

Произношение гласных в первом предударном слоге

Литературное произношение безударных гласных основано на фонетическом законе современного русского литературного языка - редукции гласных. В силу редукции безударные гласные сокращаются по длительности (по количеству) и утрачивают отчетливое звучание (качество). Редукции подвергаются все безударные гласные, но степень редукции их неодинакова. Так, гласные [у], [и], [ы] в безударном положении сохраняют свое основное звучание, а гласные [а], [о], [е] качественно изменяются. Степень редукции гласных [а], [о], [е] в основном зависит от места гласного в слове по отношению к ударению, а также и от характера предшествующего согласного. Кроме того, на редукцию гласных влияет темп речи: чем быстрее темп речи, тем редукция значительнее.

В первом предударном слоге гласные [а], [о], [е] редуцируются в наименьшей степени и произношение их подчинено следующим нормам.

После твердых согласных на месте букв а, о произносится звук [Λ] при несколько менее широком растворе рта, чем при звуке [а] ударяемом: сады, валы, лоза, коса, жара, шары, жокей, шофер, цари - [сΛды], [вΛлы], [лΛза], [кΛса], [жΛра], [шΛры], [жΛке], [шΛфор], [цΛри]. На месте буквы е  после шипящих [ж], [ш] и после [ц] произносится [ы], склонное к [э] - [ыэ]: желток, жесток, шесток, шестой, цена, цепной - [жыэлток], [жыэсток], [шыэсток], [шыэсто], [цыэна], [цыэпно].

После мягких согласных на месте букв а, я, е  произносится звук, средний между [и] и [е] - [ие]: часы, часок, щадить, щавель, сняла, взяла, песок, лесок - [ч'иесы], [чиесок], ['иед'ûт], ['иев'êл'], [cн'иела], [в'з'иела], [п'иесок], [л'иесок]. Произношение в данном случае отчетливого [и] воспринимается как просторечное: [ч'иво].

71.

Произношение гласных во всех предударных слогах, кроме первого

Во втором и третьем предударных слогах гласные подвергаются более значительной редукции, чем в первом слоге. Степень редукции гласных в этих слогах практически не различается. Звуки, произносимые на месте букв а, я, о, е в указанных слогах, различаются по качеству, которое зависит от качества предшествующего согласного.

После твердых согласных на месте букв а, о, е произносится звук [ъ], средний между [ы] и [а]. Если произносить [ы], но при этом раскрыть рот несколько шире, а спинку языка несколько опустить, то получится звук [ъ]. Если же произносить [а], но при этом сделать раствор рта более узким, а спинку языка несколько поднять, то получится тот же звук [ъ]. Например: Караганда, колокола, жернова, шерстяной, цеховой - [къръгΛнда], [кълъкΛла], [жърнΛва], [шърс'т'иено], [цъхΛво].

После мягких согласных на месте букв о, я, е произносится звук [ь], средний между [и] и [е], но более редуцированный, чем [ие], Например: частокол, черенок, щекотать, пятачок, деревенька - [ч'ъстΛкол], [ч'риенок], ['ькΛтат'], [п'ьтΛч'ок], [д'р'иев'êн'ка].

72.

Произношение гласных в заударных слогах

Произношение гласных в заударных слогах в основном аналогично произношению гласных во всех предударных слогах, кроме первого. Редуцированные звуки, произносимые в заударных слогах, по качеству не отличаются от соответствующих гласных предударных слогов и в фонетической транскрипции имеют те же обозначения [ъ], [ь]. Однако произношение заударных гласных отличается рядом частных особенностей, касающихся произношения гласных в составе различных морфем.

После твердых согласных на месте букв а, о, е произносится звук [ъ], средний между [ы] и [а]. Например: выдал, выпала, слово, олово, кошек, ложек, пальцем - [выдъл], [выпълъ], [словъ], [олъвъ], [кошък], [ложък], [пал'цъм].

После мягких согласных различаются следующие случаи:

  1.  На месте букв а, я произносится редуцированный звук в двух разновидностях [ь] и [ъ], в зависимости от того, в какой морфеме оказывается произносимый звук.

Звук [ъ] произносится в окончаниях: 1) им. п. ед. ч. существительных женского и среднего рода; 2) род. п. ед. ч. существительных мужского и среднего рода; 3) им. п. мн. ч. существительных мужского и среднего рода; 4) в суффиксе деепричастия несовершенного вида; 5) им. п. ед. ч. прилагательных женского рода. Например: воля, туча, роща, имя; вара, горя; братья, звенья; видя; злая - [вол'ъ], [туч'ъ], [ро'ъ] [им'ъ]; [варъ], [гор'ъ]; [брат'ъ], [з'в'êнъ]; [в'ид'ъ]; [злаъ].

Звук [ь] произносится в конечном слоге, если он не представляет собой окончание, перед мягким согласным: память, площадь, участь, поняли, начали - [пам'ът], [плоьт], [уч'ьс'т'], [пон'ьл'и], [нач'ьл'и].

  1.  На месте буквы е произносится звук [ь] в окончаниях: 1) дат., тв., пр. п. ед. ч. существительных женского рода; 2) пр. п. ед. ч. существительных мужского и среднего рода; 3) род. п. мн. ч. существительных с окончанием -ей; 4) им. п. мн. ч. существительных на ан(е); 5) в неконечном и конечном слогах, если они не составляют окончания. Например: к пуле, тучей, в чаще; в доме, в горе; оленей; римляне; пасека, палец - [к-пул'ь], [тучь], [ф-ч'äь]; [в-дом'ь], [в-гор'ь]; [Λл'êн'ь]; [р'имл'ьн'ь]; [пас'ьк'ъ], [пал'ьц].

73.

Произношение гласных в начале слова

  1.  На месте букв а, о в начале слова (если слог не ударный) произносится звук [Λ]. Например: агент, осока, оболочка, основоположник - [Λгент], [Λсокъ], [ΛбΛлочкъ], [ΛснъвъпΛложник].
  2.  Буквы я, е в начале слова обозначают два звука [ja], [je], из которых первый является мягким согласным [j], поэтому на месте этих букв произносятся звуки [ие] (первый предударный слог) и [ь] (прочие предударные слоги). Например: ярмо, яровой, езда, ездовой - [иермо], [ьрΛво], [иеда], [ьздΛво].

74.

Переход (и) в (ы)

На месте буквы и в начале слова, при слиянии в произношении этого слова с предыдущим, которое заканчивается на твердый согласный, а также на месте союза и в определенных условиях, произносится гласный [ы].

Переход [и] в [ы] происходит: 1) на стыке приставки на согласный и корня, начинающегося звуком [и] (возможна и вторая приставка с начальным [и]): под-[ы]скать, не-без-[ы]звестный; 2) при произношении двух самостоятельных слов, соединенных союзом и, не отграниченных паузой, в том случае, если первое слово кончается, а второе начинается твердым согласным: стол и дом [стол-ы-дом], а также в словосочетаниях, если первое слово заканчивается твердым согласным, а второе начинается с [и]: сын Иван [сын-ыван], но дочь Ивана [доч'-иванъ]; 3) после предлогов, входящих, как правило, в состав следующего слова: к Ивану [к-ывану], из игры [из-ыгры]; 4) на стыке частей сложносокращенных слов: Политиздат [пъл'итыздат].

75.

Произношение сочетаний безударных гласных

Сочетания безударных гласных звуков образуются при слитном произнесении служебного слова и последующего знаменательного, а также на стыке морфем. Литературное произношение не допускает стяжения сочетаний гласных. Произношение [събрΛзил] (сообразил) имеет просторечный характер.

Произношение сочетаний безударных гласных отличается некоторым своеобразием сравнительно с произношением одиночных безударных гласных, например сочетания аа, ао, оа, оо произносятся как [аа]: н[а-а]бажур, з[а-а]кеан, п[а-а]рбузу, д[а-а]стровка.

76.

Произношение звонких и глухих согласных

В речевом потоке согласные звуки современного русского литературного языка, парные по звонкости-глухости, изменяются в своем качестве в зависимости от своего положения в слове.

Различаются два случая таких изменений: а) на конце слов перед паузой и б) на конце слов не перед паузой, а также внутри слова. Изменения согласных, парных по звонкости-глухости и парных по мягкости-твердости, объясняются действием регрессивной ассимиляции.

  1.  Оглушение звонких согласных на конце слова. Все звонкие согласные на конце слова произносятся как парные им глухие (кроме сонорных р, л, м, н); два конечных звонких переходят в соответствующие глухие: клуб, нрав, рог, ложь, вяз, лязг, изб, трезв - [клуп], [нраф], [рок], [лош], [в'ас], [л'аск], [исп], [тр'есф] (см. § 57, п. 1).

Оглушение конечных звонких согласных не зависит от качества начального звука следующего слова и происходит в потоке речи перед всеми согласными и гласными.

  1.  Оглушение и озвончение согласных, парных по звонкости-глухости, внутри слова. Звонкие согласные внутри слова перед глухими оглушаются, а глухие перед звонкими (кроме в) - озвончаются: трубка, низко, просьба, сзади, к жене - [трупк'ъ], [н'искъ], [прозб'ъ], [ад'и], [г-жиен'е].

77.

Произношение твердых и мягких согласных

Различение при произношении согласных, парных по твердости-мягкости, имеет фонематическое значение, так как в русском языке твердые и мягкие согласные различают звуковые оболочки слов (ср. был - быль, брат - брать и т.п.). Произношение мягких согласных отличается от произношения соответствующих твердых согласных «йотовой» артикуляцией, которая заключается в том, что средняя часть спинки языка высоко поднимается к соответствующей части нёба.

На конце слова и перед некоторыми согласными, а также перед гласными звуками [а], [о], [у] твердость и мягкость согласных четко различаются. Мягкость согласных в указанных положениях обозначается в письменной речи: на конце слова и перед некоторыми согласными - буквой ь (ср. ряб - рябь, клад - кладь, удар - ударь, галка - галька, экономка - экономь-ка и т.п.), а перед гласными [а], [о], [у] - буквами я, ё, ю (ср. мать - мять, тук - тюк, нос - нёс). Употребление буквы ь после шипящих [ж], [ш], [ч], [щ] не отражается на произношении этих согласных, так как имеет морфологическое значение, указывает на форму слов (ср. нож - умножь, наш - дашь, лещ - вещь, ткач - вскачь, клич - стричь и т.п.).

  1.  Мягкость согласных, обозначаемая на письме (ь и буквами я, е, ё, ю): брат - брать, галка - галька, вал - вял, нос - нёс, тук - тюк - [брат - брат'], [галкъ - гал'къ], [вал - в'ал], [нос - н'ос], [тук - т'ук].

Конечные губные в соответствии с написанием произносятся мягко: цеп - цепь, кров - кровь, раб - рябь - [цэп - цэп'], [кроф - кроф'], [рап - р'ап'].

Мягкие губные перед я, ё, ю произносятся без дополнительной артикуляции мягкости: пять, мять, мёл, вёл, гравюра, пюре - [п'äт'], [м'äт'], [м'ол], [в'ол], [грав'уръ], [п'ype].

Мягкость [м] в словах семь, восемь сохраняется в сложных числительных: семь - семьдесят - семьсот, восемь - восемьдесят - восемьсот - [с'ем' - с'ем'дьс'ът - с'ием'cот], [вос'ьм' - вос'ьм'д'ьс'ът - въс'ием'cот).

  1.  Мягкость согласных, не обозначаемая на письме. В положении перед согласными твердость и мягкость согласных часто имеет несамостоятельный, ассимилятивный характер, т.е. зависит от твердости и мягкости последующего согласного. Мягкость согласных в этом случае на письме не обозначается.

Смягчение твердых согласных перед мягкими находится в зависимости от различных условий: какие это согласные, перед какими мягкими согласными находятся, в какой части слова имеется сочетание согласных, к какому стилю речи относится то или другое слово:

а) внутри слова перед звуком [j] согласные в некоторых случаях смягчаются: рыбья, листья, судья, гостья - [рыб'ъ], [лûст'ъ], [суд'jа], [гос'т'ъ];

б) зубные согласные [з], [с], [д], [т] перед мягкими зубными и губными произносятся мягко: груздь, грусть - [грус'т'], [грус'т'], стена, песня - [c'т'иена], [п'ê'с'нъ]. В ряде слов смягчение вариативно: спелый, звезда, твердый, дверной - [с'п'елы] и [сп'елы], [з'в'иезда] и [зв'иезда], [т'в'орды] и [тв'орды], [д'в'иено] и [дв'иерно];

в) согласный [н] перед мягкими [д], [т], [н] (реже перед [з], [с]), а также перед [ч], [щ] произносится мягко: кантик, бандит, конник, пенсионер, претензия, птенчик - [кан'т'ик], [бΛн'д'ит], [ко'ик], [п'ьнс'иΛнер], [пр'иетен'з'иь], [пт'êн'ч'ик];

г) согласный приставки с- и созвучного с ней предлога, а также конечные согласные приставок на з и созвучных с ними предлогов перед мягкими зубными и разделительным ь произносятся мягко: бездельник, без дела, изделия, из дела, изъять - [б'иез'д'êльн'ьк], [б'иез'-делъ], [из'д'êл'иь], [из'-д'елъ], [из'jат]. В других случаях мягкость вариативна: снял, с него - [с'н'ал] и [сн'ал], [с'-н'иево] и [с-н'иево];

д) губные перед задненёбными не смягчаются: ставки, ломки, цепки - [стафк'и], [ломк'и], [цэпк'и];

е) конечные согласные [т], [д], [б] в приставках перед мягкими губными и разделительным ъ не смягчаются: отъел, отпить - [Λтjeл], [Λтп'ит'];

ж) согласный [р] перед мягкими зубными и губными, а также перед [ч], [щ] произносится твердо: артель, корнет, кормить, самоварчик, сварщик - [Λрт'êл'], [кΛрн'ет], [кΛрм'ûт], [съмлварч'ûк], [свар'ик].

78.

Произношение сочетаний согласных

В отношении литературного произношения выделяются некоторые сочетания согласных, строго определенные по своему составу. Такие сочетания встречаются на морфологических стыках слов (конечный согласный приставок и начальный согласный корня, конечный согласный корня и начальный согласный суффикса), а также в местах слияния предлога с начальным согласным знаменательного слова.

  1.  Сочетания еж - зж, сш - зш на стыке морфем, а также предлога и следующего слова произносятся как двойной твердый согласный [], []: сжал, без жира, сшил, без шины, несший, влезший - [ал], [б'иеыръ], [ыл], [б'иеыны], [н'оы], [вл'еы].
  2.  Сочетания зж, а также жж внутри корня произносятся как долгий мягкий согласный [']: езжу, визжу, позже, вожжи, дрожжи - [еj'у], [в'и'у], [по'ь], [во'и], [дро'и] (см. § 57, п. 5) (допустимо произношение жж как []).
  3.  Сочетания сч, зч на стыке корня и суффикса произносятся как долгий мягкий [] или [ш'ч']: переписчик ['ик], [-ш'ч'ик], заказчик [-'ик], [-ш'ч'ик]. На стыке приставки и корня или предлога со следующим словом на месте сч, зч произносится [ш'ч']: без числа [б'ьш'ч'исла], расческа [рΛшчоскъ].
  4.  Сочетания тч, дч на стыке морфем произносятся как двойной мягкий [']: летчик [л'о'ик], молодчик [мΛло'ик], отчет [Λ'от].
  5.  Сочетание тс на стыке глагольных окончаний с постфиксом -ся произносится как двойной твердый []: гордится и гордиться [гΛрд'иъ];

тс, дс (в сочетаниях тск, дск, тств, дств) на стыке корня и суффикса произносятся как [ц]: братский [брацки], заводской [зъвΛцкоi], родство [рΛцтво].

  1.  Сочетания тц, дц на стыке морфем, реже в корнях, произносятся как двойной []: братца [браъ], подцепить [пъэып'ит'], двадцать [дваът'].
  2.  Сочетание