23499

РУССКИЙ ЯЗЫК И КУЛЬТУРА РЕЧИ

Книга

Иностранные языки, филология и лингвистика

II I 2 5 Русский язык и культура речи: Учебник Под. 2000 формирующий государственные требования к минимуму содержания и уровню подготовки специалистов включает в обязательный минимум специальных дисциплин курс под названием Русский язык и культура речи. Он открывается главой которая вводит в сложный мир русского языка: раскрывает отличие понятий языка и речи функции и особенности языка и речи знакомит с определенными понятиями и основными терминами а главное – объясняет специфику речи в межличностных и общественных отношениях.

Русский

2013-08-05

3.64 MB

48 чел.

РУССКИЙ ЯЗЫК И КУЛЬТУРА РЕЧИ

под редакцией профессора В. И. Максимова

Рекомендовано Министерством

образования Российской Федерации

в качестве учебника для

студентов высших учебных заведений

МОСКВА

2001

УДК 82. 085. 4 (075. 8)

ББК 88. 53

Р89

Рецензенты:

Заведующий кафедрой общей социологии Санкт-Петербургского

государственного университета доктор философских наук,

профессор И. П. Яковлева

Заведующая кафедрой русского языка Санкт-Петербургского

государственного университета технологии и дизайна

кандидат филологических наук, профессор Н.Т. Свидинская

Коллектив авторов:

Д-р филол. наук, проф. В. И. Максимов – гл. I, § 1 (в соавторстве), гл. IX, § 1–6; канд. филос. наук, доц. Н В Казаринова – гл. I, § 1 (в соавторстве), § 2, 3, гл. V, § 1–3, гл. VIII, § 1, 2, 4; канд. пед. наук, доц. Н. Р. Барабанова– гл. V, § 4, гл. VI; канд. филос. наук, доц. А. Ф. Иванов– гл. IV; д-р филол. наук, проф. В. И. Коньков – гл. III; канд. филол. наук, доц. А. Д Кривоносов – гл. II, § 3, 4; канд. филол. наук, доц. Т. И. Попова– гл. VIII, § 3; д-р филол. наук, проф. Р. В. Одеков – гл. X, прилож.; канд. экон. наук, доц. Н К. Розова, д-р техн. наук, проф. И А Цикин -гл. VII; Л В. Сретенская -гл. II, § I, 2, 5

Русский язык и культура речи: Учебник / Под. ред. проф. Р89 В. И. Максимова. - М.: Гардарики, 2001. - 413 с.

ISBN 5-8297-0009-3 (в пер.)

Учебник в развернутом виде представляет теоретический материал, очерченный программой, имеет практическую направленность, учит выполнению действий, приводящих к формированию умений и навыков делового общения. К каждой главе приложены контрольные вопросы и список рекомендуемой литературы.

Предназначен для студентов высших учебных заведений.

УДК 82. 085. 4 (075. 8)

                                                                                                                  ББК 88. 53

ПРЕДИСЛОВИЕ

Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования Российской Федерации (М., 2000), формирующий государственные требования к минимуму содержания и уровню подготовки специалистов, включает в обязательный минимум специальных дисциплин курс под названием «Русский язык и культура речи». Этот курс обязателен при подготовке бакалавров. Однако в настоящее время отсутствует учебное пособие по новому курсу. Предлагаемый учебник восполняет имеющийся пробел в методическом обеспечении этого курса.

Структура учебника такова. Он открывается главой, которая вводит в сложный мир русского языка: раскрывает отличие понятий языка и речи, функции и особенности языка и речи, знакомит с определенными понятиями и основными терминами, а главное – объясняет специфику речи в межличностных и общественных отношениях. К этой части учебника примыкает глава, в которой рассказывается о разновидностях речи: устной и письменной, диалоге и монологе, функционально-смысловых типах речи и ее функциональных стилях.

Следующие три главы посвящены речевому мастерству: особенностям ораторской речи, ее композиции и форме; логике, этике и 'эстетике речи, логическим и психологическим приемам полемики.

Очередные две главы специально посвящены профессиональному общению в деловой сфере. Разговор идет о методике собеседования и проведения деловых совещаний, коммерческих переговоров, их этапах и т. д.

Еще две главы посвящены использованию технических средств в социальных коммуникациях – телефаксов, электронной почты, компьютерных систем, переговорных устройств и др. и особенностям выступления перед микрофоном и телевизионной камерой.

Значительное место в учебнике занимает материал, связанный с культурой речевого общения и с оформлением служебной документации.

Учебник нацелен на представление современных взглядов, касающихся русского языка и культуры речи в начале XXI в. Это нашло отражение в теоретической части, в частности, в соединении представлений о языке и речи с лингвистической и психологической точек зрения; в выделении среди письменных разновидностей речи ее функционально-смысловых типов; в детальном освещении коммуникаций, связанных с переговорными процессами в деловой среде, в привлечении в качестве иллюстративного материала современных источников (официальных документов, научных и публицистических текстов), актуальной лексики и фразеологии; в описании новых технических средств общения, ускоряющих его и делающих более эффективным; в указании на формирование новых правил правописания и т. д. и т. п.

Учебник не только в развернутом виде представляет теоретический материал, очерченный программой, но и имеет очевидную практическую направленность, учит выполнению действий, приводящих к формированию умений и навыков делового общения. В нем в достаточной степени представлены контрольные вопросы. Задания для практических занятий по каждой теме включены в отдельно изданный «Практикум» (М.: Гардарики, 2000). К каждой главе учебника приложены контрольные вопросы и список рекомендуемой литературы, которая представляется автору актуальной.

Может быть рекомендовано следующее распределение учебных часов на изучение той или иной темы.

Наименование темы

Количество часов

лекции

практ. занятия

1

2

3

4

1

Речь в межличностных и общественных отношениях

4

4

2

Разновидности речи

2

2

3

Ораторская речь

2

2

4

Логика, этика и эстетика речи

2

2

5

Логические и психологические приемы полемики

2

2

6

Деловые беседы Деловые совещания. Телефонный разговор

4

4

7

Речевые коммуникации в деловых переговорах

4

4

8

Использование технических средств в коммуникации

2

2

9

Особенности речи перед микрофоном и телевизионной камерой

2

2

Продолжение

 1

2

3

4

10

Культура речевого общения

4

4

11

Служебная документация

4

4

12

Аннотирование и реферирование

2

2

Всего

34

34

Соотношение учебных часов, отводимых на изучение указанных тем, может быть, по усмотрению преподавателя, скорректировано.

Материалы учебника могут быть использованы при изучении не только обязательного курса «Русский язык и культура речи», но и элективных курсов, студентами гуманитарных и технических вузов.

Данный учебник будет полезен и тем, кто самостоятельно изучает курс «Русский язык и культура речи» или отдельные его разделы. Учебник может служить справочником по тем или иным вопросам для практических работников.

Научный редактор профессор В И Максимов

Глава I

РЕЧЬ В МЕЖЛИЧНОСТНЫХ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЯХ

Когда люди встречаются, они разговаривают. Не всегда, не везде, но в большинстве случаев Они могут вступать в контакт, даже находясь далеко друг от друга, используя письменную речь. Речь - это то, что составляет саму суть социального взаимодействия, а самые разнообразные виды разговоров - от повседневной болтовни до эмоциональных признаний, от деловых совещаний и переговоров до выступлений в средствах массовой информации – становятся предметом теории речевой коммуникации.

В данной главе описываются некоторые важные особенности языка, его соотношение с речью, даны характеристики речевого поведения в межличностном и социальном взаимодействии.

§ 1. Язык и речь

Язык и сопредельные с ним понятия

Относительно природы и сущности языка имеется несколько точек зрения. Одни считают его наподобие растениям биологическим явлением, наследуемым человеком от своих родителей. Другие рассматривают язык как психическое явление, как проявление «духа божьего и человеческого» (вспомним библейскую легенду о сотворении мира: «Вначале было слово»). Третьи признают язык социальным явлением, возникшим и развивающимся в силу потребности людей в общении.

Сам термин язык обычно употребляется в двух значениях: 1) язык вообще как абстрактное представление о едином человеческом языке – определенном классе знаковых систем; 2) какой-либо конкретный язык как реальная знаковая система, используемая для общения в определенном социуме в определенном пространстве и в определенное время, как одна из реализации свойств языка вообще. В имеющихся словарях лингвистических терминов более конкретные определения языка неодинаковы. Для целей нашего изложения наиболее приемлемым представляется определение, данное в «Кратком словаре лингвистических терминов» Н. В. Васильевой и др. (М., 1995) «Социально обработанная, исторически изменчивая знаковая система, служащая основным средством общения и представленная разными формами существования, каждая из которых имеет по крайней мере одну из двух форм реализации – устную или письменную»

Язык, как бы мы его ни понимали, представляет собой полифункциональную систему, имеющую дело с информацией – с ее созданием, хранением и передачей. Функции языка связаны с его сущностью, природой, назначением в обществе и в то же время взаимосвязаны в большей или меньшей степени между собой. Главнейшей функцией языка является коммуникативная так как язык служит прежде всего средством человеческого общения. К базовым (или первичным) функциям языка относят также познавательную (когнитивную), имея в виду, что с его помощью происходит в значительной степени познание, изучение окружающего мира, и эмоциональную, проявляющуюся в способности выражать чувства и эмоции говорящих, их оценки.

Общественные функции различаются объемом, т. е. охватом населения, говорящего на данном языке. Наибольший объем присущ языкам национальностей и народностей независимо от того, существуют они только в устной форме или как в письменной, так и в устной.

В национальных языках могут иметь место территориальные и социальные диалекты. Под территориальным диалектом понимают разновидность данного языка, которая употребляется лицами, проживающими на определенной территории, и обладает определенными чертами, противопоставленными особенностям других диалектов. Например, такими чертами могут быть фонетические; ср.: севернорусское оканье и южнорусское аканье, взрывное [г] и фрикативное [γ], различение [ц] и [ч] и их неразличение. Различия в диалектах могут быть и грамматические, так в одних случаях употребляют форму родительного падежа единственного числа существительных женского рода – у жене, у сестре, в других – у жены, у сестры. Между диалектами имеются и лексические различия; например, одну и ту же домашнюю птицу на севере России называют петухом, а на юге – кочетом.

Под социальным диалектом (его чаще называют жаргоном) понимают разновидность данного языка, употребляемую лицами, принадлежащими к одной социальной или профессиональной группе. Социально диалекты различаются обычно только лексикой. Исторически известны в России дворянский, купеческий жаргоны, жаргоны различных групп ремесленников, нашедшие отражение и русской классической литературе В настоящее время чаще говорят о молодежном жаргоне (студенческом и школьном), воровском, который называют также арго деклассированных элементов. Например, у молодежи модны сейчас такие слова и выражения, как бабки (деньги), баксы  (доллары), залететь (забеременеть), лох (простак), сесть на иглу (пристраститься к инъекции наркотика). В преступном мире употребительны авторитет (член организационной преступной группы, находящийся на более высокой ступеньке иерархии), катала (игрок, пользующийся нечестными приемами в карточной игре), кидала (член преступной группы, специализирующийся на обмане лиц. продающих свои машины), поставить на счетчик (требовать с должника под угрозой расправы возвращение долга с процентами к определенному времени). Слова и словосочетания жаргонной речи, употребляемые за ее пределами, называют жаргонизмами.

Различают несколько основных социальных форм существования конкретных языков (например, русского): а) индивидуальный язык, присущий тому или иному человеку независимо от его общественного положения; б) говор, представляющий множество близких по структуре индивидуальных языков, которые обслуживают одну локально ограниченную, замкнутую группу людей, имеющих местные языковые различия; в) диалект, образуемый множеством говоров, которые характеризуются внутриструктурным единством; г) язык, включающий ряд диалектов, между которыми могут быть некоторые различия в фонетике, лексике, грамматике, но они незначительны по сравнению с имеющейся общностью. На определенном этапе национального и социального развития общенародный язык может приобрести высшую форму своего бытия – форму литературного языка. Последний характеризуется наличием функциональных стилей и нормированностью.

Внутреннюю структуру языка нево зможно наблюдать непосредственно, о ней можно судить только косвенно – на основании анализа продуктов использования языка человеком, какими являются тексты независимо от формы их представления, устной или письменной. Анализ показывает, что язык имеет знаковую сущность, которая состоит в установлении соответствия между всем множеством значений, а также между всем возможным мыслительным содержанием известных высказываний и множеством звучаний, являющихся внешними знаками этих значений и содержательных единиц (смыслов).

Лексические (вещественные) значения отражаются в знаменательных словах, называющих предметы, их действия и признаки или указывающих на них: аудитор, акционерный, приватизировать;

такой. Слово является наиболее простым средством называния (номинации) окружающих нас реалий. Именно оно осуществляет связь означаемого и означающего – воспринимаемого нами звукового комплекса, т.е знака. Процессу номинации (называния) способствует грамматика, представляющая собой как бы механизм, который состоит, с одной стороны, из грамматических средств (например, суффиксов, окончаний) с присущими им значениями, а с другой – из грамматических, правил. Словарь и грамматика – два взаимосвязанных компонента языка, которые действуют вполне согласованно, чем и обеспечивают выполнение всех присущих языку функций» Различие между словарем и грамматикой состоит не только в их структуре, но в способе хранения смысловых единиц, а грамматические формы и конструкции образуются для реализации конкретных коммуникативных задач по определенным правилам.

Грамматические правила по конечному результату их применения могут быть двух типов: 1) предписывающие, когда выполняются определенные условия. Например, в русском языке предписывающим является правило согласования, в соответствии с которым прилагательные ставятся в том же роде, числе и падеже, что и существительные, к которым они относятся (альтернативная служба, альтернативное голосование, альтернативные выборы); 2) разрешающие, при наличии возможностей выбора, когда говорящий имеет право на употребление одного из нескольких вариантов грамматического оформления высказывания. Например, правила разрешают при классификации субъекта использовать такие конструкции, как что представляет собой что (при описании субъекта), под чем понимается что (с оттенком условности), что служит чем (при указании на назначение cyбъекта). (Примеры тех и других правил приведены также в главе «Культура речевого общения»)                           

Имеется большое количество моделей описания языка, его устройства. При всех различиях в подходах к такому описанию и несовпадении их между собой, а то и открытой противоположности существуют некоторые общие позиции. Это, во-первых, признание уровневой структуры языка, куда входят: фонетика, морфология, синтаксис, словообразование, лексика, семантика; во-вторых, наличие специфических единиц на каждом уровне, к которым относятся: фонема, морфема, словосочетание, предложение. Дадим определение этих языковых единиц, которые при дальнейшем изложении курса будут употребляться неоднократно.

Фонема – неделимая и сама по себе незначимая звуковая единица языка, служащая для опознавания, различения или разграничения минимальных значимых единиц – морфем, а через них и слов. Например, глагольные словоформы пал, пел, пил отличаются только одной (второй) фонемой [а, э, и], которая различает корневые морфемы =na=, =nе=, =nи=, а через них глаголы в форме прошедшего времени. В то же время фонема является обобщенной звуковой единицей, абстрагированной от возможных конкретных звуков, которые могут произноситься на ее месте в потоке речи. Так, [о] под ударением, т.е. в сильной позиции, произносится как [о] – [стол], а в слабой позиции, т. е. в предударных и заударных слогах, изменяется. В первом предударном слоге [о] произносится как [α] – звук, близкий к [а] (сm [α] лица), во втором предударном и заударных слогах – как [ъ] – нечеткий, ы-образный звук (п [ъ] ст [а] личн [ъ] му) следовательно, фонема [о] реализуется в звуках речи [о, α, ъ], которые в данном случае выступают как варианты фонемы [о]

Морфема– минимальная часть слова, которая может иметь какое-либо значение Например, в слове москвичка четыре морфемы: москв=, =ич, =к=, =а: морфема москв= (корень) содержит как бы указание на местность; =ич= (суффикс) имеет значение лица мужского пола – жителя этой местности; =к= – суффикс, означающий лицо женского пола – жительницу той же местности, наконец, =а (окончание) – указывает, что данное слово является существительным женского рода единственного числа именительного падежа. В составе русского слова возможны шесть типов морфем, корень, приставка (префикс), суффикс, окончание, соединительная гласная (интерфикс) и постфикс (частица =ся, =сь).

Слово – важнейшая единица языка, служащая для наименования предметов, процессов, признаков или указывающая на них. В структурном плане оно состоит из морфем, от которых отличается свободным воспроизведением, и представляет собой строительный материал для словосочетаний и предложений. Слово обязательно принадлежит к какой-либо части речи: существительным, прилагательным, глаголам и т. д.

Словосочетание - два или несколько слов, объединенных по смыслу и грамматически. Оно состоит из главного слова и зависимого. Например, бартерная сделка, баланс интересов, выразить недоверие, заведомо ложный (главные слова выделены разрядкой). Словосочетание, подобно слову, называет предметы, их действия и признаки, но только более конкретно, так как зависимое слово уточняет смысл главного; ср.: обществом акционерное общество, акционерное общество открытого типа,

Различают свободные и несвободные словосочетания. В свободном словосочетании все слова сохраняют свое лексическое (вещественное) значение, неотъемлемое право, получить грант. В несвободном словосочетании (их называют еще устойчивыми, фразеологизмами) семантическая самостоятельность всех или одного из компонентов ослаблена или утрачена; такое словосочетание по характеру значения приближается к отдельному слову: генная инженерия, встреча «без галстуков», плыть по течению.

Предложение – основная синтаксическая единица, которая содержит сообщение о чем-либо, вопрос или побуждение. Предложение имеет грамматическую основу, состоящую из главных членов (подлежащего и сказуемого) или одного из них. Предложение может иметь одну грамматическую основу и в этом случае называется простым: Степь. Начинает светать. Над лесом появился краешек солнца. Предложение может иметь не одну грамматическую основу, а две и более, и в этом случае называется сложным: Светает, начинается клев

Наконец, современные исследователи признают наличие парадигматических, синтагматических и иерархических отношений между единицами языка. Парадигматическими являются отношения между формами единиц одного уровня, отличающие эти единицы. Например, в системе склонения формы существительного поле (поля, полю и т. д) отличаются от форм существительного путь (пути, пути и т. д.), в системе спряжения формы глагола везти (везу, везешь, везет и т. д.) отличаются от форм глагола бежать (бегу, бежишь, бежит т. д.). Все грамматические формы одного слова образуют парадигму.

К синтагматическим (сочетаемостным) относятся отношения между единицами одного уровня в речевой цепи, в тексте. Так, звук [э] после мягких согласных под ударением произносится как [э][л'´этъ] -лето, в первом предударном слоге – как звук, близкий к [и], хотя и с небольшим призвуком [э] -- [в'исн'ой} – весной, в остальных предударных слогах – как такой же звук, но еще более ослабленный,

обозначаемый в транскрипции знаком ь [ерь] – [ п ,ьр , п , искъ] – переписка. Еще один пример синтагматических отношений. Различия между суффиксами =изм и =щин-а, образующими наименования общественных течений и явлений, состоит в том, что =изм образует слова, которые не имеют каких-либо эмоциональных и экспрессивных оттенков (сталинизм - Сталин, брежневизм - Брежнев), а =щин-а образует наименования с оттенком неодобрения (сталинщина - Сталин, брежневщина - Брежнев),

Иерархическими признаются отношения между единицами разного уровня. Так, взаимодействие словообразовательного значения суффиксов с лексическим значением производящих слов при формировании семантики производного может быть прямолинейным и непрямолинейным. К прямолинейным относят такое соотношение указанных языковых единиц (производящего слова и суффикса), из которого непосредственно выводится лексическое значение нового слова. К суффиксам с четким словообразовательным значением, которые способны программировать семантику вновь образуемых слов, относится большинство суффиксов с личным или абстрактным значением. Например, суффикс =льщик, обозначая лицо и прямолинейно соотносясь со словами, обозначающими действие, образует названия соответствующих профессий: паяльщик, носильщик, клепальщик - тот, кто пояет, носит, клепает.

При непрямолинейном взаимодействии словообразовательного значения суффиксов и лексического значения производящих слов семантика образуемого слова не выводится непосредственно. из значений его составляющих, а представляется в определенной степени условной, закрепленной общественной практикой. Например, змеевик– трубка, обычно изогнутая спиралью, используемая при перегонке жидкостей в различных тепловых установках. Значение этого существительного прямолинейно не складывается из значений производящего слова змей и суффикса = овик, используемого для называния любого носителя признака, указываемого производящей основой, и человека и предмета; ср.: фронтовик, подберезовик.

В целом иерархические отношения между языковыми единицами разных уровней могут быть представлены так: из фонем складывается морфема, из морфем – слова, из слов – предложения.

Однако язык – это не перечень единиц разного уровня, а их система, предполагающая их внутреннюю организацию. Каждая единица языка входит в систему как часть в целое и связана с другими единицами и частями системы или непосредственно, или опосредованно через различные категории (рода, одушевленности – неодушевленности, вида, переходности – непереходности и т. д.). Языковая система является сложной, многоаспектной и в плане строения, и в плане функционирования, т. е. использования и развития, а также открытой и динамичной. Язык как структура состоит из подсистем, которые называются, как уже отмечалось, уровнями языковой системы. Поэтому иногда говорят, что язык есть система систем (относительно самостоятельных), но система особого рода. Говоря точнее, язык есть знаковая система.

Язык состоит из единиц, которые являются по существу знаками для передачи внеязыковой информации. Языковой знак – основной вид из всех существующих в природе и обществе знаков. Он, с одной стороны, имеет способность быть воспринятым, а с другой – несет информацию. Различают первичные и вторичные языковые знаки. Первичными являются, например, слова, предложения. Вторичные замещают первичные, например, формулы; они могут обособляться, образуя особые знаковые системы. Это искусственный международный язык (эсперанто), научная символика (алгебраическая, физическая, химическая, лингвистическая и т. д.), используемая в метаязыках.

Языковая знаковая система является всеобъемлющим средством передачи и хранения информации, а также оформления самой мысли, выражения эмоций, оценки и волеизъявления, тогда как специальные знаковые системы служат для передачи ограниченной информации, перекодировки уже известного. Сфера употребления языка универсальна – он используется в общении во всех областях человеческой деятельности, а специлизированные знаковые системы имеют ограниченную сферу употребления. Язык как знаковая система создается постепенно и развивается в процессе функционирования, а специальные средства общения, передачи и хранения информации являются результатом разового соглашения людей, имеют продуманный и искусственный характер.

Основным знаком языка считается слово. Оно способно входить в модель предложения, в состав высказывания. Слово – это звуковой или письменный знак, воспринимаемый органами чувств, как бы замещающий нечто другое – понятие или предмет. Слово принципиально отличается от иных знаков: оно обладает собственным значением, структурно и социально мотивировано (условным является лишь его материальная сторона, идеальная отражает объективный мир и знания говорящих). Слово не только фиксируется в словарях, оно входит в состав предложения и при необходимости может самостоятельно оформлять предложения – однословные номинтивные и безличные: Ночь. Не спится.

С лингвистической точки зрения, коммуникативную функцию слова выполняют именно в предложении. Поэтому последнее является полноценным коммуникативным знаком. В предложении, как и в высшей знаковой единице, приводятся в движение все знаки и сигналы языка, а сами предложения вступают в связь друг с другом, с контекстом и ситуацией речи. Предложение обеспечивает языку возможность передавать любую мысль, информацию.

Меньшую роль в знаковой системе языка играют фонемы и морфемы. Фонемы как типовые звуки не являются в собственном смысле знаками, поскольку они непосредственно не участвуют в формировании и передаче языковой информации. Однако им свойственна функция различения; ср.: вон, дом, лом, сом, том; дома, тома. Поэтому некоторые ученые включают фонемы в число знаков языка, мотивируя это соответствием такого подхода принципу иерархии уровней языковой структуры.

В отличие от фонемы морфема (корень, приставка, суффикс и окончание) признается языковым знаком, хотя и минимальным. Морфему, даже состоящую из двух или нескольких букв (звуков), например, корень москв= в слове москвичка, далее нельзя разделить на такие части, которые имели бы какое-либо значение. В ней можно выделить только отдельные буквы (на письме) или звуки (при произношении), которые в изолированном виде никакого значения не имеют. Последние именно в силу этого, как уже говорилось, не причисляются к языковым знакам. Однако значение, которым потенциально обладают другие морфемы (корень, приставка и суффикс), не служит и не может служить для передачи информации. Оно только способствует оформлению лексического значения производного, в данном случае слова москвичка, которое несет в себе уже известную информацию. К тому же морфемы не могут употребляться в речи отдельно. Исключения редки. Приведем несколько примеров: «Термином «супер» ученые обозначают лишь вычислительную машину с большими, по сравнению с предыдущими, скоростью операций и памятью» (Рос. газета. 1997. 30 июня); «В настоящее время изучены останки восьми древнейших особей человекоподобных, живших от 1 до 4 миллионов лет назад. Но кто из них является нашим пра-пра-пра... пока неясно» (Рос. газета. 1997. 16 мая).

Участвуя в образовании новых слов, морфемы, как и фонемы, не являются единицами, из которых строится основная коммуникативная единица – предложение. Говоря иными словами, предложение можно признать полным знаком, слово – частичным, морфему – полузнаком, необходимым для структурной организации языковых знаков

Таким образом, понимание языка как знаковой системы акцентирует внимание и на знаковость, и на системность его.

Речь, ее особенности

Если язык – это система знаков и символов, то речь – это процесс пользования языком. Речь является реализацией языка, который и обнаруживает себя только через речь.

В лингвистике под речью понимают конкретное говорение, протекающее во времени и облеченное в звуковую форму (в том числе внутреннее проговаривание – внутренняя речь) или письменную. К речи относят также продукты говорения в виде речевого произведения (текста), фиксируемого памятью или письмом. Отличия речи от языка состоят в следующем.

Во-первых, речь конкретна, неповторима, актуальна, развертывается во времени, реализуется в пространстве. Вспомним о способности некоторых ораторов, например, кубинского лидера Ф. Кастро или советского Президента М. Горбачева, говорить часами. Собрание сочинений многих писателей насчитывает десятки томов.

Во-вторых, речь активна, линейна, стремится к объединению слов в речевом потоке. В отличие от языка она менее консервативна, более динамична, подвижна. Так, с объявлением гласности и свободы слова в нашей стране заметно изменилась манера изложения информации, особенно о политических лидерах, общественных процессах. Если раньше сообщения выдерживались строго в официальном стиле, то сейчас без легкой иронии об этих процессах и лидерах редко кто пишет. Приведем пример из официоза – Российской газеты (от 16 апреля 1995 г.).

Президенты третьего тысячелетия. Референдумы о продлении полномочий глав постсоветских стран – отнюдь не восточная хитрость.

Когда при яростной, иногда перехлестывающей через край поддержке местной общественности были пролонгированы президентские полномочия Туркменбаши – Ниязова, явление это было описано на авторитарные нравы и тонкую восточную специфику. Референдум, продливший полномочия другого президента бывшей советской Средней Азии – Каримова, объявлен специфическим обстоятельством, что, мол, если в Узбекистане и строится демократическая в общепринятом смысле государственная система, то у нее, родимой, уж очень восточное лицо – с твердым властным подбородком и вежливой, скрывающей истинные намерения, улыбкой. Однако после начала подготовки аналогичного референдума в соседнем Казахстане, который по формальным признакам ближе других подошел к стандартному разделению властей с легальной и шумной оппозицией и свободными желтоватыми газетами, то многим сторонникам знаменитой киплинговской фразы о Востоке и Западе, которым вместе не сойтись, пришло время по-настоящему задуматься. Все предельно четко объясняется популярной русской поговоркой о конях, которых на переправе не меняют. Тем более на такой бурной.

В-третьих, речь как последовательность вовлеченных в нее слов отражает опыт говорящего человека, обусловлена контекстом и ситуацией, вариативна, может быть спонтанна и неупорядоченна. С примерами такой речи мы сталкиваемся часто в быту и на производстве.

Речь, с одной стороны, используя уже известные языковые средства, принципиально зависит от языка. В то же время ряд характеристик речи, например темп, продолжительность, тембр, степень громкости, артикуляционная четкость, акцент, не имеют к языку прямого отношения. Особый интерес представляет использование в речи слов, отсутствующих в языке. Приведем несколько примеров таких авторских неологизмов:

«У нас же ежемесячно раскупается в «менялках» 1,8–2,1 млрд долларов».

«Придется расплачиваться за банковские кредиты в несколько десятков миллионов долларов, взятые областной администрацией эту самую «ку-ку-ри-за-цию»;

«Если жители дальней провинции, проснувшись поутру, вдруг обнаружат совершенно незнакомые денежные знаки, где вместо привычного « 1 рубль» будет значиться, скажем, «1 россель», или там «1 лебедь», не надо удивляться»;

«Алла Борисовна Пугачева записала себя в паспорт так: по мужу – Филиппинка. Мэр Москвы Юрий Михайлович Лужков избрал уникальную национальность – КЕП чак» (из газет).

В индивидуальных отклонениях в речи заложены истоки языковых изменений. Поэтому говорят, что язык творит речь и сам творится в речи.

Индивидуальный характер речи делает ее неповторимой. Долгой была дискуссия об авторстве «Тихого Дона», пока ученые не изучили индивидуальное словоупотребление М. Шолохова на основе сравнения речевых особенностей, нашедших отражение в разных его произведениях.

Л. Троцкий приложил немало усилий, чтобы доказать, что статья его заклятого врага И. Сталина «Марксизм и национальный вопрос» (1914) написана под влиянием идей В. Ленина и при его активном участии. Свое утверждение он аргументировал не только тем, что его идеологический противник до теоретических выкладок никогда не доходил, не только тем, что подготовка статьи совпала по времени с пребыванием Сталина в Кракове, где он имел длительное общение с вождем партии, но и наличием в статье прямых «ленинских» «лексических и фразеологических вставок типа «.. чем же отличается тогда нация Бауера от мистического и самодовлеющего «национального духа» спиритуалистов», «... так себя опровергает сшитая идеалистическими нитками теория». По утверждению Троцкого, Сталин никогда – ни раньше, ни позже – таким стилем не писал и такие фразы не употреблял.              

Говорящие метафоризируют речь, используя различные средства художественной изобразительности. Вот примеры из стихов бывшего Председателя Верховного Совета СССР, а ныне депутата Государственный Думы А. Лукьянова: «Ах, осень, я тебя прошу, уйми свой бег, свой желтый шум», «Ведь если что и помогло нерастерять огня, то это все твое тепло, Смоленщина моя!»; «И холодная ясность зари обжигает деревьям сучья и кленовым костром горит». В приведенных стихотворных строчках нетрудно выделить собственно метафоры (не растерять огня, ясность обжигает, костром горит), олицетворения (Осень, уйми свой бег), эпитеты (желтый шум, холодная ясность).

Люди могут соотносить в речи слова, в языке не соотносимые, системно не связанные. Получаются текстуальные синонимы («Магическое слово «инвестиции» стало синонимом «манны небесной». Ожидание денег откуда-то извне грозит превратить политиков и хозяйствснников в старух у разбитого корыта» (Рос. газета. 1994. 15 сент.), антонимы («Этот человек никак не понимал и до сих пор не понимает... что свобода–это не вседозволенность, а сознательное и радостное самоограничение одного для того, чтобы другому, рядом с ним, было удобно жить» (Рос. газета. 1991. 29 мая), паронимы («Всегда [ошибочно] считала, что корнишоны и патиссоны – это одно и то же». Рос. газета, 23 мая 1997 г.) и даже омонимы. Последние часто обыгрываются в прессе: «На реке Хор дела» «оч. пл.» (Рос. газета. 1997 13 авг); «Главная примечательность соревнования в том, что с российскими военными разведчиками решили помериться силами знаменитые «морские котики» и «зеленые береты» Вооруженных Сил США» (Рос. газета 1997. 17 июля); «О чем шипит аспирин» (заголовок). «Покупайте аспирин у... пса!» Мой сосед-первоклассник просто давится от смеха, вновь и вновь пародируя известную телерекламу. Производители «Упсы» явно не учли своеобразие русской транскрипции и возможности «особачивания» их товара» (Подрастайка. 1998. № 2).

Приведенные синонимы, антонимы, паронимы и омонимы не лежат на поверхности имеющихся изобразительных средств русского языка, что подтверждает их отсутствие даже в специализированных словарях синонимов, антонимов и т. д. Авторы цитат обнаружили их в запасниках языка и впервые употребили как средства художественной изобразительности в своих произведениях.

О своеобразии речи в сравнении с языком свидетельствует и возможная игра слов, основанная на сознательном смешении созвучных слов или производных от них. Так, когда в августе 1991 г гэкачэпис-тами была предпринята попытка государственного переворота, появился сатирический очерк В. Жука «Гадкие утята». Известно, что многие непопулярные постановления Высшего руководства СССР принимались со ссылкой на несуществовавшие «многочисленные просьбы трудящихся». Перефразируя этот речевой стереотип, автор писал: «А ближе к ночи, по многочисленным трудящимся просьбам, дали, наконец, «Лебединое озеро»... Одетта... Одиллия... Идиллия, «Замок красоты», как сказал поэт. Безнадежно гадкие утята хотели прикинуться лебедями. Бессмертная музыка.. Бессмертнова» (Независимая газета. 1991. 22 авг.). Автор очерка удачно обыгрывает здесь близость звучания имени героини балетного спектакля (Одиллия) и исполнительницы главной роли (Бессмертнова) к нарицательным словам идиллия, бессмертная, передающим попытку путчистов создать в стране путем неоднократной передачи по телевидению классического балета иллюзии благодушия, благородства намерения заговорщиков. «И в то же время нам напомнили, что мы-то смертны. Что, если  мы не будем выполнять их утячих распоряжений, нам придется туго (Пуго)». Как мы видим, здесь обыгрывается попытка путчистов напугать народ, ассоциируя прямое значение этого глагола с фамилией одного из организаторов мятежа – Пуго и используя в то же время созвучность этой фамилии с наречием туго.

Мы уже говорили, что человеческая речь возникает в ответ на необходимость вступить в общение с кем-либо или сообщить что-либо, и определяли речь как использование языка в коммуникативных целях. Может показаться, что выделение коммуникативной функции речи избыточно или тавтологично. Однако это не так. Собственно коммуникативный аспект рассмотрения речи позволяет сконцентрировать внимание как на закономерностях употребления языка в речи (внутриязыковая сторона), так и на социально-психологических условиях осуществления языковой деятельности (внеязыковое окружение).

Введем ряд понятий, каждое из которых задает разные ракурсы рассмотрения деятельностного аспекта языка.

Речевая деятельность – это специализированное употребление речи в процессе взаимодействия между людьми, частный случай деятельности общения.

Речевая коммуникация – единство информативной и коммуникативной сторон речевой деятельности.

Речевое общение – процесс установления и поддержания целенаправленного, прямого или опосредованного контакта между людьми при помощи языка.         

Речевой акт – элементарная единица речевого общения, произнесение говорящим высказывания в непосредственной ситуации общения со слушающим.

Речевое поведение – использование языка людьми в предлагаемых обстоятельствах, в многообразии реальных жизненных ситуаций, совокупность речевых поступков.

Интерес к коммуникативному аспекту речи – это интерес к речи как форме поведения человека, в которой обнаруживаются проявления его характера, его отношения к другим людям, его жизненные позиции. При этом оказывается возможным говорить о речевых поступках, понимаемых как действия в речевой сфере: например, приласкать или обидеть словом, ввести в заблуждение, играть словами или бороться словами. Можно обнаружить типы людей, для которых характерны те или иные особенности речевой коммуникации: например, тип болтуна, брюзги или молчуна.

Именно в коммуникативном аспекте речи проявляется психологическое взаимодействие партнеров. Оно предполагает определенные позиции общающихся сторон, их отношение друг к другу, обмен средствами воздействия, реакцию на эти воздействия. В зависимости от того, что переживает по поводу своего собственного сообщения говорящий, по-разному воспринимается и то, что он сообщает. Более того, само содержание сообщения часто не доходит до сознания слушателя, если оно не окрашено психологическим отношением говорящего к содержанию своего сообщения – сочувственным, отрицательным или каким-либо другим.

Таким образом, коммуникативная природа речевого поведения дает возможность увидеть принципиальные различия между языком и тем, как и зачем им пользуется человек.

Структура речевой коммуникации

Будучи актом коммуникации, речь всегда обращена к кому-либо. Помощь в анализе речевого поведения может оказать известная схема коммуникативного акта, предложенная одним из создателей кибернетики К. Шенноном, а затем модифицированная известным лингвистом Р. Якобсоном.

Контекст

                                                     Код                                                          Код

                              Адресант                                Сообщение                     Адресат

                            (отправитель)                         (референция)                (получатель)

Согласно этой модели основными компонентами речевого акта являются: отправитель (адресант), получатель (адресат), канал связи, сообщение, код, контекст (ситуация).

Сообщение понимается как процесс и результат порождения речи, т. е. текст.

Референция – это содержание сообщения. В осуществлении референции, т.е. в сообщении определенной информации состоит коммуникативная функция языка/речи.

Код в речевой коммуникации – это тот язык или его разновидность (диалект, сленг, стиль), который используют участники данного коммуникативного акта.

Контекст (или ситуация) – это обстоятельства, в которых происходит конкретное событие. Речь приобретает определенный смысл и может быть понята только в структуре неречевого контекста. Рассмотрим в качестве примера высказывание «Он держал в руке сумку». Если эта фраза произносится в контексте детективной истории, то она может означать, например, «приготовиться» – в случае, если этот человек подозреваемый, а в сумке могут лежать важные вещественные доказательства. В контексте праздничного застолья эта фраза может означать, что человек, которого давно ждали к столу, наконец-то пришел. В ситуации бытовой мелодрамы сумка в руках может указывать на сцену размолвки или часа расставания, когда кто-то из близких собирается уйти или уехать. Таким образом, прагматическое значение высказывания всегда будет меняться.

Важнейшим структурным компонентом любой коммуникативной' ситуации является обратная связь. Реакция слушающих на высказывание говорящего по сути составляет цементирующий момент общения, ее отсутствие приводит к разрушению коммуникации: не получая ответ на заданный вопрос, человек чувствует себя задетым и обычно либо добивается ответа, либо прекращает разговор. Более того, реакция со стороны слушателя в виде явно выраженного интереса к говорящему составляет общий фон, на котором только и может развертываться разговор. При отсутствии такого интереса общение становится тяжелым и прерывается.

При всех методических достоинствах рассмотренной модели в ней отсутствует указание на психологические и социально-ролевые характеристики, существенным образом влияющие на процесс продуцирования речи.

К психологическим структурным компонентам акта речевой коммуникации следует в первую очередь отнести намерение и цель, т. е. мотивационную составляющую, которая определяет, что, зачем и почему хочет сказать автор высказывания.

Коммуникативное намерение (коммуникативная интенция) – желание вступить в общение с другим лицеем. Так, намерение выпить кофе и намерение предложить выпить кофе различаются отсутствием или наличием коммуникативной интенции.

В речевом общении обычно достаточно легко различают два вида целей, которые может преследовать говорящий –ближайшую, непосредственно выражаемую говорящим» и более отдаленную, долговременную, нередко воспринимаемую как целевой подтекст, подчас трудно разгадываемый. Тот и другой вид целей имеет много разновидностей. Основными разновидностями ближайшей цели общения являются:

· получение информации, в том числе оценочной; выяснение позиций; поддержка мнения; развитие темы; разъяснение; критика (так называемая интеллектуальная цель);

· поддержка или отталкивание партнера, развитие или прекращение коммуникации (цель, связанная с установлением характера отношений);

· побуждение к действию;

· изменение эмоционального состояния партнера.

За ближайшими целями часто стоит целевой подтекст, углубляющий и усложняющий общение. Так, в ситуации группового обсуждения какого-либо вопроса ближайшей целью высказывания типа «Уточни, что ты имел в виду, когда сказал...» является получение информации с последующей поддержкой или критикой высказанного мнения, при этом целевым подтекстом (отдаленной целью) может быть как выяснение истины, так и намерение заявить о себе, утвердить свой статус. Точно так же поддержание разговора часто служит долговременной цели установления добрых отношений; побуждение к действию (например, обращение к ребенку: «Помоги маме приготовить обед») бывает формой реализации воспитательных воздействий (в данном примере ~ формирование готовности и умения взаимодействовать с другими людьми, способности уступать, соподчинять свои интересы с интересами других и т. д.).

Долговременные цели говорящего выясняются и понимаются по общему характеру разговора благодаря более глубокому знанию данного человека, по непроизвольным проявлениям (вербальным или невербальным). Часто они более или менее тщательно скрываются людьми, порой принимаются меры к их маскировке.

К социально-ролевым структурным компонентам акта речевой коммуникации следует отнести статусные и ситуативные роли участников общения, а также используемые ими стилевые приемы.

Как известно, понятие «социальная роль» указывает на поведение, предписанное человеку его социальным (возрастным, половым, должностным и т. д.) положением, или статусом. В начале конкретного коммуникативного акта от коммуникантов требуется понимание собственной социальной роли и роли партнера. Это необходимо для ориентировки в ситуации и выбора соответствующей манеры речевого поведения. Не случайно, когда представляют друг другу незнакомых людей, то называют одну из основных социальных ролей (например, «профессор Максаков»), остальные опознаются по внешнему виду человека или предполагаются сопутствующими называемой при представлении роли.

По ходу общения могут быть выделены ситуативные роли говорящих, существенно влияющие на характер общения. Среди них можно назвать:

• лидер, стремящийся повести за собой, убедить в своей правоте;

• хозяин, следящий за общим ходом беседы, уравновешивающий  интересы различных людей, неформально заботящийся об окружающих;

• «капризный ребенок», способный нарушить любые запреты,  выплеснуться с независимыми суждениями;

• «гибкий человек», готовый приспособиться к различным ситуациям, и др.

Стилевые характеристики участников общения проявляются в особенностях речевого стиля коммуникантов, в используемой ими коммуникативной стратегии и тактике. Стили могут быть ранжированы по степени внимания говорящих к своей речи: отностильно говорящий – это тот, кто вступает в речевое общение, уделяя выбору языковых средств минимальное внимание, в разных ситуациях и с разными партнерами он не способен проявить языковую гибкость. Человек, обладающий высоким уровнем языковой компетенции – тот, кто стремится сохранить свой стилевой облик в разных коммуникативных сферах, но при этом умеет выполнять различные речевые роли, использовать разностильный речевой репертуар в зависимости от обстоятельств общения. Стили слушания также можно расположить между двумя крайними позициями: от умеющих (желающих) до не умеющих (не желающих) слушать/слышать.

Помимо индивидуальных особенностей говорящих и слушающих выбор стиля речевого поведения зависит от социального контекста. Обращение к речи официальной или поэтической, научной или бытовой, деловой или публицистической задается ролевой ситуацией. (В последующих главах будут подробно рассмотрены особенности различных речевых стилей.)

Организация и развитие коммуникативного речевого акта также имеет свои особенности и закономерности.

Для того чтобы человек мог передать другому сообщение, он должен предварительно позаботиться о наличии или формировании общего социального опыта. Общность коммуникантов может быть самого разного свойства: общность языка, на котором они могут говорить; общность социального жаргона или профессионального языка, при помощи которого лучше достигается взаимопонимание; общность пола, семейного положения и т. д. Чем больше общий опыт, чем больше общих социальных связей» тем более точно будет понято адресатом посланное сообщение.

Затем требуется ввести предмет сообщения (тему) и удерживать его в сознании слушающего путем периодического напоминания, уточнения.

При достаточно продолжительном разговоре говорящий более или менее обоснованно переходит от одной темы к другой. Наращивание объема информации (т. е. продуктивность сообщения) должно дозироваться в зависимости от подготовленности собеседника или аудитории. При этом говорящий организует и собственно коммуникативный аспект разговора: применяет приемы привлечения и удержания внимания слушателей, оформляет свое представление о характере и социальном статусе партнера или аудитории, выражает самооценку по отношению к собеседнику, принимая дружеский, официальный или снисходительный тон общения.

Структура разговора во многом формируется за счет по переменного включения в него участников. При этом возникают новые показатели меры взаимодействия и связанности партнеров:

• обсуждение и интерес к общей теме или каждый говорит  своем;

• частота использования другими партнерами предложений суждений, высказанных кем-либо из участников.

Эти показатели могут характеризовать как авторитетность человека, чьи суждения привлекают наибольшее внимание, так и готовность (или неготовность) партнеров принять и признать чужое мнение.                       

Активность участия человека в разговоре, которая проявляется в частоте включения в него и продолжительности участия нем, может свидетельствовать:

• о степени заинтересованности человека как в теме разговора так и в самом общении, в его участниках;

• о самооценке человека (например, скромная молчаливость или самоуверенная неспешная разговорчивость);

• об общей склонности человека к развернутости или лаконичности высказываний.

Отношение говорящего к реакции партнеров также является достаточно примечательной характеристикой и может иметь интеллектуальное и эмоциональное проявление. Интеллектуальна оценка обнаруживается как согласие с мнением партнера, его учет, спаривание или противостояние. Эмоциональное отношение к вызванной реакции проявляется либо как удовлетворение, радость, либо как неудовлетворенность, раздражение, нетерпение, либо наблюдается эмоциональная глухота. Встречаются люди с выраженной склонностью к определенного вида реагированию на реакцию слушателей. Для положительного типа характерны уважительность к пapтнеру, готовность понять его и удовлетворить выраженную просьбу терпеливость; для его антипода–преувеличенная «нет-реакция», нетерпеливость, раздражительность, нетерпимость к возражениям. Отношение к вызванной реакции партнеров составляет существенную характеристику человека и важный слой хода общения, влияющий на его конечный результат и общий тон.

Определенное значение среди коммуникативных приемов имеет установление величины дистанции между говорящими. По своей индивидуальной манере люди значительно различаются. Некоторые стремятся как можно более подробно проникнуть в обстоятельства и переживания партнера. Другие, напротив, отстраняются от собеседника. Устанавливая ту или иную дистанцию с партнером, человек по-разному открывает и себя: он может проявлять глубокий интерес к личности партнера, сам при этом не допуская в свой личный мир, либо глубоко раскрывать себя, оставаясь невнимательным к состоянию другого.

Таким образом, выявление структуры и описание хода речевой коммуникации позволяет осознать слабые и сильные стороны своего речевого поведения.

Речь и взаимопонимание   

На процесс взаимопонимания в речевом общении существенное влияние оказывают некоторые особенности использования языка в речи. В их числе можно выделить такие, как денотация и коннотация, полисемия, синонимия, статичность высказывания, смешение наблюдения и оценки (выводов) в высказывании и др. Рассмотрим эти особенности подробнее.

Термины «денотация» и «коннотация» напоминают нам о знаковой природе языка: слово есть знак, обозначение какой-либо «вещи» (предмета или понятия). Денотация–это значение слова, признаваемое большинством людей данного лингвистического сообщества, так называемое лексическое значение слова. Коннотация – это вторичные ассоциации слова, разделяемые одним или несколькими членами данного сообщества; в этом смысле они субъективны и эмоциональны по своей природе.

Жизненный опыт каждого человека влияет на значения, которые он придает словам. Так, слово лиса обозначает род млекопитающих семейства псовых (денотация); однако для работника пушной промышленности, фермера или охотника оно будет иметь несколько другую коннотацию, например, товар или экспонат личной коллекции, для большинства же из нас это слово ассоциируется (коннотирует) с хитростью, изворотливостью. Другой пример: реакции хирурга, больного, демографа на слово рак будут значительно различаться. хирург, скорее всего, подумает об операционной процедуре, технике диагностирования или о том, как сказать пациенту, что он болен; пациент, возможно, будет думать о возможности выздоровления или будет переживать чувство страха; демограф, возможно, оценит «рак» как важный фактор, влияющий на продолжительность жизни.

Поскольку слова могут вызывать сильную эмоциональную реакцию, часто говорят, что они имеют негативную или позитивную коннотацию для людей (например, слово труп в первом случае и понятие Дед Мороз во втором).

В одном эксперименте испытуемым показывали записанные на экране различные слова и при этом измеряли их физиологическую реакцию. Было установлено, что реакции на «хорошие» слова (любовь, поцелуй, друг) и на слова «неприятные» (ненависть, лжец, смерть), несколько различаются, но наиболее сильные эмоции вызвали так называемые «персональные» слова: имя и отчество испытуемого, его фамилия; имя и отчество отца и матери, специальность и т. п.

В современной психолингвистике разрабатываются методы изучения индивидуальной системы значений (коннотаций). Один из наиболее известных – метод семантического дифференциала, предложенный группой американских психологов под руководством Чарльза Осгуда. С помощью этого метода можно измерить индивидуальную реакцию на любое понятие или слово, например, ураган, мать, Президент Ельцин, рок музыка и проч. Техника измерения состоит в следующем: измеряемый объект (понятие, изображение, отдельный персонаж и т. п.) оценивается по ряду биполярных шкал (часто имеющих семь интервалов, но число интервалов может варьироваться), полюса которых заданы с помощью антонимов. Приведем пример семантического дифференциала для понятия война.

Испытуемый оценивает данное понятие, выбирая тот интервал между парой прилагательных, который, на его взгляд, соответствует ему в наибольшей степени. Используя этот тест, исследователь может выявить индивидуальные реакции на любое количество слов и затем сравнить их с реакциями других людей. Соединив линией точки, выбранные испытуемым, можно создать профиль данного понятия (в нашем примере понятия война).

Итак, жизненный опыт человека является одним из важнейших факторов, оказывающих влияние на значение, которое он придает словам. Игнорирование этого фактора затрудняет коммуникацию.

К причинам, которые следует учитывать при анализе того, почему люди различным образом воспринимают слова, следует отнести и такие, как время и место. Значения не заданы слову навечно. Они меняются от эпохи к эпохе, от поколения к поколению, год от года, т. е. старые слова приобретают новые значения, и необходимо помнить об этом, когда мы говорим с теми, кто старше или моложе нас. Значения слова изменяются и в зависимости от региона в пределах одной страны, не говоря уже о разных странах.

Полисемия. Некоторые слова имеют более одного общепринятого значения, что может послужить причиной взаимонепонимания. Примерами таких слов в русском языке могут послужить слово лук как обозначение продукта питания и механизма для стрел, или слово гранат как обозначение драгоценного камня и фрукта и др.

В шутливом рассказе Г. Кузнецова «Не забыть о тесте» иллюстрируется эта лингвистическая особенность.

«Утром, собираясь на работу, доцент Усольцев обнаружил на своем письменном столе записку для памяти: «Не забыть о тесте». Что-то насчет этого жена говорила ему вчера, но что именно, он не мог вспомнить.

«Ага! – сообразил, наконец, Усольцев. – Надо купить теста для куличей. Ведь скоро Пасха...

Такую же записку нашел у себя в кармане пиджака бизнесмен Муравьев и тоже не мог вспомнить, что нужно сделать.

«Ага» – дошло до него. – Надо пройти тест на СПИД. Ведь без этого не дадут визу». Муравьев собирался в Чикаго на конгресс деловых кругов...

Доцент и бизнесмен успешно выполнили намеченные дела, о чем и доложили вечером своим женам, которые были родными сестрами. Но удостоились не похвалы, а упреков и обидных прозвищ. Потому что в это время их тесть, лежавший в больнице, напрасно ждал обещанного дочерьми прихода хотя бы одного из зятьев».

Если прагматическое значение полисемантичных слов чаще всего достаточно легко понимается благодаря речевому контексту, в который они включены, то использование некоторых идиоматических выражений может завести общение в тупик. Например, на вопрос «как вы находите этого человека?» (в смысле «Дать оценку внешнему виду или характеристику личности») можно получить ответ «да это несложно, мы всегда договариваемся о конкретном месте встречи».

Синонимия. Известно, что сообщение может быть закодировано многими альтернативными, но функционально эквивалентными кодами, т. е. с помощью разных слов и фраз. Например, содержание высказывания «ты опоздал» может быть передано с помощью и выражения «ты пришел поздно», и выражения «ты не пришел вовремя». Очевидно, что выбор выражений, осуществляемый отправителем сообщения, воздействует на понимание получателя и вызывает соответствующую ответную реакцию.

Выбор синонимического выражения может свидетельствовать об отношении говорящего к человеку или событию. Сравните следующие пары синонимов, явно демонстрирующие нейтральное или положительное, с одной стороны, и отрицательное, с другой, отношение говорящего к описываемому объекту:

       бережливый                   – скряга;

             экстраверт                    – развязный;

                  прогрессивный            – радикальный;

                  эксцентричный            – помешанный;

                  традиционный             – старомодный;

             осмотрительный          – трусливый;

                                                               информация                  – пропаганда;

                                                               невысокий                     – коротышка.

                           

Статичность высказывания. Преимуществом и одновременно фактором трудностей в речевой коммуникации является статичность высказанной оценки. «Леонид – нервный юноша», «Какой ты зануда», «Вы можете всегда на нас рассчитывать» – подобные утверждения ведут к ошибочному допущению, что люди постоянны и неизменны.

Более конкретное описание ситуации позволяет отчасти уменьшить последствия ошибок такого рода для процесса общения. Например, вместо определения Леонида как тотально нервного было бы более верным выделить ситуации, в которых он нервничает, например: «Когда Леонид рассказывает об этом, он нервничает». Ситуативное описание снижает абстрактность и стереотипность высказывания, делает речь более ясной и конкретной. Важно, что при этом самому говорящему становятся более понятны причины трудностей в общении.

Наблюдения и оценки, или выводы. Еще одна особенность использования языка, часто рождающая проблемы в речевом общении, связана со смешением в высказывании фактов (реально наблюдаемых действий, событий) и оценок (выводов, заключений, к которым мы приходим). Грамматика русского языка не делает различия между этими суждениями. Предложение «Она водит машину» грамматически эквивалентно предложению «Она сказала глупость». Однако первое предложение является фактом, тогда как второе – нашей оценкой. Наблюдая, мы можем видеть, слышать, трогать; результаты наших наблюдений описательны. Оценка же включает в себя некоторые выводы из того, что мы наблюдаем, наше отношение к действиям партнера. Споры очень часто возникают из-за того, что участники свои предположения или мнения представляют как факты. В качестве примера приведем довольно типичный диалог:

А: Почему вы сердитесь на меня?

Б :Я не сержусь на вас. Но почему вы в последнее время хотите меня подколоть?

А :Я вовсе не хочу вас подколоть. Вы просто относитесь ко мне с предубеждением

Б :Что вы называете «предубеждением»? Я вовсе не предубежден против вас и т. д.

Вместо того, чтобы пытаться приписать собеседнику какие-то мысли, чувства, настроения, имеющие для нас значение, следует постараться выделить те его конкретные действия или слова, которые послужили основой для нашей интерпретации

Не случайно в судебных процессах очень большое внимание уделяется отделению фактуальных суждений от умозаключений.

Обвинитель: Расскажите нам своими словами, что вы видели ночью 5 декабря?

Свидетель: Во-первых, я услышал крики и затем увидел девушку, выходившую из квартиры обвиняемого. Она плакала, ее платье было разорвано, на шее – синяк.

Обвинитель: Можно ли сказать, что это выглядело так, как если бы девушка и обвиняемый поссорились?

Защитник: Возражаю. Вопрос требует от свидетеля сделать заключение

Судья: Принимается.

Очевидно, что в подобных ситуациях неверное заключение может иметь серьезные последствия.

В повседневном общении невозможно, да и не нужно, полностью отказываться от ненаблюдаемых заключений. Тем не менее для успешной коммуникации необходимо использовать язык более точно и быть более проницательным, когда мы слушаем других: уметь видеть различие между фактуальными утверждениями и выводами, основанными на мнении; видеть разницу между утверждениями, в которых оценки включаются в результаты наблюдений, и высказываниями, в которых они разделены.

* * *

Таким образом, следует различать не только понятия язык и речь, но иметь в виду и различия в структуре последних, в их характерных чертах, в их специфике. Нужно помнить также, что коммуникативная направленность, особенности ситуации общения оказывают непосредственное влияние на содержание и оформление речи. Одно и то же содержание в разных условиях с различными партнерами излагается по-разному. При этом имеют значение число участников речевого общения (произносится речь перед аудиторией или разговаривают двое-трое) и ориентация общения – на личность конкретного человека (так называемое личностно-ориентированное общение) или на социальные роли (профессиональные, должностные, групповые) собеседников, или на аудиторию в целом (так называемое социально ориентированное общение).

§ 2. Речь в межличностном общении

Особенности речи в межличностном общении

Межличностную коммуникацию определяют как взаимодействие между небольшим числом коммуникаторов, которые находятся в пространственной близости и в большой мере доступны друг другу, т. е имеют возможность видеть, слышать, касаться друг друга» легко осуществлять обратную связь.

Речь, как средство организации общения небольшого числа находящихся рядом и хорошо знакомых друг другу людей, обладает рядом отличительных особенностей. Это – разговорная речь, для которой характерны:

1) персональность адресации, т. е. индивидуальное обращение собеседников друг к другу, учет взаимных интересов и возможностей понимания темы сообщения; более пристальное внимание к организации обратной связи с партнерами, так как адресат разговорной речи всегда присутствует налицо, обладает той же степенью реальности, что и говорящий, активно влияет на характер речевого общения, позиция партнера непрерывно рефлексируется, переосмысливается, на нее реагируют, ее предвосхищают и оценивают;

2) спонтанность и непринужденность: условия непосредственного общения не позволяют заранее спланировать разговор, собеседники вмешиваются в речь друг друга, уточняя или меняя тему разговора; говорящий может перебивать сам себя, что-то вспоминая, возвращаясь к уже сказанному;

3) ситуативность речевого поведения непосредственный контакт говорящих, тот факт, что предметы, о которых идет речь, чаще всего видны или известны собеседникам, позволяет им использовать мимику и жесты как способ восполнения неточности выражений, неизбежной в неформальной речи;

4) эмоциональность: ситуативность, спонтанность и непринужденность речи в непосредственном общении неизбежно усиливают ее эмоциональную окраску, выдвигают на первый план эмоционально-индивидуальное восприятие говорящими как темы разговора, так и собеседника, что достигается с помощью слов, структурной организации предложений, интонаций; стремление быть понятыми побуждает собеседников к частному выражению личных оценок, эмоциональных предпочтений, мнений.

Перечисленные особенности задают важнейшие функции речи в межличностном общении. К их числу относятся эмотивная и конативная. Эмотивная функция связана с субъективным миром адресанта (говорящего), с выражением его переживаний, его отношения к тому, что говорится, в ней находит отражение самооценка говорящего, его потребность быть услышанным, понятым. Конативная функция связана с установкой на адресата (слушающего), со стремлением на него воздействовать, формировать определенный характер взаимоотношений, в ней находят отражение потребности человека достигать поставленных целей, оказывать влияние на других людей; проявляется эта функция в структурной организации разговора, целевой направленности речи.

В качестве иллюстрации приведем небольшой отрывок из рассказа В. Шукшина «Сапожки», а именно сцену обсуждения в мужской компании покупки Сергеем женских сапог.

«.. - Кому это?

- Жене.

Тут только все замолчали.

- Кому? - спросил Рашпиль

- Клавке.

-Ну-ка?.

Сапожок пошел по рукам; все тоже мяли голенище, щелкали по подошве…

- Сколь же такие?

- Шестьдесят пять.

Все посмотрели на Сергея с недоумением Сергей слегка растерялся.

- Ты что, офонарел?

Сергей взял сапожок у Рашпиля.

- Во! - воскликнул Рашпиль. - Серьга... дал! Зачем ей такие?

- Носить.

Сергей хотел быть спокойным и уверенным, но внутри у него вздрагивало…

- Она велела такие сапожки купить?

- При чем тут велела? Купил, и все.

- Куда она их наденет-то? - весело пытали Сергея. - Грязь по калено, а он -сапожки за шестьдесят пять рублей.

- Это ж зимние!

- А зимой в них куда?

- Потом это ж на городскую ножку. Клавкина-то не полезет сроду... У ней какой размер-то? Это ж ей - на нос только.

- Какой она носит-то?

  •  Пошли вы!. - вконец обозлился. Сергей. - Чего вы-то переживаете?
  •   Засмеялись

- Да ведь жалко, Сережа! Не нашел же ты их, шестьдесят пять рублей-то.

- Я заработал, я и истратил, куда хотел. Чего базарить-то зря?

  •  Она тебе, наверное, резиновые велела купить?
  •  Резиновые.. Сергей вовсю злился...

- Как эти... сидят, курва, чужие деньги считают. - Сергей встал. - Больше делать, что ли нечего ?

- А чего ты в бутылку-то лезешь? Сделал глупость, тебе сказали. И не надо так нервничать...

- Я и не нервничаю. Да чего ты за меня переживаешь-то?! Во, переживатель нашелся! Хоть бы у него взаймы взял, или что..

- Переживаю, потому что не могу спокойно на дураков смотреть. Мне их жалко.

  •  Жалко - у пчелки в попке. Жалко ему!
  •   Еще немного позубатились и поехали домой...»

В приведенном отрывке не только ярко воспроизведены особенности и приемы, свойственные разговорной речи (среди них – постоянная смена позиций говорящий – слушающий; личная заинтересованность и активность разговаривающих; использование неполных предложений, коротких фраз, большого числа местоимений, бытовой лексики, отсутствие причастий и деепричастий и т. д.), но и великолепно проявлены функции речи в межличностном общении: в процессе своего развертывания разговор приобретает все большую эмоциональную загруженность, что заставляет собеседников уточнять собственное отношение к предмету разговора, проверять устойчивость собственной позиции и позиций, занимаемых другими, тем самым речь оказывается фактором личностного самоопределения участников разговорной коммуникации.

Фатическая и информативная речь

Коммуникативная роль говорящих и слушающих, манера их речевого поведения зависят от того, что выходит на первый план в сообщении – информация или контакт, в каких сферах общения одно подчиняется другому или одно берет верх над другим. Функционально можно выделить два основных вида речевого поведения говорящих и слушающих: фатическое речевое поведение (общение) и информативное речевое поведение (сообщение). С точки зрения коммуникативных ролей участников речевого акта, каждый из этих видов организуется по-разному.

Общая ситуативно-целевая задача фатического речевого поведения (иногда его называют ассоциативным способом общения) – говорить, чтобы высказаться и встретить понимание. Обычно это обмен репликами, содержание которых ассоциативно связано друг с другом. Поддержание разговора может служить самоцелью.

Пример из повседневных разговоров:

– Опять погода портится;

– У нас всегда так, после жары – грозы, а потом холодно;

– А что творилось в Москве – слышали? Какой страшный ураганище?

– Да, но это еще что. Вот когда я несколько лет назад был на Дальнем Востоке и т. д.

Правила, которые используются собеседниками, определяются ими, скорее, интуитивно. Это обмен мнениями и чувствами, не логичный, но достаточно искренний. Оба собеседника имеют равные права, они не стремятся прийти к единой точке зрения, решить какую-то проблему. Поэтому не особенно соразмеряют и контролируют сказанное, не очень стараются подбирать «уместные» слова и фразы, сравнительно мало перебивают друг друга. Говорящий зачастую предпочитает сконструировать новое слово, чем отыскивать нужное обозначение в памяти. Словотворчество и речевой автоматизм облегчают процесс построения речи и активно используются. Можно сказать, что фатическая речь максимально приближает слушающего к личности говорящего, одновременно несет на себе отпечаток сиюминутности, ситуативной связанности.

Фатическая речь частично варьируется в зависимости от оппозиции близкие – неблизкие отношения. Можно представить следующую шкалу:

• между незнакомыми людьми – завязать знакомство, скоротать время в условиях вынужденного совместного пребывания (в транспорте, в очереди);

• между малознакомыми – укрепить знакомство;

- при случайном знакомстве – соблюсти правила вежливого поведения, когда молчать неловко;

• между хорошо знакомыми людьми – сохранить сложившийся тип отношений, в то время как отказ от фатической речи является знаком желания их изменить;

• между близкими друзьями или в семье – отдать дань привычке к обмену мнениями, эмоциями.

Информативное речевое поведение в межличностном взаимодействии может проявляться несколькими различными способами. Обратим внимание на следующие три:   

1) совместное решение задачи: речевые высказывания направлены на достижение общей точки зрения. Этот способ общения предполагает наличие общей цели, и это заметно ограничивает тематику. Набор адекватных для данного способа правил ведения разговора также ограничен: каждое высказывание тщательно взвешивается, каждое слово достаточно строго подбирается и оценивается, нарушение правил, непонимание со стороны собеседника или отказ от решения, может привести к смене способа общения. Допускаются повторения и уточнения. Решение вырабатывается совместно при обоюдном согласии собеседников. Выработкой решения взаимодействие заканчивается или начинается новый способ общения;

2) задавание вопросов, при котором один из собеседников – задающий вопросы – заинтересован в получении определенной информации. Его право задавать вопросы может определяться социальной ролью (отец, экзаменатор) либо соглашением о цели что-то узнать (тогда он получает разрешение задавать вопросы). Право спрашиваемого – уклониться от ответа, задать встречный вопрос, обсудить заданный вопрос. Обычно спрашивающий получает частичные ответы. Исчерпывающие, подробные ответы считаются нарушением правил, как и неадекватные ответы, неприемлемые способы уклонения от ответа, повторяющиеся ответы по ассоциации. Тема общения не всегда четко определена. Допустимы повторения и уточнения, т. е. избыточность. Слова и реплики обычно более тщательно взвешиваются, чем при ассоциативном способе общения:

3) уточнение понимания. Данный способ общения следует за другими способами. Он несколько напоминает решение задач (наличием цели, ограничением ассоциативных реплик), при этом как бы решается задача о причинах непонимания. Сходство с задаванием вопросов -- в попытке выяснить путем переспросов, в чем состоит неправильное понимание, какие правила нарушены. Оба партнера имеют право в любой момент выйти из данного способа общения, заявив, что уже понятно, уже правильно, перейти к другому способу.

Можно указать следующие формы коммуникативной тактики, используемые в информативном виде речевого поведения:

• включение партнера в свою логику путем приглашения подумать вместе;

• позитивное и уважительное рассмотрение его мыслей;

• отстраненность содержания речи от слушателя, движение по внутренней логике предмета (позиция независимости).

Плодотворное взаимодействие возможно при согласованном принятии обоими собеседниками одного и того же способа общения. Если это не удается сразу, то выбирается приемлемый способ общения или разговор прерывается по инициативе любого из партнеров

Речь и самораскрытие 

Без эмоционального и личностного самораскрытия невозможны близкие человеческие отношения, педагогическое воздействие, психотерапевтический контакт. Однако при адекватных самораскрытию коммуникативных условиях далеко не все способны на истинно диалогическое общение в межличностной сфере.

Проблема диалогического общения, установления дружеских, доверительных взаимоотношений возникает подчас не из-за отсутствия адекватной коммуникативной ситуации, нежелания партнера выслушать и понять, а из-за неспособности субъекта общения высказать себя, выразить внутреннее Я на вербальном уровне. В сфере человеческих отношений, варьируя коммуникативно-речевое поведение, можно выходить на различные уровни общения.

• взаимная болтовня как необходимая формальность (вариант фатической речи);

• эгоцентрическая речь («egospeak») – не подлежащее обсуждению описание своих качеств, взглядов, привязанностей, когда в разговоре человек думает только о том, чтобы сказать «свое». Соответственно основными темами эгоречи оказываются, служебное положение (где прямо или косвенно показывается значительность говорящего), его дети (подчеркиваются одаренность и перспективность ребенка), сексуальный партнер (демонстрируется доминирование говорящего), престижные люди, предметы, места, близость к которым повышает значимость говорящего, и др.,

• уровень собственно диалога, основными принципами которого являются эмоциональная и личностная раскрытость, безоценочность, доверительность и искренность выражения чувств и состояний.

В теории межличностной коммуникации известна модель, получившая название Окно Джохари (название произведено от имен двух психологов, предложивших эту модель, – Джозефа Луфта и Харри Ингхэма), которая позволяет выявить индивидуальные стили поведения людей в зависимости от их самораскрытия. Суть этой модели – в демонстрации взаимозависимости информации о нас самих, которая доступна только нам, и осознания того, как другие воспринимают нас (рис 1)

Перед нами четыре «стекла» в одном окне. Размер каждого «стекла» зависит от осознания своего поведения, чувств и мотиваций. В отличие от настоящих оконных стекло Окно Джохари иногда меняется в размерах.

1 – открытая зона, отражает вашу общую открытость миру, вашу потребность быть узнанным, она включает все аспекты о вас, известные вам и другим;

2 – слепая зона, включает то, что другие в вас воспринимают, но что недоступно вам. Например, вы склонны неумышленно монополизировать разговор или считаете, что остроумны, а друзья находят ваш юмор тяжеловатым или вы считаете, что ведете себя уверенно, но другим заметна напряженность в вашем поведении. Слепая зона может содержать любые ненамеренные коммуникативные стимулы;

3– скрытая зона, которая включает то, что вы предпочитали бы не раскрывать кому-либо еще, идет ли речь о вас или о других людях;

4 - неизвестная зона, где заключено о вас все, что еще не познано ни вами, ни другими людьми, ваши неизведанные ресурсы, ваш потенциал личностного роста, о котором вы можете лишь предполагать, что он существует, либо стремиться к нему.

Все зоны взаимозависимы изменения в одной вызывают изменения в другой. Если вы что-то раскрыли из скрытой зоны, тем самым сделали эту часть открытой; соответственно открытая зона увеличилась, и скрытая зона уменьшилась. Если друзья сказали вам о вашей нервозности, эта информация стала частью открытой зоны, соответственно уменьшилась слепая зона. Такие изменения не всегда желательны. Иногда сообщение человеку, что он ведет себя нервозно, лишь усилит это его поведение.

В целом же авторы этой модели считают, что увеличение открытой зоны, т.е. не только самопознание, но и в определенной степени раскрытие себя перед другими, наиболее желательная стратегия в межличностном общении. Лучшее знание себя в отношениях с другими приводит к росту самоуважения и самопринятия.

В своем поведении люди довольно последовательны, поэтому можно говорить о стиле поведения в зависимости от доминирования той или иной зоны.

Стиль А характеризует людей, которые демонстрируют скорее безличный подход в отношениях. У них доминирует неизвестная зона, они обычно уходят от контактов, избегают личностного самораскрытия, участия в делах других и тем самым создают образ ригид-ного, т. е. сторонящегося других, некоммуникативного человека.

Стиль Б характерен для людей, которые стремятся к общению, но одновременно боятся раскрывать себя и в целом не доверяют другим. Если кто-либо понимает это и говорит им об этом, они перестают доверять и этим людям. Здесь доминирует скрытая зона.

Стиль В характерен для крайне самоуверенных людей, которые при этом не осознают, как они воздействуют на других и как воспринимаются другими. Те, кто общается с такими людьми, часто ощущают, что к их идеям и высказываниям не прислушиваются, считают малоценными. Естественно, что подобное поведение может вызвать обиду и враждебность. Здесь доминирует слепая зона.

Стиль Г характерен для людей, демонстрирующих откровенность, открытость, понимание потребностей и настроения других. Здесь доминирует открытая зона.

 Речь и самооценка

Одна из важнейших особенностей речевого поведения в межличностном взаимодействии – способность влиять на самооценку говорящих и слушающих. Принципиально наши сообщения могут содержать три типа реакций:

1) мы можем поддержать Я-концепции других людей и обращаться с ними так, как они считают с ними следует обращаться. Например, если ваша подруга считает себя умной и опытной, то ее Я-концепция получает поддержку, когда окружающие ее приятели обращаются к ней за советом или ищут ее помощи;

2) мы можем не принять самоопределения других людей, просто отказавшись разделить их взгляды относительно их самих. Так, если кто-то считает себя лидером, но никто из его окружения не обращается с ним, как с человеком, наделенным лидерскими качествами, это может заставить его пересмотреть свой образ;

3) мы можем не замечать самоопределений других (отказываем им в поддержке). Если в первом случае мы говорим: «Я принимаю тебя таким, каким ты видишь сам себя, твоя самооценка верна», во-втором случае: «Я не принимаю тебя таким, каким ты видишь сам себя, твоя самооценка неверна», то в третьем случае: «Ты – не существуешь, ты – ничтожество». Отказ в поддержке в крайнем своем проявлении означает, что мы не считаем нужным давать другим людям знать, что мы чувствуем при общении с ними, обращаемся с ними одним и тем же способом независимо от их слов или поведения. Тем самым мы игнорируем их.

Продолжительная дисконфирмация (отказ в поддержке) считается психологами, возможно, одним из наиболее жестоких психологических наказаний для людей. В психотерапевтической литературе отмечается, что человек, который постоянно отвергается другими, может пережить проблему собственной идентичности.

Поддерживающий стиль поведения определяют как любое поведение, в результате которого другой человек начинает больше себя ценить. Соответственно неподдерживающий стиль поведения можно определить как поведение, в результате которого другой человек оценивает себя ниже, ценит себя меньше. При этом отказы в поддержке иногда могут быть не намеренными, но являться результатом непонимания важности поддержки для личностной самооценки.

Существуют классификации сообщений с преобладанием поддерживающего или неподдерживающего стиля. Так, среди речевых посланий, носящих характер поддержки, выделяют:

1) прямое признание– человек признает, соглашается с тем, что вы сказали, и прямо сообщает об этом; это проявляется в поддержании разговора, заинтересованности в разговоре и т. п.;

2) выражение положительных ч у в с т – вчеловек сообщает вам о положительных чувствах, вызванных тем, что вы сказали;

3) уточняющие реплики– человек просит вас прояснить, уточнить содержание вашего сообщения;

4) поддерживающие реплики– сопереживание, понимание, уверения.

Среди сообщений, вызывающих чувство отказа в поддержке, выделяют:

1) уход от обсуждения– в этом случае собеседник реагирует на ваше сообщение, но быстро переводит разговор в другом направлении («Сегодня был сложный материал на лекции?» – «Не очень. Скажи, эта юбка не слишком длинная?») Другой вариант – когда даже не предпринимается попытка связать свой ответ с вашим сообщением («У меня был трудный день, я страшно устала» – «Удивляюсь, почему Аня не позвонила, думаешь,, она забыла?»);

2) безличные предложения– подчеркнуто правильная, наукообразная речь, отказ от личного обращения;

3) прерывающие фразы– вас прервали на полуфразе и не дают ее закончить;

4) сообщения, содержащие противоречия между вербальным и невербальным содержанием («Разумеется, решение должен принимать только ты», – говорится раздраженным тоном)

Нереалистично предполагать, что все наши сообщения будут всегда носить только поддерживающий характер. Нередки ситуации, когда мы хотим или должны отказаться от общения с другими, по крайней мере на содержательном уровне. Но даже в этом случае полезно помнить о важности поддерживающего стиля.

Роль слушающего 

Рассматривая речь в межличностном взаимодействии, нельзя обойти роль слушающего. Мы уже обращали внимание на то, что слушающий способен влиять на речевое поведение говорящего именно потому, что он рядом и его реакция очевидна. В определенных ситуациях между говорящим и слушающим может возникнуть конфликт. Например, говорящий использует привычный для него словарь, внелитературное или узкопрофессиональное словоупотребление, а слушающий не принимает некоторых слишком индивидуальных словоупотреблений, предпочитает оставаться в рамках литературного языка.

Готовность приспособиться к чужому речевому опыту в той же мере, как желание реализовать свой собственный, позволяет говорить о еще одном варианте речевого поведения в межличностном общении – «поиске общего языка». Найти общий язык – значит для говорящего быть способным актуализировать навыки, равные (или сходные) с навыками слушающего, в соответствии с ожиданием последнего. Для этого можно подделаться под жаргон, использовать просторечные и диалектные слова. Ориентируя речь на слушающего, говорящий прибегает к разнообразным средствам «коммуникативной адресации»: «А вот не могли бы вы сказать»; «Скажите, пожалуйста, буквально одно слово..»; эти и другие подобные им выражения составляют группу неспецифических, лишенных какой-либо конкретной информационной нагрузки формальных средств решения названной коммуникативной задачи. В современной социально-психологической литературе большое внимание уделяется анализу стилей слушания. При этом исходным является утверждение, что слушание – это активный процесс, требующий определенных навыков. Среди важнейших навыков следует выделить приемы нерефлексивного, рефлексивного (активного) и эмпатического слушания.

Нерефлексивное слушание состоит в умении внимательно молчать, не вмешиваясь в речь собеседника своими замечаниями. Внешне пассивное поведение в действительности требует большого напряжения, физического и психологического внимания. Общее правило состоит в том, что нерефлексивное слушание полезно тогда, когда собеседник хочет обсудить наболевшие вопросы, проявляет такие глубокие чувства, 'как гнев или горе, или просто говорит о том, что требует минимального ответа. По форме нерефлексивное слушание представляет собой использование кратких реплик типа «Да?», «Продолжайте, продолжайте. Это интересно», «Понимаю», «Приятно это слышать», «Можно ли поподробнее?» и т. п. или невербальных жестов поддержки, например утвердительный наклон головы.

Рефлексивное (или активное) слушание– это обратная связь с говорящим, используемая для контроля точности восприятия услышанного. В отличие от нерефлексивного слушания здесь слушающий более активно использует словесную форму для подтверждения понимания сообщения. Основными видами рефлексивных ответов являются выяснение, перефразирование, отражение чувств и резюмирование.

Выяснение представляет собой обращение к говорящему за уточнениями: «Не повторите ли еще раз», «Я не понимаю, что вы имеете в виду», «Это все, что вы хотели сказать?» и т. п.

Перефразирование состоит в передаче говорящему его же сообщения, но словами слушающего. Его целью является проверка точности услышанного. Перефразирование может начинаться словами: «Как я понял вас...», «По вашему мнению...»» «Другими словами, вы считаете...». При этом важно выбирать только существенные, главные моменты сообщения, смысл и идеи. а не чувства собеседника. Перефразирование дает возможность говорящему увидеть, что его слушают и понимают, а если понимают неправильно, то внести соответствующие коррективы в сообщение.

При отражении чувств акцент делается не на содержании сообщения, как при перефразировании, а на чувствах, выраженных говорящим, его эмоциональном состоянии. При этом можно пользоваться такими фразами, как «Мне кажется, что вы чувствуете...», «Вероятно, вы испытываете...», «Вы несколько расстроены...» Применяя этот прием, следует обращать внимание на употребляемые собеседником ключевые слова, отражающие его чувства; следить за невербальным поведением: выражением лица, интонацией, позой, жестами; представить себя на месте говорящего.

Резюмирование – это подытоживание основных идей и чувств говорящего. Резюмирующие высказывания помогают соединить фрагменты разговора в смысловое единство. Типичными фразами могут быть следующие: «Вашими основными идеями, как я понял, являются...», «Если подытожить сказанное вами, то...» и т. п.

Эмпатическое слушание – понимание чувств, переживаемых другим человеком, и ответное выражение своего понимания этих чувств. Для этого применяются приемы рефлексивного слушания: уточнение, перефразирование, резюмирование. Тем самым эмпатическое слушание отличается от рефлексивного не используемыми приемами, а целями или намерениями. Цель активного, рефлексивного слушания – осознать как можно точнее сообщение говорящего, значение его идей или понять переживаемые чувства. Цель эмпатического слушания – уловить эмоциональную окраску этих идей и их значение для другого человека, понять, что означает высказанное сообщение и какие чувства при этом испытывает собеседник. Эмпатическое слушание – это более интимный вид общения, чем активное слушание, оно противоположно критическому восприятию.

* *     *

Таким образом, речь в межличностном взаимодействии – это устная разговорная речь. Для нее характерны неподготовленность и непринужденность речевого акта, собеседники вынуждены мыслить и говорить одновременно, у них нет времени на продумывание фразы. С этим связаны такие особенности речи, как меньшая лексическая точность, свобода словоупотребления, использование коротких и простых словосочетаний и предложений, отсутствие причастных и деепричастных оборотов, наличие речевых ошибок, заполнителей пауз. Непосредственное участие говорящих в речевом акте усиливает эмоциональную окраску речи, в ней проявляются личностные особенности собеседников, их отношение друг к другу и к предмету разговора. Персональность и непосредственность общения выдвигает на первый план функции речи, связанные с формированием между собеседниками определенного характера взаимоотношений: будь это легкое, ни к чему не обязывающее общение, или серьезный разговор, проясняющий ценностные установки собеседников, или доверительное общение, предполагающее определенный уровень взаимного самораскрытия и оказания вербальной поддержки партнеру.

§ 3. Речь в социальном взаимодействии

Особенности речевого поведения в социально ориентированном общении

Анализ особенностей речевого общения в социальном взаимодействии связан с различением следующих уровней социальной коммуникации:

• общение людей как представителей тех или иных групп (национальных, возрастных, профессиональных, статусных и т. д.). При этом определяющим фактором речевого поведения двух или нескольких человек является их групповая принадлежность или ролевая позиция (например, руководитель – подчиненный, консультант – клиент, преподаватель – студент и т. д.);

• передача информации множеству лиц: прямая в случае публичной речи или опосредованная в случае средств массовой информации.

Речевое поведение людей в социально ориентированном общении имеет ряд особенностей в сравнении с речью в межличностном общении.

Прежде всего следует отметить, что в социальном взаимодействии отчетливо выражен обслуживающий характер речевой деятельности; здесь речь всегда подчинена внеречевой цели, направлена на организацию совместной деятельности людей. Эта особенность предопределяет значительно более строгую (в сравнении с межличностным взаимодействием) регламентацию речевого поведения. Хотя нормы речевого поведения относятся к сфере молчаливых соглашений «между членами общества, именно в сфере социально ориентированного общения их соблюдение сопровождается значительно более строгим контролем.

В прагматическом изучении языка сформулирован ряд конкретных правил, выполнение которых позволяет людям действовать совместно. Исходными условиями являются:

• наличие у участников взаимодействия хотя бы кратковременной ближайшей общей цели. Даже если их конечные цели отличаются или противоречат друг другу, всегда должна быть общая цель на период их взаимодействия;

• ожидание, что взаимодействие будет продолжаться до тех пор, пока оба участника не решат его прекратить (мы не отходим от собеседника, не говоря ни слова, и не начинаем ни с того ни с сего заниматься чем-то другим).

Описанные условия получили название «принцип кооперации», т. е. требование к собеседникам действовать таким образом, который соответствовал бы принятой цели и направлению разговора.

Отметим основные правила речевой коммуникации, обусловленные этим принципом:

1) высказывание должно содержать ровно столько информации, сколько требуется для выполнения текущих целей общения; излишняя информация иногда вводит в заблуждение, вызывая не относящиеся к делу вопросы и соображения, слушающий может быть сбит с толку из-за того, что предположил наличие какой-то особой цели, особого смысла в передаче этой лишней информации;

2) высказывание должно по возможности быть правдивым; старайтесь не говорить того, что считаете ложным; не говорите того, для чего у вас нет достаточных оснований;

3) высказывание должно быть релевантным, т. е. соответствовать предмету разговора: старайтесь не отклоняться от темы;

4) высказывание должно быть ясным: избегайте непонятных выражений, избегайте неоднозначности; избегайте ненужного многословия.

Реальная речь грешит отступлениями или нарушениями тех или иных правил коммуникации: люди бывают многословны, не всегда говорят то, что думают, их речь бывает отрывочной, неясной. Однако если при этом нарушение не касается базового принципа кооперации, взаимодействие продолжается и достигается тот или иной уровень взаимопонимания. В противном случае отступление от правил может обернуться разрушением коммуникации и деградацией речи.

Наряду с принципом кооперации важное значение для регулирования социальных взаимодействий имеет принцип вежливости. Последний всецело принадлежит речевому этикету (о котором речь пойдет дальше). Отметим, что такие ключевые максимы принципа вежливости, как тактичность, великодушие, одобрение, скромность, согласие, благожелательность, выраженные (или не выраженные) в речи, самым непосредственным образом определяют характер социальных взаимоотношений.

Отчетливо осознаваемая отправителем сообщения цель требует продуманной формы сообщения и прогнозируемой реакции аудитории.

Отличительная особенность речевой коммуникации в социальном взаимодействии связана с достаточно определенными ожиданиями со стороны получателей сообщения. Причем эти ожидания обусловлены более или менее устойчивыми ролевыми стереотипами, существующими в представлении адресатов, а именно: как должен говорить представитель той или иной социальной группы, какая речь вызывает или не вызывает доверие, владеет или не владеет выступающий темой и т. п. Чем более официальной является речевая ситуация, тем более формализованы ожидания слушателей.

Естественным следствием описанных особенностей становится своеобразная обезличенность речи в социальном взаимодействии, когда участники речевого общения говорят как бы не от себя, не от своего имени, а «от имени группы», т. е так, как принято говорить в группе, представителями которой в данной ситуации они себя ощущают.

В социальном взаимодействии особое значение приобретают применяемые собеседниками речевые стратегии и тактики.

Под стратегией речевого общения понимают процесс построения коммуникации, направленной на достижение долговременных результатов. Стратегия включает в себя планирование речевого взаимодействия в зависимости от конкретных условий общения и личностей коммуникаторов, а также реализацию этого плана, т. е. линию беседы. Целью стратегии может являться завоевание авторитета, воздействие на мировоззрение, призыв к поступку, сотрудничеству или воздержанию от какого-либо действия.

Тактика речевого общения понимается как совокупность приемов ведения беседы и линия поведения на определенном этапе в рампах отдельного разговора. Она включает конкретные приемы привлечения внимания, установления и поддержания контакта с партнером и воздействия на него, убеждение или переубеждение адресата, приведение его в определенное эмоциональное состояние и т. д.

Тактика может меняться в зависимости от условий общения, полученных сведений, чувств и эмоций. Один и тот же человек при различных обстоятельствах стремится реализовать различные дели или стратегические линии. Смена тактик в разговоре - мыслительная операция, хотя может совершаться и интуитивно. Собирая и осмысливая тактические приемы, можно научить применять их сознательно и мастерски.

Чтобы управлять течением беседы, необходимо заранее продумывать общую картину и возможные варианты развития разговора, научиться распознавать ключевые точки, в которых возможна смена темы, стремиться вычленить применяемые собеседником приемы речевого воздействия, оценить его стратегию и тактику, вырабатывать пути гибкого реагирования-подыгрывания или оказания противодействия. Плохо, когда говорящий имеет в запасе только один вариант разговора, а его речь построена жестко.

Речъ и социализация 

Рассматривая речь в социальном взаимодействии, отметим ее решающее значение в процессе обучения и воспитания детей. В большой мере с помощью речи ребенок адаптируется к культуре своей среды. Слово учит необходимым для его жизни действиям. Слово в форме похвалы, наказания, ласки регулирует его субъективное состояние. Основная масса обучающих воздействий поступает к учащимся в словесной форме. Речевое развитие ребенка рассматривается как фактор его готовности к школе. Речевое общение в условиях начального обучения имеет свои особенности, о чем свидетельствует специфичность речи преподавателей и воспитателей в начальных классах школы и дошкольных учреждениях.

Швейцарский психолог Ж. Пиаже, автор классической работы по функционированию языка в детском возрасте, пришел к выводу, что язык имеет две различных функции и два типа речевого существования – эгоцентрическую и социализированную речь.

Эгоцентрическая речь, по Пиаже, представляет собой образец бедного кодирования. Хотя ребенок говорит не переставая со своими соседями, он редко ставит себя на их место. Его разговор преимущественно просто размышления вслух. Поэтому в его языке отсутствуют оттенки значений в вещах и игнорируется точка зрения, с которой они рассматриваются, при этом всегда имеют место утверждения, а не объяснения. Ребенок едва ли даже задает себе вопрос, понимают ли его; для него это не важно, поскольку он не думает о других, когда говорит. Согласно Пиаже, у ребенка в возрасте до 7– 8 лет эгоцентрический язык составят почти половину объема его речи.

Социализированная речь предполагает приспособление информации к слушателю и в определенном смысле приспособление к его позиции. Взрослые думают социально, даже находясь в одиночестве, дети думают эгоцентрично, даже в обществе с другими.

Если принять эти выводы безоговорочно, то следует ожидать, что все взрослые обладают совершенными способностями к социальному кодированию. Однако ясно, что это не так. Одна из причин различия в речевом поведении взрослых связана с той социальной средой, которая формирует различные способы коммуникации, или различные стили лингвистического кодирования. В психологических исследованиях речи выделяют два кода – ограничительный (или рестриктивный) и разработанный.

Ограничительный код может являться следствием общинной культуры либо определяться профессиональной и групповой принадлежностью человека (например, невысоким уровнем образования). В нем подчеркивается скорее «мы», чем «я», господствуют значения, связанные с местом, данным контекстом, а не абстрактные понятия. Говорящий полагает, что слушатель знает, о чем идет речь. Поэтому сообщение по своей структуре простое и сравнительно краткое, используется очень ограниченный словарный запас, в нем минимизировано вербальное знание индивидуального опыта.

Разработанный код персонально ориентирован, в нем подчеркивается индивидуальный, а не групповой опыт. Говорящий не отождествляет с собой слушающего, поэтому первым разрабатывает значения, с целью сделать их понятными для слушающего. Здесь требуются более дифференцированный словарь, аналитический и абстрактный стиль речи. Этот лингвистический код доступен хорошо образованным людям, преимущество которых в речевом общении проявляется и в том, что они могут использовать оба кода в отличие от описанной выше группы.

Таким образом, кодирование сообщений является формой социального обучения, частью процесса социализации, следовательно, каждый человек в определенной степени может улучшить свое социальное кодирование. Эта идея получила яркое художественное решение в пьесе Б. Шоу «Пигмалион», героиня которой Элиза Дуллитл меняет свое социальное положение благодаря изменению, в первую очередь, своего речевого поведения.

Речь как средство утверждения социального статуса 

Как мы уже подчеркивали, в социально ориентированном общении социальные роли говорящих и слушающих выступают важнейшим фактором речевого поведения. Вместе с тем существует следующая функциональная зависимость: не только ролевая ситуация задает характер речевого поведения ее участников, но и выбранные языковые средства конструируют, подтверждают социальную ситуацию. Язык, безусловно, является одним из инструментов утверждения социального статуса участников общения. Рассмотрим этот вопрос подробнее.

Для адекватного понимания речевого сообщения участники коммуникации различными способами обозначают социальные отношения, в структуре которых предполагается развернуть общение. Кроме прямых представлений, когда называются наиболее значимые для общения социальные роли собеседников, существуют косвенные – социально-символические средства демонстрации социального статуса и ролевых репертуаров общающихся.

К числу таких вербально-символических средств можно отнести выбор формы обращения. Форма обращения может выявлять социальную иерархию, а при равенстве социальных статусов выражать личное отношение к партнеру. При этом могут использоваться специальные слова, указывающие на титул лица, к которому обращаются, например «ваше высочество», «ваше благородие», «сэр».

Меняя формы обращения, можно подчеркнуть формальность или неформальность отношений. Сравним обращения: «дамы и господа», «товарищи», «друзья», «эй ты голубчик», «милейший». Сходную функцию могут выполнять и выбранные формы приветствий или прощаний, например «Здравствуйте», «Здорово, ребята», «Приветствую вас», «Салют», «Пока», «Всего хорошего» и т. д.

В русском языке гражданский статус человека четко обозначается обращением, например «Иван Иванович», «товарищ Иванов», «гражданик Иванов». Последнее обращение подразумевает, что человек потерял или может потерять свой статус свободного гражданина страны.

Примером определенной оценки партнера могут служить следующие высказывания: «..А задавались ли вы вопросом, почему это так?»;«Вопрос вам понятен?», «Хорошо. Если вам легче с этого начать, начните с этого. Потому что в целом я хотел бы, чтобы вы назвали.»

Приемом использования речи для повышения своего социального статуса могут быть различные обозначения для описания социальной роли или профессиональных функций. Так, часто самоуважение людей возрастает в зависимости от выбора названия их роли: «помощник директора» вместо «билетер» или «работник санитарной службы» вместо «мусорщик» и т. п.

К вербальным социально-символическим средствам также относится намеренная имитация произношения определенной группы, принадлежность к которой демонстрируется. Замечено, что мы «приспосабливаем» наш язык, произношение к языку партнера в том случае, если он нам нравится. Так, родители часто подстраивают свой язык под «детскую речь» при разговоре с малышом. С другой стороны, когда мы хотим отделаться от другого человека или группы, мы можем подчеркнуть различия в нашей речи. Например, французские канадцы предпочитают, чтобы их политические деятели произносили публичные речи на английском с сильным французским акцентом, даже если они способны говорить на безупречном английском (сравните – наши прибалтийские соседи).

Наконец, выбор стиля произношения также относится к числу вербальных социально-символических средств. Выделяют: высокий (подчеркнуто правильное употребление слов и построение предложений, воспринимается как официальный, более формальный, дистанцированный) и низкий (разговорная речь, насыщенная жаргонными словами, с использованием сленга, воспринимается как неформальный, дружеский); влиятельный и невлиятельный стили.

Говорящие, применяя определенные вербальные приемы, могут способствовать формированию собственного образа в глазах других, например казаться более уверенными, более влиятельными, следовательно, более контролирующими ситуацию. Те, кто говорит влиятельно, используют следующие формы построения высказывания: «Давайте пообедаем сегодня вечером» вместо «Я думаю, мы могли бы пообедать сегодня вечером», т. е. сама структура предложения как бы направляет действие.

Исследователи в области коммуникации выделяют несколько так называемых невлиятельных форм сообщений:

1) уклончивые фразы, отражающие субъективность: «Я думаю», «Я предполагаю» и т. п.;

2) нерешительность, лингвистическое «заикание» (использование разъединяющих междометий типа «э», «гм», «вы знаете», «ну»):

«Гм, могли бы вы уделить минутку вашего времени?»; «Ну, мы могли бы попытаться»; «Я хочу – э-, если вы можете, предложить...»

3) вежливые формы – «Простите...»; «Извините...»; «Будьте любезны»;

4) использование вопросов-концовок: «Мы уже можем начать, как вы считаете?»; «Здесь жарко, правда?»;

5) интенсивные слова: «великолепно», «замечательно», «удивительно», «очень».

Смена стиля обращения, в частности использование формы «ты»/«вы» – обращений, сама по себе может быть приемом, направленным на «повышение» или «понижение» статуса. «Ты» - форма, как правило, ассоциируется с неформальными, дружескими отношениями, а «вы» -форма – с формальными и эмоционально дистанцированными. Переход от «ты» к «вы» является стратегией дистанцирования, которая демонстрирует неодобрение, отчуждение, неприятие, враждебность. Обратное переключение, напротив, является стратегией принятия, которая означает расположение, желание меньшей формальности и большего дружелюбия.

Общие закономерности речи в условиях массовой коммуникации   

  

 Обращение к большой аудитории, публичное выступление – еще один уровень социально ориентированного общения. В последующих главах будут специально рассмотрены особенности ораторской речи, использование речи в средствах массовой информации. Здесь отметим наиболее общие закономерности речевой коммуникации данного уровня.

Выступление перед публикой обязывает адресанта учитывать особенности языкового сознания как общества в целом, так и конкретных социальных групп. Найти общий язык с массовым адресатом – значит проявить готовность к использованию стандарта, выработанного в конкретной речевой сфере (скажем, научной или официально-деловой).

Но чем неукоснительнее используется стандарт, тем больше нивелируется «единичный» и «уникальный» облик адресанта, тем в большей степени он должен соответствовать коллективным или коллективно-групповым обязательствам языкового употребления. Можно утверждать, что чем выше вероятность несовпадения социально-культурного опыта участников общения в больших и сложных по составу коллективах, тем сильнее необходимость типизировать варианты речевого поведения. Замечено, что для публицистической речи характерно чередование экспрессии (эмоционально окрашенной лексики) и стандарта, постоянное превращение экспрессии в стандарт. Например, такие выражения, как холодная война, гонка вооружений, новое мышление, застой,, перестройка, будучи метафорами, почти сразу же превратились в общественно-политические стандартно употребляемые термины.

*    *    *

Таким образом, для речевого поведения в социальном взаимодействии основное значение имеет речевое оформление социально-ролевого статуса участников коммуникации, достаточно жесткий контроль за содержанием и формой посылаемых речевых сообщений, снижение личностного начала в речевом поведении. В социально ориентированном общении в силу тех или иных условий дистанция между партнерами увеличивается. Является ли это следствием пространственной или временной разобщенности, играет роль различие социального положения или неравноправие собеседников обусловлено ситуационно – так или иначе, но взаимодействие, контакт между участниками коммуникации осложняется. Это отражается в речи, которая демонстрирует несравненно большую отстраненность от субъекта речи и ее адресата, чем речь в межличностном взаимодействии.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ К 

§ 1 «Язык и речь»

1 Что такое язык?

2 Назовите основные функции языка.

3 Какова структура языка и его уровни?

4.Чем отличаются парадигматические, синтагматические и иерархические отношения между языковыми единицами?

5 Почему язык называют знаковой системой? Какие единицы языка являются основными знаками?

6 Что такое речь? Как соотносятся язык и речь?

7 Что такое метафоризация речи?

8 Можно ли говорить о речи как о форме поведения? В чем проявляется коммуникативный аспект речи?

9 Перечислите основные структурные компоненты речевой коммуникации

10 Какие ближайшие и отдаленные цели могут ставить перед собой участники речевого общения?

11 Назовите известные вам речевые роли говорящих. Дайте общую характеристику стилей говорящих и слушающих.

12 Укажите особенности языка, способные вызвать трудности в восприятии речи.

К § 2-3 «Речь в межличностном общении»,

«Речь в социальном взаимодействии»

1Чем отличается фатическое речевое поведение от информативного речевого поведения в межличностном взаимодействии?

2. Что такое «эгоречь»? Как она проявляется?

3. Что можно увидеть в «Окне Джохари» ?

4 Опишите поддерживающий и неподдерживающий стили поведения.

5 Охарактеризуйте нерефлексивный, рефлексивный, эмпатический виды слушания.

б. Каковы отличительные особенности речевой деятельности в социальном взаимодействии?

7 Почему в начале любого коммуникативного акта от его участников требуется понимание собственной социальной роли и роли партнера?

8. Приведите основные правила речевой коммуникации, обеспечивающие возможность совместной деятельности.

9 Что такое речевые стратегии и тактики?

10 Чем отличается эгоцентрическая речь детей от социализированной речи взрослых?

11. Как с помощью речевых средств можно демонстрировать социальный статус и регулировать социальные отношения между общающимися?

12. Какие речевые приемы усиливают или ослабляют влиятельность сообщения?

ЛИТЕРАТУРА

1 Атватер Я. Я вас слушаю... М, 1988,

2. Винокур Т.Г. Говорящий и слушающий. Варианты речевого поведения. М., 1993.

3. Клюев Е. В. Речевая коммуникация: Учеб пособие. М., 1998.

4 Леонтьев А. А Психология общения. М., 1997

5. Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред. В. Н Ярцева. М „ 1990.

6. Максимов В. И., Одеков Р. В Словарь-справочник по грамматике русского языка. М, 1999.

7 Речевое воздействие в сфере массовой коммуникации М., 1990.

8 Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред Ф. П. Филин М., 1979.

    9 Тарасова И.П. Речевое общение, толкуемое с юмором, но всерьез М, 1992.

10 Ушакова Т. Н., Павлова Н. Д., Зачесова И. А. Речь человека в общении М., 1989

11 Язык и моделирование социального взаимодействия: Переводы. М, 1987.

Глава II РАЗНОВИДНОСТИ РЕЧИ

Основанием классификации разновидностей речи могут быть различные факторы, которые дают возможность выделять устную и письменную формы существования речи, диалогическую и монологическую речь, функциональные стили и функционально смысловые типы речи.

Общение между людьми может происходить в разных формах В зависимости от формы обмена информацией – с помощью звуков или с помощью письменных знаков – выделяют две формы речи – устную и письменную

По количеству активных участников акта коммуникации речь может быть представлена в виде монолога (то есть развернутого высказывания одного лица) или диалога (разговора двух или нескольких лиц).

По функционированию речи в той или иной социально значимой сфере общественной практики выделяют функциональные стили (макростили): «это исторически сложившиеся в данное время в данном языковом коллективе разновидности единого литературного языка, представляющие собой относительно замкнутые системы языковых единств, регулярно функционирующие в различных сферах общественной деятельности» [10. C 69] Наиболее устоявшаяся классификация включает в себя следующие пять функциональных стилей научный, официально-деловой, публицистический, художественный, разговорно-обиходный. Каждый из них отдает предпочтение устной или письменной форме, диалогической или монологической речи. Каждый функциональный стиль обусловлен обстановкой и характером содержания общения, имеет свои специфические черты и собственный строй речи

Монологическая речь существует в виде устного или письменного текста, который характеризуется своей общественно-коммуникативной функцией, назначением, способом отражения действительности. В зависимости от целей монологического высказывания, наличия тех или иных содержательно-смысловых и композиционно-структурных признаков текста выделяют функционально-смысловые (коммуникативные) типы речи описание, повествование, рассуждение.

§ 1. Основания классификации и общая характеристика форм речи

Основанием классификации разновидностей речи могут быть различные факторы, которые дают возможность выделять устную и письменную формы существования речи, диалогическую и монологическую речь, функциональные стили речи и функционально-смысловые (коммуникативные) типы речи.

Общение между людьми может происходить в разных формах. Разговор с друзьями, коллегами по работе, по телефону, лекция в университете–это непосредственное общение между участниками, которое происходит в устной форме. Но чтение книг, личных или официальных писем, документов, законов и т. п. тоже является общением, только это общение происходит посредством текста, представленного в письменной форме. Письменная форма речи позволяет с помощью знаков передавать речевую информацию на расстояние и закреплять ее во времени. Таким образом, по тому, в какой форме происходит коммуникация, в звуковой или письменной, выделяют устную и письменную форму речи.

В коммуникации может участвовать разное количество людей, которые ведут себя неодинаково. Если вы обсуждаете курсовую работу с преподавателем или договариваетесь о чем-то по телефону с другом, если ведутся деловые переговоры, то участники примерно равноправны между собой в общении: каждая из сторон поочередно высказывает свое мнение. Такой разговор, такое общение происходит в форме диалога. Диалоги различаются по поведению в них участников: от доминирования одной из сторон (судья - подсудимый) до относительного равноправия (беседа одноклассников). Когда же читает лекцию преподаватель, или выступает какой-то оратор, или глава государства обращается по телевидению ко всему народу, то участники такого общения неравноправны: активным является один – говорящий, а все остальные – пассивные слушатели. Это монологическая речь. Если монологическая речь рассчитана на непосредственное восприятие ее слушающим, она существует в устной форме. Когда монолог рассчитан на зрительное восприятие, он фиксируется в письменной форме и существует в виде письменного текста (например, учебник, предвыборная программа какого-то лица, договор, закон и т. п.). Таким образом, по количеству активных участников коммуникации выделяют две основные формы речи: диалог и монолог.

Общение происходит в различных сферах нашей жизни: мы покупаем что-то в магазине, обсуждаем с друзьями книги и спектакли, участвуем в научных конференциях, ведем переговоры, готовим различные документы, читаем книги, газеты, журналы. В каждом случае отличается не только наше поведение, но и наша речь. Об уместности тех или иных слов, выражений в определенных речевых ситуациях сегодня много пишут и говорят. Невозможно сказать деловому партнеру на официальной встрече «клёво», «не валяй дурака» и т. п., нелепо сказать другу в начале разговора «начнем переговоры», т. е. для каждой ситуации общения в той или иной социальной сфере деятельности существуют правила речевого поведения, речевые нормы, определенные речевые средства. По функционированию речи в той или иной социально значимой сфере общественной практики выделяют функциональные стили речи (макростили): «это исторически сложившиеся в данное время в данном языковом коллективе разновидности единого литературного языка, представляющие собой относительно замкнутые системы языковых средств, регулярно функционирующие в различных сферах общественной деятельности» [10. С. 69]. Наиболее устоявшаяся классификация включает в себя следующие пять функциональных стилей: разговорно-обиходный стиль речи, научный стиль речи, официально-деловой стиль речи, газетно-публицистический стиль речи и художественный стиль речи. Каждый из них отдает предпочтение устной или письменной форме, диалогической или монологической речи. Каждый функциональный стиль обусловлен обстановкой и характером содержания общения, имеет свои специфические функциональные черты и собственный строй речи.

Монологическая речь существует в виде устного или письменного текста. Текст характеризуется своей общественно-коммуникативной функцией, назначением, способом отображения действительности. Если мы захотим, например, рассказать о Петербурге, то в соответствии с нашими целями будем «создавать» разные типы текстов. Рассказывая о городе человеку, который только слышал о красоте Петербурга, мы постараемся описать его общий вид, расположение улиц и площадей, парков и архитектурных памятников, и это будет описание города. Если мы хотим рассказать о рождении Петербурга, о том, как он строился и хорошел, какие исторические события в нем происходили, мы «создадим» совсем другой текст. Размышляя о судьбе города, о его роли в русской истории, о сегодняшнем дне, мы получим третий текст. Таким образом, по наличию тех или иных содержательно-смысловых и композиционно-структурных признаков текста выделяют функционально-смысловые (коммуникативные) типы речи. Обычно выделяют три таких типа: описание, повествование и рассуждение.

§ 2. Устная и письменная формы речи

Общая характеристика форм речи  

                 

Речевое общение происходит в двух формах - устной и  письменной. Они находятся в сложном единстве и в социально-речевой практике занимают важное и примерно одинаковое место по своей значимости. И в сфере производства, и в сферах управления, образования, юриспруденции, искусства, в средствах массовой информации имеют место и устная, и письменная формы речи. В условиях реальной коммуникации наблюдается их постоянное взаимодействие и взаимопроникновение. Любой письменный текст может быть озвучен, т. е. прочитан вслух, а устный – записан при помощи технических средств. Существуют такие жанры письменной речи, как. например, драматургия, ораторские произведения, которые предназначены специально для последующего озвучивания. И наоборот, в литературных произведениях широко используются приемы стилизации под «устность»: диалогическая речь, в которой автор стремится сохранить особенности, присущие устной спонтанной речи, монологические рассуждения персонажей от первого лица и т. п. Практика радио и телевидения привела к созданию своеобразной формы устной речи, в которой устная и озвученная письменная речи постоянно сосуществуют и взаимодействуют (например, телеинтервью).

Основой и письменной, и устной речи является литературная речь, выступающая как ведущая форма существования русского языка. Литературная речь–это речь, рассчитанная на сознательный подход к системе средств общения, при котором осуществляется ориентация на определенные нормированные образцы. Она является таким средством общения, нормы которого закрепляются как формы образцовой речи, т. е. они фиксируются в грамматиках, словарях, учебниках. Распространению этих норм способствует школа, культурные учреждения, средства массовой коммуникации. Литературная речь отличается универсальностью в сфере функционирования. На ее основе создаются научные сочинения, публицистические произведения, деловая письменность и др.

Однако устная и письменная формы речи являются самостоятельными, имеют свои характеристики и особенности.

Устная речь

 

Устная речь – это звучащая речь, функционирующая в сфере непосредственного общения, а в более широком понимании – это любая звучащая  речь. Исторически устная форма речи первична, она возникла гораздо раньше письма. Материальной формой устной речи являются звуковые волны, т. е. произносимые звуки, являющиеся результатом сложной деятельности органов произношения человека С этим явлением связаны богатые интонационные возможности устной речи. Интонация создается мелодикой речи, интенсивностью (громкостью) речи, длительностью, нарастанием или замедлением темпа речи и тембром произнесения. В устной речи большую роль играют место логического ударения, степень четкости произношения, наличие или отсутствие пауз. Устная речь обладает таким интонационным разнообразием речи, что может передать все богатство человеческих чувств, переживаний, настроений и т. п.

Восприятие устной речи при непосредственном общении происходит одновременно и по слуховому, и по зрительному каналам. Поэтому устную речь сопровождают, усиливая ее выразительность, такие дополнительные средства, как характер взгляда (настороженный или открытый и т п,), пространственное расположение говорящего и слушающего, мимика и жесты. Так, жест может быть уподоблен указательному слову (указание на какой-то предмет), может выражать эмоциональное состояние, согласие или несогласие, удивление и т д., служить контактоустанавливающим средством, например поднятая рука в знак приветствия (при этом жесты имеют национально-культурную специфику, поэтому использовать их, особенно в устной деловой и научной речи, нужно осторожно). Все эти лингвистические и экстралингвистические средства способствуют повышению смысловой значимости и эмоциональной насыщенности устной речи.

Необратимость, поступательный и линейный характер развертывания во времени - одно из главных свойств устной речи. Нельзя вернуться в какой-то момент устной речи еще раз, и в силу этого говорящий вынужден мыслить и говорить одновременно, т. е. он думает как бы «на ходу», поэтому устной речи могут быть свойственны неплавность, фрагментарность, деление единого предложения на несколько коммуникативно самостоятельных единиц, например. «Директор звонил. Задерживается. Будет через полчаса. Начинайте без него» (сообщение секретаря директора для участников производственного совещания) С другой стороны, говорящий обязан учитывать реакцию слушающего и стремиться привлечь его внимание, вызвать интерес к сообщению. Поэтому в устной речи появляются интонационное выделение важных моментов, подчеркивание, уточнение каких-то частей, автокомментирование, повторы; «Работу кафедра/ провела большую/ в течение года/ да/ надо сказать/ большую и важную// И учебную, и научную, и методическую// Ну/учебную/ все знают// Надо ли подробно/ учебную// Нет// Да/ тоже думаю/не надо//»

Устная речь может быть подготовленной (доклад, лекция и др.) и неподготовленной (разговор, беседа). Подготовленная устная речь отличается продуманностью, более четкой структурной организацией, но при этом все-таки говорящий, как правило, стремится, чтобы его речь была непринужденной, не «заученной», походила на непосредственное общение.

Неподготовленная устная речь характеризуется спонтанностью. Неподготовленное устное высказывание (основная единица устной речи, аналогичная предложению в письменной речи) формируется постепенно, порциями, по мере осознания того, что сказано, что следует сказать далее, что надо повторить, уточнить. Поэтому в устной неподготовленной речи много пауз, а использование заполнителей пауз (слов типа э-э, гм) дает возможность говорящему подумать о дальнейшем. Говорящий контролирует логико-композиционный, синтаксический и частично лексико-фразерлогический уровни языка, т.е. следит за тем, чтобы его речь была логична и связна, выбирает соответствующие слова для адекватного выражения мысли. Фонетический и морфологический уровни языка, т. е. произнесение и грамматические формы, не контролируются, воспроизводятся автоматически. Поэтому устной речи свойственны меньшая лексическая точность, даже наличие речевых ошибок, небольшая длина предложений, ограничение сложности словосочетаний и предложений, отсутствие причастных и деепричастных оборотов, деление единого предложения на несколько коммуникативно самостоятельных. Причастные и деепричастные обороты обычно заменяются сложными предложениями, вместо отглагольных существительных используют глаголы, возможна инверсия.

В качестве примера приведем отрывок из письменного текста: «Слегка отвлекаясь от отечественной проблематики, хотелось бы заметить, что, как показал современный опыт скандинавского региона и ряда других стран, дело вовсе не в монархии, не в форме политической организации, а в разделении политической власти между государством и обществом» («Звезда». 1997, № 6). При устном воспроизведении этого фрагмента, например на лекции, он конечно, будет изменен и может иметь приблизительно такую форму: «Если мы отвлечемся от отечественной проблематики, то увидим, что дело вовсе не в монархии, дело не в форме политической организации. Все дело заключается в том, как разделить власть между государством и обществом. И это подтверждает сегодня опыт скандинавских стран»

 Устная речь так же, как и письменная, нормирована и регламентирована, однако нормы устной речи совсем другие. «Многие так называемые огрехи устной речи – функционирование незаконченых высказываний, слабая структурированность, введение перебивов, автокомментаторов, контакторов, реприз, элементов колебания и т. п. – является необходимым условием успешности и эффективности устного способа коммуникации»*. Слушающий не может удержать в памяти все грамматические и семантические связи текста, и говорящий должен учитывать это, тогда его речь будет понята и осмыслена. В отличие от письменной речи, которая строится в соответствии с логическим движением мысли, устная речь разворачивается посредством ассоциативных присоединений.

* Бубнова Г. И. Гарбовский Н. К. Письменная и устная коммуникации: Синтаксис и просодия М, 1991. С. 8.

Устная форма речи закреплена за всеми функциональными стилями русского языка, однако она имеет несомненное преимущество в разговорно-бытовом стиле речи. Выделяют следующие функциональные разновидности устной речи: устную научную речь, устную публицистическую речь, виды устной речи в сфере официально-делового общения, художественную речь и разговорную речь. Следует сказать, что разговорная речь оказывает влияние на все разновидности устной речи. Это выражается в проявлении авторского «я», личностного начала в речи с целью усиления воздействия на слушающих. Поэтому в устной речи используются эмоционально и экспрессивно окрашенная лексика, образные сравнительные конструкции, фразеологизмы, пословицы, поговорки, даже просторечные элементы.

В качестве примера приведем отрывок из интервью с Председателем Конституционного Суда России: «Конечно же, исключения бывают... К нам обратился мэр Ижевска с иском о признании закона, принятого республиканскими властями, неконституционным. И суд действительно некоторые статьи таковыми признал. К сожалению, на первых порах это вызвало раздражение у местных властей, вплоть до того, что, дескать, как было, так и будет, никто нам не указ. Тогда, что называется, была пущена в ход «тяжелая артиллерия»: Госдума подключилась. Президент России указ издал... Был большой шум в местной и центральной прессе» (Деловые люди. 1997. № 78).

В данном фрагменте присутствуют и разговорные частицы же, дескать, и выражения разговорного и фразеологического характера на первых порах, никто нам не указ, что называется, был большой шум, выражение тяжелая артиллерия в переносном значении, и инверсия указ издал. Количество разговорных элементов обусловливается особенностями конкретной коммуникативной ситуации. Например, речь спикера, ведущего заседание в Государственной Думе, и речь руководителя, ведущего производственное совещание, конечно, будут различны. В первом случае, когда заседания транслируются по радио и телевидению на огромную аудиторию, нужно быть особенно внимательным в выборе разговорных языковых единиц.

Письменная речь 

Письмо – это созданная людьми вспомогательная знаковая система, которая используется для фиксации звукового языка (и соответственно звуковой речи). С другой стороны, письмо – это самостоятельная система коммуникации, которая, выполняя функцию фиксации устной речи, приобретает ряд самостоятельных функций. Письменная речь дает возможность усвоить знания, накопленные человеком, расширяет сферу человеческого общения, разрывает рамки непосредственного

окружения. Читая книги, исторические документы разных времен народов, мы можем прикоснуться к истории, культуре всего человечества. Именно благодаря письменности мы узнали о великих цивилизациях Древнего Египта, шумеров, инков, майя и др.

Историки письма утверждают, что письмо прошло длительный путь исторического развития от первых зарубок на деревьях, наскальных рисунков до звукобуквенного типа, которым сегодня пользуется большинство людей, т. е. письменная речь вторична по отношению к устной. Буквы, используемые на письме, – это знаки, с по мощью которых обозначаются звуки речи. Звуковые оболочки слов и частей слов изображаются сочетаниями букв, и знание букв позволяет воспроизводить их в звуковой форме, т. е. читать любой текст. Знаки препинания, используемые на письме, служат для членения речи: точки, запятые, тире соответствуют интонационной паузе устной речи. Это значит, что буквы являются материальной формой письменной речи.

Основная функция письменной речи – фиксация устной речи, имеющая цель сохранить ее в пространстве и времени. Письмо служит средством коммуникации между людьми в тех случаях, когда непосредственное общение невозможно, когда они разделены пространством, т. е. находятся в разных географических точках, и временем. С древних времен люди, не имея возможности общаться непосредственно, обменивались письмами, многие из которых дошли до сегодняшнего дня, преодолев барьер времени. Развитие таких технических средств сообщения, как телефон, в какой-то мере уменьшило роль письма. Но появление факса, а в настоящее время и распространение системы Internet, которые помогают преодолевать пространство, вновь активизировало именно письменную форму речи. Основное свойство письменной речи – способность к длительному хранению информации.

Письменная речь развертывается не во временном, а в статическом пространстве, что дает пишущему возможность продумывать речь, возвратиться к уже написанному, перестроить предложения и части текста, заменить слова, уточнить, осуществить длительный поиск формы выражения мысли, обратиться к словарям и справочникам. В связи с этим письменная форма речи имеет свои особенности. Письменная речь использует книжный язык, употребление которого достаточно строго нормировано и регламентировано. Порядок слов в предложении закрепленный, инверсия (изменение порядка слов) не типична для письменной речи, а в некоторых случаях, на пример в текстах официально-делового стиля речи, недопустима. Предложение, являющееся основной единицей письменной речи, выражает сложные логико-смысловые связи посредством синтаксиса, поэтому, как правило, письменной речи свойственны сложные синтаксические конструкции, причастные и деепричастные обороты, распространенные определения, вставные конструкции и т. п. При объединении предложений в абзацы каждое из них строго связано с предшествующим и последующим контекстом.

Проанализируем с этой точки зрения отрывок из справочного пособия В. А. Красильникова «Промышленное зодчество и экология»:

«Негативное влияние на природную среду выражается во все увеличивающейся экспансии территориальных ресурсов, включая санитарные разрывы, в выбросах газообразных, твердых и жидких отходов, в выделении тепла, шума, вибрации, радиации, электромагнитной энергии, в изменении ландшафтов и микроклимата, часто их эстетической деградации».

Это одно простое предложение содержит большое количество однородных членов: во все увеличивающейся экспансии, в выбросах, в выделении, в изменении; тепла, шума, вибрации и т. д., деепричастный оборот включая..., причастие увеличивающейся, т.е. характеризуется теми чертами, о которых говорилось выше.

Письменная речь ориентирована на восприятие органами зрения, поэтому она обладает четкой структурной и формальной организацией: имеет систему нумерации страниц, деление на разделы, параграфы, систему ссылок, шрифтовые выделения и т. п.

«Наиболее распространенной формой нетарифного ограничения внешней торговли является квота, или контингент. Квотирование представляет собой ограничение в количественном или стоимостном выражении объема продукции, разрешенной к ввозу в страну (импортная квота) или вывозу из страны (экспортная квота) за определенный период».

В этом отрывке используются выделение шрифтом, пояснения, данные в скобках. Зачастую каждая подтема текста имеет собственный подзаголовок. Например, приведенная цитата открывает часть Квотирование, одну из подтем текста «Внешнеторговая политика: нетарифные методы регулирования международной торговли» (МЭ и МО. 1997. № 12). К сложному тексту можно не раз возвращаться, вдумываться в него, осмысливать написанное, имея возможность просматривать глазами тот или иной отрывок текста.

Письменная речь отличается тем, что в самой форме речевой деятельности находят определенное отражение условия и цель общения, например художественное произведение или описание научного эксперимента, заявление об отпуске или информационное сообщение в газете. Следовательно, письменная речь обладает стилеобразующей функцией, что находит отражение в выборе языковых средств, которые используются для создания того или иного текста, отражающего типические особенности определенного функционального стиля. Письменная форма является основной формой существования речи в научном, публицистическом; официально-деловом и художественном стилях.

* *     *

Таким образом, говоря о том, что речевое общение происходит в двух формах – устной и письменной» надо иметь в виду сходство и различия между ними. Сходство заключается в том, что эти формы речи имеют общую основу – литературный язык и в практике занимают примерно равное место. Различия сводятся чаще всего к средствам выражения. Устная речь связана с интонацией и мелодикой, невербаликой, в ней используется определенное количество и «своих» языковых средств, она привязана больше к разговорному стилю. Письмо использует буквенные, графические обозначения, чаще книжный язык со всеми его стилями и особенностями, нормированностью и формальной организацией.

§ 3. Диалог и монолог

Диалог 

Диалог – это разговор двух или нескольких лиц, форма речи, состоящая из обмена репликами. Основной единицей диалога является диалогическое единство – смысловое (тематическое) объединение нескольких реплик, представляющее собой обмен мнениями, высказываниями, каждое последующее из которых зависит от предыдущего.

Обратите внимание на последовательную связь реплик, образующих диалогическое единство в следующем примере, где вопросно-ответная форма предполагает логическое следование от одной темы, затрагиваемой в диалоге, к другой (диалог корреспондента газеты «Деловой Петербург» с мэром Стокгольма):

- Дни Стокгольма в Петербурге - это часть общей стратегии городских властей?                           

- Мы тратим много денег на международный маркетинг. Мы стараемся как можно шире представлять регион иностранным инвесторам.

- На кого в первую очередь направлены эти усилия?

- На европейские компании, которые выходят на международный рынок. У Стокгольма есть представительские офисы в Брюсселе и Петербурге. Город представлен также в Токио и Риге. В функции представительств входит завязывать отношения с местными фирмами.

- Городские власти как-то поддерживают эти фирмы?

- Советами, но не деньгами.

- Насколько важны для властей и предпринимателей Стокгольма фирмы из России ?

- Интерес шведов к российскому рынку постоянно растет. Все больше российских граждан открывает для себя Скандинавию. Предприниматели оценили, насколько благоприятны условия для бизнеса в Стокгольме. В городе зарегистрированы 6000 компаний, имеющих российских владельцев или акционеров (Деловой Петербург 1998 №39).

В этом примере мы можем выделить несколько диалогических единиц, объединенных следующими темами и представляющих развитие тематики диалога: дни Стокгольма в Петербурге, расширение международного маркетинга, поддержка городскими властями иностранных фирм, интерес шведов к российскому рынку.

Итак, диалогическое единство обеспечивается связью различного рода реплик (формулы речевого этикета, вопрос – ответ, добавление, повествование, распространение, согласие – несогласие), например, в представленном выше диалоге с помощью вопросно-ответных реплик:.

- Насколько важны для властей и предпринимателей Стокгольма фирмы из России?

- Интерес шведов к российскому рынку постоянно растет.

В некоторых случаях диалогическое единство может существовать также за счет реплик, обнаруживающих реакцию не на предшествующую реплику собеседника, а на общую ситуацию речи, когда участник диалога задает свой встречный вопрос:

- Вы принесли отчет за первый квартал?

- А когда мы получим новые компьютеры?

Реплики по своему общему и характеру могут зависеть от различных факторов: это прежде всего личности собеседников с их конкретной коммуникативно-речевой стратегией и тактикой, общей речевой культуры собеседников, степени официальности обстановки, фактора «потенциального слушателя», т. е. присутствующего, но не принимающего участия в диалоге (обычном бытовом и эфирном, т. е. диалоге на радио или телевидении) слушателя или зрителя.

Приведем два примера диалогов.

Первый пример – диалог с генеральным директором АО «Всемирная ярмарка «Российский фермер» – капитаном 3-го ранга, ушедшим в отставку и занявшимся фермерством (газета «Мальчик и девочка». 1996. № I):

- Вы знали, куда пойдете?

- Нет, просто уходил в никуда. Просто чтобы уйти, Я пытался изменить жизнь.                                                    

-А не было страшно?

-Я знал, что не пропаду. На службе все равно было хуже. И, будучи капитаном-лейтенантом, я 2-3 вечера в неделю «халтурил» на машине, Я россуждал так: хуже не будет. Свои двести с лишним как-нибудь заработаю. Решено: надо менять жизнь!

- Так, прямо с корабля - в село попали?

- Не совсем. Сначала я работал в кооперативе, который специализировался на теннисе, «вырос» до заместителя директора. Но тут друзья поделились со мной интересной идеей - идеей возрождения российских ярмарок. Я увлекся, прочитал несколько книг. Прошло пять лет, а я увлечен этой идеей, этим делом не меньше прежнего.

Второй пример – интервью с членом-корреспондентом Международной академии информации, профессором (Московские новости. 1997. №23):

   – Профессор, я видел, что к вам в университет уже съезжаются прощупать почву  сотрудники российских нефтяных и финансовых фирм и банков. Зачем им в непредсказуемых реалиях российского бизнеса американские теоретические знания?

- С одной стороны, увеличивается объем иностранных инвестиций всероссийские производства, с другой - наши предприятия все активнее выходят на международный финансовый рынок, как результат - в России растет потребность в специалистах в области управления инвестиционными процессами. А таким специалистом, причем международного уровня, пока можно стать только в престижной западной бизнесшколе.

-А может быть, владельцы российских банков руководствуются соображениями престижности: пусть у их сотрудников появится солидный диплом, тем более что для банка ваша цена обучения невысокая.

- Престиж диплома - вещь хорошая, она помогает в налаживании контактов с западными партнерами и может стать визитной карточкой российского предприятия.

На примере этих двух диалогов можно увидеть, что их участники (прежде всего интервьюируемые) имеют свою яркую коммуникативно-речевую стратегию: речь профессора университета отличается большей логикой и стройностью изложения, словарным запасом. Реплики генерального директора ярмарки отражают особенности разговорной речи, в них присутствуют неполные структуры.

На характер реплик оказывает влияние и так называемый кодекс взаимоотношений коммуникантов, т. е. тип взаимодействия участников диалога – коммуникантов.

Выделяются три основные типа взаимодействия участников диалога: зависимость, сотрудничество и равенство. Покажем это на примерах.

Первый пример– диалог писателя и сотрудника редакции, описанный С. Довлатовым в его «Записных книжках». Этот пример показывает отношение зависимости между участниками диалога (просителе, в данном случае писатель, обращается с просьбой дать ему возможность написать рецензию):

Захожу на следующий день в редакцию. Красивая немолодая женщина довольно мрачно спрашивает:

- Что вам, собственно, надо?

- Да вот рецензию написать.

- Вы что, критик?

- Нет.

Второй пример– телефонный разговор клиента с сотрудником фирмы по ремонту компьютеров – пример диалога по типу сотрудничества (и клиент, и сотрудник фирмы стремятся разрешить определенную проблему совместными усилиями):

- Компьютер пишет, что нет клавиатуры и просит нажать F1. Чем нажать-то?

- Так Вы вынимали клавиатуру из разъема при включенном питании?

- Да нет, просто пошевелили разъем. И что теперь?

- Сгорел предохранитель питания клавиатуры на материнской плате. Привозите (Предприниматель Петербурга. 1998. № 9).

Третий пример диалога – интервью корреспондента газеты «Дело» (1998. № 9) с сотрудником Городского бюро регистрации прав на недвижимость Санкт-Петербурга – представляет диалог-равенство, когда оба участника диалога ведут беседу, не направленную на достижение какого-то конкретного результата (как, например, в предыдущем диалоге):

- Один из наиболее часто возникающих вопросов: подлежат ли государственной регистрации договоры аренды нежилых помещений, заключенные сроком до года?

- Регистрации подлежит любой договор аренды недвижимости, независимо от объекта и срока, на который он заключен.

- Подлежит ли государственной регистрации договор о совместной деятельности, составной частью которого является сделка с недвижимостью?

- Такой договор может быть зарегистрирован как обременение прав собственника

В последних двух диалогах ярко проявляется такой уже упомянутый выше фактор, как степень официальности обстановки. От этого фактора зависит и степень контроля за собственной речью и соответственно соблюдение языковых норм. В диалоге клиент – сотрудник фирмы степень официальности обстановки низка и говорящие обнаруживают отклонение от литературных норм. В их диалоге присутствуют элементы разговорной речи, как, например, частое употребление частиц (нажать-то, так вы, да нет).

Любой диалог имеет свою структуру, которая в большинстве типов диалога, как в принципе и в любом тексте, остается стабильной: зачин - основная часть - концовка. Зачином может быть формула речевого этикета (Добрый вечер, Николай Иванович!) или первая реплика-вопрос (Сколько сейчас времени?), или реплика-суждение (Сегодня хорошая погода). Следует отметить, что размеры диалога теоретически безграничны, поскольку его нижняя граница может быть открытой: продолжение практически любого диалога возможно за счет увеличения составляющих его диалогических единств. На практике же любой диалог имеет свою концовку (реплику речевого этикета (Пока!), реплику-согласие (Да, конечно!) или реплику-ответ).

Диалог рассматривается как первичная, естественная форма речевой коммуникации, поэтому как форма речи он получил свое наибольшее распространение в сфере разговорной речи, однако диалог представлен также и в научной, и публицистической, и официально-деловой речи.

Будучи первичной формой коммуникации, диалог представляет собой неподготовленный, спонтанный тип речи. Это утверждение касается в первую очередь сферы разговорной речи, где тематика диалога может произвольно меняться в ходе его развертывания. Но , даже в научной, публицистической и официально-деловой речи при возможной подготовке (прежде всего вопросных) реплик развертывание диалога будет спонтанным, поскольку в абсолютном большинстве случаев реплики-реакции собеседника неизвестны или непредсказуемы.

В диалогической речи наиболее ярко проявляется так называемый универсальный принцип экономии средств словесного выражения. Это значит, что участники диалога в конкретной ситуации используют минимум словесных, или вербальных, средств, восполняя не выражаемую словесно информацию за счет невербальных средств общения – интонации, мимики, телодвижений, жестов. Например, идя на прием к руководителю и находясь в приемной, сотрудник фирмы не будет обращаться к секретарю с вопросом типа «Николай Владимирович Петрова директор нашей фирмы, находится сейчас у себя в кабинете?», а может ограничиться кивком головы по направлению к двери кабинета и репликой « У себя?» При письменном воспроизведении диалога такая ситуация обязательно развертывается, показывается автором- пишущим в виде ремарки, комментария.

Для существования диалога, с одной стороны, необходима общая исходная информационная база его участников, а с другой – исходный минимальный разрыв в знаниях участников диалога. В противном случае участники диалога не будут сообщать друг другу новую информацию по предмету речи, а следовательно, он не будет продуктивным. Таким образом, неинформативность отрицательно сказывается на продуктивности диалогической речи. Этот фактор может возникать не только при низкой коммуникативной компетенции участников диалога, но и при отсутствии желания у собеседников вступать в диалог или продолжать его. Диалог, состоящий только из одних форм речевого этикета, так называемых этикетных форм, имеет формальный смысл, неинформативен, потребность в получении информации отсутствует, но он является общепринятым в определенного рода ситуациях (при встречах в общественных местах):

- Привет!

-Здравствуй!

- Как дела?

- Спасибо, нормально.

Необходимым условием существования диалогов, направленных на получение новой информации, является такой фактор, как потребность в общении, возникающая вследствие потенциального разрыва в знаниях.

В соответствии с целями и задачами диалога, ситуацией общения, ролью собеседников можно выделить следующие основные типы диалогов: бытовой, деловая беседа, интервью. Прокомментируем первый из них (последние два будут рассмотрены более подробно дальше).

Бытовой диалог характеризуется незапланированностью, возможным отклонением от темы, разнообразием обсуждаемых тем, отсутствием целеустановок и необходимости принятия каких-либо решений, широким использованием несловесных (невербальных) средств общения, личностным выражением, разговорным стилем.

В качестве примера бытового диалога приведем отрывок из повести Владимира Маканина «Простая истина»:

В комнату к Терехову в ту же почти секунду вошла, степенная седая дама

-…Ты ведь не спишь - я вроде бы слышала твой голос.

- Откашлявшись, она попросила:

-Дай-ка мне, милый, спички

- Пожалуйста.

  •  Чаю захотелось старухе. А спички куда-то делись – склероз.

- Она присела на минуту:

- Ты вежливый, я тебя люблю.

- Спасибо.

  •  А Ситников - каков подлец, вздумал магнитофон заводить на ночь глядя. Ты слышал, как я его отделала - что-то, а учить уму-разуму я умею.

        И, снисходя к собственной слабости, засмеялась.

- Старческое, должно быть.

В данном тексте присутствуют все типичные для бытового диалога характеристики: незапланированность (соседка случайно зашла к Терехову, хотя ей и нужны были спички), переход от одной темы к другой (спички, которые пожилая соседка потеряла, ее положительное отношение к Терехову, отрицательное отношение к другому соседу, стремление поучать молодых), невербальные средства общения (смех старухи, довольной собой, являющийся также знаком расположение к Терехову), разговорный стиль (синтаксические конструкции: спички куда-то делись - склероз, использование разговорной лексики: заводить магнитофон, отделать кого-либо, вроде бы).

Монолог

Монолог можно определить как развернутое высказывание одного лица.

Монолог характеризуется относительной протяженностью (он может содержать различные по объему части текста, состоящие из структурно и по смыслу связанных высказываний) и разнообразием словарного состава. Темы монолога разнообразны и могут свободно меняться в ходе его развертывания.

Различают два основных типа монолога. Во-первых, монологическая речь представляет собой процесс целенаправленного сообщения, сознательного обращения к слушателю и характерна прежде всего для устной формы книжной речи: устная научная речь (например, учебная лекция или доклад), судебная речь и получившая в последнее время широкое распространение устная публичная речь. Наиболее полное развитие монолог получил в художественной речи.

Во-вторых, монолог – это речь наедине с самим собой, т. е. монолог может быть не направлен непосредственному слушателю (это так называемый «внутренний монолог») и соответственно не рассчитан на ответную реакцию собеседника.

Монолог может быть как неподготовленным, спонтанным, что характерно прежде всего для сферы разговорной речи, так и подготовленным, заранее продуманным.

По цели высказывания монологическую речь делят на три основные типа: информационная, убеждающая и побуждающая.

Информационная речь служит для передачи знаний. В этом случае говорящий должен прежде всего учитывать как интеллектуальные способности восприятия информации слушателями, так и познавательные возможности.

К разновидностям информационной речи относят различного рода выступления, лекции, отчеты, сообщения, доклады.

Приведем пример информационной речи (сообщение директора фирмы «Досуг» об итогах международной выставки «Малый бизнес-98. Технология успеха»):

«Прошедшая выставка, с одной стороны, была широкой рекламой малого бизнеса вообще. С другой - демонстрацией достижений предприятий, участвовавших в этой выставке. С третьей - выставка дала возможность пообщаться коллегам по бизнесу. Но самая главная задача подобного мероприятия, я считаю, - просветительская» (Предприниматель Петербурга. 1998. № 9).

Убеждающая речь обращена прежде всего к эмоциям слушателя. В этом случае говорящий должен учитывать его восприимчивость. К убеждающей разновидности речи относят: поздравительные, торжественные, напутственные.

В качестве примера приведем речь губернатора Санкт-Петербурга на открытии памятника Н. В. Гоголю:

«Произошло событие поистине историческое, мы открываем памятник великому русскому писателю Николаю Васильевичу Гоголю. Мы, наконец-то, выполняем свой долг перед гением мировой литературы. Авторы монумента создали образ зрелого, мудрого, погруженного в себя человека. «Я всегда закутываюсь плащом своим, когда иду по Невскому проспекту», - писал он. Именно таким мы увидели сегодня Гоголя» (Неделя. 1997. № 47).

Побуждающая речь направлена на то, чтобы побудить слушателей к различного рода действиям. Здесь выделяют политическую речь, речь-призыв к действиям, речь-протест.

В качестве примера политической речи приведем отрывок из речи вице-губернатора Санкт-Петербурга, члена политсовета Движения «Яблоко»:

«Важнейшая задача ближайших полутора лет - стабилизация долга города, в том числе с помощью международных, в финансовом отношении более выгодных займов. Если эта задача будет решена - в городе возникнет совсем другая финансовая ситуация. При которой будут лучше решаться вопросы выплаты зарплаты и пенсий, реализации важнейших социальных программ.

Верю, что нам это удастся». (Невский обозреватель. 1997. № 3).

Монолог имеет определенную композиционную форму, которая зависит от жанрово-стилистической или функционально-смысловой принадлежности. К жанрово-стилистическим разновидностям монолога можно отнести ораторскую речь (о которой будет сказано отдельно далее), художественный монолог, официально-деловой монолог и другие типы, к функционально-смысловым типам – описание, повествование, рассуждение (также будут рассмотрены отдельно).

Монологическую речь различают по степени подготовленности и официальности. Ораторская речь всегда представляет собой заранее подготовленный монолог, произносимый в официальной обстановке. Однако в определенной степени монолог – это искусственная форма речи, всегда стремящаяся к диалогу, в связи с этим любой монолог может иметь средства его диалогизации, например обращения, риторические вопросы, вопросно-ответную форму речи, т. е. все  то, что может свидетельствовать о стремлении говорящего повысить коммуникативную активность собеседника-адресата, вызвать его ответную реакцию. (Более подробно о средствах диалогизации монологической речи будет сказано в гл. III.)

Рассмотрим особенности построения монологической речи и ее характеристики на конкретном примере.

«Так, времени у меня немного. 30 минут. Хватит? Отлично. Итак, что вас интересует? Образование - экономическое, но работать я начала в одной юридической конторе, И довольно быстро от секретаря-референта дошла до заместителя директора. Время начиналось благоприятное для тех, кто владел азами экономических знаний. А я владела. Но очень скоро поняла это, начала что-то делать. Так уже сложилось, что вокруг оказались филологи со знанием языков, и я организовала курсы, потом - центр переводов.

Мы не сразу начали процветать, конечно, а в какой-то момент и вовсе почти разорились.

Все было непросто. Но я справилась с ситуацией. Да, я пять лет не была в отпуске. Не езжу за границу. Мой дом - вот этот кабинет сутра до ночи. Нет, это неправда, что больше ничего мне не нужно. Конечно, нужно. Но отношения с мужчинами складываются трудно.

Остается сын. В конечном итоге все, что я делаю, - я делаю для него...» (Шульгина Е. - Монологи о важном // газета «Мальчик и девочка». 1997. №1).

В этом отрывке представлен пример неофициального неподготовленного монолога – развернутое высказывание одного лица. Данный монолог представляет собой сообщение, сознательно направленное определенному слушателю. Тематически он отличается определенным однообразием: это сообщение женщины о своей жизни – образовании, работе, проблемах, семье. По цели высказывания его можно охарактеризовать как информационный. Рассматриваемый монолог имеет определенную структуру: вступление (Так, времени у меня немного. 30 минут. Хватит? Отлично; Итак, что вас интересует?), в котором говорящий определяет тему своей речи (Что вас интересует?), основная часть– собственно рассказ о жизни, и заключение– заключительная часть монолога, где говорящий, подводя итог сказанному, утверждает, что в конечном счете все делает для сына.

*     *     *

Таким образом, монолог и диалог рассматриваются как две основных разновидности речи, различающиеся по количеству участников акта общения. Диалог как способ обмена мыслями между коммуникантами в виде реплик является первичной, естественной формой речи в отличие от монолога, представляющего собой развернутое высказывание одного лица. Диалогическая и монологическая речь могут существовать как в письменной, так и в устной форме, однако в основе письменной речи всегда лежит монологическая, а в основе устной – диалогическая.

§ 4. Функционально-смысловые типы речи

Описание

В зависимости от целей монологического высказывания, способа изложения содержания выделяют такие функционально-смысловые типы речи, как описание, повествование, рассуждение. Первые два типа речи предполагают соотношение с миром «вещей» – предметов, последний – с миром понятий, суждений.

Описание – это словесное изображение какого-либо явления действительности путем перечисления его характерных признаков. Данный тип речи служит для воссоздания мира предметов и установления связей между ними. Схематично описание можно представить следующим образом:

Описание = признак1 + признак2 + признак3...

Цель описания – создать в представлении читателя целостную картину, зафиксировать характерные признаки предмета или лица. В логическом плане описать предмет или явление – значит перечислить его признаки, поэтому для описания важны слова, обозначающие качества, свойства предметов.

С точки зрения объекта описания выделяют следующие типы: бытовое, портретное, интерьерное, пейзажное, научно-техническое, описание положения дел.

Глаголы в описании используются обычно в форме несовершенного вида настоящего и прошедшего времени. Характерная особенность описания как типа речи – статичное расположение предметов на одной плоскости, указание на ряд признаков предметов, отнесенных к определенному моменту речи.

«Nippon Telegraf and Telephon Corp (NTT) представила прототип наручного телефона, разработанного компанией. Это самый маленький в мире телефон  его вес составляет всего 45 г. Он имеет очень маленькую антенну и работает на литий-ионной батарее. Микросхемы, на которых работает телефон, особенно хорошо экономят электроэнергию. Новая игрушка набирает номер абонента с голоса,» (Русский телеграф, 1997. №56)                            

В приведенном примере описание нового телефонного аппарата представлено в статике, здесь присутствует типичная для описания характеристика предмета (в данном случае телефона) и его свойств. Глаголы в описании - несовершенного вида – также дают статическую картину (телефон имеет антенну, работает на батарее, микросхемы экономят энергию),

Итак, описание можно охарактеризовать как некую модель монологического сообщения в виде перечисления признаков предмета (в широком понимании).

Повествование 

Повествование представляет собой рассказ о событиях и служит для передачи последовательности различных событий, явлений, действий; оно раскрывает связанные между собой явления, действия, происходившие в виде некой цепочки событий в прошлом. Схематично повествование можно представить следующим образом:

Повествование = событие1 + событие2 + событие3...

Последовательность действий, событий передается с помощью глаголов совершенного вида, которые, обозначая последовательно сменяющие друг друга события, показывают развертывание повествования. Обычно предложения в повествовании не бывают относительно длинными, не имеют сложной структуры. Отдельные предложения в повествовании связаны цепной связью. В повествовании соблюдается определенный порядок слов в предложении (его так и называют – повествовательным), когда сказуемое стоит после подлежащего и служит цели изображения последовательности действий. Глаголы-сказуемые обычно обозначают конкретное действие.

«Арбитражный суд обязал ЗАО «Несте-Санкт-Петербург» возместить компании «Балт-Трейд» сумму убытков за поставку некачественного бензина.

Конфликт возник в июле 1997 г., когда владелец Mitsubithi Pajero заправил свой автомобиль бензином марки ВЕ-95Е на автозаправочной станции, принадлежащей АОЗТ «Балт-Треид». Машина сломалась, даже не успев покинуть бензоколонку. Вызванный из скорой передвижной автомобильной службы «СПАС 0001» мастер констатировал наличие в бензобаке «воды, белой эмульсии неизвестного происхождения»

По требованию клиента компания «Балт-Трейд» взяла на себя расходы по замене деталей, оплате ремонтных работ» (Деловой Петербург, 1998, №39).

В данном примере рассказ представлен в виде цепочки последовательно сменяющих друг друга событий. Развертывание этой событийной цепочки осуществляется прежде всего за счет использования глаголов совершенного вида, обозначающих конкретные действия (конфликт возник, владелец заправил, машина сломалась, мастер констатировал, компания взяла на себя расходы). Порядок слов в данном отрывке (следование сказуемого за подлежащим) – повествовательный.

Рассуждение 

       

 Рассуждение– это словесное изложение, разъяснение и подтверждение какой-либо мысли. Рассуждение передает ход развития мысли, идеи и должно обязательно приводить к получению нового знания о предмете, объекте, поскольку целью рассуждения является углубление наших знаний об окружающем мире. Данный тип речи характеризуется наличием абстрактной лексики, связанной не с обозначением конкретных предметов, а с отображением мира суждений, а также большим количеством сложных предложений, которые могут передавать различные логические отношения. Схематично рассуждение можно представить следующим образом:

Рассуждение == вопрос (тезис) - суждение1суждение2 – суждение3...

«Главное для банка - осознать, что его задачи - сберечь и приумножить средства акционеров и клиентов. Ощущение, что деньги - это собственность, пришло ко многим банкам только через 5-6 лет работы на финансовом рынке. В прежние времена банкиры мало внимания уделяли издержкам, расходам на филиальную сеть и доходам от работы филиалов,

Для регионального банка тесная работа с предприятиями - почти единственный способ выживания. Другой путь - работа с частными вкладчиками, но для этого надо развивать филиальную сеть, и здесь уже придется конкурировать, например, со Сбербанком» (Деловой Петербург. 1998. № 39).

В этом примере ход развития мысли в конечном итоге приводит к получению новых знаний – в данном случае это тезис о выживаемости региональных банков через налаживание работы с предприятиями и развитие филиальной сети. Автор рассуждения использует абстрактную лексику (осознать, приумножить, ощущение, способ, выживание).

Рассмотрим основные правила построения рассуждений. Рассуждение должно содержать: посылку (точно сформулированную основную мысль), основную часть (умозаключения, которые отражают ход мыслей, приводящий к новому суждению) и  в ы в о д (который должен соотноситься с посылкой и логически вытекать из всего хода рассуждения). Эти три основные части рассуждения даны в следующем конкретном примере:

«Важнейшая задача городской политики - решение проблем обслуживания жилищного фонда (посылка). На эти цели тратится около трети городского бюджета, горожане все больше платят за жилье... и при этом все понимают: деньги тратятся неэффективно. Дело в том, что жилищная сфера чудовищно монополизирована: РЭУ сами себе заказывают работу, сами же получают за нее деньги (основная часть) Городу остро необходима реформа жилищной сферы, суть которой - не в тривиальном повышении цен, а в демонополизации, в создании механизмов контроля за теми, кто обслуживает жилье» (вывод) (Невский обозреватель. 1997. № 4).

*     *     *

Таким образом, к функциональным типам речи, обусловливаемым целью монологического высказывания и способом изложения высказывания, относят описание, повествование и рассуждение. Описание – это словесное изображение какого-либо явления действительности посредством перечисления его характерных признаков. Повествование представляет собой рассказ о событиях и служит для передачи последовательности различных событий, явлений, действий. Рассуждение есть словесное изложение, разъяснение и подтверждение какой-либо мысли.

§ 5. Функциональные стили речи

Общая характеристика стилей

Каждый функциональный стиль современного русского литературного языка – это такая его подсистема, которая определяется условиями и целями общения в какой-то сфере общественной деятельности и обладает некоторой совокупностью стилистически значимых языковых средств. Функциональные стили неоднородны; каждый из них представлен рядом жанровых разновидностей, например, в научном стиле – научные монографии и учебные тексты, в официально-деловом – законы, справки, деловые письма, в газетно-публицистическом – статья, репортаж и т. п. Многообразие жанровых разновидностей создается разнообразием содержания речи и ее различной коммуникативной направленностью, т. е. целями общения. Именно цели общения диктуют выбор стилистических приемов, композиционной структуры речи для каждого конкретного случая. В ведущих жанрах каждого функционального стиля речи стандарт языковых средств находит свое наиболее яркое выражение. Периферийные жанры более нейтральны с точки зрения использования языковых средств. Однако каждый функциональный стиль речи имеет свои типические черты, свой круг лексики и синтаксических структур, которые реализуются в той или иной степени в каждом жанре данного стиля.

В соответствии со сферами общественной деятельности в современном русском языке выделяют следующие функциональные стили: научный, официально-деловой, газетно-публицистический, художественный и разговорно-обиходный.

Научный стиль 

Сфера общественной деятельности, в которой функционирует научный стиль, – это наука. Ведущее положение в научном стиле занимает монологическая речь. Этот функциональный стиль обладает большим разнообразием речевых жанров; среди них основными являются: научная монография и научная статья, диссертационные работы, научно-учебная проза (учебники, учебные и методические пособия и т. п.), научно-технические произведения (разного рода инструкции, правила техники безопасности и проч.), аннотации, рефераты, научные доклады, лекции, научные дискуссии, а также жанры научно-популярной литературы.

Одним из важнейших жанров научного стиля является научная статья, которая может передавать разнообразную по своему характеру и назначению информацию и наиболее часто используется как основной источник научно-технической информации: именно здесь фиксируется все новое, что появляется в определенной отрасли науки. Научные статьи представлены несколькими разновидностями: статья – краткое сообщение о результатах научно-исследовательской и опытно-конструкторской работ; собственно научная или научно-техническая статья, в которой достаточно подробно излагаются результаты работы; передовая статья; историко-научная обзорная статья; дискуссионная (полемическая) статья; научно-публицистическая статья; рекламная статья. Каждая из разновидностей статьи отличается собственным содержанием и демонстрирует профиль журнала, где она опубликована.

Научный стиль реализуется преимущественно в письменной форме речи. Однако с развитием средств массовой коммуникации, с ростом значимости науки в современном обществе, увеличением числа различного рода научных контактов, таких, как конференции, симпозиумы, научные семинары, возрастает роль устной научной речи.

Основными чертами научного стиля и в письменной, и в устной форме являются точность, абстрактность, логичность и объективность изложения. Именно они организуют в систему все языковые средства, формирующие этот функциональный стиль, и определяют выбор лексики в произведениях научного стиля. Для этого функционального стиля характерно использование специальной научной и терминологической лексики, причем в последнее время здесь все больше места занимает международная терминология (сегодня это особенно заметно в экономической речи, например менеджер, менеджмент, квотирование, риэлтер и проч.). Особенностью использования лексики в научном стиле является то, что многозначные лексически нейтральные слова употребляются не во всех своих значениях, а только, как правило, в одном. Например, глагол «считать», имеющий четыре значения, в научном стиле реализует преимущественно значение: «делать какое-нибудь заключение о ком-нибудь или чем-нибудь, признавать, полагать».

«Мы ясно понимаем, что разные исследователи могут и должны по-разному представлять себе перспективы развития науки и не претендуем на провозглашение истины в последней инстанции, однако считаем полезным изложение своей точки зрения на этот важный вопрос» (Экология. 1993. № 3).

Употребление в одном, становящемся терминологическим значении характерно и для существительных, и для прилагательных, например, тело, сила, движение, кислый, тяжелый и т. п.

В научной речи по сравнению с другими стилями наблюдается более широкое использование абстрактной лексики по сравнению с конкретной. В приведенном выше примере из журнала «Экология» в одном предложении присутствует сразу несколько существительных, выражающих абстрактные понятия: перспективы, развитие, истина, изложение, точка зрения.

Лексический состав научного стиля характеризуется относительной однородностью, замкнутостью, что выражается, в частности, в меньшем использовании синонимов. Объем текста в научном стиле увеличивается не столько за счет употребления различных слов, сколько за счет многократного повторения одних и тех же. Примером может служить следующий отрывок:

« Транспортные межцеховые связи по основным видам сырья и готовой продукции, а также передачи грузов между производственными цехами и объектами складского и транспортного назначения в большинстве своем обеспечиваются непрерывным транспортом (...) Автотранспортом готовая продукция поставляется потребителям, близко расположенным, им же выполняются подсобные погрузочно-разгрузачные работы» (Красильников В А. Промышленное зодчество и экология).

В научном функциональном стиле отсутствует лексика с разговорной и разговорно-просторечной окраской. Этому стилю в меньшей степени, чем публицистическому или художественному, свойственна оценочность. Оценки используются, чтобы выразить точку зрения автора, сделать ее более понятной и доступной, пояснить мысль, привлечь внимание и в основном имеют рациональный, а не эмоционально-экспрессивный характер:

«Широко распространенное мнение о том, что достижение качества атмосферного воздуха на уровне санитарно-гигиенических предельно допустимых концентраций гарантирует одновременно и высокое качество природной среды, ошибочно» (Экология 1993, № 3); «Интенсивное развитие промышленных предприятий и транспорта на Урале (…) наносят большой экологический и экономический ущерб лесному хозяйству, вплоть до полного разрушения лесов, и в конечном итоге здоровью человека» (Экология. 1993. № 1).

Научная речь отличается точностью и логичностью мысли, ее последовательным представлением и объективностью изложения. В текстах научного стиля приводятся строгие определения рассматриваемых понятий и явлений, каждое предложение или высказывание логически соединено с предшествующей и последующей информацией:

«Менеджмент представляет собой сложное социально-экономическое, информационное и организационно-технологическое явление, процесс деятельности, имеющий дело со сменой состояний, качеств объекта, что предполагает наличие определенных тенденций и этапов. Отсюда он связан с закономерностями и принципами, которые составляют предмет любой науки. Здесь и генезис, и эволюция, и резкие скачки, и тупиковые ситуации, и целеполагание, и надежда. Менеджмент включает знания, навыки, умения, приемы, операции, процедуры, алгоритмы воздействия через мотивацию, т. е. все то, что входит в понятие социальных и человеческих технологий» (Высшее образование в России. 1995. № 2).

В этом фрагменте дано общее определение менеджмента в первом предложении, причинно-следственные отношения между первым и вторым предложениями, уточнение в четвертом предложении. Использование соответствующих языковых средств позволяет дать читателям общее представление о менеджменте, анализу которого посвящена статья.

В синтаксических структурах в научном стиле речи максимально демонстрируется отстраненность автора, объективность излагаемой информации. Это выражается в использовании вместо 1-го лица обобщенно-личных и безличных конструкций: есть основания полагать, считается, известно, предположительно, можно сказать, следует подчеркнуть, надо обратить внимание и т. п. Этим же объясняется и применение в научной речи большого количества пассивных конструкций, в которых реальный производитель действия обозначается не грамматической формой подлежащего в именительном падеже, а формой второстепенного члена в творительном падеже или вообще опускается. Поэтому на первый план выдвигается само действие, а зависимость от производителя уходит на второй план или вообще не выражается языковыми средствами:

«В системе современного менеджмента в качестве объекта управления рассматриваются, во-первых, организации или предприятия-товаропроизводители, во-вторых, процессы управления как явления (…) Современный менеджмент рассматривается как особая динамическая организация управления» (Высшее образование в России 1995. №2)                              

Стремление к логичности изложения материала в научной речи приводит к активному использованию сложных союзных предложений, а также конструкций, которые осложняют простое предложение: вводных слов и словосочетаний, причастных и деепричастных оборотов, распространенных определений и проч. (см. предшествующие примеры). Наиболее типичными сложноподчиненными предложениями являются предложения с придаточными причины и условия, например: «Если плохо работает предприятие или какое-то его структурное подразделение, то это значит, что здесь не все в порядке с менеджментом».              

Проанализируем отрывок из статьи А. Попова «Генезис менеджмента и управления»:

«Российская Федерация находится на пороге XXI в,, который будет характеризоваться высоким уровнем информатизации и компьютеризации, инновационным предпринимательством, широким применением информационных технологий менеджмента. В экономике России будет происходить глубокий сдвиг от «управленческой» экономики к экономике «предпринимательской». Есть основания полагать, что предпринимательская экономика из чисто американского явления распространится на другие индустриально развитые страны, а менеджмент пойдет по пути развития новых информационно-управленческих технологий, являющихся основой преобразования предпринимательской экономики в предпринимательское общество» (Высшее образование в России. 1995. № 2).

Этот отрывок содержит множество терминов и абстрактных существительных (информатизация, компьютеризация, менеджмент, технологии, применение, сдвиг, развитие и проч.), пассивные глаголы (характеризоваться, распространится), причастный оборот, однородные члены, сложноподчиненные предложения с определительным и изъяснительным значением (который, что), союз а, выражающий сопоставительные отношения. Каждое предложение максимально насыщено информацией; чтобы понять этот текст, надо обратиться к нему не один раз. Информационная насыщенность предложения – характерная черта научного стиля речи.

Тексты научного стиля речи могут содержать не только языковую информацию, но и различные формулы, символы, таблицы, графики и т. п. В большей степени это распространяется на тексты естественных и прикладных наук: математики, химии, физики и др. В качестве примера приведем отрывок из научной статьи А. Олейника на экономическую тему «Издержки и перспективы реформ в России: институциональный подход»:

«Введем дополнительную переменную Р, используемую для обозначения вероятности выполнения контракта Продавцом, оцениваемой Покупателем. Соответственно (1 - р) - то, как оценивает Покупатель вероятность обмана. Ожидаемая полезкость совершения предоплаты составит тогда EU = 10р+ (-5) (1 - р) = 15р - 5, а ожидаемая полезность воздержания от предоплаты: EU = Ор+ 0 (1 - р) = 0 Покупатель сделает предоплату, только если 15р - 5 больше О, Иными словами, р должна быть больше 1/3, чем и определяется минимально допустимый уровень доверия Покупателя к Продавцу» (МЭ и МО. 1997. № 12).

Практически любой научный текст может содержать графическую информацию; это одна из черт научного стиля речи.

 Официально-деловой стиль.

  Основной сферой, в которой функционирует официально-деловой стиль русского литературного языка, является административно-правовая деятельность. Этот стиль удовлетворяет потребность общества в документальном оформлении разных актов государственной, общественной, политической, экономической жизни, деловых отношений между государством и организациями, а также между членами общества в официальной сфере их общения. Тексты этого стиля представляют огромное разнообразие жанров: устав, закон, приказ, распоряжение, договор, инструкция, жалоба, рецепт, различного рода заявления, а также множество деловых жанров (например; объяснительная записка, автобиография, анкета, статистический отчет и др.). Выражение правовой воли в деловых документах определяет свойства, основные черты деловой речи и социально-организующее употребление языка. Жанры официально-делового стиля выполняют информационную, предписывающую, констатирующую функции в различных сферах деятельности. Поэтому основной формой реализации этого стиля является письменная.

Несмотря на различия в содержании отдельных жанров, степени их сложности, официально-деловая речь имеет общие стилевые черты: точность изложения, не допускающую возможности различий в толковании; детальность изложения; стереотипность, стандартизованность изложения; долженствующе-предписывающий характер изложения. К этому можно добавить такие черты, как официальность, строгость выражения мысли, а также объективность и логичность, которые свойственны и научной речи.

Функция социальной регламентации, которая играет самую важную роль в официально-деловой речи, предъявляет к соответствующим текстам требование однозначности прочтения. В связи с этим для каждого текста должна быть характерна такая точность изложения информации, которая не допускала бы возможности различных толкований. Официальный документ будет выполнять свое назначение, если его содержание тщательно продумано, а языковое оформление безупречно. Именно этой целью определяются собственно лингвистические черты официально-деловой речи, а также ее композиция, рубрикация, выделение абзацев и проч., т. е. стандартизованность оформления многих деловых документов. Вспомните листок по учету кадров, анкету, заполняемую, например, для получения визы, квитанцию на оплату жилищно-коммунальных услуг и т. п.

Лексический состав текстов этого стиля имеет свои особенности, связанные с указанными чертами. Прежде всего в этих текстах используются слова и словосочетания литературного языка, которые имеют ярко выраженную функционально-стилистическую. Окраску, например истец, ответчик, протокол, должностная инструкция, заключение под стражу, пассажироперевозки, поставка, удостоверение личности, научный сотрудник и др., среди них значительное количество профессиональных терминов. Многие глаголы содержат тему предписания или долженствования: запретить, разрешить, постановить, обязать, назначить и проч. Следует заметить, что в официально-деловой речи наблюдается самый высокий процент употребления инфинитива среди глагольных форм. Это также связано с императивным характером официально-деловых текстов. Рассмотрим пример:

«При изучении любого международного соглашения, а в особенности соглашения об устранении двойного налогообложения, прежде всего необходимо четко определить сферу его действия в двух аспектах

- налоги, на которые распространяется действие соглашения,       

- территории, на которые распространяется действие соглашения» (Консультант. 1997. № 24).

Даже в этом коротком отрывке имеются слова и словосочетания с официально-правовой окраской (международное соглашение, двойное налогообложение, налоги), выражающее долженствование словосочетание необходимо определить, такие черты, как строгость выражения мысли, беспристрастная констатация, полная безличность изложения.

Для официально-делового стиля характерна тенденция к сокращению числа значений слов, упрощению их семантической структуры, к однозначности лексических и сверхсловных обозначений, вплоть до узкой терминологизации. Поэтому достаточно часто в текстах данного стиля даются точные определения применяемых слов и понятий, т. е. четко ограничивается их семантический объем. Здесь недопустимы полисемия (многозначность), метафорическое использование слов, употребление слов в переносных значениях, а синонимы употребляются в незначительной степени и, как правило, принадлежат одному стилю: снабжение = поставка = обеспечение, платежеспособность = кредитоспособность, износ = амортизация, ассигнование = субсидирование и др.

Типичными для делового языка являются сложные слова, образованные от двух и более слов: квартиросъемщик, работодатель, материально-технический, ремонтно-эксплуатационпый, вышеуказанный, нижепоименованный и т. п. Образование таких слов объясняется стремлением делового языка к точности передачи смысла и однозначности толкования. Этой же цели служат словосочетания «неидиоматического» характера, например пункт назначения, высшее учебное заведение, налоговая декларация, акционерное общество, жилищный кооператив и проч. Однотипность подобных словосочетаний и их высокая повторяемость приводят к клишированности используемых языковых средств, что придает текстам официально-делового стиля стандартизированный характер. Рассмотрим пример:

«Нотариус, занимающийся частной практикой, должен быть членом нотариальной палаты, совершать все предусмотренные законодательством нотариальные действия от имени государства, вправе иметь контору, открывать расчетный и другие счета, в том числе валютный, иметь имущественные и личные неимущественные права и обязанности, нанимать и увольнять работников, распоряжаться поступившим доходом, выступать в суде, арбитражном суде от своего имени и совершать другие действия в соответствии с законодательством Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации» (Консультант. 1997. № 24).

Этому тексту присущи многие типичные черты делового стиля: стилистически отмеченные слова и словосочетания (нотариус, нотариальная палата, расчетный счет, арбитражный суд и проч.); «долженствующе-предписывающий» характер изложения, передающийся инфинитивными конструкциями (должен быть, должен совершать, вправе иметь и др.); композиционное построение, подчиненное основной теме этого предложения – изложению прав и обязанностей нотариуса, занимающегося частной практикой; беспристрастная констатация фактов, изложенных по мере их значимости; полное отсутствие какой-либо оценки.

Официально-деловая речь отражает не индивидуальный, а социальный опыт, вследствие чего ее лексика предельно обобщена в семантическом отношении, т. е. устранено все остро-своеобразное, конкретное, неповторимое, а на передний план выдвинуто типичное. Для официального документа важна юридическая сущность, поэтому предпочтение отдается родовым понятиям, например прибыть (приехать, прилететь, прийти и т. д.), транспортное средство (автобус, самолет, «Жигули» и т. д.), населенный пункт (деревня, город, село и т. д.) и др. При назывании лица употребляются имена существительные, обозначающие лицо по признаку, обусловленному каким-либо отношением или действием (преподаватель Сергеева Т. Н., свидетель Молотков Т. П., ректор университета Старов Е. И. и т. п.).

Для деловой речи характерно использование отглагольных существительных, которых в официально-деловом стиле больше, чем в других стилях, и причастий: прибытие поезда, предоставление жилплощади, обслуживание населения, пополнение бюджета, принятие мер; данный, указанный, вышепоименованный и т. п.; широко используются сложные отыменные предлоги: в части, по линии, на предмет, во избежание, по достижении, по возвращении и др.

Обычно предложение содержит достаточно большой объем информации и рассчитано на повторное прочтение. Простые предложения часто осложняются однородными членами, что обусловлено необходимостью исчерпать предмет сообщения. Активно используются пассивные конструкции; как и в научной речи, большое место занимают сложноподчиненные предложения с придаточным условия:

«Порядок ведения заседания и исследования дополнительных доказательств, если они были представлены в апелляционную инстанцию, определяется председательствующим. По общему правилу вначале заслушиваются объяснения лиц, участвующих в деле, и их представителей. Сначала выступает лицо, подавшее апелляционную жалобу, и его представитель. В случае обжалования решения обеими сторонами первым выступает истец» (Хозяйство и право. 1997. № 1).

В этом отрывке первое предложение – сложноподчиненное с придаточным условия. В последующих предложениях несколько причастий (участвующих, подавшее), пассивный глагол (заслушиваются), сложный отыменный предлог (в случае). Строгая логика и точность изложения определяют последовательность действий в представленной ситуации. Данный текст выполняет роль регламента и устанавливает порядок процедуры рассмотрения апелляционной жалобы.

Деловой речи, как уже упоминалось, свойственны безличность изложения и отсутствие оценочности. Здесь имеют место беспристрастная констатация, изложение фактов в логической последовательности. Поэтому 1-е лицо допустимо только в ограниченном числе ситуаций, когда устанавливаются правовые отношения между частным лицом и организацией или государством, например при оформлении различных доверенностей, при заключении трудового соглашения и т. п. Так, доверенность имеет вид:

ДОВЕРЕННОСТЬ

Я, Алексеева Анна Ивановна, проживающая по адресу: г. Санкт-Петербург, ул Пражская, д 35, кв 127, паспорт УШ-ВИ № 964863, выданный 12 отд. милиции г Санкт-Петербурга 26 января 1992 г, доверяю Хитровой Ольге Александровне, проживающей по адресу г Санкт-Петербург, ул Кораблестроителей, д 65, кв. 98, заключение договора с издательством «Юристъ» от моего имени.

29 05 98                Алексеева

Однако даже в таких ситуациях форма написания многих документов клиширована и ориентирована на безличность. Напомним, как пишется заявление о предоставлении отпуска:

Заведующему кафедрой физики

проф. И С Петрову

преподавателя С И Андреева

ЗАЯВЛЕНИЕ

Прошу предоставить мне очередной отпуск за 1997/98 учебный год с 15.06..98  

                                                 

25.05.98            Андреев

Газетно-публицистический стиль

Газетно-публицистический стиль функционирует в общественно-политической (сфере и используется в ораторских выступлениях, в различных газетных жанрах (например, передовая статья, репортаж и др.), в публицистических статьях в периодической печати. Он реализуется как в письменной, так и в устной форме.

Одной из основных характерных черт газетно-публицистического стиля является сочетание двух тенденций – тенденции к экспрессивности к тенденции к стандарту. Это обусловлено функциями, которые выполняет публицистика: информационно-содержательная функция и функция убеждения, эмоционального воздействия. Они имеют особый характер в публицистическом стиле. Информация в этой сфере общественной деятельности адресована огромному кругу людей, всем носителям языка и членам данного общества (а не только специалистам, как в научной сфере). Для актуальности информации очень значим временной фактор: информация должна передаваться и становиться общеизвестной в кратчайшие сроки, что совсем неважно, например, в официально-деловом стиле. В газетно-публицистическом стиле убеждение осуществляется путем эмоционального воздействия на читателя или слушателя, поэтому автор всегда выражает свое отношение к сообщаемой информации, но оно, как правило, не является только его личным отношением, а выражает мнение определенной социальной группы людей, например какой-то партии, какого-то движения и проч. Итак, с функцией воздействия на массового читателя или слушателя связана такая черта газета-публицистического стиля, как его эмоционально-экспрессивный характер, а с быстротой передачи общественно значимой информации связан стандарт этого стиля.

Тенденция к стандарту означает стремление публицистики к строгости и информативности, которые свойственны научному и официально-деловому стилям. Например, к числу стандартных для газетно-публицистического стиля можно отнести неуклонный рост, временная поддержка, широкий размах, дружественная обстановка, официальный визит и т. п. Тенденция к экспрессивности выражается в стремлении к доступности и образности формы выражения, что характерно для художественного стиля и разговорной речи – в публицистической речи переплетаются черты этих стилей. Приведем небольшой фрагмент статьи Д. Смирновой «Женщины на виду»:

«В любом обществе существует ряд проблем, напрямую связанных с социальным функционированием женщины. Именно этими проблемами давно занят феминизм, настаивающий не на равенстве, а на инакости женщин и мужчин. Образование и медицина, права детей и инвалидов, воинская обязанность и уложение о наказаниях - вот поле общественной деятельности, на котором женская мягкость, способность к компромиссу, предпочтение частного общественному должны были бы сослужить свою службу. В сущности, все равно, кто объединит все это в одну программу -мужчина или женщина. Но женщине все же сподручней. Как говаривала бабушка, «что с мужчинами разговаривать - они ведь даже одеться по погоде не умеют» (Пульс. 1998. № 36).

Здесь использованы слова и словосочетания, свойственные научному стилю (ряд проблем, социальное функционирование женщины, предпочтение частного общественному и др.), официально-деловому (права детей и инвалидов, воинская обязанность, уложение о наказаниях), а также разговорные, даже просторечные выражения (сподручней, сослужить службу, как говаривала бабушка),

Газетно-публицистический стиль обладает одновременно консервативностью и подвижностью. С одной стороны, в публицистической речи присутствует достаточное количество штампов, общественно-политических и иных терминов. С другой стороны, стремление к убеждению читателей требует все новых языковых средств, чтобы оказывать на них воздействие. Именно этой цели служат все богатства художественной и разговорной речи.

Лексика газета-публицистического стиля имеет ярко выраженную эмоционально-экспрессивную окраску, включает разговорные, просторечные и даже жаргонные элементы. Здесь используются такие лексико-фразерлогические единицы и словосочетания, которые объединяют в себе функциональную и экспрессивно-оценочную окраски, например оболванивание, желтая пресса, пособник и т. п.; они не просто показывают принадлежность газетно-публицистическому стилю речи, но содержат отрицательную оценку. Многие слова приобретают газетно-публицистическую окраску в том случае, если они употребляются в переносном значении. Например, слово сигнал становится функционально окрашенным, реализуя переносные значения «то, что служит толчком к началу какого-то действия» (Эта статья послужила сигналом к дискуссии) и «предупреждение, сообщение о чем-нибудь нежелательном, что может совершиться» (Поступил не один сигнал о неблагополучной ситуации на заводе).

Газетно-публицистическая речь активно использует иноязычные слова и элементы слов, в частности приставки а; анти-, про-, нео-, ультра- (антиконституционный, ультраправыми др.). Именно благодаря средствам массовой информации в последнее время значительно пополнился активный словарь иноязычных слов, входящих в состав русского языка: приватизация, электорат, деноминация и др.

Рассматриваемый функциональный стиль не только привлекает весь запас, эмоционально-экспрессивных и оценочных слов, но и включает в сферу оценочности даже имена собственные, названия литературных произведений и т. п., например Плюшкин, Держиморда, Человек в футляре и др. Стремление к выразительности, образности и в то же время к краткости реализуется также с помощью прецедентных текстов (текстов, знакомых любому среднему члену какого-то общества), что сегодня является неотъемлемой частью публицистической речи. В начале статьи Ю. Гладильщикова «Про контракультуру» читаем:

«Бывшие советские интеллигенты продолжают ставить на молодежь. Появится - верят они - новое поколение русских (грузинских, etc.) мальчиков, которое не захочет мириться с подлостью отцов» (Итоги. 13 мая 1997 г.).

Последняя фраза является прецедентной, «русские мальчики» у Ф. М. Достоевского ставили перед собой мировые неразрешимые вопросы. Таким образом, автор статьи очень выразительно характеризует тип «советского интеллигента», начитанного, знающего Достоевского, стремящегося переделать мир (о крылатых словах см. § 4 главы IX «Культура речевого общения»).

Синтаксис газетно-публицистического стиля речи тоже имеет свои особенности, связанные с активным употреблением эмоционально и экспрессивно окрашенных конструкций: восклицательных предложений различного значения, вопросительных предложений, предложений с обращением, риторических вопросов, повторов, расчлененных конструкций и др. Стремление к экспрессии обусловливает использование конструкций с разговорной окраской: построений с частицами, междометиями, построений фразеологического характера, инверсий, бессоюзных предложений, эллипсисов (пропуск того или иного члена предложения, структурная неполнота конструкции) и др. Оцените с точки зрения синтаксиса еще один отрывок из статьи Ю. Гладильщикова:

« Пророчить молодежный бунт - как-то банально Но в границах постсоветского пространства подобное пророчество вполне логично. Ведь в СССР так и не было того, что пережил западный мир, - не было контркультуры.

Как это не было? А наши хиппи? А наш андерграунд А рок? А пакостные режиссеры - «параллельщики»? (...) Не вдаваясь в детали, замечу, что это, конечно, никакая не контркультура… И шестидесятники, и семидесятники, сидя по кухням, брались за руки в едином антитоталитарном порыве. Мечтали о свободе для всего общества. Это была не контркультура, а дружба тех, кто мыслил шире, против тех, кто мыслил уже. Не зависевшая от возраста».

В этом тексте пять вопросительных предложений. Последнее предложение разделено на два коммуникативно-самостоятельных предложения, неполное предложение (Мечтали о свободе...), повтор сказуемого в третьем предложении (не было). Кроме того, здесь присутствует экспрессивная и эмоционально-оценочная лексика, имеющая разговорную окраску (пакостные, испоганивший), прецедентная фраза брались за руки... (сразу вспоминается «Возьмемся за руки, друзья» Б. Окуджавы). Все эти средства служат автору для создания эмоционального, образного текста.

Художественный стиль 

Художественный стиль речи как функциональный стиль находит применение в художественной литературе, которая выполняет образно-познавательную и идейно-эстетическую функцию. Чтобы понять особенности художественного способа познания действительности, мышления, определяющего специфику художественной речи, надо сравнить его с научным способом познания, определяющим характерные черты научной речи.

Художественной литературе, как и другим видам искусства, присуще конкретно-образное представление жизни в отличие от абстрагированного, логико-понятийного, объективного отражения действительности в научной речи. Для художественного произведения характерны восприятие посредством чувств и перевоссоздание действительности, автор стремится передать прежде всего свой личный опыт, свое понимание и осмысление того или иного явления.

Для художественного стиля речи типично внимание к частному и случайному, за которым прослеживается типичное и общее. Вспомните хорошо вам известные «Мертвые души» Н. В. Гоголя, где каждый из показанных помещиков олицетворял некие конкретные человеческие качества, выражал некоторый тип, а все вместе они являлись «лицом» современной автору России.

Мир художественной литературы – это «перевоссозданный» мир, изображаемая действительность представляет собой в определенной степени авторский вымысел, а значит, в художественном стиле речи главнейшую роль играет субъективный момент. Вся окружающая действительность представлена через видение автора. Но в художественном тексте мы видим не только мир писателя, но и писателя в этом мире: его предпочтения, осуждения, восхищение, неприятие и т. п. С этим связаны эмоциональность и экспрессивность, метафоричность, содержательная многоплановость художественного стиля речи. Проанализируем небольшой отрывок из рассказа Н. Толстого «Иностранец без питания»:

«На выставку Лера отправилась только ради ученика, из чувства долга. «Алина Крюгер. Персональная выставка. Жизнь как утрата. Вход свободный». В пустом зале бродил бородач с дамой. На некоторые работы он смотрел через дырку в кулаке, чувствовался профессионал. Лера тоже посмотрела через кулак, но разницы не заметила: все те же обнаженные мужчины на курьих ножках, а на заднем плане пагоды в огне. В буклете про Алину было сказано: «Художница проецирует притчевый мир на пространство бесконечного». Интересно, где и как учат писать искусствоведческие тексты? Наверное, с этим рождаются. Бывая в гостях, Лера любила листать художественные альбомы и, посмотрев репродукцию, прочесть, что об этом пишет специалист. Видишь: мальчик накрыл насекомое сачком, по бокам ангелы трубят в пионерские горны, в небе самолет со знаками Зодиака на борту. Читаешь: «Художник рассматривает холст как культ мгновения, где упрямство деталей взаимодействует с попыткой осмысления будней». Думаешь: автор текста мало бывает на воздухе, держится на кофе и сигаретах, интимная жизнь чем-нибудь осложнена» (Звезда. 1998. №1).

Перед нами не объективное представление выставки, а субъективное описание героини рассказа, за которой отчетливо виден автор. Текст построен на соединении трех художественных планов. Первый план – это то, что видит на картинах Лера, второй – искусствоведческий текст, интерпретирующий содержание картин. Эти планы и стилистически выражены по-разному, намеренно подчеркивается книжность, заумность описаний. А третий план – это авторская ирония, которая проявляется через показ несоответствия содержания картин и словесного выражения этого содержания, в оценке бородача, автора книжного текста, умения писать такие искусствоведческие тексты.

Как средство общения художественная речь имеет свой язык – систему образных форм, выражаемую языковыми и экстралингвистическими средствами. Художественная речь наряду с нехудожественной составляют два уровня национального языка. Основой художественного стиля речи является литературный русский язык. Слово в этом функциональном стиле выполняет номинативно-изобразительную функцию. Приведем начало романа В. Ларина «Нейронный шок»:

«Отец Марата Степан Порфирьевич Фатеев, с младенческих лет сирота, был из рода астраханских биндюжников. Революционный вихрь выдул его из паровозного тамбура, проволок через завод Михельсона в Москве, пулеметные курсы в Петрограде и закинул в Новгород-Северский, городишко обманчивой тишины и благостности» (Звезда. 1998. № 1).

В этих двух предложениях автор показал не только отрезок индивидуальной человеческой жизни, но и атмосферу эпохи огромных изменений, связанных с революцией 1917 г. Первое предложение дает знание социальной среды, материальных условий, человеческих отношений в детские годы жизни отца героя романа и его собственных корней. Простой, грубоватый люд, окружавший мальчика (биндюжник– просторечное название портового грузчика), тяжелый труд, который он видел с детства, неприкаянность сиротства - вот что встает за этим предложением. А следующее предложение включает частную жизнь в круговорот истории. Метафорические словосочетания Революционный вихрь выдул..., приволок..., закинул... уподобляют человеческую жизнь некой песчинке, которая не может противостоять историческим катаклизмам, и в то же время передают стихию всеобщего движения тех, «кто был никем». В научном или официально-деловом тексте такая образность, такой слой глубинной информации невозможны.

Лексический состав и функционирование слов в художественном стиле речи имеют свои особенности. В число слов, составляющих основу и создающих образность этого стиля, прежде всего входят образные средства русского литературного языка, а также слова, реализующие в контексте свое значение. Это слова широкой сферы употребления. Узкоспециальные слова используются в незначительной степени, только для создания художественной достоверности при описании определенных сторон жизни. Например, Л. Н. Толстой в «Войне и мире» при описании батальных сцен использовал специальную военную лексику; значительное количество слов из охотничьего лексикона мы найдем в «Записках охотника» И. С. Тургенева, в рассказах М. М. Пришвина, В. А. Астафьева, а в «Пиковой даме» А. С. Пушкина много слов из лексикона карточной игры и т. п.

В художественном стиле речи очень широко используется речевая многозначность слова, что открывает в нем дополнительные смыслы и смысловые оттенки, а также синонимия на всех языковых уровнях, благодаря чему появляется возможность подчеркнуть тончайшие оттенки значений. Это объясняется тем, что автор стремится к использованию всех богатств языка, к созданию своего неповторимого языка и стиля, к яркому, выразительному, образному тексту. Автор использует не только лексику кодифицированного литературного языка, но и разнообразные изобразительные средства из разговорной речи и просторечья. Приведем небольшой пример:

«В трактире Евдокимова уже собрались было гасить лампы, когда начался скандал. Скандал начался так. Сперва в зале все выглядело благообразно, и даже трактирный половой Потап сказал хозяину, что, мол, нынче бог миловал - ни единой битой бутылки, как вдруг в глубине, в полутьме, в самой сердцевине загудело, будто пчелиный рой.

- Батюшки светы, - лениво изумился хозяин, - вот, Потапка, сглаз твой, черт! Ну надо ж было каркать, черт!» (Окуджава Б. Похождения Шилова).

На первый план в художественном тексте выходят эмоциональность и экспрессивность изображения. Многие слова, которые в научной речи выступают как четко определенные абстрактные понятия, в газетно-публицистической речи – как социально-обобщенные понятия, в художественной речи несут конкретно-чувственные представления. Таким образом, стили функционально дополняют друг друга. Например, прилагательное свинцовый в научной речи реализует свое прямое значение (свинцовая руда, свинцовая пуля), а художественной образует экспрессивную метафору (свинцовые тучи, свинцовая ночь, свинцовые волны). Поэтому в художественной речи важную роль играют словосочетания, которые создают некое образное представление.

Для художественной речи, особенно поэтической, характерна инверсия, т. е. изменение обычного порядка слов в предложении с целью усилить смысловую значимость какого-либо слова или придать всей фразе особую стилистическую окраску. Примером инверсии может служить известная строка из стихотворения А. Ахматовой «Все мне видится Павловск холмистый...» Варианты авторского порядка слов разнообразны, подчинены общему замыслу.

Синтаксический строй художественной речи отражает поток образно-эмоциональных авторских впечатлений, поэтому здесь можно встретить все разнообразие синтаксических структур. Каждый автор подчиняет языковые средства выполнению своих идейно-эстетических задач. Так, Л. Петрушевская, чтобы показать неустроенность, «заморочки» семейной жизни героини рассказа «Поэзия в жизни", включает в состав одного предложения несколько простых и сложных предложений:

«В истории же Милы далее все покатилось по нарастающей, муж Милы в новой двухкомнатной квартире теперь уже не защищал Милу от матери, мать жила отдельно, а телефона не было ни там, ни здесь - муж Милы стал сам себе и Яго и Отелло и с насмешкой из-за угла наблюдал за тем, как к Миле пристают на улице мужики его типа, строители, старатели, поэты, не знающие, как тяжела эта ноша, как неподъемна жизнь, если биться в одиночку, поскольку красота в жизни не помощница, так примерно можно было бы перевести те матерные, отчаянные монологи, которые бывший агроном, а ныне научный сотрудник, муж Милы, выкрикивал и на ночных улицах, и у себя в квартире, и напившись, так что Мила скрывалась с малолетней дочерью где-то, нашла себе приют, и несчастный муж бил мебель и швырял железные кастрюли»,

Это предложение воспринимается как бесконечная жалоба несчетного количества несчастных женщин, как продолжение темы печальной женской доли.

В художественной речи возможны и отклонения от структурных норм, обусловленные художественной актуализацией, т. е. выделением автором какой-то мысли, идеи, черты, важной для смысла произведения. Они могут выражаться в нарушении фонетических, лексических, морфологических и других норм. Особенно часто этот прием используется для создания комического эффекта или яркого, выразительного художественного образа:

«Ай, милый, - покачал головой Шипов, - зачем же так-то? Не надо. Я же тебя насквозь вижу, мон шерЭй, Потапка, ты чего же человека на улице позабыл? Веди его сюда, будя. А что, господин студент, как вам сдается этот трактир? Грязнецо ведь А вы думаете, он мне по ндраву?... Я в настоящих ресторациях бывал-с, знаю... Чистый ампир-с... Да ведь там с людьми не поговоришь, а здеся я кое-чего могу и узнать» (Окуджава Б. Похождения Шилова).

Речь главного героя характеризует его очень ярко: не слишком образованный, но амбициозный, желающий производить впечатление барина, господина. Шипов употребляет элементарные французские слова (мои шер) наряду с просторечными будя, ндрав, здеся, которые не соответствуют не только литературной, но и разговорной норме. Но все эти отклонения в тексте служат закону художественной необходимости.

Разговорно-обиходный стиль 

Разговорно-обиходный функционирует в сфере повседневно-бытового общения. Этот стиль реализуется в форме непринужденной, неподготовленной монологической или диалогической речи на бытовые темы, а также в форме частной, неофициальной переписки. Под непринужденностью общения понимают отсутствие установки на сообщение, имеющее официальный характер (лекция, выступление, ответ на экзамене и т. п.), неофициальные отношения между говорящими и отсутствие фактов, нарушающих неофициальность общения, например посторонние лица. Разговорная речь функционирует лишь в частной сфере общения, в обиходно-бытовой, дружеской, семейной и т. п. В сфере массовой коммуникации разговорная речь неприменима. Однако это не значит, что разговорно-обиходный стиль ограничивается бытовой тематикой. Разговорная речь может затрагивать и другие темы: например, разговор в кругу семьи или разговор людей, находящихся в неофициальных отношениях, об искусстве, науке, политике, спорте и т. п., разговор друзей на работе, связанный с профессией говорящих, беседы в общественных учреждениях, например поликлиниках, школах и т. п. Приведем пример из романа В. Ларина «Нейронный шок»:

- Меня взяли в клещи и теперь будут сжимать - только что приватно дали об этом понять в первом отделе.

Вяча присвистнул. - Ну и выводы?

Татьяна задумчиво проследила за плутающим у плафона колечком табачного дыма.

- Как сказать.. Цереброзом я, разумеется, буду заниматься по-прежнему, но уже нелегально. А тему мозга, ту, которую нам навязывают, потяну двумя параллелями:

одну - к истине ведущей, вторую - от истины уводящей.

-... С огнем играешь.

- Что делать, иначе в перспективе у нашего народа - тотальная интеллектуальная кастрация, вместо народа - толпа дешевых биороботов... Пардон, меня это не устраивает.

-... А твоя докторская, книги, статьи, научное реноме в конце концов?» (Звезда. 1998. №1).

В приведенном отрывке – разговор коллег по работе, поддерживающих приятельские отношения. Он неподготовлен, проходит в неофициальной ситуации, однако тема разговора связана с профессиональной деятельностью говорящих, поэтому в нем используется научная лексика (цереброз, тема мозга, биороботы, докторская, научное реноме). Форма реализации разговорной речи преимущественно устная.

Разговорно-обиходный стиль противопоставляется книжным стилям, так как они функционируют в тех или иных сферах общественной деятельности. Однако разговорная речь включает в себя не только специфические языковые средства, но и нейтральные, являющиеся основой литературного языка. Поэтому данный стиль связан с другими стилями, которые также используют нейтральные языковые средства. В пределах литературного языка разговорная речь противопоставлена кодифицированному языку в целом (кодицифированной речь называется, потому что именно по отношению к ней ведется работа по сохранению ее норм, за ее чистоту). Но кодифицированный литературный язык и разговорная речь представляют собой две подсистемы внутри литературного языка. Как правило, каждый носитель литературного языка владеет этими обеими разновидностями речи.

Основными чертами обиходно-разговорного стиля являются уже указанные непринужденный и неофициальный характер общения, а также эмоционально-экспрессивная окраска речи. Поэтому в разговорной речи используются все богатства интонации, мимика, жесты. Одной из ее важнейших особенностей является опора на внеязыковую ситуацию, т.е. непосредственную обстановку речи, в которой протекает общение. Например: (Женщина перед уходом из дома) Что мне надевать-то? (о пальто) Вот это, что ли? Или это? (о куртке) Не замерзну ли? Слушая эти высказывания и не зная конкретной ситуации, невозможно догадаться, о чем идет речь. Таким образом, в разговорной речи внеязыковая ситуация становится составной частью акта коммуникации.

Обиходно-разговорный стиль речи имеет свои лексические и грамматические особенности. Характерной чертой разговорной речи является ее лексическая разнородность. Здесь встречаются самые разнообразные в тематическом и стилистическом отношении группы лексики: и общекнижная лексика, и термины, и иноязычные заимствования, и слова высокой стилистической окраски, и даже некоторые факты просторечия, диалектов и жаргонов. Это объясняется, во-первых, тематическим разнообразием разговорной речи, не ограничивающейся рамками бытовых тем, обиходных реплик, во-вторых, осуществлением разговорной речи в двух тональностях – серьезной и шутливой, и в последнем случае возможно использование разнообразных элементов. Приведем еще один отрывок из романа В. Ларина «Нейронный шок»:

- Имею доложить! - заявил громогласно. - Чтобы не уморить служителей Мельпомены, сделаю это штрихпунктиром, а то они у нас головкой слабенькие. Технари, внимание. Итак... Итак, волею, дарованной мне Господом гениальности, я сделал несокрушимый математический замок, который надежно охранит в э-вэ-зм наши идеи. Всех, кто посягнет на наши мысли, мой «замок», или «ключ», направит в тупик к фальш-программе, которая закончится «Калинкой». Раз заиграло, значит, в памяти машины роется чужой, ату его!

- А если злоумышленник подберет правильный шифр? - спросила Татьяна.

- Исключено!

- А все-таки? - подначил Бартенин.

- Тогда моя «киберсекретка» загонит вора на второй «ключ», «ключ-капкан», где машина задаст счастливчику двенадцать вопросов. На их основании она определит принадлежность любопытного к почтенной стукаческой когорте… Социологи на совесть проработали алгоритм принадлежности к ордену волосатого уха (Звезда. 1998. № 1).

В этом отрывке наряду с общелитературной лексикой встречаются слова терминологического характера (математический замок, эвэ-эм, алгоритм и др.), слова «высокого стиля» (служители Мельпомены, посягнуть, имею доложить и др.), разговорные выражения (уморить, технари, стукаческий, волосатое ухо), устаревшее злоумышленник, глагол рыться, употребленный в переносном значении, ату из охотничьего лексикона, а сочетание слов с различной стилистической и оценочной окраской создает иронический эффект (чтобы не уморить служителей Мельпомены, алгоритм принадлежности к ордену волосатого уха, к почтенной стукаческой когорте, ату его),

Синтаксические конструкции тоже имеют свои особенности. Для разговорной речи типичны построения с частицами, с междометиями, построения фразеологического характера: «Тебе говорят-говорят -и все без толку!», «Да куда же ты? Там же грязь!» и проч.

Разговорной речи свойственны эмоционально-экспрессивные оценки субъективного характера, поскольку говорящий выступает как частное лицо и выражает свое личное мнение и отношение. Очень часто та или иная ситуация оценивается гиперболизированно: «Ничего себе цена! Сума сойти!», «Цветов в саду - море!», «Пить хочу! Умру!» Характерно использование слов в переносном значении, например: «В голове у тебя каша!»

Порядок слов в разговорной речи отличается от используемого в письменной. Здесь главная информация концентрируется в начале высказывания. Говорящий начинает речь с главного, существенного элемента сообщения. Чтобы акцентировать внимание слушающих на главной информации, пользуются интонационным выделением. Вообще же порядок слов в разговорной речи обладает высокой вариативностью.

*   *   *

Таким образом, для каждого функционального стиля речи характерны свои особенности. Для научного стиля присуще использование специальной научной и терминологической лексики, графической информации, четкое определение понятий и явлений, строгая логичность и последовательность изложения, усложненный синтаксие. Деловому стилю свойственны профессиональная терминология, точность определения применяемых слов и выражений, клишированность языковых средств. Главнейшим свойством газетно-публицистического стиля является его информативность и экспрессивность. Художественная речь использует все разнообразие и все богатства национального языка, чтобы создать яркий, запоминающийся образ. Понимание особенностей художественного стиля речи помогает более глубокому прочтению литературных произведений, обогащает нашу практическую речь. Главной особенностью разговорной речи является ее непринужденность, неподготовленность. Для нее характерны лексическая разнородность, использование разговорных и просторечных слов, упрощенного синтаксиса, эмоционально-экспрессивной оценочности, мимики, жестов.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

К § 1-4 «Основания классификации и общая характеристика форм речи»,

«Устная и письменная формы речи», «Диалог и монолог»,

«Функционально-смысловые типы речи»

1. На основании каких факторов можно классифицировать речь? Назовите основные разновидности речи.

2 Что такое литературная речь?

3. Какие особенности имеют письменная и устная формы речи? Как они связаны с функциональными стилями русского языка.

4. Дайте определение диалога и монолога как формы устной речи.

5. Что является основной единицей коммуникативно-речевой структуры диалога и каким образом создается диалогическое единство.

6. В каких случаях диалог может быть неинформативным.

7. Почему для диалогической речи характерны неполные структуры (неполные предложения)?

8. Укажите основные виды диалога.

9 Укажите три основные типа монологической речи и дайте их краткую характеристику

10 Укажите три функционально-смысловых типа речи и их основные признаки.

II. Укажите основные правила построения рассуждений.

К § 5 «Функциональные стили речи»

1 Какие факторы влияют на выделение функциональных стилей речи?

2 Назовите основные функциональные стили русского языка.

3 В какой сфере общественной деятельности функционирует научный стиль. Назовите его основные черты Какой жанр научной прозы является одним из важнейших и почему?

4. Назовите основные черты деловой речи.

5 Какие основные черты имеет газетно-публицистический стиль и какими языковыми средствами они выражаются?

6 Какие черты, присущие художественному стилю речи, вы могли бы назвать?

7 Какие черты характеризуют ситуацию общения в обиходно-разговорной речи? Какие лингвистические особенности разговорной речи вы можете назвать?

ЛИТЕРАТУРА

1. Амирова Т. П Функциональная взаимосвязь письменного и звукового языка. М., 1985.

2. Бойкова Н.Г., Коньков В. И., Попова Т. И. Устная речь. Л, 1988

3. Бубнова Г. И., Гарбовский Н. К. Письменная и устная коммуникация: Синтаксис и просодия. М., 1991.

4 Васильева А. Н. Художественная речь. М, 1987.

5. Гойхман O.Я., Надеина Т. М Основы речевой коммуникации. М., 1997.

6. Голанова Е. И. Устный публичный диалог, жанр интервью // Русский язык конца XX века (1985-1995) М., 1996.

7. Диалогическая речь. Монологическая речь // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990.

8. Земская Е. А. Русская разговорная речь: лингвистический анализ и проблемы обучения. М., 1987.

9. Зиндер Л. Р. Очерк общей теории письма. Л, 1987.

10. Кожин А. Н. и др. Функциональные типы русской речи. М, 1982

II Коньков В. И. Речевая структура газетного текста. СПб., 1995

12. Митрофанова О.Д. Научный стиль речи: проблемы обучения М, 1985.

13. Накорякова К. М. Литературное редактирование материалов массовой информации. М., 1996.

14. Речь в научно-лингвистическом и дидактическом аспекте. М., 1991.

15. Русский язык в его функционировании. Уровни языка М., 1996.

16. Сиротинина О. Б. Что и зачем нужно знать учителю о русской разговорной речи. М., 1996.

17. Федоровская О. А. О жанровой классификации научно-технических документов и их лингвистических особенностях // Разновидности и жанры научной прозы Лингвистические особенности. М., 1989.

18. Якубинский Л. П. О диалогической речи // Избранные работы язык и его функционирование. М., 1986.

Глава III ОРАТОРСКАЯ РЕЧЬ

Ораторской речью называют воздействующую, убеждающую речь, которая обращена к широкой аудитории, произносится профессионалом речи (оратором) и имеет своей целью изменить поведение аудитории, ее взгляды, убеждения, настроения и т. п. Стремление говорящего изменить поведение слушателя может касаться самых различных сторон его жизни: убедить голосовать за нужного депутата, склонить к принятию нужного решения в сфере коммерческой деятельности, побудить его покупать определенные товары, продукты и т. п Таких конкретных целей существует бесчисленное множество, но в любом случае воздействующая речь направлена на внеязыковую действительность, в сферу жизненных интересов, потребностей слушателя. Умение убеждать всегда ценилось обществом. Особенно велика роль профессионала речи в сфере политики, общественной деятельности. Возрастание роли воздействующей речи в жизни общества привело к возникновению учения, которое разрабатывало теорию этой разновидности речевой деятельности. Такое учение называется риторикой. В русской традиции в качестве синонимов употребляются также слова «оратория» и «красноречие».

Традиционное риторическое учение состояло из пяти частей. В учении о нахождении рассказывалось о содержательной разработке текста. Учение о расположении разрабатывало вопросы композиции воздействующего текста. Учение о выражении – центральная часть риторического учения, здесь давалось представление о таких качествах речи, как правильность, ясность, четкость, точность, уместность. Одновременно вырабатывались навыки художественной обработки речевого материала, обращалось внимание на форму и приемы подачи содержания. Эта часть риторики включала в себя раздел о тропах и фигурах. Учение о запоминании имело целью развить профессиональные навыки оратора, связанные с работой памяти. Учение о произнесении разрабатывало теорию звучащей речи. Именно сам акт произнесения воспринимался как действие оратора, требующее определенного результата.

Для общества в целом основная цель обучения языку состоит в том, чтобы научить каждого члена общества облекать любую социально значимую информацию в соответствующую речевую форму. В этих условиях естествен рост интереса к проблемам старой риторической науки, к теории убеждающей речи вообще

§ 1. Выступление как разновидность ораторский прозы

Содержание и композиция

Выступление на собрании, совещании, митинге, в средствах массовой информации – разновидность ораторской прозы. Задача выступающего никогда не сводится к изложению некоторого объема информации. Выступающий вынужден, как правило, отстаивать свою точку зрения, склонять других к ее принятию, убеждать в своей правоте и т. п. Выступления различаются по тематике, объему, различны цели выступающих, различны аудитории, перед которыми они выступают. Однако существуют устойчивые, типовые приемы речевой разработки текста выступления. Совокупность этих приемов можно изложить в виде набора следующих рекомендаций.

1. К выступлению обязательно нужно подготовиться. Не следует рассчитывать на удачную импровизацию, если существует хотя бы малейшая возможность для подготовки.

2. Прежде всего следует четко сформулировать тему выступления, спросив себя: что я хочу сказать? Не следует самоуверенно полагать, что говорящему это всегда и так ясно. Однако многие выступающие только после того, как они начали говорить, приходят к осознанию того, что все же не представляют достаточно четко, какую мысль они стремятся донести до слушателей, которые, как правило, понимают неподготовленность выступающего раньше его.

3. Определите цель выступления. Чего бы вы хотели добиться? Поставить новую проблему? Опровергнуть чужую точку зрения? Переубедить. аудиторию? Изменить ход обсуждения? Внести существенные дополнения в обсуждаемую проблему?

4. В начале выступления сразу же сформулируйте основную мысль выступления, основной тезис. Не следует затягивать введение тезиса. До тех пор пока слушатели не поймут, о чем вы собираетесь говорить, их внимание будет рассеянным, несосредоточенным. Помните, что если вы затягиваете изложение сути дела, то раздражение аудитории растет в геометрической прогрессии.

5. Определите главную мысль, расчлените ее на отдельные составляющие. Это членение должно быть проведено последовательно на основе одного принципа. Составляющие главную мысль компоненты должны быть соразмерны по важности, связаны между собой в одно целое. Каждая составляющая вашей главной мысли будет представлять отдельную часть вашего выступления, которая может быть названа по ключевому слову этой части выступления.

6. Начинайте изложение содержания с самых главных, основополагающих тезисов. На конец оставьте второстепенные, дополнительные компоненты. Если внимание аудитории ослабнет, притупится, то это произойдет на наименее важных частях вашего выступления.

7. В случае необходимости подберите к каждому тезису соответствующую информацию: статистические данные, сведения по истории вопроса, результаты социологических опросов и т. п.

8. Свое мнение можно подкрепить ссылкой на лицо, которое признано авторитетным. С этой целью целесообразно привести цитату, пересказать другой текст, воспроизвести элементы личной беседы и т. п.

9. Высказываемая мысль будет более убедительной, если вы подкрепите ее примерами.

10. Приводя аргументы в обоснование своего мнения, расположите их таким образом, чтобы их доказательная сила возрастала. Поставьте самые сильные аргументы в конце. Конечный аргумент фиксируется в памяти лучше, чем первый.

11. Оцените непротиворечивость всего текста в целом. Проверьте, насколько соответствует последовательность изложения материала поставленной цели, характеру аудитории, конкретной речевой ситуации, сложившейся к моменту начала вашего выступления.

Наиболее типичные погрешности выступления: значительные отступления от основного содержания, непоследовательность, несоразмерность отдельных частей, неубедительные примеры, повторы.

Каждому выступлению свойственна своя специфика подготовки, но это не означает, что общие принципы работы над текстом выступления отсутствуют.

Продемонстрируем главные особенности разработки содержания ораторского выступления на конкретном примере речи А.И. Солженицына, которую он произнес при вручении ему премии «Фонда Свободы».

1. Многоуважаемые господа, руководители и представители «Фонда Свободы»!

2. Я живо тронут вашим решением присудить мне вашу премию. Принимаю ее с благодарностью и с сознанием долга перед тем высоким человеческим понятием, которое звучит, содержится, заключено в названии вашей организации, в символе, соединившем нас сегодня здесь. Этого символа естественно коснуться и в моем ответном слове.

3. В такой ситуации, как сегодня, легче всего поддаться декламации о мрачных пропастях тоталитаризма и восхвалению светлых твердынь западной свободы. Гораздо трудней, но и плодотворней посмотреть критически на самих себя. Если область свободных общественных систем на Земле все сужается и огромные континенты, недавно как будто получавшие свободу, утягиваются в область тираний, то в этом виноват не только тоталитаризм, для которого проглатывать свободу есть функция естественного роста, но, очевидно, и сами свободные системы, что-то утерявшие в своей внутренней силе и устойчивости.

4. Наши с вами представления о многих событиях и явлениях опираются на несходный жизненный опыт, поэтому могут заметно разниться, однако именно этот угол между лучами зрения и может помочь нам объемнее воспринять предмет. Я осмелюсь обратить ваше внимание на некоторые аспекты свободы, о которых не модно говорить, но от этого они не перестают быть, значит, и влиять.

5 Понятие свободы нельзя верно охватить без оценки жизненных задач нашего земного существования. Я сторонник того взгляда, что жизненная цель каждого из нас – не бескрайнее наслаждение материальными благами, но: покинуть Землю лучшим, чем пришел на нее, чем это было определено нашими наследственными задатками, то есть за время нашей жизни пройти некий путь духовного усовершенствования. (Сумма таких процессов только и может назваться духовным прогрессом человечества.) Если так, то внешняя свобода оказывается не самодовлеющей целью людей и обществ, а лишь подсобным средством нашего неискаженного развития; только возможностью для нас – прожить не животным, а человеческим существом; только условием, чтобы человек лучше выполнил свое земное назначение. И свобода – не единственное такое условие. Никак не меньше внешней свободы нуждается человек – в незагрязненном просторе для души, в возможностях душевного сосредоточения.

6. Увы, современная цивилизованная свобода именно этого простора не хочет оставить нам. Увы, именно за последние десятилетия само наше представление о. свободе снизилось и измельчилось по сравнению с предыдущими веками, оно свелось почти исключительно к свободе от наружного давления, к свободе от государственного насилия. К свободе, понятой всего лишь на юридическом уровне – и не выше.

7. Свобода! – принудительно засорять коммерческим мусором почтовые ящики, глаза, уши, мозги людей, телевизионные передачи, так чтоб ни одну нельзя было посмотреть со связным смыслом. Свобода! – навязывать информацию, не считаясь с правом человека не получать ее, с правом человека на душевный покой. Свобода! – плевать в глаза и души прохожих и проезжих рекламой. Свобода! – издателей и кинопродюсеров отравлять молодое поколение растительной мерзостью. Свобода! – подростков 14–18 лет упиваться досугом и наслажденьями вместо усиленных занятий и духовного роста. Свобода! – взрослых молодых людей искать безделья и жить за счет общества. Свобода! – забастовщиков, доведенная до свободы лишать всех остальных граждан нормальной жизни, работы, передвижения, воды и еды. Свобода! – оправдательных речей, когда сам адвокат знает о виновности подсудимого. Свобода! – так вознести юридическое право страхования, чтобы даже милосердие могло быть сведено к вымогательству. Свобода! – случайных пошлых перьев безответственно скользить по поверхности любого вопроса, спеша сформовать общественное мнение. Свобода! – сбора сплетен, когда журналист для своих интересов не пожалеет ни отца родного, ни родного Отечества. Свобода! – разглашать оборонные секреты своей страны для личных политических целей. Свобода! – бизнесмена на любую коммерческую сделку, сколько б людей она ни обратила в несчастье или предала бы собственную страну. Свобода! – для террористов уходить от наказания, жалость к ним как смертный приговор всему остальному обществу. Свобода! – целых государств иждивенчески вымогать помощь со стороны, а не трудиться построить свою экономику. Свобода! – как безразличие к попираемой дальней чужой свободе. Свобода! – даже не защищать и собственную свободу, пусть рискует жизнью кто-нибудь другой.

8. Все эти свободы юридически часто безупречны, но нравственно – все порочны. На их примере мы видим, что совокупность всех прав свободы – далеко еще не есть Свобода человека и общества, это только возможность, она обращаема по-разному. Все это – невысокий тип свободы. Не та свобода, которая возвышает человеческий род. Но – истерическая свобода, которая достоверно может его погубить.

9. Подлинно человеческая свобода – есть от Бога нам данная свобода внутренняя, свобода определения своих поступков, но и духовная ответственность за них. И истинно понимает свободу не тот, кто спешит корыстно использовать свои юридические права, а тот, кто имеет совесть ограничить самого себя и при юридической правоте. Не тот, кто спешит выиграть благоприятный судебный процесс, но кто имеет благородство отказаться от него, – напротив: публично открыть свои промахи или проступки. То, что называлось стародавним и теперь уже странным словом – честь.

10. Я думаю, не будет излишней скромностью признать, что в некоторых славных странах Западного мира в XX в. свобода под видом «развития» деградировала от своих первоначальных высоких форм. Что ни в одной стране на Земле сегодня нет той высшей формы свободы одухотворенных человеческих существ, которая состоит не в лавировке между статьями законов, но в добровольном самоограничении и в полном сознании ответственности – как эти свободы задуманы были нашими предками.

11. Однако я глубоко верю в неповрежденность, здоровость корней великодушной мощной американской нации, с требовательной честностью ее молодежи и недремлющим нравственным чувством. Я своими глазами видел американскую провинцию – и именно поэтому с твердой надеждой сегодня высказываю здесь это все.

Цель этого выступления ясна – дать анализ как самого понятия «свободы», так и его роли в жизни мирового сообщества, с тем чтобы люди смогли более глубоко осознать смысл и роль данного ключевого понятия. Все это позволяет квалифицировать выступление Солженицына как воздействующую речь, т. е. как ораторское выступление. Содержание его разрабатывается следующим образом. Первый абзац – обращение. Во втором абзаце автор выражает благодарность учредителям премии и определяет тему своего выступления – «свобода» как ключевое, символическое слово. В третьем абзаце ставится проблема, которая затем (4–6 абзац) расчленяется на более частные аспекты: свобода как условие неискаженного духовного развития и свобода как понятие, трактуемое на юридическом уровне. В седьмом абзаце приводятся примеры, подтверждающие несостоятельность узкого, юридического толкования свободы, а в восьмом абзаце дается комментарий этой несостоятельности. В девятом и десятом абзацах развертывается истинное, более глубокое понимание свободы. Выступление заканчивается выводом-призывом, в котором автор выражает уверенность в том, что его слушатели последуют этому второму, истинному, пониманию свободы.

Информационное обеспечение выступления

Выступающему необходимо уделять особое внимание иллюстративному материалу и материалу, составляющему информационное обеспечение выступления.

Следует заранее продумать, какие цифры вы приведете. В тексте не должно быть много цифрового материала, так как большое количество цифр утомляет слушателей, заслоняет главное. Цифры должны быть понятными, опираться на реальные фоновые знания аудитории. Например, широкой аудитории малопонятны или непонятны совсем цифровые данные об урожайности, надоях, количестве выработанных или затраченных энергоресурсов, спортивных рекордах и т. д. Поскольку редко кто может знать, какова урожайность, скажем, ржи или ячменя в средней полосе России и т. п., такие показатели следует приводить в сравнении. В аудитории, составленной из специалистов, цифрового материала может быть больше. Фоновые знания специалиста позволяют ему усваивать этот материал более быстро и легко. Следует по возможности ярко, оригинально интерпретировать цифровые данные. Например, один из российских корреспондентов в Японии нашел такой способ объяснить аудитории, насколько велика стоимость земли в центре Токио. «Я стою в центре Токио, в руках у меня самая крупная денежная купюра Японии. Один квадратный метр земли, на которой я стою, стоит так дорого, что купюры, заплаченные за него, покроют поверхность квадратного метра земли несколькими слоями».

В некоторых случаях цифры следует округлять, так они лучше воспринимаются и запоминаются (население Н. составляет почти 500 тысяч человек). Но округление нежелательно в сообщении о числе жертв, размере нанесенного ущерба, здесь округление может вызвать у слушателей чувство недоверия.

При подготовке текста выступления отдельное, самостоятельное направление работы составляет работа с цитатами. Назначение цитаты может быть различным. Одни цитаты рассчитаны на эмоции; другие апеллируют к сознанию, убеждают приведенным фактическим материалом, третьи опираются на авторитет источника (мое мнение верно потому, что такого же мнения придерживается всем известный человек, авторитет которого неоспорим). Этот механизм использования цитаты характерен для сакральных (священных) текстов (так цитируется Библия), а также для идеологических текстов особой значимости (с этой целью, например, в недавнем прошлом цитировались произведения В. И. Ленина).

Если цитата действительно необходима в выступлении, то независимо от типа цитаты и ее назначения обязательно нужно, во-первых, обязательно проверить цитату. В этом случае совершенно неуместно полагаться на собственную память, а следует сверить используемую в тексте цитату с оригиналом. Во-вторых, смысл цитируемого отрывка в тексте должен совпадать со смыслом цитируемого отрывка в тексте-источнике. В-третьих, по своему объему цитата должна быть достаточна для того, чтобы ее смысл был относительно самостоятелен и устойчив. Если цитируется очень малый объем речевого материала, то не следует жалеть времени, чтобы разъяснить аудитории смысл цитируемых слов. Усеченнее цитирование – один из способов манипулирования общественным мнением.

Следует вести постоянную работу по подбору цитат, их систематизации и обновлению.

Контакт с аудиторией 

Постоянный контакт с аудиторией –ключевая проблема ораторского выступления. Если контакта с аудиторией нет, то либо теряет смысл само выступление в целом, либо резко снижается его эффективность. Работа по поддержанию контакта многопланова и одновременно ведется в нескольких направлениях.

Коммуникативное состояние говорящего 

Под коммуникативным состоянием говорящего понимается совокупность всех характеристик говорящего, которые оказывают влияние на его способность устанавливать контакт с аудиторией и поддерживать его. Сформировать нужное коммуникативное состояние, которое позволит успешно взаимодействовать с аудиторией, означает следующее:

• Запретить себе думать о посторонних вещах.

• Сосредоточить свое внимание на слушателях.

• Внимательно следить за их реакцией.

• Убедить себя в том, что в данный момент нет ничего более важного и значимого, чем ваше выступление и внимание аудитории.

• Вкладывать в речевое действие все физические и моральные силы.

• Иметь наступательный волевой настрой, вести аудиторию за собой, а не идти на поводу у аудитории.

• Понимать, что публичное выступление – это профессиональное действие, связанное с осуществлением вашего намерения, которое должно достичь цели.

Все эти составляющие внутреннего состояния говорящего находят отражение в выражении лица, в мимике, характере взгляда, в позе, осанке, движениях тела. Подобная информация считывается аудиторией на подсознательном уровне. Из этого следует, что провалить свое выступление можно даже до того, как будет произнесено первое слово. Нельзя выходить к аудитории и начинать говорить, чувствуя себя расслабленным, безвольным, равнодушным, безынициативным. Все это сразу ощутит аудитория (пусть даже и не осознает поначалу), и ее реакция будет неблагоприятной, пассивной.

Контактоустанавливающие речевые действия      

О контакте с аудиторией следует помнить еще при  подготовке текста выступления. Существуют специальные речевые действия, назначение которых – установление и поддержание контакта. К ним относятся: обращение, приветствие, комплимент, прощание. Варианты этих речевых действий хорошо разработаны и приводятся в пособиях по речевому этикету. Следует выбрать для себя несколько вариантов каждого из этих действий и хорошо освоить их в интонационном отношении, в отношении стиля. Начинать выступление без приветствия и обращения можно лишь на сугубо деловом совещании в узком кругу специалистов, встречи с которыми происходят достаточно часто. Обращения могут и должны употребляться и в центральной части выступления, они активизируют внимание слушателей.

Очень важную роль при поддержании контакта играют метатекстовые конструкции. Метатекст – это те слова и предложения вашей речи, в которых вы говорите о том, как она построена, о чем и в какой последовательности вы собираетесь говорить или писать, т. е. метатекст – это текст о тексте. Метатекстовое оформление выступления можно уподобить разметке проезжей части дороги и расстановке вдоль дороги знаков, обозначающих повороты, уклоны, трудные места. Хороший оратор всегда обозначает метатекстовыми конструкциями части своего выступления: в начале своего выступления я бы хотел обратить ваше внимание на...; повторим еще раз..; теперь перейдем к вопросу о; во-первых...; во-вторых...; в-третьих...; в заключение хотелось бы сказать о том, что... и т. п.

Диалогизация выступления 

Для успешного общения с аудиторией, постоянного контакта очень важно внести в выступление элементы диалога. Диалог – основная коммуникативная форма речи. Именно диалог представляет собой изначальную, первичную форму существования языка, отвечающую самой природе человеческого мышления, которое по своей природе диалогично. Любое сказанное или предполагаемое слово представляет собой реакцию на чужое слово. Монолог – это искусственное речевое построение; он по сравнению с диалогической речью имеет очень небольшой возраст. Усвоение и построение монологической речи требуют специальных усилий, дополнительного обучения. Монологический текст воспринимается всегда с большими трудностями, чем диалог. Поскольку ораторское выступление – это монологическая речь, то для успешного и постоянного контакта с аудиторией очень важно вносить в выступление элементы диалога. Рассмотрим простейшие приемы диалогизации текста.

Любую тему, ее отдельные частные аспекты можно обозначить в виде вопросительного предложения или вопросно-ответного единства: «Задумаемся: если кому-то народ оказывает доверие, то для чего он это делает? Исключительно для того, чтобы избранник решал его, народа, проблемы» (Известия. 1998. 9 апр.). Данное содержание можно было бы выразить в следующем виде: «Если народ кому-то оказывает доверие, то он делает это исключительно для того, чтобы избранник решал его. народа, проблемы». Однако данная конструкция труднее для восприятия и обладает меньшей контактоустанавливающей силой. Сила воздействия увеличивается, если расположить рядом два, три вопроса: «Во-первых, что такое народное доверие? По каким критериям можно определить, пользуется тот или иной кабинет народным доверием или нет? По тиражируемым СМИ. рейтингам популярности (или непопулярности) главы кабинета?» (Там же).

Диалогизация текста может проявляться и по-иному. Говорящий в ходе выступления встает на точку зрения предполагаемого оппонента, собеседника, слушателя, и часть текста строится с этой чужой точки зрения, чтобы затем присоединиться к ней, уточнить ее, опровергнуть и т. д.:

«Я прекрасно понимаю, что сорок раз еще опозорюсь и с передачей, и с личной жизнью. Не смогу ответить на какой-нибудь вопрос. Найдутся острословы, которые меня засмеют Журналисты начнут писать" «Куда ты лезешь со своей прошлой жизнью?» Но это надо пережить». (Общая газета. 1998. № 14); «А ведь бывают случаи, когда не психиатр даже, а только священник может помочь. Но к нему стесняются идти. Ему же руку надо целовать, мало ли что еще... У нас ведь масса предубеждений, которые возникли благодаря советской власти» (Там же).

Выделенные разрядкой конструкции передают речь воображаемых, предполагаемых оппонентов или собеседников, которые в ходе выступления легко узнают себя, свою позицию и более внимательно отнесутся к словам оратора.

Синтаксические особенности

Поскольку устная речь необратима, говорящий должен постоянно заботиться о том, чтобы его речь легко, с первого раза воспринималась слушателями. Обязанность выступающего – свести к минимуму затруднения при восприятии речи. При этом прежде всего следует иметь в виду некоторые синтаксические параметры текста.

1. Простые предложения и части сложных предложений не должны быть чрезмерно длинными. Предел оперативной памяти ограничен длиной словесной цепочки, состоящей из 5–7 слов.

2. Более легко воспринимаются такие типы конструкций, которые тяготеют к сфере разговорной речи. По структуре эти конструкции представляют собой предложения нераспространенные и малораспространенные, односоставные (определенно-личные, неопределенно-личные, обобщенно-личные, безличные, назывные), неполные, неосложненные. Эти конструкции могут быть как самостоятельными предложениями, так и частями сложных предложений. Приведем пример такого текста:

«Причина четвертая: сила семейной традиции. Человек родился и вырос в шахтерском краю, где кормилец на всех один – уголек. В шахте 30 лет откалывал уголь его отец, умерший от силикоза. В забое работает старший брат. А теперь опускается он. И это привычное дело дает молодому шахтеру ощущение безопасности» (АиФ. 1998. № 16).

Для того чтобы получить текст такого типа, при его написании (или произношении) следует ориентироваться на разговорную интонацию. Интонационный рисунок текста задается его синтаксическим строем. Поэтому при ориентации на разговорную интонацию формируется соответствующий (такой, как в разговорной речи) синтаксический строй текста.

Длинные предложения, т. е. значительно распространенные и осложненные причастными, деепричастными оборотами, вставными конструкциями, сложные предложения с большим количеством придаточных частей затрудняют восприятие и неприемлемы для ораторского воздействующего выступления.

3. Нежелательно употреблять конструкции страдательного залога. Их естественная сфера функционирования – официально-деловой стиль, тексты, рассчитанные прежде всего на передачу и сохранение информации, а не на воздействие. Сравним две конструкции:

а) «Когда на одной из неблагополучных шахт Воркуты Гостехнадзор пригрозил отобрать лицензию из-за нарушений техники безопасности, горняками это было воспринято как покушение на права человека» (АиФ. 1998. № 16); б) «На одной из неблагополучных шахт Воркуты Гостехнадзор пригрозил отобрать лицензию из-за нарушений техники безопасности. Горняки восприняли это как покушение на права человека».

При работе с массовой аудиторией следует предпочесть вторую конструкцию.

Лексические особенности 

Восприятие речи значительно осложняется использованием отглагольных существительных, заканчивающихся на =ние, =тие, а также других подобных им. Любое отглагольное существительное – это свернутое предложение, оно является как бы сгустком смысла, требующим развертывания и осознания. Поэтому текст с большим количеством отглагольных существительных, как правило, мало пригоден для ораторского выступления:

«Необходимо разрешение региональных конфликтов на основе компромисса, восстановление стабильности всюду в мире, где она нарушена; прекращение поддержки дестабилизирующих и экстремистских сил, всех террористических группировок, не должно быть попыток расширения зоны влияния одной стороны за счет другой; необходима совместная работа всех стран для решения экономических, социальных и экологических проблем».

К недостаткам данного предложения, затрудняющим его восприятие, следует отнести, во-первых, значительную распространенность и осложненность предложения; во-вторых, большое количество отглагольных существительных: разрешение, восстановление, прекращение, расширение, влияние, решение. Можно предложить следующий вариант текста, более приспособленный для устного восприятия:

«Необходимо разрешить региональные конфликты на основе компромисса и восстановить стабильность всюду, где она нарушена. Нужно нe допускать попыток расширить зоны влияния одной стороны за счет другой. Следует прекратить поддерживать дестабилизирующие и экстремистские силы, террористические группировки. Все страны должны совместно решать общие экономические, социальные и экономические проблемы».

При подготовке ораторского выступления нельзя злоупотреблять также использованием терминов: не перегружайте текст терминологией и не используйте узкоспециальные термины.

 Личностный тип общения 

Контакт с аудиторией будет более успешным, если выступающий будет использовать личностный тип общения. Этот тип общения предполагает при работе с аудиторией строить речь таким же образом, как беседу с конкретным лицом при непосредственное контакте («живая» беседа). Личностный тип общения предполагает что говорящий в ходе выступления четко обозначает свое авторское Я: свое отношение к предмету речи, к собеседнику.

В качестве средства выражения авторского Я опытные ораторы используют практически все средства языка. Однако для таких языковых средств, как местоимения, частицы, вводные слова, сложно подчиненные предложения с придаточным изъяснительным выражение авторского Я является основным функциональным назначением. Частицы (лишь, даже, вот, же и др.), несмотря на малую величину звукового материала, совершенно однозначно указывают на присутствие в текста голоса автора, выражая довольно часто и авторское отношение. Некоторые частицы очень экспрессивны, выразительны (знай себе, взял да и и др.). С той же целью используются вводные слова: выражение отношения отражено в них более четкое, определенное:

«Но, так или иначе, даже на неудачных его стихах, на всем, что слетало с его уст, был налет какого-то божественного, экстатического вдохновения, как это бывало у пророчествовавших юродивых на Руси» (Общая газета. 1998. № 15).

Данный текст буквально насыщен местоимениями: его, всем, что, его, какого-то, это. Все эти местоимения, а также вводное слово так или иначе и частица даже придают тексту ощущение звучания авторского голоса.

Наиболее ярко выражают авторское отношение (и, соответственно, авторское сложноподчиненные предложения с придаточным изъяснительным (я считаю, что; ясно, что и др.): «Тут, кстати, замечу, что произведениями искусства пасхальные яйца стали в те времена, когда в обряде дарения яиц на Пасху стали участвовать царские и великокняжеские семьи». Выделенная конструкция (Тут, кстати, замечу, что) может быть опущена без всякого ущерба для сообщаемой информации. Ее назначение – помочь говорящему обозначить свое Я в тексте и тем самым сделать свое выступление более личностным, т. е. обращенным к аудитории.

*      *     *

Таким образом, готовясь к выступлению, мы должны позаботиться об убедительной содержательной разработке темы, ее хорошем информационном обеспечении. Речевое оформление выступления должно обеспечивать постоянный контакт с аудиторией и способствовать быстрому и надежному усвоению содержания.

 § 2. Логика, этика, эстетика речи

Правила построения ораторской речи

Логические аспекты выступления изучены и   разработаны достаточно глубоко, и с ними можно познакомиться в специальной литературе. Приведем несколько практических советов, которые следует помнить и которыми необходимо руководствоваться во время выступления:

• Будьте последовательны в своей речи. Не переходите к следующему пункту выступления, пока не закончите предыдущий. Многократное возвращение к недосказанному производит крайне неблагоприятное впечатление.

• Начинайте выступление с наиболее существенных положений, оставляя на конец частное и второстепенное.

• Не тратьте время на то, что не является необходимым, без чего можно обойтись в выступлении.

• Не повторяйтесь. Если считаете необходимым повторить сказанное, оговорите это специально. Дайте понять, что это намеренное повторение.

• Не уходите в сторону от обсуждаемого вопроса; не отвлекайтесь на посторонние, малозначимые для сути дела проблемы, факты, сведения, примеры и т. п.

• В конце выступления обобщите сказанное и сделайте выводы.

Логические законы

Готовя выступление, следует учитывать основные логические законы.

1. Закон тождества. Всякая мысль в процессе рассуждения должна быть тождественна самой себе. Этот закон требует, чтобы в выступлении данная мысль о каком-либо предмете, событии должна иметь определенное устойчивое содержание, сколько бы раз и в какой бы форме к ней ни возвращались.

2. Закон непротиворечия. Два несовместимых друг с другом суждения не могут быть одновременно истинными: по крайней мере одно из них необходимо ложно.

3. Закон исключенного третьего. Утверждение и его отрицание не могут быть одновременно ни истинными, ни ложными, одно из них необходимо истинно, другое – необходимо ложно. Если в выступлении сформулировано какое-то положение в виде высказывания, а затем – его отрицание, то одно из этих высказываний будет истинным, а другое – ложным.

4. Закон достаточного о с н о в а н и я. Всякая мысль признается истинной, если она имеет достаточное основание. Поскольку наши суждения, высказывания могут быть истинными или ложными, то, утверждая истинность высказывания, следует дать обоснование этой истинности.

На основе логических законов, которые носят формальный характер, фиксируют формальную правильность различных интеллектуальных операций в чистом виде, складываются конкретные правила, рекомендации, инструкции, предусматривающие достижение вполне определенного необходимого результата в практической деятельности. Так, на основе закона непротиворечия может быть сформулировано правило: не использовать противоречивые высказывания. Поэтому говорят не просто о законах логики, а о законах и правилах логики (см. об этом: Свинцов В.И. Логика. Элементарный курс для гуманитарных специальностей. М., 1998).

Следует иметь в виду, что логика выступления является лишь составной частью более общей системы приемов, называемой системой аргументации, которая используется в воздействующей, убеждающей речи. Система аргументации включает в себя «способы обоснования и опровержения убеждений, зависимость этих способов от аудитории и обсуждаемой проблемы, своеобразие обоснования в разных областях мышления и деятельности, начиная с естественных и гуманитарных наук и кончая идеологией, пропагандой и искусством и др.»*. Типовые ситуации в ораторском выступлении порождают типовые схемы аргументации. Не все из них в логическом отношении являются верными. Укажем на наиболее часто встречающиеся ошибки:

* Ивин А.А. Основы теории аргументации. М., 1992. С. 3.

а) Неполная аналогия. Приводя умозаключение по аналогии, помните, что аналогия не всегда бывает полной. Утверждение «процесс работы над текстом устного выступления аналогичен процессу написания статьи» верно лишь отчасти: есть много общего между написанием статьи и созданием текста устного выступления, но есть и существенные различия. Полной аналогии здесь нет.

б) Отождествление временной последовательности событий с их причинной связью: временная последовательность событий не всегда подразумевает наличие между ними причинно-следственных отношений. Если предприятие оказалось банкротом после внесения изменений в налоговое законодательство, это не означает, что они оказались причиной банкротства: такая зависимость может быть, но может и отсутствовать.

• Квазилогические рассуждения: «Я не против, когда кто-то решает служебные дела поличному телефону, значит, они тоже не должны быть против, когда я звоню им домой по служебному делу.

Ошибки объединения: «Эта газета для бездомных, следовательно, ее выпускают лица без определенного места жительства».

• Ошибки разъединения: «Совет директоров компании исчерпал свои возможности, следовательно, люди, в него входящие, тоже исчерпали свои возможности.

Подробнее о логических ошибках см. в гл. 4

Этика ораторского выступления 

Отношение оратора к аудитории должно быть абсолютно доброжелательным и профессиональным.

Доброжелательность предполагает невозможность таких форм речевого поведения, как агрессивность в ее различных проявлениях (упреки, угрозы, оскорбления) и демагогия (ложь).

Профессиональное отношение к аудитории предполагает умение работать с любой аудиторией: и с той, которая настроена доброжелательно, и с той, которая настроена агрессивно, и с той, которая высказывает безразличие к оратору. Не следует обижаться на аудиторию и вступать с ней в конфликтные отношения. Но это совсем не означает, что оратор должен идти на поводу у аудитории, заигрывать с ней. Оратор должен относиться к аудитории, как врач к больному. Выступление оратора — его профессиональная деятельность, и он должен руководствоваться интересами дела, подчиняя ему свои чувства, эмоции, отношения.

Отметим некоторые типичные ошибки, которые допускают выступающие (даже помимо своей воли).

1. Не следует изображать, представлять глупыми, нечестными, непоследовательными, слабохарактерными тех лиц, мнение которых вы оспариваете. Нельзя следовать утверждению: «Непоследовательный человек не может быть прав». Надо разбирать мнение, точку зрения, взгляды оппонента, а не его жизнь.

2. Обращение к чувствам аудитории не должно перерастать в манипулирование аудиторией. Предположим, выступление направлено против кого-либо из администрации города и носит критический характер. Не следует говорить о разгуле преступности в городе. и т.п., что вызывает негативные чувства у слушающих, и связывать их с именем оппонента, если он по своим должностным обязанностям не может влиять на соответствующие стороны городской жизни. Не следует говорить о социальных и этнических предрассудках, связывая их с социальным положением или национальностью оппонента, играя на низменных чувствах части аудитории.

3. Не следует отождествлять взгляды человека со взглядами той группы, партии, к которой он принадлежит. Если он коммунист, член ЛДПР и т.д., совсем не обязательно, что его взгляды полностью совпадают со взглядами лидера партии или партии в целом.

4. Нельзя искажать мнения оппонентов, с которыми вы полемизируете или на мнения которых вы опираетесь. Особенно осторожно следует обращаться с цитатами.

5. Не бравируйте личными качествами, не преувеличивайте свою роль в каких-либо событиях, совместной деятельности и т.д.

6 Высказав исходные положения своей точки зрения, концепции, защищайте их, обосновывайте, доказывайте. Нельзя представлять то, что требуется доказать, как нечто само собой разумеющееся. Всегда вызывают возражения фразы типа: ясно, как божий день, что; конечно, мне незачем вам говорить, что; ни один человек в здравом уме не будет отрицать, что; я вас могу заверить в том, что.

7. В ходе выступления нельзя отказываться от исходных (высказанных или невысказанных) тезисов, сделав вид, что вы «так и не думали». Вы потеряете доверие.

8. Не преувеличивайте сверх здравого смысла отрицательных результатов реальных или возможных действий ваших оппонентов, событий и т. п. Усугубление нежелательных последствий должно быть обоснованным.

9. Не следует требовать, чтобы вашу концепцию признали правильной только на том основании, что вам ваше обоснование представляется убедительным.

                   

Эстетические качества речи 

Хорошее выступление – выступление цельное в ритмико-интонационном отношении. Но в то же время внутри этого единого ритмико-интонационного целого должно быть разнообразие. Монотонность притупляет внимание, однообразие ритма и интонации отрицательно сказывается на восприятии. Поэтому хорошая воздействующая речь выдержана в определенной стилевой манере от начала до конца, что делает этот текст цельным и целым. В то же время единая стилевая манера предполагает элементы разнообразия: увеличение или замедление темпа, разнообразные интонационные контуры. Поэтому написанные при подготовке отрезки текста следует обязательно прочитывать вслух, по крайней мере – проговаривать «про себя». Именно интонация, ритм речи подскажут, где ограничить объем конструкции или, наоборот, увеличить его, где переставить слова и т. п. Подчеркнем: говоря о лексике и синтаксисе, мы подразумеваем в данном случае благозвучность текста, гармонию ритма, а не контактоустанавливающие особенности, о которых говорилось выше.

Если в одном тексте приходится совмещать содержание, представленное в текстах-источниках, написанных в разных стилевых манерах, то эти первоначальные тексты-источники (разумеется, если это не цитата) следует перерабатывать в соответствии с вашей стилевой манерой. Приведем в качестве примера следующий текст:

«Ассоциация сформулировала предложения по совершенствованию экономической политики на федеральном и местном уровне. Большая часть отражает интересы российских производителей в целом, проведение масштабного взаимозачета неплатежей, ликвидация государственной задолженности промышленности, изменение границ «валютного коридора», снижение ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации до уровня объявленной государством инфляции, протекционистски меры по защите отечественных производителей, включая установление квот на импортные товары (10% от объема внутреннего рынка), а также упрощение налогообложения (установить единственный налог – с оборота)» (Деловой Петербург. 1996. 19 марта).

Очевидно, что второе предложение – типичное предложение официально-делового стиля – представляет собой почти дословно воспроизведение текста документа (постановление), который составлялся без учета их факторов, обеспечивающее легкость восприятия. Чтобы облечь содержание этого предложения в другую речевую форму, рассчитанную на непосредственное и быстрое восприятие содержания, а также придать всему тексту в целом стилеву целостность, следует: разбить содержание второго предложения на отдельные части; заменить словосочетания с отглагольными существительными на предложения; по возможности избавиться от пассивных конструкций. Возможный вариант текста:

«Большая часть предложений отражает интересы российских производителей в целом. Будет произведен массовый взаимозачет неплатежей, государственная задолженность промышленности ликвидируется. Будут изменены границы валютного коридора, снижены ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации. Предусматривается также ряд мер для защиты отечественных производителей вводятся квоты на импopтные товары и упрощается налогообложение».

Очень много проблем связано с точностью словоупотребления. В русском языке большое количество слов имеет сходные или близкие значения, и не всегда прост? выбрать нужное слово из группы близких по значению слов: следует учитывать оттенки значения, стилистическую окраску, общий смысловой ореол слова и т. п. Приведет несколько примеров:

«Фирма решила простимулировать дизайнеров к использованию в оформлении офисов продукции германской фирмы» (Деловой Петербург 1996 19 марта). Неудачно употреблено слово «простимулировать». Возможный вариант: «Фирма решила убедить дизайнеров использовать в оформлении офисов продукцию германской фирмы».

«Реставраторы фирмы «Антиквар» в 1992 году оценили, что создание подлинных интерьеров в доме Кутузова обойдется в 13 млрд рублей» (Taм же) Необходимо: «Реставраторы фирмы «Антиквар» в 1992 году подсчитали, что…»

«Участники конференции посетовали, что около 30% военных цехов петербургских предприятий ВПК ликвидированы или производство в них заморожено» (Там же). В соответствии с общим содержанием предложения необходимо вместо глагола «посетовали» употребить глагол или словосочетание со значением типа «с горечью говорили о том, что..», «возмущались тем, что…» и т. п.

При сомнении в правильности выбора слова следует воспользоваться толковым словарем русского языка. Работа со словарем должна стать постоянной и важной составляющей работы профессионала речи.

Выразительность речи, ее воздействующая сила увеличивается, если оратор использует разнообразные изобразительно-выразительные средства. Выступление становится более убедительным, привлекательным, что способствует установлению более тесного контакта с аудиторией. В значительной степени это объясняется тем, что изобразительно-выразительные средства апеллируют к миру чувств и эмоций аудитории. В конфликтной ситуации чаша весов часто склоняется в пользу того, кто сумел овладеть эмоциями и чувствами аудитории Укажем наиболее распространенные изобразительно-выразительные средства, используемые в воздействующей публичной речи.

1. Метафора представляет собой перенос наименования на основе сходства. Для использования в качестве метафоры пригодны слова с предметным значением, т. е. с таким значением, определить которое можно, указав на соответствующий предмет, звук, запах и любой другой чувственно воспринимаемый элемент окружающего нас мира. «Владимир Иванович (Малышев) любил жить в одноэтажном доме науки, потому что он не был горожанином, он всегда оставался в городе выходцем из деревни» (Д. С. Лихачев).

2 Эпитет. В узком понимании эпитет – это образное определение, выраженное метафорическим прилагательным. Текст, насыщенный эпитетами, очень изобретателен и выразителен: «Скромный и сдержанный во всем, он смотрел на большой мир литературы глазами несколько удивленными и восхищенными, грустными и доверчивыми к раскрывающейся перед ними художественной правде» (Д. С. Лихачев).

3. Олицетворение– разновидность метафорического переноса, когда какое-либо явление, событие, качество, свойство уподобляется живому существу «Что всякая революция выпускает из людей наружу инстинкты первобытного варварства, темную стихию зависти, жадности и ненависти – было слишком видно и современникам» (А И. Солженицын).

4 Гипербола (преувеличение) – количественное усиление интенсивности, свойств, особенностей поведения и т. п.: «А и если мы не воспитаем сами класть твердые границы своим желаниям и требованиям, подчинять интересы критериям нравственности - нас, человечество, просто разорвет. Оскалятся худшие стороны человеческой природы» (А И. Солженицын).

5. Сравнение– уподобление одного предмета, лица, события другому предмету, лицу, событию на основе выявления общего признака, который благодаря сравнению актуализируется, выпячивается на первый план: «Мы, все мы, все цивилизованное человечество, - посаженные на одну и ту же жестко связанную карусель, совершали долгий орбитальный путь. Как детишкам на карусельных конях, он казался нам нескончаемым - и все вперед, все вперед, нисколько не вбок, не вкривь» (А. И. Солженицын).

6. Антитеза (противопоставление) часто строится на основе антонимии. Противопоставленные понятия лучше выявляют свою специфику на фоне друг друга: «Рассказы о нем (В. И. Малышеве) надо всячески фиксировать, но рассказывать о нем как о мертвом может быть еще рано: мы все его хорошо помним живым и очень чувствительны ко всякой фальши,» (Д. С. Лихачев).

7. Подхват– повторение в начале следующей конструкции слов, стоящих в конце предшествующей конструкции. Этим достигается актуализация, усиление смысла повторяемого слова и всей конструкции в целом: «Я действительно очень устал. Устал от тяжелых, напряженнейших матчей, от длительных, утомительных перелетов, от смены часовых поясов, постоянного психологического напряжения и просто от всего, что вокруг» (Огонек 1997. № 46).

8 Градация– интонационно-синтаксический ряд, члены которого увеличивают постепенно нужные автору смыслы. Благодаря использованию градации происходит нагнетание нужных говорящему смыслов: « Сила же общественного познания в том, что оно примиряет всех людей, оно не оставляет места для национальной исключительности, для европоцентризма, для азиоцентризма, для обедняющего человеческую культуру превознесения одних эпох перед другими (например, Ренессанса над средневековьем), одного народа над другими и проч.» (Д С. Лихачев).

9. Каламбур. Основа каламбура – игра значениями слов. В каламбуре может использоваться полисемия (многозначность), омонимия, синонимия. В приводимом ниже примере каламбур построен на основе одновременного использования двух значений слов «естественный», «общественный» и на основе переосмысления значения слов «противоестественный» и «антиобщественный»: «Когда-то в Академии паук, возражая академику В. А. Стеклову, обмолвившемуся словами «науки делятся на естественные и противоестественные», С. Ф. Платонов сказал: «Нет, науки делятся на общественные и антиобщественные». И это не было просто шуткой» (Д» С. Лихачев).

10. Риторический вопрос– предложение, по форме построенное как вопросительное, но по цели высказывания являющееся повествовательным: риторический вопрос несет позитивную информацию. Несоответствие содержания и формы порождает экспрессию: «Но, если вы свободны порождению, зачем вы подставляете шею рабству? Зачем вы помогаете нашим рабовладельцам?» (А. И. Солженицын).

11. Вопросно-ответное единство– способ диалогизации текста. Информация, оформленная в виде вопросно-ответного единства, актуализируется: «В чем заключалась красота его научного мировоззрения? Его «научного мироощущения» (может быть и такое)? В его научном методе, научном подходе к проблемам всегда ощущалось нравственное начало» (Д. С. Лихачев).

12. П о в т о р. Несмотря на внешнюю простоту, повтор является очень мощным и агрессивным воздействующим средством. Обычно он используется в соединении с другими приемами. Если повторяется начальное слово, то это онафора (единоначалие): «Владимир Иванович Малышев - крестьянский поэт. Вот почему он предпочитал деревенские дома в науке. Он любил землю и имел на это поэтическое и научное право. Вот почему и его рукописное собрание, собрание, которое мы привыкли называть «Малышевским», - «Древлехранилище» ИРЛИ АН СССР -это большая крестьянская библиотека» (Д. С. Лихачев).

13. Многосоюзие. Многократно повторяющийся союз подчеркивает значение каждого компонента конструкции: «Так и Анна Михайловна: она никогда не была во главе Сектора фольклора -ни в Институте этнографии АН СССР, ни в Институте русской литературы АН СССР, но она и аспирантов воспитывала, и мешки для песка во время блокады шила, и об архиве заботилась, и гостеприимство оказывала, и свои капитальные труды писала.,,» (Д. С. Лихачев).

14. Синтаксический параллелизм. При этом приеме два или более рядом стоящих отрезка текста имеют тождественное синтаксическое строение, благодаря чему они выделяются на общем фоне текста: «Он был красив своим отношением к людям, своей манерой поведения, но он был красив и своими научными взглядами, своим научным мировоззрением» (Д. С. Лихачев).

Итак, ораторское выступление должно быть логично построено, автор не имеет права нарушать этические нормы речевого поведения, принятые в данном коллективе. Использование выразительных средств украшает речь, усиливает ее воздействие на слушателей, помогает более точно и ярко выразить авторское отношение к поставленной проблеме.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ К

§ 1 «Выступление как разновидность ораторской прозы»

1. Какое выступление называется ораторским?

2. Из каких основных частей состоит риторическое, учение?

3. Перечислите основные правила, которыми следует руководствоваться при разработке содержания выступления.

4. На что следует обращать внимание при разработке иллюстративного материала?

5. Какими способами говорящий может обеспечить контакт с аудиторией?

6. В чем суть такого явления, как диалогизация текста?

7. Какие лексические и синтаксические особенности выступления способствуют его более легкому восприятию?

К § 2 «Логика, этика и эстетика речи»

1. Какими основными правилами следует руководствоваться при построении последовательности изложения материала?

2. Назовите основные логические законы. Приведите примеры.

3. Чем должно определяться отношение оратора к аудитории?

4. Назовите основные ошибки оратора при его работе с аудиторией.

5. Чем определяется гармоничное звучание текста?

6. Назовите основные выразительные приемы. Приведите свои примеры.

ЛИТЕРАТУРА

1. Головин Б.Н. Основы культуры речи. М., 1988.

2. Ивин А. А. Основы теории аргументации. М., 1997.        

3. Кохтев Н. Н. Риторика. М., 1994.

4. Ножии Е. А. Мастерство устного выступления. М., 1989.

5. Сопер П. Основы искусства речи. М., 1992.

6. Свинцов В. И. Логика. Элементарный курс для гуманитарных специальностей. М., 1998.

7. Скрижанская Ю. С., Третьяков В. П. Грамматика общения. Л., 1990.

8. Франс X. ван Еемерен, Роб Грооcтендорст. Аргументация, коммуникация и ошибки. СПб., 1992.

Глава IV

ЛОГИЧЕСКИЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ПОЛЕМИКИ

Мир, в котором живет современный человек, соткан из противоречий. По этой причине он более полемичен, чем когда-либо прежде. И будущее человека в значительной степени зависит от того, сумеет ли он – человек – организовать, сделать жизненной ценностью плодотворное и эффективное общение (именно оно составляет сущность процессов коммуникации, в том числе и речевые) в самых разных сферах человеческой жизнедеятельности в политике, бизнесе, науке, между поколениями, представителями разных культур и т.д.

Сегодня, в конце XX столетия, большая часть человечества осознала очень простой и очевидный факт, что лишь немногие суждения о мире истинны и не требуют доказательств. Но львиная доля наших суждений предполагает активную мыслительную деятельность, протекающую в режиме спора (дискуссии, полемики).

Насколько нудной, вялой, неинтересной, скучной была бы жизнь человека, если бы речевые коммуникации между людьми сводились к строгой и бесстрастной констатации «положения дел». В действительности, в коммуникативных процессах помимо высказываний, выражающих то или иное состояние дел, содержатся побуждения, вопросы, оценки, согласия и возражения вплоть до неприятия чего либо. Кроме того, определенную окраску, характер коммуникативным актам придает манера поведения, позы, выражения лиц. Все это мы можем обнаружить в спорах.

Спор представляет собой одну из основных форм человеческой коммуникации, в рамках которой уточняются позиции противоборствующих сторон, вырабатывается оптимальное решение проблемы, «рождается истина». Вывод из сказанного выше предельно прост. «Роскошь человеческого общения» (А. Сент-Экзюпери) является наградой за изнурительный труд ума, высокий уровень логической культуры и культуры поведения, а также за филигранное владение искусством спора

§ 1. Общая характеристика спора

Понятие спора 

Спор – акт речевой коммуникации, однако не всякий коммуникативный процесс является спором. Зафиксируем сущность спора посредством логической операции определения. Спор – это коммуникативный процесс, в рамках которого происходит сопоставление точек зрения, позиций участвующих в нем сторон, при этом каждая из них стремится аргументированно утвердить свое понимание обсуждаемых вопросов и опровергнуть доводы другой стороны. Редкий спор заканчивается безусловной победой одной из сторон, но это не умаляет ценность данного коммуникативного акта. Во-первых, поскольку в споре соревнуются идеи, то его участники обогащаются идейно: обмен идеями, в отличие от обмена вещами, более эффективен. Б. Шоу так обосновывал этот тезис: если у вас есть одно яблоко и у меня одно, то при обмене ими и у вас, и у меня останется по одному яблоку; но если у вас есть одна идея, а у меня другая и мы обмениваемся ими, то в результате у каждого из рас будет по две идеи. Во-вторых, осуществив процесс спора, стороны приходят к более глубокому уяснению как своей собственной позиции, так и позиции своего оппонента. В-третьих, в споре можно узнать нечто новое и тем самым дополнить свой багаж знаний и расширить кругозор.

Искусство ведения спора получило название эристика. Эристика является интегральным искусством, возникающим на стыке знаний и умений, вырабатываемых логикой, психологией, этикой и риторикой. При таком подходе искусство спора характеризуется двумя основными признаками: доказательностью и убедительностью. Доказательность – это логическое воздействие на оппонента принудительностью рассуждения. Убедительность – это психологическое воздействие на оппонента, направленное на восприятие им той или иной идеи. В рамках спора доказательность и убедительность относительно независимы. Возможны следующих их комбинации: а) доказательно и убедительно; б) доказательно, но не убедительно; в) не доказательно, но убедительно; г) и не доказательно, и не убедительно. Идеальный вариант, к которому необходимо стремиться в любом споре, – доказательность и убедительность рассуждений одновременно. За более чем двухтысячелетнюю историю своего существования эристика выработала общие рекомендации, выполнение которых способствует повышению плодотворности спора:

• Если есть возможность достичь согласия без спора, лучше ею воспользоваться.

• Не спорьте по мелочам; если уж спорить, то только по принципиальным вопросам.

• Почву для спора образует наличие несовместимых позиций относительно одного и того же предмета; если же позиции совместимы, нужда в споре отпадает.

• Спор должен быть предметным, а предмет спора – достаточно ясным и неизменным на всем его протяжении.

• Спор возможен только при наличии определенной общности исходных позиций, которая способна стать источником начального взаимопонимания спорящих, а также известной суммы знаний о предмете спора.

• Спор предполагает следование определенным законам и правилам логики, этики и психологии.

• Спор не должен быть самоцелью, в споре недопустимы выпады личного характера; помните, что спор должен быть средством достижения истины, выработки оптимального решения.

• В споре следует использовать только корректные приемы, которые могут содержать в себе элементы хитрости, внезапности, атаки, но не лжи, очернения и унижения достоинства противника, подмены предмета спора и т. д.. Стремитесь излагать свои мысли кратко, связно и красиво. Виды спора весьма многообразны. Спор может быть конструктивным (товарищеским) или деструктивным (враждебным), устным или письменным, организованным или стихийным, основательным или поверхностным, содержательным или формальным. Перечисленные виды спора выделены по внешним признакам. В жизни больше внимания уделяется содержательным аспектам спора, поэтому одним из важных моментов является выбор вида спора (дискуссии или полемики), который определяется конкретными обстоятельствами.

Дискуссия 

Термин «дискуссия» происходит от латинского discussio – рассмотрение, исследование. Дискуссия – это вид спора, в рамках которого рассматривается, исследуется, обсуждается какая-либо проблема с целью достичь взаимоприемлемого, а по возможности и общезначимого ее решения. Как правило, участниками дискуссии являются лица, которые обладают необходимыми знаниями по обсуждаемым вопросам и имеют полномочное право принимать решение или рекомендовать принять то или иное решение.

Дискуссия представляет собой последовательную серию высказываний ее участников относительно одного и того) же предмета, что обеспечивает необходимую связность обсуждения. В большинстве случаев тема дискуссии формулируется до ее начала, что дает возможность ее участникам подготовиться к ней более основательно.

От других видов споров, прежде всего полемики, дискуссия отличается своей целенаправленностью и используемыми средствами. Цель любой дискуссии – достижение максимально возможной в данных условиях степени согласия ее участников по обсуждаемой проблеме. Очевидно, что дискуссия содержит в себе известную долю компромисса, так как она в большей мере ориентирована на поиск и утверждение истины или оптимального решения, чем на торжество определенной позиции. Истина или оптимальное решение являются сплавом, синтезом необходимых, взаимосвязанных элементов, которые обычно содержатся в различных точках зрения, высказанных участниками дискуссии. Средства, используемые в дискуссии, должны признаваться всеми ее участниками. Применение иных средств не допускается.

Итог дискуссии не должен сводиться к сумме высказанных точек зрения относительно обсуждаемого предмета. Он должен представлять собой синтез объективных и необходимых черт, присущих дискутируемому предмету. Другими словами, результат дискуссии должен выражаться в более или менее объективном суждении, поддерживаемом всеми участниками дискуссии или их большинством. Таким образом, в дискуссии выкристаллизовывается более четкая и ясная формулировка решения проблемы, снимается, устраняется до известного предела момент субъективности: убеждения одного человека или группы людей получают должную поддержку других и тем самым объективируются, обретая определенную обоснованность.

Полемика 

В русский языке слово «полемика» пришло из древнегреческого: polemikos переводится как воинствующий, враждебный. Действительно, в отличие от дискуссии в полемике присутствует состязательность, борьба, определенная степень воинственности и враждебности, что детерминировано целью, которая преследуется участниками полемики. Именно поэтому в сознании большинства людей полемика ассоциируется с коммуникативным актом, называемым острым спором. Полемика – вид спора, в рамках которого основные усилия сторон направлены на утверждение (победу) своей позиции относительно обсуждаемого предмета. Отметим обличительные черты полемики. Во-первых, основная задача, которую решают полемизирующие стороны, – утверждение своей позиции. Во-вторых, участвующие в полемике стороны более, чем в дискуссии, вольны в выборе средств спора, его стратегии и тактики. В полемике допускается использование большего числа корректных приемов, таких, как захват инициативы, внезапность в использовании имеющихся в распоряжении спорящих доводов, в том числе и психологических, навязывание своего сценария спора и т. п.

Вместе с тем существует ряд моментов, роднящих полемику и дискуссию: наличие определенного предмета спора, содержательная связность, детерминированная открытостью к аргументам другой стороны и очередностью выступлений спорящих, недопустимость использования некорректных логических и психологических приемов, нарушение этических норм.

Безусловно, победа в полемике, особенно если она получила общественный резонанс (например, среди коллег), может принести некоторое удовлетворение. Но следует помнить, что в общественном сознании спор ассоциируется со средством достижения истины, поэтому решение, основанное на победившей в полемике позиции, влечет за собой соответствующую меру ответственности. Нетрудно догадаться, каковы будут последствия и какой будет мера ответственности, если в полемике победит ошибочная точка зрения. Следовательно, не стоит торопиться принимать за основу действий победившую в полемике позицию. Надо еще раз взвесить все «за» и «против», посоветоваться с компетентными людьми.

Стратегия и тактика спора

В реальной жизни мы нечасто сталкиваемся с дискуссией или полемикой в чистом виде. Как правило, эти два вида спора сочетаются в рамках одного и того же коммуникативного процесса, детерминируя своеобразие его этапов. По этой причине необходимо иметь представление о стратегии и тактике спора.

Стратегия спора – это общий план его ведения. На сегодняшний день нет какой-либо единой и неизменной стратегии спора и вряд ли таковая когда-либо будет создана, поскольку складывающаяся в споре ситуация не статична, она постоянно меняется и, невозможно предугадать заранее все мыслимые аспекты и нюансы спора; кроме того, в подавляющем большинстве случаев каждая из спорящих сторон придерживается своей собственной стратегии. Тем не менее весьма полезно наметить для себя основные ее контуры.

Пропонент – тот, кто выдвигает и отстаивает некоторый тезис – должен позаботиться о том, чтобы обеспечить максимально возможную степень его обоснованности. Для этого, естественно, необходимо заранее продумать возможные доводы в защиту тезиса, а также последовательность их выдвижения. Как и в «науке побеждать», следует побеспокоиться о «резерве», разделив аргументы на основные и резервные. Основными являются аргументы, которые представляются пропоненту достаточными для обоснования тезиса; резервные аргументы используются в случае осложнений. Например, некоторую часть резерва могут составлять уместные ответы на возможные контраргументы противоположной стороны.

Оппонент – это тот, кто оспаривает тезис. Если оппонент заранее ознакомлен с содержанием тезиса или с темой предстоящего обсуждения, ему можно рекомендовать заранее продумать слабые места тезиса и подобрать опровергающие доводы (контраргументы) или сосредоточить свое внимание на проблемных пунктах темы обсуждения и по возможности выработать проекты решения проблемных ситуаций.

Выше уже указывалось, что не стоит спорить по второстепенным вопросам. Споры же по принципиальным вопросам редко бывают стихийными. Поэтому должная организация процедуры спора (как правило, в виде дискуссии) является необходимым элементом стратегии спора. Организационные вопросы весьма разнообразны: предварительные наметки круга лиц, компетентных в обсуждаемых (дискутируемых) проблемах; последовательность выступлений; в случаях известного несовпадения точек зрения по данному вопросу разумно отобрать круг людей, которые могли бы обеспечить наиболее плодотворное обсуждение, и др.

Вопрос о тактике спора, так же, как и вопрос о его стратегии, на сегодняшний день детально не разработан. Тем не менее грамотное использование тактических приемов в споре в значительной мере повышает его эффективность, способствуя достижению стратегических целей.

Тактика спора – это подбор и использование в споре определенной совокупности логических и психологических приемов. Скажем, если вы опровергли точку зрения своего противника, то это еще не значит, что ваша собственная точка зрения верна: она должна быть обоснована. Очевидно, что на разных этапах спора используются и разные тактические приемы. Их характер зависит от многих факторов: содержания спора, состава его участников, интеллектуальных и психологических особенностей спорящих сторон и т. д. Рассмотрим наиболее важные моменты тактики спора.

Во-первых, в любом споре тактически верным будет корректное поведение его участников. Спокойствие, уравновешенность, рассудительность, способность сдерживать естественным образом возникающие эмоции – вот те черты, проявление которых улучшит имидж каждой из спорящих сторон. Кроме того, в случае всплеска эмоций демонстрация одной из сторон спора названных выше качеств будет способствовать затуханию волн эмоционального возбуждения, а следовательно, минимизирует возможность трансформации спора в свару рыночных торговок.

Во-вторых, также беспроигрышным тактическим приемом является внимательное и доброжелательное отношение к высказываниям противной стороны. Эффект этого приема можно усилить с помощью типичных для таких случаев выражений: «Мне нравится ваша мысль (предложение, тезис), над ней следует хорошенько подумать», «Это свежий взгляд на проблему, неплохо бы обсудить перспективы, которые он открывает» и т. п.

В-третьих, инвариант тактики спора составляет открытость (восприимчивость) одной стороны для убедительных доводов другой. Демонстрируя это качество, вы воздействуете на психологический настрой противоположной стороны, заставляя ее быть более «сговорчивой», как бы подготавливая ее к принятию ваших собственных доводов, а в конечном итоге – и вашей точки зрения.

В-четвертых, очень распространен тактический ход, называемый «условное принятие доводов противника». Этот тактический прием позволяет избежать прямого опровержения точки зрения соперника в споре. Условно соглашаясь с доводами противника, мы как бы вместе с ним посредством дедукции выводим из его посылок сомнительные следствия, тем самым подводя к нужному окончательному выводу. Таким образом, противник превращается в соучастника, опровергающего свои собственные рассуждения.

Возможна другая вариация тактического приема «условное принятие доводов противника». Довольно часто оказывается, что тот или иной контрдовод соперника совместим с нашей собственной позицией. В таком случае отпадает необходимость его опровержения. Рассматриваемый тактический ход позволяет избежать траты сил, энергии, времени.

Несмотря на то что тактика относится к определенным этапам спора, всегда полезно отслеживать общую картину спора. Сосредоточив свое внимание на данной стадии спора, необходимо держать в поле зрения и «поле сражения» в целом. При этом следует вести своеобразную «бухгалтерию»: какие аргументы приняты противником, а какие – отвергнуты, какие контраргументы выдвинуты, а какие еще могут последовать, и т. п. В зависимости от ситуации может возникнуть необходимость «ревизии» своих собственных аргументов, причем некоторые из резервных аргументов могут быть переведены в разряд основных, и наоборот.

Следовательно, стратегия и тактика спора – две стороны одной медали. Не стоит пренебрегать ни одной из них. Как бы хорошо ни были продуманы стратегия или тактика по отдельности, только их взаимная увязка, сплавленность позволят достичь успеха в споре, пусть не абсолютного, но все же успеха.

* *     *

Таким образом, спор является одним из основных видов речевой коммуникации. С его помощью достигается более глубокое понимание того предмета, по поводу которого происходит общение, более четко обозначаются позиции людей, которые участвуют в данном коммуникативном процессе; кроме того, спор является эффективным средством выработки оптимального решения тех или иных вопросов. В конце концов, спор вносит разнообразие в общение людей, украшает речевые коммуникации, делая их живыми и запоминающимися.

§ 2. Логические аспекты спора

Вопросно-ответный комплекс

Любой человек имеет хотя бы минимальный опыт общения, участия в диалоге. И этот опыт свидетельствует, что редкий акт общения между людьми обходится без вопросов и ответов на них, тем более такой, как спор.

Вопросно-ответный комплекс является необходимым элементом общения и мышления людей. Данное логико-лингвистическое образование выполняет две важнейшие функции в процессе мышления и общения – познавательную и коммуникативную. Познавательная (эпистемическая) функция вопросно-ответного комплекса заключается в фиксации в мысли и выражении в языке знаний человека о внешнем мире и себе самом. Коммуникативная функция реализуется прежде всего через вопросы и ответы, посредством которых происходит передача знаний и представлений (мнений, точек зрения) от одного человека к другому.

Вопрос и ответ, взятые вместе, образуют единство противоположностей. Вопрос заключает в себе просьбу или требование какой-либо информации. Ответ– это такое высказывание, которое должно содержать в себе требуемую информацию.

Долгое время вопросно-ответный комплекс был предметом изучения риторики. Постановка вопросов рассматривалась как риторический прием (например, риторический вопрос). При этом было замечено, что вопрос обладает сильным активизирующим воздействием на слушателя, оживляет речь, привлекая внимание аудитории, пробуждая в ней интерес, инициативу, стремление участвовать в акте коллективного размышления. С развитием науки, а также демократических форм общественного устройства вопросно-ответный комплекс становится предметом пристального внимания логиков. Известный английский философ и историк Р. Дж. Коллингвуд указывал, что логика, обращающая внимание только на ответы как акты «утвердительного мышления» и пренебрегающая вопросами как актами «вопросительного мышления», является ложной логикой.

Современные логики наряду с другими теориями разрабатывают и развивают теорию вопросно-ответного комплекса, которая называется эротематической (от греч. erotematikos – в форме вопроса) или интеррогативной (от лат. interrogativus – вопросительный) логикой.

В споре, равно как и в любом другом виде речевой коммуникации, ведущая роль принадлежит вопросу. Именно посредством вопросов задается общее направление спора.

Вопрос–это высказывание, истинность которого не установлена или в котором не определены в каком-либо отношении его элементы – логические подлежащее и сказуемое.

Любой вопрос основан на каком-либо знании. Формулируя вопрос, спрашивающий тем самым хочет уточнить это знание, дополнить и углубить его.

«Кто является основателем компании «Microsoft»? B этом вопросе yжe содержится знание (информация), что компания «Microsoft» была кем-то основана. С помощью вопроса его автор выражает свою потребность узнать не известное ему имя человека, который создал указанную компанию. Логическая составляющая данного вопрошания состоит в том, что в мышлении автора вопроса не определено логическое подлежащее, на что и указывает вопросительное слово «кто». Таким образом, вопрос является формой мысли, которая служит переходным звеном от неполной информации (незнания) к более полной информации (новому знанию) на основе исходной информации (имеющегося знания).

Информация, на которой основан вопрос и которая так или иначе в нем содержится, называется матрицей (предпосылкой) вопроса. Информация, на отсутствие которой указывается в вопросе, называется неизвестной переменной вопроса. Только наличие предпосылки и неизвестной переменной делает возможным сам вопрос, а также предопределяет характер ответа и его общую схему.

Виды вопросов классифицируют по разным основаниям. По характеру информации, на отсутствие которой указывает вопрос, выделяют ли-вопросы и что-вопросы.

Ли-вопросы заключают в себе просьбу указать истинность или ложность того, что содержится в матрице вопроса: «Правда ли, что Билли Гейтс является основателем компании «Microsoft»? На такие вопросы можно отвечать кратко, односложно: да или нет, «да» или «нет» можно дополнить высказыванием того, что говорится в матрице вопроса: «Да, Билли Гейтс является основателем компании «Microsoft».

Помимо «да» или «нет» на ли-вопрос возможен и такой ответ: «Никто этого не знает», «Я этого не знаю» (например, «Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Mapce? - Науке это неизвестно»). Другими словами, надо быть готовым к тому, что подтверждение истинности имеющейся у вас информации не последует.

Что-вопросы содержат в себе требование восполнить пробел в какой-либо информации, дополнить уже имеющуюся информацию. Ответом на такие вопросы должно служить высказывание, содержащее предпосылку вопроса и ту информацию, на которую эта предпосылка указывает, но которой в ней самой нет: «Билли Гейтс является основателем компании «Microsoft».

Для построения что-вопросов используются разные вопросительные слова, указывающие на характер запрашиваемой информации (знания): что, где, когда, почему, как, сколько, какой, для чего, для кого и т. д.

По своему строению вопросы могут быть простыми и сложными. Простым (элементарным) является вопрос, в структуре которого содержится только одна матрица и только одна неизвестная переменная: «Каковы финансовые активы вашей компании?»

Сложный вопрос представляет собой совокупность простых вопросов, связанных в единое целое посредством союзов и, или, либо.., либо, если... то и др. Сложный вопрос может состоять из нескольких матриц и одной неизвестной переменной («Каковы финансовые и материальные активы вашей компании?»), из одной матрицы и нескольких неизвестных переменных («Кто и когда создал вашу компанию?»), из нескольких матриц и нескольких неизвестных переменных («Кто и когда создал вашу компанию и каковы ее материальные и финансовые активы?» Прежде чем отвечать на "сложный вопрос, следует расчленить его на элементарные вопросы. Это позволяет оценить качество простых вопросов, составляющих данный сложный, и тем самым снизить вероятность путаницы в ответе.

Среди простых вопросов выделяют открытые и закрытые. Смысл открытых вопросов неоднозначен, поэтому ответы на такие вопросы не ограничены строгими рамками и даются в свободной форме. Например, на вопрос «Каковы перспективы развития банковского бизнеса в России?» можно дать ответ в форме доклада, причем аспекты рассматриваемой проблемы выбирает сам докладчик, он же определяет характер и дозировку информации.

Закрытый вопрос заключает в себе однозначность и определенность, поэтому ответ на него должен быть мотивирован жесткими рамками: определенным характером и точной дозировкой запрашиваемой информации. Ответ на закрытый вопрос предполагает указание на тот род информации, к которому относится неизвестная переменная вопроса (неизвестной она является в относительном смысле). Примером закрытого вопроса служит уже приводившийся выше вопрос «Кто создал компанию «Microsoft?».

Для того чтобы вопрос выполнил свои функции, он должен быть правильно поставлен. Рассмотрим критерии правильности (корректности) вопросов.

Первый критерий– вопрос должен быть разумным, заключать в себе определенный смысл. Вряд ли кто-либо ответит на вопрос «Кто был первым императором США?» Очевидно, что этот вопрос бессмыслен, так как содержит в своей матрице термин («император США»), который не имеет значения, т. е. не может быть соотнесен ни с одним множеством предметов действительности.

Второй критерий– ясность вопроса. В матрице вопроса могут отсутствовать пустые термины, но присутствовать многозначные, «размытые» термины (имеющие две или более интерпретации): «Как вам правится этот банк?» Оставляя в стороне языковые аспекты формулировки этого вопроса, отметим, что поставленный вопрос с точки зрения логики не соответствует обсуждаемому критерию: он многозначен. Что именно хочет узнать вопрошающий: мое мнение по поводу здания, в котором расположен банк, его внутреннего убранства, системы обслуживания клиентов, подготовки и внешнего вида персонала или, может быть, его интересует привлекательность вкладов? Таким образом, неясно поставленный вопрос может породить массу уточняющих вопросов.

Если первый критерий корректной постановки вопросов содержит в себе запрет на отсутствие смысла, то второй критерий налагает запрет на многозначность вопроса. Соблюдение этих критериев постановки вопросов является непременным условием конкретности обсуждаемых в споре вопросов. Иначе говоря, предмет спора сохраняет свою конкретность.

Третий критерий постановки вопроса – истинность его предпосылок (матриц). Ясно, что вопрос «Сколько весит мысль об одном долларе?» некорректен именно потому, что его матрица неверна: мысль вообще, мысль об одном долларе в частности, не имеет никакого веса (в физическом смысле), нисколько не весит.

Естественно, что всякий вопрос предполагает ответ.

Ответ - это высказывание, содержащее недостающую в вопросе информацию. Основная функция ответа заключается в том, чтобы минимизировать недостаточность информации, на которую указывает вопрос (и прежде всего входящая в него неизвестная переменная), или указать на некорректность постановки вопроса.

На один и тот же вопрос можно ответить по-разному. Вид ответа, который будет дан на поставленный вопрос, зависит от ситуации, от вопроса и его корректности.

Истинные (правильные) ответы соответствуют действительности, ложные (неверные) – не соответствуют действительности (ср.: «Билли Гейтс основал компанию «Microsoft» и «Л. Чубайс основал компанию «Microsoft»).

Прямыми являются ответы, воспроизводящие матрицу вопроса (см. пример истинного ответа). Косвенные– это высказывания, из которых может быть выведена матрица вопроса: «Рыба ли кит?» - «Кит-млекопитающее». Так как известно, что рыбы не являются млекопитающими, из последнего высказывания следует отрицательное высказывание «Кит не рыба».

В кратких ответах не воспроизводится матрица вопроса: в них содержится только тот элемент мысли, который устраняет неизвестность переменной вопроса. «Кто открыл Америку? - Колумб». «Правда ли, что Колумб открыл Америку? - Да». В развернутых ответах содержатся и логический элемент, устраняющий неизвестность переменной вопроса, и матрица вопроса («Колумб открыл Америку?» - «Да, Колумб открыл Америку»).

Полный ответ должен содержать в себе логические элементы, устраняющие неизвестность всех переменных, присутствующих в вопросе: «Кто и когда открыл Америку?» - «Колумб открыл Америку 12 октября 1492 г.». В неполном ответе устраняется неизвестность лишь некоторых переменных вопроса: «Кто и когда открыл Америку?» - «Колумб открыл Америку». В этом ответе устраняется неизвестность относительного того, кто открыл Америку, но не устраняется неизвестность относительно времени (даты) ее открытия.

Действительными ответами являются те высказывания, истинность которых доказана надлежащим образом в некоторой системе знаний («Колумб открыл Америку»). Возможные ответы – те, которые содержат запрашиваемую в вопросе информацию, но эта информация не обоснована в должной мере («Викинги открыли Америку»).

В поисках ответа на поставленный вопрос следует помнить, что качество ответа напрямую зависит от качества вопроса. Тем не менее ответ должен удовлетворять определенным критериям.

Во-первых, ответ должен быть информативнее вопроса. Даже если ответ является неполным, все-таки при вычитании из объема его информации объема информации вопроса разница должна быть положительной.

Во-вторых, ответ следует давать на языке вопроса. Если вопрос корректен, то и ответ должен быть корректен, т. е. соответствовать параметрам вопроса: быть точным, ясным, однозначным, содержать в себе терминологию, которая используется при формулировке вопроса. Вряд ли непрофессионал что-либо поймет (извлечет какую-либо информацию) из ответа специалиста, если тот на вопрос об основных причинах кризиса российской экономики будет отвечать на языке современной экономической науки, используя термины макро- и микроэкономика, секвестр, реструктуризация долгов, авизо, ликвидность ценных бумаг, клиринговые и оффшорные операции и т. п.

В-третьих, ответ на некорректный вопрос должен содержать в себе информацию о неправильности вопроса, особенно в том случае, если вопрос содержит ложную предпосылку. Например, в ответе на вопрос «Кто был первым императором США?» следует указать на ложность самого вопроса: историческая наука не знает и не может знать имени исторического лица, которое занимало трон США; всем известно, что нельзя занять место, которое не существует.

В-четвертых, ответом на вопрос может быть другой вопрос, если только последний является уточняющим по отношению к первому или представляет собой риторический вопрос, т. е. является риторическим приемом. Во всех других случаях ответ вопросом на вопрос следует квалифицировать как логическую уловку, имеющую цель избежать ответа на поставленный вопрос и перевести разговор, спор в иную область или переложить бремя решения вопроса на кого-либо другого.

Аргументация 

Подавляющее большинство речевых актов содержит в себе аргументацию. Аргументация – это логико-коммуникативный процесс, направленный на обоснование позиции одного человека с целью последующего ее понимания и принятия другим человеком. Тот, кто обосновывает свою позицию, называется аргументатором. Тот, кому адресована обосновываемая позиция, называется реципиентом. В споре аргументатора называют пропонентом, а реципиента – оппонентом.

Из определения аргументации следует, что она заключает в себе два аспекта – логический и коммуникативный.

С точки зрения логической теории аргументация представляет собой логическую (мыслительную) процедуру поиска и предъявления оснований для данного положения. Строго логически истинность входящих в аргументы элементов должна определять истинность обосновываемой позиции. Это является нормой для научных коммуникаций. За рамками научных коммуникаций, как правило, аргументируемое положение опирается на основания иного рода, например на мнение авторитета, сиюминутное настроение аудитории, на силу традиции, на стереотипы, религиозную веру и т. д.

В терминологии теории коммуникаций аргументацию можно трактовать как процесс выражения в языке аргументатором определенной информации с целью ее передачи реципиенту, понимания и восприятия ее последним. В конечном итоге любая аргументация преследует цель – образование определенного убеждения у реципиента. Если он воспринял, понял и согласился с положением, которое обосновывал аргументатор, цель считается достигнутой.

От вопросно-ответного комплекса аргументация отличается двумя важными признаками: 1) в рамках аргументации происходит отбор из уже известных положений тех, которые необходимы для обоснования данной позиции; 2) в аргументации обе стороны – и аргументатор» и реципиент – активны, т. е. между ними имеется как прямая, так и обратная связь, т. е. если в аргументации коммуникативный процесс осуществляется в обоих направлениях, то в вопросно-ответном комплексе – от вопрошающего к отвечающему.

Следует помнить, что в реальных коммуникативных актах, например в споре, полемике, логический и коммуникативной аспекты реализуются как единое целое. Отмеченное выше различие между ними – всего лишь абстракция, позволяющая точнее и глубже понять природу аргументативного процесса как акта коммуникации.

В структуру аргументации входят тезис, аргументы (основания, доводы) и демонстрация.

Т е з и с – это положение, позиция, которая подлежит обоснованию. Именно ему должен уделять основное внимание аргументатор или оппонент. Это означает, что в процессе аргументации любая вовлекаемая в него информация должна концентрироваться вокруг тезиса и служить его детальному анализу.

Происхождение тезиса связано с ситуацией. Оспариваемым тезисом может стать ответ на какой-либо вопрос, высказанное кем-то мнение по определенному предмету. В случае организованной полемики тезис формулируется заранее.

В споре и пропонент, и оппонент, как правило, придерживаются своего тезиса. Однако, если становится очевидной несостоятельность тезиса, можно ожидать, что выдвинувшая его сторона откажется от него; но это еще не значит, что будет принят тезис противника.

Аргументы–это известные, заранее добытые положения, с помощью которых достигаются обоснованность и убедительность тезиса. Отбор аргументов – дело творческое, и множество факторов оказывает влияние на этот процесс: мировоззрение, уровень образования аргументатора, его идеологические и культурные установки, конкретные обстоятельства, сопровождающие процесс аргументации, и т. д. По этой причине аргументы, понятные и убедительные в одной аудитории, могут оказаться несостоятельными, т. е. неубедительными и непонятными, в другой аудитории.

Демонстрация– это логическая связь тезиса и аргументов. Принудительная сила аргументации детерминирована характером демонстрации. Наибольшую принудительную силу имеет демонстрация в форме дедуктивных умозаключений, если, конечно, она логически корректна (т. е. соответствует законам и правилам логики)'. «Все люди умеют мыслить. Я человек. Следовательно, я умею мыслить» В данном случае тезис «Я умею мыслить» с логической необходимостью вытекает из приведенных аргументов.

Демонстрация в форме индукции, т е. когда общий тезис выводится из ряда однотипных частных аргументов, или в форме аналогии обладает меньшей логической необходимостью по сравнению с дедукцией. Например, при проверке на предмет качества данного количества единиц товара из данной партии при условии их полного соответствия нормативам делается вывод о том, что вся партия товаров качественна, о чем и свидетельствует сертификат. Но иногда то, что было принято как обоснованное и убедительное, может оказаться ложным. Скажем, некачественная единица товара может не попасть в контрольную группу» а значит, поступит в торговлю как качественная. Очень часто демонстрация в форме сравнения, метафоры преследует цель оказать воздействие не на логическую сторону человеческого сознания, а на эмоциональную (чувственную). В таких случаях логическая связь тезиса и аргументов оттесняется воздействием психологического характера, основанного на привычном и очевидном. Например, необходимость полностью и в срок платить налоги сравнивают с привычным и очевидным внесением части доходов членов семьи в общий семейный котел.

Завершая анализ структуры аргументации, следует отметить, что очень часто в речи аргументация не выражается явно, поэтому реципиенту или оппоненту необходимо прилагать определенные усилия по выявлению всех ее структурных элементов.

Виды аргументации весьма разнообразны. Например, по форме демонстрации аргументация может быть дедуктивной, индуктивной, в форме аналогии, сравнения, метафоры и т. д. Мы рассмотрим лишь те виды аргументации, которые чаще всего встречаются в полемических коммуникативных актах.

Доказательство– вид аргументации, в рамках которого истинность тезиса прямо или опосредованно выводится из истинности аргументов. Как вид аргументации доказательство имеет своей целью исключить любые сомнения в истинности тезиса, тем самым продемонстрировать необходимость его принятия. Например, если мы согласны с тем, что все цивилизованные страны имеют рыночную экономику, а также с тем, что Россия должна занять достойное место в ряду цивилизованных стран, то хотим мы того или нет, но мы должны принять и тезис о том, что в России необходимо развивать рыночную экономику.

Доказательство может быть прямым или косвенным. В п р я м о м доказательстве тезис непосредственно выводится из аргументов, как в приведенном выше примере. В косвенном доказательстве истинность тезиса устанавливается опосредованно, процесс аргументации осуществляется как бы обходным путем.

Косвенное доказательство является эффективным средством ведения спора. Однако оно таит в себе подводные камни, которых надо остерегаться. Дело в том, что при косвенном доказательстве все внимание участников спора сосредоточивается не на тезисе, а на антитезисе или других альтернативах. В силу этого всегда существует опасность «утонуть» в деталях, подробностях того, что находится вокруг тезиса, возможно, что тезис будет подменен или вовсе потерян.

Наиболее часто в споре используются доказательства «от противного» (апагогическое) и разделительное. Технология апагогич е с к о г о доказательства такова: 1) по отношению к тезису формулируется антитезис, который условно принимают как истинный; 2) антитезис ставят в определенную логическую связь с аргументами, из чего выводят ряд следствий с той целью, чтобы среди них найти хотя бы одно ложное, например то, которое не соответствует какой-либо конкретной ситуации, или то, в котором утверждается нечто противоположное тому, что констатируется в одном из аргументов, 3) фиксируется, что среди следствий, выведенных из антитезиса, действительно есть ложное; 4) на основании предыдущего делается вывод о том, что антитезис ложен; 5) на основании закона исключенного третьего от ложности антитезиса переходят к утверждению истинности тезиса.

Приведем пример доказательства «от противного» Оценивая выступление своего коллеги, участники делового совещания рассуждали так: (а) если бы выступление руководителя отдела маркетинга было неинтересным, (б) то оно не вызвало бы такого внимания аудитории и не породило бы такого множества вопросов и острого содержательного спора, (в) значит, его выступление было интересным. В части (а) этого рассуждения сформулирован антитезис («выступление руководителя отдела маркетинга было неинтересным») по отношению к тезису («его [руководителя отдела маркетинга] выступление было интересным»), который содержится в части (в). В части (б) высказаны вытекающие из антитезиса следствия («оно [выступление руководителя отдела маркетинга] осталось бы без внимания аудитории, не вызвало бы ни одного вопроса, и тем более – острого содержательного спора). Одновременно с этим констатируется, что указанные выше следствия из антитезиса не соответствуют реально наблюдавшейся ситуации (на что указывают отрицательная форма глагола и его сослагательное наклонение [«не вызвало бы»]). В итоге делается вывод о том, что тезис верен, что и утверждается в части (в) приведенного рассуждения.

Разделительное доказательство (или доказательство «методом исключения») более трудоемко, чем апагогическое, так как в его рамках сопоставляются не два положения, как в доказательстве «от противного», а три и более. Здесь технология такова: 1) формулируются три или более несовместимых друг с другом альтернатив, среди которых должен быть и доказываемый тезис; 2) одна за другой рассматриваются и исключаются как ложные все альтернативы, кроме той, которая и является тезисом.

Есть одно ограничение, связанное с использованием разделительного доказательства: оно возможно только тогда, когда аргументатор уверен, что аргументируемое положение находится среди рассматриваемых альтернатив. Например, методом исключения можно . доказать, что данная компания завоевала рынок благодаря высокому качеству своей продукции, а не благодаря демпинговым ценам, монополии, коррупции, лоббированию своих интересов в эшелонах власти и т.п.

Опровержение – это логическая операция обоснования ложности некоторого тезиса или демонстрация его необоснованности, т.е. в отличие от доказательства опровержение преследует прямо противоположную цель и является как бы его обратной стороной. Различают три способа опровержения: критика тезиса, критика аргументов или критика демонстрации.

Самым действенным способом опровержения является критика тезиса, выдвинутого противником. Выявленная ложность тезиса имеет принудительную силу для любого здравомыслящего человека. Но этот способ опровержения наиболее сложен и трудоемок по интеллектуальным затратам. И прежде чем его использовать, следует трезво оценить свои силы и свой багаж знаний из той области, к которой относится опровергаемый тезис.

Существуют следующие разновидности критики тезиса.

 Опровержение фактами – самый простой и, можно сказать, «наглядный» способ опровержения. Его суть состоит в том, что выдвинувшему определенный тезис предъявляются факты, противоречащие этому тезису.

Например, академик РАН Эдуард Кругляков в статье «Россия снова во мгле?» с помощью фактов в виде статистических данных опровергает тезис астрологов о научности их прогнозов: «Согласно утверждениям астрологов, предрасположенность человека к той или иной профессии определяется с помощью гороскопа. Дж. Мак-Джерви (США) изучил распределение дат рождения 17 тысяч ученых и 6 тысяч политических деятелей относительно зодиакальные знаков. Оно оказалось совершенно случайным. Б. Сильвермен (США) изучил влияние знака Зодиака, соответствующего рождению каждого из супругов, на вероятность их бракосочетания или развода. Он использовал данные о 2978 свадьбах и 478 разводах... Оказалось, что никакого согласия между предсказаниями и реальностью нет». («24 часа». 1998. № 24).

Однако следует помнить, что существуют различные варианты интерпретации фактов.

Доказательство истинности антитезиса представляет собой самостоятельное, т.е. независимое от тезиса, обоснование суждения, положения, находящегося в отношении противоречия к этому тезису. Согласно закону противоречия, из истинности одного суждения следует ложность другого, ему противоречащего.

Например, академик РАН М.Н. Тихомиров опровергал тезис о том, что в сравнении с точными науками от истории нет никакой пользы, следующим образом: «Вот корова пасется на поле, и ей безразлично – Бородинское это пол или выпас сельца Анюткино. Овцы ходят по полю, и им все равно –Куликово это поле или лужок при деревне Чернушкино. А нам не все равно. Мы – люди. Человек не может считаться человеком, если он не знает своего рода-племени, если ему наплевать на родной край. Человек становится гражданином с того момента, когда узнаёт, что такое его страна и чем она славна.

Русский не сознает себя русским, покуда не узнал он о Дмитрии Донском, про Полтаву и Петра, про Пушкина и Некрасова...

Без истории же и литературы познание невозможно. Никакие мосты, самые распрекрасные, человека человеком не сделают, если он лишен памяти, а память людская в исторической науке воплощается».

Установление ложности следствий, вытекающих из тезиса – способ опровержения, более известный как «сведение к абсурду». Технология этого способа опровержения такова: 1) допускается истинность тезиса; 2) из него выводятся следствия; 3) устанавливается ложность хотя бы одного следствия; 4) поскольку принятый условно тезис приводит к ложному следствию, его квалифицируют как ложный.

Например, известный российский философ А.Ф. Лосев путем сведения к абсурду отвергает тезис о том, что Диоген Лаэртский (1-я половина III в.) придерживается взглядов тех философов, о которых пишет наиболее подробно. (Следует отметить, что трактат Диогена Лаэртского до сих пор является единственной известной современному человеку «историей философии», написанной в античности. Поэтому вопрос о мировоззрении самого Диогена Лаэртского естественным образом возникает как у исследователей его сочинения, так и простых читателей). Допустим, что это так, рассуждает профессор Лосев. В таком случае Диоген Лаэртский разделяет взгляды Платона, стоиков, скептиков и эпикурейцев, ибо подробнее всего он рассказывает именно об этих философах. «Но ведь эти философские школы отличны друг от друга, чтобы излагающий их автор принадлежал ко всем этим трем школам одновременно». Очевидно, что таким способом невозможно определить собственные философские взгляды Диогена Лаэрция (Лосев А. Ф. Диоген Лаэрций и его метод)

Критика аргументов как способ опровержения более привлекателен, чем критика тезиса. Как правило, критиковать аргументы противника удобнее и проще, можно сказать, интеллектуально «экономичнее». Но при этом нельзя забывать, что недостаточность, сомнительность или ложность аргументов не делают опровергаемый тезис ложным, а только лишь ослабляют его.

Возможны три варианта критики аргументов. 1) можно показать их ложность (например, использование аргумента «За деньги можно купить все» в любом рассуждении недопустимо в силу его очевидной ложности), 2) можно продемонстрировать недостаточность приведенных аргументов (например, отсутствие или низкий уровень инфляции еще не являются достаточными аргументами для утверждения, что российский рубль является твердой валютой), 3) можно указать на сомнительность происхождения аргумента (например, слухи, сплетни, бульварная пресса, так называемые конфиденциальные источники и т.д.).

К р и т и к а демонстрации, так же, как и критика аргументов, только лишь ослабляет тезис противника. Но в отличие от критики аргументов и критики тезиса этот способ опровержения требует прочных логических знаний, прежде всего закономерностей построения логических форм, таких, как понятие, суждение, умозаключение. Этот способ заключается в том, что в его рамках указывают на отсутствие необходимой логической связи между доказываемым тезисом и аргументами, признаками которой являются нарушения требований законов и правил логики, т.е. логические ошибки.

Например, в рассуждении (а) Я – хороший бизнесмен, (б) ты – не я, значит, (в) ты не являешься хорошим бизнесменом» тезис, высказанный в части (в), нельзя считать обоснованным, так как само рассуждение, имеющее своим результатом этот тезис, построено вопреки правилам простого категорического силлогизма, который в данном случае является формой приведенного доказательства.

Критика аргументов и критика демонстрации представляют собой возражения в отношении тезиса противника в споре. Успешная реализация той и другой критики еще не означает полной победы в споре; они представляют лишь временное затруднение для противоборствующей стороны. Опытный спорщик знает, что эти затруднения можно ликвидировать с помощью новых аргументов или на основе исправления изъянов логической связи отстаиваемого тезиса и аргументов

Подтверждение– широко используемый в практике спора вид аргументации.Оно особо эффективно, когда существует необходимость обоснования нетрадиционного, инновационного решения, новой перспективной точки зрения или предложения. В рамках подтверждения тезиса из предложенной нестандартной точки зрения выводят следствия и ищут их согласования с реальным положением дел, с фактами.

Например, академик РАН Эдуард Кругляков, в упоминавшейся выше статье «Россия снова во мгле?» с помощью подтверждения таким образом аргументирует свою позицию: «Автор (здесь Э. Кругляков имеет в виду себя) весьма далек от легенд о масонских заговорах, однако должен заметить, что планомерность кампании по оболваниванию населения нашей страны средствами массовой информации просматривается Вспомним массовое одурачивание зрителей и телезрителей на телесеансах Кашпировского. А как эффектно дурачил народ Алан Чумак, заряжавший все и вся, от простой воды до кремов! Кстати, Чумак до сих пор подвизается время от времени на телевидении. На страницы газет хлынул поток совершенно нелепых историй, связанных с колдунами, прорицателями, экстрасенсами и, конечно же, с инопланетянами. «Меню» разнообразилось за счет репортажей из «суперсекретных» лабораторий, где «ученые» обнаружили и исследовали душу человека, расправились с проблемой рака и т.д Один из последних «шедевров» связан с пирамидами, с помощью которых ловкие дельцы лечат болезни, очищают воды, повышают урожайность различных сельхозкультур и даже получают алмазы более высокой твердости» (24 часа. 1998. № 24).

Чтобы аргументация была сильной, убедительной и приводила к желаемым результатам, необходимо выполнять следующие правила:

Тезис должен быть сформулирован ясно и точно. Для этого нужно: 1) дать определение всем необходимым понятиям; 2) точно указать, о каком именно отношении между ними идет речь; 3) указать, для какой цели осуществляется аргументация данного тезиса; 4) исключить из тезиса неявные условия, положения и следствия (ситуативные или индексные слова: здесь, теперь, я, мы и т.д.).

• Тезис должен быть тождественным в течение всего рассуждения, т.е. не должен меняться в течение хода аргументации.

• Аргументы, приводимые в подтверждение к тезису, должны быть истинными и не противоречить друг другу.

• Аргументы должны быть достаточными: не слишком широкими, из которых следует все, что угодно, но и не слишком узкими.

• Аргументы должны быть суждениями, истинность которых доказана независимо от тезиса (не должно быть круга в доказательстве).

• Источники аргументов должны быть известными и достоверными.

• Демонстрация аргументации должна представлять собой правильное рассуждение, т.е. быть таким рассуждением, которое соответствует законам и правилам логики.

Участники спора нередко нарушают правила аргументации. Эти нарушения есть не что иное, как ошибки в аргументации. Рассмотрим наиболее типичные из них.

Ошибки в отношении тезиса.

«Подмена тезиса представляет собой неявный переход от аргументации исходного тезиса к аргументации другого тезиса. Эта ошибка, как правило, обусловлена: непониманием предмета рассуждения; волнением человека, когда психологический фактор превалирует над логическим; сознательным желанием подмены текста, т.е. обманом. В результате исходный тезис не аргументирован, но вместе с тем создано впечатление его обоснованности. «Подмена тезиса» возможна в трех вариантах:

1) «полная подмена тезиса», когда аргументируют совершенно другой тезис (например, некто хочет доказать, что нерассудительный человек глуп, а доказывает, что глупый человек нерассудителен; с точки зрения логики это не одно и то же);

2) «переход в другой род», или «частная подмена тезиса», когда аргументируют тезис, либо менее общий относительно первоначально сформулированного, либо более общий.

В первом случае доказывается «слишком мало». Так, утверждая, что развивающиеся страны существенно упрочили свой экономический потенциал, недостаточно сослаться на более высокие, чем в развитых странах, темпы роста совокупного национального дохода, ибо не будут учтены такие важные показатели, как производительность труда, затраты ресурсов на производство единицы продукции, ее ассортимент и т.д. Во втором случае доказывают «слишком много». Например, когда некто, основываясь на многочисленных случаях незаконного ведения бизнеса в России, вместо тезиса «Довольно большая часть бизнеса в России ведется незаконно» доказывает тезис о том, что весь российский бизнес ведется незаконно;

3) «довод к человеку» – переход при аргументации тезиса к обсуждению личных качеств лица, выдвинувшего данный тезис.

Например, при обсуждении идеи, выдвинутой молодым сотрудником фирмы, другой сотрудник, имеющий гораздо больший стаж работы в данном фирме, может сделать такой ход в споре: «Кого мы слушаем, без году неделя работает у нас, а уже лезет со своими идеями».

Ошибки в аргументах.

«Основное заблуждение»: в качестве аргументов используют суждения, которые выдают или пытаются выдать за истинные.

Например, некоторые и сейчас рассуждают так: «Если в образовании упор делать на связь с практикой, то мировоззренческие и теоретические компоненты образования становятся второстепенными. Необходимо делать упор на связь с жизнью, значит, теоретическим и мировоззренческим положениям можно не уделять особого внимания». Здесь первая посылка явно ложная, так как хорошая теория всегда имеет практическую направленность.

«Предвосхищение основания»: в качестве аргументов используются положения, которые не являются заведомо ложными, но сами нуждаются в доказательстве, тем самым предвосхищается их достоверность (например, не следует ссылаться на мнение авторитетных людей, предварительно не выяснив, что они думают по поводу обсуждаемой проблемы).

«Круг в доказательстве»: аргументы, с помощью которых обосновывается тезис, в свою очередь обосновываются тезисом, часто выраженным при этом в иной форме.

Например, ошибка «круг в доказательстве» содержится в следующем рассуждении: «(а) Конкуренция стимулирует экономику, (б) потому что конкуренция означает, что каждый хочет быть лучше всех, быстрее всех и продавать товар дешевле всех, (в) Поскольку в конце концов каждый хочет быть участником конкуренции, (г) чтобы конкурировать с другими людьми, (д) то это оказывается полезным для развития экономики». Нетрудно заметить, что часть (д) данного рассуждения тождественна части (а). Таким образом, круг замкнулся.

Ошибки в отношении демонстрации. «Мнимое следование» или «не следует»: связь тезиса и аргументов не имеет необходимого характера.

Например, в рассуждении «Если страна развита, то она имеет многопартийную политическую систему. В Англии существует многопартийная политическая система. Значит, Англия – развитая страна». В этом рассуждении демонстрация имеет логически неправильную форму: логика запрещает переходить от утверждения следствия к утверждению основания, так как в этом случае не обеспечивается истинность заключения при условии, что посылки истинны; следовательно, в данном случае логическая связь тезиса и аргументов не имеет необходимого логического характера.

«От сказанного с условием к сказанному безусловно»: здесь аргумент, истинный лишь в определенном смысле, при определенных условиях и для данного времени, используется в качестве верного при всех условиях и для любого времени. Вследствие этого связь тезиса и аргумента перестает быть логически необходимой.

Например, «Возлюби ближнего своего» с точки зрения логики совершенно неясно, почему человек должен любить всех независимо от того, кто перед ним, при каких обстоятельствах и в какое время.

 Логические уловки в споре 

В отличие от логических ошибок (паралогизмов), которые представляют собой неосознанные нарушения правил и законов логики, логические уловки являются преднамеренными отступлениями от логических норм – законов и правил логики. Иначе логические уловки называют софизмами» Любой софизм маскируют под правильное рассуждение, преследуя цель ввести противника в заблуждение. Для того чтобы не попасться на софистическую удочку, необходимо уметь нейтрализовать логические уловки, т.е. выявлять скрытые в них логические ошибки. Едва ли возможно перечислить все множество софизмов, поэтому рассмотрим лишь несколько примеров современных вариаций древних софизмов.

Предприниматель может так «доказывать» своему партнеру, что у него есть деньги: «То, что ты не потерял, у тебя есть. Денег ты не терял. Значит, они у тебя есть!» Данный софизм построен на ложном аргументе «то, что ты не потерял, у тебя есть». Этот аргумент недостаточен, ибо деньги можно вложить в какое-либо дело; они будут отсутствовать, но не будут потеряны (если, конечно, вложены грамотно).

• Человеку можно задать вопрос, ожидая в ответ «да» или «нет»: «перестали ли вы обманывать государство?» Любой из указанных ответов ставит отвечающего в щекотливое положение: либо он перестал обманывать государство, например по части уплаты налогов, либо он продолжает делать это. Очевидно, что данный вопрос содержит ложную предпосылку.

• Софизм, основанный на неправильной постановке вопроса, таков: «Что следует делать – справедливое или законное?» В вопросах данного типа скрыта ошибка «принятия многих вопросов за один». В этих случаях нельзя давать ответ, выбирая одну из указанных альтернатив. Ясно, что эти альтернативы не исключают друг друга, а могут совмещаться.

• Довольно часто вопрос ставят таким образом, чтобы получить нежелательный ответ и добиться нужного, выгодного для вопрошающего ответа. С этой целью в матрицу вопроса вводят однозначно неприемлемые или весьма сомнительные альтернативы, а также ту, которая предпочтительна для задающего вопрос: «Чего вы хотите: вернувшись в тоталитарную Россию коммунистов, потерять свободу, или жить свободно, строя президентскую республику?» Но ведь можно жить свободно и в парламентской республике.

Весьма распространены уловки, основанные на использовании неопределенности ситуативных слов. Например, рекламный девиз «Сегодня – в кредит, завтра – за наличные» рекламодатель волен истолковывать как ему угодно, нисколько не заботясь о правах потребителей. Если вы столкнулись с такой уловкой, то требуйте устранить неопределенности: когда – сегодня? когда – завтра?

• В ряде случаев логические уловки могут основываться на логических парадоксах, которые представляют собой тот или иной дефект в рассуждении, для которого не найдено общепринятого решения. В практике спора подобные уловки рассматривают как софизмы. Например, софизм «куча» в современном варианте: «Последовательным добавлением монет нельзя составить никакую кучу денег, потому что если вы взяли одну монету, то это явно не куча денег. Таким образом, никогда путем добавления одной монеты к некуче денег нельзя получить кучу денег».

Умение выявлять логические уловки в споре – залог того, что  вы по крайней мере не проиграете спор. Способы нейтрализации уловок столь же многообразны, как и сами уловки. Нейтрализация уловки определяется, с одной стороны, характером спора, с другой – характером логической уловки. Главное – разоблачить уловку. Крайне важно сделать это грамотно, т.е. выявить сущность и указать предназначение уловки. Если вы сумеете это сделать, то можете ожидать, что дальнейшее течение спора будет более конструктивным, так как своими квалифицированными действиями вы дадите противнику понять, что вы – за честный спор и всевозможные незаконные с точки зрения логики действия будут вами решительно пресекаться.

* *    *

 

Таким образом, знание важнейших логических аспектов спора, рассмотренных в данном параграфе, позволяет уверенно чувствовать себя в любом коммуникативном процессе, и особенно тогда, когда акт коммуникации принимает форму спора. К тому же это знание дисциплинирует мышление, придает ему черты строгости и последовательности, а также может стать средством нахождения истины и мощным оружием против лжи и обмана.

§ 3. Социально-психологические аспекты спора

Общая характеристика социально-психологических аспектов спора 

Будучи разновидностью речевой коммуникации, спор (особенно такой его вид, как полемика) представляет собой процесс, обладающий множеством граней, сторон, часть из которых образует социально-психологический компонент спора. Спор не сводится к поочередному высказыванию мнений участвующими в нем сторонами. В деловом споре (полемике по существу вопроса) необходимо учитывать интересы, желания, стремления, симпатии, ценностные ориентации противной стороны. Но при этом следует помнить, что всякая апелляция к желаниям и чувствам людей должна входить в их сознание как логическое основание: чем более вески логические доводы, тем более устойчиво психологическое воздействие. В результате противоположная сторона может согласиться даже на обременительные ограничения, издержки и хлопоты, связанные с ними.

Начиная спор, каждая из сторон обладает собственными установками, которые она использует в качестве критериев оценки всего того, что делает и говорит другая сторона. Поэтому, чтобы достичь поставленной цели, ради которой и затевается спор, необходимо пробудить у оппонента интересы, согласующиеся с этой целью, а также обойти или преодолеть те его желания и устремления, которые могут стать препятствием на вашем пути к цели.

Психологи разделяют основные желания, устремления, интересы людей на четыре главные группы: стремление к самосохранению, к продолжению рода, к утверждению своей личности и различные чувства (любовь, ненависть, радость» горе и т.д.). Большей силой обладают те из психологических доводов, которые обращены к одному или нескольким желаниям, устремлениям, испытываемым в повседневной жизни. В связи с этим небесполезным будет обзор основных психологических доводов, которые могут быть использованы в споре.

Физическое благополучие

 Возникновение угрозы для жизни, здоровья или безопасности является самой сильнейшей мотивировкой. Доводы такого рода называют «убийственными». При их использовании главная задача состоит в том, чтобы изображение опасности было реальным, конкретным, буквально осязательным, для чего следует приводить яркие примеры и статистические выкладки, демонстрирующие ее размер. Апеллируя к чувству опасности и его отрицательной оценке, мы тем самым побуждаем нашего оппонента искать путь, который привел бы его к благополучию. Физическое же благополучие включает в себя желание свободы и деятельности, что в свою очередь влечет за собой мотивы физического порядка, связанные с обыденными привычками: стремление к комфорту, достатку и т.п. Так, писатель А.И. Солженицын, говоря о необходимости смены курса правящей элиты, апеллирует к чувству самосохранения российских граждан. Опираясь на статистику, он показывает, что Россия конца XX в. переживает настоящее демографическое крушение – «зловещее вымирание» славянских народов (АиФ. 1998. № 22).

Экономические и социальные интересы 

В условиях рыночной экономики этот довод в споре используется очень часто, направлен на то, чтобы вызвать желание вернуть затраченные средства с прибылью, накопить и увеличить материальные блага в той или иной форме, укрепить профессиональные гарантии. При этом обращение к экономическим интересам будет тем более убедительным, чем большее количество свидетельств окупаемости издержек будет приведено. Чтобы оценить силу обращения к экономическим интересам, вспомним известную всей России рекламную кампанию МММ; ее лейтмотив прост: приобретение акций МММ – самое лучшее вложение капитала.

Общественные интересы основываются на устремлениях людей, возникающих в процессе их общения. В том или ином виде профессиональной деятельности наиболее часто общественные интересы проявляются в форме стремления к завоеванию хорошей репутации, престижа, авторитета или власти в определенной социальной группе. В свою очередь указанные устремления вызывают -желание продемонстрировать черты благородства, мужества, стойкости, твердости, принципиальности и т.д. Практически всегда человек готов принести в жертву свои средства, время и энергию на то, чтобы усилить положительные черты своего имиджа, добиться влияния и уважения в той общественной среде, которая образует поле его профессиональной деятельности.

Например, обращение к социальным интересам содержится в статье бывшего премьер-министра РФ С.В. Кириенко «Шахтерский кризис: истоки и преодоление»: «Разработанная с начала года и утвержденная Указом Президента от 8 мая программа поддержки угольной отрасли предусматривает и другие источники финансирования. В частности, дополнительные доходы от госмонополии на алкоголь. Других денег у государства, чтобы отдать их шахтерам, нет. Поскольку их тогда придется забиратьу тех же учителей, врачей, военных, которые, в отличие от угольщиков, на 100% финансируются бюджетами разных уровней. Они ведь продукцию не производят и не продают. А кто будет их финансировать? Так что на такие меры правительство не пойдет никогда. Оно обязано заботиться о всех» (АиФ. 1998. № 22).

Чувство собственного достоинства

Открытая лесть как способ подачи психологического довода в любом споре неприемлема. Использование обращения к чувству собственного достоинства требует изобретательности и определенной щепетильности. Этот довод следует конструировать таким образом, чтобы сметливость, здравый смысл, практический подход, проницательность и другие положительные черты вашего оппонента только лишь подразумевались, но не декларировались бы явно. Этот довод можно усилить демонстрацией вашей убежденности в том, что противоположная сторона способна проявить указанные качества с недюжинной силой.

Например, среди доводов Президента Б.Н. Ельцина в пользу принятия депутатами Государственной Думы кандидатуры С.В. Кириенко были апелляции к их здравомыслию и практическому подходу: мол, оставьте в стороне политические резоны и поставьте о главу угла интересы дела - экономического роста России, чем и должен будет заняться Кириенко в качестве премьер-министра; тем самым, вы, депутаты, покажете стране, что понимаете те задачи, которые перед ней стоят.

Справедливость и право

Обращение к справедливости и праву может оказаться сильнее, чем обращение к противоположным интересам. В какой бы степени человек ни был слабым, злым, завистливым и т.п., он старается оправдать свои действия в собственных глазах. Поэтому обращение к великодушию, чувству сострадания к слабым, к чувству долга, правды или справедливости, а также и другим благородным побуждениям может оказать сильное влияние на вашего оппонента, сопоставимое по силе с обращением к личному интересу. Нужно по-настоящему пробудить чувство справедливости и права (в данном случае имеется в виду как юридическое так и моральное право) каким-либо примером физического или нравственного насилия или примером гонения невинных людей, жестокого обращения с животными, как люди, к чувствам которых вы апеллируете, будут настаивать на действиях, направленных на подавление этого зла.

Например, вспомним, как откликнулись в марте 1998 г. деловые круги России на призыв московского мэра Ю.М. Лужкова не покупать товары из Латвии в ответ на ущемление прав и прямое физическое гонение латвийскими властями русскоязычного населения. В самой Латвии результаты таких действий российской стороны были весьма ощутимы; это подтверждает тот факт, что всякий раз, когда границы между добром и злом резко очерчены, прямолинейная и искренняя апелляция к лучшим душевным порывам людей приводит к горячей поддержке.

Развлечение и игра 

Большинство людей проносит тягу к играм и развлечениям через всю жизнь. Стремление к играм и развлечениям основано на сложном синтезе чувства соревнования, ощущения конфликта, потребности в отдыхе, обладания воображением и юмором. Люди готовы платить деньги за то, чтобы испытать чувство риска, ощутить дух соревнования, отведать вкус победы. Об этом свидетельствует популярность во всем мире всевозможных лотерей, азартных игр (заметим, что игорный бизнес является одним из самых доходных), телеигр, рекламных кампаний, включающих в себя розыгрыши призов. Во всех этих случаях организаторы лотерей и телеигр, хозяева игорных заведений, разработчики рекламных кампаний, апеллируя к названным выше чертам психики людей, находят своих клиентов.

Использование в споре, полемике психологических доводов предполагает творчество, инициативу и импровизацию. Представленные ниже правила могут способствовать повышению действенности психологических доводов.

1. Доводы должны соответствовать обстановке и существу спора. Так, в деловых переговорах на переднем плане стоят физические и экономические интересы, поэтому будет бесполезна апелляция к чувству совести противоположной стороны как ответ на требование завышенных процентов.

2. Психологические доводы должны опираться на конкретные примеры. Чувства людей будут всегда конкретны в отличие от форм мышления. Голая апелляция к чувствам воспринимается как лозунг на знаменах; надо еще очень постараться, чтобы люди встали под эти знамена. И побудить их сделать это может конкретный пример, содержащий красочные подробности.

3. Избегайте пошлых или явно бьющих на чувство призывов. Психологические доводы следует выдвигать сдержанно и с достоинством. Всякий эмоциональный «разгул» одной из спорящих сторон вызывает внутреннее противодействие у другой, поскольку расценивается как попытка «залезть в душу». Стремление одной стороцы возбудить какое-либо чувство не должно заходить далее той черты, до которой другая сторона готова пустить. Поэтому предпочтительней обращаться к фактам, вызывающим чувства, чем к самим чувствам.

Например, в споре стачкома и администрации представителям стачкома следует указать на факты невыполнения администрацией предприятия своих обязательств, а не заявлять, что эта администрация «достала» своих работников бесконечной чередой своих обещаний.

4 Необходимо сочетать психологические доводы с логическими элементами. Никто даже короткое время не выдержит массированного давления на чувства («хватит читать мне мораль»), равно как и сухих академических рассуждений («хватит читать мне лекцию») Следует гармонично сочетать и те, и другие, ненавязчиво показывая их связь. Так, к общепризнанному положению о том, что чтение книг способствует развитию личности, ее духовного мира, можно добавить психологический довод, что чтение книг сулит немалое удовольствие.

В ситуации спора (полемики) завуалированные отступления от правил спора называются уловками. Далее дан обзор социально-психологических (в отличие от логических) уловок»

«П р и м а н к а». Как правило, эта уловка представляет собой достаточно скрытую лесть. Противоположная сторона может подталкивать вас к принятию ее предложения, тезиса, ссылаясь на вашу проницательность, недюженный интеллект и т.п. Эта уловка особенно сильно воздействует на честолюбивых людей. Принимая такие «правила игры», они оказываются перед дилеммой: либо ухудшить свой имидж, либо принять данное предложение (данный тезис). Нейтрализовать эту уловку довольно просто, предложив оппонентам обсудить все подробнее, мотивируя это не только собственной проницательностью, но и стремлением «докапываться до самых корней».

«Самовосхваление». Расписывая свои достижения, таланты, оппонент пытается поставить вас в положение «младшего брата», «птенца» по сравнению с ним – «орлом». На это можно ответить, что все когда-то начинали и – надо думать – совершали немало ошибок, ведь человеку свойственно ошибаться.

«Д о с к а з а н и е». «Позвольте, я продолжу вашу мысль » или «О, я понимаю, куда вы клоните,.,» Такие слова могут скрывать уловку, состоящую в том, что ваш соперник домысливает развитие ситуации, выводя ее за рамки известных фактов: «Вчера у нас отняли сбережения Сегодня посадили на хлеб и воду. А завтра отнимут последнюю рубашку До каких же пор будем терпеть антинародное правительство!» Но не торопитесь останавливать противоположную сторону. Не исключено, что она «доскажет» то, что вы хотели сказать. Тогда не лишним будет констатировать, что стороны достигли определенного уровня взаимопонимания.

«Гибкая терминология». Эта уловка связана с таким подбором слов, который вызывает определенный настрой у слушателей – отрицательный или положительный. Ср.: бюрократы – работники сферы управления, скотник – специалист по ассенизации животноводческой фермы, шпик – разведчик, осведомитель – неофициальный источник информации и т.д.

«Демагогия». Явное преувеличение последствий принятия того или иного предложения, искажение этих последствий с целью утвердить свое собственное предложение.

«Ф и л о с о ф и я» («птичий язык»). Данная уловка характерна для любителей говорить «мудреным языком». С ее помощью маскируют отсутствие ответа или нежелание отвечать на поставленный вопрос, а также некомпетентность в обсуждаемом вопросе. Например, члены Правительства РФ, разъясняя свои действия, решения, используют выражения: «нулевой рост», «максимально гарантированный минимум», «замедление темпов падения», «сокращение налоговых ожиданий» и т.п.

«Трескотня». Высказывание множества мыслей в быстром темпе приводит соперника в замешательство, так как рвется нить разговора и выбивается почва из-под его ног. Попросите начать сначала и помедленнее.

«Многозначительная недосказанность». Высказывая свою мысль, ваш оппонент делает глубокомысленный и многозначительный вид, подразумевая, что он мог бы еще многое сказать по этому поводу, но не считает нужным это делать. Попросите его продолжить – ведь это так интересно.

«Мнимая невнимательность». Противоположная сторона умышленно (при этом напуская на себя вид невинной овечки) не замечает те доводы, на которые не может ответить по существу. В этом случае можно поставить вопрос о способности ведения спора вашим соперником.

«Бремя доказательства» Тезис высказан, но никоим образом не аргументирован. С помощью вопроса «...Кто-нибудь имеет возражения против этого?» центр спора смещается, ибо, «клюнув» на эту уловку, вам придется критиковать выдвинутый противником тезис, приводят различные аргументы в подкрепление своей точки зрения. Он нападает, а вы вынуждены защищаться. Данную уловку легко нейтрализовать, если придерживаться принципа «Возлагай бремя доказательства на противника».

«Симуляция непонимания». Противник может попытаться представить дело так, что он не понимает, о чем идет речь, и с помощью надуманных вопросов постарается свернуть спорную тему или создать впечатление несостоятельности ваших утверждений. Такую уловку можно нейтрализовать намеком на то, что вы готовы дать вашему сопернику некоторое время на изучение оспариваемого вопроса. Если же он не согласится, следует предложить ему отказаться от участия в споре или выставить своего более компетентного представителя.

Очень часто в споре используются организационно-процедурные уловки. Большинство из них применяется в публичных речевых коммуникативных актах, например в дискуссиях, публичных дебатах, нередко переходящих в полемику (например, на заседаниях Государственной Думы).

Уловка «брать горлом» состоит в повышении тона, одна спорящая сторона перебивает другую, не дает ей говорить, в конце концов словесно «забивает» ее, тем самым лишая возможности продолжать спор. Сохраняя спокойствие. Дождитесь, пока словесный вулкан не поутихнет, а затем предложите вернуться к тому месту, в котором спор был прерван.

Другая уловка основана на известной особенности человеческой психики: лучше всего запоминаются первое и последнее выступления. Поэтому постарайтесь добиться, чтобы первым и последним выступающими были ваши сторонники или по крайней мере сочувствующие, но не сторонники противоположной стороны.

Еще один способ «затереть» противника в споре – держать его в строгих рамках регламента, в то время как представители другой стороны получают всевозможные поблажки процедурного характера.

Следующая довольно часто используемая уловка – откладывание обсуждения главного вопроса. Этот способ преследует цель утомить участников спора, а затем без детального обсуждения объявить нужное решение главного вопроса.

Нередко используется такая уловка, как жесткая фиксация принятого решения даже в случае поступления информации, которая может стать веским основанием для пересмотра ранее принятого решения. И наоборот: некоторую поступившую позже незначительную информацию представляют как имеющую принципиальное значение для пересмотра ранее принятого решения.

Выше рассмотрены далеко не все уловки психологического и организационного характера, а только те, которые наиболее часто используются. В речевых коммуникациях можно встретить и многие другие. По этой причине трудно говорить о всех возможных способах их нейтрализации. Но в любом случае их суть заключается в квалифицированном разоблачении уловки на основе анализа существа и предназначения данной уловки. В результате автор уловки и другие участники спора осознают бесполезность уловок, понимая, что дальнейшие попытки их использования могут свести к нулю шансы выиграть спор или достойно его закончить.

* *     *

Таким образом, мы выяснили, что общение между людьми протекает в разных режимах, в том числе и в режиме спора. Более того, продвижение к рынку и демократии делает умение спорить неотъемлемой чертой цивилизованного человека независимо от сферы его деятельности. Поэтому необходимо знать, какие логические и психологические приемы спора существуют, как их можно и нужно использовать, чего следует остерегаться в споре. Конечно, невозможно рассказать о всех нюансах, всех аспектах спора; нами представлены лишь самые распространенные из них.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ К 

К § 1 «Общая характеристика спора»

1. Что такое спор? В чем заключается его ценность?

2. Перечислите общие рекомендации ведения спора.

3. Что такое дискуссия? Назовите ее основные черты.

4 Что такое полемика? Назовите ее основные характеристики.

5. Что вы знаете о стратегии и тактике спора?

К § 2 «Логические аспекты спора»

1 Что такое вопрос? Назовите его виды и критерии постановки

2. Что такое ответ? Каковы виды ответов и критерии их правильности?

3. Что такое аргументация? Каковы ее основные свойства?

4 Какие элементы составляют структуру аргументации? Дайте характеристику каждому из них.

5. Какие виды аргументации наиболее часто используются в споре? Дайте подробную характеристику каждого из них.

6 Какие правила надо соблюдать, чтобы аргументация была убедительной и доказательной?

7 Какие типичные ошибки в аргументации вы знаете?

8. Что такое логическая уловка? Какие логические уловки вам известны?

К § 3 «Социально-психологические аспекты спора»

1 На что направлены психологические доводы?

2 Перечислите основные виды психологических доводов?

3 Какие правила надо соблюдать, чтобы использование психологических доводов было эффективным?

4 Какие психологические и организационно-процедурные уловки вы знаете? На зовите возможные способы их нейтрализации

ЛИТЕРАТУРА

1 Брутян Г.А Аргументация. Ереван, 1984.

2. Ееремен Ф.Х ван, Гроотендорст Р. Аргументация, коммуникация и ошибки. Л., 1992

3. Логика: Логические основы общения Учеб. пособие для вузов / В.Ф. Берков, Я. С. Яскевич, В.И Бартон и др. М.» 1994.

4 Павлова К. Г Психология спора. Логико-психологические аспекты Владивосток, 1988.

5. Поварнин С.И. Спор. О теории и практике спора // Вопросы философии. 1990 №3

6. Прошутин Н.Ф. Что такое полемика. М., 1985.

Глава V

ДЕЛОВАЯ БЕСЕДА. ДЕЛОВОЕ СОВЕЩАНИЕ.

ТЕЛЕФОННЫЙ РАЗГОВОР

Практически все дела начинаются, осуществляются и завершаются при помощи речевых взаимодействий между людьми. В данной главе мы рассмотрим деловые беседы и совещания, а также телефонную коммуникацию как особый вид речевого общения.

В жизни любой организации или предприятия эти виды делового общения занимают важное место. Обмен информацией, выдвижение и разработка рабочих идей, контроль и координация деятельности сотрудников, подведение итогов и оценка достигнутого – вот лишь некоторые стороны деятельности организации, которые связаны с проведением совещаний и деловых бесед разного рода. Между собой их сближают такие моменты, как ориентация на интересы работы, спланированность, некоторый формализм языка, т.е. все то, что придает деловой характер этим речевым взаимодействиям. Вместе с тем деловые беседы, деловые совещания и телефонные разговоры можно рассматривать как самостоятельные виды деловой коммуникации. Они отличаются друг от друга не только целями, ради которых проводятся, формой контакта, но и числом участников, что предопределяет социально-психологические особенности их организации и проведения.

§ 1. Особенности служебно-делового общения

Прежде чем перейти к более подробной характеристике деловых бесед и совещаний, выделим некоторые организационные и психологические особенности делового общения, которые во многом определяют речевое поведение деловых партнеров и отличают его от общения вне деловой среды.

Коммуникация в организациях 

Для каждого из нас очевидно, что разговор между сотрудниками одной и той же в организации, обсуждающими деловой вопрос, или разговор между руководителем и подчиненным принципиально отличаются от разговоров между этими же людьми вне служебных рамок. .

Деловое общение– это такое взаимодействие людей, которое подчинено решению определенной задачи (производственной, научной, коммерческой и т.д.), т.е. цель делового взаимодействия лежит за пределами процесса общения (в отличие от личностно ориентированного общения, предметом которого выступает именно характер отношений между его участниками).

Принципы деятельности любой социальной организации (фирмы, учреждения) накладывают определенные ограничения на поведение людей. Отметим среди них следующие:

1.Достаточно жесткая регламентация целей и мотивов общения, способов осуществления контактов между сотрудниками, которая объясняется тем, что за каждым работником в организации нормативно закрепляется стандарт поведения в виде устойчивой структуры формальных прав и обязанностей, которому он должен следовать. Поэтому психологически деловое общение оказывается в значительной степени формализованным, отстраненным, «холодным».

Соответственно в отношении речевого поведения ожидается, что обмен сведениями между сотрудниками носит не личный характер, но подчинен прежде всего совместному решению служебной задачи.

2. Иерархичность построения организации: между подразделениями и сотрудниками закрепляются отношения подчинения, зависимости, неравенства. Одним из следствий действия этого принципа для речевой коммуникации оказывается проблема условий передачи точной и по возможности полной информации по звеньям иерархической пирамиды и соответственно эффективности обратной связи.

Так, эффективность распространения деловой информации «по горизонтали» (т.е. между отделами, подразделениями или сотрудниками одного уровня), как правило, очень высока. Люди, работающие на одном и том же уровне, понимают друг друга «с полуслова», им не требуется детальное и подробное объяснение сути задачи.

Эффективность вертикальной коммуникации (т.е. вверх и вниз по иерархическим уровням) значительно ниже. По некоторым данным, лишь 20–25% информации, исходящей от высшего управленческого звена, доходит непосредственно до конкретных исполнителей и правильно ими понимается. Отчасти это объясняется тем, что на пути прохождения информации от источника (говорящего) к адресату в любом иерархически организованном управлении присутствуют звенья-посредники. Посредниками могут становиться линейные руководители, секретари, ассистенты, канцелярские работники и др. Устные сообщения при передаче с одного уровня на другой (как вниз, так и вверх) могут быть сокращены, отредактированы, искажены прежде, чем они дойдут до получателя (эффект «испорченного телефона»).

Другая причина, вызывающая низкую эффективность вертикальной коммуникации, связана с убеждением, распространенным среди некоторых руководителей, что подчиненным вовсе не обязательно знать о положении дел на предприятии в целом, они должны выполнять поставленные перед ними задачи, исполнять принятые решения и не задавать лишних вопросов. Однако, как установлено психологией восприятия, человек будет действовать осмысленно, если он знает не только выполняемую им конкретную операцию, но и видит более широкий контекст, в который она вписана. Если конкретные исполнители лишены сведений такого рода, они начинают искать ответы самостоятельно, при этом искажая и домысливая имеющуюся информацию.

Стремление учесть эти особенности служебно-деловой коммуникации проявляется, с одной стороны, в требовании письменной фиксации распоряжений, решений, приказов, а с другой – в признании деловых бесед важнейшим средством повышения эффективности обратной связи в организации.

3. Мотивация труда как условие эффективной деятельности организации или предприятия. Необходимость в особых усилиях по стимулированию труда может быть отчасти объяснена объективной противоречивостью поведения и самоощущения человека в организации: в деловом общении он выступает одновременно как конкретная целостная личность и как представитель организации, т.е. носитель определенных профессионально-ролевых функций. В случае, если его потребности как личности не удовлетворяются в процессе его деятельности в организации или его собственные идеи и стиль поведения не совпадают с групповыми нормами, может возникнуть внутриличностный конфликт, снизиться интерес к выполняемой работе. Конфликты такого рода часто оказываются темой обсуждения между сотрудниками, а иногда причиной проблемных бесед между руководителем и подчиненным.

Наряду с такими способами мотивации труда персонала, как различные виды морального и материального поощрения, продвижение по службе, повышение квалификации за счет организации и др., огромное мотивационное воздействие могут оказывать беседы руководителя с подчиненными: критические оценки, форма постановки задач, ответы руководителя на вопросы; они могут либо помогать сотрудникам ориентироваться в своей деятельности, побуждать их работать успешнее и прибыльнее, либо препятствовать этому.

Требования к речевой коммуникации в деловой среде 

 Принципы жизнедеятельности любой организации предопределяют особенности служебно-делового общения и во многом объясняют характер требований к речевой коммуникации в деловой среде. Эти требования могут быть сформулированы следующим образом:

• Четко определяйте цели своего сообщения

• Делайте сообщение понятным и доступным для восприятия разными группами работников: находите конкретные иллюстрации общих понятий, развивайте общую идею, используя яркие примеры.

• Делайте сообщения по возможности краткими и сжатыми, отказывайтесь от излишней информации, привлекайте внимание сотрудников лишь к тем проблемам, которые касаются их конкретно.

• В разговоре с сотрудниками следуйте правилам активного слушания, демонстрируйте им сигналы вашего понимания и готовности к совместным действиям.

* *     *

Таким образом, приведенные правила в равной мере должны соблюдаться как в разговоре между двумя деловыми собеседниками, так и при групповом общении. В то же время их использование и конкретное проявление в деловой беседе и на деловом совещании имеет свои особенности.

§ 2. Деловая беседа

Деловая беседа – это разговор преимущественно между двумя собеседниками, соответственно ее участники могут и должны принимать во внимание специфические особенности личности, мотивов, речевых характеристик друг друга, т.е. общение носит во многом межличностный характер и предполагает разнообразные способы речевого и неречевого воздействия партнеров друг на друга

В Теории управления беседа рассматривается как вид делового общения, специально организованный предметный разговор, служащий решению управленческих задач. В отличие от деловых переговоров, которые значительно более жестко структурированы и, как правило, ведутся между представителями разных организаций (или подразделений одной организации), деловая беседа, хотя всегда имеет конкретный предмет, более личностно ориентирована и чаще происходит между представителями одной организации.

Цели и задачи деловой беседы 

К числу целей, требующих проведения деловой беседы, можно отнести, во-первых, стремление одного собеседника посредством слова оказать определенное влияние на другого, вызвать желание у другого человека или группы к действию, с тем, чтобы изменить существующую деловую ситуацию или деловые отношения, другими словами, создать новую деловую ситуацию или новые деловые отношения между участниками беседы; во-вторых, необходимость выработки руководителем соответствующих решений на основании анализа мнений и высказываний сотрудников.

В сравнении с другими видами речевой коммуникации деловая беседа обладает следующими преимуществами:

• Быстрота реагирования на высказывания собеседников, способствующая достижению целей.

• Повышение компетентности руководителя благодаря учету, критической проверке и оценке мнений, предложений, идей» возражений и критических замечаний, высказанных в беседе.

• Возможность более гибкого, дифференцированного подхода к предмету обсуждения как следствие понимания контекста проведения беседы, а также целей каждой из сторон.

Деловая беседа благодаря эффекту обратной связи, который наиболее ярко проявляется именно в непосредственном межличностном взаимодействии, позволяет руководителю реагировать на высказывания партнера в соответствии с конкретной ситуацией, т.е. с учетом цели, предмета и интересов партнеров.

При проведении деловых бесед желательно следовать сформулированным в первой главе правилам эффективной речевой коммуникации. В то же время деловую беседу как непосредственное взаимодействие двух ее участников нужно строить на основе следующих важных принципов:

• Сознательная настройка на уровень собеседника, учет содержания выполняемых им задач, его полномочий ц сферы ответственности, жизненного и трудового опыта, интересов, особенностей его мышления и речи.

• Рациональная организация процесса беседы, что прежде всего означает краткое изложение собеседниками содержания информации по обсуждаемой теме, ибо пространное изложение и избыточная информация осложняют усвоение самого существенного.

• Простота, образность, четкость языка как условие доходчивости информации, следовательно, ориентации на собеседника.

Роль вопросов в деловой беседе

Беседа не монолог, а диалог, т.е. двустороннее общение, целью которого является либо стремление лучше понять характер возникшей проблемы, либо воздействие на одного из собеседников с учетом его интересов и мнения по обсуждаемому вопросу. Поэтому необходимо так формулировать вопросы, определения, оценки, чтобы они прямо или косвенно приглашали собеседника высказать свое отношение к изложенному мнению.

Так как диалог контролирует спрашивающий, то с помощью вопросов он может направить процесс передачи информации в русло, соответствующее его планам и пожеланиям; перехватить и удержать инициативу в беседе; активизировать собеседника, переходя тем самым от монолога к диалогу; дать возможность собеседнику проявить себя. Следовательно, умение задавать вопросы становится ключевым инструментом для быстрого и точного получения необходимой информации. Учитывая это, остановимся подробнее на видах и функциях вопросов.

Вопросы можно классифицировать по разным основаниям. В управленческой деятельности полезно проводить различия между следующими категориями вопросов: по характеру ожидаемых ответов; по заключенному в них содержанию; по функциям, которые они выполняют.

Уже известные нам из главы IV закрытые и открытые вопросы разделяются по характеру ожидаемых ответов,

Закрытые вопросы. Это вопросы с жесткой структурой, на них можно ответить просто да или нет или несколькими словами. Например, «Сколько вам лет?», «Где вы живете?», «Какую школу вы закончили», «Вам правится эта работа?» и т.п. Необходимо учитывать, что формулировки с использованием частицы ли (типа «Нравится ли Вам ?», «Хотели бы Вы ?», «Согласны ли вы ?», «Любите ли вы ?») представляют собой вариант закрытых вопросов и могут вызвать смещение ответов в положительном направлении, так же как и вопросы типа «Разве вы не хотите?» Конструкция вопросов типа «Вы ведь не думаете?», «Не правда ли?» склоняет опрашиваемого к отрицательному ответу. Если в беседе желательно избежать такого рода наведения на ответ, то лучше использовать альтернативные вопросы как вариант закрытых вопросов. Например, «Как вы считаете, соответствует или не соответствует подготовка выпускников шкал требованиям, предъявляемым вузами?» или «Вы хотели бы продолжить образование или нет?».

Закрытые вопросы позволют получать точную информацию, но с их помощью сложно вызвать более глубокое и развернутое сообщение, если собеседник не пожелает раскрыться сам.

Открытые вопросы– вопросы менее структурированные, они предполагают большую свободу в выборе ответа и начинаются со слов что, как, зачем, почему и т.п.: « Что вы чувствуете при виде этого человека ?», «Расскажите о себе», «Что вы думаете об этой специальности ?», «Каковы ваши профессиональные цели?», «По каким причинам вы хотите уйти из нашей организации» и т.п. На эти вопросы человек отвечает в соответствии с тем, как он видит и чувствует проблему. Именно поэтому открытые вопросы используются для прояснения сложной, запутанной ситуации либо для того, чтобы точнее понять отношение человека к предмету беседы.

По заключенному в вопросах содержанию их можно подразделить на две большие группы: на вопросы о фактах (информационные) и вопросы о мнениях, желаниях, установках.

Вопросы о фактах (информационные) связаны с тем, что реально осуществилось во времени и пространстве: «Вы были вчера на собрании ?», «В каком году вы закончили школу ?», «Это фотография вашего сына?» Ответы на них не представляют труда, поэтому ими часто начинают разговор, давая возможность человеку втянуться в беседу. Часто эти вопросы носят закрытый характер, однако они могут быть и открытыми: «Что является предметом вашего исследования?», «Как возникла идея организации этого праздника?» и т.п.

Вопросы о мнениях, желаниях, установках. Получение ответов на эти вопросы связано с более значительными трудностями, чем на вопросы о фактах и знаниях. Отношение, оценки, желания человека могут быть ясными и четко оформленными, а могут быть смутными и расплывчатыми, могут им осознаваться или не осознаваться. Мнение человека по любому вопросу может быть неоднозначным. Так, работа может нравиться с точки зрения престижа и не удовлетворять в отношении заработка. Поэтому при ответе на вопросы такого рода люди более чувствительны к формулировкам и последовательности вопросов, чем в ответах на вопросы о фактах. Спрашивающему важно сохранить .нейтральность в отношении предмета беседы, стараться избегать слов (высказываний), несущих явную оценку. Например, недопустимы фразы типа «Неужели вам это нравится ?» или «В вашем возрасте думать об этом ?» Чтобы дать возможность собеседнику высказать свое отношение, уместны вопросы типа «Мне интересно услышать ваше мнение», «Как бы вы хотели, чтобы данная проблема разрешилась?», «Что вы думаете по этому поводу?» и т.п.

Наконец, можно выделить две большие группы вопросов по функциям, которые они выполняют в ходе беседы: вопросы, направленные на проверку, уточнение, дополнение полученной информации, и так называемые функционально-психологические вопросы, используемые для снятия напряжения, для контроля за направлением беседы, для перехода от одной темы к другой.

К группе вопросов по функциям можно отнести так называемые контрольные, уточняющие и зондирующие вопросы.

Контрольные вопросы служат проверке достоверности ответов. Если сначала вы спрашиваете, насколько ваш собеседник доволен работой, то через несколько вопросов может быть задан первый контрольный вопрос: «Хотели бы вы перейти на другую работу ?», затем второй: «Предположим, что вы по каким-то причинам временно не работаете. Вернулись бы вы на прежнее место работы?» Сопоставление ответов на три вопроса дает информацию об искренности собеседника.

Уточняющие вопросы следуют за поставленным вопросом, уточняя или перепроверяя сказанное. Собеседника просят объяснить высказанные мысли или чувства. Эти вопросы часто используют, когда ответы неясны или неполны. Например, «Продолжайте, что вы хотели сказать?», «Объясните, что это значит?», «Приведите, пожалуйста, пример. Что вы имели в виду, когда сказали это?» Уточняющие вопросы являются эффективным способом получения полных ответов и контролируют направленность беседы.

Зондирующие вопросы имеют цель получить как можно больше необходимой информации о собеседнике, чтобы решить, в каком направлении действовать. Отличие зондирующих вопросов от уточняющих состоит в том, что к зондирующим прибегают в ситуации, когда собеседнику причины его собственного поведения или эмоционального состояния либо не ясны, либо он не хотел бы о них говорить; в таких случаях невозможно получить информацию, прибегая к прямым уточнениям. Искусство беседы в подобных ситуациях предполагает деликатность, проявление эмоционального сопереживания. В то же время техника проведения разговора направлена на то, чтобы приблизиться к сути дела, выясняя с разных сторон, в чем заключается проблема. Примерами могут служить любые вопросы, направленные на прояснение переживаний собеседника: «И часто это происходит?», «А как это связано с тобой?», «Кто там был?», «Что произошло?» и т.п.

Желая прояснить возможное поведение собеседника в конкретной ситуации, спрашивающий также может обратиться к зондирующим вопросам. При этом вместо прямого вопроса, типа «Что бы вы делали если,., ?», психологически тоньше действуют вопросы, сформулированные следующим образом: «Вам когда-нибудь приходилось сталкиваться с агрессивным поведением сотрудника на своей предыдущей работе ? Что вы делали ? Почему вы поступили именно так ? Что произошло, если бы вы поступили иначе?»

В группе функционально-психологических вопросов можно выделить зеркальные, косвенные (проективные), эстафетные, вопросы-мосты, заключающие.

Зеркальные вопросы, построенные на полном повторении ответа собеседника или на повторении ключевых слов в его ответе, направлены на то, чтобы достичь действительного понимания его чувств, переживаний, состояния. Примерами зеркальных вопросов могут служить следующие: «Я правильно понял, что вы считаете... (следует повторение того, что сказал собеседник)» или «Вы сказали, что... (следует повторение сказанного собеседником) Почему вы так решили?» Высказывания, сконструированные подобным образом, выполняют несколько функций в беседе: повторение слушателем слов собеседника вызываете у последнего ощущение, что его слышат, а значит, и понимают; кроме того, слыша свое высказывание со стороны, человек может отнестись к нему критически, уточнить свои мысли и чувства.

Косвенные вопросы используются в тех случаях, когда есть опасение, что на прямой вопрос человек не будет отвечать искренне. Тогда может быть задан вопрос не о мнении собеседника, а, скажем, о мнении его коллег по работе или об общественном мнении. Например: «Как, по- Вашему, общественное мнение оценит переход к платному высшему образованию?» или «Как ваши коллеги оценивают трудовую дисциплину в организации?» В конструкции вопросов такого типа заложены элементы проективной методики, согласно которой человек, формулируя мнение своих коллег или сограждан, фактически выражает свое отношение к проблеме. Косвенные вопросы применяются и в том случае, когда спрашивающий хочет скрыть свою заинтересованность в чем-то или не желает явно демонстрировать свое отношение к чему-либо. Например, желая знать, состоялся ли разговор между его собеседником и третьим лицом, и в то же время не желая раскрывать свой интерес, он может косвенным путем получить важную для него информацию. Для этого можно задать ряд вопросов, как бы случайно подводящих к нужному ответу, например: «Вы заходили сегодня в такой-то отдел?», «Интересно, был ли там такой-то?», «Он обращался ко мне с просьбой, а вас он ни о чем не просил?»

Эстафетный вопрос предназначен для поддержания и продолжения диалога, для того чтобы переход от одной темы к другой в процессе беседы выглядел логичным и психологически уместным. По своей структуре он подхватывает последние слова говорящего с тем, чтобы развить тему.

Приведем фрагмент интервью с художником М. Шемякиным (журнал «Домовой». 1995. № I):

– У вас, говорят, в Америке поместье. Это шутливое название вашего дома с участком?

– Да нет, какие шутки. Это бывшая консерватория со зданиями, в которых было несколько концертных залов, теперь там мои мастерские. Земли шесть гектаров. Это все к северу от Нью-Йорка, в двух часах езды, в горах... Там, в поместье, живу, работаю.

– У вас поместье, а это прекрасная возможность жить в башне из слоновой кости и работать. Но вам дома не сидится. Вы этого не хотите? Вам нужны встряски, внешняя активность».

Вопросы-мосты также используют для перехода к другой теме в беседе: «А теперь несколько вопросов о,. » или «А сейчас поговорим о другом»

Заключающие вопросы используют при завершении беседы, если важно подчеркнуть равноправие собеседников, уважительное отношение между ними либо еще раз уточнить содержание достигнутых договоренностей: « Смог ли я убедить вас в том, что…», «Итак, вы сможете сдать этот отчет в среду

Таким образом, каждый вопрос должен вносить свой вклад в обсуждение темы и содействовать решению поставленной в деловой беседе задаче.

Виды деловых бесед

По такому основанию, как цели и методы ведения разговора, принято выделять в качестве самостоятельных видов: собеседование при приеме на работу, собеседование при увольнении с работы, проблемные и дисциплинарные беседы.

Беседа при приеме на р а б о т у носит характер «приемного» интервью, основная цель которого оценить деловые качества поступающего на работу. В сущности, оно сводится к нескольким базовым вопросам и соответствующим ответам на них. Форма вопросов может варьироваться, но их содержание направлено на получение информации, которую можно сгруппировать в следующие блоки:

– что представляет собой человек, обратившийся с заявлением о приеме на работу;

– почему он ищет работу;

– каковы его сильные и слабые стороны;

– каковы его взгляды на эффективное руководство (иначе говоря, его представление о хорошем начальнике);

– что он считает наиболее весомыми своими достижениями;

– на какую зарплату он рассчитывает.          

 Беседа при увольнении с работы имеет две разновидности: ситуацию незапланированного, добровольного ухода сотрудника и ситуацию, когда работника приходится увольнять или сокращать.

1 В ходе беседы необходимо выявить истинную причину увольнения, его мотивы вызвано оно неудовлетворенностью производственным процессом, невниманием или обидой, какими-либо иными причинами. Необходимость проведения собеседования в этом случае обусловлена заботой руководителя об улучшении управленческой деятельности на различных уровнях производства. Для этого полезно задавать вопросы, связанные с содержанием, объемом, условиями выполнения работником производственных заданий, выяснением его оценки таких заданий и условий их выполнения. Следует узнать, что не нравилось сотруднику в его работе и, напротив, что доставляло удовлетворение. Служащие, которые покидают организацию по собственному  желанию, как правило, искренни в своих замечаниях и пожеланиях и делятся информацией, которая может улучшить положение тех, кто остается.

2. Иначе протекают беседы с работником, которого приходится увольнять. Процедура увольнения по решению руководства крайне трудна для всех, кто принимает в ней участие. В специальной литературе она получила название прощального разговора. Эта процедура опирается на знание специфики такого разговора и на владение техникой его проведения. Так, прощальный разговор никогда не назначается перед выходными днями или праздниками: его не следует проводить непосредственно на рабочем месте увольняемого или в помещении, где работает большое количество народа; он не должен продолжаться более 20 мин, так как работник, переживающий неприятное известие, не в состоянии внимательно слушать и обдумывать различные подробности, которые излагает ему руководитель. Если руководителю предстоит упрекать работника в нарушении дисдиплины или говорить о других нарушениях, то он должен быть точным и корректным в изложении фактов и не дать увольняемому оснований сомневаться в справедливости высказанных упреков. В зарубежной практике рекомендуется заготовить гуманный для увольняемого ход; например предложить ему список свободных рабочих мест на другом предприятии или предложить нечто вроде «реабилитационной Программы» для увольняемого, в которой предусмотрено сохранение его уверенности в собственных силах, поддержание его авторитета в глазах окружающих и домашних.

Проблемные и дисциплинарные беседы вызваны к жизни либо возникновением сбоев в деятельности сотрудника и необходимостью критической оценки его работы, либо фактами нарушения дисциплины.

В процессе подготовки проблемной беседы руководитель должен заранее ответить на вопросы о смысле, цели, результатах, средствах и методах решения проблемы, стремясь к тому, чтобы в ходе беседы подчиненный принял позицию руководства. При этом существуют некоторые правила, позволяющие избежать беседы в форме «разноса» и провести ее с конструктивными результатами Для этого следует:

1) получить необходимые сведения о сотруднике и его работе,

2) построить беседу, соблюдая следующую очередность в сообщении информации; сообщение, содержащее положительную информацию о деятельности сотрудника; сообщение критического характера, сообщение похвально-поучительного характера;

3) быть конкретным и избегать неясностей (оборотов типа «Вы сделали не то, что нужно», «Вы не выполнили задания» и т.п.);

4) критиковать выполнение задания, а не личность.

Соблюдение этих правил помогает создать положительный эмоциональный фон, который позволит провести неприятную часть разговора конструктивно, не вызывая ненужной враждебности со стороны сотрудника, не заставляя его занимать оборонительную позицию.

При проведении проблемной беседы важно выяснить: не является ли возникшая проблема средством привлечения внимания? (Например, провинившийся работник скрывает свое недовольство по какой-либо причине и не хочет или не может открыто сказать об этом.) Не вызваны ли нарушения личными затруднениями (семейным конфликтом, болезнью близких и т.п.)? Не связана ли проблема с недостатком квалификации, помощи, обучения? Может быть работнику нужна большая самостоятельность? Или дело в том, что он не приемлет стиль руководства? Ответы на эти вопросы позволят принять решение о возможных организационных мероприятиях, которые необходимо осуществить в конкретный срок и которые могут стать, по существу, программой по преодолению возникшей ситуации

Если в ходе проблемной беседы предполагается сообщить работнику о мерах дисциплинарного характера, решение о наказании следует выражать просто, четко, делая акцент на понимании и правильной оценке случившегося.

Например «Как вы понимаете, наказания вам не избежать. Конечно, речь не идет о понижении в разряде, вы этого не заслужили, однако выговора вам не избежать. Понимаю, что это наказание радости вам не прибавит, но как бы не были высоки ваши другие заслуги, иначе поступить не могу»

Отметим еще раз, что критика со стороны руководителя имеет значительный мотивационный эффект. Умение делать замечания, показывающие, что и как следует изменить в работе, при этом отмечать, что уже сейчас делается этим работником хорошо, является показателем высокой коммуникативной компетентности руководителя

Структурная организация беседы

 

Проведение беседы предполагает наличии ряда обязательных этапов: подготовительный этап; начало беседы; обсуждение проблемы; принятие решения; завершение беседы.

Подготовительный этап. В период подготовки к предстоящей беседе необходимо продумать вопросы ее целесообразности, условия и время ее проведения, подготовить необходимые материалы и документы.

При выборе места проведения беседы полезно учесть следующие рекомендации специалистов. В своем кабинете вы будете чувствовать себя увереннее, если инициатива разговора исходит от вас. В кабинете своего собеседника вам будет легче решать вопросы, по которым вы занимаете обьективно более выгодную позицию. Если необходимо выработать совместное решение, программу совместных действий, имеет смысл назначить встречу «на нейтральной территории», где ни одна из сторон не будет иметь преимуществ.

Готовясь к предстоящей беседе, важно избежать двух крайностей: с одной стороны, излишней уверенности в своем умении сразу, без подготовки и продумывания деталей, провести эффективный разговор, а с другой – своеобразной перестраховки, стремления пунктуально продумать все этапы будущей встречи, учесть малейшие детали собственного поведения и поведения своего собеседника вплоть до использования пауз и жестов. В первом случае инициатива может перейти к партнеру, во втором – малейшее отклонение от плана может привести к растерянности и неуверенности. Полезнее обдумать и спрогнозировать основные линии поведения.

Начало беседы. Задачи, которые решаются в начале беседы, связаны прежде всего с установлением контакта с собеседником, созданием атмосферы взаимопонимания, пробуждением интереса к разговору.

Именно от первых фраз каждого участника встречи зависит их дальнейшее отношение к предмету разговора и своему собеседнику как личности.

Перечислим ряд методов, использование которых эффективно в начале беседы:

• Метод снятия напряженности: использование теплых слов, личного обращения, комплиментов, шутки для установления более тесного контакта с собеседником.

• Метод «зацепки»: использование какого-либо события, сравнения, личного впечатления, анекдота или необычного вопроса, позволяющих образно представить суть проблемы, обсуждению которой должна быть посвящена беседа.

•  Метод стимулирования игры воображения: постановка в начале беседы множества вопросов по ряду проблем, которые должны рассматриваться в ходе беседы.

• Метод «прямого подхода»: непосредственный переход к делу без какого-либо обсуждения – краткое сообщение о причинах, по которым назначена беседа, и быстрый переход к конкретному вопросу.

Основная часть беседы нацелена на сбор и оценку информации по обсуждаемой проблеме; выявление мотивов и целей собеседника; передачу запланированной информации. Успешному проведению этой фазы способствует владение техникой постановки вопросов, методами активного слушания и восприятия сведений и фактов.

Откровенной, конструктивно-критической атмосфере деловой беседы противоречат:

– бестактное обрывание на полуслове;

– неоправданное решение собеседника возможности высказать свое мнение;

– навязывание мнения ведущего беседу;

– игнорирование или высмеивание аргументов собеседника;

– грубая реакция на высказывание партнерами противоположных точек зрения;

– подтасовка фактов;

– необоснованные подозрения, голословные утверждения, окрики за критику;

– давление на собеседника голосом, манерами.

В деловом русском языке можно выделить ряд устойчивых речевых оборотов, которые позволяют собеседникам управлять ходом беседы на этапе обсуждения проблемы и принятия решения. Приведем примеры:

Заключительная часть беседы служит своеобразной общей ее оценкой. Успешно завершить беседу – значит достигнуть заранее намеченных целей. Задачами этого этапа являются: достижение основной или запасной цели; обеспечение благоприятной атмосферы в конце беседы; стимулирование собеседника к выполнению намеченной деятельности; поддержание в случае необходимости в дальнейшем контакта с собеседником.

Важно отделить завершение беседы от других ее фаз; для этого используются выражения типа Давайте подведем итоги» или «Мы подошли к концу нашей беседы».