23516

Лингвотекстологическое исследование Пролога за сентябрьское полугодие по спискам XII – начала XV в.

Диссертация

Иностранные языки, филология и лингвистика

Слова hapax legomena редкие и не учтенные в исторических словарях. Переработка Синаксаря в пространной редакции Пролога. Славянские памяти в Прологе краткой и пространной редакций. Соотношение редакций Пролога204 3.

Русский

2013-08-05

1.73 MB

10 чел.

УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

ИНСТИТУТ РУССКОГО ЯЗЫКА ИМ. В.В. ВИНОГРАДОВА РАН

На правах рукописи

Прокопенко Лариса Викторовна

Лингвотекстологическое исследование Пролога

за сентябрьское полугодие по спискам XII – начала XV в.

Специальность 10.02.01 – «Русский язык»

Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Научный руководитель:

доктор филол. наук, профессор В.Б. Крысько

Москва

2009
Содержание

Введение……………………………………………………………4

История изучения Пролога……………………………………….18

Глава 1. Перевод Синаксаря………………………………..…….49

1.1. Синаксарь и старославянские памятники……………..53

1.2. О том, есть ли в переводе ошибки……………………..55

1.3. Перевод топонимов, этнонимов и имен……………….57

1.4. Перевод названий должностей…………………………63

1.5. Вариативность в переводе……………………………....63

1.6. Русизмы и южнославянизмы в переводе………………74

1.7. Слова hapax legomena, редкие и не учтенные в

исторических словарях……………………………………....80

Глава 2. Переработка Синаксаря в пространной редакции

Пролога..............................................................................................90

2.1. Перенос памятей на другие даты и удаление

некоторых памятей…………………………………………...90

2.2. Добавление новых житий……………………………….98

2.3. Изменение синаксарных житий……………………….148

2.4. Славянские памяти в Прологе краткой и пространной

редакций.……….....................................................................196

Глава 3. Соотношение редакций Пролога………………………204

3.1. Житийный и учительный разделы в Прологе………...204

3.2. Важнейшие разночтения краткой и пространной

редакций в учительных текстах…………………………….214

3.3. Создание краткой редакции Пролога и группировка

списков этой редакции……………….……………………...250

3.4. Соотношение южнославянских и древнерусских

списков Синаксаря/Пролога………………………………..282

3.5. Тексты, повторяющиеся в Прологе за сентябрьское

и мартовское полугодия…….…………………………….…301

Заключение .. ……………..…………………………………………312

Сокращения …………………………………………………….…...317

Список литературы ………………………………………………....318

Приложение 1. Состав и источники Пролога за сентябрьское

полугодие……………………………………………………………335

Приложение 2. Особенности состава списков Пролога………….433


Введение

Пролог1, сборник кратких житий святых и других текстов поучительного содержания, расположенных в календарном порядке, один из интереснейших и чрезвычайно распространенных на Руси памятников, до настоящего времени текстологически почти не изучен.

Объект исследования – Синаксарь, Пролог краткой редакции (кр. ред.) и пространной редакции (простр. ред.). Под Синаксарем понимается славянский перевод византийского агиографического сборника, под Прологом – его переработка на славянской почве, дополненная другими, преимущественно переводными, текстами (в кр. ред. Синаксарь расширен примерно в два раза, в простр. ред. – примерно в три-четыре). Создание Синаксаря и Пролога разделено довольно значительным промежутком времени – не менее 5–7 десятилетий.

По сложившейся традиции в научной литературе не всегда делается различие между синаксарями и прологами2; в частности, южнославянские рукописи, содержащие только синаксарные жития, именуются обычно прологами, то же касается и первой части Софийского пролога, представляющей собой на самом деле синаксарь в чистом виде. Далее мы употребляем слово синаксарь для рукописей, содержащих только краткие жития (памяти3); кроме того, в некоторых случаях мы используем выражение полный Пролог, чтобы избежать путаницы и подчеркнуть, что речь идет именно о Прологе с дополнительными учительными статьями.

Источники исследования. В диссертации исследуются около 30 древнерусских списков Пролога двух его основных редакций, относящихся к концу XII – началу XV в. и содержащих тексты за сентябрьскую половину года, и 7 южнославянских синаксарей XIIIXIV вв.

Синаксари

1) Соф – РНБ, Софийское собр., № 1324, 1-я часть (л. 1–160); конец XII – начало XIII в. [СК XIXIII, 177–178].

2) Б 72 – София, Архив Болгарской Академии наук, № 72; болгарская рукопись середины XIII в. [Павлова 2008, 39]; по изданию [Десподова и др. 2006] и фотокопии, присланной Хиландарской научно-исследовательской библиотекой при государственном университете штата Огайо, США.

3) Ув 70 – ГИМ, собр. А.С. Уварова, № 70; сербская рукопись последней четверти XIII в. [Леонид 1893, 289–291; Павлова 2008, 41–42].

4) Лесн («Лесновский») – Белград, Архив Cербской Академии наук, № 53; болгарская рукопись 1330 г.; по изданию [Павлова, Желязкова 1999].

5) Пог 58 – РНБ, собр. М.П. Погодина, № 58; болгарская рукопись 1339 г.; по изданию [Абрамович и др. 1916–1917] (учитывались чтения Рум 319, приведенные в издании для заполнения лакун Пог 58).

6) Хл 189 – ГИМ, собр. А.И. Хлудова, № 189; сербская рукопись, списанная с болгарской, первой половины XIV в. [Павлова 2008, 47–48] или XIV в. [Попов 1872, 378–380].

7) Хл 191 – ГИМ, собр. А.И. Хлудова, № 191; болгарская рукопись конца XIII – начала XIV (?) в. [СК XIV, 649–651], конца XIV в. [Павлова 2008, 52–53] или XV в. [Попов 1872, 380–381].

8) Ков («Ковачевичев») – Белград, Народная библиотека Сербии, Рс 705; болгарская рукопись середины XIV в. [Павлова 2008, 48–50]; по фототипическому изданию [Велев 2004].

9) фрагменты:

- Львовская научная библиотека, РКФ 19 (4 листа); XIII в. [Каталог ЛНБ, 9–10];

- БАН Литвы, ф. 19, № 19/6 (1 неполный лист); конец XIII (?) – начало XIV в. [СК XIV, 651–652]; по описанию в каталоге.

В годовых южнославянских списках рассматривались тексты только за сентябрьское полугодие.

Прологи краткой редакции

1) Пск («Псковский») – РГАДА, собр. Синодальной типографии, № 156; вторая половина XIII в. [СК XIXIII, 315; Шевчук 2002], XIII в. [Каталог ЦГАДА 1, 102].

2) Соф-2 – РНБ, Софийское собр., № 1324 (2-я часть, л. 161–234, 242–317); XIII в. [СК XIXIII, 177–178], середина XIII в. [Гиппиус 1992, 79]; содержит только учительные тексты.

3) Л («Лобковский») – ГИМ, собр. А.И. Хлудова, № 187; 1262 или 1282 г. (последняя буква в обозначении года видна неясно) [Попов 1872, 374–376; СК XIXIII, 199–200].

4) Пр 1313 – ГИМ, Синодальное собр., № 239; 1313 г. [Протасьева 1973, 48–49].

5) Тип 1554 – РГАДА, собр. Синодальной типографии, № 155; середина XIV в. [Каталог ЦГАДА 2, 229–230].

6) Тип 157 – РГАДА, собр. Синодальной типографии, № 157; первая половина XIV в. [Каталог ЦГАДА 2, 224–227].

7) Тип 159 – РГАДА, собр. Синодальной типографии, № 159; вторая половина XIV в. [Каталог ЦГАДА 2, 250–253], около 1329 г. [Коробенко 2006, 77].

8) Тип 160 – РГАДА, собр. Синодальной типографии, № 160; вторая половина XIV в. [Каталог ЦГАДА 2, 240–241].

9) Тип 162 – РГАДА, собр. Синодальной типографии, № 162; вторая половина XIV в. [Каталог ЦГАДА 2, 248–250].

10) Тип 163 – РГАДА, собр. Синодальной типографии, № 163; 1356 г. [Каталог ЦГАДА 2, 132–136].

11) Ув 83 – ГИМ, собр. А.С. Уварова, № 83; конец XIV в. [Леонид 1893, 292; ПС, 236]; содержит только учительные тексты.

12) Ув 96 – ГИМ, собр. А.С. Уварова, № 96; конец XIV в. [Леонид 1893, 292; ПС, 236].

13) Ув 325 – ГИМ, собр. А.С. Уварова, № 325; XIV в. [ПС, 252], конец XIV в. [Леонид 1893, 291], по сведениям А.А. Турилова5 – 1-я треть XV в.

14) Ув 326 – ГИМ, собр. А.С. Уварова, № 326; XIV в. [Леонид 1893, 292; ПС, 252].

15) Соф 1325 – РНБ, Софийское собр., № 1325; XIV в. [Абрамович 1907, 219–251; ПС, 251].

16) Рог 510 – РГБ, собр. Рогожского кладбища, № 510; конец XIV (?) – начало XV в. [ПС, 264]; вставки XVI в., содержащие простр. ред., не учитываются.

17) Тр 33 – РГБ, собр. Троице-Сергиевой лавры; вторая половина (ближе к концу?) XIV в. [ПС, 230], XIV в. [Иларий, Арсений 1878, 40]; часть текстов по простр. ред., в октябре особые тексты; рукопись изучалась по фотографиям на сайте http://www.stsl.ru/manuscripts.

18) Ак – Библиотека РАН, Основное собр., № 17.11.4; XIV в. [Перг. рук. БАН, 124–146]; содержит также несколько текстов из простр. ред.

19) фрагменты, учитываемые по изданиям и фотокопиям рукописей:

- Талл (Таллинские отрывки) – БАН Эстонии, № 24060, 24061, 24063; конец XII – начало XIII в. [СК XIV, 647–648];

- Фин 19, Фин 20, Фин 21 (Финляндские отрывки) – Библиотека РАН, Основное собр., № 4.9.19, 4.9.20, 4.9.21; 4.9.19: конец XIII в. [СК XIXIII, 315–316; Перг. рук. БАН, 57], 4.9.20: вторая половина XIII в. [Перг. рук. БАН, 49–56], вторая половина XIII в. (первая половина XIV в.?) [СК XIXIII, 313–314], 4.9.21: XIII в. [СК XIXIII, 271; Перг. рук. БАН, 56–57], первая треть XIV в. [Коробенко 2006, 75]; по изданию, включающему отрывки из собр. Королевской библиотеки в Стокгольме KB 787a [Vidnäs 1966];

- Ш (Шведские отрывки) – копии некоторых фрагментов XIII и начала XIV в. из рукописных собраний Стокгольма и Упсалы, по описанию Л. Стенсланда это № 23–25, 27–30 [Steensland 2005, 222–223]. К числу шведских фрагментов относится и один лист из библиотеки университета Хельсинки, изданный М. Виднэс [Vidnäs 1964].

20) фрагменты, учитываемые по описаниям в каталогах:

- Библиотека РАН, Тек. пост. № 101 (1 лист); XIV в. [Перг. рук. БАН, 146–147];

- БАН Литвы, ф. 19, № 12 (1 лист), конец XIV – начало XV в. [Собр. Виленской библ., 27–28]; № 15 (1 лист), середина XIV в. [там же, 31–32], содержит только учительные тексты; № 19.5 (фрагмент двойного листа), начало XV в.  [там же, 39].

Прологи пространной редакции

1) Ю («Юрьевский») – РГАДА, собр. Синодальной типографии, № 153; вторая половина XIV в. [Каталог ЦГАДА 2, 245–248].

2) Тип 164 – РГАДА, собр. Синодальной типографии, № 164; первая половина XIV в. [Каталог ЦГАДА 2, 227–229].

3) Тип 165 – РГАДА, собр. Синодальной типографии, № 165; вторая половина XIV в. [Каталог ЦГАДА 2, 236–237], запись в листе пользования: первая пол. XV в. (вторая четверть?); сокращенная простр. ред.

4) Тип 166 – РГАДА, собр. Синодальной типографии, № 166; середина XIV в. [Каталог ЦГАДА 2, 231–233].

5) Тип 167 – РГАДА, собр. Синодальной типографии, № 167; вторая половина XIV в. [Каталог ЦГАДА 2, 237–240], XIVXV в. [ПС, 268]; сокращенная простр. ред. со вставками XIVXV в., выписанными из кр. ред.

6) Син 244 – ГИМ, Синодальное собр., № 244; вторая половина XIV в. [Протасьева 1973, 53; ПС, 230].

7) Син 247 – ГИМ, Синодальное собр., № 244; вторая половина XIV в. [Протасьева 1973, 50; ПС, 230].

8) Прил («Прилуцкий») – РНБ, собр. С-Петербургской Духовной Академии, № A. I. 264 (т. 1, за сентябрьское полугодие); XIVXV вв. [ПС, 269; Описание рук. ГПБ, 58].

9) Пог 59 – РНБ, собр. М.П. Погодина, № 59; XIVXV вв. [ПС, 269; Описание рук. ГПБ, 57], начало XIV в. [Описание рук. Погодина, 54], вторая половина – конец XIV в. [Лосева 2004, 88].

10) Пб 314 – РНБ, Основное собр., № Q. I. 314; конец XIV – начало XV в. [ПС, 264], XIV в. [Калайдович, Строев 1825, 315–316].

11) фрагменты, учитываемые по изданиям и de visu:

- Библиотека РАН, Основное собр., № 4.9.28, 4.9.26, 4.9.27, 4.9.24, 4.9.27б, 4.9.22, 4.9.23, 4.9.27а, 4.9.44, 4.9.29, 4.9.25 (Финляндские отрывки); все фрагменты XIV в. [Перг. рук. БАН, 150–159]; по изданию [Vidnas 1966];

- Библиотека РАН, Тек. пост. № 1165, двойной лист (неполный), XIV в. [Перг. рук. БАН, 147], запись А.А. Турилова: начало XV в.; Основное собр., № 4.5.3, 1 лист (неполный), XIV в. [Перг. рук. БАН, 155], начало XIV в. [ПС, 222];

- Муз 11031 – РГБ, Музейное собр., № 11031, 4 листа; вторая половина (конец?) XIV в. [ПС, 230].

12) фрагменты, учитываемые по описаниям в каталогах:

- Музей фресок Дионисия в Ферапонтове, без номера, часть листа; первая половина (?) XIII в. [СК XIV, 652].

- Львовская научная библиотека, АСП-375, 1 лист; XIII в. [СК XIXIII, 272; Каталог ЛНБ, 9–10], XIIXIII в. [ПС, 198]; частично опубликован [Кочубинский 1876, 198].

Описание особенностей состава списков дано в Приложении 2 к диссертации.

Актуальность темы. Пролог – памятник древнерусской письменности, представляющий собой энциклопедию всей древней славянской литературы. Наличие в нем выдержек из тех или иных произведений имеет огромное значение для установления времени создания и распространенности этих произведений. Объем и масштаб редактирования произведений-источников (прежде всего, Синаксаря, а также многих источников учительных текстов), наблюдаемые на всем протяжении простр. ред. Пролога, не имеют аналогов в славянской письменности. В силу составного характера Пролога часть его лексики заимствована из других произведений, однако немалая часть лексики источников была заменена на более современную и актуальную для составителей Пролога, причем многие проложные лексемы являются очень редкими или фиксируются в исторических словарях как hapax legomena. В отличие от большинства произведений церковнославянской письменности во многих проложных статьях описываются бытовые ситуации, что и давало повод их редакторам употреблять слова из своей повседневной жизни. Уникальность Пролога также в том, что он переписывался веками и сохранился во множестве списков (бóльшим количеством рукописей представлены только евангелия и минеи); при этом его традиционный состав постоянно дополнялся текстами русского происхождения.

Цели и задачи исследования. Цель диссертации – текстологическое исследование ранних списков Пролога за сентябрьское полугодие на надежной источниковедческой базе, т.е. с привлечением максимального числа источников проложных текстов (славянских и греческих).

Задачи работы:

1) установить состав Пролога обеих редакций за сентябрьское полугодие;

2) сопоставить славянский перевод синаксарных житий с имеющимися опубликованными и рукописными оригиналами греческих синаксарей;

3) определить славянские и греческие источники так наз. учительных (несинаксарных) статей;

4) проанализировать переработку синаксарных житий в простр. ред., установить принципы, которыми руководствовались ее авторы, и источники сделанных ими дополнений;

5) сравнить тексты, совпадающие в кр. и простр. редакциях, выявить разночтения между ними, установить их первичность/вторичность;

6) сгруппировать рукописи Пролога, определить их генетическую зависимость;

7) сопоставить южнославянские синаксари с синаксарными житиями в составе древнерусских прологов кр. ред., определить текстологические связи между ними.

Методы исследования. В работе используются методы текстологического (лингвотекстологического) исследования, сформулированные в трудах крупнейших отечественных ученых Д.С. Лихачева и Л.П. Жуковской. Как представляется, именно лингвистический подход к фактам текстологии может сообщить убедительность выводам по истории текста. Однако огромный объем изучаемого памятника (прологи простр. ред. за полугодие – это фолианты формата в «большой лист» объемом обычно не менее 300 листов) и большое количество списков, привлекаемых к исследованию, исключают их сплошной текстологический анализ и заставляют обратиться к выборочному. При этом несколько списков подвергаются сплошному прочитыванию и сравнению с источниками, в них выявляются текстологически важные места, которые затем проверяются по всем остальным спискам. Все разночтения в прологах мы разбили на разночтения макроуровня (различия по составу статей) и микроуровня (текстовые различия). Из разночтений микроуровня учитываются только те, которые с большой степенью надежности можно отнести к редакционным, и отбрасываются те, которые могли быть случайно допущены разными писцами независимо друг от друга.

Таким образом, выборочный анализ не относится к произвольно выбранным исследователем текстам (в этом отличие нашего метода от метода Л.П. Жуковской), а следует самому памятнику, т.е. касается тех мест, которые оказались «поворотными» в истории бытования прологов и подверглись наибольшим искажениям и редакционным изменениям.

Научная новизна работы. Разделение списков Пролога на две редакции (I, или краткую, и II, или пространную) было произведено еще архим. Сергием [Сергий 1901 (1997)], многие источники Пролога указаны Н.Н. Петровым [Петров 1875]. Однако нельзя не признать, что несмотря на вклад, внесенный с тех пор в изучение Пролога многими учеными, которые делали опыты более подробного текстологического анализа этого памятника [Жуковская 1983] и предпринимали попытки установить этапы создания Пролога, локализовать и датировать их составление [Фет 1987; Лосева 2005], определить источники проложных текстов [Творогов 1987; Давыдова 1990], история Пролога по-прежнему остается довольно запутанной. Смелая гипотеза Е.А. Фет о первичности простр. ред. не была подкреплена аргументацией и осталась поэтому непризнанной научным сообществом. Подавляющее большинство авторов, пишущих о Прологе в настоящее время, по-прежнему ссылаются на схему архим. Сергия (создание сначала I, затем II редакции) и придерживаются датировки простр. ред. XIV в., предложенной С.А. Давыдовой. Между тем текстологический анализ списков Пролога за сентябрьское полугодие заставляет усомниться в этих положениях и вернуться к гипотезе Е.А. Фет, проведя ее тщательную проверку.

В отличие от большинства наших предшественников, которые учитывали при изучении Пролога лишь часть его текстов, например, извлечения из патериков (С.А. Давыдова), славянские памяти (большинство дореволюционных исследователей и современные болгарские ученые – Р. Павлова и др.), 21 избранную статью (Л.П. Жуковская), мы принимаем во внимание все тексты Пролога и привлекаем к сравнению все найденные источники. В результате такого анализа история Пролога предстает в новом или обновленном виде: гипотеза Е.А. Фет о первичности простр. ред. и заимствовании текстов из нее в кр. ред. не только получает полное подтверждение, но и дополняется многочисленными конкретными наблюдениями, уточняющими историю создания двух редакций Пролога.

В диссертации также приводится новая аргументация для разрешения двух давних споров по поводу: 1) происхождения рукописей, содержащих только учительные проложные тексты; 2) генезиса южнославянских списков Синаксаря/Пролога.

Структура диссертации. Последовательность изложения материала в диссертации соответствует этапам создания Пролога, как они представляются в результате исследования: в главе 1 рассматривается Синаксарь (особенности перевода, локализация и национальная принадлежность переводчиков); в главе 2 – простр. ред. Пролога (переработка Синаксаря в этой редакции, характеристика методов работы составителей); в главе 3 – кр. ред. Пролога (определение принципов составления, выделение подредакций).

Последовательность создания и структуру Пролога обеих редакций можно условно изобразить в виде следующей схемы:

          Источники

           несинаксарных и

            учительных статей

Пролог кр. ред.       Пролог простр. ред.

В прологах кр. ред. синаксарные и учительные тексты четко отделяются друг от друга; для простр. ред. это разделение неактуально, и в некоторых случаях трудно определить, относится ли статья к переработанному Синаксарю или к учительным текстам.

В Приложении 1 к диссертации указаны найденные славянские и греческие источники Пролога кр. и простр. ред. за сентябрьскую половину года; в Приложении 2 приведены особенности состава рассматриваемых списков.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Славянский перевод Синаксаря, осуществленный в начале XII в., сохранившийся в составе древнерусских списков Пролога кр. ред. и в южнославянских синаксарях, содержит некоторое количество восточнославянских языковых особенностей (лексических и синтаксических), которые позволяют говорить об участии в переводе восточнославянского переводчика.

2. Простр. ред. Пролога – продукт работы древнерусских книжников, созданный в конце XII в. на основе переработки синаксарных житий и добавления к ним текстов, извлеченных (с большей или меньшей степенью переработки) из переводных и оригинальных славянских произведений. Сравнение учительных текстов, совпадающих в кр. и простр. ред., указывает на первичность простр. ред.

В структуре этой редакции еще не было собственно учительного раздела, так как ее составители не ставили перед собой задачи отделять синаксарные тексты от несинаксарных. Напротив, стремясь расширить и «улучшить» Синаксарь за счет всех доступных им источников, они вставляли новые статьи (в том числе кажущиеся современному исследователю учительными) не только после синаксарных житий, но и между ними или присоединяли тексты к синаксарным заголовкам – таким образом создавался своеобразный конгломерат «старого» и «нового». Почти все синаксарные жития были подвергнуты в простр. ред. систематической правке, заключавшейся в замене архаической лексики, упрощении синтаксических конструкций и устранении логических неувязок.

Весьма вероятно, что добавление текстов в простр. ред. происходило в два этапа: на первом этапе присоединялись статьи, тесно связанные с синаксарными житиями, читающимися под определенными днями (например, отрывки из пространных Житий святых данного дня, которым давались «житийные» или «учительные» заголовки, а также поучения отцов Церкви, память которых отмечается в данный день); на втором этапе – статьи, уже не имеющие прямой привязки к конкретным дням.

3. Кр. ред. – это компиляция, созданная вскоре после простр. ред. путем присоединения к Синаксарю в его первичном виде текстов, выписанных из простр. ред. Именно эти тексты стали учительным разделом Пролога, который, таким образом, появился впервые в кр. ред. Самостоятельного значения эта редакция не имеет, поскольку не содержит в себе ничего нового, за исключением нескольких статей. Однако многие списки кр. ред., благодаря ее компилятивному характеру, сохранили в своем составе первичный, непереработанный Синаксарь (его единственный явный представитель – Соф), что очень важно для его изучения.

Рукописи, содержащие только учительные проложные тексты за сентябрьское полугодие (Соф-2 и Ув 83), выписаны из прологов кр. ред. и не могут, таким образом, свидетельствовать об обособленном существовании учительного раздела до составления редакций полного Пролога.

Более половины исследованных списков полного Пролога кр. ред. (9 из 15, в том числе самый ранний датированный – Л) имеет следы второго влияния простр. ред., из которой было выписано переработанное синаксарное житие с добавлением двух поучений.

4. Исследованные в диссертации семь южнославянских синаксарей/прологов из сохранившихся 11 списков6 XIIIXIV вв. происходят от древнерусских прологов кр. ред. или, с меньшей долей вероятности, от бытовавших на Руси синаксарей. Об этом свидетельствуют не только славянские памяти, общие в этих списках со списками кр. ред. (в Синаксаре, вероятнее всего, славянских памятей не было), но и общие искажения и редакционные изменения.

Теоретическая и практическая значимость работы. Выяснение принципов переводческой и редакторской деятельности составителей (авторов) Синаксаря и Пролога проливает новый свет на психологию и мышление средневековых славянских книжников, очерчивает круг их представлений и знаний.

Установление первичности простр. ред. Пролога меняет привычные взгляды на историю создания этого памятника. Данная редакция всегда недооценивалась учеными (за исключением Е.А. Фет) в силу ее предполагаемого позднего составления и зависимости от кр. ред.; благодаря проведенной работе она может занять подобающее ей место в древнерусской письменности XII в. Большое практическое значение имеет определение состава простр. ред. Пролога, впитавшей в себя тексты из многих источников, часть которых к настоящему времени, вероятно, утрачена (ср., например, проложное житие Мартина Турского, соответствующее латинскому оригиналу).

В научный оборот вводится материал рукописей Пролога, в основном XIIIXIV вв., многие из которых мало цитировались или совсем не цитировались в специальной литературе. Благодаря проведенному исследованию заполняется лакуна в русской исторической лексикографии: начиная с VII т. Словаря древнерусского языка (XIXIV вв.) и 27-го вып. Словаря русского языка XIXVII к лексике из прологов (занимающих важное место в корпусе источников этих словарей) регулярно подводятся греческие параллели, что позволяет во многих случаях уточнить толкования слов; кроме того, следует подчеркнуть, что часть проложной лексики, разбираемой в диссертации, до сих пор вообще не учитывалась в исторических словарях русского языка.

Материалы диссертации могут служить основой для исследования прологов более позднего времени – XVXVII вв.; в частности, зная состав ранних списков Пролога, можно проследить его дальнейшее расширение и изменение. Выводы и материалы исследования Пролога, одного из самых распространенных памятников древнерусской письменности, могут быть отражены в вузовских курсах истории русского литературного языка и древнерусской литературы.

Апробация работы. Положения диссертации были представлены в докладах на:

- III международной конференции «Комплексный подход в изучении Древней Руси», организованной научным журналом «Древняя Русь. Вопросы медиевистики» и проходившей 4–7 октября 2005 г.;

- международной научной конференции «Язык и литература Киевской Руси» (к 100-летию Н.А. Мещерского), проходившей в Санкт-Петербургском государственном университете 26–27 января 2006 г.;

- международной научной конференции «А.И. Соболевский и русское историческое языкознание (к 150-летию со дня рождения ученого)», проходившей в Институте русского языка им. В.В. Виноградова РАН 8–11 июня 2007 г.;

- круглом столе «Западная Болгария и восточные славяне в XXII веках», проходившем в Институте русского языка им. В.В. Виноградова РАН 19 апреля 2008 г.


История изучения Пролога

Для библиографии Пролога характерно почти полное отсутствие монографий, посвященных собственно этому памятнику; книги и статьи о Прологе посвящены обычно отдельным его спискам или некоторым текстам в составе Пролога. Это объясняется, в первую очередь, «техническими» проблемами – большим объемом памятника и огромным количеством его списков. Поэтому большинство авторов, писавших о Прологе, сосредоточивали свое внимание на какой-то его части. Компилятивный характер полного Пролога, содержащего множество выписок из других произведений, это позволяет. С другой стороны, Пролог весьма привлекателен для исследователей тем, что наличие какого-либо текста в нем позволяет говорить о раннем (ранее XII века) создании произведения, из которого этот текст извлечен. Повышенный интерес у историков всегда вызывали славянские памяти в Прологе, а у литературоведов – анонимные поучения и поучения с псевдоэпиграфами, могущие пополнить библиотеку оригинальной славянской литературы.

Внимание дореволюционных исследователей Пролога направлялось преимущественно на его житийный раздел.

А.Х. Востоков описал южнославянский синаксарь Рум 319, указав, что это сербская рукопись, переписанная с болгарского антиграфа, и приведя некоторые сербские языковые особенности, отраженные в рукописи [Востоков 1842, 447–448]. Ученый перечислил славянские памяти, имеющиеся в этом списке, и опубликовал полный текст житий Мстислава (15 апреля), Ольги (11 июня), Бориса и Глеба (24 июля); кроме того, высказал суждение о том, что обширное житие Феодосия в Рум 319 имело болгарский, а не русский источник.

А.Х. Востоков был первым, кто обратил внимание на слово глазатии, передающее название племени влеммиев, указав, что «переводчик, производя сие название от blšmma взор, взгляд, выразил оное на своем языке Глазатые, от глаз, но сего слова нет ни в каком другом Словенском диалекте, кроме Русского!» [там же, 454]. Наконец, А.Х. Востоков отметил и три «нежитийные» статьи, читающиеся под 30 апреля в Рум 319 (а также во всех других синаксарях и прологах, чего ученый не знал). Таким образом, уже более полутора столетий назад А.Х. Востоковым были открыты основные темы, до сих пор являющиеся предметом оживленных дискуссий при обсуждении вопросов происхождения перевода Синаксаря и южнославянских прологов (наше мнение по этим вопросам см. в главе «Перевод Синаксаря» и разделе «Соотношение южнославянских и древнерусских списков»).

И.И. Срезневский согласился с А.Х. Востоковым в том, что перевод слова blšmuej как «глазатые» – это русизм [Срезневский 1881, 19]. Он указал на возможность знакомства новгородского летописца с Прологом в начале XIII в., так как в рассказе об изгнании новгородского епископа Митрофана (1212 г.) говорится: Онъ же то прия съ радостию. яко Iоанъ Злато1стьць и Григории Акраганьскыи. По мнению И.И. Срезневского, эти сведения летописец мог извлечь только из Пролога (об изгнании Иоанна Златоуста в Прологе упоминается 13 ноября, о Григории Акрагантском – 23 ноября) [Срезневский 1882, 90]. Нам кажется, что эти сведения можно было узнать и из других источников (например, четьих миней), что, конечно, не исключает факта достаточно широкого распространения Пролога в начале XIII в.

И.И. Срезневскому принадлежит также краткое описание Финляндских отрывков Пролога с указанием дат чтений и публикацией нескольких фрагментов [Срезневский 1876, 12–31].

В трехтомном труде архимандрита (впоследствии архиепископа) Сергия «Полный месяцеслов Востока», первое издание которого вышло в 1875 г., Пролог рассматривается как один из источников по восточной агиографии; собственно Прологу посвящено всего около сотни страниц. Тем не менее это исследование весьма обстоятельно.

Сергий начинает его с истории создания греческих синаксарей, один из которых послужил оригиналом для славянского перевода житий; подробно описывает Менологий императора Василия, так называемые Петров и Сирмундов (доступный ему по описанию) синаксари7.

Впервые о двух редакциях Пролога (1-й и 2-й) говорит именно Сергий. К сожалению, терминология Сергия очень неточна, он называет 1-й редакцией одновременно и славянский перевод, и его греческий оригинал, а славянский Пролог – редакцией греческого Менология. Ср.: «Древнейшие славянские прологи суть не что иное, как перифраз или редакции месяцеслова императора Василия с дополнением его новыми сказаниями и памятями. Дошедшие до нас древнейшие славянские прологи представляют две редакции: одну кратчайшую, составленную Илиею греком и Константином, митрополитом мокисийским, и другую более пространную, славянином составленную» [Сергий 1901 (1997), 303]. Здесь под дополнениями надо понимать особые, несинаксарные жития простр. ред., а не жития, отсутствующие в Менологии8.

Об отличиях в тексте синаксарных житий в обеих редакциях Сергий пишет следующее: «Разности незначительны. По сим разностям можно заключать, что первая редакция ближе к подлиннику, чем вторая, но вторая чище в отношении к слогу, т.е. немного слог был исправляем во 2 редакции, наприм. 1 сент. о Симеоне столпнике 1 редакция № 239 синодальной: навыце отъ родителю своею пасти овца, 2 ред. № 244 синодальной: и пасяше овцы родителю своею, по месяцеслову Василия, заставляем был родителями пасти овец» [там же, 307]. Подтверждение этой мысли Сергия см. в главе «Переработка Синаксаря».

Вывод Сергия: «кратчайшая редакция древнее пространнейшей» [там же, 308]. Это утверждение получило широкое распространение в научном мире, однако нельзя забывать о том, что Сергий, хотя анализировал в основном древнерусские списки полного Пролога (с поучениями), рассматривал в них только жития. Следовательно, его вывод на современном научном языке будет звучать так: «перевод Синаксаря (сохранившийся в составе кр. ред.) древнее житийного отдела простр. ред.». Этот вывод, конечно, бесспорен.

Софийский пролог отнесен Сергием к 1-й редакции. Так как «Слова» и поучения в этом списке содержатся во второй, отдельной части, это означает, по мнению ученого, его бóльшую древность, чем, допустим, Лобковского, «ибо естественнее внести сии сказания в пролог, чем вынести из него» [там же, 303]. О том, как интерпретировалось другими учеными существование списков Пролога с отдельной учительной частью, и наше мнение по этому поводу см. в главе 3 «Соотношение редакций Пролога».

Весьма занимает Сергия объем предполагаемой авторской работы греков Илии и, отдельно, Константина Мокисийского, дополнивших, согласно предисловию к Прологу, труд предыдущих авторов (то есть Менологий). Поскольку Константин «худый» сделал «приложение пространне написаных памятей», Сергий делает вывод, что ему принадлежат не находящиеся в Менологии (и действительно более пространные, чем обычные для Менология жития) сказания 4 марта о преп. Герасиме, 4 апреля о преп. Иосифе песнописце, 24 октября о «Елезвое», 28 октября о св. Параскевии, 29 февраля о Иоанне «нареченном Варсануфии», 2 сентября о мч. Маманте, 22 декабря о мч. Анастасии и др. Что касается Герасима и Иосифа, то, может быть, это действительно так (их жития находим в издании И. Делеэ). Однако жития «Елезвоя», Параскевии, Иоанна-Варсануфия составлены были отнюдь не греками (в издании И. Делеэ они отсутствуют), а славянами для простр. ред. Пролога на основе обычных для этой редакции источников (четьих миней, патериков).

В приложении к 1-му тому труда Сергия дан полный постатейный обзор житийного раздела Пролога [там же, 548–567] (за сентябрьскую половину года). Приведены все памяти на каждый день в 1-й и 2-й редакциях, указано, соответствуют они Менологию Василия или дополнены; отмечены «особые сказания» 2-й редакции (то есть несинаксарные жития) и случаи переносов житий во 2-й редакции с других дат (в том числе весьма далеко отстоящих друг от друга). Этот обзор до сих пор сохраняет свою ценность, так как другого сравнительного анализа состава житий двух редакций Пролога (если не считать методической статьи Н.Ю. Бубнова – см. о ней ниже) со времен Сергия не было.

Весьма полезно также с точки зрения источников Пролога составленное Сергием оглавление четьих миней Волоколамской библиотеки (за сентябрь-февраль – № 590–594) в соотнесении с другими минеями, в том числе ВМЧ [там же, 494–522]. Кроме того, в книге много интересных конкретных наблюдений касательно работы составителей простр. ред., памятей отдельных святых и т.д.

Славянский перевод Синаксаря («редакции месяцеслова императора Василия II, составленной в Греции Илией и Константином Мокисийским»), по мнению Сергия, высказанному в более поздней работе, был выполнен «в России» в первой половине XII в. [Сергий 1898, 395–396]. При этом Сергий основывается на известности Пролога в Новгороде до 1200 г., ссылаясь на сообщение новгородского паломника Антония, бывшего в Константинополе в 1200 г. и записавшего, что в храме св. Софии по заyтрении чтyтъ прилогъ до обэдни [там же, 407–408; Книга Паломник, 18].

Вышедшее в один год с монументальным трудом Сергия сочинение Н.Н. Петрова [Петров 1875] имеет меньшую значимость с точки зрения современных знаний о Прологе, но оно и посвящено более узкой теме – иностранным источникам печатного Пролога (то есть преимущественно греческим; латинские источники исчисляются единицами). Основной недостаток этого труда, значительно его обесценивающий, – то, что он базируется на печатном Прологе XVII в., а не на древних рукописных прологах. Как известно, в последних отсутствуют многие тексты печатного, внесенные в него много позднее. Впрочем, Н.Н. Петров привлекает к исследованию и многие рукописи от XIII до XVII в. (в том числе по описаниям), однако не выделяет в них никаких редакций. Указания на источники сгруппированы по этим источникам (жития, патерики, поучения), а не сведены в таблицу в календарном порядке, что было бы более удобно читателю. Ссылки на источники учительных текстов (патерики, некоторые жития, Пандекты Никона Черногорца, «Диалоги» и «Беседы на Евангелие» Григория папы римского, поучения отцов Церкви) довольно полны, ими могут пользоваться и современные исследователи, если, конечно, им удастся понять систему (точнее, бессистемность) сокращений и отсылок автора и разобраться в его бесчисленных опечатках и ошибках. Что касается указаний Н.Н. Петрова на источники проложных житий, то они чрезвычайно сумбурны (вместе рассматриваются синаксарные жития и квазижития простр. ред.), то же можно сказать и о попытках восстановить «состав другой редакции Синаксария» [там же, 98–100]. Представление о переводе болгарскими и русскими переводчиками двух разных редакций Пролога (читай Синаксаря) устарело [там же, 97–98].

А.И. Соболевский в своей известной работе «Особенности русских переводов домонгольского периода» (впервые прочтено в качестве доклада в 1893 г.) на основе лексических русизмов выделил список произведений, предположительно переведенных в домонгольской Руси. К таковым отнесен и Пролог в своей основной части (краткие жития святых) [Соболевский 1980, 146]. Примеров русизмов в Прологе ученый не приводит, но судя по русизмам, указываемым им для других памятников, это, вероятно,  такие слова, как корстица, глазъ, гобино, улица. Ссылаясь на Сергия (т. 1, стр. 303–306), А.И. Соболевский говорит о двух переводах, встречающихся в списках начиная с XIII в. – 1-й сделан с греческой редакции Илии и Константина Мокисийского, 2-й восходит к греческой новой, дополненной, редакции. Это недоразумение, у Сергия нет речи о двух переводах (см. выше); вероятно, имеются в виду две редакции Пролога.

А.И. Соболевскому принадлежит публикация, в числе других, предположительно атрибуируемых Клименту Охридскому, сочинений, «Поучения на Крещение» (6 января), правда, не по прологу, а по сборнику XV в. [Соболевский 1906, 152–153].

П. Сырку приводит сведения о болгарском синаксаре 1338 г. Пог 58 и указывает некоторые выражения этой рукописи, являющиеся, по его мнению, русизмами, а именно: монастыръ гусины© ямы, коневодци добри, § к©дэшьникь, к©дэшна твор­, иде врьстэ двэ, и гладомь мориш© и зэло, погребе © на лимнэ, § села давиды нарицаемааго, кагань, фрачанина, въ фракии [Сырку 1898, 459–460]. Этот список вызывает недоумение (только вьрста в значении ‘мера длины’ действительно является русизмом). Мы приводим здесь эти совершенно устаревшие данные лишь потому, что на них иногда ссылаются современные болгарские ученые [Павлова 1999, 14], желая, вероятно, показать, что все русизмы в переводе Синаксаря столь же сомнительны, что и «русизмы» П.Сырку. В своей работе ученый опубликовал также несколько статей Пог 58, причем две в сравнении с «прологом 1340 г.» (это Лесновский пролог 1330 г.): житие Ольги 11 июня и память мчч., убитых болгарами, 22 января.

Д.И. Абрамовичем опубликовано небольшое исследование о Прилуцком прологе (состоящем из двух полугодовых томов) [Абрамович 1905], где отмечены новгородские диалектные особенности этого списка и указан состав русских и славянских памятей, в нем встречающихся. Немного позднее, в 1907 г., в описании рукописей Софийской библиотеки СПбДА ученый привел постатейную роспись двух списков Пролога – Соф 1324 (Синаксарь и 2-я часть с учительными текстами) и Соф 1325 [Абрамович 1907]. Насколько нам известно, эта роспись по сей день остается единственным опубликованным источником сведений о составе полного Пролога кр. ред., не считая постатейного описания пролога БАН 17.11.4 (Ак), сделанного Н.Ю. Бубновым (но в этой рукописи содержатся чтения только за конец ноября – февраль) [Перг. рук. БАН, 124–147].

Н.И. Серебрянский в книге «Древнерусские княжеские жития» (1915 г.) обращается к истории Пролога в связи с проложными житиями русских святых. По его мнению, русских статей «не было в первоначальной редакции славянского пролога – общей и для болгар, и для русских, они появились в результате последующего обмена рукописями, перешли из русской редакции пролога, осложненной местным житийным элементом» [Серебрянский 1915, 13]. Это произошло не позднее конца XII в., так как в южнославянских списках есть житие Мстислава (которое в дальнейшем исчезло из русских списков, сохранившись только в одном) и нет жития Владимира (составленного позднее). О памяти черниговского князя Михаила и его боярина Феодора в составе Пролога см. раздел 2.4 «Славянские памяти…».

Незадолго до революции Общество любителей древней письменности издало болгарский синаксарь 1339 г. Пог 58 (неполностью, с сентября по апрель, с восполнением лакун по двум другим южнославянским спискам) [Абрамович и др. 1916–1917].

Раздел о Прологе в большой статье М.Н. Сперанского «К истории взаимоотношений русской и югославянских литератур» [Сперанский 1923, 182–189] (перепечатанной позднее [Сперанский 1960]) посвящен взаимоотношениям русских и южнославянских списков Пролога, в частности, истории включения в эти списки восточно- и южнославянских памятей – об этой части работы см. в разделе 3.4 «Соотношение южнославянских и древнерусских списков Синаксаря/Пролога».

М.Н. Сперанский указывает на необычную черту, общую для южнославянских синаксарей и русских прологов, – наличие русизмов не только в русских памятях, но и в переводных. Конкретных примеров он, правда, не приводит, ссылаясь на А.Х. Востокова. В объяснение этого выдвигается гипотеза о совместной работе нескольких переводчиков-славян, в числе которых был и русский. Дело в том, что русизмы не рассеяны равномерно по всему пространству прологов (как было бы в случае русского перевода или русской редакции), а «идут как бы группами, попадаясь в одних местах и отсутствуя в ряде соседних» [там же, 188]. Аналогичным образом на коллективность труда указывает разный перевод одного и того же греческого выражения (например, ekèn передается как икона и образъ). Местом этой коллективной работы мог быть или Константинополь, или Афон, с предпочтением Константинополя, так как в Синаксаре много местных константинопольских памятей. Время перевода – начало XII в. (нет архаизмов в языке; в греческом перечне русских книг монастыря Ксилургу 1142 г. упомянуты синаксари9), а добавление восточнославянских памятей старшей группы произошло в XIII в. [там же, 188–189]10.

С 20-х по 70-е годы XX в. в исследовании Пролога наступает большой перерыв, заполняемый лишь работами зарубежных исследователей В.А. Мошина и М. Виднэс.

Большáя часть обширной статьи В.А. Мошина [Mošin 1959, 17–68] носит обзорный характер, в ней пересказываются труды предшественников (в частности, А.Х. Востокова, Сергия, И.И. Срезневского, М.Н. Сперанского и др.), что должно было послужить напоминанием об этом полузабытом «церковном» памятнике, изучение которого, вероятно, не одобрялось ни в Советском Союзе, ни в Югославии. В.А. Мошин упоминает несколько древнерусских прологов, известных ему по описаниям, и сосредоточивает свое внимание на 12 известных южнославянских списках XIIIXIV вв. (среди них два белградских пролога, сгоревших в 1941 г.), точнее, на славянских памятях в их составе [там же, 32–44]. Выводы В.А. Мошина о том, какие южнославянские рукописи он относит к старшей (сербской) и младшей (болгарской) редакциям, см. в разделе 3.4.

Наличие в старшей редакции жития князя Мстислава (ум. в 1132 г.) привело В. Мошина к заключению, что изначальная редакция славянского Пролога была создана после 1132 г., а terminus ante quem ее создания – 1142 г., к которому относится упоминание о русских синаксарях в афонском монастыре Ксилургу. Отметим, что, как и большинство ученых старого времени, В.А. Мошин не отделяет Синаксарь от Пролога; под «изначальной редакцией» Пролога следует понимать переводной Синаксарь с включенными в него восточнославянскими памятями. Наиболее вероятным местом перевода Синаксаря ученый считает Русь (против его локализации на Афоне говорит отсутствие местных памятей) и даже ставит вопрос о том, не был ли инициатором перевода сам князь Мстислав, находившийся в живом политическом и культурном общении с Константинополем, а перед смертью принявший постриг в киевском Федоровском монастыре; тогда было бы понятно, почему через некоторое время его память была добавлена к переводу [там же, 45–48]. Возможность появления древнерусских прологов у южных славян в конце XII в. В.А. Мошин подтверждает другими произведениями древнерусского происхождения, переписанными на славянском юге (их перечень впервые был приведен М.Н. Сперанским) [там же, 50–53].

В 1960-е гг. финская исследовательница-палеограф М. Виднэс издала отрывки нескольких прологов XIII и XIV в. из собрания БАН и Шведской Королевской библиотеки, а также университета Хельсинки (так называемые Финляндские отрывки) [Vidnäs 1964, 1966]. Об этих изданиях см. Приложение 2.

Статья Н.Ю. Бубнова, написанная в 1973 г. в помощь составителям СК XIXIII, ценна своими приложениями [Бубнов 1973, 286–296]. Они основаны на различиях между 1-й и 2-й редакциями Пролога, выявленных Сергием (2-я редакция имеет около 130 житий, отсутствующих в 1-й; ряд житий во 2-й редакции находится под иными днями года; тексты некоторых житий во 2-й редакции литературно переработаны и расширены). В приложении 1 дан «Перечень чтений, наличие которых под определенным числом характерно для 1-й (краткой) или 2-й (распространенной) редакций славяно-русского Пролога». Здесь приведены, конечно, не все 130 дополнительных житий 2-й редакции, но список достаточно велик, чтобы дать представление о различиях между редакциями и не смешивать их. В приложении 2 перечисляются русские и славянские памяти, встречающиеся в Прологах XIIIXV вв.

В том же году вышел труд Ю.К. Бегунова, которому, видимо, не было известно методическое пособие Н.Ю. Бубнова. Ю.К. Бегунов опубликовал извлечения из «Беседы на новоявившуюся ересь богумилу» Козмы Пресвитера, читающиеся в Прологе простр. ред. под 10 декабря, 21 января и 21 марта, а также 7 ноября (последнее автор нашел только в печатном Прологе 1641 г., хотя оно читается и во всех рукописных, но без указания имени Козмы) [Бегунов 1973, 410–416, 452]. Публикация была сопровождена указанием списков Пролога, в которых встречаются «Слова» Козмы Пресвитера; автор пишет, что «в большинстве известных нам списков XIIIXIV вв. второй редакции Пролога “слова” Козмы пресвитера отсутствуют», и ссылается при этом почему-то на множество списков кр. ред. [там же, 44], в которой, однако (как и в южнославянских синаксарях), указанных «Слов» никогда не было.

Схема «литературной истории славяно-русского Пролога», составленная Ю.К. Бегуновым, повторяет выводы Сергия и В.А. Мошина; стемма взаимоотношений списков второй редакции Пролога вызывает сомнения, так как учитывает только «Слова» Козмы Пресвитера в составе Пролога [там же, 47, 49].

Ленинградская исследовательница-литературовед Е.А. Фет в своих статьях конца 70-х гг., после многолетнего перерыва в отечественной науке, обращается к нерешенным проблемам истории Пролога на новом уровне, с привлечением фактов, установленных благодаря непосредственной работе с рукописями.

В большой статье, посвященной Софийскому прологу, Е.А. Фет обосновывает независимость двух его частей (это предполагал еще И. Куприянов, правда, бездоказательно [Куприянов 1857, 51–54]) и восстанавливает историю создания этого списка. По ее мнению, синаксарь, представляющий 1-ю часть Софийского пролога, был переписан в конце XII в. на юге (со ссылкой на мнение В.А. Мошина о переводе Синаксаря в Федоровском монастыре), привезен в Новгород и здесь дополнен 2-й, учительной, частью, выписанной из одного из имеющихся списков полного Пролога  [Фет 1977, 87–91]. То, что 2-я часть списка датируется значительно более поздним временем, чем 1-я, было подтверждено палеографами в 1984 г. (согласно Сводному каталогу – XIII в.) [СК XIXIII, 177–178].

В споре о «внесении или вынесении» учительных статей в списках с раздельными житиями и поучениями Е.А. Фет встает на сторону В.А. Мошина: сначала поучительные статьи появились при житиях, потом их выписали отдельно [Фет 1977, 79–80]. В доказательство «выписанности» 2-й части Софийского пролога приводятся аргументы, которые мы подробно рассмотрим в разделе 3.1 «Житийный и учительный разделы в Прологе».

Обратившись к 1-й части Софийского пролога (славянскому синаксарю), исследовательница справедливо отмечает полноту памятей этого списка, однако ее вывод об уникальности этой полноты несколько преувеличен. Так, неверно, что «ни в одном из обычных Прологов нет жития Вавилы Никомидийского 4 сентября» [там же, 86]. Дело в том, что этого жития нет не только в «обычных» прологах, но и в самом Соф. Следом за заголовком памяти Вавилы Никомидийского в Соф (л. 2а) идет житие Феодора, Аммиана и др. без заголовка, которое Е.А. Фет, а до нее Сергий приняли за житие Вавилы. Память «отверзения великой церкви» 22 декабря есть не только в Соф, но и в южнославянских списках и в Ув 326.

Статья Е.А. Фет о Прологе в вып. I «Словаря книжников и книжности древней Руси», появившемся в 1987 г., имеет обобщающий характер и подытоживает работу исследовательницы над Прологом. В частности, здесь впервые говорится о первичности 2-й редакции: «несмотря на видимую новизну состава, 1-я редакция не является оригинальной переработкой Синаксаря: житийная часть 1-й редакции в точности соответствует переводному Синаксарю, а нравоучительные статьи почти все взяты из пространной 2-й редакции (которая, таким образом, по нашему мнению, хронологически предшествует первой). Первоначально эти выписанные из 2-й редакции [курсив наш] статьи были собраны в конце Синаксаря в качестве приложения к нему <…>, но вскоре были разнесены по числам» [Фет 1987, 377–378].

Мнение это, к сожалению, не было подкреплено текстологическими данными (что было и невозможно в таком издании) и не встретило поддержки у позднейших исследователей. Кроме того, слишком поспешным, вероятно, было утверждение, что «инициатором переработки Синаксаря был древнерусский писатель и церковный деятель Кирилл, епископ Туровский» [там же, 379].

Известный текстолог Л.П. Жуковская после многих лет работы над текстологией и языком древнейших славянских памятников, в частности евангелий, обратилась к изучению Пролога со свойственной ей масштабностью, приняв к учету более 300 списков стишного и нестишного Пролога XIIIXVII вв. (в опубликованной ею сравнительной таблице 317 пунктов, т.е. отдельных рукописей) [Жуковская 1983, таблица]. Но поскольку Пролог – памятник сложного состава (как писала сама Л.П. Жуковская, «устрашает даже число списков – свыше 300, не говоря уже о тысячах разновидностей входящих в него статей» [там же, 117]), исследовательница разработала специальный метод зондирования, который заключался в сверке разночтений только в 21 избранной статье Пролога.

Выбор статей вызывает серьезные возражения, так как среди них: 1) синаксарные переводные памяти; 2) дополнительные жития простр. ред.; 3) славянские памяти, читающиеся только в простр. ред. или только в кр. ред.; 4) южнославянские памяти, имеющиеся только в южнославянских синаксарях, причем не во всех; 5) одна учительная статья; 6) один текст из стишного Пролога; 7) поздние русские тексты. Как видим, это статьи из разных редакций Пролога, причем в основном жития (синаксарные и дополнительные), с упором на славянские. Такой подбор статей позволил исследовательнице идентифицировать поздние списки, бóльшую часть которых никто до нее не брал в руки, как: 1) прологи стишные или нестишные; 2) если нестишные, то какой редакции – I, II, смешанной или других обновленных редакций. Что касается ранних списков Пролога XIIIXIV вв., то для них избранные Л.П. Жуковской статьи не могли принести большой пользы. Ведь определить, к какой редакции (I или II) относится тот или иной список, можно было с легкостью и без этих статей – на основе данных, приведенных еще Сергием и повторенных Н.Ю. Бубновым.

В действительности, основные задачи, которые ставила себе Л.П. Жуковская и которые она блестяще решила, – это «ввести в научный оборот сами факты существования отдельных списков Пролога сентябрьской половины года, <…> дать кратчайшую археографическую характеристику этих списков <…> осветить наличие в самом памятнике разных по происхождению групп текстов [т.е. избранных статей – Л.П.]» [там же, 112]. Ценны текстологические разыскания автора о переработке некоторых из рассматриваемых статей (например, жития Варвары 4 декабря) в поздних списках.

I (краткую) редакцию Пролога Л.П. Жуковская разделяет в результате своего исследования на 4 разновидности, с чем мы не совсем согласны – подробнее об этом см. в разделе 3.3 «Создание краткой редакции Пролога и группировка списков этой редакции». Во II редакции она находит усеченный вид (нескольких разновидностей), который, насколько можно судить по таблице, отличается от неусеченного только отсутствием грецизмов в памяти Веры, Надежды, Любови и матери их Софии 17 сентября [там же, таблица, пункты 53–221], подробнее об этом см. в главе 1 «Перевод Синаксаря».

В целом подход Л.П. Жуковской к исследованию Пролога кажется нам методологически неверным, поэтому и результаты его для Пролога как памятника, к сожалению, невелики. Мы полагаем, что нет никакой необходимости сводить в единую картину все списки Пролога XIIIXVII вв. Дело в том, что уже с конца XIV в. две основные редакции Пролога начинают смешиваться, а затем появляются и другие редакции, что обнаружила и сама Л.П. Жуковская; изучать нужно каждую из этих редакций в отдельности и, разумеется, отнюдь не по избранным статьям, а всю целиком (прежде всего, ее состав), переходя постепенно от более ранних редакций к более поздним. При этом все не так пугающе, как полагает автор рассматриваемой статьи: «для его [Пролога] лингвотекстологического изучения нужны десятки исследователей, имеющих возможность целенаправленно изучать памятник в его списках многие годы» [там же, 110–111]. Списков XIIIXIV сравнительно немного, и их изучение даже одним исследователем может принести большие плоды.

Л.П. Жуковской принадлежат также статьи, посвященные отдельным проложным текстам: житию Анисьи 30 декабря [Жуковская 1982], житию Афанасия и Кирилла 18 января [Жуковская 1991], об освящении церкви св. Георгия 4 ноября [Жуковская 1987], двум «Словам» о пьянстве 24 мая и 27 июля [Жуковская 1987а]. Все они написаны с привлечением большого количества прологов XIIIXVII в., однако основной предмет исследования в этих статьях – вовсе не история Пролога, а то, как изменялся графический облик одного и того же текста на протяжении столетий и о каких явлениях эти изменения могут свидетельствовать (в частности, как в списках Пролога отразилось второе южнославянское влияние [Жуковская 1982]). Собственно, для этого не было необходимости обращаться именно к Прологу; Пролог оказался удобен только в том отношении, что это памятник традиционного состава, который переписывался несколько веков.

И.Н. Лебедева в своем исследовании Жития (Повести) Варлаама и Иоасафа установила, что в I (краткой) редакции Пролога за сентябрьское полугодие находятся пять извлечений из ЖВИ и один псевдоэпиграф, еще шесть читаются во II (простр.) [Лебедева 1985, 72–84]. Исследовательница убедительно доказывает, что все проложные статьи составлены на основе публикуемого ею русского перевода Жития.

Поскольку И.Н. Лебедева сама не занималась историей Пролога и придерживалась традиционного взгляда на создание его редакций, она полагает, что сначала пять притч и псевдоэпиграф появились в кр. ред. (1-й этап обработки ЖВИ в Прологе), затем в некоторых списках кр. ред. было добавлено «Слово о видении св. Иоасафа» (2-й этап), и наконец в простр. ред. к ним были добавлены еще пять притч, а одна притча (о серне) удалена (3-й этап). В Прологе за мартовское полугодие читается еще один отрывок из ЖВИ – притча о трех друзьях, обработанная, по наблюдениям И.Н. Лебедевой, иначе и, возможно, включенная в Пролог позднее [там же, 84–85].

В действительности, «Слово о видении Иоасафа» 18 ноября, по нашему мнению, первоначально появилось в простр. ред. (имеется во всех ее списках) и оттуда проникло в некоторые списки краткой. Кроме того, если отбросить априорные представления об относительной хронологии редакций Пролога, то ничто не мешает считать, что все 11 статей (включая псевдоэпиграф) были составлены сразу при создании простр. ред., а в кр. ред. были заимствованы только пять из них, и к ним добавлена притча о серне.

И.Н. Лебедева доказала также, что Кирилл Туровский в своей «Повести о белоризце» использовал притчу о царе и разумном советнике именно в проложной обработке, с проложным толкованием (ранее такое мнение высказывал Ф.И. Буслаев), а кроме того, возможно, знал и притчу о серне из кр. ред. Пролога [там же, 85–87].

О.В. Творогов призвал ученых обратить внимание на источники нравоучительных статей Пролога II (простр.) редакции, как богатейшего собрания текстов (всего, по его подсчетам, в нем содержится более 600 статей) и сам сделал некоторые шаги в этом направлении, указав на статьи, аналогичные проложным, в Изборнике 1076 г., «Златоструе» полной и краткой редакций, Троицком сборнике XIIXIII вв., «Златой Цепи» и др. [Творогов 1987, 30–31].

Справедливо раскритиковав работу Н.Н. Петрова об источниках печатного Пролога, О.В. Творогов показал на примере одного месяца (марта), как сильно отличается состав печатного Пролога 1643 г. от состава рукописных прологов XIVXV вв. Обосновав необходимость нового изучения источников Пролога, ученый составил такую его программу: «Во-первых, необходимо установить традиционный состав Пролога <…> на основе сопоставления значительного числа древнейших списков. Во-вторых, нужно предпринять поиски аналогов проложным статьям в сборниках XIXIV вв. <…> Затем следует провести текстологическое сравнение проложных статей с текстами, читающимися в сборниках, а если удастся обнаружить и греческий оригинал того же текста, то и он, разумеется, также должен быть привлечен к сопоставлению. <…> Разумеется, параллельно должно быть рассмотрено и соотношение нравоучительных статей в обеих редакциях Пролога – первой и второй» [там же, 29]. Но учитывая огромный размер Пролога и обилие его списков, «материал целесообразно изучать по “тематическим” разделам: например, Скитский патерик в составе Пролога, слова Ефрема Сирина в составе Пролога, “Лествица” Иоанна Лествичника и проложные статьи и т.д.» [там же].

Отметим, что на призыв О.В. Творогова откликнулись пока немногие, в частности С.А. Давыдова; наше исследование также проходило во многом в русле программы О.В. Творогова (хотя мы не знали о ней, когда начинали работу), ср. Приложение 1.

С.А. Давыдова изучила извлечения из патериков в составе Пролога обеих редакций за обе половины года, опубликовав их перечень [Давыдова 1990, 268–279]. К сожалению, пользоваться перечнем не очень удобно, так как статьи Пролога даны не в календарном порядке, а по алфавиту инципитов (словами «Бе некто» [так у автора] начинается, например, 8 статей в разных местах Пролога); перечень оказался неполным, кроме того, в нем есть ряд ошибочных идентификаций, см. патериковые статьи в Приложении 1.

С.А. Давыдова показала, что составители обеих редакций Пролога использовали следующие патерики: Скитский (наибольшая доля заимствований), Лимонис (в который входят переработанные главы Синайского и Египетского краткого патериков), Синайский, Египетский полного состава [там же, 263–267]. Азбучно-Иерусалимский патерик был им неизвестен; что касается Римского патерика (перевод «Диалогов» папы римского Григория I), то, по мнению С.А. Давыдовой, авторы Пролога не пользовались непосредственно этим патериком, а делали извлечения из славянского перевода Пандект Никона Черногорца, который переработал некоторые тексты «Диалогов» [там же, 266–267]. Однако в автореферате кандидатской диссертации исследовательница уже указывает на непосредственные извлечения в Прологе из перевода «Диалогов» [Давыдова 1993, 15–16]. По нашим наблюдениям, в Прологе безусловно есть извлечения из Римского патерика, не имеющие соответствий в ПНЧ.

Поскольку некоторые статьи Пролога II редакции были найдены С.А. Давыдовой только в Сводном патерике, компиляции, составленной, по мнению большинства исследователей, в XIV в., и в более позднем переводе ПНЧ того же времени, она сделала отсюда вывод, что II редакция была создана не раньше начала XIV в. [Давыдова 1990, 280]. Однако для большей части указанных С.А. Давыдовой статей мы нашли более ранние источники, см. Приложение 1 под 2 и 24 октября, 12 ноября, 11 декабря, следовательно, этот вывод неверен11.

Датировка II редакции Пролога XIV в. получила распространение в научном мире (возможно, благодаря выводам С.А. Давыдовой) и встречается в работах общего характера, ср., например, [Живов 1994, 85–86].

Впоследствии С.А. Давыдова обратилась к теме сравнительного анализа славянских прологов и византийских синаксарей, при этом она рассматривает сведения отдельных списков Пролога, пытаясь объяснить различия состава их житийного отдела12 наличием на Руси нескольких переводов, сделанных с разных византийских синаксарей. Основной недостаток ее работ – незнание состава Пролога, который может быть выяснен только путем изучения большого количества списков, и, как следствие, неоправданно большое внимание, уделяемое отдельным спискам, якобы имеющим уникальные особенности.

В своей первой статье на эту тему С.А. Давыдова выделяет три группы прологов: 1) содержащие предисловие к Прологу и литургические указания (это, в частности, прологи кр. ред. Л, Соф 1325, простр. ред. Тип 167), добавляя, что эти списки содержат также «историко-топографические сведения религиозной жизни Константинополя»; 2) содержащие тропари (в частности, Соф); 3) списки без уставных указаний, но с некоторыми «историко-топографическими сведениями» [Давыдова 1999, 68]. Деление это не выдерживает никакой критики и ничем не оправдано: прологи с уставными выписками и тропарями текстуально ничем не отличаются от других; предисловие к Прологу есть во всех ранних списках (в том числе в южнославянских), если в них не утрачено начало; то же касается и сведений о жизни Константинополя, бывших в греческом оригинале славянского Синаксаря.

Статья С.А. Давыдовой 2003 г. (и ее почти полная перепечатка 2005 г.) посвящена спискам Пролога с тропарями и литургическими указаниями, принадлежащими, по мнению автора, к более древнему типу; среди них Соф, Соф 1325, Л, прологи простр. ред. (!) Син 247 и Тип 167 – «именно эти списки примечательны своими историческими сведениями, упоминаниями о местах совершения праздничных служб и богослужебными замечаниями» [Давыдова 2005, 174]. Из рассматриваемого далее материала (статьи о землетрясениях и других событиях в жизни Константинополя) явствует, однако, что «исторические сведения» извлекаются вовсе не из тропарей и, тем более, не из богослужебных указаний, а из основного текста перевода Синаксаря, который сохранился в большинстве списков кр. ред. (если в них не утрачены листы и не опущены памяти), а не только в названных «уникальных».

Однако С.А. Давыдова считает, что сведения о подробностях константинопольской жизни принадлежат только этим спискам, и утверждает даже, что «различный <…> объем и характер упомянутых сведений в списках Пролога <…> свидетельствует об изначальном существовании на Руси нескольких переводов синаксарей» [Давыдова 2003, 72]. Конечно, только недостаточное знакомство с рукописями Пролога могло родить подобное утверждение, близкое которому высказывал лишь Н.Н. Петров 130 лет назад. Различия между списками, видящиеся С.А. Давыдовой, призрачны, ср.: «Сведения топографического и исторического характера в Соф. 1325 <…> почти отсутствуют <…>. Обычных для Syn. Const. сведений о землетрясениях, пожарах или солнечных затмениях здесь нет, но под 6 ноября, как и в Соф. 1324, отмечена память пепла <…>» [там же, 77]. Между тем из рассматриваемых С.А. Давыдовой памятей землетрясений (которые она находит только в Соф) в Соф 1325 есть памяти 14.12 и 9.01 [Абрамович 1907, 236, 241–242]; действительно отсутствует только память 26.01 (что связано с сокращением состава житий в этом списке), а остальных памятей нет из-за утраты листов.

В известном докладе «Made in Russia» о переводах, считающихся выполненными на Руси (прочитан в 1988 г., опубликован в 1993-м), бельгийский славист Ф. Томсон приводит следующие этапы развития Пролога (который именуется по-английски Synaxarium; далее уточняется, что речь идет о Прологе I редакции): 1) перевод Менология Василия; 2) добавление нескольких восточнославянских житий; 3) добавление аппендикса из коротких гомилий, читаемых в праздники; 4) интеграция гомилий в собрание житий под соответствующими днями. Это сообщение сопровождается библиографией и некоторыми замечаниями о рукописях [Thomson 1993, 318–320]. По поводу перевода Синаксаря приводятся мнения Сергия, В.А. Мошина, М.Н. Сперанского и др., при этом автор не исключает возможности комбинации двух отдельных переводов, что могло бы объяснить наличие русизмов в некоторых житиях; однако все эти теории, по справедливому замечанию Ф. Томсона, остаются спекулятивными из-за отсутствия критических изданий и текстологических исследований; гипотеза Е.А. Фет о первичности простр. ред. сочтена также «purely speculative» [там же].

В книге избранных трудов Ф. Томсона, вышедшей в 1999 г., раздел о Прологе в статье «Made in Russia» изложен иначе. Теперь ученый выделяет уже семь стадий развития Пролога, причем создание кр. и простр. ред. излагает в соответствии с теорией Е.А. Фет. Стадии эти таковы: 1) перевод Синаксаря в начале XII в. с несохранившегося греческого оригинала (единственный представитель – Соф); 2) добавление восточнославянских памятей у восточных славян (списки не сохранились); 3) появление южнославянских синаксарей с восточнославянскими памятями; 4) переработка Синаксаря в конце XII в. в простр. ред. с добавлением учительных статей; 5) последняя редакция не встретила одобрения, и в XIII в. учительные статьи были вынесены и присоединены в виде аппендикса к Синаксарю с восточнославянскими памятями (= Софийский пролог с двумя раздельными частями); 6) вскоре после этого в том же веке учительные статьи были интегрированы в житийную часть под соответствующими днями (как, например, в Лобковском прологе); 7) в конце XV в. в Пскове на основе 5-й стадии была создана новая редакция Пролога, с включением в нее большего количества учительных статей [Томсон 1999, 26–28].

Р. Павлова в книге, посвященной Петру Черноризцу, сочинения которого сохранились главным образом в Прологе (три поучения в сентябрьском полугодии и два в мартовском), обращается попутно к истории Пролога, повторяя существующие в науке мнения (Сергия, Н.И. Серебрянского, В.А. Мошина) относительно перевода Синаксаря и включения в него славянских памятей [Павлова 1994, 61–65]. Р. Павлова подчеркивает ценность 1-й части Софийского пролога, которая отражает первоначальный перевод Синаксаря, и указывает на близость текстов Соф и южнославянских списков. Далее она приводит археографические сведения о южнославянских синаксарях/прологах и дискутирует с В.А. Мошиным по поводу того, где был выполнен перевод Синаксаря и присутствовали ли в нем славянские памяти. Основные доводы, приведенные здесь, Р. Павлова развивает затем в других своих работах, поэтому мы рассматриваем их ниже.

Крайне туманны представления Р. Павловой о редакциях Пролога: по ее мнению, «расширенная» (называемая ею также второй) редакция создавалась постепенно; в качестве примера приводится, однако, Софийский пролог и пролог кр. ред. Тип 171 с житиями и поучениями в виде двух раздельных частей – эту разновидность она считает более ранней, за которой последовало их объединение [там же, 70–71]. Видимо, не разобравшись в терминах, исследовательница называет «расширенной» редакцией полный Пролог, действительно расширенный учительными статьями, в отличие от Синаксаря, содержащего только жития. Однако у полного Пролога есть две редакции, четко отличающиеся друг от друга. Поскольку Р. Павлова этого не знает, то три «Слова» Петра Черноризца в Прологе сентябрьского полугодия (которые имеются здесь только в простр. ред.) она ищет и не находит в прологах кр. ред. (например, во 2-й части Соф), делая неверный вывод о нерегулярном присутствии этих «Слов» в Прологе и, следовательно, более позднем включении их в этот памятник [там же, 72, 74].

Ошибочны сведения автора13 о том, что в Тип 171 два поучения Климента Охридского 24 и 25 марта содержатся в житийной части, на л. 18 и 19 [там же, 71] – на самом деле они находятся, разумеется, в учительном разделе, на л. 136 об.–139, о чем можно было узнать из каталога архива, вышедшего в 1988 г. [Каталог ЦГАДА 2, 272].

В 1999 г. был издан (фототипически и в виде наборного текста) еще один среднеболгарский список Пролога/Синаксаря – т. наз. Станиславов, или Лесновский, пролог 1330 г. [Павлова, Желязкова 1999]. Несмотря на то, что этот довольно поздний список изобилует искажениями и пропусками отдельных фраз, в издании почти полностью отсутствуют комментарии (крайне редко приводятся разночтения по Соф и по изданию другого болгарского пролога Пог 58). Для прояснения темных мест издатели никогда не пользуются греческим оригиналом, что приводит их к многочисленным ошибкам в словоделении, ср., например, л. 1а w воли неискушени¬ вм. wво ли неискушени¬ (oƒ d2 ¢peirv; правильное чтение ови ли неискушени¬мь); 12а и жена уготовленна вм. иже на уготовленнаиже на то уготовленъ tîn prÕj taàtapithdewn); 13b и нога же прэмэн¬ни¬мь вм. инога же прэмэн¬ни¬мь иногда же прэщени¬мьpot2 d2 di' ¢peilÁj); 15а § того доселе в гн¬ вм. § того до селевгн¬ (¢pÕ taÚthjwj Seleukeaj, ср. Пр 1313 §толэ до селеукия).

В предисловии к изданию, повторяющем сведения о Прологе в [Павлова 1994], Р. Павлова перечисляет южнославянские списки Пролога, среди которых Лесновский занимает важное место, и сетует на недостаточную изученность греческих источников Пролога, а также самого Пролога в текстологическом отношении [Павлова 1999, 9]. Как и в работе о Петре Черноризце, здесь снова видим путаницу редакций, например, сообщается, что оформление «расширенного» Пролога (какой редакции? – Л.П.) произошло не сразу, а в течение XIII в., потому что в рукописях, прежде чем установился относительно устойчивый состав, наблюдаются варианты текстов [там же, 10].

Чтобы утвердить свою слабую позицию в этом вопросе, Р. Павлова ссылается на Л.П. Жуковскую и Ю.К. Бегунова, которые одни и те же рукописи Пролога относили то к 1-й редакции, то ко 2-й, следовательно, эти термины условны [там же, 14; Павлова 1994, 69]. Отметим, что две редакции Пролога имеют четкие отличия, выявленные уже сто лет назад; однако уровень знаний о Прологе в 1970-е гг., видимо, пал так низко, что для их восстановления понадобились специальные методические работы [Бубнов 1973]. Ошибка Ю.К. Бегунова (см. выше) в 1973 г., возможно, была простительна, но повторять ее дважды в 1994 и 1999 г. (в частности, после выхода в 1988 г. Каталога ЦГАДА, где указаны редакции всех Типографских списков Пролога) не следовало бы.

Большáя часть предисловия к Лесновскому прологу посвящена оспориванию утверждения В. Мошина, что «первоначальный русский пласт» (памяти Бориса и Глеба, Феодосия Печерского и князя Мстислава) был включен в Пролог одновременно с его переводом. Доказывая обратное, Р. Павлова приводит следующие аргументы: 1) болгарские и сербские Прологи XIII и XIV вв. содержат 24 июля две разновидности жития Бориса и Глеба (обе не встречаются в восточнославянской письменности, хотя основаны на русских источниках); 2) 2 мая в них имеется память перенесения мощей Бориса и Глеба, имеющая, согласно А.И. Яцимирскому, южнославянское происхождение (речь в ней идет о 2-м перенесении мощей в 1175 г.). По мнению Р. Павловой, для последней памяти не случайно выбрана дата 2 мая, так как именно в этот день в 907 г. умер царь Борис I; 3) южнославянским является также житие Феодосия Печерского 3 мая, переделанное из Несторова жития (есть в двух южнославянских синаксарях), в нем отсутствуют фонетические русизмы [Павлова 1999, 11–12].

Исследовательница делает вывод: после того как русские памяти были включены в месяцесловы у южных славян, к ним были подобраны тексты, при этом одни из них заимствовались готовыми из восточнославянской письменности (память Бориса и Глеба 5 сентября и житие Мстислава 15 апреля), а другие (перечисленные выше) были скомпилированы на юге; затем и те, и другие были присоединены к южнославянскому Синаксарю/Прологу [там же, 12]. Отметим со своей стороны, что ничто не мешало присоединить памяти, скомпилированные на юге, и к древнерусским прологам кр. ред. или синаксарям, см. подробнее об этом в разделе 3.4 «Соотношение южнославянских и древнерусских списков».

Справедливо отмечая недостаточную изученность лексики житий Пролога и ошибки старых ученых, порой слишком необдуманно относивших к русизмам те или иные слова (ср. выше о списке П. Сырку), Р. Павлова со ссылкой на работы Й. Русека, Р. Станкова и В. Желязковой отрицает наличие русизмов в переводе Синаксаря. По ее мнению, если бы первоначальный перевод был русским, в ранних южнославянских списках в переводных житиях неизбежно сохранились бы фонетико-орфографические русизмы (как это и есть в тех русских памятях, что были заимствованы от восточных славян) [там же, 14–16]. Фонетику и орфографию рукописей в настоящей диссертации мы специально не рассматриваем, а о лексических русизмах в переводе Синаксаря см. в главе 1.

Перу Р. Павловой принадлежат еще несколько работ, связанных с Прологом, например, о Софийском прологе – с несколько запоздалой, на наш взгляд, оценкой этой действительно важной рукописи и публикацией из нее нескольких отрывков [Павлова 2005]. Бóльшая часть ее работ посвящена южнославянским прологам и славянским памятям в их составе; в них развиваются мысли и суждения, которые мы уже разобрали. Обобщающий труд Р. Павловой на эту тему вышел совсем недавно [Павлова 2008]. Его ценность заключается, прежде всего, в последовательной публикации всех восточнославянских памятей, читающихся в составе всех сохранившихся южнославянских прологов. Представляют интерес также комментарии к публикациям и археографические сведения о рукописях. Некоторые суждения автора об истории Пролога и происхождении южнославянских списков мы рассматриваем в разделе 3.4 диссертации.

Отметим, что с середины 1990-х гг. и особенно в 2000-е гг. работа исследователей над Прологом значительно активизировалась, причем в самых разных направлениях; к Прологу обращается все большее число ученых, и не только у нас в стране.

Так, С.Ю. Темчина, доцента Вильнюсского университета, заинтересовал вопрос о названии Пролога [Темчин 2001]. Традиционное объяснение этого слова как ошибки переводчика, принявшего заголовок предисловия за название всей книги, было отвергнуто в 1993 г. С.А. Давыдовой и Т.В. Черторицкой, однако нового объяснения они не предложили [Давыдова, Черторицкая 1993, 157]. С.Ю. Темчин обратил внимание на то, что прокимен (псалтырный стих, поющийся перед чтением из Ветхого или Нового Завета) мог называться по-гречески двумя синонимами prokemenon и prÒlogoj с общим значением ‘чтение, предшествующее чему-л.’; эта синонимия засвидетельствована один раз и в славянском тексте (Синайском требнике XI в.), однако к названию Пролога эта пара слов не имеет отношения. По мнению исследователя, греческий Синаксарь, послуживший оригиналом славянским переводчикам, назывался в то время еще не sunax£rion, а ¹ prokeimšnh bbloj (такое название зафиксировано в некоторых греческих типиконах для некоей разновидности календарных сборников житий; при этом само краткое житие называется здесь Ð prokemenoj lÒgoj). Именно это название было калькировано славянскими переводчиками как про-логъ и применялось для обозначения как одного жития, так и всего сборника [Темчин 2001, 14–17]. Данное объяснение кажется нам слишком сложным и натянутым. Отметим, что греческие слова с приставкой pro- (в том числе prÒkeimai) чаще переводились при помощи приставки предъ- (предълежати), ср. статью предълежати и все гнездо с этим корнем в [СДРЯ, т. 8, 91–94]; кроме того, слово bbloj, будь оно в оригинале, вероятно, не осталось бы без перевода.

С другой стороны, факт употребления в живой речи и в богослужебной практике слова прологъ/прилогъ в значении названия книги и текста этой книги не вызывает сомнения; в самих прологах в литургических рубриках нередко можно встретить указание о том, что в такой-то день прологъ чтетьс­14. Возможно, это слово не имеет прямого соответствия с названием византийского оригинала, каким бы оно ни было.

Следовало бы обратить внимание также на параллельное употребление слов синаксарь и прологъ в некоторых южнославянских списках (в том числе как в Пог 58: Прwлогь <…> рекше синаїарь [Павлова 2008, 58]), в то время как в древнерусских (исследованных нами, включая период начала XV в.) слово синаксарь никогда не встречается. Не появилось ли название прологъ впервые по отношению к полному Прологу, включающему в себя учительные тексты? По крайней мере, оно точно могло применяться и к несинаксарным текстам, например, в прологе простр. ред. Тип 164 статья о празднике Покрова Богородицы 1 октября имеет заголовок прологъ покрова. Точное же славянское название той книги, которую мы условно называем Синаксарь (которая содержала только жития), установить пока нельзя, поскольку начало Софийского пролога (единственного надежного представителя Синаксаря) утрачено.

В 2002 г. научной общественности стало известно о проекте создания в Вильнюсе каталога церковнославянских проложных текстов за сентябрь [Чистякова 2002, 173–184]. Такой каталог можно было бы только приветствовать, однако его источники вызывают недоумение: это пять прологов XVI в. (редакции не указаны15), хранящиеся в Библиотеке АН Литвы; печатные прологи XVII и XIX вв.; ВМЧ; опубликованные южнославянские синаксари Лесн и Пог 58; Финляндские отрывки Пролога по изданию [Vidnäs 1966]; греческий текст Менология Василия II (PG 117); славянские Пандекты Антиоха XI в. по изданию [Popovski]; Пандекты Никона Черногорца по изданию конца XIX в. (!); фрагмент пролога в виде одного неполного листа с чтениями за 18–19 сентября по описанию [Перг. рук. БАН].

Как видим, коллекция источников подобрана по принципу доступности; поэтому в нее попали поздние прологи неизвестной редакции, но не будут представлены ранние списки обеих редакций, которые хранятся, к сожалению, в Москве и С.-Петербурге (в Финляндских отрывках есть не все даты).

В статье приведены примеры построения будущих статей каталога: для всех проложных текстов указываются заголовки, инципиты, эксципиты, источники, в которых найдены эти тексты. Предвидим, что такая структура плохо отразит тексты синаксарных житий (эти статьи в южнославянских синаксарях и прологах XVI в. – если они относятся к простр. ред. – могут иметь одинаковые инципиты и эксципиты, но сильно различаться в остальном тексте). Подача заголовков памятей в виде реконструированных инвариантов (включающих как можно больше информации) кажется нам совершенно неприемлемой. Заголовки определенного вида – это принадлежность той или иной редакции Пролога, а в каталоге они все окажутся смешаны. Вообще, отсутствие учета редакций – это основной недостаток каталога (кажется, слово «редакция» в статье даже ни разу не упоминается). Возможно, он будет представлять интерес с точки зрения уточнения состава редакций вильнюсских прологов.

В своей последней статье М.В. Чистякова обратилась к сравнению состава Синаксаря, Пролога кр. и простр. редакций и выяснению относительной хронологии двух указанных редакций (на материале трех осенних месяцев) [Чистякова 2008]. Источники привлекаются те же, что в названном выше каталоге: синаксари – издания Лесн и Пог 58, кр. ред. – два вильнюсских пролога конца XV и XVI в., простр. ред. – проложный раздел ВМЧ. К сожалению, такой, крайне ограниченный, круг источников привел исследовательницу к ошибочным выводам. Так, ей не было известно, что южнославянские списки имеют несколько сокращенный состав по сравнению с первоначальным переводом Синаксаря (см. об этом в разделе 3.4), поэтому вывод о том, что в 1-й редакции обнаружено 19 памятей (читай: памятей в виде заголовков), отсутствующих в Синаксаре, не соответствует действительности [там же, 55–56]. На самом деле они отсутствуют только в южнославянских списках, но превосходно сохранились во многих древнерусских списках кр. ред. и даже в Софийском прологе (который М.В. Чистякова не учитывает, хотя могла бы воспользоваться описанием Д.И. Абрамовича), следовательно, читались в протографе славянского Синаксаря. Сравнение, проведенное автором, бессмысленно, так как, полагая, что сравнивает 1-ю редакцию с Синаксарем, она на самом деле сравнивает 1-ю редакцию с вариантом этой же редакции, сохраненной в южнославянских списках.

Далее исследовательница перечисляет 8 проложных «сказаний» (житий) 1-й редакции, отсутствующих в Синаксаре, среди которых самые разнообразные статьи: славянские памяти, дополнительные жития простр. ред., учительные статьи (!) [там же, 56]. Большая часть этих статей, во-первых, и не могла находиться в Синаксаре, так как появилась только в Прологе, во-вторых, они присутствуют не во всех списках 1-й (кр.) редакции.

Сопоставив состав житий в кр. и простр. редакциях (этот анализ также не лишен ошибок из-за того, что привлекается слишком поздний свидетель простр. ред. – ВМЧ), М.В. Чистякова переходит к сравнению учительных текстов в этих редакциях (на материале нескольких статей, извлеченных из ЖАЮ и ЖВИ) и выяснению первичности/вторичности их разночтений. Найдя 17 разночтений, свидетельствующих в пользу первичности кр. ред., и 5, свидетельствующих об обратном, автор не колеблясь заключает, что «больше аргументов в пользу первичности краткой редакции» [там же, 66–69]. Мы проверили эти якобы худшие чтения простр. ред. по Юрьевскому прологу XIV в., при этом 10 из 17 не подтвердились, что говорит о их принадлежности только той разновидности простр. ред., которая представлена в ВМЧ. Таким образом, и этот вывод автора, основанный на малом количестве сравниваемых текстов из поздних списков, оказался неверен. Подробное сравнение учительных статей в редакциях Пролога см. в разделе 3.2 диссертации.

О.В. Лосева посвятила несколько статей формированию проложных редакций. По ее мнению, перевод Синаксаря был выполнен в конце XI – начале XII в.; в это время Болгария не могла участвовать в таких переводческих проектах, но перевод не мог быть сделан и на Афоне, как полагал М.Н. Сперанский (в нем отсутствует память Афанасия Афонского, умершего ок. 1000 и признанного святым сразу после смерти); следовательно, остается один вариант: Синаксарь был переведен на Руси [Лосева 2005, 25–27]. «Нулевая» редакция (под которой понимается Синаксарь с включенными в него восточнославянскими памятями) была составлена в 1159–1167 гг., так как этим временем исследовательница датирует составление жития Мстислава, наиболее позднего из восточнославянских в составе Пролога.

О.В. Лосева придерживается гипотезы о самостоятельном существовании учительного раздела в виде особой книги (как в рукописи Ув 83), который лишь впоследствии был присоединен в виде аппендикса к Синаксарю со славянскими памятями (как в Тип 171) – мнение, которое мы не разделяем. Составление учительного раздела наша коллега связывает с деятельностью Андрея Боголюбского, учредившего праздник Покрова Богородицы в 1160-е гг., – не ранее этого времени должно быть составлено и сказание об этом празднике в учительном разделе, и связанные с ним статьи из Жития Андрея Юродивого.

I редакцию с учительными статьями, распределенными по дням, О.В. Лосева датирует началом XIII в. и домонгольским же временем – II редакцию Пролога [там же, 31–34]. Впоследствии она изменила свою точку зрения о последовательности создания редакций, проведя самостоятельное исследование учительных текстов в кр. и простр. ред.

В начале 2009 г. ожидался выход книги О.В. Лосевой с публикацией житий русских святых в составе древнерусских прологов [Лосева 2009]. С исследовательской частью книги мы ознакомились в рукописи; некоторые положения ее обсуждаются в главе 3.

Довольно большое количество разрозненных проложных текстов опубликовано. В частности, неоднократно издавались русские памяти в составе Пролога, ср. [Серебрянский 1915; Абрамович 1916; Бугославский 2005]. Много учительных текстов Пролога и некоторые памяти опубликованы А.И. Пономаревым [Пономарев 1896, 1898]. Поучения на праздники и предпразднества, а также несколько других поучений, приписываемых Клименту Охридскому, опубликованы в его собрании сочинений [Климент Охридский].

В последние годы в Македонии были изданы еще два южнославянских синаксаря [Велев 2004; Десподова и др. 2006]. Первое представляет собой фототипическое издание Ковачевичева пролога, переписанного в Лесновском монастыре между 1330 и 1340 г. (его антиграфом был Лесн); небольшое предисловие (с. 5–33) посвящено месту рукописи в македонской книжной традиции, ее кодикологической и языковой характеристике.

Вторая упомянутая книга – издание наборного текста синаксаря Б 72, сопровождаемое довольно обширным исследованием (с. 11–118), состоящим из трех разделов («Палеографический и графический анализ», «Языковой анализ», «Текстологический анализ»), а также словником. К сожалению, издание подготовлено без опоры на греческий оригинал или другие списки Синаксаря/Пролога, что не уберегло его авторов (как и издателей Лесн) от ошибок в словоделении, см., например: л. 2v (12.09, мч. Корнут) § граD икониискаго. вь сисаталы – вм. вьси саталы (cwrou Sat£lwn); 33v (25.11, мч. Корнут) по семь биш­ имь главами мэдными – вм. биш­ и мьглавами (met¦ maglabwn calkîn); 49v (10.01, преп. Маркиан) в домни новэхь умь болэхь – вм. в домниновэхь умьболэхь (n toj DomnnoumbÒloij).

Отказ от привлечения греческого и других источников приводит издателей к ошибкам и в исследовательской части книги, особенно в описании лексики. Отметим, в частности, несуществующий грецизм «wтиби¬нь быTђ зэло wти (грч. Óti) яко не покори с­ §врэщи с­ хŤа» [Десподова и др. 2006, 67, 73]. В этом месте в Соф читается ти (15.02, Онисим), в греч. оригинале здесь æj dš, соответствующее, вероятно, ти яко16.

Работы исследователей, посвященные отдельным спискам Пролога или текстам в его составе, рассматриваются в соответствующих местах диссертации, в частности, [Желязкова 1995], [Пентковская 2003] – в главе 1 «Перевод Синаксаря», [Гиппиус 1992], [Шевчук 2002, 2007] – в Приложении 2 и т.д.


Глава 1. Перевод Синаксаря

Византийский Синаксарь – книга богослужебного назначения, в которой собраны краткие памяти (жития) святых, расположенные в порядке церковного календаря, принятого в византийской Церкви. Кроме собственно агиографических текстов, многие синаксари содержат также литургические указания. Существует множество редакций (семейств) синаксарей, формирование древнейших из которых исследователи относят к IX в. [Delehaye 1977, 323–324]. Впервые они были выделены в фундаментальном труде И. Делеэ [Delehaye 1902, VLII]. Источником кратких синаксарных житий являются более пространные жития из сборников, называемых менологиями.

В более ранних версиях синаксарей нередки относительно большие тексты либо, напротив, короткие формулы или инципиты житий. Появление же первого Синаксаря в его характерной, классической форме с систематическим собранием кратких житий связывают с деятельностью императора Константина VII Багрянородного (945–959) – это синаксари так называемого семейства H* [Delehaye 1902, XIXIV; Luzzi 2007, 111].

Однако славянский перевод был сделан с другой, более поздней, редакции Синаксаря – группы B*, ее описание см. [Delehaye 1902, XXIIIXXIX]. К этой группе относится, в частности, знаменитый Менологий имп. Василия II (рукопись начала XI в.; опубликована [Men.]) и несколько других синаксарей, в том числе рукопись из собрания Ватикана Vat. gr. 2046, датируемая приблизительно XII в.17 Как недавно было установлено А.М. Пентковским, именно последняя рукопись находится в самом близком отношении к тому оригиналу Синаксаря, которым пользовались славянские переводчики [Пентковский 2008].

До того как это стало известно, исследователям славянского перевода Синаксаря приходилось довольствоваться в качестве его греческого источника Менологием Василия II и Сирмундовым синаксарем (XIIXIII вв.), опубликованным И. Делеэ с приложением выборки из некоторых других синаксарей. К сожалению, последний представляет собой, как пишет А. Луцци, «не монолитный текст, а скорее нагромождение редакций» [Luzzi 2007, 110].

Мы сверили славянский перевод (для житий за сентябрьскую половину года) с греческими текстами Vat. gr. 2046, Менология и Сирмундова синаксаря. Сличение показало полное соответствие Ватиканской рукописи славянскому переводу, за исключением всего нескольких отсутствующих в этой рукописи житий. Менологий, как представитель той же группы В*, также содержит довольно много житий, дословно соответствующих славянскому переводу. Что касается Сирмундова синаксаря, то в нем самом очень мало житий, близких славянским, однако некоторые чтения, опубликованные И. Делеэ по другим избранным синаксарям, находят соответствие в славянском тексте. Результат сверки см. в Приложении 1 (графа 4 таблицы).

По мнению О.В. Лосевой, славянский перевод Синаксаря был выполнен не ранее конца XI в. или начала XII в., так как формирование архетипа его греческого оригинала происходило в течение XI в., на что указывают включенные в него памяти некоторых святых, скончавшихся не ранее этого времени [Лосева 2005, 26]. Примерно этой же датировки придерживаются и другие ученые.

Представляется, что Синаксарь был переведен сразу за весь год, а не по частям (например, за полугодия). Этот перевод сохранился, помимо Соф (жития за сентябрьскую половину года с почти полной утратой сентября), в южнославянских годовых списках (самые ранние из которых датируются XIII в.) и в составе древнерусских списков полного Пролога кр. ред. за сентябрьское и мартовское полугодия, содержащих, кроме синаксарных житий, учительный раздел (самые ранние списки также относятся к XIII в.). При этом как южнославянские синаксари, так и житийная часть древнерусских прологов имеют в своем составе славянские памяти, добавленные к переводным житиям, вероятно, позднее.

Соф как ранняя рукопись и явный представитель Синаксаря привлекает к себе немалое внимание исследователей. Так, его лексике посвящены работы В. Желязковой [Желязкова 1995, 1998]. Свою задачу исследовательница видела, прежде всего, в сравнении ее с лексикой староболгарских памятников и русских рукописей XI в., переписанных со староболгарских протографов. В результате исследования была обнаружена близость лексики Соф и Супрасльской рукописи (совпадает 1931 лексема, или 72, 95% от всей лексики Соф) – что объясняется жанровой близостью памятников (значительную часть Супрасльского сборника составляют жития мучеников) [Желязкова 1995, 8; 1998, 77]. В. Желязкова не согласна с мнением некоторых ученых, что в Соф есть значительный пласт русской лексики, который можно отнести к первоначальному переводу. Часть якобы русизмов встречается и в болгарских говорах [Желязкова 1995, 24–25].

В фонетико-орфографическом отношении Соф соответствует нормам русской церковнославянской письменности XIIXIV вв., сочетающим болгарские и русские элементы. Исследовательница отмечает, в частности, характерное для русских церковнославянских памятников сочетание -ж- на месте *dj и -щ- на месте *tj и *kt, *gt (перед *i) (исключение – слово мачеха); преобладание лексики с неполногласием; следование древнерусской норме в сочетаниях редуцированных с плавными и болгарской – при передаче сочетаний *ort, *olt; преобладание слов с начальным ¬- (vs. о-) и у- (vs. ю-); в паре приставок из-/вы- преобладание приставки из- [там же, 8–9].

В дополнение к данным В. Желязковой приведем пример передачи *tj как ч, а не щ: увэчаста (л. 72в, 27.11, память Иакова; ср. Лесн увэщаста).

Изучение славянских синаксарей (прологов) до сих пор велось только в двух направлениях: 1) попытки установить время и место перевода и национальную принадлежность переводчиков (южные или восточные славяне), основанные преимущественно на соображениях исторического характера и на наличии тех или иных славянских памятей в тех или иных рукописях Пролога [Сперанский 1923; Mošin 1959; Павлова 1999]; 2) изучение лексики и грамматических особенностей отдельных списков Пролога (южнославянских и древнерусских) [Koneski 1980; Rusek 1982; Шелепова 1992; Желязкова 1995, 1998; Орлова 1999; Шевчук 2002; Траjкова 2002, 2005; Маринова 2005].

Серьезным недостатком всех работ о лексике Пролога является то, что в них не привлекается греческий оригинал, – причем часто ссылаются на то, что он якобы неизвестен. Ср. высказывание Р. Станкова: «<…> мы не знаем, какой именно греческий текст послужил источником для славянского перевода Пролога» [Станков 1997, 64], примерно то же утверждает А. Стойкова [Стойкова 2006, 275]. Вероятно, вывод Сергия о том, что перевод Синаксаря был сделан не с Менология, а с другой греческой редакции, был слишком буквально понят некоторыми учеными. На самом деле, как мы указали выше, многие жития Менология (по приблизительным подсчетам не менее 70–80 %) дословно соответствуют славянскому переводу. Поэтому Р. Станкову в поисках греческого оригинала синаксарной памяти о монахах, убитых на Синае (14 января), вовсе не было необходимости обращаться к примечанию 99 в PG 79, col. 663–666, где делается ссылка на некий Менологий (!) 14 января, а достаточно было бы заглянуть в Менологий Василия (PG 117, col. 256) или издание И. Делеэ (Del., col. 391–392).

В свою очередь, при изучении лексики внимание исследователей приковано к весьма небольшому кругу лексем, которые могут, по их мнению, разрешить проблему происхождения перевода и которым посвящаются все новые и новые статьи, ср., например, [Востоков 1842; Станков 1997; Павлова 1999, 14–15].

Попытаемся дать более широкую характеристику перевода, основанную на текстологическом анализе большого количества ранних списков. Основное внимание при этом будет уделено переводческой технике, а также лексике, до сих пор мало исследованной. Кроме того, мы выскажем свое мнение по дискуссионным вопросам.

Цитаты в большинстве случаев приводятся по Соф (если не оговорено иначе), а в местах, утраченных в Соф18, и для чтений, отличных от Соф (эти случаи оговариваются), – по древнерусским прологам кр. ред. и южнославянским синаксарям. Греческий оригинал цитируется по фотокопии рукописи Vat. gr. 2046, любезно предоставленной нам А.М. Пентковским.

По принципиальным соображениям (чтобы показать общность лексики переводного Синаксаря, сохранившейся в разных списках) ссылки даются не на рукописи и их листы, а на памяти (в сокращенной форме; имена святых приводятся в род. п.) и даты. Под этими датами разбираемые слова и выражения можно найти в любых синаксарях и прологах кр. ред., если в них не утрачены соответствующие листы.

1.1. Синаксарь и старославянские памятники

Бóльшая часть лексики славянского Синаксаря известна по старославянским рукописям, особенно по Супрасльской рукописи (далее – Супр), как указала В. Желязкова по отношению к Соф. Приведем несколько примеров, не отмеченных в работах В. Желязковой (в том числе и потому, что она рассматривала лишь Соф, а в этом списке утрачены листы примерно за полтора месяца).

Плищь, популярное в Супр как перевод qÒruboj ‘шум, заботы’ (ср. SJS, вып. 25, 51), в правильном виде сохранилось, в частности, в Лесн; в Соф – искажение плещь, в Л и Пр 1313 переделано в кличь (15 октября, преп. Савина).

Сынъ ‘башня’ отмечено в Пражском словаре только для Супр (SJS, вып. 41, 371); имеется это слово и в Синаксаре: ejna tîn pÚrgwn toà tecouj ‘в одну из стенных башен’ – Соф с искажением въ ¬динъ wсновъ града; Пск, Тр 33, Лесн § снŤвъ/снŤвь (20 ноября, Григория Декаполита).

Перевод ¢ntifwnšw как поручитис­ (2 декабря, мч. Авива; речь идет о том, как святые Гурий и Самон освободили девицу от клятвы, данной ею в церкви «готфину») также находит соответствие в Супр, где ¢ntifwnšw и ¢ntifwnht»j переведены как порчати и порчьникъ (SJS, вып. 27, 180).

Еще несколько примеров старославянской лексики:

досити ‘найти, обнаружить’ (21 октября, преп. Илариона): Соф родител­ своя доси умьрша (eØrèn); в остальных списках с искажениями или заменами: Пр 1313 носивъ, Тр 33 достиже, Лесн wбрэте. Досити употребляется в переводе «Бесед на Евангелие» Григория I (SJS, вып. 9, 512), в Синайском патерике, Ипатьевской летописи, февральской четьей минее по списку XV в. (Срезн, т. 1, 710) и в простр. ред. Пролога, в житии, добавленном к синаксарным (19 ноября, мч. Романа). В СДРЯ одна цитата из Троицкого сборника XIIXIII в.; в форме десити встречается также в Изборнике 1076 г. (СДРЯ, т. 3, 62);

лентии lšntion ‘льняное полотенце’ (30 октября, мч. Епимаха). Встречается в старославянских евангелиях и Супр (SJS, вып. 16, 112). В Соф имеет форму леонтии, как в Саввиной книге: и повэшенъ на древэ нагъ. леонти¬мь поясанъ; Лесн ленти¬мь;

приразити (9 января, пророка Ахии) и приразитис­ (13 ноября, Иоанна Златоуста) proskroÚw ‘поссориться, нанести обиду’. Первый глагол отмечен в оригинальных древнерусских памятниках и в Книге пророка Ионы по сп. XV в., второй в Мариинском и Зографском евангелиях, Изборнике 1076 г., Житии Феодосия Печерского (SJS, вып. 29, 301; Срезн, т. 2, 1451);

родъ огньныи gšenna (15 сентября, преп. Филофея). Такой перевод характерен, в частности, для Супр (SJS, вып. 35, 646);

твьрдь как передача ÑcÚrwma ‘крепость’ (13 января, св. отцов, избитых «глазатыми») встречается в старославянских псалтырях и апостолах, но популярно и в летописях (Срезн, т. 3, 942);

уканути pist£zw ‘капнуть; пролить’ (30 октября, мч. Епимаха): Соф и зр­щи ¬го. и плачющис­ укану капл­ кръвьная. въ око ¬я осльпше¬ (pšstaxen). В Пр 1313, Пск, Тр 33, Соф 1325, Лесн кану. Оyканути есть в Захарьинском паремейнике (Иоиль 3.18) и в «Путешествии архидьякона Геннадия и гостя Василия Познякова» (SJS, вып. 45, 624; Срезн, т. 3, 1177);

Выражение m£ + вин. ‘клянусь кем-л., чем-л.’ переводится в Синаксаре как тако ми + имен. или род. Такой же перевод характерен для Супр, Апостола, Синайского патерика, Хроники Георгия Амартола, Изборника 1073 г. (ср. SJS, вып. 42, 423; Срезн, т. 3, 919). Например: m¦ toÝj qeoÚj ‘клянусь богами’ – тако ми бŤзи (4 сентября, мч. Вавилы и 3 младенцев); 'Alhqîj oÙ mšlei moi m¦ tÕn 'Ihsoàn въистину небрэгу. тако ми ¶сŤа (4 октября, преп. Павла Простого).

Лексика, зафиксированная в старославянских рукописях, действительно представляет собой довольно широкий лексический пласт в переводе Синаксаря и встречается на всем протяжении этого памятника; напомним, что, по данным В. Желязковой, около 73 % лексики Соф совпадает с лексикой Супр, а около 83 % – с лексикой других старославянских рукописей. Однако бóльшая часть старославянской лексики вошла в общий церковнославянский словарь (в том числе такие приводимые В. Желязковой лексемы из словника Соф, как: алъчьба, бездушьнъ, благодарити, благословл¬ни¬, благочьсти¬, богоявл¬ни¬, были¬, влачити, възвысити, въспитани¬, жьрьць, идолослужитель, мъногоплодьнъ, принесени¬, присносы и т.д. [Желязкова 1998, 76]) и не может указывать на большую или меньшую древность перевода. Действительно редких старославянских слов в переводе Синаксаря мало (некоторые из них мы перечислили выше).

В целом на основании лексических данных можно согласиться с датировкой перевода Синаксаря концом XI – началом XII вв., которую предлагают историки (ср. также раздел о редкой лексике в конце этой главы).

1.2. О том, есть ли в переводе ошибки

Случаев перевода, которые можно рассматривать как ошибочные, в славянском Синаксаре очень мало, и почти все они связаны с итацизмом, т. е. произношением греческих гласных i, h, u и дифтонгов ei, oi как [i], в результате чего во многих рукописях эти гласные и дифтонги смешиваются и взаимно заменяются (вместо tecoj ‘стена’ пишется несуществующее tÚcoj и т.п.).

Во вступлении к Синаксарю di' œtouj ‘в течение года’ переведено как двократы лэђU, то есть di' (di£) понято как dÚo. Этот случай отмечен еще архим. Сергием [Сергий 1901 (1997), 33].

Aƒ fulakaˆ kaˆ t¦ ™rgast»ria ‘тюрьмы и мастерские (зд. работные дома)’ – племена и халугы (22 декабря, мч. Феодотии и чад ее). Здесь aƒ fulakaˆ понято как aƒ fulaи ka. Возможно, так было в греческом оригинале, которым пользовались переводчики, однако это обессмысливает текст. Выбор слова халуга ‘забор, ограда; улица’ для перевода rgast»rion кажется странным и, вероятно, связан с ошибочным переводом племена. Таким образом, смысл фразы в славянском переводе получается иным, нежели в греческом: ‘[все] народы и улицы [были полны христиан]’. О слове халуга см. также ниже.

Ej NÚsshn ‘в город Нисса’ – въ wстровэ (10 января, св. Григория Нисского). Понято как ej nÁson ‘на остров’. Составители простр. ред. Пролога, перерабатывая Синаксарь, пошли на компромисс, оставив остров и добавив название города (ведь то, что Григорий был епископом города Нисса, ясно из его прозвища): во островэ нyсьстэмь.

В житии преп. Вендимиана (1 февраля) находим такой текст: сказа жити¬ стŤго ауксеньтия. хот­щю ¬му написати. написани¬мь – dihg»sato tÕn bon... tù mšllonti aÙtÕn suggr£yasqai suggrafe ‘рассказал житие св. Авксентия писателю, намеревающемуся его записать’. Здесь слово suggrafe понято как suggrafÍ –– дат. п. от suggraf» ‘письмо, запись’. Однако так действительно могло быть написано в греческой рукописи (при итацизме V и ei взаимозаменяемы). Поэтому, как и приведенные выше примеры, это случай, строго говоря, нельзя расценивать как переводческую ошибку.

Пожалуй, нельзя счесть удачным перевод eÙdokimîn как извол­: въ пл­сьбэ извол­ n tÍ ÑrchstikÍ eÙdokimîn ‘славный в плясании’ (4 ноября, мч. Порфирия). Согласно переводу Порфирий предпочел или полюбил плясание или выбрал его как образ жизни (с несколько странным управлением при изволити). Однако посредством изволити и изволитис­ часто переводятся глаголы dokšw и eÙdokšw (ср. SJS, вып. 13, 727–728; СДРЯ, т. 3, 476). Вероятно, переводчик смешал eÙdokšw ‘благоволить’ и eÙdokimšw ‘иметь хорошую славу’.

Некоторые сомнения вызывает также такой перевод: lqÒntoj d2 toà kl»rou kaˆ ™pˆ D£sion tÕn stratièthn ‘когда выпал жребий на Дасия воина’ – пришьдъшю же причту. на дасия воина (20 ноября, мч. Дасия; речь идет о язычниках, избирающих кого-л. для принесения в жертву Крону). Возможно, смысл действия не был понят переводчиком, который дал стандартный перевод для слова klÁroj. Впрочем, у слова причьтъ зафиксированы значения ‘жребий, удел’ или ‘решение, выбор’, но в сочетании с глаголами типа прияти или възложити (ср. СлРЯ, вып. 20, 77–78; SJS, вып. 30, 324).

1.3. Перевод топонимов, этнонимов и имен

Характерная особенность перевода Синаксаря – не транслитерация, а перевод тех топонимов, этнонимов и имен, которые были для переводчиков «значащими». При этом в некоторых случаях ассоциации и, соответственно, перевод могли быть ошибочными.

Например, город 'Agcaloj передан как примори¬ (мч. Севастианы, 16 сентября; ср. прил. ¢gcaloj ‘приморский’), а Areioj p£goj ‘Ариев холм, ареопаг’ превратился в ари¬въ ледъ (св. Дионисия Ареопагита, 3 октября; св. Иерофея, 4 октября). Последнее выражение, вероятно, заимствовано из Апостола (Деян 17. 19; 17.22; ср. SJS, вып. 1, 51). Отметим, что в данном случае для перевода выбрано одно из значений слова p£goj, означающего ‘утес, холм, гора; лед, холод’ (производное от p»gnumi ‘втыкать, сколачивать, уплотнять; сковывать льдом’).

Змиина халуга (так в Пск, Пр 1313, Тр 33, Лесн, а в Соф искажение – въ земли ину халугу) – перевод названия города 'OfiorÚmh, воспринятого как сочетание Ôfij ‘змея’ и ∙Úmh ‘переулок’ (14 февраля, ап. Филиппа). Халуга в значении ‘забор, ограда’ встречается в переводе евангелий (fragmÒj – Лк 14. 23; ср. SJS, вып. 47, 758); в значении ‘улица’ отмечено И.И. Срезневским в Ефремовской Кормчей (как перевод platea; Срезн, т. 3, 1359). Ср. также близкое употребление слов platea и ∙Úmh в евангельском пассаже Лк 14.21: e„j t¦j plate…aj kaˆ @Úmaj tÁj pÒlewj.

Монастырь tÁj Krsewj (род. п.) переведен как суднии (1 декабря, св. Филарета милостивого), монастырь Chnol£kkoj – как гусиныя ямы (14 января, преп. Стефана, основателя монастыря «Гусиные ямы»; Лесн х©сарьскыª ямы), монастырь tÁj Trichnar…aj (род. п.) – как влас­ныи по ассоциации со словом qrx, род. tricÒj ‘волос’ (14 февраля, преп. Авксентия).

Неясен перевод ™n to‹j Ôresi Trapezoàntoj как въ горахъ триторгъ (так в Пск; Лесн три¬ трьгове; 20 января, мчч. Валериана, Кандида и др.). Вторая часть славянского слова отражает ассоциацию с tr£peza ‘меняльная лавка’ (?), но для три соответствия нет.

Гора Оксия называется в переводе Синаксаря wстрая: toà ™n tù Ôrei ¹suc£santoj toà diakeimšnou m2n plhs…on calkhdÒnoj Ñnomazomšnou m2n tÁj Ñxe…aj мълчавъшаго на горэ. прилежаща убо близь халкидона. нарица¬мыя же wстрыя (1 февраля, преп. Вендимиана; отметим, что греческий оборот gen. abs. передан здесь не лучшим образом). Та же гора 14 февраля в памяти преп. Авксентия названа острыи хълмъ. П

Топоним Monob£toi19 передан как ¬диноприходнии: n Monob£toij – Пр 1313 въ ¬диноприходныхъ, Соф с искажением въ ¬динопродэхъ (7 февраля, преп. Петра). Вторая часть греческого слова, вероятно, ассоциирована с batÒj, отглагольным прил. от banw ‘ходить’.

Параллель к указанным переводческим решениям находится, в частности, в славянском переводе Хроники Георгия Амартола, ср. сухыи хълмъ (Ксиролоф, площадь в Константинополе), камень (город Пéтра) и др. [Матвеенко, Щеголева 2000, 12].

Греческое название пролива Босфор tÕ StenÒn, как и остальные топонимы, переведено: манастырь... wб онъ полъ тэснаго създавъ (toà Stenoà; 25 февраля, еп. Тарасия). Как известно из летописей, пролив Босфор назывался по-русски судъ (Срезн, т. 3, 607). Очевидно, переводчик данного синаксарного жития не знал этого слова или не знал, что ему соответствует греческое tÕ StenÒn, поэтому не идентифицировал его при переводе. TÕ stenÒn может означать и просто узкий проход на суше или на море, в том числе пролив как имя нарицательное. Во всяком случае, можно сказать, что если наличие слова судъ в переводе ясно свидетельствует о его древнерусском происхождении, то его отсутствие с такой же ясностью свидетельствовать об обратном не может.

Ср. также транслитерацию (морфологически адаптированную) tÕ StenÒn в Житии Феодора Студита, которое, как считает Д.М. Буланин, было переведено с греческого южными славянами [Буланин 1987, 177]20: приде уже и къ патриарху. никифорови... въ сво¬мь манастыри... иже прил¬жить близа стэна (par£keitai toà stenoà) (цитируется по [Выг. сб., 380–381]).

Не стали исключением из правила, которого придерживались переводчики Синаксаря, «переводить все, что можно перевести», и этнонимы. Глазатии – таков перевод слова blšmuej или blšmmuej, названия эфиопского племени влемиев (употребляется 6 раз в трех памятях 14 января). Это слово вызывало и до сих пор вызывает большие споры. Как отмечалось выше, впервые его ввел в научный оборот в 1842 г. А.Х. Востоков, предположив, что оно происходит от русского глазъ и возникло благодаря ассоциации blšmmuej с blšmma ‘взор’ [Востоков 1842, 454]; с ним согласился И.И. Срезневский [Срезневский 1881, 19]. Болгарские ученые Р. Павлова и Р. Станков отвергают это утвердившееся в российской науке мнение, указывая, в первую очередь, на то, что слово глазъ в значении ‘орган зрения’ появляется в русском языке очень поздно, в конце XVI в., ссылаясь при этом на СлРЯ, вып. 4, 29 [Павлова 1994, 67; Павлова 1999, 14–15; Станков 1997, 64].

Действительно, первичным значением общеславянского глазъ считается ‘шар, камень’ (Фасмер, т. 1, 409–410; ЭССЯ, вып. 6, 117–118; ср. также статью глазъкъ в СДРЯ, т. 2, 327). Однако еще до появления работ Р. Павловой и Р. Станкова в СДРЯ (т. 2, 327) был приведен пример существенно более ранней фиксации слова глазъ в значении ‘глаз’, а именно начало XIV в.21. Если писец паремейника в начале XIV в. осмелился (пусть в записи) употребить глазъ вместо око, это означает, что слово имело уже достаточно широкое распространение и не было ярко маркированным. Напротив, в XII в., если к этому времени новое значение слова глазъ уже сформировалось, то оно было грубым просторечием, находившимся вне книжного языка (как в современном русском языке шары или зенки вместо глаза). Но именно такое слово с пейоративным оттенком и нужно было переводчику для передачи названия дикого племени, несколько раз нападавшего на монахов на Синайской горе. Другого варианта для перевода blšmma, которое он несомненно усмотрел в этом названии, не было: *очитыи или *зьрачитыи от око и зьракъ неизбежно вызывало бы ассоциации с композитами мъногоочитыи и мъногозьрачитыи, употреблявшимися по отношению к херувимам и серафимам (SJS, вып. 18, 241; см. также [Крысько 2005, 368]), что в данном случае было нежелательно. Отметим, что на экспрессивное значение слова глазатии, если оно является калькой греческого blšmma, указывал Е. Русек [Rusek 1982, 631].

Гипотеза Р. Станкова о том, что глазатии – это искажение из главатии, не лишена интереса, но не поддерживается рукописной традицией: ни в одном списке (ни южно-, ни восточнославянском) такого чтения нет. Альтернативное объяснение Р. Станкова – то, что глазатии употреблено с древним значением корня глазъ, – наталкивается на непреодолимое препятствие в виде греческого оригинала перевода. Какое греческое слово со значением ‘шар’ или ‘камень, скала’ и т.п. мог бы увидеть в blšmmuej переводчик, чтобы так перевести это слово? А другого повода для такого перевода, кроме ассоциации с греческим, мы в данном случае не находим. Попытка Р. Станкова показать, что переводчик хорошо знал о влемиях из других произведений славянской письменности и употребил слово глазатии в значении ‘жестокие, жестокосердые’, на наш взгляд, неубедительна. Кроме того, суффикс -ат- имеет ограниченную продуктивность, как пишет и сам автор статьи о «глазатых». Таким образом, лучшего объяснения для появления слова глазатии в переводе Синаксаря, чем то, которое дал еще А.Х. Востоков, пока нет.

Не только топонимы и этнонимы, но и многие другие значащие греческие имена собственные в Синаксаре переводятся. Например, под 12 декабря находится память мч. разумника (SunhtÒj)22. Однако в заголовке памяти 22 февраля это же имя не переведено – сyнета мчŤнка (Sunetoà). О вариативности перевода см. ниже.

Переведены имена: 'Iw£nnhj Kalubthj (15 января; от kalÚbh ‘хижина’) – иоанъ кущникъ, CrusÁзлата (30 января, мч. Ипполита).

В памяти мчч. Аттика и др. 2 ноября упоминается кън­зь растыи (AÙx£nwn). Это имя, которое было не распознано как таковое: мучени бэша. маркелъмь дуксъмь. и растущю севастиискому кън­зю (basanzontai ØpÕ Markšllou toà doukÕj kaˆ AÙx£nontoj toà tÁj pÒlewj Sebasteaj ¥rcontoj ‘были мучены Маркеллом дуксом и Авксантом, архонтом города Севастии’)23. Здесь второй род. п. AÙx£nontoj toà... ¥rcontoj, зависящий, как и первый, от ØpÒ, был понят как gen. abs. и передан соответственно дат. самостоятельным (в Л и Тр 33 находим вместо растущю  – не сущю, то есть дальнейшее переосмысление).

Имена могут одновременно транслитерироваться24 и переводиться. Единственный пример – память мчч. Веры, Надежды, Любови и Софии 17 сентября, причем транслитерированные имена сохранились только в части списков простр. ред. Пролога (впервые на это обратила внимание Л.П. Жуковская, как мы указали выше): Тр 33 страсть стыaђ двŤъ сестрениць. вiсти. алпидьи. рекъши надежи вэры любве и мтŤри ихъ софьи; Пог 59 стŤхъ "гŤ" двŤъ висти. алпиды. апиэ. рекше веры. любве. надежи. и мтŤри ихъ софьи (Pstewj, 'Elpdoj, 'Ag£phj). Ни в одном синаксаре или прологе кр. ред. они не найдены (в Соф лакуна), но несомненно восходят к переводу Синаксаря.

1.4. Перевод названий должностей

Названия большинства должностей (часто и профессий) транслитерируются: препоситъ, кюрикторъ, синаторь (9 сентября, мч. Севириана), наупигъ (‘кораблестроитель’; 22 сентября, мч. Фоки), коментарисии (23 сентября, преп. Ираиды), ипатикъ (28 сентября, преп. Харитона), примикирии и секюндикирии (7 октября, мчч. Сергия и Вакха), протоспафаръ, протоасикритъ, аньфюпатъ, капикларии (24 ноября, мч. Кикилии), легатарии (28 ноября, мчч. «иже со Стефаном»), схоларии (14 февраля, преп. Авксентия), асинкритъ (25 февраля, еп. Тарасия). Однако названия некоторых должностей с прозрачной внутренней формой калькируются: sugk£qedrojсъстольникъ (27 сентября, мч. Епихарии); skeuofÚlax съсудохранильникъ (27 декабря, архиеп. Феодора).

В выражении чета гентилии (scol¾ tîn gentilwn ‘полк гентилиев [союзников римлян]’) первое слово переведено, второе транслитерировано (7 октября, мчч. Сергия и Вакха).

В одном и том же житии (9 ноября, мч. Александра «иже в Селуни») слово spekoul£twr ‘палач’ один раз транслитерировано – спекулаторь, а второй раз переведено как усэкатель или посэкатель. Подробнее о вариативности в переводе см. ниже.

Редкий случай двуязычного дублета для перевода одного слова находим в памяти мч. Вакха Нового 17 декабря: ej tÕn ¢mhr©n – Соф къ старэишинэ мира, Пск къ старэишине амирэ. При этом старэишина – обычный в Синаксаре перевод для protktor (ср. 14 декабря, обретение мощей св. Ариана и 7 февраля, 3 тысяч мчч. в Никомидии).

Встретился один случай перевода с глоссой (25 ноября, мч. Меркурия): прэдъставленъ бъђT¶. стратилатъмь рекъше во¬водою (proebl»qh stratil£thj).

1.5. Вариативность в переводе

О вариативности переводческих решений для одних и тех же греческих слов и выражений в Синаксаре писал еще М.Н. Сперанский, указав, что ekèn передается как икона и образъ. Он объяснял это совместной работой нескольких переводчиков-славян, которая приводила также к тому, что в одних местах перевода мы находим русизмы, а в других не находим [Сперанский 1923, 188]. По поводу пары икона/образъ ему справедливо возражал В.А. Мошин, говоря, что это популярные синонимы, параллельное употребление которых вовсе не означает работы двух переводчиков; они могут одновременно встречаться и в оригинальном произведении (в качестве примера В.А. Мошин приводит Киево-Печерский патерик) [Mošin 1959, 30].

Действительно, лексическое варьирование или синонимия широко представлены в переводе Синаксаря, который находится поэтому в одном ряду с другими славянскими переводами и, прежде всего, с переводами Кирилла и Мефодия. Проблема лексического варьирования, главным образом в новозаветных текстах, изучена довольно хорошо; доказано, что вариативность была изначально присуща ранним славянским переводам [Верещагин 1972, 60–83; Шьоберг 1980, 39–42]. Отметим, что некоторые авторы по отношению к лексическим вариантам используют термин «дублеты»; дублеты могут быть одноязычными или двуязычными [Hansack 1977, 34–40]. В Синайском патерике варианты находятся в непосредственной близости друг от друга, на расстоянии нескольких строчек или на соседних листах рукописи [Чернышева 1994, 100–106]. В Синаксаре варианты перевода обычно рассредоточены по тексту, в непосредственной близости они находятся редко.

Рассмотрение вопроса о вариативности перевода Синаксаря осложняется тем, что этот перевод выполнен, по мнению многих исследователей, не одним-двумя переводчиками, а, вероятнее всего, коллективом (в годовом Синаксаре более 800 кратких житий – это довольно большая рукопись, обычно не менее 300 листов). Поэтому часть вариантов все-таки можно отнести на счет того, что в переводе участвовали разные люди, возможно, с различающимися переводческими манерами (стилями). Нельзя исключать и разную национальную принадлежность переводчиков, о которой писал М.Н. Сперанский.

Распределение в переводе Синаксаря некоторых лексических вариантов исследовала Т.В. Пентковская. Это пары вьрста/попьрище (mlion), пожаръ/запалени¬ (mprhsmÒj), говжд жилы/волу жилы (t¦ boÚneura), керамида/чрэпица (oƒ kšramoi). По словам исследовательницы, «одно и то же греческое слово в различных проложных статьях иногда переводится с использованием нескольких славянских эквивалентов, один из которых может быть характерным регионализмом» [Пентковская 2003, 132]. Так, вьрста встречается в памяти св. Дионисия Ареопагита (3 октября), но то же mlion в других житиях переводится как попьрище (9 ноября, мч. Ареста; 2 декабря, пророка Аввакума; 9 декабря, преп. Иоанна молчальника; 16 января, мч. Данакта чтеца). Перевод mprhsmÒj распределяется так: пожаръ (память пожара, перед 1 сентября; преп. Маркиана, 10 января) и запалени¬ (3 сентября, мч. Анфима). Гов­жд­ жилы находим в переводе Синаксаря 5 раз (9 сентября, мч. Севериана; 19 октября, мч. Садока; 2 ноября, мчч. Атика, Евдоксия и Агапия; 16 ноября, мч. Варлама; 19 января, мч. Феодота), а волуя жилы – 1 раз (20 октября, мч. Артемия; д­гъ волуи также 28 мая, мч. Еликониды). При этом сочетание гов­жд­ жилы дважды встречается в Супр, а прилагательное волуи в собственно старославянских памятниках не зафиксировано; встречается в Хронике Георгия Амартола, Житии Варлаама и Иоасафа, Житии Василия Нового. Грецизм керамида отмечен в двух памятях (22 июня, мч. Евсевия; 16 августа, память нерукотворного образа Христа), а его славянский эквивалент чрэпица – 5 ноября, в памяти падения пепла [там же, 132–134].

Отсюда Т.В. Пентковская делает вывод: «…в различных проложных статьях синонимичные лексемы могут варьироваться, но они не заменяют одна другую в различных списках одной и той же статьи. Следовательно, синонимические лексемы принадлежат архетипу перевода соответствующих статей, а однотипность выражений, используемых в синаксарных текстах, исключает возможность синонимического варьирования в условиях контекста. В таком случае наличие лексических дублетов… свидетельствует о работе нескольких переводчиков» [там же, 135].

Чтобы подтвердить или опровергнуть этот вывод, рассмотрим подробнее лексические варианты в переводе Синаксаря. Ниже перечисляются найденные нами пары (иногда тройки) вариантов перевода одного греческого слова. Обычно один из членов пары (названный первым) употребляется часто, а другой значительно реже.

бити/тетиtÚptw ‘бить’, чаще в страд. залоге, особенно в виде прич. би¬нъ/тепенъ (tufqej). В большинстве случаев греческое причастие переводится как би¬нъ и только несколько раз как тепенъ. Тети встречается в древнем переводе евангелий (Мф 23.34; Ин 19.21; Мк 10.34; ср. SJS, вып. 43, 449–450) как отражение mastigÒw, но не является редкостью и в русских памятниках (Срезн, т. 3, 953–954). Вероятно, этот глагол был хорошо известен всем славянским книжникам.

Это архаичное слово подвергалось правке в некоторых списках и заменялось на бити. Ср. 12 октября, мчч. Прова, Тарха и Андроника: в Соф и Пск тепенъ, в других списках, в том числе в Лесн и Пог 58 – би¬нъ (-ь); 20 октября, Артемия чудотворца: Соф,  Пр 1313 и Фин тепенъ, Лесн, Пог 58, Тр 33 би¬нъ (-ь), Л и Пск лакуны; 25 октября, мч. Уара и др.: Соф, Л, Пр 1313 и Пог 58 тепенъ, Лесн и Тр 33 би¬нъ (-ь), Пск и Фин лакуны; 23 ноября, мчч. Архипа, Филимона, Апфия: Соф, Пск, Лесн тепенъ, Пр 1313, Пог 58 бь¬нъ/биень, Тр 33 бь¬ни, Л и Фин лакуны. Но в последнем житии находим далее камени¬мь побь¬нъ бъ(liqobol»qh) и снова побь¬нъ бъђT¶ (tufqej) уже во всех списках без разночтений (в некоторых с пропусками).

Таким образом, как показывает последний пример, тепенъ и би¬нъ могли употребляться в одном житии (одним переводчиком) с целью избежать тавтологии, особенно если в греч. оригинале были синонимичные глаголы; следовательно, данные лексические дублеты не свидетельствуют о работе нескольких переводчиков. Ср. аналогичный пример (23 декабря, мчч. «иже в Крите»): Соф, Лесн, Фин, Л, Пр 1313 тепеми/тепоми камени¬мь/камении побива¬ми (tuptÒmenoi liqoboloÚmenoi). 15 февраля, в памяти мч. Маиора tufqej переведено как тепенъ, а через две строки тот же глагол переведен как бити: ¬гда бияхуть и (так во всех списках).

блŤгобоязнивъ/блŤгоговэинъ eÙlab»j. Эти два слова встречаются в переводе Синаксаря примерно с одинаковой частотой.

дьрзнути/не обиноватис­. Эти глаголы и производные от них существительные являются отражением parrhsi£zomai ‘говорить смело, открыто’ и parrhsa ‘смелость, прямота’. В большинстве случаев дат. п. parrhsv переводится как (съ) дьрзновени¬мь, а прич. parrhsias£menoj  – как дьрзнувъ. Например, в житии мч. Севириана (9 сентября) Ðmolog»saj parrhsv переведено как исповэда дьрзновени¬мь, так же в житиях мчч. Минодоры, Нимфодоры и Митродоры (10 сентября), мч. Феодора Александрийского (12 сентября), мч. Папы (14 сентября) и др. Наряду с этим встречается перевод parrhsv как не обинуяс­ (3 сентября, мч. Аристиона), не обинующес­ (5 сентября, мчч. Фуфаила и Вевеи; 4 февраля, мчч. Папия, Диодора и Клавдиана). Оба глагола зафиксированы в старославянских памятниках (ср. SJS, вып. 10, 522–523, вып. 22, 468). Таким образом, традиция их варьирования восходит к древним славянским переводам.

жьзли¬/паличь¬ abdon. Для met¦ ∙abdwn равно характерен перевод жьзли¬мь (например, 11 сентября, мч. Ии; 15 сентября, мчч. Максима и др.) и паличь¬мь (или палицами; 10 сентября, мчч. Минодоры, Нимфодоры, Митродоры; 19 октября, мч. Садофа; 13 декабря мчч. Евстратия и др.). В житии мчч. Ермолы и Стратоника (13 января) встречаем и палицами, и жьзли¬мь, что снова демонстрирует синонимию внутри перевода одного жития. Оба слова относятся к старославянской лексике (SJS, вып. 11, 617–618, вып. 25, 9)25.

лыстъ/п­та/голэнь – как перевод ¢str£galoj ‘лодыжка’. Лыстъ находим 3 сентября, в памяти мч. Анфима; п­та – 3 сентября, мч. Василисы и 7 ноября, мчч. Антония и родителей его; голэнь – 9 ноября, мч. Ореста. Лыстъ, вероятно, наиболее архаичное из них; встречается в старославянских Псалтырях как перевод kn»mh ‘голень’ (Пс 146.10; SJS, вып. 17, 145). Лыстъ использовано также для перевода ¢gkÚlh зд. ‘колено, бедро’ (19 сентября, 150 мчч.). Заметим, что два жития 3 сентября слишком близко расположены друг от друга и от начала Синаксаря, чтобы приписывать их перевод двум разным переводчикам (то же касается памятей 7 и 9 ноября). Таким образом, и здесь мы видим, что один переводчик мог употребить два разных славянских слова для перевода одного греческого.

мучити/томити timwršomai (обычно в форме страд. прич.). Прич. timwrhqej в абсолютном большинстве случаев переводится как мученъ, но несколько раз – как томленъ (11 ноября, Феодора игумена Студийского; 13 декабря, мчч. Евстратия и др. сущ. томлени¬). В памяти мч. Тимофея дьякона (19 декабря) мученъ бывъ и томленъ соответствует греч. ti-mwrhqeˆj kaˆ basanisqej (то же в памяти мч. Разумника 12 декабря).

одэтис­/облечис­ndÚw. Формы этого греч. глагола в двух житиях 12 февраля переведены по-разному: одэвъс­ (ndus£menoj; преп. Антония) и обълкъшис­ (ndusamšnh; мч. Марии, «претвореной» Марином).

оклеветати/облъгати/обадити  diab£llw. Почти всегда видим перевод оклеветати (7 октября, мчч. Сергия и Вакха; 12 октября, мч. Анастасии; 12 декабря, мч. Разумника и др.) или облъгати (29 октября, мчч. Клавдия и др.; 4 ноября, мч. Порфирия и др.). Но в житии мч. Евтропии (30 октября) и в житии мчч. Иоанна, Савория и др. (20 ноября) находим обадити. Обадити в некоторых случаях может не восходить к протографу, а быть более поздней заменой. Так, в житии мч. Александра «иже в Селуни» (9 ноября) в Соф, Пск, Лесн явно первичное непщеванъ (непьщеванъ же хьђTянъ быти ‘полагали, что он христианин’Øpopteuqej от ØpopteÚw ‘подозревать, предполагать’), а в Пр 1313 и Тр 33 вторичное обаженъ.

подъкурити/подъкадитиØpokapnzw. В житии мч. Василисы (3 сентября) в древнерусских списках находим подъкуриша, в южнославянских (Лесн, Пог 58, Хл 189) – подкадише/подькадиш©. Возможно, в этом случае имела место правка; какое из двух слов было в протографе перевода, неясно. Подъкуритиhapax СДРЯ (т. 6, 551).

понеже/имьжеpe. Греч. союз peимеет два основных значения – временнóе и причинное (а также более редкие консекутивное и уступительное). В синаксарных житиях, имеющих устойчивую традиционную форму, он обычно стоит в начале предложения и чаще имеет временное значение ‘когда, после того как’. Этот союз переводится как понеже (чаще) или имьже (реже). При этом понеже может быть как причинным, так и временным союзом, а имьже временного значения не имеет (только причинное или целевое) (СДРЯ, т. 4, 148, т. 7, 167–169; SJS, вып. 13, 766, вып. 27, 166–167) – т.е. переводчик (переводчики) мог бы при желании ограничиться и одним понеже.

Ср. употребление имьже и понеже: (13 декабря, мч. Лукии девицы) имьже дэвьствовати тъщашес­. нуд­ ю къ браку wклевета ю (‘так как’); (14 декабря, мчч. Филимона и др.) и понеже яти бывъше. ¬динъ § нихъ... дасть златьце стрэгущему я (‘когда’); (24 декабря, мч. Евгении) оцŤю же ¬я въ альксандрию. послану бывъшю... имьже и жена ¬го и дэти идоша. иде и сŤтая еугения (‘так как’). В последнем житии есть и понежепонеже книгъ пыташе почте и стŤго паула (‘когда’). Вероятно, переводчик этого жития руковод-ствовался соображениями разнообразия, иначе он мог бы два раза употребить понеже.

Отметим перевод peеще и  союзом ¬льма во временном значении: и ¬лма хот­ше родити дŤва не wбрэташе храмины за множьство людии. въниде въ худъ вьртьпъ (25 декабря, память Рождества Христова).

пькълъ/смолаpssa. В житии мч. Анастасии (12 октября) в Соф и др. списках архаичное  пькълъ (встречается в старославянских паремейниках, ср. SJS, вып. 33, 516), но в Л и Пск смола. В житии мчч. Зиновия и Зиновии (31 октября), напротив, в Соф и в остальных списках смола и только в Тр 33 вр­щь пекломъ и смолою (скорее всего добавление писца; в греч. одно слово).

рьвьность/зависть – zÁloj. Обычно греческий корень zhl- передается как рьвьн- (9 ноября, преп. Матрены порьвновавъши zhlèsasa; 18 ноября, мч. Романа ревновавъ zhlèsaj; 7 февраля, трех тысяч мчч. в Никомидии порьвьновавъше zhlèsantej и др.), но в памяти мч. Нестера (27 октября) zÁloj переведено как зависть.

увэщати/утолити peqw ‘уговаривать’. В большинстве случаев этот глагол переводится как увэщати. Более редкий вариант (20 декабря, мчч. Евгения и Макария): утолиста. Эта пара вариантов также восходит к синонимии, отраженной в старославянских рукописях (SJS, вып. 45, 593–594, вып. 47, 711).

усэкнути/уяти kÒptw (в страд. залоге). В абсолютном большинстве случаев употребляется усэченъ быTђ (усэчени быша). Но 10 февраля, в памяти мчч. Харлампия, Порфирия, Давкта:kÒphsan aƒ cerej aÙtoà ‘были отсечены руки его’ – уястас­ руцэ ¬го (чтение Лесн усхостэ ¬му рцэ явно вторично, Пог 58 у©стэс­).

Все перечисленные выше варианты были одноязычными. Двуязычных дублетов в переводе Синаксаря немного. Помимо указанных М.Н. Сперанским икона/образъ и Т.В. Пентковской керамида/чрэпица можно отметить еще несколько.

амболъ/улица – см. об этой паре в конце главы;

образъ/скима для передачи scÁma (о принятии монашеской схимы). Обычным переводом этого слова в Синаксаре является образъ, но один раз встретилось скима (12 февраля, преп. Антония).

оцьтъ/синапь/синапръ – Ôxoj ‘уксус’. 12 октября, в памяти мчч. Прова, Тарха и Андроника в списках есть варианты: Соф, Пр 1313 оцьтъ (вълияша оцта въ ноздри ¬го),  Ув 70 оцьть, Лесн синапь, Л синапръ, Тр 33 синопъ, Пог 58 и Хл 191 wлово. Синапь – передача греч. snapi ‘горчица’. KÒkkoj sin£pewj встречается в евангельской притче о горчичном зерне (Мк 4.31, Мф 13.31, 17.20), переведено в древних евангелиях как зръно горюшъно (SJS, вып. 8, 423), но в Чудовском Новом Завете как зерно синапно (СлРЯ, вып. 24, 148). Какой из двух основных вариантов в переводе первичен? С одной стороны, синапь – это грецизм, а грецизмы, как известно, при наличии замен в большинстве случаев относятся к первичному слою лексики [Молдован 1994, 74], с другой стороны, в греч. оригинале Синаксаря все-таки ‘уксус’, а не ‘горчица’. Представляется, что синапь – это вторичное чтение, но повод для такой замены неясен. В житии св. Аверкия (22 октября) слову Ôxoj соответствует оцьтъ во всех списках.

причьтьникъ/клирикъ klhrikÒj. 19 сентября в заголовке памяти св. Иануария и др. святые Фест и Десидерий названы ‘клириками’, а в тексте – ‘причетниками’. Чаще для перевода klhrikÒj используется причьтьникъ (2 октября, Киприана и Иустинии; 24 октября, патриарха Прокла; 13 ноября, св. Иоанна Златоуста и др., всего 6 раз); но встречается и клирикъ (24 ноября, св. Григория, еп. Акрагантского; 15 декабря, мч. Елевферия).

црTђьскыи/василискъ basilskoj ‘царек’. Это слово 13 ноября (мчч. Милия, Евория и др.) переведено как црTђьскыи, а 25 ноября (мч. Екатерины) транслитерировано: дъщи василиска нэко¬го.

Ср. также упомянутую выше пару спекулаторь/усэкатель (посэкатель) – spekoul£twr ‘палач’. 9 ноября, в памяти мч. Александра находим оба слова, усэкатель встречается также 4 сентября, в памяти мч. Вавилы и трех младенцев.

Помимо лексических, встречаются в переводе Синаксаря и словообразовательные варианты, например:

хранилище/хранильница tamieon ‘казнохранилище’; в одном житии (14 ноября, св. Ипатия чудотворца) это слово один раз переведено как хранилище (в Пр 1313 и Тр 33 храмина) и два раза как хранильница;

поставленъ/прэжепоставленъ; в слове proceirzomai в специальном значении ‘рукополагать’ (обычно прич. страд. proceirisqej) приставка pro- не имеет значения ‘раньше’, поэтому  никогда в Синаксаре не переводится (просто поставленъ), но один раз (20 ноября, св. Нирсы и Иосифа) переведена, хотя в контексте нет значения предшествования: послэди многыя ради добродэтели. прэжепоставленъ бывъ. § нирсы ¬пђTпъмь. Здесь можно предположить участие менее квалифицированного переводчика26.

Следующее явление можно охарактеризовать как синтаксическую вариативность перевода. Как известно, краткие синаксарные жития имеют довольно жесткую структуру, одним из постоянных элементов которой является описание мучений. При этом в греческом оригинале почти всегда употребляется страдательный залог (‘был усечен’ и т.д.), к которому часто присоединяется acc. relationis (буквально ‘был усечен в отношении чего-л.’).

Однако в переводе конструкция с пассивом сохраняется далеко не всегда. Например: ceirokopoàntai oƒ ∙…yantej aÙtoÝj stratiîtai ‘бросившие их воины были подвергнуты отсечению рук’ – рукы усэкоша въвьргъшимъ я воиномъ (2 ноября, мчч. Акиндина, Пегасия и др.); desmetai toÝj pÒdaj di¦ scoinwn leptîn букв. ‘был связан в отношении ног’ – Тр 33 св­заша ¬мy нозэ вервьми тонкими (12 сентября, мч. Корнута).

Напротив, в житии мч. Ии (11 сентября) находим синтаксический грецизм27: desm»qh scoinoij leptoj t£ te skšlh kaˆ toÝj mhroÝj kaˆ t¦j ceraj – Л свзана быђT вьрвьми голэни и бэдрэ. и руцэ.

Рассмотренный материал показывает, что в каждом отдельном случае варианты в переводе Синаксаря могли появляться по одной из трех причин:

1) работа разных переводчиков с отличавшимися переводческими манерами и лексическими установками (например, склонностью к архаизмам и грецизмам или предпочтением общеупотребительной лексики);

2) стремление использовать разные лексические варианты для того, чтобы разнообразить текст, характерное для работы одного, отдельно взятого переводчика – в этом случае дублеты (или хотя бы часть их) восходят к работе одного переводчика;

3) редактирование текста, которое имело довольно ограниченный объем и, скорее всего, представляло собой спонтанные замены писцов.

Какая причина, 1-я или 2-я, больше повлияла на появление вариантов, сказать трудно. Так же трудно определить, сколько было переводчиков, или пытаться установить границы их работы. Отметим, что все лексические варианты, приведенные выше, несмотря на большую или меньшую распространенность тех или иных слов, принадлежат к общему словарю славянских переводчиков и не могут с достаточной надежностью свидетельствовать о происхождении перевода. Как несомненно региональное можно расценивать только слово вьрста в паре вьрста/попьрище.

1.6. Русизмы и южнославянизмы в переводе

Всех исследователей Пролога традиционно волнует вопрос, есть ли в переводе синаксарных житий русизмы, и если есть, то много ли их.

1. С этой точки зрения неоднократно рассматривалось слово корстица/керстица/користица. Оно встречается 4 сентября, в памяти Моисея законодателя, в древнерусских списках в форме корстица или керстица, в южнославянских Лесн, Пог 58 в форме користица (но в Б 72 также в форме корстица): Пр 1313 (Соф и Л лакуны) вложiвши в ковчежець рекъше въ корстици; видэвши корстiцю; Пог 58 вьложивши вь ковьчежець рекше вь користиц©; видэвши користиц©.

В греческом Синаксаре этим фразам соответствует nšbalen ej kibètion ½toi surt£rion; doàsa tÕ surt£rion. Как видим, глосса не славянская, а греческая, поэтому славянский переводчик был вынужден подыскать второе слово, хотя бы отчасти синонимичное слову ковьчежьць, для передачи этой глоссы.

Surt£rion28 в словаре Д. Димитракоса толкуется как ‘плетеная корзина’ или (новое значение, равное значению surt£ri) ‘выдвижной ящик в столе или другой мебели’ [Dimitrakos 8, 7009], в латинском переводе Менология Василия оно передано как fiscella ‘корзинка’ (PG 117, col. 32). Surt£rion встречается в Синаксаре еще раз: в житии св. Григория папы римского 11 марта (так в Vat. gr. 2046; в Менологии sit£rkion ‘ящик, сундук’ [Dimitrakos 8, 6530], с латинским переводом crumena ‘кошелек, мешок для денег’). В Прологе это слово переведено как скрина (отметим разные переводческие решения в этой памяти и памяти 4 сентября): Лесн изаDђсть скрин© злаUђ. иже вь моностыри (ср. скрина/скриня ‘ковчег’ в SJS, вып. 37, 94). Таким образом, surt£rion в двух проложных контекстах значит ‘ларец, шкатулка’, а не ‘корзинка’ (трудно представить себе золотую корзинку в монастыре), и корстица/користица должно значить примерно то же.

Вероятно, для редкого греческого слова переводчик нашел такое же редкое (региональное) славянское. Керстица – уменьшительное от керста, заимствованного в древнерусский из финского (ср. фин. kirstu ‘ящик, тюрьма’, эст. kirst ‘ящик, гроб’) (Фасмер, т. 2, 225, 338). Корстица – его вариант (с переходом kirst- > кьрст- > кърст-). Южнославянским языкам этот корень неизвестен.

Е. Русек (и вслед за ним К. Трайкова) производит користица от кора с суффиксами -ист (указывая, что этот суффикс неизвестен старославянскому, но не редок в современном болгарском языке, правда, не приводя примеров) и -ица [Rusek 1982, 625; Траjкова 2002, 29]. Это объяснение не кажется убедительным, тем более, что користица могло получиться из корьстица (под влиянием користь), но не наоборот. Из двух вариантов первичным следует признать корстица.

Керста как перевод glwssÒkomon ‘ящик’ встречается в Синаксаре также 28 июля, в житии мч. Евстафия Анкирского, два раза. Так в Фин, Тип 171, Тип 172, Ув 70 (вь корьстэ вь рэку вьвр°жень быTђ, изнесе коръсту); но в Лесн ковчегъ, Хл 191 гробъ. Неодинаковость слов в двух последних списках указывает на замену несомненно первичного корста/керста.

Этот корень в значении ‘гроб, ящик’ (с разным написанием гласного, с уменьшительным суффиксом и без него), помимо Пролога, представлен в летописях, Киево-Печерском патерике, Житии Андрея Юродивого, Житии Василия Нового [Пентковская 2003а, 53],  переводе «Истории Иудейской войны» Иосифа Флавия [Пичхадзе 2004, 26], переводе «Песни Песней», Хронике Георгия Амартола (Срезн, т. 1, 1206, 1411; СлРЯ, вып. 7, 116, 345). Корстица имеется также в простр. ред. Пролога 30 декабря, в памяти преп. Феодоры (источник – Житие Василия Нового).

В Септуагинте в рассказе о Моисее (Исх 2.3–5) используется другое греческое слово: qbij ‘ларец, корзинка’, и другое славянское находим для его перевода: крабица (SJS, вып. 15, 58). Это слово, вероятно, было хорошо известно – оно есть в Ипатьевской летописи и в Палее именно в пассажах о Моисее (СДРЯ, т. 4, 280) и стало заменой для корстица в некоторых списках Пролога в памяти 4 сентября: Тр 33 в ковчежець рекше въ крабьицю; и видевши крабьицю; Ув 70 вьложивши i вь ковчежць; видэ крабицу.

2. Заратитис­ ‘начать войну’ (преп. Михаила игумена Зовийского, 1 октября): заративъ же с­. алимъ амирэи. агар­ньскыи. на страну ту (kstrateÚsaj). Так во всех списках, но в некоторых с искажениями, например, Лесн: вьзвратив же се; Ув 70: вьзвративьсе. Слово часто употреблялось в летописях, отмечено также в переводе «Истории Иудейской войны» Иосифа Флавия (СДРЯ, т. 3, 343; СлРЯ, вып. 5, 286).

3. Опр­татис­ ‘прибрать себя, приготовиться к смерти’ (8 октября, Пелагии девы): и се рекши. чтђTьнэ опр­тавшис­. предасть дŤхъ гвTи (peristelasa ˜aut»n). В СДРЯ на это слово, кроме Пролога, цитаты из жития Феодосия Печерского и из Киево-Печерского патерика (СДРЯ, т. 6, 148). Ср. также перевод peristšllw как опр­татис­ в значении ‘распластаться (крыльями; о птице)’ в Житии Феодора Эдесского (СлРЯ, вып. 13, 53).

Также опртати ‘обрядить покойника’ (4 января, мч. Феогена): и wпр­тавъше чьстьнэ погребош@ (peristelantej). В словарях в этом значении цитаты из прологов, Киево-Печерского патерика и Ипатьевской летописи (СДРЯ, т. 6, 148; СлРЯ, вып. 13, 52–53).

4. Упомянутая выше вьрста в знач. ‘мера длины’ как перевод mlion (3 октября, св. Дионисия Ареопагита). Встречается в этом значении в оригинальных древнерусских текстах, Житии Андрея Юродивого, «Истории Иудейской войны» [Пичхадзе 2004, 34], в спорных с точки зрения локализации перевода Пандектах Никона Черногорца и Хронике Георгия Амартола, а также в Рязанской кормчей (СДРЯ, т. 2, 267; СлРЯ, вып. 2, 93).

5. Слово Корсунь, употребленное в беспредложном дат. в значении направления (7 марта, херсонесских епископов): Тип 172 посла ¬пRђпы. въ угры убо ¬фрема. а кърсуню василья, Лесн а корсинию василия, Хл 191 а кор°суну василэ (ej d2 Cersîna).

В. Желязкова указывает на два словообразовательных русизма в Соф: выникнути (4 декабря, мч. Варвары) и выплэсти (выплезти) (20 октября, Артемия чудотворца) (с приставкой вы- в Соф только два глагола против 65 с приставкой из-) [Желязкова 1998, 81–82]. Интересен контекст, в котором встречаются эти глаголы:

Соф, Л, Пск, Пр 1313 wна же и-стълъпа выникъши. трьмъ wкъньцемъ повелэ быти (¢pÕ toà pÚrgou parakÚyasa); Лесн § стльпа прэникнвши; Загребский пролог изьникьши.

Соф, Лесн искочившема очима ¬го. и чревъмъ долу выпълзъшемъ (kblhqšntwn aÙtoà tîn Ñfqalmîn kaˆ tînntšrwn k£tw sunelasqšntwn) Пр 1313 и чрева долэ попълъзнувшемс; Тр 33 выскочившима очима ¬го и чревомь вонъ выполъзъшимъ.

В обоих примерах в Соф видим сочетание приставок (предлога) из- и вы-. В первой цитате чтение Лесн нам кажется более близким к греческому источнику29 (в таком случае выникъши – это более поздняя замена, возможно, русского переписчика), во второй цитате вы- формально не отражает греч. приставки sun-. Если все же оба слова с вы- восходят к протографу перевода, то мы сталкиваемся с той же вариативностью, которую видели и выше; приставка вы- употреблена намеренно и отражает эстетические взгляды переводчика, стремившегося избежать повторения из-. Кстати, в той же памяти Артемия чудотворца встречаем тепенъ же бъђT¶ § него. волуями жилами, где тепенъ (vs. би¬нъ) и волуи (vs. говжии) маркированы как более редкие в переводе Синаксаря (см. выше). Таким образом, переводчика этой памяти можно охарактеризовать как предпочитавшего более редкую лексику и не чуравшегося глаголов с приставкой вы-.

Напротив, отметим сочетание предлога из и приставки из- в памяти перенесения десницы Иоанна Предтечи (7 января): изъ гнэзда испълзая.

Как видим, лексических русизмов в переводе Синаксаря очень немного (напомним также о «глазатых», разобранных выше, и о предположительных регионализмах запалени¬ и волуи, названных Т.В. Пентковской). Тем не менее нельзя согласиться с выводом В. Желязковой, что «анализ лексики Софийского пролога не подтверждает распространенное в науке мнение о существовании в списках Пролога значительного русского лексикального слоя, который может быть отнесен к первоначальному переводу. <…> Лексемы, которые можно считать типично русскими, единичны и характерны только для Софийского списка» [Желязкова 1998, 87–88]30. Это не так. Рассмотренные выше лексемы находятся во всех списках (если в них не утрачены соответствующие листы) и несомненно восходят к протографу перевода. Их действительно очень мало, но они есть, и отмахнуться от них нельзя.

Считающееся некоторыми южнославянизмом31 хуса ‘(разбойный) набег’ сохранилось и в древнерусских, и в южнославянских списках (14 января, преп. отцов, на Синайской горе скончавшихся), следовательно, относится к протографу перевода: Лесн приидош© х©соŞ плэнити мнихы; Пр 1313 придоша кyсою поплэнени мниси; Тип 160 придоша полонитъ хyсою мнихы; в Соф, вероятно, пропуск придоша плэнити мнихъ.

Выражение хусою плэнити соответствует греческому kourseàsai ‘совершать разбойные набеги’ (Lampe, 773). Так в Vat. gr. 2046; в Менологии koureàsai ‘стричь; уничтожать’ (PG 117, col. 256), в Сирмундовом синаксаре skuleàsai ‘грабить’, в синаксаре Sa koureàsai (Del., col. 391).

Однако то же слово хуса (gusa), читаемое, по сведениям В.А. Мошина [Mošin 1959, 29], в южнославянских Загребском и Берлинском (Wuk 37) синаксарях (14 января, 33 отцов, «заколеных от глазатых»), очевидно, не восходит к протографу перевода, так как присутствует не во всех списках, ср. Лесн вьземше плэнь, Соф възьмъше плэнъ, Пск възьмъше пленъ (labÒntej t¾n acmalwsan).

Вероятно, был прав М.Н. Сперанский, и в том коллективе, который предпринял перевод Синаксаря, один или несколько переводчиков были носителями древнерусского языка. По крайней мере, представляется возможным приписать им перевод памятей в начале сентября (корстица, запалени¬), начале октября (вьрста, заратитис­, опр­татис­), 14 января32 (глазатии), 7 марта (корсуню), 28 июля (керста); напротив, памяти февраля (где не употреблено слово Судъ и появляются транслитерации скима и мч. Сунетъ, выбивающиеся из общего строя перевода), можно считать принадлежащими перу других (южнославянских) переводчиков.

1.7. Слова hapax legomena, редкие и не учтенные в исторических словарях

Во многих исследованиях о Прологе приводятся списки слов, употребленных только в этом памятнике и не отмеченных другими фиксациями в исторических словарях [Желязкова 1998; Rusek 1982; Траjкова 2002]. Однако бóльшая часть этих слов образована от общеславянских корней по обычным словообразовательным моделям, и их отсутствие в памятниках объясняется только стечением обстоятельств. Так, В. Желязкова указывает следующие слова из Соф, не отраженные в лексикографических источниках или отраженные только с примерами из различных списков Пролога:

боговэрьнъ, въгрызнути, въоградитис­ (это искажение из въобразитисschmatzw, мч. Порфирия, 4 ноября), добронраволюбивъ, добронравьнэ, жьрьчьствовати, златьце, знаменитоносьць, искраяти, исплъзати, ключехранильникъ, ключехранитель, кожьникъ, мъногострадальчьскъ, необрэта¬мъ, неозълобленъ, непита¬мъ, нечловэчьно, обьщеновожильць, правовэрьстви¬, приказани¬, прэтрэни¬, рукообычьнъ, скомрашьныи, стръблъ, сухолэгани¬, сухопрэбывани¬, съгыбени¬33, съпоборьникъ, съпострадальць, успэшьствовати, философица, хызица, черепица, четверовластьнъ, чудотворьствовати [Желязкова 1998, 82– 87].

Отметим, что слова с частицей не- могли быть не учтены в словарях в силу раздельного написания. Некоторый интерес представляют лексемы рукообычьни – калька ceiro»qh ‘прирученные (о животных)’ (11 февраля, мч. Власия и св. жен) и стьрблъ (стрьблъ) sunestèj ‘твердый, крепкий’ (3 ноября, мчч. Акепсимы еп. и др.): стьрьбло тэло. У И.И. Срезневского на последнее слово одна цитата из Пролога и одна (для стьрбль) – из сборника XV в., то же в СлРЯ (Срезн, т. 3, 564, 586; СлРЯ, вып. 28, 56). Краяти ‘резать’ и изкраяти ‘изрезать, вырезать’ относятся к специфической лексике Синаксаря (встречаются в описаниях мучений).

Названия орудий мучения в Синаксаре перечисляются Е. Русеком, А. Мариновой, К. Трайковой. Среди них:

д­гъ ‘ремень’ (28 мая, мч. Еликониды) [Rusek 1982, 625–626; Маринова 2005, 293–294]: св­зана бы ногама д­гомь волуимь (n zugù boîn). Слово встречается также в переводе Книги Исайи (Ис 5.18) (морфологический вариант сред. рода д­го, д­жесе – СДРЯ, т. 3, 173, исправление – т. 5, 613);

опаны, -ъве sc£ra ‘сковорода, зд. орудие пытки’ (27 января, мчч. Анании, Петра и 7 воинов): Соф по семь положи на панъвии Пск на wпанви; Лесн на wпани (СДРЯ, т. 6, 135; Срезн, т. 2, 677). Происходит от верхненем. pfanna [Rusek 1982, 632; Маринова 2005, 298–299]. Встречается и передача греч. sc£ra как скара и как сковрада (иногда в одном житии – 9 июля, св. Патермуфия и др.; 11 июля мч. Маркиана) [Траjкова 2002, 45; Маринова 2005, 300];

хлуди¬, собирательное от хлудъ ‘прут, розга, палка’ (4 января, мч. Феогена): би¬мъ бэ wсмью слугъ. хлуди¬мь wстръмь (met¦ xÚlwn tracšwn). Е. Русек указывает, что слово хлудъ – общеславянское, известно большинству славянских языков, но не сохранилось в современном болгарском и македонском [Rusek 1982, 632–633]; И.И. Срезневский отметил его в Пандектах Антиоха и Ипатьевской летописи, а также в современных диалектах русского языка (Срезн, т. 3, 1370), примеры распространения этого слова в славянских языках даны в ЭССЯ (т. 8, 37–38).

Приведем еще несколько названий орудий мучения, не зафиксированных указанными выше авторами или определенных неверно. Трьгоръ, которое разбирает Е. Русек [Rusek 1982, 629], – на самом деле искажение из трьрогъ (21 декабря, мч. Фемистоклея): Соф вьрху трьрогъ желэзьнъ (trboloj ‘трибол, шарик  с четырьмя остриями, из которых три опорных’). Тот же предмет в другом месте передается словом трьрожь (11 ноября, мчч. Мины, Виктора и др.): вьрху трьрожь wстрыхъ.

Не до конца ясно значение слова маглави¬ magkl£bion (25 ноября, мч. Меркурия). В греч. словарях приводится значение ‘ремень (для наказания)’, ср. лат. manus, clavus [Sophocles, 726] или ‘железная дубинка, палица’ [Dimitrakos 5, 4426]. Соф: биша и маглавии мэд­ныи (œdeiran aÙtÕn met¦ maglabwn calkîn с лат. переводом detractaque aenea forcipe cute ‘кожа была содрана медными щипцами’). Однако в СлРЯ в статье маглавие приводятся цитаты из «Истории Иудейской войны» (биша маглавиемь как перевод mastgwsen) и Хронографа 1512 г. со значением ‘бич, плеть’ (СлРЯ, вып. 9, 6–7). В цитате из Синаксаря, вероятно, имеются в виду металлические прутья, на что указывает слово биша и эпитет «медный».

Слово «потеряно» в издании Лесн из-за неправильного словоделения: биш имь глави¬мь мэднымь (таке же словоделение и в издании Б 72). В результате А. Маринова серьезным образом раcсматривает несуществующее «орудие мучения глав謻 [Маринова 2005, 292].

Слово gdh ‘ступа, зд. орудие пытки’ также оставлено в Синаксаре без перевода – Соф игдия, Пр 1313 игодья (31 января, мчч. Викторина и др.). В словарях в поздней форме иготья (СДРЯ, т. 3, 442; СлРЯ, вып. 6, 79).

Напротив, koclaj ‘моллюск с витой раковиной; винт, зд. орудие пытки’ переведено как от­жь (в Соф §т­жь) (19 октября, мч. Садофа): и въвьрженъ бъђT¶ въ §т­жь вьрвьную бъђT¶ (так!) (™mblhqeˆj ej koclan sturakou katasfggetai; где stur£kion – собственно кончик копья, здесь, вероятно, механизм, при помощи которого это орудие пытки закручивалось; в памяти мч. Ии 11 сентября это слово переводилось как завьртэни¬ туго). Возможно, вместо вьрвьную должно быть производное от вьртэти. В Пр 1313, Фин, Лесн искажено: wт­женъ вьрвью (СДРЯ, т. 6, 318).

Два раза в переводе Синаксаря встречается название болезни прекылажа karknoj ‘рак’ (8 декабря, Патапия, 7 февраля, Парфения). Как название болезни это слово в исторических словарях отмечено только цитатами из Пролога (СДРЯ, т. 8, 184; Срезн, т. 2, 1657–1658), преколажа в Хронике Манассии означает ‘рак (животное)’. Е. Русек вслед за Миклошичем ошибочно толкует его как ‘водянка’, вероятно, выводя из соседнего контекста: водныи трудъ помазани¬мь масла ицэли и-ного им№ща прэкылажю ицэли [Rusek 1982, 633]. Относительно происхождения слова есть мнение, что оно членится на морфемы прэкы и лаг- (с суффиксом j), что отображает движение рака (животного). В Соф из двух употреблений одно в форме с полногласием перекылажа (7 февраля) [Желязкова 1998, 79].

Отметим еще несколько довольно редких слов, встретившихся в переводе Синаксаря:

амболъ (умболъ) œmboloj ‘улица, крытая галерея’ (10 января, преп. Маркиана): Пог 58 сьзDа стŤы­ ирины црŤквь. и стŤы анастаси. идеже в домниновэхь умболэхь (n toj DomnnoumbÒloij ‘в портиках Домнина’), Лесн убоболэх (!), Соф 1325 в домниновэхъ амбонэхъ, в Соф пропущено. Это слово с разными вариантами написания (¬мволъ, импола, уболъ) зафиксировано в Синайском патерике, Житии Андрея Юродивого, Хронике Георгия Амартола, Хронике Иоанна Малалы, «Чудесах» св. Николая, «Хождении» Антония Новгородского (СлРЯ, вып. 27, «Дополнения и исправления», вып. 1 (А–Б), 227; Срезн, т. 1, 20, 827, 1094, т. 3, 1116). Цитата из Пролога в словарях не учтена, вероятно, из-за искаженного написания. То же греческое слово в другом контексте переведено в Синаксаре как улица (22 января, мч. Тимофея) – n... tojmbÒloij tÁj pÒlewj (такой же перевод находим в Хронике Георгия Амартола по списку 1456 г.; Срезн, т. 3, 1196);

възлысъ Øpof£lakroj (1 декабря, пророка Наума). В СДРЯ 2 цитаты из Пролога, а также 1 цитата в форме възлысь из Жития Феодора Студита (СДРЯ, т. 2, 80);

гарусъ g£roj/g£ron (ср. лат. garum) ‘рыбный соус’ [Trapp, 309], ‘рассол для хранения маринованной рыбы; приправа’ [Dimitrakos 2, 1559] (22 октября, мч. Аверкия; так в Соф, Пр 1313, Тр 33; Лесн гарось). Не отмечено в СДРЯ, у И.И. Срезневского одно употребление в форме гаросъ в переводе сочинения Григория Нисского (Срезн, т. 1, 510; СлРЯ, вып. 4, 11 с неверным значением ‘винный уксус’);

гракати kr£zw ‘каркать’ (13 декабря, мчч. Евстратия и др.). В СДРЯ учтен вариант граяти (СДРЯ, 381, 386) – так в Л, Пр 1313, Лесн, но в Соф и Пск вранэ грачющи. Гракати есть также в Изборнике 1073 г. и Хронике Георгия Амартола (Срезн, т. 1, 578; СлРЯ, вып. 4, 118);

звэрица qhron (2 января, мч. Василия Анкирского): Соф, Пск сънэденъ быTђ звэрицею, Пог 58 звэремь. В начале памяти зверь был назван – львица lšaina, этим обусловлен жен. р. для передачи qhron. Отсутствует в СДРЯ; в СлРЯ и Срезн есть цитата из «Александрии» (СлРЯ, вып. 5, 351; Срезн, т. 1, 966);

зълурадыи (большинство списков) и зълурадивыи (только Пр 1313) (16 января, мч. Пансофия). В СлРЯ и Срезн кроме Пролога также цитаты из летописей и февральской четьей минеи (СДРЯ, т. 3, 426; СлРЯ, вып. 6, 36; Срезн, т. 1, 1006);

купьникъ (9 октября, мчч. Ювентина и Максима): Л, Лесн сия нэкто § купникъ тр­пезу слышавъ (tij tîn Ðmotrapšzwn ‘кто-то из сотрапезников’) (СДРЯ, т. 4, 336). В Соф кутьникъ, но это, скорее всего, ошибка. Купьница в знач. ‘сообщница’ отмечает И.И. Срезневский в «Слове» Даниила Заточника (Срезн, т. 1, 1373);

настрэкати (28 декабря, св. Феодора Начертанного): настрэканъ. и написанъ по чтђTьному лицю иглою и чьрниломь (katakenthqej). В СлРЯ и Срезн кроме Пролога приводится также цитата из Книги Левит (Лев 19.28) по списку XIV в. и Геннадиевской Библии (СДРЯ, т. 5, 203; СлРЯ, вып. 10, 275; Срезн, т. 2, 338);

пл­сьба (4 ноября, мч. Порфирия): въ пл­сьбэ извол­ (n tÍ ÑrchstikÍ), Лесн вь плесэ изволе. В СДРЯ одна эта цитата из Пролога, у И.И. Срезневского одна цитата из «Слова некоего христолюбца» XVI в., то же в СлРЯ (СДРЯ, т. 6, 441; Срезн, т. 2, 979);

погнести (4 января, мчч. Феопемпта и Феоны): погнетенъ бъђT¶ и тъ въ реченэмь ръвэ (¢pepngh), Лесн погребень. В словарях одна цитата из Ипатьевской летописи (СДРЯ, т. 6, 486; Срезн, т. 2, 1014);

пооблаченъ (5 ноября, память падшего с неба праха): Соф, Лесн въ ч­ђT •¤Ť• дŤне бъђT¶. поwблачено нŤбо (gšgone sunnef»j). В словарях эта цитата не отмечена, пооблачитис­ есть в житии Феодосия Печерского, «Александрии» (СДРЯ, т. 7, 185; СлРЯ, вып. 17, 69; Срезн, т. 2, 1187). Ср. похожий по внутренней форме глагол поомрачитис в «Пчеле» (СДРЯ, там же);

послабы (7 января, перенесение десницы Иоанна Предтечи34): Л и др. понеже видэ и [дракона] послабы възирающа и желающа стŤго iоа пьрстъ посреде вергъ грътани (eúden aÙtÕn kechnÒta ‘увидел его, разинувшего пасть’), Соф пропуск. Греч. прич. kechnèj от canw ‘разевать пасть’ переведено сочетанием послабы възирая. Для canw обычный перевод – зинути или зияти (ср. греч. в соответствующих статьях СДРЯ, т. 3, 383–384; Срезн, т. 1, 979–980). Поэтому нельзя исключать, что възирающа – это искаженное зияюща, хотя ни в одном списке такое чтение не встретилось. Значение нар. послабы остается неизвестным, ср. толкование СДРЯ: ‘обессиленно, расслабленно (?)’ (СДРЯ, т. 7, 246). Такое значение, хотя, казалось бы, и вытекает из внутренней формы слова, не подходит к дракону, который в данной ситуации, напротив, полон сил и «желает жертвы»; скорее, это ‘широко’ (когда пасть открывается широко, она обвисает, «расслабляется»).

Слово kechnèj в разбираемой памяти встречается еще раз, чуть выше (о том же драконе): qaàma fainÒmenon ¢nšlpiston kaˆ mšgiston kechnëj tÒ qàmadšceto букв. ‘в качестве дива являясь, невероятно и чрезвычайно зияя, жертву принимал’ – Соф дивьнъ явл­яс­ ненадэемы и вельми славы възирая жьртвы приимаше. Во всех списках так же, только в Ув 325 вместо славы – слабы (вероятно, остаток от послабы; во всяком случае, для славы в имеющемся греч. нет оснований). Как видим, kechnèj снова переведено сочетанием послабы възирая, значит, оно не случайно.

присл­нутис­ ‘прильнуть, припасть’ (10 октября, мчч. Евлампия и Евлампии): Соф, Пр 1313 присл­нувшис­, Лесн прислонившисе (periplakesa). Слово отмечено единственной (данной) цитатой в СДРЯ (т. 8, 561), в других словарях отсутствует;

съодэти ‘раздеть, снять’ (12 января, мч. Меортия): Соф, Пр 1313 и пьрвэ¬ убо съwдэнъ бъђT¶. воиньскаго всего wружия. и пояса, Лесн сьвлэчень. У И.И. Срезневского съодэти зафиксировано один раз в «Слове о хромце и слепце» Кирилла Туровского, а съодэни¬ – в служебной минее 1096 г. (Срезн, т. 3, 785);

усмарь skutotÒmoj ‘кожевник, сапожник’ (13 февраля, мчч. Акилы и Прискиллы). Встречается в старославянских апостолах как перевод burseÚj, skhnopoiÒj и в моравском переводе «Бесед на Евангелие» Григория I (SJS, вып. 46, 681). Происходит от усма ‘кожа’; этот корень, вероятно, общеславянский (распространен в том числе в русских диалектах) [Фасмер, т. 4, 171]. В Синаксаре имеется также форма усния dšrmata ‘кожи’ (26 февраля, преп. Порфирия). Прил. усниянъ находим в переводе евангелий (SJS, там же) и в Повести временных лет [Молдован 2002, 229–230];

усохъ или усосъ ¥kron ‘вершина, верхняя часть’ (25 октября, мчч. Маркиана и Мартирия): на усосэ стэны града (n tù ¥krJ toà tecouj). Происхождение этого слова непонятно. У И.И. Срезневского эта цитата из Пролога дана со знаком вопроса (Срезн, т. 3, 1270);

учительница в значении ‘школа’ (21 января, мч. Неофита) отмечено Срезн в февральской и апрельской четьих минеях (Срезн 144оватися с цитатами а также указывает именно на это значениеоде Синаксаря:авиется только стечением обстоятельств. , т. 3, 1339).

Не учтены в исторических словарях:

въжагало (възжагало) кадильно¬ kandhlaÚra, candelabrum (20 января, мчч. Валериана, Кандида и др.);

възвълн­тис­ kumatzomai (20 января, мчч. Инны, Риммы, Пинны): Пск водэ въвълн­ющис­ (kumatzontoj). В СлРЯ отмечено только взволноватися с цитатами XVII в.  (вып. 2, 144).

Отметим, наконец, наречие, образованное из сочетания предлога въ со сравнительной степ. прил. (19 октября, мч. Садофа): Соф съдроша кожю ¬го. въплоще пьрста ремень (daktÚlou tÕ pl£toj ‘в палец шириной’), Пр 1313, Фин въ площь (в СДРЯ на основании чтения Пр 1313 неверно выделено сущ. площь со знач. ‘ширина’ – т. 6, 433; в Исправлениях к 1–7 тт. СДРЯ, помещенных в 8 т., словоделение исправлено).

Примеров подобных наречий зафиксировано немного – въболе, въдале, въдъле и др. [Ист. грамм. Прилагательные, 361–370]. Мнение об их восточнославянском происхождении [Пичхадзе 2004, 34] подвергнуто критике, так как, помимо того, что имеются южно- и западнославянские параллели для др.-рус. формы въдъле, наречие въдале встречается в Усп. сб., памятнике явно не восточнославянского происхождения [Крысько 2007, 11–12].

Мы проанализировали лексику и особенности перевода синаксарных житий за сентябрьскую половину года, так как только они могли быть рассмотрены в рамках диссертации. Поскольку Синаксарь был переведен сразу за весь год, для уточнения выводов о времени и локализации перевода требуется исследование житий и за мартовское полугодие (к которым мы лишь изредка обращались). Тем не менее уже сейчас можно сказать, что перевод Синаксаря по своим лингвистическим характеристикам может быть отнесен к концу XI – началу XII в. Он содержит довольно мало архаической лексики, в основном унаследованной от его ближайшего жанрового аналога – четьих миней, и имеет точки соприкосновения с другими переводами этого времени, в том числе древнерусскими.

Большой интерес представляет вариативность перевода, наблюдаемая на всем протяжении памятника, которая, с одной стороны, присуща переводу как таковому (что связывает перевод Синаксаря с другими ранними славянскими переводами, в том числе кирилло-мефодиевскими), а, с другой стороны, в некоторых случаях может объясняться участием нескольких переводчиков. Одним из принципов перевода Синаксаря является последовательная передача славянскими эквивалентами греческих имен собственных (с их морфологической адаптацией), параллель чему находится и в других раннеславянских переводах – Хронике Георгия Амартола, «Александрии».

Сделать надежный вывод о локализации перевода Синаксаря на юге или востоке славянского мира пока не представляется возможным. Отсутствие ярких южнославянизмов может толковаться как указание на древнерусский перевод, однако весьма небольшое количество русизмов в переводе свидетельствует скорее в пользу точки зрения М.Н. Сперанского об участии в проекте нескольких переводчиков – выходцев из разных областей славянского мира.

Синаксарные жития впоследствии, во второй половине – конце XII в., вошли в состав Пролога: в его кр. ред. они занимают примерно половину объема, а в простр. ред., вероятно, около четверти. При этом в последней (доказательству первичности которой посвящена глава 3) Синаксарь подвергся переработке, в той или иной степени коснувшейся почти всех житий. Этот вопрос рассматривается в следующей главе.


Глава 2.
 Переработка Синаксаря в пространной редакции

2.1. Перенос памятей на другие даты и удаление некоторых памятей

В простр. ред. Пролога многие синаксарные жития были перенесены на другие даты. Поводом для переноса чаще всего был сам славянский Синаксарь, так как в нем некоторые святые имеют по две памяти35 – обычно одна память с текстом, другая в виде только имен (заг.). Таким образом составители простр. ред. пытались «улучшить» Синаксарь, устранив в нем дублирование памятей. Во многих случаях переносы связаны с использованием других славянских источников, прежде всего, вероятно, служебных миней. В таблице ниже указаны все переносы синаксарных памятей, сделанные в простр. ред.; в последней графе приводятся сведения, в том числе, из греческих синаксарей по изданию И. Делеэ (Del.), однако это не значит, что составители простр. ред. пользовались именно греческими источниками.

Память

С какой даты на какую перенесена

Повод для переноса

Мчч. Евдоксия, Ромила пропосита, Зинона, Макария и др.

С 6 на 4 сентября

?

Св. Кирилла, еп. Гортинского

С 14 июня на 6 сентября

В греч. синаксарях есть 5 и 6 сентября

Мч. Феодора  Александрийского

С 12 на 13 сентября

? – Del. нет 13.09

Мч. Порфирия «иже от игреник»

С 15 на 17 сентября

? – Del. нет 17.09

Мч. Мелетины

С 16 на 17 сентября36

? – Del. нет 17.09

Св. Дионисия архиеп. Александрийского

С 4 на 5 октября

В греч. синаксарях есть 3 и 5 октября; в слав. Син. 3.10 заг.

Св. Анастасии римлянки

С 22 декабря на 29 октября (22.12 также оставлено с переделкой)

В слав. Синаксаре 29.10 есть заг.

Преп. Павла Фивейского

С 15 января на 30 октября (15.01 также оставлено)

Del. есть 29.10; 30.10 в служ. минеях

Мчч. Тимофея и Мавры

С 3 мая на 9 ноября

В слав. Синаксаре 9.11 в общем заг. есть Тимофей и Марфа (Мавра)

Мч. Ореста

С 9 на 10 ноября

В греч. синаксарях есть 10.11

Св. Авива дьякона

Со 2 декабря на 15 ноября

15.11 в слав. Синаксаре есть память Гурия, Самона, Авива

«Заколение» св. Иакова, брата Иоанна Богослова

С 15 на 16 ноября

? – Del. 16.11 нет

Мчч. Архипа, Филимона и Апфии

С 23 на 22 ноября

В греч. синаксарях есть 22.11

Св. Амфилохия Иконийского

С 19 октября на 23 ноября

В греч. синаксарях есть 23.11; = служ. минеи

Мчч. Валериана и Тивуртия и св. Кикилии (простр.: и преп. «Фадея Судийского»)

С 24 на 23 ноября

В греч. синаксарях 22.11

Мч. Меркурия

С 25 на 26 ноября

В греч. синаксарях 26.11; = служ. минеи

Мч. Вакха Нового

С 17 на 15 декабря

15.12 есть заг. в слав. Синаксаре

Преп. Флора, мчч. Закхея дьякона и Алфея чтеца, св. чудотворицы Софьи, мч. Еввиота, преп. Михаила Синкелла (заг.)

С 18 на 17 декабря

?

Св. отцов Авраама, Исаака, Иакова

С 16 на 19 декабря

Есть в греч. синаксарях 19.12

Преп. Капитона

С 22 на 18 декабря

? – Del. нет 18.12

Мч. Вонифатия

С 20 на 19 декабря

19.12 в слав. Син. есть заг. Вонифатия и Ермолы; в греч. есть Вонифатий 19.12

Преп. Феодора Начертанного

С 27 на 28 декабря

В греч. синаксарях 28.12; = служ. минеи

Св. апостола Тимона

С 31 на 30 декабря

В греч. синаксарях 30.12; = служ. минеи

Мч. Василия (Анкирского)

Со 2 на 1 января

В греч. синаксарях есть 1.01

Мчч. Епимаха и Гордиана (в простр.: «Гордея и Епимаха, мученых в Риме»)

С 9 мая на 3 января

3.01 в слав. Син. есть память Гордия (другого мученика)

Преп. Синклитикии

С 4 на 3 января

В греч. синаксарях есть 3.01

Мч. Ферапонта

С 25 мая на 4 января

4.01 в слав. Син. есть память Феопемпта и Феоны (в простр. оставлено: Феоны) (ассоциация имен Феопемпт и Ферапонт).

Предпразднество св. Просвещения и страсть мч. Аполлинарии (заг.)

С 5 на 4 января

В греч. синаксарях есть 4.01

Преп. Домники

С 10 на 8 января

8.01 в слав. Синаксаре есть заг. Домники

Преп. Дометиана Мелетинского

С 10 на 12 января

? – Del. нет 12.01

Мч. Петра

С 11 на 13 января

? – Del. нет 13.01

Преп. Стефана основателя монастыря «Гусиные Ямы»

С 14 на 13 января

? – Del. нет 13.01

Св. Максима Исповедника

С 13 августа на 21 января

21.01 в слав. Син. заг. памяти Максима

Преп. Евсевии «претвореной Ксены» (в простр.: преп. Оксинии римлянки)

С 18 на 24 января

24.01 в слав. Синаксаре заг. Ксении римлянки

Преп. Юлиана «иже в Емесе» (простр.: в Тарсе)

С 6 на 5 февраля

? – Del. нет 5.02

Мчч. Силуана, Луки, Мокия

С 6 на 7 февраля

? – Del. нет 7.02

Преп. Феодосия

С 8 на 7 февраля

? – Del. нет 7.02

Преп. Мелетия архиеп. Антиохийского

С 23 августа на 12 февраля

12.02 в слав. Син. есть заг. Мелетия

Св. Евлогия еп. Александрийского

С 13 на 14 февраля

? – Del. нет 14.02

Преп. Фалалея (в простр.: Фадея)

С 28 на 27 февраля

В греч. синаксарях 27.02

Преп. Стефана, св. Геласия, св. Николы… поставление Иоанна Златоуста попом, св. Маркелла, св. Феодора юродивого (заг.)

С 26 и 25 февраля на 27 февраля

Памяти Геласия и Стефана есть в греч. синаксарях 27.02

Дорофея еп. Турского

С 9 октября на 6 июня

В слав. Синаксаре 6.06 есть заг. памяти Дорофея еп. Турского

Как видим, некоторые переносы выходят за рамки сентябрьского полугодия (подчеркнуты). Этот факт свидетельствует о том, что переработка Синаксаря при составлении простр. ред. производилась сразу за весь год.

Как было отмечено, в большинстве случаев поводом для переноса памяти было наличие заг. памяти того же святого в другой день в славянском Синаксаре. При этом иногда авторы простр. ред. неверно ассоциировали святых с похожими именами. Так, 3 января в Синаксаре имеется память мч. Гордия, а 9 мая – мчч. Епимаха и Гордиана; последняя была перенесена на 3 января в результате ассоциации имен Гордий и Гордиан, а память Гордия удалена. Аналогично, 4 января в Синаксаре находится память мчч. Феопемпта и Феоны, а 25 мая – мч. Ферапонта Сардийского; в простр. ред. последняя перенесена на 4 января (ассоциация имен Феопемпт и Ферапонт), при этом первая память оставлена с заголовком «Феоны», а в ее тексте имя Феопемпт также исправлено на Ферапонт!

Однако, как видно из таблицы, не всегда перенос памяти на другую дату обусловлен славянским Синаксарем. Это означает, что редакторы пользовались также другими источниками (вероятнее всего, славянскими), где указываются даты празднования памятей святых (месяцесловами, минеями).

Один случай представляет особый интерес. 21 февраля в славянском Синаксаре (Соф) есть заг. памяти преп. Тимофея «иже в Сумволех» и житие преп. Агафона еп. римского (с довольно традиционным содержанием, без ярких подробностей). В простр. ред. имена поменяли местами: заг. памяти Агафона и житие Тимофея «иже в Сумволех» (с текстом, который был у Агафона).

Замечательно, что и в греческих синаксарях это житие надписано разными именами  (в Менологии Василия и рукописи Vat. gr. 2046 оно принадлежит Агафону, в Сирмундовом синаксаре – Тимофею), то есть два этих святых смешивались на греческой почве.

Таким образом, авторы простр. ред. Пролога исправляют славянский Синаксарь, надписывая житие именем Тимофея. Что послужило источником этого исправления? В четьих минеях нет житий ни Агафона, ни Тимофея, а в служебной славянской минее находим в этот день именно преп. Тимофея. Вероятно, исправление было сделано по служебной минее; предполагать, что составители простр. ред. были знакомы с греческим синаксарем, нет необходимости.

В нескольких случаях память не только переносится на другой день, но и текст ее заменяется на новый. Так, 25 октября удалена страсть мч. Уара; новое житие вставлено 19 октября, где в Синаксаре есть заг. памяти Уара. Аналогичная картина с памятью Мартина Франкского (12 ноября удалено синаксарное житие, 12 октября вставлено новое).

Чтобы устранить дублирование памятей (когда в один день заг. памяти мученика без текста, а в другой день память того же мученика с текстом, причем часто эти дни находятся рядом), составители простр. ред. в некоторых случаях не переносили жития, а удаляли памяти без текста.

Так, 12 сентября нет заг. памяти Юлиана Анкирского, Македония, Феодула, Татьяна, потому что в следующий день есть полное житие Юлиана Анкирского. 7 января удалены заг. памятей Григория Нисского  и Дометиана Мелетинского, так как в Синаксаре есть их полные жития 10 января. 28 января нет заг. памяти Иакова постника и преп. Палладия (житие Иакова постника есть в Синаксаре 10 октября). 15 февраля нет заг. памяти преп. Пафнутия и дочери его Ефросинии; Афанасия; Мариамны, сестры ап. Филиппа (житие Мариамны в Синаксаре 17 февраля; житие Ефросинии, дочери Пафнутия 25 сентября).

Некоторые заголовки удалены, как нам кажется, потому, что в этот же день есть житие другого святого с тем же именем. Например, 3 ноября в Синаксаре страсть Акепсимы, Иосифа, Аифалы и здесь же память «иного» Акепсимы (заг.). Этот последний заг. в простр. ред. опущен. Та же ситуация 6 ноября. 7 февраля удален заг. памяти чудотворца Луки, преп. Петра и др. – возможно, потому, что в этот день в простр. ред. упоминается другой Лука в составе памяти Силуана, Луки и Мокия, перенесенной с 6 февраля.

15 декабря нет двух заг. – Павла Нового и поставления патриархом Иоанна Златоуста. Возможный повод для удаления – наличие 15 ноября учительного текста «Поставление патриархом Иоанна Златоуста» и 21 декабря поучения Иоанна Златоуста с подобным заголовком.

24 января нет заг. памяти Вавилы «иже в Евгении Сикелии лежащего», Тимофея и Агапия. Возможно, редакторы увидели здесь связь с заг. памяти 22 февраля «обретение мощей иже в Евгении».

Помимо опущенных заголовков, есть в простр. ред. и опущенные жития с текстом, однако таких случаев очень мало. Так, 17 сентября удалены 2 жития (Агафоклии; Лукии и Гемилиана) – возможно, потому, что на этот день в простр. ред. перенесли два других жития (таким образом, число житий в этот день осталось то же – три).

Из всех синаксарных сообщений о константинопольских землетрясениях (25 сентября «страха великого труса… и детища, на воздух всхищена» о землетрясении 447 г. с текстом; 7 октября в составе заг. памяти св. Сергия и Вакха; 26 и 27 октября о землетрясениях 740 и 989 гг. с текстом; заголовки «прещения труса» 14 декабря и 9 января; с текстом 26 января)37 оставлено только одно – 26 января38 (о том же землетрясении, что и 25 сентября). Зато к этому последнему составители простр. ред. добавили небольшое поучение, в котором объясняется, что причина землетрясений – людские грехи. Кроме того, 5 ноября удалена синаксарная память «падшего с неба праха» (с текстом).

Складывается впечатление, что редакторы сознательно удалили ненужные, на их взгляд, многократные упоминания константинопольских землетрясений, оставив лишь одну память в дидактических целях и усилив ее значение поучением.

13 сентября в Синаксаре начинается памятью только с заголовком (что, как мы видели выше, не вызывало одобрения у редакторов): «обновлению св. воскресения и страсть св. мчч. Кронида и Льва и иже с нима». Затем следуют две памяти с текстом и снова заг.: «отца нашего Петра иже в Атрои иже бысть…» (см. Приложение 1). В простр. ред. первый заг. присоединили к последнему (так же в некоторых списках кр. ред.).

Таким образом, наличие в Синаксаре памятей без текстов, только в виде заголовков, рассматривалось авторами простр. ред. как недостаток, который они во многих случаях устраняли разными способами: 1) удаляли его, если в другой день была аналогичная память с текстом; 2) присоединяли заг. (особенно в начале дня) к другому заг. (в конце дня); 3) дополняли заг. самостоятельно написанным «житийным» текстом (пример – память 22 февраля об обретении мощей в Евгении, см. раздел 2.3). Кроме того, к заг. мог быть присоединен учительный текст (2 и 26 декабря, см. раздел 3.1).

По каким причинам 16 февраля была опущена память собрания мощей мчч. в Мартирополе и еп. Маруфа (с текстом), мы не смогли уяснить. А заг. памяти преп. Феостирикта в этот же день был удален, чтобы использовать его при составлении статей для нового дня, отсутствовавшего в Синаксаре, – 29 февраля (см. об этом в следующем разделе).

Наконец, в простр. ред. отсутствует вступление к Прологу, имеющееся во всех списках кр. ред. и южнославянских синаксарях. Вероятно, оно было и в греческом синаксаре, использованном для перевода (в Vat. gr. 2046 начало утрачено). Почему оно было опущено в простр. ред., остается открытым вопросом – возможно, из-за общего несоответствия его содержания переработанному Синаксарю.

Отметим, что начало славянского Синаксаря имеет такой, несколько странный, вид, сохранившийся в большинстве прологов кр. ред. (см. Приложение 1): после предисловия указан месяц сентябрь, далее следует память индикта, причем с очень длинным заг., в котором приводятся памяти 1 сентября, и две памяти в виде заг. (иконы Богородицы в Миасинах и пожара 469 г.39), только после этого указывается 1 сентября и начинаются памяти этого дня с текстом. Так же, судя по всему, было и в греческом оригинале (Vat. gr. 2046 начинается с конца памяти индикта, далее все как в славянском тексте). В простр. ред. памяти индикта и иконы в Миасинах перенесли на 1 сентября, а память пожара опустили. В некоторых списках кр. ред. и некоторых южнославянских синаксарях описанная структура уже не соблюдается (например, в Л, Ув 70, Хл 189).

 

2.2. Добавление новых житий

Составители простр. ред. Пролога добавили к синаксарным житиям довольно много новых житий. Источники большинства из них – четье-минейные Жития и Мучения. Обычно эти тексты велики по объему, поэтому они подвергались сильной переработке: пересказывались отдельные сюжетные линии, делались перестановки, добавлялись новые детали для логической связности. Определить происхождение проложной статьи от таких источников можно только по сохранению некоторых фраз и ключевых слов. В четьих минеях есть и небольшие тексты (например, Мучение Садофа 19 октября, Мучение Авраамия 5 февраля), они перенесены в Пролог почти без переработки, с небольшими сокращениями.

Из Жития Варлаама и Иоасафа были заимствованы, помимо пяти притч и одного поучения, размещенных в учительном разделе, также сюжеты для четырех житий: 17 ноября (св. Варлаама пустынника), 18 ноября (преп. Иоасафа пустынника; в этот день также текст, озаглавленный «О видении Асафа», относящийся скорее к учительному разделу), 25 ноября (св. отцов, сожженных Авениром) и 27 ноября (17 св. отцов-пустынников). В отличие от притч, почти не измененных при переносе в Пролог, новые жития представляют собой пересказ сюжетов ЖВИ.

Кроме того, для составления новых житий40 использовались Хроника Георгия Амартола, Лимонис, Египетский и Скитский патерики, «Беседы на Евангелие» Григория «Двоеслова» и некоторые Жития, вероятно, не входившие в состав четьих миней, а переведенные отдельно. Степень переработки источников различна; как мы уже сказали, она обычно зависит от их размеров: большие источники пересказываются, малые (например, статьи патериков) – включаются в Пролог почти без изменений.

Ниже подробно рассматриваются источники новых житий в простр. ред. Цитаты приводятся в основном по Ю, однако все они сверены, по крайней мере, с двумя другими списками простр. ред. (Син 247, Син 244, Тр 3341, ВМЧ42 и др.).

2 сентября. 3618 мчч. «иже в Никомидии».

В Синаксаре 2 сентября есть заг. следующей памяти (Пр 1313): стыaђ мчJђкъ "&гzz" и "кzz" при максимьяне скровеномъ въ расилинахъ никомидиискахъ. и различными муками скончашас­.

Данная группа мучеников была ассоциирована авторами простр. ред. с 1018 (1003) никомидийскими мучениками, память которых празднуется 7 февраля. Поэтому в этой редакции 2 сентября было добавлено новое житие на основе синаксарной памяти 7 февраля, а также четье-минейного Мучения 1018 мучеников. К концу этого жития присоединена подробность о расселинах, взятая из заг. памяти 2 сентября в Синаксаре; число мучеников установлено как 3618 («среднее» между синаксарным 3628 и четье-минейным 1018).

Ср. 8 февраля.

11 сентября. Преп. Корнилия сотника.

Составлено на основе главы 10 Деяний апостолов и синаксарного жития 20 октября (синаксарное житие в этот день в простр. ред. также оставлено), при этом сделаны добавления, которые переосмысляют факты источников. Так, в Деяниях сказано, что Корнилий был сотник из полка, называемого италийским; в проложном тексте он происходит из Италии «Фрачьской». Кроме того, в новом проложном житии сказано, что Корнилий был послан в Кесарию Палестинскую, где ему был придан «сотнический сан» (согласно Деяниям и синаксарному житию Корнилий жил в Кесарии).

19 сентября. Страсть св. Зосимы.

Мучение Зосимы (Изосимы) есть в четьих минеях (Волок. 590, л. 232 об.–236); описываются примерно те же события. Хотя дословных совпадений почти нет, многие пассажи указывают на то, что основой для Пролога послужило именно четье-минейное Мучение. Ср.:

Ю

Волок 590

26в посла же ¬мy бŤъ звэри на утэшени¬. и с тэми яко с члŤвэки бесэдова. пришедшю же доментиянy § киликия. шедъ на ловъ обрэте стŤго зосимy в пyстыни... и реcђ [князь] ... азъ убо идy в назарефъ. тебе же тамо крэпко имамъ мyчити... 26г... повелэ повэсити и стремьглавь. и камень великъ нав­зати на выю его... и внезапy вскочи левъ страшенъ в граDђ. и вси вэдэвше разбэгошаTђ. и пришедъ левъ подfдержа камень иже бэ нав­занъ на выю зосимy... и разрэшиша и § yзъ.

232 об. Пришедшю метану скумьсу ларгiтииску. в киликыю хот­щу ему ити на въстокъ. приведенъ быTђ нэкыи к нему стŤыи изосима именемъ. иже и пищю свою в горахъ съ дивiими звэрми им­аше. не точию съжитель бывъ с ним. 233 но и събесэDникъ и б­ахоy тэм вс­ wбща имъ... [князь находится в назаровэ градэ] ... 234 и повелэ стŤааго изосиму стремоглавь повэсити. стŤыи же бжŤiи изосима. стремоглавь вис­ мол­аше бŤга глŤ­... еще же ему мол­щюс­. приде левъ свэрэпъ. и съкрегч­ зубы на судищи сэ- 234 об. д­щю кнŤзю, и народ© стоящю. и ни енDого же вред­. и видэвъ стŤго изосим¹ў. стремоглавь повэшена. купно с камыкомь. шедъ к нему и самъ управiвс­ поDя камыкь. воини же кн­жи видэвше лва побэгоша домови... и оставивъ и шедъ пакы управивс­ облегчи камыкъ иже на выи стŤго изосимы... 235 об. лву же подъдержаащю камыикь на выи стŤааго. и повелэ кн­зь сн­ти стŤааго изосиму. 

30 сентября. Св. мчч. Гаиании и Рипсимии и с ними 32 «в арменех мученых».

В простр. ред. синаксарное житие заменено на другой текст, источник которого Мучение Григория, еп. Великой Армении, из четьей минеи за сентябрь (Тр 666, л. 114–150).

Ю

Тр 666

40в Диоклитьянъ црTђь посла по всеи области римьстэи. да емy изъобр­щюUђ двŤцю краснэишю всэхъ на брачение. послании же в предэлы арменьския. прi- 40г доша в рамэaђ... написаша подобие лица ея... гаиании же поимшm всэ черници. бэжа во инъ граDђ. не обрэтъ же диоклитьянъ риспимии. посла к тiридатy... 41а ... и разгнэвав же с­ црTђь повелэ языкъ еи урэзати. по семь раст­гоша ю по земли. и подъжгоша еи ребра дyплениц@ми. и камениемь острымь дроб­хy тэло ея. и очи е-и-збодоша... и драхy кожэ ихъ § ногъ и до главы... и еще дышющемь §сэкоша имъ главы.

125 об. в гоD же то црŤь диwклити­нъ искааше жены себэ на брачное прiwбщенiе. пославъ в землю яже поD землею его иконописател­. повелэвъ wбрэтаемыхъ прекрасныиa двŤъ иконы к нему възносити. и искавшеи его в рvмэхъ... 126 и исписавше wбразъ чное приобщенмьстэи. малые – включаются в Пролог почти без изменений.в Пролог почти без переработки, еа по сущiи еа добротэ... 127 ... поимши стŤую двŤу рvѕiмiю блŤженаа гаианiи. и всю дружину с нею. бэжа... еще же и к тиридату арменьску црŤю книги тwгDа пусти... 133 об. ... придоша в ту нощъ кн­зи съ свэщами. и дупiатицами на мэсто идэже бэ двŤца. и имше ю св­заша wпакы. хот­ще языкъ еи урэзати... прот­гоша стŤую. и вземше дупi­тица. ребра е­ на многи часы поDжигааху... и по томъ каменiемъ wстрымъ утробу е­ съдрабл­аху... wчи еи ископаша... 135 об. § горы до долу кожу §лΉчиша... еще же имъ дышущимъ. главы усэкоша.эжа...ианэ черници. повелэвъ обрэтаемыхъ прекрасныхъ дэвъ иконы к нем

Заимствование текста Мучения в Пролог подтверждается главным образом парой дупльница (Пролог) / дупиатица (Мучение) ‘факел’. Дупльницаhapax СДРЯ (т. 3, 100; только эта цитата из Юрьевского пролога), в СлРЯ слова дyплятица и дyпиатица зафиксированы в Изборнике 1073 г. и в ВМЧ, 13–15 ноября (вып. 4, 376).

10 октября. Слово св. мч. Феотекна, мученного в Антиохии.

Источник: четья минея за октябрь (Волок 591, л. 41–46, 4 октября). Греческий оригинал этого Мучения неизвестен; в BHG нет такого святого. По мнению Д.Е. Афиногенова, мученик Феотекн присутствовал в студийской октябрьской минее [Афиногенов 2006, 274]. Тот же перевод, что в Волок 591, но по сербскому списку опубликован [Иванова 2004].

Дословных соответствий мало, но ситуации те же. Ср. (совпадения подчеркнуты):

Ю

Волок 591

57в слоBђ стŤго мчнŤка хTђва феотекна. мyчена бывши въ антиохии... мнози же § воiнъ... повергоша поясы своя воиничьския. в нихъ же бэ феотекнъ... и взрэвъ на нь максимьянъ и реcђ. или ты феотекне не вэрyеши бŤмъ. дию. аполонy. имже азъ хот­хъ т­ жерца устроити. и всего мир@ жертвы подъ т­ подъвести... тогда повелэ максимьянъ воиничьския одежа и облещi и в женьския порты. и опо- 57г вити и в повои. и осyди и с женами пр­сти... и ражьжено желэзо поDложиша поD плеснэ его. и дрyгими желэзы наDсэкахy вс­ жилы его... и повелэ принести конобъ. и повелэ вложити сэрy и поколъ.

41 мчŤние стŤго мучŤника феwтекна мчŤна бывша въ антиwхии... многом же убо повергши поясы. узрэ же максимиянъ феwтекна съ многою радостiю §рэзавша пwясъ свои, и на земли повергŤша... 41 об. ... максимiанъ рече. тако ми дiа единого бŤга. аще хощеши познати моя бгŤы то жерца т­ сътворю надо всэми еже есть в полатэ моеи. и въ црTђтвiи моемъ. поставивъ всего мира и  требища поDђ твоею властiю сътворю. аще ли не хощеши. то предамъ т­ въ пр­дэиство женамъ... 42 об. максимиянъ црь реcђ. буди жрець и весь миръ пwDђ т­ сътворю... повелэ принести лукоти великы ражжDђены. и внозити по жилаNђ его... 43 ... повелэ принести желэзо плоско ражDђежено велми, и положити иже пwDђ плеснома его. ... максимиаOђ рече принесите ми конобь полнь пекла вр­ща.

12 октября. Св. отца Мартина Милостивого еп. «в Константинграде Галилейском» (вм. Галльском?).

Вероятно, источником этой статьи был несохранившийся славянский перевод греческого жития Мартина еп. Турского (опубликовано [Halkin 1984, 71–91]). В четьих минеях это славянское житие нами не найдено, однако оно должно было существовать, так как для составления простр. ред. Пролога использовались только готовые славянские переводы.

Оригинал жития франкского епископа написан на латыни Сульпицием Севером. По словам Ф. Алкена, греческое житие имеет мало общего с историческими данными, византийский агиограф, очевидно, не читал Сульпиция Севера [там же, 69]. Проложная статья имеет соответствия именно с греч. версией, а не с латинской (с учетом довольно значительной переработки, обычной для Пролога). Кроме того, вероятно, было использовано синаксарное житие преп. Мартина, еп. Фряжского, 12 ноября (в простр. ред. в этот день оно опущено), ср.:

Ю

Греч. Halkin (разночтения по изд.)

Соф (синаксарное житие)

59г стŤыи оцŤь нашь мартинъ... в бранехъ искy-сенъ... в тоже врем­ умыслиша ва- 60а рваре воевати на римъ. црTђь же гратиянъ постави воеводою мартина. и всэ кн­зи давъ емy и вои. посла его противy варваромъ. преже сн­тия с варвары. видэ нэкоего нища. млTђти прос­ща. и снемъ м@ртинъ ризy свою. и урэзавъ полъ ея дасть нищемy. повелэ же его напитати и напоити. в тyже нощь явiс­ емy хTђъ спсŤъ мирy. и реcђ емy о мартине ты ли м­ вчера нага сyща одэ. и алъчна накорми. азъ же yтрP помогy ти.

71 Kat¦ toÝj kairoÝj Krati-nianoà (Gratianoà) kaˆ OÙalentinianoà... sunšbh sunaqroisqÁnai ¥peiron plÁqoj barb£rwn... ™yhf…santo Mart‹nÒn tina, ¥ndra tetorneumšnon kaˆ ¢skhqšnta e„j t¾n tîn polemikîn gumnas…an... 'Epib£ntoj d2 toà pl»qouj tîn barb£rwn kaˆ toà polšmou kocl£zontoj, ceirotone‹ m2n toàton strathl£thn Ð basileÚj: kaˆ ™xapšsteilen aÙtÕn met¦ pent»konta cili£dwn stratiwtîn sÝn ¥rcousi... „doÝ ¥nqrwpoj (pšnhj add.) ∙akèdh ... Kaˆ 72 „dën aÙtÕn Ð strathl£thj... labën m£cairan tÕ ¼misu tÁj clan…doj aÙtoà kÒyaj perišbalen aÙtÒn: kaˆ ¥rton kaˆ oúnon doqÁnai prosštaxen... Kaˆ Ðr´ kat' Ônar tÕn kÚrion... sÝ tÍ cq2j ¹mšrv gumnÒn me eúdej kaˆ peinînta kaˆ diyînta... Skep£sw se g¦r ™n tù polšmJ kaˆ diasèsw se ¢pÕ tîn ™cqrîn sou.

55в Тъ бэ при гратианэ 55г црђTи. § града римьскаго во¬вода же бывъ. посланъ бъђT¶ на брань на варвары и видэвъ множьство бещисльно устрашис­. видэвъ же нища нэко¬го нага. урэзавъ полъ ризы сво¬я дасть ¬му. тои нощи прэдъста ¬му. гŤь во wбразэ нищаго гŤл­. не скърби яко ты нага не прэзрэ мене. тако и азъ буду с тобою. и побэдиши врагы своя.

Некоторые пассажи простр. ред. отсутствуют в синаксарном житии и должны были быть заимствованы из «большого» жития. Так, в синаксарном житии говорится о мертвом должнике, которого не дает похоронить заимодавец, и Мартин воскрешает его. В простр. ред. для спасения должника (живого) Мартин превращает голубя в золото. Эта история есть в рассматриваемом греч. оригинале «большого» жития.

Ср. 13 февраля в простр. ред. «Слово от жития Мартина Милостивого», составленное на основе перевода, сделанного уже непосредственно с сочинения Сульпиция Севера (с латыни).

19 октября. Страсть св. мч. Уара и с ним семи учителей христианских.

Источником этой статьи должно быть дометафрастово Мучение Уара (Вара; лат. Varus) из четьих миней, однако оно не сохранилось. В Волоколамских минеях вообще нет такого Мучения; в минее МДА 89 (л. 214–217) и ВМЧ (19–31 октября, стлб. 1553–1569) – перевод переработки Метафраста (греч. к нему – PG 115, col. 1142), который проложному тексту соответствует мало.

В то же время в греческом оригинале дометафрастова Мучения (AASS, Oct. VIII (1853)) можно обнаружить достаточные соответствия с проложной статьей, ср.:

Ю

Греч. AASS

73а жив­ше въ ¬гyптэ... § преднихъ сановитыхъ мyжь. вочтенъ же бэ в тироньскии санъ... яти быша во ¬гyптэ "зŤ" мyжь учтŤль кртTђьянескъ. и ввержени быша в темницю... утро же повелэ игэмонъ привести мчŤнки. и ¬диномy оставшю в темници. и § ранъ iзнемогшю. и реcђ кн­зь се "sŤ" и кдэ семыи. тогда иуаръ разгорэвъс­ дхŤмь стŤмь. ставъ преDђ кн­земь и реcђ. то убо умерлъ ¬сть. азъ же в него мэсто хощю пострадати за хTђа. и реcђ кн­зь не прелщаис­ иу- 73б аре. аще ли [пропуск] то многими мyками живота гоньзнеши.

428 ¢n¾r dš tij tîn n AgÚptJ ƒdrumšnwn ¢riqmîntÚgcanen ÑnÒmati OÙ£roj, tmiojn tÍ strati´ kaˆ tîn prètwn eŒjSullefqšntwn d2 tnwn ¡gwn ¢pÕ tÁjr»mou... ºggšlqh tù ¥rconti Óti d2 did£skaloi tÁj tîn cristianîn pstewj paršsthsan... 429 Ãsan d2 ¤x tÕn ¢riqmÕn: ˜pt¦ g¦r Ãsann tÍ ™r»mJ ¢potax£menoi... ¢ll¦ eŒjteleièqhn tÍ ™r»mJ... lšgei aÙtoj: poà Ð ›bdomojteroj Ømîn... kaˆ eÙqšwj ¢pophd»saj ¢pÕ toà Ôclou Ð ¤gioj OÙ£roj œsthke mšson kaˆ lšgei: ™kenojteleièqh, ™m2 d2nest»sato ¢nt' aÙtoà klhronÒmon tÁj aÙtoà ØpomonÁj... Kaˆ qumwqeˆj Ð ¹gemîn lšgei: tjstin oátoj; ... ™n poJ ¢riqmù ¢nafšretai: lšgousin aÙtù: n Tu£nwn [cod. Tu£noio forte Tu£noij] tÍ pÒlei: lšgei Ð ¹gemîn tù ¡gJ OÙ£rJ: oátoi s' spl£nhsan ¢polšsai sou tÕn ¢riqmÕn kaˆ t¦j ¢nnènaj meg£laj oÜsaj, kaˆ ¢pÒlesqai kakîj;

Из сравнения видно, что редакторы использовали многие факты, упомянутые в Мучении, но расположили их в том порядке, который, по их мнению, более подходил «каноническому» житию в Прологе. Например, о количестве мучеников (в тюрьме их было 6 человек, а в пустыне они подвизались всемером, где один скончался) в Мучении сообщается не сразу, а в проложной статье этот факт вынесен в начало; кроме того, Пролог исправляет Мучение: седьмой мученик не умер в пустыне, а изнемог от ран в тюрьме. «Тиронский сан» Уара возник, вероятно, из искаженного названия города (Tu£nwn), в котором размещалась его воинская часть (возможно, название города было искажено уже в источнике Пролога). Причем в Мучении это название появляется лишь в середине, а в проложном житии «тиронский сан» указан в начале как одна из основных характеристик святого.

Такого рода правка, как мы еще увидим ниже, довольно типична для дополнительных житий простр. ред. Пролога.

19 октября. Блаж. Клеопатры и сына ее Иоанна.

Из того же несохранившегося Мучения Уара. Греч. – AASS, Oct. VIII (1853), 432–435, соответствует частично. В Прологе переработка с перестановками, ср.:

Ю

Греч. AASS

73б Та бэ § вифаиды град [так!] живyщи в селэ именемь сирэ. мyжю ея тиро- 73в нy сyщю. и тамо въ егyпьтэ умрŤшю мyжю ея... хот­щи принести мощи мyжа своего... оставивши мyжа и вз­ тэло стŤго иуара. и принесши на свое село и положи в дэдни гробэ. и по вс­ днŤи кад­ше окртTђъ грPба. мнози же недyжни тy приход­ще ицэлевахy... им­ше же снŤа "вŤi" лэUђ. егоже хот­ше послати въ воиньство црTђви... повелэ  Fђ снŤy си ничтоже вкyсит J. но § избытокъ послэже насытитис­.

432 œkleyen tÕ sîma toà ¡gou, kaˆ ÑrÚxasa Øpok£tw tÁj klinÁj aÙtÁj œkruyen aÙtÕn, ¢lyasa mÚrJ... 433 tÕn m2n ¥ndra aÙtÁj ¢fÁken ej Agupton, tÕn d2 ¤gion OÙ£ronkbaloàsak tÁj gÁj... 'Eggsasa d2 ¹ Kleop£tra tÍ kèmV aÙtÁj, ¢pšqeto aÙtÕnn tù progonikù aÙtÁj mn»mati... Meq' ¹mšran d2x»ei met¦ tîndwn met¦ lÚcnwn kaˆ qumiam£twn... ™n SÚrV tÍ kèmV: œstin d2 par¦ tÕ Qabèrion Ôroj: kaˆ ½rxanto fšrein toÝj ¢¸∙èstouj... kaˆ p£ntej qerapeÚonto... ecen d2 uƒÕn monogenÁ tîn ib/, Ön ¢pšsteilen strateàsain tÍ toà basilšwj aÜlV... 434 †na mhdenÕj geÚshtaiwj ¨n ¢nastîsin oƒ ¢naklinÒmenoi: epoàsa Óti k tîn perisseum£twn ¢napausÒmeqa...

Клеопатра была родом из Палестины, Уар же претерпел мучение в Египте, где в это время находилась и Клеопатра. Согласно Мучению, она похищает тело Уара и прячет у себя под ложем; затем, желая перенести мощи к себе на родину, выдает их за тело своего умершего мужа. В Прологе история с мужем и перенесением мощей Уара дополнена придуманными составителем деталями: муж Клеопатры был тирон (источник этого слова тот же, что и в житии Уара, см. выше) и умер в Египте; желая перенести его останки, она приходит в Египет, но, узнав о месте, где был погребен св. Уар, оставляет мужа и берет тело Уара.

Отметим оборот поимы дэяти ‘укорять’: (Ю, л. 73г): два днŤи невсклонно вопияше поимы дэющи стŤмy. Соответствия в греч. ему в данном случае не найдено (обычно gkalšw; ср. СДРЯ, т. 6, 584, где цитата из Пролога не указана; в Срезн и СлРЯ ее также нет).

24 октября. Св. мч. Синклитии и двух дочерей ее.

Из Мучения Арефы, четья минея за октябрь (Волок 591, л. 263 об.–265 об.). Текстуальные совпадения есть, но не полные; пересказ с перестановками, ср.:

Ю

Волок 591

81б да бyдеши чтома црŤцею в полатэ. и не мне ти бyдеUђ "тŤ" мyжь стоящиaђ предъ тобою... 81в ... еже пожити с хyлникомъ. и повелэ цTђрь §крытi еи лице. и с двэма дщерьма ея. и явити рyгy. не бэ бо слŤнце видэло ¬я николиже. и плакахyс­ мьноги жены ¬я ради. она же обратившис­ к нимъ и реcђ... и есть ми дньTђ дŤнь радостенъ. паче брачнаго дŤне. еже ити ми к женiхy моемy хTђy... тогда... повелэ рекомымъ чиготомъ §сэщи главэ обэма дщерьма ея.

263 об. сл¹ги же безаконнаCђ црŤ­. вед­хуUђ ю покровенн¢ клобукъ нос­щь. не бэ бо николиFђ видэло еа слнŤце... 264 множае треи сотъ мужь сл¹жащи не въ ск¹додэ­нiи. имэнiа твоего до днŤе сего в он же преDђстоиши преDђ нами... и будеши чтома црŤцею в полатэ... илi пожити с х¹лникомъ... тогда повелэ §крыти еи глав¹, и еа дщерма, и ругу всэмъ посреди преD P всэми стати. стŤа­ же wбращьшис­ ређc. видэвши мноFђство женъ рыдающь и плачющиaђс­... 264 об. и се есмь в радости якоFђ въ днŤь брака моего... истинному же жених¹ хŤу снŤ¢¹ бжŤiю. ... 265 ... тогDђа нос­щеи наго wр¹жiе ца- 265 об. рьство [вм. царьско] глŤемыи. иоспафирiи еже суUђ чиготи (oƒ legÒmenoi spaq£rioi) §сэкоша главэ wбою дщерiю стŤыа.

Чиготъ встречается в четьих минеях как перевод Ð spaq£rioj (должность в Византии) (Срезн, т. 3, 1517).

24 октября. Блаж. Елизвоя «цесаря бывша эфиопска».

Также из Мучения Арефы в четьей минее за октябрь (Волок 591, л. 258–271 об.). Греческое «первичное», дометафрастово, Мучение Арефы опубликовано в AASS. Однако текст Волоколамской минеи соответствует данному греческому источнику неполностью. В свою очередь, проложное житие почти не соответствует славянскому Мучению, но несколько больше соответствует греческому43, ср.:

Ю

Волок 591

Греч. AASS

1) 81г тогда разгорэс­ дхŤмь блŤговэрныи црTђь елизвои. и хот­ мстити крове кртTђьяньски. възвэсти неянy црTђю. тогда сyщю в кост­нтинэ градэ. приимъ млŤтвy § тимофэя епTђпа ерлTђмкаго. и призва свои кн­зи и воеводы. и всэхъ вои собра "&рŤ" и "&кŤ" и подвижес­ на аравитьскyю землю. на омиритьского кн­з­ жидовина сyща.

2) и пришедъ в газy и раздэли вои. "&мŤ" в кораблh всади. а самъ воемъ повелэ вз­ти брашно на •кŤ• днŤии и поиде на колесницахъ и на конихъ. по строению же 82а бŤию. заблyдис­ в горахъ не доставшю же брашнy в печали б­хy велицэ. и сyщии въ кораблихъ. тyжаше медлэния ради црTђва.

3) црTђь же омiритьскии притyжаше кораблемъ. яко б­хyть стали н@ желэзныхъ ужищихъ. имиже бэ прип­лъ мэлинy мор­. и мн­ше тy ефиопьска црTђ­ елизвоя.

4) црTђь же елiзвои приде в градъ дакэлy. тако нарицаемъ и слышавъ тy нэкоего мниха зинPна именемь. § многъ лэтъ работая гвTђи. и пришедъ во иночьскомь образэ. (предсказывает, что у Елесбаана отнимется царство, и многие погибнут; не сможет избежать смерти, если не обещает принять монашество)

5) 82б и приспэвшю емy по брегy. яша стражье сердоболю омиритьскаго кн­з­. и с тэмь втаинy пришедъ. и вз­лъ столныи градъ аравитьскии.

6) отсутствует

7) и §толэ идоша в тылъ црTђ­ жидовьска. идеже бэ бор­с­ с корабли его. и нача бити вои ¬го. ятъ же и самого жидовина. и убивъ его своима рyкама.

8) и крTђтивъ землю тy. взвративъс­ въ ефиопию со многою користью. по семь же вшедъ на горy нэкyю и быTђ мниaђ. и затворес­ в кэлии. и быTђ работая гвTђи. пища же его бэ босманъ единъ. доволенъ на •гŤ• днŤи. ти смокви фiники яд­ше токмо. иного же не имэяше в кэлии. токмо полсть и древ­нъ водоносъ. и кошницю. вина же и масла николиже вкyси...

1) 270 наставш¹ Fђ лэт©. и блŤговэрныи црŤь и¹стиOђ. посла грамот¹ къ црŤю ефиоwпьск¹ елизван¹. вел­ ем¹ ити на wмириты с вои. и мьстити кровь хрTђтiаньск¹ю. и прiиђN грамот¹ црŤь елизванъ. и испPлниBс­ ярости. бэ бо хрTђтiанъ велми. и собра воя своя. и поиде в кораблиaђ по морю. на землю wмиритск¹ю. на безаконнаCђ црŤ­ иже стŤыя изби...

2) а црŤь елизванъ §лучилс­ бэ § своиaђ воевъ. въ •кŤ• кораблиaђ. 

3) 4) 5) эти эпизоды отсутствуют

6) (христиане не знали, где царь Елесбаан, и печалились, и сотворили литургию, и возопили к Богу; с небес на море сошел архистратиг Гавриил с железным копьем в руке и крестом) и пораsи корабль. в немже сэд­ше поганыи црŤь жидовинъ. и побэгоша. и привръже и море къ брегy. и при- 270 об. спэ елизваJ црŤь. бэ бо вз­лъ граDђ и црŤцю. и полаты разбилъ.

7) и побэдиша вои хрTђтiаньстiи wмириты... и яша безаконнаCђ црŤ­ р¹кама. (обращение Елесбаана к Дунаосу) и сiа рекъ. црь елизванъ. и вземъ меcђ свои. изсэче и р¹кою своею глŤ­.

8) (Елесбаан создал церковь св. Арефы, снял царскую ризу и венец и послал их в Иерусалим, чтобы повесить над гробом Христа) и иде в манастырь и пострижес­. ... и затворис­ въ единэи храминэ. ... и бэ ядь его на три дŤни посмагъ единъ и зелiе с¹рово. иногw же нm бэ ничтоже в келiи его но токмо роCзPина. и със© D  в немже воду дръжаше. и кошницю и порты... ни вина не пiаше, ни масла не яд­ше. но аще кто ем© приношаше. сыро зэлiе то яд­ше.

1) Эпизод с началом войны описан в греч. более подробно (743, 747) – имп. Юстин пишет письмо Тимофею, еп. Александрийскому, чтобы тот написал Елесбаану и т.д. 

Etucen... 'Elesba¦ sun£xaik p£shj tÁj basileaj aÙtoà kaˆ ™x ¥llwnqnîn, plÁqoj cili£dwn ˜katÕn ekosi.

2а) 15 тыс. эфиопов-варваров были посланы сушей, чтобы соединиться на море с воинами на кораблях, но погибли в горах.

4) 748 'En pÒlei d¹ tÁj Aqiopaj Sabˆ legomšnV ØpÁrcšn tij `Rwmaoj k pÒlewj 'Aeil£, monacÕj qeofÒroj, ¢skht¾j kaˆ prognèsthj, oá tÕ Ônoma ¢bb© Zènenoj, prÕj Ön Ð basileÝj met¦ ¥llwn pšnte Ñnom£twn sc»mati paganù kaˆ pezù, ™poreÚqhperwtÁsai aÙtÕn di¦ toà Qeoà. (предлагает монаху благовония с деньгами, просит благословить)

2б) Kaˆ eÙloghqeˆj Øp' aÙtoà, katšbh ej 'Adoul¾n t¾n pÒlin, k¢keqen ej G£bazan. Kaˆ keleÚei Ð basileÝjpisitismÕn ekosi ¹merîn bast£sai p£nta tÕn stratÒn. Kaˆ oÛtwjneb£lonto ˜bdom»konta ploa.

3) Esti g¦rn tÍ qal£ssV metaxÝ tîn AqiÒpwn kaˆ tîn `Omhritîn stenÕj tÒpoj... KeleÚei oân plÁqoj sid»rou ¢nariqm»tou sun£xai kaˆ ¤lusin genšsqai... Kaˆ oÛtwj ¢p' ¥krou tÁj gÁjwj toà ˜tšrou ¥krou dišfraxe t¾n q£lassan. ... Ópou œlegen katantÁsai aÙtÒqi tÕn basilša 'Elesba£n. (дальше подробно рассказывается о спасении кораблей; 40 из них относит ветром, они остаются без еды и воды)

5) 755 Kaˆ eØrskousinn tù agialù... tÕn suggenša toà basilšwj... TÒte œcwn Ð basileÝj 'Elesba¦n tÕn suggenša toà basilšwj tîn `Omhritîn dedemšnon kaˆ Ðdhgoànta aÙtÒn, ¢nÁlqenpˆ t¾n basileÚousan pÒlin Taf¦r, kaˆ paršlaben aÙt¾n kaˆ t¦j basildaj, kaˆ t¾n dÚnamin tîn crhm£twn.

6) несколько иначе (голос с небес «Гавриил, Гавриил!», явился некий монах с крестом)

7) иначе

8) 758 Kaˆ oÛtwj Øpš-streyen met¦ ple…stwn lafÚrwn e„j t¾n „d…an aÙtoà basileÚousan pÒ-lin. 'Antax…wj m2n oân tÁj eÙcarist…aj toà Qeoà... kaˆ tÕ scÁma toà mon»-rouj b…ou ™ndÚsasqai. Kaˆ poreuqeˆj ØpÕ nÚkta monètatoj, ¢nÁlqen e„j ÑreinÕn ØyhlÕn, ™n ú œstin monast»rion... kaˆ, e„selqën e„j kell…on, ¢pškleisen ˜autÕn... OÙd2n d2 peraitšrw ØpÁrcen ™n tù kell…J aÙtoà, e„ m¾ y…aqoj kaˆ bauk£lion toà Ûdatoj kaˆ spur…dion... `H d2 trof¾ aÙtoà Ãn xhr¦ paxam£tia ¹meroÚsion tr…a, o‡nou kaˆ ™la…ou cwrˆj kaˆ panto…aj Ðpèraj.

Как видим, в проложной статье находят отражение некоторые сюжетные линии греческой версии, но со значительной переработкой и перестановками. Прежде всего, полностью изменен эпизод с монахом Зиноном, коротко изложена запутанная история с кораблями (причем переставлена в начало). Сохранены некоторые детали (например, то, что Елесбаан приказал взять еду на 20 дней), узнаваемы, хотя и искажены, географические названия (города «Газа» G£baza и «Дакела» 'Aeil£).

Несомненно существовал другой славянский перевод греческого Мучения Арефы, который, скорее всего, и был использован составителями Пролога. Это доказывает найденное нами другое окончание Мучения Арефы в Волок 591, на л. 288 (после «Похвалы и исповедания о чудесах св. Димитрия» и зачеркнутого начала Жития чудотворца Спиридона 12 декабря, перед «Чудом св. Димитрия»). Оно, в отличие от текста Волок, точно соответствует греч. в AASS (см. выше эпизод 8), ср.:

<…>стью44 въ свое црTђво достоинъ сы блгDђти бŤжiа. и въ wбразъ мнишьскiи wблечес­ i исшеD ноeю единъ взиде на гору высоку... и вшеD в келiю затвPрис­... иного  Fђ не бэ ничтоFђ в келiи его. но токмо рогозина. и кавкаM воды и кошница... пища же бэ его суaђ посманъ на три дŤни безъ вина и масла (дальше говорится о венце, который Елесбаан послал в Иерусалим).

В Прологе слово рогозина заменили на пълсть ‘войлок, войлочный ковер’, а грецизм бавкалъ bauk£lion ‘сосуд’ (искаженный в кавкалъ) – на древ­нъ водоносъ.

Отметим также употребленное в Прологе выражение прэп­лъ мелину мор­, в котором мелина является искажением слова лимень (так в Тип 164). Лимень считается восточнославянизмом [Пичхадзе 2008, 37], в исторических словарях оно отмечено, кроме летописей и перевода «Пчелы», также в «16 Словах Григория Богослова», Хронике Георгия Амартола и «Слове на перенесение мощей св. Николая из Мир Ликийских в Бари» древнерусского происхождения (СДРЯ, т. 4, 403)45.

Текст Волоколамской минеи повторяется в ВМЧ, но с некоторыми отличиями. В частности, в ВМЧ отсутствуют не только эпизоды 3–5, но и часть эпизода 6 (о литургии), предшествующая словам на стлб. 1859 «и внезапу бысть с небесе шумъ, гласомъ великимъ вопія и глаголя: Гавріилъ!». Причем эпизод с Гавриилом изложен в ВМЧ не так, как в Волок, ближе к греческому оригиналу. Представляется, что составители ВМЧ правили Мучение по греческому тексту и удалили несоответствующий ему фрагмент.

28 октября. Страсть св. мч. Параскевии.

Кроме простр. ред., имеется также в некоторых списках краткой ред. (Тип 159, Ув 325, Тр 33), см. об этом в главе 3.

Мучение Параскевии есть в четьей минее за октябрь (Волок 591, л. 294–299), но текстуальных совпадений с проложной статьей мало, ср.:

Ю

Волок 591

89б кртTђьяна имyща родител­. в тоиже вэрэ и сама воспитана быTђ. умрŤшема же родителема ея. нача обличати елины. и укар­ти кyмиры ихъ. и сего не терп­ще ввергоша ю в темницю. и шедше повэдаша тогда пришедшемy кн­зю. яко есть дŤва в градэ семь. иже повелэния црTђва не послyшаеть. и бŤги хyлить... и впроси первое имени ея. она же реcђ п­тница ми им­. хвTђомъ же стрTђтмъ обещница. 89в повелэ раздрати ризы на неи и бити ю волyями жилами по всемy тэлy... и пришеDђ анŤглъ гнTђь ицэли ю § ранъ... она же вшедши ятъ кyмира за рyкy... 89г въ утрии же дŤнь изиде кн­зь на ловъ. и спаде с кон­ в дебрь. и скрyшишас­ вс­ кости его. и тy испyстi оканнyю свою дŤшю.

294 сеа же родител­ хрTђтiана умроста... 294 об. и жр¹щиNђ идоломъ глŤющи. ... яша стŤую двŤцю парасковгiю. и всадиша ю в темницю. пришед же игэмонъ къ граду иконiю... 295 еTђ въ градэ семъ двŤца жив¹щи. дщи wнсица сунклитика. еиже родител­ хрTђтiана умроста. та пребываеть в вэрэ расп­таго... и не престаеUђ глŤющи хулу на бŤгы... 295 об. что им­ твое нарицаетс­ w двŤце. стŤаа же парасковгii глŤа хрTђтiана есмь. и хвŤа рабыни есмь... 296 об.  повелэшю.вою дгоон дтъ кризы на неи и бити ю волно будет? растерsати риsы еа. и вол¹ами жилами сырыми битi ю неперестанно... 297 аггŤла два преDђстаста блещащаTђ в темници... 297 об. ... и въставши же я за ногу аполонову... 299 на утрiа же иsыде безаконны м¹читель на ловъ. и внезаап¹ въсхитис­ конь еCђ на въsDђухъ. и сверже и в дебрь. и рассыпашаTђ вс­ уды его. дшŤю въ зло §вергъша.

Проложная статья несомненно основана на минейном Мучении, но показывает вольное обращение редакторов с текстом: два ангела превращаются в одного, нога Аполлона в руку кумира и т.п.

30 октября. Страсть св. мч. Анастасии Солунской.

Источник: четья минея за октябрь (Волок 591, л. 299 об.– 303; 29 октября), Мучение Анастасии римлянки – девицы.

На 29 октября в простр. ред. перенесено с 22 декабря синаксарное житие другой Анастасии – вдовицы, Узорешительницы. Этих двух святых часто смешивали. В Прологе Анастасия-девица из римлянки почему-то становится жительницей Солуни. Описания мучений в основном сохранены, но добавлена своя концовка, ср.:

Ю

Волок 591

93в сyщи же еи лэUђ •вiŤ•и воздвиже врагъ гонени¬ на кртTђьяны. пришедшю же валериянy в селyнь... и разбиша врата манастыреви... и повелэ раздрати на неи одежю... тогда повелэ црTђь раст­гнyти ю на одрэ желэзнэ и огнемь подъкласти подf 93г нею. и сверхy бити ю мнозэмъ нещадно. по семь повэси ю на древэ. и обращаше на ню коловоротъ. и лyкотми скрyши уды телеси ея... изнемогши же стŤая впроси воды. кюрилъ же кртTђьянъ сы дасть еи воды въ съсyдэ... прiшедше же нощию кртTђьяне. и собравше же вс­ уды ея. и въземше тэло ея принесоша въ кост­нтинь градъ. бŤy же чюдодэющю. и прославл­ющемy стŤyю рyцэ и нозэ паки утвердистас­ в своя мэста. и есть и донынэ видимо. и нетлэнно и неврежено.

299 об. въ времена дiоклитiана црŤ­. и того състолника валерiана... бэ гоненiе велико хрTђтiаномъ в римэ... шедъше  Fђ потр­соша враты манастырьскыми... 301 и повелэ сл¹гамь растерsати риsу еа... 301 об. тогDђа повелэ судiи расп­тi ю четыреNђ. и wгнь принестi многъ и поDђслати поDђ нею... а сверх¹ битi ю беZђ щадэнiа... повелэ повэсити ю на древэ. и wбращати на ню враUђ... 302 повелэ л¹коти остры принести... мчŤнца же хвŤа во §неможенiи быTђ. и въспроси воды пити, и нэкто § сл¹гъ именеNђ сурилъ. имэа в таинэ вэр¹ хTђву подааше еи воду...

(св. Софии явилось во сне, чтобы она похоронила Анастасию около города Рима; два черноризца помогли нести ее; о том, что срослись руки и ноги, нет)

3 ноября. Праведной жены Снандулии.

Из Мучения Акепсимы в четьей минее за ноябрь (Тр 669, л. 142; Волок. № 592, л. 42 об.). В Прологе слегка сокращено и переделано, много дословных совпадений, ср.:

Ю

Тр 669

100в жена нэкто велика зэло и кртђTьяна именемь 100г сенандyлии. и чт­ше вс­ кртTђьяны. иже хTђа ради затворени быша в темници. и кормл­шеть я таино. бэаше в градэ томь. идеже стŤии мчнŤци. акепсима. и анфала. и-осифъ. мyченi быша. и слышавши яко стŤыи анфала. и-осифъ. въ темници затворена. и скорбета зэло. и пришедши вда стражемъ злато много. и повелэ рабомъ вз­ти я и нести в домъ свои.  J отираше стрyпы ¬я пон­вами чтTђами. и кровию ею мазашес­ по тэлy своемy. и беспрестани плакашес­ пред нима. она же учашьта ю вэрэ крьстьяньстэи. и о стрTђти мyчения и о вэчнэи жизни. и много трyдившис­ црTђтвия ради нбTђнаго. и почи с миромь о хTђэ.

142 жена же нэкто велика и зэло крђTтьяна б­аше въ градэ томъ. еяже пам­ть въ блŤговэщение им­ ея повэдахомъ. иднеистандулъ [так! Волок 592 инъжде. и иснандуль.] имже чт­аше вс­ крTђтияны. и вс­ стŤыя иже хŤа ради затворени б­аху. корм­ше таино и печаашес­. слышавши же о стŤою. иwсифа и-афала яко велми скорбита. пустивши возва стража затворници. и да ему злато много. молившис­ ему хот­щи видэти я... и пустивши рабы своя нощью. принесоша я в доNђ ея. wна же... въмъши (Волок 592 въземши) пон­вы чтTђы сама оби струпы ею. wтирающи кровь и скверны. мазааше же кровию еже § нею плоть свою... плакаашес­ горцэ всю нощь.

Имя персидской святой (Сергий передает его как Яздундокта [Сергий 1901 (1997) III, 452]) по-гречески 'IhsdandoÚc или EsdandoÚl [Delehaye 1905, 503–504]. Вероятнее второй вариант, искаженный уже в четьей минее.

Отметим употребленную в Прологе архаическую форму скорбета, praes. dual. от гл. 1-го класса скърбу, -еши, инф. которого не засвидетельствован (кроме, возможно, формы въскъребти в Л, 42в), но реконструируется В.Б. Крысько как церковнославянское *щрэти, восточнославянское *щерети или – без палатализации – *скерети [Крысько 2007, 20–21] (от гл. 4-го класса скърбэти praes. dual. был бы скорбита, каковую форму и находим в Тр 669, рукописи XV в.).

6 ноября. Мч. Виктора.

Из Мучения Феодота Анкирского и семи дев в четьей минее за ноябрь (Тр 669, л. 148–149 об.; 4 ноября).

В Прологе близко к минее изложены начало и конец. Мучение переведено с греческого оригинала, опубликованного в AASS, Maii IV, но в Волоколамской минее текст местами идет в неправильной последовательности (отдельные фразы переставлены) и нет описания мучений Виктора. В Прологе о мучениях сказано иначе, чем в греч. Ср.:

Ю

Тр 699

104г аще §вержешис­ хTђа. то цTђрю знаемъ бyдеши. и злато § него много приимеши. мнэ  F mђдрyгъ бyдеши. и всэмъ бояромъ. аще ли не послyшаеши мене. вэдыи бyди яко горкия мyки ждyть тебе. имэние же твое в цRђвy ризницю вдано бyдеUђ. и родъ твои расточенъ бyдеть. а