23621

Программа по общей морфологии

Научная статья

Иностранные языки, филология и лингвистика

: Наука 1988 Гл.: Наука 1977.: Наука 1968 Гл.: Наука 1973 с.

Русский

2013-08-05

85 KB

1 чел.

Программа по общей морфологии

Часть первая. Введение и элементы морфемики

I.1. Объект морфологии и ее основные единицы

Морфология: раздел лингвистики и часть системы языка. Морфема (“минимальный знак”) как нижняя единица морфологии; словоформа (“максимальный жесткий комплекс морфем”) как верхняя единица морфологии.

“Формы” и “значения” как объект морфологии. Морфемика (“формальная” морфология) и грамматическая семантика.

Важнейшие линейно-синтагматические свойства, присущие словоформам в отличие от морфем: минимальность и отделимость. Дополнительные свойства: переместимость, дистрибутивная самостоятельность (“транскатегориальность”). Градуальный характер противопоставления морфем и словоформ; понятие линейно-синтагматического континуума.

Клитики как важнейший промежуточный класс единиц внутри линейно-синтагматического континуума. Опорное слово (“носитель” клитики); энклитики и проклитики; энклиномены. Классы клитик. Проблема интраклитик и “разрывных” словоформ.

Возможность более дробного членения линейно-синтагматического континуума: сильно автономные словоформы – слабо автономные словоформы – клитики – полуклитики – форманты – аффиксы. Аддитивные, агглютинативные, групповые и “экстернализованные” форманты.

Диахроническая эволюция от стадии сильно автономной словоформы к стадии аффикса (“морфологизация”, или “грамматикализация”). Агглютинативные языки (с преобладанием формантов), флективные языки (с преобладанием аффиксов), аналитические языки (с преобладанием неморфологических грамматических показателей). Аналитизм, агглютинация и флективность как три последовательных стадии диахронической эволюции языков.

I.2. Понятие морфемы и морфологического варьирования

“Первое языковое членение” и “квадрат Гринберга”. “Аддитивная модель” морфологии и возможные в естественных языках отклонения от нее (“нарушения морфемной членимости”): кумуляция, идиоматичность, контекстная вариативность.

Кумуляция как слитное выражение грамматического и любого другого значения. Кумуляция и супплетивизм (“сильные мегаморфы”).

Полные и частичные морфологические идиомы. Понятие морфоида (субморфа). Связанные корни; продуктивные и непродуктивные аффиксы. Опрощение. “Народная этимология” и переразложение.

Контекстная вариативность: “абстрактная морфема” и ее алломорфы. Виды алломорфического варьирования: фонологически обусловленное, грамматически обусловленное, лексически обусловленное. Автоматическое и неавтоматическое фонологически обусловленное варьирование. Преобразования алломорфов: чередования, усечения и наращения. Понятие “фонологического процесса”; “катализатор” фонологического процесса. Алломорфическое варьирование в диахронии: морфологизация и лексикализация фонологических процессов в результате утраты катализатора; аналогическое выравнивание.

Контактные изменения морфем (“сандхи”); частичная и полная фузия. Агглютинация как отсутствие фузии vs. агглютинация как отсутствие кумуляции. Диахроническая эволюции агглютинации в фузию и кумуляцию.

Проблема нелинейных и несегментных морфем. Нулевые морфемы и морфемы-операции; редупликации. Принцип первичности сегментных морфем.

Аддитивно-фузионный континуум: диахроническая эволюция морфемы в составе словоформы.

Три модели морфологии: элементно-комбинаторная (IA), элементно-операционная (IP), словесно-парадигматическая (WP). Связь каждой модели с определенным типом языка и определенным типом выражения грамматических значений. Понятие “глубинного уровня” и “динамического” (“морфонологического”) представления словоформ в IP-моделях; морфонемы (“глубинные фонемы”). Словоформа как элементарная единица описания в WP-моделях; понятия “множественной манифестации”, “морфосинтаксических признаков” и парадигмы.

I.3. Корни и аффиксы

Корень и аффикс как разные дистрибутивные классы морфем. Невозможность определить корень опираясь на значение, позицию в словоформе, обязательность присутствия в словоформе.

Позиционная классификация аффиксов. Прототипические аффиксы: префиксы и суффиксы (“конфиксы”); позиционно подвижные конфиксы (“амбификсы”). Грамматическая привилегированность суффиксов в большинстве языков мира.

Нелинейные аффиксы: инфиксы и трансфиксы. Принцип “наибольшей возможной маргинальности” позиции инфиксов (“принцип Андерсона”). Семитские вокалические диффиксы как “обратная морфологизация” чередований корня. Циркумфиксы как частный случай полиаффиксов; полиаффиксы и “грамматика порядков”.

Интерфикс как особый функциональный тип морфоида.

Часть вторая. Элементы грамматической семантики

II.1. Классификация и принципы описания морфологических значений

Морфологические и неморфологические значения. Морфологические значения как значения аффиксов и морфологически не самостоятельных корней. “Всеобщность” как главное свойство аффиксальных морфологических значений.

Грамматические и неграмматические (= лексические и словообразовательные) морфологические значения. Различные подходы к определению грамматических значений. Обязательность как основное свойство грамматических значений; градуальный характер обязательности.

Обязательность как “грамматическая анкета”, от ответа на вопросы которой говорящий не может уклониться. Грамматическая категория как множество взаимоисключающих значений (“граммем”), обязательных при некотором классе словоформ. Эквиполентность (непривативность) грамматических оппозиций. Грамматические категории и “наивная картина мира”; особенности организации грамматических систем как основной источник языкового разнообразия.

Основа и флексия. Парадигма как множество словоформ, различающихся флексиями. Лексема; словоформа, представляющая лексему. Классы парадигм со сходными свойствами: грамматический разряд и словоизменительный тип. Дефектные и неполные парадигмы.

Словообразовательные (= необязательные морфологические) значения как промежуточный класс между лексическими и грамматическими значениями. “Сильные” (= синтаксические, реляционные) граммемы, “семантические” граммемы и дериватемы. Изолирующие и аморфные языки. Регулярные необязательные (= продуктивные словообразовательные) и нерегулярные обязательные (= словоклассифицирующие грамматические) значения.

Граммема как особое соответствие между рядом значений и рядом формальных показателей. Проблема “инварианта” граммемы. Диахронические тенденции в развитии семантики грамматических показателей (усложнение и синтаксизация правил выбора; утрата общего семантического компонента).

Опора на “семантическую субстанцию” как основа грамматической типологии. Принцип “различимости через универсальную классификацию” и Универсальный грамматический набор. Описание конкретно-языковых грамматических систем с помощью операций совмещения и кумуляции универсальных семантических атомов. “Семантические зоны” как области наиболее часто совмещающихся значений.

Части речи как классы грамматической сочетаемости. Семантическая основа противопоставления существительных и глаголов: носители конгломерата свойств vs. обозначения “невоплощенных” свойств. Неуниверсальность класса прилагательных и его промежуточный характер.

II.2. Основные синтаксические граммемы имени

 А. Связанные с согласованием

Согласование (по грамматической категории ), контролер согласования, сопряженные граммемы, согласователь; конгруэнтность.

Внутреннее и внешнее согласование, согласовательные класс, согласовательная модель; морфологически несамостоятельные согласовательные классы; “открытые”, “скрытые” и “морфологически детерминированные” классные системы.

Семантическая доминанта согласовательной системы; родовые, классные и смешанные системы; признаки личности, одушевленности, физического типа объекта; “молодые”, “старые” и “обновленные” классные системы.

Конверсия согласовательного класса; субстантивация по ключевому слову.

Согласовательные классы и классификаторы.

Б. Связанные с управлением

Управление; падеж как маркирование синтаксически зависимого имени. Семантические и синтаксические роли; предикат и аргументы. Инвентарь основных синтаксических (подлежащее, прямое, непрямое и косвенное дополнение) и семантических ролей (агенс, пациенс, экспериенцер, стимул, адресат, инструмент, источник и т.п.); падеж как маркирование роли именного аргумента при предикате.

Инвентарь падежей. “Главные синтаксические падежи” (номинатив, абсолютив, эргатив, аккузатив, аффектив; генитив); “периферийные синтаксические падежи” (датив, инструменталь, комитатив, предикатив, экватив и др.); пространственные падежи (локатив, директив, аблатив, пролатив). “Синкретические” падежи (ректус, обликвус); номинатив и абсолютив как синкретические падежи.

Морфологически несамостоятельные падежи, процедура Колмогорова-Успенского и расчлененные правила управления. Слабо дифференцированные и неполные падежи. Иерархические отношения между падежом и локализацией, падежом, числом и согласовательным классом. Партитив.

Согласуемый падеж при прилагательных и существительных (“двойное падежное оформление”).

Изафет как маркирование роли синтаксической вершины у существительного. Различные типы изафетных конструкций: “иранская”, “урало-алтайская” (с использованием показателей посессивности), “семитская” (с использованием показателей детерминации в составе категории статуса).

II.3. Залог и актантная деривация

Залог как изменение исходной коммуникативной структуры предложения. “Синтаксический” залог как изменение синтаксических ролей аргументов глагола и их коммуникативного ранга. Виды синтаксического залога: пассив (исходное подлежащее понижается в ранге; исходное дополнение, возможно, повышается в ранге) и пермутативы (перераспределяются ранги исходных дополнений); антипассив (исходное дополнение/пациенс понижается в ранге; исходное подлежащее/агенс повышается в ранге – при исходной эргативной модели). Пассив с продвижением дополнений (прямого или косвенного) в позицию подлежащего (“полный пассив”); пассив без продвижения дополнений (“ленивый пассив”); пассив от одноместных глаголов. Пассив с нулевым агенсом (“имперсональный пассив”). Транзитиватив и детранзитиватив как повышение (resp., понижение) в ранге только одного из дополнений.

Актантная деривация как изменение состава или референциальных характеристик участников ситуации. Типы актантной деривации: “повышающая”, “понижающая” и “интерпретирующая”.

“Повышающая” актантная деривация: добавление новых аргументов к исходному глаголу. Каузатив (добавление аргумента с ролью агенса или причины); аппликатив (добавление аргумента с ролью бенефактива, адресата или экспериенцера); инструментально-локативная деривация. Ассоциатив (добавление второстепенного участника с той же ролью). Компаратив как разновидность актантной деривации (с добавлением роли “основания для сравнения”).

“Понижающая” актантная деривация как устранение одного из аргументов. Декаузатив как устранение агенса/причины; декаузативная деривация как обозначение “самопроизвольных” действий.

“Интерпретирующая” актантная деривация: изменение референциальных характеристик аргументов глагола. Рефлексив как “расщепление” единого агенса (и выделение из него пациенса или бенефактива); реципрок как “раздвоение” ролевых характеристик каждого из аргументов (агенс становится также и пациенсом, а пациенс – агенсом, и т.п.); имперсонал как запрет на точное определение аргумента (“неизвестно или неважно кто/что”; “любое лицо/объект”, и т.п.).

Связи между разными типами актантной деривации друг с другом и между актантной деривацией и залогом. Медий (“средний залог”) как совмещение рефлексива, декаузатива, реципрока и пассива. “Версия” как частично грамматикализованная актантная деривация (с противопоставлением рефлексива, аппликатива и др.). Имперсонал и синтаксический залог: две стратегии понижения коммуникативной значимости аргументов.

II.4. Дейктические и “шифтерные” категории

Речевой акт и его участники: говорящий и адресат. Понятие лица (локутора) и противопоставление локуторов и не-локуторов (“третье лицо”). “Личные местоимения” как обозначения локуторов. Дейктический центр и дейктическое время (момент речи). “Эгоцентричность” (“субъективность”) естественных языков.

Системы личных местоимений в языках мира. Лицо как словоклассифицирующая грамматическая категория. Согласование по лицу; моно- и полиперсональное согласование. Категории “местоименного субъекта” и “местоименного объекта”. Другие грамматические противопоставления, выражаемые в составе личных местоимений: число, инклюзивность, вежливость, логофоричность, согласовательный класс.

Пространственный дейксис в языках мира. Системы указательных местоимений. Противопоставления по степени близости. Глагольный пространственный дейксис.

Временной дейксис: категория (абсолютного) времени. Специфика прошедшего, настоящего и будущего времени; отсутствие параллелизма между будущим и другими граммемами времени. Возможность описания будущего времени как элемента самостоятельной грамматической категории (модальной или таксисной). Системы с двумя граммемами времени (без будущего времени); системы без грамматического выражения времени.

Временная дистанция как противопоставление по степени близости к моменту речи. Временная дистанция в прошедшем, будущем времени и в императиве.

Абсолютное время как дейктическая реализация категории таксиса (относительного времени). Понятие “точки отсчета”. “Нефинитная” и “комбинированная” модели выражения таксиса. Плюсквамперфект, имперфект, предбудущее и будущее в прошедшем как комбинированные таксисно-временные формы; “согласование времен”.

II.5. Именные семантические категории

А. Число

Базовые (= “количественные”) значения граммем категории числа: единичность, двойственность, множественность; тройственное и паукальное число. Связь между количественными значениями и дискретностью существительного. Типы недискретных объектов: вещества, совокупности, свойства. Совокупность и понятие собирательности. “Индивидуализация” (сингулятивность) и “деиндивидуализация” (собирательность) объектов; использование граммем числа для выражения собирательности и сингулятивности.

Другие неколичественные значения граммем числа: родовое, видовое, эмфатическое, ассоциативное, неопределенное. Грамматический статус числовых противопоставлений и проблема “инварианта” числовых граммем.

Выражения количественных значений в глагольных словоформах. Значение множественности актантов; мультисубъектность и мультиобъектность.

 Б. Детерминация

Детерминация как указание на тип объекта и на возможность отождествить слово с его конкретным референтом (“имя” с “вещью”).

Референтные (“конкретные”) и нереферентные (“обобщенные”) употребления. Типы референтных употреблений: определенность, сильная и слабая неопределенность. Типы нереферентных употреблений: родовое и предикативное.

Грамматические системы выражения детерминации в языках мира. Способы выражения детерминации в языках мира. Артикли (грамматические показатели детерминации).

Связь детерминации с другими грамматическими категориями. Детерминация и число; связь с падежом существительного; видом и наклонением глагола.

II.6. Глагольные семантические категории

 А. Аспект

Семантическая классификация предикатов (основные “аспектуальные типы” предикатов). Стативные и динамические ситуации; процессы и события; предельные и непредельные процессы. Аспект как множество способов описания динамики ситуаций (“внутреннее время” глагола). Аспект и семантический (= “аспектуальный”) тип предиката; аспект и “совершаемость” (Aktionsart).

“Количественные” и “линейные” аспектуальные значения. Основные типы количественного аспекта: итератив, мультипликатив, семельфактив, дистрибутив. Хабитуалис как показатель перехода динамической ситуации в стативную.

Понятие “фокусного времени” и линейная структура ситуации. “Внешние” и “внутренние” фрагменты длительной ситуации. Проспектив и результатив как описание внешних фрагментов; дуратив и пунктив как описание внутренних фрагментов по отношению к фокусному времени. Перфект как “ослабленный” результатив, эволюционирующий по направлению к пунктивному прошедшему (“аористу”). Дуратив и прогрессив; дуратив и мгновенные ситуации (операция “линеаризации”). Имперфектив как совмещение дуративного, итеративного и хабитуального значений. Особенности аспектуальных граммем в славянских языках.

Фазовость как периферия аспектуальной зоны. Семантика фазовости как утверждение о (не)существовании ситуации по сравнению с предшествующим моментом времени. Четыре фазовых значения: инхоатив, терминатив, континуатив и кунктатив. Фазовость и значение “нарушенного ожидания”.

 Б. Модальность

Модальность как двухполюсная зона, организованная вокруг оценочных и ирреальных значений.

Типы оценки: качественная (интенсивность), этическая, эпистемическая. Интенсивность, количественный аспект и актантная деривация; выражение абсолютной и относительной интенсивности (сравнения) у стативных предикатов (качественных прилагательных): элатив и компаратив.

Значения “эпистемической гипотезы” и “эпистемического ожидания”; [ад]миратив.

Ирреальная модальность: возможность и необходимость; “аристотелевская эквивалентность”, связывающая необходимость с отрицанием возможности. Внутренняя и внешняя возможность/необходимость. Условие и импликативная возможность. Реальное, нереальное и контрафактическое условие. Модальность желания как объединение оценочной и ирреальной сфер; желание и намерение (интенциональность).

Грамматикализация модальности: от “нелокутивной” к “локутивной” модальности. Наклонение как грамматикализованная локутивная модальность. Эпистемические наклонения: дубитатив, пробабилитив и ассертив; дезидеративные наклонения: оптатив и императив. Императив как соединение желания и речевого акта побуждения. Разновидности императива: юссив, хортатив, прохибитив, адмонитив. “Синтаксические” наклонения.

Эвиденциальность как грамматикализованное выражение источника информации о ситуации.

Основная литература

А. Учебные пособия:

В.Б. Касевич. Семантика. Синтаксис. Морфология. М.: Наука, 1988 (Гл. III).

Дж. Лайонз. Введение в теоретическую лингвистику. / Пер. с англ. М.: Прогресс, 1978 (Гл. 2, 4-8).

И.А. Мельчук. Курс общей морфологии. Том I (Введение; Часть первая: Слово). М.: Прогресс, ЯРК; Вена: WSA, 1997.

И.А. Мельчук. Курс общей морфологии. Том II (Часть вторая: Морфологические значения). М.: ЯРК; Вена: WSA, 1998.

В.А. Плунгян. Общая морфология: введение в проблематику. М.: УРСС, 2000.

Б. Общие работы:

Л. Блумфилд. Язык. / Пер. с англ. М.: Прогресс, 1968 (Гл. X, XIII-XVI).

Т.В. Булыгина. Проблемы теории морфологических моделей. М.: Наука, 1977.

Э. Сепир. Язык: Введение в изучение речи // Э. Сепир. Избранные труды по языкознанию и культурологии. / Пер. с англ. М.: Прогресс, 1993 (Гл. IV-VII).

В. Работы по отдельным проблемам морфологии:

А. Вежбицкая. ‘Что значит имя существительное? (или: Чем существительные отличаются от прилагательных?)’ / Пер. с англ. // Анна Вежбицкая. Семантические универсалии и описание языков. М.: ЯРК, 1999, с. 91-133.

А.А. Зализняк. Русское именное словоизменение. М.: Наука, 1968 (Гл. 1-2).

А.А. Зализняк. ‘О понимании термина «падеж» в лингвистических описаниях’ // Проблемы грамматического моделирования. М.: Наука, 1973, с. 53-87.

Е. Курилович. ‘Деривация лексическая и деривация синтаксическая (к теории частей речи)’; ‘Проблема классификации падежей’ // Е. Курилович. Очерки по лингвистике. М.: ИЛ, 1962, с. 57-70 и 175-203.

А.А. Холодович. ‘Залог. I: Определение. Исчисление’ // А.А. Холодович. Проблемы грамматической теории. Л.: Наука, 1979, с. 277-292.

Р.О. Якобсон. ‘Нулевой знак’; ‘К общему учению о падеже’; ‘Взгляды Боаса на грамматическое значение’; ‘О структуре русского глагола’; ‘Русское спряжение’; ‘Морфологические наблюдения над славянским склонением’ // Р.О. Якобсон. Избранные работы. М.: Прогресс, 1985, с. 133-238.

Р.О. Якобсон. ‘Шифтеры, глагольные категории и русский глагол’ // Принципы типологического анализа языков различного строя. М.: Наука, 1972, с. 95-113.

Дополнительная литература

В.М. Алпатов. Структура грамматических единиц в современном японском языке. М.: Наука, 1979.

В.М. Алпатов (ред.). Части речи: Теория и типология. М.: Наука, 1990 (Часть I).

Ю.Д. Апресян. Типы информации для поверхностно-семантического компонента модели «Смысл Текст»; ‘Дейксис в лексике и грамматике и наивная модель мира’ // Ю.Д. Апресян. Избранные труды, том II: Интегральное описание языка и системная лексикография. М.: ЯРК, 1995, с. 8-101 и 629-650.

Э. Бенвенист. ‘К анализу падежных функций: латинский генитив’; ‘О субъективности в языке’; ‘Природа местоимений’; ‘Структура отношений лица в глаголе’; ‘Отношения времени во французском глаголе’ // Э. Бенвенист. Общая лингвистика / Пер. с франц. М.: Прогресс, 1974, с. 156-164 и 259-300.

А.В. Бондарко. Теория морфологических категорий. Л.: Наука, 1976.

Т.В. Булыгина. ‘Грамматические и семантические категории и их связи’; ‘К построению типологии предикатов в русском языке’ // Т.В. Булыгина, А.Д. Шмелев. Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики). М.: ЯРК, 1997, с. 15-112.

К. Бюлер. Теория языка / Пер. с нем. М.: Прогресс, 1993 (Гл. II).

А.П. Володин; В.С. Храковский. Семантика и типология императива. Русский императив. Л.: Наука, 1986.

Дж. Гринберг. ‘Квантитативный подход к морфологической типологии языков’ / Пер. с англ. // Новое в лингвистике, вып. 3. М.: ИЛ, 1963, с. 60-94.

Л. Ельмслев. ‘О категориях личности–неличности и одушевленности–неодушевленности’ / Пер. с франц. // Принципы типологического анализа языков различного строя. М.: Наука, 1972, с. 114-152.

О. Есперсен. Философия грамматики. / Пер. с англ. М.: ИЛ, 1958.

В.Б. Касевич. Морфонология. Л.: Наука, 1986.

В.Б. Касевич, С.Е. Яхонтов (ред.). Квантитативная типология языков Азии и Африки. Л.: ЛГУ, 1982.

А.Е. Кибрик. ‘К типологии пространственных значений’ // Язык и человек. М.: МГУ, 1970, с. 110-156.

Н.А. Козинцева. ‘Категория эвиденциальности (проблемы типологического анализа)’ // Вопросы языкознания, 1994, N 3, с. 92-104.

Г.Г. Корбетт. ‘Типология родовых систем’ // Вопросы языкознания, 1992, N 3, с. 21-30.

С.А. Крылов; Е.В. Падучева. ‘Общие вопросы дейксиса’ // Человеческий фактор в языке: коммуникация, модальность, дейксис. М.: Наука, 1992, с. 154-194.

Е.С. Кубрякова. Основы морфологического анализа (на материале германских языков). М.: Наука, 1974.

Ю.С. Маслов. Очерки по аспектологии. Л.: ЛГУ, 1984 (Гл. I).

И.А. Мельчук. Русский язык в модели “Смысл Текст”. Москва; Вена, 1995 (Wiener Slawistischer Almanach, Sonderband 39) [Гл. 16-20].

 В.П. Недялков; Г.Г. Сильницкий. ‘Типология морфологических и лексических каузативов’ // Типология каузативных  конструкций: Морфологический каузатив. Л.: Наука, 1969,  с. 20-50.

Н.В. Перцов. ‘Грамматическое и обязательное в языке’ // Вопросы языкознания, 1996, N 4, с. 39-61.

Н.В. Перцов. Инварианты в русском словоизменении. М.: ЯРК, 2001.

А.К. Поливанова. ‘Выбор числовых форм существительных в русском языке’ // Проблемы структурной лингвистики 1981. М.: Наука, 1983.

И.И. Ревзин, Г.Д. Юлдашева. ‘Грамматика порядков и ее использования’ // Вопросы языкознания, 1969, N 1, с. 42-56.

А.И. Смирницкий. Лексикология английского языка. М.: ИЛ, 1956 (Гл. II).

А.И. Смирницкий. Синтаксис английского языка. М.: ИЛ, 1957 (Гл. II).

Н.С. Трубецкой. ‘Некоторые соображения относительно морфонологии’ / Пер. с нем. // Пражский лингвистический кружок. М.: Прогресс, 1967, с. 115-118.

Б.Л. Уорф. ‘Грамматические категории’ / Пер. с англ. // Принципы типологического анализа языков различного строя. М.: Наука, 1972, с. 44-60.

В.С. Храковский. ‘Пассивные конструкции’ // В.С. Храковский. Теория языкознания. Русистика. Арабистика. СПб.: Наука, 1999, с. 15-50.

С.Е. Яхонтов. ‘Типология морфемы’ // Морфема и проблемы типологии. М.: Наука, 1991, с. 86-107.

M. Aronoff. Morphology by itself: stems and inflectional classes. Cambridge (MA): MIT, 1994.

J.L. Bybee. Morphology: A study of the relation between meaning and form. Amsterdam: Benjamins, 1985.

J.L Bybee et al. The evolution of grammar: Tense, aspect and modality in the languages of the world. Chicago: UChP, 1994.

A. Carstairs-McCarthy. Current morphology. L.: Routledge, 1992.

W. Chafe; J. Nichols (eds.). Evidentiality: the linguistic coding of epistemology. Norwood (NJ): Ablex, 1986.

B. Comrie. Aspect. Cambridge: CUP, 1976.

B. Comrie. Tense. Cambridge: CUP, 1986.

Ö. Dahl. Tense and aspect systems. Oxford: Blackwell, 1985.

W.U. Dressler et al. (eds). Contemporary morphology. B.: Mouton de Gruyter, 1990.

J.H. Greenberg et al. (eds.), Universals of human language. Vol. 3: Word structure. Stanford: SUP, 1978.

B. Heine et al. Grammaticalization: a conceptual framework. Chicago: UChP, 1991.

M. Hammond, M. Noonan (eds), Theoretical morphology: Approaches in modern linguistics. Orlando: Academic press, 1988.

Chr. Lehmann. Thoughts on grammaticalization. München: LINCOM Europa, 21995.

P.H. Matthews. Morphology. Cambridge: CUP, 1991.

E. Nida. Morphology: The descriptive analysis of words. Ann Arbor: UMP, 21970.

F.R. Palmer. Mood and modality. Cambridge: CUP, 1986.

T. Shopen (ed.), Language typology and syntactic description. Vol. III: Grammatical categories and the lexicon. Cambridge: CUP, 1985.

A. Spencer. Morphological theory: An introduction to word structure in generative grammar. Oxford: Blackwell, 1992.

A. Wierzbicka. The case for surface case. Ann Arbor: Karoma, 1980 [частичный русск. пер. в сб.: Новое в зарубежной лингвистике. М.: Прогресс, 1985, вып. XV, с. 303-341].

A. Wierzbicka. The semantics of grammar. Amsterdam: Benjamins, 1988.

7


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

33717. Криминалистическая характеристика преступлений, совершаемых несовершеннолетними 14.86 KB
  К первому могут быть отнесены лица впервые совершившие преступления; их предшествующее поведение и нравственный облик достаточно положительны. Мотив и цель преступления формируется у них специально под влиянием ситуации в результате воздействия взрослого лица или более испорченного сверстника. Многие преступления совершаются ими спонтанно: участие в драках хулиганство ограбление пьяных и т. Отсутствие предварительной подготовки в свою очередь влияет на выбор несовершеннолетними орудий совершения преступления которыми зачастую...
33718. Методика расследования преступлений, совершенных с участием несовершеннолетних лиц 14.71 KB
  При расследовании таких преступлений необходимо установить следующие обстоятельства: возраст несовершеннолетнего число месяц и год рождения; условия жизни и воспитания несовершеннолетнего; уровень психического развития и иные особенности его личности; влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц. с целью получения информации о личности несовершеннолетнего об условиях его жизни учебы о ближайшем окружении и его поведении. Первоначальные следственные действия: а осмотр места происшествия в ходе которого может быть получена...
33719. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ ОРГАНИЗОВАННЫМИ ПРЕСТУПНЫМИ ГРУППАМИ 12.41 KB
  Признаками преступной группы являются: 1 наличие в организованной преступной группе строгой иерархии во главе с лидером; 2 наличие постоянного состава группы; 3 существование специальных методов формирования организованной преступной группы и привлечения в нее новых членов; 4 дисциплина наличие в организованной преступной группе системы поощрений и наказаний; 5 распределение ролей между участниками преступной группы; 6 распределение дохода в зависимости от иерархии; 7 наличие противоречий внутри преступной группы противоречия...
33720. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ ВЕРСИЙ 30.5 KB
  Различают следующие виды версий: 1по субъекту выдвижения: аследственные – возникают в процессе дознания и следствия; б оперативноразыскные – возникают в процессе оперативноразыскных мероприятий; в судебные – возникают в процессе судебного разбирательства; г экспертные – возникают в ходе экспертного исследования; 2 по объему: а общие – предположения охватывающие устанавливаемый объект в целом; б частные – объясняют его отдельные элементы обстоятельства; 3 по степени определенности: а типовые – наиболее характерны для данной...
33721. роверка криминалистических версий 29.5 KB
  Требования предъявляемые к версии: 1 реальная возможность принципиальная проверяемость; 2 обоснованность установленными фактами; 3 относительная простота имеющая четкую однозначную формулу; 4 приложимость к более широкому кругу явлений устанавливаемых в ходе расследования. Проверка криминалистических версий – деятельность направленная на установление фактических обстоятельств подтверждающих или опровергающих предположение составляющее содержание версии. Проверка версии включает: 1 выведение из версии всех возможных следствий т....
33722. ПЛАНИРОВАНИЕ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ 13 KB
  Планирования расследование преступлений преследует следующие цели: 1 полнота всесторонность и объективность расследования; 2 экономичность расследования; 3 согласование усилий следователя с усилиями других служб органов внутренних дел и других лиц работающих по данному делу. Должны быть четко определены задачи выясняемые вопросы комплекс определенных мероприятий точные сроки исполнения исполнители; 3 реальность – обоснованность выдвигаемых следственных версий практическая выполнимость намеченных мероприятий возможность соблюдения...
33723. Планирование расследования по уголовному делу 29.5 KB
  Планирование расследования по уголовному делу Оно включает в себя следующие этапы:1 Планирование первоначальных следственных действий и розыскных мероприятий. На данном этапе расследования следователь должен: уяснить характер и сущность противоправного деяния; установить лицо его совершившее и организовать розыск преступника и похищенного имущества. Для решения этих задач следователь изучает сообщение о преступлении материалы административного расследования строит общие версии и проводит неотложные следственные и розыскные действия...
33724. Планирование отдельного следственного действия 25.5 KB
  Планирование отдельного следственного действия Следователь планирует не только очередность и сроки производства всех следственных действий по уголовному делу но и проведение каждого в отдельности следственного действия. Чтобы тактически правильно провести следственное действие и полно зафиксировать его ход и результаты следователь на этапе подготовки этого действия планирует предстоящую работу и осуществляет организационные мероприятия необходимые для реализации намеченного плана. Планируя следственное действие следователь определяет: а...
33725. Виды ТО 12.52 KB
  способы программа действий Тактические операции классифицируются по различным основаниям: 1 по характеру следственных ситуаций в условиях которых проводятся тактические операции: а проводимые в простых ситуациях; б проводимые в условиях сложной ситуации; 2 по отношению к предмету доказывания: а способствующие установлению обстоятельств входящих в предмет доказывания; б способствующие установлению вспомогательных фактов; 3 похарактеру и содержанию действий: а состоящие только из следственных действий; б состоящие из различных...