24348

Развитие науки как социального института (признаки, функции). Научные сообщества и их исторические типы

Доклад

Логика и философия

175 184 Понятие науки как социального института Научноисследовательская деятельность в обществе носит упорядоченный организованный характер. Цель и назначение науки как социального института – производство и распространение знания разработка средств и методов исследования воспроизводство ученых и обеспечение выполнения ими своих социальных функций. В социологии в зависимости от методологических установок сформировались различные подходы к пониманию науки как социального института.

Русский

2013-08-09

105.5 KB

20 чел.

ВОПРОС №42

Развитие науки как социального института (признаки, функции). Научные сообщества и их исторические типы.

По Радугину (стр. 175)  184

Понятие науки как социального института

Научно-исследовательская деятельность в обществе носит упорядоченный, организованный характер. Иными словами, наука формируется, развивается и функционирует в обществе как социальный институт. Социальные институты – это исторически сложившиеся устойчивые формы организации совместной деятельности и отношений людей, выполняющие общественно значимые функции.

Наука как социальный институт – это социальный способ организации совместной деятельности ученых, которые являются особой социально-профессиональной группой, определенным сообществом. Цель и назначение науки как социального института – производство и распространение знания, разработка средств и методов исследования, воспроизводство ученых и обеспечение выполнения ими своих социальных функций.

В социологии в зависимости от методологических установок сформировались различные подходы к пониманию науки как социального института. Одной из наиболее развитых концепций, базирующейся на методологии структурно-функционального анализа, является концепция американского социолога Р.Мертона. Любой социальный институт, с точки зрения структурно-функционального анализа, - это, прежде всего, специфическая система отношений, ценностей и норм поведения. Наука как социальный институт, по мнению Мертона, представляет собой сообщество, имеющее представление об общности цели, устойчивые традиции, авторитет и самоорганизацию. Она отличается от других систем типа «общество» отсутствием механизмов власти, прямого принуждения и фиксированного членства. Наука как социальная система должна быть устойчивой, чтобы деятельность участников не подвергалась существенным искажениям под влиянием местных условий (культурных традиций и законов страны проживания), конкретных организационных форм на месте работы участников, идеологических и политических различий.

Для того чтобы обосновать данное представление о науке как социальном институте, необходимо показать, каким образом научное сообщество может гарантировать целостность науки как сферы деятельности и ее эффективное функционирование, несмотря на то, что ученые рассредоточены в пространстве и работают в различных социальных и культурных условиях. С точки зрения Мертона, целостность сообщества должна задаваться общей целью и интенсивной деятельностью каждого участника по ее достижению. Цель науки – постоянный рост массива удостоверенного научного знания. Мертон оставляет за скобками все методологические вопросы истинности, объективности научного знания. Для него важно «удостоверенное» знание, т.е. признанное в этом качестве научным сообществом на сегодняшний день. Если завтра в связи с прогрессом науки представления о научности знания и изменятся, то для его «удостоверения» и оценки научным сообществом будут использованы другие критерии.

Для стимулирования деятельности каждого члена сообщества (ученого) исторически вырабатывается система поощрений и вознаграждений. Эта система должна быть понятной каждому члену сообщества и прозрачной. Поскольку деятельность реализуется в конкуретной среде, нормы и правила, гарантирующие честную конкуренцию, должны быть также простые и понятные всем участникам. Острота конкуренции должна специально стимулироваться с тем, чтобы деятельность должна быть максимальной.

Высшей формой поощрения является признание научным сообществом        приоритета вклада  в науку. В соответствии с таким пониманием общих целей и условий их реализации интерпретируется представление и об индивидуальном вкладе (вкладах) каждого участника. Признанием вознаграждается не только квант нового знания (идея, теория, гипотеза, наблюдение или формула), но, прежде всего, вклад в общее дело, что помогает всему сообществу продвинуться к общей цели. В этой связи новое знание получает статус вклада (а ее автор – приоритет) только после того, как его автор доведет свой результат до всех участников по стандартным  для сообщества информационным каналам. В условиях острой конкуренции, когда над одной проблемой во всем мире работают иногда сотни исследователей, такое понимание вклада – единственный способ хотя бы несколько смягчить остроту борьбы за приоритет и придать ей цивилизованные формы.

В самом широком смысле слова вклад в науку – это «решение проблемы», принципиальная инновация. Она, как вклад, удостоверяется научным сообществом в различных формах (статья в журнале, доклад на конференции и т.д.). Этот результат научного исследования входит в дисциплинарное знание. Его можно обсуждать и опровергать, но нельзя им пренебрегать – это свидетельство некомпетентности. Таким образом, по Мертону, вкладом в дисциплинарное  знание (основным мерилом заслуг перед научным сообществом) является либо решение какой-то новой проблемы, либо опровержение или корректировка решения проблемы, которая уже известна.

Р.Мертон сформулировал также основные нормы и правила – «императивы», которые регулируют деятельность научного сообщества. Эти императивы гарантируют частную конкуренцию в науке и составляют ценностно-смысловую основу их профессионального поведения.

Р.Мертон формулирует 4 императива: универсализм, коллективизм, организованный скептицизм и бескорыстие.

Универсализм. Научные высказывания относятся к объективно существующим явлениям и взаимосвязям и они должны быть универсальны, т.е. справедливы везде, где имеются аналогичные условия, а истинность утверждения не зависит от того, кем она высказана.

Коллективизм предписывает ученому передавать результаты своих исследований в пользование сообществу, научные результаты являются продуктом сотрудничества, образуют общее достояние. «Право собственности» в науке (речь идет о фундаментальной науке) фактически существует лишь в виде признания авторитета автора.

Бескорыстие предписывает ученому строить свою деятельность так, как будто кроме постижения истины у него нет никаких интересов.

Организованный скептицизм предполагает критическое отношение к результатам научных исследований. Императив организованного скептицизма создает атмосферу ответственности, институционально подкрепляет профессиональную честность ученых, предписываемое им научное бескорыстие. Ученый должен быть готов к критическому восприятию своего результата.

Научное сообщество, с точки зрения социологии науки, представляет собой сообщество профессионалов, которое руководствуется нормами и образцами профессионального поведения, институционально закрепленных в деятельности этого сообщества, способных принимать решения и нести за них ответственность перед сообществом.

Научное сообщество как сообщество ученых-профессионалов характеризуется следующими чертами:

Обладание совокупностью специальных знаний, за хранение, трансляцию и постоянное расширение которых ответственно научное сообщество.

Относительная автономность профессии в привлечении новых членов, их подготовке и контроле их профессионального поведения.

Заинтересованность социального окружения профессии в продукте деятельности ее членов (новом знании и владеющих им специалистах), гарантирующая как существование профессии, так и действенность профессиональных институтов.

Наличие внутри профессии форм вознаграждения, выступающих достаточным стимулом для специалистов и обеспечивающих их высокую мотивацию относительно профессиональной карьеры в различных социально-культурных окружениях.

Поддержание инфраструктуры, гарантирующей координацию и оперативное взаимодействие профессионалов и их объединений в режиме, обеспечивающем высокий темп развития системы научного знания.

Для того, чтобы научное сообщество могло эффективно действовать, в нем должна быть развита эффективная информационная и коммуникативная инфраструктура. Благодаря ей можно говорить, что все профессионалы не просто стремятся к достижению общей цели, а работают координированно над умножением одного и того же корпуса научного знания, о характеристиках (путей «удостоверения») которого в каждый момент времени они имеют возможности прийти к соглашению.

Наука в целом не может выступать в качестве такой системы, поскольку регулярная оперативная коммуникация и координация между сообществами математиков, физиков, филологов и историков просто отсутствует. Такая коммуникация и координация возможна только в сообществе исследователей, которые связаны друг с другом содержательно. Такой формой организации научного сообщества в классической науке является научная дисциплина. В социологии науки научная дисциплина рассматривается как базовая форма организации профессиональной науки, объединяющая на предметно-содержательном основании области научного знания и сообщество, занятое его производством, обработкой и трансляцией, а также механизмы развития и воспроизводства соответствующей отрасли науки как профессии. По дисциплинарному принципу строится организация знания и система подготовки специалистов во всех сферах профессиональной деятельности. Несмотря на то, что конкретные события и процессы, определяющие существование дисциплины, рассредоточены в пространстве, на значительных временных интервалах и протекают в различных социокультурном и организационном окружении, дисциплина имеет механизмы, обеспечивающие ее устойчивость и инвариантность.

Такая высокая эффективность дисциплинарной организации напрямую связана с постоянной интенсивной работой по поддержанию и развитию организационной структуры дисциплины во всех ее аспектах (организация знания, отношений в сообществе, подготовка научной смены, взаимоотношения с другими институтами и пр.), причем в эту работу вовлечены практически все участники дисциплинарного сообщества, какой бы конкретной наукой или научно-организационной деятельностью они не занимались в данный момент. Для осуществления этой работы в истории науки сформировались специальные механизмы, которые постоянно совершенствуются и развиваются.

Социальные функции науки: культурно-мировоззренческая, производительная и социальная сила

Взаимоотношение между обществом и наукой как социальным институтом можно представить как взаимообмен различного рода ресурсами. Наука получает поддержку со стороны общества в форме финансовых, материальных, интеллектуальных и моральных ресурсов. Под материальными ресурсами имеется в виду общественный статус, престиж науки, признание в общественном мнении ценности науки как таковой, а не только как источника каких-либо конкретных социальных благ. В свою очередь, наука в ходе взаимообмена дает обществу то, что общество считает важным, полезным и даже необходимым. Предоставление обществу каждого вида ресурсов, обеспечиваемых наукой, специалисты характеризуют как осуществление наукой соответствующей социальной функции. Социальные функции науки не есть нечто раз и навсегда заданное. Напротив, они развиваются и изменяются. Исторический процесс развития функций науки означает усиление ее взаимосвязей с другими сферами совокупной деятельности общества.

Культурно-мировоззренческая функция. Первой по времени получает развитие культурно-мировоззренческая функция, которая реализуется благодаря тому, что предлагаемые наукой рациональные, т.е. основанные не на субъективном мнении или авторстве, а на критическом осмысленном объективном знании объяснения тех или иных фрагментов и аспектов действительности, входят в содержание культуры и мировоззрения общества.

Принципиальное значение с этой точки зрения имело возникновение и утверждение гелиоцентрической системы Коперника. Она послужила поводом для резкого столкновения науки с теологией. В эпоху средневековья теология занимала положение верховной инстанций, призванной обсуждать и решать коренные мировоззренческие проблемы, такие, как вопрос о строении мироздания и месте человека в нем, о смысле и высших ценностях жизни. В сфере  же зарождавшихся наук находились проблемы более частного и «земного» порядка. Случилось так, что одним из опорных пунктов теологической картины мира был геоцентризм, базирующийся на системе Птолемея.

Коперниковской революцией наука впервые заявила о своих претензиях на роль силы, предлагавшей собственные решения серьезнейших мировоззренческих вопросов, и тем самым впервые оспорила у теологии ее право монопольно определять формирование мировоззрения. Именно это стало первым актом в процессе проникновения научного знания и научного мышления в структуру деятельности человека и общества; именно здесь обнаружились первые реальные признаки выхода науки в мировоззренческую проблематику, в мир размышлений и устремлений человека. Ведь для того чтобы принять гелиоцентрическую систему Коперника, необходимо было не только отказаться от некоторых мировоззренческих положений, утверждавшихся теологией, но и согласиться с представлениями, которые резко противоречили обыденному мировосприятию.

Занятия наукой, до тех пор казавшееся чудачеством, являвшееся по большей части уделом отшельников-одиночек, вдруг стали вызывать живой общественный интерес. А это, в свою очередь, открыло возможность воспринимать занятия наукой как достойное поприще для приложения собственных сил и возможностей.

Конечно, коперниковский переворот стал, хотя важным, но лишь одним из первых шагов  в процессе утверждения ведущих позиций науки в формировании мировоззрения. Должно было пройти немало времени, вобравшего в себя такие драматические эпизоды, как сожжение Дж. Бруно, отречение Г.Галилея, идейные конфликты в связи с учением Ч.Дарвина о происхождении видов, прежде чем наука смогла стать решающей инстанцией в вопросах первостепенной мировоззренческой значимости, касающихся структуры материи и строения Вселенной, возникновения и сущности жизни, происхождения человека и т.д. Еще больше времени потребовалось для того, чтобы предлагаемые наукой ответы на эти и другие вопросы стали элементами общего образования. Без этого научные представления не могли превратиться в составную часть культуры общества.

По мере того, как утверждалась ценность науки в качестве авторитетной культурно-мировоззренческой силы, в общественном сознании формировалось новое, уважительное отношение к ней. Статус науки в общественном сознании существенно вырос, и в XVIII веке в эпоху Просвещения Разум  и основанная на нем наука заявили претензии на господствующее положение в мировоззренческой сфере. Идеологи эпохи Просвещения, видя в невежестве и суевериях основной источник всех пороков и зол в обществе, считали, что распространением научных знаний среди широких слоев населения они способствуют социальной справедливости и разумному общественному устройству.

Идеология Просвещения была идейной основой Великой французской революции, а также пользовалась значительной поддержкой интеллектуальных сил во всей Европе, включая и Россию. Благодаря распространению этой идеологии в общественном сознании укоренилось понимание научного знания как самоценного и общественно значимого. Расширение объема научных знаний представлялась целью не требовавшей какого бы то ни было внешнего оправдания. В качестве одной из ключевых социальных ценностей стал выступать и принцип свободы научных исследований. Всякое выступление против этих установок воспринималось как проявление обскурантизма.

В настоящее время культурно-мировоззренческая функция науки играет заметную роль в общественной жизни. Однако претензии науки на абсолютный приоритет в этой сфере, на господство научного мировоззрения встречает противодействие со стороны других форм культуры: религии, философии, искусства. Люди осознают, что научные основы мировоззрения необходимы, но они не могут быть единственными в решении мировоззренческих вопросов. Необходимо единство науки с другими формами культуры, их тесное сотрудничество.

Наука – производительная сила общества. Со второй половины XIX века отчетливо выявилась значительная группа социальных функций науки, связанная с приложением научных знаний и методов в самых различных сферах практической деятельности. Наиболее характерный в этом отношении – процесс превращения науки в непосредственную производительную силу, который базируется на формировании устойчивых взаимосвязей между наукой, техникой и производством.

В период становления науки как социального института вызревали материальные предпосылки для осуществления такого синтеза, создавался необходимый для этого интеллектуальный климат, вырабатывался соответствующий строй мышления. Конечно, научное знание и тогда не было изолировано от быстро развивавшейся техники, но связь между ними носила односторонний характер. Некоторые проблемы, возникавшие в ходе развития техники, становились предметом научного исследования и даже давали начало новым научным дисциплинам.

Так было, например, с гидравликой, с термодинамикой. Сама же наука мало что давала практической деятельности — промышленности, сельскому хозяйству, медицине. И дело было не только в недостаточном уровне развития науки, но прежде всего в том, что сама практика, как правило, не умела, да и не испытывала потребности опираться на завоевания науки или хотя бы просто систематически учитывать их. Вплоть до середины XIX века случаи, когда результаты науки находили практическое применение, были эпизодическими и не вели к всеобщему осознанию и рациональному использованию тех богатейших возможностей, которые сулило практическое использование результатов научных исследований.

Со временем, однако, становилось очевидным, что сугубо эмпирическая основа слишком узка и ограниченна для того, чтобы обеспечить непрерывное развитие производительных сил, прогресс техники. И промышленники, и ученые начинали видеть в науке мощный катализатор процесса непрерывного совершенствования средств производственной деятельности. Осознание этого резко изменило отношение к науке и явилось существенной предпосылкой для ее решающего поворота в сторону практики, материального производства. И здесь, как и в культурно-мировоззренческой сфере, наука недолго ограничивалась подчиненной ролью и довольно быстро выявила свой потенциал революционизирующей силы, в корне меняющей облик и характер производства.

Важной стороной превращения науки в непосредственную производительную силу является создание и упрочение постоянных каналов для использования научных знаний, появление таких отраслей деятельности, как прикладные исследования и разработки, создание сетей научно-технической информации и др. Причем, вслед за промышленностью такие каналы возникают и в других отраслях материального производства и даже за его пределами. Все это влечет за собой значительные последствия и для науки, и для практики.

Если говорить о науке, то она, прежде всего, получает новый мощный импульс для своего развития, поскольку применение науки к непосредственному производству само становится для нее одним из определяющих и побуждающих моментов. Со своей стороны, практика все более явно ориентируется на устойчивую и непрерывно связь с наукой. Для современного производства, да и не только для него, все более широкое применение научного знания выступает как обязательно условие самого существования и воспроизводства многих видов деятельности, возникших в свое время вне всякой связи с наукой, не говоря уже о тех, которые ею порождены.

Особое значение в современных условиях приобретает такая форма практики, как техническая деятельность. В наш век техники она приобретает все большее значение не только для создания материальных благ и искусственной среды обитания, особой техносферы, в которой живет современный человек, но и в формировании мышления, культуры, мировоззрения. Термин «техника» двойственен по своему смыслу. Это и совокупность различных устройств, созданных человеком (машин, инструментов, строений, транспортных средств и т.п.), предназначенных для создания различных веществ, энергии и информации, их преобразования, хранения и использования в целях развития производства и удовлетворения различных непроизводственных потребностей. Техника в этом смысле может выступать и как средство производства, и как его конечный продукт - результат производительной деятельности людей. Она поэтому составляет важнейший элемент производительных сил, определяющих, в конечном счете, характер и содержание способа производства. Техника в другом смысле представляет собой совокупность различных навыков, устойчивых образов деятельности, особого рода умений. Примером этого рода может служить техника рисования, балетная техника, техника программирования и т.п. Оба смысла понятия «техника» тесно связаны и вырастают из одного корня. Те или иные устройства, созданные человеком - артефакты, - могут практически применяться для соответствующих целей лишь при наличии определенного уровня профессиональных умений. И наоборот, навыки, профессиональная подготовка и умения определяются и ограничиваются соответствующим типом и уровнем развития артефактов и, в свою очередь, соответствуют или препятствуют их совершенствованию. Таким образом, в самой сердцевине технической деятельности заложено диалектическое единство между материальными артефактами, с одной стороны, и навыками, умениями, стандартами деятельности - с другой.

В современных условиях человек все в большей мере передает артефактам функции, которые раньше он выполнял сам. Современная техника не просто является «продолжением» руки человека, многократным «усилителем» его мускульной энергии, но и средством, позволяющим выполнять с помощью компьютеров целый ряд интеллектуальных, прежде всего вычислительных операций. Вместе с тем благодаря возможностям, связанным с автоматизацией самых разнообразных производственных процессов и передачей ряда рутинных интеллектуальных действий компьютерам, человек освобождается для осуществления специфически человеческой, творческой, конструктивной и проективной деятельности.

Значение техники и технической деятельности не сводится лишь к тому, что они составляют ядро производительных сил общества и выступают как механизм преобразования предметной Среды, в которой живет человек. Опосредованно, через систему общественных отношений, они влияют на весь образ жизни и мировоззрение человека, причем это влияние многообразно и отнюдь не может быть оценено однозначно.

Так, в современной западной философии существуют разные, по-видимости противоположные, концепции техники, Одна из них, получившая название концепции «технологического детерминизма», считает технику и технологию решающими факторами развития человечества. Политика, искусство, наука и культура оказываются целиком подчиненными механизму научно-технического прогресса. Вся власть в такой технологизированной цивилизации сосредотачивается в руках технической элиты - технократии. Другая концепция - антитехницизм - выступает как прямой антипод первой. Антитехницизм рассматривает технику, техническую деятельность как злого демона, созданного человеком и подчинившим себе своего создателя. Антигуманизм, нивелировка личности, одиночество людей, безработица, создание примитивной массовой культуры - все это, с точки зрения антитехницистов,- результат непомерного развития техники. В многочисленных философских и фантастических произведениях антитехницизм рисует чудовищные картины подчинения человека роботами и наступления эры чисто технической цивилизации. Поэтому антитехницизм рекомендует возврат к естественному образу жизни, к регрессу, к бегству от современной городской промышленной цивилизации на лоно природы.

Обе концепции, при всей их видимой противоположности, имеют общую философскую предпосылку - признание неразрешимости противоречия между человеком с его притязаниями на свободу и неповторимую индивидуальность, с одной стороны, и техникой и технологией, уничтожающими индивидуальность, свободу и независимость - с другой.

В отмеченных концепциях отражается реальная противоречивость между человеком и обществом, с одной стороны, и современными техническими и технологическими средствами - с другой. Непрестанно расширяя спектр возможностей человека, развитие техники в то же время ставит перед людьми много новых, порой неожиданных и весьма сложных проблем. Современная техника и технология требует в высшей степени ответственного отношения к себе и сознательной дисциплины ото всех тех, кто ее проектирует, разрабатывает и использует.

Наряду с этим все более важное значение приобретают проблемы, связанные с выбором направлений развития техники и технологии. Признание полной и однозначной зависимости всей социальной и духовно-культурной жизни от уровня техники и характера технической деятельности, свойственное и сторонникам технологического детерминизма, и антитехницистам, нередко находит выражение в так называемом «технологическом императиве», согласно которому все, что является технически возможным, находит свое практическое воплощение. Развитие техники с этой точки зрения осуществляется совершенно независимо от человеческих идеалов и ценностей. Реально, однако, эти взаимоотношения являются намного более сложными, и на современном витке научно-технического прогресса наиболее прогрессивные технологии разрабатываются с сознательным учетом экологических и гуманитарных требований.

Подводя итог рассмотрению данной группы социальных функций науки, следует отметить, что на протяжении тысячелетий, создавая необходимые материальные блага и искусственную среду обитания человека, техника в качестве своих негативных последствий приводила к разрушению естественной Среды обитания и дегуманизации труда, особенно в условиях раннего капитализма. Однако эта же техника в адекватных общественных условиях может служить базой для гуманизации человеческой деятельности, для использования современных наукоемких технологий в качестве средства реабилитации и сохранения естественной Среды и освобождения человека от тяжелого рутинного, нетворческого труда. Быстрое развитие информационной технологии открыло невиданные возможности повышения интеллектуального потенциала каждого человека, что позволило соединить профессиональное, технологизированное мастерство и индивидуальным творчеством, гуманизировать научно-технический прогресс.

Наука – социальная сила. Вместе с тем, в ходе научно-технического прогресса стало ясно, что наука не может  ограничиваться только сферой средств, но должна активно участвовать в формировании целей деятельности людей. Дело в том, что цели, которые преследуют люди, определяются не только их желаниями, стремлениями и интересами, но также и средствами, которыми они располагают. Характер и масштабы человеческой деятельности, их цели и задачи в самой существенной степени зависят от тех средств, которые созданы человечеством. И если поставленная цель обусловливает выбор средств для ее достижения, то и наоборот, совокупность доступных средств деятельности  предопределяет горизонт достижимых в данных условиях целей. Если же принять во внимание, что наука стала источником поистине безбрежного и неуклонно расширяющегося многообразия новых средств деятельности, то станет ясно, что уже в силу одного этого она существенным образом участвует и в определении тех целей, которые люди ставят перед собой и считают достижимыми. Таким образом, в современном обществе наука все более активно вовлекается в функцию целеполагания как отражения возможностей развития на базе средств, доставляемых наукой.

В связи с этим у науки все более отчетливо обнаруживается еще одна группа функций — она начинает выступать и в качестве социальной силы, непосредственно включаясь в процессы социального развития. Наиболее ярко это проявляется в тех довольно многочисленных в наши дни ситуациях, когда данные и методы науки используются для разработки масштабных планов и программ социального и экономического развития. При составлении каждой такой программы, определяющей, как правило, цели деятельности многих предприятий, учреждений и организаций, принципиально необходимо непосредственное участие ученых как носителей специальных знаний и методов из разных областей. Существенно, что ввиду комплексного характера подобных планов и программ их разработка и осуществление предполагают взаимодействие общественных, естественных и технических наук.

Наука в данном случае отнюдь не ограничивается созданием средств для решения поставленных перед ней извне целей. И объяснение причин возникновения экологической опасности, и поиск путей ее предотвращения, первые формулировки экологической проблемы и ее последующие уточнения, выдвижение целей перед обществом и создание средств для их достижения — все это в данном случае тесно связано с наукой, выступающей в функции социальной силы. В этом качестве наука оказывает комплексное воздействие на общественную жизнь, особенно интенсивно затрагивая технико-экономическое развитие, социальное управление и те социальные институты, которые участвуют в формировании мировоззрения.

По Тарасову (стр. 174-177)

Наука как социальный институт представляет собой систему научных, организаций, учреждений. По мнению ведущего эксперта по проблеме социальных организаций А.И. Пригожина, для социальных организаций характерны следующие признаки: а) наличие цели; б) распределение членов организаций по ролям и статусам; в) разделение труда, специализация на профессиональной основе; г) построение по вертикальному иерархическому принципу с выделением управляющей и управляемой подсистем; д) наличие специфических средств регулирования и контроля за деятельностью организации; е) наличие целостности социальной системы.

Социальная сущность организации проявляется в реализации своих целей через достижение личностных. Без этой связи невозможен союз между целым (организацией) и частью (человеком). Люди будут входить в состав организации лишь в том случае, если они будут иметь возможность получать зарплату, общаться, иметь возможность профессионального роста и т.д.

Целью науки как социального института является производство нового знания, применение нового знания на производстве, в быту, в культуре.

В науке существует четко определенная система норм, прав, функций и обязанностей членов данного института: академик, доктор, кандидат наук, старший научный сотрудник, лаборант имеют свои должностные обязанности, роли, которые они должны выполнять, предполагающие существование Иерархии в науке. Кроме того, существуют научные нормы получения, обработки и анализа научной информации, проверенные предшествующей практикой исследовательской работы.

Наука включает в себя сеть учреждений: академии наук, научно-исследовательские, проектно-конструкторские институты, лаборатории и бюро, ботанические сады, опытные станции, научные сообщества, библиотеки, органы координации и планирования научных исследований, издательства и т.д. и средства для достижения цели, в частности, научное оборудование. Наука как социальный институт располагает системой санкций: поощрений, наказаний (присвоение ученых званий, должностей, признание авторских прав и т.д.), а также наличием специфических средств регулирования и контроля. Есть акты о внедрении того или иного научного новшества, академия наук выполняет регулятивную роль в форме нормативных актов, издаваемых ею, и т.д.

Наконец наука как социальный институт связана с другими социальными институтами общества: производством, политикой, искусством и т.д.

Помимо описанных выше явных функций, выполняемых наукой как  социальным  институтом,   существуют  еще  и  неявные  (скрытые) функции: в частности такой скрытой функцией долгое время, например в СССР-России,  была  престижность  занятия  наукой,  принадлежность ученых к духовной элите. Данная ценность всегда ощущалась в действиях людей науки. Сегодня, к сожалению, картина несколько иная.

Наука как социальный институт находится в постоянном изменении: закрываются старые учреждения, организации, возникают новые (процесс же образования новых институтов получил название институционализации). Когда же возникла наука как социальный институт, и какие этапы развития имели здесь место?

Собственно история развития самой науки есть история науки как социального института. Уже в эпоху античности на раннем и классическом этапе появляются первые научные учреждения в форме частных школ, научных сообществ под патронажем прославленных мыслителей либо при храмах. Так всем известны: общество пифагорейцев, где занятиям науками :   отводилось почетное первое место; научная Академия Платона, где в течение 40 лет он вел преподавание (на воротах сада, где располагалась научная школа, была вывешена надпись «Да не войдет сюда никто, не знакомый с геометрией»); ликей Аристотеля; школа Гиппократа.

В эллинистическую эпоху прообразом первых средневековых университетов была школа ученых Александрии при Александрийской библиотеке (музее), насчитывающей около 500 000 книг. Как отмечают по этому поводу эксперты, поддержка государства, создание уникальной библиотеки, приток ученых и рукописей из разных стран вызвали значительное развитие математики, механики, астрономии, которые ассоциируются у нас с именами Эвклида, Архимеда, Гиппарха.

В средневековье подобные школы существовали при монастырях. В позднем средневековье возникают теологические университеты: Парижский университет (1160 г.), Болонский, Оксфордский (1167), Кембриджский (1209), Падуанский (1222), Неапольский (1224), Пражский (1347) и др.

Основной особенностью этих научных организаций было то, что научные дисциплины изучались здесь в целом, без специализации. Основное внимание уделялось гуманитарным знаниям. Лишь в конце XVIII в. в университетах начинают преподавать естественнонаучные и технические дисциплины.

Становление современной науки, произошедшей в Новое время, ознаменовалось созданием академий. «В 1603 г.... в Риме создается ... «Академия рыси» - от девиза «глаза ученого должны быть столь же зорки, как и глаза рыси». В этой академии в духе учения Галилея читались лекции, проводились отдельные опыты. Но академией в более полном в русле этого понятия смысле было Лондонское королевское общество, организованное в 1660 г, Парижская академия наук - 1666 г., Берлинская академия наук - 1700 г. В результате к концу XVII в. большинство европейских ученых состояли членами научных академий и обществ.

В 1724 г. была основана Академия наук в Петербурге. Это было государственное учреждение, неплохо оснащенное для того времени научным оборудованием: существовала астрономическая обсерватория, были оборудованы химическая лаборатория, физический кабинет. Здесь работали величайшие ученые того времени - М.В. Ломоносов, Л. Эйлер и др. В 1755 г. по инициативе М.В. Ломоносова был открыт Московский университет.

В конце XVIII - начале XIX вв. процесс объединения исследователей, работавших в различных областях знания, получил дальнейшее развитие: возникают физические, химические, биологические и др. научные общества: «Французская консерватория технических искусств и ремесел» (1795), «Собрание немецких естествоиспытателей» (1822), «Британская ассоциация содействию прогрессу» (1831) и др. Они оказывали материальную поддержку в проведении каких-либо опытов начинающим ученым.

В XVIII в. «общий рост науки и информации, распространение экспериментальных методов и усложнение их техники, возрастание трудоемкости научных исследований обусловили появление стабильных, постоянно действующих коллективов, своего рода «зародышей» лабораторий».

Изменившееся разделение труда и коллективность научной деятельности требовали высших форм целеустремленности, планомерности и социальной организованности. Появляются лаборатории, кафедры, институты как реакция на необходимость коллективной деятельности.

В конце XVIII в. появляется потребность в подготовке опытных ученых-экспериментаторов: в частности политехническая школа в Париже (1795), где преподавали Лагранж, Лаплас, Карно и др. В это же время возникают научные коллективы, объединяющие в одной лаборатории нескольких ученых и их помощников (прообраз научной школы).

Создание научных школ обусловливалось недостаточной подготовленностью к исследовательской деятельности студентов университетов, не получивших в стенах высших учебных заведений практических навыков, необходимых для экспериментальной работы.

В середине XIX в. из общей структуры научных учреждений окончательно выделяются исследовательские подразделения (лаборатории), разрабатывающие более или менее узкие направления науки: Кавендишская лаборатория в Кембридже и др. Здесь уже помимо руководителей работают не только техники и лаборанты, но и научные сотрудники. Во второй половине XIX в. подобные лаборатории из академий перемещаются в высшие учебные заведения: появляются в университетах Германии, России, Франции и в других странах. Наблюдается параллельное существование и соревнование научных коллективов-лабораторий и ученых одиночек.

Наука приобретает черты зрелого организма, профессия научного работника прочно укореняется в обществе, возникает необходимость в целенаправленной подготовке научных кадров. В начале XX в. возникает широкая сеть исследовательских лабораторий и институтов, не связанных с учебным процессом, не зависящих от высших учебных заведений. Возникли многочисленные научные коллективы, получившие статус лабораторий, отделов и т.д.; их организация была закреплена формально, официальными документами. Но сохранились и продолжали существовать неформальные научные коллективы, не обладающие юридическими правами - научные школы.

К началу XX в. появляются научные учреждения нового типа: специализированные исследовательские лаборатории и институты. Например в СССР в 20-30-е гг. возникают: Институт физико-химического анализа, Радиевый институт, Физико-математический институт и др. Возникают академические и прикладные научно-исследовательские институты, лаборатории.

А в середине XX в. появляются принципиально новые научные образования: коллективы ученых работающих над той или иной сложной проблемой. Здесь возникала потребность объединения в одну группу ученых разных специальностей.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

50908. Применение технических средств системы охранного телевидения для предупреждения угроз несанкционированного доступа злоумышленника к конфиденциальной информации 1.18 MB
  Первичный источник видеосигнала в составе системы охранной сигнализации; видеоканал: Совокупность технических средств СОТ обеспечивающих передачу телевизионного изображения от одной видеокамеры до экрана видеомонитора в составе СОТ; видеомонитор: Устройство отображения видеоинформации в составе СОТ; видеорегистратор: Устройство предназначенное для записи воспроизведения и хранения видеоинформации в составе СОТ; видеосервер: Устройство предназначенное для работы в составе цифровой СОТ и обеспечивающее преобразование аналогового...
50909. ОПРЕДЕЛЕНИЕ СКОРОСТИ ПУЛИ ПРИ ПОМОЩИ КРУТИЛЬНОГО БАЛЛИСТИЧЕСКОГО МАЯТНИКА 470 KB
  Цель работы: изучение принципа работы баллистического маятника и закона сохранения момента импульса экспериментальная проверка зависимостей между физическими величинами характеризующими крутильные колебания; экспериментальное определение постоянной упругих сил кручения и момента инерции баллистического маятника; определение коэффициента затухания крутильных колебаний. экспериментальное определение с помощью баллистического маятника скорости пуле. Она состоит из: баллистического маятника.
50912. Изучение поляризации отраженного от диэлектриков света 51 KB
  Для определения значения угла Брюстера по компоненте интенсивности отраженного света параллельной плоскости падения проводим измерения I2 в области ее минимальных значений изменяя значения угла с шагом 1. Зависимость интенсивности компоненты отраженного света параллельной плоскости падения от угла падения удобно занести в таблицу.644 Вывод: изучили свойства света поляризованного при отражении от диэлектриков изучили законы поляризации света при отражении от прозрачной среды.
50913. Построение теста с помощью MS Excel 549.5 KB
  Для организации выбора варианта ответа выполняем последовательность действий: Выбирается пункт меню Данные – Проверка В диалоговом окне выбирается тип данных Список В окне Источник перечисляются варианты ответов через точку с запятой. Например: Для подведения итогов тестирования можно предусмотреть специальный лист на котором будут подведены итоги ответов на каждый вопрос. Например: Для выставления оценки необходимо подсчитать какое количество процентов составляет число правильных ответов от общего числа вопросов исходя из общих...
50915. Физиология крови. Учебно-методическое пособие 1.02 MB
  Смесители а для подсчета эритроцитов; б для подсчета лейкоцитов; 1 капилляр; 2 ампула; 3 наконечник I II III группа крови агглютинины сывороток неизвестная кровь эритроциты антиА антиВ антиАВ цоликлоны неизвестная кровь эритроциты Rh Rh группа крови цоликлон антиД наличие или отсутствие агглютинации неизвестная кровь эритроциты группа крови Rh Rh Новосибирская Государственная медицинская академия Кафедра нормальной физиологии ФИЗИОЛОГИЯ...