263

Алкоголизм и наркомания как негативные социальные явления, отрицательно влияющие на сознание и волю личности

Дипломная

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Исследование алкоголизма и наркомании на основе изучения основных направлений совершенствования системы уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за преступления, совершенные в состоянии опьянения. Криминологические особенности лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения.

Русский

2012-11-14

490.5 KB

84 чел.

Введение

Актуальность темы исследования. На протяжении последних лет в России сохраняется сложная криминогенная обстановка, не удалось приостановить процесс криминализации общества, преступность стремится распространить своё влияние и на те общественные и экономические институты, которые до недавнего времени считались надёжно защищёнными от неё. Среди негативных явлений, присущих современной цивилизации, алкоголизм и наркомания занимают особое место, обусловленное масштабностью и разнообразием возможного и фактически причиняемого ими социуму вреда.

Алкоголизм и наркомания влияют буквально все сферы жизни общества: физическое и духовное здоровье нации, её культуру, общественное производство и экономику в целом, обороноспособность, процесс воспроизводства населения и т.д. Особая система взаимоотношений складывается между алкоголизмом, наркоманией и преступностью. Они оказывают ощутимое влияние на её состояние, структуру и динамику.

Всё более ярко выраженный криминальный характер приобретает наркомания. В Концепции национальной безопасности Российской Федерации отмечается, что серьёзную угрозу физическому здоровью нации представляет, наряду с некоторыми иными факторами, рост потребления наркотических веществ. Усугубляет ситуацию то обстоятельство, что основную долю наркоманов образуют подростки и молодёжь в возрасте от 13 до 25 лет .

В этих условиях особую актуальность обретает всестороннее и глубокое исследование всех тесно взаимосвязанных между собой аспектов наркомании и алкоголизма как сложного негативного социального феномена.

Только на основе такого изучения может быть разработан действенный механизм влияния на данные социальные явления. Не вызывает сомнений то, что немаловажную роль в процессе преодоления наркомании и алкоголизма призваны сыграть меры уголовно-правового характера.

Поэтому анализ алкоголизма, наркомании и существующей системы норм УК РФ, а также определение направлений совершенствования уголовно-правового воздействия представляются своевременными, теоретически и практически значимыми.

Общетеоретическую базу исследования образуют труды ведущих учёных в области теории права, криминологии и уголовного права: Ю.М. Антоняна, М.М. Бабаева, C.B. Бородина, В.А. Владимирова, A.A. Габиани, М.Н. Гернета, A.A. Герцензона, С.С. Гаскина, Э.Г. Гасанова, П.С. Дагеля, А.И. Долговой, Б.В. Здравомыслова, И.И. Карпеца, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, H.A. Лопашенко, Н.С. Лейкиной, Г.М. Миньковского, Р.И.

Михеева, A.B. Наумова, Н.И. Ожигова, A.A. Пионтковского, Э.Ф. Побегайло, C.B. Познышева, Б.Т. Разгильдиева, Н.С. Таганцева, М.Д. Шаргородского, В.Е. Эминова и других; в области медицины: Б.С. Братуся, Э.А. Бабаяна, И.Н. Введенского, М.Х. Гонопольского, Я.М. Калашника, С.И. Конструма, С.С. Корсакова, A.A. Портнова, И.Н. Пятницкой, И.В. Стрельчука и других; в области психологии: И.А. Кудрявцева, О.Д. Ситковской, Ф.С. Сафуанова и других.

Объект н предмет исследования. Объектом настоящего исследования являются алкоголизм и наркомания как негативные социальные явления, отрицательно влияющие на сознание и волю личности и стимулирующие совершение преступлений.

Предметом исследования выступают соответствующие положения теории уголовного права, криминологии России.

Цель и основные задачи исследования. Цель работы состоит в исследовании алкоголизма и наркомании и в разработке на основе этого изучения основных направлений совершенствования системы уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за преступления, совершённые в состоянии опьянения.

Для достижения данной цели предполагается решение следующих задач:

  1.  проанализировать алкоголизм и наркоманию в различных аспектах и проявлениях;
  2.  проанализировать уголовную ответственность лиц за деяния, совершённые в состоянии опьянения;
  3.  изучить состояние, динамику и структуру преступлений, совершаемых в состоянии алкогольного и наркотического опьянения в России и Архангельской области;
  4.   изучить и подвергнуть анализу представленные в литературе мнения, согласно которым алкогольное опьянение рассматривается как психическое расстройство;
  5.  изучить криминологические особенности лиц, совершивших  преступления в состоянии опьянения;
  6.  разработать предложения по совершенствованию уголовно-правовых норм отечественного законодательства, предусматривающих ответственность за преступления, совершенные в состоянии опьянения.

Методология исследования.

 Методологическую основу исследования составляет диалектико-материалистический метод познания, в рамках которого автором применялись частно-научные методы: конкретно-социологический, системно-структурный, формально-логический, логико-семантический, сравнительного правоведения.

Нормативную базу работы составляют:

Эмпирическую базу работы составляют результаты проведённого автором анализа уголовных дел и судебных решений (приговоров, вынесенных судами Архангельской области).

Анализу подвергались статистические данные органов внутренних дел, прокуратуры, судов Российской Федерации и Архангельской области; опубликованные научные исследования по проблемам ответственности за преступления, совершенные в состоянии опьянения.

Результаты исследования позволили выработать направления совершенствования уголовного законодательства и предложить собственную редакцию соответствующих статей УК РФ об ответственности за совершение преступлений в состоянии опьянения.

Положения, выносимые на защиту:

  1.  Высокий уровень психологической, физиологической вредоносности наркомании и алкоголизма для человека и, как следствие этого, возрастающая социальная опасность названных явлений для общества и государства.
    1.  Виды преступлений, совершаемых в состоянии алкогольного и наркотического опьянения в России, в том числе Архангельской области.
    2.  Независимо от источников опьянения, его глубины (кроме опьянения патологического) лица должны нести уголовную ответственность за совершенные ими преступления.
    3.  В определенных ситуациях преступного поведения состояние опьянения может и даже должно учитываться как смягчающий фактор, за исключением случаев, когда субъект преступления осознанно и волевым действием привел себя в состояние опьянения, с тем чтобы облегчить совершение преступления и в дальнейшем сослаться на ненормальное состояние психики, хотя заведомо знал влияние алкоголя на свое поведение.
    4.  Изменение редакции ст.23 «Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения» УК РФ посредством четкого определения о привлечении к уголовной ответственности лиц, совершивших преступление в любой степени простого опьянения и при намеренном приведении своего сознания, исключающего возможность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, либо руководить ими с целью совершения в таком состоянии преступления.
    5.  Дополнение ст.63 «Обстоятельства, отягчающие наказания» УК РФ положением о признании состояния опьянения отягчающим вину обстоятельством при совершении насильственных преступлений. 

Глава I. Преступления, совершаемые в состоянии опьянения, как современная комплексная правовая проблема.

  1.  Общие сведения о состоянии опьянения

Многочисленные исследования последних лет, а также данные статистики со всей очевидностью свидетельствуют о том, что в настоящее время алкоголизация населения не сокращается, а в молодежной сфере приобретает массовый характер. Масштабность проблемы, развитие алкоголизма и наркомании требуют более глубокого изучения существующих негативных тенденций и выработке мер борьбы, в том числе и правового характера.

В данном параграфе мы рассмотрим основные понятия и содержание алкоголизма и наркомании, тенденции их развития.

Употребление алкогольных напитков и наркотических средств оказывает разрушительное воздействие на весь организм человека и, в первую очередь, на его центральную нервную систему, что является причиной различных острых и хронических психических заболеваний. Даже в незначительных дозах они вызывают нарушения в двигательной и психической деятельности. У лица легко и без достаточного внешнего повода часто возникает аффективное возбуждение, утрачивается способность сдерживать себя, страдает правильность восприятия окружающего. Он становится самоуверенным, хвастливым, обидчивым, легко затевает драки, применяет насилие к другим лицам.

Глубина изменений, характер и степень их выраженности бывает разной и зависит от дозы принятых алкогольных напитков или наркотических средств, от физического состояния (истощения, усталости, волнения).

Подобная оценка дается в работах современных исследователей в области медицины В.М. Гузикова, Е.Б. Занина, В.А. Карлова, A.A. Кирпиченко, Ф.С. Сафуанова.

В результате употребления алкогольных напитков или наркотических средств у лица наступает состояние опьянения. В научной литературе дается ряд определений состояния опьянения (И.В. Стрельчук, И.Н. Твердая, В.Н. Флоря и др.).

Так известный отечественный специалист в области медицины профессор И.В. Стрельчук полагал, что «опьяневшим следует считать лицо, принявшее алкоголь в таком количестве, которое вызывает комплекс кратковременных нарушений высшей нервной деятельности различной интенсивности, изменяющих нормальные реакции на окружающую внешнюю среду, вследствие чего возникает известная опасность как для самого опьяневшего, так и для окружающих». С данным определением соглашается исследователь советского периода И.Н. Твердая.

Более узкое понятие, не учитывающее общественную природу данного явления, предлагал исследователь В.Н. Флоря, определяя состояние опьянения, как «вызванные алкоголем нарушения психофизиологических функций организма, обусловленные умеренным или неумеренным употреблением спиртных напитков, или употреблением алкогольных суррогатов».

Однако в данных определениях круг средств, употребление которых вызывает состояние опьянения, сужен до алкоголя и не учитываются наркотические средства. Справедливо высказывались современные исследователи C.B. Бузынова и П.И. Гришаев, предлагая под состоянием опьянения понимать не только алкогольное, но и опьянение, вызванное употреблением наркотических средств.

На наш взгляд, более полным может быть дано определение состояния опьянения, как состояние человека с явно выраженными нарушениями психофизиологических функций организма, возникшими в результате употребления алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, повлекшими опасность для себя и окружающих.

Данное определение показывает, что источником опьянения является алкоголь, наркотические средства и другие одурманивающие вещества, что соответствует точке зрения законодателя, изложенной в статье 23 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ). Состояние опьянения определяется как результат употребления указанных веществ в любом количестве (умеренное или неумеренное), как биологическая и социальная основа пьянства, алкоголизма и наркомании, а также его общественная опасность как для человека, так и для окружающих.

Далее в работе рассмотрим влияние алкоголя на поведение человека, а затем влияние наркотических средств.

Для уяснения сущности явлений, вызываемых употреблением алкогольных напитков, рассмотрим основные понятия, связанные с ними.

Известно, что алкоголь (этиловый или винный спирт, этанол) — это органическое углеводородное соединение, широко распространенное в живой природе, получаемый из различных пищевых продуктов или синтетическим путем.

Чтобы дать правильную трактовку терминов, обозначающих злоупотребление алкоголем, («пьянство», «хронический алкоголизм», «алкоголизм» и др.) рассмотрим некоторые наиболее известные в советский и современный период определения. Так отечественные специалисты в области медицины Э.И. Дейчман, Г.М. Энтин, А.А.Портнов, И.Н.Пятницкая, И.В. Стрельчук, Г.В. Морозов, H.H. Иванец использовали понятия как «хронический алкоголизм», так и «алкоголизм».

Э.И. Дейчман определял алкоголизм как заболевание, наступившее в результате постоянного неумеренного употребления спиртных напитков и болезненного пристрастия к ним.

Г.М. Энтин также относил алкоголизм к заболеванию, «вызванному систематическим употреблением алкогольных напитков и обусловленное действием алкоголя как наркотического вещества».

И.В. Стрельчук определял алкоголизм как «хронический алкоголизм — болезнь при которой возникает болезненное влечение к алкоголю с одновременной потерей чувства меры контроля спиртных напитков, когда у больных вследствие длительного злоупотребления ими появляются психические и соматические изменения вначале обратимые (функциональные), но постепенно переходящие в необратимые (органические)».

Г.В. Морозов и H.H. Иванец определяли алкоголизм как «заболевание, определяющееся патологическим влечением к спиртным напиткам (психическая и физическая зависимость)..., а в далеко зашедших случаях — стойкими соматоневрологическими расстройствами и психической деградацией».

В определении Э.И. Дейчмана термин «алкоголизм» употреблен в узкомедицинском смысле. Более полное понятие алкоголизма давалось Г.М. Энтиным, но оно являлось чрезмерно широким и не отражало существенные признаки болезни. В данном определении употреблено выражение: «... и обусловленное действием алкоголя как наркотического вещества», которое требует дополнительного толкования.

Современное состояние проблемы, по нашему мнению, в общем ее виде может отражать понятие алкоголизма, данное специалистами в области медицины Ю.П. Лисициным и П.И. Сидоровым, которые предлагают следующее определение: «Алкоголизм есть хроническое заболевание, характеризующееся патологической потребностью человека в алкоголе». Поскольку при алкоголизме поражаются практически все органы и системы организма, то можно исключить понятие «психическое», так как предпочтение психических нарушений в ущерб остальным поражениям органов и систем было бы неверным. В видовое отличие обоснованно введено понятие «потребность», поскольку именно она (в силу своих особенностей) вынуждает больного употреблять алкоголь и в этом смысле выступает синонимом физической зависимости от алкоголя. Физическая зависимость является стержнем, системообразующим фактором.

Вместе с тем понятие «алкоголизм» должно отражать и тот духовный, материальный и биологический вред, который приносит неумеренное употребление алкогольных напитков как самим лицам, так и всему обществу. Исходя из этого, данное определение, на наш взгляд, следует дополнить положением, включающим в себя не только медицинский, но и социальный критерий, и характеризовать его следующим образом: «алкоголизм — это хроническое заболевание, характеризующееся патологической потребностью человека в алкоголе и ведущее к социальным конфликтам».

Трудно, а иногда и невозможно, провести четкую границу между алкоголизмом и пьянством. Но это необходимо даже в силу того, что при алкоголизме применяются преимущественно меры медицинского характера, а при пьянстве - общественного воздействия.

Исследователь советского периода В.Н. Флоря определял пьянство как социально-бытовое явление, выражающееся в неумеренном употреблении алкоголя, причиняющее вред общественным отношениям, порождающее преступления и другие правонарушения, или создающее угрозу наступления этих последствий.

Более узкое понятие пьянства дают современные исследователи в области медицины В.Т.Кондрашенко и А.Ф.Скугаревский, определяя его как неумеренное употребление алкоголя, не приведшее к формированию алкоголизма.

Тем самым они определяют его медицинский критерий. Но к данному определению следовало бы добавить социальную направленность пьянства, отражая при этом ее как возможность возникновения социальных конфликтов. По нашему мнению, может быть дано следующее определение пьянства: «пьянство - это неумеренное употребление человеком алкоголя, не приведшее к его патологической потребности и отрицательно влияющее на социальные отношения».

Данное понятие пьянства показывает, что лицо уже перешло черту умеренного употребления алкогольных напитков взрослыми здоровыми людьми в общепринятых для этого случаях и надлежащих условиях не осуждаемого ни правом, ни морально и не причиняющего вреда пи индивиду, ни обществу, что лицо еще не достигло такой степени зависимости от алкоголя, когда наступают специфические нервно-психические расстройства и возникают конфликты в социальной сфере и трудовых отношениях.

Рассмотрим далее действие алкоголя на поведение человека в зависимости от количества и длительности его употребления.

Психические изменения, вызываемые принятием алкоголя, в современной научной медицинской литературе принято делить на: 1) состояния, вызываемые острой интоксикацией алкоголя и 2) расстройства психики, возникающие в результате хронического злоупотребления алкоголем. Острая интоксикация алкоголем в свою очередь может проявиться в двух формах: 1) форме простого алкогольного опьянения и 2) форме патологического опьянения (Б.С. Братусь, И.Н. Пятницкая и др.).

Простое алкогольное опьянение — это наиболее распространенный тип острой интоксикации алкоголем. В зависимости от выраженности и последовательности развития определяющих нарушений это состояние, подразделяется на три степени: легкую, средней тяжести и тяжелую.

В начальной стадии опьянения нарушаются процессы торможения. Появляется ощущение веселости, хорошего настроения, чувство физического и душевного благополучия. Это состояние называется эйфорией. Человек становится словоохотливым, беспечным, общительным, склонен к шуткам и остротам, излишне подвижен и неточен в своих движениях. По этому поводу акад. И.П. Павлов писал: «Человек в начале делается развязнее, он еще никаких неприличностей не делает, а рядом с этим ясно, что он не тот, что был. Он скинул с себя долю торможения, которое обусловливается социальной жизнью. Тут у него развязывается язык, т.е. делается менее сдержанным, менее контролируемым чем до этого. Значит первое действие алкоголя на человека заключается в ослаблении тормозного процесса».

Отечественные исследователи в области медицины Э.А. Бабаян, А.Е. Бобров, В.Т. Кондрашенко, В.В. Посохов, А.Ф. Скугаревский, С.З. Татевосян отмечают, что легкая степень простого алкогольного опьянения наступает при содержании алкоголя в крови 0,1 % и характеризуется ощущением психического и физического комфорта. Улучшается настроение, возникает чувство бодрости и довольства. Преобладают приятные мысли и ассоциации. Восприятие слышимого и видимого имеет преимущественно положительную окраску. Возникающие в этом состоянии неприятности нередко воспринимаются спокойнее и проще. Лица в состоянии легкого алкогольного опьянения сравнительно часто в стрессовых ситуациях выглядят даже спокойнее трезвых.

Колебания эмоционального фона, отмечают указанные авторы, если и возникают, то бывают неглубокими (легкая обида, досада, нетерпение с оттенком раздражения) и скоро проходят. Опьяневшие испытывают желание говорить, в их движениях и мимике появляется гиперэкспрессивность. Речь становится более громкой и быстрой, однако нарушений артикуляции либо нет, либо, реже, они выражены незначительно. В движениях наблюдаются большая размашистость, порывистость, снижение точности. Внимание легко отвлекаемо. Темп непоследовательного мышления ускоряется, часто встречаются поверхностные ассоциации. Снижаются объём и качество выполняемой работы, в частности возрастает число ошибок. Критическое отношение как к своему состоянию, так и к выполняемым обязанностям, снижается. Воспоминания обо всем периоде опьянения сохраняются в полной мере.

При достижения алкоголя в крови 0,2 % наступает средняя степень простого алкогольного опьянения. У многих опьяневших отмечается повышенное настроение, сопровождающееся преходящими или достаточно продолжительными состояниями отчетливого раздражения, недовольства, обиды, неудовлетворения, которые в последующем могут преобладать. Нарушения все больше влияют на содержание высказываний и поступков.

Современные исследователи в области медицины Т.Н. Балашова, И.В. Бокий, характеризуя среднюю степень опьянения, отмечают, что у человека появляются выходящие из-под контроля переживания (явная переоценка своих возможностей, обиды и упреки в адрес окружающих людей, с которыми опьяневший находится в личных или служебных отношениях и т.д.). Значительно снижается критика и усиливается двигательная расторможенность. Это способствуют, легкому переходу волевых импульсов в действие. Окружающая ситуация оценивается лишь фрагментарно, вследствие чего часто совершаются неадекватные обстоятельствам поступки, в том числе и противоправные, отмечают ученые- психиатры М.Г. Гулямов и М.А. Хадиров. При этом наблюдается резкое снижение критики, сочетающееся с повышенной самооценкой, грубостью, плоскими шутками.

Однако, как отмечают ученые-психиатры, в частности В.Г. Тресков, наряду с казалось бы, недооценкой своего состояния опьяневший способен на очень верные и точные замечания не только в адрес окружающих, но и самого себя. Находящийся в опьянении средней степени, как правило, в той или иной мере соотносит своё поведение с внешними условиями. О некоторых событиях, происходивших в период опьянения, особенно о тех, которые не были эмоционально значимыми, может сохраняться не вполне четкое воспоминание.

Тяжелая степень алкогольного опьянения наступает при концентрации алкоголя в крови 0,3 % и проявляется в затрудненном передвижении, дезориентации, потере памяти. В глубокой стадии опьянения появляются все более значительные отклонения от нормального функционирования головного мозга. Человек утрачивает способность разумного суждения. В таком состоянии лицо проявляет склонность к агрессии и разрушению — отмечает исследователь в области права A.B. Ястребов.

Следует отметить, что даже в стадии глубокого опьянения, в большинстве случаев, лицо всё же сохраняет какую-то ограниченную способность разобраться в окружающей обстановке и в своих поступках. В таких случаях связь с действительностью не утрачивается полностью, а осуществляется относительный контакт с внешним миром. Пьяный «еще в известной мере улавливает непосредственную ситуацию и её изменения...» - отмечал видный отечественный психиатр М.И. Затуловский..

Современные исследователи в области медицины, В.А. Карлов, Н.С. Марковская, В.Я. Семке, Е.И. Скугаревская, приводят данные о том, что в некоторых случаях тяжелой степени опьянения наблюдаются припадки с потерей сознания. Отмечается, что тяжелая степень опьянения может сопровождаться забывчивостью. В судебно-следственной и экспертной практике нередки заявления виновных о том, что они были пьяными и совершенного преступления не помнят. Во многих случаях подобные заявления не соответствуют действительности и рассчитаны на то, что ссылка на расстройство памяти (амнезию) повлечет освобождение или смягчение ответственности. Лица, совершившие преступление в состоянии опьянения, как правило охотно признают, что они были пьяными и часто преувеличивают степень опьянения. Учеными-психиатрами установлено, что после глубокого сна, которым заканчивается тяжелое опьянение, нередко действительно наступает полная или частичная амнезия событий, преимущественно имевших место в конце опьянения, причем тотальность амнезии зависит от тяжести опьянения. Она является распространенным признаком простого опьянения и сама по себе не может служить основанием для освобождения от уголовной ответственности.

Количество необоснованных заявлений виновных об амнезии совершенного преступления значительно сократилось бы, если бы проводилось их медицинское освидетельствование для определения степени опьянения непосредственно после задержания, как, например, сейчас это делается по делам о транспортных преступлениях. При этом установление легкой или средней степени опьянения исключало бы возможность ссылается на амнезию и помогло бы рассеять бытующее заблуждение о том, что пьяный якобы не ведает, что творит.

Анализ современных представлений ученых в области медицины и права позволяет выделить характерные признаки простого опьянения, влияющие на преступное поведение личности:

  •  сохранение опьяневшим ориентировки в месте, времени, общении, речевой контакт с окружающими, связь действий с внешними, иногда незначительными поводами, недостаточная мотивированность или вообще отсутствие видимых мотивов поступков;
  •  дифференцированный, целенаправленный характер агрессивных действий, чрезвычайно злобные, жестокие действия против случайно оказавшихся рядом лиц, нецензурная брань в адрес окружающих, уничтожение или повреждение имущества;
  •  наличие в большинстве случаев физических признаков опьянения - шаткая походка, нечеткость движений, нарушение речи, назойливость, хвастливость, слезливость, придирчивость, циничность;
  •  сужение объема внимания, недостаточность осмысливания и ориентировки в окружающем, затрудненность, замедленность восприятий.

Одним из вариантов острого отравления алкоголем является патологическое опьянение, редко встречающееся в практике. Современное представление о патологическом опьянении исходит из основного положения о его качественном отличии от простого опьянения. В настоящее время оно рассматривается психиатрами как острое психотическое состояние, возникающее в результате отравления алкоголем, со своеобразными болезненными проявлениями, качественно не имеющее ничего общего с простым алкогольным опьянением. Это состояние часто возникает после приема значительных доз алкоголя (от 300 до 500 мл. водки), но может наблюдаться и при небольших дозах (до 200 мл.). Оно развивается вскоре после употребления алкоголя, продолжается короткое время и лишь в отдельных случаях длится несколько часов.

Характеризуется внезапным возникновением двигательного возбуждения с полным нарушением ориентировки, контакта с окружающей действительностью, появлением подозрительности, злобности, настороженности, страха, гнева. Возбуждение проявляется в интенсивных, бессмысленных, хаотических агрессивных действиях, которые совершаются с невероятной жестокостью, злобностью.

Может возникать расстройство сознания. Испытывая тревогу, страх за свою жизнь, больные ловко и умело преодолевают препятствия и неожиданно с яростью нападают на воображаемых врагов. Их агрессивные действия отличаются большой разрушительной силой, жестокостью, внезапностью. Движения больных уверенны, четки, они умело совершают прыжки, перебежки, легко взбираются по лестнице на большую высоту, смело ходят по крышам, карнизам домов, умело используют любые предметы в качестве орудий нападения. Их речь отрывочная, лаконичная, часто носит характер угрозы, приказания, всем своим содержанием отражает мир болезненных переживаний, в котором живет и действует такой больной. Им кажется, что кто-то им угрожает, следит за ними, что их обвиняют в тяжелых преступлениях и т.п., больным слышатся брань, шепот, угрозы. Общественно опасные деяния, совершаемые ими, поражают своей дикостью, злобностью и жестокостью.

Систематическое длительное (не менее 5 лет) употребление алкоголя переходит в алкоголизм, который вызывает серьезные нарушения нормальной психической жизни субъекта, но большей частью эти нарушения не носят такого глубокого характера, который лишал бы лиц способности сознавать свойство и значение своих поступков и руководить ими.

В некоторых случаях злоупотребление алкоголем может стать причиной целого ряда алкогольных психозов, таких как белая горячка, алкогольный галлюциноз, алкогольный бред (алкогольный параноид) и другие, которые сопровождаются такими серьезными психическими расстройствами, что в подавляющем большинстве случаев вызывают полную утрату лицом способности сознавать свойство и значение совершаемого или руководить своими действиями.

В юридической научной литературе приводятся сведения о том, что больные с алкогольными психозами чаще, чем другие лица, совершают опасные действия против личности (лишение жизни, причинение тяжкого вреда здоровью).

Рассмотрим кратко некоторые из алкогольных психозов с точки зрения влияния этих заболеваний на сознание и волю человека.

Чаще всего приходится встречаться с алкогольным психозом в форме белой горячки. Это заболевание возникает внезапно и обычно ночью. При белой горячке больной теряет правильный контакт с действительностью. Он не отдает отчета в том, где находится и с кем общается. Лицо, впавшее в состояние белой горячки, находится под влиянием галлюцинаций: кажется, что его преследуют животные, птицы, насекомые и т.п. Это вызывает у него страх. Он кричит, пытается куда-то бежать. Болезненное состояние может продолжаться несколько суток.

Психические расстройства в состоянии белой горячки носят такой характер, что нередко приводят к совершению общественно опасных действий. Лица, находящиеся под влиянием тяжелых психических переживаний при белой горячке, представляют большую опасность для окружающих. В состоянии белой горячки преимущественно совершаются такие опасные преступления, как убийство, причинение тяжкого вреда здоровью и др. Нередки и случаи самоубийства.

Алкогольный галлюциноз является одним из самых распространенных алкогольных психических заболеваний. Эта болезнь напоминает белую горячку, но, в отличии от нее, протекает без помрачения сознания и нарушения ориентировки. Алкогольный галлюциноз, как правило, имеет острое течение, но в некоторых редких случаях встречается и хроническая форма.

При алкогольном галлюцинозе, в отличие от белой горячки, преобладают слуховые галлюцинации, а зрительные галлюцинации встречаются сравнительно редко. Поведение лиц в состоянии алкогольного галлюциноза внешне носит более планомерный характер, чем при белой горячке. Течение алкогольного галлюциноза обычно острое. Расстройства памяти, как правило, не наблюдается.

Алкогольный бред развивается у хронических алкоголиков и является остро или хронически протекающим алкогольным психозом. Симптомами алкогольного параноида являются: бред, бредовая интерпретация окружающей обстановки, тревога, страх и возбуждение.

Алкогольный параноид может возникнуть как внезапно, так и постепенно. Основным признаком этого заболевания является наличие различных бредовых идей. Состояние алкогольного параноида сопровождается резкими тяжелыми расстройствами психики.

Отрицательное воздействие алкоголя на поведение человека связано с тем, что он раньше всего и сильнее всего оказывает влияние на центральную нервную систему, особенно на функциональное состояние мозга. Высшая нервная деятельность изменяется уже при сравнительно малых дозах спирта. Уже в небольших дозах алкоголь не только возбуждает, но и нарушает правильность нервной деятельности. У человека уменьшается сдержанность, уменьшается тревога и боязнь последствий за свои действия - он более живет интересами данной минуты. Имея соответствующую установку, лицо, употребляющее алкоголь, легко может совершить правонарушение. Алкогольное опьянение чаще всего не вносит ничего нового в мотивацию действий выпившего, он выявляет и реализует желания, наклонности, намерения, сформированные у него задолго до опьянения.

У некоторых людей под влиянием алкоголя может возникнуть ничем не обоснованное чувство озлобленности и негодования, легко прорывается наружу обида, ревность, месть. Такие чувства способны усилить возбудимость и ослабить сдерживающие нервные механизмы, и человек теряет самообладание. Этим и объясняется тот факт, что значительная часть преступлений, направленных против личности, совершается в состоянии опьянения.

Алкогольное опьянение способствует выявлению и реализации неосознанной, но смутно намеченной субъектом преступной цели. Не менее важную роль оно играет в принятии субъектом волевого решения совершить ранее задуманное преступление. В данном случае алкогольное опьянение является одним из обстоятельств, способствующих совершению преступления, хотя оно и не имеет прямого отношения к формированию данной конкретной преступной цели или умысла.

У ряда лиц алкогольное опьянение приводит к таким изменениям психики, которые могут оказаться единственным субъективным основанием совершенного правонарушения. В этих случаях опьянение служит не только выявлению скрытых желаний или формированию решимости пойти на совершение преступления, но и созреванию у субъекта преступного умысла. Например, 9 декабря 2004 года Архангельский областной суд рассмотрел уголовное дело по обвинению нигде не работающих К. 1980 года рождения и И. 1980 года рождения, в совершении преступлений, предусмотренных статьями 162 ч.4 п. «в» и 105 ч. 2 п. «в, д, и, е, к». Согласно медицинского заключения К. страдал хроническим алкоголизмом, а И. - опийной наркоманией, отягощенной приемом алкоголя.

18 июня 2004 года около 20:00 часов Кондрашев и Иванов находились на озере около завода в г. Н. Архангельской области. Употребляли алкогольные напитки. Увидев отдыхавшего там же на озере незнакомого им Куз., 1974 года рождения, с целью хищения его имущества, напали на него, повалили на землю и совместно стали наносить удары руками и ногами по различным частям тела. Завладели имуществом Куз.: ботинками, брюками, спортивной курткой и деньгами на общую сумму 36.000 рублей для приобретения в последующем алкогольных напитков и наркотических средств. Затем, около 23 часов, увидев, что Куз. встал, имея умысел на его убийство, с целью сокрытия совершенного преступления, умышленно с особой жестокостью стали совместно наносить удары руками и ногами в различные части тела, в том числе в область головы. К., кроме того, ногой сдавил шею Куз., который от полученных травм скончался на месте происшествия.

К. и И. было назначено по 10 лет лишения свободы каждому. Кроме того, Кондрашеву назначено принудительное лечение от алкоголизма, а Иванову принудительное лечение от наркомании.

Приведенный пример показывает, что преступный умысел созрел под воздействием алкоголя и денежные средства добывались для удовлетворения болезненного влечения к алкоголю и наркотическим средствам. Кроме того, мы наблюдаем и резкое сужение круга интересов у осужденных до жадной тяги к алкоголю и наркотическим средствам. Длительное употребление алкоголя и наркотических средств, в данном случае, привело к грубейшим нарушениям психики и совершению преступления в жестокой форме.

Наряду с ростом употребления алкогольных напитков резко увеличивается и немедицинское потребление наркотических средств.

Говоря о зависимости, представляется необходимым подчеркнуть существование зависимости как врожденной, так и приобретенной. Человек со дня рождения зависит от воздуха, от воды, от молока матери и т.п. Например, при лишении воды возникают симптомы психического возбуждения и галлюцинации (начинают видеться водные источники, родники, слышаться шум воды) и, наконец, может наступить смерть. Таким образом, картина врожденной зависимости представляется в полном объеме и включает в себя как физическую, так и психическую зависимость.

Приобретенная зависимость возникает при применении соответствующих лекарственных средств или иных веществ в связи с тем, что эти вещества или средства облегчают болезненное состояние, страдание или вызывают эйфорию, возбуждение, опьянение, которые наблюдаются при применении как наркотических средств, так и психотропных лекарств или алкогольных напитков.

В настоящее время Федеральный закон  Российской Федерации «О наркотических средствах и психотропных веществах» определяет наркоманию как заболевание, обусловленное зависимостью от наркотического средства или психотропного вещества. Впервые законодательно было дано объективное понятие наркомании.

Сочетание алкоголизма с приёмом других веществ или лекарственных средств, не отнесенных к наркотическим или психотропным, необходимо относить к осложненному алкоголизму. Осложненный алкоголизм и осложненная наркомания отличается по той форме проявления болезни, которая с позиций социально - правовых имеет большое значение и подпадает под более строгие административные и правовые меры. Так, сочетание алкогольных напитков с разными веществами ненаркотического ряда предусматривает первоочередное значение алкоголизма и обозначается как осложненный алкоголизм. В сочетании наркотических средств или психотропных веществ с другими веществами или с алкоголем главное значение принадлежит наркомании и, соответственно, случай определяется как осложненная наркомания.

Исходя из норм международного права Федеральный закон Российской Федерации «О наркотических средствах и психотропных веществах» дал понятие наркотического средства. Это «вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, растения, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в соответствии с законодательством Российской Федерации, в том числе Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 года».

Данный закон дал и понятие психотропного вещества. Это «вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, природные материалы, включенные в перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Конвенцией о психотропных веществах 1971 года».

Закон о наркотических средствах определил прекурсоры наркотических средств и психотропных веществ (далее - прекурсоры), как «вещества, часто используемые при производстве, изготовлении, переработке наркотических средств и психотропных веществ, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Конвенцией Организации Объединенных Наций о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1998 года».

Таким образом, наркотические средства, психотропные вещества и их прекурсоры в трактовке закона становятся таковыми, если они включаются в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации.

Незаконное потребление наркотических средств и психотропных веществ обладает повышенной степенью общественной опасности. Негативность и общественная опасность предопределяется двумя аспектами: медицинским и социальным. Это отражалось в работах ряда ученых-юристов, например, Т.М. Клименко, М.Л. Прохоровой и др.

Рассмотрим содержание медицинского и социального аспектов опасности незаконного потребления наркотических средств и психотропных веществ. Медицинский аспект опасности (вредоносности) обусловлен тем, что потребление указанных препаратов приводит к глубокому истощению всех функций организма. Длительное применение наркотических средств или психотропных веществ приводит к привыканию организма к ним, возникновению состояния наркотической зависимости (физической и психической). Жизнедеятельность организма наркомана поддерживается на определенном уровне лишь при условии приема соответствующей дозы наркотического средства или психотропного вещества. Перерыв в приеме наркотика приводит к тому, что его потребитель испытывает мучительное состояние, именуемое абстинентным синдромом.

Нарушения, наблюдаемые у больных наркоманией, связаны не только с психофизиологическими механизмами зависимости, но и токсическим действием наркотических средств, обусловливающим органическое поражение нервной системы.

В результате длительного потребления наркотических средств и психотропных веществ формируется болезненная зависимость которая проходит три основные стадии наркомании.

На первой наблюдается повышенная устойчивость (толерантность), ускоренное наступление эйфории, психическая зависимость от наркотика.  При этом нет ещё хронической интоксикации организма и связанных с ней осложнений. Первая стадия кратковременна.

На второй стадии достигается максимальная стабильная толерантность. Заметна психическая и физическая зависимость от наркотиков, появляются признаки  интоксикации организма: похудание, общая слабость и вялость, резкое снижение трудоспособности. Прогрессируют болезни наблюдавшиеся ранее. Эта стадия у взрослого человека длится в среднем от 5 до 10 лет.

Третья стадия отличается постепенным снижением толерантности, ослаблением или полным исчезновением эйфории, тонизирующего воздействия наркотических средств. При перерыве в приеме потребитель испытывает тяжелое состояние, сопровождающееся полной потерей трудоспособности. Эта стадия заболевания развивается быстрее предшествующей.

По своему отрицательному влиянию на организм наркотические средства и психотропные вещества во много раз превосходят действие алкоголя. Если физическая зависимость от алкоголя формируется спустя 7-15 лет после начала систематического употребления, то у лиц, потребляющих наркотические средства, - через полтора — два месяца. Распад личности в результате приёма наркотиков происходит в 20 раз быстрее, чем от приёма алкоголя. Наркомания ведет к физической и психической деградации, вызывающей полную утрату лицом способности сознавать свои действия и руководить ими.

Результатом постоянной наркотической интоксикации является прогрессирующее истощение организма, всех его физических и психических функций. Наркоманам грозит преждевременная гибель.

Злоупотребление наркотическими средствами и психотропными веществами негативно сказывается и на репродукции населения страны: у больных наркоманией снижается производительная способность, рождаются нездоровые дети, а у страдающих этим недугом женщин — потомство со сформировавшейся уже во чреве матери наркозависимостыо.

Социальная вредоносность наркомании связана, прежде всего, с отмеченным медицинским аспектом. Это проявляется, во первых, в том, что наркоман, деградирующий физически и интеллектуально, фактически потерянный для общества человек. Он не может быть полноценным работником, не способен должным образом выполнять иные позитивные социальные функции (проходить службу в Вооруженных Силах, осуществлять управленческую деятельность, активно участвовать в политической жизни государства и т.д.). Больной наркоманией не в состоянии дать обществу новых полноценных во всех отношениях (не только в плане физического здоровья) членов. Во-вторых, развитие наркомании влечет моральную и социальную деградацию личности. Наркоманов не интересует жизнь общества, трудового, учебного коллектива и даже собственной семьи, в которой они создают невыносимый климат. Наркомана заботит лишь его собственное состояние и цель — приобретение и потребление наркотика.

Наконец, наркомания играет роль криминогенного фактора, и в этом проявляется правовой аспект характеристики данного явления. С одной стороны, это обусловлено тем, что немедицинское потребление наркотических средств и психотропных веществ выступает в качестве стимулятора преступного поведения. Лица, потребляющие наркотики без назначения врача, стремясь получить необходимое количество препарата, вынуждены совершать различного рода преступные деяния: и связанные с нелегальным оборотом наркотических средств или психотропных веществ (например, незаконное потребление, хранение, изготовление и т.д.), и направленные на получение средств, необходимых для их потребления (корыстные и корыстно- насильственные: кражи, грабежи, разбои и др.). Пример бы хорошо

Состояние эйфории способно провоцировать совершение наркоманами преступных деяний, в первую очередь, против личности (убийств, причинения вреда здоровью, изнасилований, насильственный действий сексуального характера и некоторых других) и общественного порядка (хулиганства, актов вандализма). Это обусловлено тем обстоятельством, что под воздействием некоторых видов наркотических средств и психотропных веществ обостряются низменные инстинкты личности, проявляются такие качества, как агрессивность, озлобленность.

В состоянии наркотического голодания (абстиненции) наркоманы также могут совершать как корыстные либо корыстно-насильственные преступления (с целью получения средств на приобретения наркотика, потребление которого снимает абстинентный синдром), так и против личности, поскольку «ломка», оказывая воздействие на психику человека, провоцирует всплески агрессии, враждебности, неприязни к окружающим.

С другой стороны, связь наркомании с преступностью проявляется в том, что соответствующий спрос на наркотические средства и психотропные вещества порождает и предложение. Ради удовлетворения этого спроса формируется и функционирует целый механизм нелегального оборота указанных препаратов, т.е. осуществляется определенная преступная деятельность. Развивается и процветает такая отрасль теневой экономики, как наркобизнес, представители которого заинтересованы в расширенном воспроизводстве наркоманов.

Итак, рассмотрев материалы данного параграфа мы приходим к следующим выводам:

  1.  В современных условиях злоупотребление алкогольными напитками, наркотическими средствами и психотропными веществами отрицательно влияет на психику и поведение человека, на весь его моральный облик. Отравление алкоголем, острая алкогольная интоксикация, систематическое пьянство и наркомания ослабляют основные нервные процессы и прежде всего торможение, оказывающее решающее влияние на правомерное поведение человека и его мышление.
  2.  Пьянство, алкоголизм и наркомания содействуя общему снижению морального и интеллектуального уровня лиц, подверженных этому злу, облегчают и ускоряют возникновение преступного замысла, предопределяют исход борьбы мотивов в тех случаях, когда извращенная потребность в алкоголе, наркотических средствах и психотропных веществах становятся главенствующей в общей структуре потребностей, подавляют голос совести, чувство уважения к закону и нравственным нормам, развивают эгоистические, циничные устремления.
  3.  


  1.  Опьянение как психическое расстройство

Является ли опьянение психическим расстройством? Что говорит в пользу такого понимания?

Мы, как и Б.А. Спасенников, считаем ошибочным мнение ряда комментаторов действующего УК РФ, полагающих, что опьянение характеризуется отсутствием психического расстройства; обычное алкогольное опьянение (в любой степени) не порождает состояния невменяемости, поскольку не связано с таким расстройством психической деятельности, которое свойственно психическому заболеванию; алкогольное опьянение не является психическим расстройством.

Представленное нами мнение разделяет и Б.С. Бейсенов: «Не будь этой нормы, некоторых пьяных нельзя было бы привлечь к уголовной ответственности за содеянное ими, так как в связи с опьянением они нередко фактически невменяемы». Но, как справедливо утверждает Б.А. Спасенников, «привлекать к уголовной ответственности «фактически невменяемого» - разновидность объективного вменения».

Несколько иначе представляет данную проблему A.B. Наумов: «Обычное опьянение (в том числе и наиболее распространенная его форма - алкогольное опьянение), как правило, возникает в результате произвольного употребления алкоголя и наркотических веществ, дозы которых в значительной степени и определяют поведение виновного в состоянии опьянения. Последнее обусловливается также и другими факторами, связанными с воспитанием лица, его культурным уровнем, привычками и т.д. Все это и не позволяет отождествлять опьянение с разновидностью психического заболевания».

Но то обстоятельство, что опьянение любого рода не может быть разновидностью психического заболевания, вовсе не исключает положение, что опьянение - разновидность расстройства психики, психического расстройства неболезненной природы.

По мнению Р. Крафт-Эбинга, лица, имеющие психические расстройства, в том числе вызванные опьянением, проявляют при совершении преступлений «интеллектуальную слабость, извращения характера, что увеличивает силу безнравственных стремлений, душевных страстей и ослабляет способность им противостоять, проявлять самообладание».

Психическая деятельность субъекта, находящегося в состоянии алкогольного опьянения, может напоминать, как утверждает Н.Д. Сергиевский, картину, связанную с влиянием психических расстройств.

Алкоголь, оказывая прямое токсическое воздействие на головной мозг человека, способствует «дезинтеграции интеллекта и мотивационной сферы, эмоций и воли, повышенной возбудимости, развязности, циничности, дерзости, грубости, гневливости, злобности, мстительности, жестокости, агрессивности, взрывчатости, неустойчивости настроения, эмоциональной холодности, инертности, подчиняемости, непоследовательной лживости, непризнанию себя виноватым в любой ситуации, утрате привязанности к членам семьи, недоверчивости, сужению круга интересов, нравственной деформации, искажению, ослаблению процесса запоминания, сужению объема внимания, поверхностности и примитивности суждений, замедлению мышления, снижению уровня обобщений, обеднению, деструктурированию потребностей с возрастанием их принудительной силы, перестройке поведения по удовлетворению потребностей (часто иллюзорно-компенсаторных), сексуальным извращениям и другим».

Бесспорен факт, что у лиц в состоянии алкогольного опьянения могут быть изменены пороги восприятия, процессы возбуждения и торможения в центральной нервной системе (ЦНС), выражающиеся в виде возбуждения с озлоблением; появиться несвойственные вспыльчивость, гневливость, агрессивность, расторможенность влечений, ослабление сдерживающих влияний, утрата чувства стыдливости и реальной оценки последствий совершаемых поступков. Все перечисленное соответствует расстройству психической деятельности.

Известно, что состояние алкогольного опьянения уже с начальной (легкой степени) влияет на субъективность и, как следствие, поведение субъекта. Основой этого нефизиологического влияния служит действие алкоголя на головной мозг. Употребление алкоголя существенно снижает ориентацию в обстановке, повышает порог восприятия и нарушает организацию сознания (внимание), снижает быстроту реакции. Увеличение дозы алкоголя приводит к увеличению дискоординации деятельности сложных систем восприятия, переработки и осмысления информации, адекватной ориентации во внешней среде. Усиление токсического действия на головной мозг нарушает адекватную эмоциональную оценку человеком своих действий. Наконец, возможны утрата целенаправленных и координированных движений, осмысленной речи, развитие различных форм угнетения сознания, вплоть до комы, и другое. Известно также, что действие психоактивных веществ очень индивидуально и зависит от периода (стажа) алкоголизации, возраста субъекта, уровня психического и физического здоровья и других факторов.

Однако отечественный законодатель, как справедливо утверждает Б.А. Спасенников, «не считает целесообразным предусматривать кристаллизацию этой уголовно-правовой проблемы, а также процессуальных возможностей вынесения на судебную экспертизу вопроса о том, повлекло ли состояние алкогольного опьянения субъекта в уголовно-релевантной ситуации снижение его способности к осознанию в полной или неполной мере фактического характера и значения своих действий, а также способности в полной или частичной мере руководить ими». И это несмотря на то, что, как было представлено выше, подобные психические нарушения - объективная реальность, имеющая под собой регистрируемый материальный субстрат - содержание в организме (крови и веществе головного мозга) алкоголя - активного психотоксического вещества.

Суммируя изложенное, следует заключить, что достаточно часты случаи, когда к уголовной ответственности привлекаются лица, совершившие преступное деяние в состоянии алкогольного опьянения, не исключающего вменяемости, но, безусловно, порождающего дефекты мышления и воли, то есть играющего определенную роль в механизме преступного поведения и определяющего пониженную сиюминутную способность прогнозировать последствия своих действий и осознанно руководить ими. При этом субъект полностью не лишен возможности саморегуляции (сознательности и произвольности) значимого для права поведения, когда способность лица осознавать свои действия или руководить ими не утрачена совсем, но по сравнению с общепринятой нормой реально уменьшена.

Таким образом, алкоголь, разрушительно воздействуя на головной мозг, изменяет нормальное (физиологическое) течение психических процессов и, значит, влияет на поведение употребившего его человека.

Проблема уголовной ответственности лиц, совершивших преступление в нетрезвом виде, заключается в оценке психических возможностей и способностей лица контролировать свое поведение в состоянии сильного алкогольного опьянения . Таким образом, комментаторы уголовного закона сразу ограничили его действие сильным алкогольным опьянением, оставив в стороне преступления, совершенные в алкогольном опьянении легкой или средней степени: «Нередко лица, привлеченные к уголовной ответственности, заявляют: «Я был сильно пьян, ничего не помню, причинить кому-либо вред не хотел». Такого рода защита совершенно неприемлема».

Но следует согласиться с Л.Л. Крутиковым, утверждающим, что ст. 23 УК РФ имеет важное воспитательное значение, поскольку однозначно определяет: ссылки на память во внимание не принимаются.

Мы солидарны с утверждением об ослаблении самоконтроля у пьяного, если при этом сниженный самоконтроль понимается как психическое расстройство, в силу которого лицо не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Психическое расстройство, вызванное преступником, осознанно и произвольно.

А.Н. Игнатов отмечает, что обычное физиологическое опьянение наступает постепенно. Лицо сознает, что алкоголь одурманивает его, нарушает нормальное состояние психики, координацию движений, быстроту реакции и т.д. Но если нарушаются нормальное состояние психики, координация движений, быстрота реакции, то речь идет не о физиологическом состоянии, а о психическом расстройстве, не исключающем вменяемости. Продолжая употреблять алкоголь, лицо по своей воле приводит себя в состояние сильного опьянения, которое хотя и нарушает психические процессы, но не является болезненным состоянием, возникающим помимо воли лица. Действительно, сильное алкогольное опьянение не является болезненным состоянием, но раз оно нарушает психические процессы, то является психическим расстройством.

Согласно существующей практике нахождение подсудимого на момент совершения противоправного деяния в состоянии алкогольного опьянения устанавливает судебный эксперт (психиатр-нарколог) в ходе судебного заседания. При этом он высказывает мнение о наличии или отсутствии психического расстройства - медицинского критерия невменяемости. Данное мнение не является определяющим для суда. Установление юридического критерия невменяемости - влияния выявленного психического расстройства на поведение подсудимого - выясняется на основании всех материалов уголовного дела, мнения предварительного следствия об адекватности поведения подсудимого в момент совершения деяния (его внешний вид - на основании показаний пострадавшего, окружающих, наличие попытки уничтожить следы своего деяния, скрыться от правосудия, характеристика личности подсудимого, орудия деяния, взаимоотношения с пострадавшим и др.).

Да, можно согласиться с утверждением, что употребление алкоголя способно привести к психическому расстройству - поражению всего человеческого организма с преимущественным нарушением деятельности головного мозга органического и функционального уровня, но только в варианте «неболезненного характера». Значительный массив случаев совершения преступлений в состоянии алкогольного опьянения связан с так называемым добровольным приемом алкоголя. Что касается другого варианта - развития психического расстройства в ответ на употребление алкоголя в варианте «болезненного характера» (страдающие психическим расстройством, в частности алкоголизмом), то он также встречается, но значительно реже. Не считаться с подобным вариантом употребления алкоголя в связи с совершенным преступлением нельзя.

Таким образом, основываясь на представленной в этом параграфе информации, можно сделать вывод, что  алкогольное опьянение представляет собой психическое расстройство, возникающее вследствие поступления в организм человека алкоголя, относимое к категории временных и обратимых, неболезненных по характеру, искусственно создаваемых, как бы рукотворных.

P.A. Алиханов, основываясь на изученной судебной и психиатрической практике, приводит следующую классификацию психических расстройств, при которых лицо может быть признано ограниченно вменяемым: психические расстройства вследствие употребления психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания, токсикомания); психические расстройства вследствие органического поражения головного мозга (эпилепсия, травмы головного мозга, органические деменции, сифилис мозга); шизофрения, шизотипиче- ские расстройства (вялотекущая шизофрения), бредовые расстройства; пограничные нервно-психические расстройства (неврозы, психопатии, некоторые реактивные состояния); олигофрения в степени легкой и умеренной дебильности; аффективные расстройства (маниакально-депрессивный психоз, циклотимия, дистимия). Список психических расстройств, при которых к лицу возможно применение ст. 22 УК РФ, не является исчерпывающим и окончательным.

Психические расстройства сами по себе не могут породить преступное поведение. Они лишь создают необходимые условия для этого, и в какой-то определенный момент могут вылиться в преступное поведение.

Тенденция к пересмотру традиционных взглядов на состояние опьянения, его уголовно-правовую значимость заключает в себе угрозу для сложившейся практики привлечения к уголовной ответственности лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения. Существенные расхождения во взглядах специалистов на проблему уголовной ответственности таких лиц свидетельствуют как о ее масштабах, так и о нерешенности более широкой проблемы соотношения вменяемости, ограниченной вменяемости и невменяемости.

1.3. Опьянение как обстоятельство, смягчающее наказание, и как психическое расстройство, не исключающее вменяемости

Формально в литературе признается, что обычное алкогольное опьянение является обстоятельством, которое не смягчает и не отягчает ответственность, условием непривлечения к уголовной ответственности и не может служить основанием для освобождения от уголовного наказания. Однако при этом делаются попытки утвердить в юридической науке положения, согласно которым определенная степень опьянения, его атипичность, обстоятельства употребления алкоголя могут рассматриваться в соответствии со ст. 22 УК РФ как психическое расстройство, присущее ограниченно вменяемым лицам, либо как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность, то есть в определенном смысле равнозначное невменяемости.

Можно ли относить совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения к обстоятельствам, смягчающим наказание, представленным в ст. 61 УК РФ?

Следует ли согласиться с мнением, получившим определенное распространение, согласно которому состояние алкогольного опьянения не устраняет уголовную ответственность и не может рассматриваться как обстоятельство, смягчающее наказание? Так, в отечественной судебной психиатрии прочно утвердился взгляд на простое алкогольное опьянение как на нормальную физиологическую реакцию организма, вызванную приемом алкоголя.

По мнению Я.М. Калашника, «...всякого рода попытки усматривать при обычном (хотя бы и глубоком) алкогольном опьянении наличие медицинского и юридического критериев... несостоятельны. Нарушения высшей нервной деятельности, возникающие под влиянием алкоголя при простом алкогольном опьянении, не заключают в себе тех явлений, которые давали бы право говорить о наличии признаков психоза, хотя бы и временного характера».

Подобное категоричное отношение законодателя к данной проблеме А.Н. Игнатов, например, объясняет следующим образом: «Поскольку пьянство как социальное явление порицается в любом обществе, предоставление пьяницам льгот при решении вопроса об уголовной ответственности не способствовало бы борьбе с преступностью, а являлось бы ее поощрением».

В УК РФ среди десяти указанных обстоятельств, смягчающих наказание (ч. 1, п. «а» - «к» ст. 61), алкогольное опьянение не фигурирует.

Правда, согласно ч. 2 ст. 61 УК РФ перечень обстоятельств, смягчающих наказание, является открытым, то есть не ограничен, поэтому при назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и другие обстоятельства, не предусмотренные ч. 1 этой статьи.

Следовательно, совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения все же может быть отнесено к обстоятельствам, смягчающим наказание, фигурирующим в ст. 61 УК РФ, в частности в п. «е» ч. 1, - «совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости». Данное понимание имеет непосредственное отношение к признаку «физическое принуждение», который из-за своей неопределенности в принципе может трактоваться и в варианте насильственного (против желания) введения в организм отравляющего вещества (алкоголя). При этом следствием физического принуждения могут быть невозможность лица руководить своими действиями (бездействием), как указано в ч. 1 ст. 40 УК РФ, и сохранившаяся возможность руководить своими действиями - ч. 2 этой же статьи.

Алкогольное опьянение как обстоятельство, смягчающее ответственность, представлено на законодательном уровне, например, в УК Литовской Республики 2000 г. в ст. 59 «Обстоятельства, смягчающие ответственность», в п. 12: «...деяние совершено лицом, приведенным в состояние опьянения или дурмана против его воли».

Полагаем, что состояние алкогольного опьянения не может быть признано обстоятельством, смягчающим наказание, если субъект преступления осознанно и волевым действием привел себя в состояние опьянения: во-первых, с тем чтобы облегчить совершение преступления; во-вторых, для того чтобы в дальнейшем сослаться на ненормальное состояние психики; в-третьих, несмотря на то, что заведомо знал влияние алкоголя на свое поведение.

Состояние алкогольного опьянения может выступать в роли обстоятельства, способствующего совершению преступления, облегчающего достижение преступного результата. Однако по сравнению со степенью общественной опасности личности виновного роль его настолько несущественна, незначительна, как утверждает Л.А. Пастушенко, что никакого корректирующего влияния на избираемую судом меру наказания данный факт оказать не может.

В отдельных случаях состояние алкогольного опьянения с учетом всех обстоятельств конкретного уголовного дела, степени общественной опасности личности виновного и содеянного им может быть признано нейтральным по отношению к наказанию обстоятельством .

Действительно, опьянение в плане его влияния на меру наказания - фактор нейтральный, но с точки зрения уголовного закона - небезразличный, поскольку установлению подлежит как сам факт опьянения, характер опьянения (алкогольное, наркоманическое, токсиманическое), так и его степень (легкая, средняя, тяжелая), а также то, является ли лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, алкоголиком, наркоманом или токсикоманом.

Если признавать алкогольное опьянение психическим расстройством, пусть и неболезненного (непатологического, в определенном смысле - искусственного) характера, то можно ли для предупреждения преступлений, совершаемых в состоянии алкогольного опьянения, применять ст. 22 УК РФ?

В данной норме сформулировано новое понимание в отечественном праве проблемы уголовной ответственности субъекта, страдающего расстройством психики (без указания генеза), не исключающим вменяемости.

Возможность применения данной статьи в отношении лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения, некоторые авторы мотивируют тем, что «систематическое злоупотребление алкоголем может привести человека к заболеванию хроническим алкоголизмом. Глубокие изменения личности хронического алкоголика позволяют рассматривать это заболевание в ряду других психических аномалий, не исключающих вменяемость».

Но при таком подходе смешиваются два принципиально разных в су- дебно-психиатрическом отношении явления: алкоголизм (современное название - «психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением алкоголя») и алкогольное опьянение (алкогольная интоксикация). Алкоголизм ведет к возникновению алкогольных психозов.

Все лица, совершившие общественно-опасные деяния в состоянии алкогольного психоза, признаются невменяемыми, так как алкогольный психоз представляет собой психическое расстройство, вследствие которого лицо во время совершения общественно-опасного деяния неспособно к осознанно-волевому поведению. Состояние простого алкогольного опьянения в любой степени с позиций судебной психиатрии не требует рассмотрения вопроса о вменяемости субъекта преступления, а поведение лица имеет осознанно-волевой характер.

Психические расстройства, не исключающие вменяемости, как криминогенный фактор, отраженный в ст. 22 УК РФ, представляют собой психические расстройства, не достигшие уровня психоза, но вместе с тем ограничивающие возможность в полной мере осознанно руководить своими действиями во время совершения преступления. По точному смыслу закона к данным психическим расстройствам не могут быть причислены психические состояния, исключающие вменяемость, акцентуации личности или характера, характерологические особенности и тому подобные состояния, которые могут быть учтены в рамках других уголовно-правовых норм.

Статья 22 УК РФ определяет специфику уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости. Но при этом юридическое значение психического расстройства остается все еще недостаточно определенным. Какое психическое расстройство имеется в виду в указанной статье - болезненного характера или неболезненного? Отсутствие четкости и научной определенности в законе порождает самые различные и нежелательные последствия, связанные с применением юридических знаний на практике.

В ч. 2 ст. 22 УК РФ, указано, что психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания. Однако каким образом судам следует учитывать это расстройство психики, законодатель не уточняет.

Например, в УК Австралии 1995 г. в ст. 8.5 «Непреднамеренное опьянение» говорится об освобождении от уголовной ответственности лица, совершившего преступление, если его преступное поведение явилось следствием недобровольно вызванного состояния опьянения.

Вопрос о влиянии психического расстройства на меру наказания в доктрине уголовного права относится к разряду дискуссионных. Так, в литературе высказывались предложения о включении психических расстройств уровня вменяемости у лица, совершившего преступление, в перечень обстоятельств, смягчающих наказание.

Против безоговорочного смягчения наказания психически неполноценным преступникам выступал Н.С. Таганцев: «Нравственное притупление, психическая неуравновешенность, психическое вырождение могут проявиться в таких кровавых злодеяниях, что даже самые крайние сторонники антрополого-психиатрических воззрений на преступность не решаются рекомендовать в этих случаях снисходительности, а предлагают по отношению к ним более или менее крутые меры охраны». Этой точки зрения придерживаются и некоторые современные авторы.  Например, Г.Н. Борзенков утверждает: «...едва ли можно ставить вопрос о смягчении наказания, если благодаря той или иной психической аномалии преступление приняло особенно жестокий или дерзкий характер». Важно, как считает автор, учитывать этиологию психического расстройства и не смягчать виновному наказание, если данное расстройство явилось результатом антиобщественной привычки или аморального поведения (пристрастия к алкоголю, наркотикам и т. п.).

Приведенные позиции отечественных авторов небеспочвенны. Однако, как совершенно справедливо считает O.A. Мясников, включение психического расстройства, не исключающего вменяемости, в перечень ст. 61 УК РФ, не приведет к безоговорочному смягчению наказания преступникам с психическими аномалиями, поскольку суд в каждом конкретном случае должен оценивать всю совокупность обстоятельств уголовного дела. Если же в деле есть обстоятельства, отягчающие наказание, они, безусловно, окажут влияние на меру наказания лицу.

Н.С. Таганцев, выступая против безоговорочного смягчения наказания психически ненормальным субъектам, все же считал возможным смягчение ответственности лицам, имеющим психические недостатки, в частности слабоумным.

Как показывает изученная нами практика, суды почти во всех случаях наличия у лица, совершившего противоправное деяние, психического расстройства признают это за обстоятельство, смягчающее наказание и достаточно часто используют предоставленное им право и признают в качестве смягчающих обстоятельства, не указанные в законе.

Считаем заведомо ошибочным мнение о том, что «состояние абстиненции» (наркотического голода) рассматривается как разновидность психического расстройства, а потому образует медицинский критерий невменяемости. Состояние абстиненции может быть весьма различным по выраженности, то есть может и не образовывать «медицинский критерий невменяемости». Факт наличия абстиненции указывает на существование психической и физической зависимости от алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, то есть служит основанием для проведения лечения от этой зависимости.

Хотя алкогольное опьянение и не фигурирует в действующем УК РФ среди обстоятельств, смягчающих наказание, представляется, что в определенных ситуациях преступного поведения состояние алкогольного опьянения все же может учитываться судом как смягчающий фактор.

При этом состояние алкогольного опьянения не может быть признано обстоятельством, смягчающим наказание, если субъект преступления осознанно и волевым действием привел себя в состояние опьянения, с тем чтобы облегчить совершение преступления и в дальнейшем сослаться на ненормальное состояние психики, хотя заведомо знал влияние алкоголя на свое поведение.

Включение психического расстройства, не исключающего вменяемости, в перечень ст. 61 УК РФ, не приведет к безоговорочному смягчению наказания преступникам с психическими аномалиями, поскольку суд в каждом конкретном случае должен оценивать всю совокупность обстоятельств уголовного дела.

1.4. Опьянение как обстоятельство, отягчающее наказание

Имеет ли предупредительное значение отнесение преступлений, совершаемых в состоянии опьянения, к обстоятельствам, отягчающим наказание (ст. 63 УК РФ)?

До начала действия нынешнего УК РФ 1996 года при индивидуализации наказания по преступлениям, совершенным лицами, находящимися в момент совершения преступления в состоянии алкогольного опьянения, суд должен был дать оценку факту опьянения с учетом, в том числе и отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 39 УК РСФСР.

Предпосылкой исключения из уголовного законодательства рассматриваемого обстоятельства являлось предоставленное суду право в зависимости от характера преступления не признавать состояние опьянения виновного отягчающим обстоятельством (п. 10 ст. 39 УК РСФСР). Несмотря на внесенные в законодательство изменения, отдельные суды все еще продолжают учитывать совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения в качестве отягчающего обстоятельства, как бы по инерции.

Действующий УК РФ 1996 г. в отличие от ранее действовавшего уголовного законодательства не придает состоянию опьянения значение отягчающего обстоятельства при назначении наказания (ст. 63 УК РФ).

Кроме того, в соответствии со ст. 63 УК РФ перечень отягчающих обстоятельств является исчерпывающим и какому-либо расширительному толкованию не подлежит, то есть «закрыт», тогда как перечень обстоятельств, смягчающих наказание, предусмотренный ст. 61 УК РФ, не ограничен, то есть «открыт».

Хотя совершение лицом преступления в состоянии опьянения, вызванным употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных или других одурманивающих веществ, и не отнесено законом к обстоятельствам, отягчающим наказание, однако в силу ч. 3 ст. 60 УК РФ эти сведения при наличии к тому оснований могут учитываться при оценке данных, характеризующих личность виновного.

Для правильного выбора вида и размера наказания надлежит выяснять, имелись ли факты, свидетельствующие об отрицательном поведении подсудимого в семье (пьянство, жестокое обращение с членами семьи, отрицательное влияние на воспитание детей и другие). Отсюда следует, что эти отрицательные факты должны оказывать влияние на назначаемое наказание и, как следует понимать, нисколько его не смягчать. Получается, такие факты будут неизбежно ухудшать положение виновного по сравнению с положительно характеризующимся лицом, а значит, отягчать наказание. Изложенное позволяет сделать вывод, что данные, характеризующие личность преступника отрицательно, фактически являются обстоятельствами, отягчающими наказание, хотя и именуются данными о личности виновного.

Приводит ли употребление алкоголя, как, впрочем, и наркотических средств, к совершению преступлений?

В нормальном (трезвом) состоянии человек постоянно делает усилия над собой, над своей личностью, чтобы его поведение соответствовало существующим в обществе нормам и представлениям. В случае, если внутренние желания и требования социального окружения не совпадают, в индивиде постоянно растет психическое напряжение от неудовлетворенности сложившейся ситуацией. Это приводит к тому, что человек превращается в своеобразную бочку с порохом, которая в любой момент готова взорваться. Алкоголь может являться одним из способов снятия этого психического напряжения. Возможно, это понимание и объясняет большее присутствие алкоголиков среди характеризующихся положительно, чем отрицательно.

Человек с положительной жизненной ориентацией, прибегая к помощи алкоголя, стремится уйти от реальности, накапливая отрицательную энергию в себе и увеличивая, таким образом, желание вновь забыться. Лицо с отрицательной ориентацией, наоборот, направляет свою энергию вовне, сохраняя на время свой внутренний мир.

В состоянии алкогольного опьянения личность легче идет на совершение насильственного преступления. Почему? Наверное, потому, что в этом состоянии происходит заметное ослабление функционирования тормозных процессов. При этом повышается чувствительность индивида в общении и понижается нижний порог «срабатывания» на поведение другого человека. В таком состоянии возрастает психическая и двигательная активность; подавленное «Я» всплывает в сознании, требуя реализации скрытых потенций. Действие алкоголя заключается в обострении и проявлении вовне скрытых личностных тенденций. Следовательно, употребление алкоголя не вырабатывает у индивида отрицательные черты характера, а обнаруживает их. Механизм воздействия алкоголя (и наркотиков) на человека заключается в его раскрепощении, освобождении от навязанных обществом норм и правил поведения, проявлении в действиях субъекта его истинной внутренней сущности.

Как отягчающее обстоятельство совершение преступления в состоянии опьянения рассматривается в УК большинства стран мира. При этом законодатель считает опьянение отягчающим обстоятельством отнюдь не безоговорочно. Одним из примеров детальной правовой проработки рассматриваемого вопроса является действующий Уголовный кодекс Австралии 1995 года. В главе 2 "Общие принципы уголовной ответственности" специальный раздел 8 посвящен "опьянению". Прежде всего, в разделе приводится уголовно-правовая характеристика состояния опьянения: таковое признается "...вызванным добровольно (самостоятельно), если оно не наступило преднамеренно или как результат обмана, внезапного или чрезвычайного критического положения, несчастного случая, разумной ошибки, физического принуждения или прямого насилия".

В данном акте дается классификация видов опьянения:

- опьянение в преступлениях, содержащих основной умысел;

- опьянение в случаях, когда небрежность является элементом вины;

- опьянение относительно оснований защиты от обвинения;

- непреднамеренное опьянение.

Подобная классификация представляется довольно оправданной, так как в зависимости от того или иного способа приведения лица в состояние опьянения устанавливается дифференциация уголовной ответственности. За отправную точку берется "стандарт разумного человека, не находящегося в состоянии опьянения".

И в УК Украины среди обстоятельств, отягчающих наказание, закреплено "...совершение преступлений лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения или в состоянии, вызванном употреблением наркотических или одурманивающих средств". Помимо этого, УК Украины прямо обязывает суд в зависимости от характера совершенного преступления в случае непризнания такого обстоятельства отягчающим наказание привести мотивы своего решения в приговоре.

Однако, УК РФ 1996 года исключив из перечня отягчающих вину обстоятельств, состояние опьянения, «совершенствуется» в 2009 году. Федеральным законом "О внесении изменения в статью 264 Уголовного кодекса Российской Федерации" данная статья дополнена новым квалифицирующим признаком - "совершение деяния лицом, находящимся в состоянии опьянения". До этого в УК РФ 1996 г. состоянию опьянения не придавалось значения признака, дифференцирующего (отягчающего или смягчающего) уголовную ответственность. Действовало общее положение, закрепленное в ст. 23 УК РФ, согласно которому лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности на общих основаниях. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 9 декабря 2008 г. N 25 обратил внимание судов на то, что при назначении наказания лицу, совершившему предусмотренное ст. 264 УК РФ преступление в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, в силу ч. 3 ст. 60 УК РФ следует учитывать указанное обстоятельство как отрицательно характеризующее личность этого лица, умышленно допустившего нарушение пункта 2.7 Правил, повышающее степень общественной опасности им содеянного».

Повышение общественной опасности дорожно-транспортных преступлений в зависимости от нахождения лица, управляющего транспортным средством, в состоянии опьянения отмечено многими авторами. Действительно, управление транспортным средством в состоянии опьянения не только является одним из наиболее серьезных нарушений правил дорожного движения, но и способствует другим нарушениям, возникновению аварийных ситуаций и наступлению тяжких последствий. В основе этого лежит то, что «опьяневший субъект значительно переоценивает свои интеллектуальные и физические возможности, теряет чувство меры и осмотрительность, а также способность к прогнозированию негативных последствий своего противоправного поведения». При этом «алкоголь снижает возможность творческого подхода к экстремальной ситуации, активизирует у человека привычные, шаблонные методы реагирования... Поэтому сочетание этих двух факторов - опьянения и тревожности - максимально способствует повышению аварийности среди такого рода лиц в условиях дорожного движения». Повышенную опасность представляет нарушение правил дорожного движения, совершенное лицом, находящимся в состоянии как алкогольного, так и наркотического или иного опьянения.

В соответствии с п. 2.7 Правил дорожного движения водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного). Вид и степень опьянения при вменении квалифицирующего признака значения не имеют, но само опьянение должно быть физиологическим и возникшим вследствие употребления алкоголя, наркотических средств или психотропных веществ либо иного опьяняющего (одурманивающего) вещества.

Неправильное представление субъекта относительно наличия или отсутствия у него состояния опьянения следует расценивать как разновидность фактической ошибки относительно общественной опасности совершаемого деяния. Так, если лицо ошибочно считает, что находится в состоянии опьянения, но, согласно данным освидетельствования, такое состояние не установлено, то преступление следует квалифицировать по соответствующим частям ст. 264 УК РФ без учета анализируемого квалифицирующего признака. Более сложной является ситуация, когда лицо ошибочно считает себя трезвым (например, полагая, что прошло достаточно времени после употребления алкоголя). Видимо, здесь следует согласиться с А.И. Рарогом, по мнению, которого «незнание общественной опасности не исключает ответственности за неосторожное преступление, если лицо должно было и могло осознавать общественно опасный характер совершаемого деяния и предвидеть его общественно опасные последствия». Но возможна и извинительная фактическая ошибка, если лицо помимо своей воли, вследствие обмана или случайно (например, в пище или напитках), употребило определенное наркотическое средство, психотропное или одурманивающее вещество, приведшее к опьянению. С учетом характерных свойств алкоголя (выраженный вкус, запах) обманное или случайное его употребление практически исключается.

Использованная в ч. ч. 2, 4 и 6 ст. 264 УК РФ формулировка «деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения», а также особенности влияния состояния опьянения на способность лица управлять транспортным средством позволяют сделать вывод, что для вменения указанного квалифицирующего признака необходимо установление не только факта управления транспортным средством в состоянии опьянения, но и еще хотя бы одного нарушения правил дорожного движения. И действительно, хотя управление транспортным средством в состоянии опьянения само по себе является нарушением п. 2.7 Правил дорожного движения, оно, взятое в отдельности, не может вызвать общественно опасные последствия. Состояние опьянения снижает уровень контроля водителя за движением транспортного средства, что влечет другое нарушение (например, превышение скорости, выезд на полосу встречного движения, проезд перекрестка на запрещающий сигнал светофора) или существенно затрудняет своевременное принятие мер по корректировке движения (например, непринятие мер к снижению скорости при возникновении опасности).

Вследствие состояния опьянения увеличивается время реакции, теряется концентрация внимания, происходят другие психофизиологические нарушения, что в большинстве случаев приводит к нарушению требования п. 10.1 Правил дорожного движения, в соответствии с которым скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства. Таким образом, для вменения анализируемого квалифицирующего признака должна быть установлена причинная связь с общественно опасными последствиями не только состояния опьянения, но и еще хотя бы одного нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств.

При этом в целях обеспечения верной уголовно-правовой квалификации может быть учтено не любое состояние опьянения, а только допущенное непосредственно в процессе управления транспортным средством. В частности, в литературе отмечается, что «нередки случаи, когда обоснованно осуждаются по ст. 264 УК РФ лица, управляющие транспортным средством, которые покинули водительское место и не приняли необходимых мер, исключающих самопроизвольное движение транспортного средства». Думается, что в случае такого бездействия состояние опьянения не должно изменять уголовно-правовую оценку деяния.

На наш взгляд, следует поддержать А.И. Коробеева в том, что «сам факт опьянения лица во время управления транспортным средством должен быть в каждом конкретном случае установлен путем освидетельствования и документально оформлен». Причем установление неалкогольного опьянения должно быть проведено только путем медицинского обследования. Вместе с тем даже подтвержденный освидетельствованием факт опьянения лица еще не означает, что управлявший транспортным средством субъект в момент совершения деяния находился в состоянии опьянения. Такое лицо могло в нарушение п. 2.7 Правил дорожного движения употребить алкогольные напитки, наркотические средства, психотропные или одурманивающие вещества после дорожно-транспортного происшествия, что будет квалифицировано по ч. 3 ст. 12.27 КоАП, но позволит лицу избежать привлечения к уголовной ответственности за квалифицированный состав преступления, предусмотренный соответствующими частями ст. 264 УК РФ.

Почти невозможно достоверно установить факт нахождения виновного лица в состоянии опьянения, если оно скроется с места дорожно-транспортного происшествия. Проанализированные выше проблемы установления признаков опьянения позволяют сделать вывод, что включение анализируемого квалифицирующего обстоятельства в ст. 264 УК РФ должно сыграть определенную общепрофилактическую роль. Однако, к сожалению, оно приводит к фактическому «поощрению» водителей, отказывающихся от освидетельствования, скрывающихся с места происшествия или употребляющих алкогольные напитки, наркотические средства, одурманивающие или психотропные вещества после дорожно-транспортного преступления. Конечно, можно было бы закрепить указанные варианты поведения в качестве квалифицирующих признаков в ст. 264 УК РФ, но, как правильно отмечено Л.Л. Кругликовым, квалифицирующим может быть лишь, то обстоятельство, которое сформировалось до момента окончания преступления, характеризуя степень общественной опасности преступления и личности виновного. А данные действия виновного совершаются уже после дорожно-транспортного преступления и вряд ли существенно повышают степень общественной опасности содеянного, поскольку общественно опасные последствия уже наступили. В настоящий момент подобное постпреступное поведение виновного следует учитывать лишь при назначении наказания как обстоятельство, характеризующее его личность.

Итак, ст. 264 УК РФ была дополнена квалифицирующим признаком - состояние алкогольного опьянения. На наш взгляд законодатель действует в этом отношении не логично и как минимум бессистемно. Остается непонятным, почему изменения касаются лишь отдельно взятого состава, а в остальных случаях указанное состояние лица продолжает оставаться без учета? Также остается непонятным, почему при этом не было внесено каких-либо изменений в ст. 22 УК РФ, а также ст. 63 УК РФ. Между тем соответствующая корректировка данных норм как базовых (наиболее общих) для всех остальных должна происходить в первую очередь. В чем тогда привилегированность ст. 264 УК России? Это всего лишь отдельно взятое преступление, которое действительно часто совершается в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. В то же время говорить о его исключительности было бы явным преувеличением. Ущерб от других посягательств ничуть не меньший, а зачастую и многократно превышающий последствия, указанные в ст. 264 УК РФ. По крайней мере, можно с уверенностью утверждать, что принятые изменения в данном конкретном случае не носят системного характера.

Глава 2. Криминологическая характеристика преступлений, совершаемых в состоянии опьянения

2.1. Современное общее состояние преступлений,

совершенных в состоянии опьянения

История производства и потребления алкогольной продукции, охватывающая период от дореволюционной России до настоящего времени, свидетельствует о том, что увеличение потребления алкогольной продукции и изменение структуры ее потребления в сторону более крепкой алкогольной продукции происходили из-за отсутствия единых подходов государства к регулированию производства и оборота алкогольной продукции, смещению приоритетов в сферу экономических интересов в ущерб охране здоровья населения.

В России в 1914 - 1917 годах по сравнению с Европой был самый низкий уровень потребления алкогольной продукции - 0,83 литра абсолютного алкоголя (безводного спирта) в расчете на душу населения, но с середины 1970-х годов началось существенное увеличение ее потребления. К началу 1990-х годов потребление учтенной алкогольной продукции на душу населения составило 5,4 литра абсолютного алкоголя (безводного спирта) в год, а к 2008 году оно возросло до 10 литров, то есть в 1,8 раза.

Однако с учетом не разрешенных к потреблению спиртосодержащей продукции и крепких спиртных напитков домашней выработки фактическое потребление алкогольной продукции на душу населения в настоящее время составляет около 18 литров в год.

По оценкам экспертов Всемирной организации здравоохранения, превышение допустимого уровня потребления алкогольной продукции (из расчета 8 литров абсолютного алкоголя (безводного спирта) в год на душу населения) является крайне опасным для здоровья нации и потребление сверх данного предела каждого литра отнимает 11 месяцев жизни у мужчин и 4 месяца у женщин. Согласно мировой статистике потребление алкогольной продукции является причиной смерти почти 2 миллионов человек и возникновения 4 процентов болезней во всем мире ежегодно. В настоящее время в Российской Федерации от случайного отравления алкогольной продукцией умирает более 23 тысяч человек, а от болезней, связанных со злоупотреблением алкогольной продукцией, - более 75 тысяч человек в год.

В России с 1992 года в связи со злоупотреблением алкогольной продукцией происходят снижение продолжительности жизни и рост преждевременной смерти, которые являются существенными факторами ухудшения демографической ситуации в стране.

В современной России злоупотребление алкогольной продукцией приводит к преждевременной смерти людей от предотвратимых причин и является одной из основных причин социальной деградации определенной части общества, которая выражается в росте преступности, насилия, сиротства, в ухудшении здоровья, росте инвалидности и случаев суицида.

В состоянии алкогольного опьянения ежегодно совершаются многочисленные преступления - убийства, причинение тяжкого вреда здоровью, изнасилования, хулиганство, грабежи, разбои, угоны автотранспорта.

Любое исследование, направленное в итоге на выработку предложений профилактического характера в отношении конкретного преступного деяния, в первую очередь требует изучения его распространенности.

По данным Федеральной службы государственной статистики число преступлений, совершаемых в состоянии алкогольного опьянения гораздо выше числа преступлений, совершаемых  в состоянии наркотического опьянения.

Число преступлений, совершенных лицами,

находящимися в состоянии опьянения, единица, РФ

алкогольного

наркотического

2005

311799

8526

2006

302255

10759

2007

262278

11713

2008

231785

12873

2009

214371

14090

2010

237283

14828

Следовательно, алкогольная проблематика, если брать только такую характеристику, как распространенность данных преступлений, заслуживает большего внимания по сравнению с наркоманийной. 

Число преступлений, совершенных лицами,

находящимися в состоянии опьянения, единица, Архангельская область

алкогольного

наркотического

2005

2904

47

2006

2754

19

2007

2520

5

2008

1762

27

2009

1352

105

2010

2269

75

Криминогенная роль алкоголя не исчерпывается тем, что состояние опьянения способствует совершению преступлений либо непосредственно вызывает их. Значительная часть тяжких насильственных преступлений связана не с единичным и случайным, а с систематическим и неумеренным употреблением алкоголя .

Таким образом, основываясь на представленных данных, следует сделать вывод: в Российской Федерации в 2005-2010 гг. было весьма характерным нахождение преступников на момент совершения деяния в нетрезвом состоянии. Объяснение подобного наблюдения может быть таким. Преступник, принимая перед совершением преступления алкоголь, тем самым снимает контролирующее (сдерживающее или удерживающее от осуществления преступления) действие головного мозга, а точнее - центральной нервной системы. Употребление алкоголя не только снижает чувство ответственности за свое поведение, ослабляет самоконтроль, но и усиливает решимость совершить задуманное преступление. В этом случае алкоголь ведет себя как откровенный криминогенный фактор большой социальной значимости.

Для правовой оценки и организации борьбы с наркоманией и алкоголизмом необходимо познание мотивов, причин и условий, способствующих развитию отклоняющегося (девиатного) поведения личности, злоупотребляющей наркотическими средствами, психотропными веществами или алкогольными напитками, а также связи отклоняющегося поведения и криминогенного (преступного) поведения личности.

В этих целях рассмотрим характеристику девиантной среды наркоманов и алкоголиков а также механизм ее формирования.

Среда алкоголиков, наркоманов и лиц, допускающих немедицинское потребление наркотических средств или психотропных веществ (далее - потребители), является разновидностью социальной среды со всеми присущими ей чертами и проявлениями, а также особенностями, обусловленными спецификой интересов и того вида занятий, которые, собственно, и лежат в основе ее формирования. Организующим началом объединения наркоманов и потребителей выступает деятельность, связанная с поисками путей получения наркотика или психотропного вещества либо средства на их приобретение, обусловленная стремлением к эйфории. Для наркомана весь круг его интересов, все эмоции варьируются и замыкаются лишь в рамках порочного круга эйфория - абстиненция - эйфория. Потребители отличаются от наркоманов тем, что они еще не стали зависимыми от наркотических средств и психотропных веществ, этих лиц еще можно вернуть к существованию без наркотиков, но предотвратить это сложно. Алкоголики, как и наркоманы, нередко объединяются для приобретения и совместного употребления алкогольных напитков. Круг их интересов сужается до удовлетворения потребностей в алкоголе.

Среда алкоголиков, наркоманов и потребителей относится к категории девиантных, так как интересы, стремления, деяния и уклад этого социального формирования отклоняются от общепринятых, позитивно окрашенных, признаваемых и одобряемых социумом и государством. Девиантная среда наркоманов, в отличии от среды алкоголиков, по большей части, является криминальной средой, но достаточно обособленной, изолированной от иных подструктур криминального мира и весьма специфичной. Среда наркоманов и потребителей обширна и многочисленна. Об этом свидетельствует состояние и тенденции развития наркомании и алкоголизма.

Данные регионального управления по Архангельской области Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков носят не утешительный характер. В настоящее время проблема распространения наркомании в молодежной среде, в том числе среди несовершеннолетних, является актуальной и в Архангельской области.

Призывными комиссиями области на протяжении последних двух лет постоянно выявляются молодые лица, употребляющие наркотические средства:  в 2010 году от призыва на военную службу освобождено 4 наркопотребителя, 2 – в весенний призыв, 2 – в осенний призыв (в 2009 году – также 4 человека, все в осенний призыв).

По данным ГУЗ «Архангельского областного клинического центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями» у 30% ВИЧ-инфицированных заражение произошло при внутривенном употреблении наркотиков, при этом половину потребителей инъекционных наркотиков составляют лица в возрасте 18-30 лет.

Результаты оперативно-служебной деятельности правоохранительных органов области свидетельствуют о том, что более 50% лиц, вовлеченных в незаконные потребление и оборот наркотиков, являются молодыми людьми до 30 лет.

Так, 61% привлеченных в 2010 году региональным управлением к административной ответственности за потребление наркотических средств относятся к возрастной группе 18-30 лет; 55% лиц, являющихся потребителями наркотических средств (в отношении которых подтвержден факт употребления ими наркотиков), привлеченных к уголовной ответственности за совершение преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, также относятся к данной возрастной группе.

Таблица 1.

привлечено региональным управлением в 2010 году

Абс.пок-ль

%

к административной ответственности за потребление наркотических средств (ст.ст.6.9, 20.2 КоАП РФ), чел. всего 

223

в том числе

в возрасте 18-30 лет

135

61%

к уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств, наркопотребителей, чел. всего

99

в том числе

в возрасте 18-30 лет

55

55%

За последние 6 лет удельный вес молодых людей в возрасте 18-30 лет, принимающих активное участие в незаконном обороте наркотиков, составляет 55-60%, из них категория лиц «студенты и учащиеся», в среднем, составляют 9%  (статистические данные о лицах, привлеченных правоохранительными органами к уголовной ответственности за совершение наркопреступлений приведены в таблице 2).  

Таблица 2.

2005

2006

2007

2008

2009

2010

Привлечено к уголовной ответственности, всего

250

303

329

387

402

422

несовершеннолетние

2

7

10

2

3

4

уд.вес несовершен-нолетних(%)

0,8

2,3

3,0

0,5

0,7

0,9

в возрасте 18-30 лет

153

183

185

234

237

236

уд.вес лиц

в возрасте

18-30 лет (%)

61,2

60,4

56,2

60,5

59,0

55,9

Студенты и учащиеся

15

26

18

18

10

21

уд.вес лиц студен-тов и учащихся (%)

10

14

10

8

4

9

Особенно тревожит тот факт, что ежегодно к уголовной ответственности привлекаются и несовершеннолетние лица: пик пришелся на 2006-2007 гг. (7 и 10 несовершеннолетних). В 2010 году к уголовной ответственности за совершение преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков привлечено 4 подростка.

Анализ данных о наркопотребителях показывает, что в настоящее время на территории области среди молодежи наиболее популярными наркотическими средствами являются каннабиноиды (в основном марихуана), затем следуют опиоиды (преимущественно дезоморфин) и амфетамины.

По предварительным данным Министерства здравоохранения Архангельской области в 2010 году на учете медицинских учреждений области состоял  1061 потребитель наркотических средств, из них 318 человек с диагнозом «синдром зависимости от наркотических средств». За 12 месяцев прошлого года впервые на учет поставлено 258 наркопотребителей, в том числе 61 человек - с диагнозом «синдром зависимости от наркотических средств» (в 2009 году данные показатели составили соответственно 244 и 39 человек). Основной возраст зарегистрированных наркопотребителей - 18-39 лет (92%). По состоянию на конец года на медицинском учете состояло 4 несовершеннолетних.

В течение прошлого года к уголовной ответственности за совершение преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, привлечено 422 человека (в 2009 году - 402), из них 4 несовершеннолетних, 236 человек (56%) в возрасте 18-30 лет.

Аналогичные данные отмечаются и в целом по Российской Федерации. Основными специфическими чертами рассматриваемой среды являются выраженный коллективизм, взаимопомощь, стремление наркоманов к расширению среды себе подобных и наличие у нее своей собственной культуры, которая представляет собой совокупность специфических ценностей, норм и атрибутов. Она является мощнейшим фактором, воздействующим на социум как непосредственно, то есть путем оказания прямого влияния на лицо с целью вовлечения в свою среду (путем описания эйфорического эффекта, рекламирования наркоманской атрибутики, а также уговора, предложения потребить наркотик), так и опосредованно. Например, молодые люди, подростки, зная о наличии среды наркоманов, наблюдая за ней со стороны, слыша рассказы о нормах и принципах ее существования, об эмоциональных ощущениях при потреблении наркотических средств и психотропных веществ, подпадают под соответствующее влияние и стремятся приобщиться к столь необычному и интересному, на их взгляд, образу жизни.

Анализируя наркоситуацию в Российской федерации, Фонд национальной и международной безопасности отмечает, что 42% опрошенных подростков впервые потребили наркотические средства, желая испытать новые ощущения, 30% - за компанию, 18,5% - стремились улучшить настроение.

Приобщение к алкоголю в значительной мере способствует лояльное отношение окружающих к их приему. Анализ показывает, что имеется прямая зависимость между возрастным потреблением алкоголя и наркотиков. Приобщение школьников к алкоголю идет раньше, чем их приобщение к наркотикам и позволяет предположить, что употребление алкоголя, а также отсутствие в большинстве случаев отрицательного отношения окружающих к этому, способствует и приобщению определенной части молодежи к потреблению наркотиков.

Среди факторов, влияющих на приобщение человека к наркотикам и алкоголю в научной юридической литературе выделяются следующие факторы.

Во-первых, это наследственная биологическая (психофизиологическая, биохимическая, генетическая) определенность, врожденные аномалии характера, а также приобретенная (травмы, болезни) органическая недостаточность головного мозга, проявляющиеся в виде интеллектуальных, эмоциональных, поведенческих расстройств. В любой ситуации приобщения человека к наркотикам и алкоголю лежит глубинная психологическая причина, непосредственно влияющая на принятие соответствующего решения. Это внутренний конфликт, разлад с самим собой, внутренний разлом, который не позволяет личности самостоятельно обрести состояние душевного равновесия.

Во-вторых, на данный процесс оказывают влияние и внешние факторы: социально - экономические и социально - психологические. В социально - экономическом плане - это включение наркобизнеса в отечественную активно функционирующую «теневую», криминальную экономику, в форме его взаимодействия с сексбизнесом, шоубизнесом, торговлей оружием и т.п., с выдвижением его на первый план в качестве наиболее высокодоходного занятия и средства обеспечения желаемого уровня жизни. Данное положение в равной степени справедливо как в отношении состоятельных, так и малообеспеченных слоев населения, лишенных достаточных и стабильных доходов.

В социально- психологическом плане значимо то, что прежние идеологические основы, нормативные ценности ориентации и социально - психологические стереотипы поведения оказываются разрушенными, а новые еще не сформированы, и выработка их происходит хаотично и бессистемно. В частности подростки утрачивают ощущение смысла происходящего и не имеют при этом необходимых знаний и жизненных навыков, которые позволили бы им сохранить свою индивидуальность и сформировать эффективный и здоровый жизненный стиль. В то же время практическое отсутствие представлений о современных поведенческих и коммуникативных стратегиях у взрослой части населения не позволяет ей оказывать необходимое воспитательное воздействие, обеспечивать успешную психологическую и социальную поддержку. Дети и подростки в связи с утраченными связями со старшим поколением оказываются одинокими и психологическими беспомощными перед наркотической экспансией.

Не менее важен другой социальный феномен – это отказ значительной части молодежи от собственных усилий в направлении личного соответствия резко возросшим требованиям к обеспечению достаточно высокого уровня жизни - за счет интенсивной учебы, работы, активной конкуренции за хорошо оплачиваемое место в сфере производства, торговли, финансов. Труд оказывается уже необязательным средством обеспечения существования; им становится спекуляция, криминальные формы «бизнеса», в том числе торговля наркотиками.

Поэтому, невозможность противостоять негативным внешним воздействиям и самостоятельно разрешить внутренние конфликты предопределяет выбор личностью одного из вариантов поведения ухода от действительности и реалий подлинной жизни и тем самым обрести на какое-то время внутренний покой и психологический комфорт.

Таким образом рассмотренный материал данного параграфа позволяет сделать следующие выводы:

1. Алкоголизм и наркомания всё значительнее распространяются в обществе; расширяется дивиантная среда наркоманов, потребителей наркотических средств и психотропных веществ; не уменьшается число несовершеннолетних наркоманов; приобщение подростков к наркотическим средствам и психотропным веществам происходит на фоне употребления ими алкогольных напитков, выступающими первичным фактором.

2. Основным фактором, обуславливающим приобщение к наркотическим средствам, психотропным веществам и алкогольным напиткам является внутренний конфликт, разлад с самим собой. На данный процесс оказывают воздействие экономические, социальные, культурные, врождённые аномалии характера и другие детерминанты. Не находит осуждения употребление несовершеннолетними алкогольных напитков со стороны взрослого населения. Основное число несовершеннолетних приобщается к употреблению алкогольных напитков в кругу семьи, близких и друзей. И как следствие, среда наркоманов, потребителей и алкоголиков отрицательно влияет на состояние преступности.

2.2 Криминологическая характеристика лиц, совершивших

преступления в состоянии опьянения

При разработке мер профилактического характера в отношении любых преступлений (насильственных и ненасильственных) важнейшим представляется этап, связанный с изучением личности преступника, установлением степени влияния тех или иных индивидуальных личностных качеств на преступное поведение. Ведь, как известно, личность - основной и важнейший элемент всего механизма преступного поведения.

При предупреждении  преступлений, совершаемых в состоянии опьянения, необходимо в том числе основываться и на личностных особенностях тех, кто совершает подобные преступления. Эти характеристики имеют значение для выяснения причин и условий совершения указанных преступлений, выбора мер индивидуально-профилактического характера, назначения наказания, необходимых (показанных) мер медицинского характера.

Концентрация внимания на личности преступника, совершившего преступление в состоянии алкогольного опьянения, оставляет шансы на достижение определенного предупредительного эффекта в отношении указанных преступлений.

В данном параграфе будут рассмотрены следующие личностные характеристики осужденных, совершивших преступление в состоянии опьянения: биологические, социальные, криминологические, психологические, пенитенциарные.

1. Биологические признаки

Пол. Известно, что преступления, в том числе и совершаемые в состоянии опьянения, значительно чаще совершаются лицами мужского пола. Преступления женщин, в том числе совершенные в состоянии алкогольного опьянения, более редки. Так, согласно данным официальной статистики, в Российской Федерации в 2005-2010 гг. удельный вес выявленных женщин, совершивших преступления, колебался в диапазоне 10,6-15,9 %. При этом примерно пятая часть женщин, совершивших преступления, находилась в состоянии алкогольного опьянения.

О том же свидетельствуют и данные управления судебного департамента в Архангельской области:

№ п/п

2008

2009

2010

Муж

250

207

203

Жен

25

23

18

С учетом изложенного в настоящем исследовании представлены данные только по осужденным мужского пола.

Возраст. Характеристика также относится к биологическим признакам и в значительной степени определяет потребности, цели, круг интересов, образ жизни и многое другое, что влияет на поведение человека, в том числе преступное.

Согласно проведенным исследованиям, результаты которых представлены в том числе и в таблице, среди всех возрастных групп изученных преступников наиболее опасной в плане совершения преступления в состоянии опьянения является группа «19-24 года», за ней следуют группы «25-29 лет», «30-34 лет», «35-39 лет», «до 18 лет», «45-49 лет», «40-44 лет».

Возраст осужденных, совершивших преступление

в состоянии опьянения, чел.

Возраст

2008

2009

2010

До 18 лет

39

13

18

19-24 лет

80

45

53

25-29 лет

42

43

30

30-34 лет

29

29

32

35-39 лет

24

22

21

40-44 лет

18

17

17

45-49 лет

21

18

10

  1.  Социальные признаки

Семейное положение. Известно, что влияние семьи может быть отнесено к своего рода антикриминогенным факторам, способным увести человека от совершения нового преступления, в том числе и в связи с злоупотреблением алкоголем. Но влияние семьи может быть позитивным и в лечебном, и в социально-реабилитационном отношении.

Из представленных данных следует, что значительное число лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения не состояли в браке.

Семейное положение осужденных, совершивших преступления в состоянии алкогольного опьянения, чел.

Семейное положение

Период

2008

2009

2010

 Холост

188

149

136

Женат

56

35

33

Вдовец

7

6

9

Разведен

24

17

30

Не факт, конечно, что семья удерживает от злоупотребления алкоголем, а также от совершения преступления. Но влияние семьи все же имеет определенное антиалкогольное и антикриминальное значение, ведь ее существование, как правило, зависит от поведения входящих в нее лиц. Злоупотребление алкоголем и алкоголизм уверено ведут к разрушению семьи, к противоправному поведению. Для пьяницы (алкоголика) главным в жизни становится только употребление алкоголя, все остальное для него малозначимо, второстепенно.

Образование. Данный фактор, как представляется, в значительной степени способен повлиять на жизненную перспективу в целом. Известно, что для лиц с высоким уровнем образования в меньшей степени характерна алкоголизация. И наоборот, для лиц не- и малообразованных алкоголизация характерна в большей степени.

Согласно полученным данным для большей части изученных осужденных было характерно наличие неполного среднего, среднего, среднего специального образования, тогда как для меньшей части -  незаконченное высшее и высшее.

Уровень образования осужденных, совершивших преступления

в состоянии алкогольного опьянения, чел.

Образование

Период

2008

2009

2010

Начальное образова

7

1

3

ние или нет обр-ия

Неполное среднее

120

81

88

Среднее общее

82

59

55

Среднее специальное

59

70

59

Незаконченное выс

8

6

3

шее и высшее

Род занятий. Данный признак является одним из основных условий, позволяющих найти себя освободившимся из мест лишения свободы в новых жизненных условиях. Наличие специальности свидетельствует и об определенном уровне приспособляемости (социальной адаптации) человека. Наличие нескольких специальностей - показатель большей приспособляемости. Таким образом, наличие специальности следует оценивать как своего рода шанс на благополучное возвращение в общество.

В соответствии с таблицей совершенно очевидно, что совершению преступлений в состоянии опьянения наиболее подвержены лица без определенных занятий, хотя и трудоспособные. Примерно такое количество лиц, совершивших преступления, имели специальность: рабочие, другие специальности. Причем доля рабочих специальностей гораздо превышает долю других (среди которых: частные и индивидуальные предприниматели, государственные и муниципальные служащие, работники сельского хозяйства, правоохранительных органов и др.) Это еще раз доказывает, что среди лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения, количество лиц со средним и средним специальным образованием гораздо превышает количество лиц с высшим и неполным высшим образованием. Студентов, учащихся и нетрудоспособных лиц оказалось в меньшинстве.

Род занятий у осужденных, совершивших преступления

в состоянии алкогольного опьянения, чел.

Род занятий

Период

2008

2009

2010

Трудоспособное лицо без определ. занятий

128

111

117

Рабочий

91

68

47

Другие занятия

37

15

28

Безработный

-

-

8

Учащийся, студент

11

3

10

Нетрудоспособный

(не работавший)

8

10

11

Характер совершенного преступления. Этот признак, на наш взгляд, в наибольшей степени выражает особенности личности любого преступника, в том числе совершившего преступление в состоянии алкогольного опьянения.

Согласно результатам проведенного исследования и статистическим данным, предоставленным управлением судебного департамента в Архангельской области основную часть осужденных, совершивших преступление в состоянии опьянения, составили те, кто были осуждены за преступления против собственности (кража, грабеж, разбой) - . Объяснить это можно так. Употребление алкоголя практически всегда связано с его приобретением, а на это требуются деньги. Невысокий уровень заработной платы, по сути, толкает отдельных людей с тягой к употреблению алкоголя на совершение преступлений, ведь у них нет средств на его частое приобретение. Обычно такие лица совершают хищения в незначительных размерах.

Несколько меньшую группу составили осужденные, совершившие преступления против жизни и здоровья (убийство, причинение вреда здоровью, побои, истязание и другие). Употребление алкоголя нередко способствует крайне нежелательным проявлениям в поведении - агрессивности, жестокости, импульсивности.

Характер преступлений, совершенных лицами в состоянии опьянения

Характер совершенного

преступления

Период

2008

2009

2010

1

2

3

4

Преступления против собственности (кража, грабеж, разбой и др.)

Преступления против жизни и здоровья (убийство, причинение вреда здоровью, побои, истязания и др.)

Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности (изнасилование, насильственные действия сексуального характера и др.)

Преступления против здоровья населения и общественной нравственности (незаконное изготовление, приобретение, хищение, перевозка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ, организация либо содержание притонов для потребления наркотических или психотропных веществ и другие)

Преступления против общественной безопасности (бандитизм, хулиганство и другие)

Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта

Преступления против свободы, чести и достоинства личности клевета, оскорбление и другие)

На третьем месте - группа осужденных, совершивших преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности (изнасилование, насильственные действия сексуального характера и другие). На отдельных людей алкоголь дополнительно оказывает и сексуально возбуждающее действие. Причем у некоторых в состоянии алкогольного опьянения возможны даже сексуальные перверсии.

Следующую группу составили осужденные, совершившие преступления против здоровья населения и общественной нравственности (незаконное изготовление, приобретение, хищение, перевозка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ, организация либо содержание притонов для потребления наркотических или психотропных веществ и другие).

Таким образом, наиболее распространенными для исследуемых категорий осужденных являются преступления против собственности, жизни и здоровья, половой неприкосновенности, то есть преступления корыстной, корыстно-насильственной и насильственной направленности.

Проведенное исследование позволило установить следующие особенности преступного поведения осужденных-алкоголиков. Так, для алкоголиков с корыстной и корыстно-насильственной мотивацией характерно то, что систематическое совершение указанных преступлений становится основным источником их паразитического существования, а преступная деятельность - ведущей. При этом формы реализации корыстных устремлений различны: для одних преступников свойственно тайное хищение или завладение имуществом путем обмана, для других, преимущественно молодых, завладение этим имуществом насильственным путем.

Для преступного поведения осужденных-алкоголиков с насильственной мотивацией характерно значительно меньшее разнообразие способов совершения преступлений. Основу мотивов насильственных преступлений алкоголиков составляют: следование определенным негативным традициям и нормам поведения, утверждающим право на насилие ради удовлетворения своих антиобщественных интересов, низменных потребностей, алкогольных привычек; превосходство в физической силе как самоцель; мотивы самоутверждения через насилие и другие. Для данной группы преступников типично совершение преступлений в людных местах (на улицах, площадях, скверах и т. п.), в отношении не- и малознакомых лиц, без внешнего повода, во внешне неконфликтных ситуациях, как бы из-за ничего.

Для преступников с насильственной направленностью характерно совершение преступлений в конфликтных ситуациях, чаще всего по мотивам мести, ревности, чувства обиды, сведения личных счетов и т. п.

Как правило, это преступления против личности, совершенные по месту жительства или работы, в отношении родственников, соседей, знакомых, сослуживцев, на почве возникшей ссоры, неприязненных отношений, конфликта, усугубленных употреблением алкоголя. Такие преступления могут быть признаны случайными только с точки зрения повода их совершения. Мотивы, кажущиеся случайными, незакономерными, при повторении становятся стойкими стереотипами поведения и связывают отдельные преступные акты единой мотивацией. 

Таким образом, наибольшую криминогенную значимость представляют осужденные-алкоголики, для них характерна повышенная степень социальной опасности.

Анализ рассмотренных в параграфе данных позволяет нам представить криминологический портрет, характеризующий личность преступника, совершившего преступление в состоянии опьянения: лицо мужского пола, 19-24 лет, не состоявшее в браке, имеющее неполное среднее и среднее общее образование, специальность, совершившее преступление против собственности.

Глава 3. Совершенствование уголовно-правовых и иных норм противодействия преступлениям, совершаемым в состоянии опьянения

3.1 Совершенствование уголовно-правовых норм, способствующих предупреждению преступлений, совершаемых в состоянии опьянения

Представление предложений, касающихся совершенствования применения уголовно-правовых мер в отношении осужденных - алкоголиков, отбывающих наказания в виде лишения свободы, считаем целесообразным начать с рассмотрения крайне важного, на наш взгляд, вопроса об исключении из уголовного законодательства положения о проведении принудительного лечения осужденным, признанным страдающими алкоголизмом и наркоманией. Игнорирование этого острого и вместе с тем достаточно интересного не только в научном отношении вопроса было бы неправильным поскольку, как представляется, применительно к осужденным-алкоголикам, он все же объективно необходим: нельзя из исправительных учреждений выпускать (возвращать в общество) больных (соматически и психически) людей, так как это не только антигуманно, но и преступно. Это имеет особое значение для несовершеннолетних алкоголиков, преступивших закон, так как исключение или недостаточное проведение требуемых (показанных) медико - профилактических мероприятий способно привести их к крайне нежелательным в биологическом и в социальном отношении последствиям.

Осужденные, страдающие алкоголизмом, наркоманией и другими психическими расстройствами, объективно больше, нежели здоровые люди, нуждаются в помощи государства и общества. Применение к ним наряду с уголовным наказанием медицинских мер находится в полном соответствии с уголовной политикой правового общества, согласно которой преступник - не только правонарушитель, но и действительный или потенциальный обладатель общественно полезных качеств.

Противоалкогольное (специфическое) принудительное лечение, до недавнего времени назначаемое и применяемое осужденным-алкоголикам (совершеннолетним и несовершеннолетним), абсолютно не противоречит важному положению в отношении здравоохранения, закрепленному в ч. 1 ст. 41 Конституции РФ: «Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь».

Свое мнение мы основываем, в том числе опираясь на позицию A.B. Рагулиной, согласно которой применение принудительных мер медицинского характера необходимо в отношении вменяемых или ограниченно вменяемых лиц, совершивших преступления, и только в тех случаях, если данные лица будут признаны нуждающимися в лечении от алкоголизма (наркомании) и не будут иметь к нему каких- либо существенных противопоказаний. Кроме того, применение судами мер наказания в соединении с принудительными мерами медицинского характера от алкоголизма способно существенно повысить профилактический эффект приговоров.

До настоящего времени среди специалистов все еще отсутствует единое мнение о необходимости применения принудительных мер медицинского характера в отношении осужденных, страдающих алкоголизмом, наркоманиями и токсикоманиями. Например, В.П. Котов, высказывая сомнение по поводу обоснованности применения принудительных лечебных мер к лицам, способным осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, основывается на принципе добровольности медицинского вмешательства, провозглашенном и в ст. 30, 32 Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан» (1993) и в ст. 11 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (1992). По его мнению, назначение и применение принудительного лечения противоречит этому важнейшему принципу здравоохранения .

Ю.А. Колевайко, давая оценку указанным изменениям и дополнениям в УК РФ, утверждает, что применение принудительного лечекния в местах лишения свободы не способно обеспечить должное излечение осужденных-алкоголиков или осужденных-наркоманов. Существовавшая практика применения принудительных мер медицинского характера приводит, по его мнению, только к тому, что создает препятствия к представлению осужденных, страдающих алкоголизмом, к условно-досрочному освобождению. Но, с другой стороны, практически невозможно встретить алкоголика или наркомана, который осознанно желает выздоровления.

В связи  СА исключением из части первой статьи 97 УК РФ пункта «г» принудительные меры медицинского характера уже не могут быть назначены судом лицам, совершившим преступления и признанным нуждающимися в лечении от алкоголизма (а также и в отношении наркомании). Таким образом, вся проводившаяся в нашей стране долгие годы (не одно десятилетие!) работа по насильственному (принудительному) медицинскому воздействию на осужденных-алкоголиков, как и на осужденных-наркоманов, потерпела фиаско теперь уже на уровне уголовного закона.

При этом нельзя не считаться и с ситуацией, которая сложилась в настоящее время в стране с пьянством, алкоголизмом и преступностью; слишком она серьезна и значима, причем в масштабах всего общества.

Между тем уголовно-правовой институт принудительных мер медицинского характера в отношении осужденных, признанных страдающими алкоголизмом, имеющий относительно долгую историю своего применения в нашей стране, никоим образом не противоречит не только международно-правовым нормам, но и практически всем правовым нормам Российского государства. Каждый человек (без каких-либо известных исключений), страдающий каким-нибудь заболеванием (например, даже таким социально неблагоприятным и нежелательным, как алкоголизм), вправе рассчитывать на получение необходимой для его медицинского случая адекватной помощи. Например, как следует из ст. 25 Всеобщей декларации прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.): «Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по не зависящим от него обстоятельствам».

Право каждого россиянина на охрану здоровья и медицинскую помощь закреплено в ст. 41 (ч. 1) Конституции РФ, в ст. 1 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (1993).

Очень важным, на наш взгляд, представляется следующее положение ч. 2 указанной статьи Основного закона: «В Российской Федерации ...поощряется деятельность, способствующая укреплению здоровья человека».

Сокрытие же должностными лицами «фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с федеральным законом» (ч. 3 ст. 41 Конституции РФ).

Известно, что алкоголизм, как и подавляющее большинство хронических заболеваний, все же поддается определенному медицинскому корригирующему воздействию, и положительный противоалкогольный (лечебный) эффект нередко достигается медиками. Но все это позитивное в лечении алкогольного заболевания имеет в основном отношение к добровольному варианту антиалкогольного лечения, когда страдающий алкоголизмом человек желает избавления от своего недуга и своим поведением всячески демонстрирует это желание.

Среди основных принципов терапии алкоголизма добровольность является главным. Несоблюдение этого принципа позволяет признать, что лечение бессмысленно. Что касается недобровольного варианта антиалкогольного лечения, то, как представляется, в этой проблеме есть две основные стороны. Одна (индивидуальная или личностная) имеет отношение к самому лицу, страдающему алкоголизмом, другая (общественная) - к обществу, а точнее, к окружению этого человека. Алкоголизм, как известно, относится к психическим расстройствам, а для последних характерен такой специфический признак, как анозогнозия - отсутствие критики к своему состоянию здоровья, не признание себя больным. Алкоголик практически никогда себя больным (страдающим алкоголизмом) не считает, он такой же, как все, пьющий, он, как все, любит компании, проводящие время с распитием спиртных напитков, он, как все, любит выпить, и т. д. и т. п.

Таким образом, истинное добровольное лечение при алкоголизме - нонсенс, и это очень хорошо известно специалистам. По сути, добровольное лечение при диагнозе «алкоголизм» всегда условное (если быть точным, то добровольно-принудительное).

Если алкоголик появляется у врача (психиатра-нарколога) по поводу своего специфического (алкогольного) заболевания, то только «насильно» (благодаря чьей-то чужой воле), самостоятельно же - почти никогда.

Также хорошо известно и то, что значительная часть (до 80 % и более) лиц, страдающих алкоголизмом, уклоняется от добровольного лечения, причем всячески. Например, в свое время в бывшем СССР развернутая сеть лечебно-трудовых профилакториев (ЛТП) обеспечивала принудительным противоалкогольным лечением лишь до пятой части лиц, уклонявшихся от добровольного лечения в наркологических учреждениях органов здравоохранения и одновременно нуждавшихся в применении принудительных мер медицинского характера.

Что касается добровольного лечения подростков, страдающих алкоголизмом, то оно, как считает А.Г. Гофман, обычно оказывалось недостаточно эффективным по причине полного отсутствия у них критики к злоупотреблению алкоголем, а также из-за интенсивности патологического влечения к спиртным напиткам1.

В Российской Федерации, как следует из ч. 1 ст. 17 Конституции РФ, «признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией». При этом осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17 Конституции РФ). Последнее положение Основного закона дополнительно ко всему, рассмотренному выше, убеждает в необходимости проведения недобровольного (принудительного) лечения от алкоголизма; ради других людей, которые не должны страдать от выбравшего себе алкогольный жизненный путь (точнее, наверное, тупик).

Единственная возможность избавиться от алкоголизма - лечение и прекращение употребления спиртных напитков. Поэтому само по себе длительное воздержание от употребления спиртных напитков очень значимо в медицинском (лечебном) плане, но оно не способно устранить существующее (приобретенное) у алкоголиков болезненное влечение к алкоголю, а также нормализовать протекающие в патологически измененном организме биологические процессы.

Существующее среди отдельных специалистов мнение о нецелесообразности применения принудительного лечения от алкоголизма к лицам, осуждаемым к длительным срокам лишения свободы, такого, например, варианта, как: «Пребывание в течение продолжительного времени в исправительных учреждениях означает длительное лишение алкоголя, что само по себе может дать положительный результат», не может не вызывать возражений по одной простой причине - речь идет о лицах, страдающих хроническим заболеванием.

У осужденных, страдающих алкоголизмом, во время отбывания наказания возможны декомпенсации имеющейся патологии (соматической, психической), развивающиеся на фоне абстинентного синдрома и, как следствие, - различные поведенческие проявления асоциального характера - агрессия, аутоагрессия, жестокость.

Самостоятельное (без медицинского участия) избавление осужденного от такого тяжелого в медицинском и социальном отношении недуга, как алкоголизм, во время пребывания в исправительном учреждении представляется нам маловероятным. Между тем, как свидетельствуют данные многочисленных публикаций отечественных пенитенциаристов, изучавших данную проблему, лица, не излеченные от алкоголизма в условиях мест лишения свободы, после освобождения нередко снова становятся на преступный путь. Нельзя также игнорировать и следующее важное, на наш взгляд, положение: довольно широко применяемые условное осуждение и условно-досрочное освобождение от наказания предоставляют возможность осужденным, страдающим алкоголизмом и не получающим принудительного лечения в условиях исправительных учреждений, в скором времени после осуждения оказаться вне изоляции и вновь предаться своим алкогольным «участиям». Нельзя не учитывать и возможности приобретения осужденными - алкоголиками спиртных напитков непосредственно в исправительных учреждениях (от других осужденных, сотрудников), во время отбывания наказания, то есть в условиях, практически исключающих прямые контакты с населением.

Если свести воедино всю значимую информацию, затрагивающую две актуальные для нашей страны проблемы - алкоголизм и проведение лечения  осужденных к лишению свободы, признанных страдающим этим недугом, то необходимо признать следующее.

1. Крайне низкая эффективность принудительного противоалкогольного лечения, проводимого в отношении осужденных в условиях мест лишения свободы, никоим образом не означает, что применение одних мер медицинского характера или одного лечения в отношении алкоголизма - совершенно бесперспективная затея.

Так, В.И. Горобцов считает, что высокую рецидивоопасность алкоголиков и наркоманов, освобожденных из исправительных учреждений, определяют: неукомплектованность данных учреждений врачами-наркологами и другим медицинским персоналом; невыполнение нормативных требований о концентрации осужденных, к которым применено принудительное лечение от алкоголизма и наркомании, в специализированных колониях; формальное отношение администрации исправительных учреждений к исполнению приговора судов в части принудительного лечения; отсутствие нормативно определенного порядка установления результативности принудительного лечения; несовершенство организационно - правового механизма продления принудительного лечения алкоголикам и наркоманам, отбывшим лишение свободы; отсутствие единой в масштабе государства системы социального контроля и помощи лицам, прошедшим принудительное лечение в условиях исправительных учреждений; исключение из системы профилактических учетов ОВД лиц, которые на момент освобождения от наказания не завершили принудительное лечение.

2. В нашей стране проблема алкоголизма никогда не переставала быть актуальной. Сегодня мы имеем дело не с нормализацией алкогольной ситуации, а с возвратом ее к состоянию на период перед началом антиалкогольной кампании 80-х гг.

По мнению П.П. Огурцова, «горькая правда заключается в том, что если отбросить все крайние отклонения от уровня напряженности алкогольной ситуации (первоначальные успехи антиалкогольной кампании и сменившее их резкое ухудшение ситуации в начале либеральных экономических реформ), получается, что мы имеем дело с крайне неблагоприятной долгосрочной тенденцией к ухудшению положения и обострению опасности для здоровья нации» . Эта тенденция проявилась еще в 60-е гг., и руководство страны, начав в 1985 г. антиалкогольную кампанию, пыталось изменить ее. Теперь алкогольная ситуация намного сложнее, чем в 1984 г., поскольку во многом утрачена государственная монополия на оборот алкогольной продукции.

Что касается перспективы, то, как нам представляется, пока алкоголь служит средством пополнения бюджета и пока не будет восстановлена государственная монополия на розничную торговлю алкоголем, вряд ли что в ближайшее время изменится в лучшую (социально приемлемую) сторону. Слишком дорогой ценой платит народ (общество) за «питие», за свое «сверхпьянство», за алкоголизм. Так уж получается, но общество не желает (сегодня - особенно!) слышать о негативных последствиях даже употребления спиртных напитков. Между тем практически всеми специалистами (например, в области наркологии, психиатрии, различных отраслей соматической медицины) постоянно отмечается архивысокая общественная значимость проблемы алкоголизма.

Кроме того, весь жизненный опыт не одного поколения людей и результаты многочисленных научных исследований как в нашей стране, так и за рубежом, более чем убедительно свидетельствуют об огромном вреде и непоправимом ущербе, который наносит злоупотребление алкоголем физическому и психическому здоровью, трудоспособности и творческой активности человека, благосостоянию семьи и общества в целом.

3. Факт применения принудительного лечения от алкоголизма в отношении осужденного свидетельствует не только о наличии у него заболевания (психического расстройства), но и об определенной степени социальной деградации, а также о его опасности как для себя, так и для общества.

Если в стране в начале 70-х гг. Принудительное лечение назначалось 1-2 % осужденным ко всем видам наказания, то уже в начале 80-х гг. - 18 %, в конце 80-х гг. - 21,1 %, в середине 90-х гг. - 14,8 %, в конце 90-х гг. - 8,2 %.

Представленные данные пусть формально, но все же позволяют сделать вывод об определенном благополучии, в частности по алкоголизму, в среде осужденных в России. Но так ли это на самом деле? Нет ли здесь существенной ошибки?

Представляется, что некая ситуация благополучия по алкоголизму в местах лишения свободы, создаваемая судами, не отражает истинного положения вещей. Почему? Во-первых, численность лиц, страдающих алкоголизмом, за указанный промежуток времени не претерпела столь существенных изменений. Во-вторых, постоянно отмечается достаточно высокий уровень удельного веса лиц, совершивших преступления в состоянии алкогольного опьянения.

4. Алкоголизм является прогрессирующим заболеванием, по сути, психическим расстройством, вызванным длительным систематическим злоупотреблением спиртных напитков. Для него характерны: измененная выносливость (толерантность) к алкоголю; патологическое влечение (пристрастие) к алкогольной интоксикации и абстинентный синдром (симптомокомплекс психических, соматовегетативных и неврологических нарушений, возникающих после прекращения употребления алкоголя).

Среди значительной части населения и даже отдельных специалистов бытует мнение, что пьянство и алкоголизм - понятия однозначные. Это совсем не так. Разграничение данных понятий необходимо хотя бы уже потому, что при алкоголизме применяются преимущественно меры медицинского характера, тогда как при пьянстве - в основном педагогического и общественного воздействия.

Медицинский термин «алкоголизм» нельзя заменить социальным термином «пьянство». Почему? Во-первых, пьянство не является заболеванием. Во-вторых, это систематическое неумеренное употребление лицом спиртных напитков в дозах, способных привести к опьянению (отравлению). В-третьих, пьянство может и не привести к такому заболеванию, как алкоголизм. В- четвертых, пьянство как явление может проявлять себя как на индивидуальном (поведенческом), так и на социальном (массовом) уровнях.

Алкоголизм с медицинской точки зрения является хроническим заболеванием, относящимся к группе токсикоманий, и характеризуется неумеренным потреблением спиртных напитков и наличием болезненного пристрастия к спиртному, совокупностью психических и соматических нарушений, развитием характерных изменений личности, нарастанием явлений токсической энцефалопатии.

Специфика алкогольного заболевания проявляется в том, что оно обусловлено как медицинскими, так и немедицинскими (социальными) факторами.

  1.  Выявление абсолютного числа граждан, страдающих алкоголизмом и нуждающихся в лечении (мерах медицинского характера), очень затруднительно по одной простой причине - из-за отсутствия их должного и систематического учета. Например, в бывшей РСФСР и в бывшем СССР целенаправленный статистический учет больных алкоголизмом, уклоняющихся от добровольного лечения и нуждающихся в направлении в ЛТП, начался лишь в конце 80-х гг.

Данные об алкоголиках в МВД значительно отличаются от аналогичных показателей Минздрава (так, число алкоголиков, состоящих на учете в ОВД, меньше, чем в учреждениях Минздрава). Такое несоответствие обусловлено отсутствием единой системы учета и различными его критериями. Например, в органах здравоохранения учитываются все страдающие алкоголизмом, а в ОВД - в основном те, которые нарушают общественный порядок (алкоголики, злостные пьяницы, лица с неустановленным алкогольным диагнозом).

  1.  Длительное злоупотребление алкоголем (независимо от вида спиртных напитков) неизбежно приводит к специфическим (алкогольным) изменениям личностных качеств «многопьющего» человека как в социально- нравственном, так и в психическом отношении. По сути, алкоголик в личностном плане - это уже совсем другой или качественно иной человек.

Если пойти по пути отказа от применения принудительных мер медицинского характера алкоголикам (совершеннолетним и несовершеннолетним, без разницы), преступившим закон, то последствия этого предугадать несложно. Они, скорее всего, будут связаны с сокращением продолжительности жизни; паразитическим образом жизни; появлением неполноценного потомства, для которого характерна наследственная предрасположенность к алкоголизму; вовлечением в злоупотребление алкоголем других, в том числе, что крайне нежелательно, детей. Если сравнивать возможности различных возрастных категорий страдающих алкоголизмом в плане «алкогольной заразительности», или «алкогольного инфицирования», то большую социальную опасность представляют подростки, и прежде всего в силу специфики своего индивидуального поведения - склонности к нахождению в группе сверстников.

Исключение из УК РФ положения о проведении принудительного лечения осужденным, признанным страдающими алкоголизмом, делает, на наш взгляд, практически бессмысленным нахождение в законодательстве статьи 23 в рассмотренной формулировке. Действительно, совершение преступления в состоянии опьянения можно расценивать как обстоятельство, способствующее в целом ряде случаев установлению у виновного конкретного наркологического заболевания и, как следствие, назначению и применению предусмотренного законом недобровольного лечения. Отсюда совершенно четко просматривается связь между ст. 23 и 97 УК РФ. Произошедший разрыв этой связи позволяет признать, что уголовная ответственность лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения (независимо от происхождения), вполне может устанавливаться на общих основаниях, так как абсолютно любое непатологическое опьянение законодатель не рекомендует расценивать как психическое расстройство.

С учетом изложенного закономерным будет предложение устранить из действующего УК РФ ст. 23 в рассмотренной формулировке. Для уголовного законодательства в таком виде она представляется излишней, так как совершенно не несет какого-либо правового смысла. Заключенный в ней смысл нельзя признать специфичным, так как он представлен и в других статьях УК РФ, в частности 21 и 22.

3.2 Основные пути оптимизации уголовно-исполнительных мер по предупреждению преступлений, совершаемых в состоянии опьянения

При разработке этого параграфа были использованы известные из современной литературы положения, касающиеся проблемы борьбы с пьянством и алкоголизмом, а также различные официальные материалы, иллюстрирующие деятельность УИС в целом и ИУ в частности по применению принудительных мер медицинского характера в отношении осужденных-алкоголиков (совершеннолетних, несовершеннолетних). На наш взгляд при таком подходе возникнет реальная возможность устранить узкую направленность и определенную односторонность специфических (антиалкогольных) профилактических мероприятий, при которых объектом воздействия в большинстве случаев оказывались не причины и условия, а последствия алкоголизма.

Все предложения, направленные на повышение эффективности мер медицинского характера в отношении осужденных к лишению свободы, страдающих алкоголизмом, могут быть, на наш взгляд, сведены к следующим.

1. Применение мер медицинского характера в отношении несовершеннолетних осужденных-алкоголиков, по большому счету, должно быть связано с применением аналогичных мер в отношении взрослых осужденных-алкоголиков, точно в такой же степени, как и применение наказания. По сути, о применении мер медицинского характера следовало бы говорить как о системе проведения в УИС противоалкогольного лечения осужденных-алкоголиков, для которой характерны преемственность и последовательность.

Закономерно, что часть подростков, страдающих алкоголизмом, впоследствии переходят в группу взрослых алкоголиков, поэтому противоалкогольное лечение, проводимое в отношении несовершеннолетних, - это в основном профилактика алкоголизма на его ранних стадиях.

2. Согласно Федеральному закону «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ п. «г» ч. 1 ст. 97 признан утратившим силу. Соответствующие изменения внесены и в УИК РФ (ст. 18 «Применение к осужденным мер медицинского характера» в ред. Федерального закона от 08.12.2003 г. № 161-ФЗ). В связи внесением изменений в УК РФ и в УИК РФ считаем необходимым обратить внимание на следующие положения ст.18 УИК РФ: если к осужденным к аресту, лишению свободы, страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, учреждениями, исполняющими указанные виды наказаний, по решению суда применяются принудительные меры медицинского характера, то это положение может быть распространено и на страдающих алкоголизмом, наркоманией, токсикоманией, поскольку алкоголизм, наркомания, токсикомания по сути являются психическими расстройствами (это положение рассмотрено было выше).

Таким образом, ч. 3 данной статьи можно представить в следующей редакции: «К осужденным к наказаниям, указанным в части первой настоящей статьи, ВИЧ-инфицированным осужденным, а также осужденным, больным открытой формой туберкулеза или не прошедшим полного курса лечения венерического заболевания, учреждением, исполняющим указанные виды наказаний, по решению медицинской комиссии применяется обязательное лечение», то есть исключить  больных алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией.

Б. Согласно ч. 2, если во время отбывания указанных в части первой настоящей статьи видов наказаний будет установлено, что осужденный страдает психическим расстройством, не исключающим вменяемости, которое связано с возможностью причинения этим осужденным иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц, администрация учреждения, исполняющего указанные виды наказаний, направляет в суд представление о применении к такому осужденному принудительных мер медицинского характера. Аналогично к осужденным, страдающим психическим расстройством, не исключающим вменяемости, вполне могут быть отнесены и больные алкоголизмом, наркоманией, токсикоманией.

3. К проблеме лечения алкоголизма у подростков ни в коем случае нельзя подходить с позиций развития и терапии этого же заболевания у взрослых, поскольку во-первых, подросток - это всегда незрелый в соматическом и психическом отношении человек. Подростковый период характеризуется определенной дисгармонией и неустойчивостью психической сферы и проявляется в разнообразных формах личностной девиации. Не случайно уголовная ответственность наступает с шестнадцатилетнего возраста (ч. 1 ст. 20 УК РФ). Подросток - это человек своеобразного (переходного) возраста, которому свойственны почти инстинктивное влечение к существованию в группе, совершение импульсивных поступков. Специфика подросткового возраста способна значительно затруднить психиатрическую и наркологическую диагностику.

Во-вторых, если к проблеме алкоголизма - социального зла колоссальной значимости - относиться адекватно, то алкоголизирующиеся подростки представляют в ней, как справедливо утверждает В.Т. Кондрашенко, «самое страшное». Согласно данным, представленным в докладе Комитета экспертов ВОЗ, «существует достаточно предположительных оснований для того, чтобы считать молодых людей группой высокого риска в отношении возникновения проблем, связанных с потреблением алкоголя»1. Так, алкоголизм у несовершеннолетних формируется значительно быстрее, чем у лиц зрелого возраста, отличается злокачественным, быстро прогрессирующим течением, большой прогредиентностью, необязательностью, нечеткостью, как бы размытостью симптомов. Последняя особенность свидетельствует о трудностях в диагностике этого заболевания у несовершеннолетних.

Особенно быстро алкоголизм развивается у подростков с неуравновешенным характером, умственно отсталых, перенесших в раннем детском возрасте черепно-мозговую травму или воспалительное заболевание головного мозга.

В-третьих, систематическая алкоголизация у подростков приводит к изменениям эмоционально-волевой, интеллектуальной сферы, сначала обратимым, а затем - стойким. Характер указанных изменений по своей структуре приближается к психоорганическим расстройствам у взрослых. Личность подростка как бы останавливается в своем развитии.

В-четвертых, и пьянство, и алкоголизм у подростков часто сочетаются с различными психическими расстройствами так называемого пограничного уровня.

В-пятых, алкоголизм у подростков чаще, чем у взрослых, сопровождается совершением различного рода правонарушений.

Алкоголизированный подросток в силу повышенной возбуждаемости и подчиненности стереотипам группового поведения находится как бы в повышенной готовности к совершению дерзких и жестоких преступлений и иных правонарушений.

Учитывая изложенное, а также относительно высокую распространенность алкоголизма в подростковой среде, в том числе в местах лишения свободы, психологические и поведенческие особенности, специфику алкогольного заболевания, свойственные данному возрасту, предлагаем изменить текст ч. 1 ст. 97 УК РФ.

Рекомендуемая нами редакция: «Принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом лицам:

а) совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части настоящего Кодекса, в состоянии невменяемости;

б) у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания;

в) совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости;

г) несовершеннолетним, совершившим преступление и признанным нуждающимися в лечении от алкоголизма или наркомании».

4. Как и значительное большинство исследователей данной проблемы, мы согласны с мнением о том, что эффективное противоалкогольное лечение возможно только в том случае, если человек, страдающий алкоголизмом, к нему психологически расположен и всячески желает его проведения. Но если последних условий нет, то от принудительного воздействия медицины следует ожидать обратной (негативной) реакции.

Альтернативными вариантами противоалкогольного принудительного лечения осужденных в исправительных учреждениях являются добровольное и обязательное лечение. Что касается добровольного лечения, то применительно к осужденным-алкоголикам - это совершенно нереальное явление. Остается единственный вариант - так называемое недобровольное, или обязательное, лечение. Оно, на наш взгляд, является наиболее приемлемым вариантом для всех без исключения категорий осужденных к лишению свободы, страдающих алкоголизмом.

5. К несовершеннолетним осужденным (независимо от пола, возраста и других значимых в правовом, социальном, медицинском и другом отношении отличий), страдающим алкоголизмом и отбывающим наказания в виде лишения свободы в , должно применяться антиалкогольное лечение, как минимум, в двух вариантах - добровольное и обязательное. Последнее, по нашему мнению, должно стать в данной среде своеобразным методом выбора, так как подростков, страдающих алкоголизмом, отличают не только практически полное отсутствие критики к своему состоянию, поведению и злоупотреблению алкоголем, отсутствие ситуационного контроля, но и высокая интенсивность патологического влечения к спиртному.

Оставить несовершеннолетних осужденных-алкоголиков без оказания им специфической медицинской помощи - не только недопустимо (прежде всего по гуманным соображениям), но и крайне опасно (как в отношении их собственных здоровья и жизни, так и жизни и здоровья окружающих).

Представляется очень важным следующее положение: чем раньше несовершеннолетнему осужденному будет назначено и проведено лечение от алкоголизма, тем больше шансов будет на достижение необходимого противоалкогольного (медицинского и криминологического) эффекта.

Главным и необходимым условием эффективности антиалкогольной терапии в условиях УИС считаем гарантированное достижение (соблюдение) длительной (на весь срок отбывания наказания) изоляции от компаний так называемых пьющих (собутыльников).

  1.  Относительно высокий уровень алкоголизма, наркомании и токсикомании, отмечаемый, в частности, среди несовершеннолетних осужденных, отбывающих наказание в воспитательной колонии, диктует настоятельную необходимость создания в них по-настоящему эффективной наркологической службы или на первое время (как временный вариант) включение в штаты воспитательных колоний для проведения терапевтической деятельности в отношении указанных наркологических заболеваний должности психиатра-нарколога.
  2.  Сегодня алкоголизирующимися (пьющими, злоупотребляющими алкоголем) в большей степени занимаются пенитенциарные службы, а не медицинские организации и учреждения системы общественного здравоохранения, не социальная служба.

Со всеми несовершеннолетними осужденными, ранее, до привлечения к уголовной ответственности, ситуативно потреблявшими спиртные напитки, необходимо проводить профилактическую работу с участием психиатров, врачей других специальностей, психологов, педагогов, социальных работников, воспитателей и других представителей администрации ВК.

Несовершеннолетние осужденные должны получить достоверные сведения современного уровня об отрицательном влиянии алкоголя прежде всего на психику, о роли алкогольного опьянения в совершении преступления. Представляется необходимым: а) разработать единую (для всех без исключения ВК УИС России) комплексную программу антиалкогольного воспитания несовершеннолетних осужденных независимо от их наркологического статуса; б) организовать полноценную подготовку всех сотрудников ВК по вопросам обеспечения реализации положений этой программы на практике.

  1.  Всем несовершеннолетним осужденным (без какого-либо исключения!), страдающим алкоголизмом и отбывающим наказания в виде лишения свободы в ВК, необходимо оказать всяческое и активное содействие в поиске и обретении средства, способного их отвлечь (увести) от мыслей об употреблении алкоголя. Такими средствами вполне могут стать: учеба; трудовая деятельность; участие в самодеятельных организациях осужденных, различных конкурсах и смотрах, проводимых в УИС; занятие физкультурой, спортом, бодибилдингом и т. п. Уводящую от употребления алкоголя роль также способна сыграть нормализация нарушенных межличностных отношений (установление, поддержание, возобновление связей с близким человеком, родственниками и иными лицами).

Даже по одной этой причине всех осужденных ВК (независимо от их алкогольного статуса) необходимо обязательно трудоустроить, занять учебой (сейчас в УИС у осужденных появилась возможность непосредственно во время отбывания наказания получить даже высшее образование, например юридическое), привлечь к занятиям физкультурой, спортом, по определенным социально позитивным интересам.

Считаем, что по возможности не следует исключать и антиалкогольное воздействие религии.

  1.  Всем без исключения сотрудникам УИС, отвечающим за содержание и лечение осужденных, страдающих алкоголизмом, необходимо обеспечить соответствующие их функциональным обязанностям теоретическое обучение и практическую подготовку по вопросам медицины (психиатрии) и наркологии. Повышение квалификации сотрудников ИУ по актуальным вопросам медицинской, психиатрической и наркологической науки представляется одним из наиболее важных направлений деятельности УИС России, и оно должно стать не конъюнктурным, а системным.
  2.  В каждой ВК всех осужденных, страдающих алкоголизмом, необходимо содержать отдельно от других, не страдающих алкоголизмом.

Для осужденных-алкоголиков (психически неполноценных) целесообразно, на наш взгляд, создавать несколько щадящий режим, с условиями, при которых становится возможным достижение благоприятного терапевтического и криминологического эффекта.

  1.  В деятельности ВК необходимо создать такие условия, чтобы любые случаи эпизодического употребления алкоголя, особенно взрослыми (сотрудниками ИУ), были бы абсолютно исключены. Точно так же в ВК должны быть исключены случаи появления на работе сотрудников в нетрезвом состоянии. Только один подобный алкогольный пример, даже единичный, способен легко разрушить все то, что нередко создается колоссальным трудом медиков и воспитателей ВК.
  2.  Все наши поражения в так называемой борьбе с пьянством и алкоголизмом в значительной степени определяют, как нам представляется, отсутствие убеждений в ее социальной полезности и откровенно демонстрируемое властями нежелание ею серьезно заниматься. К глубочайшему сожалению, многие наши соотечественники (и даже специалисты!) убеждены в том, что пьянство и алкоголизм - вечные для России явления. Но так считать нельзя. Подобное понимание во многом определяющих жизнь страны проблем мы расцениваем лишь как прикрытие равнодушия и бездеятельности в борьбе с этими негативными явлениями.

Высокая социальная и криминологическая значимость проблемы алкоголизма для таких учреждений пенитенциарного профиля, как ВК, определяет необходимость активной антиалкогольной пропаганды всеми имеющимися в УИС ресурсами. Она должна проводиться дифференцированно, в соответствии с полом, возрастом, образованием, культурным уровнем отбывающих наказание лиц, их интересами, профессиональными особенностями и др.

К антиалкогольной пропаганде в условиях УИС однозначно следует относиться как к актуальной и сложнейшей деятельности широкого идеологического масштаба, имеющей важные социально-политические и медико- воспитательные функции.

Заключение

Подводя итог проведённому исследованию, представляется целесообразным сконцентрировать внимание на основных теоретических и практических выводах и рекомендациях по совершенствованию уголовно — правовых норм воздействия на лиц, совершающих преступления в состоянии опьянения.

Современное учение об уголовной ответственности лиц, совершивших преступное деяние в состоянии опьянения покоится на общих основаниях определения виновности и наказуемости. Обсуждение этой проблемы ведётся правоведами на протяжении столетий. До сих пор в теории не выработано общепринятых учений, а в законодательстве не принято однообразных правил.

Одной из причин отсутствия результата борьбы с алкоголизмом и наркоманией  является то, что все принимаемые государством меры сводились в основном к запретительным или административным действиям, к борьбе с потреблением алкоголя (наркотиков) путем ограничения его продаж или удорожания стоимости, либо власти вообще старались не замечать существования этой проблемы.

Так, в УКРСФСР 1960 г. законодатель четко установил, что лицо, совершившее преступление в состоянии алкогольного опьянения, не освобождается от уголовной ответственности, а само совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения признавалось обстоятельством, отягчающим наказание. Основанием этого являлось то, что лицо, как правило, добровольно приводит себя в состояние опьянения, после чего, совершая преступление, несмотря на то, что функции сознания частично притуплены, фактически осознает его повышенную общественную опасность. В то же время законодатель указывал, что в случаях, когда «…преступление по своему характеру не было связано с состоянием опьянения, и последнее не являлось причиной и условием совершения преступления, то суд вправе не признавать это обстоятельство в качестве отягчающего».

В дальнейшем, с принятием УК РФ в 1996 г., законодатель коренным образом изменил свой подход к данной проблеме, отказался от подобной практики и перестал относить алкогольное опьянение к обстоятельствам, отягчающим наказание. При этом представители государства утверждали, что освободиться от пьянства общество сможет лишь при своем нравственном оздоровлении, повышении культурного и экономического уровня жизни большинства членов общества.

 Представляется, что такой подход законодателя был ошибочным. За прошедшее время пьянство превратилось в символ достатка и моды. Расширяется и девиантная среда наркоманов за счёт увеличения числа несовершеннолетних. Приобщение подростков к наркотическим средствам и психотропным веществам происходит на фоне употребления ими алкогольных напитков, выступающих первичным фактором.

За время действия УК РФ 1996 г., в нормах которого прописано, что наличие состояния опьянения никак не влияет на наказание и иные меры уголовно-правового характера, количество преступлений, совершенных в состоянии опьянения, увеличилось.

Последние несколько лет общество «бьет тревогу». Государством была предпринята попытка борьбы с преступлениями, совершенными в состоянии алкогольного опьянения, путем внесения изменений в ст. 264 УК РФ, усиливающую ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств в состоянии опьянения.

Так, согласно внесенным изменениям состояние алкогольного опьянения введено в вышеуказанную статью УК РФ в качестве квалифицирующего признака и продублировано в каждой из имевшихся ранее частей статьи. Однако эти меры не решают проблемы в целом. Алкогольное опьянение внесено в качестве квалифицирующего признака только в одну статью Особенной части УК РФ, что представляется, как минимум, нелогичным и странным. Наличие состояния опьянения у виновного не влияет на квалификацию всех остальных преступлений в УК РФ. Получается, что других преступлений в состоянии опьянения либо не совершается вообще, либо они не имеют такой повышенной опасности, как нарушение правил дорожного движения, повлекшие... Но в то же время  статистические данные свидетельствуют о том, что в состоянии опьянения совершается 60 % нарушений правил дорожного движения, повлекших по неосторожности смерть потерпевших, тогда как убийства в состоянии алкогольного опьянения совершаются практически в 80% случаев, хулиганства – в 92%. Получается, что совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения более характерно для других преступлений, тогда почему в качестве квалифицирующего признака оно включено только в ст. 264 УК РФ, предусматривающую ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

 Действительно, при ДТП создается реальная опасность для жизни многих людей, так как автомобиль – это источник повышенной опасности. Однако нарушения правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта не менее, а более опасны, так как перевозят одномоментно значительно больше людей, чем автомобильный транспорт, что создает реальную опасность для жизни более высокого уровня. По количественному показателю нарушение правил безопасности дорожного движения и эксплуатации транспортных средств также не является лидером. Больше всего в Российской Федерации совершается хищений, субъекты которых нередко находятся в состоянии опьянения.

Представляется, что во внесенных законодателем изменениях ст. 264 УК РФ нет логики, они криминологически не обоснованы и нарушают принципы уголовного права. Кроме того, эти изменения подсознательно могут стимулировать водителей, совершивших преступление, предусмотренное ст. 264 УК РФ, в состоянии алкогольного опьянения, скрываться с места происшествия, чтобы скрыть данный факт. Исследование влияния алкогольных напитков, наркотических средств и психотропных веществ на сознание и волю человека подтверждает их отрицательное воздействие на личность, облегчение и ускорение у неё возникновения преступного замысла.

Анализ научной юридической, психиатрической и психологической литературы, а также судебной практики не позволяет нам поддержать мнение некоторых учёных о признании состояния опьянения смягчающим вину обстоятельством.

Состояние алкогольного опьянения не может быть признано обстоятельством, смягчающим наказание, если субъект преступления осознанно и волевым действием привел себя в состояние опьянения, с тем чтобы облегчить совершение преступления и впоследствии сослаться на ненормальное состояние психики, хотя заведомо знал влияние алкоголя на свое поведение.

Исследовав состояние и динамику преступлений, совершаемых в состоянии опьянения, мнения учёных-юристов, специалистов-практиков, мы предлагаем ввести в ст. 63 УК РФ норму, предусматривающую повышенную уголовную ответственность за совершение в состоянии опьянения насильственных преступлений, поскольку именно в состоянии алкогольного опьянения совершается значительная часть насильственных преступлений - умышленных причинений тяжкого вреда здоровью, убийств, изнасилований, хулиганств, разбоев, грабежей.

Проведенное исследование позволило представить следующий криминологический портрет, характеризующий личность преступника, совершившего преступление в состоянии  опьянения: лицо мужского пола, 19-24 лет, не состоявшее в браке, имеющее неполное среднее или среднее общее образование, специальность, совершившее преступление против собственности.

Уголовно-исполнительные меры по предупреждению преступлений, совершаемых осужденными в состоянии алкогольного опьянения, должны быть оптимизированы: алкоголиков и наркоманов, которые совершили преступления и были признаны судом нуждающимися в лечении от алкоголизма и наркомании, следует относить к категории «совершившие преступление и страдающие психическими расстройствами, не исключающими вменяемости».

Гребеньков А.А. О совершенствовании системы мер уголовно-правового характера, применяемых к алкоголикам, наркоманам и лицам, совершившим преступление в состоянии опьянения // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке. Материалы 5-й Международной научно-практической конференции, 24-25 января 2008 г.. - М.: Проспект, 2008. - С. 252-256

Федорова Е.А. О необходимости противодействия уголовно-правовыми средствами преступлениям, совершенным лицами в состоянии опьянения // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Сборник материалов XIII международной научно-практической конференции (18-19 февраля 2010 г.): в 3 ч.. - Красноярск: СибЮИ МВД России, 2010, Ч. 1. - С. 52-55

Сидоренко Э. Назначение наказания лицам, совершившим преступление в состоянии опьянения // Законность. - М., 2006, № 11. - С. 9-11


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

58106. Экономика отрасли предприятий 349 KB
  В опорных конспектах последовательно рассматривается современный экономический механизм обеспечивающий производственно-хозяйственную деятельность предприятия в условиях рынка и конкуренции.
58107. Автоматизация бухгалтерского учета 33.5 KB
  Запуск программы окно программы сервисные возможности получение помощи редактор документов выход из программы. Для запуска программы: Щелкните по кнопке Пуск; Выберите строку Программы; Выберите строку 1С Предприятие 7. Если версия программы сетевая то ее можно запустить в обычном или монопольном режиме. В монопольном режиме будут доступны все функции программы но работать в информационной базе сможет только 1 бухгалтер.
58109. Market and Command Economies 37 KB
  In a command economy, a central planning office makes decisions on what, how, and for whom to produce. Economy cannot rely entirely on command, but there was extensive planning in many Soviet bloc countries.
58110. Роль финансов в процессе расширенного воспроизводства 24.75 KB
  Государство регулируем с помощью финансово-кредитной системы величину каждой ветви финансового потока вновь созданной стоимости и, тем самым, регулирует функционирование рынка, направление его развития и т.д.
58111. Инструктаж по техники безопасности. Электромонтажные материалы. Оказание первой помощи пострадавшему под воздействием электрического тока 65.5 KB
  Оказание первой помощи пострадавшему под воздействием электрического тока. Воздействие электрического тока на организм человека: При прохождении электрического тока через тело человека он оказывает следующие виды воздействия: механическое электролитическое термическое биологическое электрическое психологическое. Общее воздействие характеризуется воздействием различных величин электрического тока на организм человека. 1520мА сильные судороги по пути прохождения электрического тока в организме человека.
58112. Из истории появления компьютерных коммуникаций 26 KB
  Устный пересказ которым пользовались для передачи информации в дописьменный период опирался на такое ненадежное устройство хранения информации как человеческая память Второй информационной революцией по праву считают изобретение книгопечатания.
58113. История развития слесарного дела 23 KB
  Качество выполнения слесарных работ во многом зависит от слесарного инструмента и умения его правильно применять. Слесарномонтажный инструмент должен быть качественным и надежным а начинающему слесарю нужно прежде всего изучить инструмент которым ему придется пользоваться. При холодной ручной обработке металлов слесарь наиболее часто использует такой слесарномонтажный инструмент как молотки зубила ножовки напильники и др.
58114. Общество и общественные отношения 226 KB
  ОБЩЕСТВО - обособившееся от природы, но тесно с ней связанная часть мира, которая включает в себя способы взаимодействия людей и формы их объединений.