26318

Абсолютизм в Западной Европе (на примере Англии, Франции, Испании)

Доклад

История и СИД

В XIV в. Но все же парламент сыграл прогрессивную роль в политическом развитии Англии XIV – XVвв. Фронда Людовик XIII лишь несколькими месяцами пережил своего министра и престол перешёл к его сыну Людовику XIV 1643 1715 годы во время малолетства которого управляли мать его Анна Австрийская и кардинал Мазарини продолжатель политики Ришельё. Людовик XIV Дело кончилось победой кардинала Мазарини но молодой король вынес из этой борьбы крайне печальные воспоминания.

Русский

2013-08-18

64.42 KB

21 чел.

14.Абсолютизм в Западной Европе (на примере Англии, Франции, Испании).

Англия:

Английский абсолютизм при Генрихе VII и Генрихе VIII

При королевском дворе между знатными феодалами шла острая борьба за власть. Через два года после окончания Столетней войны в Англии началась война внутри государства. Феодалы разделились на две враждующие группы; каждая поддерживала одну из знатных семей, которые боролись между собой за престол. Так как в гербе одной семьи была изображена алая роза, а в гербе другой – белая, эта война получила название войны Алой и Белой роз. Феодалы переходили из одной группы в другую в зависимости от того, кто брал верх. В народе говорили, что многие сеньоры ложились спать сторонниками Алой розы, а просыпались приверженцами Белой. Война длилась тридцать лет и отличалась большим ожесточением. Родственники погибших мстили семьям своих врагов, убивая даже детей. Банды феодалов дикими расправами наводили ужас на жителей городов и деревень. Война прекратилась, когда почти все знатные феодалы истребили друг друга. В последнем сражении с обеих сторон участвовали лишь жалкие кучки людей. Победителем вышел отдалённый родственник одной из боровшихся семей Генрих VII Тюдор. С него началось в Англии правление династии Тюдоров (1485г). Война роз подорвала господство крупных феодалов в Англии. Нового короля поддерживали средние и мелкие феодалы, и богатые горожане. Только сильная королевская власть могла положить конец своеволию знати. Генрих VII (1485-1509) приказал знатным феодалам распустить многочисленные отряды. С помощью пушек он разрушил замки тех феодалов, которые пытались возобновить междоусобицу. Некоторых из них король казнил, а их земли присоединил к своим владениям. В отличие от Франции, где Генеральные штаты с конца XV века почти не создавались, в Англии король продолжал собирать парламент. После гибели большинства крупных феодалов Генрих VII ввел в палату лордов людей, которые пользовались его доверием. Рыцари и горожане, заседавшие в палате общин, беспрекословно утверждали законы, предложенные королем. Палата общин разрешала королю сбор новых налогов, за счёт которых пополнялась казна. Были созданы чрезвычайно политические суды: суд по делам государственной измены, суд палаты прошений, канцелярский суд и другие. Кроме того, было запрещено содержать феодальные свиты, одетые в ливрею своего господина; эти свиты служили источником феодальных смут и усобиц, и их роспуск подрывал могущество старой знати. Король запретил баронам иметь артиллерию; бароны со своими отрядами стрелков из лука теряли возможность воевать с королем. Старое дворянство, лишенное многих привилегий, не могло приспособиться к изменившимся экономическим отношениям. Источником его существования была феодальная рента, получаемая с держателей – крестьян, либо пенсии и жалованье за службу при дворе короля. “Революция цен” снизила реальную стоимость рент – главный доход старой феодальной знати. Усиление королевской власти и возвышение нового дворянства подрывало политические позиции старой знати, проживавшей большей частью в северных графствах. В связи с упразднением монастырей потеряли свое значение могущественные ранее аббаты крупных церковных владений. Социальной опорой Тюдоровского абсолютизма было новое среднее и мелкое дворянство, а также новые лорды, занявшие место исчезнувших старых феодальных фамилий. Новое дворянство обогатилось за счет экспроприации крестьян и в широких масштабах приняло в своих поместьях наемный труд. Их поместья были тесно связаны с рынком. Другой опорой Тюдоров была растущая городская буржуазия, мануфактурная и торговая, тесно связанная общими экономическими и политическими интересами с новым дворянством. При Генрихе VIII в Англии началась Реформация. Причиной Реформации явилась заинтересованность английского дворянства в захвате церковных земель и стремление английской буржуазии сделать церковь простой и дешевой. Поводом к Реформации послужил отказ папы римского разрешить королю Генриху VIII развод с его первой женой Екатериной Арагонской. Развод короля в конце концов был оформлен парламентом без санкций римского папы, после этого Генрих VIII женился на Анне Болейн. В ответ на отказ папы Генрих VIII в 1534г. Издал акт о верховенстве, в силу которого король был объявлен главой английской церкви. В акте говорилось о неприкосновенности всех старых католических догматов и обрядов; менялся только глава церкви, место римского папы занял король; епископат сохранился и стал опорой абсолютизма. Новая английская церковь заняла среднее положение между католицизмом протестантизмом. В 1536 и 1539гг. были закрыты монастыри и конфисковано монастырское имущество здания, украшения, золотые и серебряные ценности и обширные монастырские земли. Главная цель королевской Реформации заключалась в стремлении завладеть церковными землями, освободиться от опеки римской церкви и подчинить английскую церковь королевской власти. Но конфискованы церкви недолго удержались в королевской казне, сразу же став объектом торговли и спекуляции. Секуляризация церковных земель имела огромные социальные последствия. На их приобретении разбогатели новые собственники, выходцы из мелкого и среднего дворянства. Наиболее существенной чертой периода правления Генриха VIII была политика дальнейшего укрепления позиций абсолютного государя, что нашло свое выражение в некоторой реорганизации внутреннего управления. Все большую роль приобретает королевский совет, члены которого назначались по выбору короля, главным образом, из чиновников, а не из представителей феодальной знати. Состав этого совета был постоянным. Парламент продолжал созываться и оказывал всяческую поддержку Генриху VIII, как бы передоверяя ему всю полноту власти. В последние годы правления Генриха VIII налоговый гнет все возрастал. В поисках новых источников дохода король всё чаще прибегал к порче монеты. Огромные расходы королевского двора были вызваны отнюдь не тратами на содержание аппарата или армии, а просто роскошью и расточительностью двора. Кроме того, доходы с королевских поместий упали точно так же, как и доходы любого феодального аристократа. В правление Генриха VIII стали ясны многие специфические черты английской абсолютной монархии. Если беспощадная борьба с феодальной знатью не представляла чего-то особенного по сравнению с другими европейскими государствами, то отношение королевской власти с парламентом, а именно сохранение сословного представительства и теснейший альянс с ним, в противоположность тому, что было во Франции, в высшей степени специфичны и объясняются собственно английской ситуацией. Столь же специфичны полное подчинение реформированной английской церкви абсолютному монарху, поглощение церкви государством и беззастенчивый грабеж церковных имуществ, нигде не проходивший в столь классических и неприкрытых формах.

Особенности английского абсолютизма

Английский абсолютизм XVI столетия имеет целый ряд особенностей. Этот вариант феодального дворянского государства существовал в то время, когда в Англии в классической форме, раньше, чем в других европейских странах, развернулся процесс первоначального накопления капитала. Корни специфики английского абсолютизма находятся, с одной стороны, в исключительной интенсивности и быстроте процесса первоначально накопления, с другой стороны, - в расщеплении английского дворянства на два разных сословия. Всё это создало своеобразное соотношение сил в экономике, в социальной и политической жизни, придав английскому государству XVI века большую специфику. Экономическая и социальная политика были теснейшим образом переплетены. Социальная политика, понимаемая в широком смысле слова, включает в себя не только рабочие статуты и законы против бродяг и нищих, но также и существенный вопрос об отношении монархии к поднимающейся оппозиции новых классов (буржуазии и джентри), втягивающихся в капиталистическое производство. Эта оппозиция выразилась, прежде всего, в идеологической области и вылилась в форму пуританского движения. Правительство решало наиболее насущные проблемы. Экономического развития страны – проблемы огораживании, земледелия, обезлюдения сельских районов и снабжение страны хлебом, а также теснейшим образом связанную с ними проблему упадка старых городов и быстрого развития сельской мануфактуры. Решение этих проблем было неразрывно связано и с решением социального вопроса. С 1485 по 1603г. Англией правили короли из династии Тюдоров; они значительно укрепили свою власть, сделав ее по существу неограниченной. Генрих VII успешно боролся с крупными феодалами, противниками усиления королевской власти в стране. Созданная им для наблюдения за исполнением статутов о роспуске вооруженных дружин знати так называемая Звездная палата превратилась в грозный суд короля по делам политической измены, каравший противников королевского абсолютизма. В первой половине XVI века была усилена власть английского короля над слабо связанными с Лондоном окраинами – Уэльсом, корнуоллом и северными графствами, для управления которыми были созданы специальные учреждения. Английскую абсолютную монархию отличало от абсолютистских монархий других стран три особенности. 1) Бюрократический аппарат Тюдоров на местах был слабым, и местное самоуправление, как и при сословной монархии, продолжало играть важную роль – через него в графствах и приходах приводились в исполнение все королевские указы. Важные должности в графствах и городах занимали главным образом представители джентри и привилегированной верхушки городской буржуазии. 2) Тюдоры смогли использовать для усиления своей власти также парламент. Нижняя палата парламента, состоявшая главным образом из мелких и средних дворян и верхушки буржуазии городов, при Тюдорах беспрекословно утверждала законы, внесенные королем, раболепствовала перед ним; верхняя палата, в которую входили в основном представители аристократии, получившей от Тюдоров большие земельные пожалования, также была покорной королю. Эти две особенности английского абсолютизма объяснялись тем, что в Англии к XVIв. силы крупных феодалов главных противников абсолютной власти короля – были в результате войны Алой и Белой розы и репрессии Тюдоров основательно подорваны, а в парламенте и в органах местного самоуправления вследствие процесса обуржуазивания широких слоев среднего и мелкого дворянства не проявлялся резко антагонизм между заинтересованными в усилении власти короля дворянством и буржуазией. 3) Ещё одной особенностью английского абсолютизма было отсутствие постоянной армии. Тюдоры главное внимание обращали на создание сильного военного флота, а английская армия в XVIв. сохраняла характер старинного ополчения, собираемого и экипируемого за счет свободных подданных короля, в соответствии с их имущественным достатком. В начале 1265 года, в ходе гражданской войны 1263-1267гг, графом де Монфором был созван совет королевства; кроме баронов и епископов, были приглашены также по два рыцаря от каждого графства и по два представителя от города. Это и был первый английский парламент. Гражданская война продолжалась. На борьбу поднялись широкие массы крестьян и мелких городских ремесленников. Крестьяне громили поместья сторонников короля, отнимали общинные угодья у помещиков, отказывались нести повинности. Размах движения в городах и деревне заставил баронов искать соглашения с королем. Это оттолкнуло от Симона де Монфора его сторонников. Вскоре он погиб в битве с королевскими войсками при Ившеме в 1265г. Однако появившийся в ходе гражданской войны парламент не был упразднен. Король Эдуард I (1272 - 1307), нуждаясь в субсидиях и желая предупредить новые выступления оппозиции, вынужден был созывать парламент и просить разрешение на сбор налогов. Король и бароны убедились также в том, что народные выступления в городе и деревне невозможно сдержать без поддержки рыцарства и богатых горожан. В конце XIII века парламентский строй в Англии утвердился окончательно. В 1295г. король Эдуард I собрал так называемый “образцовый парламент”, на который были приглашены, кроме непосредственных вассалов короля, по два рыцаря от графства и по два представителя от каждого сколько-нибудь значительного города или порта, а также представители духовенства. С учреждением в Англии постоянно действующего парламента феодальное государство приобрело форму сословной монархии. Уже Эдуард I начал использовать парламент как противовес претензиям крупных феодалов. Короли опирались на рыцарство и городскую верхушку при решении важнейших государственных дел, прежде всего вопросов налогообложения. Но эта практика установилась не сразу. Эдуард I пытался собирать налоги и повышать пошлины без согласия парламента, что привело к новому конфликту. В 1297 году он вынужден был издать закон «Подтверждение хартии», где официально утверждалось право парламента вотировать налоги. В XIV в. помимо функции утверждения налогов парламент приобрел право издавать законы (билли). Он в лице палаты лордов стал также высшим судом по политическим делам, в частности по преступлениям, совершаемым королевскими чиновниками. С 1343г. английский парламент окончательно разделился на две палаты палату лордов и палату общин. В палате лордов заседали крупные светские феодалы – бароны и духовные – архиепископы, епископы и аббаты крупных монастырей. Все они являлись наследственными пэрами и приглашались личными письмами короля. Нижняя палата, т.е. палата общин, состояла из рыцарей – представителей графств и горожан; эта палата имела численный перевес над палатой лордов. В палате общин сразу наметился союз рыцарства и городской верхушки, что обеспечивало ей большое политическое влияние. В Англии в отличие от Франции представители двух сословий действовали сообща; с развитием товарно-денежных отношений экономические и политические интересы рыцарей и горожан все более сближались. Средневековый английский парламент никогда не был национальным представительным органом и не выражал интересов всего английского народа, как это обычно утверждают английские историки. Низы городского населения и крестьянские массы не были в нем представлены. Парламент всегда поддерживал антикрестьянскую политику феодалов и издавал жестокие антирабочие законы. Но все же парламент сыграл прогрессивную роль в политическом развитии Англии XIV – XVвв. , так как он способствовал укреплению централизованного государства. Союз королевской власти с новыми классами – буржуазией и обуржуазившимся дворянством – дал возможность династии Тюдоров использовать английский парламент как политическую опору. В противоположность абсолютной монархии во Франции, где короли стремились обходиться без сословно-представительных учреждений, в Англии парламент сохранился и не потерял своего значения; при поддержке парламента Генрих VIII провел королевскую реформацию и секуляризацию церковно-монастырской земельной собственности.

Расцвет английского абсолютизма при Елизавете I Тюдор

Закрытие монастырей и усиление огораживаний, приводимых новыми властями, привели к вспышке серьёзнейших народных восстаний в 1536-1537гг. Новое дворянство и буржуазия, все, кто нажился на секуляризации и огораживаниях, еще раз убедились в необходимости укрепления королевского абсолютизма. И действительно, начиная с середины 30-х годов, абсолютная монархия вступает в пору своего расцвета. Царствование Елизаветы I стало кульминационным пунктом в развитии английского абсолютизма. В то же время уже начали ощущаться первые симптомы назревавшего конфликта между абсолютной монархией, с одной стороны, и новым дворянством и буржуазией – с другой. Елизавета Тюгор правила Англией с 1558 по 1603 гг. Уже благодаря своему происхождению, она должна была стать во главе антикатолического и антииспанского движения. Елизавет – дочь Генриха VIII и Анны Болейн. Женитьба на Анне Болейн послужила Генриху предлогом для разрыва с римским престолом издания акта о верховенстве английского короля в церковных делах Англии. Брак Генриха VIII и Анны Болейн никогда не был признан папой законным, и таким образом, Елизавета в глазах всего католического мира была незаконнорожденной. Это обстоятельство так же, как и отказ самой Елизаветы выйти замуж за Филиппа II, сделал последнюю нежелательной фигурой в глазах испанского двора, не говоря уже о совершенно определенных отношениях Испании к Англии и ее морской политике после 1558 г. Елизавета обладала властным и решительным характером, была расчетлива и бережлива. Эти качества королевы особенно импонировали английской буржуазии. При дворе Елизаветы царило атмосфера галантности и авантюризма. Королева поклонение и требовала его от своего окружения. В течение всего царствования королевский двор представлял собой арену азартного соревнования молодых дворян, стремившихся снискать благосклонность и милость Елизаветы. В религиозном отношении Елизавета была глубоко безразлична к раздорам протестантов и католиков и по личным вкусам склонялась даже больше к католической вере. Но официально она была протестанткой, ибо дочери Анны Болейн невозможно быть католичкой. В это же время Елизавета ненавидела пуритан, ибо сознавала, что их идеи враждебны всем ее представлениям о королевской власти. Елизавете нужна была религиозная система, являющаяся покорным инструментом в руках государства, и она стремилась привести в полное подчинение себе английскую церковь. Одним изданием акта о верховенстве и секуляризации нельзя было полностью подчинить себе даже покорившихся и признавших реформацию представителей духовенства, уже не говоря о попконформистах. Английских епископов Елизавета подчинила себе грубыми и быстрыми методами. В письме 1573 г. К епископу Илийскому Елизавета писала : «Если ты немедленно не выполнишь моего требования, я лишу тебя сына, клянусь Богом». Это письмо с исключительной яркостью освящала одну из наиболее характерных особенностей английского абсолютизма: полнее подчинение церкви государству. Английская церковь – просто придаток государства. В Англии XVI века это было естественно, ибо там, как нигде, произошло полное слияние церкви и государства, король был главой церкви , а церковное имущество стала государственным. Елизавета Тюдор являлась убежденной сторонницей взгляда, что государь, пользующийся всей полнотой власти, должен выступать перед своими подданными, как «наместник бога на земле». Однако Елизавета, будучи человеком трезвым и практичным, понимала, что одними ссылками на бога достичь повиновения нельзя. Она считала, что абсолютный монарх должен сам всемирно заботиться о поддержании своего достоинства в глазах подданы, причем это должно делаться любыми средствами. Елизавета хорошо понимала благодаря кому она сидит на престоле и что должна считаться с интересами тех классов, которые, нуждаясь в сильно, центральной власти и в английской церкви и нуждаясь в антикатолической и антииспанской политике, составляли опору ее трона. Новая знать, новое дворянство, буржуазия – вот тот «народ», о расположении которого заботилась Елизавета и интересами которого боялась пренебречь. Когда появился призрак народного восстания, Елизавета заговорила своим подлинным языком. Она показала свою истинную сущность. «Твердость», жестокая политика подавления и усмирения, плети и кровавые законы – вот что рекомендовалось Елизаветой в качестве лекарств от революции. Через все царствование Елизаветы красной нитью проходит борьба за создании послушного и гибкого исполнительного государственного аппарата. В этой борьбе были видны типичные абсолютистские методы управления государством. И прежде всего - стремление королевы руководить всеми государственными делами, сосредоточив в своих руках все нити управления. Елизавета умела выбирать нужных ей людей. ЕЕ советники и слуги происходили, как правило, из числа новых дворян, подданных королеве и всецело согласных с ней. Невмешательство Елизаветы в европейские дела, ее «неблагородный нейтралитет» по отношению к европейскому протестантизму оправдывались тем, что Англия первой половины ее царствования была еще не в состоянии вести открытую борьбу с католическими силами Европы. В первый период ее царствования война могла привести только к пагубным для Англии результатам. Даже тогда, когда ее наиболее осторожные советники говорили о необходимости открытой войны с Испанией, Елизавета настаивала на своем, понимая, что Англия еще не готова к борьбе. Она довольствовалась сложной дипломатией, натравливая своих врагов друг против друга. Середина и конец 80-х гг. явились переломным временем в английской политике, временем, когда торгово-промышленная дворянско-купеческая прослойка в Англии окрепла, набрала сил и могла уже потребовать от своего правительства более решительных действий: посылка в 1585 г. Экспедиции Лейстера на помощь нидерландским протестантам, оживилась деятельность английских моряков и пиратов, грабивших испанские корабли, берега и колонии. Во время правления королевы Елизаветы Тюдор интенсивно развивалась хозяйственная жизни Англии. Тюдоры поощряли торговлю, предоставляя торговым компания различные льготы. Они поддерживали развитее отечественной промышленности, устанавливали пошлины на импорт изделий из других стран, запрещали экспорт сырья и продовольствия. Эта экономическая политика обеспечила Тюдорам поддержку со стороны буржуазии и нового дворянства. В правление королевы Елизаветы Тюдор Англия прочно закрепила за собой позиции великой морской державы и вступила на путь колониального господства. Победа английского абсолютизма над мятежной аристократией и поддерживающими ее силам международной католической реакции закрепило политическое объединение Англии и спасла ее от угрозы чужеземного владычества К. Маркс в «Хронологических выписках», оценивая деятельность Елизаветы, отмечал: «… Несмотря на гнусный характер ее правления и на бедствие народа в ее царствование, опасность, угрожавшая самостоятельности Англии со стороны католической церкви, сделала пребывание ее во главе правительства вопросом национального значения»

Изменения в политике абсолютизма в конце правления Елизаветы I. Кризис абсолютизма

В 70-х-80-х гг. правительство и парламент в целом действовали единодушно как в области внутренней, так и в области внешней политики, если не считать конфликта со сторонниками пуритан в палате общин в 1571 г., когда правительство запретило обсуждение церковных вопросов в парламенте, чем вызвало сильное недовольство. Елизавета Тюдор прекрасно обеспечивала интересы и нужды нового дворянства и буржуазии, интересы торговли и промышленности, уже не говоря о политике подавления протеста народных масс кровавыми законами. Отсюда вытекает характерная черта английского абсолютизма: сохранение парламента в момент наивысшего расцвета абсолютной монархии. С середины 90-х гг. XVI в. Положение меняется. Интересы окрепших капиталистических элементов, требовавших большой свободы и тяготившихся опекой абсолютистского государства, все более расходятся с интересами короны. Именно в это период начинает сказываться относительная слабость позиций английской монархии, которая находилась бы в ее полном распоряжении. Кроме того, хотя Тюдоры сделали многое для создания гибкого и централизованного государственного аппарата, к середине XVI в. Результаты еще были далеки от совершенства. Даже к концу XVI в. Корона не располагала послушным бюрократическим аппаратом. Помимо сильного развитого взяточничества и казнокрадства, положение осложнялось тем, что в графствах чиновничьи должности находились, как правило, в руках местного нового дворянства. Практически все распоряжения короны выполнялись этими чиновниками лишь постольку, поскольку они были выгодны новым дворянам. Во второй половине царствования Елизаветы становится все более очевидным отсутствие послушной государственной машины, которая действительно бы сделала волю монарха законом. Отсутствие послушных орудий управления приходилось компенсировать системой фаворитизма. Последний период царствования Елизаветы, несомненно, характеризуется возрастанием влияния фаворитов, что вообще свойственно абсолютизму в период утраты им прогрессивных черт. В последние годы правления Елизаветы парламент проявляет все большее стремление к независимости. Буржуазные элементы начали тяготиться той опекой, которую осуществлял абсолютизм в отношении производства и торговли, стесняя свободу конкуренции и предпринимательской деятельности. В 1601 г. Парламент резко запротестовал против практики продажи коронной патентов на монопольное производство разных товаров; этот протест поддержали народные массы Лондона, и королева была вынуждена запретить продажу монополий. Однако, в последствии это т запрет не соблюдался. В конце XVI в. в Англии в связи с «революцией цен», протекционистской политикой монархии войной с Испанией возросли дороговизна и налоговый гнет, что вызвало резкое недовольство народных масс. Кроме того, ряд графств пострадали от неурожаев и голода, в деревни шел процесс огораживаний, города были переполнены пауперами, а успехи развития мануфактур и разложения цеховой системы ухудшали положение ремесленников и городской бедноты. На этой почве в английских городах и деревнях участились волнения. Среди народных масс, особенно в городе, несмотря на жестокие религиозные преследования, в это время распространялись различные радикальные еретические учения, проповедавшие социальное равенство. Во второй половине XVI в. в условиях успешного развития капитализма, среди буржуазии и нового дворянства стала складываться оппозиция абсолютистскому режиму. Она выступала под знаменем кальвинизма, поскольку эти классы не удовлетворил половинчатый характер королевской реформации. Английские кальвинисты хотели очистить официальную церковь от остатков католицизма; поэтому их называли пуританами (от латинского слова «purus» - чистый). Пуритане стремились также освободить церковь от подчинения королю. Среди пуритан было два направления. Умеренные пуритане – так называемые пресвитериане выдвигали требования установить в Англии кальвинистскую церковь, починенную государству. Радикальные пуритане – индепенденты, расхождения которых с пресвитерианами выявились в середине 80-х гг., полностью отвергла принцип государственной церкви, считая, что каждая религиозная община должна быть независимой и свободно поддерживаться избранного ею вероисповедания. Пуританизм был лишь религиозным выражением складывающегося в Англии буржуазного мировоззрения. Наряду с требованием церковных реформ, пуритане противопоставляли старой, феодальной морали свои идеалы скопидомства и стяжательства, являющиеся идеалами буржуазии на ранней стадии развития капиталистических отношений. Они осуждали всякие развлечения, праздники, игры, театр, музыку. Это были первые признаки назревающего разрыва буржуазных слоев Англии с абсолютизмом, разрыва, который в 40-х гг. XVII в. привел к английской буржуазной революции, уничтожившей господство феодализма и абсолютистское государство.

Франция:

Францу́зский абсолюти́зм — абсолютная монархия, утвердившаяся во Франции в два последних столетия существования Старого порядка. Абсолютизм пришёл на смену периоду сословной монархии и был уничтожен Великой Французской революцией. Попытка генеральных штатов в эпоху религиозных войн ограничить королевскую власть не удалась. Этому помешали стремление знати вернуться к феодальному раздроблению и желание городов восстановить свою былую независимость, тогда как генеральные штаты всё же могли быть только центральной властью. С другой стороны, высшие сословия и горожане враждовали между собой. Народ тяготился своеволием дворян и междоусобиями и готов был поддерживать власть, которая спасала его от анархии. Генрих IV совсем не созывал генеральных штатов; после него они были собраны всего лишь один раз. Задачей своего правительства он поставил улучшение экономического благосостояния страны и государственных финансов. Ему помогал министр Сюлли, суровый и честный гугенот. Они заботились о поднятии земледелия и промышленности, об облегчении податной тяжести, о внесении большего порядка в финансовое управление, но не успели сделать что-либо существенное. Во время малолетства Людовика XIII, в 1614 году, созваны были, для прекращения беспорядков в управлении, генеральные штаты. Третье сословие выступило с целой программой преобразований: оно хотело, чтобы государственные чины созывались в определённые сроки, чтобы привилегии духовенства и дворянства были отменены и налоги падали на всех более равномерно, чтобы правительство перестало покупать покорность вельмож денежными раздачами, чтобы были прекращены произвольные аресты и т. п. Высшее духовенство и дворянство были крайне недовольны такими заявлениями и протестовали против слов оратора третьего сословия, сравнившего три сословия с тремя сыновьями одного отца. Привилегированные же говорили, что не хотят признавать своими братьями людей, которые могут быть названы скорее их слугами. Не сделав ничего, штаты были распущены и после этого не созывались в течение 175 лет.

Ришельё

На этом же собрании выдвинулся, в качестве депутата от духовного сословия, епископ люсонский (впоследствии кардинал) Ришельё. Через несколько лет он стал главным советником и всесильным министром Людовика XIII, и в течение почти двадцати лет управлял Францией, с неограниченной властью. Ришельё окончательно утвердил систему абсолютизма во французской монархии. Целью всех его помышлений и стремлений были сила и могущество государства; этой цели он готов был приносить в жертву все остальное. Он не допускал вмешательства Римской курии во внутренние дела Франции и ради интересов французской монархии принял участие в тридцатилетней войне (максимально долго оттягивая вступление Франции в неё, до тех пор, пока не были преодолены внутренние проблемы государства), в которой стоял на стороне протестантов.

Внутренняя политика Ришельё

Внутренняя политика Ришельё также не имела вероисповедного характера. Его борьба с протестантами окончилась «Миром милости», сохранившим свободу вероисповедания для гугенотов, но лишившим их всех крепостей и гарнизонов, и фактически уничтожив гугенотское «государство в государстве». По происхождению Ришельё был дворянином, но его заветной мечтой было заставить дворян служить государству за те привилегии и земли, которыми они владели. Дворянство Ришельё считал основной опорой государства, что указано в его «Политическом завещании», но требовал от него обязательной военной службы государству, иначе же предлагал лишать их дворянских привилегий. Чтобы следить за действиями вельмож-губернаторов, привыкших смотреть на себя, как на своего рода наследников феодальных герцогов и графов, Ришельё посылал в провинции особых королевских комиссаров. На эти должности Ришельё выбирал людей из мелкого дворянства или горожан. А из должности комиссара медленно, но верно возникла постоянная должность интендантов. Укреплённые замки дворянства в провинциях были срыты, а дуэли, сильно распространившиеся среди дворян, запрещены под страхом смертной казни. Такие меры располагали народ в пользу кардинала Ришельё, но дворяне его ненавидели, вели против него придворные интриги, составляли заговоры, даже оказывали сопротивление с оружием в руках. Несколько герцогов и графов сложили голову на плахе. Ришельё, однако, не отнимал у дворянства той власти, которую оно имело над народом: привилегии дворянства по отношению к третьему сословию и его права над крестьянами остались неприкосновенными.

Религиозная политика Ришельё

Не мог помириться Ришельё и с гугенотской организацией, представлявшей собой государство в государстве. Французские протестанты на своих окружных собраниях и на национальном синоде реформатской церкви нередко принимали чисто политические решения, вступали даже в переговоры с иностранными правительствами, имели свою казну, распоряжались многими крепостями и не всегда оказывались покорными правительству. Ришельё в самом начале своего правления решился всё это отменить. Последовала война с гугенотами, в которой они получили помощь со стороны английского короля Карла I. После неимоверных усилий Ришельё взял их главную крепость, Ла-Рошель, а затем победил их и на других пунктах. Он оставил за ними все их религиозные права, отняв только крепости и право политических собраний (1629 год). Строя государство нового времени на развалинах старого средневекового здания сословной монархии, Ришельё заботился больше всего о сосредоточении всего управления в столице. Он учредил вполне зависимый от правительства государственный совет для решения всех важнейших дел. В некоторых провинциях он уничтожил местные штаты, состоявшие из представителей духовенства, дворянства и горожан, и везде, при помощи интендантов, вводил строгое подчинение провинций центру. Старые законы и обычаи его нисколько не стесняли; вообще, он пользовался своей властью с величайшим произволом. Суды утратили при нём независимость; он часто извлекал разные дела из их ведения, для рассмотрения в чрезвычайных комиссиях или даже личного своего решения. Ришельё хотел подчинить государству даже литературу и создал Французскую академию, которая должна была направлять поэзию и критику по желательной для правительства дороге.

Фронда

Людовик XIII лишь несколькими месяцами пережил своего министра, и престол перешёл к его сыну, Людовику XIV (1643—1715 годы), во время малолетства которого управляли мать его, Анна Австрийская, и кардинал Мазарини, продолжатель политики Ришельё. Это время было ознаменовано смутами, совпавшими с первой английской революцией, но не имевшими её серьёзного характера; они даже получили название фронды от имени одной детской игры. В этом движении участвовали парижский парламент, высшая знать и народ, но между ними не только не было единодушия — они враждовали друг с другом и переходили с одной стороны на другую. Парижский парламент, бывший в сущности лишь высшим судом и состоявший из наследственных чинов (вследствие продажности должностей), выставил несколько общих требований касательно независимости суда и личной неприкосновенности подданных и желал присвоить себе право утверждения новых налогов, то есть получить права государственных чинов. Кардинал Мазарини приказал арестовать наиболее видных членов парламента; население Парижа построило баррикады и начало восстание. В эту междоусобную войну вмешались принцы крови и представители высшей знати, желавшие удалить Мазарини и захватить власть или, по крайней мере, вынудить у правительства денежные раздачи. Глава фронды, принц Конде, разбитый королевским войском под начальством Тюренна, бежал в Испанию и продолжал вести войну в союзе с последней.

Людовик XIV

Дело кончилось победой кардинала Мазарини, но молодой король вынес из этой борьбы крайне печальные воспоминания. После смерти кардинала Мазарини (1661 год) Людовик XIV лично стал править государством. Смуты фронды и английская революция внушили ему ненависть ко всякому проявлению общественной самодеятельности, и он всю жизнь стремился к всё большему и большему укреплению королевской власти. Ему приписывают слова: «Государство — это я», и на деле он действовал вполне сообразно с этим изречением. Духовенство во Франции ещё со времени конкордата 1516 года было в полной зависимости от короля, а дворянство было усмирено усилиями кардиналов Ришельё и Мазарини. При Людовике XIV феодальная аристократия вполне превратилась в придворную знать. Король оставил за дворянством все его тягостные для народа права и привилегии, но совершенно подчинил его своей власти, привлекши его к придворной жизни хорошо оплачиваемыми должностями, денежными подарками и пенсиями, внешним почётом, роскошью обстановки, весельем светского времяпрепровождения. Не любя Париж, с которым были связаны тяжёлые воспоминания детства, Людовик XIV создал себе недалеко от него особую резиденцию, чисто придворный город — Версаль, построил в нём громаднейший дворец, завёл сады и парки, искусственные водоёмы и фонтаны. В Версале шла шумная и весёлая жизнь, тон которой задавали королевские фаворитки Луизе де Лавальер и Монтеспан. Только в старости короля, когда на него больше всего оказывала влияние госпожа Ментенон, Версаль стал превращаться в подобие монастыря. Версальскому двору стали подражать в других столицах; французский язык, французские моды, французские манеры распространились в высшем обществе всей Европы. В царствование Людовика XIV стала господствовать в Европе и французская литература, также принявшая чисто придворный характер. И раньше во Франции существовали среди аристократии покровители писателей и художников, но с середины XVII века главным, и даже почти единственным, меценатом стал сам король. В первые годы своего правления Людовик XIV назначил государственные пенсии очень многим французским и даже некоторым иностранным писателям и основал новые академии («надписей и медалей», живописи, скульптуры, наук), но требовал при этом, чтобы писатели и художники прославляли его царствование и не отступали от принятых мнений.

Министры Людовика XIV

Царствование Людовика XIV было богато на замечательных государственных людей и полководцев. В первой его половине особенно важное значение имела деятельность Кольбера, генерального контролёра, то есть министра финансов. Кольбер поставил своей задачей поднять народное благосостояние, но, в противность Сюлли, полагавшему, что Франция должна быть прежде всего страной земледелия и скотоводства, Кольбер был сторонником обрабатывающей промышленности и торговли. Никто до Кольбера не приводил меркантилизма в такую строгую, последовательную систему, какая господствовала при нём во Франции. Обрабатывающая промышленность пользовалась всякого рода поощрениями. Вследствие высоких пошлин, товары из-за границы почти перестали проникать во Францию. Кольбер основывал казённые фабрики, выписывал из-за границы разного рода мастеров, выдавал предпринимателям казённые субсидии или ссуды, строил дороги и каналы, поощрял торговые компании и частную предприимчивость в колониях, трудился над созданием коммерческого и военного флота. В управление финансами он старался ввести больше порядка и первый начал составлять на каждый год правильный бюджет. Им предпринято было кое-что и для облегчения народа от податных тягостей, но главное внимание он обратил на развитие косвенных налогов, для увеличения средств казны. Людовик XIV, однако, не особенно любил Кольбера, за его экономию. Гораздо большим его сочувствием пользовался военный министр Лувуа, тративший средства, которые собирал Кольбер. Лувуа увеличил французскую армию почти до полумиллиона, она была лучшей в Европе по вооружению, обмундированию и обучению. Он же завёл казармы и провиантские магазины и положил начало специально-военному образованию. Во главе армии стояло несколько первоклассных полководцев (Конде, Тюренн и другие). Маршал Вобан, замечательный инженер, построил на границах Франции ряд прекрасных крепостей. В области дипломатии особенно отличался Лионн.

Внутренняя политика Людовика XIV

Внешний блеск царствования Людовика XIV страшно истощил силы населения, которое временами очень бедствовало, особенно во вторую половину царствования, когда Людовика XIV окружали в основном бездарности или посредственности. Король хотел, чтобы все министры были простыми его приказчиками, и отдавал предпочтение льстецам перед сколько-нибудь независимыми советниками. Кольбер впал у него в немилость, как и Вобан, осмелившийся заговорить о бедственном положении народа. Сосредоточивая управление всеми делами в своих руках или в руках министров, Людовик XIV окончательно утвердил во Франции систему бюрократической централизации. Идя по стопам Ришельё и Мазарини, он уничтожил в некоторых областях провинциальные штаты и отменил остатки самоуправления в городах; все местные дела решались теперь в столице или же королевскими чиновниками, действовавшими по инструкциям и под контролем правительства. Провинции управлялись интендантами, которых в XVIII веке часто сравнивали с персидскими сатрапами или турецкими пашами. Интендант занимался всем и вмешивался во все: в его ведении находились полиция и суд, набор войска и взимание налогов, земледелие и промышленность с торговлей, учебные заведения и религиозные дела гугенотов и евреев. В управлении страной все подводилось под одну мерку, но лишь настолько, насколько это нужно было для усиления центрального правительства; во всем остальном в провинциальном быту царствовало унаследованное от эпохи феодального раздробления чисто хаотическое разнообразие устарелых законов и привилегий, нередко стеснявших развитие народной жизни. Обращено было внимание и на благоустройство. Полиция получила обширные права. Её ведению подлежали книжная цензура, наблюдение за протестантами и т. п.; во многих случаях она заступала место правильного суда. В это время появились во Франции так называемые lettres de cachet — бланковые приказы о заключении в тюрьму, за королевской подписью и с пробелом для вписания того или другого имени. Стесняя права церкви по отношению к королевской власти и расширяя их по отношению к нации, Людовик XIV поссорился с папой (Иннокентием XI) из-за назначения на епископские должности и собрал в Париже национальный собор (1682), на котором Боссюэт провёл четыре положения о вольностях галликанской церкви (папа не имеет власти в светских делах; вселенский собор выше папы; у французской церкви есть свои законы; папские постановления в делах веры получают силу лишь с одобрения церкви). Галликанство ставило французское духовенство в довольно независимое положение по отношению к папе, но зато усиливало власть над духовенством самого короля. Вообще, Людовик XIV был правоверным католиком, дружил с иезуитами и хотел, чтобы все его подданные были католиками, отступая в этом отношении от веротерпимости Ришельё. Среди самих католиков было много недовольных безнравственными учениями иезуитизма; образовалась даже враждебная им партия янсенистов, до некоторой степени усвоившая взгляд протестантов на значение благодати Божией. Людовик XIV поднял на это направление настоящее гонение, действуя на этот раз в полном единомыслии с папством. Особенно проявил он свою религиозную исключительность в отношении к протестантам. С самого начала царствования он их стеснял разными способами, чем заставил почти всю гугенотскую аристократию вернуться в лоно католической церкви. В 1685 году он совсем отменил Нантский эдикт. Для насильственного обращения гугенотов были пущены в ход военные постои в их жилищах (драгонады), а когда гонимые за веру стали эмигрировать, их ловили и вешали. В Севеннах произошло восстание, но его скоро подавили жесточайшим образом. Многим гугенотам удалось спастись бегством в Голландию, Швейцарию и Германию, куда они принесли с собой свои капиталы и своё искусство в ремёслах и промышленности, так что отмена нантского эдикта и в материальном отношении была невыгодна для Франции. Гугенотские эмигранты, нашедшие приют в Голландии, стали писать и издавать сочинения, в которых нападали на всю систему Людовика XIV.

Войны Людовика XIV

Во внешней политике Франции при Людовике XIV продолжала играть роль, созданную ей Ришельё и Мазарини. Ослабление обеих габсбургских держав — Австрии и Испании — после тридцатилетней войны открывало для Людовика возможность расширить границы своего государства, страдавшего, после только что сделанных приобретений, чересполосицей. Пиренейский мир был скреплён браком молодого французского короля с дочерью короля испанского Филиппа IV, что впоследствии дало Людовику XIV повод предъявить притязания на испанские владения, как на наследство своей жены. Его дипломатия ревностно работала над тем, чтобы во всех отношениях утвердить первенство Франции. Людовик XIV совсем не церемонился с мелкими государствами, когда имел основание быть ими недовольным. В пятидесятых годах XVII века, когда Англией правил Кромвель, Франции ещё приходилось считаться с её выдающимся международным положением, но в 1660 году произошла реставрация Стюартов, а в них Людовик XIV нашёл людей, которые готовы были за денежные субсидии вполне следовать его планам. Притязания Людовика XIV, грозившие политическому равновесию и независимости других народов, встречали постоянный отпор со стороны коалиций между государствами, не бывшими в состоянии поодиночке бороться с Францией. Главную роль во всех этих коалициях играла Голландия. Кольбер обнародовал тариф, облагавший ввоз голландских товаров во Францию весьма высокими пошлинами. На эту меру республика ответила исключением французских товаров со своих рынков. С другой стороны, около того же времени Людовик XIV задумал овладеть испанскими Нидерландами (Бельгией), а это грозило политическим интересам Голландии: ей выгоднее было жить в соседстве с провинцией далёкой и слабой Испании, чем в непосредственном соприкосновении с могущественной честолюбивой Францией. Вскоре после первой войны, которую Голландии пришлось вести против Людовика XIV, штатгальтером республики стал энергичный Вильгельм III Оранский, которому преимущественно и были обязаны своим возникновением коалиции против Людовика XIV. Первая война Людовика XIV, известная под названием деволюционной, была вызвана его намерением завладеть Бельгией. Этому воспротивилась Голландия, заключившая против Франции тройственный союз с Англией и Швецией. Война была непродолжительна (1667—1668 годы) и окончилась ахенским миром; Людовик XIV вынужден был ограничиться присоединением нескольких пограничных крепостей со стороны Бельгии (Лилль и др.). В следующие годы французской дипломатии удалось отвлечь Швецию от тройственного союза и совершенно перетянуть на свою сторону английского короля Карла II. Тогда Людовик XIV начал вторую свою войну (1672—1679 годы), совершив вторжение в Голландию с большой армией и имея под своим начальством Тюренна и Конде. Французское войско искусно обогнуло голландские крепости и чуть не взяло Амстердам. Голландцы прорвали плотины и затопили низменные части страны; их корабли нанесли поражение соединённому англо-французскому флоту. На помощь к Голландии поспешил курфюрст бранденбургский Фридрих-Вильгельм, опасаясь за свои прирейнские владения и за судьбу протестантизма в Германии. Фридрих-Вильгельм склонил к войне с Францией и императора Леопольда I; позже к противникам Людовика XIV присоединились Испания и вся империя. Главным театром войны сделались области по среднему течению Рейна, где французы варварски опустошили Пфальц. В скором времени Англия оставила своего союзника: парламент принудил короля и министерство прекратить войну. Людовик XIV побудил шведов напасть из Померании на Бранденбург, но они были разбиты при Фербеллине. Война окончилась нимвегенским миром (1679 год). Голландии были возвращены все сделанные французами завоевания; Людовик XIV получил вознаграждение от Испании, отдавшей ему Франш-Конте и несколько пограничных городов в Бельгии. Король был теперь на верху могущества и славы. Пользуясь полным разложением Германии, он самовластно стал присоединять к французской территории пограничные местности, которые на разных основаниях признавал своими. Были даже учреждены особые присоединительные палаты (chambres des réunions) для исследования вопроса о правах Франции на те или другие местности, принадлежавшие Германии или Испании (Люксембург). Между прочим, среди глубокого мира Людовик ΧΙ V произвольно занял имперский город Страсбург и присоединил его к своим владениям (1681 год). Безнаказанности таких захватов как нельзя более благоприятствовало тогдашнее положение империи. Бессилие Испании и Германии перед Людовиком XIV выразилось далее в формальном договоре, заключённом ими с Францией в Регенсбурге (1684): он устанавливал перемирие на двадцать лет и признавал за Францией все сделанные ею захваты, лишь бы не производилось новых. В 1686 году Вильгельму Оранскому удалось заключить против Людовика XIV тайный оборонительный союз («аугсбургская лига»), охвативший почти всю Западную Европу. В этой коалиции приняли участие император, Испания, Швеция, Голландия, Савойя, некоторые немецкие курфюрсты и итальянские государи. Даже папа Иннокентий XI благоприятствовал видам союза. Не доставало в нём одной Англии, но вторая английская революция (1689), окончившаяся возведением на престол Вильгельма Оранского, отторгла и это государство от союза с Францией. Между тем, Людовик XIV под разными предлогами сделал новое нападение на прирейнские земли и овладел почти всей страной от Базеля до Голландии. Это было началом третьей войны, продолжавшейся десять лет (1688—1697) и страшно истощившей обе стороны. Окончилась она в 1697 оду. рисвикским миром, по которому Франция удержала за собой Страсбург и некоторые другие «присоединения». Четвёртая, и последняя, война Людовика XIV (1700—14) носит название войны за испанское наследство. Со смертью короля испанского Карла II должна была пресечься испанская линия Габсбургов. Отсюда возникли планы дележа испанских владений между разными претендентами, о чём Людовик XIV вёл переговоры с Англией и Голландией. В конце концов он предпочёл, однако, овладеть всей испанской монархией и с этой целью добился от Карла II завещания, провозглашавшего наследником испанского престола одного из внуков Людовика XIV, Филиппа Анжуйского, под условием, чтобы никогда французская и испанская короны не соединялись в одном и том же лице. На испанский престол явился и другой претендент, в лице эрцгерцога Карла, второго сына императора Леопольда I. Едва умер Карл II (1700 год), Людовик XIV двинул свои войска в Испанию, для поддержания прав своего внука, Филиппа V, но встретил отпор со стороны новой европейской коалиции, состоявшей из Англии, Голландии, Австрии, Бранденбурга и большинства германских князей. На стороне Людовика XIV находились сначала Савойя и Португалия, но вскоре и они перешли в лагерь его врагов; в Германии его союзниками были лишь курфюрст баварский, которому Людовик XIV обещал испанские Нидерланды и Пфальц, да архиепископ кёльнский. Война за испанское наследство велась с переменным успехом; главным её театром были Нидерланды, с прилегающими частями Франции и Германии. В Италии и Испании перевес брала то одна, то другая сторона; в Германии и Нидерландах французы терпели одно поражение за другим, и к концу войны положение Людовика XIV сделалось крайне стеснительным. Страна была разорена, народ голодал, казна была пуста; однажды отряд неприятельской конницы появился даже в виду Версаля. Престарелый король стал просить мира. В 1713 году Франция и Англия заключили между собой мир в Утрехте; Голландия, Пруссия, Савойя и Португалия скоро примкнули к этому договору. Карл VI и большая часть имперских князей, принимавших участие в войне, продолжали вести её ещё около года, но французы перешли в наступление и заставили императора в раштаттском договоре признать условия Утрехтского мира (1714). В следующем году Людовик XIV умер.

Людовик XV

Три четверти XVIII века, протёкшие от смерти Людовика XIV до начала революции (1715—1789), были заняты двумя царствованиями: Людовика XV (1715—1774) и Людовика XVI (1774—1792). Это было временем развития французской просветительной литературы, но вместе с тем и эпохой потери Францией прежнего значения в делах международной политики и полного внутреннего разложения и упадка. Система Людовика XIV привела страну к совершённому разорению, под бременем тяжёлых налогов, громадного государственного долга и постоянных дефицитов. Реакционный католицизм, одержавший победу над протестантизмом после отмены нантского эдикта, и абсолютизм, убивавший все самостоятельные учреждения, но подчинившийся влиянию придворной знати, продолжали господствовать во Франции и в XVIII веке, то есть в то самое время, когда эта страна была главным очагом новых идей, а за её границами государи и министры действовали в духе просвещённого абсолютизма. И Людовик XV, и Людовик XVI были люди беспечные, не знавшие иной жизни, кроме придворной; они ничего не сделали для улучшения общего положения дел. До середины XVIII века все французы, желавшие преобразований и ясно понимавшие их необходимость, возлагали свои надежды на королевскую власть, как на единственную силу, которая была бы в состоянии произвести реформы; так думали и Вольтер, и физиократы. Когда, однако, общество увидело, что ожидания его были напрасны, оно стало относиться к этой власти отрицательно; распространились идеи политической свободы, выразителями которых были Монтескьё и Руссо. Это сделало задачу французского правительства ещё более трудной. В начале царствования Людовика XV, который приходился Людовику XIV правнуком, за малолетством короля управлял герцог Орлеанский Филипп. Эпоха регентства (1715—1723) ознаменована легкомыслием и развращённостью представителей власти и высшего общества. В это время Франция пережила сильное экономическое потрясение, ещё более расстроившее дела, которые и без того были в печальном положении (см. Ло, Джон и крах Banque générale). Когда Людовик XV пришёл в совершённый возраст, он сам мало интересовался и занимался делами. Он любил одни светские развлечения и с особенным вниманием относился только к придворным интригам, поручая дела министрам и руководствуюсь при их назначении и смещении капризами своих фавориток. Из последних своим влиянием на короля и своими безумными тратами особенно выдавалась маркиза Помпадур, вмешивавшаяся в высшую политику. Внешняя политика Франции в это царствование не отличалась последовательностью и обнаруживала упадок французской дипломатии и военного искусства. Старая союзница Франции, Польша, была оставлена на произвол судьбы; в войне за польское наследство (1733—1738 годы) Людовик XV не оказал достаточной поддержки своему тестю Станиславу Лещинскому, а в 1772 году не воспротивился первому разделу Речи Посполитой. В войне за австрийское наследство Франция действовала против Марии Терезии, но потом Людовик XV стал на её сторону и защищал её интересы в Семилетней войне. Эти европейские войны сопровождались соперничеством Францией и Англии в колониях; англичане вытеснили французов из Ост-Индии и Северной Америки. В Европе Франция расширила свою территорию присоединением Лотарингии и Корсики. Внутренняя политика Людовика XV ознаменована уничтожением во Франции ордена иезуитов, во время министерства Шуазеля. Конец царствования был наполнен борьбой с парламентами. Людовик XIV держал парламенты в полной покорности, но, начиная с регентства герцога Орлеанского, они стали опять действовать независимо и даже вступать в споры с правительством и критиковать его действия. В сущности эти учреждения были ярыми защитниками старины и врагами новых идей, доказав это сожжением многих литературных произведений XVIII века; но независимость и смелость парламентов по отношению к правительству делали их весьма популярными в нации. Только в начале семидесятых годов правительство в борьбе с парламентами пошло на самую крайнюю меру, но выбрало очень неудачный повод. Один из провинциальных парламентов возбудил дело по обвинению в разных беззакониях местного губернатора (герцога д'Эгийона), бывшего пэром Франции и потому подсудного лишь парижскому парламенту. Обвиняемый пользовался расположением двора; король велел прекратить дело, но столичный парламент, сторону которого приняли и все провинциальные, объявил такое распоряжение противным законам, признав вместе с тем невозможным отправлять правосудие, если суды будут лишены свободы. Канцлер Мопу сослал непокорных судей и заменил парламенты новыми судами, получившими кличку «парламентов Мопу». Общественное раздражение было так сильно, что когда Людовик XV умер, его внук и преемник Людовик XVI поспешил восстановить старые парламенты.

Людовик XVI

По природе человек благожелательный, новый король не прочь был посвятить свои силы служению родине, но совсем был лишён силы воли и привычки к труду. Вскоре по вступлении на престол он сделал министром финансов (генеральным контролёром) очень известного физиократа, одного из видных деятелей просветительной литературы и замечательного администратора Тюрго, который принёс с собой на министерский пост широкие реформаторские планы в духе просвещённого абсолютизма. Он не хотел ни малейшего умаления королевской власти и с этой точки зрения не одобрял восстановления парламентов, тем более, что с их стороны ожидал только помехи своему делу. В отличие от других деятелей эпохи просвещённого абсолютизма, Тюрго был противником централизации и создал целый план сельского, городского и провинциального самоуправления, основанного на бессословном и выборном начале. Этим Тюрго хотел улучшить управление местными делами, заинтересовав в них общество, и вместе с тем содействовать развитию общественного духа. Как представитель философии XVIII века, Тюрго был противником сословных привилегий; он хотел привлечь дворянство и духовенство к платежу налогов и даже отменить все феодальные права. Он задумал также уничтожить цехи и разные стеснения торговли (монополии, внутренние таможни). Наконец, он мечтал о возвращении равноправности протестантам и о развитии народного образования. Министр-реформатор вооружил против себя всех защитников старины, начиная с королевы Марии-Антуанетты и двора, которые были недовольны введённой им экономией. Против него были и духовенство, и дворянство, и откупщики налогов, и хлебные барышники, и парламенты; последние стали противиться его реформам и этим вызвали его на борьбу. Против ненавистного министра разными нелепыми слухами раздражали народ и этим возбуждали беспорядки, которые пришлось усмирять вооружённой силой. После двух неполных лет управления делами (1774—1776) Тюрго получил отставку, а то немногое, что он успел сделать, было отменено. После этого правительство Людовика XVI подчинилось направлению, господствовавшему в среде привилегированных классов, хотя необходимость реформ и сила общественного мнения давали себя постоянно чувствовать, и некоторые преемники Тюрго делали новые попытки преобразований; им не доставало только широкого ума этого министра и его искренности, в их преобразовательных планах не было ни оригинальности, ни цельности, ни смелой последовательности Тюрго. Самым выдающимся из новых министров был Неккер, искусный финансист, дороживший популярностью, но лишённый широких взглядов и твёрдости характера. За четыре года своего первого министерства (1777—1781) он осуществил кое-какие намерения Тюрго, но сильно урезанные и искажённые, например ввёл в двух областях провинциальное самоуправление, но без городского и сельского, притом с сословным характером и с меньшими правами, чем предполагал Тюрго (см. Провинциальные собрания). Неккер был удалён за то, что опубликовал государственный бюджет, не скрыв громадных расходов двора. В это время Франция ещё более ухудшила свои финансы вмешательством в войну североамериканских колоний за свободу от Англии. С другой стороны, участие Франции в основании новой республики, только усилило стремление французов к политической свободе. При преемниках Неккера правительство снова возвращалось к мысли о финансовых и административных реформах и, желая иметь поддержку нации, дважды созывало собрание нотаблей, то есть представителей всех трёх сословий по королевскому выбору. Даже таким образом составленные собрания резко критиковали неумелое ведение дел министрами. Снова поднялись и парламенты, не желавшие никаких реформ, но протестовавшие против произвола правительства, располагая в свою пользу, с одной стороны, привилегированных, а с другой — и остальную нацию. Правительство вступило с ними в борьбу и снова решило заменить их новыми судами, но потом опять их восстановило. В это время (1787) в обществе заговорили о необходимости созыва генеральных штатов; вторично призванный к власти Неккер не хотел принять на себя заведование финансами иначе как под условием созыва сословного представительства. Людовик XVI вынужден был согласиться. Собрание в 1789 году государственных чинов было началом великой французской революции, продолжавшейся десять лет и совершенно преобразовавшей социальный и политический строй Франции. 17 июня 1789 года старое сословное представительство Франции стало представительством общенародным: генеральные штаты превратились в национальное собрание, которое 9 июля объявило себя учредительным, 4 августа отменило все сословные и провинциальные привилегии и феодальные права, а затем выработало монархическую конституцию 1791 года. Франция, однако, недолго оставалась конституционной монархией; 21 сентября 1792 года была провозглашена республика. Это была эпоха внутренних смут и внешних войн, создавших диктатуру революционного правительства. Только в 1795 году страна перешла к правильному государственному устройству, но так называемая конституция III года удержалась недолго: она была низвергнута в 1799 году генералом Наполеоном Бонапартом, эпоха которого и открывает собой во Франции историю XIX века. В эпоху революции Франция завоевала Бельгию, левый берег Рейна и Савойю и начала республиканскую пропаганду в соседних странах. Революционные войны были лишь началом войн консульства и империи, наполняющих собой первые 15 лет XIX века.

Испания:

Испания в период абсолютизма

С окончанием Реконкисты особую остроту для королевской власти и испанского дворянства приобрёл вопрос о новых источниках доходов. Испания и Португалия первыми среди европейских стран использовали достигнутый уровень науки и мореплавания для организации далёких путешествий в поисках морских путей в Индию. Вслед за открытием Х. Колумбом Америки (1492) начались захват и колонизация испанцами в 1-й половине XVI в. Мексики, Перу, Боливии и ряда других земель Центральной и Южной Америки; тем самым были заложены основы Испанской колониальной империи. В Испанию хлынул из Америки поток золота и серебра, добытых грабежом и дешёвым трудом рабов. В XVI в. Испания значительно расширила свои владения в Европе. В 1504 владением Испании стали Неаполитанское королевство и Сицилия. В 1512 в состав Испании была включена Верхняя Наварра. Больше полувека Испании вела войны с Францией за обладание землями на территории Италии (так называемые Итальянские войны 1494—1559), в результате которых под власть Испании попал ряд земель в Северной и Средней Италии. С вступлением в 1516 на испанский престол Карла I Габсбурга к Испании были присоединены Нидерланды. В 1519 Карл I стал императором «Священной Римской империи»; Испания превратилась в крупнейшую мировую державу. Колонизация Америки сначала благоприятно отразилась на экономическом развитии Испании. Торговым центром европейского значения стала Севилья, получившая в начале XVI в. от кастильских королей монополию колониальной торговли. В 1-й половине XVI в. наметились подъём и хозяйственное оживление, приведшие к зарождению капиталистической мануфактуры. Испанская промышленность получала в изобилии свободную рабочую силу из деревни, где в это время шёл процесс обезземеливания крестьян, вытесняемых Местой — союзом феодалов-овцеводов. Но, вступив на путь первоначального накопления с очень слабой буржуазией и сильным дворянством, Испания неминуемо и быстро пришла к экономическому краху. Для дворянства и королевской власти приток драгоценных металлов из колоний явился мощным источником доходов, не связанных с хозяйством страны; господствующий класс Испании оказался мало заинтересованным в развитии национального хозяйства. Испанский абсолютизм приобрёл в связи с этим характер, отличный от абсолютизма в других западноевропейских странах; королевская власть в Испании не оказывала покровительства развитию промышленности и внутренней торговли. Постепенно утрачивали свои вольности и привилегии города, роль кортесов резко упала. В 1520—22 кастильские города во главе с Толедо подняли восстание комунерос. После подавления восстания бюргерство и зарождавшаяся буржуазия оказались беззащитными против губительной для городов экономической политики королевской власти. Сложился абсолютизм, опиравшийся исключительно на дворянство. Торгово-промышленные круги платили многочисленные налоги. Правительство поощряло ввоз в Испанию более дешёвых заграничных изделий. Глубоко подорвала экономику Испании «революция цен» XVI в., раньше и тяжелее всего сказавшаяся именно в Испании. В середине XVI в. в Испании началось сокращение промышленного производства. В то же время наметился упадок зернового хозяйства, потерявшего в условиях «революции цен» всякую рентабельность из-за проводившейся королевской властью политики фиксированных цен на зерно. Экономический упадок Испании отчётливо проявился в правление Филиппа II, унаследовавшего при разделе империи Карла V в 1556 Испании, итальянские и американские владения, Нидерланды, Франш-Конте, несколько опорных пунктов в Африке, а в 1581 присоединившего Португалию (которая вновь обрела самостоятельность только в 1640). Упадок страны усугубляла и деятельность инквизиции, ставшей в Испании главным религиозно-политическим судилищем. Преследования инквизиции вызвали восстание морисков (1568—70), державших в своих руках значительную часть торговли и промышленности Юга. Изгнание морисков из Испании (1609—10) тяжело отразилось на экономическом положении южных провинций Испании. Ко 2-й половине XVI в. относятся крупные неудачи внешней политики Испании: гибель испанского флота — так называемой «Непобедимой армады» — в войне с Англией (1588); окончившееся провалом вмешательство Испании в конце XVI в. в религиозные войны во Франции. В 1566 в Нидерландах началась буржуазная революция, которая привела к образованию в 1579—81 Республики Соединённых провинций и отпадению от Испании Северных Нидерландов. Длительные войны истощили казну. Огромные средства расходовались на непомерно разросшийся административный аппарат. Испанские короли оказались должниками генуэзских и немецких банкиров; Филипп II несколько раз объявлял государственное банкротство. В конце XVI — начале XVII вв. экономический упадок Испании усилился. Закрывались ремесленные мастерские и капиталистические мануфактуры, сокращалась внутренняя торговля; упадок распространился даже на такую привилегированную отрасль, как овцеводство. Разорявшиеся крестьяне и ремесленники пополняли ряды бродяг, нищих и наёмных солдат. В Андалусии рос слой безземельных и малоземельных поденщиков, имевших работу 4-5 месяцев в году. Новый удар испанской экономике был нанесен в 1609-10, когда рядом королевских эдиктов были изгнаны из Испании мориски (около 500 тыс. чел.). Войны с Англией XVI—XVII вв. привели Испанию к потере морского преобладания. В результате Тридцатилетней войны 1618—48 (в которой Испания выступила на стороне Австрии) и последующих войн с Францией и Англией по Вестфальскому (1648), Пиренейскому (1659), Ахенскому (1668) и Нимвегенскому (1678) договорам Испания вынуждена была признать независимость Голландии и уступить ей часть Фландрии, Брабант и Лимбург; отдать Франции Руссильон, часть Люксембурга, Артуа, ряд фландрских городов. Также Испания была вынуждена отдать Франш-Конте (1678) и примириться с захватом Англией Ямайки. В 1668 она признала независимость Португалии. С 1640 по 1652 продолжалось восстание в Каталонии (Сегадорское восстание). В 1646—48 восстания против испанского господства происходили в Италии. В XVII в. военно-политическое могущество Испании в Европе было уже существенно ослаблено. XVI-XVII вв. были периодом расцвета — «золотым веком» — испанской культуры. Этот расцвет был подготовлен благотворным воздействием таких коренных изменений в жизни страны, как завершение реконкисты, открытие Америки, экономич. сдвиги 1-й половины XVI в. Распространение гуманистической идеологии в другие странах Европы и героические свободолюбивые традиции реконкисты помогли испанской культуре преодолеть губительное воздействие религиозного фанатизма, разжигаемого инквизицией. В Испании появились ученые-гуманисты: философы Хуан Луис Вивес, Франсиско Санчес, врач Мигель Сервет, открывший малый круг кровообращения. Всемирно-историческое значение имели достижения испанской литературы и живописи (творчество создателя «Дон Кихота» Мигеля Сервантеса, драматургов Лопе де Вега, Педро Кальдерона, художников Диего Веласкеса, Эль Греко, Хусепе де Рибера, Эстевана Мурильо и др.). В начале XVIII в. Испания и её владения стали объектом борьбы между Францией, Великобританией, Австрией и другими державами. После смерти бездетного Карла II (1700) началась общеевропейская война за испанское наследство (1701—14). Война закончилась утверждением в Испании власти Филиппа V (внука французского короля Людовика XIV), основателя династии Бурбонов в Испании, и разделом европейских владений Испании.

К середине XVIII в. наметилось некоторое оживление испанской экономики. Постепенно расширялась торговля. Во 2-й половине XVIII в. вновь стала развиваться капиталистическая мануфактура, главным образом в текстильной промышленности. В 80—90-х гг. в Каталонии появились первые машины. В 1782 открылся эмиссионный банк Испании. Гораздо медленнее шло развитие товарно-денежных отношений в сельском хозяйстве. Светские и духовные магнаты владели около 70% обрабатываемой земли и огромными пустошами. Крестьяне, арендовавшие землю (по меньшей мере — половина крестьян в Испании), выплачивали помещикам, помимо прямых платежей за землю, целый ряд феодальных поборов.  В 60—80-е гг. XVIII в., при Карле III (правил в 1759—88), был проведён ряд реформ в духе просвещённого абсолютизма: изгнаны иезуиты из Испании с конфискацией их имущества (1767); разрешено огораживание земель под сады и виноградники (1788); введены протекционистские пошлины; несколько ограничены привилегии Месты и т. п. Проводниками этой политики были сторонники идей просвещения П. Аранда, П. Кампоманес, Х. Флоридабланка. В сфере международных отношений Испания, связанная рядом договоров с Францией, вела вместе с ней войны против Великобритании (1739—48, 1762—63, 1779—83). К концу 80-х гг. XVIII в. политика просвещённого абсолютизма в Испании закончилась.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

84235. Шок, виды шока 25.28 KB
  В основе этого вида шока лежит: уменьшение объема крови в результате кровотечения; чрезмерная потеря жидкости дегидратация; периферическая вазодилятация. При септическом шоке наиболее выражен ДВСсиндром потому что бактериальные эндотоксины обладают прямым действием на свертывающую систему крови. В основе развития анафилактического шока лежит гиперчувствительность реагинового типа обусловленная фиксацией IgE на базофилах крови и тканевых базофилах. В ответ на уменьшение сердечного выброса активируется симпатическая нервная система...
84236. ДВС-синдром. Местные расстройства кровообращения 25.33 KB
  Следует указать что диссеминированный тромбоз приводит также к израсходованию факторов свертывания крови с развитием коагулопатии потребления. Местное артериальное полнокровие артериальная гиперемия увеличение притока артериальной крови к органу или ткани. Постанемическая гиперемия гиперемия после анемии развивается в тех случаях когда фактор вызывающий местное малокровие ишемию быстро удаляется.
84237. ТРОМБОЗ 24.19 KB
  Образующийся при этом сверток крови называют тромбом. Свертывание крови наблюдается в сосудах после смерти посмертное свертывание крови. А выпавшие при этом плотные массы крови называют посмертным свертком крови.
84238. Эмболия. Тромбоэмболия сосудов большого круга кровообращения 25.08 KB
  Образование эмбола в венах большого круга кровообращения. Эмболы которые образуются в венах большого круга кровообращения или в правой половине сердца закупоривают артерии малого круга за исключением случаев когда они настолько малы что могут проходить через легочный капилляр. Эмболы которые возникают в ветвях портальной вены вызывают нарушения кровообращения в печени.
84239. Газовая эмболия. Жировая эмболия. Малокровие 24.13 KB
  Хотя механизм попадания жировых капель в кровоток при разрыве жировых клеток кажется простым есть еще несколько механизмов от действия которых зависят клинические проявления жировой эмболии. Типичные клинические проявления жировой эмболии: появление на коже геморрагической сыпи; возникновение острых рассеянных неврологических расстройств. Возможность развития жировой эмболии должна учитываться при появлении: дыхательных расстройств; мозговых нарушений; геморрагической сыпи на 1 3 день после травмы.
84240. Виды инфаркта. Инфаркты внутренних органов 25.23 KB
  Инфаркт разновидность сосудистого ишемического коагуляционного либо колликвационного некроза Причины развития инфаркта: острая ишемия обусловленная длительным спазмом тромбозом или эмболией сдавлением артерии; функциональное напряжение органа в условиях недостаточного его кровоснабжения. Макроскопическая картина инфарктов. Форма величина цвет и консистенция инфаркта могут быть различными.
84241. НАРУШЕНИЯ ЛИМФООБРАЩЕНИЯ 22.82 KB
  Первые проявления нарушения лимфооттока это застой лимфы и расширение лимфатических сосудов. Компенсаторноприспособительной реакцией в ответ на застой лимфы является развитие коллатералей и перестройка лимфатических сосудов которые превращаются в тонкостенные широкие полости лимфангиоэктазии. Врожденная связана с гипоплазией или аплазией лимфатических узлов и сосудов нижних конечностей. Приобретенная хроническая местная лимфедема развивается в связи со сдавлением опухоль или запустеванием лимфатических сосудов.
84242. НАРУШЕНИЯ СОДЕРЖАНИЯ ТКАНЕВОЙ ЖИДКОСТИ 25.8 KB
  Сердечный отек. Сердечная недостаточность сопровождается уменьшением левожелудочкового выброса крови. Уменьшение выброса крови в большой круг кровообращения ведет к уменьшению фильтрационного давления в клубочках, стимуляции юкстагломерулярного аппарата и секреции ренина. Ренин в свою очередь стимулирует увеличение производства альдостерона посредством ангиотензина, обеспечивая задержку ионов натрия и воды, что приводит к возникновению общего отека.