2671

История Кыргызстана

Шпаргалка

История и СИД

История Кыргызстанаэ Первобытнообщинный строй. Первые следы человеческой деятельности на Тенир-Тоо. Первые достоверные следы человека на территории Кыргызстана относятся к палеолиту — древнекаменному веку (800—100 тыс. лет). Самые древни...

Русский

2013-01-06

683 KB

353 чел.

История Кыргызстана

1. Первобытнообщинный строй. Первые следы человеческой деятельности на Тенир-Тоо.

Первые достоверные следы человека на территории Кыргызстана относятся к палеолиту — древнекаменному веку (800—100 тыс. лет). Самые древние орудия труда здесь были найдены в Центральном Тянь-Шане (на р. Он-Арча), на Иссык-Куле (близ г. Балыкчи) и в Ферганской долине (Ляйлякский район). Они были грубыми и примитивными: представляли собой заостренные гальки. В течение многих тысячелетий человек совершенствовался сам и совершенствовал орудия труда, он научился добывать огонь, освоил под жилище пещеры и гроты, переходя от стадного к кровнородственному общинному разделению.

В эпоху мустье (100—40 тысячелетий назад) в Средней Азии, как и в других местах Старого Света, жили неандертальцы. На территории Кыргызстана известно несколько местонахождений орудий труда мустьерского времени, в том числе стоянка Тосор на Иссык-Куле, Георгиевский бугор в Чуйской долине и древние «каменоломни» в Ошской области. В долине Капчагай (Алайский хребет), 50—40 тыс. лет тому назад первобытные люди добывали материал для производства орудий труда. К этому времени относится знаменитое погребение неандертальского мальчика в гроте Тешик-Таш, открытое в 1938 г. А. П. Окладниковым. Это пока первое известное захоронение первобытного человека в гроте по определенному обряду: около костяка были рога горного козла, воткнутые «вилками» в землю вертикально и образующие круг. В других местах захороненных людей покрывали ветками хвои и цветами. Забота об умерших свидетельствует о вере древних людей в загробную жизнь, то есть о возникновении примитивных религиозных воззрений.

Стоянки охотников мезолита— среднекаменного века (XVI тысячелетия до н. э.) в Кыргызстане исследованы в долине р. Сох, близ г. Таш-Кумыр, в высокогорных районах Ак-Сая, окрестностях озера Чатыр-Куль и в долине р. Арпа. Людям этого периода удалось сделать крупнейшие открытия — изобрести лук и стрелы с острыми кремневыми наконечниками, что сделало охоту более эффективной. Но самым удивительным достижением первобытного человека надо признать появление искусства. В Иссык-Кульской области, например, в высокогорной Сары-Джазской долине в пещере Ак-Чункур обнаружены на стенах и своде потолка рисунки животных и человека: небольшие сюжетные сценки охоты и танцев, выполненные охрой древними художниками 10 тыс. лет тому назад. Люди новокаменного периода — неолита (VIII тысячелетия до и. э.) совершили подлинную революцию в хозяйствовании. Раньше они питались только дарами природы, тем, что добывали охотой и собирательством, т. е. вели присваивающее хозяйство. Для того, чтобы выжить, меньше зависеть от капризов природы, человек неолита научился обрабатывать землю и выращивать съедобные растения. Одновременно он приручил диких животных и занялся их разведением. Такое хозяйствование получило название производящего, а переход от присваивающего хозяйства к производящему назван неолитической революцией. Эта революция дала начало двум главным отраслям современного хозяйства: земледелию и скотоводству. Он приручил одну из самых грозных стихий — огонь, отыскал и научился обрабатывать самые лучшие по своим физическим свойствам породы кремня для изготовления орудий труда, научился обрабатывать землю и приручил животных, заложил фундамент для развития религиозных систем.

2. Древние пастушеско- земледельческие племена эпохи бронзового века

В эпоху бронзы на территории Кыргызстана развивались две культуры. В Чуйской, Таласской долинах, на Иссык-Куле и в Центральном Тянь-Шане утвердилась культура пастушеско-земледельческих племен, тесно связанных с населением казахстанских степей и Южной Сибири. Эти племена условно названы андроновскими (по месту открытия первых памятников этой культуры у с. Андроново близ г. Ачинск). В восточной части Ферганской долины возникли поселения древних земледельцев. В своем развитии они были связаны с древнеземледельческими общинами Средней Азии. Их условно назвали чустскими (по месту открытия такого памятника у г. Чуст Наманганской области). Население обеих культурных зон было европеоидным и говорило на восточно-иранских языках. В северных районах Кыргызстана открыты различные памятники пастушеско-земледельческих племен: поселения, погребения, клады и наскальные рисунки. Наиболее древним из поселений эпохи бронзы в Чуйской долине является Беловодское (XVXIII вв. до и. э.), несколько позже XIIIX вв. до н. э.) возникли Аламединское, Александровское, Джаильма и Каиндинское поселения. Как правило, они располагались на возвышенностях в заболоченных местностях. Характер поселений свидетельствует о том, что они были недолговечными, скорее всего, обжиты пастухами, совершавшими сезонные перекочевки. Андроновцы вели комплексное земледельческо-скотоводческое хозяйство с преобладанием пастушеского скотоводства. О занятиях земледелием свидетельствуют каменные мотыги и зернотерки, а также бронзовые серпы. Искусственного орошения они, видимо, еще не знали. Землю обрабатывали в естественно увлажненных местах близ рек. Ведущей отраслью комплексного хозяйства андроновцев было скотоводство. В то время разводили крупный рогатый скот, двугорбых верблюдов. Особо заботились о лошадях. Основу андроновского общества составляла большая семья, которую возглавлял мужчина. Он был хозяином стад и полей. В конце эпохи бронзы усилилось имущественное неравенство, о чем свидетельствуют погребения с бедными и очень богатыми вещами. А некоторым умершим воздвигались монументальные гробницы. Андроновцы занимали территорию от Волги и Урала до, Тянь-Шаня и Енисея. Андроновские племена, оставшиеся в горах и степях Кыргызстана и Казахстана, стали предками кочевников, которых именовали скифами или саками.

Восточную Фергану с конца II тысячелетия до н. э. вплоть до VIIIVII вв. до н. э. населяли общины древних земледельцев. Поселения их располагались группами в долинах небольших рек и их дельтах. Жители чустских поселений держали скот, плавили бронзу и отливали орудия труда, оружие и украшения, делали красивую посуду, умели прясть и ткать, обрабатывать камень, из которого делали зернотерки, песты, молоты, мотыги, отбойники. Обычно же в отдельных поселениях жил род, группа поселений в одном оазисе — племя, совокупность всех поселений — союз племен. Первобытнообщинные отношения разлагались: появились знать и богатые, противопоставлявшие себя рядовым общинникам. В целом развитие Кыргызстана в эпоху бронзы характеризуется активным освоением металла, ростом пастушеского и земледельческого хозяйства, выделением первых кочевников-скотоводов, имущественным и общественным расслоением людей на знать и рядовых общинников.

3. Саки, гунны. Первые раннегосударственные образования древних кочевников на территории Кыргызстана. Государство Усунь.

К северу от рабовладельческих цивилизаций Китая, Индии, Ирана и Греции в VIIIVII вв. до н. э. возникла культура древних кочевников-скотоводов. Они занимали территорию Северного Причерноморья, Казахстана, Средней Азии, Южной Сибири. С большими отарами овец и табунами лошадей они вели сезонные перекочевки. Кочевники создали свою экологическую нишу: освоили новые территории, где не могли жить земледельцы. Это сухие степи, пустыни и полупустыни, а в условиях Кыргызстана — высокогорье. Но главное — древние кочевники научились делать орудия труда и оружие из железа. Предполагают, что термин «сак» означал «могучий муж» (воин). Азиатские саки были близкородственны европейским скифам, которые занимали Северное Причерноморье и Северный Кавказ. В VIV вв. до н. э. среднеазиатские саки были объединены в два крупных союза племен, о границах расселения которых можно судить лишь примерно. Один из них занимал территорию от Каспийского моря до Центрального Тянь-Шаня и долины р. Или включительно. В древнеперсидских источниках этот союз именовался саки-тиграхауда в переводе означает «острошапочные саки». Другой союз племен расселялся от Северной Индии до Алая и Ферганы включительно. Персы называли их саки-хаумаварга, то есть «почитающие хауму» (священное растение). На территории современного Кыргызстана, в его северных районах, жили саки-тиграхауда, а в южных — саки-хаумаварга. Саки сами обеспечивали себя всем необходимым: делали ткани из шерсти и растительных волокон, тонкий войлок для одежды и толстый — для жилищ, оружие, конскую сбрую, украшения и предметы быта. Схему структуры общества можно представить так: группа малых родственные семей составляла кочевую общину; несколько кочевых общин образовывали племя; племена объединялись в союзы племен. Имущественное неравенство к V в. до н. э. достигло того уровня, когда начало перерастать в классовые различия. Наглядно это прослеживается на размерах погребальных сооружений. Каждый взрослый сак считался воином и обязан был по призыву вождя выступить в поход в полном вооружении и на своем коне. Верховую езду и стрельбу из лука они осваивали с детства, поэтому конница саков считалась лучшей в мире. В VI в до н. э. сакам-тиграхауда пришлось вести упорную борьбу с персами за независимость. После длительной династической борьбы власть в Иране захватил Дарий I Гистасп ему вынуждена была подчиниться и часть саков-хаумаварга. В 519 г. до н. э. Дарий I с громадным войском подвластных ему народов, включая саков-хаумаварга, напал на саков-тиграхауда. Кочевники не сумели собрать войска из отдаленных земель и не были готовы к войне. Войско персов сумело нанести поражение главному отряду конницы саков и пленить их вождя. Назначив вождем саков-тиграхауда верного ему человека из кочевников, Дарий покинул земли саков.Однако влияние древнего Ирана не распространилось на север от Сырдарьи. Вступив в мирные и военные отношения с Ираном, кочевники Средней Азии включились в экономическую, культурную и политическую историю Древнего мира. Еще Геродот свидетельствовал, что уже в V в. до н. э саки были участниками греко-персидских войн (500—449 гг. до н. э.), сражаясь на стороне Ахеменидов. Таким образом, саки не были изолированными в своих горах и пустынях. Они были знакомы с лучшими достижениями культуры своего времени и активно участвовали в важнейших событиях мировой истории.

В III в. до н. э. окрепли кочевые племена, обитавшие в степных и полупустынных районах от северных границ Китая до оз. Байкал. Они образовали мощный племенной союз во главе с сильными тюркоязычными гуннами. В 209 г. до н. э. его возглавил хан Маодунь. Это был умный, решительный и дальновидный политик. За короткое время Маодунь, опиравшийся на конницу, расширил границы своего государства. На западе он разбил кочевых юэчжей и усуней, на юге — Китай, на востоке — племена дунху. Императоры Китая выплачивали гуннам унизительную дань. Владения гуннов простирались от Восточного Туркестана до Забайкалья и от Южной Сибири до границ Китая. В пределах державы гуннов начали свое развитие многие народы тюркского корня.

Этноним «усунь» вошел в историческую науку из китайских династийных хроник и его значение пока не выяснено. Происхождение усуней тоже остается загадкой. Внешним видом собственно усуни резко отличались от других жителей Средней Азии и Восточного Туркестана: у них были рыжие волосы и голубые глаза.

Первоначально усуни кочевали по соседству с гуннами и юэчжами у западной части Великой китайской стены. Около 160 г. до н. э. они, разбив саков и юэчжей, переселились на Тянь-Шань и Семиречье. Государство усуней было раннеклассовым образованием с сильными пережитками родоплеменной организации. Власть кунбага была наследственной. В своей деятельности он опирался на совет старейшин. В государственном аппарате насчитывалось не менее 16 чиновников. Войско усуней по тем временам являлось грозной силой. С кунбагом были вынуждены считаться Китай и гунны, господствовавшие в Центральной Азии. В период становления государства у усуней началась международная торговля по Великому шелковому пути между Китаем и странами Средиземноморья (II в. до н. э.). Кроме обмена товарами на Великом шелковом пути происходил обмен культурными ценностями между Востоком и Западом.

Основой хозяйства усуней было полукочевое скотоводство, а главным богатством — лошади. Между бедными и богатыми усунями была пропасть имущественного неравенства. Основной ячейкой общества была патриархальная семья. Мужчина мог иметь несколько жен, за которых платил калым. Женщина считалась собственностью всей семьи. Если ее муж умирал, она обязана была стать женой его брата или другого родственника.

4. Государство Давань в Фергане.

В Ферганской долине еще в I тысячелетии до новой эры возникло государство с развитой оседло-земледельческой культурой. Это государство имеет более чем тысячелетнюю историю. Однако сведения о нем в письменных источниках встречаются лишь со III вв. до н. э. В китайских хрониках древнеферганское государство названо Давань. Государством правила династия местных царей. Власть их была существенно ограничена советом старейшин из знати. Совет выбирал и смещал царя, решал вопросы войны и мира, установления и разрыва дипломатических отношений. Во II в. до н. э. Фергана считалась сильным государством с высокоразвитым хозяйством. Основу его экономики составляло поливное земледелие. Население выращивало рис, пшеницу, виноград, хлопок, люцерну; разводило высокопродуктивных скакунов, которые славились далеко за пределами Ферганы. Столицей являлся город Зрши (развалины у совр. с. Мархамат в Узбекистане). Его окружало несколько рядов укреплений. Центральная часть была обнесена мощными стенами с башнями, сложенными из сырцового кирпича. Большинство ферганцев жили в небольших селениях и домах-усадьбах, которые тоже были хорошо укреплены. Население Ферганы, по приблизительным данным, насчитывало около 300 тысяч человек. По внешнему виду жители были европеоидами. В конце II в. до ш э. народу Ферганы пришлось вынести всю тяжесть борьбы с сильным и агрессивным ханьским Китаем. После четырехлетней борьбы с империей Хань древнеферганское государство восстановило свою независимость.

5. Древекыргызское государство на Енисее (VIVII вв.)

Раннесредневековое население среднего течения Енисея (Минусинской котловины) в согдийских текстах именовалось — «кыргыз». Этот термин был точной передачей самоназвания народа. Во главе государства, которое называлось Кыргыз, в VIVII вв. был правитель с титулом «ажо». Символом его власти были конический головной убор с золотым ободком и знамя, водруженное у дворца. Ставка ажо была хорошо укреплена. Государственные чиновники делились на шесть разрядов. Во главе войск стояли двадцать высших чиновников, имевших ранг министров. Сбором налогов, связями с другими государствами, судом и финансами заведовало пятнадцать делоправителей. Отдельные племена кыргызов возглавляли феодалы с титулами «элтебер» или «тархан». Население государства составляло до полумиллиона человек, не считая зависимых племен, которые жили в горно-таежных местностях и платили кыргызам дань пушниной. Государство Кыргыз располагало значительными по тем временам вооруженными силами в 80 тысяч строевого войска. В основном это была конница, вооруженная луками, копьями и саблями. Круглые щиты, доспехи делались из кожи, дерева и железных пластин. Население государства Кыргыз вело комплексное хозяйство: земледелие, скотоводство, горнорудный промысел, охота и рыболовство. Специально обученные группы кыргызов занимались разведкой и добычей железа, меди, олова, золота, серебра, мышьяка. Кузнецы, литейщики и ювелиры делали изделия высокого качества. Особо славились кыргызские оружейники. Кыргызы не были изолированными от развитых цивилизаций. Они не раз снаряжали торговые посольства в Китай, богатства кыргызов привлекали иноземных купцов. Внешне енисейские кыргызы были европеоидами — «с рыжими волосами, с румяным лицом и голубыми глазами», как отмечает китайский источник. Жили большими патриархальными семьями. Многоженство было обычным явлением. Одежду шили из привозных тканей, а также из собольего и рысьего меха, бедные носили одежду из овчины. Знать отличалась высокими войлочными белыми колпаками с загнутыми вверх полями. Эта древняя этническая особенность сохранилась в Тянь-Шане до сих пор в традиционных белых колпаках. Кыргызы сжигали покойных, а пепел хоронили. Для знати над могилой сооружали большие насыпи, окруженные вкопанными вертикально каменными стелами. Такие сооружения называются «чаа-тас» («камень войны»). Под насыпью чаа-тасов иногда сооружали тайники, где прятали сокровища. Кыргызы были язычниками. Верховными божествами, как и у других тюркских народов, считалась божественная чета — Тенгри и Умай. В VII в. у кыргызов появилась руническая письменность.

6. Борьба енисейских кыргызов с Тюрским каганатом. Каган Барс-бег.

В конце VII в , когда образовался Второй тюркский каганат, во главе антитюркоких сил стало государство Кыргыз, которым правил ажо Барс-бег. Это был выдающийся политический деятель своего времени, происходил из древней правящей кыргызской династии. Сам Барс-бег выдвинулся на первое место в государстве Кыргыз благодаря своим личным качествам. В конце VII в. Барс-бег, накопив силы кыргызов, принял титул кагана с тронным именем Ынанчу Алп Бильге, бросив тем самым открытый вызов второму тюркскому каганату во главе с Капаган-каганом. Каган тюрок решил покончить с кыргызской опасностью и предпринял ряд походов на Енисей. Первый из них, который возглавил принц Бильге, впоследствии каган, закончился неудачно. Войска подошли к границам кыргызов, но были ими остановлены. Здесь враждующие стороны заключили мир. Согласно его условиям Капаган признал Барс-бега каганом и отдал ему в жены свою племянницу. Кыргызы, видимо, обязались быть лояльными по отношению к государству тюрок. Выгодный мир легализовал и упрочил положение кагана Барс-бега Ынанчу Алп Бильге. В 709 г. отряды тюрок вновь форсировали верховья Енисея и разбили союзные кыргызам племена чиков и азов, тюрки заняли Туву, сделав ее плацдармом для наступления на кыргызов. Главную дорогу из Тувы в верховье Енисея кыргызы перегородили высоким валом, следы которого сохранились по сей день. Зимой, когда река замерзала, вал из бревен и снега продолжался по льду Енисея. Здесь не могла пройти никакая армия. Барс-бег занял важные перевалы через Саяны и, как он полагал, в полной безопасности ждал помощи от своих союзников. Но ни тюргеши, ни китайцы не поддержали кыргызов. Они ограничились защитой своих рубежей, бросив Барс-бега на произвол судьбы. В начале VIII в. Барс-бег проводит активную антитюркскую внешнюю политику. К 710 г. ему удалось создать мощную антитюркскую коалицию, в которую кроме кыргызов вошли империя Тан и Тюргешский каганат. Тюркские полководцы преодолели Саянский хребет зимой 710—711 гг. обходным путем, минуя дороги, охраняемые кыргызсми, и внезапно обрушились на их лагерь. Основные силы кыргызов были разбиты. Кыргызы потерпели поражение. Сам Барс-бег пал в открытом бою. Поражение кыргызов имело для народа и государства в целом очень серьезные последствия.

7. Кыргызское великодержавие IXX вв.

В 745 г. возникла новая степная держава кочевников— Уйгурский каганат (745—840 гг.), в период могущества которой даже Китай выплачивал ей тяжелую ежегодную дань. Одной из задач Уйгурского каганата было подчинение кыргызов Енисея: там была единственная в Центральной Азии хлебородная зона и мощная металлургическая база. В 750—751 гг. уйгуры завоевали Туву и построили ряд крепостей для защиты от кыргызов, которые в свою очередь заключили союз с карлуками. Впервые после поражения в черни Сунга (711 г.) кыргызские войска вмешались в борьбу за власть в Центральной Азии. Однако уйгуры их разбили, а затем нанесли поражение карлукам. Ажо кыргызов номинально признал верховную власть уйгурского кагана, получил от него феодальный титул и обязался платить уйгурам дань, но только в 758 г. уйгурский каган завоевал государство Кыргыз. В 795 г. кыргызы восстали, но потерпели поражение. Двадцать пять лет кыргызы готовили силы для освобождения. Ажо расширил пределы своего государства за счет зависимых от кыргызов народов. В первой половине IX в. государство Кыргыз имело уже стотысячную армию. Ажо завязал дипломатические связи с арабами, Тибетом и государством карлуков в Тянь-Шане, которые были враждебны уйгурам. Около 818 г. ажо объявил себя каганом, что было равносильно объявлению войны уйгурам. В ответ на вызов кыргызского кагана уйгуры в 820 г. направили на Енисей войска. Началась длительная война, которая велась с переменным успехом в течение двадцати лет. В сражениях кыргызы, видимо, одерживали верх. Военные неудачи обострили усобицу внутри Уйгурского каганата. Многоснежная зима 840 г. вызвала падеж скота, голод и эпидемии. В это тяжелое время один из мятежных уйгурских вельмож призвал на помощь кыргызов. Они бросили под стены Орду-Балыка стотысячную армию, разгромили уйгурские войска и сожгли ставку. Каган уйгуров погиб в бою. Остатки уйгуров, спасаясь от истребления, бежали в Китай, Забайкалье, Восточный Туркестан. Уйгурский каганат пал. Небольшая часть уйгуров сумела закрепиться только в Восточном Туркестане, где создала небольшое княжество. Еще некоторое время (841—846 гг.) кыргызы стремились сокрушить военные силы уйгурского кагана. Когда же эта задача была выполнена, они прекратили военные действия и оставили уйгурское население в покое. Во главе разобщенных частей уйгурского народа кыргызский каган ставил своих доверенных лиц из кыргызских феодалов. На развалинах каганата уйгуров образовалась держава кыргызов. На западе ее границы проходили по р. Иртыш, на севере и востоке—по рекам Ангара, Селенга и по хребту Большой Хинган, на юге — по пустыне Гоби. Кыргызы не стали восстанавливать сожженную столицу уйгуров Орду-Балык. Их каган перенес свою ставку в Туву, она располагалась близ впадения р. Тэс в оз. Убсу-Нур. Кыргызы получили доступ к старым культурным центрам и стремились воспользоваться этим. В X в. в северном Китае обучалось много кыргызской молодежи. Некоторые из них достигали высокой степени учености и приглашались на службу к иноземным дворам. Таким образом, IXX вв. были периодом наибольшего роста могущества кыргызской военно-феодальной знати, периодом территориальных захватов и установления широких политических, экономических и культурных связей со многими народами. «Кыргызское великодержавие» не было продолжительным. Уже в первой четверти X в. основная масса кыргызов оставила степи и вернулась за Саянский хребет на Енисей, так как в длительных войнах людские ресурсы были истощены и рассеяны на обширных пространствах. Кроме того, кыргызы-земледельцы не нашли удобных земель на сухих плоскогорьях Центральной Азии. В X в. из завоеванных земель кыргызы удерживали только Алтай и Джунгарию.

8. Государсвто карлуков

В середине VI в. в Центральной Азии сложилось первое тюркское государство, сыгравшее важную роль в истории Кыргызстана. Это был Тюркский каганат, просуществовавший почти два столетия: с 552 г. до 744 г. Ядро племени тюрк сложилось в среде центральноазиатских гуннов в III — середине V вв. В середине V в. тюрки подчинялись жуань-жуаням, которые господствовали тогда в Центральной Азии. В 552 г. тюрки напали на жуань-жуаней и нанесли им сокрушительное поражение. Победитель — Бумын — принял титул жуань-жуаньского государя — «илиг каган» и перенес свою ставку на р. Орхон (Северная Монголия). Она и стала административно-политическим центром новой державы— Тюркского каганата. В то время в Средней Азии господствовали эфталиты. Сасанидский Иран начиная со второй половины V в. выплачивал эфталитам тяжелую дань. В 555 г. антиэфталитский союз был заключен с шахом Ирана Хосровом Ануширваном (правил: 531—579 гг.). Между 563 и 567 гг. войска Ирана с запада и конница тюрок с севера напали на эфталитов и разгромили их. Границей между победителями стала р. Амударья. Вместе со среднеазиатскими землями Истеми присвоил и титул поверженного царя эфталитов «ябгу» (джабгу). Ставку он перенес в долину у горы Актаг в Тянь-Шане. Сразу же после разгрома эфталитов между Ираном и Тюркским каганатом начались конфликты, в основе которых лежали экономические интересы, связанные с доходами от торговли по Великому шелковому пути. В своей внешней политике западные тюрки во главе с каганом Истеми достигли больших успехов. Однако закрепить их не удалось, так как в каганате началась междоусобная борьба. В 603 г. произошел официальный раздел тюркской державы на Восточно-Тюркский и Западно-Тюркский каганаты. Дальнейшая история Кыргызстана связана с Западно-Тюркским каганатом. Массовые перемещения племен и народов в период Тюркского каганата привели к тюркизации населения Кыргызстана. Местные племена были ассимилированы пришельцами. В их облике стали все более преобладать монголоидные черты, язык стал тюркским, хотя еще долгое время рядом сосуществовал и согдийский язык иранской группы — язык переселенцев из оазисов Средней Азии. В начале VII в. Западно-Тюркокий каганат принял название «Он ок эли» («Государство десяти стрел»). Официальными титулами государей из династии Ашина были «тюркский джабгу-каган» или «каган народа десяти стрел». И название государства, и официальная титулатура каганов свидетельствуют: ведущее положение в Западно-Тюркском государстве занимали не пришедшие из Центральной Азии тюркские племена, а «он ок бодун» («народ десяти стрел»), который жил на Тянь-Шане до тюркского. С 618 г. столицей Западно-Тюркского каганата становится г. Суяб (развалины Ак-Бешим близ г. Токмак). От последней междоусобицы тюрки оправились только во время правления Тон джабгу-кагана (618—630 гг.). Современники давали кагану высокую оценку как политическому и военному деятелю. Убийство Тон джабгу-кагана спровоцировало междоусобные войны, сопровождавшиеся частой сменой каганов и усилением центробежных сил. В первой трети VII в. в Китае усилилась династия Тан. Феодальная верхушка Китая, руководимая императором Тайцзуном, стала на путь захватнических войн. Одной из важных внешнеполитических задач танского Китая стало овладение Великим шелковым путем. В 657 г. Произошло завоевание «народа десяти стрел». Не имея возможности установить реальную власть над столь отдаленными территориями Тянь-Шаня, танский император поставил во главе «народа десяти стрел» представителей той же западной ветви династии Ашина. Эти марионеточные каганы не пользовались авторитетом у народа, не прекратившего борьбу с захватчиками. Деградация каганата продолжалась. Двадцать третий каган из династии Ашина стал последим. Его убили тюргеши в городе Кулан (близ совр. ст. Луговая) в 704 г. К власти в Семиречье и Тянь-Шане пришла династия тюргешских каганов. В начале VIII в. на развалинах Западно-Тюркского каганата на Тянь-Шане возникло государство тюргешей. Тюргеши входили в конфедерацию дулу «десятиплеменного народа» и занимали междуречье Чу и Или. Они делились на «желтые» и «черные» роды, правители которых соперничали между собой. Родоначальником новой династии стал вождь «желтых» тюргешей Уч-элиг-каган (правил: 704—706 гг.). Он занял город Суяб и сделал его главной ставкой. В 716 г. каганом тюргешей стал глава «черных» родов Сулук Чабыш-чор (правил: 716—738 гг.). Новый каган был незаурядным дипломатом. Начиная с 720 г. каган Сулук Чабыш-чор совершил несколько походов против арабов, которые, пользуясь поражением тюргешей от восточных тюрок, подчинили Согд, часть Тохаристана и Хорезм. В ходе борьбы сложилась антиарабская коалиция, в которую вошли Фергана, Чач (Ташкентский оазис) и Тюргешский каганат. В 734 г. Сулук Чабыш-чор выступил из Чуйской долины и быстро достиг Хутталя. Здесь он разбил арабов, захватил весь их обоз. Арабы отступили в Хорасан, где разместились на зимние квартиры. Решив, что разобщенные войска противника могут стать легкой добычей, каган зимой 737 г. с небольшими силами вторгся в Хорасан. Это было ошибкой: арабские войска быстро сконцентрировались и нанесли тюргешам сокрушительное поражение. Каган едва не попал в плен. Тюргеши возвратились в Чуйскую долину. Эта неудача стоила Сулуку жизни: в 738 г. он, обвиненный в поражении, был предательски убит. Гибель кагана положила начало длительной междоусобной борьбе за верховную власть между «желтыми» и «черными» родами тюргешей. Междоусобицы и вторжения иноземных войск окончательно подорвали силы Тюргешокого каганата, и он в середине VIII в. пал под натиском карлукских племен. Название «карлук бодун» («народ карлуков») или «уч карлук» («три племени карлуков») древнетюркские памятники распространяли на сильный союз кочевых племен, занимавших территорию от Монгольского Алтая до озера Балхаш, к северу от хребта Тарбагатай. В середине IX в. в Центральной Азии произошли важные политические события, сказавшиеся на судьбе государства карлуков. Непрекращающаяся борьба народов Средней Азии с арабскими завоевателями создала благоприятные условия для захвата власти в Мавераннахре местной династией из рода Самана (Саманиды). А в Центральной Азии после двадцатилетней ожесточенной борьбы енисейские кыргызы в 840 г. сокрушили Уйгурский каганат. Эти события были использованы карлуками для повышения престижа своего государства. В 840 г. карлукский джабгу Бильге Кюль Кадыр-хан принял титул кагана. Этот акт еще не означал, что все тюркские племена Центральной Азии признали себя зависимыми от карлуков. Но политический демарш карлукского джабгу обеспокоил государство Саманидов, которое не желало усиления северных кочевников. Они объявили в том же году «священную войну» против тюрок, но понадобилось более 50 лет, чтобы распространить свою власть на область Тараза и часть Чуйской долины до города Мерке. Следующий каган — Огулчак Кадыр-хан — в конце IX в. перенес свою ставку в Кашгар и продолжал военные действия против Саманидов, остановив их дальнейшее продвижение на восток. В течение столетия в среде карлукских племен Тянь-Шаня, Семиречья и Восточного Туркестана накапливались силы, которые, сплотившись вокруг возвысившейся династии Караханидов.

В Тянь-Шане в XXII вв. достиг своего экономического могущества и культурного расцвета Караханидский каганат. Первые Караханиды завоевали большую часть Восточного Туркестана (до Турфанского оазиса), Центральный Тянь-Шань, Семиречье и Фергану. Столицей каганата стал город Баласагун (развалины «Бурана» близ г. Токмак). С самого начала владетели мелких уделов группировались вокруг двух ветвей династии Караханидов: потомков Хассана Богра-хана (Хасаниды) и потомков Али ибн Сулеймана (Алиды). Вначале политическое преобладание было за семьей Алидов, которые владели территорией от Кашгара до Амударьи. Уделы Хасанидов были севернее. Со временем Хасаниды стали теснить Алидов. В 1025—1027 гг. главой Караханидов считался уже потомок Хасана Юсуф Кадыр-хан. В 1070 г. по мирному договору граница между обоими государствами проходила по Сырдарье, начиная от Ходжента. Договор 1070 г. междуславами Восточного и Западного каганатов юридически оформил уже давно существующий раскол. Непрекращавшиеся усобицы и война с сельджуками ослабили государство Караханидов. В конце первой трети XII в. их земли стали легкой добычей каракитаев— народа монгольского происхождения. Самоназванием народа было «китай», в китайских источниках их называли «кидань», в мусульманских — «кара-китай». Их потомки позже вошли в состав кыргызского народа под названием «кытай» или «кара-кытай». В X в. кара-китаи подчинили себе многие центральноазиатские племена и завоевали Северный Китай, образовав империю Ляо. В 1125 г. империя Ляо была разгромлена чжурчженями — пародом тунгусского корня. Один из членов правящей династии Ляо Елюй Даши объявил себя гурханом (ханом ханов) и обосновался на р. Эмиль (в районе совр. г. Чугучак). Легко подчинив себе земли Восточного каганата и отстранив династию Караханидов от власти, гурхан основал новое государство Си Ляо (Западное Ляо), сделав своей столицей город Баласагун (по кара-китайски — Хосун Ордо). Отсюда кара-китаи управляли громадной территорией от Енисея до Сырдарьи. В 1208 г. во владения гурхана бежали племена найманов и меркитов, разбитые Чингисханом. Найманский царевич Кучлук поступил на службу к гурхану и, собирая остатки своего народа, обосновался в Семиречье. Он воспользовался обстановкой полного произвола и деградации государства. Еще в 1210 г. он напал на Узгенд, где захватил казну гурханя, а годом позже во время охоты пленил и самого государя кара-китаев. Однако положение Кучлука не было прочным. Четыре года длилось восстание в Восточном Туркестане, которое найманы с трудом подавили лишь в 1214 г. На западе усилился хорезмшах Мухаммед, который считал себя законным наследником гурхана. На востоке возвысился Чингисхан, через несколько лет положивший конец правлению Кучлука.

9. Древнетюркская культура.

Особенностью развития культуры раннесредневекового Кыргызстана является симбиоз двух своеобразных культур. Культура кочевников развивалась на базе традиций саков, усуней и тюрок. В VIVII вв. здесь утвердилась культура оседло-земледельческого Согда, которую бережно перенесли на новую почву переселенцы. В VI в. тюркская знать использовала письменность согдийцев. В VII в. на ее основе была создана собственная древнетюркская письменность. Она состояла из 37 знаков, приспособленных для письма не только на бумаге, но и на камне, дереве, металле. Этой письменностью пользовались древние тюрки, кыргызы, уйгуры, тюргеши, карлуки. В Кыргызстане памятники письма древних тюрок найдены близ г. Талас, на Иссык-Куле (местность Койсары), на Алае. Самые большие тексты были начертаны на громадных валунах, найденных еще в конце XIX в. в Таласской долине. В XXI вв. с принятием ислама Караханидами согдийскую и древнетюркскую письменность вытеснила арабская. Памятники арабской письменности этого времени найдены во всех регионах Кыргызстана. Большинство из них содержат выдержки из Корана. Арабской графикой были написаны первые тюркские поэмы и научные труды. В древнетюркских государствах вплоть до X в. не было официальной государственной религии. Тюрки исповедовали древние языческие культы, связанные с природой. Древние тюрки, кыргызы, уйгуры почитали солнце, луну, землю и воду. Приносили им жертвы. Особо почитались горы. Священная гора, которая была покровителем страны, находилась в окрестностях ставки каганов близ Суяба. Переселенцы из Согда исповедовали древнюю религию иранских народов— зороастризм. Воздух, воду, землю и огонь они считали священными, а тело человека — грязным грешным. Тело умершего истлевало в особом помещении, затем кости собирали и помещали в керамический гробик (ассуарий) или в глиняный сосуд. Такие погребения найдены в Суябе, Невакете и других согдийских поселениях в Чуйской долине. Согдийцы и тюрки в VIIIX вв. были приверженцами и других религиозных систем: часть из них исповедовала буддизм, часть — христианство несторианского толка, во многих городах были манихейские общины. В VIII в. в южные районы Кыргызстана вместе с арабскими завоевателями проник ислам. Тюрки и согдийцы северных районов Кыргызстана долго боролись против ислама, считая новую идеологию враждебной религией завоевателей. В IX в. Саманиды завоевали Таласскую долину, где силой стали насаждать ислам. Караханидские каганы сами приняли ислам и сделали его государственной религией. В городах Кыргызстана стали сооружать величественные мусульманские культовые сооружения. Некоторые из них сохранились до наших дней: минарет в Баласагуне (башня Бурана), усыпальницы караханидской знати в Узгенде и Сафид-Булане (Алабукинский район Джалал-Абадской области). Кочевые тюрки почитали своих предков и старались увековечить их облик. На месте поминовения знатного тюрка воздвигалось его изваяние. Обычно это было грубо выбитое на камне лицо человека. Некоторым изваяниям придавалось портретное сходство с оригиналом, подчеркивались особенности одежды, украшений и вооружения. В XXII вв. Кыргызстан был северо-восточным форпостом мусульманской культуры и науки. В Баласагуне, Узген-де, Оше и Кашгаре можно было получить глубокие знания по математике, астрономии, медицине, литературе. Среди деятелей науки видное место занимали выходцы из тюркской среды. В XI в. творил ученый тюрколог Махмуд ал-Кашгари из рода караханидских каганов. В 1072—1074 гг. он написал замечательную книгу «Диван лугат ат-тюрк» («Словарь тюркских наречий»). В ней содержится много сведений о народах средневекового Кыргызстана. К своему труду ученый приложил круглую карту мира. Центром земли на своей карте Махмуд Кашгари обозначил озеро Иссык-Куль. В XI в. культурный подъем тюркских народов ознаменовался появлением первой поэмы на тюркском языке. Ее написал уроженец Баласагуна Юсуф в 1069 г. Он назвал поэму «Кутадгу билиг» («Благодатное знание») и преподнес в дар караханидскому кагану. В XXI вв. раннесредневековая культура Кыргызстана достигла своего высшего расцвета. Здесь процветали города, ремесла, торговля, земледелие. Здесь рождались и творили ученые, поэты, которые принадлежат всем тюркским народам. В долинах Тянь-Шаня возникли первые тюркские города, были выпущены первые тюркские деньги (монеты), написана первая поэма на звучном тюркском языке.

10. Кыргызстан в составе государств чингизидов XIII- XIV вв.

Образование Монгольской империи в начале XIII в. имело огромное значение для судеб всех государств Центральной и Средней Азии, в том числе и для Кыргызстана. Громким именем-титулом «Чингисхан» кочевой «потрясатель мира» завладел уже в преклонных годах. Настоящее имя — Темучин. Происходил из очень знатного монгольского племени кият. В конце XII в. он стал самым авторитетным предводителем в монгольских кочевьях, сумев объединить все монгольские племена. В 1207 г. старший сын Чингисхана Джучи выступил против народов Южной Сибири. Кыргызы, которые к тому времени были раздроблены, решили подчиниться Чингисхану без напрасного кровопролития: все три кыргызских владения— Еди-Орун (Средний Енисей), Тува и Алтай — были включены в состав империи Чингисхана. В 1217 г. тюркоязычные туматы — одно из племен, входивших в кыргызское владение Тува, восстали против монгольского гнета. Монголы потопили восстание в крови. С 1218 по 1273 гг. кыргызы неоднократно восставали против монгольского ига, но терпели поражения. Воспользовавшись усобицами среди монголов, кыргызы смогли не надолго восстановить свое государство: с 1273 по 1293 г. землями по Енисею управляли кыргызские феодалы. Но государство кыргызов было обречено. В то время в Центральной Азии уже не было сил, которые могли выдержать длительную борьбу с империей монголов. В 1293 г. верховный хан монголов Хубилай разбил кыргызов и полностью истребил их знать. Монголы стали выселять из пределов Енисея племена кыргызов, которые принимали наиболее активное участие в восстании. Их расселяли в районе впадения р. Сунгари в р. Амур. Началось выселение кыргызов и из княжества на Алтае. Их размещали в китайской провинции Шандун. Так была подавлена последняя попытка восстановления государства Кыргыз. В 1293 г. кыргызская государственность на Енисее была уничтожена окончательно. Завоевание монголами Восточного Притяньшанья протекало благоприятно для Чингисхана. После разгрома найманов на Иртыше в 1208 г. войска монголов вплотную приблизились к владениям найманского царевича Кучлука, который не был подгетовлен к войне с монголами. Город Баласагун открыл перед монголами ворота добровольно. Население Восточного Туркестана восстало и перебило воинов Кучлука. В одном из горных проходов Семиречья Кучлук дал монголам последний бой, был разбит и бежал. Монголы поймали его и обезглавили. Таким образом, население средневекового Кыргызстана, содействовавшее успеху монголов, не испытывало на себе ужасов завоевания Чингисханом. Однако хозяйство и культура его были уже основательно подорваны распрями последних Караханидов и правлением Кучлука.

В 1219 г. армия Чингисхана захватила всю Среднюю Азию, Афганистан и часть Ирана. Завоеванные территории после смерти Чингисхана в 1227 г. были разделены между его четырьми старшими сыновьями. Восточный Туркестан и Средняя Азия, в том числе и территория Кыргызстана, вошли в состав улуса второго сына «завоевателя мира» Чагатая. Его ставка находилась в долине р. Или. Раздел завоеванных земель между сыновьями Чингисхана обозначил начало развала империи монголов. В своих владениях Чингисиды (потомки Чингисхана) были полными хозяевами и не подчинялись «великому хану» в Монголии. Сепаратизм монгольских феодалов принес свои плоды и на покоренных землях Средней Азии. Здесь в 60-х годах XIII в. с центром в Тянь-Шане возникло самостоятельное государство, правителем которого стал Хайду — правнук Чингисхана. В 1293 г. Хайду послал войскаа на помощь кыргызам, которые восстали против империи монголов, но не смог предотвратить гибель государства Кыргыз. Зато ему удалось защитить от репрессий кыргызов, которые находились в его владениях на Алтае и в Восточном Тянь-Шане. Со смертью Хайду в 1301 г. началась длительная междоусобная война чингисидов за власть. Она привела к полному разорению городов Кыргызстана. На протяжении всего XIII в. на территорию современного Кыргызстана, прельщенные богатыми пастбищами, переселялись племена алтайских народов — адаркинцев, чиносцев а также монгольское племя баарин, сыгравшее в последующем заметную роль в жизни населения Тянь-Шаня. В годы правления внука Чингисхана Мункэ (1251 — 1259 гг.) Тянь-Шань захлестнула новая волна переселения монголов и кочевых алтайских племен. Таким образом, те экономические выгоды, которые получило население Кыргызстана в результате добровольного подчинения Чингисхану, быстро исчезли. Если города Средней Азии, разрушенные и сожженные монголами, к концу XIII в. были восстановлены, то города и селения Северного Кыргызстана умирали медленной смертью. Их «съедали» отары овец и табуны коней монголов. Агония их длилась около ста лет. Оседло-земледельческая жизнь здесь прекратилась полностью.

11. Государство Моголистан. Отпор населения Моголистана экспансии Тимура и тимуридов. XIVXVвв.

К середине XIV в. на востоке Средней Азии образовалось новое государство — Моголистан. Самые крупные племена моголов носили и тюркские, и монгольские названия. Среди них выделялись дуглаты, канглы, барласы, булгачи и др. Все они давно уже говорили на тюркском языке, приняли тюркские обычаи и считали своей родиной не степи Монголии, а горы Тянь-Шаня. Многие из этих племен впоследствии вошли в состав кыргызской народности. Государство Моголистан занимало территорию от оз. Баркуль на востоке до Сырдарьи на западе. Северной его границей было оз. Балхаш, а на юге — Восточный Туркестан включительно. На восточных окраинах государства расселялись кыргызы. Ведущую роль в политической жизни Моголистана играли крупные феодалы племени дуглат. Они занимали обширную и богатую область Мангалай-Субе, включавшую в себя территории Восточного Туркестана, часть Ферганы, Алай, весь Центральный Тянь-Шань до оз. Иссык-Куль. Эти земли принадлежали старшему феодалу из племени дуглат эмиру Пуладчи. Ставка его находилась в г. Аксу (Восточный Туркестан). Таласская, Чуйская долины, Иссык-Кульская котловина и территория севернее них вплоть до Балхаша и на востоке — до Иртыша входили во владения другого дуглатского феодала — Камар ад-дина—младшего брата эмира Пуладчи. Верхушка дуглатов возглавила движение за отделение Моголистана от Мавераннахра. Именно она и вершила все дела в государстве. Эмир Пуладчи в 1348 г. сделал ханом Моголистана малолетнего Чингисида Тоглук-Тимура. Сам Пуладчи занял при хане высшую должность улусбеги (верховного улусного бека). Первый хан Моголистана Тоглук-Тимур, стремясь укрепить свою власть, в 1354 г. сам принял ислам, объявив его официальной религией государства, силой принуждал рядовых кочевников принимать новую религию. Племена кыргызов тогда не приняли ислама. Став мусульманином, Тоглук-Тимур получил право претендовать на власть во всей Средней Азии. Война моголов против Маверанахра 1360 г. и в 1361 гг. ослабила Моголистан. Между феодалами Моголистана началась длительная война, ослабившая государство накануне нашествия войск Тимура.

В обстановке частых нашествий моголов и народных волнений феодалы и купечество Мавераннахра стали искать сильную личность, которая могла бы отразить нашествия захватчиков и держать в узде народные массы. И они нашли ее — это был эмир Тимур (1336—1405). Вся жизнь Тимура была посвящена захватническим войнам. К концу жизни он создал империю, простиравшуюся от Средиземного моря до Восточного Туркестана включительно. Самарканд стал политико-административным центром нового государства, известного в истории как «государство Тамерлана» В одном из походов Тимур получил ранение в ногу и заметно хромал. Поэтому его звали «Тимур-ленг», т. е. «Тимур-хромей», в европейском произношении «Тамерлан». В 1371 г. Тимур выступил в поход на улус Камар ад-дина. Однако полностью разгромить войска Камар ад-дина, в которых было много кыргызов, не удалось. Достигнув Иссык-Куля, Камар ад-дин дал сражение войскам Тимура. Последние, неся большие потери, отступили и вернулись в Самарканд. Взбешенный Тимур в том же году сам лично привел свою армию в Прииеснкулье, надеясь разбить войска Камар ад-дина в Кочкоре. Но кочевые племена к тому времени уже ушли за реку Или. В 1377—1379 гг. Тимур повторил завоевательные походы на Моголистан. На этот раз ему удалось в районе Боомского ущелья, у Атбаши и в ряде других местностей разбить войска Камар ад-дина, остатки которых бежали за Или к Тарбагатаю. Но факты свидетельствуют, что в полной мере покорить население Кыргызстана Тимур не смог. Завоеватель не подчинил его и в результате похода в 1383 г. В середине 80-х годов XIV в. сложилась антитимуровская коалиция, в которую входили: золотоордынский хан Тохтамыш, прославившийся перед этим сожжением Москвы, Камар ад-дин и ряд других правителей притяньшаньских улусов. Воспользовавшись участием Тимура в походе на Иран в 1388 г., союзники напали на Мавераинахр и осадили ряд важнейших его городов. В 1389 г. Тимур предпринимает карательный поход на Моголистан с целью захвата добычи и новых рабов. Кроме того, Тимур решил насильственно переселить в пределы Мавераннахра ряд кочевых племен Моголистана. Антитимуровская коалиция фактически распалась войска Тимура, не встречая серьезного сопротивления, быстро двигались от Сырдарьи через Таласскую, Чуйскую и Илийскую долины по направлению к Алтаю. Война велась на уничтожение моголов. Но по свидетельству современников реальная власть Тимура доходила лишь до Чуйской долины. В результате опустошительных походов Тимура на Моголистан там произошли большие изменения. Прежде сильные племена дуглатов, чурасов, канглов и другие понесли большие людские и материальные потери. Центральный Тянь-Шань, Прииссыикулье и долина р. Или обезлюдели. Кыргызы, которые жили на восточных окраинах Моголистана, на Алтае и в Джунгарии, постепенно стали занимать пустующие пастбища, подчиняя себе осколки разбитых Тимуром могольских племен. Конец XIV — начало XV в. ознаменовались новыми вспышками междоусобной борьбы за власть в Моголистане. Последующий период истории Моголистана был ознаменован борьбой двух феодальных группировок, выдвигавших на моголистанский трон враждовавших между собой братьев Эсен-Буку и Юнуса. В конце 50-х—60-х годах XV в. в пределы Моголистана с севера в массовом порядке переселялись казахские племена во главе с султанами Джанибеком и Гиреем. В начале 70-х годов XV в. междоусобные распри в Моголистане временно затихли. Это было связано с нашествием в Среднюю Азию и Казахстан трехсоттысячной орды ойрат-монголов (калмаков), создавших сильное государство с центром в Джунгарии. После ухода калмаков и моголов на территории современного Северною Кыргызстана в 80-х годах XV в. сложилось новое объединение племен, ядром которого явились кыргызы. На ханский трон был возведен Чингисид — второй сын Юнуса — Ахмад. Он сумел отразить набеги калмаков и казахов, вел наступательные войны в Кашгарии, оказывал активное сопротивление агрессии узбекского хана Мухаммеда Шейбани в Фергане. Успехи Ахмад-хана были во многом обусловлены ростом политической роли киргизов в жизни народов Средней Азии в конце XV—начале XVI в. Наступал завершающий этап консолидации разрозненных кыргызских племен в качественно новую историческую общность — кыргызскую народность.

12. Гипотезы ученных о происхождении кыргызов.

Этномим «кыргыз» является наиболее древним из всех наименований современных тюркских народов. Древнейшее упоминание его в связи с событиями 201 г. до н. э. указывает, что тогда они жили в Центральной Азии, а позже переселились на р. Енисей, где смешались с европеоидным народом—динлинами. Кыргызы на Енисее стали походить на европейцев русыми волосами и голубыми глазами, но говорили и писали они на тюркском языке. Внешний вид кыргызов вводил в заблуждение средневековых мусульманских купцов, которые посещали многие страны и видели разные народы. Начиная с XVIII в., ученые высказывали множество предположений о происхождении кыргызов и о их заселении Тянь-Шаня. Одни уверены, что енисейские кыргызы в XVIIXVIII вв. переселились на Тянь-Шань. Другие отрицают переселение и утверждают, что современные кыргызы всегда (по крайней мере, со времен усуней) жили на Тянь-Шане, что древние усуни это и есть кыргызы. Третьи пишут, что современные кыргызы образовались в результате смешения переселенцев с древними местными племенами. Период «великодержавиа» кыргызов в IXX вв. закончился - распадом государства Кыргыз на ряд феодальных владений. Одно из таких владений кыргызы образовали на Алтае. Население Алтая в X в. так характеризует персоязычное сочинение «Хузудал-Ахам»: «Кыштым — название другого народа, также из кыргызов, они поселяются на склонах гор в шатрах, добывают меха, мускус, рог хуту и другое. Это один из кыргызских народов, их речь ближе к карлукской, а по одежде они напоминают кимаков». Таким образом, историк отмечает на Алтае смешение различных культур тюркских народов: кыргызов, кимаков и карлуков. Эти сведения подтверждают археологи. На Алтае и берегах Иртыша изучены погребения енисейских кыргызов IXXII вв. Их было намного меньше, чем погребений местных племен, что отражало реально численное соотношение пришлых кыргызов и местного населения Алтая. К XII в. кыргызы, обитавшие на Алтае и в Джунгарии, отказались от древнего енисейского погребального обряда: они перестали сжигать умерших и подобно соседям-мусульманам стали их хоронить. В XIII в. на Алтае и в Джунгарии образовалось княжество Кыргыз, часть населения которого монголы выселили с родных земель. Кыргызы Алтая и Джунгарии входили в состав государства Моголистан. В XV в. кыргызы из-за Иртыша перешли на территорию современного Северного Кыргызстана и прочно утвердились на ней. Таким образом, с енисейскими кыргызами за несколько столетий произошли большие этнические изменения. Под влиянием преобладающего числа местного тюркоязычного населения они утратили свой европеоидный внешний облик и стали походить на другие тюркоязычиые народы, изменились язык кыргызов и погребальный обряд. Постепенно кыргызы на Алтае утратили многие культурные достижения своих енисейских предков, в том числе и письменность. Исторические судьбы енисейских и алтайских кыргызов разошлись. Одни постепенно растворились в составе иных тюркских племен, другим суждено было стать ядром современного кыргызского народа.

13. Этнические истоки и этапы формирования кыргызского народа.

Древних легенд о происхождении этнонима «кыргыз» не сохранилось. Средневековые легенды связывают название народа с мифическими «сорока девушками» (кырк+кыз) Ученые отрицают народное объяснение, но сами не пришли к одному мнению. Одни считают, что название народа состоит из числительного «кырк» («сорок» + суффикс множественного числа «ыз», то есть «сороковики, народ сорока племен»). Другие уверены, что название произошло от древнетюркского прилагательного «кырыг» («красный»)+«ыз», что означает «рыжие, рыжий народ». Есть и другие объяснения, но ни одно из них в настоящее время не является общепризнанным. Характерно, что древнетюркские и могольские племена одновременно вливались в состав не только кыргызской, но и узбекской, и казахской народностей, которые формировались в то же время. Это обусловило близкое родство трех тюркских народностей Средней Азии. Важным этапом формирования кыргызской народности стало объединение всех племен в два «крыла» — традиционное объединение всех тюркских кочевников, начиная с гуннов. В «он канат» («правое крыло») вошли такие крупные племена, как сарыбагыш, бугу, саяк, солто, жедигер, тынымсеит, монголдор, багыш, баарын, басыз, черик, жору, бёрю, баргы, карабагыш и другие. Они занимали территорию Северного Кыргызстана. В «сол канат» («левое крыло») вошли племена кушчу, сару, мундуз, жетидер, кы-тай, чонбагыш, басыз и др. В третью группу кыргызских племен, названную ичкилик, вошли племена кыгачак, найман, тейит, кесек, жоокесек, кангы, бостон, нойгут, дёёлёс и др. Все три объединения включали как кыргызские, так и могольские племена на равноправной основе. Все племена, вошедшие в новую административно-военную систему, стали именоваться общим этнонимом «кыргыз». Этот важный в истории Тянь-Шаня акт произошел в конце XV— начале XVI в. С этого времени мы можем говорить об образовании кыргызской народности на Тянь-Шане.

14. Завершение процесса образования кыргызского народа в конце XV- начале XVIвв.

Важным этапом формирования кыргызской народности стало объединение всех племен в два «крыла» — традиционное объединение всех тюркских кочевников, начиная с гуннов. Все племена, вошедшие в новую административно-военную систему, стали именоваться общим этнонимом «кыргыз». Этот важный в истории Тянь-Шаня акт произошел в конце XV— начале XVI в. Громадное значение для сплочения народности имели идеологические факторы. Прежде всего, это относится к принятию кыргызами Тянь-Шаня ислама, который позволил им также войти в семью мусульманских народов Средней Азии и приобщиться к их высокой культуре. С этого времени кыргызы, взамен утраченной, приобрели новую письменность на основе арабской графики. Завершающие этапы формирования киргизского народа протекали на Тянь-Шане в XV-XVIII вв., где происходил длительный процесс взаимодействия и взаимовлияния двух его основных компонентов - древних и средневековых племенных объединений Притяньшанья с собственно киргизскими племенами, переместившимися сюда в XV веке из Прииртышья и Алтая. Главным консолидирующим фактором киргизов Тянь-Шаня в области идеологии становится эпос «Манас». Не случайно, что именно здесь, на Тянь-Шане, в XVII - первой половине XVIII века происходило окончательное сложение этого выдающегося произведения эпической традиции киргизского народа на наддиалектном общекиргизском языке, где нашли отражение и генеалогия, и обычное право - «торе», и история народа, не столько реальная, сколько воображаемая, какую хотели бы видеть сами киргизы. Эпос «Maнаc» воплотил в себе прогрессивную для своего времени идею объединения племен перед лицом внешней опасности, а в образе Манаса киргизские сказатели создали фигуру того идеального вождя, который мог бы встать во главе всех киргизов, сплотить их в силу, способную противостоять любому врагу. Таким образом, к середине XVIII в. окончательно сформировались этнополитическая организация киргизской народности, возникло ее этническое самосознание, определился устойчивый хозяйственно-культурный тип, сложилось фольклорное выражение историко-культурного единства киргизских племен (эпос «Манас»). В результате взаимодействия экономических, политических, этнических и культурных факторов на Тянь-Шане сложилось новое этническое образование — кыргызская народность.

15. Общественно- политический строй и социально- экономические отношения кыргызов в XVI- XVIII вв.

Традиционное хозяйство кыргызов - скотоводство, земледелие, охота, промыслы впитывало в себя многовековые навыки, а его неизменность накладывала консервативный отпечаток на быт, который почти не менялся в веках. Кыргызы славились как хорошие охотники. Охотились капканами, с ружьем, с ловчими птицами. Процесс домашнего производства был ограничен рамками семейного коллектива: одни ухаживали за скотом, другие готовили сырье, третьи делали из него войлок или выделывали кожу, шили одежду и т.д. Здесь еще не произошло общественного разделения труда, из домашних производств не выделялись самостоятельные ремесла. Во второй половине XIX в. развивается мелкотоварное производство, и появляются мелкие ремесленники. Сами кыргызы не любили заниматься торговлей. Исключением можно назвать первого посла в Россию Абдурахмана Кучакова. В городах торговый обмен заменялся иногда денежными сделками, но употребление денег было незначительно. Основную массу трудящихся кыргызского населения составляли рядовые скотоводы - букара. На верхней ступени иерархической социальной лестницы кыргызского общества стояли манапы. Этот институт феодальной знати вырос из бийства. Те, кто еще в XVIII — первой половине XIX в. назывались биями (например Тагай-бий, Атаке-бий), позже — с середины XIX в. — в письменных документах стали называться уже манапами. У кыргызов существовало рабство в патриархальной форме. В рабов превращали военнопленных, полностью разорившихся и задолжавших соплеменников.

16. Борьба кыргызского народа за свою независимость в XVI в.

В 1514 г. одному из могольских ханов — Султан-Сайду удалось укрепиться в Хотане. Государство Моголистан распалось. В северных его районах властвовали кыргызы, в Восточном Туркестане—могольские ханы. Вторая часть государства названа историками Моголией (в отличие от Моголистана). Во время мучительной агонии Моголистана во главе кыргызских родоплеменных объединений встал Мухаммед-кыргыз, активно способствовавший усилению процесса консолидации кыргызских родов и племен, росту этнического самосознания кыргызов. Предполагают, что Мухаммед-кыргыз вошел в кыргызские предания под именем родоначальника кыргызов Тагай-бия. Мухаммед-кыргыз укрепил объединения «правого» и «левого» крыла кыргызских племен на территории современного Кыргызстана, определил основные направления внешнеполитической ориентации этнополитического объединения кыргызов на далекую перспективу. В условиях противостояния моголов с соседями Мухаммед-кыргыз вступил в союз с Казахским ханством как наиболее надежным союзником в борьбе против могольской экспансии. Кыргызы приняли активное участие в походах казахов против Шейбанидов, стремившихся овладеть присырдарьинскими городами. Отряды кыргызов доходили до Туркестана, Сайрама, Ташкента, Андижана, Ахси и других. Поводом для могольского правителя Султан Саид-хана начать войну против кыргызских племен послужило стремление «наказать их за разграбление мусульманских городов». Поход Саид-хана в Кыргызстан состоялся осенью 1517 г. Ставка Мухаммед-кыргыза находилась в это время на южном берегу Иссык-Куля, в местности Барскоон. После небольшого сражения моголам удалось пленить Мухаммед-кыргыза. Однако из политических соображений Султан Саид-хан отпустил его на свободу. Мухаммед-кыргыз вновь стал верховным правителем кыргызских племен. Антимогольская ориентация его еще более усилилась. Он вступил в новый союз с главой Казахского ханства Тахир-ханом. Узнав об этом, Султан Саид-хан в 1524 г. снова захватил Мухаммед-кыргыза и отправил его в Кашгар, где тот и находился до смерти Султан Саид-хана (1533 г.). Несмотря на все попытки правителей Могольского государства закрепиться в Северном Кыргызстане, им это не удалось. Кыргызы в союзе с казахами сумели отстоять свою независимость, и в 1527 г. могольские войска были вынуждены возвратиться в Кашгар. Преемник Султан Саид-хана Абд-ар-Рашид (правил: 1533—1560 гг.) совместно с Шейбанидами организовал ряд завоевательных походов против кыргызов и казахов. В 1537 г. против казахов было направлено войско, которым командовал наследник правителя Абд-аль-Латиф, однако войско было разгромлено, а наследник погиб в бою с кыргызами. В поход против кыргызов выступил сам Абд-ар-Рашид. Его союзниками стали Шейбаниды, а кыргызам на помощь пришли казахи во главе с Тахир-ханом. В жестоких сражениях верх одержали войска могольского правителя. Несмотря на отдельные удачные походы могольских правителей против кыргызов, в целом их попытки подчинить себе Кыргызстан не удались и могольские ханы практически отказались от попыток вооруженного вторжения на кыргызские территории.

17. Кыргызы в борьбе экспансии Джунгарского ханства. Середина XVII- первая половина XVIIIвв.

Важнейшим фактором политической истории Кыргызстана в XVII — первой половине XVIII в. являлась борьба кыргызов с Джунгарским ханством, которое было создано могольским племенем ойратов на осколках Монгольской империи в Западной Монголии. Передвижение ойратов (кыргызы именовали их калмаками) из Западной Монголии в Среднюю Азию и Казахстан наметилось еще в середине XV в. и было обусловлено главным образом экономическими причинами — попытками захватить новые пастбища и установить выгодные для себя торгово-экономические контакты с оседлым и кочевым населением Средней Азии и Восточного Туркестана. Однако агрессия джунгарских правителей сразу же получила отпор. Началась эпоха длительных изнурительных войн кыргызов (калмаки называли их бурутами) и казахов против калмакских завоевателей за свою независимость. По свидетельству различных источников, в начале этой борьбы успех чаще всего сопутствовал кыргызам и казахам. Так, в 1620 г. кыргызы и казахи потеснили калмаков от границ своих кочевий. В 1626—1627 гг. состоялся еще один совместный поход кыргызов и казахов против «алмаков, в результате которого последние были оттеснены в Сибирь. На некоторое время джунгарские правители были вынуждены приостановить натиск на территорию кыргызов и казахов, опасаясь создания ими прочного союза. Со временем союз кыргызов и казахов стал ослабевать из-за постоянных междоусобиц и, воспользовавшись этим, калмакские войска весной 1633 г. вновь двинулись на их земли. Кыргызы и казахи оказали сильное сопротивление завоевателям, но одержать верх в борьбе с ними уже не смогли. В захватнических походах 1643 и 1652 гг. кыргызы и казахи сей раз оказали решительное сопротивление калмакам, что свело к незначительному успеху их военное предприятие. В 1653 г. умер Батур-хунтайджи, что вызвало обострение междоусобной борьбы калмакских феодалов. Противники калмаков воспользовались смутой. В 1658 г. против калмаков выступили войска Аштарханидов, к 38-тысячной армии которых примкнули тысячи кыргызов и казахов. В местности Хулан-Джилан в Таласской долине (близ современной станции Луговая) союзное войско вступило в сражение с калмакскичи отрядами, в ходе которого был убит главнокомандующий союзными войсками Абдушукур. Потеряв единое управление, отряды союзников стали отступать, неся значительные потери. Однако и калмакское войско, ослабленное в ожесточенной борьбе, не смогло развить свой успех. Междоусобная борьба калмакских феодалов к 70-м годам XVII в. завершилась победой Галдана-Бошохту, объединившего все калмакские племена, что дало возможность вновь осуществлять широкую внешнеполитическую экспансию. В 1678 г. Галдан-Бошохту овладел Яркендом, затем последовала серия походов против кыргызов, казахов и узбеков. В 1684 г. калмакам удалось овладеть Ошом и Сайрамом. В конце XVII в. влиятельному кыргызскому аристократу Арху Мухаммед-беку удалось объединить под своей властью военные силы ряда родоплеменных подразделений и установить политическое господство кыргызских феодалов почти во всех западных районах Восточного Туркестана. Господство это продолжалось до начала XVIII столетия, когда джунгарский хан Цэван-Рабтан окончательно завоевал весь Восточный Туркестан, за исключением округа Хами. Часть северокыргызских племен была вынуждена откочевать в Фергану, в сторону Гиссара и Куляба. Каратегинцы подчинились калмакам. Упорная, длившаяся более столетия борьба кыргызов с калмакскими захватчиками нашла яркое отражение в героическом народном эпосе «Манас». Учитывая легендарность многих сюжетов и хронологические смещения, можно, тем не менее, обращаясь к эпосу, судить, как сам народ воспринимал эту борьбу и своих героев. Идея борьбы за освобождение родной земли от калмакских поработителей, идея дружбы кыргызского и уйгурского народов через сложные переплетения судеб главных героев лежит в основе и другого народного эпоса — «Курманбек».

18. Кыргызы и цинский Китай. Вторая половина XVIII века.

Борьба народов Средней Азии и Восточного Туркестана, в том числе и кыргызов, расшатала устои Джунгарского государства, которое в 1757—1758 гг. подверглось сокрушительному удару со стороны Китая, где правила маньчжурская династия Цин. Джунгарское ханство было буквально стерто с лица земли. Более миллиона калмаков было уничтожено. Лишь пятая часть их спаслась бегством в пределы Средней Азии и России. Одни нашли укрытие в кыргызских кочевьях, где появилось новое родоплеменное объединение сарт-калмак. На территории завоеванного Восточного Туркестана цинские власти образовали новую китайскую провинцую, которая называлась Синьнзян («Новая граница»). Преследуя остатки калмаков, маньчжуро-китайские войска стали вторгаться на кыргызскую территорию. Так, в 1757 г. отряды цинского генерала Чжао Хоя перешли через перевал Санташ и напали на кыргызов племени саяк. Встретив яростное сопротивление, Чжао Хой начал переговоры с предводителем саяков Турчибием, убеждая его признать власть китайского богдыхана. При этом он ссылался на императорский манифест, в котором кочевникам предлагалось китайское подданство, а взамен — гарантия права жить на своей территории. В случае неповиновения император грозил иными мерами «обуздать подвластные (кыргызские) племена, чтобы всегда держались границ». Кыргызы рассматривали это как еще одно покушение на их независимость. Антицинские настроения среди кыргызов обострились еще больше. Вместе с тем был один важный для кыргызов вопрос, заставлявший их завязывать отношения с Цинами: судьба тех земель, которые до агрессии джунгар принадлежали кыргызам. Этот вопрос был поднят при первой же встрече с Чжао Хоем в 1757 г. сарыбагышским предводителем Черикчи. Именно поэтому, стремясь установить нормальные политические и экономические отношения с новым соседом, кыргызские племена направляют свои посольства в Пекин с просьбой закрепить за ними их прежние кочевья, отобранные калмакскими феодалами; с предложениями наладить торговлю (мясо, шкуры и шерсть, производимые кыргызами, имели хороший спрос в Китае).

Первыми посланниками кыргызских племен в Китай были три бия — Черикчи, Турчи, Ниша. Они поставили вопрос о возвращении бывших кочевий, захваченных джунгарами. Император Цяньлун обещал разобраться. Однако через несколько лет в отношении кыргызов, откочевавших из Синьцзяна на территорию Кыргызстана, власти требуют уже «разобраться и изгнать,,,». Еще более жестким было решение императора по поводу укрытия кыргызами в 1760 г. нескольких тысяч повстанцев-уйгуров из Восточного Туркестана. Китайский император угрожал кыргызам военной расправой и раньше, когда те уклонились от участия в походе на Яркенд. Не только кыргызы Синьцзяна не желали быть покорными вассалами. Народное предание гласит, что в Чуйокой долине жил батыр Бишкек, прославившийся борыбой с иноземцами, и не только с китайцами. Здесь же располагалось и кыргызское укрепление, названное в честь родоначальника Бишкека, здесь же была и его могила — гумбез. Китайские источники подтверждают: в 60-х годах XVIII в. в Чуйской долине кыргызы имели свое укрепление Бишкек, которое противостояло завоеваниям казахского Аблай-ханя. Много позже кокандцы, завоевав Семиречье, основали в 1825 г. на этом месте свое укрепление, которое также называли Бишкек. Лишь позже оно появилось в несколько искаженном написании как Пишпек, хотя в восточных сочинениях известно как Бишкек.

Несмотря на неоднократные попытки, Цинам не удалось окончательно покорить кыргызов в XVIII в. Получив достойный отпор, китайцы ослабили свой натиск на кыргызов, но исподволь старались разрушить единство кыргызов, разжечь между ними усобицы. Маньчжурские власти не оставляли надежд на завоевание и Центрального Тянь-Шаня. В свою очередь кыргызы не упускали случая нанести удар по политическим амбициям Цинского двора. В 20-х годах XIX в. кыргызское население Центрального Тянь-Шаня и Алая активно поддерживало антицинское восстание в Синьцзяне. Воспользовавшись отсутствием основных сил кыргызов отряды цинских карателей вторглись в Центральный Тянь-Шань, где творили чудовищные злодеяния. Злодеяния китайцев потрясли кыргызов. Народный батыр Тайлак возглавил ополчение. Не успели каратели отойти от разгромленных и разграбленных аилов, как были застигнуты в ущелье. Отряд карателей был разбит наголову. Его командир — генерал Баянбату — в отчаянии покончил с собой. Маньчжуро-китайские войска еще несколько раз пытались овладеть кыргызскими кочевьями, по всякий раз безуспешно. Алайские и тянь-шаньские кыргызы также неоднократно участвовали в борьбе кыргызов и уйгуров Восточного Туркестана против китайских захватчиков, за восстановление исламского государства. Эпоха борьбы кыргызского народа за независимость против иноземного ига, в частности маньчжуро-китайского, нашла яркое отражение в народном эпосе «Манас». Он содержит фольклорное обобщение героических эпизодов этой борьбы, а одна из центральных глав эпоса носит название «Поход на Бейджин» (т. е. поход Манаса на Пекин). В целом эпос пронизан мыслью о необходимости единства всех кыргызских племен в отражении агрессии и воспевает стремление народа к свободе.

19. Завоевание Кокандским ханством Кыргызстана.

В начале ХVIII столетия от Бухарского эмирата отделяется самостоятельное владение в Ферганской долине с центром в Коканде. Основателем правящей здесь династии Минг в 1709 г. стал узбек Шахрук-бий. Население ханства (сначала оно скромно именовалось бекством) составляли кочевые и оседло-земледельческие племена узбеков, таджиков, кыпчаков и кыргызов. Они редко были между собой в согласии, соперничавшие друг с другом партии то и дело меняли правителей. Первые кокандские правители искали союза с кыргызскими феодалами, не посягая на их суверенитет. Так, глава южнокыргызского племени кушчи Кубат-бий (он же Ковад-мирза) во время похода против правителя Ура-Тюбе выступал как равноправный союзник Ирданы-бия. Более того, бухарские хроники того времени называли Кубат-бия даже «опорой Ирданы». Крупный феодал Кубат-бий последовательно отстаивал свободу и независимость кыргызских племен и от джунгарских агрессоров, и от кокандских завоевателей. Это был одаренный дипломат и политический деятель, умело лавирующий между противоборствующими сторонами, стремившийся сохранить самостоятельность кыргызских племен. Не исключено, что энергичная и инициативная деятельность Кубат-бия в Фергане, Тянь-Шане и Восточном Туркестана, направленная на объединение всех кыргызских племен, была попыткой создания кыргызского централизованного государства. Используя усобицы между кыргызскими племенами, Ирдана-бин в 1762 г. напал на узгендских кыргызов, стремясь завладеть городами Узгенд и Ош с окрестностями. Ополчение Хаджи-бия, возглавлявшего племена ичкилик, адыгене н монголдор, было разбито, а Хаджи-бий пленен.

К 80-м годам XVIII в. в зависимость от Коканда попали практически все кыргызские земли Ферганы. После упорных сражений вынуждены были подчиниться и кыргызы, где кокандские войска спешно возвели укрепления Кызыл-Коргон, Суфи-Коргон и Таш-Коргон. Начало новой экспансии Коканда в отношении кыргызов совпало с правлением сына Нарбуты-бия Алима, который первым официально принял титул хана (1800— 1809 гг.). Алим-хан совершил несколько грабительских походов против кыргызов. Но Алим-хану не удалось покорить кетмень-тюбинских кыргызов, посылая против них войска во главе с лучшим полководцем ханства — Идрискул-бием. В мае 1806 г. кокандцы захватили Ура-Тюбе, а в 1809 г. — Ташкент, ставший плацдармом агрессии против кыргызов и казахов Таласа и Семиречья. Омар-хан (правил: 1809—1822 гг), ставший новым правителем Коканда, энергично продолжал завоевательную политику своего брата. Источники свидетельствуют, что в это время героическую борьбу кыргызов против поработителей возглавлял некто Сатыке, который, видимо, был человеком из народа, ибо нигде он не называется бием. Мадали-хан (правил: 1822—1842 гг.) воспользовался распрями между северокыргызскими племенами сарыбагыш и солто и направил в 1825 г. в Чуйскую долину четырехтысячный отряд во главе с кушбеги Лашкаром. Чтобы закрепиться в Чуйской долине, кокандцы в том же году построили крепость Бишкек на берегу р. Аламедин и оставили здесь гарнизон. Отсюда кокандские наместники направили письмо кыргызам Прииссыккулья, требуя подчинения хану и выплаты соответствующих податей. Однако те не спешили с принятием решения: они с надеждой ждали возвращения своего посольства из России. Вскоре посольство прибыло вместе с русской миссией Ф. К. Зибберштейна и Т. В. Нюхалова. Узнав об обмене кыргызско-российскими посольствами, кокандцы направили в Прииссыккулье свою посольскую миссию. Курултай кыргызов, как было оказано выше, принял решение о российском подданстве. Посланцам Коканда пришлось удалиться ни с чем. Мадали-хан перешел к прямым военным действиям. Весной 1831 г. ташкентский хаким Лашкар-кушбеги прошел с войском через Чуйскую долину на берега Иссык-Куля, а из Ферганы через Кугартский перевал на завоевание Центрального Тянь-Шаня двигались отряды минбашн (тысячника) Хаккулы. Закрепляя здесь свои позиции, кокандцы соорудили крепости Тогуз-Тороо, Куртка, Джумгал, а на побережье Иссык-Куля — укрепления Барскоон, Конуролен, Каракол и другие. Кокандские крепости на территории Кыргызстана стали своего рода плацдармом для постоянных грабительских набегов на местное население. В случае восстания кыргызов кокандцы укрывались за стенами укреплений и слабовооруженные кочевники не могли овладеть ими. Силы были неравные. У кыргызов — плохо вооруженное, необученное, не имевшее боевого опыта ополчение. К тому же саяки по численности намного уступали кокандцам: у минбаши Хаккулы было 7 тысяч сипаев, поднаторевших в карательных экспедициях. В решающем сражении повстанцы были разбиты, их предводители — братья Тайлак и Атантай — взяты в плен и доставлены в Коканд. Мадали-хан, учитывая их популярность среди кыргызов, освободил их из-под стражи и даже пожаловал кокандские титулы. Однако, вернувшись в родные земли, братья не пожелали служить захватчикам и откочевали на р. Или, к казахам Старшего жуза. Но нехватка пастбищ вынудила их через несколько лет вернуться на Тянь-Шань.

Завоевание Кыргызстана кокандскими ханами изменило политическую обстановку в среднеазиатском регионе. Его последствия для кыргызского народа не были однозначными. Если родоплеменная верхушка склонилась к сотрудничеству с завоевателями, то положение простого народа крайне ухудшилось. Он оказался под тяжким бременем двойного гнета: кокандских властей и собственных феодалов. Этот период был для кыргызов черной полосой жестокого угнетения и произвола, беспросветной нужды и бесправия. Но народ бережно сохранил в памяти своей историю и примеры героической борьбы кыргызов против кокандского ига, свидетельствующие о том, что гордые и свободолюбивые кочевые племена никогда не мирились с чужеземным угнетением.

20. Борьба кыргызского народа против гнета Кокандского ханства

Характеризуя общее положение в Кокандском ханстве, современники отмечали, что история ханства «представляет собой целый ряд беспрестанных восстаний кыпчаков и кыргыз». В освободительной борьбе кыргызского народа эти восстания сыграли значительную роль. Трудящиеся массы кыргызов выступали не только против кокандского ига, но и против социального угнетения собственных феодалов. Эта борьба была весьма сложным и неоднозначным явлением. Общекокандское восстание 1842 г. началось с межгосударственной войны Бухары и Коканда. Бухарский эмир Насрулла в апреле 1842 г. захватил Коканд, казнил всех возможных претендентов на престол, а ханом объявил своего ставленника Ибрагим-Хаяла. Разбив город и захватив казну. Насрулла вернулся в Бухару. Новый ставленник начал безмерно притеснять жителей, увеличил налоги и вызвал в стране возмущение таким произволом. Началось всеобщее восстание. Ибрагим-Хаял был растерзан. На престол приглашен скрывавшийся до этого на Чаткале и в Таласе отпрыск династии Минг Шералы. Кыргызский феодал Юсуф с ополчением привел Шералы в Коканд и провозгласил его ханом. Но восстание, вспыхнувшее как вооруженный протест против бухарского ставленника в кыргызских кочевьях, переросло в противококандское. Кыргызы стали повсеместно изгонять кокандские гарнизоны из крепостей на своей территории, отказывались платить подати. Прииссыккулье разрушили все кокандские крепости и фактически освободили край от ханского гнета. Кокандским властям с большим трудом удалось восстановить в Приисыккулье свой режим, но в целом их влияние здесь было уже сильно подорвано. В 1845 г. вспыхнуло крупное восстание алайских и ошских кыргызов. Восставших поддерживало трудовое узбекское население. Основной удар был направлен против налоговой политики Шералы-хана. Выступление вначале развивалось быстро, поскольку главные военные силы ханства во главе с Мусульманкулом находились в это время в Ташкенте, подавляя там очередное антиханское выступление. Борьбу против восставших кыргызов и узбеков начал хаким Шахрисабского вилайета кыпчак Мухаммед-Азыр Кур-Оглы, спешно собравший оставшиеся в Коканде войска. Кыргызы оказали упорное сопротивление отрядам шахрисабского хакима. Однако поход из Ташкента Мусульманкула с войсками решил исход дела: повстанцы были разбиты, кокандцы без труда захватили Ош, где устроили настоящую бойню. Восстания в Кокандском ханстве возникали фактически одно за другим. По подсчетам узбекского историка X. Н. Бабабекова, с 1709 по 1876 г. в Кокандском ханстве было только крупных восстаний 33, из них 7 — восстания кыргызов, во всех же других они принимали активное участие. В 1850 г. на р. Нарын произошло кровопролитное сражение между кокандскими кыпчаками и восставшими кыргызами, кыргызы в нем потерпели поражение и бежали. Более полугода длилось восстание кыргызов в 1854 г., теперь уже выступавших совместно с кыпчаками против ханского произвола в Ташкентском наместничестве, в которое входило и Семиречье. В 1857—1858 гг. восстали семиреченские кыргызы кыпчакского рода, кочевавшие в предгорьях Ала-Тоо. К ним присоединились казахи. Повстанцы обратились к генерал-губернатору Западной Сибири Г. Ф. Гасфорду за помощью. Однако русские власти еще не решались, открыто вмешиваться во внутренние дела ханства. Восстание охватило огромную территорию. Заменивший Худояр-хана Малляхан вынужден был пойти на соглашение с повстанцами. Комендант Аулие-Ата — ненавистный Мирза Ахмед — был отозван в Ташкент и смещен. Смещен был и жестокий ташкентский бек Мирза Азиз-парванчи, снижены налоги, восставшие были помилованы, заручились обещанием, что не будут преследоваться. В 1859 г. в Центральном Тянь-Шане вспыхнуло восстание кыргызов племени черик, которых поддержало племя тынымсеит. Во главе чериков стоял Турдуке, тынымсеитов возглавлял Табалды. В 1862 г. началось восстание кыргызов в Чуйской долине, возглавляемое бием рода солто Байтыком Канаевым (1820— 1886 гг.). Вместе с русскими войсками отряд Байтыка штурмовал крепости Бишкек, Мерке, Аулие-Ата. Байтык получил от русского правительства чин капитана российской армии, удостоен наград: Большой Золотой медали на Анненской ленте и ордена Станислава III степени. В 1867 г. в числе представителей от среднеазиатских народов ездил в Санкт-Петербург на представление императору Александру II. В 1867 г. снова восстали кыргызы Алая, доведенные до отчаяния тиранией ханского наместника в Кызыл-Кургане Кул-датхи. Повстанцы во главе с Садыком Саркером осадили укрепление Кызыл-Курган и овладели им. Наместник был убит. Кокандский правитель послал на подавление восстания карательный отряд, который с большим трудом погасил пламя народного возмущения. Но через три года, в 1870 г., на Алае вспыхнуло еще более мощное по размаху восстание. Худояр-хан вынужден был обратиться за помощью к бухарскому эмиру. Объединенными усилиями им удалось лишь временно притушить волнение кыргызов Алая. Весной 1871 г. выступили сохские кыргызы Ферганы. Худояр-хан послал против них отряд в две тысячи сарбазов под командованием нового «военного министра» Атабек-наиба. Последнему не удалось разбить кыргызов в открытом бою, он лишь оттеснил их в горы. Кокандцы пытались проникнуть в кыргызские кочевья, но получили жестокий отпор. Тогда Атабек захватил 12 заложников-кыргызов, среди которых оказался и руководитель восстания Мулла-мирза. Они были казнены в Коканде в устрашение всем недовольным ханскими порядками. Все эти восстания привели к осложнению обстановки в Кокандском ханстве до критического предела.

21. Исторические предпосылки сближения кыргызов с Россией.

Первые сведения о кыргызах в России получили от посла Петра I в Джунгарском ханстве Ивана Унковского, в 1722—1724 гг. жившего в ставке хана на Иссык-Куле. Унковский называл кыргызов бурутами. Затем в 1749 г. оренбургский ученый П. И. Рычков составил по опросам приезжих купцов сведения о кыргызах, которых он назвал по месту обитания алатай-кыргызами. И посол, и ученый отмечали воинственность северных кыргызов и их неустанную борьбу с джунгарскими завоевателями. В начале 80-х годов XVIII в. через Фергану и Алай прошел «странник поневоле» Филипп Ефремов. Он первым сообщил сведения о южных кыргызах. Изданная в 1786 г. книга его воспоминаний познакомила Россию и с неведомым для большинства народом — кыргызами. Подчеркивая отличие кыргызов от казахов, путешественник дает очень точное фонетическое произношение названия этого народа: кыргыз, подчеркивая, что известные в России киргиз-кайсаки — это казахи. В книге он записал: «Кыргызы обитают не в самой Бухарин, а близ оной, между городами Уш (т. е. Ош) и Кашгарией, в горах и равнинах небольшими количествами». Он подчеркнул, что кыргызы — народ независимый, а Коканд лишь «смежен с землею кыргызов», т. е. лишь граничит с кыргызами. У них есть крупные феодалы-князьки, они часто бывают в Коканде, куда пригоняют на торг овец, быков и верблюдов. Благодаря И. Унковскохму и Ф. Ефремову в России узнали и о местоположении кыргызов, и о пути к ним. Поэтому отнюдь не случайно уже в мае 1784 г. российская императрица Екатерина II рекомендовала генерал-губернатору Уфимскому и Симбирскому иметь при себе «депутатов от орд киргизских, в том числе одного из султанов, через коих могли бы вы получать от их начальников известия, дабы всегда знать все тамошние происшествия». Конечно, речь в первую очередь шла о казахах, но России уже требовались сведения и о Кыргызстане. Сами кыргызы в XVIII в. уже знали о существовании на севере великой страны России. Возможно, от казахов, уже завязавших связи с русскими. Еще в 1757 г. группа тянь-шаньских кыргызов в 200 человек впервые переселилась в Сибирь и приняла здесь российское подданство. Затем они перешли еще далее на запад и расселились в Поволжье. Среди поселенцев был и будущий первый официальный посол кыргызов-сарыбагышей в России Абдурахман Кучаков, или, как его еще именовали, Карыганбай Алкучаков. Расселившись среди поволжских калмыков, кыргызы, естественно, познакомились с хозяйством и образом жизни русских, с управлением и податной системой в России, познали тяготы власти астраханского губернатора Бекетова, при котором попали почти в рабское положение. И вынуждены были обратиться к Екатерине II с письмом-жалобой. Не дождавшись облегчения, некоторые попытались вернуться на родину. Во всяком случае, Абдурахману Кучакову это удалось, чем вскоре воспользовался верховный бий сарыбагышей Атаке-батыр, снаряжая свое посольство в Санкт-Петербург ко двору Екатерины. Абдурахман Кучаков, вернувшись из астраханской губернии на родину, торговал в Ташкенте (был известен как «ташкентский купец»), затем поступил на службу к верховному манапу сарыбагышей Атаке-батыру вожатым торговых караванов. Раздробленные феодальными усобицами кыргызские племена, только что освободившиеся от джунгарского ига, оказались перед лицом новой угрозы. Цинская империя, завоевавшая Восточный Туркестан, уже засылала свои войска на территорию кыргызов, считая их своими вассалами. Недавно возникшее в Фергане, быстро укрепляющееся Кокандское ханство уже захватило исконно кыргызские земли — Ош и Узген, продвигалось на Алай и готовилось поглотить весь Кыргызстан. Натянуты были и отношения с казахами, которые тоже не раз пытались поживиться за счет кыргызов. Ни один из трех, навязывавших себя «покровителей», не устраивал наиболее дальновидных, думающих о судьбах собственного народа руководителей кыргызских племен. Глава чуйских кыргызов сарыбагышский бий Атаке на курултае предложил обратиться к России. При этом он исходил из того, что это могучее государство, которому ни один из претендентов на территорию Кыргызстана не сможет противостоять; кроме того, Россия далеко и прямой угрозы для свободы кыргызов не представляет. Потому российское подданство, или хотя бы поддержка, принесет кыргызам избавление от иноземной экспансии. Курултай принял предложение Атаке.

А чтобы заинтересовать российский императорский двор в практической важности такого политического шага, Атаке-бий в письме к Екатерине II подчеркивал: «. .как вышеописанные предки мои оказывали державе Вашего величества услуги поскольку сил было, также ныне мои, Атаке Тынай-биева сына, посредством препровождения в Россию купеческих ташкентских караванов». А чтобы этот довод был еще более убедительным, посольство возглавил купец Абдурахман Кучаков, уже бывавший в России. С ним отправлялся и личный представитель бия Атаке Шергазы. В качестве дипломатических даров чуйский бий отправил с посольством двух скакунов, барсовые и рысьи выделанные шкуры и раба-арапа. Посольство тронулось в далекий путь весной 1785 г. Сарыбагышские послы были милостиво приняты Екатериной II, которая благосклонно выслушала письмо Атаке-бия, тем более, что оно отвечало ее собственным устремлениям. Доверенное лицо Екатерины член Совета при Высочайшем дворе князь Вяземский 23 января 1787 г. от имени императрицы отписал бию письмо, что предложения о дружбе принимаются, и просил «вспомоществования в расширении российской торговли». Письмо с нарочным гонцом спешно отправили в кочевья кыргызского владыки. Болезнь Кучакова помешала посольству сразу же выехать домой. Здоровье его все ухудшалось. В дороге, уже находясь на Сибирской линии, первый кыргызский посол умер в возрасте около 50 лет. Так завершилась миссия первого посольства из Тянь-Шаня в Россию. Кыргызы официально еще не были приняты в подданство, но получили заверения в поддержке (хотя Документально это никак не было оформлено).

22. Первые кыргызско- русские посольские связи. Конец XVIII- середина XIX вв.

В конце XVIII века глава чуйских кыргызов сарыбагышский бий Атаке на курултае предложил обратиться к России. При этом он исходил из того, что это могучее государство, которому ни один из претендентов на территорию Кыргызстана не сможет противостоять; кроме того, Россия далеко и прямой угрозы для свободы кыргызов не представляет. Потому российское подданство, или хотя бы поддержка, принесет кыргызам избавление от иноземной экспансии. Курултай принял предложение Атаке. Посольство возглавил купец Абдурахман Кучаков, уже бывавший в России. С ним отправлялся и личный представитель бия Атаке Шергазы. В качестве дипломатических даров чуйский бий отправил с посольством двух скакунов, барсовые и рысьи выделанные шкуры и раба-арапа. Посольство тронулось в далекий путь весной 1785 г. Сарыбагышские послы были милостиво приняты Екатериной II, которая благосклонно выслушала письмо Атаке-бия, тем более, что оно отвечало ее собственным устремлениям. Доверенное лицо Екатерины член Совета при Высочайшем дворе князь Вяземский 23 января 1787 г. от имени императрицы отписал бию письмо, что предложения о дружбе принимаются, и просил «вспомоществования в расширении российской торговли». Письмо с нарочным гонцом спешно отправили в кочевья кыргызского владыки. Болезнь Кучакова помешала посольству сразу же выехать домой. Здоровье его все ухудшалось. В дороге, уже находясь на Сибирской линии, первый кыргызский посол умер в возрасте около 50 лет. Так завершилась миссия первого посольства из Тянь-Шаня в Россию. Кыргызы официально еще не были приняты в подданство, но получили заверения в поддержке. Осенью 1787 г. Атаке-бий в торжественной обстановке принимал в Чуйской долине прибывшего с ответным визитом российского посланника Муслима Агаферов.а. В 1788 г Атаке снарядил новых посланников в Омск, которые были приняты весьма благосклонно. Пока не известны даже даты рождения и смерти батыра, но в историю Атаке-бий прочно вошел как инициатор установления дипломатических отношений с Россией, заручившийся покровительством российской императрицы. О связях кыргызов с Россией в период с 1790 по 1813 г. документальных данных не найдено. В 1813 г. по инициативе начальника Сибирской линии генерала Г. И. Глазенапа на Иссык-Куль и в Восточный Туркестан снаряжается торговый караван купца Миркурбана Ниязова. При караване со специальным заданием склонить местных жителей к содействию России находился губернский секретарь, переводчик А. Л. Бубенов. Бугинские аилы кыргызских биев Шапака, Шералы, Ишима и других дружелюбно приняли русских. Бубенов вручил им послание сибирских властей. В ответных письмах бии обещали, что «они купечеству не только не будут делать притеснений, но будут всегда оказывать защиту, доброхотство и препровождать до желаемого пункта». С Бубеновым в Сибирь верховный манап племени бугу Боромбай натравил ответное посольство иссык-кульских кыргызов. 5 января 1814 г. они прибыли в крепость Семипалатинскую. Генерал-губернатор принял кыргызских депутатов, по всей вероятности, в Тобольске, где находилось в то время управление Сибирью, заверил в благорасположении к кыргызам русского правительства и обещал покровительство. От посылки депутатов (как они просили) в Санкт-Петербург на этот раз воздержались — слишком далеко была российская столица. Иссык-кульское посольство способствовало дальнейшему развитию контактов между кыргызами и Россией. С этого времени в их взаимоотношениях наблюдается определенное потепление, развиваются торгово-экономические и политические связи. В 1824 г. в Сибирь прибыла новая кыргызская депутация: Акылбек Улджебаев, Алгазы Шералин и другие. В обратный путь с ними выехали посол России Зибберштейн и хорунжий Т. В. Нюхалов, сопровождаемые отрядом казаков. На берегу р. Джергалан, что впадает в озеро Иссык-Куль, осенью 1825 г. манапы-родоправителп собрали курултай — съезд виднейших биев племени бугу. Дело в том, что накануне прибытия российского посольства в кыргызских кочевьях появились посланцы кокандского хана. Они предлагали признать подданство их государю. И бугинские манапы решили на общеплеменном съезде ответить на вопрос: чье подданство принимать — России или Коканда? Курултай проходил бурно, высказывались соображения то в пользу одного, то в пользу другого предложения, а также опасения от признания кого-либо своим сюзереном. В конце концов, курултай высказался в пользу России. Целая серия кыргызских писем, сохранившаяся с того времени, дневник русского посла Ф. К. Зибберштейна, переписка сибирских чиновников с императорским двором по поводу просьбы кыргызов о принятии их в подданство показывают, что стремление кыргызов было настойчивым. Но поскольку для России это представляло определенную сложность в связи с отдаленностью кыргызов от границ России, то власти, всячески поощряя такие предложения, одаривая послов и родоправителей — биев, пока воздерживались от юридического оформления акта принятия кыргызов в российское подданство. Следующие два десятилетия, особенно 30-е годы XIX в , опять слабо освещены в исследованиях историков: не выявлены документы, не введены в научный оборот другие исторические источники.

23. Присоединение Северного Кыргызстана к России

Для кыргызского народа присоединение к России стало событием огромной исторической важности. Этот процесс, проходивший в 50—70-е годы XIX в., был нелегким, подчас драматичным, но в итоге имел позитивное значение для исторических судеб кыргызов. Как отмечено выше, еще в последней четверти XVIII столетия по инициативе бия Атаке от сарыбагышских кыргызов Чуйской долины в Санкт-Петербург к Екатерине II направляется посольство в поисках покровительства. В первой трети XIX в. перед непосредственной угрозой кокандской агрессии кыргызы вновь предпринимают неоднократные попытки заручиться покровительством России. Но Кокандское ханство оказалось более оперативным, и кыргызы вынуждены были временно подчиниться силе. Подчиниться, но не примириться с ханским гнетом. Серия восстаний, потрясших ханство, — свидетельство тому. Бугинский манап Боромбай в письме западносибирскому генерал-губернатору (1844 г.), стремясь обрести могущественного покровителя и избавителя от кровавых феодальных междоусобиц, просил прислать на Иссык-Куль военный отряд и построить город. Он писал, что у него в подчинении 10 тысяч юрт рода бугу, несколько тысяч юрт родов сарыба-гыш, солто и других, которые находятся в междоусобной вражде. Утверждение в Кыргызстане российской власти, по мнению Боромбая, привело бы к общему спокойствию. Российские власти благосклонно отнеслись к просьбе бугинского манапа, но не спешили вмешиваться в междоусобные ссоры кыргызов.

С изменением политической ситуации в Средней Азии и Казахстане в начале 50-х годов XIX в. появились объективные возможности для удовлетворения давнишнего желания кыргызов принять подданство России. В сентябре 1853 г. иссык-кульские кыргызы в очередной раз направляют письмо генерал-губернатору Западной Сибири. Инициатором этого обращения был верховный манап племени бугу Боромбай Бекмуратов. Из Санкт-Петербурга было дано указание пригласить кыргызских представителей в Омск и удовлетворить их просьбу путем торжественного принесения кыргызами присяги русскому императору. Уже 26 сентября 1854 г. посольство бугинцев, возглавляемое манапом Качибеком Шералиным, прибыло в Омск, имея полномочия принять присягу от имени кыргызов племени бугу, в которой говорилось, что бугинцы «с общего согласия послали от себя депутатом с доверенной грамотой не только в Омск, но даже и к самому Великому Государю-императору для исполнения верноподданнической клятвы перед святым Кораном с произношением священного имени Всевышнего Бога, пользующегося между нами уважением и доверенностью манапа нашего капитана Качибека Шералиева и утвердили грамоту эту нашими печатями и тамгами». Процедура принятия присяги состоялась 17 января 1855 г. Тем самым был совершен акт большого политического значения. Впервые официально провозглашалось в форме письменной присяги присоединение кыргызского племени бугу к России. Это был один из немногих исторических актов мирного принятия частью кыргызского народа российского подданства. В 1862 г. 5 тысяч семей племени солто приняли российское подданство. Примеру солтинцев последовала и часть сарыбагышей во главе с Джантаем Карабековым, занимавших земли по Кемину. В 1862 г. они обратились к представителям царских властей с просьбой принять их в подданство России. Эта просьба была удовлетворена. Вскоре изъявили желание принять подданство и кыргызы, кочевавшие в Центральном Тянь-Шане. Присяга племени черик на подданство России почти копировала присягу бугинцев, которую приносил Качибек Шералин. И принимали ее также в Омске 13 октября 1863 г. в присутствии высоких чиновных лиц Сибири, которые подписали присягу вместе с кыргызскими биями. В 1864 г. принять подданство России изъявили желание кочевники Кетмень-Тюбинской котловины Тянь-Шаня. Род саяков численностью в 10 тысяч семейств во главе с манапом Рыскулбеком Нарботоевым принял подданство России. Однако было бы неверным утверждать, что все население Северного Кыргызстана изъявило желание добровольно принять подданство России. А колониальная и налоговая политика царизма вскоре доказала, что является, новым ярмом. Но иного выхода тогда у кыргызского народа не существовало. Это была вынужденная и своевременная мера — присоединение к России в той конкретной обстановке являлось вариантом более благоприятным по сравнению с другими. Непростым было принятие российского подданства племенем сарыбагыш. Еще в конце XVIII столетия авторитетный глава сарыбагышей Атаке-батыр обратился к Екатерине II с просьбой о покровительстве. Часть сарыбагышей во главе с потомком Атаке Джантаем Карабековым приняла российское подданство в 1862 г., после чего сын Джантая Шабдан во главе отряда своих джигитов помогал русским войскам в освобождении Семиречья от кокандского ига. Иначе сложилась судьба другого большого подразделения сарыбагышей, управляемого Ормон-ханом, а затем старшим его сыном Уметалы. Ормон-хан, затеявший длительную междоусобную борьбу с бугинским манапом Боромбаем, сначала хотел сделаться независимым владетелем всех кыргызов. После принятия российского подданства бугинцами Ормон-хан также обратился за покровительством к России. Но после его смерти Уметалы откочевал в пределы Казахстана, затем переориентировался на Коканд, обращался к синьцзянским властям, пока обстоятельства вновь не вынудили его признать подданство России осенью 1867 г.

24. Антикокандское восстание южных кыргызов 1873-1876 гг.

В 1873 г. борьба кыргызского народа против тирании Худояр-хана переросла в настоящую войну. Предводителем повстанцев стал кыргыз из рода бостон мулла Исхак Хасан уулу (1844—1876 гг.). Депутация кыргызов в начале восстания отправилась в Самарканд к внуку Алим-хана Пулату с предложением вступить в ряды восставших и возглавить их. Но Пулат отказался примкнуть к народу. Тогда Исхак сам назвался внуком Алим-хана Пулатом и вскоре с отрядом сподвижников в 200 человек появился в Чаткале. Самозванный Пулат-хан возглавил народное движение против кокандского хана. Феодалы, недовольные Худояром, и в этом случае постарались примкнуть к народному движению, чтобы исподволь подчинить его своим корыстным политическим планам. Они хотели видеть на престоле своего ставленника, который бы правил с учетом их интересов. В сложной политической обстановке родофеодальная верхушка совершала противоречивые маневры, поддерживая то сына Худояр-хана Насреддина, как претендента на престол отца, то самозванца Пулат-хана, поднятого кыргызами на белом войлоке, как законного хана. Худояр-хан, узнав о самозванном предводителе повстанцев, послал против него войска. Кыргызы вместе с новоявленным ханом вынуждены были бежать в горы. Но не смирились. Они собирали новые силы, одновременно обратившись к туркестанским властям с просьбой помочь им. Туркестанская же администрация, связанная договором 1868 г., взяла курс на поддержку хана. Даже беженцы, подвергаемые репрессиям, в подданство не были приняты. Еще в начале восстания, в ноябре 1873 г., депутация кокандских кыргызов представила русской администрации Туркестанского края список из 42 кыргызских родов, члены которых выражали желание принять российское подданство. По оценке некоторых специалистов (вероятно, несколько преувеличенной), их число достигало полумиллиона человек. В 1875 г. восстание кыргызов против кокандского господства достигло апогея. Оно стало всеобщим народным движением. Худояр-хан под защитой русского военного отряда бежал в Ташкент. Официально новым ханом был провозглашен его наследный сын Насреддин. Была надежда, что после этого восстание пойдет на убыль. Но оно, напротив, еще более усилилось. Повстанцы признавали ханом только Исхака — под именем Пулат-хана. Пулат-хан был наделен повстанцами законными правами властителя судеб в государстве. 9 октября 1875 г. повстанческая армия овладела Кокандом. Насреддин, как и его отец Худояр-хан, бежал под защиту туркестанских властей. Царское правительство, исходя из ранее принятых договорных обязательств — в случае необходимости оказывать помощь законной ханской власти, вводит на территорию Кокандского ханства свои войска. Эта акция произвела сложное воздействие на психологию многих повстанцев. Еще недавно просившие российского подданства, искавшие помощи у России в борьбе против ханской тирании, они с недоумением следили за продвижением царских отрядов, пришедших на помощь хану.

В это время Пулат, пытаясь удержать власть, поддержанный повстанцами, провозглашает газават (войну с «неверными»). Вместе со своими сподвижниками-феодалами Абдурахманом Автобачи и Абдуллой-беком, сыном бывшего алайского правителя Алымбека-датхи и его жены-правонаследницы Курманджан-датхи, Пулат-хан пытается противостоять наступлению царских войск. Однако терпит поражение и под Андижаном, и под Асаке. Пулат-хану удалось бежать с Небольшим отрядом на Алай. Повстанцы, не желавшие покоряться уже русским войскам и боясь репрессий, спасаются бегством в горы. Раненый Пулат-хан в ночь с 18 на 19 февраля 1876 г. был вероломно схвачен своими же соратниками-феодалами и выдан царским властям. 1 марта 1876 г. при большом стечении народа в Маргелане по приговору военного суда мулла Исхак Хасан уулу был объявлен преступником и как самозванец повешен на площади. Вся территория Кокандского ханства, за исключением Алая, была уже под контролем русских войск. 7 февраля 1876 г. исполняющий обязанности Туркестанского генерал-губернатора Г. А. Колпаковский в воззвании к местному населению объявил: «Весь кокандский народ, как оседлый, так и кочевой, принят в российское подданство, и земли, им занимаемые, составлявшие прежде Кокандское ханство, присоединены к Российской империи». А 19 февраля 1876 г. последовало «высочайшее повеление» о присоединении к империи бывшего ханства Кокандского, именуемого Ферганской областью. Губернатором новой области был назначен генерал-майор М. Д. Скобелев, руководивший операциями по ликвидации Кокандского ханства. С гибелью основного предводителя повстанцев и занятием царскими войсками стратегических пунктов в горах восстание постепенно идет на убыль. Последний этап восстания показал, что в сравнении с регулярными войсками силы повстанцев оказались слишком неравными, и потом — исчезла основная причина, вызывающая столь длительную многолетнюю борьбу — гнет кокандских ханов.

25. Завоевание Россией Южного Кыргызстана.

В 1865 г. крупными военными силами русских под предводительством генерала М. Г. Черняева был осажден и взят Ташкент. Отныне власть Кокандского ханства ограничивалась лишь Ферганской долиной и кыргызскими кочевьями Памиро-Алая. Ограничение территории вызвало, естественно, и сокращение доходов в казну, что побуждало хана увеличить размер налогов и податей с оставшегося населения. Тяжесть двойного гнета: кокандских налогов и повинностей собственным феодалам, бесконечные кровавые родоплеменные и дворцовые междоусобицы разоряли народные массы, подрывали экономику края, уносили множество человеческих жизней. В этих условиях южные кыргызы также стали подумывать о присоединении к России. Этому способствовали и успехи русского оружия в борьбе с Кокандом. Хотя Россия не вмешивалась во внутриэкономическую политику ханства и признавала Худояр-хана суверенным государем. Туркестанский генерал-губернатор К. П. Кауфман, исходя из интересов Российской империи, даже взял под защиту Худояр-хана и старался оградить его от внутренних смут. Это существенно осложнило политическое положение южных кыргызов и пошло не на пользу тем, кто держал ориентир на Россию, что особенно сказалось в ходе антикокандского восстания 1873—1876 гг. Его участники, борясь против ханского гнета, первоначально искали поддержки и помощи у России и изъявляли желание принять ее подданство. Весной 1874 г. часть восставших во главе с кыргызом Мамыром обратилась к генерал-губернатору Туркестана с просьбой принять их в русское подданство. В апреле того же года восставшие кыргызы, число которых составляло — по их собственному подсчету — более 200 тысяч человек, в письме, адресованном российскому подданому Джурабеку (бывшему в близких отношениях с туркестанским генерал-губернатором и владевшему русским языком), просили его ходатайствовать о принятии их в подданство России. С осени 1875 г. царская администрация Туркестана открыто и полностью поддержала власть кокандских ханов и даже оказывала им вооруженную помощь в подавлении восстаний. Стихийные и разрозненные выступления повстанцев охватывали все новые и новые районы ханства, особенно южную часть Кыргызстана. Движущую силу восстания составляли рядовые кыргызы-скотоводы и узбеки-земледельцы. Выступлениями кыргызов руководили выходцы из народа — Мамыр Мергенов, Момун Шамырканов и мулла Исхак Хасан уулу, известный под именем Пулат-хан. Восставшие боролись теперь не только против хана, но и против его защитника — царизма. В этих условиях восстание, не теряя своей антифеодальной сущности, приобрело и антиколониальный, антирусский характер. Действия восставших все более направляются против царских властей, взявших под военную защиту свергнутых кокандских ханов Худояра и Наср-Эддина и направивших карательные отряды для подавления восстания. Жестокость царских войск при подавлении восстания в Фергане вызывала яростное сопротивление кыргызов и узбеков. Но силы были явно не равны. Преследуемые царскими войсками, повстанцы отступили к г. Ош, а затем в районы Кара-Су и Узгена. 10 сентября 1875 г. Ош был занят русскими войсками. Полковник Скобелев потребовал от жителей Оша выдачи предводителей восстания, сдачи имевшегося у них оружия и наложил контрибуцию продовольствием. Такие же условия были предъявлены и населению Узгена. 18 февраля 1876 г. территория Кокандского ханства (а следовательно, и подвластных ему южных кыргызов) царским манифестом объявляется присоединенной к России и преобразовывается в Ферганскую область в составе Туркестанского генерал-губернаторства. Первым военным губернатором новой области стал ее завоеватель М. Д. Скобелев. Однако горные районы Южного Кыргызстана, в частности Алай, еще оставались непокоренными. При продвижении отрядов Скобелева (ставшего уже генералом) в кыргызские кочевья им оказывалось вооруженное сопротивление. Абдулла-бек, Оморбек, Маматбек, Аслнбек — сыновья Алымбека-датхи и «алайской царицы» Курманджан-датхи — начали борьбу против вступивших в их пределы русских войск. 25 апреля 1876 г. они оказали упорное сопротивление российским войскам. Бой продолжался целый день. Отряду Скобелева удалось вытеснить кыргызов с занимаемых позиций, они понесли большие потери. Русским оказал значительную помощь сарыбагышокий манап Шабдан Джантаев. Его джигиты во главе с Баяке-батыром Кунтугановым активно действовали против алайских повстанцев, оказавших сопротивление российским военным отрятам. Курманджан-датха, страшась нашествия «капыров». откочевала со своими аилями в долину Коксу, в пределы Кашгара. Однако здесь беззащитные аилы Курманджан были разгромлены. Потеряв большую часть стад, датха возвратилась на Алай и оттуда предприняла еще одну попытку уйти в Афганистан. Джигиты Шабдана 29 июля вышли на Курманджан-датху на границе и окружили ее. Зная большое влияние «царицы» на алайских кыргызов, князь Витгенштейн проводил Курманджан с почетом, а не как пленницу в штаб М. Д. Скобелева в Маргетан. Скобелев лишь попросил ее передать сыновьям его предложение о замирении — пусть возвращаются в аилы со всеми бежавшими джигитами, наступает пора мирной жизни. Датха обещала, но в ответ потребовала не преследовать восставших, освободить пленных алайцев... Курманджан сдержала слово. Она направила послания сыновьям: войну нужно кончать; сыновьям обещаны не только помилование, но и назначение волостными управителями. Датха была уверена в правильности своего выбора. Вынужденная смириться с поражением повстанцев, Курманджан перешла на службу к царю, призвала к этому своих сыновей и все население Алая. К 1876 г. Алай с 17380 семействами был присоединен к России. На этой территории было образовано 5 волостей: Кичи-Алайская, Наукатская, Гульчинская, Узгенская и Ак-Буринская, которые вошли в состав Ошского уезда. Ими стали управлять сыновья Курманджан-датхи: Оморбек, Камчибек, Асанбек и Батырбек.

26. Значение и последствия присоединения Кыргызстана к России.

В политическом аспекте: главное — состоялось устранение угрозы порабощения Кыргызстана соседними, более отсталыми, государствами Востока, и Британской империей. Важным следствием явилось прекращение феодально-родовых междоусобиц самих кыргызов, которые вели к политической раздробленности и разорению, отрицательным образом отражались на хозяйственном и культурном развитии народа. С присоединением Кыргызстана к России уничтожался институт рабства, запрещалась работорговля, на Кыргызстан распространялись общие законы Российской империи Новое административно-территориальное деление разрывало патриархальные родоплеменные путы. В экономическом аспекте: присоединение Кыргызстана к России привело к тому, что ранее замкнутый край, где господствовали патриархально-феодальные отношения, был вовлечен в экономические процессы государства восходящего капитализма, стоявшего на значительно более высоком уровне экономического развития по сравнению со Среднеазиатскими ханствами и соседними зарубежными государствами феодального Востока. Развитие капитализма в России оказало воздействие и на Кыргызстан, способствуя оживлению его экономики и развитию производительных сил, разложению основ натурального и полунатурального хозяйства, росту товарно-денежных отношений. С присоединением Кыргызстана к России у кыргызских кочевников и полукочевников усилилась тяга к переходу на оседлость. Постепенно начал складываться и капиталистический уклад в хозяйство переселенческого и коренного населения, зарождались первые, численно еще небольшие, многонациональные отряды наемных рабочих. Под влиянием русских крестьян-переселенцев в хозяйственной жизни кыргызов заметно возросла роль земледелия, которое получило значительное распространение, особенно среди бедноты. Усиление налогового гнета царизма обусловило социально-классовую дифференциацию в кыргызском обществе, его революционизацию.

И, наконец, в культурном аспекте: с присоединением к России усилилось изучение истории Кыргызстана, ее территории, природы, растительного и животного мира Русскими и зарубежными учеными. Было положено начало подлинно научному изучению фольклора и языка кыргызского народа, его монументального героического эпоса «Манас». Еще одно из прогрессивных последствий присоединения Кыргызстана к России — влияние прогрессивной мысли, демократической культуры русского народа и революционно-демократической идеологии на духовное развитие кыргызского общества. Влияние передовых прогрессивных идей на кыргызов шло и через просветителей из среды других народов Средней Азии: узбеков, таджиков, казахов и др., оказавшихся отныне в границах общего государства. Раскрывая процесс присоединения Кыргызстана к России, нельзя обелять и приукрашать или идеализировать колониальную политику царизма. Ведь эта политика была продиктована интересами правящих классов — помещиков, капиталистов, преследовала свои корыстные экономические и военно-политические цели. И с ними были вполне солидарны бай-манапские слои кыргызского общества. Царизм нес кыргызскому народу национально-колониальный гнет, дополнявшийся гнетом своих феодалов-эксплуататоров. Присоединившись к многонациональной России, кыргызский народ не освободился от угнетения и эксплуатации и не получил ни национальной, ни социальной свободы, ибо царская Россия, по выражению В. И. Ленина, была «тюрьмой народов». Все ужасы царского режима вместе с другими народами империи пришлось испытать и кыргызскому народу.

27. Административно- территориальное и судебное устройство Кыргызстана в составе Российской империи.

Во время присоединения к России кыргызы, как и раньше, жили компактными родоплеменными объединениями, делясь на два крыла и группу южных племен — ичкилик. Каждое племя делилось на роды (уруу) и на под-роды (урук). Четких территориальных границ расселения родов не было. Однако наметить основные районы проживания все же можно. Бугинцы занимали в основном восточное и южное побережье Иссык-Куля, предгорья Илийской долины. Сарыбагыши — Кеминскую долину и северо-западное побережье Иссык-Куля. В Чуйской долине и Таласе преобладали солто, саруу, кытай, кушчу. По Сон-Кулю, на Сусамыре и в Кетмень-Тюбе жили саяки. В Центральном Тянь-Шане и Восточном Туркестане—монголдор и черик. На Алае и Памире - адыгене. В Западной Фергане — ичкилики, тенты, кушчу, мундузы, басызы. В Восточной Фергане — монгуши, ба'гыши, карабагыши. Между ними кочевали другие родовые подразделения, что создавало благоприятные условия для этнического смешения. Царские власти ввели новое административное деление, которое почти не учитывало характер родоплеменной организации жизни кыргызского общества. После присоединения к России Кыргызстан входил в состав Туркестанского генерал-губернаторства. Территория, населенная кыргызами, долилась между четырьмя областями: Семиреченской, Сыр-дарышской, Ферганской и Самаркандской. Кыргызское население в то время достигало полумиллиона человек. Колониально-управленческий аппарат был полувоенным: во главе областей и уездов стояли царские офицеры и участковые приставы, а волости возглавляли руководители племен и подов. Новая власть запретила межплеменные и родовые войны, полностью ликвидировала рабство, упорядочила налоговую систему. Эти властные мероприятия положительно сказались на развитии кыргызского общества, внутренняя жизнь которого в остальном осталась прежней. Царская администрация мало вмешивалась в управление кыргызским населением. Здесь вся полнота власти была передана кыргызским феодалам, которые в большинстве своем стали верно служить царизму и в то же время ревностно охранять традиционные устои кыргызского общества, на которых и держалась их власть. Кыргызами, населявшими Ферганскую и Самаркандскую области, от имени царской администрации управляли бывшие кокандские чиновники: беки, датхи, акимы, ишик-агасы. На севере Кыргызстана в конце XVIII —начале XIX в. сформировалась новая правящая верхушка — манапство. В Условиях военной опасности со всех сторон и межплеменной Усобицы старая родовая аристократия — бии—уже не отвечала нуждам общества. В этих условиях родовитость, старость и мудрость должны были уступить качествам военного вождя. Первыми манапами стали молодые, храбрые и физически сильные бии — батыры. Патриархальная власть перерождалась в феодальную с появлением манапов бии оказались на более низкой ступени феодальной иерархической лестницы. Они являлись как бы помощниками манапа, выполняли его поручения, составляя вместе с ним правящую элиту рода. Сохранился суд биев. Но не все манапы были тиранами. Народные предания о сарыбагышском манапе Шабдане полны любви к нему. Рассказывают о его справедливом и мудром правлении, необычайном гостеприимстве, благородстве, простоте в обращении. У него в аиле постоянно кормились увечные, сироты, старики и старухи. Шабдан построил школу для детей. Конечно, молва идеализирует манапа, но во многом она правдива. Даже русские переселенцы при тяжбах больше доверяли решениям Шабдана, чем уездных чиновников. Манапы, несомненно, были эксплуататорами. В имущественном и правовом отношениях они не были однородны. С течением времени появились старшие манапы (чон манапы), второстепенные манапы (чала манапы), самые мелкие (чолок) и даже букара-манапы — обнищавшие родственники манапов.

28. Социально- экономическое развитие Кыргызстана во второй половине XIX – начале XX вв.

Характер хозяйствования и быта кыргызов после присоединения к России оставался традиционным. Однако со временем сказывались влияние российской экономики и непосредственные контакты с переселенцами. Русско-украинские переселенцы организовали земледельческие хозяйства, развивали племенное животноводство, пчеловодство и садоводство. Возникают новые города (Пишпек, Токмак, Каракол) и множество селений. Переселенцы активно воспринимали у коренного населения навыки ирригации, системы выпаса скота, выращивания винограда и других культур, перенимали некоторые орудия труда и быта. Многие изучали кыргызский язык. Началось развитие ремесленного производства и горного промысла. Появились мелкие кустарные предприятия, зарождалась обрабатывающая, угольная и нефтедобывающая промышленность. В Кыргызстан на постоянное жительство едут узбеки, уйгуры, татары. В 1877—1878 гг., после подавления антицинского восстания в Китае, здесь появляются дунганские беженцы, которые оседают компактными колониями в Чуйской долине и в окрестностях Каракола. Изменения в экономике привели к изменениям социального состава населения. Появилось много зажиточных крестьян, мастеровых, купцов, отходники — кыргызские крестьяне-бедняки, уходившие на заработки в разгар полевых работ и уборочных кампаний, а зимой возвращающиеся в свои аилы. В целом же общественно-политические отношения у кыргызов оставались патриархально-феодальными. Национальный рабочий класс так и не успел сформироваться, не было и национальной буржуазии.

29. Аграрная и налоговая политика царизма в Кыргызстане.

Из года в год все более тяжелым становился налоговый пресс, экономика Кыргызстана имела характер сырьевого придатка Центральной России. Кочевники облагались кибиточной податью с каждого отдельного хозяйства, но сумма налога деньгами определялась с аила в целом. И отвечали за сбор этого налога местная аильная и волостная администрация. Налоги должны были ударить в первую очередь по зажиточным хозяйствам, имевшим большое поголовье скота, но так как их сбор скоро прибрали к своим рукам возглавившие местную администрацию манапы и баи, то основную тяжесть поборов они перекладывали на плечи рядовых кочевников. Земледельческое оседлое население облагалось двумя видами налогов: херадж — с посевных земель и танап — с огородно-бахчевых культур. Херадж взыскивался зерном, танап — деньгами, сумма его из года в год менялась—преимущественно в сторону увеличения. Кроме того, население отбывало всевозможные натуральные и земские повинности — исправление дорог, ирригационные работы, предоставление транспортных средств и топлива для воинских частей и т. п. Налоговый и социальный гнет усугублялся национальным неравенством, особенно в наделении земельными угодьями переселенцев, что болезненно воспринималось коренным населением.

30. Колониальный гнет царизма. Андижанское восстание 1898 года.

Налоговый и социальный гнет усугублялся национальным неравенством, особенно в наделении земельными угодьями переселенцев, что болезненно воспринималось коренным населением. Поэтому, когда в 1898 г. ферганские узбеки и кыргызы в окрестностях Андижана и Оша поднялись против царизма, восстание приняло антирусскую направленность под лозунгами газавата. Его возглавил «святой человек» — ишан Магомед-Али Халиф Мухаммед-Сабыр оглы (сокращенно — Мадали), у него было и другое прозвище: Дукчи-ишан («веретенщик»). 17 мая 1898 г. в селении Тамчи-Булак, в 20 верстах от Оша собралось около 300 человек из Наукатской волости, были вооружены ножами, самодельными пиками, кетменями, просто дубинками. Возбуждение толпы поддерживали несколько мюридов Дукчи-ишана, а верховодил некий Оморбек Алимов. Однако среди повстанцев нашлись такие, кто предупредил царских офицеров в Оше об опасности. Решительные действия воинского начальника предотвратили кровопролитие в г. Оше и его окрестностях. Трагическая развязка произошла в Андижане. Восстание с самого начала было обречено на неудачу. Дукчи-ишан был схвачен и повешен. Жестокое наказание понесли и его ближайшие сподвижники. Но главный удар обрушился на букару. Властями по этому делу было привлечено к суду 257 кыргызов, не считая представителей других национальностей. Решением военного суда в Оше было осуждено на смертную казнь 106 человек. Правда, опасаясь нового возмущения, казнь им заменили многолетней каторгой.

31. Культура Кыргызстана во второй половине XIX – начале XX вв.

Культура кыргызского народа в XIX – начале XX вв. продолжала развиваться и совершенствоваться. Ее ярким представителем стал акын Токтогул Сатылганов (1864—1933 гг.) из Кетмень-Тюбе. Токтогул стал знаменем народа в борьбе за лучшее будущее, его совестью. С его творчеством перекликаются и произведения другого акына — Байымбета Абдрахманова — Тоголока Молдо (1860—1942 гг.), который владел письмом и наряду с импровизированными устными стихами оставил стихи в собственной записи. Оба акына резко осуждали социальную несправедливость и баев-мироедов, угнетавших свой народ. Эстафету акынов-заманистов — Калыгула и Арстанбека — подхватил талантливый акын-импровизатор и письменник Молдо Кылыч Шамырканов (1866—1917 гг.). Он был одним из тех, кто внес значительный вклад в процесс перехода кыргызского поэтического искусства от изустного к письменному. В его поэмах «Эпоха скорби» и «Сказ о землятресении» ясно проявляются мировоззренческие противоречия, обусловленные приверженностью к патриархальной психологии и религиозным идеям. Появились у кыргызов и свои историки. В 1913 и 1914 гг. в Уфе и Казани в свет вышли две книги студента Казанского университета Осмоналы Сыдыкова (1877— 1940) — «Тарых-и кыргыз Шадмания» («История кыргызского раздолья») и «Мухтасар тарых-и кыргызийа» («Краткая история кыргызов»). Основанные на генеалогических преданиях — санжыре—книги повествуют о происхождении и родословной отдельных кыргызских племен, о деяниях крупных манапов. В XVIII — середине XIX в. у кыргызов почти не было школ. Лишь заезжие муллы иногда обучали детишек азам арабской грамоты на Коране. После присоединения к России в крае наряду с русскими появились так называемые русско-туземные школы. Отдельные манапы строили помещения, приглашали учителей и открывали в родных кочевьях школы. 1 сентября 1888 г. в Караколе открылась первая сельскохозяйственная школа, в которую было принято 11 кыргызских мальчиков, а в 1890 г. открылась школа в Пишпеке. Позже здесь были открыты мужская гимназия и женская прогимназия, а в Караколе — женская прогимназия. С середины XIX в. начинается изучение территории Кыргызстана, его ресурсов, истории и быта российскими учеными и путешественниками. П. П. Семенов-Тян-Шанский, Чокан Валиханов, В. В. Радлов, А. П. Федченко, Н. М. Пржевальский, В. В. Бартольд и другие своими трудами положили начало открытию Кыргызстана просвещенному миру. Этому способствовало также участие экспонатов из Кыргызстана на Всемирной выставке в Париже, работа археологической экспедиции под руководством Г. Гейкеля в Таласской долине, занимавшаяся поисками памятников рунической письменности, издание Г. Алмаши отрывков из эпоса «Манас» на Западе. Работы академика В. В. Бартольда по древней и средневековой истории кыргызов вошли в мировую науку, вызвали естественный интерес к горному краю и самобытной культуре его народа.

33. Восстание кыргызского народа в 1916 г.

Усиление национально-колониального гнета, налогового пресса, особенно жесткого в условиях военного времени, привело к восстанию 1916 г. Советская историографии однозначно представляла восстание как национально-освободительное в целом, антивоенное, антиколониальное, антицарское, антиимпериалистическое и отчасти антифеодальное, движущими силами которого являлись бедняцко-середняцкие массы дехканства. На самом же деле социальный состав его участников был намного шире: кроме простого люда в нем участвовали и представители бай-манапской верхушки, и мусульманского духовенства, то есть восстание было общенародным. Оставалась почти без внимания и другая его особенность: участие в восстании вместе с кыргызами представителей многих национальных меньшинств Кыргызстана: узбеков, казахов, дунган, уйгуров, татар и даже отдельных русских переселенцев.

Прямым поводом к восстанию явился царский указ от 23 июня 1916 г. о мобилизации мужчин из местного населения призывных возрастов (от 19 до 43 лет) на военно-тыловые работы. Однако исторические корни восстания были более глубоки. Главной причиной восстания была все расширяющаяся колонизация, безудержная и жестокая эксплуатация местного населения, изъятие лучших земель у кыргызов в пользу переселенцев. В 1916 г. русские и украинцы, составлявшие в Пржевальском уезде немногим более 24 процентов, имели свыше 67 процентов всей пахотной земли. Примерно такое же положение было и в Пишпекском уезде. Началом восстания па всей территории Средней Азии и Казахстана послужили волнения жителей Ходжента в Самаркандской области 4 июля 1916 г., решительно отказавшихся выполнять царский указ о мобилизации. Глухое недовольство, зревшее в народных массах в соседних районах, прорвалось открытыми выступлениями горожан—коренных жителей края в уездных и областных городах Ферганской области, в том числе в Оше, в краевом центре — Ташкенте в конце первой и начале второй декады июля. Все они были жестоко подавлены. С 10 июля до конца месяца выступали кыргызские и узбекские дехкане в южной части Кыргызстана. Волнения в Ошском и соседних с ним уездах Ферганской области (в Андижанском, Намангаиском и Кокандском) были быстро подавлены. Однако волнения нарастали, и 21 июля во всех областях Туркестана было введено военное положение. Большинство иссык-кульских кыргызов склонялись к тому, чтобы не направлять людей на тыловые работы и откочевать в Китай. Часть их решила подчиниться царскому указу. Колебались и жители Кемина, поднявшиеся в Кыргызстане первыми. Они два дня спорили, но привезенные группой джигитов захваченные в Боомском ущелье 178 берданок и около 40 тысяч патронов «вдохновили» большинство собравшихся на открытое неповиновение. В Пишпекском и Пржевальском уездах волнения начались в конце первой декады августа. В Чуйской долине возмущения вспыхнули в начале августа в районе Беловодска, Пишпека и Токмака. Тогда же восстали кыргызы Атекинской и Сары-багышской волостей в Кеминской долине. 9 августа началось восстание на Сусамыре, в Кочкорке, Джумгале и других местностях Центрального Тянь-Шаня. 10—12 августа поднялись кыргызы Иссык-Кульской котловины. К концу августа правительственным войскам удалось разгромить повстанцев в Пишпекском и Пржевальском уездах. Лишь в отдельных горных районах они продолжали сопротивление до сентября — октября. Восстание 1916 г., охватившее весь Туркестан, не имело единого центра и общего руководства Но в ходе его из народных масс выдвинулся целый ряд способных организаторов. Это Таласбай Алыбаев, Алымкул Табалдин, Егемберды Сарыков, Ибраим Талев, ЧокуСай Мондоев и др. Народно-освободительное в целом восстание 1916 г. сопровождалось, однако, и рядом кровавых межнациональных столкновений, от которых пострадала часть переселенческого и коренного населения края. Нападения сопровождались убийствами и избиениями, нередко зверскими, без различия возраста, пола и занятия, насилиями и надругательствами над женщинами. Столь же печальная участь постигла десятки русских селений по северному побережью оз. Иссык-Куль и отдельных — по южному, а также в Атбашинском и Нарынском участках Пржевальского уезда. В результате в Семиреченской области пострадали главным образом простые крестьяне-переселенцы, женщины, дети и старики (мужчины призывных возрастов были в армии), в то время как царская администрация во всем Семиречье понесла незначительные потери. В ходе подавления и после разгрома восстания роли поменялись. Теперь страдающей стороной стало кыргызское и другое мусульманское население. Переселенцы, провоцируемые царскими властями, при их попустительстве и даже содействии жестоко расправлялись с коренными жителями, не разбираясь особо: участвовали они в восстании или пет. Расправы над повстанцами выдавались за акты справедливого возмездия. По подсчетам туркестанских чиновников, коренное население Северного Кыргызстана после восстания 1916 г. уменьшилось на 42 процента. Почти 150 тыс. человек бежало в Китай, было убито или пропало без вести. Архивные документы, как и свидетельства участников и очевидцев событий, говорят, чго массовыми жертвами межнациональной розни стало кыргызское дыйканство и трудовое переселенческое крестьянство. В то же время истинные виновники геноцида — представители господствующих классов и душители восстания 1916 г., как и многие проводники колониальной политики царизма из бай-манапской верхушки, остались безнаказанными и даже были обласканы царским правительством за свои «заслуги». Наряду с тяжелейшими последствиями кровавых событий 1916 г. во многих районах Туркестана в документах и памяти свидетелей восстания 1916 г. зафиксированы факты сочувствия и проявления добрососедства трудового люда. Так, отдельные рядовые общинники-кыргызы нередко тайно предупреждали своих соседей, знакомых и друзей из переселенцев о грозивших бедах, укрывали русских женщин и детей от расправы. А русские крестьяне, рискуя своей головой, спасали жизнь кыргызским семьям. К 75-летию восстания общественностью республики было внесено предложение о сооружении памятника всем жертвам межнациональной розни 1916 г., независимо от их национальной принадлежности. А 25 июня — день издания царского указа о мобилизации кыргызов на тыловые работы, послуживший поводом к восстанию, объявлен днем поминовения.

34. Кыргызстан после свержения царского самодержавия. Колониальная политика Временного правительства.

Восстание рабочих и солдат в Петрограде, свержение самодержавия всколыхнуло всю Россию, подняло широкие массы на политическую борьбу. Телеграфное сообщение о крушении царского режима поступило в Пишпек 3 марта 1917 г. Оно с радостью было встречено значительной частью населения Кыргызстана. На протяжении марта смещались, арестовывались, высылались за пределы региона царские чиновники, жандармы. По примеру Петрограда, Москвы и Ташкента стали создаваться Советы. Первый на территории Кыргызстана Совет рабочих депутатов был создан 6 марта в Кызыл-Кие. Представители буржуазии, чиновничества и местного бай-манапства, не желая расставаться с господствующим положением, создавали свои органы власти-—исполнительные комитеты. Пишпекский Исполнительный комитет был образован 7 марта, а затем — Пржевальский, Ошский (под названием Комитета общественной безопасности). Исполнительные комитеты создавались и в селах, и в аилах при сохранении прежних сельских старост и волостных управителей.

Временное правительство, чтобы упрочить свое положение в крае, 6 апреля образовывает Туркестанский комитет Временного правительства, который в свою очередь начал назначать уездных и участковых комиссаров Временного правительства из числа людей, доказавших свою верность Российской империи.

В Семиреченской области, куда входил Северный Кыргызстан, комиссаром вместо военного губернатора был назначен Шеболин, бывший начальник переселенческого управления Пржевальского уезда, человек, при активном участии которого осуществлялась политика аграрной колонизации края. В Пишпекском уезде комиссаром стал поручик Занемовский, «отличившийся» в подавлении народно-освободительного восстания 1916 г., а его заместителем — А. Сыдыков. В Ошском уезде обязанности комиссара исполнял председатель Комитета общественной безопасности богач Дряхлов, в Пржевальске — Ходосов. Таким образом, на территории Кыргызстана, как и всюду, установилось двоевластие, что неизбежно предопределило борьбу за единовластие. Но была и третья сила, выступающая за уничтожение колониального гнета и национальное равноправие. Здесь на колониальной окраине устанавливается не столько двоевластие, сколько троевластие, или «троецентрие»: Советы, органы Временного правительства и зародыши власти национально-освободительного толка, которые на первых порах колебались между двумя первыми, не имея достаточной силы. Реальный результат революции — политические партии, организации и движения, свобода печати, митингов, собраний, установленная после Февральской революции, — сказался на значительном повышении общественно-политической активности масс. В уездном Пишпеке и других административных центрах образовалось 18 политических организаций, общественных объединений, групп. В апреле — июне 1917 г. были созданы социал-демократические группы в Сулюкте, Пишпеке, Оше и Кызыл-Кие. Особенностью социал-демократических групп Кыргызстана было

то, что сначала в них не было строгого деления на большевиков, меньшевиков и социал-революционеров (эсеров). Вопреки установке Ленина о недопустимости организационного слияния большевиков и меньшевиков, их группы создавались объединенными на социалистической платформе, хотя социализм и понимался ими совсем не одинаково. В Пишпеке и Оше меньшевики преобладали. В этих объединенных группах крайне левого направления представители местных национальностей были пока хотя и быстро растущим, но меньшинством. Коренные жители Кыргызстана не стояли в стороне от политической борьбы, они создавали свои органы власти: Совет мусульманских депутатов в Оше, Кыргызский общественный комитет в Пишпеке. Различные социальные группы их объединялись в политические организации и движения — от национально-демократического до религиозно-национального направления: «Букара», «Алаш», «Шуро-и-Ис-ллмпя», «Туран. Наиболее влиятельной политической организацией был кыргызский революционно-демократический союз «Букапа», образовавшийся в мае 1917 г. Союз распространял свое влияние на весь Северный Кыргызстан и уже к осени 1917 г. объединял более 7 тыс. человек. На его руководящее ядро некоторое время оказывали влияние эсеры, затем — большевики. Активное участие народных масс в политической жизни ярко проявилось и в создании профсоюзных организаций. Наиболее инициативной организованной силой этого движения были бывшие тыловые рабочие, аильная и деревенская беднота, а также немногочисленные рабочие. Участвуя в революции, народные массы выступали с требованиями прекращения империалистической войны, передачи всей земли крестьянству, свободы угнетенным нациям и народам, установления восьмичасового рабочего дня на производстве, принятия действенных мер против разрухи и голода. Однако Временное правительство не решило ни одной из этих задач. Для колониальных окраин России, в том числе и Кыргызстана, одним из наиболее острых был национальный вопрос. Однако Временное правительство не дало угнетенным народам свободы. Наоборот, своим постановлением от 17 марта 1917 г. оно оставило в силе все царские законы, защищавшие колониальные порядки. Пренебрежение новой власти к нуждам колониальных народов ярко проявилось в отношении к мобилизованным на тыловые работы при царизме кыргызам и представителям других народов. Они находились в европейской части России, на Кавказе, на земляных работах фронтов империалистической войны, а около 2 тысяч — на строительстве Чуйской оросительной системы.

Положение мобилизованных было крайне тяжелым. Людей косил голод, эпидемии сыпного тифа. Лишь под Давлением масс Временное правительство было вынуждено демобилизовать «реквизированных» рабочих, значительная часть которых вернулась в родные края «зараженной» идеей большевизма. С таким же настроем возвращались солдаты с фронта. Тяжесть национального гнета особенно остро испытывали на себе беженцы-кыргызы. Получив известие о смене власти, они массово начали возвращаться на Родину. К маю 1917 г. число вернувшихся составило около 70 тысяч. Однако их ожидали еще худшие, чем прежде, невзгоды. Кулаки, захватившие их земли, не допускали на прежние места проживания, встречали с оружием в руках. Закон был на стороне кулачества, ибо Туркестанский Комитет Временного правительства на основе доклада комиссара Тынышпаева 19 апреля 1917 г. принял постановление о недопущении возвращающихся кыргызов в Пржевальский и Пишпекский уезды и о расселении их в горных районах Нарына. Усилился продовольственный кризис, начавшийся еще при царизме. Основными его причинами были безземелье и малоземелье большинства крестьян и дыйкан, упадок сельского хозяйства в связи с войной, гибель посевов и скота во время восстания 1916 г., а также неурожай в 1917 г. Уже в мае начался голод, охвативший бедноту, особенно кыргызскую Политика Временного правительства не принесла кыргызскому народу, как и другим народам России, избавления от эксплуатации, не помогла обрести национальную свободу, а лишь углубила кризис, придвинув катастрофу. 25 октября 1917 г. (7 ноября по новому стилю) восставшие рабочие, солдаты и матросы Петрограда свергли правительство помещиков и буржуазии, установили диктатуру пролетариата в форме власти Советов.

35. Установление советской власти в Кыргызстане.

Победа вооруженного восстания в Петрограде вызвала бурное движение по всей России, вошедшее в историю под названием триумфального шествия советской власти. За короткий срок — с 25 октября 1917 г. до середины февраля 1918 г. — власть Советов была установлена почти по всей стране. Для подавляющей массы крестьянско-дыйканского по социальному составу населения Кыргызстана социалистический выбор был первоначально лишь выбором в пользу народовластия, социальной справедливости и национального равноправия. В ноябре 1917 г. сулюктинские шахтеры первыми в Кыргызстане установили советскую власть на руднике. В этом же месяце она устанавливается в Кызыл-Кие, в январе 1918 г. — в Оше. Первым среди районов Северного Кыргызстана, где установилась советская власть, был Таласский. Здесь она победила в декабре 1917 г. В этом решающую роль сыграли близость Ташкента и наличие в Аулие-Ата (Джамбул) крупного отряда рабочих железнодорожников. Таким образом, на территории Кыргызстана советская власть устанавливалась прежде всего в южных и западных его районах, где имелись более крупные промышленные предприятия, шахты, железнодорожные узлы со значительными силами рабочих и солдат. В создании первых Советов роль коренного населения также была незначительна. Победа же советской власти в преимущественно земледельческих Пишпекском и Пржевальском уездах была достигнута в упорной борьбе. К началу Октябрьской революции большевики Пишпека еще не были объединены в одну организацию. Они действовали отдельными группами в союзе с левыми эсерами. По мере усиления недовольства народных масс политикой Временного правительства, возвращения солдат-фронтовиков, рабочих-тыловиков — свидетелей и участников революционных событий в Центральной России их ряды начали быстро расширяться. В ноябре — декабре 1917 г. обстановка в Пишпекском Уезде стала еще более напряженной. Из-за продовольственного кризиса многолюдные митинги в Пишпеке стали почти ежедневными. Один из них, 31 декабря 1917 г., в Дубовом парке организовывают большевики. На митинг собралось около 1000 Рабочих, солдат и членов союза «Букара». Власти всячески стараются сорвать митинг, чего не допускают трудящиеся. Первым на митинге решается вопрос о продаже населению по твердым ценам конфискованных у спекулянтов продуктов, что перетянуло большинство участников митинга на сторону большевиков. Начальником милиции избирается сторонник большевиков, принимается решение о создании народной дружины. Здесь же на добровольных началах записываются в нее около 200 человек, начальником дружины избирается член партии большевиков. 1 января 1918 г. происходят выборы нового председателя Совета. Собравшийся у здания Совета народ, в основном участники прошедшего накануне митинга, требует открытого проведения выборов. Власти вынужденно отступают. В ходе выборов не проходят кандидатуры партии эсеров и казачества. Председателем Совета избирается Г. И. Швец-Базарный. В Пржевальском уезде и его Нарынском участке установление советской власти проходило в еще более сложной и напряженной обстановке и затянулось до лета 1918 г. В Пржевальске сопротивление кулачества было сломлено и установлена советская власть в мае 1918 г. благодаря поддержке из Верного, а в июне 1918 г. — в Нарыне, с помощью красногвардейской дружины из Токмака. Таким образом, к лету 1918 г. на всей территории Кыргызстана без кровопролития была установлена советская власть. Главная причина этого в том, что коренное население региона — кыргызы, потерпевшие жестокое поражение в восстании против колониального ига в 1916 г., не получившие облегчения и при Временном правительстве, были в своем большинстве на стороне советской власти или лояльно относились к ней. Среди них не нашла поддержки идея «Кокандской автономии», направленная на отделение Туркестана от Советской России, многие еще помнили зверства Кокандского ханства. А идея русского кулачества об отделении Семиречья от Туркестана и включении в состав «Великой Сибири» была чужда и враждебна даже переселенческой бедноте. Деятельность советской власти в Кыргызстане, как и во всей Советской России, началась с разрушения старого и создания нового государственного аппарата. В марте — нюне 1918 г. были упразднены уездные и участковые комиссариаты, земельные комитеты, городские думы, еще раньше— переселенческие управления, служившие рычагом аграрной колонизации. Вся эта работа сопровождалась созданием новых и обновлением состава ранее созданных Советов большевистски настроенными людьми. Но на ключевые руководящие посты в Советах проходили из числа коренного населения в основном представители имущих слоев, ибо среди кыргызов-тружеников почти не было грамотных, владеющих навыками управления. Также из-за отсутствия кадров до лета 1918 г. в Кыргызстане сохранились старые суды. Среди коренного населения северных районов Кыргызстана временно действовали суды биев, а в южных — казиев. В последующем состоялись выборы народных судов. Комплектовались они из рабочих и крестьян. Для борьбы с контрреволюцией советским правительством была организована Всероссийская Чрезвычайная Комиссия (ВЧК). В качестве ее местных органов в марте 1918 г. в Кыргызстане были образованы революционные трибуналы, которые вели борьбу с контрреволюцией, спекуляцией, грабежами, мародерством, хищениями, саботажем и организованной преступностью. Для вооруженной защиты советской власти создавались отряды Красной гвардии на основе добровольности. Принцип добровольности формирования красногвардейских отрядов был единственно возможным и верным в тех условиях, когда народ, устав от войны, стремился к мирной жизни.

36. Первые социально – экономические и культурные преобразования советской власти в Кыргызстане.

В Туркестанской республике, окруженной плотным кольцом фронтов, особенно острым был продовольственный и топливный кризис. В целях обеспечения своевременной перевозки военных, продовольственных, топливных грузов на железной дороге было введено военное положение, а для населения установлена гужевая повинность. В сентябре 1919 г. была введена всеобщая трудовая повинность, имевшая целью мобилизовать трудоспособное население на борьбу с хозяйственной разрухой и выполнение работ оборонного значения. Сущность трудовой повинности заключалась в принудительном привлечении к общественно полезному труду состоятельных людей, специалистов и кустарей-одиночек. Важную роль в обеспечении фронта и населения, хотя бы минимумом необходимого сыграла продовольственная политика государства. В Кыргызстане, как и во всей стране, были введены хлебная монополия и твердые цены на хлеб. Хлебная монополия в Кыргызстане осуществлялась непоследовательно и половинчато. В ряде случаев хлеб продавался по рыночным ценам. На рынке производилась и заготовка продуктов для государства. Кочевых районов продразверстка почти не коснулась. Здесь она приняла форму натурального обмена обязательного количества продуктов животноводства на промышленные товары. В те же годы начали проводиться в жизнь мероприятия, направленные на организацию крупных коллективных хозяйств путем создания обществ и товариществ по общественной обработке земли, коммун и артелей. Первым коллективным хозяйством Кыргызстана была коммуна «Новая эра» (позже: колхоз им. Фрунзе Тюпского района). Она была создана в мае 1918 г. В том же году была создана коммуна «Заря» (колхоз им. Энгельса Калининского района). В марте 1919 г. в Теминсуйском ущелье Пишпекского уезда была образована коммуна им. К- Маркса, а в с. Мол-довановка — им. Ленина. В последующем коммуны и артели начали образовываться и в других местах Кыргызстана. Особенно необходима была широкомасштабная ирригационная работа. И она началась в республике, как и во всей Средней Азии, сразу же после установления советской власти. Однако успешно начатые ирригационные работы были прерваны началом гражданской войны. Ирригационные работы в Киргизии возобновились с окончанием гражданской войны и переходом на новую экономическую политику. После установления в Кыргызстане советской власти наряду с другими преобразованиями началось и культурное строительство. Самым тяжелым наследием царизма была поголовная неграмотность кыргызского народа — до революции только 0,6% кыргызов умели читать и писать. Без ее ликвидации невозможно было поднять образовательный и культурный уровень коренного населения. При уездных и волостных отделах народного образования были организованы чрезвычайные комиссии по ликвидации неграмотности и политпро-светотделы, которые открывали кружки, курсы и пункты ликбеза, подбирали для них учителей. Первые курсы по обучению взрослых создавались в уездных центрах, других городах и отдельных населенных пунктах. После Октября 1917 г. в Кыргызстане была создана совершенно новая система народного образования. Вместо ранее действовавших многочисленных и разнообразных типов и видов учебных заведений создавалась единая трудовая школа с двумя ступенями: первая — для детей от 8 до 13 лет (5-летний курс обучения) и вторая — для детей от 13 до 17 лет (4-летний курс обучения). Обучение стало светским, бесплатным, обязательным и совместным для мальчиков и девочек школьного возраста независимо от их национальной принадлежности, с преподаванием на родном языке. 6 декабря 1918 г. ЦИК Туркреспублики утвердил Положение «Об организации дела народного образования в Туркестанской АССР», положившее начало перестройке школьного образования в Киргизии. Вместо религиозных и ново-методных мектебов, русско-туземных и различных типов русских школ стали создаваться светские трудовые школы. Озлобленные неразумным запрещением советской властью религиозных мектебов мусульманское духовенство, баи и манапы яростно боролись против новой школы, светского и совместного обучения детей. Все это и другие причины наложили свой отпечаток на развитие народного образования. Организация новой системы образования требовала подготовки соответствующих учителей. Для этого открывались краткосрочные педагогические курсы, летом 1919 г. они начали работать в Пишпеке, Пржевальске, Верном и Ташкенте. После Октября 1917 г. в Кыргызстане появляются такие очаги культуры, как библиотека, клуб, театр, музей, кинотеатр и другие, сыгравшие большую роль в повышении образовательного, культурного и политического уровня народных масс. Применительно к специфическим условиям горного края создаются новые, своеобразные виды культурно-просветительных учреждений: красные юрты, красные чайханы, красные повозки, передвижные библиотеки, в деревнях — избы-читальни и красные уголки, в городах — клубы и кинотеатры, дома дыйканина. Появляются первые газеты в Кыргызстане — «Пишпекский листок», «Голос пролетариата», «Токмакский вестник». На страницах уездных газет печатались декреты Советского государства, решения и распоряжения центральных и местных властей, хроника местной жизни.

37. Гражданская война в Кыргызстане.

Актом гражданской войны было уже само Октябрьское вооруженное восстание. Он не повлек за собой немедленную полномасштабную гражданскую войну лишь потому, что контрреволюция не сразу успела консолидироваться. Первые выступления правой контрреволюции — поход Краснова на Петроград, выступление Каледина на Дону, Дутова в Оренбурге — были начальными вспышками гражданской войны, не поколебавшими основ советской власти. Левое демократическое крыло контрреволюции пока еще надеялось отнять власть у большевиков с помощью Учредительного собрания. Но этого не получилось, хотя роспуск его вызвал недовольство многих. Лидеры демократической контрреволюции не имели реальных сил для вооруженной борьбы. Объединение двух сил произошло после заключения Брестского мира. Он ударил по тем слоям населения, которые воспитывались в духе российского патриотизма (офицерство, казачество, интеллигенция, часть крестьянства). Именно эта среда обладала боевыми кадрами, которыми не располагала демократическая контрреволюция. Они и составили костяк Добровольческой армии белого движения. Империалистические державы активно вмешивались в российские дела на стороне уже готовой контрреволюции. Мятеж чехословацкого корпуса, вспыхнувший в мае 1918 г., за которым стояли антисоветские силы Антанты, был искрой в пороховую бочку гражданской войны, унесшей около 3,5 млн. жизней. Страна распалась на отдельные регионы, внутри которых столкнулись в смертельной схватке силы революции и контрреволюции. На национальных окраинах в эту вооруженную борьбу включилась еще одна сила, знаменем которой было решение национального вопроса, состоящая из национально-демократического и экстремистски-националистического крыла. Когда страна распалась на воюющие регионы, часть из них пошла на союз с контрреволюцией при иностранной поддержке, другая встала под знамена красных. 14 августа 1918 г. представители иностранного империализма и белогвардейской офицерской организации Туркестана заключают договор о свержении советской власти в крае. Иностранные банки субсидировали это дело выделением 20 млн. руб. на первое время. Летом 1918 г. докатились и до Кыргызстана отголоски гражданской войны в России. Части корпуса белочехов захватили север Семиреченской области. Для отпора колчаков-ского натиска создается Северный Семиреченский фронт, в составе которого сражался и 18-летний помощник командира эскадрона, будущий председатель Совнаркома Киргизской АССР Юсуп Абдрахманов. В Кыргызстане, как и во всей стране, на борьбу с контрреволюцией были мобилизованы почти все члены партии. Они объединились в дружины и овладевали военным делом. Активнее вовлекались в ряды Красной Армии добровольцы — представители местных национальностей. Весной 1918 г. они составляли 1/4 состава Пишпекского отряда. Постепенно формировались советские военные кадры, служить новой власти шли представители низшего командного состава российской армии. Первыми советскими командирами были Я. Логвиненко, Ф. Дубовицкий, П. Павлов и другие. На командные должности выдвигались и бойцы-кыргызы. Наиболее подготовленными для службы в армии оказались солдаты-тыловики. В конце августа 1918 г. в Таласе произошел кулацкий мятеж, который удалось быстро подавить. 6 декабря 1918 г. левые эсеры подняли мятеж против Советской власти в Беловодске. Мятежники дошли до Пишпека и заняли его западную часть, но были разбиты 28 декабря с помощью Пишпекского полка, спешно прибывшего с Семиреченского фронта. 26 июля 1919 г. начинается кулацкий мятеж в Тюпе. Пржевальск был окружен. Но и он был подавлен отрядами Красной Армии. В сентябре 1919 г. кулачество Куршабской, Базар-Курганской, Кугартской волостей совершает антисоветский переворот, создает «Народную армию» и захватывает Ош, Джалал-Абад, окружает Андижан. Только в конце сентября силами подошедшего с Закаспийского фронта интернационального Казанского полка это выступление было подавлено. Последний белогвардейско-кулацкий мятеж вспыхнул в Нарынском уезде. Он начался 5 ноября 1920 г. в Ат-Баши. Для разгрома мятежников были направлены Пишпекский полк особого назначения и 2-й Туркестанский кавалерийский полк. Они нанесли поражение мятежникам 16 ноября у Кочкорки, а 18 ноября — на перевале Долон. Оставшиеся в живых мятежники, захватив награбленное, бежали в Китай. Основную социальную базу мятежей составляло русско-украинское кулачество. Оно не хотело мириться с политикой советской власти по возвращению кыргызам их земель, а также по обузданию эксплуататорских устремлений кулачества. Кулаки не имели широкой поддержки среди трудового крестьянства. Поэтому их выступления подавлялись быстро и малой кровью.

38. Басмачество: новый взгляд.

В Кыргызстане серьезную угрозу представляло басмаческое движение. На начальном этапе оно по сути было продолжением национально-освободительного движения, кульминацией которого было всенародное восстание 1916 г. Главной целью лидеров и организаторов басмачества было отделение Туркестана от РСФСР и создание самостоятельных государств традиционного типа. Неграмотное, политически отсталое и запуганное трудовое население не сразу поняло сущность советской власти. В условиях гражданской войны она еще не успела показать, что является властью трудового народа. Хуже того, многочисленные ее местные органы своими действиями, не только противоречащими традициям и обычаям народов, но и законности, озлобили многих людей. Вдохновителями басмачества были баи, торговцы, муллы, ишаны, бывшие чиновники, фабриканты и заводчики, интересы которых были сильно ущемлены национализацией банков, промышленных предприятий, ликвидацией старого аппарата управления, вакфных земель и запрещением судов шариата.

Так коренные народы Туркестана разделились на тех, кто будущее благополучие своего народа видел в отделении от Советской России, и на тех, кто боролся за установление и упрочение власти трудового народа. Каждая сторона по-своему понимала патриотизм, вела разрушительную и изнурительную войну в течение пяти лет. Самую значительную антисоветскую силу, в Туркестане составляло басмачество. Подавляющее большинство его участников искренне верило в то, что они сражаются за народ и веру. Их военные действия коренным образом отличались от традиционных методов войны. Басмачи появлялись неожиданно и бои вспыхивали в любом месте: в горах, на равнине, в кыштаках, рабочих поселках. Советская власть боролась против басмачества не только вооруженным путем, но и проводила разъяснительную работу. Некоторых главарей пытались переманить на свою сторону или заручиться их нейтралитетом, предлагая им деньги, рядовым басмачам обещали возможность заняться мирным трудом без преследования за прошлое. На борьбу с наиболее непримиримыми главарями поднимались и широкие слои коренного населения, уставшего от бесконечных набегов, поджогов, убийств и грабежей.

С разгромом Колчака и Деникина в России рухнула главная морально-политическая опора басмачества. Красная Армия получила больше возможности для борьбы с ним. В мае 1920 г. командующий Туркестанским фронтом М. В. Фрунзе выезжает в Фергану и занимается организацией разгрома басмачества. В ряды Красной Армии призываются 25 тыс. граждан коренного населения Туркестана, формируется крупный кавалерийский отряд (2,5 тыс. всадников). Его командующим стал Э. Кужело, а командиром кыргызского дивизиона — С. Кучуков. Действуя стремительно, занимая пункт за пунктом, отряд загоняет басмачей в ущелья Алайского хребта. Почти полмесяца преследуя врага, отряд занимает Дароот-Коргон. Однако борьба с басмачеством продолжалась еще долго. После окончания войны в европейской части России Красная Армия сумела разгромить крупные отряды басмачей, ликвидировать их памиро-алайскую опорную базу. Лишь в 1923 г. Ферганский съезд Советов констатировал: басмачество уничтожено, фронт ликвидирован.

39. Социально-экономические преобразования Кыргызстана в 20- е гг. XX в.

В марте 1921 г. X съезд РКП (б) принял решение о замене продразверстки натуральным налогом, что стало первым шагом в новой экономической политике. В целях улучшения товарообмена в сентябре 1921 г. СНК ппинимает решение о замене, где это возможно и выгодно, натурального обмена товаров денежным обменом. Широкие права предоставляются кооперативам. Они теперь имеют возможность устанавливать цены в зависимости от рыночной конъюнктуры. Несмотря на свою ограниченность, новая экономическая политика позволила быстро восстановить разрушенное народное хозяйство и создать базу для дальнейшего роста — не только в Центральной России, но и на окраинах, в том числе и в Кыргызстане. Кроме того, именно в годы новой экономической политики в Кыргызстане был проведен ряд социально-экономических преобразований, которые стали поистине судьбоносными в жизни кыргызского народа, сохранении и развитии его этнической самобытности. Новая экономическая политика советского правительства в Кыргызстане, обуславливаясь его конкретной спецификой, сопровождалась спасением беженцев восстания 1916 г. и решением аграрного вопроса, который затрагивал жизненные интересы подавляющего большинства населения. 3 февраля 1920 г. принимаются постановления ЦИК Туркестана об оказании помощи кыргызам, эмигрировавшим в Китай. Днем раньше при ЦИК ТАССР создается Особая комиссия по возвращению и устройству беженцев, а на местах— уездные комиссии помощи беженцам-кыргызам. В 1920 г. численность населения в Каракольском уезде увеличилась на 195, а в Нарынском— на 45%. Всего к апрелю 1920 г., по данным Особой комиссии, в Семиречье возвратилось 300 тыс. кыргызов и казахов. Следующим шагом аграрных преобразований, осуществленных в Кыргызстане, стала земельно-водная реформа. Одним из самых главных прогрессивных последствий преобразований, осуществленных в Кыргызстане в 20—30-е годы, стал массовый переход кыргызов к оседлости. Он означал реальное переустройство быта, хозяйственного уклада значительной части кыргызов на более высоком уровне цивилизованности. В начале 20-х годов условий для массового перехода кочевого населения на оседлый образ жизни еще не было. Поэтому даже во время земельно-водной реформы 1921 —1922 гг. кочевников осело относительно немного. Сказывались отсутствие навыков ведения земледелия, недостаток сельхозинвентаря, рабочего скота и т. п. Исключительно масштабная и сложная проблема перехода к оседлости требовала планомерности и предварительного проведения целого комплекса хозяйственных, культурно-воспитательных и организационных мероприятий. Вот почему переход основной массы кочевого и полукочевого населения Кыргызстана на оседлый образ жизни начался главным образом с 1931 г. Одно из главных значений этого процесса состояло в том, что кыргызы были избавлены от часто повторяющихся голода, эпидемических болезней, в результате чего были созданы условия для демографического роста.

Обеспечение землей и перевод к оседлости в условиях Кыргызстана еще не означали создания достаточных условий для коренного изменения хозяйственного уклада с тем, чтобы созданная на его основе экономика стала материальной базой нового общественного строя. Нужны были новые формы хозяйственных связей, высокопроизводительная техника, орудия труда. Особенно необходима была широкомасштабная ирригационная работа. И она началась в республике, как и во всей Средней Азии, сразу же после установления советской власти. Однако успешно начатые ирригационные работы были прерваны началом гражданской войны. Ирригационные работы в Киргизии возобновились с окончанием гражданской войны и переходом на новую экономическую политику. Таким образом, в годы новой экономической политики в корне изменились социально-политический строй и хозяйственный уклад коренного населения Кыргызстана.

40. Земельно- водная реформа 20-х гг. в Кыргызстане.

12—18 сентября 1920 г. состоялся V съезд КПТ. В осуществление постановления ЦК РКП (б) съезд вынес решение о проведении земельной реформы в Семиречье, согласно которой у русских кулаков-переселенцев отбирались излишки земли сверх трудовой нормы и передавались безземельным и малоземельным дыйканам. Земельная реформа началась зимой 1920/21 г. с ликвидации выселок и водворения выселенцев на прежние места жительства. В начале 1921 г. в большинстве волостей Кара-кольского уезда уже производилась конфискация кулацкого имущества, часть которого раздавалась батракам. В апреле во всем уезде в основном завершилось выселение самовольцев. Из 13 поселков, возникших на захваченных у кыргызов землях, было переселено 963 хозяйства. На их место вселили 1578 кыргызских семей. В Нарынском уезде, где переселенцев было немного, их сселили в один поселок, в результате чего высвободилось около 15 тыс. дес. земельных угодий, предложенных под устройство кыргызов. В Пишпекском уезде за период с 15 марта по 20 апреля 1921 г. на изъятых у кулаков и само-вольцев землях было устроено 4500 кыргызских семей. В Аулие-Атинском уезде, как отмечалось на заседании коллегии НКЗ Туркреспублики 9 апреля 1921 г., работа по проведению земельной реформы почти завершилась. В Южном Кыргызстане также шло выселение самовольцев в старожильческие села и наделение их землей по трудовой норме. Земельно-водная реформа проходила через преодоление яростного сопротивления кулачества. Уже в период подготовки реформы 5 ноября 1920 г. в Нарыне вспыхнул мятеж, во главе которого стояли кулаки и бывшие эсеры. Руководители Нарынской партийной организации и органов советской власти были арестованы, многие из них расстреляны, государственные склады разграблены. Советская власть в Нарыне была восстановлена 20 ноября с помощью войск. Кулаки саботировали осуществление реформы, отказывались от засева отведенных им земельных участков, подбивая к этому и среднее крестьянство, скрывали в горах скот, зарывали в землю зерно, а иногда даже сжигали все свое хозяйство. Кулаки буквально наводняли центральные и местные советские учреждения жалобами на реформу, используя ошибки и перегибы, допущенные при ее проведении. В Пишпекском и Пржевальском уездах появились бандитские шайки, чинившие физические расправы над активом кыргызской бедноты, по деревням распространялись прокламации и слухи антисоветского содержания. 31 августа 1922 г. с воззванием «Ко всему населению Семиреченской области» обратился М. И. Калинин. Он указывал, что земельная реформа проводилась с ведома и согласия ВЦИК в целях уравнения в правах на воду и землю местного и русского населения, поэтому то, что было проделано, не подлежит никакому изменению. Отдельные недостатки реформы, допущенные из-за ее «ударного характера», ВЦИК поручил соответствующим органам устранить в кратчайший срок. Реформа объявлялась в основном законченной. В дальнейшем землеустроительная работа проводилась планомерно. В результате земельно-водной реформы 1921 — 1922 гг. поступило в фонд землеустройства более 198 тыс. лес. удобной земли. В этот же фонд было передано более 200 тыс. дес. свободных государственных пахотных земель, сенокосов и пастбищ. Землю и пастбища получили 5970 безземельных и бедняцких хозяйств, было землеустроено около 11 тыс. хозяйств кочевников и полукочевников. В 1923—1924 гг. в Северном Кыргызстане были землеустроены 22 наиболее густонаселенные волости. Образовано 294 земельных общества (надела). На площади 1,5 млн. дес. было землеустроено 59842 хозяйства (44437 — коренного населения и 15405 — русского). В 1925—1927 гг. были землеустроены еще 125688 хозяйств, получивших 3,5 млн. дес. земли. Значение земельно-водной реформы состояло не только в том, что кыргызам вернули незаконно отнятые у них земли, обеспечили наделом безземельных и малоземельных. Ее подготовка и проведение послужили поводом для дальнейшей консолидации кыргызского народа, хотя, к сожалению, не везде и не всегда на здоровой основе. Земельно-водная реформа, мероприятия советской власти, направленные на фактическое уравнение в правах народов, придали массовый характер возвращению кыргызов на родину. Важным этапом решения аграрного вопроса в Кыргызстане стала земельно-водная реформа 1927—1928 гг. на юге республики, проведение которой задержалось вследствие распространенного там басмачества, слабости советских органов и, наоборот, сильного влияния баев, манапов и мусульманского духовенства. Реформа, осуществляемая спустя 10 лет после Октябрьской революции, завершила фактическую национализацию земли в этом районе. В ходе реформы было экспроприировано 497 крупных хозяйств. Всего в распределительный фонд поступило 45777 га поливной и 22831 га богарной земли. Было землеустроено около 18600 хозяйств. Размер землепользования каждого из этих хозяйств увеличился в среднем в 5 раз. Дыйкане освободились от уплаты баям ренты в сумме примерно 1356 тыс. руб. в год.

41. Культурное строительство в Кыргызстане в 20-е гг. XX в.

После установления в Кыргызстане советской власти наряду с другими преобразованиями началось и культурное строительство. Самым тяжелым наследием царизма была поголовная неграмотность кыргызского народа .Без ее ликвидации невозможно было поднять образовательный и культурный уровень коренного населения. Так, в 1921 г. в Каракольском уезде открылось 20 школ грамоты, в которых обучалось 1100 человек, а в Пишпекском — 59 школ и курсов ликбеза и число обучающихся в них постепенно увеличивалось. Образование Киргизской автономной области, а затем — автономной республики, разработка национальной письменности, выход на кыргызском языке газеты «Эркин Тоо», ставшей своеобразной «азбукой», составление первого букваря для взрослых, организация добровольного общества «Долой неграмотность» — все это послужило благоприятными условиями для развертывания ликвидации неграмотности. В результате всенародной борьбы за грамотность в 1934—1937 гг. в республике было охвачено обучением более 400 тыс. неграмотных и малограмотных. К концу 1938 г. общая грамотность в Кыргызстане составляла уже 70%, а среди населения в возрасте от 9 до 49 лет — 80%, в том числе среди мужчин — 89,4%, среди женщин — 74,4%. Образование кыргызской государственности, создание национальной письменности и другие факторы подготовили благоприятные условия для дальнейшего развития школьного образования. Особенно бурное развитие народное образование в республике получило в 30-е годы. Этому во многом способствовал рост ассигнований на эти цели. В 1930/31 уч. г. было введено всеобщее обязательное начальное обучение, что ознаменовало новый этап в развитии школьного образования, но и потребовало больших усилий. К концу второй пятилетки здесь в основном завершилось всеобщее обязательное обучение: в эти и последующие годы наряду с всеобщим обучением большое внимание уделялось расширению сети неполных и средних школ. В середине 20-х годов в республике открываются первые средние специальные учебные заведения. В 1925 г. организуются столь необходимые Кыргызстану 2 сельскохозяйственных и 2 педагогических техникума. В последующие годы открывались все новые и новые средние специальные учебные заведения. К концу 1940 г. в Кыргызстане насчитывалось уже 33 техникума, в том числе 11 сельскохозяйственных, 8 медицинских, 6 педагогических, 3 — готовящих специалистов промышленности, строительства и транспорта, 3 — выпускающих работников экономики и права, 2—работников искусства. В октябре 1932 г. в столице республики открылся Кыргызский педагогический институт, положивший начало развитию высшего образования.. С каждым годом в республике крепла и расширялась сеть высших учебных заведений, росли число студентов и профессорско-преподавательский состав. Появляются первые газеты в Кыргызстане — «Пишпекский листок», «Голос пролетариата», «Токмакский вестник». На страницах уездных газет печатались декреты Советского государства, решения и распоряжения центральных и местных властей, хроника местной жизни. В 1924 г. была разработана кыргызская письменность на основе арабской графики, 7 ноября этого же года вышла первая в истории народа газета на кыргызском языке «Эр-кин Тоо» («Свободные горы»), положившая начало развитию национальной печати, книгоиздательского дела и профессиональной литературы. Наряду с периодической печатью в эти годы в республике налаживается книгоиздательское дело, чему способствовало организованное в 1926 г. Кыргызское государственное издательство. Постепенно увеличиваются количество издаваемых книг, их объем и тираж. Всего в 1928—1940 гг. выпущено около 2600 названий книг. Большую помощь республике оказывали издательства Москвы и Казани.

Мощным средством массовой информации является радио. В 1926 г. во Фрунзе был построен первый радиоузел на 80 радиоточек. А в 1930 г. в Кыргызстане, в городах и в сельских районах, насчитывалось их уже 29. Работа тогда сводилась главным образом к ретрансляции передач иногородних станций, редко это были передачи из радиостудии и чтение материалов из республиканских газет и журналов. В 20-х годах начинаются отдельные археологические обследования исторических памятников, сбор этнографических материалов и кыргызского фольклора, в том числе запись героического эпоса «Манас» из уст выдающегося манасчи С. Орозбакова.

В апреле 1924 г. при Наркомпросе Туркестанской АССР была создана Кыргызская научная комиссия, которая проделала значительную работу по созданию национальной письменности, подготовке к изданию лучших образцов устного народного творчества. Летом 1926 г. во Фрунзе открывается Центральный музей (ныне Исторический музей) Кыргызстана. Он был первым научно-просветительским учреждением и являлся опорной базой для краеведческих работ. Национальная профессиональная литература начинается с создания письменности на кыргызском языке и печати. Процесс ее становления и дальнейшего развития связан с именами К. Тыныстанова, С. Карачева, А. Токомбаева, К. Баялинова, М. Токобаева и других кыргызских писателей. Основными темами были Октябрьская революция, советская власть, В. И. Ленин, происходящие в кыргызском обществе преобразования, национальное возрождение, социальное освобождение, раскрепощение женщин, борьба с пережитками прошлого и т. д. Профессиональное кыргызское искусство — театральное, музыкальное, изобразительное и киноискусство — появилось только в годы советской власти. В 1926 г. была организована Кыргызская музыкально-драматическая студия, которая одновременно была и учебным заведением, и творческим коллективом. Через четыре года она преобразуется в государственный театр. В 1936 г. на базе этого театра организуются Кыргызский музыкально-драматический театр и Кыргызская государственная филармония. В тесной связи с театральным искусством зародилась и окрепла кыргызская профессиональная музыка — начиная с песни и романсов до симфонических произведений, оперы и балета. Ее развитие связано с именами таких талантливых композиторов, как А. Малдыбаев, М. Абдраев, А. Тулеев, А. Аманбаев, К. Молдобасанов, Н. Давлесов, Т. Эрматов, С. Медетов, В. Власов, В. Фере, П. Шубин, М. Раухвергср и многие другие.

42. Попытка создания Кыргызской Горной области в 20-х гг. в Кыргызстане.

Впервые вопрос об образовании самостоятельной административной кыргызской области в составе Туркестанской АССР поднимался в 1921 г. Необходимость образования области мотивировалась тем, что, во-первых, разрозненность кыргызского населения по отдельным областям, уездам и даже участкам Туркестанской республики мешала социально-экономическому и культурному развитию народа. Во-вторых, это положило бы конец обостряющейся борьбе между отдельными группами казахских и кыргызских работников Джетысуйской областной структуры управления. В-третьих, самостоятельное государственное образование кыргызов должно было способствовать ускорению ликвидации басмачества в южной части Кыргызстана. Была и другая причина. В 1921 г. ЦИК Киргизской (Казахской) АССР ходатайствует перед Президиумом ВЦИК о включении Сырдарьинской и Джетысуйской областей в состав образованной в 1920 г. автономии казахов. Предложение находит поддержку в Наркомате национальностей и вопрос в принципе решается положительно. Устраивалась судьба казахского населения Сырдарьинской и Джетысуйской областей, но усложнялась проблема национального суверенитета кыргызского народа. Создавалась реальная опасность для его консолидации. В этой обстановке народ (особенно его образованная часть) не мог оставаться безучастным. В марте 1922 г. по инициативе Ю. Абдрахманова, И. Арабаева, А. Сыдыкова вновь поднимается вопрос о выделении кыргызских уездов в отдельную Горную область. Таким образом, на этом этапе борьбы за обретение кыргызами государственности одни, поддержав сверху спущенную идею, добивались государственности конституционно-правовым путем, другие — путем вооруженной борьбы — в рядах басмачества. 25 марта 1922 г. секретариат ЦК КП(б) Туркестана принимает постановление о районировании Джетысуйской области. Чем поручается Президиуму ТуркЦИКа опубликовать декрет об организации Горной области в составе Туркестанской республики, которая образуется из Пишпекского, Пржевальского, Нарынского уездов и горного участка Аулие-Атинского уезда. Вопрос о горной части Ферганы, населенной кыргызами, был оставлен открытым до перехода Ферганы на мирное положение. Однако принципиально решенный вопрос об образовании Горной области вызывает сопротивление со стороны части кыргызских работников во главе с Р. Худайкуловым. Они начинают вести работу против созыва съезда. Их поддерживает и часть казахских руководителей как в Ташкенте, так и в Алма-Ате, рассматривающих кыргызов как часть казахов и считающих, что не может быть и разговора о различии между кыргызами и казахами. Исполбюро Джетысуйского обкома и президиум Облисполкома ровно через два месяца после принятия ими решения об образовании Горной области резко меняют свои позиции и выдвигают такие предварительные условия, часть которых остается неразрешимой даже через десятилетия. В этом сказалось и то, что на позицию руководителей Джетысуйской области решительно перешли многие руководители Туркестана — Ходжанов, Асфендияров, Тюракулов и другие, игравшие в то время значительную роль в политической жизни края, зная, что большинство кыргызских работников поддерживают их политического соперника Рыскулова. В случае выделения области на ключевых постах окажутся они, а не сторонники Худайкулова — «окыргызившегося» казаха. Все это привело к тому, что съезд, созванный 4 июня 1922 г., с санкции туркестанских и джетысуйских властей был распущен. Очень существенную роль в этом сыграла и доходившая до кулачной драки групповая борьба делегатов, разделенных по родоплеменным признакам. Таким образом на неопределенное время было отложено исполнение естественного стремления кыргызского народа на самостоятельное государственное образование (даже с ограниченной автономией). В неудаче первой попытки создания кыргызской Горной области в 1922 г. сказалось совокупное влияние сил и факторов, как противоборствовавших, так и способствовавших естественно-исторической мечте кыргызского народа. К числу первых относились: великодержавная и унитаристская позиция части советских политических и государственных деятелей центра, прикрытая псевдореволюционной фразеологией; действия шовинистически настроенной части общетуркестанских руководителей, не признававших самостоятельности отдельных малочисленных народов, в том числе и кыргызов; рецидивы трайбализма, происки части участников групповой борьбы за власть среди кыргызских работников, опасавшихся за вероятное ослабление своих позиций в случае создания самостоятельной государственности.

43. Политическая деятельность А. Сыдыкова.

Сыдыков Абдыкерим родился в 1889 году в Башкара-Су Чуйской долины. Происходил из известного кыргызского племени солто. Родители его были богатыми людьми и дали сыну хорошее домашнее воспитание, а затем образование в привилегированном учебном заведении - мужской гимназии в Верном (ныне Алма-Ате). Затем Абдыкерим некоторое время учился в знаменитом Казанском университете, где начал путь в революцию В. И. Ленин. В 1912 году А. Сыдыков поступил на российскую государственную службу, где проявил немалые способности и не раз награждался. С созданием в регионе большевистских ячеек А. Сыдыков вступает в Коммунистическую партию. Ему было тогда 28 лет. Выбор был осознанный. Как человек с жизненным опытом и хорошим образованием А. Сыдыков был назначен и работал до 1920 года зав. орготделом обкома партии Семиречья. В этот период в Семиреченском обкоме стали превалировать кыргызы, что способствовало возникновению идеи о создании Киргизской Горной области. В 1920 году при обсуждении состава делегатов на Всетуркестанский съезд Советов вдруг возник отвод его кандидатуры “как бывшего бая и полицейского”. Предложение отклонили, но это был по существу “первый звонок”. А затем пошли “чистки” партийных рядов. А. Сыдыкова в 1922-1924 годах трижды исключали из партии как “чуждый элемент” и трижды восстанавливали. В марте 1922 года на ХIII Всетуркестанском съезде Советов А. Сыдыков впервые открыто поставил вопрос о создании Киргизской Горной области и добился одобрения своего предложения. За этим последовало назначение его председателем организационной комиссии по образованию Горной области. Первые успехи окрылили группу энтузиастов, которая стала выдвигать более широкую идею создания не просто Горной, а Кара-Киргизской области. Такая постановка вопроса пришла в противоречие с решением Наркомнаца РСФСР о передаче Семиречья и СырДарьинской области Казахстану. В тот период возникли противоречия в кыргызской верхушке. Группа во главе с Р. Худайкуловым начала торпедировать создание Горной области. Однако остановить идею кыргызской автономии было уже невозможно. А. Сыдыков и Ю. Абдрахманов с неослабевающей энергией продвигали свое предложение. 4 июля 1922 года в Бишкеке торжественно открылся “Первый исторический подготовительный съезд трудящихся масс кара-киргизского народа по образованию самостоятельной Горной области в составе Туркреспублики в присутствии представителей национальных меньшинств данной территории”. Таково было полное название съезда. К краткости не стремились и правильно делали. Стычки на съезде были острыми. Противников самоопределения Джандосова и Худайкулова выгнали из зала и избили. Идея кыргызской автономии победила. Это был ключевой момент в политической биографии А. Сыдыкова. А затем дело приобрело опасный поворот. 13 июля 1922 года последовала телеграмма Сталина с требованием дать разъяснения, “кем съезд разрешен, кто организаторы, характеристику съезда”. После этого окрика все завертелось в обратную сторону. Перепуганное семиреченское руководство доложило, что “90% делегатов принадлежат к богатому кара-киргизскому бай-манапскому составу, 1/10 часть бедняков является подставными лицами и наймитами баев”. В этих условиях само упоминание идеи Горной области стало опасным. Только что восстановленный в партии А. Сыдыков был отозван из Семиречья. Перетряхнули там весь кадровый состав. Остановить административно-территориальное размежевание Средней Азии с учетом интересов кыргызов в тот период было уже невозможно. 16 сентября 1924 года внеочередная сессия ВЦИК Туркестана санкционировала создание Кара-Киргизской автономной области с вхождением в состав РСФСР. Вопрос о вхождении в РСФСР решался с огромным трудом. Вновь возникли стычки между сторонниками Сыдыкова и Худайкулова, последние выступали за вхождение Кыргызстана в состав Казахской ССР. А. Сыдыков в официальных мероприятиях не участвовал: в сентябре 1924 года он вновь был исключен из партии (в который раз!) как “чуждый элемент”. Допущенный на учредительный съезд Советов Кара-Киргизской автономной области, проходивший 27-30 марта 1925 года, А. Сыдыков, оставаясь в опале, был лишен права войти в состав его выборных органов и в руководство созданной кыргызской автономии. Дальнейшая судьба А. Сыдыкова оказалась связанной с т.н. делом “тридцатки”. Речь идет о письме тридцати партийных и советских работников Кыргызстана, направленном в 1925 году в адрес ЦК РКП(б), Средазбюро ЦК РКП(б) и Киробкома партии с анализом проводимых мероприятий по государственному переустройству. Критике подверглись работа партийного аппарата и попытки его вмешательства в дела советского аппарата и т.д. Лидером “тридцатки” был А. Сыдыков. Письмо сразу же получило оценку как националистическое. В том же году лидеры “тридцатки” были исключены из партии и сняты с руководящих постов.Вопрос участия А. Сыдыкова в “тридцатке” был отягощен обвинениями относительно его роли в попытках создания т.н. Социал-Туранской партии. Проблема эта до сих пор остается темной. Тридцатые годы известны как период, когда в недрах ОГПУ шли поиски врагов и было состряпано немало дел о национализме. Документов на эту тему нет. Остались лишь показания обвиняемых, которые по тем временам, как правило, выбивались пытками. Обвинение состояло в намерении заговорщиков сформировать партию, ставящую целью создать единое тюркское государство на социалистической основе. Один из провокаторов в 50-х годах с гордостью говорил о своих заслугах в разоблачении этих заговорщиков. Если же попытка создания Социал-Туранской партии и была, это означает, что в тот период чистые идеалистические настроения у А. Сыдыкова и его товарищей все еще сохранялись. Арестовали А. Сыдыкова весной 1933 года. В то время он занимал должность зампреда Госплана республики. Абдыкерим прошел через весь ужас пыток и истязаний, под воздействием которых был вынужден подписать самообвинение. Нельзя без боли читать материалы, в которых он пункт за пунктом описывал свою “контрреволюционную деятельность”. В феврале 1938 года “тройка” НКВД Киргизской ССР приговорила А. Сыдыкова к расстрелу. Ему было 49 лет.

44. Национально- государственное размежевание Средней Азии и образование Кара- Кыргызской автономной области.

В январе 1924 г. делегаты XII съезда Советов Туркестанской АССР из числа кыргызов обращаются с докладной запиской в ЦК РКП (б) и Национальный Совет ЦИК СССР. В записке указывалось, что руководящему аппарату партии и государственной власти до сих пор остается неизвестным реальное существование в Туркестане наряду с узбеками, таджиками и кайсак-кыргызами еще одной нации — кара-кыргызов. Авторы записки попытались обратить внимание вышестоящих партийных и государственных инстанций на вопиющие негативные последствия «неизвестности» кыргызов. Охарактеризовав территорию, заселенную кыргызами, ее природно-климатические условия, сырьевые ресурсы, хозяйственный потенциал, авторы записки заявляли, что считают возможным и необходимым выдвинуть следующие требования: 1) признать кара-кыргызский народ самостоятельной нацией наравне с другими национальностями (узбеками, туркменами, таджиками, кайсак-кыргызами); 2) шире привлекать представителей кара-кыргызских трудящихся в органы партийной и государственной власти; 3) выделить государственные средства для культурно-просветительной работы среди кара-кыргызских трудящихся на их родном языке, в первую очередь для выпуска учебников и пособий. Хотя авторы записки открыто не ставили вопрос о создании самостоятельной кыргызской области (еще свежа была память о попытке создания Горной области), главный замысел был верным. От достижения признания кыргызской нации на высшем уровне партийной и государственной иерархии, определения границ ее территории до самостоятельной области — совсем недалеко. Ибо к этому моменту, как было сказано, вопрос о национально-государственном размежевании всей Средней Азии уже стоял на повестке дня. Однако мытарства на пути создания самостоятельной кыргызской государственности продолжались. Сторонников этой идеи почти не оказалось даже среди участников совещания членов и кандидатов в члены ЦК КПТ, членов Президиума ТуркЦИК и других руководящих работников Туркестанского края, проведенного 10 марта 1924 г. в качестве одной из подготовительных мер национально-государственного размежевания Средней Азии. Из 12 выступивших на совещании лишь И. Арабаев выразил недовольство тем, что кара-кыргызам, хотя они многочисленны и резко отличаются от кайсак-кыргызов и интересы которых ущемляются больше всех, не предоставлены права на образование самостоятельной республики. Он предлагал безотлагательно решить вопрос о кыргызской автономии и предоставить право самому кара-кыргызскому народу решить вопрос о присоединении к Туркестану, к Киргизской (Казахской) республике или к РСФСР. Совещание приходит к выводу о целесообразности создания Узбекской республики (с автономией для таджиков), Туркестанской республики, о передаче кайсак-кыргызских и кара-кыргызских областей Туркестана в состав Киргизской (Казахской) республики с обеспечением автономии для кара-кыргызов. Следующий этап борьбы за создание Киргизской автономной области сопровождался острейшим противоборством между кыргызскими работниками по вопросу, в составе какой республики быть Кара-Киргизской автономной области — Российской Федерации или Казахстана? Вновь созданная Кара-Киргизская автономная область входила в состав РСФСР, за что выступали Абдрахманов, Арабаев, Сыдыков, а не оставалась в составе Киргизской (Казахской) АССР, за что ратовали Худайкулов и его сторонники. То, что предпочтение отдавалось РСФСР, было обусловлено в определенной степени политическим весом, экономическим и культурным потенциалом России. 28 апреля 1924 г. Среднеазиатское бюро ЦК РКП (б) приняло постановление о размежевании региона по национально-территориальному признаку. Образуются временные (Узбекская, Туркменская, Киргизская, Казахская, Таджикская) территориальные комиссии. 12 июня подписано постановление ЦК РКП (б) «О национально-государственном размежевании республик Средней Азии». 14 октября 1922 г. II сессия ВЦИК Советов утвердила постановление ЦИК Туркестанской АССР о национальном размежевании. В этот же день было принято постановление ВЦИК об образовании Кара-Киргизской автономной области в составе РСФСР. Впервые кыргызы и их исконные территории в основном воссоединились в рамках самостоятельного государственного образования, хотя и с ограниченной автономией.

45. Преобразование Кыргызской автономной области в автономную республику. Принятие первой Конституции Кыргызской АССР.

В конце мая 1925 г. Кара-Киргизская автономная область постановлением ВЦИК РСФСР была переименована в Киргизскую автономную область. III сессия Исполкома КАО (25—27 ноября 1925 г.) провозглашает преобразование Киргизской автономной области в Киргизскую автономную республику, а 1 февраля 1926 г. Президиум ВЦИК принимает соответствующее решение. 7 марта 1927 г. открылся первый учредительный съезд Советов Киргизской АССР. Он принял «Декларацию об образовании Киргизской Автономной Советской Социалистической Республики», избрал Центральный Исполнительный Комитет. 12 марта 1927 г. на первой сессии ЦИК Киргизской АССР первого созыва был избран Президиум ЦИК Киргизской АССР — высший орган государственной власти в период между сессиями. Председателем Президиума ЦИК стал А. Орозбеков. 30 апреля 1929 г. на II съезде Советов Киргизской АССР утверждается первая Конституция республики, которая, несмотря на известную декларативность и идеологизированность, конституционно закрепляла государственность, структуру и функции органов власти и управления, взаимоотношения республиканских и общефедеративных органов, установила систему и порядок выборов в Советы, гарантировала равенство всех трудящихся независимо от расовой и национальной принадлежности (за исключением так называемых эксплуататорских элементов), зафиксировала основные права и обязанности граждан. В конце декабря 1924 г. была установлена временная административная структура области — 4 округа (Пишпекский, Каракольский, Джалал-Абадский, Ошский) и 76 волостей, входящих в их состав. В ноябре 1926 г. утверждено новое административно-территориальное деление области— 7 кантонов (Кыргызский, Фрунзенский, Каракольский, Нарынский, Джалал-Абадский, Ошский, Таласский). К началу 1929 г. в Кыргызстане в результате объединения Кыргызского и Фрунзенского, Ошского и Джалал-Абадского кантонов было всего 4 кантона и 1 округ (Ошский). В 1930 г. республика переходит к наиболее оптимальному районному и городскому делению без промежуточных окружных и кантонных звеньев. Такая структура сохранялась до конца 30-х годов. Основной чертой кыргызской государственности тех лет, несмотря на позитивные моменты, была ограниченность функций и компетенций. Она была обусловлена многими причинами. Во-первых, сам конституционно-правовой статус вначале автономной области в последующем автономной республики обуславливал значительную урезанность прав и полномочий государственной власти Кыргызстана. Во-вторых, как и во всей стране, органам советской власти республики никогда не были предоставлены права самостоятельного определения стратегической линии социально-экономической, хозяйственной политики. Направленная на известное ослабление диктата партийного комитета над Советами первая попытка некоторых руководящих работников Кыргызстана в 1925 г. была квалифицирована как «оппозиция» и подвергнута осуждению. В-третьих, кыргызская государственность с самого начала оказалась в тройном подчинении. С конституционно-правовой точки зрения Кыргызстан являлся составной частью и подчинялся РСФСР. По характеру экономики и географическому положению он был неразрывной частью экономической единицы — Средней Азии. Следовательно, подчинялся и общесреднеазиатским органам — Средазбюро ЦК ВКП(б), СредазЭКОСО, Средазводхоз и т. п. VIII Всесоюзный чрезвычайный съезд Советов 5 декабря 1936 г. принял третью за 23-летнюю историю страны Конституцию СССР. Она провозгласила, что СССР является союзным государством, образованным на основе добровольного объединения равноправных Советских Социалистических Республик. В соответствии с новой Конституцией СССР Киргизская АССР была преобразована в союзную республику. 20 марта 1937 г. V чрезвычайный съезд Советов Кыргызстана принимает новую Конституцию Киргизской ССР, которая законодательно закрепила исторические успехи кыргызского народа на пути от разробленности — к единой государственности, достигнутые за кратчайший исторический срок— 12 лет.

46. Осуществление индустриализации в Кыргызстане.

В декабре 1925 г. на вошедшем в историю как съезд индустриализации XIV высшем форуме РКП (б) выделяется шесть главных направлений индустриализации: развитие (во что бы то ни стало) крупной промышленности, металлургии, топливного производства, железнодорожного транспорта, содействие местной промышленности, подготовка промышленных кадров.

В марте 1926 г. пленум Средазбюро ЦК РКП (б) как основную линию развития промышленности в Средней Азии определяет развитие отраслей производства, построенных на обработке технического сырья, предназначенного к вывозу из Средней Азии, а также на обработке местного сырья, которые удовлетворяли бы региональные потребности. Таким образом, вся Средняя Азия, в том числе и Кыргызстан, с самого начала индустриализации рассматривалась в качестве поставщика сырья. В 1925 г. в республике имелись: каменноугольные копи Кызыл-Кия, Кок-Янгак, где добывалось 120,6 тыс. т угля в год, а также Нарынское (Таш-Кумыр) каменноугольное месторождение и соляные копи Джель-Су. Из предприятий других отраслей промышленности было 8 мельниц, 5 пивоваренных заводов, 3 спиртоочистительных, 5 кожевенных, 2 лесопильных, 5 хлопкоочистительных, 2 маслобойных и 7 кишечных. Кроме того, имелось 3880 мелких кустарно-промышленных предприятий. Из этих предприятий 1195 находились в городах и 2685 — в сельской местности, на них работало 5736 человек. Одного работающего имели 62,2% «предприятий», двух — 21,1, от трех до пяти — 9, более шести работающих-—0,7%; механические двигатели имели 5,5% всех обследованных заведений в городах и 32,5% — в сельской местности (за счет использования энергии горных рек). К найму рабочих прибегало 6,9% промысловых хозяйств в сельской местности и 32,3%—в городах. Всего наемных рабочих было 911. Именно такой была исходная база местной индустрии.

В 1927/28 хозяйственном году валовая промышленная продукция в денежном выражении составляла 11 млн. 507 тыс. руб., или 95% от уровня 1913 г. Общее число рабочих, занятых на производстве, достигло 3202 человека. В апреле 1928 г. сессия ЦИК Киргизской АССР принимает директиву о составлении первого пятилетнего плана (1928—1932 гг.). Доработанный вариант пятилетнего плана был принят в декабре 1929 г. Планы быт грандиозными, но реализация их оказалась чрезвычайно трудной. Возникли и нарастали трудности финансирования. За пятилетку в развитие промышленности республики было вложено 64756 тыс. руб., или 46,2% предусмотренной пятилетним планом суммы. Удельный вес промышленной продукции в народном хозяйстве увеличился до 23,5%, т. е. план перевыполнен на 0,5%. К сожалению, этот «рост» продукции промышленности в совокупном продукте был не результатом развития самой промышленности, а следствием неурожая зерновых культур и резкого снижения поголовья скота в 1932 г. Поразительных успехов достигла лишь промкооперация. Она, выпустив продукции на 15854,6 тыс. руб., уже в 1932 г. превзошла намеченный на конец пятилетки рубеж в 4 раза. Многие нерешенные проблемы индустриализации республики должны были решаться во второй пятилетке (1933— 1937 гг.). Капитальные вложения в развитие народного хозяйства республики в течение пятилетки предусматривались в сумме 657,49 млн. руб., что составляло 0,49% средств, отпускаемых на эти цели по стране в целом. Иными словами, в самом пятилетнем плане было заложено не опережающее развитие, а отставание всего народного хозяйства республики в народнохозяйственном комплексе страны. Однако основные намегки пятилетнего плана не были реализованы. Внеочередной III съезд Компартии Киргизии (22—25 февраля 1939 г.), рассмотрев контрольные цифры третьего пятилетнего плана развития народного хозяйства Киргизской ССР (1938—1942 гг.), наметил еще более высокие рубежи развития промышленности. Ускоренное развитие должны были получить транспорт и дорожное строительство. Срывы выполнения плановых заданий продолжались и в третьей пятилетке. Так, выполнение плана производства валовой продукции (в ценностном выражении) промышленностью Киргизской ССР за 1940 г. составило (в процентах к годовому плану): по линии Наркомпищепрома — 81; Наркоммясомолпрома — 52,3; Наркомместпрома — 66,7; капитального строительства (в целом) —38,1. Иными словами, темпы развития промышленности республики в годы довоенных пятилеток не соответствовали предусмотренным пятилетними планами. Медленные темпы развития промышленности сопровождались и медленным ростом республиканского отряда рабочего класса. В 1937 г. в цензовой промышленности работало 14,5 тыс. чел., т. е. на тысячу жителей приходилось 10,5 фабрично-заводских рабочих. Если учесть, что представители коренной национальности составляли около 20% рабочих цензовой промышленности, становится ясно, что в отношении кыргызов этот показатель был не более 4 чел. на тысячу жителей. Таким образом, в предвоенные годы уровень развития промышленности Киргизии, как и сельского хозяйства, был исключительно низким и не давал никаких оснований для утверждений об успешном создании экономической базы социализма, «построенного сокращенным путем».

47. Коллективизация сельского хозяйства Кыргызстана.

В годы новой экономической политики в корне изменились социально-политический строй и хозяйственный уклад коренного населения Кыргызстана. Были созданы реальные предпосылки для последующего ускоренного прогресса. Однако жизнь пошла иначе. Сталин, столкнувшись с внутренними и международными трудностями, навязал партии и народу свое понимание социализма и путей его строительства, главная суть которого заключалась в отказе отнэпа, в ускоренной индустриализации и насильственной коллективизации. Выбор пути форсированной коллективизации начался в конце 1929 г. Ее «теоретическим» обоснованием стала статья Сталина «Год великого перелома», опубликованная в газете «Правда» 7 ноября 1929 г. Следующим шагом на пути усиления насильственной коллективизации стали решения ноябрьского (1929 г.) пленума ЦК ВКП(б) о сплошной коллективизации не только целых селений, районов и округов, но и отдельных областей, при этом всячески пресекались попытки проникновения в колхозы кулаков. Последнюю точку в плане ускоренной коллективизации поставило постановление ЦК ВКП(б) «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству», принятое 5 января 1930 г. В нем Политбюро ЦК ВКП(б) пересмотрело пятилетний план колхозного строительства, резко сократив сроки. Северный Кавказ, Нижняя и Средняя Волга должны были в основном завершить коллективизацию «осенью 1930 г. или во всяком случае весной 1931 г.», другие зерновые районы — «осенью 1931 г. или во всяком случае весной 1932 г.». Кыргызстан был отнесен к третьей группе районов, где коллективизация должна быть завершена в основном в 1932—1933 гг. Уже в 1929 г. в Средней Азии, в том числе и Кыргызстане, появляется лозунг: «Догнать и перегнать передовые районы по темпам коллективизации!». Безумная гонка коллективизации сопровождалась не только массовым раскулачиванием, но и зачастую необоснованными (даже с позиции простой логики) «разоблачениями», искоренениями проявлений «примиренчества» и «сращивания» с кулачеством, так называемого «правого оппортунизма», который, по мнению Сталина, представлял главную опасность. Русско-украинское кулачество в значительной степени было раскулачено в годы земельно-водных реформ. По данным учета 1928—1929 гг., в Кыргызстане имелось 3406 кулацких хозяйств, что составляло 1,8% общего числа крестьянских хозяйств. Но инструкция, которой руководствовались на местах, требовала раскулачивания не менее 3% крестьянских хозяйств и выселения части из них за пределы республики. Установка Сталина на ликвидацию кулака как класса начала реализовываться немедленно. Уже в феврале в Беловодском районе было принято решение выселить 97 кулацких хозяйств. Обком, «подправив» местные власти, «округлил» счет до 100. «Старались» и другие районы (Араван-Буринский, Базар-Курганский, Рыковский, Сталинский), объявленные зонами сплошной коллективизации. Ликвидируемые хозяйства подразделялись на три категории. К первой относились хозяйства бай-манапских элементов, которые когда-либо привлекались к судебной ответственности за антисоветскую деятельность. Ко второй — наиболее богатых баев, манапов, кулаков, родовых вождей, влиятельных представителей духовенства. Из них за пределы республики выселялись те, кто боролся против мероприятий советской власти. Наконец, к третьей категории причислялись все остальные байско-кулацкие хозяйства, которые выселялись с мест проживания, но расселялись на территории республики. Широко организованная репрессивная политика в отношении крестьянства, конечно, обеспечила довольно высокие темпы коллективизации в республике. Если на 1 июля 1931 г. было коллективизировано 51,5% крестьянских хозяйств и 52,5% посевной площади, то на 1 июля 1935 г., обобществив 70,8% крестьянских хозяйств и 84,7% посевных площадей, Кыргызстан в основном завершил коллективизацию. С самого начала колхозы были поставлены в положение, исключающее хозяйственную инициативу и бережливость, т. е. ту основу, на которой держится любая экономика. Средства производства и производимая продукция фактически стали собственностью государства, а не колхозников. Это привело к истреблению скота, снижению урожайности сельскохозяйственных культур и т. п. В 1932 г. в Кыргызстане начался голод. Положение ухудшалось тем, что, спасаясь от голода, в республику хлынули хозяйства (130 тыс.) из Казахстана и Сибири. Чтобы спасти народ от голодной смерти, глава правительства Ю. Абдрахманов с согласия секретарей обкома партии Шахрая и Исакеева срывает план поставки зерна государству, идет на различные облегчения населению. В 1933 г. Ю. Абдрахманова снимают с должности председателя Совнаркома Киргизской АССР и исключают из партии. Недовольство масс насильственной коллективизацией привело к оживлению басмачества, появлению различных оппозиционных групп. Абсолютное большинство крестьян смирились со своим положением, фактически стали поденщиками, не заинтересованными в конечных результатах своего труда. Это, понятно, отразилось на состоянии сельскохозяйственного производства. В Кыргызстане в 1936 г. поголовье лошадей составляло лишь 50,3% от уровня 1928 г., крупного рогатого скота — 50,6, овец и коз — 32,3%. В литературе да и в общественном мнении до последнего времени на счет коллективизации относилось и то, что было получено благодаря ей, и то, что достигнуто было, несмотря на ее негативное влияние. В Кыргызстане, например, земельная реформа, широкомасштабная ирригационная работа, перевод кочевников к оседлости и т. д., проблемы, решенные в других регионах страны в далеком историческом прошлом или сразу же после установления советской власти, по времени совпали с коллективизацией и воспринимались как ее благотворные последствия.

48. Государственная деятельность Ю. Абдрахманова, А.Орозбекова.

Юсуп Абдрахманов родился в 1901 году в обеспеченной семье манапа. Тринадцатилетним подростком он поступил в Каракольское высшее начальное училище. А затем началось восстание 1916 года и его семья была вынуждена, как многие кыргызские семьи, бежать в Китай. По пути родители и близкие родственники погибли, не выдержав тягот. Пятнадцатилетний юноша, оставшись сиротой, работал конюхом, дворником, занимался другим тяжелым ручным трудом. Затем была служба в Красной Армии и работа в комсомольских органах. Ю. Абдрахманов стоял у истоков кыргызского комсомола. Он понимал, что только в составе великого Союза и под эгидой Советской власти раздробленный феодальными междоусобицами и веками угнетаемый кыргызский народ сможет сохранить национальное своеобразие и единство и получить небывалые перспективы в своем развитии. Именно воплощению этой мечты отдал он свою жизнь. Поставив целью претворение на деле идеи свободного самоопределения своего народа, Юсуп Абдрахманов совместно с Абдыкеримом Сыдыковым, Ишеналы Арабаевым и другими широкомыслящими соратниками еще в начале 20-х годов выдвинул предложение о создании в составе Туркестанской республики Горной области. В течение ряда лет А. Сыдыков, Ю. Абдрахманов и их единомышленники вели тяжелую борьбу за продвижение своей идеи, прежде чем в 1924 году ВЦИК принял историческое постановление об образовании в составе РСФСР Кара-Киргизской автономной области. Это решение Ю. Абдрахманов рассматривал лишь началом на пути к более широкой кыргызской автономии. В марте 1927 года Ю. Абдрахманов был назначен председателем Совнаркома Киргизской АССР. Меня потрясли опубликованные в книге его письма от ноября 1929 года и от апреля 1930 года Сталину. В них кыргызский руководитель настойчиво и аргументированно ставит вопрос о необходимости в интересах дела преобразовать Киргизскую АССР в союзную республику, прекратить наносящую ущерб практику тройственного подчинения республики союзному Центру, РСФСР и Средазбюро. Поразила откровенность оценок Ю. Абдрахманова в отношении положения в республике, которое складывалось из-за неправильной политики союзных властей. На просьбу Ю. Абдрахманова принять его Генсек не откликнулся. А откровенность критического плана Сталин, как известно, не прощал. В конечном счете так и произошло. Впоследствии позиция Ю. Абдрахманова была оценена как ярый национализм. В начале 30-х годов в экономике республики сложились значительные трудности. В сентябре 1933 года Ю. Абдрахманов был снят с занимаемой должности, а через месяц - исключен из партии “за непартийное поведение, выразившееся в том, что он под влиянием группы троцкистов, неискренне защищая решения партии, на деле их извращал”. Обращения в ЦК с апелляцией результата не дали. А дальше начался путь на Голгофу, который в те годы прошли многие честные, преданные своему народу люди. 4 апреля 1937 года Ю. Абдрахманов был арестован, а 4 ноября 1938 года ему было предъявлено обвинение в принадлежности к антисоветской террористической диверсионно-предательской Социал-Туранской партии, действовавшей в блоке с правотроцкистской организацией, которая ставила своей целью свержение Советской власти, отторжение Киргизии от СССР и т.д. и т.п

Орозбеков Абдукадыр родился в 1889г в селе Охна Кызыл-Кийского района в бедной семье чайрикера. Кыргыз. Член РКП (б) с 1918 г. В 1912 г. А. Орозбеков переехал в г. Коканд и работал до 1915 г. булочником, затем в г. Андижан, где продолжал работать в качестве мастера в турецко-греческой пекарне. В дни Февральской революции А.Орозбеков вел в г. Фергане работу по созданию профсоюзных секций пекарей, ремесленников, шахтеров и т.д., которые позже были объединены в Союз мастеровых рабочих и служащих, сыгравший под руководством большевиков важную роль в последующей политической борьбе за власть Советов. Во время борьбы против Временного правительства Союза мастеровых рабочих и служащих А. Орозбеков был избран в Ферганский областной Совет солдатских и рабочих депутатов, а также в Президиум Маргеланского уездного и городского исполкома. В августе 1918 г. он вступил в ряды Коммунистической партии. Коммунист А.Орозбеков был активным участником борьбы против басмачества, составлявшего основную силу контрреволюции в ферганской долине. С 1920 г., находясь на постах председателя Чемионского Ревкома, заместителя председателя Уч-Курганского райисполкома, председателя Мархоматского райисполкома. Он руководил и лично участвовал в боевых операциях басмаческих отрядов, боролся за укрепление Советского аппарата в Кыштаках и селах, содействовал в создании организации Союза "Кошчи" и очищение их от Байства и духовенства. В 1924 г. А. Орозбеков назначается заведующим земельным отделом Ошского окружного революционного комитета, а в марте 1925 г. на окружной конференции был избран ответственным секретарем окружкома ВКП (б), на 1-м окружном съезде - членом президиума окрисполкома. На первом областном съезде Советов Киргизской Автономной области он избирается председателем облисполкома и делегатом на Всероссийский съезд Советов, где избирается членом ЦИК ССР, членом Союзного Совета и Бюджетной Комиссии. На первом Всекиргизском съезде Советов в 1927 г. А. Орозбеков были избран председателем ЦИК Киргизской АССР. На этом высоком посту он проработал десять лет. В сентябре 1937 г. А. Орозбеков был выведен из состава ЦК и исключен из рядов партии по надуманному обвинению как "националист-двурушник". В 1938 г. осужден Военной коллегией Верховного суда. Умер в тюрьме. В 1956 г. Верховным судом СССР реабилитирован за отсутствием состава преступления и постановлением КПК при ЦК КПСС реабилитирован в партийном отношении (посмертно).

49. Культурное развитие Кыргызстана в 30-е гг. XX в.

В 30-х гг. XX в. широким фронтом развернулись работы по ликвидации неграмотности. В результате всенародной борьбы за грамотность в 1934—1937 гг. в республике было охвачено обучением более 400 тыс. неграмотных и малограмотных. Появились первые колхозы и совхозы, айылы и сельские Советы сплошной грамотности. К концу 1938 г. общая грамотность в Кыргызстане составляла уже 70%, а среди населения в возрасте от 9 до 49 лет — 80%, в том числе среди мужчин — 89,4%, среди женщин — 74,4%. Особенно бурное развитие народное образование в республике получило в 30-е годы. Этому во многом способствовал рост ассигнований на эти цели. В 1930/31 уч. г. было введено всеобщее обязательное начальное обучение, что ознаменовало новый этап в развитии школьного образования, но и потребовало больших усилий. К концу второй пятилетки здесь в основном завершилось всеобщее обязательное обучение: в эти и последующие годы наряду с всеобщим обучением большое внимание уделялось расширению сети неполных и средних школ. В середине 20-х годов в республике открываются первые средние специальные учебные заведения. К концу 1940 г. в Кыргызстане насчитывалось уже 33 техникума, в том числе 11 сельскохозяйственных, 8 медицинских, 6 педагогических, 3 — готовящих специалистов промышленности, строительства и транспорта, 3 — выпускающих работников экономики и права, 2—работников искусства. В октябре 1932 г. в столице республики открылся Кыргызский педагогический институт, положивший начало развитию высшего образования. Тогда же была организована Высшая коммунистическая сельскохозяйственная школа (ВКСХШ), которая готовила руководящих работников для районных партийных и советских органов, МТС, колхозов и совхозов. В начале следующего года открыт Зооветеринарный (с 1938 г. — Сельскохозяйственный) институт. В 1936 г. состоялся первый выпуск педагогического института— 46 человек, в том числе 13 кыргызов. Среди них были будущие академики АН Кыргызстана Б. Джамгерчинов и К. Шатемиров, заслуженные учителя республики А. Джолдошева и У. Ботбаева. Годом позже первых 40 зоотехников и 13 ветеринарных врачей выпустил Зооветеринарный институт. С каждым годом в республике крепла и расширялась сеть высших учебных заведений, росли число студентов и профессорско-преподавательский состав. Наряду с периодической печатью в эти годы в республике налаживается книгоиздательское дело, чему способствовало организованное в 1926 г. Кыргызское государственное издательство. Постепенно увеличиваются количество издаваемых книг, их объем и тираж. Всего в 1928—1940 гг. выпущено около 2600 названий книг. Большую помощь республике оказывали издательства Москвы и Казани. Мощным средством массовой информации является радио. В 1926 г. во Фрунзе был построен первый радиоузел на 80 радиоточек. А в 1930 г. в Кыргызстане, в городах и в

322сельских районах, насчитывалось уже 29 радиоузлов. Работа тогда сводилась главным образом к ретрансляции передач иногородних станций, редко это были передачи из радиостудии и чтение материалов из республиканских газет и журналов. На основе достижений экономики и культуры все более укреплялась материальная база существующих научных учреждений республики, создавались новые. Так, в 30-х годах организуются опытные станции по полеводству, хлопководству, сахарной свекле, новолубяным культурам и табаку, открывается научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии.

В становлении и развитии науки, организации научных учреждений, изучении истории кыргызского народа, производительных сил, подготовке национальных кадров Кыргызстану большую помощь оказывали Академия наук СССР, исследовательские институты и вузы Москвы, Ленинграда, Ташкента и других городов Советского Союза. Созданный в 1937 г. Комитет наук при правительстве республики развернул работу по накоплению материала для написания истории Кыргызстана и кыргызского народа. С этой целью Институт кыргызского языка и письменности был реорганизован в Научно-исследовательский институт языка, литературы и истории, организованы археологическая и этнографическая экспедиции, сбор архивных документов, письменных источников на русском языке, перевод имеющих отношение к истории кыргызов текстов на китайском, арабском, персидском, древнетюркском языках. Национальная профессиональная литература начинается с создания письменности на кыргызском языке и печати. 30-е годы ознаменовали новый этап в развитии кыргызской литературы. Именно в эти годы начинают творить талантливые поэты К. Маликов, Дж. Турусбеков, Дж. Бокон-баев, Т. Уметалиев, Я. Шиваза, А. Осмонов, А. Токтомушев, прозаики М Элебаев, Д. Джантошев, Т. Сыдыкбеков, С. Сасыкбаев, У. Абдукаимов и драматурги Р. Шукурбеков, К. Эшмамбетов. Почти все жанры литературы получили достойное развитие в творчестве кыргызских писателей. Расширилась тематика художественных произведений, осваивались новые формы, приемы, изобразительные средства. Развивалась акынская поэзия, представленная творчеством Т. Сатылганова, Тоголока Молдо, Б. Алыкулова, И. Шайбекова, К. Акиева, О. Болебалаева, А. Усенбаева.

совершения 50. Репрессии 30-х г. XX в.

В ходе внутриполитической борьбы по вопросам индустриализации страны в 1927 г. одерживает верх сталинско-бухаринская группа над троцкистско-зиновьевским блоком, названным «левой оппозицией», начинается широкомасштабная чистка партии от «троцкистов». В борьбе по вопросам составления пятилетнего плана и коллективизации сельского хозяйства в 1928 г. сталинская линия берет верх над бухаринской, сторонников которой окрестят «правой оппозицией». Их также постигнет участь «троцкистов». В результате насильственной коллективизации в упадок пришло сельскохозяйственное производство. Все это сказывалось на снижении жизненного уровня народных масс, росте их недовольства. В этой обстановке хозяйственные неудачи и провалы стали подаваться как результат деятельности «вредителей» и «врагов народа». В 1928—1930 гг. организуются судебные процессы по так называемым «шахтинскому делу», делам «буржуазных специалистов», «Трудовой крестьянской партии», «Промпартии». В центре начинается репрессивная кампания, которая усиливалась вследствие грызни за власть местных руководителей под общим названием борьбы против буржуазной идеологии и доходила до окраин, приобретая иногда трагикомичную форму. В борьбе с так называемыми носителями буржуазной идеологии в Кыргызстане происходит своеобразное разделение представителей кыргызской и других национальностей. Первые обвинялись в основном в правом оппортунизме, национализме, а вторые — в троцкизме, великодержавном шовинизме. Однако ни та, ни другая сторона не избежала страшного по тем временам обвинения в антисоветском, контрреволюционном вредительстве. При этом разоблачение и «искоренение» и троцкистов, и левых, и правых оппортунистов, и националистов, и т. д. в подавляющем большинстве случаев происходило необоснованно, по заказу авторитарного режима, по аналогии с действиями в других регионах. Так, после принятия XV съездом партии решения об исключении из партии 75 «активных троцкистов» Киробком партии получает директивное письмо на разоблачение «троцкистских элементов». Через три месяца «выявляются» уже 16 левых оппозиционеров. Дальше—больше. Начинают наказывать и исключать из партии по нарастающей линии не только за инакомыслие или оппозиционные действия, но и за родственные связи или знакомство с лицами, объявленными троцкистами. В 1929 г. параллельно с разоблачением «левых оппортунистов-троцкистов» начинается широкомасштабная кампания против «правых оппортунистов-бухаринцев». Первым кыргызстанским правооппортунистом был объявлен председатель Ошского «Кустпромсоюза», принявший на работу «кулацкие элементы». К правооппортунистам причисляются и учительница из с. Покровки, и счетовод колхоза, высказавшиеся в том духе, что налоговая политика советской власти направлена на разорение крестьянства. Однако такая борьба с правыми оппортунистами не устраивала систему. Надо было «найти» их среди работников более высокого ранга. Им «стал» заведующий отделом обкома партии по работе в деревне О. Тынаев в 1929 г. В 1932 г., когда голод косил людей в Казахстане и народ проявлял открытое недовольство, Казкрайком ВКП(б) получает директиву — телеграмму Сталина, указывавшего на необходимость «сосредоточить огонь против казахского национализма и уклонов к нему». После этого во всех союзных республиках начинается разоблачение «буржуазных националистов». В марте 1933 г. Исполбюро Киробкома принимает постановление, оценивающее творчество крупнейшего ученого К. Тыныстанова как «проявление буржуазно-кулацкого национализма». Уже к июню 1933 г. ГПУ КАССР информирует партийные власти о раскрытии «националистической, контрреволюционно-повстанческой, антисоветской» организации А. Сыдыкова. С конца 1933 г. превращают в «националиста» Ю. Абдрахманова. В начале 1935 г. заместитель наркома просвещения республики И. Тойчинов был исключен из партии как буржуазный националист, стремящийся к созданию чуть ли не подпольной организации творческой молодежи. Широкомасштабная разоблачительная кампания по смехотворным мотивам обуславливалась и борьбой за власть различных групп, сколоченных по родо-племенным признакам. Первая массовая чистка на территории Кыргызстана началась еще в 1919 г. В течение первых 12 лет самостоятельного существования областная партийная организация переживает четыре чистки, которые заняли в общей сложности 8 лет. Бесконечные проверки и чистки, сопровождавшиеся такими же постоянными кампаниями «по развитию критики и самокритики», формировали субъективную честность, преданность делу партии, единодушие, организованность и дисциплину, т. е. именно те качества, которые необходимы административно-командной системе. В то же время совершенствовался механизм политических репрессий, формирования атмосферы страха, недоверия, доносительства и беспрекословного подчинения партийной номенклатуре. Но зато приобретает исключительную способность в выполнении (зачастую с перегибами) установок и указаний, спущенных сверху. Начатая в центре широкомасштабная кампания по физическому уничтожению политических оппонентов сталинского курса докатилась и до окраин. Но поскольку, например, в Кыргызстане не было заметной оппозиции сталинской линии, репрессивная машина пошла здесь по другому пути. Было вновь вытащено на свет дело о «Социал-Туранской националистической партии», закрытое в 1933 г. За принадлежность к этой мифической партии осуждены и уничтожены ни в чем не повинные люди. Среди них Ю. Абдрахманов, И. Айдарбеков, Т. Айтматов, Б. Исакеев, А. Ж. Орозбеков, Ж. Саадаев, К. Тыныстанов, X. Жиенбаев, О.Тынаев и др. Таким образом, процессы над лидерами оппозиции послужили политическим обоснованием для развязывания небывалой волны массового террора против руководящих кадров партии и государства, включая армию, органы НКВД, прокуратуры, промышленности, сельского хозяйства, известных представителей науки, культуры и т. д., против простых тружеников. Репрессии по отношению к инакомыслящим продолжались и в последующие годы. По уточненным данным КГБ СССР, в 1930—1953 гг. по обвинению в контрреволюционных, государственных преступлениях было расстреляно 786098 человек. Наказывая «начальников», власть, с одной стороны, удовлетворяла ущемленное чувство социальной справедливости масс. С другой стороны, она создавала атмосферу страха и недоверия, которая в корне подавляла всякую оппозицию, сепаратизм, в определенной степени ограничивала коррупцию.

51. Боевые подвиги кыргызстанцев в годы Великой Отечественной войны.

22 июня 1941 г. стало для Советского Союза началом величайших испытаний, когда ему пришлось противостоять чудовищной силе не только фашистской Германии, но и подчиненной ею почти всей Европы. Начало войны ознаменовано массовым героизмом, стойкостью и мужеством сотен тысяч бойцов.

В Великую Победу внес свой достойный вклад и кыргызский народ. В действующую армию Кыргызстан направил свыше 360 тыс. своих сыновей и дочерей. Сразу же после сообщения о нападении фашистов тысячи кыргызстанцев пришли в военкоматы. Только за два первых дня войны во Фрунзенский военкомат поступило 270 заявлений добровольцев, за считанные дни в республике открылась сеть курсов ускоренной военной подготовки. С октября 1941 г. по ноябрь 1943 г. в системе всеобуча Фрунзенской области было подготовлено 51757, а в Ош-ской—6758 бойцов самых различных воинских специальностей. Повсеместно сознавались курсы по обучению медицинских сестер и сандружиннии. Меньше чем через год после начала войны 90% взоослого населения Кыргызстана сдали нопмы комплекса «Готов к противохимической обороне». Покрыла себя вечной славой в битвах под Москвой 316-я дивизия, которая была сформирована из лучших сынов Кыргызстана и Казахстана, впоследствии она получила название 8-й Гвардейской Панфиловской стрелковой дивизии. Она с честью прошла трудными дорогами Великой Отечественной войны до победного конца. Кроме Панфиловской дивизии на территории Кыргызстана были сформированы 385-я стрелковая дивизия, 40-я и 153-я отдельные стрелковые бригады, 107-я, 108-я национальные кавалерийские дивизии, на базе Фрунзенской школы пилотов — 660-й, 664-й, 666-й авиационные полки ночных бомбардировщиков, которые достойно проявили себя в боевых действиях. Воины-кыргызстанцы с честью выполнили наказ своих земляков. В сражениях под Москвой и Ленинградом, на просторах Северного Кавказа, Украины и Белоруссии, в Молдавии и Прибалтике, в странах Восточной Европы и логове фашистов — Берлине громили они врага. Почти каждый четвертый из призванных на войну отдал свою жизнь за победу. Среди легендарных 28 героев-панфиловцев, насмерть стоявших на рубежах под Москвой, были и наши земляки: Дуйшенкул Шопоков, Николай Ананьев, Иван Москаленко, Григорий Конкин, Григорий Петренко, Григорий Шемякин. Кыргызы Ж. Жабаев, И. Бейшеналиев, О. Ту-ралиев и легендарный А. Коенкозов стали видными участниками партизанского движения. За мужество и героизм, проявленные в боях с фашистами. 73 воина-кыргызстанца удостоены высшей степени отличия— звания Героя Советского Союза, 21 — ордена Славы трех степений. За доблесть и отвагу более 100 тысяч сынов и дочерей Кыргызстана награждены орденами и медалями. А скольким еще во имя восстановления высшей справедливости предстоит воздать должное. Например, отважный сокол кыргызского народа Исмаилбек Таранчиев получил свою Золотую звезду Героя Советского Союза лишь через 47 лет после им бессмертного подвига.

52. Трудовой героизм кыргызстанцев в годы Великой Отечественной войны.

Сколь бы решающими не были собственно военные действия, судьба Великой Отечественной войны зависела не только от массового героизма советских людей на фронте или в тылу врага. Массированное применение техники, моторизованных армий потребовало большого напряжения экономики, прочного и слаженно действующего тыла. Одним из надежных бастионов единого военно-хозяйственного организма стал Кыргызстан. Сюда было эвакуировано более 30 заводов и фабрик, 24 из которых—предприятия наркоматов легпрома СССР, РСФСР и УССР. Все они в кратчайший срок вступили в строй. Было перебазировано много предприятий чисто оборонного значения: Ворошиловградский завод Наркомата вооружения стал на новом месте известен под номером 60; завод им. Фрунзе Наркомата минометного вооружения, который слившись с эвакуированным Бердянским сельмашзаводом и местным механическим заводом и артелью «Интергель-по», составил основу завода сельскохозяйственного машиностроения им. Фрунзе. Иссык-Кульский филиал торпедного завода № 175, Ново-Троицкий сахарный, Токмакский консервный заводы, Ошский шелкокомбинат и другие также возникли на базе эвакуированных. В максимально короткие сроки, прямо с рельсов, устанавливалось и запускалось в работу оборудование оборонных заводов. Самоотверженно, зачастую в недостроенных цехах трудились люди во имя победы над врагом. Оборонные предприятия не только быстро восстанавливали, но и значительно расширяли свою произодственную мощность.

Быстрое развитие получила оборонная промышленность республики, базирующаяся на местном сырье. Были введены в действие Кадамжайский и Хайдарканский комбинаты по добыче сурьмы и ртути, свинцовый рудник «Ак-Тюз», предприятия редкометалльной промышленности «Кашка-Суу», «Саргардон» и др. Уже к концу 1941 г. Кыргызстан давал 85% объема сурьмы, производимого в Союзе в целом. Почти в каждом патроне и взрывателе была ртуть Хайдар-кана, который стал основным поставщиком этого стратегического металла. В условиях прекращения поставок из других регионов страны Киргизия по многим видам сырья и материалов вынуждена была перейти на самообеспечение. За годы войны стоимость основных фондов промышленности республики почти удвоилась, были созданы новые отпасли, изготавливающие вооружение, боеприпасы, снаряжение и продовольствие для нужд фронта. Удивительным явлением было и то, что произволительность труда рабочих промышленности в целом за годы войны повысилась на 43%, а в оборонной промышленности — на 121%. И это в условиях когда больше половины рабочих на предприятиях составляли женщины и подростки. С самого начала войны до победного завершения ее, пожалуй, наиболее трудной проблемой являлось обеспечение всех отраслей народного хозяйства республики рабочей силой. Ведь кроме 360 тысяч ушедших на войну, более 36,3 тыс. человек, 85% которых составляли кыргызы, были мобилизованы на промышленные предприятия Урала, Сибири и Кузбасса. К тому же в республике после начала войны возникло 38 новых крупных промышленных предприятий, после короткого перерыва возобновилось строительство железной дороги Кант — Рыбачье, Большого Чуйского канала и других крупных строек. В феврале 1942 г. был опубликован Указ Президиума верховного Совета СССР, согласно которому все трудоспособное неработающее на предприятиях и в учреждениях население городов объявлялось мобилизованным для работы на производстве. Отменялись трудовые отпуска, рабочий день удлинялся до 10 часов с предоставлением руководителям предприятий права на дополнительное его увеличение в случае необходимости (а она была постоянно). Рабочие и служащие военных предприятий и смежных с ними производств закреплялись на своих предприятиях до конца войны. Прогулы, самовольные отгулы, оставление работы приравнивались к дезертирству со всеми вытекающими последствиями в военное время. Подростки и молодежь в возрасте 15—25 лег в январе 1945 г. составляли около 36% численности рабочих республики. Но главной силой производства стали женщины. Их доля в промышленности возросла с 32,9% в 1940 г. до 55,7% в 1943 г. Вернулись к станкам, в забои, на промыслы пенсионеры и инвалиды. К началу 1945 г. в народном хозяйстве республики было занято 23,8 тыс. человек преклонного возраста. Чтобы вовлечь в общественное производство все взрослое население сельской местности, еще в мае 1939 г. был повышен обязательный минимум трудодней — с 60 до 100, в апреле 1942 г. постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР он был еще более увеличен: для хлопко- и свеклосеющих районов Кыргызстана — до 150, лекарственных трав и табака— до 120, зерновых и животноводческих районов — до 100 трудодней в год. Колхозы строго наказывались даже за засыпку семенного фонда до выполнения хлебозаготовок, не говоря уже о раздаче зерна на трудодни. Единственным источником существования для сельских жителей в этих условиях были скудные запасы довоенных лет и личное хозяйство, приусадебный участок. Правда, приходилось делиться значительной частью и этого весьма ограниченного источника существования во имя общей победы, которая воспринималась каждым и как главное условие скорого возвращения собственного сына, брата, отца, мужа и близкого родственника. Ради этого народ шел на любые лишения, тяготы, выдерживал нечеловеческие муки. Часто отказывая себе в самом необходимом, люди оказывали помощь фронту: вносили крупные суммы денег, различные ценности, облигации государственных займов, мясо, зерно, молочные и другие продукты. Руками женщин было изготовлено и направлено в действующую армию свыше полумиллиона теплых вещей. Во имя победы крестьяне, рабочие и интеллигенция Кыргызстана отдавали свободные средства» (по сути крайне необходимые, последние) взаймы государству. Всего за 1942—1945 гг. от подписки на военные займы поступило в государственный бюджет 962 млн. руб. и от размещения денежно-вещевых лотерей— 155946 тыс. В годы военного лихолетья Кыргызстан, как и другие восточные районы страны, стал родным домом для сотен тысяч советских людей. Командные методы партии и ее действия позволили в кратчайшие сроки мобилизовать буквально все возможности для размещения и устройства на работу эвакуированных и переселенных граждан. В годы войны Кыргызстан принял в целом более 300 тысяч новых жителей.

53. Послевоенная перестройка отраслей народного хозяйства. Вторая половина 40-х-50-х гг.XX в.

Послевоенный период начался с пафоса восстановления, с надежды. Ожиданием перемен к лучшему была проникнута послевоенная атмосфера. В народное хозяйство республики за четвертую пятилетку (1946—1950 гг.) было вложено 190,9 млн. руб. (в ценах 1961 г.), т. е. значительно больше, чем за все довоенные пятилетки. В Кыргызстане, как и в других восточных районах СССР, в годы войны значительно выросло промышленное производство, в основном за счет перебазирования в республику предприятий из западных регионов. Выпуск валовой промышленной продукции в 1945 г. здесь был выше, чем в довоенный 1940 г., на 22%. В Киргизии увеличилось производство электроэнергии, станков, шелковых тканей, кожаной обуви, консервов, но снизились добыча угля, производство хлопка-волокна, шерстяных тканей, сахара и некоторых других видов продукции. В годы четвертой пятилетки предстояло не только закрепить достигнутое, но и значительно превзойти этот уровень. Были введены в эксплуатацию новые шахты в Кызыл-Кия и Сулюкте, Канский рудник, дополнительные скважины на нефтепромысле Майли-Суу, ремонтно-механическнй и асфальтобетонный заводы во Фрунзе. Начали давать промышленный ток вторая очередь Лебединской ГЭС, Аламедин-ская ГЭС № 2, Пржевальская и Джалал-Абадская ГЭС, электростанции рудников «Актюз», «Кок-Янгак» и Кадам-жанского металлургического комбината им. Фрунзе. Развивалась строительная индустрия. Вошли в строй действующих Кызыл-Кийский кирпичный, Курментипский кирпично-известковый, Таласский кирпично-черепичный заводы. Отрасли легкой и пищевой промышленности пополнились Джалал-Абадским хлопкоочистительным заводом, фабрикой модельной обуви в г. Фрунзе и фетровых изделий в с. Сосновка, были реконструированы пенько-джутовая, суконная и швейная фабрики во Фрунзе, Ошский шелкокомбинат. Вступили в строй 10 механизированных, 17 полу-механтированных маслосырзавопов, 3 мясоперерабатывающих пунктя, 5 холодильных установок. Работали Беловодский сахарный, Джалал-Абадский и Токмакский молочные заводы, Рыбачинский мясокомбинат, Ново-Троицкий хлебозавод и др. Развернулись работы по строительству и ремонту дорожной сети. Осуществлялся капитальный ремонт магистральных автомобильных дорог Фрунзе — Рыбачье, Фрунзе — Луговяя, Фрунзе — Георгиевка, Ош — Хорог. За пятичетку протяженность дорожной сети увеличилась на 2738 км. В четвертой пятилетке была введена в эксплуатацию железнодорожная линия Кант—Рыбачье Общая протяженность железной дороги в республике в 1950 г. составила 368 км. Было установлено регулярное воздушное сообщение с Москвой и областными центрами республики. Значительные успехи были и в сфере связи и радиовещания. Существенно возрос за пятилетку индустриальный потенциал республики. Было введено в действие 20 крупных предприятий, расширены, реконструированы многие заводы и фабрики. Производство продукции увеличивалось ежегодно в среднем на 11,9%. Особенно большие успехи были достигнуты в тяжелой промышленности. Значительные успехи были достигнуты в развитии и легкой промышленности. Однако имелись и серьезные недостатки. Многие предприятия промышленности и транспорта работали с перебоями, неритмично и нерентабельно, не выполняли планов по качеству и ассортименту продукции, а нефтяная и местная промышленность, многие шахты вообще не справились с заданиями пятилетки. В отдельных отраслях промышленности медленно росла производительность труда, а в некоторых — не был достигнут даже довоенный уровень ее. Общий подъем промышленности был достигнут экстенсивными методами—путем увеличения количества промышленных предприятий и работающих на них. Среднегодовая численность промышленно-производственного персонала в отраслях промышленности в 1950 г. составляла 66.1 тыс. человек против 36 тыс. человек в 1940 г. Резкое увеличение потребностей в промышленных рабочих кадрах, когда коренное население республики в основном проживало в сельской местности, где также не хватало рабочих рук, да и по уровню подготовленности они не вполне удовлетворяли промышленное производство, обусловило усиление миграции населения в республику из других районов страны. Наибольшего размаха этот процесс получил в 50-е годы. Война нанесла большой урон сельскому хозяйству Кыргызстана, как и других тыловых районов страны. Из 186,6 тыс. трудоспособных мужчин, занятых в колхозном производстве в 1940 г., к 1946 г. осталось немногим более 60 тыс. По технической вооруженности сельское хозяйство было отброшено на уровень середины 30-х годов. Из-за нехватки рабочих рук не использовались значительные площади пригодных земель, резко снизилась урожайность, сократились поголовье и продуктивность скота, вследствие чего возникли продовольственные и сырьевые трудности.

Колхозники работали в основном за так называемые «палочки» — трудодни, на которые не получали ничего. Главные направления послевоенного восстановления и развития сельского хозяйства заключались в организационном укреплении и укрупнении колхозов, улучшении сохранности их собственности, повышении производительности труда колхозников. Кыргызстане велась большая работа по улучшению использования посевных площадей через нрригационно-ме-лиоративное строительство. Выла построена Красноречен-ская оросительная система, закончены основные работы на Отуз-Адырской системе, а также на Западной ветке БЧК. Все это способствовало заметным сдвигам в сельскохозяйственном секторе народного хозяйства Кыргызстана, который в 1950 г. по многим показателям вышел на уровень 1940 г. или заметно превысил его.

54. Культурное развитие Кыргызстана в послевоенный период. 1946-1960 гг.

Несмотря на Великую Отечественную войну в Кыргызстане продолжалось культурное развитие. После победы над фашистской Германией работа по окончательной ликвидации неграмотности в республике возобновилась и продолжалась до конца 50-х годов. Как показала Всесоюзная перепись 1959 г., в Кыргызстане были грамотными 97,9% городского и 98,1% сельского населения в возрасте 9—49 лет. В годы Великой Отечественной войны, несмотря на невероятные трудности, работники народного образования Кыргызстана обеспечили систематическое обучение детей. Важную роль сыграли увеличение заработной платы школьным работникам почти в два раза (1943 г.), введение пятибалльной системы оценки успеваемости учащихся, экзаменов на аттестат зрелости, награждение золотыми и серебряными медалями учащихся, успешно окончивших среднюю школу, и выпускные экзамены в четвертых и седьмых классах (1944 г.). Несмотря на принятые меры, в то труднейшее время число учащихся сократилось на 103,5 тыс., а количество школ — более чем на 100. В течение пяти послевоенных лет в республике был восстановлен довоенный уровень школьного образования: в 1950/51 уч. г. в 1638 школах обучалось 328858 детей, работало более 16300 учителей. В 50—60-х годах основное внимание уделялось осуществлению всеобщего семилетнего, а затем (с 1959 г.) —восьмилетнего обучения, совершенствованию системы народного образования, укреплению его связи с жизнью. С каждым годом в республике крепла и расширялась сеть высших учебных заведений, росли число студентов и профессорско-преподавательский состав. В первой половине 50-х годов открылись Кыргызский государственный университет, Ошский, Пржевальский и Женский педагогический институты, Фрунзенский политехнический институт и Институт физической культуры. Позже начали работать Институт искусств (1967 г.) и Педагогический институт русского языка и литературы (1979 г.). В связи с растущими потребностями народного хозяйства Кыргызстана организуются десятки новых средних специальных учебных заведений. Только в 1951—1960 гг. открылись 26 техникумов и училищ, в том числе 5 медицинских и 4 музыкальных училища, 4 педагогических техникума, машиностроительный, политехнический, автодорожный, электромеханический, 2 Строительных техникума, 2 техникума торговли, авиационно-техническое и хореографическое училища и др. Накануне Великой Отечественной войны в Кыргызстане действовало 574 клубных учреждения, 588 массовых библиотек , 213 киноустановок, 4 музея (исторический, мемориальный М. В. Фрунзе, изобразительных искусств и краеведческий), которые в 1940 г. посетило 147 тыс. человек. В послевоенный период республика имела широкую сеть культурно-просветительных учреждений. В 1940 г. в Кыргызстане издавалось 69 республиканских, областных и районных газет разовым тиражом 192 тыс. экземпляров, в том числе 43 — на кыргызском языке разовым тиражом 110 тыс., 12 журналов и других периодических изданий общим тиражом 110 тыс., 12 журналов и других периодических изданий общим тиражом 175 тыс. экземпляров. Дальнейшее развитие периодическая печать получила в послевоенный период. В 1985 г. здесь выходило 111 газет разовым тиражом 1353 тыс. экземпляров, в том числе 61 газета на кыргызском языке (разовый тираж 792 тыс. экземпляров) и 44 журнала и других периодических изданий годовым тиражом 34665 тыс. экземпляров. Более быстрыми темпами развивалось кыргызское книгоиздание во второй половине текущего столетия. В 50-х годах организуются новые издательства «Мектеп» и «Илим», позже — «Адабият», специализирующиеся соответственно на издании учебной литературы на кыргызском языке, научных трудов и художественных произведений. Огромные успехи в деле радиофикации и радиовещания в Кыргызстане были достигнуты в послевоенный период и особенно в последние десятилетия. С 1959 г. начало работать кыргызское телевидение. Несмотря на неимоверные трудности военного времени, в августе 1943 г. был открыт Кыргызский филиал Академии наук СССР, в состав которого входили 4 института (геологический; биологический; химический; языка, литературы и истории), экономико-географическая группа, ботанический сад, музей национальной культуры и научная библиотека. Председателем президиума КырФАН СССР стал всемирно известный ученый К. И. Скрябин. В эти годы опубликованы «Киргизско-русский словарь» К. К. Юдахина (1940 г.) и «Русско-киргизский словарь» (1944 г.), составленный группой кыргызских ученых. Были открыты крупное ртутное месторождение Чонкой (1950 г.) на юге Киргизии, на базе которого позже создано горнорудное предприятие, а также Каваксайский угольный бассейн с большими запасами бурого угля (1952 г.) и др. Проведены научные конференции, посвященные эпосу «Манас» (1952 г.) и национально-освободительному движению в Кыргызстане во второй половине XIX— начале XX в. (1953 г.). Вышли в свет фундаментальные труды по истории кыргызской литературы, искусства и фолософин, по экономике, праву, языкознанию. При участии многих ученых республики подготовлены и изданы 7-томная «Кыргызская энциклопедия», многие серьезные труды. В годы войны писатели Кыргызстана создали много патриотических произведений различных жанров, призывающих к защите Отечества, самоотверженному труду во имя победы, к дружбе народов и интернационализму. Во второй половине XX века в кыргызскую литературу пришла целая плеяда талантливых поэтов — С. Эралиев, С. Джусуев, Б. Сарногоев, Дж. Садыков, М. Абылкасымова, О. Султанова, прозаиков — Н Байтемиров, Ч. Айтматов, Ш. Бейшеналиев, Т. Касымбеков, О. Даникеев, А. Стамов, драматургов— Т. Абдумомунов, Б. Джакиев, М. Байджиев и др. Кыргызское кино — самый молодой вид искусства. Его начало пришлось на суровый 1942 г. — год организации Фрунзенской студии кинохроники. До конца Великой Отечественной войны было выпущено более ста номеров киножурнала «Советская Киргизия», запечатлевших героические будни кыргызского народа. В 1946—1947 гг. московским режиссером М. Слуцким был снят первый полнометражный документальный фильм «Советская Киргизия», посвященный 20-летию республики. В 50-х годах местные кинодокументалисты создают короткометражные видовые картины о природе Кыргызстана, фильмы на сельскохозяйственную тему.

55. Демократические преобразования 50- х гг. XX в. В Кыргызстане и причины их незавершенности.

В истории Кыргызстана, как и всей страны, 50-е годы занимают особое место. 5 марта 1953 г., со смертью И. В. Сталина, закончилась целая эпоха «социалистического развития по-сталински», когда созданная им командно-административная система с ее главными атрибутами — всесильным партаппаратом и репрессивными органами — утвердилась окончательно в экономике и политике, идеологии и духовной сфере. С уходом из жизни вождя, возглавлявшего пирамиду тоталитарной системы, она, не имея столь же сильного преемника, стала давать сбои. Приход к власти Н. С. Хрущева, опиравшегося на партаппарат и доверие военных руководителей, прежде всего маршала Г. К. Жукова, пользовавшегося непререкаемым авторитетом в армии, открыл возможность «десталинизации» политического курса. Некоторое оздоровление общества началось уже с 1953 г. и несколько усилилось после известного XX съезда КПСС (февраль 1956 г.), на котором Н. С. Хрущев своим докладом «О культе личности и его последствиях» инициировал процесс, получивший название «разоблачение культа личности Сталина». При всей своей исторической значимости процесс этот во второй половине 50-х годов был поверхностным, ограниченным и привел лишь к ликвидации наиболее негативных черт тоталитарного режима, не затронув его глубинной сущности — командно-административной системы управления страной. Политический курс Хрущева активно поддерживало и руководство Кыргызстана, возглавляемое в 50-е годы первым секретарем ЦК Компартии Киргизии И. Р. Раззаковым. Уже первый в послесталинское время VII съезд республиканской паоторганизации (февраль 1954 г.) потребовал не только повысить партийную и государственную дисциплину, ответственность кадров, пресекать факты обмана государства, злоупотреблений, нечестного отношения к своим обязанностям, но, что очень показательно, вести решительную борьбу с проявлениями «политической беспечности коммунистов». В то же время расширились права союзных республик, местных органов и предприятий в решении многих социально-экономических проблем, конкретных производственных задач. В частности, они получили теперь право утверждать технико-промышленные планы по всем показателям, решать вопросы капитального строительства и реконструкции, реализовать материальные ценности и приобретать необходимое оборудование, изменять структуру и штаты производственных подразделений, устанавливать и изменять оклады отдельным работникам, формировать собственную премиальную систему и т. п. Повысилась роль в производственном процессе среднего «руководящего звена - мастеров и начальников цехов, участков, непосредственно ответственных за выполнение плановых заданий. Все это способствовало укреплению экономического потенциала республики. Довоенный уровень развития народного хозяйства был значительно превзойден. Шестой пятилетний план развития народного хозяйства Киргизской ССР по намерениям партийно-хозяйственного руководства республики должен был стать началом практического перехода экономики республики на рельсы научно-технического прогресса. Он предусматривал изменение структуры индустриального сектора, в частности развитие таких отраслей, как черная и цветная металлургия, нефтяная, угольная, газовая промышленность, были предусмотрены высокие темпы развития электроэнергетики, всех видов транспорта и средств связи. Предполагалось существенным образом изменить материально-техническую базу легкой промышленности. Политический курс XX съезда КПСС, положившего начало развенчанию культа Сталина и поиску путей дальнейшего экономического и социально-политического развития страны, логично требовал замены устаревшей политической системы. Однако поиски новых решений шли в застывших рамках командно-административной системы, осуществлялись с импульсивной поспешностью, без учета требований объективной реальности. Новые задачи решались волевыми методами, с помощью старого политического и экономического механизма. Ухудшили положение новые сбои и недостатки, вызванные неоправданностью реорганизации в 1962 г. партийных и советских органов по производственному принципу. Это фактически привело к распаду власти на промышленную и сельскохозяйственную, резкому росту партийного аппарата, полной подмене партийными органами государственных даже в решении оперативных народнохозяйственных вопросов. В результате многие постановления высших партийных и государственных органов оставались невыполненными. Это видели и сами руководители. Так, на XXI съезде Компартии Киргизии подчеркивалось, что руководящие работники, пользуясь слабым партийным контролем, злоупотребляют служебным положением, проявляют высокомерие, бюрократизм, невнимательное отношение к нуждам трудящихся. ЦК Компартии Киргизии признал, что бюро и секретариат ЦК, Совет Министров республики в ряде случаев допускали либеральное отношение к руководителям, проявившим бездеятельность и ставшим на путь обмана партии и государства. Так, бюро ЦК, не разобравшись до конца в работе Тянь-Шаньского обкома партии и преступных махинациях его бывшего первого секретаря, в начале 1960 г. приняло либеральное решение, а спустя некоторое время выдвинуло его на пост министра внутренних дел республики. Очевидно, такое «признание» понадобилось для того, чтобы обвинить тогдашнего первого секретаря ЦК Компартии Киргизии И. Р. Раззакова в прямой причастности к навязыванию в духе требований «крутого подъема сельского хозяйства» чрезмерно завышенных планов производства животноводческой продукции без принятия кардинальных, долгосрочных мер по развитию кормовой базы. К этому добавилось инициированное работниками ЦК КПСС обвинение И. Р. Раззакова в «проявлениях местничества в ущерб общегосударственным интересам». Этого было достаточно, чтобы в мае 1961 г. освободить его от обязанностей первого секретаря ЦК Компартии Киргизии. Первым секретарем ЦК Компартии Киргизии был избран Т. У. Усубалиев. Перспективные задачи социально-экономического развития республики в дальнейшем определялись в условиях новых стратегических и тактических ориентиров, которые одобрил XXII съезд КПСС (октябрь 1961 г.). Углубив процесс развенчания культа Сталина и связанных с ним беззаконий, но не поднявшись до раскрытия сталинщины, съезд принял третью Программу партии. В ней перспектива коммунистического строительства была провозглашена «непосредственной практической задачей советского народа» на два предстоящих десятилетия (1961 —1980 гг.), в течение которых в СССР планировалось построить коммунистическое общество. В Программе традиционно давалась характеристика задач партии в области национальных отношений, декларировалась задача последовательного утверждения принципов интернационализма, укрепления дружбы народов.

56. Государственная деятельность И. Раззакова.

Исхак. Раззаков родился в 1910 году в Баткенской области. Рос он круглым сиротой, воспитывался в детском доме и сполна хлебнул трудностей жизни. Отличала его с детства неуемная тяга к знаниям, к книге. Будучи кыргызом по национальности, он блестяще владел русским, таджикским и узбекским языками, был интернационалистом по своим внутренним убеждениям. Окончив в 1931 году в Ташкенте Институт просвещения, И. Раззаков работал преподавателем, затем был направлен в Москву на учебу в Институт Госплана СССР. После Москвы И. Раззаков вернулся в Узбекистан, где работал заместителем председателя Совнаркома, секретарем ЦК Компартии Узбекистана. А затем в 1945 году И. Раззаков прибывает в Кыргызстан с поручением Москвы возглавить республиканскую партийную организацию. В период Великой Отечественной войны страна потеряла многих своих сыновей, а народное хозяйство пребывало в состоянии кризиса. На тридцатипятилетнего Исхака была возложена огромная ответственность. Ему удалось с честью и достоинством справиться с возложенной на него работой. Неопровержимыми доказательствами этому служат оставленные им памятные знаки в развитии экономического потенциала республики: новые производственные объекты, транспортная, хозяйственная, энергетическая и социальная инфраструктуры, которые были созданы во многом благодаря его инициативе и усилиям. В условиях того времени наряду с опытом работы и образованностью требовались большие организаторские способности, аналитическое мышление и патриотический дух, умение бороться за выполнение поставленных задач. А для этого необходимо было иметь твердый характер. Ведь в тот период, когда И. Раззакову довелось руководить республикой, в стране господствовал режим поклонения одному человеку, а многих самостоятельно думающих, инициативных людей подвергали репрессиям как националистов и врагов народа. Без ведома и разрешения Москвы на местах не могла решиться ни одна проблема. Исхаку Раззакову пришлось в это трудное время отстаивать интересы республики перед Центром и до конца своей жизни бороться за процветание кыргызской земли. Неоценим его вклад в дело сохранения интеллигенции, поднятия интеллектуального потенциала республики. В период его руководства были реабилитированы и восстановлены добрые имена многих репрессированных в 30-е годы видных партийных и государственных деятелей республики. И. Раззаков проявлял особую заботу о развитии научно-образовательного потенциала республики. В тот период были созданы: Академия наук, Кыргызский государственный университет, Политехнический институт, Кыргызский женпединститут, Ошский, Пржевальский пединституты, Кыргызский институт физической культуры, множество научных и просветительских учреждений. По личной инициативе и активном участии И. Раззакова подготавливались национальные кадры. Жаждущие знаний, талантливые юноши и девушки направлялись в высшие учебные заведения Москвы, Ленинграда, Новосибирска, Омска. Это особенно подчеркивал видный ученый академик К. И. Скрябин, возглавлявший в 1943-1952 годах кыргызский филиал Академии наук СССР. В период руководства республикой И. Раззаковым в Кыргызстане были достигнуты ощутимые результаты в развитии культуры и средств массовой информации. В 50-х годах в республике создавались произведения во всех жанрах литературы и искусства. Декада художественного народного творчества, проведенная в 1958 году в Москве, восславила на весь Союз народ Кыргызстана, его культуру. Современники И. Раззакова рассказывают, как он искренне радовался успеху артистов, акынов, представивших кыргызский народ, его культурное наследие на этой декаде. И. Раззаков внес весомый вклад в познание древней истории кыргызского народа и тем самым способствовал повышению его национального самосознания. Для изучения истории из подлинных документов он получал уроки известного Мусы Маруфия по арабскому и персидскому языкам, обращался к трудам таких корифеев восточной научной мысли, как создатель первого лингвистического словаря тюркских народов Махмуд Кашгари, автор первого письменного источника о Манасе Сайфаддин Аксыкенти, а также к деятельности предводителя средневековых кыргызов Муххамеда-Кыргыза. В 1946 году состоялись его встречи с известным ленинградским историком А. Бернштамом. После этого по указанию И. Раззакова была выдвинута инициатива по празднованию 1000-летия Манаса. В 40-50-х годах были проведены большие работы по углубленному изучению эпоса “Манас”, по исследованию и уточнению истории кыргызского народа с участием видных ученых и общественных деятелей научно-культурных центров Москвы и Ленинграда. В 1952 году впервые был издан эпос “Манас”, а в 1956 году проведены всесоюзные научно-практические конференции по истории происхождения (этногенезису) кыргызского народа. Была доказана истинная народность эпоса “Манас”. Советская эпоха для народов Средней Азии несла в себе и темные, и светлые стороны. Если бы не Советская власть, которая дала образование батракам, создала систему бесплатного образования, то откуда бы вышли выдающиеся личности, такие как Исхак Раззаков - круглый сирота из деревни Хоросон. Наука, образование, культура и здравоохранение - неотъемлемая часть человеческой сущности. Только при условии их доступности мы можем создавать условия для того, чтобы вышли такие личности, как Исхак Раззаков. Именно потому, несмотря на трудности, мы уделяем большое внимание образованию. Из нынешних школьников и студентов завтра выйдут новые таланты, которые подобно И. Раззакову будут работать на благо нашего народа и в ХХI веке сделают все, чтобы превратить кыргызское государство в процветающее общество.

57. Индустриальное развитие республики в 60- е – первоу половине 80- х гг. XX в.

Индустриальное лицо республики в этот период характеризовало машиностроение, развивавшееся ускоренными темпами. Машиностроительные предприятия производили металлорежущие станки с программным управлением, автоматические и полуавтоматические линии, кузнечно-прессовое оборудование, сельскохозяйственные машины, автосамосвалы, крупные электромашины и электродвигатели, физические и контрольно-измерительные приборы, низковольтную аппаратуру, погружные центробежные электронасосы, микропровод, стиральные машины, электролампы и многие другие виды изделий. В составе отрасли наряду с уже сложившимися появились новые подотрасли, например, электронная. Однако в целом эта отрасль развивалась также преимущественно экстенсивно. Технической реконструкции и переоснащению в полном смысле слова за весь период подверглись лишь два предприятия отрасли: Фрунзенский завод сельскохозяйственного машиностроения, продукция которого — пресс-подборщики (более 32 тыс. машин в 1985 г.) для уборки сена (реконструкция велась с 1972 г. и в полном объеме так и не была завершена), и Тяжэлектромяш», перешедший на новую номенклатуру изделий. Завод автосамосвалов в результате строительства новых цехов по производству тракторных и автомобильных прицепов (с начала 80-х годов) приобрел статус производственного объединения. После технического переоснащения улучшилось качество продукции Фрунзенского завода контрольно-измерительных приборов. Здесь был создан первый в стране прибор, позволяющий вести наблюдение за поведением металлов в Условиях, близких к эксплуатационным. Установка, получившая название «Ала-Тоо», на Лейпцитской ярмарке была удостоена Золотой медали. Весомым пополнением электротехнической подотрасли стал Майли-Сайский электроламповый завод — один из самых крупных в СССР. Введены в строй заводы электронных вычислительных машин, «Кыргызкабель», «Кыргыз электродвигатель», Джалал-Абадский завод штепсельных разъемов и Майли-Сайский завод электроизоляционных материалов. По удельному весу машиностроения в индустриальном секторе экономики Кыргызстан опередил соседние республики Средней Азии. Более 50% валовой продукции Кыргызстана за одиннадцатую пятилетку дали машиностроение и металлообработка. Каждый четвертый занятый в индустриальном секторе республики работал на предприятиях этих отраслей.

Развивалась промышленность строительных материалов. Введены в строй Кантский цементно-шиферный комбинат, 3 домостроительных комбината, стекольный завод, заводы сборного железобетона. Создано производство облицовочных материалов из гранита, мрамора, сиенита, других материалов. Республика стала производить в большом количестве цемент, более 958 тыс. куб. м железобетонных изделий, 594 млн. шт. стеновых строительных изделий в год.

Легкая промышленность Кыргызстана, включавшая в себя сеть швейных, трикотажных фабрик, кожевенных заводов и ряд других предприятий, развивалась медленнее, техническое ее перевооружение велось более низкими темпами и некомплексно. Обувные фабрики, расположенные во Фрунзе, выпускали ежегодно (до середины 80-х годов) до 5 млн. пар кожаной обуви. Однако спрос на нее был невысок, так как качество ее было низким. Сеть мясокомбинатов, молочных заводов, перерабатывающих продукцию животноводства на месте, также отличалась низким техническим уровнем. Экстенсивные факторы в развитии экономики во второй половине 70-х — начале 80-х годов все более исчерпывали себя, роль их неуклонно снижалась. Необходима была перестройка структурной политики, форм и методов управления. Все более настойчиво выдвигалась задача дальнейшего совершенствования управления, повышения эффективности производства, производительности труда, уровня хозяйствования во всех звеньях экономики на базе НТП. Менее половины механизированных и только восьмая часть автоматических линий, внедренных в производство, достигли проектной мощности. В то же время на начало 1986 г. неустановленного оборудования на предприятиях республики скопилось более чем на 40 млн. руб., из них на 11 млн. руб. — импортного. В промышленности Кыргызстана, во всех без исключения ее отраслях, все более проявлялись черты застойных явлений, обусловленные как общей экономической ситуацией, так и специфическими местными факторами. Темпы роста национального дохода в 1976—1985 гг. снизились почти вдвое против темпов в предшествующее десятилетие, а интенсивность прироста населения осталась прежней—в 2,4 раза выше среднесоюзной. Это обусловило заметное снижение по сравнению с общесоюзным уровнем показателей экономического и социального развития Киргизской ССР. Производство национального дохода на душу населения по сравнению с общесоюзным снизилось до 56,3% в 1985 г. против 60,7% в 1975 г. (в сопоставимых ценах). Достигнутые к 60-м годам показатели экономического развития страны свидетельствуют, что в СССР в целом определяющая общенациональная задача построения индустриального общества была решена. Реальной стала перспектива дальнейшего поступательного развития к научно-индустриальному (постиндустриальному) обществу. Но это была лишь теоретическая возможность, ибо реализовать ее в рамках устоявшихся социально-экономических отношений, идеологических ориентиров и политических структур было невозможно. Консервативные силы командно-административной системы не позволили в начале 70-х годов предпринять решительные действия для перевода экономики на интенсивный путь развития. Они оказались столь значительными, что даже пленум ЦК КПСС по научно-техническому прогрессу, к которому были подготовлены все необходимые материалы, так и не был проведен. Растянувшийся во времени период экстенсивного развития экономики республики обусловливался наряду с общими для страны причинами необходимостью завершения процесса сложения в основном республиканского народнохозяйственного комплекса, контуры которого определились в предшествующий период.

58. Развитие сельского хозяйства Кыргызстана в 60- е – первой половине 80- х гг.XX в.

Реформы в аграрном секторе экономики, начатые после сентябрьского (1953 г.) пленума ЦК КПСС, позволили обновить материально-техническую базу сельского хозяйства республики, посевные площади, использовать другие, в основе своей экстенсивные, факторы, что и обусловило прирост производства, фабричной сахарной свеклы, овощей, молока, шерсти. Эти успехи, основанные на реализации сравнительно легко мобилизуемых факторов роста, породили иллюзию возможности крутого и быстрого подъема сельскохозяйственного производства без коренной ломки сложившегося механизма хозяйствования, планомерного увеличения капиталовложений в аграрную отрасль экономики с целью ее интенсификации и т. д. Очередная попытка инициировать темпы развития аграрного сектора была предпринята на мартовском (1965 г.) пленуме ЦК КПСС. Были разработаны меры по совершенствованию планирования, усилению хозяйственной самостоятельности, введены твердые планы заготовок сельскохозяйственной продукции на ряд лет, перераспределены капитальные вложения в пользу сельского хозяйства, повышены закупочные цены с надбавками за сверхплановую продажу продукции государству, введена гарантированная оплата тоуда, улучшено банковское кредитование колхозов и т. д. Приведенные в действие ближайшие резервы роста сельскохозяйственного производства дали временный положительный эффект. Кардинальных же изменений они не предусматривали. Со второй половины 70-х годов эта непоследовательность стала ощущаться повсеместно, нарастала и неэквивалентность хозяйственных связей села с промышленностью. Важные и дорогостоящие меры по увеличению основных фондов без коренного изменения экономических отношений на селе не оправдали себя. В 1970—1982 гг. рентабельность отрасли упала в 2,5—3 раза. Постоянно росли затраты на производство единицы продукции. В девятой пятилетке на производство 100 пуб. валовой продукции тратилось 86 руб., в десятой — 92, а в одиннадцатой — уже 116 руб. Производительность труда в сельском хозяйстве республики в 1975 г. к уровню 1970 г. возросла на 5%, в следующем пятилетии — на 2%, а в 1985 г. по сравнению с 1980 г. снизилась на 8%. Среднегодовые темпы прироста производства сельскохозяйственной продукции, несмотря на некоторый рост, также обнаруживали все более определенную тенденцию к снижению. Если в годы восьмой пятилетки по сравнению с предыдущим пятилетием он составлял 28%, то в девятой снизился до 19, в десятой — до 10, в одиннадцатой — до 8%. Основная причина низких темпов роста производства сельскохозяйственной продукции, сбоев в сельском хозяйстве состояла в том, что оно испытывало давление отживших административных методов хозяйствования, деятельность хозяйств была излишне регламентирована. Административный метод управления не давал простора для развития хозрасчета, лишал колхозы и совхозы самостоятельности в работе, подрывал чувство хозяина у тружеников полей и ферм. Мелочная опека распространялась на все стороны деятельности колхозов и совхозов. Навязывание хозяйствам заданий по производству даже убыточных в данной зоне видов продукции вело к резкому снижению экономики хозяйств.

До 70-х годов Кыргызстан занимал первое место в СССР по урожайности сахарной свеклы. Свекловодство было основой сельского хозяйства восьми районов Чуй-ской долины. Среднегодовое производство ее составляло 1,7—1,8 млн. т, урожайность — 360—380 ц/га. В отрасли были заняты тысячи знающих свое дело людей. Но ведущая в Чуйской долине отрасль из высокорентабельной в 60—70-е годы к 80-м годам превратилась в убыточную из-за игнорирования руководством научных основ ведения свекловодства. Несмотря на неоднократные заключения специалистов — ученых Всесоюзного института свекловодства, предлагавших сократить посевы сахарной свеклы (в связи с поражениями свекловичных площадей корневыми гни-лями), они не только не сокращались, а росли. Волевые решения, направленные на расширение площадей (поскольку урожаи снижались, а планы заготовок оставались прежними), привели к тому, что были отброшены разработанные в свое время схемы севооборотов. То же самое было и с производством хлопка: посевы хлопчатника в севооборотах достигали 40%, а урожайность постоянно снижалась. С 1975 г. ЦК Компартии Киргизии и правительство республики неоднократно обращались в ЦК КПСС и союзное правительство с просьбой изменить специализацию в растениеводстве, заменить производство сахарной свеклы и частично хлопка производством других видов продукции, в частности, семян люцерны, сахарной свеклы, табачного листа. Только через три года эти просьбы были удовлетворены. Изменения в специализации растениеводства республики способствовали увеличению поставок в общесоюзный фонд семян названных культур и табачного листа, что позволило обеспечить северные районы страны этими семенами, а также поднять экономику республики. Большим тормозом в повышении эффективности сельскохозяйственного производства являлся увеличивающийся из года в год административно-управленческий аппарат. В общесоюзном разделении труда Кыргызстан традиционно выступал как крупный по своему значению район производства продукции животноводства. Ведущую роль в животноводстве республики играло овцеводство, дававшее 34% всех доходов колхозов и совхозов. Кыргызстан занимал третье место в СССР по абсолютным показателям производства продукции овцеводства (уступая только РСФСР и Казахстану), а в расчете на единицу сельскохозяйственных угодий — первое. Увеличение производства продукции животноводства достигалось в основном за счет экстенсивных факторов, главным из которых был необоснованный рост поголовья общественного стада без учета возможностей естественных пастбищ и полевого кормопроизводства. Плотность скота, возросшая за этот период в 1,9 раза, хотя и стабилизировалась, но уже предопределила деградирование пастбищных угодий. Около 60% их практически стали малопригодными, а на достаточно продуктивных урожайность травостоев понизилась в 2 раза. Овцеводство, определяющее экономику большинства колхозов и совхозов республики, особенно горных районов, где на его долю приходилось 90% доходов, постепенно снижало доходность. Рентабельность этой доходной в прошлом отрасли в одиннадцатой пятилетке составила 7,9%, а в 1985 г. овцеводство впервые стало убыточным. Несмотря на это, в перспективе предусматривалось дальнейшее ускоренное развитие тонкорунного и полутонкорунного овцеводства. Для выполнения этих заданий необходимо было удвоить капиталовложения в отрасль. Но этого сделано не было. Более того, не были выполнены планы по строительству животноводческих помещений, существенному повышению уровня кормопроизводства и т. д. Все это предопределило дальнейшую деградацию определяющей отрасли животноводства республики.

59. Застойные явления в различных сферах жизни республики, их сущность и причины. 70- е первая половина 80- х гг. XX в.

История последующего периода показала, что выдвинутые задачи «развернутого строительства коммунизма» не могли иметь практического решения.

Курс на реформы утратил в начале 60-х годов динамизм и былую притягательную силу. Общество, нуждающееся в реформах, не знало, как к ним подойти, его все более обескураживала несуразность многих из них. Поэтому устранение Н. С. Хрущева с постов первого секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР на октябрьском (1964 г.) Пленуме ЦК КПСС было встречено в массах с безразличием, а некоторыми — с облегчением, так как это связывалось с надеждой на большую стабильность и упорядоченность, на подъем народного хозяйства. Первым секретарем ЦК КПСС был избран Л. И. Брежнев, Председателем Совета Министров назначен А. Н. Косыгин. Как и во всей стране, в Кыргызстане были объединены промышленные и сельские партийные организации и советские органы, упразднены зональные промышленно-производственные управления и восстановлены районные комитеты партии. Однако восстановление территориально-производственного принципа построения партийных органов не исключало возможности администрирования, вмешательства их в дела хозяйственных и советских органов. Обновления функций райкомов не произошло, хотя об этом немало говорилось и на мартовском (1965 г.) пленуме ЦК КПСС, и на XXIII съезде партии. Они были восстановлены в привычном виде, с традиционными методами и формами работы как важнейший элемент административно-командной системы. Структура парторганизаций Кыргызстана приспосабливалась к выполнению спускаемых сверху волевых решений и указаний. Штатный партаппарат областных, районных комитетов и ЦК Компартии Киргизии резко вырос. Производственно-отраслевая организация и специализация партаппарата усиливали его нацеленность на дублирование советских и хозяйственных органов, на технократический подход и административно-нажимные методы. Меры по «совершенствованию стиля работы» партийных комитетов, принимавшиеся в 70—80-е годы, не затрагивали основ административно-командной системы, поэтому многие ее изъяны не только не были преодолены, но в условиях Кыргызстана даже усиливались. Слепая вера в универсальную эффективность жесткой централизации, опора на устоявшиеся организационно-структурные стереотипы усугублялись трайбализмом, проявляющимся в расстановке и выдвижении руководящих работников. Как и четверть века назад, выход был найден в смене руководства, а не в ликвидации устоявшейся системы. 2 ноября 1985 г. Т. У. Усубалиев был освобожден от обязанностей первого секретаря ЦК Компартии Киргизии. Его место занял А. М. Масалиев — инспектор ЦК КПСС. Достигнутые к 60-м годам показатели экономического развития страны свидетельствуют, что в СССР в целом определяющая общенациональная задача построения индустриального общества была решена. Реальной стала перспектива дальнейшего поступательного развития к научно-индустриальному (постиндустриальному) обществу. Но это была лишь теоретическая возможность, ибо реализовать ее в рамках устоявшихся социально-экономических отношений, идеологических ориентиров и политических структур было невозможно. Для нового витка общественного прогресса требовалось радикальное обновление общественных отношений. Следует отметить, что еще не все возможности развития страны были исчерпаны, страна могла еще продвигаться вперед. Это объяснялось тем, что индустриализация отдельных регионов и отраслей проходила неравномерно и во многих из них все еще продолжалась. Перспектива застоя и кризиса была осязаема уже в первой половине 60-х годов, когда даже по официальной статистике среднегодовые темпы прироста национального дохода сократились с 10,2% в 50-е годы до 6,5%, а темпы роста производительности труда — с 8 до 6%. Очевидные тревожные симптомы видело и руководство страны. В начале 60-х годов были приняты меры «по совершенствованию руководства хозяйством», но они касались лишь отдельных сторон самого аппарата администрирования и ожидаемых результатов не принесли. Несовершенство методов управления, планирования и экономического стимулирования производства, всего механизма хозяйствования становилось все более очевидным. Реформа, хотя и поверхностная, все же содействовала повышению темпов развития. Восьмая пятилетка (1966— 1970 гг.) стала лучшей по экономическим показателям. Но вслед за первым шагом не последовало других необходимых и более радикальных изменений. Попытка осуществить глубокие качественные преобразования экономики, не выходя за пределы собственно экономической сферы, оставляя в неприкосновенности политическую систему, социальную и идеологическую, не удалась. Все более расширявшийся бюрократический аппарат управления обесценил реформу, сохранив старые методы материально-технического обеспечения и вертикальную ведомственную подчиненность. Экономика Кыргызстана во второй половине 60-х — первой половине 80-х годов развивалась как органическая составная часть народнохозяйственного комплекса страны. Основу ее составляла многоотраслевая, нацеленная на удовлетворение потребностей Союза в целом промышленность, на долю которой к концу данного периода приходилось 60% совокупного общественного продукта и более половины национального дохода республики. Большие возможности в развитии индустриального и аграрного секторов экономики республики использовались недостаточно эффективно. Результатом и непосредственным проявлением негативных и застойных процессов стало прогрессирующее понижение показателей развития народного хозяйства республики. Среднегодовые темпы роста произведенного национального дохода снижались, систематически снижалась фондоотдача, хотя фондовооруженность труда возрастала. За 1975—1985 гг. основные производственные фонды в народном хозяйстве республики увеличились на 85%, валовой же общественный продукт—на 51, а произведенный национальный доход—на 53%. За этот же период производство промышленной продукции возросло на 60%, а валовой продукции сельского хозяйства — на 18%. Падала рентабельность производства. Несмотря на достигнутые в 70—80-е годы определенные успехи, для прироста производства требовалось все большее дополнительное вовлечение материальных, природных и трудовых ресурсов. В итоге снижалась эффективность производства, развитие экономики вступало все в большее противоречие с социальной политикой -— с осуществлением провозглашенной задачи — наиболее полного удовлетворения потребностей людей с целью их всестороннего и гармоничного развития.

60. Демократизация общественной жизни в Кыргызстане.

Одной из главных черт развития суверенной Кыргызской Республики стал неизменный курс на демократизацию общественной жизни. Это прежде всего стремление к оптимальному разграничению функций государства и гражданского общества, построению новых производственных, общественных отношений, чтобы наиболее эффективно совместить личный интерес с коллективным, коллективный — с государственным, интересы представителей разных наций, живущих в стране, — с интересами «общего дома всех кыргызстанцев», интересы политических партий и движений — с интересами всего общества. Принципы, установленные « реализуемые в общественной практике, — экономическая свобода, политический плюра-изм духовная общность и нравственный гуманизм — способствуют выбору человеком своего места в жизни, служат гарантией его безопасной и социально значимой жизнедеятельности. И хотя до полного обеспечения названных условий еще далеко, государственная политика явно повернулась лицом к человеку, что подтверждается принятыми законами и реализуемыми решениями. Суверенный Кыргызстан с момента обретения независимости провозгласил ориентацию государственной политики на демократизацию общественной жизни. Однако в первые 2—3 года процесс демократизации страдал «детской болезнью». Эйфория от ложно понимаемой демократизации приводила порой к абсурду, ко вседозволенности. Проявлением ложной демократизации стало, в частности, превращение определенными кругами политики в политиканство, что отвлекало интеллектуальный потенциал, нравственные, духовные силы и энергию людей от реальных направлений по демократизации общества. Пренебрежение принципами демократии обусловливало несовершенство разработки законодательных нормативных документов, нарушения в осуществлении самого процесса демократизации. Несмотря на такие издержки, определенные успехи демократизации налицо. Первым истинно демократическим шагом был осознанный обществом отказ от монополии коммунистической идеологии и тоталитарного режима. Вторым — выбор пути мирного радикального обновления общественного устройства и стремление сохранить гражданское согласие. Третьим — утверждение идеологической и политической свободы и политического плюрализма в общественно-политической жизни. Четвертым — переход к многоукладным и рыночным отношениям в экономике. Пятым — обеспечение свободы информации. Шестым — движение к открытости общества.

61. Экономика Кыргызстана в условиях перестройки. 1985-1991 гг.

Горбачев и его сторонники не стремились к смене общественно-политического строя, считая, что социализм в СССР вполне жизнеспособен. Однако они понимали, что «так жить нельзя». Вскоре состоялся апрельский (1985 г.) Пленум ЦК КПСС, на котором многие вопросы общественной жизни страны были поставлены по-новому. Был провозглашен курс на ускорение социально-экономического развития страны. Главным его двигателем виделись научно-технический прогресс, техническое перевооружение экономики и активизация «человеческого фактора».Таким образом, комплекс преобразований касался лишь сферы экономики, где острее всего чувствовались признаки кризиса советской системы. Именно на решение экономических задач были нацелены меры по наведению порядка, укреплению трудовой и технологической дисциплины, повышению ответственности кадров. Как и все региональные звенья КПСС, партийная организация Кыргызстана как всегда решительно поддерживала и последнюю реформу партии — «перестройку», начатую сверху. В республике была разработана Генеральная схема управления народным хозяйством, согласно которой укреплялись действующие и создавались новые торгово-промышленные, проектно-промышленно-строительные и другие организации, углублялись специализация и кооперация, пересматривались организационные структуры бюрократического аппарата, который подлежал резкому сокращению. Принимались меры по внедрению хозрасчета, экономических методов управления в народное хозяйство. Был объявлен экономический всеобуч. Коммунисты и руководители трудовых коллективов всех звеньев перешли от зубрежки истории партии и особенностей «развитого социализма» к изучению основ экономических знаний, хозяйственного расчета и самофинансирования. В ходе перестройки Кыргызстан избрал ряд приоритетных направлений: оздоровление политической и нравственной атмосферы, развитие демократизации и гласности во всех сферах жизни, улучшение работы с кадрами, преодоление снижения темпов развития экономики, ускоренное решение социальных проблем, укрепление законности и правопорядка, проведение реформ народного образования, Развитие науки, культуры, здравоохранения и др. Благодаря ряду экономических преобразований в Кыргызстане удалось на время приостановить снижение темпов роста производительности труда, наметить сдвиг в структурной и инвестиционной политике, совершить поворот к социальной ориентации производства. Заметно росли капиталовложения в строительство жилья, увеличивались реальные доходы населения.

Так, в 1988 г. среднегодовой темп прироста произведенного национального дохода составлял 5,9% вместо 4,3% в 1981—1985 гг. По сравнению с 1985 г. продукции промышленности произведено больше на 13,6%, сельского хозяйства— на 14%, а производительность труда была выше в промышленности на 11,5, в сельском хозяйстве—на 16, в строительстве — на 13%, т. е. значительно больше, чем в 1981—1986 гг. Однако в экономике республики возникло множество проблем. Главной из них стала несбалансированность потребительского рынка, которая привела к повышенному, иногда ажиотажному, спросу на продукты питания, одежду, обувь, бытовую технику. С началом перехода к региональной хозяйственной самостоятельности, хозрасчету начались нарушения договорной дисциплины по поставкам продукции. От этого начала страдать прежде всего металлообрабатывающая промышленность Кыргызстана, ориентированная на привозное сырье и детали. В свою очередь кыргызстанцы стали часто «забывать» свою «инициативу», гремевшую на всю страну: «Все поставки братским республикам в срок и с отличным качеством!». В 1988 г. 15% промышленных объединений и предприятий нарушили договорную дисциплину по поставкам. В сельском хозяйстве труд, основанный на личной заинтересованности, доказал свою эффективность. В 1988 г. личное и подсобное хозяйство населения, во владении которого находилось 35,8%) поголовья крупного рогатого скота республики, 16,6% поголовья овец и коз, давали 33,2% произведенного в Кыргызстане мяса и 45% молока. Однако аренда и кооперация в сельском хозяйстве внедрялись медленно и болезненно, с трудом преодолевая бюрократические рогатки и комплексы массовой психологии. В 1989 г. начался кризис «перестройки». После непродолжительного подъема наступил экономический кризис, имеющий тенденцию к углублению. В декабре 1989 г. началось устойчивое снижение объемов промышленного производства, которое продолжалось весь 1990 г. и ускорилось в 1991 г. Каждое четвертое предприятие не выполняло договорные обязательства.

62. Образование суверенного государства Кырыгзстан и его международное признание.

1991 г. вошел в мировую историю как год распада СССР и возникновения на его обломках новых самостоятельных национальных государств. С этого года открывается и новая страница многовековой истории кыргызского народа и Кыргызстана. В апреле 1990 г. были приняты Законы СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР», «Об основах экономических отношений Союза ССР, союзных и автономных республик», «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации», а в мае — «Об экономическом положении и концепции перехода к регулируемой рыночной экономике» и другие, по которым союзные республики получили больше прав на самостоятельное решение вопросов социально-экономического развития и государственного управления. Следующим шагом на пути развала СССР стало принятиесоюзными республиками деклараций о государственном суверенитете. Одним из первых Декларацию о государственном суверенитете принял Верховный Совет РСФСР—12 июня 1990 г. 15 декабря 1990 г. Верховный Совет Киргизской ССР принял Декларацию о государственном суверенитете республики. Она была первым законодательным документом Кыргызстана, провозгласившим основные принципы и положения строительства новой национальной государственности в рамках Советского Союза. Декларация провозглашала, что государственный суверенитет Республики Кыргызстан означает верховенство государственной власти республики на всей ее территории и независимость во внешних сношениях. 31 августа 1991 г. Верховный Совет республики принял Декларацию о государственной независимости Республики Кыргызстан. С этого дня идет отсчет истории новой самостоятельной государственности кыргызского народа. Декларация объявила Республику Кыргызстан независимым, суверенным, демократическим государством, территория которого является целостной и неделимой, на ней действует только Конституция Республики Кыргызстан. Подчеркнув приверженность Кыргызстана общепризнанным принципам международного права, дружбы и взаимовыгодного сотрудничества между народами, Декларация указала, что Кыргызстан «выступает за заключение нового Союзного договора суверенных государств на равных основаниях». Дальнейший путь развития Кыргызстана сопровождается напряженной работой по наполнению провозглашенного суверенитета реальным содержанием. Указами Президента Республики Кыргызстан был упразднен КГБ и создан Госкомитет по национальной безопасности (20 октября 1991 г.), в целях обеспечения независимости страны была создана Национальная гвардия (3 декабря 1991 г.). 31 декабря 1991 г. в целях защиты экономических интересов Кыргызстана создаются Государственная таможенная инспекция, а также внутренние войска — для зашиты прап граждан и общественной безопасности. В 1992 г. для обеспечения государственного суверенитета и территориальной целостности республики образован Государственный комитет по делам обороны, приняты под юрисдикцию республики воинские части и учреждения, расположенные на территории Кыргызстана. 3 марта 1992 г. Верховным Советом республики утвержден государственный флаг Кыпгызской Республики, а 18 Декабря — новый государственный гимн. Процесс установления атрибутов государственного суверенитета завершился 14 января 1994 г. принятием нового государственного герба Кыргызской Республики. Важнейшим событием на пути суверенного развития Кыргызстана явилось принятие Верховным Советом республики 5 мая 1993 г. новой Конституции, согласно которой страна стала называться Кыргызской Республикой, а ее высший законодательный орган — Жогорку Кенешем. Таким образом, в 1991 —1995 гг. Кыргызская Республика шла к решительному политическому суверенитету, обретая действительную независимость. За короткий срок она обрела такие необходимые компоненты реального суверенитета, как атрибуты государственной самостоятельности, новая демократическая Конституция, собственный золотой запас, таможенная служба, Национальная гвардия, внутренние войска, национальная валюта и др. Первыми в декабре 1991 г. о дипломатическом признании суверенной Кыргызской Республики объявили Турция и США, затем Россия. К четвертой годовщине независимости, к 31 августа 1995 г., дипломатические отношения с Кыргызской Республикой установили уже 88 государств мира. 1 февраля 1992 г. впервые в истории Кыргызстана в Бишкеке открывается посольство иностранного государства — США, 29 апреля — Турции, 6 мая — Китайской Народной Республики, затем России и других государств. 2 марта 1992 г. на 46-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Кыргызстан был принят в члены ООН. Решение было принято без голосования, на основе единодушного одобрения. В тот же день на флагштоке у здания ООН в Нью-Йорке был торжественно поднят флаг Кыргызской Республики. В это же время начался процесс заключения двухсторонних соглашений об установлении дипломатических отношений. 20 марта 1992 г. такое соглашение было подписано с Российской Федерацией и с Кубой. Первый Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи был заключен с Узбекистаном— 29 сентября 1992 г.

63. Внешняя политика Кыргызской Республики.

Главное содержание внешней политики Кыргызской Республики определяется общенациональными интересами развития Кыргызстана как суверенного демократического государства, обеспечения благоприятных внешних условий для создания современного динамичного хозяйства, гарантирующего государству политическую и экономическую независимость, населению — достойную жизнь, а также для включения Кыргызстана в мировое сообщество как миролюбивой страны с многовековой историей, выгодным геополитическим положением, значительным экономическим, технологическим, интеллектуальным и духовно-нравственным потенциалом. Важнейшими внешнеполитическими задачами Кыргызстана на современном этапе стали: 1. Сохранение мира, стабильности в республике, ее территориальной целостности; интеграция Кыргызстана с другими странами СНГ в мировое сообщество в области политики, экономики и культуры. 2. Мирное урегулирование имеющихся межнациональных и вооруженных конфликтов в Центральной Азии и СНГ, недопущение распространения их на свою территорию, неучастие в военных блоках, неуклонный нейтралитет. 3. Сохранение добрососедских отношений со всеми пограничными странами, опираясь на традиционные связи и отношения с ними. 4. Развитие взаимовыгодного сотрудничества со всеми странами, опыт, технологии, инвестиции которых станут подспорьем в проведении экономических реформ, в решении задач социально-экономического развития. 5. Формирование благоприятных для Кыргызстана условий международной торговли, выхода на мировые рынки продукции национального производства и кыргызстанских предпринимателей. 6. Активизация работы в ООН и других международных организациях для укрепления позиций Кыргызской Республики в мировом сообществе. Основополагающими принципами, обусловленными главными задачами внешнеполитической деятельности Кыргызской Республики, становятся: защита национальных интересов народа Кыргызстана; уважение территориальной целостности и суверенитета государств, невмешательство в их внутренние дела; равенство и взаимовыгодное экономическое сотрудничество; отказ от войны как средства осуществления национальной политики. Сущностью этих основополагающих принципов и фундаментальных задач определяются следующие основные приоритеты во внешней политике Кыргызской Республики: обеспечение политическими средствами безопасности, суверенитета, независимости и территориальной целостности Кыргызстана; содействие укреплению стабильности по всему периметру кыргызстанских границ, в ближайших регионах и в мире в целом; защита прав, свобод, достоинства и благополучия кыр-гызстанцев; защита основ самобытности и достоинства кыргызского народа, его традиций, культуры и образа жизни; обеспечение благоприятных внешних условий для продвижения демократических реформ в направлении формирования гражданского общества, для создания эффективной рыночной экономики, развития конкурентоспособности кыргызстанских производителей и защиты их интересов на мировых рынках; создание равноправных и взаимовыгодных отношений, прежде всего с соседями — партнерами по СНГ, близкими нам в этносоциальном, духовно-культурном и экономическом отношении странами, а также экономически мощными и технологически развитыми странами ближнего и дальнего зарубежья. Кыргызстан отвергает двойные стандарты в выборе средств своей внешней политики. Его действия строятся строго на основе международного права, приверженности целям и принципам Устава ООН.

Учитывая сложившуюся в республике этнодемографическую и этнополитическую ситуацию а также военное и экономическое значение России, Кыргызская Республика не допускает дистанцирования от России и центральноазиатских республик СНГ. Более того, она всеми силами содействует укреплению и развитию интеграционных процессов и тенденций. Внешнеполитическая линия Кыргызстана учитывает, что в противном случае предопределены ослабление исторически сложившихся кыргызско-российских взаимосвязей, усиление оттока славян и европейцев из Кыргызстана, что не может не сказаться отрицательно на всех сферах жизнедеятельности республики. Не отвечает национальным интересам Кыргызстана и отрыв его от государств Центральной Азии, с которыми у кыргызского народа обшие этнокультурные, исторические и генетические корпи, что во многом определяет будущее нашей страны. Важность активизации внешнеэкономической деятельности Кыргызстана обусловлена тем, что собственный экономический потенциал республики еще недостаточен для успешных экономических реформ и преобразований. Нужны дополнительные источники финансирования и рычаги подъема экономики. Кроме того, мировой опыт показывает, что без интеграции в мировое хозяйство успешное развитие немыслимо даже для высокоразвитых стран. С учетом интересов и потребностей Кыргызской Республики и международного опыта Указом Президента республики еще в феврале 1991 г. был образован Совет по координации внешних политических, экономических и гуманитарных связей. В последующем была разработана единая государственная политика связей Кыргызстана, одобренная парламентом республики, главная цель которой — выработка реальной программы внешнеполитической деятельности, ликвидация дисбаланса экспорта и импорта; расширение и углубление взаимовыгодного сотрудничества со всеми странами; введение стихии внешних связей в единое русло государственной политики, подчинив ее экономическому и интеллектуальному развитию Кыргызстана. Важнейшим направлением утверждения Кыргызской Республики как суверенного независимого государства является участие ее в деятельность международных организаций. Активное участие Кыргызстана в деятельности международных организаций открывает новые перспективы использования их широких возможностей для обеспечения национальных интересов республики в социально-экономическом, политическом и духовном развитии, а также повышении ее роли и престижа на международной арене.

64. Кыргызстан в борьбе с международным терроризмом и религиозным экстремизмом. Уроки баткенских событий (1999 г.)

е действия проходили в райнеТерроризм в любых формах своего проявления превратился в одну из опасных по своим масштабам, непредсказуемости и последствиям общественно-политических и моральных проблем, с которыми человечество входит в XXI столетие. Терроризм и экстремизм в любых их проявлениях все больше угрожают безопасности многих стран и их граждан, влекут за собой огромные политические, экономические и моральные потери, оказывают сильное психологическое давление на большие массы людей, чем дальше, тем больше уносит жизней ни в чем не повинных людей. Терроризм уже приобрел международный, глобальный характер. Озабоченность мирового сообщества ростом террористической активности обусловлена многочисленностью жертв террористов и огромным материальным ущербом, наносимым террором, За несколько последних лет людские и материальные потери в связи с террористическими актами зафиксированы в Кыргызстане, Северной Ирландии, США, России, Кении, Танзании, Японии, Аргентине, Индии, Пакистане, Алжире, Израиле, Египте, Турции, Албании, Югославии, Колумбии, Иране, в государствах Юго-Восточной Азии и в ряде других стран. Кыргызстан находится в эпицентре борьбы с международным терроризмом, незаконным оборотом наркотиков, оружия, которые представляют угрозу стабильности и безопасности не только Центрально-азиатскому региону, но и всему цивилизованному миру. Среди региональных образований с участием Кыргызстана одним из наиболее перспективных и относительно действенных на настоящий момент является Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), до недавнего времени именовавшаяся как "Шанхайская пятерка" по числу следующих стран-участниц: Казахстан, Китай, Кыргызстан, Россия и Таджикистан. В результате работы ШОС в 2001 году была подписана Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, обеспечившая нормативно-правовую базу для сотрудничества в этой сфере. В рамках конвенции также было принято окончательное решение о создании совместного Антитеррористического центра в Бишкеке. Государства - участники ШОС высоко оценивают роль Кыргызстана в борьбе с международным терроризмом, в координации коллективных усилий в этой сфере. И, в частности, - инициативу создания Региональной антитеррористической структуры (РАТС), разработку нормативной базы для нее. В целях повышения эффективности межгосударственного сотрудничества в борьбе с организованной преступностью, международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма были созданы в рамках СНГ пять координационных органов: Совет министров иностранных дел, Координационный совет генеральных прокуроров, Совет руководителей органов безопасности и специальных служб, Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории СНГ, и наконец - Антитеррористический центр государств Содружества. В настоящее время Кыргызстан стал мощным опорным пунктом в борьбе с международным терроризмом и сейчас необходимо активизировать сотрудничество в военной области, в сфере безопасности, в совершенствовании борьбы с транснациональной организованной преступностью. Размещение штаба коллективных сил быстрого развертывания, дислокация российской военной авиации на аэродроме “Кант” еще раз доказывает это утверждение. Баткенские события двух лет дали возможность обществу по-новому взглянуть на себя, свое место в мире и свои проблемы. 1999 год остался в истории Кыргызстана тем, что страна впервые со дня обретения независимости столкнулась с вооруженным вторжением на свою территорию. В течение двух месяцев иностранные бандформирования держали в напряжении всю республику, захватив в качестве заложников на юге страны нескольких работников органов внутренних дел и четырех японских геологов с переводчиком. В ходе операции по освобождению заложников и вытеснению боевиков так называемого Исламского Движения Узбекистана (ИДУ) Кыргызстан потерял убитыми 26 человек, более 50 граждан получили различные ранения. Боевые действия проходили в пределах территории сел Зардалы, Жылуу – Суу Кара-Тейит, Сырт и между анклавом Ворух до блок-поста Кара-мык, в местечке Ак-Таш Чаткальского района, на перевале Торо. Трагически незабываемый оттенок событий Баткен-1999 отмечает бомбардировка двумя самолетами узбекских ВВС кыргызского села Кара-Тейит, в результате которого погибли 3 человека, 5 получили ранения, десятки домов были разрушены. Итоги 1999 года разительно отличаются от нынешних, поскольку тогда руководство страны и командование армии, во-первых, не были готовы к подобной террористической акции боевиков Исламского движения Узбекистана, во-вторых, из-за захвата заложников в самом начале событий по всему ходу процесса у них были “связаны руки”; в-третьих, ни военная, ни материально-техническая база не позволяла вести эффективные боевые действия – иное могли привести к большим трагическим последствиям, и в этом плане руководство страны поступило мудро, использовав весь спектр инструментальных средств, вплоть до каналов народной дипломатии; в-четвертых, государственный административный аппарат не имея ни практики, ни механизмов решения проблем подобного рода, действовал неапробированными методами, откровенными импровизациями, проявляя несогласованность в поручении выполнения задачи всем сразу – МО, МВД, Национально гвардии – или создавая непрочные ситуации перехода общего, единого командования от Субанова к Чотбаеву, далее Топоеву. Неапробированным методом был уже давно отвергнутый в мировой практике способ прямых переговоров с террористами, в результате аким района и глава отделения службы национальной безопасности оказались в заложниках. В мировой практике власти не вступают в переговоры с террористами, или делают это через посредников. Не самой успешной импровизацией предстала частично осуществленная идея мобилизации на военную службу альпинистов, охотников, спортсменов. Госаппарат оказался в плену психологического стереотипа, что если горы, то – альпинисты, с таким же успехом можно было призвать верхолазов, монтажников и мойщиков окон высотных зданий. В результате этой необъявленной войны руководство республики было вынуждено принять целый ряд неординарных мер по укреплению обороноспособности страны и улучшению административно-территориальной структуры государства. Президент А. Акаев издал указ об образовании Баткенской области на базе Баткенского, Лейлекского и Кадамджайского районов Ошской области, чтобы решить комплекс социально-экономических и общественно-политических проблем, которые назревали в течение нескольких лет. Другими кардинальными решениями руководства страны стали создание пограничных войск в южных регионах и уделение должного внимания состоянию силовых структур в целом и Вооруженных Сил в частности.

65. Политические преобразования в Кыргызской Республике.

31 августа 1991 г. Верховный Совет республики принял Декларацию о государственной независимости Республики Кыргызстан. С этого дня идет отсчет истории новой самостоятельной государственности кыргызского народа. В 1992 г. для обеспечения государственного суверенитета и территориальной целостности республики образован Государственный комитет по делам обороны, приняты под юрисдикцию республики воинские части и учреждения, расположенные на территории Кыргызстана. 3 марта 1992 г. Верховным Советом республики утвержден государственный флаг Кыргызской Республики, а 18 Декабря — новый государственный гимн. Процесс установления атрибутов государственного суверенитета завершился14 января 1994 г. принятием нового государственного герба Кыргызской Республики. Нельзя не отметить большую созидательную роль, которую сыграл в начале переходного периода Жогорку Кенеш (избранный как Верховный Совет Киргизской ССР). Впервые в истории Кыргызстана состав высшего органа государства был избран на альтернативной основе. Уже на первой сессии, состоявшейся 10—15 апреля 1990 г., были сделаны первые шаги в направлении политического плюрализма. Принимаемые законы показали, что республика приобретает самостоятельность, на деле становится суверенным государством. Об этом свидетельствуют законы о земле, о собственности, об аренде и другие, которые тогда носили революционный характер. Декларация о государственном суверенитете Кыргызстана открыла новую страницу в истории страны. Принимались законы и документы, создающие правовую базу для преобразования политической и экономической систем. Важнейшим событием на пути суверенного развития Кыргызстана явилось принятие Верховным Советом республики 5 мая 1993 г. новой Конституции, согласно которой страна стала называться Кыргызской Республикой, а ее высший законодательный орган — Жогорку Кенешем. Однако уже через полтора года стала очевидной необходимость серьезных изменений и дополнений к этой новой Конституции. 22 октября 1994 г. состоялся всенародный референдум по вопросу внесения изменений и дополнений в Конституцию Кыргызской Республики и образования двухпалатного парламента. А 5 февраля 1995 г. в соответствии с новой Конституцией были провозглашены выборы в двухпалатный парламент республики, который начал функционировать с 28 марта того же года. Таким образом, в 1991 —1995 гг. Кыргызская Республика Шла к решительному политическому суверенитету, обретая Действительную независимость. За короткий срок она обрела такие необходимые компоненты реального суверенитета, как атрибуты государственной самостоятельности, новая демократическая Конституция, собственный золотой запас, таможенная служба, Национальная гвардия, внутренние войска, национальная валюта и др. Согласно Конституции Кыргызской Республики главой государства является Президент, он представляет Кыргызскую Республику внутри страны и в международных отношениях, выступает в качестве гаранта Конституции, законов, прав и свобод граждан, обеспечивает единство государственности, незыблемость конституционного строя, согласованное функционирование и взаимодействие государственных органов. Президент определяет структуру Правительства, с согласия Жогорку Кенеша назначает главу и членов Правительства, Генерального прокурора, председателя правления Национального банка, глав дипломатических представительств Кыргызской Республики в иностранных государствах к международных организациях. Политический плюрализм и многопартийность — это достижения мировой цивилизации, призванные предотвратить монополию на власть как источник застоя или беззакония, повысить политическую и экономическую активность масс. В политическую систему Кыргызстана в 1998 г. входило около 20 политических партий, 15 массовых движении, 30 профессиональных, 18 творческих союзов, большое количество культурно-просветительных, земляческих, женских, молодежных обществ, объединений и фондов. Сопоставление программных установок наиболее известных политических партий показывает, что все они ставят целью борьбу за создание суверенной, демократической, правовой, процветающей Кыргызской Республики. В январе 1991 г. был утвержден новый экономический курс. Важнейшими моментами рыночных реформ стала приватизация — центральный пункт на пути к рынку, либерализация финансово-кредитного сектора (1991 г.), цен (1992 г.), внешней торговли (1994 г.). В связи с постоянно нарастающим инфляционным давлением из-за пределов республики было принято решение о выходе из рублевой зоны и 10 мая 1993 г. введена национальная валюта Кыргызской Республики — сом. В Кыргызской Республике разработана и принята Национальная программа «Аракет» («Действие»). Программой предусматриваются меры по развитию рынка труда, борьбе с безработицей, поддержке самозанятости населения, реформированию системы оплаты труда. Разработана программа «Рынок труда и занятости населения в Кыргызской Республике на 1998—2000 гг. и на период до 2005 г.» («Эмгек»). Реформируется система пенсионного обеспечения.За первые годы существования независимого Кыргызстана осложнилось положение в сфере здравоохранения. Сегодня необходимы неотложные меры по изменению ситуации в этой важнейшей сфере. Кыргызская Республика является полноправным членом Всемирной организации здравоохранения и разрабатывает государственную программу «Здоровая нация» (до 2000 г.). При поддержке международных доноров начата реализация национальной программы «Манас» (1996—2006 гг.), а также целевых программ «Имму-нопрофилактика-2000», «Туберкулез», «Здоровое сердце — каждому кыргызстанцу» (до 2010 г.) и др. Большое внимание уделяется осуществлению национальной программы «Аялзат» («Женщина»). Ее реализация (1996—2000 гг.) обеспечит улучшение положения женщин, детей и молодежи.

66. Деятельность политических партий, общественных объединений и движений в Кыргызской Республике.

Политический плюрализм и многопартийность — это достижения мировой цивилизации, призванные предотвратить монополию на власть как источник застоя или беззакония, повысить политическую и экономическую активность масс. В политическую систему Кыргызстана в 1998 г. входило около 20 политических партий, 15 массовых движении, 30 профессиональных, 18 творческих союзов, большое количество культурно-просветительных, земляческих, женских, молодежных обществ, объединений и фондов. На конец 2003 года в Республике Кыргызстан зарегистрировано 24 политических партий. Н –р: Демократическая партия "Эркин Кыргызстан". Целями и задачами партии является создание демократического правового независимого кыргызстанского государства, защита конституционных прав всех народов, проживающих на территории республики, недопущение нарушений законности, создание общества, где человеческие интересы будут выше государственных. Партия национального возрождения "Асаба". Задачи партии - создание суверенного независимого демократического государства, развитие языка и культуры, защита национальных, экономических и политических интересов кыргыщского народа. Партия коммунистов Кыргызстана. Задачи партии - защита и утверждение государственного суверенитета, независимости, равноправия и взаимовыгодное сотрудничество республик в международном сообществеПартия "Ата-Мекен". Цели и задачи партии - Построение правового демократического государства, проведение экономических реформ, эволюционное реформирование общества. Республиканская народная партия Кыргызстана. Цели и задачи - стабилизация экономической, социальной и политической жизни в республике с последующим ее устойчивым развитием. Партия "Демократическое движение Кыргызстана". Цели партии - демократическое развитие общества, построение правового государства, формирование политически и экономически грамотной личности. Социал-демократическая партия Кыргызстана. Цели и задачи - выработка социально ориентированной политики развития Кыргызстана с учетом объективных реалий и реализация ее через государственные органы власти на конституционной основе. Партия "Единство Кыргызстана". Задачи партии - содействие построению демократического общества и правового государства, борьба против проявлений шовинизма и национализма. Демократическая партия женщин Кыргызстана. Цели и задачи партии - активизация участия женщин в общественно-политической жизни Кыргызской Республики, широкое вовлечение женщин в управление делами общества и государства, увеличение их представительства в выборных органах власти на всех уровнях принятия решений. Демократическая партия экономического единства. Задачи партии - движение к обществу свободы и социальной справедливости, построение демократического общества, основанного на принципах государства и на приоритете общественных ценностей. Аграрно-трудовая партия Кыргызстана. Задачи партии - способствовать преодолению тяжелейшего кризиса в промышленности и предотвращению окончательного распада сельской инфраструктуры. Несмотря на внушительное для небольшой страны число политических партий и массовых движений, население республики в целом сегодня не проявляет особой политической активности. Отчасти это объясняется менталитетом кыргызского народа, его терпимостью к различным невзгодам, а также нежеланием населения Кыргызстана допустить возможность повторения трагических событий (типа ошских, ферганских, таджикских, чеченских и др.)- Многое связано и с программными задачами политических партий и движений. Сопоставление программных установок наиболее известных политических партий показывает, что все они ставят целью борьбу за создание суверенной, демократической, правовой, процветающей Кыргызской Республики. Иными словами, они за то, к чему стремятся нынешний Президент и Правительство государства. Программные установки всех политических партий в сфере экономики почти идентичны: равноправие всех форм собственности, рыночные отношения. Анализ программных документов политических партий показывает, что все они своей социальной базой считают все слои населения. Ни одна политическая партия Кыргызстана не имеет реальной программы вывода республики из кризисного состояния, дееспособной социальной базы поддержки, средств н возможностей для оказания влияния на широкие слои населения. В таких условиях, казалось бы, пора некоторым партиям объединиться, а отдельным — самораспуститься. Однако такого не происходит. Ибо партии создаются не столько ради защиты интересов определенных социальных слоев населения, сколько для борьбы за власть.

67. Экономическая реформа суверенного государства Кыргызстан.

Параллельно с политическими преобразованиями в стране осуществлялись кардинальные экономические реформы, сущность которых составляет переход к рыночным отношениям. Правда, переход к социально ориентированной рыночной экономике, включая и приватизацию, был начат в 1990 г.,

еще в Союзе ССР. Разрабатывались и принимались программы как в СССР в целом, так и в союзных республиках. Верховным Советом Киргизской ССР, например, в октябре 1990 г была принята «Программа стабилизации народного хозяйства республики и перехода к рыночной экономике». В соответствии с идеей Программы в январе 1991 г. был утвержден новый экономический курс, основными направлениями которого явились: 1. Новая аграрная политика: создание социальной инфраструктуры, развитие мелкого промышленного предпринимательства на селе. 2. Пересмотр законодательных и других нормативных актов республики, создание экономических, организационных и правовых условий для привлечения внешних инвестиций, займов, кредитов и новой технологии.

3. Приватизация мелких и «малых предприятий в сфере торговли, общепита, бытового обслуживания, местной промышленности, стройиндустрии, автотранспорта. 4. Установление экономических и политических отношений с развитыми странами Запада и Востока. Разработка целостной концепции внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности правительства и др. После распада СССР перед Кыргызской Республикой встала задача проведения собственной экономической политики и разработки самостоятельной программы экономических действий на переходный период. Программа перехода к рыночной экономике Кыргызской Республики постоянно уточнялась, совершенствовалась и корректировалась с учетом складывающейся ситуации. В первую очередь это касалось процесса приватизации — центрального пункта на пути к рынку. В 1991 г. процесс приватизации получил незначительное Развитие, поскольку еще не была в должной мере подготовлена законодательно-нормативная база. С 1992 г. процесс пошел достаточно быстро и пик его пришелся на 1993 г. Первый этап — этап приватизации мелких и средних предприятий промышленности, бытового обслуживания, торговли и общественного питания, «знакомых» с рынком и в советское время, завершился в 1993 г. В 1994—1996 гг. — на втором этапе — приватизировались крупные объекты. В разрезе отраслей экономики уровень приватизации к 1998 г. составлял: в промышленности — 80,2%, в сельском хозяйстве — 42,0, в строительстве — 56,6, на транспорте — 47,8, в торговле и общественном питании — 97,2, в бытовом обслуживании — 100%. Итогом преобразования государственной собственности в республике в 1991 —1998 гг. стало формирование негосударственного сектора, являющегося базой для развития рыночных отношений в экономике, изменения стереотипов экономического поведения людей. Однако еще не достигнута главная цель приватизации — создание реальной конкурентной среды в экономике. Важнейшими моментами рыночных реформ стала либерализация финансово-кредитного сектора (1991 г.), цен (1992 г.), внешней торговли (1994 г.). В связи с постоянно нарастающим инфляционным давлением из-за пределов республики было принято решение о выходе из рублевой зоны и 10 мая 1993 г. введена национальная валюта Кыргызской Республики — сом. Это позволило проводить самостоятельную финансовую и денежно-кредитную политику и осуществлять контроль за экономической ситуацией. Стабилизация обменного курса сома позволила Кыргызстану в марте 1995 г. присоединиться к VIII статье Устава Международного Валютного Фонда, что свидетельствует о том, что кыргызская национальная валюта стала конвертируемой. Основным достижением проведенной денежно-кредитной политики в 1991 — 1998 гг. можно считать снижение темпов инфляции (годовой уровень инфляции снизился с 87% в 1994 г. до 15% в 1997 г.), замедление спада производства, что говорит о начавшейся адаптации экономики к рыночным условиям хозяйствования. В 1991 —1996 гг. экономика республики испытала наибольшие трудности начального этапа реформ. Спад промышленного производства в республике в 1996 г. по отношению к 1990 г. составил 63,7%. Основными причинами затяжного спада промышленного производства явились процесс либерализации цен, обусловивший бурный рост инфляции, издержек и цеп товаров; разрушение прежних хозяйственных связей в рамках единого экономического комплекса; потеря рынков сбыта, на которые прежде было ориентировано около трети объемов промышленной продукции республики; отсутствие системы стимулирования товаропроизводителей; несовершенство законодательной базы и механизмов разгосударствления и приватизации; слабая маркетинговая деятельность на промышленных предприятиях. С 1996 г. в отдельных отраслях промышленности (электроэнергетика, цветная металлургия, машиностроение, легкая и пищевая отрасли) наметилась тенденция к стабилизации производства. Спад производства не миновал и сельское хозяйство. Наибольшие темпы падения наблюдались здесь в 1993—1994 гг. С 1995 г. наступил перелом. Несмотря на неблагоприятные погодные условия, нехватку материально-технических ресурсов и сокращение посевных площадей, в 1996 г. было произведено растениеводческой продукции на 24,2% больше, чем в 1995 г. Б

ъольше продукции произведено и в животноводстве. В целом динамика экономических показателей Кыргызстана свидетельствует, что с 1996 г. произошло приостановление спада и отмечается начало роста. В качестве наиболее важных завоеваний в области экономики за годы существования суверенного Кыргызстана можно назвать обеспечение функционирования устойчивой национальной валюты, определенный экономический рост и качественные преобразования на селе. Преобразования в аграрном секторе экономики республики обусловили тот факт, что Кыргызстан из страны, импортирующей зерно, в последние годы превратился в страну, экспортирующую его Главная задача экономических реформ — повышение уровня жизни и социальной защищенности населения. Сегодня в республике делается все возможное для социального развития народа и обеспечения для этого экономических условий.

68. Культурные преобразования в Кыргызской Республике.

С образованием после распада СССР суверенной демократической Кыргызской Республики, несмотря на экономический кризис, связанный с переходом к рыночным отношениям, и существенное сокращение ассигнований на образование и культуру, число общеобразовательных школ и учащихся в них в республике не только не сократилось, но имеет тенденцию к определенному росту. Увеличилось количество кыргызских школ. Появились такие новые типы и виды школ, как гимназия, лицей, колледж, специализированные и частные школы. Пересматриваются учебные планы и программы, вводятся новые предметы («родиноведение», «человек и общество», «основы маркетинга» и др.), разрабатываются и издаются новые оригинальные учебники и учебные пособия. В мае 1996 г. Правительством республики была принята Национальная образовательная программа «Билим». Главные цели этой программы — сохранение доступности образования для населения, повышение его качества, а также улучшение и рост эффективности финансирования. Набирает темпы децентрализация образовательного процесса. В 1996 г. 28 лицеев и 42 гимназии работали по индивидуальным учебным планам. Увеличивается число частных школ. Одним из направлений реформы высшего образования в суверенном Кыргызстане стало увеличение количества вузов и средних специальных учебных заведений в результате создания их во всех регионах страны. Так, в 1995/96 уч. г. в республике функционировало 39 высших учебных заведений (все педагогические институты преобразованы в университеты). К сожалению, уровень образования во многих вузах, которые создавались без достаточной материально-технической оснащенности, без помещений, квалифицированных кадров преподавателей, путем механического объединения учебных заведений, пока еще низок. Реформа образования суверенным Кыргызстаном рассматривается как одна из первоочередных задач государства. В республике создана многоуровневая система образования. В 44 государственных и частных вузах сегодня ведется подготовка специалистов более чем по 100 специальностям. Развивается система международного обмена студентами, преподавателями и учащимися. Разработана и подписана главами государств СНГ Концепция единого образовательного пространства. В Кыргызской Республике открываются совместные учебные заведения и филиалы с учебными заведениями других стран. Так, в 1933 г. был открыт Кыргызско-Российский Славянский университет, в 1997 г. — Американский и Кыргызско-Узбекский университеты, в 1998 г. — Кыргызско-Туретский университет и т. д. Широкомасштабные национальные программы, такие, как «Билим» и «Кадры XXI века», имеют своей важнейшей целью решение интеграционных задач и содействие расширению международного сотрудничества в сфере образования. Так, в качестве первых результатов реализации программы «Кадры XXI века» можно назвать возобновление подготовки кадров для Кыргызстана в московских университетах и вузах, а также обучение кыргызстанцев в университетах и магистратуре и аспирантуре Германии, России, США, Великобритании, Австрии, Австралии, Турции, Китая, Индии, Республики Корея, Малайзии и других стран. В рамках программы «Кадры XXI века» учреждены президентские стипендии: «Умут», «Жеткинчек», «Алтын шаты», «Прелюдия». Фонд «Мээрим», Международный университет Кыргызстана, Бишкекский гуманитарный университет и Американский университет в Кыргызстане ежегодно организуют летние школы языкового и компьютерного обучения. По линии этой программы школьники направляются на языковые курсы в Америку, Англию, Индию. В результате демократизации общества, гласности, плюрализма мнений, снятия цензуры в последние годы в Кыргызской Республике появилось много независимых газет, общественных и частных изданий. Пресса Кыргызстана сыграла огромную роль в мобилизации трудящихся на решение задач индустриализации и аграрного преобразования, ликвидации массовой неграмотности населения, развитии культуры, профессиональной литературы и искусства, формировании народной интеллигенции, раскрепощении женщин, политическом просвещении и интернациональном воспитании народных масс, укреплении дружбы, сотрудничества и взаимопомощи народов, преодолении патриархально-феодальных пережитков и т. д. Наряду с периодической печатью в эти годы в республике налаживается книгоиздательское дело. В период радикальных социально-экономических преобразований основной задачей государственной политики в сфере культуры являются сохранение богатейшего культурного наследия и развитие сложившейся ранее системы институтов культурной жизни республики. Вселяют надежду наметившиеся в последнее время тенденции возрождения духовности народа. Мощным импульсом для развития национального самосознания явилось празднование в августе 1995 г. 1000-летнего юбилея героического кыргызского эпоса «Манас». Сегодня кыргызстанцы готовятся достойно отметить 3000-летие древнего Оша и т. д. Как подчеркнул Президент Кыргызской Республики А. Акаев, «государство должно решительным образом усилить патронирование тех общественных структур, которые не могут включаться в рыночную стихию: здравоохранения, просвещения, науки, литературы, искусства, всей сферы культуры. Именно с такой целью разработана и реализуется программа «Маданият», создан Кыргызский фонд международной Ассамблеи культур народов Центральной Азии. Древняя и самобытная культура всех народов Кыргызстана продолжает жить и развиваться.  


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

41236. Второй закон термодинамики 251 KB
  Основная задача технической термодинамики это изучение закономерностей преобразования теплоты в работу. Схематически можно так представить наиболее простой способ превращения теплоты в полезную работу : Рабочее тело газ расширяется и...
41237. Свойства реальных газов и паров. Опыт Эндрюса. Диаграммы термодинамических свойств жидкостей и паров 5.88 MB
  Известно что при нагревании жидкости испаряются. при кипении во всем объеме жидкости образуются свободные замкнутые поверхности паровые пузыри внутрь которых и происходит испарение жидкости. Изменение агрегатного состояния при кипении жидкость – пар может происходить при подводе теплоты извне к жидкости. При охлаждении паров жидкости происходит конденсация: пар переходит в жидкое состояние.
41238. Цикл паросиловой установки 340 KB
  Скорость движения пара через турбину достаточно высокая так что пар не успевает передать много теплоты через корпус турбины в окружающую среду: поэтому с достаточным для общей оценки работы пара в турбине процесс расширения пара при его движении в турбине можно считать адиабатнымпроцесс 12. Из предыдущего материала известно что процессы подвода внешней теплоты характеризуются возрастанием энтропии рабочего тела. И наоборот при отводе теплоты энтропия уменьшается. Таким образом понятно что процесс 34561 – это...
41239. ЕМПІРИЧНА ІНЖЕНЕРІЯ ПРОГРАМНОГО ЗАБЕЗПЕЧЕННЯ 48 KB
  Місце емпіричної інженерії програмного забезпечення в інженерії програмного забезпечення. Предмет та метод емпіричної інженерії програмного забезпечення. Емпіричні дослідження програмного забезпечення.
41240. Соціологія освіти як наука і предмет 217.5 KB
  Науковий статус соціології освіти Міждисциплінарні зв’язки соціології освіти Суспільне призначення соціології освіти Науковий статус соціології освіти Соціологія освіти є результатом застосування методології і методів соціологічного аналізу особливої сфери суспільного життя соціально організованого і контрольованого навчання і виховання.
41241. Елементи форм фінансової звітності, їх структура та зміст 157.5 KB
  Основными элементами баланса являются активы обязательства и капитал собственников собственный капитал. Составление и интерпретация баланса требуют четкого определения и надлежащего отражения этих элементов. Если предприятие сомневается в отношении возможности получения будущих экономических выгод актив нужно немедленно списывать с баланса и отражать в составе расходов текущего периода в Отчете о прибылях и убытках. Текущая восстановительная себестоимость Current or Replcement Сost сумма денежных средств их эквивалентов или других...
41242. Розвиток культури України у другій половині 14-18 ст. 89 KB
  Релігійне життя в Україні. Релігійне життя в Україні. Яку роль відігравав католицизм в Україні в 1516 ст. Центрами боротьби проти католицизму в Україні стають братства.
41243. Українська та європейська культура в 19 - на початку 20 ст. Література, наука, освіта 49.5 KB
  Розвиток освіти в Україні. Розвиток освіти в Україні. Царський уряд поставив завдання перед обома університетами Харківським та Київським проведення русифікаторської політики в Україні. Однак царський уряд в умовах наростання революційного і національновизвольного руху в Україні злякався поширення освіти серед нижчих шарів населення і поступово ці школи були закриті.
41244. ФОРМИ ЕКОЛОГІЧНОЇ ЕКСПЕРТИЗИ 46 KB
  Форми екологічної експертизи В Україні здійснюється державна громадська та інші екологічніекспертизи. Висновки державної екологічної експертизи є обов'язковими для виконання. Приймаючи рішення щодо подальшої реалізації об'єктів екологічної експертизи висновки державної екологічної експертизи враховуються нарівні з іншими видами державних експертиз. Висновки громадської та іншої екологічної експертизи мають рекомендаційний характер і можуть бути враховані при проведенні державної екологічної експертизи а також...