28765

Начало эпохи Великих географических открытий и первые колониальные захваты. НОВОЕ ВРЕМЯ как особая фаза всемирно-исторического процесса

Доклад

История и СИД

Поскольку контроль над Южной Атлантикой оказался в руках португальцев Алькасовасское соглашение 1479 Испания желавшая установить прямые контакты со странами Востока приняла предложение генуэзского мореаплавателя Колумба об организации экспедиции на запад. Магальяйнша Магеллан фернан об организации экспедиции с целью обогнуть американский континент с юга и через Тихий океан добраться до Азии. Сам Аламинос участвовал ранее в четвертой экспедиции Колумба. Начальник экспедиции и его кормчий приступили к снаряжению трех кораблей в...

Русский

2013-08-20

488.57 KB

39 чел.

12. Начало эпохи Великих географических открытий и первые колониальные захваты. НОВОЕ ВРЕМЯ как особая фаза всемирно-исторического процесса.

К началу 15 в. европейцам было известно только северо-западное побережье Африки до мысов Нан и Бохадор, а также Канарские о-ва и о. Мадейра (о. Мэчина), однако они не пытались осваивать эти земли. Только в 1402 французы (Ж. де Бетанкур) приступили к колонизации Канарских о-вов.

Открытие Америки

Открытие Вест-Индии, Северной, Южной и Центральной Америки

Распространение в 15 в. представлений о шарообразности Земли и о едином Океане породило идею о возможности достижения Индии и Китая западным путем – через Атлантику; при этом считалось, что такой путь гораздо короче восточного (П.д'Альи, П.Тосканелли). Поскольку контроль над Южной Атлантикой оказался в руках португальцев (Алькасовасское соглашение 1479), Испания, желавшая установить прямые контакты со странами Востока, приняла предложение генуэзского мореаплавателя Колумба об организации экспедиции на запад. Во время своего первого путешествия (3 августа 1492 – 15 марта 1493) Колумб достиг о.Гуанахани (совр. Уотлинг), одного из островов Багамского архипелага, а затем открыл о-ва Куба (Хуана) и Гаити (Эспаньола). По заключенному 7 июня 1493 в Тордесильясе испано-португальскому договору было проведено новое разграничение сфер влияния в Атлантике: рубежом стала линия в 2200 км к западу от Азорских о-вов; все земли в востоку от этой линии признавались владением Португалии, все земли к западу – Испании. Результатом второго путешествия Колумба (25 сентября 1493 – 11 июня 1496) явилось открытие Наветренных (Доминика, Монтсеррат, Антигуа, Невис, Сент-Кристофер) и Виргинских («острова одиннадцати тысяч дев») о-вов, Пуэрто-Рико и Ямайки; испанцы обосновались на Гаити, сделав своей главной базой крепость Сан-Доминго в его юго-восточной части. 

В ходе своего последнего (четвертого) путешествия (9 мая 1502 – 7 ноября 1504) Колумб открыл Центральную Америку, пройдя вдоль побережья Гондураса, Никарагуа, Коста-Рики и Панамы до Дарьенского залива. В 1501–1504 А.Веспуччи под португальским флагом обследовал бразильское побережье до м. Кананеа и выдвинул гипотезу, что открытые Колумбом земли – не Китай и Индия, а новый материк; эта гипотеза была подтверждена в ходе первого кругосветного путешествия Ф.Магеллана; за новым материком закрепилось название Америка (от имени Веспуччи – Америго).

Завоевание Вест-Индии, Центральной Америки и Мексики

В 1508 испанцы приступили к широкомасшабной экспансии в Карибском бассейне (см. КОНКИСТАДОРЫ): они начали систематическую колонизацию Пуэрто-Рико, Ямайки и Панамы; Х.Д.де Солис и Х.В.Пинсон открыли п-ва Юкатан, А.де Охеда –Колумбию. В 1513 Х.Понсе де Леон достиг берегов Флориды, а В.Н.де Бальбоа пересек Панамский перешеек и вышел к Тихому океану, который назвал «Южным морем». В 1516–1518 испанцы (Г.Эспиноса) обосновались в Коста-Рике. В 1517 Э. де Кордова и Х.де Грихальва обследовали побережье Мексиканского залива и первыми из европейцев вступили в контакт с цивилизацией ацтеков. В 1519–1521 испанские конкистадоры во главе с Э.Кортесом разгромили государство ацтеков и сожгли их столицу Теночтитлан (см. МОНТЕСУМА). В 1523–1524 были завоеваны Гондурас (К.д Олида, Э.Кортес), Никарагуа (Х.Авила), Гватемала и Сальвадор (П.де Альварадо). В 1527–1542 испанцы (Ф.де Монтехо) подчинили часть Юкатана, населенного племенами майя; однако завоевание его внутренних районов затянулось до конца 17 в. В 1530-х они значительно продвинулись на север, до рек Колорадо и Рио-Гранде-дель-Норте, и заняли п-в Калифорния. В 1538–1542 экспедиция Э.де Сото (см. СОТО ЭРНАНДО ДЕ) открыла р. Миссисипи, а в 1540–1541 Ф. В. Коронадо исследовал южную часть Скалистых гор и первым прошел через Великие равнины до р. Миссури.

15 августа 1559 года испанская экспедиция во главе с Тристаном де Луна высадилась во Флориде в районе залива Пенсакола. Испанский король Филипп II хотел основать во Флориде колонии, чтобы уменьшить опасность нападения французов и англичан на "золотые флотилии", курсирующие через Мексиканский залив. Со стороны де Луна это предприятие было отважным шагом. Жестокость по отношению к индейцам, проявленная его предшественниками - искателями золота во Флориде, - нанесла непоправимый вред колонизации полуострова. Де Луна прибыл на 13 кораблях, где было всё необходимое для развития колонии: живой скот, инструменты для строительства и земледелия, оружие, а также около 500 солдат, 250 лошадей и более тысячи будущих колонистов. Однако предприятие потерпело провал. Сперва страшный ураган, потом вражда с индейцами и, наконец, угроза бунта среди солдат, вынудили де Луна отказаться от попыток сохранить поселение. А Филипп
 IIобъявил, что Испания больше не заинтересована в колонизации Флориды.

Завоевание Южной Америки

В 1524 испанцы приступили к завоеванию Южной Америки. Один поток колонизации двинулся на восток: в 1524–1538 отряды Х. Кесады покорили племена чибча-муисков и захватили долину реки Магдалена и верховья Ориноко (Колумбия); южное побережье Карибского моря (Венесуэла – «маленькая Венеция») было освоено немцами под руководством банкирского дома Вельзеров, который получил от Карла V права на эксплуатацию этих земель; в 1545 эти права были аннулированы, и Венесуэла включена в состав испанских владений. В 1541 Ф.де Орельяна вышел к истокам Амазонки и спустился по ней вплоть до устья. Второй поток колонизации двинулся на юг. В 1524–1531 испанцы (Ф.Писарро и Д.д'Альмагро) овладели северо-западным побережьем Южной Америки до Гуаякильского залива (Эквадор), а в 1532–1534 разгромили государство инков Тауантинсуйю – самое могущественное политическое образование доколумбовой Америки, занимавшее территорию Нижнего Перу (завоевание завершилось в 1572). В 1535–1537 Д. д'Альмагро предпринял вторжение в Чили, но натолкнулся на ожесточенное сопротивление воинственных племен арауканов и был вынужден отступить; в 1540-х конкистадоры во главе с П. де Вальдивия покорили большую часть Чили, но восстание арауканов и гибель Вальдивии привело к падению испанского господства на территории к югу от р.Био-Био. Третий поток колонизации шел с юго-востока. Еще в 1516 Х.Д. де Солис в поисках южного прохода в Тихий океан обнаружил «Серебряную реку» (Рио-де-ла-Плата; совр. Парана). В 1536 испанцы (П.де Мендоса) попытались закрепиться в ее устье (Аргентина и Уругвай), где основали Буэнос-Айрес («порт богоматери добрых ветров»). В 1537 они проникли в бассейн р. Парагвай, на которой построили Асунсьон («город Вознесения»). Однако вскоре нападения соседних индейских племен (чарруа, керанди) заставили их эвакуироваться. Только в 1540 конкистадору Кабесу де Ваке удалось окончательно закрепиться в устье Рио-де-ла-Платы. 

22 ноября 1542 года Испания приняла для заокеанских колоний «Новые законы», которые ограничивали рабство местного населения: «Повелеваем и предписываем, чтобы в будущем было запрещено по любой причине превращать индейца в раба». Этот шаг испанской короны встретил сопротивление колонистов, не желавших посягательств на источник своих доходов. Чтобы избавить индейцев от тяжелой работы в серебряных рудниках и на плантациях, Испания разрешила ввоз в Америку рабов из Западной Африки.

Открытие Океании

Поскольку открытые Колумбом земли оказались не частью Азии, а новым материком, преградой на пути к Индии и Моллукским о-вам, встал вопрос о поисках обходного маршрута. Испанский король Карл I, не получавший больших доходов от своих владений в Вест-Индии, принял предложение португальца Ф. Магальяйнша (Магеллан фернан) об организации экспедиции с целью обогнуть американский континент с юга и через Тихий океан добраться до Азии. В ходе этого первого кругосветного путешествия (20 сентября 1519 – 6 сентября 1522) Ф. Магеллан обнаружил пролив между Южной Америкой и о. Огненная Земля (Магелланов пролив), вышел через него в Тихий океан, пересек океан, открыв Марианские о-ва, и достиг Филиппинских о-вов. В 1529 Испания и Португалия заключили Сарагосский договор о новом разделе мира: Азия (за исключением Филиппинских о-в) была признана сферой интересов Португалии, а бассейн Тихого океана (Океания) – Испании. Освоение испанцами Океании началось во второй половине 16 в.: были открыты Соломоновы о-ва (А. Менданья де Нейра; 1567–1569), Маркизские и Санта-Крус о-ва (А. Менданья де Нейра; 1595), о-ва Новые Гибриды (П.Ф. Кирос; 1605). 

В 16 веке попытку разделить Атлантический океан на сферы влияния предприняли тогдашние супердержавы — Португалия и Испания. Арбитром в данном случае выступил Папа Римский, который издал соответствующую буллу в 1493 году. В 1494 году Испанией и Португалией был заключен знаменитый Тордесильяский договор, разделивший открытые европейцами территории (и акватории) на «испанские» и «португальские». Демаркационная линия проходила через оба полюса Земли и пересекала Атлантический океан на расстоянии примерно в 2 тыс. км от самой западной части Островов Зелёного Мыса. Земли, расположенные к востоку от данной линии, признавались владениями Португалии, к западу — Испании. 

Последствием первого кругосветного путешествия испанца Фернана Магеллана стало Сарагосское соглашение 1529 года, которое разграничивало зоны влияния Испании и Португалии в Тихом Океане. Восточное полушарие было разделено по линии, отстоящей от Молуккских островов на 1.4 тыс. км. к востоку. Азия становилась сферой интересов Португалии (исключением являлись лишь Филиппинские острова, место гибели Магеллана), а Океания, т.е., территория Тихого океана, входила в зону влияния Испании. Испанцы и португальцы получили право преследовать и захватывать все иностранные судна проходящие по «их» территории, проводить всевозможные инспекции, облагать таможенной пошлиной, а также судить членов команды иностранного корабля по своим собственным законам. 

Подобное разделение мировых океанов несколько улучшило до этого крайне враждебные взаимоотношения между Португалией и Испанией, тем не менее эти державы оказались вовлечены в конфликт с Англией, Францией и Голландией, которые к этому времени также начали осваивать новые континенты. 

Алонсо Де Охеда

У Колумба было много последователей. В первое двадцатилетие XVI века целый флот кораблей разлетелся веером к западным морям. Испанцы открыли бесчисленное количество островов и соединили в одно целое береговую линию американского материка в пределах Карибского моря. Руководителями многих экспедиций были люди, начинавшие с Колумбом. 
Одним из самых замечательных спутников и продолжателей открытий Колумба был Алонсо де Охеда. Несмотря на свой маленький рост, он был очень выносливым и смелым моряком. В ранней молодости он принимал участие в войнах против мавров и получил там хорошую боевую закалку. Он сопровождал Колумба во втором его плавании, а в 1499 году снарядил собственную экспедицию в Новый Свет. 
Штурманом у него был один из лучших моряков того времени, баск Хуан де ла Коса. В этом плавании принимал участие и малоизвестный тогда флорентийский торговец Америго Веспуччи. 
Экспедиция подошла к Новому Свету около нынешнего Суринама и двинулась вдоль берега. По пути Охеда устанавливал дружественные отношения с туземцами, вел с ними выгодный обмен, а однажды по их просьбе предпринял карательную экспедицию против их врагов - караибов. Так моряки добрались до острова Кюрасао. Когда корабли прошли дальше, перед искателями приключений открылся глубокий, тихий, как озеро, залив. 
Корабли вошли в залив и, следуя вдоль его восточного края, добрались до селения. Перед испанцами открылось невиданное до сих пор зрелище. На тихой воде у берега на высоких сваях стояло двадцать больших домов. С помостов к воде спускались мостки. В каналах между домами сновали каноэ. Испанцы назвали эту землю Маленькой Венецией - Венесуэлой. Имя это сохранилось и поныне. 
Сначала жители свайных домов встретили испанцев очень гостеприимно, но через некоторое время поссорились с пришельцами. 
Произошел неравный бой, в котором индейцы были разбиты. Охеда продолжал путь и добрался до мыса Маракаибо. В июне 1500 года он вернулся в Кадикс с кораблями, наполненными индейцами-рабами. 
В 1502 году Охеда отправился во второе плавание. На этот раз его преследовали неудачи. В конце концов два его спутника, поссорившись с ним, схватили его, заковали в кандалы и, обвинив в противозаконных действиях, отвезли на остров Эспаньола, причем забрали у него все совместно награбленное золото. 
Лишь после долгих мытарств Охеда удалось оправдаться. Но и эта неудача не сломила отважного авантюриста. Он организовал третье путешествие. На этот раз он, использовав свои связи при дворе, при деятельной поддержке Хуана де ла Коса добился для себя должности губернатора только что открытых земель на материке. 
В ноябре 1509 года Охеда покинул Эспаньолу. Под его командой было триста человек. Среди них был неграмотный искатель приключений Фран-сиско Писарро, будущий завоеватель Перу. Экспедиция благополучно добралась до побережья, но здесь упрямый и смелый Охеда, не слушая советов опытных товарищей, направился в глубь страны, чтобы раздобыть золото и рабов. Этот поход окончился катастрофой. Сначала все шло благополучно для испанцев, они захватили семьдесят пленных и богатую добычу, но ночью на них неожиданно напали индейцы, и весь отряд испанцев был уничтожен. Погибли шестьдесят девять человек, и в том числе Хуан де ла Коса. Лишь самому Охеде и одному солдату удалось спастись. Солдат вернулся на берег и рассказал о несчастье, а Охеда, испытывая страшные лишения, долго бродил в джунглях и был случайно найден товарищами лежащим без чувств в мангровых зарослях на морском берегу. 
Позднее Алонсо де Охеда основал колонию Сан-Себастьян на берегу залива Ураба. Но скоро провизия кончилась, и начались болезни. Вдобавок колонисты вынуждены были все время отбивать атаки индейцев. Помощь пришла совершенно неожиданно. С Эспаньолы прибыло судно под командой некоего Талавера. Его экипаж составляла банда проходимцев, преступников, искателей приключений, которые захватили стоявшее У берегов Эспаньолы генуэзское торговое судно и пустились искать удачи. Оставив в Сан-Себастьяне вместо себя Франсиско Писарро, Охеда на пиратском корабле направился в Эспаньолу за помощью. По дороге он поссорился с Талаверой, и тот велел заковать его в цепи. Однако, когда разыгрался шторм, пираты освободили его и поручили ему, как более опытному капитану, управление кораблем. 
Охеда привел полуразрушенный корабль к южному берегу тогда еще совершенно неисследованной Кубы. Преодолевая страшные трудности и терпя лишения, пираты во главе с новым капитаном шли через неведомые дебри Кубы, переправлялись вброд и вплавь через бурные реки, утопая в прибрежном иле, задыхаясь от жары и страдая от голода. Когда пираты добрались до Сан-Доминго, они были арестованы, а главари их повешены. Сам Охеда закончил жизнь в нищете и безвестности. 
Признавая его несомненные заслуги в области мореплавания и исследования новых земель, мы хотим лишь напомнить читателю, что все его действия вполне согласовывались с общепринятой моралью того времени. Европейские государства не в состоянии были захватить новый континент силами регулярных войск, и роль проводников европейской цивилизации взяли на себя мародеры и проходимцы.

Антон Аламинос и Хуан Понсе Де Леон

В те времена, когда испанцы открывали новые материки и новые моря, действительность казалась мечтой; зато любая, самая фантастическая мечта могла превратиться в действительность. Со второй экспедицией Колумба в "Западную Индию" прибыл Хуан Понсе де Леон, беспоместный член одной из самых знатных фамилий в Кастилии. Он разбогател на Гаити. Позднее, в 1508 году, он был назначен губернатором острова Пуэрто-Рико, основал там первое испанское поселение и закончил покорение этого острова, сопровождавшееся, как и на других Антильских островах, массовым избиением коренных жителей. 
От индейцев де Леон слышал легенду об острове Бимини, где бьет источник вечной молодости. Он обратился к королю Фердинанду с ходатайством дать ему патент на поиски и колонизацию острова Бимини и на эксплуатацию чудесного источника. В эпоху Великих открытий нельзя было удивить даже такой фантастической просьбой. Фердинанд удовлетворил ходатайство де Леона и сказал при этом, намекая на Христофора Колумба: "Одно дело дать полномочия, когда еще не было примера, чтобы кто-нибудь занимал такой пост, но мы с тех пор научились кое-чему. Вы являетесь, когда начало уже положено..." 
Главным кормчим де Леон пригласил в экспедицию Антона Алами-носа, родом из того же андалузского портового городка Палое, который дал миру нескольких известных мореходов, спутников и соперников Колумба. Сам Аламинос участвовал ранее в четвертой экспедиции Колумба. 
Начальник экспедиции и его кормчий приступили к снаряжению трех кораблей в Санто-Доминго и к найму матросов. По рассказам, Понсе принимал на службу и стариков, и увечных. Вероятно, он полагал, что молодость и здоровье ни к чему людям, которые после сравнительно короткого морского перехода могут омолодиться и возвратить утраченные силы. Команды на кораблях этой флотилии были самыми старыми из всех, какие знает морская история. 
3 марта 1513 года флотилия отплыла из Пуэрто-Рико на поиски чудесного острова Бимини. Аламинос уверенно взял курс на северо-запад, на Багамские острова. На южную группу Багамского архипелага, на "островки" (по-испански - Лос-Кайос), открытые еще первой экспедицией Колумба, испанцы часто совершали набеги с того времени, когда Фердинанд разрешил обращать в рабство индейцев. Севернее Лос-Кайос Аламинос осторожно вел корабли в еще неведомых водах от острова к острову. Испанцы купались во всех источниках и озерах, которые видели на островах, но чудесного источника все не находили. 27 марта 1513 года, пройдя мимо северной группы Багамских островов, после трехнедельного плавания они увидели большую землю. Понсе назвал эту землю Флоридой ("Цветущая"), так как она вдвойне заслуживала это название: берега ее были покрыты великолепной субтропической растительностью, и она была открыта в первый день праздника христианской "цветущей" Пасхи (по-испански - Паскуа Флорида). Но на карте, составленной Аламино-сом, на новооткрытой земле было написано и другое, "языческое" имя - Бимини. 
Две недели Аламинос вел эскадру на север, вдоль восточного берега Флориды. Испанцы высаживались во многих местах и перепробовали воду множества речек и озер, напрасно отыскивая целительный источник. Огорченный неудачей Хуан Понсе де Леон в последний раз высадился на берегу у 30° северной широты и именем кастильской короны вступил во владение новым "островом". 
Это было первое испанское владение на континенте Северной Америки. Но останавливаться здесь было довольно опасно, так как испанцы встретили во Флориде воинственные индейские племена - людей "рослых, сильных, одетых в звериные шкуры, с громадными луками, острыми стрелами и копьями на манер мечей". Так описывал их конкистадор Бер-наль Диас, который высадился в 1517 году на этот берег вместе с Алами-носом. Повернув обратно на юг, суда попали во встречный мощный поток теплого морского течения, которое шло в открытый океан между Флоридой и Багамскими островами. Когда флотилия достигла южной оконечности Флориды, встречное течение стало таким стремительным, что сорвало с якоря и унесло в океан один корабль; с большим трудом он снова соединился с другими кораблями. 
Гигантская "морская река" темно-синего цвета, резко отличающаяся от зеленовато-голубой воды океана, текла с запада и у юго-восточной оконечности Флориды круто поворачивала на север. Аламинос первый изучил направление этого мощного морского течения и позднее предложил пользоваться им при возвращении из Западной Индии в Испанию, правильно угадав, что оно доходит до берегов Западной Европы. 
Это было Флоридское течение - начальный участок той великой "морской реки", которая, как теперь доказано, несет в десятки раз больше воды, чем все реки Земли, вместе взятые. Испанцы назвали его позднее, когда было открыто и нанесено на карту все побережье Мексиканского залива, "Течением из залива". У северных европейских народов оно известно под названием Гольфстрим (что означает то же самое). 
После возвращения сорванного с якоря корабля флотилия обогнула Флориду и прошла вдоль ее западного берега до 27,5° северной широты. На обратном пути экспедиция, продолжая поиски чудесного источника, открыла несколько островов в северной части Багамского архипелага. А как только Понсе де Леон прибыл на Пуэрто-Рико, он еще раз направил Аламиноса на север - в последний раз попытаться найти Бимини. Тот, завершив в основном открытие Багамского архипелага, вернулся с известием, что нашел, наконец, остров с таким названием. 
В следующем году Понсе де Леон получил новый патент на колонизацию Бимини и Флориды. Но только в 1521 году он на двух кораблях отправился к Флориде, высадился на берег и пытался завоевать полуостров. Однако испанцы встретили такое яростное сопротивление со стороны местных индейцев, что вынуждены были спешно погрузиться на корабли и повернуть назад. 
Тяжело раненный Понсе де Леон вскоре, в том же 1521 году, умер на Кубе. После этой неудачи испанцы очень долго не делали попыток колонизации Флориды. 
Антон Аламинос после открытия "острова" Флорида и завершения открытия Багамского архипелага заслуженно получил репутацию самого опытного морехода в "Западной Индии". Поэтому начальники трех последующих крупнейших экспедиций, организованных на Кубе для поисков новых земель на западе, предлагали ему занять должность главного кормчего. 
В 1517 году Аламинос повел на запад флотилию Франсиско Кордовы и открыл северное побережье полуострова Юкатан и большую часть его западного побережья (до поселка Чампотон). Юкатан он сначала принял за остров (как и Флориду). После того как солдаты Кордовы были наголову разбиты индейцами майя у Чампотона, Аламинос в поисках пресной воды повел корабли дальше на юг, до лагуны Терминос, и, таким образом, завершил открытие западного побережья Юкатана. 
Название "Терминос", утвердившееся на картах, дано Аламиносом: он рассчитывал найти у лагуны "конец" (по-испански - "термине") мни-цого острова Юкатан. Но берег здесь поворачивал не на восток, по направлению к Кубе, а на запад. Между тем почти все солдаты и сам Кордова были ранены, страдали от ран и от жажды, а источников пресной воды нигде не было видно - явление, характерное для всего Юкатана. 
Тогда Аламинос, чтобы облегчить возвращение на Кубу, предложил идти назад не прежним путем - вдоль безводных и враждебных берегов Юкатана, да еще против ветра и течения, а воспользоваться Флоридским течением. Умирающий Франсиско Кордова не возражал против такого, вполне разумного плана, и испанская флотилия, руководимая Аламиносом, отошла далеко в открытое море от Юкатана, поднялась на север, затем повернула на восток и, нигде в пути не встречая земли, достигла западного берега Флориды за четверо суток. За этот отрезок времени флотилия - при попутном ветре и течении - прошла более 1200 километров. Это было первое в морской истории пересечение Мексиканского залива и в то же время второй очень успешный этап исследования Аламиносом начального участка Гольфстрима. 
Выдержав на берегу Флориды стычку с индейцами, но все же набрав пресную воду, экспедиция вернулась на Кубу. 
Большинство солдат Кордовы погибло в боях с индейцами или несколько позднее от ран. Сам Франсиско Кордова умер через десять дней после возвращения на Кубу. Однако весть о "богатой" стране на западе и золотые изделия, привезенные оттуда некоторыми участниками несчастливой экспедиции, так воспламенили воображение кубинских искателей приключений, что уже в следующем, 1518 году была организована новая, более сильная экспедиция во главе с Хуаном Грихальвой. В его распоряжении было четыре корабля и 240 солдат. Главным кормчим снова был Антон Аламинос. 
Аламинос вел флотилию к лагуне Терминос вокруг Юкатана прошлогодним путем, только в самом начале несколько отклонился к югу и в результате открыл небольшой остров Косумель, прилегающий к северо-восточному берегу Юкатана. 
От лагуны Терминос Аламинос осторожно, только при дневном свете, вел флотилию дальше на запад и северо-запад, по направлению к новому, ранее неизвестному берегу до устья реки Пануко (22° 15' северной широты, 97°50' западной долготы), где берег поворачивал прямо к северу. Протяженность открытого берега составила около 1000 километров. Все побережье было обитаемо, и испанцы, высаживаясь на сушу, вели с ин-Дейцами немой торг, получая в обмен на стеклянные бусы и другие безделушки продукты, плащи и, что для них было гораздо важнее, золотые изделия. Правда, эти изделия были из низкопробного золота, но зато набрать их удалось очень много. 
Морская экспедиция Грихальвы, фактически руководимая Аламиносом, открыла все юго-восточное и большой участок восточного побережья Мексики - огромной и действительно богатой страны. 
Корабли флотилии давали сильную течь, припасы подходили к концу, и Грихальва решил не продвигаться дальше на север, за реку Пануко, а тем же путем вернуться на Кубу. 
В следующем, 1519 году Аламинос, опять-таки в должности главного кормчего, повел к берегам Мексики завоевательную экспедицию Эрнандо Кортеса. О дальнейшей его судьбе ничего не известно. 
Антон Аламинос был несомненно самым выдающимся мореплавателем из учеников Христофора Колумба. Он открыл полуострова Флорида и Юкатан, все юго-западное и большую часть западного побережья Мексиканского залива, завершил открытие Багамского архипелага, открыл Флоридское течение и первый использовал его в навигационных целях Но слава его открытий досталась Понсе де Леону, Кордове и Грихальве - начальникам тех морских экспедиций, которыми он фактически руководил, людям, ровно ничего не понимавшим в кораблевождении, совершенно незнакомым с морским делом и целиком полагавшимся на своего главного кормчего. Только вскользь упоминали об Аламиносе в XIX к XX веках авторы трудов по истории географических открытий. Нет ни одной книги, даже брошюры, специально посвященной Аламиносу. 
Во всеобщей истории открытий нет ни одного выдающегося мореплавателя, который был бы так основательно и незаслуженно забыт.

Америго Веспуччи

Название нового континента представляет собой памятник человеческой несправедливости, но... появилось оно благодаря стечению случайных обстоятельств, устраняющих всякое подозрение против Америго Веспуччи. 
А. Гумбольдт 

Как получилось, что новый континент был назван не именем открывшего его Колумба, а именем человека, совершавшего плаванья по большей части в своем воображении и на бумаге? Вопрос, кто раньше достиг нового материка - Колумб или Веспуччи, иными словами, кому принадлежит приоритет открытия тропической континентальной Америки, - все еще остается открытым. 
До сих пор еще спорят о годе рождения Америго Веспуччи и потому часто неопределенно указывают, что он родился между 1451 и 1454 годом. В метрической книге записано, что младенец Америго Матео Веспуччи крещен во Флоренции 18 марта 1454 года. Имени Америго нет в христианских святцах. Дед его был Америго, и внука назвали Америго, но так как у каждого христианина должен быть ангел-хранитель, то второе имя новорожденного было Матео; впрочем, так его никогда не называли. 
Родился он в незнатной и не очень богатой семье нотариуса. В школе не учился, домашнее образование дал ему дядя - священник. Другой дядя, юрист и дипломат, взял племянника с собой, когда был отправлен со специальной миссией в Париж. И до 1490 года это было единственное заграничное путешествие Америго. 
В 1980-х годах он стал "доверенным лицом", а проще говоря, приказчиком банкира Лоренцо Медичи. Выполняя поручения своего хозяина, Америго часто имел дело с представителями фирмы Медичи в испанских городах. В 1490 году он впервые посетил Севилью. По дороге туда, в Пизе, он купил, уплатив крупную сумму (130 дукатов), каталонскую навигационную карту Средиземного моря 1437 года - свидетельство того, что уже тогда он интересовался мореходным делом (возможно, по деловым соображениям). 
В 1492 году Америго переехал на постоянное жительство в Севилью и поступил на службу к своему земляку Джапетто (Хуаното) Берарди. У Берарди, принимавшего участие в финансировании первой экспедиции Колумба, Америго познакомился с великим мореплавателем, и тот до конца жизни считал его своим другом. Вот в каких выражениях он отзывался об Америго в письме к сыну Диего Колону от 5 февраля 1505 года: "...я беседовал с Америго Веспуччи, который направляется ко двору, куда его призвали, чтобы посоветоваться с ним относительно некоторых вопросов мореплавания. Он всегда выражал желание быть мне полезным, это честный человек. Счастье было к нему неблагосклонно, как и ко многим другим. Его труды не принесли ему тех выгод, на которые он был вправе рассчитывать... Он полон решимости сделать для меня все, что в его силах..." 
Может быть, генуэзец не знал, что с 1495 года его друг Веспуччи как компаньон, а с 1496 года как душеприказчик Берарди принимал активное участие в снаряжении полуправительственных и частных испанских экспедиций, отправлявшихся в Западную Индию вопреки договору короны с Колумбом? Фердинанд и Изабелла не считали себя связанными этим договором. А может быть, Колумб и знал об этом, но полагал, что "дело есть дело", и во всяком случае понимал, что его неудачи связаны с происками влиятельных врагов и политикой "католических королей", а не с финансовыми операциями Берарди. Ведь этот итальянский торговый дом сам был заинтересован в успехе предприятия Колумба, так как вложил в него значительный, по крайней мере для Веспуччи, капитал (180 тысяч мараведи). 
Из письма самого Веспуччи от 4 сентября 1504 года, адресованного флорентийскому вельможе Пьеро Содерини, известно, что он в 1497- 1498 годы плавал у неких берегов западного полушария, приблизительно в 1000 лигах к западу от острова Гран-Канария. Очень многие историки географических открытий сомневаются в том, что такое плавание было Действительно совершено. 
Затем на средства, полученные через Америго, Алонсо Охеда организовал экспедицию к Жемчужному берегу. Нет причин сомневаться в том, что в 1499-1500 годы Америго участвовал в этой экспедиции. Не позднее 1501 года он перешел на службу в Португалию и до 1504 года участвовал в одной, а может быть, и в двух португальских экспедициях, плававших в южном полушарии у берегов Нового Света. В 1504 году флорентиец вернулся в Испанию. И только после этого его имя стало изредка появляться в официальных документах. В 1505 году ему было даровано кастильское подданство "за услуги, которые он оказал и еще окажет кастильской короне". 
Такая формулировка дала позднее, в XIX веке, наиболее непримиримым противникам Веспуччи повод обвинять его в том, что в Португалию он перебрался как тайный кастильский агент и плавал к берегам Бразилии на португальских судах в целях шпионажа. 
Неясно, что делал Америго Веспуччи в последующие два года: то ли он плавал в Западную Индию на одном из испанских кораблей в должности капитана или старшего офицера, то ли только снаряжал в Севилье три корабля для экспедиции, которая на время была отложена. 
Известно, что 22 марта 1508 года Веспуччи назначили на только что учрежденную должность "главного пилота" Кастилии. Его основными обязанностями были экзаменовать кандидатов на должность корабельных кормчих и выдавать им дипломы ("патенты"); следить за составлением глобусов и морских карт; составлять секретную правительственную карту по материалам, привозимым капитанами испанских кораблей из Западной Индии. Для выполнения таких обязанностей требовалась, несомненно, высокая квалификация, и после смерти Америго Веспуччи (22 февраля 1512 года) главным пилотом Кастилии назначили одного из опытнейших испанских мореходов того времени, Хуана Соли-са, а после его гибели на Ла-Плате (1516) - столь же выдающегося морехода Себастьяна Кабота. Однако и Солис, и Кабот водили во время службы целые флотилии, а на Веспуччи такие поручения не возлагались. 
Америго Веспуччи не организовал по своей личной инициативе и не был начальником ни одной экспедиции. Нет также сколько-нибудь убедительных доказательств, что он был хотя бы капитаном какого-либо корабля. Неизвестно, за одним исключением, какие обязанности он выполнял во время своих плаваний. Только в одном случае точно известно, под чьим начальством он плавал. Большинство историков сомневается даже в том, действительно ли он совершил некоторые путешествия, о которых сам рассказывал. Мировая слава Веспуччи основана на двух письмах, составленных в 1503 и 1504 годы, переведенных вскоре на несколько языков и опубликованных тогда же в ряде печатных изданий в некоторых европейских странах. Первые два плавания были им якобы совершены на испанской службе, а последние два - на португальской. По поводу первого плавания он писал, что был приглашен королем Фердинандом "помогать" в предприятии. По поводу второго - обошел этот вопрос полным молчанием. 
Относительно двух остальных плаваний он говорил только, что был "под начальством капитанов". Веспуччи сообщил мало сведений о пройденных расстояниях, о географическом положении отдельных пунктов, о названиях открытых берегов, заливов, рек и т. д. Зато ярко описывал звездное небо южного полушария, климат, растительность, животный мир вновь открытых стран, внешний вид и быт индейцев. Все это он делал в живой, увлекательной форме, свидетельствующей о недюжинном литературном таланте. 
Интерес к новым открытиям среди читающей европейской публики был в то время очень велик, а отчеты о результатах плаваний Колумба и других испанских мореплавателей, за редкими исключениями, не публиковались испанским правительством для всеобщего сведения. Поэтому живой рассказ флорентийца о его "четырех плаваниях" у западных берегов Атлантического океана имел исключительный успех. 
О "первом плавании" Веспуччи сообщал, что экспедиция на четырех кораблях оставила в мае 1497 года Кадис и у Канарских островов простояла 8 дней. Затем через 27-37 дней (по разным вариантам) испанцы увидели землю примерно в 4500 километрах к западо-юго-западу от Канарских островов. Веспуччи указал и координаты этой земли, соответствующей приблизительно берегу Центральной Америки у залива Гондурас, при условии, что он умел сколько-нибудь правильно определять долготу. Однако это совершенно невероятно: в единственном случае, когда его можно проверить, он ошибается на 19° (возможно, ошибка эта была намеренной). 
На новой земле Веспуччи видел "город над водой подобно Венеции", состоявший из 44 деревянных домов на сваях. Дома сообщались посредством подъемных мостов. Жители были стройные люди, среднего роста, "с красноватой кожей вроде львиной". Испанцы захватили после битвы несколько человек и отплыли с ними в страну, расположенную у 23° северной широты. Оттуда они двинулись на северо-запад, затем плыли вдоль извилистого берега; всего они прошли 870 лиг, то есть 4000-5000 километров, часто высаживаясь на сушу, выменивая безделушки на золото, пока в июле 1498 года не достигли "самой лучшей гавани в мире". 
За все время плавания испанцы получили очень мало золота и не видели ни драгоценных камней, ни пряностей. Ремонт судов отнял целый месяц. За это время индейцы, жившие близ гавани, очень подружились с европейцами и просили помощи против людоедов - островитян, совершавших набеги на их страну. Закончив ремонт, испанцы решили отправиться к островам людоедов, взяв в проводники индейцев. Через неделю, пройдя около 500 километров, они высадились на один из островов людоедов, вступили в успешный бой с большой толпой местных жителей и захватили много пленных. В Испанию экспедиция вернулась в октябре 1498 года с 222 индейскими рабами, которые и были проданы в Кадисе. 
Большинство историков эпохи великих открытий считает, что Вес-пуччи вообще не плавал к Западной Индии в 1497-1498 годы: так называемое первое плавание Веспуччи только "фиктивный дубликат" второго плавания, вполне достоверного, исторически доказанного рядом документов, экспедиции Охеды 1499-1500 годов. Вопрос был только в следующем: намеренно ли сам Веспуччи приписал себе первое посещение, то есть открытие нового материка в 1497 году, за год до третьей экспедиции Колумба, или так вышло помимо его воли? В XVII-XVIII веке почти все историки склонялись к тому мнению, что Америго был сознательным обманщиком, стремившимся присвоить себе славу Колумба - открытие нового материка. 
Только в начале XIX века Александр Гумбольдт сначала в своем "Критическом исследовании истории географии нового материка", а затем в "Космосе" сделал попытку реабилитировать Америго Веспуччи. 
Доказательства Гумбольдта сводились к следующему: 1. До 30-х годов XVI века не выдвигалось ни одного обвинения против флорентийца даже со стороны наиболее заинтересованных лиц, то есть со стороны наследников Колумба и его друзей. 2. Нельзя ставить в вину Веспуччи противоречия, искажения фактов, ошибки и путаницу в датах его писем, так как он сам ничего не издавал и не мог следить за изданиями, выходившими за пределами Испании. 3. Процесс наследников Колумба против испанской казны должен был решить, на какие части нового материка имеют права наследники Колумба в результате его действительных открытий. Свидетелей в пользу казны, против Колумба, искали во всех испанских портах, но на Веспуччи и не думали ссылаться, несмотря на то, что ряд заграничных изданий уже приписывал ему славу открытия нового материка за год до Колумба (в 1497 году). И Гумбольдт подчеркивал, что отказ испанской короны от самого важного свидетельского показания против Колумба был бы необъяснимым, если бы Веспуччи действительно когда-либо хвалился, что он посетил новый материк в 1497 году, и если бы в то время придавали значение "путаным датам и опечаткам" иностранных изданий его писем. 
Нужно, впрочем, заметить, что не вымысел о "первом плавании" произвел особенное впечатление на читателей писем Веспуччи и не рассказ о "втором плавании", когда экспедиция Охеды открыла (на одном участке вторично) северное побережье нового материка протяженностью около 3000 километров. Мировую славу Веспуччи принесло его "третье плавание", когда он в глазах современников "открыл Новый Свет". 
Когда корабль, посланный Кабралом, в 1500 году прибыл в Лиссабон с вестью об "острове Вера-Круш", найденном в Атлантическом океане на пути в Индию, в Португалии не придали большого значения этому oкрытию. Никто тогда не представлял себе, что эта страна находится в :ой-либо связи с "Колумбовой Индией", так как она лежала сравни-ьно близко от Западной Африки. Король рассматривал вновь откры-землю как этап морского пути из Португалии в Индию. Как мы уже ворили, для исследования этой земли была организована специальная экспедиция на трех кораблях. Кто был ее начальником, неизвестно, Америго же участвовал в ней, вероятно, в роли "космографа и математика" (астронома). 
Прибрежных жителей Веспуччи характеризовал как свирепых людоедов. Следующая выдержка из его письма показывает, какими он увидел население нового материка: "Все женщины у них общие, и у них нет ни королей, ни храмов, ни идолов, нет у них ни торговли, ни денег; они враждуют друг с другом и Дерутся самым жестоким образом и без всякого порядка. Они также питаются человеческим мясом. Я видел негодяя, хваставшего, как будто это делало ему величайшую честь, что он съел 300 человек. Я видел также город - я пробыл в нем около 27 дней, - где соленое человеческое мясо висело на кровлях домов совершенно так же, как у нас в кухнях... висят связки колбас. Они были удивлены, когда узнали, что мы не едим наших врагов, мясо которых, по их словам, очень аппетитно, отличается нежным запахом и удивительным вкусом". 
Америго с восторгом описывал природу новой страны: ее мягкий климат, огромные деревья с благоухающими цветами, ароматные травы, блестящее оперение птиц. Одним словом, он характеризовал "Страну попугаев" как земной рай. 
15 февраля 1502 года корабли дошли до 32° южной широты. Тут португальские офицеры единогласно, по утверждению Веспуччи, поручили ему руководство всей экспедицией. Тогда он оставил берег и пересек океан в юго-восточном направлении. Ночи становились все длиннее. В начале апреля ночь продолжалась 15 часов. Корабли достигли 52° южной широты. Во время четырехдневной бури показался берег какой-то земли. Португальцы плыли вдоль нее около 100 километров, но не могли там высадиться из-за тумана и снежной метели. Наступила антарктическая зима, и моряки повернули на север. С изумительной быстротой - через 33 дня -пройдя около 7 тысяч километров, они достигли Гвинеи. Там один обветшалый корабль был сожжен. На остальных двух кораблях португальцы вернулись на родину (через Азорские острова) в сентябре 1502 года. 
Итак, помимо участия в новых открытиях у юго-западных берегов Атлантического океана, Веспуччи приписывал себе руководство первым плаванием в антарктических водах. К сожалению, единственным источником ознакомления с этим плаванием являются различные и часто противоречивые переводы или, точнее, пересказы писем самого Веспуччи. 
В письме к Медичи (1503) Америго, говоря о возвращении из "новых стран", заявляет: "Страны эти следует назвать Новым Светом... Большинство древних авторов говорит, что к югу от экватора нет материка, а есть только море, и если некоторые из них и признавали существование там материка, то они не считали его обитаемым. Но мое последнее путешествие доказало, что такое их мнение ошибочно и совершенно противно фактам, так как в южных областях я нашел материк, более плотно населенный людьми и животными, чем наша Европа, Азия или Африка, и, кроме того, климат более умеренный и приятный, чем в какой-либо из известных нам стран..." 
Эта фраза, обошедшая весь мир, и стала решающим аргументом в пользу того, что Новый Свет был в итоге назван не Колумбией, а Америкой. 

Происхождение названия "Америка" 
В начале XVI века в городе Сен-Дье, в Лотарингии, возник географический кружок, в который входило несколько молодых ученых. Один из них, Мартин Вальдземюллер, написал небольшое сочинение "Введение в космографию", изданное в 1507 году вместе с двумя письмами Вес-пуччи в латинском переводе. В книжке Вальдземюллера впервые встречается название "Америка". Упомянув о том, что "древние" делили обитаемую землю на три части: Европу, Азию и Африку, которые "получили свои названия от женщин", Вальдземюллер писал: "Но теперь и эти части света шире исследованы, и открыта четвертая часть Америго Веспуччи... и я не вижу, почему, кто и по какому праву мог бы запретить назвать эту часть света страной Америго или Америкой". Вряд ли Вальдземюллер хотел этим заявлением сколько-нибудь умалить славу Колумба. Для него, как и для других географов начала XVI века, Колумб и Веспуччи открывали новые земли в различных частях света. Колумб только шире исследовал Азию: открытые им земли казались его современникам восточными полуостровами и островами Старого Света, частью тропической Восточной Азии. Напротив, Веспуччи "открыл четвертую часть света", Новый Свет, неизвестный "древним" материк, который простирается по обе стороны экватора, как и Африка, но отделен от нее Атлантическим океаном. 
Географический кружок в Сан-Дье воспринял письма Америго Веспуччи как известие об открытии нового материка. Но если он открыт, то нужно ему дать имя, "окрестить", и книжку Вальдземюллера можно рассматривать как "свидетельство о крещении" этого материка - Америки. 
Картографы оказались на этот раз осторожнее географов. На карте Мира Яна Рейса 1508 года еще нет названия "Америка" - недавно открытый материк называется Землей Святого Креста или Новым Светом. 
Но книжка Вальдземюллера несколько раз переиздавалась и широко распространялась в странах Западной Европы. Вскоре появился ряд карт, где на новом материке было проставлено название "Америка". Одно из старейших изображений материка с надписью "Америка" дано на глобусе Иоганна Шенера 1511 года. 
Несправедливость нового названия вызвала естественную реакцию у географов и историков. Сам Шенер, пустивший в оборот название "Америка" на своем глобусе 1515 года, позднее выдвигал против Веспуччи обвинение в сознательном подлоге. 
Глубоко исследовавший этот вопрос, Гумбольдт заключает: "Что касается имени великого континента, общепризнанного и освещенного употреблением в течение многих веков, то оно представляет собой памятник человеческой несправедливости... 
Название "Америка" появилось... благодаря стечению обстоятельств, которые устраняют всякое подозрение против Америго Веспуччи... Стечение счастливых обстоятельств дало ему славу, а эта слава в течение трех веков ложилась тяжким грузом на его память, так как давала повод к тому, чтобы чернить его характер. 
Такое положение очень редко в истории человеческих несчастий. Это пример позора, растущего вместе с известностью".

Эль-Кано

Ни одного портрета Эль-Кано не сохранилось, а может быть, и не существовало. Датой рождения первого кругосветного мореплавателя называют либо 1487-й, либо 1476 год. Дату же смерти помнят - умер он в августе 1526 года. На гербе, дарованном ему королем, изображен земной шар, обвитый лентой, и девиз: "Рптиз ОгситдеШй! Ме" - "Первый обошел вокруг меня". 

За девять лет до этого Эль-Кано как капитан и владелец корабля участвовал в испанской военной экспедиции против мавров. Денег за службу он по какой-то причине не получил, запутался в долгах и вопреки строжайшему закону продал свое судно иностранным купцам. Ему грозил арест, и он несколько лет скрывался от правосудия. Но желающих отправиться в плавание было не так уж много, и капитан-генерал Фернан Магеллан зачислил Эль-Кано в свою экспедицию. 

О прежней жизни Эль-Кано мы знаем немного. По национальности он был баском, родился в портовом городке Гета. Вначале был боцманом, а затем штурманом. Кстати сказать, только после возвращения "Виктории", в 1523 году, Эль-Кано был амнистирован специальным королевским указом. Еще до начала экспедиции, когда король повелел провести специальное дознание о "засилье португальцев" среди участников экспедиции, Эль-Кано был одним из шести моряков, которые давали показания в пользу Магеллана. "Разумный и добродетельный человек, дорожащий своей честью" - так характеризовал тогда Эль-Кано капитан-генерала. Тогда же Эль-Кано показывал, что он сам "вполне доволен командой корабля, на котором служит штурманом, потому что это хорошая команда, доволен он и грузом, предназначенным его кораблю, и что он, кроме того, слышал от штурманов других кораблей, что они также довольны своими командами". 

Вначале верный соратник Магеллана, Эль-Кано оказался впоследствии в числе мятежников, которые взбунтовались против капитан-генерала еще в самые первые месяцы плавания. Более того, он был одним из руководителей мятежа, поскольку мятежники именно его прочили в капитаны самого большого корабля - "Сан-Антонио". 

Двоих мятежников тогда по приказу Магеллана четвертовали, двоих, покидая бухту Сан-Хулиан, оставили на берегу на верную смерть. Эль-Кано в числе сорока других также был приговорен к смертной казни. Но лишиться сразу стольких людей было невозможно, и Магеллан разжаловал его. Тогда без малого пять месяцев бывший капитан, скованный цепью с другими мятежниками, выполнял самую черную работу. 

После гибели энергичного и неукротимого Магеллана его флот временно оказался в растерянности. Командование перешло к тем, кому доверяла команда. Всего через несколько дней после гибели капитан-генерала на экспедицию обрушился еще один страшный удар. Властитель соседнего острова Себу - один из самых ревностных новообращенных христиан - пригласил группу испанцев "на ужин", где все они - больше двадцати человек - были перебиты. 

Оставалось слишком мало людей, чтобы вести три корабля, поэтому один из них, "Конселсион", испанцы сожгли. Оставшиеся два корабля, "Тринидад" и "Виктория", отправились к острову Тидор. Там шла война между мелкими князьками. Так как вождь соседнего острова Тернате вел торговлю с португальцами и пользовался их расположением, то вождь Тидора поспешил заключить союз с испанцами. 

В одной из битв Барбоса и несколько матросов были захвачены в плен. Остальные корабли ушли, будучи не в силах выручить товарищей из неволи и оставив их на произвол судьбы. 

Экипаж экспедиции быстро таял. "Тринидад" обветшал и давал сильную течь. "Виктория" оставила его среди островов под командой Эспино-са и ушла вперед. Эспиноса сделал было попытку вернуться в Америку, но затем повернул назад и кое-как сумел добраться до Молуккских островов. 

Эль-Кано с сорока семью испанцами и тринадцатью туземцами отправился на "Виктории" через Индийский океан. Корабль давал течь и притом был сильно перегружен приобретенной в дороге большой партией гвоздики. Провизии у моряков было недостаточно. Из шестидесяти человек часть умерла от болезней, некоторые были казнены за провинности, многие убиты в стычках с туземцами. Несколько раз корабль подвергался нападению португальцев. Когда "Виктория" зашла за припасами на острова Зеленого Мыса, португальцы хотели задержать ее под предлогом выяснения истинного происхождения и названия корабля. Тогда Эль-Кано бежал из порта, оставив большинство своих людей на берегу. 

8 сентября 1522 года, после трехлетнего отсутствия, "Виктория" причалила к набережной Севильи. Из пяти кораблей, отправившихся в кругосветное плавание, вернулся один, из двухсот сорока трех человек - восемнадцать, причем все они были измучены до крайности. 

Моряки сошли на берег. Босые, одетые в лохмотья, по словам очевидца, "более худые, чем самая заморенная кляча", они шли, едва волоча | ноги, к церкви Санта-Мария де ла Виктория - туда, где три года назад они присягали на верность королю и Кастилии. Теперь они шли, чтобы вознести молитвы за упокой души Магеллана, погибших товарищей, чтобы возблагодарить Бога за свое спасение. 

Сразу после прибытия "Виктории" в Севилью на берегу Гвадалквивира у Торре д'Оро состоялось народное празднество в честь мореплавателей. Возглавляемые священником, оборванные матросы брели по улицам города, неся зажженные свечи, которые им вручили горожане. 

Немного времени спустя в Севилью вернулись тринадцать человек, оставленных на островах Зеленого Мыса. Через год до Испании добрались еще четыре человека с "Тринидада". 

В день возвращения Эль-Кано написал краткое донесение на имя короля. Он сообщал об итогах экспедиции, о смерти Магеллана, беспокоился о судьбе своих товарищей, оставшихся на островах Зеленого Мыса. 

"Обращаюсь к вашему величеству со смиренной просьбой вызволить из плена тринадцать человек, которые так долго служили вашему величеству, потребовать их освобождения, как людей вам нужных. Ведь и их заслуга есть в том, что мы на деле доказали, что Земля есть шар; поплыв на запад, мы обошли вокруг нее и вернулись с востока. Смиренно прошу ваше величество в признание тяжких трудов, голода и жажды, стужи и жары, которые наши люди терпели, верно служа вашему величеству, милостиво споспешествовать их освобождению и приказать выдать им их долю пряностей из груза, который мы доставили в Испанию". 

Между тем от продажи привезенных Эль-Кано пряностей испанская корона получила - за вычетом всех расходов на снаряжение флотилии Магеллана - довольно значительную прибыль. Король был доволен главным образом тем, что теперь Испания получила реальные права (с королевской точки зрения) на Острова Пряностей. Через семь лет эти "права" будут проданы португальцам за 350 тысяч золотых дукатов. А пока король наградил всех моряков "Виктории", настоял на выдаче пленных, и через пять месяцев они вернулись на родину. Эль-Кано была назначена ежегодная пенсия в 500 дукатов и пожалован герб с гордой надписью. 

Однако спустя некоторое время Карл V вновь начал подумывать об организации экспедиции к Островам Пряностей. Несмотря на все перенесенные тяготы, Эль-Кано был готов вновь уйти на долгие годы в плавание и с полным основанием предполагал, что именно ему будет поручено возглавить экспедицию. Но король предпочел назначить Лоай-су, а Эль-Кано назначил кормчим. Эль-Кано хотел получить "дарованную" пенсию, но король приказал отсрочить ее выплату до возвращения из второй экспедиции. Эль-Кано не было суждено вернуться из этого плавания. 

Этот человек был честен в словах и поступках - и тогда, когда давал показания в пользу Магеллана, и тогда, когда согласился принять участие в бунте. Он был хорошим моряком и опытным навигатором, умел сохранять мужество в самых безысходных ситуациях. До нас дошло только его донесение королю, несколько малоинтересных прошений и его завещание: "Я, Хуан-Себастьян Эль-Кано, капитан, уроженец города Гетарии, больной телом, но здравый духом, изъявляю свою последнюю волю..." 

Долго и тяжело умирал он от цинги. Лоайса умер на семь дней раньше, всего семь дней Эль-Кано был капитан-генералом. 

Его заслуги не были достойно оценены при жизни. Наследники Эль-Кано четыре десятка лет вели тяжбу с испанской короной, но так и не получили дарованной королем пенсии. А затем Эль-Кано остался в тени Магеллана. 

Конечно, нет нужды противопоставлять их имена. Магеллан задумал и добился осуществления экспедиции, он использовал теоретическую идею о шарообразности Земли и повел свои каравеллы на запад, чтобы достичь далеких восточных островов. Только благодаря настойчивости и фанатичной вере Магеллана был открыт пролив, который по праву носит его имя. И он впервые пересек океан, который называют Великим. 

Однако первое кругосветное плавание на свой страх и риск осуществил Хуан-Себастьян Эль-Кано. Нужно было обладать исключительным мужеством и настойчивостью, чтобы довести до Испании одинокую каравеллу без заходов в порты. 

Еще Колумб верил, что шесть седьмых поверхности Земли покрыто сушей, что от Испании до Сипанго 2400 миль. И только после плавания Эль-Кано стало ясно, какой величины наша планета, сколько на ней воды и сколько земной тверди. Можно без преувеличения сказать: 7 сентября 1522 года перед человечеством открылся мир. 

Тогда, 7 сентября, в Севилье было воскресенье. "Значит, мы ошиблись надень", - записал штурман "Виктории" в вахтенном журнале. На их календаре была суббота. Конечно, он не ошибся. Они впервые установили, что, огибая земной шар с востока на запад, человек выигрывает сутки. 

Для набожных моряков "Виктории" это было трагедией. Еще бы! Просчитавшись на день, они "ели мясное по пятницам" и "справляли пасху в понедельник". Босые, в рваной одежде, шли они в церковь, шли и для того, чтобы принести покаяние, чтобы замолить грехи, в которых повинно было вращение Земли.

Альваро Менданья

До конца 60-х годов XVI века "стартовыми площадками" испанских тихоокеанских экспедиций были гавани Испании и Мексики. В Лиме - резиденции вице-королей Перу - давно уже собирали сведения о южной половине Тихого океана. Еще в 1549 году вице-король Педро де Гаска писал Карлу V: "...похоже, что это Южное море усеяно многочисленными большими островами... и очень возможно, что на тех из них, которые лежат под экватором или близ оного, есть пряности, ибо климат на них такой же, как на Молукках". 
В век великих географических открытий чудеса все еще казались возможными. Люди были в этом отношении легковерны и надеялись найти в неведомых морях сокровища царя Соломона, спрятанные им в таинственной стране Офир. 
Но одновременно с мифом о стране Офир возникла и другая, еще более завлекательная версия. Создателем ее был некто Педро Сармьенто де Гамбоа, испанский идальго, моряк, инженер и астроном. Он появился Лиме в 1557 году. Скитаясь по селениям и городам Перу, Сармьенто узнал весьма любопытную перуанскую легенду. Это было сказание о заморском походе инки Тупака-Юпанки, предпринятом лет за восемьдесят до испанского завоевания Перу, во второй половине XV века. Тупак-Юпан-ки якобы ходил с войском на больших бальсовых плотах к каким-то ост-Ровам Ачачумби и Ниньячумби. Он открыл и завоевал эти острова и при-зез оттуда черных людей и много золота, бронзовый трон, а также шкуру и челюсть лошади. 
Легенда о походе Тупака-Юпанки обросла явными вымыслами. Конечно, ни бронзового трона, ни тем более лошадиной челюсти инка не мог вывезти ни с дальних, ни с ближних островов Тихого океана. Сармь-енто считал, однако, что острова, открытые Тупаком-Юпанки, лежат не к северо-западу, а к юго-западу от главной перуанской гавани - Кальяо. В середине 1567 года Сармьенто передал Гарсиа де Кастро проект экспедиции в Южное море. Правитель Перу заинтересовался этим планом. 
Однако в дальнейшем дела сложились совсем не так, как предполагал Сармьенто. То ли Гарсиа де Кастро не слишком доверял человеку, осужденному инквизицией, то ли он стремился прежде всего порадеть своим родичам и друзьям, но руководителем экспедиции, которая в июле - октябре 1567 года снаряжалась в Кальяо, назначен был не Сармьенто, а племянник Гарсиа де Кастро двадцатидвухлетний кавалер Альваро Менданья де Нейра. Выбор этот оказался на редкость удачным. Менданья очень быстро приобрел опыт вождения кораблей в открытом море, а умом, отвагой и чувством такта он был наделен от природы. 
Гарсия де Кастро в своих донесениях королю сознательно не упоминал об островах, некогда открытых Тупаком-Юпанки. Гораздо внушительнее казалась версия о поисках сокровищ царя Соломона. И кроме того, правитель Перу опасался, что планы экспедиции могут быть сорваны. В Лиме и Мадриде к рейду в Южное море многие относились весьма скептически. Против экспедиции выступал главный фискал перуанского вице-королевства, который доказывал, что затея Гарсиа де Кастро дорого обойдется казне. Это был серьезный и убедительный довод, но Гарсиа де Кастро ловко отражал выпады своих недругов. Он сопровождал свои мемориалы неопровержимыми ссылками на Библию, в силу чего фискал и его единомышленники приобретали неблаговидный облик маловеров, подвергающих сомнению Откровения Священного писания. 
Сармьенто причислили к экспедиции в качестве сверхштатного кормчего. Главным кормчим был назначен Эрнан Гальего, опытный моряк, который десять лет плавал у перуанских и чилийских берегов. 
Снаряжены были два корабля - "Капитана" и "Альмиранта" водоизмещением соответственно 250 и 110 тонн. В море отправились восемьдесят моряков, семьдесят солдат, четверо монахов и несколько негров-рабов. Менданья, Гальего и Сармьенто возглавили команду "Капитаны"; "Альмиранта" была вверена старому солдату Педро де Ортеге. 
На борт было взято много оружия и боеприпасов. Но продовольствия и пресной воды захватили в обрез. Менданья и Сармьенто считали, что плавание будет недолгим; никто не предполагал, что первую землю участники экспедиции увидят лишь на шестьдесят третий день плавания. 
Сохранились дневники и записки нескольких участников плавания. Помимо отчета Сармьенто имеются дневники Менданьи, Гальего и казначея Гомеса Катойры, причем наиболее подробно путешествие в Южном море описано Катойрой. 
19 ноября 1567 года "Альмиранта" и "Капитана" покинули Кальяо и взяли курс на запад-юго-запад. Этот курс был намечен Сармьенто. Менданья и Гальего должны были следовать в этом направлении 600 лиг, ибо, по мнению Сармьенто, в шестистах лигах от Кальяо, на 23° южной широты, находились искомые острова. Однако в начале декабря курс был изменен, и корабли пошли прямо на запад в интервале между 15° и 16° южной широты, а затем в середине декабря направились на запад-северо-запад. 
Испанские мореплаватели в то время уже хорошо знали, что в десятых широтах южного полушария всегда дуют юго-восточные пассаты и что, используя их, в этой части Южного моря можно продвинуться далеко на запад. Но никто в экспедиции, разумеется, не мог подозревать, что на этом пассатном курсе, примерно у 130° западной долготы, корабли войдут в широкий "пролив" между двумя островными созвездиями Южного моря - Маркизскими островами и архипелагом Туамоту. Через этот "пролив" корабли проследовали в двадцатых числах декабря. 
Затем примерно на 6° южной широты и 160° западной долготы Гальего взял курс на запад. Корабли прошли через "пролив" между островами Феникс и Токелау. 
15 января 1568 года, около 9 часов утра, юнга заметил с топа мачты землю. Это был небольшой островок, который Менданья назвал островом Иисуса. Остров находился на рубеже западного и восточного полушарий, в архипелаге Эллис. По всей вероятности, это был один из самых северных атоллов этого архипелага; возможно, атолл Нанумеа или атолл Ниутао. От Новой Гвинеи острова Эллис лежат в 1500 милях, но именно здесь проходит восточная граница меланезийской островной "галактики", населенной темнокожими и курчавыми людьми - близкими родичами новогвинейских папуасов. 
Следуя дальше на запад, экспедиция 1 февраля открыла гряду низких островов и мелей, которая названа была мелями Канделярии (по всей вероятности, это был атолл Онтонг-Джава к северу от Соломоновых островов). За семьдесят четыре дня корабли прошли огромный путь и находились в 8 тысячах миль от Кальяо. Не 600 лиг, как это первоначально предполагалось, а по крайней мере 2 тысячи лиг прошли корабли, и по Длине этот путь был равен одной трети земного экватора. Соломоновы острова надо было найти в ближайшие же дни, иначе экспедицию ожидали позор и бесславие. Мели Канделярии явно указывали на близость пока еЩе неведомых земель, и если бы эти земли оказались обитаемыми, каждый участник экспедиции с чистым сердцем присягнул бы, что именно °ни и есть острова царя Соломона. 
2 февраля, утром, был замечен высокий берег. Это был большой °стров в большом архипелаге, которой с тех пор получил название Соломоновых островов. "Богу угодно было, - говорит Менданья, - чтобы в субботу 7 февраля, утром... Эрнан Гальего, главный кормчий, увидел землю, которая казалась очень высокой. И поскольку была она столь обширна и высока, мы решили, что, должно быть, это материк. Находилась она в тот момент, когда ее приметили, в 15 лигах, и весь этот день и весь следующий мы шли к ее берегам. К нам подошло множество маленьких каноэ, и все индейцы были вооружены луками и копьями из пальмовой древесины. Они знаками выражали мирные намерения..." 
Кроме кокосовых орехов и мучнистых клубней таро и ямса, Соломоновы острова ничего не могли дать заморским гостям 
Впрочем, даже если бы в недрах этого архипелага таились сокровища Офира, взять их было отнюдь не легко. Недаром спустя триста с лишним лет после открытия Соломоновых островов английский натуралист Гаппи писал, что европеец "подобен здесь человеку, открывшему богатейшую залежь, из которой ему, однако, дозволено взять лишь ту ничтожную долю богатств, которую он способен унести на собственных плечах. Право же, нигде ему не приходится испытывать такие, поистине танталовы, муки, как на этих островах". 
Танталовы муки спутников Менданьи начались сразу же по прибытии на эти острова. Вождь Билебенара, с которым испанцы на первых порах установили контакт, скрылся, видимо, поняв, как трудно будет ему прокормить сто пятьдесят незваных гостей. Менданья послал Сармьенто на берег в поисках вождя. Сармьенто силой захватил дядю Билебенары (сам вождь от него сбежал), перебил по пути немало островитян и возвратился к кораблям. Итоги этого набега огорчили Менданью, он понимал, что пальбой из аркебузов и захватом заложников нельзя наладить мирные и дружественные отношения с островитянами. 
21 февраля он велел Сармьенто доставить "индейцам" дядю вождя и возвратить взятые у них трофеи. С туземцами был заключен мир - довольно непрочный. Питаясь позеленевшими от плесени сухарями, матросы день и ночь трудились на песчаном берегу бухты. Здесь по приказу Менданьи строили небольшой корабль, на котором, как справедливо полагал командир экспедиции, без труда можно будет обследовать берега новооткрытых земель. 
4 апреля "Сантьяго" был спущен на воду. Ортега и путешественники направились на восток вдоль северного берега острова Санта-Исабель, дошли до его восточной оконечности, оттуда проследовали к югу и открыли большой остров, который назвали Гуадалканалом. 
8 мая "Капитана" и "Альмиранта" покинули воды этого острова и отправились к Гуадалканалу. "Земля эта, - писал Сармьенто, - привлекательна с виду, довольно высока, густо населена, пищи тут вдоволь". Это последнее соображение и побудило Менданью на некоторое время обосноваться на Гуадалканале. 
К концу мая 1568 года из строя выбыло тридцать восемь человек, тлетворное дыхание соленых мангровых болот отравляло людей, жестокая лихорадка трепала их день и ночь. Не без основания американцы называли Гуадалканал зеленым адом, а японцы окрестили этот райский на вид остров "западней дракона". 
На поиски более удобных земель вторично был послан "Сантьяго". От северного берега Гуадалканала моряки пошли к острову Малаите, населенному воинственными "индейцами", затем открыли также весьма негостеприимный остров Сан-Кристобаль. В начале июня "Сантьяго" возвратился к месту стоянки кораблей у берегов Гуадалканала. 18 июня "Капитана" и "Альмиранта" покинули Пуэрто-де-ла-Крус - бухту, где корабли простояли сорок четыре дня. 1 июля оба судна отдали якорь в од-из гаваней на южном берегу острова Сан-Кристобаль. Высадившись у ьшого селения, изголодавшиеся моряки немедленно приступили к "за-1вке" съестных припасов, применяя при этом оружие. Островитяне ;мглав бежали в лес, несколько человек были убиты в неравном бою с ;панцами. В третий раз был послан на рекогносцировку "Сантьяго". Раз-,чики дошли до "края земли" - островков, лежащих к востоку от ост-1ва Сан-Кристобаль. 
Таким образом, Менданья и его спутники открыли почти всю юж-ю группу Соломоновых островов - острова Санта-Исабель, Малаиту, 1алканал и Сан-Кристобаль. В этой группе остался неоткрытым толь-небольшой остров Реннел к юго-западу от Сан-Кристобаля. 
Глава IV. Великие географические открытия

Процесс разложения феодализма и возникновения капиталистических отношений в Европе был ускорен открытиями новых торговых путей и новых стран в XV — XVI вв., положившими начало колониальной эксплуатации народов Африки, Азии и Америки.

К XVI в. в Западной Европе товарное производство и торговля сделали значительные успехи, и потребность в деньгах, являвшихся всеобщим средством обмена, резко возросла. «Открытие Америки, — говорит Энгельс по поводу причин географических Открытий, — было вызвано жаждой золота, которая еще до этого гнала португальцев в Африку... потому что столь могуче развившаяся в XIV и XV вв. европейская промышленность и соответствовавшая ей торговля требовали больше средств обмена, чего Германия — великая страна серебра в 1450—1550 гг. — дать не могла».( Письмо Энгельса — К. Шмидту, 27 октября 1890 г., К. Маркс, Ф. Энгельс, Избранные письма, 1953, стр. 426. ) К этому времени сильно увеличилось также стремление к роскоши и накоплению сокровищ в среде высших классов европейского общества. В таких условиях страсть к обогащению, или, по словам Маркса, «всеобщая жажда денег»,( «Архив Маркса и Энгельса», т. IV, стр. 225. ) охватила в Европе и дворян, и горожан, и духовенство, и королей.

Одним из самых заманчивых средств быстрого обогащения в Европе XV в. была торговля с Азией, значение которой после крестовых походов всё более возрастало. На посреднической торговле с Востоком возвысились крупнейшие города Италии, в первую очередь Венеция и Генуя. Восток являлся источником снабжения европейцев предметами роскоши. Привозимые из Индии и с Молуккских островов пряности - перец, гвоздика, корица, имбирь, мускатный орех стали любимой приправой к пище в богатых домах, и за крупицу пряностей платили большие деньги. Парфюмерные изделия из Аравии и Индии, золотые изделия восточных ювелиров, индийские и китайские шёлковые, хлопчатобумажные и шерстяные ткани, аравийский ладан и т. д. пользовались большим спросом в Европе. Индия, Китай, Япония считались странами, богатыми золотом и драгоценными камнями. Воображение европейских искателей наживы поражали рассказы путешественников о сказочных богатствах этих далёких стран; особенно популярными были записки венецианского купца Марко Поло, побывавшего в XIII в. в Китае и во многих других странах Востока. В своих записках Марко Поло сообщил такие фантастические сведения о неизвестной европейцам Японии: «Золота, скажу вам, у них великое обилие; чрезвычайно много его тут, и не вывозят его отсюда... Опишу вам теперь диковинный дворец государя здешнего народа. Сказать по правде, дворец здесь большой и крыт чистым золотом, так же точно, как и у нас свинцом крыты дома и церкви... Ещё скажу вам, что полы в покоях,— а их тут много, — покрыты также чистым золотом пальца в два в толщину; и всё во дворце — и залы и окна — покрыто золотыми украшениями... Жемчуга тут обилие, он розовый и очень красив, круглый, крупный...» Европейцам сулил большие богатства и захват торговых путей в морях Южной Азии, по которым между странами Востока велась оживлённая торговля, находившаяся в руках арабских, индийских, малайских и китайских купцов.

Однако страны Западной Европы (за исключением Италии) не имели непосредственных торговых сношений с восточными странами и не получали выгод от восточной торговли. Торговый баланс Европы в её торговле с Востоком был пассивным. Поэтому в XV в. происходил отлив металлических денег из европейских стран на Восток, что ещё более увеличивало недостаток в Европе благородных металлов. Кроме того, в XV в. в торговле Европы с азиатскими странами появились новые обстоятельства, способствовавшие баснословному повышению цен на восточные товары. Распад монгольской державы имел своим результатом прекращение караванной торювли Европы с Китаем и Индией через Среднюю Азию и Монголию, а падение Константинополя и турецкие завоевания в Передней Азии и на Балканском полуострове в XV в. почти полностью закрыли торговый путь на Восток через Малую Азию и Сирию. Третий торговый путь на Восток — через Красное море — был монополией египетских султанов, которые в XV в. стали взимать со всех провозимых этим путём товаров чрезвычайно высокие пошлины. В связи с этим начался упадок средиземноморской торговли, центрами которой были итальянские города.

Европейцев в XV в. привлекали богатства не только Азии, но и Африки В это время страны Южной Европы через Средиземное море вели торговлю со странами Северной Африки, главным образом с Египтом и с богатыми и культурными государствами Магриба — Марокко, Алжиром и Тунисом. Однако до конца XV в. большая часть африканского континента была неизвестна европейцам; не было прямых связей Европы с Западным Суданом, изолированным от стран Средиземноморья труднопроходимой пустыней Сахарой и неизвестной европейцам частью Атлантического океана.

В то же время города побережья Северной Африки торговали с племенами внутренних областей Судана и Тропической Африки, у которых выменивались слоновая кость и рабы. По караванным путям через Сахару золото, рабы и другие товары из Западного Судана и с гвинейского побережья доставлялись в города Магриба и попадали в руки европейцев, возбуждая у них стремление добраться морем до этих неведомых богатых областей Африки.

«До какой степени, — говорит Энгельс, — в конце XV века деньги подточили и разъели изнутри феодальную систему, ясно видно по той жажде золота, которая в эту эпоху овладела Западной Европой; золото искали португальцы на африканском берегу, в Индии, на всем Дальнем Востоке; золото было тем магическим словом, которое гнало испанцев через Атлантический океан в Америку; золото — вот чего первым делом требовал белый, как только он ступал на вновь открытый берег».( Ф. Энгельс, Крестьянская война в Германии, М. 1953, Приложения, стр. 155. ) Таким образом, в Западной Европе в XV в. возникла необходимость поисков новых морских путей из Европы в Африку, Индию и Восточную Азию.

Но далёкие и опасные морские путешествия, предпринятые с конца XV в. с целью открытия новых путей в Африку и на Восток и для завоевания новых стран, стали возможны потому, что к этому времени вследствие развития производительных сил были введены важные усовершенствования в области мореплавания и военного дела.

Парусные суда с килем, введённые норманнами ещё в X в., постепенно получили распространение во всех странах и вытеснили многоярусные гребные греческие и римские суда.

В течение XV в. португальцы во время своих плаваний вдоль западного берега Африки, использовав генуэзский тип трёхмачтового морского судна, создали новый быстроходный и лёгкий парусник, годный для дальних плаваний, — каравеллу. В отличие от судов каботажного (прибрежного) плавания каравелла имела три мачты и была оснащена большим количеством прямых и косых парусов, благодаря чему она могла двигаться и при неблагоприятном направлении ветра. Она имела очень вместительный трюм, что позволяло совершать большие морские переходы; экипаж каравеллы был невелик. Значительно возросла безопасность плавания благодаря тому, что были улучшены компас и морские карты — портуланы; в Португалии была усовершенствована заимствованная у арабов астролябия — угломерный инструмент, при помощи которого вычислялись положения светил и широта; в конце XV в. были изданы таблицы движения планет, облегчавшие вычисление широты в море.

Важное значение имело усовершенствование огнестрельного оружия.

Серьёзным препятствием для организации морских путешествий были основанные на учении греческого географа Птолемея географические представления, которые господствовали в средневековой Европе. Птолемей отвергал учение о движении Земли и считал, что Земля стоит неподвижно в центре вселенной; он допускал мысль о шарообразной форме Земли, но утверждал, что где-то на юге Юго-Восточная Азия соединяется с Восточной Африкой, Индийский океан замкнут со всех сторон сушей; таким образом, попасть из Атлантического океана в Индийский и морским путём достигнуть берегов Восточной Азии якобы невозможно. По господствовавшим в средние века воззрениям, заимствованным у античных авторов, Земля делилась на пять климатических поясов, причём считалось, что жизнь возможна только в двух умеренных поясах, у обоих полюсов находятся совершенно безжизненные области вечного холода, а у экватора — пояс страшной жары, где кипит море и сгорают корабли и люди на них.

В XV в. с успехами культуры Возрождения в Европе эти представления стали всё больше подвергаться сомнениям. Ещё в XIII в. Марко Поло и другие путешественники доказали, что в действительности восточный берег Азии не простирается бесконечно на восток, как думал Птолемей, а омывается морем. На некоторых картах XV в. Африка была изображена в виде отдельного, суживающегося к югу материка. Гипотеза о шарообразной форме Земли и едином океане, омывающем сушу, высказанная ящё античными учёными, находила в XV в. всё большее число сторонников. На основании этой гипотезы в Европе стали высказывать мысль о возможности достигнуть морским путём восточного побережья Азии, плывя из Европы на запад, через Атлантический океан. В 1410г. французский епископ Пьер д'Альи написал книгу «Картина мира», в которой он приводил высказывания античных и средневековых учёных о шарообразности земли и утверждал, что расстояние от берегов Испании до Индии через океан невелико и может быть пройдено при попутном ветре в несколько дней.

В конце XV в. мысль о возможности западного пути в Индию особенно горячо пропагандировал флорентийский врач и космограф Паоло Тосканелли. Он изобразил на карте Атлантический океан, омывающий на востоке Европу, а на западе — Японию, Китай и Индию, и таким образом пытался показать, что западный путь из Европы на Восток — самый короткий. «Я знаю, — писал он, — что существование такого пути может быть доказано на том основании, что Земля — шар...»

Нюрнбергский купец и астроном Мартин Бегайм поднёс в дар своему родному городу сделанный им первый глобус с характерной надписью: «Да будет ведомо, что на данной фигуре вымерен весь свет, дабы никто не сомневался, насколько мир прост, и что повсюду можно проехать на кораблях или пройти, как здесь изображено...»

Мореплавание и морская география у народов Азии в средние века

Народы Азии — индийцы, китайцы, малайцы и арабы — в течение средних веков добились значительных успехов в области географических знаний, развития мореплавания в Индийском и Тихом океанах и искусстве судовождения, что имело важное значение для географических открытий европейцев в Азии и Африке и их экспансии на территории этих материков.

Эти народы задолго до появления европейцев в Индийском океане открыли и освоили великий южноазиатский морской путь, связывавший между собой страны древнейшей культуры на Востоке, от Красного моря и Персидского залива до Южно-Китайского моря. По западному участку этого пути, от малабарского побережья Индии до Восточной Африки, Аравии и Египта, плавали индийские корабли ещё в древности; их кормчие умело пользовались муссонами — сезонными ветрами в южных морях. В первые века нашей эры китайские, индийские и малайские купцы и моряки проложили маршруты в восточной части Индийского океана, Южно-Китайского и Яванского морей, установив торговые связи между странами Юго-Восточной Азии. В начале V в. китайский паломник буддист Фа Сянь на малайском корабле совершил путешествие от бенгальского побережья до Шаньдуна, посетив по дороге Цейлон, Суматру и Яву; в VII в. такие путешествия совершались часто.

После арабских завоеваний и образования Халифата первенство в торговле и мореплавании в Красном море, Персидском заливе и западной части Индийского океана перешло к арабам. В их руках были Аден, остров Сокотра и ряд городов на восточном побережье Африки. Предприимчивые арабские купцы были посредниками в торговле Южной Азии с Европой. Их корабли совершали плавания в Индию, на Цейлон, Яву и в Китай, во многих городах Южной Азии возникли торговые фактории арабов; были такие фактории и в Кантоне и в Цюаньчжоу. Расцвели города побережья средневековой Индии, через которые проходил поток товаров, перевозимых по морским путям Азии. «Здесь, — описывал индийский город Каликут один китаец в начале XVв., — есть перец, розовое масло, жемчуг, ладан, амбра, кораллы... цветные хлопчатые ткани, но всё это ввозится из других стран... и покупают здесь золото, серебро, хлопчатые ткани, голубой и белый фарфор, бусы, ртуть, камфару, мускус, и есть тут большие склады, где хранятся товары...»

Однако морская торговля в Юго-Восточной Азии находилась главным образом в руках китайцев и малайцев.

В период с X по XV в. Китай превратился в могучую морскую державу; его приморские города стали центрами мировой торговли. Кантон в начале XIV в., по словам одного европейского путешественника, побывавшего в нём, был равен трём Венециям. «Во всей Италии не наберётся столько товаров, сколько их есть в одном только этом городе», — замечает он. Из Китая в другие страны в это время вывозились в большом количестве шелка, фарфор, художественные изделия, а ввозились пряности, хлопчатобумажные ткани, лекарственные травы, стекло и другие товары. В китайских портах для далёких плаваний строились крупные морские суда, имевшие несколько палуб, множество помещений для команды и купцов; экипаж такого судна обычно насчитывал до тысячи моряков и солдат, что являлось необходимым на случай встречи с пиратами, которых особенно много было в водах Малайского архипелага. Эти суда приводились в движение парусами из тростниковых циновок, закрепляемых на подвижных реях, что позволяло менять положение парусов в соответствии с направлением ветра; при штиле эти суда передвигались с помощью больших вёсел. Географическая карта была известна китайским морякам ещё до нашей эры. С конца XI в. на китайских кораблях появился компас (свойство магнита китайцы знали ещё в древности). «Кормчим ведомы очертания берегов, и ночью они определяют путь по звёздам, днём — по солнцу. Если же солнце скрыто за тучами, то пользуются они югоуказывающей иглой», — говорится о судовождении китайских моряков в одном трактате начала XII в. Китайские моряки обладали обстоятельными познаниями о муссонах в южных морях, морских течениях, мелях, тайфунах, добытыми многовековой практикой азиатских мореходов. Имелась в Китае и обширная географическая литература, содержавшая описания заморских стран сподробными сведениями о товарах, привозимых из них в Китай.

Морская мощь средневекового Китая особенно ярко проявилась в успешном осуществлении крупнейших военно-морских экспедиций в Индийский океан, предпринятых императором Минской династии Чэнцзу в период от 1405 до 1433 г. В то время как португальцы только начали своё продвижение в южную часть Атлантического океана, китайский флот в составе от 60 до 100 различных кораблей с общим экипажем до 25—30 тыс. человек совершил семь плаваний на запад, посетив Индо-Китай, Яву, Цейлон, малабарское побережье в Индии, Аден, Ормуз в Аравии; в 1418 г. китайские корабли побывали на сомалийском побережье Африки. В морях Малайского архипелага этот флот нанёс поражение многочисленным пиратским шайкам, которые препятствовали развитию морской торговли Китая со странами Южной Азии. Возглавлял все эти экспедиции великий китайский мореплаватель Чжэн Хэ, происходивший из незнатного рода и выдвинувшийся при дворе императора за свои военные заслуги. Экспедиции Чжэн Хэ не только укрепили влияние Китая в Южной Азии и способствовали росту его экономических и культурных связей, но и расширили географические познания китайцев: участники их изучили, описали и картографировали посещённые ими земли и воды. «Страны за пределами горизонта и у края земли стали ныне подвластны (Китаю —Ред.) и до самых западных и самых северных краёв, а может быть, и за их рубежами, и все пути пройдены и расстояния измерены», — так оценивал результаты своих плаваний Чжэн Хэ.

Высокого развития достигло морское дело и у малайцев, населявших острова Малайского архипелага, в состав которого входили Молуккские острова — родина пряностей, вывозимых отсюда во все страны Востока. Города Явы и Суматры и Малакка были в XIV—XV вв. крупнейшими центрами торговли, мореплавания и географической науки на Востоке; яванские кормчие были известны как опытные моряки, а карты, составленные малайцами, высоко ценились в портах Азии за точность и обстоятельность содержавшихся в них сведений.

Другим центром торговли и мореплавания в XV в. были арабские города восточноафриканского побережья—Кильва, Момбаса, Малинди, Софала, остров Занзибар и др. Они вели оживлённую морскую торговлю со всеми странами Азии, вывозя туда слоновую кость, рабов, золото, вымениваемые у соседних племён на изделия ремесла из аравийских городов. Арабские моряки хорошо знали морские пути от стран Красного моря до Дальнего Востока; имеются сведения о том, что около 1420г, один арабский мореход прошёл из Индийского океана в Атлантический, обогнув южную оконечность Африки. «Арабские лоцманы имеют компасы для направления судов, инструкции для наблюдения и морские карты», — писал Васко да Гама. Была создана специальная литература по мореходству — описания маршрутов, лоции, морские справочники, — обобщавшая важнейшие достижения в области судоходства и навигации за много веков. Во второй половине XV в. одним из наиболее опытных арабских лоцманов в западной части Индийского океана был Ахмед ибн Маджид, происходивший из семьи потомственных моряков. Он был автором многих сочинений по морскому делу, широко известных у моряков Азии; крупнейшим из них была «Книга полезных данных об основах морской науки и её правилах». В ней подробно описывались маршруты по Красному морю и Персидскому заливу вдоль Африки, в Индию, на острова Малайского архипелага, до берегов Китая и Тайваня, приёмы вождения кораблей как при каботажном плавании, так и в открытом море, указания о пользовании компасом и румбах, об астрономических наблюдениях, о морских берегах, рифах, муссонах и течениях. Ибн Маджид особенно хорошо знал морские пути между Африкой и малабарским побережьем Индии, чем позднее и воспользовались португальцы во время своего первого плавания в Индию.

Открытие морского пути из Европы в Индию и на Дальний Восток

Португалия и Испания первыми среди европейских стран предприняли поиски морских путей в Африку и в Индию. В поисках были заинтересованы дворяне, купцы, духовенство и королевская власть этих стран. С окончанием реконкисты (в Португалии она окончилась в середине XIII в., а в Испании — в конце XV в.) масса мелкопоместных дворян — идальго, для которых война с маврами была единственным занятием,— осталась без дела. Эти дворяне презирали все виды деятельности, кроме войны, и, когда вследствие развития товарно-денежного хозяйства увеличилась их нужда в деньгах, многие из них очень скоро оказались в долгу у городских ростовщиков. Поэтому идея разбогатеть в Африке или и восточных странах представлялась этим рыцарям реконкисты, оставшимся без дела и без денег, особенно увлекательной. Умение воевать, приобретённое ими в войнах с маврами, любовь к приключениям, жажда военной добычи и славы вполне годились для нового трудного и опасного дела — открытия и завоевания неизвестных торговых путей, стран и земель. Именно из среды небогатых португальских и испанских дворян вышли в XV—XVI вв. смелые мореплаватели, жестокие завоеватели-конкистадоры, уничтожившие государства ацтеков и инков, алчные колониальные чиновники. «Они шли с крестом в руках и с ненасытной жаждой золота в сердце»,— пишет об испанских конкистадорах один современник. Богатые горожане Португалии и Испании охотно давали деньги на морские экспедиции, которые сулили им обладание важнейшими торговыми путями, быстрое обопщение и главенствующее положение в европейской торговле. Католическое духовенство освящало религиозным знаменем кровавые дела конкистадоров, так как благодаря последним оно приобретало новую паству за счёт новообращённых в католичество племен и народов и увеличивало свои земельные владения и доходы. В открытии новых стран и торговых путей была не менее заинтересована и королевская власть Португалии и Испании. Нищее, испытывавшее тяжёлый феодальный гнёт крестьянство и малоразвитые города не могли дать королям достаточно денег, чтобы покрыть те расходы, которых требовал абсолютистский режим; в обладании важнейшими торговыми путями и колониями короли видели выход из денежных затруднений. Кроме того, многочисленные воинственные дворяне, оставшиеся без дела после реконкисты, представляли серьёзную опасность для короля и городов, так как их могли легко использовать крупные феодалы в борьбе против объединения страны и усиления королевской власти. Короли Португалии и Испании стремились поэтому увлечь дворян идеей открытия и завоевания новых стран и торговых путей.

Морской путь, связывавший итальянские торговые города со странами Северо-Западной Европы, проходил через Гибралтарский пролив и огибал Пиренейский полуостров. С развитием морской торговли в XIV—XV вв. повысилось значение прибрежных португальских и испанских городов. Однако экспансия Португалии и Испании была возможна только в сторону неведомого Атлантического океана, потому что торговля по Средиземному морю уже ранее была захвачена могущественными морскими городами республиками Италии, а торговля по Северному и Балтийскому морям — союзом немецких городов — Ганзой. Географическое положение Пиренейского полуострова, выдвинутого далеко на запад в Атлантический океан, благоприятствовало такому направлению экспансии Португалии и Испании. Когда же в XV в. в Европе усилилась необходимость искать новые морские пути на Восток, менее всего в этих поисках была заинтересована монополизировавшая в своих руках всю торговлю между странами Северо-Западной Европы Ганза, а равным образом Венеция, продолжавшая извлекать прибыль из средиземноморской торговли.

Вследствие этих причин внутреннего и внешнего характера Португалия и Испания оказались пионерами в поисках новых морских путей через Атлантический океан.

Первыми на океанические пути вышли португальцы. После завоевания португальскими войсками в 1415 г. марокканского порта Сеуты — крепости мавританских пиратов, расположенной на южном берегу Гибралтарского пролива, началось продвижение португальцев на юг, вдоль западного побережья Африки к Западному Судану, откуда по суше на север привозились золотой песок, рабы и слоновая кость. Португальцы стремились проникнуть далее на юг от Сеуты, в «море мрака», как тогда называли неизвестную европейцам южную часть Атлантического океана. Сильные арабские государства в Северо-Западной Африке не позволяли португальцам осуществить экспансию на восток, вдоль средиземноморского побережья Африки. Западная часть Средиземного моря фактически была в руках арабских пиратов.

В организации экспедиций португальцев в первой половине XV в. вдоль западного африканского побережья принял участие португальский принц Энрико, более известный в истории под именем Генриха Мореплавателя. На юго-западном берегу Португалии, в Сагрише, на каменистом мысе, далеко выступающем в океан, были построены обсерватория и верфи для строительства кораблей, а также основана мореходная школа. Сагриш стал для Португалии морской академией. В нём португальские рыбаки и матросы под руководством итальянских и каталонских моряков проходили обучение морскому делу, там занимались усовершенствованием кораблей и навигационных приборов, вычерчивались по сведениям, привозимым португальскими мореходами, морские карты и разрабатывались планы новых экспедиций на юг. Со времён реконкисты португальцы были знакомы с арабской математикой, географией, навигацией, картографией и астрономией. Средства на подготовку путешествий Генрих черпал из доходов возглавляемого им духовно-рыцарского ордена Иисуса, а также получал путём организации ряда торговых компаний на паях у богатых дворян и купцов, рассчитывавших увеличить свои доходы посредством заморской торговли.

Сначала мореплавание развивалось в Португалии медленно; трудно было найти смельчаков, которые рискнули бы отправиться в «море мрака». Но положение значительно улучшилось после того, как на западе португальцы овладели в 1432 г. Азорскими островами, а в 1434 г. Жил Эанниш обогнул мыс Бохадор, южнее которого жизнь считалась в средние века невозможной; через 10 лет после этого другой португальский моряк прошёл на 400 миль южнее этого мыса и привёз в Португалию золото и рабов-негров, положив начало португальской работорговле. В середине 40-х годов португальцы уже обогнули Зелёный Мыс и достигли побережья между реками Сенегал и Гамбия, густозаселённого и богатого золотым песком, слоновой костью и пряностями. Вслед за этим они проникли в глубь материка. Принц Генрих Мореплаватель, возражая на словах против работорговли, на деле всячески поощрял её; в Западную Африку стали регулярно отправляться его корабли для ловли невольников и приобретения золотого песка, слоновой кости и пряностей, вымениваемых у негров на безделушки; обычно принц получал значительную долю привозимой добычи.

Надежда на ограбление всего африканского побережья ускорила португальской продвижение на юг. В 60—70-х годах португальские моряки достигли побережья Гвинейского залива и пересекли экватор; на португальских картах Африки появились новые характерные названия: «Перечный берег», «Берег слоновой кости», «Невольничий берег», «Золотой берег». В начале 80-х годов моряк Диего Као совершил три путешествия на юг ох Золотого берега, прошёл устье реки Конго и у южного тропика поставил свой «падран» — каменный столб, воздвигаемый на открытой территории в знак её присоединения к владениям короля Португалии. Наконец, Бартоломсу Диас в 1487 г. достиг мыса Доброй Надежды, обогнул его и вышел в Индийский океан. Однако экипаж его кораблей, утомлённый трудностями пути, отказался продолжать плавание, и Диас был вынужден вернуться в Лиссабон, не достигнув берегов Индии. Но он утверждал, что от Южной Африки можно пройти морем до берегов Индии. Это же подтвердил и Педро Ковельяно, посланный в 1487 г. португальским королём на поиски кратчайшего пути в Индию через страны Северной Африки и Красное море и побывавший на малабарском побережье Индии, в городах Восточной Африки и на Мадагаскаре; в своём донесении королю, посланном из Каира, он, по словам современника, сообщал, что португальские каравеллы, «которые ведут торговлю в Гвинее, плавая от одной страны к другой курсом на этот остров (Мадагаскар) и Софалу, легко смогут пройти в эти восточные моря и подойти к Каликуту, ибо, как он узнал, здесь всюду находится море».

Для завершения поисков морского пути в Индию португальский король Маноэль отправил экспедицию во главе с одним из своих придворных, Васко да Гамой, происходившим из небогатых дворян. Летом 1497 г. четыре корабля под его начальством вышли из Лиссабона и, обогнув Африку, прошли вдоль её восточного побережья доМалинди, богатого арабского города, непосредственно торговавшего с Индией. Португальцы заключили «союз» с султаном этого города, позволившим им взять с собой в качестве лоцмана знаменитого Ахмеда ибн Маджида, под руководством которого они и завершили своё плавание. 20 мая 1498 г. корабли Васко да Гамы бросили якорь у индийского города Каликут, одного из крупнейших торговых центров Азии, «пристани всего Индийского моря», как назвал этот город русский купец Афанасий Никитин, побывавший в Индии во второй половине XV в. С разрешения местного раджи они начали скупать в городе пряности. Арабские купцы, державшие в своих руках всю заморскую торговлю города, увидели в этом угрозу своей монополии и стали восстанавливать раджу и население города против португальцев. Португальцам пришлось спешно покинуть Каликут и отправиться в обратный путь. В сентябре 1499 г. Васко да Гама вернулся в Лиссабон. К концу двухлетнего трудного плавания уцелело менее половины команды.

Возвращение в Лиссабон португальских кораблей с грузом пряностей из Индии было торжественно отпраздновано.

С открытием морского пути в Индию Португалия начала овладевать всей морской торговлей Южной и Восточной Азии. Португальцы повели жестокую борьбу с арабской торговлей и судоходством в Индийском океане и стали захватывать важнейшие торговые и стратегические пункты Южной Азии. В 1501 г. мореплаватель Кабрал с военной флотилией прибыл в индийские воды, бомбардировал Каликут и закупил груз пряностей в Кочине. Через два года в Индийский океан снова отправился Васко да Гама; в качестве «адмирала Индии» он грабил и топил суда арабских купцов и, возвращаясь в Лиссабон с огромной добычей, оставил в индийских водах постоянную военную эскадру для пиратского грабежа судов, курсировавших между Египтом и Индией. Вскоре португальцы захватили остров Сокотру, у входа в Аденский залив, и крепость Диу на северо-западном побережье Индии и установили, таким образом, свой контроль над морскими путями, соединяющими Красное море и Южную Азию. «Пополнения стали приходить к ним из Португалии, и они начали пересекать дорогу мусульманам, забирая в плен, грабя и захватывая насильно всякие суда», — сообщает один арабский историк XVI в. Захваченные ими в Индии земли и города стали оплотом дальнейшей экспансии Португалии в Азию. Вице-король Португальской Индии д'Альбукерке овладел крепостью Гоа на западном побережье Индии и иранским портом Ормуз, а в 1511 г. взял Малакку, богатый торговый город в Малаккском проливе, запирающий вход в Индийский океан с востока. «Лучшее из всего, что есть на свете», — так оценивал Малакку Альбукерке. С взятием Малакки португальцы перерезали главный путь, связывающий страны Передней Азии с основным поставщиком пряностей — Молуккскими островами, и вышли в Тихий океан. Ещё через несколько лет они захватывают эти острова и завязывают морскую торговлю с Южным Китаем. Наконец, в 1542 г. они достигают берегов далёкой Японии и основывают там первую европейскую факторию.

Осуществляя эту экспансию на Восток, португальские завоеватели пользовались приёмами судовождения мореходов Востока, арабскими и яванскими картами стран и морей Южной Азии. На одной карте яванского кормчего, попавшей в руки португальцев в 1512 г., были изображены мыс Доброй Надежды, португальские владения, Красное море, Молуккские острова, морские пути китайцев с прямыми дорогами, где проходят корабли, и с внутренними частями страны. По этой карте и двигались португальские корабли через моря Малайского архипелага к Молуккским островам, Капитанам португальских судов инструкциями предписывалось привлекать в качестве лоцманов цейлонских и яванских кормчих.

Таким образом был открыт морской путь из Западной Европы в Индию и в Восточную Азию. Вместе с этим открытием посредством захватов была создана огромная колониальная империя Португалии, простиравшаяся от Гибралтара до Малаккского пролива. Португальскому вице-королю Индии, находившемуся в Гоа, подчинялись пять губернаторов, управляющих Мозамбиком, Ормузом, Маскатом, Цейлоном и Малаккой. Португальцы подчинили своему влиянию также крупнейшие города Восточной Африки. Важнейшее в истории человечества открытие морского пути, связавшего Европу с Азией, было использовано феодальной Португалией для собственного обогащения, для грабежа и угнетения народов Африки и Азии.

С этого времени вплоть до прорытия Суэцкого канала в 60-х годах XIX в. морской путь вокруг Южной Африки был главной дорогой, по которой велась торговля между странами Европы и Азии и происходило проникновение европейцев в бассейны Индийского и Тихого океанов.

Открытие Америки и испанские завоевания

Весной 1492 г. испанцы взяли Гранаду — последний оплот мавров на Пиренейском полуострове, а 3 августа того же года из испанского порта Палое в далёкое плавание через Атлантический океан отправились три каравеллы Христофора Колумба с целью открыть западный путь в Индию и в Восточною Азию. Не желая обострять отношения с Португалией, испанские короли Фердинанд и Изабелла вначале предпочли скрывать настоящую цель этого путешествия. Колумб назначался «адмиралом и вице-королём всех земель, которые он откроет в этих морях-океанах», с правом удерживать в свою пользу одну десятую часть всех доходов от них, «будь то жемчуг или драгоценные камни, золото или серебро, пряности и другие веши и товары».


Христофор Колумб. Портрет из собрания Джовио

Биографические сведения о Колумбе весьма скудны. Он родился в 1451 г. в Италии, недалеко от Генуи, в семье ткача, но нет точных сведений о том, где он учился и когда стал мореплавателем. Известно, что в 80-х годах он жил в Лиссабоне и, очевидно, участвовал в нескольких плаваниях к берегам Гвинеи, но не эти плавания увлекали его. Он вынашивал проект открытия кратчайшего пути из Европы в Азию через Атлантический океан; он изучал сочинение Пьера д'Альи (о котором было сказано выше), а также произведения Тосканелли и других космографов XIV—XV вв., исходивших из учения о шарообразности Земли, но значительно преуменьшавших протяжённость западного пути в Азию. Однако заинтересовать португальского короля в своём проекте Колумбу не удалось «Совет математиков» в Лиссабоне, предварительно обсуждавший планы всех экспедиций, отверг его предложения как фантастические, и Колумбу пришлось уехать в Испанию, где проект открытия нового, неизвестного португальцам пути в Азию встретил поддержку у Фердинанда и Изабеллы.

12 октября 1492 г., через 69 дней после отправления из испанского порта Палоса, каравеллы Колумба, преодолев все трудности пути, достигли Сан-Сальвадора (по-видимому, современный Уотлинг), одного из островов Багамской группы, расноложенного у побережья нового, не известного европейцам материка: этот день считается датой открытия Америки. Успех экспедиции был достигнут не только благодаря руководству Колумба, но и стойкости всего экипажа, набранного из хорошо знавших море жителей Палоса и других приморских городов Испании. Всего Колумб совершил четыре экспедиции в Америку, во время которых он открыл и исследовал Кубу, Эспаньолу (Гаити), Ямайку и другие острова Караибского моря, восточное побережье Центральной Америки и берег Венесуэлы в северной части Южной Америки. На острове Эспаньола он основал постоянную колонию, которая стала в дальнейшем опорным пунктом испанских завоеваний в Америке.

Во время своих экспедиций Колумб проявил себя не только страстным искателем новых земель, но и человеком, стремившимся к обогащению. В дневнике первою путешествия он писал: «Я делаю всё возможное, чтобы попасть туда, где мне удастся найти золото и пряности...» «Золото, — пишет он с Ямайки, — это совершенство Золото создаёт сокровища, и тот, кто владеет им, может совершать всё, что пожелает, и способен даже вводить человеческие души в рай» Чтобы повысить доходность открытых им островов, на которых, как вскоре обнаружилось, золота и пряностей было не так уж много, он предлагал вывозить оттуда в Испанию рабов: « И пусть,— пишет он испанским королям,— даже умирают рабы в пути, всё же не всем им грозит такая участь»

Колумб не смог географически правильно оценить свои открытия и сделать вывод, что он открыл новый, неведомый для него материк До конца своей жизни он уверял всех, что достиг берегов Юго-Восточной Азии, о сказочных богатствах которых писал Марко Поло и мечтали испанские дворяне, купцы, короли. Он назвал открытые им земли «Индиями» а их жителей — «индейцами» Даже во время своего последнего путешествия он сообщил в Испанию, что Куба — это Южный Китай, а побережье Центральной Америки — часть Малаккского полуострова и что южнее его должен находиться пролив, через который можно попасть в богатую Индию.

Известие об открытии Колумба вызвало в Португалии большую тревогу. Португальцы считали, что испанцы нарушили их право владеть всеми землями к югу и востоку от мыса Бохадор, подтверждённое ранее папой римским, и опередили их в достижении берегов Индии; они даже готовили военную экспедицию для захвата открытых Колумбом земель. В конце концов за разрешением этого спора Испания обратилась к папе. Специальной буллой папа благословил захват Испанией всех открытых Колумбом земель. В Риме эти открытия оценили с точки зрения распространения католической веры и увеличения влияния церкви. Спор между Испанией и Португалией папа разрешил следующим образом: Испании предоставлялось право владеть всеми землями, расположенными к западу от линии, проходящей по Атлантическому океану в ста лигах (примерно 600 км) западнее островов Зелёного Мыса В 1494 г., на основании этой буллы, Испания и Португалия разделили между собой сферы завоеваний по договору, заключённому в испанском городе Тордесильясе; разграничительная линия между колониальными владениями обоих государств была установлена в 370 лигах (свыше 2 тыс. км) западнее вышеуказанных островов Оба государства присвоили себе право преследовать и захватывать все иностранные корабли, появившиеся в их водах, облагать их пошлинами, судить по своим законам их экипажи и т. д.

Но открытия Колумба дали Испании слишком мало золота, и вскоре после успеха Васко да Гамы в стране наступило разочарование в испанских «Индиях» Колумба стали называть обманщиком, открывшим вместо сказочно богатой Индии страну горя и несчастий, ставшую местом гибели многих кастильских дворян. Испанские короли лишили его монопольного права производить открытия в западном направлении я той доли доходов, получаемых с открытых им земель, которая ему была вначале определена. Он лишился всего своего имущества, которое пошло на покрытие долгов его кредиторам Всеми покинутый Колумб умер в 1506 г. Современники забыли не ликого мореплавателя, даже название открытому им материку они дали по имени итальянского учёного Америго Веспуччи, который в 1499—1504 гг принимал участие в исследовании берегов Южной Америки и письма которого вызвали большой интерес в Европе. «Страны эти следует назвать Новым Светом ..» — писал он.


Глобус Мартина Бехайма 1492 г. (до открытия Америки) - слева. Глобус Ленокса 1510-1512 гг. (после открытия Америки) - справа.

После Колумба другие конкистадоры в поисках золота и рабов продолжали расширять колониальные владения Испании в Америке В 1508 г. два испанских дворя нина получили королевские патенты на создание колоний на американском материке в следующем году началась испанская колонизация Панамского перешейка, в 1513г конкистадор Васко Нуньес Бальбоа с небольшим отрядом первым из европейцев пересёк Панамский перешеек и вышел к берегам Тихого океана, который он назван «Южным морем». Через несколько лет испанцы открыли Юкатан и Мексику, а также достигли устья реки Миссисипи. Были предприняты попытки найти пролив, соединяющий Атлантический океан с Тихим, и, таким образом, завершить дело, начата Колумбом, — достигнуть западным путем берегов Восточной Азии. Этот пролив искал в 1515—1516гг. испанский моряк де Солис, который, двигаясь вдоль бразильского берета, дошёл до реки Ла-Платы; искали его и португальские мореплаватели, совершавшие свои экспедиции в большой тайне. В Европе некоторые географы были настолько уверены в существовании этого ещё не открытого пролива, что заранее наносили его на карты.


Корабль Магеллана. Старинная гравюра.

Новый план большой экспедиции с целью поисков юго-западного прохода в Тихий океан и достижения Азии западным путём предложил испанскому королю Фернандо Магеллан, португальский моряк из небогатых дворян, проживавший в Испании. Магеллан сражался под знаменем португальского короля в Юго-Западной Азии на суше и на море, участвовал во взятии Малакки, в походах в Северную Африку, по вернулся на родину без больших чинов и богатств; после того, как король отказал ему даже в незначительном повышении по службе, он покинул Португалию. Магеллан ещё в Португалии начал разрабатывать проект экспедиции для поисков юго-западного пролива из Атлантического океана в открытое Бальбоа «Южное море», через которое, как он предполагал, можно было достигнуть Молуккских островов. В Мадриде, в «Совете по делам Индии», ведавшем всеми делами, касающимися испанских колоний, очень заинтересовались проектами Магеллана; членам совета понравилось его утверждение, что Молуккские острова, согласно условиям Тордесильясского договора, должны принадлежать Испании и что кратчайший путь к ним проходит через юго-западный пролив в «Южное море», которым владела Испания. В существовании этого пролива Магеллан был совершенно уверен, хотя, как показали последующие факты, единственным источником его уверенности являлись карты, на которые этот пролив был нанесён без каких-либо оснований. По договору, заключённому Магелланом с испанским королём Карлом I, он получил пять кораблей и средства, необходимые на экспедицию; он назначался адмиралом с правом удерживать в свою пользу двадцатую часть доходов, которые принесут экспедиция и новые владения, присоединённые им к испанской короне. «Поскольку мне, — писал король Магеллану, — доподлинно известно, что на островах Молукко имеются пряности, я посылаю вас главным образом на их поиски, и моя воля такова, чтобы вы направились прямо на эти острова».

20 сентября 1519 г. пять судов Магеллана вышли из Сан-Лукара в это путешествие. Оно продолжалось три года. Преодолев большие трудности плавания в неисследованной южной части Атлантического океана, он нашёл юго-западный пролив, названный позднее его именем. Пролив находился гораздо южнее, чем указывалось на картах, которым верил Магеллан. Выйдя в «Южное море», экспедиция направилась к берегам Азии. «Южное море» Магеллан назвал Тихим океаном, «потому что, — как сообщает один из участников экспедиции, — мы ни разу не испытали ни малейшей бури». Более трёх месяцев плыла флотилия по открытому океану; часть экипажа, сильно страдавшего от голода и жажды, погибла от цинги. Весной 1521 г. Магеллан достиг островов у восточного побережья Азии, позже названных Филиппинскими.

Преследуя цель покорения открытых им земель, Магеллан вмешался в распрю двух местных правителей и был убит 27 апреля в стычке с жителями одного из этих островов. Экипаж экспедиции после гибели своего адмирала завершил это труднейшее плавание; до Молуккских островов дошло только два корабля, а продолжать путь в Испанию с грузом пряностей оказался в состоянии только один корабль «Виктория». Экипаж этого судна под начальством д'Элькано совершил длительное плавание в Испанию вокруг Африки, сумев избежать встречи с португальцами, которым из Лиссабона было приказано задержать всех участников экспедиции Магеллана. Из всею экипажа беспримерной по мужеству экспедиции Магеллана (265 человек) на родину вернулось только 18 человек; но «Виктория» привезла большой груз пряностей, продажа которых покрыла все расходы на экспедицию и дала ещё значительную прибыль.

Великий мореплаватель Магеллан завершил дело, начатое Колумбом, — он достиг западным путём азиатского материка и Молуккских островов, открыв новый морской путь из Европы в Азию, хотя и не получивший практического значения ввиду дальности расстояния и трудности плавания Это было первое в истории человечества кругосветное плавание; оно неопровержимо доказало шарообразную форму земли и нераздельность океанов, омывающих сушу.


Великие географические открытия и колониальные захваты в конце XV - первой половине XVI в.

В том же году, когда Магеллан отправился на поиски нового морского пути к Молуккским островам, небольшой отряд испанских конкистадоров, имевший лошадей и вооружённый 13 пушками, отправился с Кубы во внутренние области Мексики на завоевание государства ацтеков, богатства которого не уступали богатствам Индии Отряд возглавлял испанский идальго Эрнандо Кортес. У Кортеса, происходившего из семьи обедневших идальго, по словам одного из участников этого похода, «денег было мало, зато много долгов». Но, приобретя плантации на Кубе, он смог организовать экспедицию в Мексику частично на свои собственные средства.

В своих столкновениях с ацтеками испанцы, обладавшие огнестрельным оружием, стальными латами и лошадьми, ранее не виданными в Америке и внушавшими панический ужас индейцам, а также применявшие усовершенствованную тактику ведения боя, получали подавляющий перевес сил. Кроме того, сопротивление индейских племён чужеземным завоевателям ослаблялось враждой между ацтеками и покорённым ими племенами. Этим объясняются довольно лёгкие победы испанских отрядов.

Высадившись на мексиканском побережье, Кортес повёл свой отряд на столицу государства ацтеков город Теночтитлан (современный Мехико). Путь к столице проходил через область индейских племён, которые вели войну с ацтеками, и это облегчило поход. Войдя в Теночтитлан, испанцы были поражены величиной и богатством столицы ацтеков. Скоро им удалось вероломно захватить в плен верховного правителя ацте ков Монтесуму и от его имени начать управлять страной. Они потребовали от подвластных Монтесуме индейских вождей присяги верности испанскому королю I уплаты дани золотом. В здании, где разместился испанский отряд, было обнаружено потайное помещение, в котором находился богатейший клад из золотых вещей и драгоценных камней. Все золотые вещи были перелиты в квадратные слитки и разделены, между участниками похода, причём большая часть досталась Кортесу, королю и наместнику Кубы.

Вскоре в стране вспыхнуло большое восстание против власти жадных и жестоким чужеземцев; восставшие осадили испанский отряд, засевший вместе с пленным верховным правителем в его дворне. С большими потерями Кортесу удалось вырваться из осады и уйти из Теночтитлана; многие испанцы погибли, потому что бросились на богатства и набрали столько, что едва могли идти.

И на этот раз испанцам помогли те индейские племена, которые приняли их сторону и теперь боялись мести ацтеков. Кроме того, Кортес пополнил свой отряд испанцами, прибывшими с Кубы. Собрав 10-тысячную армию, Кортес вновь подошел к столице Мексики и осадил город. Осада была длительной; во время неё от голода, жажды и болезней погибло большинство населения этого многолюдного города. августа 1521 г. испанцы, наконец, вошли в разрушенную столицу ацтеков.

Государство ацтеков стало испанской колонией; испанцы захватили в этой стране много золота и драгоценных камней, земли роздали своим колонистам, а индейское население обратили в рабов и крепостных. «Испанское завоевание, — говорит Энгельс об ацтеках, — оборвало всякое дальнейшее самостоятельное их развитие»( Ф. Энгельс, Происхождение семьи, частной собственности и государства, Госполитиздат, 1953, стр. 23. ).

Вскоре после завоевания Мексики испанцы покорили в Центральной Америке Гватемалу и Гондурас, а в 1546 г., после нескольких вторжений, подчинили полуостров Юкатан, населённый народом майя. «Слишком много было правителей и слишком много они устраивали заговоров друг против друга», — объяснял поражение майя один из индейцев.

Испанское завоевание в Северной Америке не распространилось за пределы Мексики. Это объясняется тем, что в областях, расположенных к северу от Мексики, испанские искатели наживы не нашли богатых золотом и серебром городов и государств; на испанских картах эти области американского материка обычно обозначались надписью: «Земли, не приносящие дохода».


Пленные вождя восстания Тупак Амару. Рисунок из хроники Пома де Айяла. XVI в.

После завоевания Мексики испанские конкистадоры направили всё своё внимание на юг, на горные районы Южной Америки, богатые золотом и серебром. В 30-х годах испанский конкистадор Франсиско Писарро, неграмотный человек, бывший в молодости свинопасом, предпринял завоевание «золотого царства», государства инков в Перу; о его сказочных богатствах он слышал рассказы от местных жителей на Панамском перешейке во время похода Бальбоа, участником которого он был. С отрядом в 200 человек и с 50 лошадьми он вторгся в это государство, сумев использовать борьбу двух братьев-наследников за трон верховного правителя страны; он захватил в плен одного из них — Атахуальпу, и от его имени начал управлять страной. С Атахуальпы был взят большой выкуп золотыми вещами, во много раз превышавший клад, которым завладел отряд Кортеса; эта добыча была разделена среди участников отряда, для чего всё золото превратили в слитки, уничтожив ценнейшие памятники перуанского искусства. Выкуп не дал Атахуальпе обещанной свободы; испанцы вероломно предали его суду и казнили. После этого Писарро занял столицу государства — Куско и стал полным властелином страны (1532 г.); он посадил на трон верховного правителя своего приверженца, одного из племянников Атахуальпы. В Куско испанцы разграбили сокровища богатого храма Солнца, а в его здании создали католический монастырь; в Потоси (Боливия) они захватили богатейшие серебряные рудники.

В начале 40-х годов испанские конкистадоры завоевали Чили, а португальцы (в 30—40-х годах) — Бразилию, которая была открыта Кабралом в 1500 г. во время его экспедиции в Индию (корабли Кабрала были на пути к мысу Доброй Надежды отнесены на запад Южноэкваториальным течением). Во второй половине XVI в. испанцы завладели Аргентиной.

Так был открыт Новый Свет и созданы на американском материке колониальные владения феодально-абсолютистской Испании и Португалии. Испанское завоевание Америки прервало самостоятельное развитие народов американского континента и поставило их под ярмо колониального порабощения.

Открытия в Северной Америке и в Австралии

Несмотря на договор о разделе сфер завоеваний между Поргалией и Испанией, моряки и купцы других стран Европы в поисках наживы и богатства стали проникать в неисследованные части земного шара. Так, Джон Кабот (переселившийся в Англию итальянец Джованни Кабото), отправившийся в экспедицию с целью найти северо-западный путь в Индийский океан, впервые достиг в 1497 г. Ньюфаундленда или полуострова Лабрадор, а его сын — Себастьян Кабот — в 1498 г. достиг северо-восточного берега Северной Америки и исследовал его. В дальнейшем английские и французские мореплаватели исследовали восточную часть Северной Америки, а голландцы в результате ряда плаваний, совершённых в течение XVII в., открыли Австралию, смутные сведения о которой имелись ещё у античных географов. В 1606 г. голландское судно под начальством Виллема Янца впервые достигло северного побережья Австралии, а в 1642—1644 гг. голландский мореплаватель Тасман совершил к австралийским берегам два плавания и, пройдя южнее Австралии до открытого им острова Тасмания, доказал, что Австралия является самостоятельным новым материком.

Лондонские купцы, по их собственному выражению, «видя, как удивительно быстро растёт богатство испанцев и португальцев вследствие открытия новых стран и поисков новых торговых рынков», организовали в 1552 г. экспедицию из трёх кораблей под начальством Уиллоуби, предпринявшую попытку найти северо-восточный проход в Китай, обогнув побережье Сибири. Корабли экспедиции Уиллоуби в Баренцевом море были разделены бурей, два из них были затёрты льдами в южной части этого моря, и весь их экипаж замёрз, а третий прошёл в Белое море, достиг устья Северной Двины; его капитан Ченслер побывал в Москве и был принят Иваном Грозным. В 1556 и 1580 гг. англичане вновь пытались найти северо-восточный проход, однако далее входа в Карское море их корабли из-за сплошных льдов пройти не смогли.

Голландские купцы в конце XVI в. снарядили на поиски этого прохода три экспедиции, которыми руководил голландский мореплаватель Биллем Баренц, но и эти корабли не смогли пройти восточнее Новой Земли, на которой Баренц зазимовал вовремя своей последней экспедиции (1596—1597 гг.), так как его корабль был затёрт льдами.

Русские географические открытия ХVI — XVII вв.

Русский народ внёс в великие географические открытия первой половины XVII в. значительный вклад. Русские путешественники и мореплаватели совершили ряд открытий (преимущественно на северо-востоке Азии), обогативших мировую науку.

Причиной усиленного внимания русских к географическим открытиям являлось дальнейшее развитие товарно-денежных отношений в стране и связанный с этим процесс складывания всероссийского рынка, а также постепенное включение России в мировой рынок. В указанный период отчётливо наметились два основных направления северо-восточное (Сибирь и Дальний Восток) и юго-восточное (Средняя Азия, Монголия, Китай), по которым двигались русские путешественники и мореходы.

Большое познавательное значение для современников имели торгово-дипломатические поездки русских людей в XVI—XVII вв. в страны Востока, обследование кратчайших сухопутных маршрутов для сообщения с государствами Средней и Центральной Азии и с Китаем.

К середине XVII в. русскими были основательно изучены и описаны пути в Среднюю Азию. Обстоятельные и ценные сведения этого рода содержали посольские отчёты («статейные списки») русских послов И. Д.Хохлова (1620—1622 гг.), Анисима Грибова (1641—1643 и 1646—1647 гг.) и др.

Пристальное внимание вызывал у русских людей далёкий Китай. Ещё в 1525г., будучи в Риме, русский посол Дмитрий Герасимов сообщил писателю Павлу Иовию о том, что из Европы в Китай можно проехать водным путём через северные моря. Таким образом, Герасимов высказал смелую мысль об освоении Северного пути из Европы в Азию. Эта идея благодаря Иовию, опубликовавшему специальную книгу о Московии в посольстве Герасимова, стала широко известной в Западной Европе и была воспринята с живейшим интересом. Возможно, что организация экспедиций Уиллоуби и Баренца была вызвана сообщениями русского посла. Во всяком случае поиски Северного морского пути на восток уже в середине XVI в. привели к установлению непосредственных морских связей между Западной Европой и Россией.

Первым достоверным свидетельством о путешествии в Китай являются сведения о посольстве казака Ивана Петлина в 1618—1619 гг. Петлин из Томска через территорию Монголии прошёл в Китай и побывал в Пекине. Вернувшись на родину, он представил в Москве «чертёж и роспись про Китайскую область». Собранные в результате поездки Петлина сведения о путях в Китай, о природных богатствах и экономике Монголии и Китая способствовали расширению географического кругозора современников.

Большое значение в истории географических открытий той эпохи имело обследование огромных пространств севера и северо-востока Азии от Уральского хребта до побережья Ледовитого и Тихого океанов, т. е. всей Сибири.

Присоединение Сибири было начато в 1581 г. походом отряда казацкого атамана Ермака Тимофеевича. Его отряд, состоявший из 840 человек, увлечённых молвой о несметных богатствах Сибирского ханства, был снаряжён на средства крупных землевладельцев и солепромышленников Приуралья Строгановых. Поддержанный правительством поход Ермака (1581—1584гг.) привёл к падению Сибирского ханства и присоединению Западной Сибири к Русскому государству.

Ещё в середине XVI в. упоминаются плавания русских полярных мореходов из европейской части страны в Обскую губу и к устью Енисея. Они продвигались вдоль побережья Ледовитого океана на небольших килевых парусных судах — кочах, хорошо приспособленных к плаваниям во льдах Арктики благодаря яйцевидной форме корпуса, уменьшавшей опасность ледового сжатия. Пользовались русские мореходы XVI—XVII вв. компасом («маткой») и картами. В первые два десятилетия XVII в. уже существовало довольно регулярное водное сообщение западносибирских городов с Мангазеей по Оби, Обской губе и Ледовитому океану (так называемый «Мангазейский ход»). Такое же сообщение поддерживалось между Архангельском и Мангазеей. По свидетельству современников, из Архангельска в «Мангазею по вся годы ходят ночами многие торговые и промышленные люди со всякими немецкими (т.е. иностранными, западноевропейскими) товары и с хлебом». Чрезвычайно важным было установление того факта, что Енисей впадает в то самое «Студёное море», по которому из Западной Европы плавают к Архангельску. Это открытие принадлежит русскому торговому человеку Кондратию Курочкину, который первым обследовал фарватер нижнего Енисея вплоть до устья.

Серьёзный удар «Мангазейскому ходу» был нанесён правительственными запрещениями 1619—1620 гг. пользоваться морским путём в Мангазею, преследовавшими цель предотвратить проникновение туда иностранцев.

Продвигаясь на восток в тайгу и тундру Восточной Сибири, русские открыли одну из крупнейших рек Азии — Лену. Среди северных экспедиций на Лену выделяется поход Пенды (до 1630 г.). Начав свой путь с 40 сподвижниками из Туруханска, он прошёл по всей Нижней Тунгуске, перевалил через волок и достиг Лены. Спустившись по Лене в центральные районы Якутии, Пенда затем проплыл по той же реке в обратном направлении почти до верховьев. Отсюда, пройдя бурятскими степями, он попал на Ангару (Верхнюю Тунгуску), первым из русских проплыл вниз по всей Ангаре, преодолев её знаменитые пороги, после чего вышел на Енисей, а по Енисею вернулся в исходный пункт — Туруханск. Пенда и его спутники совершили беспримерное круговое путешествие протяжённостью в несколько тысяч километров по труднодоступной местности.

В 1633 г. из устьев Лены вышли на восток на ночах отважные мореходы Иван Ребров и Илья Перфильев, которые дошли морем до р. Яны, а в 1636 г, тот же Ребров совершил новое морское путешествие и достиг устья Индигирки.

Почти одновременно по материку в северо-восточном направлении двигались отряды русских служилых и промышленных людей (Посника Иванова и др.), открывшие упомянутые реки с суши. Посник Иванов «с товарищи» проделали свой длительный и трудный переход через горные хребты верхом.

Важным открытием па северо-востоке Азии завершилась в начале 40-х годов ХVIIв. экспедиция Михаила Стадухина. Отряд казачьего десятника и купца Стадухина, в котором находился Семён Дежнев, спустившись на коче по Индигирке, в 1643 г. морем дошёл на «Ковыму реку», т. е. достиг устья реки Колымы. Здесь было заложено Нижне-Колымское зимовье, из которого несколькими годами позже вышли в свое знаменитое плавание вокруг северо-восточной оконечности азиатского материка кочи казака Семёна Ивановича Дежнева и промышленного человека Федота Алексеева (известного под фамилией Попов).

Выдающимся событием этой эпохи явилось открытие в 1648 г. пролива между Америкой и Азией, сделанное Дежневым и Федотом Алексеевым (Поповым).

Семён Дежнев ещё в 1647 г. пытался морем пройти на таинственную реку Анадырь, о которой ходили слухи среди русских людей, но его «лёдом до Анадыри реки не про пустило», и он был вынужден вернуться обратно. Но решимость достигнуть намеченной цели не покинула Дежнева и его товарищей. 20 июня 1648 г. из устья Колымы на поиски реки Анадырь отправилась новая экспедиция на семи кочах. В состав экспедиции, возглавленной Дежневым и Алексеевым, входило около ста человек. Вскоре после начала похода четыре коча исчезли из виду и о них участники этого крайне трудного ледового плавания не имели в дальнейшем никаких вестей. Остальные три судна под командой Дежнева, Алексеева и Герасима Анкудинова продолжали свой путь на северо-восток. Недалеко от Чукотского носа (позже названного именем Дежнева) погиб коч Анкудинова Экипажи других двух судов приняли на борт потерпевших крушение и упорно продвигались по Ледовитому океану. В сентябре 1648 г. экспедиция Дежнева—Алексеева обогнула крайнюю северо-восточную оконечность Азии — Чукотский (или Большой Каменный) нос и прошла через пролив, отделяющий Америку от Азии (позднее названный Беринговым проливом). В морскую непогоду кочи Дежнева и Алексеева потеряли друг друга из виду. Коч Дежнева, на котором было 25 человек, долго носило по волнам и, наконец, выбросило на берег моря, которое впоследствии было названо Беринговым. Семён Дежнев затем двинулся со своими товарищами в глубь материка и после героического 10-недельного перехода, вовремя которого его участники по совершенно незнакомой стране шли «холодны и голодны, наги и босы», достиг цели своей экспедиции — реки Анадырь. Так было, совершено выдающееся географическое открытие, доказавшее, что Америка отделена морем от Азии и является изолированным континентом, и открыт морской путь вокруг Северо-Восточной Азии.

Имеются основания считать, что и Камчатка в середине XVII в. была открыта русскими людьми. По позднейшим известиям, коч Федота Алексеева и его спутников достиг Камчатки, где русские долго жили среди ительменов. Память об этом факте сохранилась среди местного населения Камчатки, и русский учёный первой половины XVIII в. Крашенинников сообщил о нём в своём труде «Описание земли Камчатки». Есть предположение, что часть судов экспедиции Дежнева, исчезнувшая по пути к Чукотскому носу, добралась до Аляски, где основала русское» поселение. В 1937 г. во время земляных работ на Кенайском полуострове (Аляска) были обнаружены остатки жилищ трёхсотлетней давности, которые отнесены учёными к числу построенных русскими людьми.

Кроме того, Дежневу и его спутникам принадлежит заслуга открытия островов Диомида, на которых жили эскимосы, и обследования бассейна реки Анадырь.

Открытие Дежнева — Алексеева нашло отражение на географических картах России XVII в., на которых отмечался свободный морской проход от Колымы до Амура.

В течение 1643—1651 гг. состоялись походы русских отрядов В. Пояркова и Е. Хабарова на Амур, доставившие ряд ценных сведений об этой не изученной европейцами реке.

Итак, на протяжении сравнительно короткого исторического периода (с 80-х годов XVI в. до 40-х годов XVII в.) русские люди прошли по степям, тайге, тундре через всю Сибирь, проплыли по морям Арктики и совершили ряд выдающихся географических открытий.

Последствия географических открытий для Западной Европы

На протяжении XV—XVII вв. благодаря смелым экспедициям мореплавателей и путешественников многих стран Европы была открыта и исследована большая часть земной поверхности, морей и океанов, омывающих её; неизвестными ввались многие внутренние области Америки, Азии, Африки и Австралии. Были проложены важнейшие морские пути, связавшие материки между собой. Но вместе с тем географические открытия положили начало чудовищному порабощению и истреблению народов открытых стран, ставших для европейских искателей наживы объектом самого беззастенчивого грабежа и эксплуатации: вероломство, обман, потребление местных жителей были основными методами завоевателей. Такой ценой иорялось создание в Западной Европе условий возникновения капиталистического производства.

Колониальная система, возникшая в результате географических открытий, способствовала накоплению в руках буржуазии в Европе больших денежных средств, необходимых для организации крупного капиталистического производства, а также издавала рынок сбыта для его продукции, являясь, таким образом, одним из рычагов процесса так называемого первоначального накопления. С установлением колониальной системы начал складываться мировой рынок, что послужило мощным толчком к зарождению и развитию капиталистических отношений в Западной Европе. «Колонии, — пишет Маркс, — обеспечивали рынок сбыта для быстро возникающих мануфактур, а монопольное обладание этим рынком обеспечивало усиленное накопите. Сокровища, добытые за пределами Европы посредством грабежа, порабощению туземцев, убийств, притекали в метрополию и тут превращались в капитал».

Возвышению европейской буржуазии способствовала и так называемая революция цен XVI и XVII столетий. Она была вызвана ввозом из Америки в Европу большого количества золота и серебра, добытых дешёвым трудом крепостных и рабов. В середине XVI в. в колониях добывали золота и серебра в 5 раз больше, чем их добывалось и Европе до завоевания Америки, а общее количество звонкой монеты, обращавшейся европейских странах, возросло за XVI столетие более чем в 4 раза. Этот наплыв дешёвого золота и серебра в Европу привёл к резкому снижению покупательной способности денег и к сильному повышению цен (в 2—3 раза и более) на все товары, как сельскохозяйственные, так и промышленные. В городе от этого повышения цен пострадали все, го получал заработную плату, а буржуазия обогащалась. В деревне главную выгоду получили те дворяне, которые заводили хозяйство нового типа, с применением наёмого труда и сбытом продуктов на рынок по высоким ценам, и зажиточные крестьяне, также продававшие значительную часть сельскохозяйственной продукции. Кроме того, выиграли землевладельцы, сдававшие землю в краткосрочную аренду. Наконец, выгоду извлекли долгосрочные арендаторы, держатели-крестьяне, платившие традиционную фиксированную денежную ренту, Разорялись крупные земельные собственики-феодалы, так как они большую часть своих земель ещё до XVI в. сдали в аренду верительные сроки на условии получения фиксированной ренты в денежной форме.

Там, где это представлялось возможным, феодалы возмещали свои убытки усилением наступления на крестьян, повышением денежной ренты, переходом от денежного оброка к натуральным повинностям или же сгоном крестьян с земли. От «революции цен» пострадали также беднейшие крестьяне, вынужденные частично жить продажей рабочей силы, и сельскохозяйственные наёмные рабочие. Маркс по поводу «революции цен» пишет: «Следствием увеличения средств обмена было, с одной стороны, обесценение заработной платы и земельной ренты, а с другой — рост промышленных прибылей. Иными словами: в той мере, в какой пришли в упадок класс земельных собственников и класс трудящихся, феодальные сеньоры и народ, в такой же мере возвысился класс капиталистов, буржуазия».( К, Маркс, Нищета философии, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 4, стр. 154.) Таким образом, «революция цен» также была одним из факторов, способствовавших развитию капитализма в Западной Европе.

В результате великих географических открытий возросли связи Европы со странами Африки, Южной и Восточной Азии и впервые были установлены сношения с Америкой. Торговля приобрела мировой характер. Центр экономической жизни переместился из Средиземного моря на Атлантический океан, пришли в упадок страны Южной Европы, в первую очередь итальянские города, через которые прежде осуществлялись связи Европы с Востоком, возвысились новые центры торговли: Лиссабон — в Португалии, Севилья — в Испании, Антверпен — в Нидерландах. Антверпен стал самым богатым городом Европы, в нём в широких размерах велась торговля колониальными товарами, особенно пряностями, осуществлялись крупные международные торговые и кредитные операции, чему способствовало то обстоятельство, что в отличие от других городов в Антверпене была установлена полная свобода торговых и кредитных сделок. В 1531 г. в Антверпене для осуществления торговых и финансовых операций было построено особое здание — биржа с характерной надписью на фронтоне: «Для нужд купцов всех наций и языков». Заключая торговую сделку на бирже, покупатель осматривал только образцы товаров. Заёмные обязательства векселя котировались на бирже как ценные бумаги; появился новый вид наживы биржевая спекуляция.

Новое время

[править]Великие географические открытия

Основная статья: Великие географические открытия

«Санта-Мария».

Великие географические открытия середины XV — середины XVII в. Были связаны с процессом первоначального накопления капитала в Европе. Освоение новых торговых путей и стран, ограбление вновь открытых земель способствовали развитию этого процесса, положили начало созданию колониальной системы капитализма, складыванию мирового рынка. В этот период происходит стремительное развитие металлургии. То есть металл получается лучшего качества, что влечет за собой развитие машиностроения. В судостроении появляются суда, которые дают возможность плавать на большие расстояния. К концу XV в были значительно усовершенствованы навигационные приборы (компас и астролябия), позволявшие более точно, чем раньше, определять положение корабля в открытом море. Появился новый тип судна — каравелла, которая благодаря системе парусов могла идти и по ветру, и против ветра, достигая скорости 22км/ч. К тому же, появляется информация о морских течениях, приливах и отливах, направлении ветров. Нанесение на карту новых земель подтолкнуло развитие картографии. Кроме того, традиционно европейцы знали только один путь в Индию — через Средиземное море, а затем — по суше. Но Средиземное море было захвачено турками-сельджуками, с 14 — 15 вв они господствовали на море, брали высокие пошлины с европейских купцов и пиратствовали. Из-за этого путь через Средиземное море стал очень дорогим и невыгодным, и встал вопрос о поисках новых путей в Индию.

[править]Раннее новое время: XVI—XVIII столетия

Европа в 1595

Аугсбургский религиозный мир (1555) на время завершил открытое соперничество лютеран и католиков в Германии. По условиям мира немецкие князья могли выбирать религию (лютеранство или католичество) для своих княжеств по своему усмотрению, согласно принципу «Чья власть, того и вера».

Вместе с этим католическая церковь желала отвоевать потерянное влияние. Усилились цензура и инквизиция, укрепился ордениезуитовВатикан всячески подталкивал оставшихся правителей-католиков к искоренению протестантизма в своих владениях. Габсбурги были ярыми католиками, но императорский статус обязывал их придерживаться принципов веротерпимости. Поэтому они уступили главное место в Контрреформациибаварским правителям. Росла религиозная напряжённость.

Для организованного отпора растущему давлению протестантские князья Южной и Западной Германии объединились в Евангелическую унию, созданную в 1608 г. В ответ католики объединились в Католическую Лигу (1609). Оба союза немедленно были поддержаны иностранными государствами. В этих условиях деятельность общеимперских органов — Рейхстага и Судебной палаты — оказалась парализована.

В 1617 г. обе ветви династии Габсбургов заключили тайное соглашение — договор Оньяте, урегулировавший существовавшие разногласия. По его условиям Испании были обещаны земли в Эльзасе и Северной Италии, которые обеспечили бы связь по суше испанских Нидерландов с итальянскими владениями Габсбургов. Взамен испанский король Филипп III отказался от притязаний на корону империи и согласился поддержать кандидатуру Фердинанда Штирийского. Правящий император Священной Римской империи и король Чехии Матвей не имел прямых наследников, и в 1617 г. он принудил чешский сейм признать своим преемником своего племянника Фердинанда Штирийского, ярого католика и воспитанника иезуитов. Он был крайне непопулярен в преимущественно протестантской Чехии, что и послужило поводом к восстанию, переросшему в длительный конфликт.

[править]Английская Гражданская война и Объединение с Шотландией

Главная статья: Английская революция XVII века

Ход гражданской войны в16421645. Красный цвет — территории, контролируемые роялистами, зелёный цвет — парламентом

Прежде всего причиной войны была религия. Когда Карл I стал Королем в 1625 его Arminian стиль англиканства и его французская католическая жена, казалось, объявляли возврат к католичеству и папизму. К тому же, он не уживался с Парламентом, и непродуктивные сессии в 1620-х привели к закрытию Парламента в течение 11 лет. Однако после шотландского вторжения в 1640 Карл был вынужден вновь созвать Парламент, чтобы обеспечить деньги для армии. Парламент отказался финансировать подавление мятежа вИрландии и принял закон о невозможности роспуска парламента без его согласия. В августе 1641 парламент принял «Великую ремонстрацию» — сборник статей, перечислявших преступления короны. После этого государственная власть фактически сосредоточилась в руках парламента.

Карл попытался арестовать Пима и пять других в феврале 1642 после того, как они попытались привлечь к ответственности королеву, утверждая, что она пыталась управлять Карлом и налагать французский стиль тирании на англичан.

Король и его семья покинули Лондон в мае 1642 и подъем королевского штандарта в Ноттингем был объявлением войны. Сторону Карла называли «Кавалеры»; Парламентская сторона была прозвана «Круглоголовые». Несмотря на начальные успехи, поражение Карла было обеспечено в 1644, когда Пим подписал соглашение с шотландцами. Карл был побежден и захвачен в плен.

[править]Английское Содружество

Кромвель колебался, но, поняв из перехваченного им письма истинный смысл затеянной с ним королём игры (тот хотел войти в переговоры с шотландцами, а не с армией), окончательно решился покончить с ним. По его требованию палата общин объявила в январе 1648 г. всякие дальнейшие переговоры с королём государственной изменой. Это постановление заставило многие провинции взяться за оружие на защиту короля, а шотландцы перешли границу и двинулись на Лондон. Кромвель быстро подавил восстание и разбил вдвое сильнейшее войско шотландцев, дойдя до Эдинбурга. Но парламент воспользовался отсутствием Кромвеля и снова вступил в переговоры с королём, которые точно так же, как и все прежние, окончились ничем. Рассвирепевшие индепенденты пошли на Лондон; 6 декабря 1648 два полка под начальством Прайда ворвались в палату общин, арестовали 45 членов из партии пресвитериан, а многих просто прогнали. Из 489 парламентариев осталось 83, пообещавших не принимать предложений короля. «Очищенный» таким образом парламент (названный в насмешку Rump Parliament, то есть «Охвостье» парламента) назначил суд над королём, под председательством судьиБрэдшоу. Несмотря на протесты лордов и короля, а также на заступничество шотландцев, Франции и Голландии, 27 января 1649 г. суд приговорил короля к смертной казни, как тирана и государственного изменника. 30 января Карл I сложил свою голову на эшафоте.

С отменой Монархии Великобритания вошла в период, известный как английское Содружество.

[править]Акт об Унии (1707)

Основная статья: История Великобритании

Акт об Унии (1707) объединил парламенты Королевств Англии и Шотландии, чтобы создать Великобританию.

Акт об Унии (1800) объединил королевства Великобритания и Ирландия в Соединенное королевство.

[править]Эпоха Просвещения

Основная статья: Эпоха Просвещения

Джон Локк на портрете Готфрида Кнеллера.

В истории нового времени «просвещению» принадлежит очень важное значение. Просвещение является естественным продолжением гуманизма XIVXV веков как чисто светского культурного направления, характеризующегося притом индивидуализмом и критическим отношением к традициям. Но эпоха просвещения отделена от эпохи гуманизма эпохой религиозной реформации и католической реакции, когда в жизни Западной Европы снова взяли перевес теологические и церковные начала. Просвещение является продолжением традиций не только гуманизма, но и передового протестантизма XVI и XVII вв., от которых он унаследовал идеи политической свободы и свободы совести. С наибольшим удобством переход от идей реформационной эпохи к идеям эпохи просвещения наблюдается в Англии конца XVII и начала XVIII веков, когда получил своё развитиедеизм, бывший завершением религиозной эволюции реформационной эпохи и началом так называемой «естественной религии», которую проповедовали просветители XVIII в. В частности, как на родоначальника просветительной литературы XVIII в. можно смотреть на Локка. Подобно гуманизму и протестантизму, просвещение в разных странах получало местный и национальный характер.

Общеевропейское значение в XVIII в. получила французская просветительная литература в лице ВольтераМонтескьёРуссоДидро и др. писателей. Общая их черта — господство рационализма, направившего свою критику во Франции на вопросы политического и социального характера, тогда как немецкие просветители этой эпохи были более заняты разрешением вопросов религиозных и моральных.

Основным стремлением просвещения было найти путём деятельности человеческого разума естественные принципы человеческой жизни (естественная религия, естественное право, естественный порядок экономической жизни физиократов и т. п.). С точки зрения таких разумных и естественных начал подвергались критике все исторически сложившиеся и фактически существовавшие формы и отношения (положительная религия, положительное право и т. п.). Под влиянием идей просвещения предприняты были и реформы, которые должны были перестроить всю общественную жизнь (просвещённый абсолютизм и французская революция).

[править]Новое время

Карты Европы 18-19 веков

[править]Великая французская революция

Основная статья: Великая французская революция

Штурм Бастилии

Благодаря деятельности ВольтераМонтескьеРуссо и других писателей, из которых особенно важны группы физиократов и энциклопедистов, даже в умах образованной части французского общества произошёл переворот. Появилось массовое увлечение демократической философией РуссоМаблиДидро и др. Североамериканская война за независимость, в которой приняли участие и французские добровольцы, и само правительство, подсказывала обществу, что и во Франции возможно осуществление новых идей. См. также статьи ЯкобинцыМонтаньяры.

[править]Наполеоновские войны

Основная статья: Наполеоновские войны

Европа в 1812

В 1799 Революционная Франция потерпела ряд неудач, и её положение было достаточно сложным, хотя из числа её противников фактически выбыла Россия. Перед Наполеоном, провозглашенным первым консулом Республики, встала задача добиться коренного перелома в войне. Главный удар он решил нанести Австрии на итальянском и германском фронтах.

С 1812 г. начинается упадок военного могущества Наполеона, подготовленный неудачами французского оружия в Португалии и Испании (см. война на Пиренейском полуострове и сл.). Отечественная война, за которой последовала непосредственная война за освобождение Германии и Европы, была «началом конца». Побеждённый в России (1812) и Германии (1813). Наполеон потерпел поражение и в самой Франции (1814).

Заключительным эпизодом Наполеоновских войн был поход эпохи «Ста дней», со знаменитой битвой при Ватерлоо.

[править]Венский конгресс

Основная статья: Венский конгресс

Европа после Венского конгресса

Конгресс санкционировал включение в состав нового королевства Нидерландов территории Австрийских Нидерландов (современная Бельгия), однако все остальные владенияАвстрии вернулись под контроль Габсбургов, в том числе ЛомбардияВенецианская областьТосканаПарма и ТирольПруссии досталась часть Саксонии, значительная территория Вестфалии и Рейнской областиДания, бывшая союзница Франции, лишилась Норвегии, переданной Швеции. В Италии была восстановлена власть папы римского надВатиканом и Папской областью, а Бурбонам вернули Королевство Обеих Сицилий. Был также образован Германский союз. Часть созданного Наполеоном Варшавского княжества вошла в состав Российской империи под названием Царства Польского, а русский император становился и польским королем.

[править]Европа после Венского конгресса

После поражения революционной Франции, другие великие державы пробовали восстановить ситуацию, которая существовала до 1789. Однако, их усилия были неспособны остановить распространение революционных движений: средние классы были глубоко под влиянием идеалов демократии французской революции, промышленная революцияпринесла важные экономичные и социальные изменения.

[править]Возникновение марксизма

Основная статья: Манифест коммунистической партии

«Манифест коммунистической партии» — Оригинал

Марксизм как выражение интересов рабочего класса возник в 40-х годах XIX века, когда резко проявились антагонистические противоречия капиталистического общества, и на арену истории как самостоятельная политическая сила выступил рабочий класс. К. Маркс и Ф. Энгельс были творцами научного мировоззрения рабочего класса, программы, стратегии и тактики его революционной борьбы. Они переосмыслили и переработали достижения предшествующей научной и общественной мысли человечества, обобщили опыт классовой борьбы и революционного движения трудящихся масс.

Возникнув как революционная теория рабочего класса, марксизм прошёл практическую проверку, начиная с революций 1848—49 в Западной Европе . После этих революций К. Маркс и Ф. Энгельс направили свою деятельность на пропаганду идей научного коммунизма, подготовку кадров пролетарских революционеров во всех странах, собирание сил международного пролетариата для новой революционной борьбы. Этот период ознаменовался созданием под руководством К. Маркса и Ф. Энгельса революционной интернациональной партии рабочего класса, названной «Международное товарищество рабочих» (Первый интернационал, основан 28 сентября 1864). В 70—80-е годы XIX века в ряде стран Европы сформировались массовые социал-демократические партии пролетариата.

[править]Франко-прусская война

Основная статья: Франко-прусская война

После победы в Австро-прусской войне 1866 года Пруссия стремилась объединить все германские земли под своей эгидой, а также ослабить Францию. Франция в свою очередь пыталась исключить возможность образования единой и сильной Германии. Формальным поводом к войне стали претензии на испанский престол, которые выдвинул родственникВильгельма Прусского Леопольд Гогенцоллерн. Претензии эти тайно поддерживал Отто Фон Бисмарк. В Париже были возмущены притязаниями Леопольда. Наполеон III заставил Гогенцоллерна отказаться от испанского престола, а после этого посол Наполеона, чтобы этот отказ одобрил и сам Вильгельм.

Утечка информации. Франция почувствовала себя униженной. Мобилизация. Результаты. 18 января 1871 года в Версале Бисмарк и Вильгельм I объявили о создании Германской империи.

[править]Первая мировая война

Основная статья: Первая мировая война

Задолго до Первой мировой войны в Европе нарастал клубок противоречий между великими державами — ГерманиейАвстро-ВенгриейФранциейВеликобританиейРоссией. Так, Великобритания не могла простить Германии поддержку буров в англо-бурскую войну 18991902 гг, Франция стремилась взять реванш за поражение, нанесенное ей Германией в франко-прусской войне 1870 года, а также намеревалась возвратить Эльзас и Лотарингию, отделенные от Франции в 1871 годуРоссийская империя претендовала на свободный проход своего флота в Средиземном море, настаивала на ослаблении или пересмотре в свою пользу режима контроля над проливом ДарданеллыГерманская империя как новая динамичная империя стремилась к военному, экономическому и политическому лидерству на континенте, а также включившись в борьбу за колонии только после 1871 года, претендовала на равные права в колониальных владениях Англии, Франции, Бельгии, Нидерландов и Португалии. Проявляла особую активность в получении рынков. Кроме этого Австро-Венгрия будучи многонациональной империей, по причине межнационального противостояния страна была постоянным очагом нестабильности в Европе. На Ближнем Востоке сталкивались интересы практически всех держав, стремившихся успеть к разделу разваливающейся Османской империи (Турции).

После франко-прусской войны 1870 года и до 1914 года в Европе вспыхивали локальные конфликты (Балканские войныИтало-турецкая война), но в большую войну они не перерастали. В 1905 Германия пыталась заключить союзный договор с Россией (Бьёркский договор), но он не вступил в силу.

[править]Октябрьская революция

Основная статья: Октябрьская революция

Первая мировая война форсировала кризис самодержавного строя в РоссииВременное правительство, пришедшее к власти в результате Февральской революции оказалось неспособным справиться с наступившим хаосом и разрухой, и власть в свои руки взяли Советы во главе с Лениным и Свердловым.

[править]Возникновение фашизма

Основная статья: Фашизм

Слово фашизм происходит от итальянского fascio (фашио) — «союз» (название первых фашистских организаций — fascio combattione, союз борьбы). Это слово, в свою очередь, восходит к латинскому fascec — «связка, пучок», которым в частности обозначались символы магистратской власти — фасции, связки розг с воткнутым топором. Благодаря этому, изображение фасцев стало символом движения Муссолини, апеллировавшего к имперским традициям Древнего Рима.

Фашизм Бенито Муссолини, выдвигала на первый план идею корпоративного государства, то есть идею государства как власти корпораций, представляющих и гармонизирующих интересы всех слоев населения (в противоположность парламентской демократии как власти партий). Фашистская идеология зародилась в Италии в конце 1910-х гг., итальянская фашистская партия пришла к власти и установила диктатуру Муссолини в1922 году.

[править]Гражданская война в Испании

Основная статья: Гражданская война в Испании

Это была проверка боем между фашизмом и коммунизмом. 17 июля 1936 со слов из сводки погоды «Над всей Испанией безоблачное небо» началась гражданская война. Военные подняли восстание во всех крупных городах, но в нескольких, включая Мадрид, оно было быстро подавлено. В результате быстрой победы не вышло. Обе стороны начали массовые расстрелы своих политических противников, оказавшихся на «неправильной стороне».

В то время, как республиканцы обратились за военной помощью к СССР, националистам помощь была оказана Италией и Германией. При этом действовал Комитет по невмешательству Лиги Наций, в состав которого входили все иностранные государства, фактически участвовавшие в войне.

Коминтерн начал вербовку людей в антифашистские интербригады. На стороне Франко тоже сражались добровольцы из разных стран, не только из Италии и Германии, но и из Ирландии, Франции, а также русские эмигранты.

[править]Вторая мировая война

Основная статья: Вторая мировая война

Версальский договор крайне ограничил возможности Германии в военной сфере. Однако с приходом в 1933 году к власти Национал-социалистической рабочей партии во главе сАдольфом Гитлером Германия начинает игнорировать все ограничения Версальского договора — в частности, восстанавливает призыв в армию и быстро наращивает производство вооружений и военной техники. 14 октября 1933 Германия выходит из Лиги Наций и отказывается от участия в Женевской конференции по разоружению. 24 июля1934 Германия предпринимает попытку осуществить аншлюс Австрии, инспирировав в Вене антиправительственный путч, но вынуждена отказаться от своих планов из-за резко негативной позиции итальянского диктатора Бенито Муссолини, который выдвинул к австрийской границе четыре дивизии.

В 30-е года Италия проводила не менее агрессивную внешнюю политику. 3 октября 1935 она вторгается в Эфиопию и к маю 1936 захватывает её (см. итало-эфиопская война). В 1936 году была провозглашена Итальянская империя.

Акт необоснованной агрессии вызывает недовольство у западных держав и Лиги Наций. Ухудшение отношений с западными державами толкает Италию на сближение сГерманией. В январе 1936 Муссолини даёт принципиальное согласие на аннексию немцами Австрии при условии их отказа от экспансии на Адриатике7 марта 1936 немецкие войска занимают Рейнскую демилитаризованную зону. Великобритания и Франция не оказывают этому действенного сопротивления, ограничившись формальным протестом. 25 ноября 1936 Германия и Япония заключают Антикоминтерновский пакт о совместной борьбе с коммунизмом6 ноября 1937 к пакту присоединяется Италия.

Формально, Вторая мировая война началась с вторжения Германии в Польшу. Героическими усилиями СССР и союзников германская военная машина была побеждена. В итоге после войны Европа оказалась разделена на два лагеря: западный (капиталистический) и восточный (социалистический).

В 1939-45 гг. в Европе погибло около 40 миллионов человек — 2 миллиона западноевропейцев, почти 7 миллионов немцев, и более 30 миллионов восточноевропейцев и граждан СССР.[2]


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

78446. Гасіння пожеж у торгових та складських приміщеннях 73 KB
  Гасіння пожеж у торгових та складських приміщеннях. Вимоги безпеки праці під час гасіння. Гасіння пожеж у торгових та складських приміщеннях.
78447. Гасіння пожеж на об’єктах зберігання і переробки деревини 94 KB
  Обстановка на пожежі. Під час пожежі постраждав один робітник 1982 року народження з опіками різного ступеня тяжкості його доставили до лікарні невідкладної допомоги. Газозварювальник нехтуючи елементарними правилами пожежної безпеки не підготував місце проведення робіт не вилучив спалимі матеріали що призвело до виникнення пожежі в цеху. Пожежі було надано підвищеного номеру виклику.
78448. Порядок розрахунку необхідної кількості сил та засобів для організації підвезення води 284 KB
  Способи організації підвезення води. Послідовність та методика розрахунку кількості пожежних автомобілів для підвезення води. Справочник руководителя тушения пожара.
78449. Гасіння пожеж в резервуарних парках зберігання легкозаймистих та горючих рідин 99.5 KB
  Склади нафти i нафтопродуктiв (СНН) - це самостiйнi пiдприємства (або цехи в складі нафтових, промислових, сільськогосподарських, транспортних i енергетичних підприємств), якi призначенi для приймання, зберiгання i реалiзацiї нафти (нафтопродуктiв) з резервуарним парком
78450. Оперативно-тактична характеристика тваринницьких комплексів 56.5 KB
  Тваринницькі комплекси це ряд будинків та споруд що розташовані на окремій території і об`єднані технологічним процесом виробництва тваринницької продукції та системами енергозабезпечення. До складу комплексів крім приміщень для розташування тварин можуть входити ветеринарносанітарні адміністративно-побутові та допоміжні приміщення споруди для зберігання та приготування кормів інженерні мережі транспортні шляхи споруди для утилізації відходів виробництва та ін. Розрізняють такі основні види будівель для розміщення тварин:...
78451. Гасіння пожеж у підвалах будівель 85 KB
  Гасіння пожеж у підвалах будівель. Вимоги безпеки праці під час гасіння пожеж. Цивільні будівлі як правило складаються з підвалів поверхів та горищ розвиток та гасіння пожеж в яких мають свої характерні особливості.
78452. Гасіння пожеж на поверхах і горищах будівель 70 KB
  Особливості розвитку пожеж на поверхах і горищах будівель. Гасіння пожеж на поверхах і горищах будівель. Особливості розвитку пожеж на поверхах і горищах будівель.
78453. Тема: Особливості гасіння пожеж в будівлях підвищеної поверховості П л а н л е к ц і ї: 1. 921.5 KB
  Особливості обстановки при виникненні пожеж у будівлях підвищеної поверховості. Гасіння пожеж у будівлях підвищеної поверховості. На сьогодні в Україні експлуатується 4094 житлових будинків підвищеної поверховості більшість з яких знаходяться в незадовільному протипожежному стані внаслідок чого щорічно в них виникає понад 1000 пожеж.
78454. Диффузные интерстициальные заболевания легких (ДИЗЛ): современная классификация ДИЗЛ: клинико-морфологическая характеристика альвеолитов 155.5 KB
  Диффузные интерстициальные заболевания легких ДИЗЛ общий термин для гетерогенной группы заболеваний различной этиологии обусловленных иммунологическими реакциями различных структур легкого и характеризующихся диффузной воспалительной инфильтрацией и фиброзом мелких бронхов и альвеол. Сосудистые нарушения: артериолит; венозная окклюзия; жировая эмболия; тромбоэболия и идиопатическая легочная гипертензия; Встречаются следующие типы иммунопатологических реакций: Немедленная гиперчувствительность IgE опосредованная деградация...