28861

Становление правовой науки в Российском государстве

Лекция

История и СИД

Однако собственно теории права тогда еще не было. Все теоретическое знание о праве формировалось в рамках самостоятельной дисциплины – философии права. Последняя исследовала не столько теоретические основы позитивного права сколько право каким оно должно быть с точки зрения тех или иных идеальных критериев т. имело своим предметом то что исторически получило название естественного права.

Русский

2013-08-20

99.5 KB

6 чел.

14

Лекция 14.

Тема: Развитие политико-правовой мысли в России и в Украине.

Тема 1. Становление правовой науки в Российском государстве.

Вопросы:

1. История развития правовой науки в России в период 18 конца 19 ст 2.Правовой этатизм (юридический позитивизм).

3. Социологическое направление.

4. Естественноправовое направление.

1.

Российское правоведение имеет особую историю. В собственном смысле не только правоведение но и этика начинает развиваться в России не раньше 18 ст. Так нет, например, исторических указаний о преподавании этих дисциплин ни в московской, ни в киевской академиях. Вплоть до начала 18 в. в русской политико-правовой мысли всецело господствовало религиозное мировоззрение.

Первые теоретические знания о праве начали складываться в России в ХУ111 веке, когда были учреждены Российская Академия наук и университеты, где начали преподавать юридические дисциплины. Русское правоведение первоначально ограничивалось усвоением того, что уже было разработано юридической наукой Запада. Учения Г. Гроция, Т. Гоббса, С. Пуфендорфа, Х. Вольфа, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, И. Канта преподавались с университетских кафедр. Однако собственно теории права тогда еще не было. Все теоретическое знание о праве формировалось в рамках самостоятельной дисциплины – философии права. Последняя исследовала не столько теоретические основы позитивного права, сколько право, каким оно должно быть с точки зрения тех или иных идеальных критериев, т.е. имело своим предметом то, что исторически получило название естественного права.

Идея естественного права имела в России особенную судьбу. В первоначальный период формирования русской правовой идеологии для нее не было никаких социокультурных предпосылок. Россия формировалась как православное государство, в котором не находилось места западноевропейскому концепту естественного права. Идея права поглащалась идеей закона, который понимался как внешнее авторитетное предписание, имея и юридический и нравственный характер и занимая место относительной ценнности, подчиненной ценности Абслютного начала – Бога. Наиболее ярко подобная правовая доминанта была сформулирована в трактате киевского митроплита Илариона «Слово о Законе и Благодати» (первая пол. Х1 в.).

Впервые некоторые либеральные идеи естественного права проникли в Россию вместе с ранними ересями (ересью стригольников, ересью «жидовствующих», ересью Матвея Башкина), но не получили общественного признания, как элемент явно чужеродный православной системе ценностей. Второе, и более основательное, пришествие естественного права состоялось в эпоху Петра Великого, когда начали переводиться многочисленные естественно-правовые трактаты западноевропейских мыслителей.

При этом естественно-правововая мысль, использовались не для утверждения прав личности, а для обоснования абсолютизма царской власти (например, Ф. Прокоповичем в «Правде воли монаршей»). Значительно позже, в 20-е годы Х1Х в., когда естественное право было истолковано либеральными профессорами (А.П. Куницын «Право естественное») в кантианском духе и чуть ли не как призыв к революции, его преподавание в России было запрещено. Весьма своеобразное возрождение естественно-правового духа состоялось лишь на рубеже Х1Х – ХХ веков. (Об этом – ниже).

Среди профессоров стоявших у истоков русского правоведения можно назвать профессора правоучительной философии Х.Ф.Гросса (1652-1731), доктора права Венского университета Филиппа Генриха Дильтея (1723-1781), который представлял единолично юридический факультет Московского университета с 1756 по 1776гг., Йоханнеса Маттиаса Шадена. которые и преподавали учение о естественном праве преимущественно в трактовке Пуфендорфа.

Первыми русскими докторами и профессорами права были ученики Дильтея Семен Ефимович Десницкий и Иван Андреевич Третьяков (1773-1779).

Год рождения Десницкого неизвестен биографические сведения о нем очень скудны, что связано с гибелью большей части архива Московского университета в результате пожара в Москве в 1812 г. Косвенная информация позволяет предположить что он родился в начале 40 гг. в Украине в г. Нежине, происходил из семьи мещан. По окончании курса в Московском университете он получил назначение в Петербургскую академию наук , а оттуда был направлен для дальнейшего обучения в Шотландию в г. Глазго, где слушал лекции Адама Смита, возглавлявшему в то время в Глазго кафедру нравственной философии. Под влиянием идей Смита Десницким была написана робота «О богатстве народов», опубликованная уже после его смерти в 1776г. Его учениками были такие известные юристы как Закарий Аникеевич Горюшкин автор 4-х томного «Российского законодательства», Александр Петрович Куницын, автор двух томного сочинения по естественному праву.

В 19 ст. новые университеты открываются в городах Дерпте 1802г., Казани 1804г., Харькове 1805г., Киеве на основе Кременецкого лицея, существовавшего с начала 19ст. в 1834, Одессе Ришельевский лицей преобразован в Новороссийский университет в 1865г., Томске 1888г.

По университетскому уставу 1804г. юридические факультеты являлись непременной и составной частью университетов и именовались отделениями нравственных и политических наук.

Если в 18 в. развитие правовой мысли осуществлялось в основном под влиянием идей естественной школы права то в 19 ст. диапазон подходов к иследованию проблем государства и права значительно расширяется. В этот период возникают как концепции традиционного юридически позитивистского толка так и новые, под влиянием социологического позитивизма Конта. Под влиянием идей Канта и Гегеля переосмысливаются подходы к толкованию права в естественно-правовых концепциях.

2.

В России развитие общей теории права было вызвано практическими потребностями систематизации законодательства вследствие осуществления в 60-е годы Х1Х в. реформ Александра II. Необходимо было в первую очередь разработать теорию государственного права (права, создаваемого государством). Данное обстоятельство хронологически совпало с фазой усиления позитивистских настроений общества и ослабления духовной (идеациональной по терминологии П.А. Сорокина) культуры, что и обусловило развитие теории права на основе правового этатизма, уделяющего основное внимание изучению правовых норм, как они выражены в нормативных актах государства. Само право понималось как совокупность таких норм, установленных и защищаемых государством. Подобное понимание права называется в литературе также юридическим позитивизмом и юридической догматикой..

В общей теории права сторонники данного подхода видели науку, занимающуюся исследованием общих понятий, лежащих в основе всякого положительного права. Философия права и энциклопедия права при этом или отрицались, или  рассматривались как подготовительные стадии на пути формирования теории права, за которой только и признавалось научное значение. Видными представителями юридического позитивизма, оказавшими большое влияние на формирование общей теории права в России, были Е.В. Васьковский, Д.Д. Гримм, М.Н. Капустин, Н.И. Палиенко, С.В. Пахман, Н.К. Ренненкамф, А.А. Рождественский. Многие из них не довольствовались «чистым» позитивизмом и, пытаясь избежать его крайностей, стремились использовать в правовой теории также некоторые социологические идеи и принципы историзма.

Свое «второе дыхание» юридический позитивизм обрел в трудах Габриэля Феликсовича Шершеневича (1863-1912). Основные произведения «О чувстве законности», «Общее учение о праве в государстве», «История философии права».

Теоретико-методологической базой его учения составляют позитивизм, идеи социал дарвинизма и различных психологических школ.

В теории права Ш. развивает формально-догматическую трактовку права опираясь на работы английской аналитической школы (Дж. Остина) и континентального юридического позитивизма (Иеринга, Бергбома).

С т.з. Ш. нормы определяющие поведение человека даются ему извне. Они всегда исходят из авторитета, опирающегося на власть, силу и уважение.

Поэтому, Ш. утверждает, что предметом юриспруденции должно выступать только то право которое действует, а не то которое должно было бы действовать. Т.е. право нельзя смешивать с правовым идеалом или справедливостью.

В собственном смысле, основное понятие право составляет объективное право или положительное.

Проблема определения понятия права сводится к отысканию видового признака права в родовой группе социальных норм, на основе формально-логичекого метода.

Ш. отмечает что наблюдая право в жизни мы обнаруживаем, что оно всегда выражается в виде правил которые представляют нормы поведения. Второе существенное замечание касается того что номы поведения всегда носят повелительный характер. Т.е. всякая норма есть приказ.

На основе таких рассуждений делается вывод, что:

- вне государства нет права, поскольку требование соблюдения норм исходят от государства как высшей власти;

- действие норм права ограничивается пределами власти государства.

Исторически и логически государство предшествует праву.

В целом понятие права Ш. определяет как совокупность норм, определяющих взаимоотношения между людьми, пользующихся защитой от нарушения со стороны государства под угрозой применения насилия к нарушителям.

Сила угрозы стоит в зависимости от от силы противоположных мотивов и от восприимчивости к угрозе. Чем культурнее государство, тем меньшими угрозами оно достигает наибольших результатов. Поскольку большая или меньшая готовность подчиняться нормам права обуславливается действием воспитывающей среды. Народ приученый системой государственного управления к точьному соблюдению норм права проникается уважением к законному порядку, у него развивает устойчивая наклонность следовать установленным законам и наоборот.

Государство, по Шершеневичу, единственный источник права, а право – произведение государства и его функция. При этом имело место фактическое отождествление права с правовыми текстами, в роли которых выступали законы. Как последовательный позитивист, Шершеневич утверждал, что отличительной чертой права, понимаемого как совокупность норм, установленных государством, является его принудительный характер. Стремясь выдержать этот принцип до конца, Шершеневич вынужден был исключить из сферы права целые правовые «миры», утверждая, например, что правила, определяющие устройство и деятельность самой государственной власти (нормы конституционного права), не могут иметь правового характера, т.к. государство не может принуждать самого себя к их исполнению. На этом же основании Шершеневич исключал из сферы права не только конституционное право, но и право международное, не говоря уже о праве каноническом (церковном).

Этатистский подход ученый демонстрировал и при объяснении политогенеза. Само возникновение государства Шершеневич трактовал социологически,  никак не связывая этот процесс с правом.

  Элементами государства по Шершеневичу являются территория как предел действия государственной власти и соединение людей, в отношении которых эта власть действует. Но основу государства составляет государственная власть, т.е. способность властвующих делать свои веления фактором, определяющим поведение подчиненных. Инстинкт самосохранения, страх за свое благополучие и доверие к органам государства со стороны подданных составляют индивидуально-психологическую основу государственной власти. Передача этих чувств от одного поколения к другому образует ее коллективно-психологическую основу.

Интересно, что эти идеи русского правоведа, по сути, подрывали сами основы этатизма, так как предполагали, что не сам факт установления закона государством порождает право, а способность власти убеждать в этом население. Иными словами,  фактически речь шла о необходимости политической легитимации власти и правовой легитимации закона. Последнее, однако, невозможно, если признавать лишь политическую коммуникацию, но отрицать коммуникацию правовую (что как раз имело и имеет место во всех концепциях юридического позитивизма).

3.

Этатистский подход к праву подвергся серьезной критике со стороны социологической школы права. Социологическая теория, в отличие от правового этатизма, отказывалась понимать право как произвольное волеизъявление суверена и старалась доказать его социальную природу. Следует отметить, что хотя социологическая теория права допускает различные философские обоснования, в России она складывалась как, по преимуществу, позитивистская. Как и все позитивисты, сторонники социологического направления отрицали возможность познания умопостигаемой сущности права, полагая, что наука может устанавливать только эмпирические связи между явлениями. Именно с этих позиций «социологи», так же как и «этатисты», отрицали саму идею естественного права как права абсолютного, вечного и неизменного в своей сущности. Но в отличие от юридического позитивизма, исследующего прежде всего формальную сторону права, в центре внимания социологического правоведения находилось изучение правовой динамики, т.е. условий возникновения и развития правовых отношений, предшествующих нормам государственного права. Само право при этом трактовалось как широкое социальное явление, обусловленное рядом факторов: экономических, социальных, политических, национальных, психологических и т.д. От этих факторов непосредственно зависело и государственное право.

Одним из выдающихся представителей социологического направления в общей теории права был Н.М. Коркунов (1853 – 1904) – профессор юридического факультета Санкт-Петербургского Императорского университета. Основываясь на учении немецкого правоведа Р. Иеринга, Коркунов полагал, что главным содержанием общественной жизни является столкновение различных интересов в политической, юридической, экономической и других областях. Для возможности сосуществования различных интересов они должны быть разграничены. Отсюда, по Коркунову, вытекает необходимость права как средства разграничения интересов и обеспечения социального порядка. «Нормы разграничения интересов определяют границу между правом и неправом и суть юридические нормы». Именно в разграничении интересов Коркунов видел основную задачу права. Разграничение интересов, по мысли ученого, предполагает признание их многообразия, в котором важное место отводилось интересам личным. Личный интерес, полагал Коркунов, если он не мешает другим интересам, вообще не должен подлежать юридической регламентации.

Критикуя естественно-правовую доктрину, Коркунов утверждал, что право, в отличие от нравственности, не дает масштаба для оценки интересов с точки зрения этических требований. Оно лишь определяет границы осуществления интересов, устанавливает определенные права и обязанности субъектов правоотношения. Такой подход предполагает признание релятивности (относительности) права. К праву, по Коркунову, нельзя подходить с точки зрения абсолютных критериев (как это имеет место у сторонников естественного права). То, что у одних народов признается правовым, не признается таковым у других. Следовательно, утверждал ученый, не может быть абсолютной противоположности права и бесправия. Исходя из этого, Коркунов утверждал, что понятие права охватывает собой всякое разграничение интересов, независимо от того, справедливо оно, или несправедливо и кем установлено: обычаем, законом, судебной практикой или просто субъективным правосознанием.

Признание полной относительности права является, по Коркунову, необходимой предпосылкой для возможности установить единое понятие права, обнимающее все явления правовой жизни. «В суждениях о праве всегда и везде замечается некоторая двойственность. С одной стороны, отдельные действия лиц обсуждаются с точки зрения согласия или несогласия их с действующим правом, с другой - и само действующее право подвергается обсуждению с точки зрения более общих принципов. При абсолютном различении правого и неправого это не может себе найти иного объяснения, как в признании существования двоякого права – положительного и естественного. Но учение об относительности различения правого и неправого дает другое объяснение. Разнообразие суждения о правом и неправом оно примиряет с единством права, оно сводит это разнообразие суждений к разнообразию тех критериев, какие применяются к определению правого… Раз все право относительно, нет более препятствий подводить под понятия права и вырабатываемые субъективным сознанием нормы разграничения интересов. И это сообщает науке права лишь большую полноту и целостность, даже более твердое основание, так как общее правосознание, выражающееся в обычае и законодательстве, вырабатывается из индивидуального, и юридическая теория, игнорирующая индивидуальное правосознание, не может объяснить возникновение и развитие права».

  Коркунов выступал против отождествления права и закона, указывая на то, что закон является лишь частной формой права и не охватывает всех возможных вариантов его существования.

  Значительную роль в теории права Коркунова играл психологический аспект, который дополнял его социологическую теорию интереса. Глубинные основы права и власти ученый усматривал в психике человека. В этом направлении его теория соприкасается с психологической теорией права Л.И. Петражицкого.

Видную роль в развитии социологического направления в русской общей теории права и государства сыграл М.М. Ковалевский (1851-1916) – профессор государственного права Московского университета (несколько лет читал лекции и в Петроградском университете). Ковалевский занимался разработкой т.н. генетической социологии как части общей социологии. В центре его внимания находились вопросы общественной жизни, связанные с происхождением социальных институтов: семьи, собственности, государства, права, нравственности, религии. Основу применяемой Ковалевским методологии составлял историко-сравнительный метод, разработке и обоснованию которого Ковалевский придавал первостепенное значение.

  Ковалевский рассматривал право как продукт исторического развития общества и отстаивал идею тесной зависимости между существующим правом и тем или иным  экономическим, политическим и религиозно-нравственным укладами жизни. Развитие положительного права, по Ковалевскому, зависит не от каких-либо абстрактных идей, а от роста «гражданственности», определяемой социальным укладом народа. В историко-сравнительном методе Ковалевский видел ключ к ответу на вопрос, в какой мере данное право представляет собой закономерное развитие предшествующих юридических норм, и в какой мере оно противоречит «намеченным жизнью решениям». Сравнивая между собой законодательства народов, стадии развития которых тождественны, с законодательствами иных народов, менее развитых, можно, опираясь на знание единых закономерностей социального развития определить, что в том или ином законодательстве отмирает и должно быть устранено, а что следует восполнить и усовершенствовать. Ковалевский связывал понятие права с началом человеческой солидарности, которое всегда присуще человеческому обществу. Однако это понятие, как и понятие справедливости и прав человека, Ковалевский трактовал позитивистски, видя в них продукт социального приспособления, имеющий исторически изменчивый характер.

  Значительный вклад в развитие общей теории права в России внес С.А. Муромцев (1850-1910) – профессор юридического факультета Московского университета. В соответствии с социологической доктриной Муромцев утверждал необходимость исследовать право эмпирически и во взаимодействии с другими социальными явлениями. Право должно изучаться не как чистая форма, а как одно из выражений всей социальной жизни общества. Таким образом, Муромцев одним из первых сформулировал тезис о взаимосвязи права и общества, показал обусловленность права общественными отношениями.

  Общество являлось у Муромцева исходным моментом и для формулировки понятия права. Последнее он определял как порядок отношений, защищенных организованным (юридическим) способом. Тем самым, отодвинув нормативную сторону права на второй план (нормы он трактовал как некий атрибут порядка), Муромцев отождествил право с фактически существующими отношениями, которые отличаются от неправовых отношений организованной формой защиты. Такая защита осуществляется заранее определенным способом и при помощи специально предназначенных для этого органов. В потестарном обществе подобная форма защиты имеет место, например, тогда, когда по решению общего собрания и в соответствии с обычаями осуществляется какое-либо наказание в отношении провинившегося лица. В цивилизованных обществах  среди органов, осуществляющих юридическую защиту, важнейшую роль Муромцев отводил суду, наделенному функцией правотворчества. В задачу суда, по мнению Муромцева, входит приведение действующего правопорядка в соответствие со справедливостью, под которой он понимал совокупность господствующих в данном обществе представлений о правовом и моральном порядке. Именно на суд возлагал Муромцев задачу изменения действующего права, а теоретической базой для этого должна была явиться политика права как прикладная наука, занимающаяся вопросами желательного развития права.

  Несомненный интерес  представляет проделанный Муромцевым анализ права как «общего народно-правового убеждения», разработанного исторической школой К. Савиньи. Русский ученый обращает внимание на психическую составляющую права, на его действие и социальную легитимацию как на необходимые условия правового бытия.

  «С исторической точки зрения, - подчеркивает Муромцев, - называть правом следует только такие юридические нормы, которые применяются в жизни. Это и есть право, действующее в строгом смысле слова. В его состав входит положительное право, т.е. правила закона или обычая, но лишь настолько, насколько они применяются на практике отдельными лицами или судебной властью: положительное право ограничивается, видоизменяется и дополняется под влиянием нравственных воззрений, чувства справедливости, привычек и предрассудков, свойственных тем лицам, которые его применяют. Применение права имеет тот существенный интерес, что свидетельствует о существовании в обществе расположения к праву, расположения настолько сильного, что на деле осуществляется обязательность данных правил. Но очевидно, что такое расположение лишь в редких случаях разделяется всем обществом, во всей его совокупности; несравненно чаще оно исходит от господствующей части общества, которая тем или другим способом владычествует над остальными его членами. Правовой порядок, который действует в данном обществе, есть некоторая средина между порядком, желательным с точки зрения лучших, передовых членов общества, и порядком, соответствующим стремлениям и желаниям членов, оставшихся позади по своему нравственному и умственному развитию…». Поэтому Муромцев полагает, что трактовка права как «общего народно-правового убеждения» может быть принята лишь с некоторыми оговорками. «Во-первых, определение «общее» не имеет существенного значения. Расположение к норме может в конце концов сделаться всеобщим, и так, может быть, произошло в цивилизованных обществах относительно наиболее элементарных юридических принципов, - но во всяком случае такой исход не требуется для того, чтобы назвать норму юридическою. Во-вторых, не имеет существенного значения и определение «народное». Народ составляет одну из наиболее крупных общественных единиц, которые способны развивать в себе право; но каждый общественный круг и союз, связанный общностью интересов и условий исторического развития, принадлежит также к разряду таких единиц, - обстоятельство более других обратившее на себя внимание критиков Савиньи и Пухты. В-третьих, термин «убеждение» не впоєне соответствует сущности того, что он обозначает… слово «убеждение» должно быть удержано для обозначения высшей степени расположения к действующему праву… Это расположение есть известный психический момент в жизни лиц, составляющих общество. Само по себе сочувствие не имеет определенного содержания и не состоит в каком-либо особенном отношении к отдельным формам образования права (к закону, обычаю и т.п.), но сопутствует каждой юридической норме, какого бы содержания она ни была и в какой бы форме она не выражалась. Таким образом, описанный нами психический момент есть общее условие образования юридических норм. Это обстоятельство ускользнуло от внимания исторической школы».

  Следует еще раз подчеркнуть, что С.А. Муромцев, как и Н.М. Коркунов, сумел обратить внимание на идеи, получившие свою актуализацию в современной правовой теории.

3. Видным представителем гегельянства в области политико-правовой мысли в России является Борис Николаевич Чичерин (1828-1904) Основные произведения на политико-правовую тематику: «История политических учений», «Курс государственной науки», «Философия права».

В методологическом плане Ч. трансформирует гегелевскую философию, используя в духе кантианства принципы априоризма,  автономных начал и индивидуализма. гегелевску триаду тезис - антитезис - синтез он заменяет четырехчленом, разделяя антитезис на два противоположных начала единство и множество. Гегелевское положение об осуществлении идеи свободы соответственно выражается в следующей системе форм объективации свободы: личность и общество, право, нравственносить, человеческие союзы.

При рассмотрении вопросов права в основу ложится разработанная им концепция индивидуализма, в соответствии с которой:

- субъек как метафизическая сущность является носителем разумной и свобогдной воли. свободная воля является основным определением человека как разумного существа. именно вследствии этого он признается лицом или личностью и ему присваиваются права. Как метафизическоет или сверхчувчтвенное существо человек является ценностью в себе и неможет рассматриватся как орудие или простое средство. Из осознания самоценности рождается идея права.

Как существо одновременно социальное человек живя в обществе находится в постоянном столкновении с другими людьми каждый из которых стремится расширить сферу своей свободы. Отсюда возникает необходимость определить что принадлежит каждому т.е. установить определенные правила. Таково происхождение права. С этой точки зрения право трактуется как взаимное ограничение свободы индивидов под общим законом.

Поскольку с т.з. Ч. в обществе присутствуют два противоположных начала, а именно духовная природа личности состоит в свободе, а общественное нало в ограничении свободы посредством закона основной вопрос заключается в отношении закона к свободе.

Это отношение может быть двояким:

1. принудительным - государственный закон

2. дюбровольным  - нравственный закон.

Из первого рождается право из второго нравственность.

Поэтому, право отмечает Ч. есть не только низшая ступень нравственности но и самостоятельное начало.

В целом, говоря о понятии право Ч, отмечает что оно имеет воякое значение ак субъективное и объективное право.

Субъективное право определяется как нравственная возможность или законная свобода действовать как либо или требовать что либо.

Объективное право есть сам закон определяющий эту свободу. Объеденение этих двух понятий дает определения права  право есть внешняя свобода человека определяемая общим законом. Кроме того, в отличии от нравственноси право есть начало принудительное.

Таким образом под правом здесь понимается позитивное право юридический закон, т.е. действующие нормы права.

Наряду с такой ттрактовкой права Ч. говорит о различении естественного права и положительного.

Положительное право развивается подвоздействием теоретических норм которые не имеют принудительного характера и служат руковадящим началом для юристов. Система таких общих юридических норм вытекающих из человеческого разума, не имеющих принудительного характера есть естественное право. Естественное право как общее руководство для установления закона и его осуществления отождествляется с правдой или справедливостью под которой он понимает то что одинаково прилагается ко всем Т.е. справедливость связана с началом равенста. Следуя за аристотелем Ч. разделяет справедливость на уравнивающую и распределяющую.

Равенство толкуется как формальное юридическое равенство всех перед законом.

Принцип арифметического равенста действует в гражданской сфере и области частных отношений частного права. Принцип пропорциональной справедливости или равенства в сфере политической или публичного права.

Соотнрошение между уравнивающей и распределяющей справедливостями Ч. толкуеит с индивидуалистических позиций. А именно, последняя им рассматривается как такая которая берет своё начало от уравнивающей справедливости т.е. признания лица свободным и самостоятельным субъектом. Такким образом политическая и одновременно государственная сфера вторичны по отношению к личности.

«Там где государственное начало поглощает в себе частное или значительнопреобладает над последним, это отношение может дойти до полного уничтожения гражданского равенства, с чем связано не признание лица самостоятельным и свободным деятелем во внешнем мире. Это и есть точька зрения крепостного права».

К вопросу о существовании неотчуждаемых, естественных прав человека, Ч. подходит с позиции Канта заявляя что единственным прирожденным правом человека есть свобода. При этом последняя понимается именнока гражданская свобода т.е. как явление историческое, а не природное.

Учение о государстве:

в соответсвии с гегелевской логикой развития субъективной свободы, Ч. переходит к сфере объективной нравственности. В отличии от Гегеля, который представлял эту сферу в рамках структуры: семья-гражданское общество-государство, Ч. говорит о четырех равных союзах: семье, двух самостоятельных и противоположных сферах союзе гражданском (градданское общество или сфера внешней свободыц индивидов)  и союзе церковном (свера внутренней свободы и свободы совести, сфера взаимодействия человека с Абсолютом и исполнения нравственного закона), государство, которое представляет собой высшее сочетание противоположных начал и высшее развитие идеи общественных союзов.

Указанные союзы представляют собой развитие таких формальных начал любого объединения и общежития людей как власть, зкон, свобода и цель. Полное развитие предполагает самостоятельное бытие этих начал в общей системе человеческих союзов.

Вся система союзов основывается на личном начале. «Человеческие общества … не учереждения а союзы лиц». Разумные и свободные лица составляют самую цель союзов. Не лица существуют для учреждений, а учреждения для лиц.

4. Политико-правовое учение П.И. Новгородцева.

Павел Иванович Новгородцев (1866-1924), правовед, философ, социолог.

Глава школы возрожденного естественного права в России. Его взгляды эволюционировали от защиты естественного права к либеральному концерватизму, умеренному  славянофильству и православию.

Основные произведения: «Историческая школа юристов, ее происходждение и судьба», «О задачах современной философии права», «Кризис современного правосознания», «Политическая идеология древнего и современного мира».

Стержневой идеей философско-правовой концепции Н. является необходимость возражденипя естественного права и утверждение нравственного идеализма в науке ог праве.

Право с т. з. Н. является областью личного самопределения, внутренних помыслов и чувств человека. В этой области господствуют твердые и безспорные принципы и элементы над которыми государство не подвласно.

Анализируя формально-юридическую теорию права Н. указывает что последняя обрывает свой анализ права ссылкой на его существование и оставляет неразрешимым основные вопросы связанные с природой и сущностью права, на что не возможно ответить не учитывая характер взамосвязи права и государства с нравственным сознанием. С.т.з. Н. теория права, которая стремится к целостному пониманию своего предмета, должна непременно поставить вопрос о тех идеальных началах которые стоят над правом позитивным и государством. и объясняют их обязательностькак для власти так и для граждан.

А для этого теория права должна основываться не на формальных, а на субстанциональных началах права.

Недостаток старых теорий разработанных в рамках естественно-правовой школы с.т.з. Н. заключается в том, что они все представляли собой лишь своеобразное выркжение основной естественно-правовой идеи, которая заключается в том, что над государством стоят некоторые высшие нормы, которым оно должно подчинятся, из которых черпает свое оправдание и руководящие начала. По отношению к таким нормам государство рассматривалось лишь как орган, а не творец права.

Государство дает праву лишь внешним образом определяющую его форму, но не содержание. Последнеее определяется жизнью и свою высшую санкцию находит в нравственном сознании.

Цель возражденного естественного права не в том чтобы объяснить фактический строй государственных отношений , а в том чтобы указать насколько в данное время в данном строе отражаются нравственные начала которые должны лежать в основе правопорядка. «Вместо того чтобы право ставить в зависимость от государства, оно государство ставит в зависимиость от идеального представления о праве».

Новгородцев пришел «к радикальному для юриста выводу: право само по себе не в силах осуществить полное преобразование общества, правовое государство не есть венец истории, не есть последний идеал нравственной жизни, оно не более, чем «подчиненное средство, входящее как частный элемент в более общий состав нравственных сил»… И, наконец, вывод о том, что право «не способно воплотить чистоту моральных начал» в корне подрывает его собственную прежнюю схему соотношения естественного и позитивного права».

Естественно-правовой подход в теории права по-своему разделял и Е.Н. Трубецкой (1863-1920) – русский религиозный мыслитель и правовед. Основываясь на идеях Чичерина и Соловьева, Трубецкой доказывал невозможность существования права без признания духовной природы человеческой личности. Поэтому, с его точки зрения, всякий позитивизм в праве ведет к разрушению самой его идеи, так как в позитивизме отсутствует субъект – носитель безусловной ценности.

  Трубецкой стремился понять право как специфическое социальное явление, имеющее трансцендентную природу. Право, по мнению мыслителя, есть «внешняя свобода, предоставленная и ограниченная нормой». Из этого следует, что, как и ряд других русских юристов,  Трубецкой разделял убеждение, согласно которому право может существовать и помимо государства. Более того, по Трубецкому оно предшествует ему и обусловливает само его существование. Защищая свое понимание права, Трубецкой утверждал, что оно не является чрезмерно широким, хотя под это определение подпадают и некоторые нормы нравственности.

  Трубецкой стремился понять право как специфическое социальное явление, имеющее трансцендентную природу. Право, по мнению мыслителя, есть «внешняя свобода, предоставленная и ограниченная нормой». Из этого следует, что, как и ряд других русских юристов,  Трубецкой разделял убеждение, согласно которому право может существовать и помимо государства. Более того, по Трубецкому оно предшествует ему и обусловливает само его существование. Защищая свое понимание права, Трубецкой утверждал, что оно не является чрезмерно широким, хотя под это определение подпадают и некоторые нормы нравственности.

  Взгляд Трубецкого на право можно уяснить из его анализа различия юридических и неюридических обычаев.

  В чем же заключается разница между обычаями юридическими и неюридическими? Ответ на этот вопрос сам собою предрешается данным уже нами раньше определением права. Мы видели, что отличительная черта всякой правовой нормы заключается, с одной стороны, в предоставлении, с другой стороны – в ограничении внешней свободы лиц. Предоставляя определенную сферу внешней свободы одним лицам (уполномоченным), правовая норма соответственным образом ограничивает сферу внешней свободы других лиц (обязанных). Юридическими, следовательно, должны признаваться только те обычаи, которые заключают в себе оба этих необходимых признака правовых норм, следовательно, только те, которые, предоставляя известную сферу внешней свободы одним лицам, соответственным образом ограничивают внешнюю свободу других лиц.

Ученый полагал, что право и нравственность не представляют собой взаимоисключающих понятий, и правовая норма может быть в то же время и нормой нравственности. Поэтому все те нравственные правила, которые ограничивают произвол одних лиц во имя внешней свободы других, есть одновременно и нормы правовые.

Трубецкой и источник права усматривал в человеческом сознании. Сила и действительность всякого позитивного права ставилась им в зависимость от тех неписаных правовых норм, которые находятся в глубине сознания человека. Лишь убежденность в необходимости положительного права делает его правом действующим. Этим, полагал Трубецкой, неопровержимо доказывается существование норм нравственного, или, по терминологии мыслителя, естественного права. Естественное право – это то же, что и правда. Оно заключает в себе совокупность тех нравственных норм, в которых любой авторитет, всякая человеческая власть и всякое вообще позитивное право находят себе оправдание.

Плюралистическая теория права Б.А. Кистяковского.

  Стремление понять право как многоаспектное явление - отличительная черта правового учения Б.А. Кистяковского (1868 – 1920), разрабатывавшего т.н. плюралистическую концепцию права. Как теоретик он во многом сформировался под влиянием т.н. «баденской» школы неокантианства

С этим отчасти связано стремление мыслителя соединить абстрактный нормативно-ценностный подход к праву с идеей общественного развития, что нашло свое отражение в его правовой теории.

  Отвергая односторонний подход к праву, свойственный, например, классическому правовому этатизму, Кистяковский под правом понимал сложное многоаспектное явление, не поддающееся однозначному определению. Право, полагал он, необходимо изучать с различных сторон, включая его социологическое, психологическое, государственно-организационное (право как порядок) и нормативное проявления. 

Если социологическое и психологическое изучение права призвано давать сводку научных данных о праве как явлении причинно-обусловленном, то в нормативном понятии, по Кистяковскому, выявляются знания о праве как явлении телеологического порядка, обусловленного трансцендентальными целями. Право при этом предстает как явление разумное и этически ценное. Поэтому, полагал Кистяковский, одни из трансцендентальных целей присущи интеллектуальному сознанию, другие – совести, или сознанию этическому. Основное значение Кистяковский отводил целям этическим, определяя их как свободу и справедливость. Отдавая дань причинным отношениям, обусловливающим развитие общества, Кистяковский в то же время полагал необходимым рассматривать социальные явления с точки зрения понятия справедливости и связанного с ним понятия долга, так как о всяком общественном явлении можно судить с нравственной точки зрения, т.е. с точки зрения того, удовлетворяет оно идее справедливости, или нет. Понятие нравственно-должного Кистяковский (в отличие, например, от Трубецкого) связывал не с религиозно-ценностным обоснованием личности, а с кантовским рационалистическим категорическим императивом, обязывающим рассматривать каждого человека как самоцель и признавать, что все люди равноценны. Поэтому идея прав личности приобрела у Кистяковского трансцендентально—нормативный характер, но при этом не противополагалась интересам общества и государства, а в духе русской философии права требовала их гармоничного сочетания. Основу для этого мыслитель видел в признании за гражданами субъективных публичных прав, среди которых центральное место занимали права политические.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

53967. Психология как наука и сиситема житейских знаний 55.5 KB
  Психология состоит из многочисленных школ по разному трактующих психологические явления. Психология одновременно является наукой гуманитарной и естественной. Предмет Психология менялся в ходе ее формирования как отдельной науки: 1. Психология как наука и сиситема житейских знаний Отличие житейских психологических знаний и научных: 1.
53968. Урок русского языка 142.5 KB
  Основные параметры урока Существуют разные формы работы по русскому языку: 1 урок основная форма; 2 факультативные занятия проводятся в специальное время с теми учащимися которые проявляют особый интерес к предмету; 3 внеклассная работа кружки декады русского языка стенгазеты и т. Основные признаки урока: 1 постоянный состав учащихся; 2 регламентация временем 4045 минут или 90 минут 2 часа на развитие речи; 3 систематическое усвоение учениками знаний умений и навыков которое обеспечивается руководящей ролью учителя; 4...
53969. ЛЕКЦІЯ З ПУТІВНИКОМ 118.5 KB
  Безперечно існує проблема результативності лекції бо було підраховано що навіть після блискучої лекції найуважніший слухач відтворював 70 матеріалу через 3 години та 10 через 3 дні. Про проблему результативності лекції свідчить і піраміда сприйняття різних методів навчання Аналізуючи вище сказане виникає проблема: треба шукати шляхи підвищення ефективності лекції як методу навчання зробити традиційно статичний метод методом активного навчання. Один із шляхів вирішення цієї проблеми – застосування методу лекції з путівником. Тому...
53970. Размеры форма и конструкция одежды. Взаимосвязь размеров, формы и конструкции одежды с размерами тела человека и свойствами материалов; принципы расчета прибавок и припусков 4.52 MB
  Размеры форма и конструкция одежды. Взаимосвязь размеров формы и конструкции одежды с размерами тела человека и свойствами материалов; принципы расчета прибавок и припусков. Основные типы конструктивного построения одежды предложенные ЕМКО СЭВ. Внутренние размеры и форма одежды.
53971. Компютерна залежність 57 KB
  Особливу увагу треба приділити вивченню впливу комп’ютера на здоров’я школярів що обумовлено як більшою чутливістю організму дитини до всіляких факторів навколишнього середовища так і можливими віддаленими наслідками такого впливу які позначаться лише через багато років. Негативні фактори які впливають на людину за комп’ютером: сидяче положення протягом тривалого часу; електромагнітне випромінювання; перевантаження суглобів кистей; підвищене навантаження на зір; стрес у разі втрати інформації. Сидяче положення Людина за...
53973. Основные этапы развития научных представлений о культуре. Актуальность культурологических исследований 37.5 KB
  Традиция исследования феномена, называемого культурой, насчитывает многие столетия. В философии Древнего Мира значительное место занимает рассмотрение проблем морали, религии, искусства, бытия личности; в античной философии появился термин «культура».
53974. Lesen 256 KB
  Wir beginnen unsere Stunde. Aber ich möchte sagen, dass wir heute eine ungewöhnliche Stunde haben. Wir haben heute viele Gäste. Das sind Deutschlehrer und ich möchte meine geehrte Kolegen herzlich in unserer Schule begrüßen. Unser heutiges Thema heißt...
53975. Lesen. Unsere beliebten Buchhelden 65.5 KB
  Heute sprechen wir zum Thema „Lesen. Unsere beliebten Buchhelden“. Wir werden lesen; hören, verschiedene Testaufgaben machen, über unsere beliebten Buchhelden erzählen.