29232

СЛОВО об АНТИЧНОСТИ

Доклад

Культурология и искусствоведение

Три вещи связывали древних с их землей: храмы могилы и предки. Слово родина у древних было прилагательным и сочеталось со словом земля то была отцовская земля это слово доходило до сердца. Слово свобода к примеру имело для древних тот же глубинный смысл что и ответственность . Свобода теперь имеет моральный смысл у древних же совершенно политический Древние которых все их государственное устройство заставляло быть рационалистами были одухотворены поэзией.

Русский

2013-08-21

40.5 KB

0 чел.

СЛОВО об  АНТИЧНОСТИ

Жозеф ЖУБЕР,

французский философ,

вторая пол. XVIII

-первая четв. XIX вв.

Уходят поколения, а на земле остаются вечные ценности. Путь к совершенству - их усвоение.

Три вещи связывали древних с их землей: храмы, могилы и предки. У наших современников надежда и желание перемен переиначили  все:  там,   где  древние   говорили "наши предки", мы говорим "наше прошлое"; мы иначе,  чем они, любим родину, землю и законы наших отцов, мы любим скорее законы и землю наших детей, нас соблазняет магия будущего, а не прошлого.

  Слово "родина" у древних было прилагательным и сочеталось со словом "земля", то была "отцовская земля", это слово доходило до сердца. Теперь слово "родина" существует само по себе и слышится лишь разумом. Став из прилагательного существительным, оно обозначает лишь некую морально значимую вещь. Многие слова изменили свой смысл. Слово "свобода", к примеру, имело для древних тот же глубинный смысл, что и "ответственность". "Хочу быть свободным" означало "хочу управлять городом". У нас же оно значит "хочу быть независимым". Свобода теперь имеет моральный смысл, у древних же - совершенно политический Древние, которых все их государственное устройство заставляло быть рационалистами, были одухотворены поэзией. Они говорили, что есть некая муза, которая покровительствует и государственным мужам. Древним была необходима добродетель и, не владея некими универсальными заповедями добродетели, они постигали ее сами простыми рассуждениями и соображениями.

В своих храмах, обращая к своим божествам лишь радостные и спокойные слова, они учились быть спокойными и учтивыми в общении с людьми. Они так говорили Венере: "Дай нам говорить лишь радостное и не делать неприятного".

То, как древние афиняне понимали уважение к человеку, не сравнимо с тем, как его понимаем мы. Сократ на празднике у Платона говорил Алкивиаду: "Глаза разума становятся зорче с возрастом, когда слабеет тело. И вы далеки еще от этого возраста". Какое изящество в споре! Уважение личности было одной из главных черт античного характера.

Еврипида упрекали в том, что он сделал Менелая злым без надобности; эти упреки делают честь его критикам: они смотрели на пустую жестокость как на нечто невозможное.

Древние неизменно восхваляли твердость духа как качество героическое и редкое. Их твердость не имеет ничего общего с сухостью наших сердец и нравов. У древних в душе были чувствительность и нежность, которых мы лишились. С веками мы стали даже героям более строгими судьями.

Греки любили правду, но не могли отказать себе в удовольствии при случае ее приукрасить: они любили говорить правду, даже самую горькую, легкими словами.

Глубина мысли, спокойствие и мужество делали человека в глазах Сократа и Платона совершенным; спокойствие делает человека мирным гражданином и приятным согражданином; мужество - твердым в несчастьях, умеренным в удовольствиях и опасным в сражении; глубина мысли делает человека приятным для друзей в беседе и облегчает ему жизнь, заставляя замечать лучшее и поступать, как лучше.  Хранить и знать - в этом, по  Платону, состояло счастье личной "жизни. Мне кажется, что современным человеком быть много труднее, чем древним.

Древние считали, что книги должны создаваться только в веселом настроении. Они не признавали в литературе какой бы то ни было властности - признака трудных, горьких, трагических или жестоких нравов.

Сила рождается из упражнений, упражнения - из преодоления преград. Именно поэтому греки, для которых прошлое было белым пятном, придумали стихосложение, диалектику, риторику, то есть упражнения мыслям и слову, чтобы сделать дух живее, мысль острее, а слово - приятнее. Удивительно, сколько прекрасных идей родилось у древних, сколько истин открыли они, предположив, к примеру, что  всякой вещи должна быть ее противоположность, и отыскивая ее.

Слова лучших писателей античности - благородны они или грубы - точны и заключают в себе исчерпывающий смысл. Их фразы просты и читаются с первого взгляда, для их понимания требуется только внимание. Гордые римляне были "туги на ухо", их нужно было расшевелить, чтобы заставить слушать изящное слово. Отсюда их ораторский стиль даже у их мудрейших историков. Греки же, наоборот, были одарены легким слухом, сказанное непременно вызывало у них всплеск чувств.

Трудно представить, что древние греки не просто любили свой язык, они любили говорить на своем языке, чувствовать его течение. Так было оттого, что их язык прост, и прост потому, что самые изящные построения в нем были общедоступны; народ и писатели говорили одинаково чисто. Потому и намеки на народные поговорки столь распространены в эпических произведениях; их множество и у Платона. Мы говорим, что афоризмы - пословицы благородных людей. В Афинах афоризмы благородных и пословицы рыночного люда были одним и тем же.

Римляне вслушивались в слова, древние греки всматривались в говорящего, они хотели, чтобы их слова были похожи на их мысли. Первые жаждали пышности, достоинства, красноречия, вторые - ясности и изящества.

В древних римлянах есть жестокость. Благородная и хорошего вкуса умеренность отличает от них древних греков и особенно -афинян.

Книги древних следует читать медленно; требуется много терпения, то есть много внимания, чтобы получить удовольствие от этих прекрасных книг.

Античность! Она должна быть больше по душе нам в руинах, чем отреставрированная заново.

Древние видели, и что Еврипид порой многословен и что сочинения Софокла неровны, но они не позволяли себе делать авторам упреки и смотрели на ошибки великих писателей как на случайность, а не недостаток. "Не автор допускает ошибку, а время", -говорил Аристарх, напоминая о красоте старых писаний, которая для последующих поколений останется незамеченной. Тем самым он утверждал, что не пища изменяется, но вкусы.

Очарование давалось древним легче, чем разочарование. Никогда их дух не противился удовольствию и не оспаривал то, что было искусно. Их критика была более снисходительной, более благожелательной, чем наша: она была изначально расположена поддержать, а не разрушать. 

Их мысли похожи на парящую птицу, которая, кружась, движется вперед. В наших писаниях мысль, похоже, движется, как человек, умеющий идти только прямо. В сравнении с древними, мы - прикованные цепью к веслам рабы, глупцы в экстазе.

Патетический, возвышенный, свойственный ораторскому красноречию стиль был столь же доступен греку и римлянину, как шутливый и льстивый - доступен нам. Древние учились с детских лет обращаться ко многим людям сразу, мы же привыкли беседовать с отдельным человеком. Их язык изобиловал торжественными стилистическими фигурами,  наш изобилует двусмысленностями.

У каждого языка, справедливо говорят, свой характер, но, как и все другие богатства народов, богатство каждого языка проистекает от того, какое употребление ему находят люди.

Перевел с французского:  С. КОЗИЦКИЙ

PAGE  2


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

34517. Творчество У. Эко и постмодернизм 18.02 KB
  Эко и постмодернизм. Много сделал Экоученый для осмысления таких явлений как постмодернизм и массовая культура. Постмодернизм согласно Эко не столько явление имеющее строго фиксированные хронологические рамки а скорее определенное духовное состояние особого рода игра участие в которой возможно и в том случае если участник не воспринимает постмодернистскую иронию интерпретируя предложенный текст сугубо серьезно. По мнению Эко высокая и массовая эстетики в постмодернизме сближаются.
34518. Тема строительства нового общества в литературе ГДР 19.54 KB
  Эти предпосылки были полностью реализованы на территории будущей ГДР. Образование ГДР было закономерным итогом антифашистскодемократического переворота ответом прогрессивных сил немецкого народа на раскол Германии западными державами и западногерманской реакцией. С возникновением ГДР в ней наряду с укреплением антифашистскодемократического порядка начался процесс создания основ социализма.
34519. Духовно-нравственная проблематика и ее художетсвенное воплощение в произведениях писателей ГДР 17.54 KB
  1900; роман Мёртвые остаются молодыми 1949 повесть Человек и его имя 1952 Л. Бределя 190164; романыСыновья 1949 Внуки 1953 Г. Мархвицы 18901965; роман Возвращение Кумяков 1952 в поэзии Э. 1912; роман Чудодей 1957 Б.
34520. Тема неопределенного прошлого в произведениях западногерманских писателей (Г. Белль, Г. Грасс) 22.83 KB
  Грасс Генрих Бёлль 19171985 Входил в Группа 47 объединение писателей не желавш.Тематика: Тема Бунтарства в романе описана в образе причастности к фашистскому движению причастие буйвола большинство окружения Генриха Фемеля прильнули к этим течениям он оставался равнодушным однако еще в юным дал обет не принимать их сторону. А помощница Генриха напротив хотела сбежать от опостылевшей ей правильности и вежливости хозяина. Тема порядка: Фемель был как часы как слаженный механизм он делал все с немецкой дотошностью и...
34521. Мотив клоунады в произведениях писателей ФРГ 17.7 KB
  Широкая известность почти молниеносно распространившаяся за пределами Германии пришла к Грассу с его первым романом Жестяной барабан 1959 и укрепилась после повести Кошкимышки 1961 и романа Собачья жизнь 1963 составивших своеобразный эпический триптих об истории Германии XX в. истории грассовского поколения немцев. Как и Бёлль Грасс отчетливо ощущает роковую преемственность в этой истории неслучайность историческую обусловленность прихода фашистского варварства. И все же творчество Грасса принципиально новый этап в...
34522. Рабочая тема в послевоенной литературе (английский «рабочий» роман, «Группа 61» и творчество М. Грюна) 18.55 KB
  Грюна Значительным явлением в литературной жизни послевоенной Англии стали романы о рабочих. критически освещающих проблемы жизни рабочих. Острокритический роман Светляки и пламя 1963 Два письма Поспишилу 1968 Местами гололед 1973 Жар под золой 1979 о жизни рабочих в ФРГ; политический роман Лавина 1986. В романе фон дер Грюна Местами гололед 1973 критика социального угнетения рабочих на современном капиталистическом предприятии перерастает в критику политического режима.
34523. Пути развития послевоенной американской драматургии 19.82 KB
  Н а убогую окраину огромного города в дом к Стэнли Ковальскому приезжает сестра его жены – Бланш Дюбуа. Бланш осталась в поместье и боролась за его существоавние. Позади – неудачное замужество муж оказался гомосексуалистом покончил с собой узнав что Бланш раскрыла его тайну; потеря честного имени; в отчаянии Бланш приезжает к сестре. Когда она уезжает в родильный дом Стэнли насилует Бланш и Бланш сходит с ума.
34524. Американский антивоенный роман 15.26 KB
  Его первый роман Пункт 22 1962 роман о войне но одновременно романметафора по словам автора об Америке 50х и 60х и 70х. Главный герой романа капитан Йоссариан вынужден жить в одной палатке с мертвецом: солдат давно погиб но его не признают погибшим ибо отсутствует соответствующий документ. В языке и в композиции романа не случайно преобладает прием навязчивого повтора dej vu.
34525. Личностная пробле6матика в американском романе 60-70х гг. Поиск героя (Д.Апдайк, С.Белооу, У.Стайрон, Д.Гарднер и др) 20.93 KB
  Гарднер и др Проза Апдайка относится к числу самой популярной в послевоенное десятилетие. Апдайка Кентавр принадлежит одновременно к мифологическому и вместе с тем растущему из земли искусству. Но упорядочивать роман Апдайка таким способом нельзя:. Но книга Апдайка не ребус рассчитанный лишь на изощренную сообразительность и специальные знания.