29492

МАССОВЫЙ ПРОТЕСТ: ПОТЕНЦИАЛ И ПРЕДЕЛЫ

Научная статья

Социология, социальная работа и статистика

Прежде всего это относится к характеру массовых выступлений протеста развернувшихся со второй половины 1996 г. и увенчавшихся пока организованной профсоюзным руководством акцией протеста 27 марта 1997 г. Кто заявляет о готовности протестовать Обратимся к показателям возможного декларативного участия в акциях протеста различных групп. Если как отмечалось ранее центральными фигурами в ожиданиях или опасениях протеста являются образованные люди то главный носитель настроений протеста малообразованные.

Русский

2013-08-21

95 KB

1 чел.

МАССОВЫЙ ПРОТЕСТ: ПОТЕНЦИАЛ И ПРЕДЕЛЫ

«Пиковые» показатели социальной напряженности последних месяцев дают необычайно важный материал для понимания существенных компонентов и перспектив современного кризиса российского общества. Прежде всего это относится к характеру массовых выступлений протеста, развернувшихся со второй половины 1996 г. и увенчавшихся — пока — организованной профсоюзным руководством «акцией протеста» 27 марта 1997 г. Сопоставимые данные ряда опросов позволяют оценить структуру, возможности и ограниченность таких выступлений.

Таблица 1

Оценки возможности массовых протестов и готовность участвовать в них (в % от числа опрошенных)*

Варианты ответа

1994–1996 гг.**

1996 г. ноябрь

1997 г. январь

1997 г. март

Выступления возможны

27

40

30

45

Намерены участвовать

23

26

27

31

Индекс***

6,3

10,3

7,8

13,9

* Исследования типа «Мониторинг», объединенный массив за 1994–1996 гг. (N = 49000 человек), ноябрь 1996 г. и январь, март 1997 г. (N = 2400 человек).

** Средние данные с апреля 1994 г. по сентябрь 1996 г.

*** Результат перемножения показателей «возможности» и «участия».

Очевидно, что показатели «протестной» активности резко выросли с конца осени 1996 г. Важно отметить, что прежде выросли ожидания массовых выступлений (на 63%) и заметно меньше (на 36% по сравнению со средними данными «спокойного» периода) — готовность участвовать в них. Такое расхождение («ножницы») в динамике показателей представляется весьма важным для оценки значения протестных акций: ожидания — в том числе и опасения — в отношении массовых выступлений заметно превосходят демонстративные намерения их поддержать. В таблице 2 показано, какая доля ожидающих массовых протестов была готова принять в них участие.

Таблица 2

Соотношение ожиданий массовых выступлений и намерений участвовать в них (в % от числа опрошенных по группам)*

Считают, что массовые выступления…

Из них намерены участвовать в выступлениях

1994–1996 гг.

1996 г. ноябрь

1997 г. январь

1997 г. март

Вполне возможны

44

42

42

47

Маловероятны

16

18

20

25

* Исследования типа «Мониторинг», объединенный массив за 1994–1996 гг. (N = 49000 человек), ноябрь 1996 г. и январь, март 1997 г. (N = 2400 человек).

Таким образом, из числа полагающих массовый протест вполне возможным менее половины готовы протестовать сами, причем эта доля за последнее время выросла незначительно (менее чем на 10%). В то же время заметно (в полтора раза) увеличилось число заявленных участников протестов среди тех, кто сами выступления считают маловероятными.

Посмотрим, как изменились представления о возможности массовых выступлений в различных группах населения.

Таблица 3

«Возможны ли в Вашем городе (районе) массовые выступления...»
(в % от числа опрошенных по группам)*

Группы

1994–1996 гг.

1996 г. ноябрь

1997 г. январь

1997 г. март

По полу

мужчины

28

39

32

46

женщины

26

40

29

43

По месту жительства

Москва и Санкт-Петербург

33

40

33

48

большие города

31

49

37

55

малые города

26

39

30

47

села

22

29

23

29

По возрасту

до 25 лет

24

37

25

43

25–39 лет

26

38

31

45

40–54 года

29

40

30

48

55 лет и старше

28

43

33

43

По образованию

высшее

24

44

31

47

среднее

27

39

30

47

ниже среднего

27

39

30

41

* Исследования типа «Мониторинг», объединенный массив за 1994–1996 гг. (N = 49000 человек), ноябрь 1996 г. и январь, март 1997 г. (N = 2400 человек).

Наиболее заметен рост «протестных ожиданий» у высокообразованных респондентов, у жителей крупных городов.

Кто заявляет о готовности протестовать

Обратимся к показателям возможного (декларативного) участия в акциях протеста различных групп.

Таблица 4

«Если такие выступления состоятся, примите ли Вы лично в них участие?»
(в % от числа опрошенных по группам)*

Группы

Скорее всего, примут участие

1994–1996 гг.

1996 г. ноябрь

1997 г. январь

1997 г. март

По полу

мужчины

25

27

31

35

женщины

21

25

23

28

По месту жительства

Москва и Санкт-Петербург

11

13

14

15

большие города

18

32

30

36

малые города

25

32

30

36

села

26

27

33

35

По возрасту

до 25 лет

18

19

18

19

25–39 лет

22

23

26

35

40–54 года

27

32

30

35

55 лет и старше

23

28

29

31

По образованию

высшее

16

23

21

25

среднее

23

25

26

34

ниже среднего

25

28

30

31

* Исследования типа «Мониторинг», объединенный массив за 1994–1996 гг. (N = 49000 человек), ноябрь 1996 г. и январь, март 1997 г. (N = 2400 человек).

Различия между структурой показателей в двух приведенных выше таблицах представляются информативно содержательными. Если, как отмечалось ранее, центральными фигурами в ожиданиях или опасениях протеста являются образованные люди, то главный носитель настроений протеста — малообразованные. По уровню озабоченности обладатели высшего и среднего образования неразличимы, но по готовности протестовать среднеобразованные далеко впереди. (Почти полное подобие классических схем противостояния «верхов» и «низов»...) Возрастные пики напряженности по обоим показателям сходятся на одной группе 40–50-летних, то есть людей позднего рабочего возраста.

Таблица 5

Показатели протеста в региональном разрезе (в % от числа опрошенных по группам)*

Регионы

Считают, что выступления возможны

1994–1996 гг.

1996 г. ноябрь

1997 г. январь

1997 г. март

Москва и Санкт-Петербург

33

40

33

48

Север

24

40

27

44

Юг

25

28

31

50

Волга—Урал

26

40

31

36

Сибирь и Дальний Восток

30

49

32

48

Готовы принимать участие…

Москва и Санкт-Петербург

11

13

14

15

Север

23

29

24

31

Юг

20

18

29

32

Волга—Урал

24

27

27

25

Сибирь и Дальний Восток

29

38

34

43

* Исследования типа «Мониторинг», объединенный массив за 1994–1996 гг. (N = 49000 человек), ноябрь 1996 г. и январь, март 1997 г. (N = 2400 человек).

Здесь бросается в глаза, что только в Москве «исконно» наблюдалось очень значительное (в три раза! — это соотношение сохранилось и сейчас) расхождение между показателями возможности и участия в выступлениях. По мартовским данным 1997 г. такое расхождение наблюдается, хотя и в меньшей мере — примерно в соотношении 1,5:1 — в других макрорегионах. Исключение составляют Сибирь и Дальний Восток, где значения обоих индикаторов довольно близки (48 и 43% соответственно). Напрашивается простая трактовка этих особенностей. Для Москвы всегда характерен огромный разрыв между ожиданиями/опасениями и действиями — прямое следствие социально-политических ориентаций и самого состава населения. Противоположный полюс ситуации — Восток, центр недовольства и выступлений последних месяцев. И только в регионе Предуралье—Урал практически не выросли показатели намерений участвовать в выступлениях: это как будто самый устойчивый регион (еще раз — «опорный край державы»?).

Отметим некоторые особенности региональной структуры «протестных» настроений.

Таблица 6

Намерения участвовать в выступлениях
(в % от числа опрошенных по группам)*

Регионы

Готовы принимать участие в акциях протеста

1994–1996 гг.

1996 г. ноябрь

1997 г. январь

1997 г. март

Москва и Санкт-Петербург

4

5

5

5

Большие города

27

18

16

19

Малые города

44

50

47

47

Села

30

27

32

29

* Исследования типа «Мониторинг», объединенный массив за 1994–1996 гг. (N = 49000 человек), ноябрь 1996 г. и январь, март 1997 г. (N = 2400 человек).

Как видно из таблицы 6, при всей динамике настроений протеста их «поселенческая» структура изменилась незначительно: единственная заметная подвижка — это снижение доли населения больших городов в пользу малых городов. Главная сила (декларативного) протеста, как и ранее — жители малых городов и сел, на их долю приходится 87% заявляющих о готовности принять участие в массовых выступлениях, — при том, что они составляют 65% населения и, соответственно, общего числа опрошенных.

Самыми разительными кажутся изменения ожиданий в группах с различными социально-политическими ориентациями.

Таблица 7

Ориентации и отношение к протестам (в % от числа опрошенных по группам)*

Согласны с суждениями:

Считают, что выступления возможны

1994–1996 гг.

1996 г. ноябрь

1997 г. январь

1997 г. март

«Все не так плохо…»

18

33

24

42

«…можно терпеть»

23

32

24

38

«терпеть…невозможно»

35

50

38

52

Реформы продолжать

23

39

28

43

Реформы прекратить

34

49

37

51

* Исследования типа «Мониторинг», объединенный массив за 1994–1996 гг. (N = 49000 человек), ноябрь 1996 г. и январь, март 1997 г. (N = 2400 человек).

Чаще всего выступления полагают возможными недовольные и обделенные, но динамика последних месяцев такова, что более всего возросла обеспокоенность протестами у самых довольных и реформистски настроенных респондентов. Участвовать же в протестах намерены преимущественно обездоленные и противники рыночных реформ.

Внимательный анализ отношения к массовым выступлениям со стороны различных социальных и социально-политических групп позволяет оценить значение видимого разрыва между показателями ожидания (признания возможности, опасений) выступлений и намерения в них участвовать. Понятно, что оба эти показателя относятся на деле только к вербальным, декларативным акциям, то есть, по существу, настроениям. Их соотношение с реальными действиями рассмотрим несколько позже.

Существенно, что основными носителями «протестных» настроений в нынешних условиях выступают наименее продвинутые, менее всего вовлеченные в процессы перемен слои и группы населения. Отсюда и принципиальное отличие между ситуацией противостояния «низы—верхи» в классических концепциях и в современной российской реальности. В социальных мечтаниях прошлого века обездоленные группы представлялись не просто разрушителями, но и носителями общественного прогресса, нового социального порядка и т д. Сегодня наиболее обездоленные склонны к протесту (точнее, подвержены «протестным» настроениям), но надежды их обращены скорее не к будущему, а к прошлому — к всеобщей государственной зависимости.

Характерна в этом плане судьба едва ли не самых организованных и могущественных — «шахтерских» выступлений, которые представлялись обновляющей и демократической силой в 1989 г., а затем с неизбежностью, из-за самого положения отсталой и нерентабельной отрасли в народнохозяйственной системе, оказались просителями государственной (и международной) поддержки и тем самым — орудием отраслевого монополистского лоббизма. Что, между прочим, лишний раз продемонстрировало противоречивую сложность той социальной сети, в которой действует сегодня любое движение протеста.

Уровни «реального» участия в массовых акциях

Одно из исследований ВЦИОМ, проведенное в марте 1997 г., позволяет сопоставить — к сожалению, не вполне строго из-за различий в размере выборки и способе проведения опроса – представленные выше показатели ожиданий и намерений с распределением данных (утверждений респондентов), относящихся к действительному участию различных групп в массовых акциях. Исследование типа «Экспресс», проведенное в марте 1997 г., показало следующие результаты при ответе на вопрос «Участвовали ли Вы в течение последних 12 месяцев в каких-либо акциях протеста?» (в % от числа опрошенных):

Принимал участие в митинге, демонстрации...

с экономическими требованиями

3

под лозунгами отставки президента или правительства

1

Принимал участие в забастовке...

с экономическими требованиями

2

с требованиями отставки президента или правительства

0*

Подписывал петицию...

с экономическими требованиями

1

с требованиями отставки президента или правительства

0

Распространял газеты, листовки...

с экономическими требованиями

0

с требованиями отставки президента или правительства

0

Ничего из перечисленного делать не приходилось

93

* Менее 0,5%.

Итак, всеми видами «протестных» акций за год было охвачено всего 7% опрошенных. Если сгруппировать, для удобства рассмотрения, действия в соответствии с их направленностью, получим, что около 5% выступало с экономическими требованиями, 1,5% — с политическими.

Таблица 8

Участие в экономических и политических выступлениях протеста
(в % от числа опрошенных по группам)*

Группы

Экономические выступления

Политические выступления

Всего

5

2

По полу

мужчины

4

2

женщины

5

1

По возрасту

18–24 года

4

0

25–39 лет

5

2

40–54 года

6

2

55 лет и старше

4

1

По образованию

высшее

7

3

среднее

5

1

ниже среднего

4

2

* Исследование типа «Экспресс», март 1997 г. (N = 1600 человек).

Ясно, что доля реально участвовавших в акциях в несколько раз меньше соответствующих деклараций и настроений. Кроме того — что представляется весьма важным — на первый план выходит участие не рабочих, а служащих, специалистов, руководителей, лиц с высшим образованием. Это значит, что протест носит не столько «низовой», сколько «отраслевой» характер.

Возьмем, наконец, политические склонности протестующих. Вполне естественно, что «протестное» голосовавшие за Г. Зюганова предполагает и большее участие в соответствующих акциях. Правда, намерения протестовать значительно быстрее росли у голосовавших за Б. Ельцина: явный эффект послевыборных разочарований.

Таблица 9

Намерения и участие в акциях протеста
(в % от числа опрошенных в соответствующей группе)

Голосовали
в 1996 г.
(2-й тур)

Заявили о намерении

участвовать в акциях

Участвовали в акциях

за 12 месяцев

1996 г. ноябрь

1997 г. январь

1997 г. март

в экономических

в политических

За Б. Ельцина

18

21

28

3

1

За Г. Зюганова

38

41

51

8

4

* Исследование типа «Экспресс», март 1997 гг. (N = 1600 человек). Данные о намерениях и об участии получены в исследованиях разного типа и потому не могут быть строго сравнимы.

Отношение к планируемой акции протеста 27 марта

Общее распределение позиций накануне профсоюзных выступлений (на середину марта) выглядело таким образом (исследование типа «Экспресс», N = 1600 человек).

Поддерживаю и планирую принять участие

9

Поддерживаю, но не планирую участвовать

32

Не поддерживаю

13

Ничего не знаю об этом

23

Меня это не интересует

15

Затруднились ответить

9

Из числа принимавших участие в разных формах выступлений за предыдущие 12 месяцев намерения в отношении планируемых профсоюзами выступлений распределялись следующим образом.

Таблица 13

Участие в протестах за 12 месяцев и отношение к планируемой акции 27 марта (в % по столбцу)*

Отношение к акции 27 марта

Участие в выступлениях

экономических

политических

не принимал

Поддержка и участие

42

41

7

Поддержка без участия

26

54

32

Не поддерживают

4

3

14

Не знают об акции

12

0

23

Не интересуются

4

2

15

* Исследование типа «Экспресс», март 1997 гг. (N = 1600 человек).

Остановимся теперь на отношении к той же акции у различных групп населения.

В отношении социальной структуры массовая поддержка протеста отчасти изменилась по сравнению с предшествующим годом: в первых рядах люди с высшим образованием, специалисты, рабочие, служащие.

В отношении территориальной структуры (региональной и поселенческой) — принципиальных изменений нет: отмечена такая же, как ранее, но более выраженная готовность протестовать на Юге и на Востоке.

В политическом плане: доля желающих участвовать в выступлениях увеличилась по сравнению с предыдущим годом примерно вдвое, соотношение сторонников главных сил осталось почти без изменений. Из голосовавших за Б. Ельцина во втором туре президентских выборов собирались участвовать в акциях 27 марта 5% (3%), из голосовавших за Зюганова — 14% (8%).

Прожективная и «провоцирующая» ситуация: предельные формы протеста

В мартовском исследовании 1997 г. типа «Экспресс», данные которого рассматривались выше, содержалась также серия вопросов, создававших заведомо искусственную, прожективную ситуацию: во-первых было сделано провоцирующее допущение о массовых выступлениях, во-вторых, был предложен в качестве условных подсказок список возможных действий протеста, в том числе практически нереальных в нынешних условиях. Это нужно иметь в виду при трактовке приводимых ниже результатов.

Текст вопроса: «Если в Вашем населенном пункте начнутся массовые выступления против падения уровня жизни, невыплат зарплаты, политики правительства, примете ли вы лично в них участие?». Распределение ответов (в % от числа опрошенных):

Определенно да

15

Скорее да, чем нет

18

Скорее нет, чем да

21

Определенно нет

35

Затруднились ответить

12

Полученные при такой постановке вопроса данные заметно отличаются от рассматривавшихся выше: доля готовых включиться в акции массового протеста, если они уже начались, достигает примерно одной трети опрошенных (те, кто отвечают «да» или «скорее да»).

Территориальные и политические контрасты в такой ситуации предстают еще более резкими. Так, в Москве согласные и несогласные участвовать в акциях протеста соотносятся как 23:74, а на Юге России — как 39:62, в Сибири и на Дальнем Востоке — как 39:44. Для больших городов это соотношение выглядит как 25:67, для малых городов — 37:59, для сел — 38:48; для голосовавших за Б. Ельцина на президентских выборах 1996 г. — 19:70, за Г. Зюганова — 46:43 (только в последней социально-политической группе «протестные» стремления оказываются преобладающими).

Трактовать представленную прожективную ситуацию можно, вероятно, как ситуацию предельную: полученные данные обозначают тот уровень, которого может достичь массовое недовольство, конечно, при сохранении нынешних его компонентов. Аналогичным образом получена и прожективная картина того набора средств, которые в предельной ситуации могли бы стать инструментами массового протеста.

Реальные и «крайние» средства в прожективной ситуации

Мартовский опрос 1997 г. показал такое распределение типов акций протеста, в которых готовы были бы принять участие респонденты (в том же прожективном контексте «начавшихся массовых выступлений»; в % от числа опрошенных):

Мирные митинги, пикеты, демонстрации

30

Забастовки

10

Голодовки

1

Блокирование административных зданий, улиц, шоссе, железных дорог;
отключение коммуникаций

5

Сопротивление властям с оружием в руках

3

Другие акции протеста

5

Не буду принимать участия в акциях протеста

45

Затрудняюсь ответить

14

(Сумма ответов несколько превышает 100%, поскольку часть опрошенных отмечала более одного варианта.)

В общем и целом, конечно, преобладают желания вообще не принимать участия в акциях или ограничиться уже давно легализованными средствами мирных выступлений. Небольшую поддержку среди респондентов имеют — даже в предельной ситуации — экстремистские действия, связанные с массовым насилием и нарушением общественного порядка. Грозятся прибегнуть к таким крайним мерам, как блокировка дорог или вооруженное сопротивление прежде всего молодые, учащиеся, специалисты и военнослужащие. Из политических групп — сторонники В. Жириновского (голосовавшие за него в первом туре президентских выборов) и Г. Зюганова (голосовавшие за него во втором туре). Региональный разрез показывает наибольшую долю сторонников насильственных действий в Сибири и на Дальнем Востоке (где 10% упоминают блокирование дорог, а 7% — вооруженное сопротивление). Как известно, именно там и было испытано такое средство как блокирование магистралей. Вопрос в том, насколько распространенными и — главное — насколько эффективными могут оказаться такие средства в меняющейся общественной ситуации.

Промежуточные итоги

Последние данные опросов (исследование типа «Мониторинг» за март 1997 г.) показывают наиболее высокий за все годы исследований уровень общественного недовольства и намерений протестовать против экономического и политического курса российского руководства.

45% опрошенных считают «вполне возможными» массовые выступления населения в своем городе, районе на экономической почве (против падения уровня жизни, в защиту своих прав); 31% «скорее всего» намерены участвовать в таких выступлениях; 41%  считают «вполне возможными» выступления населения своего города, района с требования отставки правительства и президента, роспуска парламента; 33% «определенно» и еще 18% «скорее всего» поддержали бы требования отставки президента; 29 % (и еще  19%) — требования отставки правительства; 24% (и 17%) — роспуска Государственной Думы.

В марте исследователями отмечены столь же низкие, как и в январе, показатели общественного терпения: 45% соглашались с тем, что «терпеть наше бедственное положение уже невозможно». Суждения относительно предельных сроков терпения изменяются в последние месяцы в худшую сторону (см. табл. 14).

Таблица 11

«Когда, по Вашему мнению, будет полностью исчерпано терпение населения?» (в % от числа опрошенных)*

Варианты ответа

Сентябрь 1996 г.

Март 1997 г.

Через год или ранее

14

16

От года до 5 лет

23

16

От 5 до 10 лет

8

4

Более 10 лет

4

4

Никогда

12

9

* Исследования типа «Мониторинг», 1996–1997 гг. (N = 2400 человек).

И тем не менее на фоне высокого уровня общественного недовольства оставался фактически весьма низким уровень организованного, направленного, эффективного общественного протеста. Самым очевидным подтверждением наблюдаемых в опросах разрывов между «протестными» настроениями и соответствующими действиями могут служить итоги организованной профсоюзным руководством всероссийской акции протеста 27 марта. При всех расхождениях в данных относительно количества участников ясно, что эта акция — встревожившая правительство и оппозицию, но не общественное мнение — не оказала сколько-нибудь заметного влияния ни на политическую ситуацию в стране, ни на положение с зарплатой, ни на авторитет властей и их оппонентов. Этот итог заслуживает самого обстоятельного анализа. Пока ограничимся некоторыми соображениями принципиального порядка.

1. Общественные протесты в стране остаются слабыми, поскольку они не организованы. Дело не только в отсутствии такой партии, профсоюза или яркого лидера, которые могли бы превратить волну недовольства в направленное движение. Отсутствуют в обществе социальные рамки, в которых только и возможен направленный протест в цивилизованных условиях — будь то экономический или политический.

2. Общественное недовольство не имеет конкретной направленности, а потому диффузно. Возникавший в отдельные периоды в общественном мнении образ персонального виновника, на которого возлагалась ответственность за все беды, — лишь подтверждает это отсутствие ориентации.

3. В обществе отсутствует четкая дифференциация социальных интересов и потому не формируются размежевания типа «мы—они». Поэтому диффузный протест против политики властей легко превращается в просьбу о помощи, адресованную тем же властям.

4. Массовое недовольство универсально и создает что-то вроде общего негативно-эмоционального фона; конкретные же действия протеста оказываются локальными, профессиональными, отраслевыми, то есть партикуляристскими по своему характеру.

5. Сам по себе протест, тем более диффузный, лишенный конкретной направленности, не создает ни субъекта социального действия, ни его общих ценностей. Не формируется и система солидарной зависимости в множественном действии.

6. Социальный протест не связан с какими-либо позитивными и перспективными ориентациями. Ностальгическое сожаление об утраченном — на деле, воображаемом — «счастливом прошлом» в качестве организующей ценности не работает.

7. Массовые протесты в сегодняшних условиях составляют лишь один из многочисленных узлов в сложном клубке социальных и политических конфликтов на разных уровнях — внутри и вокруг властных структур, монополий, групп давления и пр.

8. Главная проблема массового недовольства и протеста — это проблема использования ее различными организованными силами «элитарного» происхождения. То, что принято было называть «борьбой за массы», по сути дела, всегда и везде сводилось к конкуренции за использование массового недовольства в интересах определенной элитарной группы. Такую ситуацию мы наблюдаем и сейчас.

 Экономические и социальные перемены: Мониторинг общественного мнения. Информационный бюллетень. 1997. № 3.

198


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

32782. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПЛОТНОСТИ ЖИДКОСТИ ПРИ ПОМОЩИ КАТЕТОМЕТРА 1.2 MB
  ЦЕЛЬ И МЕТОД РАБОТЫ научиться работать с катетометром В 630; определить плотность жидкости с помощью катетометра используя метод сообщающихся сосудов. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ВВЕДЕНИЕ Плотность жидкости можно определить с помощью сообщающихся сосудов. 1 поверх жидкости известной плотности  наливают в оба колена исследуемую жидкость неизвестной плотности .
32783. ОПРЕДЕЛЕНИЕ УНИВЕРСАЛЬНОЙ ГАЗОВОЙ ПОСТОЯННОЙ 532 KB
  ОСНОВНЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ На базе экспериментальных законов БойляМариотта ГейЛюссака Шарля Клапейрон установил что для разреженных газов выполняется соотношение 1 где P – давление газа Па V – объем газа м3 T – абсолютная температура К C – газовая постоянная зависящая от массы газа.=1013105 Па и T=273 К один моль любого газа занимает один и тот же объем равный =224 литра=224102 м3 поэтому для одного моля газа из соотношения 1 получаем: или 2 где величина R=831 одинакова для всех...
32784. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОТНОШЕНИЯ ТЕПЛОЁМКОСТЕЙ ДЛЯ ВОЗДУХА 256.5 KB
  Избыток давления воздуха в Рис. Пусть при состоянии 1 в баллоне объемом V масса воздуха равна m. Масса воздуха m занимала перед открытием крана К2 объем V1 где V1 V.
32785. Определение ускорения свободного падения при помощи машины Атвуда 569.5 KB
  Северодвинске Факультет: № 4 Кафедра: № 12 Лабораторная работа Определение ускорения свободного падения при помощи машины Атвуда г. Северодвинск 2007 Лабораторная работа ФМ 11 Определение ускорения свободного падения при помощи машины Атвуда 1. Цель и метод: С помощью машины Атвуда исследовать законы кинематики и научиться экспериментально определять ускорение свободного падения. Законы свободного падения тел открыл итальянский физик Галилео Галилей 1564 ― 1642.
32786. Изучение законов колебания математического и физического маятников 251.5 KB
  Определить положение центра масс физического маятника. Отклонение маятника от положения равновесия будем характеризовать углом образованным нитью с вертикалью рис. При отклонении маятника от положения равновесия возникает вращательный момент силы тяжести равный по модулю произведению силы mg на её плечо = l sin : M = mgl sin где m масса; l длина маятника. 1 Напишем для маятника уравнение динамики вращательного движения обозначив угловое...
32787. Происхождение, сущность и социальные функции науки 15.93 KB
  Наука – исторически сложившаяся форма духовнопрактического освоения мира направленная на познание и преобразование объективной действительности. Понятие наука имеет несколько аспектов: 1 система знаний 2 их духовное производство 3 практическая деятельность на их основе4 социальный институт. Этот аспект подчеркивает социальную сущность науки: наука как социальный институт представляет собой систему взаимосвязей между научными коллективами организациями членами научных сообществ а также систему норм и ценностей. Наука прошла...
32788. Особенности научного познания 14.79 KB
  Особенности научного познания. Цель научного познания – открытие объективных законов природы общества мышления постижение сущности изучаемых явлений. Объективность – адекватное отражение действительности не зависящее от субъекта познания. Наличие методологии познания.
32789. Уровни и методы научного познания 14.54 KB
  Уровни и методы научного познания. В научном познании используются разнообразные методы. Метод греч. Учение о методах – методология ее предметом является обоснование методов исследование их эффективности особенностей применения в различных областях знания.
32790. Диалектика, её исторические формы. Диалектика и метафизика 15.42 KB
  Диалектика и метафизика. диалектика – это учение о всеобщих связях и закономерностях развития природы общества и мышления а также основанный на этом учении метод познания. Диалектика как теория и метод познания в своем историческом развитии прошла несколько этапов. Наивная или стихийная диалектика античности.