29664

Категория активность

Шпаргалка

Логика и философия

Леонтьев указывает на явления активности составляющие как бы внутреннюю предпосылку самодвижения деятельности и ее самовыражения [Леонтьев А. Поэтому описание явлений активности обычно ведется в терминах автономности спонтанности самопроизвольности инициативности и т. Однако любое проявление активности имеет место в некотором окружении. Невозможность роста активности без отражения а также не возможность отражения без активности самого отражающего объекта делает эти понятия изначально взаимосвязанными.

Русский

2013-08-21

53 KB

1 чел.

Билет 16.

1. Категория активность.

Выделяя наиболее перспективные линии развития общепсихологической теории деятельности, А. Н. Леонтьев указывает на явления активности, составляющие как бы внутреннюю предпосылку самодвижения деятельности и ее самовыражения [Леонтьев А. Н., 1983, с. 245]. В качестве философской категории активность обычно рассматривается как всеобщее свойство, атрибут материи, выражающееся: 1) в ее способности к самодвижению; 2) в способности изменять другие объекты и 3) в способности развивать определенные внутренние состояния, актуализирующие природу объекта, под влиянием внешних воздействий (ответная активность или реактивность).

Явление самодвижения, самоизменения, которое наблюдается даже на самых низких уровнях организации материи, заключается в тенденции к выходу из состояния полной уравновешенности со средой за счет внутренних отклонений, причиной которых является в конечном счете некоторая неоднородность материи, отсутствие полной качественной тождественности даже самых элементарных ее частей. Поэтому описание явлений активности обычно ведется в терминах автономности, спонтанности, самопроизвольности, инициативности и т. п., т.е. с подчеркиванием некоторой самости объекта. Однако любое проявление активности имеет место в некотором окружении. В связи с этим сложились две традиции использования термина «активность» и соответственно два значения этого термина: 1) сторона, составляющая любого процесса взаимодействия или действия, детерминируемая внутренней природой объекта; 2) процесс, характер которого в целом определяется прежде всего внутренней детерминацией объекта, его самообусловленностью; в этом случае говорят, что внутренняя детерминация доминирует над внешней.

Активность во втором смысле приписывается обычно лишь живым системам. Таким образом, нет ни абсолютно активных, ни абсолютно пассивных процессов, любой из них является результатом как внешних, так и внутренних причин. Способом разрешения противоречия между ними выступает отражение. Прогрессивное разрешение противоречия, вернее перевод его на более высокий уровень, приводящий к росту «удельного веса» внутренней обусловленности объекта, состоит не в спонтанном, по собственным законам происходящем росте «самости» объекта, его дозревании внутри себя как замкнутого целого, а в переносе, переводе факторов внешней обусловленности вовнутрь путем их отражения и фиксации во все более сложных формах внутренней организации. «Отражение есть тот механизм, посредством которого организм превращает внешние детерминирующие факторы в моменты своего самоопределения» [Ляхова, 1979, с. 141]. Невозможность роста активности без отражения, а также не возможность отражения без активности самого отражающего объекта делает эти понятия изначально взаимосвязанными. Одной из главных отличительных черт живого, отражающих его качественно новый уровень активности, является способность к осуществлению негэнтропических процессов, которые наблюдаются на клеточном и даже молекулярном уровнях [Смирнов С. Н., 1974, с. 34]. Как отмечает Н. А. Бернштейн, «в этом смысле активность организма биофизически есть борьба за негэнтропию» [Бернштейн, 1966, с. 328]. Эта борьба связана не только с приобретением энергии, но и с расходом ее, однако баланс этих процессов на сколько-нибудь длительном отрезке времени должен быть положительным, иначе система погибнет и потеряет свою качественную специфику.

Второй скачок в развитии активности связан с переходом от растительной формы жизни, основным способом существования которой является ответная активность, вызываемая прямым воздействием биологически важных факторов, к животным, способным осуществлять поисковую активность. Принципиально новое качество, которое здесь приобретает активность, заключается в том, что она может инициативно исходить от самих живых организмов и в этом смысле быть спонтанной, обусловленной на своих начальных стадиях чисто внутренними процессами. Важно отметить, что этой стадии активности присуще значительное увеличение временных и пространственных промежутков между актом расхода энергии и актом компенсирующего этот расход получения энергии. Именно в ответ на необходимость представления живому организму будущего результата, ради которого осуществляется трата энергии, и возникло психическое отражение, развитие и усложнение которого позволило беспредельно раздвинуть временные и пространственные промежутки между действием и его позитивным эффектом и сделало субъекта относительно независимым от изначальных «здесь» и «теперь».

Третья важнейшая ступень в развитии активности связана с появлением человеческой деятельности, основное отличие которой от поведения животных по параметру активности состоит в переходе от приспособления к природе к ее преобразованию и творческому изменению в соответствии с собственными целями человека, имеющими социальное, общественно-историческое происхождение.

Таким образом, можно выделить три основных направления в развитии активности как функции всевозрастающей сложности ее материальных носителей.

1. Продвижение вверх по оси, которую можно было бы назвать мерой инициативности. Нижняя граница ее может быть обозначена как полная пассивность, определяемость существования объекта только внешними воздействиями, а верхняя граница – как абсолютно спонтанная активность, определяемость поведения объекта только внутренними состояниями. Среднюю позицию на этой оси занимает реактивность, т.е. ответная активность, которая по своим энергетическим характеристикам и тем результатам, к которым она приводит, выходит за пределы прямых энергетических и структурных изменений, вызываемых в объекте воздействующим стимулом.

Во избежание недоразумений следует отметить, что к нижней границе указанная ось стремится только асимптотически, ибо абсолютная пассивность невозможна, так как объект всегда изменяется соответственно своей собственной природе и тем самым привносит нечто от себя в результат любого внешнего воздействия, хотя вклад внутренней самоопределяемости объекта может быть минимальным и в пределе стремиться к нулю. То же можно сказать о верхней границе. Абсолютно спонтанной активности не существует, во-первых, потому, что субъект активности всегда должен учитывать характер объекта, на который она направлена, и присутствие такого объекта хотя бы на больших пространственно-временных расстояниях необходимо для инициации акта. Во-вторых, любое внутренне обусловленное состояние субъекта, порождающее тот или иной вид активности, само является одним из следствий, пусть и далеко отставленных во времени и пространстве прошлых взаимодействий субъекта со своим окружением.

2. Вторым относительно независимым параметром, по которому идет усложнение форм активности, является рост пространственно-временных промежутков между началом акта (спонтанного или ответного), связанного с тратой энергии, и его позитивным результатом, приводящим к накоплению энергии (или избеганию более крупных потерь). Уже у животных эти промежутки могут достигать больших величин, а в некоторых случаях может быть, условно говоря, бесконечным. У человека эта отставленность акта от его конечного результата усиливается не только за счет роста пространственно-временных интервалов, но и за счет резкого увеличения числа звеньев-посредников между ними благодаря социальному разделению труда и использованию сложных орудий.

3. Третьим важнейшим направлением прогрессивного изменения активности является переход от процессов адаптивного, приспособительного плана к процессам преобразования и активного конструирования внешних условий существования системы, стремящейся сохранить и развить свою внутреннюю определенность. Есть еще один, скорее количественный, чем качественный параметр активности, характерный для всех описанных выше уровней. Он является, пожалуй, главной переменной активности в неживой природе и широко используется в химии, геологии и других науках, а также в обыденной жизни. Речь идет об энергетической стороне тех или иных взаимодействий, их интенсивности. Здесь активность выступает мерой движения, непокоя или скорости изменения какого-то процесса. В этом смысле говорят об активизации вулканической деятельности, активных атмосферных процессах, о циклах солнечной активности и т.п. При этом часто под активностью понимается мера не только реального, но и потенциального движения, изменения, развития. Говорят о химически активных веществах, активности шахматных фигур в той или иной позиции, и т.п. Такое понимание активности нашло свое выражение и в психологии, прежде всего в энергетических теориях психического.

Деятельность человека характеризуется наивысшими показателями по всем трем перечисленным выше качественным параметрам по сравнению с активностью животных или, тем более, неживых систем. Поэтому активность часто трактуют как более широкое понятие по отношению к деятельности. Однако во всякой деятельности есть и активные, и пассивные составляющие, и различное их соотношение позволяет некоторым авторам говорить об активной деятельности. Вслед за В. А. Петровским активность в целом можно определить как совокупность обусловленных субъектом моментов движения деятельности [Петровский, 1977, с. 6]. При этом нельзя забывать, что сам субъект в качестве источника активного начала деятельности формируется как результат предшествующих его действий и взаимодействий с внешним миром, другими людьми и самим собой (самовоспитание, например). Но опять-таки внешние факторы не прямо и однозначно воздействуют на субъекта, который не является простой жертвой сложившихся обстоятельств. И природа, и культура, и отношение к человеку других людей оказывают определяющее влияние на формирование «внутренней» организации субъекта лишь при условии активного (инициативного) включения его в определенные связи и отношения с элементами окружения. Без такой, образно говоря, «затравки», «фермента» (по выражению Н. А. Бернштейна) процесс становления субъекта не может начаться. Стремление к этому движению «навстречу» миру является, по-видимому, продуктом более низких (глубинных) уровней активности.

И дальнейший рост активности деятельности связан не со все большей ее независимостью от внешней действительности. Развитие активного начала деятельности идет по пути все более широкого перевода внешней детерминации во внутреннюю, более полного и глубокого отражения действительности во внутренней организации субъекта. «Душа подвержена тем большему числу пассивных состояний, – писал Б. Спиноза, – чем более она имеет идей неадекватных» [Спиноза, 1957, с. 457]. В то же время чем более широкой сфере природного целого индивид активно предоставляет определять свой интеллект, тем более адекватны его идеи и тем более активна его душа. Активность человека, направленная на развитие собственной личности через выбор той части реальности, которой человек предоставляет «делать» себя, является, может быть, самой высокой формой активности, ее самым концентрированным выражением.

На основе сказанного можно следующим образом сформулировать принцип активности, регулирующий человеческую деятельность и психику. Активность выступает одной из конституирующих характеристик человеческой деятельности, выражающих ее способность к саморазвитию, самодвижению через инициирование субъектом целенаправленных творческих (т.е. преобразующих действительность) предметных действий. При этом цели и средства деятельности черпаются не из непосредственно данной ситуации и не являются абсолютно спонтанными, но, как правило, имеют источником события, далеко отстоящие во времени и пространстве от начала действия (акта), т.е. вырастают из широкого жизненного контекста, основное содержание которого образуют отношения с другими людьми, а также социально и культурно опосредствованное отношение к природе.

В этой формулировке находят выражение все три отмеченные выше параметра активности: 1) инициирование действия субъектом; 2) направленность на изменение внешней действительности; 3) отставленность во времени и пространстве акта деятельности от окончательного результата, с одной стороны, и от инициировавших его событий – с другой, а также наличие между ними многих опосредствующих действий (если можно так выразиться, их удаленность друг от друга в пространстве структурных элементов деятельности, которая может прямо не коррелировать с их пространственной и временной отставленностью).

2. Социально-исторические и философские основания методологии.

ФИЛОСОФИЯ НАУКИ, дисциплина, исследующая структуру научного знания, средства и методы научного познания, способы обоснования и развития знания. Самостоятельной областью исследований философия науки становится в середине 19 в. (У. Уэвелл и Дж. С. Милль). Разработка философии науки и расширение круга её проблем связаны с работами Больцано, Маха, Пуанкаре, Дюэма. С конца 20-х гг. 20 в. наибольшее влияние в философии науки приобрела концепция логического позитивизма (Шлик, Карнап, Г. Фейгль и др.), которая исходила в понимании природы научного знания из субъективно-идеалистических воззрений Маха и логического атомизма Рассела и Витгенштейна. Логический позитивизм рассматривал науку как систему утверждений, в основе которой лежат особые «протокольные» предложения, описывающие чувственные переживания и восприятия субъекта. Основную задачу философии науки логические позитивисты усматривали в логическом анализе языка науки с целью устранения из него т. н. псевдоутверждений, к которым они относили прежде всего утверждения философского, или метафизического, характера. Концепция логического позитивизма оказалась в резком противоречии с развитием науки и подверглась серьезной критике.

С конца 50-х гг. в центре внимания философии науки оказываются проблемы анализа развития науки. Появляются концепции, претендующие на описание развития научного знания в целом или в отдельные исторические периоды. Значительное влияние приобретают методологическая концепция Поппера, теория научных революций Куна, историческая модель развития научного знания Тулмина, концепция научно-исследовательских программ Лакатоса, а также теории Дж. Агасси, У. Селларса и др. Для этих концепций характерны тесная связь с историей науки и критическое отношение к неопозитивистской модели науки.

На первый план в современной философии науки выдвигаются следующие проблемы: анализ структуры научных теории и ее функций; понятие научного закона; процедуры проверки, подтверждения и опровержения научных теорий, законов и гипотез; методы научного исследования; реконструкция развития научного знания. Исследуя историю развития науки и используя материал современного естествознания, представители немарксистской философии науки нередко высказывают продуктивные идеи, выдвигают новые методологические проблемы. Однако отрицание принципа отражения и истолкование природы научного познания с кантианских, прагматистских либо конвенционалистских позиций приводит их к неразрешимым противоречиям, существенно ограничивает объяснительные возможности их концепций, не позволяет воспроизвести процесс развития науки во всей его диалектической сложности и многообразии. В рамках марксисткой философии науки, опирающейся на основоположения диалектического материализма, получили развитие деятельностный (см. Деятельность) и системный подходы (см. Системный подход) к исследованию науки. На основе этих подходов разрабатываются проблемы развития научного знания, научной рациональности, понимания и объяснения в науке, соотношения эволюционных и революционных этапов в развитии научного познания и др.

Нет единого мнения и о том, что представляет собой методология как наука: является ли она философской дисциплиной или это частнонаучная область, или сама философия выступает методологией, поскольку каждое философское положение имеет методологическое значение. Есть предположение, что методология — вообще не наука, что она стоит вне науки и является искусством подбора принципов и методов исследования.

Главное назначение научной деятельности – получение знаний о реальности. Человечество накапливает их уже очень давно. Научные знания начали формироваться уже в VI в. до н.э. Формирование методов научного познания происходило почти 25 веков, однако, большая часть современных знаний получена за последние два столетия. Такая неравномерность обусловлена тем, что именно в этот период в науке были раскрыты ее многочисленные возможности, установлена диалектическая взаимосвязь методов познания.

Научные методы познания мира благодаря бурному развитию технологии оказались настолько наглядно эффективными что в течение последних ста лет потеснили в европейском культурном ареале господствовавшее на протяжении тысячелетий религиозно-мифологическое мировоззрение по целому ряду позиций. 


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

6670. Генетические факторы в развитии цереброваскулярной патологии 20.98 KB
  Генетические факторы в развитии цереброваскулярной патологии Цереброваскулярная патология и, в частности, инсульт занимают одно из ведущих мест в структуре смертности и инвалидизации в Российской Федерации и в мире. Основными факторами риска церебро...
6671. Артериальная гипертензия - стойкое повышение АД 23.53 KB
  Артериальная гипертензия Артериальная гипертензия - это стойкое повышение АД выше 140/90 мм рт. ст. (в соответствии с критериями ВОЗ). Выделяют первичную (эссенциальную) и вторичную гипертензию. Первый вариант используется для описания хроничес...
6672. Суточное мониторирование артериального давления (СМАД) 23.56 KB
  Суточное мониторирование артериального давления (СМАД). Артериальное давление в норме и у лиц с артериальной гипертензией изменяется в течение суток, и поэтому большое значение для определения тяжести АГ, назначения антигипертензивной терапии, оптим...
6673. Генетические аспекты регуляции артериального давления и развития артериальной гипертензии 20.21 KB
  Генетические аспекты регуляции артериального давления и развития артериальной гипертензии На основании результатов полногеномного сканирования к настоящему времени выявлено более 30 локусов на разных хромосомах, имеющих отношение к регуляции артериа...
6674. Моногенные формы артериальной гипертензии 21.72 KB
  Моногенные формы артериальной гипертензии Большое количество информации по генетике артериальной гипертензии было получено при выявлении нарушений в отдельных генах, благодаря которым были охарактеризованы Менделевские (моногенные) формы гипертонии....
6675. Полигенные формы артериальной гипертензии 22.58 KB
  Полигенные формы артериальной гипертензии Эссенциальная артериальная гипертензия является мультифакторным расстройством, обусловленным сочетанием генетических, демографических факторов и факторов окружающей среды. Существенная роль в патогенезе арте...
6676. Гены, регулирующие функцию рецепторов на тромбоцитах 22.59 KB
  Гены, регулирующие функцию рецепторов на тромбоцитах Функционирование системы гемостаза осуществляется взаимодействующими между собой компонентами стенок кровеносных сосудов, клеток крови (в первую очередь тромбоцитами) и плазмы крови. Функционально...
6677. Гены, регулирующие синтез фибриногена 20.73 KB
  Гены, регулирующие синтез фибриногена. Наряду с тромбоцитами маркером сердечно-сосудистой и цереброваскулярной патологии является повышенный уровень фибриногена. Одной из причин, приводящих к изменению концентрации фибриногена в крови, могут быть ст...
6678. Цель изучения биологии в медицинском вузе 18 KB
  Цель изучения биологии в медицинском вузе Уметь интерпретировать универсальные биологические явления, основные свойства живого (наследственность, изменчивость, раздражимость, обмен веществ и т. д.) в применении к человеку. Знать эволюционные свя...