2970

Психолого-акмеологическое консультирование

Книга

Психология и эзотерика

Целью курса является знакомство студентов с теоретическими и методическими основами психологического консультирования. В ходе курса студенты получают возможность ознакомиться с широкой палитрой современных средств и методов консультативной пси...

Русский

2012-10-22

305.5 KB

42 чел.

Целью курса является знакомство студентов с теоретическими и методическими основами  психологического консультирования. В ходе курса студенты получают возможность ознакомиться с широкой палитрой современных средств и методов консультативной психологической работы, осваивают базовые принципы психологического консультирования.  Курс позволяет студенту, как будущему психологу-практику начать путь профессионального самоопределения, формирования индивидуального стиля и направления  предстоящей практической деятельности.

Курс призван решить следующие задачи:

  •  показать роль и место психологического консультирования  среди различных практик работы психолога, сложившихся и существующих сегодня;
  •  ознакомить слушателей с возможностями и ограничениями, присущими психологическому консультированию как средству оказания психологической помощи клиентам;
  •  развернуть картину современного применения приемов и способов, относящихся к арсеналу средств и методов психологического консультирования;
  •  создать слушателям условия и возможности освоить в ходе курса  базовые умения и навыки ведения психологической консультативной работы с клиентом.

Место дисциплины в системе высшего профессионального образования

Основы психологического консультирования  являются дисциплиной, ориентированной на то, чтобы слушатель уверенно ориентировался в пестром и динамичном мире психологической практики, который развивается сегодня очень бурно и разнонаправлено. Способность воспринимать  подходы к оказанию психологической помощи человеку, имеющие устойчивую научно-практическую репутацию в психологическом мире, как базовые, определять свое место в пространстве разнообразных вариаций, возникающих на основе тех или иных версий и школ оказания психологической помощи, воспринимающихся сегодня как классические или как модернистские,  – все это невозможно без всесторонней теоретической подготовки в области общей психологии, социальной психологии,  психологии личности, педагогической психологии, клинической психологии, медицинской и патопсихологии.  Таким образом, роль и  место основ психологического консультирования в общем контексте подготовки специалиста с высшим психологическим образованием сводится к тому, что будущий психолог  осваивает особое психологическое пространство, где соприкасаются теоретические  знания и практические навыки, где академическая психология преобразуется в психологию практическую, а последняя – в психологическую практику.

Межпредметные связи. Исходные дисциплины – философия, социология, педагогика, этика, русский язык и культура речи, общая психология, психология личности, социальная психология, педагогическая психология, клиническая психология,  медицинская и патопсихология, методика преподавания психологии.

Последующие дисциплины – различные направления психотерапии, дальнейшее самостоятельное профессиональное самосовершенствование и повышение профессиональной квалификации, осуществляемое слушателем по своей инициативе вне рамок общего учебного плана, в который включен данный спецкурс.


СОДЕРЖАНИЕ ДИСЦИПЛИНЫ

Разделы курса, темы, их краткое содержание

Тема 1. Психологические теории и психологическая практика.

Опыт разведения теоретико-методологического содержания психологической науки на «академические» и психотехнические теории (по Ф.Е.Василюку). Предмет, методы, субъект и ценности психотехнических теорий. Адресат, субъект познания, контакт, процесс и процедуры психотехнического исследования, соотношение предмета и метода (Ф.Е.Василюк). Иллюстрации психотехнической постановки проблемы в психоанализе (З.Фрейд) и в теории поэтапного формирования умственных действий (П.Я.Гальперин); сравнение «академической» гештальт-психологии и «психотехнической» гештальт-терапии.

Тема 2. Современные представления о ведущих факторах развития личности и их влияние на направленность психологического консультирования.

Многогранность феноменологии личности. Источник, движущие силы и социальная ситуация развития личности (Л.С.Выготский). Смысловая сфера личности (Д.А.Леонтьев). Идентификация и усвоение социальных ролей. Психодинамические, поведенческие и клиенто-центрированные подходы к оказанию психологической помощи людям.  Сравнительно-сопоставительный анализ  направленности различных подходов к проведению консультативной работы.

Тема 3. Представления о «нормальной» и аномальной  личности клиента.

Общепсихологические представления об аномалиях личности (Б.С.Братусь). Норма как эталон. Норма как статистически среднее с областью допустимых отклонений (Ю.Б.Гиппенрейтер, А.Н.Рудаков). Норма как функциональный оптимум. Проблема нормы для пограничных состояний сознания (П.Б.Ганнушкин). Представления о психологической норме, действующие в психодинамических, поведенческих и клиент-центрированных группах подходов и методов психологической помощи.

Тема 4. Принципы личностно-центрированного подхода в психологическом консультировании.

 Взаимные представления консультанта и клиента друг о друге и  их влияние на консультативный процесс. Осознанные и неосознанные ожидания клиента, консультативный эффект, возникающий в связи с несоответствием ожиданий. Запрос клиента и его переформулирование. Экзистенциальный и ситуативный запрос клиента. Осознанный и неосознанный компоненты  клиентского запроса.  Парадоксальная интенция как средство помощи в преодолении внутренних запретов. Саморазвивающиеся консультативные возможности парадоксальной интенции (В.Франкл).  «Эмоциональный резонанс» в консультативном общении между психологом и клиентом (Г.И.Марасанов).  «Инверсия уникальности» (Г.И.Марасанов). Метод режиссерской постановки симптома (Ф.Е.Василюк).

Тема 5. Принципы работы психолога-консультанта.

Целесообразность группирования принципов консультативной работы по критерию профессионализма и по критерию этичности консультативных действий.

По критерию профессионализма – ориентированность на проблему клиента в большей степени, чем на предпочитаемые методы, методологию, подход и школу консультирования. Конгруэнтность, эмпатия и аутентичность. Ориентированность на субъект-субъектное общение. Направленность манипулятивных усилий в большей степени на себя с целью саморегуляции, и в меньшей степени на клиента во избежание ошибки, связанной с категоричностью суждений о проблеме клиента и о способах наилучшей помощи. Профессиональное саморазвитие. Обязательность  постоянного личностного и профессионального роста (Е.Т.Соколова).

По критерию этичности консультативных действий – принцип Гиппократа «не навреди!»; принцип контракта с клиентом (обязательство консультанта облегчить эмоциональное состояние клиента; обучить клиента, содействуя его продвижению, росту, инсайту и зрелости, обеспечить клиента способами и методиками изменения собственного поведения) (по Страппу). Конфиденциальность. Соблюдение профессиональных рамок или границ (Е.Т.Соколова).

Тема 6. Фазы сеанса психологического консультирования.

Анализ источника, движущих сил и социальной ситуации клиента. Избегание (преодоление) барьеров общения (Т. Гордон). Ориентация на ромы и ценности клиента. Соучастие клиента в процессе консультирования как соавтора работы над существующей у него проблемой, а не как объекта воздействия со стороны консультанта.  Уровни эмоциональной открытости консультанта («эмоциональный резонанс»).

Психологический «диагноз» клиенту, непроизвольно рождающийся  у консультанта в процессе консультативной встречи. Метод альтернативной версии как средство преодоления эффекта «диагноза».  Совместная с клиентом рефлексия происходящего на встрече, как путь прояснения и повышения эффективности  консультативного  контакта.

Прогноз дальнейшего развития проблемной ситуации клиента. Условность  и вариативность прогноза как способ формулирования рекомендаций. Различие между рекомендацией и советом. Проблема совета.

Типы рекомендаций.

Тема 7.  Диалогический подход в индивидуальном психологическом консультировании.

Особенности эмоционального отношения консультанта к клиенту.  Возможности и ограничения подхода к пониманию проблем клиента как предпосылок его «внутреннего личностного роста». Место клинико-феноменологического анализа в практике консультирования. Концепция диалога (М.М.Бахтин) применительно к психологическому консультированию. Понятие о диалогической интенции (А.Ф.Копьев).

Тема 8. Практика применения диалогического подхода в психологическом консультировании.

«Принцип молчания» (по А.Ф.Копьеву). Психологический анализ, патопсихологический анализ, диалогическая интенция – три направления консультативного процесса, определяющие  пространство отношений консультанта и клиента. Три типа сопротивлений (по А.Ф. Копьеву), препятствующих реализации диалогической интенции (психологическая интоксикация, эстетизация личностных проблем,  стремление клиента пристрастно манипулировать  консультантом).

Тема 9.  Общие эффекты психологического консультирования.

Интерпретация. Эффективность воздействия интерпретации.  Метафора, ее уместность и возможности применения.  Расширение проблемного поля клиента. Работа с субъективно воспринимаемыми клиентом причинно-следственными связями, отягощающими на взгляд клиента решение проблемы.  Эффект отделения проблемы от части субъективно воспринимаемых клиентом причин, и следствий.  Эффекты принятия и отстранения.  Эффект возникновения и укрепления надежды.  Эффект появления новых переживаний. Эффект восприятия клиентом процесса консультирования как последовательности субъективно ценных событий в жизни.  Эффект переформулирования и подмены проблемы.  Эффект готовности клиента  к принятию нового, ранее субъективно неприемлемого решения.

Тема 10. Практика психологического консультирования семьи.

Полоролевые стереотипы и полоролевая социализация.  Динамика эмоциональных отношений (Л.Я.Гозман).  Эмоциональные отношения и социальный контекст.  Современная семья и типы нарушений ее функционирования. Методы семейного психологического консультирования (по Э.Г.Эйдемиллеру и В.В.Юстицкому). Системное консультирование (по Е.Т.Соколовой).  Супружеские проблемы и особенности развития ребенка.  Методы возрастно-психологического консультирования.

Тема 11. Методы психологической помощи при личностных кризисах, связанных с переживанием критических ситуаций.

Проблема оценки тяжести критической жизненной ситуации в контексте  типологического и феноменологического анализа (по Ф.Е.Василюку). Понятие о жизненном мире личности.  Система категорий, описывающая особенности стресса, фрустрации, внутриличностного конфликта, кризиса в разных типах жизненных миров. Личностно-центрированный и  когнитивный подходы к психологической помощи в критических жизненных ситуациях.  Особенности общения с клиентом, переживающим критическую жизненную ситуацию. Фазы переживания стресса. Психологическая помощь при переживании горя  (по Ф.Е.Василюку).  Методы психологической саморегуляции и психологической самопомощи в критических  жизненных ситуациях и при работе  в экстремальных условиях.

Тема 12. Практика психологического консультирования работника сферы управления, государственного служащего, руководителя.

Особености управленческих работников, государственных служащих как клиентов психолога-консультанта. Взаимозависимость и взаимопроникновение группового и индивидуального консультирования по управленческим, организационным, межличностным и личностным проблемам. Лидер и организационная нормозадающая группа – противоречия как предпосылки психологических проблем.  Противоречия в деятельности руководителя – проблемное поле для работы психолога консультанта (противоречия в целях, в функциях, в отношениях).   


ТЕМАТИКА И СОДЕРЖАНИЕ ЛЕКЦИЙ, СЕМИНАРСКИХ И ПРАКТИЧЕСКИХ ЗАНЯТИЙ

Лекция: Психологические теории и психологическая практика

План

  1.  Академические и психотехнические типы теорий.
  2.  Основные подходы к теоретическому осмыслению психологической помощи.
  3.  Психологическое консультирование, психологическая коррекция, психотерапия как уровни оказания психологической помощи.

Литература:

Василюк Р.Е. Методологический анализ в психологии. М., 2003.

Бондаренко А.Ф. Психологическая помощь: теория и практика, Киев, 1997.

Лекция: Представления о «нормальной» и аномальной личности клиента

План

  1.  Отношение и норме в клиенто-центрированном подходе.
  2.  Норма как фукциональный оптимум.
  3.  Норма как осознанный внутриличностный конфликт.
  4.  Тотальность, стабильность, социальная дезадаптация как первичные наблюдаемые проявления аномальной личности.

Литература:

Нельсон – Джоунс Р. Теория и практика консультирования. СПб., Питер, 2000.

Лекция: Фазы сеанса психологического консультирования

План

  1.  Установление эмоционального контакта.
  2.  Расспрос. Техники и приемы.
  3.  Выслушивание, эмпатия.
  4.  Прояснение запроса, осознание эмоционального отношения к проблеме.
  5.  Расширение поля выбора.
  6.  Завершение встречи.

Литература:

Бондаренко А.Ф. Психологическая помощь: теория и практика, Киев, 1997.

Соколова Е.Т. Общая психотерапия М. Тривога, 2001.

Лекция, семинар: Практика применения диалогического подхода в психологическом консультировании

План

1. Диалог как пространство межличностного общения.

2. Консультативные возможности диалога.

3. Диалогическая интенция.

Литература:

Конрев А.. Психологическое консультирование: опыт диалогической интерпретации// Жур-л «Вопросы психологии», 1990.

Фанч, Флеминг. Преобразующие диалоги: Пер. с англ., Киев. Ника-Центр, 1997.

Лекция: Общие эффекты психологического консультирования

План

  1.  Принятие и отстранение как эффект преобразования проблемы.
  2.  Расширение проблемного поля через создание ценностных событий самим фактом консультирования.
  3.  Актуализация внутреннего локуса контроля.
  4.  Осознание проблем клиента.

Литература:

Мей Р. Искусство психологического консультирования, М., 1994.

Кочунас Р. Основы психологического консультирования, М., 1999.

Семинар. Современные представления о ведущих факторах развития личности и их влияние на направленность психологического консультирования.

  1.  Представления о ведущих факторах развития личности, разработанные в рамках психодинамического, поведенческого и личностно-центрированного подходов к психологическому консультированию. Образ клиента в каждом из подходов.
  2.  Направленность психологического консультирования в психодинамическом, поведенческом и личностно-центрированном подходах.
  3.  Взаимосвязи между стратегиями психологического консультирования и представлениями о ведущих факторах  развития личности в каждом из названных подходов.

Ключевые слова, понятия: среда, наследственность, социальная ситуация развития,  движущие силы развития личности,  психологический механизм самопостроения личности, стратегические вопросы психологического консультирования, образ клиента, психодинамический подход, поведенческий подход, личностно-центрированный подход.

Контрольные вопросы:

  1.  Как можно охарактеризовать образ клиента в психодинамическом, поведенческом и личностно-центрированном подходах к психологическому консультированию?
  2.   В чем состоит сущность взаимосвязи между наследственностью, как  одним из ведущих факторов развития личности, и направленностью психодинамического подхода?
  3.  В чем состоит принципиальное отличие между  личностно-центрированным, поведенческим и психодинамическим подходами, если сравнивать   взгляды на личность клиента, сложившиеся в рамках этих подходов?
  4.  Опишите область эффективности каждого из  рассматриваемых здесь подходов.

 

Литература:

Бондаренко А.Ф. Психологическая помощь: теория и практика. Киев, 1997.

Меновщиков В.Ю. Введение в психологическое консультирование. М., 1998.

Соколова Е.Т. Общая психотерапия. –М.: Тривола, 2001.

Семинар.  Принципы личностно-центрированного подхода в практике психологического  консультирования.

  1.  Взаимные представления консультанта и клиента друг о друге. Влияние этих представлений на консультативный процесс.
  2.  Осознанные и неосознанные ожидания клиента, эффект несоответствия ожиданий.
  3.  Запрос клиента и его переформулирование. Экзистенциальный и ситуативный запрос клиента.
  4.  Парадоксальная интенция в практике консультирования. Логотерапия В. Франкла.

Ключевые слова, понятия: эмпатия, конгруэнтность, аутентичность,  парадоксальная интенция, логотерапия, проблемное поле, уникальность, поиск участия,  порочный круг конфликта,  эмоциональный резонанс,  комфортное уныние, радостный дискомфорт, вопросы «на смысл».

Контрольные вопросы:

  1.  В чем сходны и в чем различны представления клиента и консультанта о консультативном процессе?
  2.  Зачем консультант стремится к расширению проблемного поля клиента, не оправдывая его осознанных ожиданий?
  3.  Что такое эмпатия и как она связана с конгруэнтностью, с аутентичностью?
  4.  В чем сущность парадоксальной интенции,  является ли эта психотехника манипулятивной? Да? Нет? Почему (да/нет)?

Литература:

1. Гиппенрейтер Ю.Б., Карягина Т.Д., Козлова Е.Н. Феномен конгруэнтной эмпатии.//ж-л «Вопросы психологии», 1993., № 4. С.61 – 68.

2. Нельсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования – СПб: Изд-во «Питер», 2000.

3. Сара Ф. Файн, Пол Г. Глассер Первичная консультация: установление контакта и  завоевание доверия / Пер с англ. –  М., «Когито-Центр», 2003.

4. Соколова Е.Т. Общая психотерапия. –М.: Тривола, 2001.

Семинар. Принципы работы психолога-консультанта

  1.  Профессиональное самосознание психолога-консультанта.
  2.  Понимание принципов ответственности в различных  концепциях консультирования.
  3.  Анализ конкретных консультативных ситуаций с целью отработки навыка выявления контрпереносов в работе консультанта.

Ключевые слова: профессиональные принципы работы психолога-консультанта, этические принципы работы психолога-консультанта, перенос, контрперенос, нарушения границ, злоупотребления в консультировании и психотерапии, конфиденциальность, принцип Гиппократа.

Контрольные вопросы:

  1.  В чем состоят (или могут состоять) профессиональные принципы работы психолога-консультанта?
  2.  В чем состоят этические принципы работы психолога-консультанта?
  3.  Насколько существенны  этнопсихологические, культурные различия  как факторы, влияющие на принципы работы психолога-консультанта в Европе, России, Китае, США?
  4.  Как, на Ваш взгляд, можно контролировать  требование к консультантам  не нарушать  профессиональные рамки и границы?

Литература:

Бондаренко А.Ф. Психологическая помощь: теория и практика. Киев, 1997. Мэй Р. Искусство психологического консультирования.М.,1994.

Соколова Е.Т. Общая психотерапия. –М.: Тривола, 2001.

Лекция. Диалогический подход в индивидуальном консультировании.

  1.  Особенности эмоционального отношения консультанта к клиенту.
  2.  Концепция диалога применительно к психологическому консультированию.
  3.  Понятие «диалогической интенции». «Принцип молчания».
  4.  Три типа сопротивлений клиента, препятствующих реализации диалогической интенции.
  5.  Способы  консультативного взаимодействия с клиентом, настаивающем на получении совета от консультанта.
  6.  Виды, формы, способы выслушивания клиента.

Ключевые слова: диалог, личностный рост, социально-психологический анализ, патопсихологический анализ, диалогическая интенция, принцип молчания, психологическая интоксикация, эстетизация личностных проблем,  пристрастное манипулирование.

Контрольные вопросы:

  1.  В чем состоит различие между понятиями о диалоге в широком и в узком смыслах?
  2.  Как связаны между собой диалогический подход к консультированию и проблема «выгорания» консультанта?
  3.  В чем сущность готовности консультанта к диалогу, и чем готовность консультанта к диалогу с клиентом отличается от готовности клиента к диалогу с консультантом?
  4.  Охарактеризуйте основные признаки каждого из трех  видов закрытых  состояний клиента?
  5.  Что делать и как вести себя консультанту, когда клиент настаивает на получении совета?
  6.  Какие факторы влияют на улучшение эмоционального контакта между консультантом и клиентом? Как консультанту, поддерживая эффективный и насыщенный эмоциональный контакт с клиентом, не  утратить своей консультативной позиции?
  7.  Как, используя выслушивание, эффективно управлять вниманием клиента? Почему это может привести к  снижению качества эмоционального контакта?

Литература:

Бондаренко А.Ф. Психологическая помощь: теория и практика. Киев, 1997.

Копьев А.Ф. Психологическое консультирование: опыт диалогической интерпретации. //ж-л «Вопросы психологии», 1990, № 3. С.17 – 25.

Копьев А.Ф. Диалогический подход в консультировании и вопросы психологической клиники. // Моск. Психотерапевт. Ж-л., 1992., № 1. С.33 – 48.

Соколова Е.Т. Общая психотерапия. –М.: Тривола, 2001.

Фанч, Флеминг Преобразующие диалоги: Пер.с англ. –  Киев: Ника-Центр, 1997.

Семинар.  Практика психологического консультирования семьи.

  1.  Полоролевая социализация и динамика эмоциональных отношений в паре.
  2.  Современная семья и типы  нарушений ее функционирования.
  3.  Методы семейного психологического консультирования.
  4.  Супружеские проблемы и особенности развития ребенка.
  5.  Методы возрастно-психологического консультирования.

Ключевые слова: структурная семейная терапия, разобщенные семьи, семьи с запутанными взаимосвязями,  реструктурирование семьи, жизненный цикл семьи, типы нарушений  общения с ребенком  (эмоциональное отвержение, потворствующая  гиперпротекция и т.п.), игровые методы  возрастно-психологического консультирования, систематическая десенсибилизация, автоматизмы семейного поведения,  семейные сценарии,  внутренняя картина семейной жизни, несоответствие субъективных представлений членов семьи об их общей семейной жизни,  динамика семьи,  манипулятивный запрос, «наивная семейная психология»,  позитивное моделирование, семейные мифы, семейный контракт, функции семьи.

Контрольные вопросы:

  1.  В чем состоят основные  виды нарушений функционирования семьи?
  2.  По каким принципам строится изучение семьи во время консультативного приема?
  3.  В чем состоят методы психотерапевтической коррекции семейных взаимоотношений?
  4.  Опишите сущностные характеристики семейного консультирования.

Литература:

Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. Изд. 2-е. М.,2000

Соколова Е.Т. Общая психотерапия. –М.: Тривола, 2001.

Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. СПб., 1999

Семинар.  Методы психологической помощи при личностных кризисах, связанных с переживанием критических ситуаций

  1.  Анализ субъективной тяжести критической ситуации.
  2.  Категории, описывающие особенности стрессового состояния человека. Фазы переживания стресса.
  3.  Психологическая помощь при переживании горя.
  4.  Особенности общения с клиентом, находящимся в критической жизненной ситуации.

Ключевые слова: стресс, фрустрация, отрицание, реорганизация переживания, личностный кризис, психотехника переживания, принятие, подмена проблемы, отстранение, шок, острое горе,  отчаяние; надежда, создание ценных событий, символизация переживаний.

Контрольные вопросы:

  1.  Какова последовательность  этапов переживания горя утраты?
  2.  В чем состоят особенности консультативной работы  с клиентом, находящимся на каждом из описанных в литературе этапов переживания горя? Есть ли общее между этими особенностями и спецификой  психологической помощи человеку, переживающему ту или иную фазу стресса?
  3.  Как строится  общение консультанта и клиента, когда они выходят на реализацию возможности символизировать отягощающие клиента переживания? В чем предназначение символизации переживаний?

Литература:

  1.  Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. Изд. 2-е. М.,2000
  2.  Василюк Ф.Е.  Методологический анализ в психологии. М., 2003.
  3.  Кочунас Р. Основы психологического консультирования. М., 1999.
  4.  Соколова Е.Т. Общая психотерапия. – М.: Тривола, 2001.

Семинар. Практика психологического консультирования работника сферы управления, госслужащего, руководителя.

  1.  Особенности управленческих работников как клиентов психолога-консультанта.
  2.  Программно-целевые направления консультативной активности психолога в работе с  руководителями, управленцами, госслужащими.
  3.  Психотехника «нормализации» мнения меньшинства в организационной нормозадающей группе  клиента.

Ключевые слова:  «проблемное месиво», образ желаемого будущего, ключевые факторы успеха, отсроченный эффект, конкретизация, прояснение противоречий, осознание субъективных  долженствований и ограничений.

Контрольные вопросы:

  1.  В чем состоят особенности руководителя как клиента психолога-консультанта?
  2.  Какие задачи позволяет решать психотехника «нормализации» мнения меньшинства?

Литература:

  1.  Деркач А.А. Марасанов Г.И. Психолого-акмеологическое консультирование кадров управления. М., 1996.
  2.  Капустин П.А. Управленческое консультирование для руководителей. – СПб., 2000.
  3.   Марасанов Г.И. (редактор-составитель) Психолог в организации: Советы профессионалов. – М.: «Когито-Центр», 2002.
  4.  Мастенбрук У. Управление конфликтными ситуациями и развитие организации./Пер. с англ. – М.: 1996.

Круглый стол: Итоги самостоятельной работы студентов.

Темы выступлений:

  1.  Психологическая составляющая непсихологического запроса клиента-руководителя.
  2.  Особенности эмоционального контакта с клиентом на первой встрече.
  3.  Специфика заключения контракта с клиентом, ориентированном на решении проблем управления своими подчиненными.
  4.  Уместность использования элементов рационально-эмотивной психотерапии в работе с клиентом-руководителем.
  5.  Критерии завершения консультирования.


Вопросы для подготовки к итоговому тестированию и экзамену

  1.  Психотехническая теория: предмет и позиция исследователя.
  2.  Психодинамические подходы к консультированию: позиция консультанта, отношение к свободе и ответственности клиента, основной метод.
  3.  Поведенческие подходы к консультированию: позиция консультанта, отношение к свободе и ответственности клиента, основной метод.
  4.  Личностно-центрированные подходы к консультированию: позиция консультанта, отношение к свободе и ответственности клиента, основной метод.
  5.   Представление о норме и аномалии клиента, действующие в различных концепциях психологического консультирования. Общепсихологические подходы к пониманию нормы и патологии.
  6.  Сущностные характеристики личностно-центрированного подхода: основные понятия, направленность и цель консультирования, особенности работы с ожиданиями клиента.
  7.  Начальные состояния клиентов и примерные приемы работы с ними (по А.Ф. Копьеву).
  8.  Понятие о диалогической интенции. Типы сопротивлений клиента, препятствующие реализации диалогической интенции (по А.Ф. Копьеву).
  9.  Фазы психологического консультирования. Особенности консультативной работы на фазе анализа запроса.
  10.  Фазы психологического консультирования. Особенности консультативной работы на фазе диагноза.
  11.  Фазы психологического консультирования. Особенности консультативной работы на фазе прогноза.
  12.  Фазы психологического консультирования. Особенности консультативной работы на фазе рекомендаций.
  13.  Эффекты психологического консультирования.
  14.  Психологическая консультативная работа с группой.
  15.  Консультирование по проблемам супружеских отношений. Динамика эмоциональных отношений.
  16.  Современная семья и типы нарушений ее функционирования.
  17.  Методы консультирования по проблемам супружеских отношений: примеры конкретных консультативных схем.
  18.  Возрастно-психологическое консультирование: принципы и методы.
  19.  Особенности консультирования клиента в критических для него жизненных ситуациях. Типы поведения в критических ситуациях.
  20.  Типы субъективных представлений клиента (жизненных миров) и категории, описывающие соответствующие особенности переживания критических ситуаций (по Ф.Е.Василюку).
  21.  Психологическая помощь при переживании горя (по Ф.Е.Василюку).
  22.  Фазы переживания стресса. Методы психологической помощи и самопомощи в стрессе.
  23.  Особенности психологического консультирования управленческих кадров государственных служащих и руководителей.
  24.  Цели и стратегии консультативной  работы с управленческими работниками, государственными служащими, руководителями.
  25.  Трехкомпонентная модель консультирования руководителей, госслужащих, управленческих работников ( «И-Г-Д»).
  26.  Понятие об организационной нормозадающей группе и основные подходы к работе с ней психолога-консультанта.
  27.  Особенности психологического консультирования госслужащих, руководителей, управленческих работников.
  28.  Типология состояний организационной нормозадающей группы и соответствующая направленность работы психолога-консультанта.
  29.  Критерии эффективности психологического консультирования госслужащих, руководителей, персонала управления.
  30.  Показатели эффективности психологического консультирования госслужащих, руководителей, персонала управления.
  31.  Уровни эффективности психологического консультирования госслужащих, руководителей, персонала управления.


Условия проверочных заданий  по моделированию и анализу консультативных случаев и ситуаций

Инструкция к проверочному заданию

1. Вам необходимо ознакомиться с  записью встречи консультанта и клиента.

2. После этого следует ответить  на вопросы, связанные с  этой встречей. (Вопросы прилагаются).

3.  Сравните свои ответы с ответами на эти же вопросы,  предложенные психологами-консультантами и психотерапевтами, имеющими разный уровень профессионализма, от начинающих, до наиболее авторитетных и признанных специалистов.

Вопросы к текстам консультативных встреч:

  1.  Что удалось консультанту в процессе работы с клиентом?
  2.   Что не удалось консультанту в работе с клиентом?
  3.  Где, в каких моментах встречи можно заметить, что клиент переносит свои проблемные отношения со значимыми для него людьми на отношения  с консультантом? Реагирует ли как-то консультант на подобные явления? Если да, то насколько эта его реакция помогает клиенту в преодолении своих проблем?
  4.  Где, в каких моментах встречи можно особенно явно усмотреть влияние личностных особенностей консультанта, элементы переноса его проблем на  процесс работы с клиентом? Осознает ли, по Вашему мнению, консультант возникновение подобных явлений? Заметна ли его реакция на это, и является  ли эта реакция  сообразной с целями психологической помощи?
  5.  Какие этапы, фазы, части, ключевые моменты встречи можно выделить и по каким критериям эти части легче всего различать?
  6.  Как можно реконструировать, воссоздать динамику переживаний клиента, развивавшуюся на каждом этапе встречи?
  7.  Чего, на Ваш взгляд, хотел получить клиент от встречи с консультантом?
  8.  Какие рекомендации следовало и не следовало дать клиенту?
  9.  Какие рекомендации Вы бы дали консультанту?
  10.  Какова, по Вашему мнению, степень удовлетворенности клиента встречей с консультантом?
  11.  Какова, по Вашему мнению, степень удовлетворенности консультанта своей работой?
  12.  Какие еще соображения возникают по прочтении данного текста?

Условия и методика проведения тестирования по дисциплине.

Тестирование по дисциплине «Основы психологического консультирования» проводится  по методике, сущностью которой является проверка способности и готовности испытуемого в реальном режиме времени  отвечать на вопросы, снабженные некоторым количеством вариантов ответов, среди которых один или несколько ответов являются условно правильными. Особенность дисциплины такова, что здесь правильность ответа часто зависит от того, в русле какого подхода  воспринимается поставленный вопрос.  Учитывая это, перед каждым вопросом  помещена ссылка на теоретико-методологический контекст, в рамках которого предполагается получить ответ от испытуемого.  Это является  фактором, ориентирующим   человека, проходящего тестовую проверку в том, какая направленность и какая концептуальная основа подразумевается в связи с поставленным вопросом.

Каждая из предложенных задач отражает какую-либо одну проблему психологического консультирования, важную в профессиональном плане. Все задачи снабжены разными вариантами ответов. Задача считается решенной, если выбранный ответ совпал с тем, что принят  в указанной перед вопросом концепции за правильный. Если совпадения не возникло, то у слушателя есть возможность самостоятельно подготовиться к очередному тестированию, обратившись к рекомендованной для каждого вопроса литературе. Ссылки на эту литературу даны в каждой задаче. Для удобства и ускорения работы, кроме литературного источника, послужившего основой для формулирования задачи, указаны постраничные ссылки на то место в источнике, где обсуждается изложенная в задаче проблема.

Как уже было указано выше, правильным ответом по условиям тестирования считается тот, который предлагает  автор, работа которого послужила основой для постановки той или иной задачи или вопроса. Это, конечно же, не означает, что остальные, придуманные и предложенные варианты ответов категорически неверны. Они, может быть и верны, но не являются  совпадающими с мыслью и логикой размышления  того специалиста,  текст которого стал источником   постановки вопроса, и породил  альтернативные варианты ответов. Каждый из вопросов,  содержащихся в данной работе, является, по сути дела, неплохим началом для дискуссии на учебном семинаре, а может быть и  темой  обсуждения среди  профессионально работающих консультантов. Так, что, проверяя свою точку зрения, выбирая подходящий вариант ответа, слушатель может сопоставить свои научно-практические представления о предмете со взглядами авторов, каждый из которых является признанным авторитетом в области психологического консультирования и психотерапии.


УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ

2.1 Перечень основной и дополнительной литературы

Основная:

1. Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. Изд. 2-е. М.,2000.

2. Бондаренко А.Ф. Психологическая помощь: теория и практика. Киев, 1997.

3. Василюк Ф.Е.  Методологический анализ в психологии. М., 2003.

4. Деркач А.А. Марасанов Г.И. Психолого-акмеологическое консультирование кадров управления. М., 1996.

5. Капустин П.А. Управленческое консультирование для руководителей. – СПб., 2000.

6. Копьев А.Ф. Психологическое консультирование: опыт диалогической интерпретации. //ж-л «Вопросы психологии», 1990, № 3. С.17 – 25.

7. Копьев А.Ф. Диалогический подход в консультировании и вопросы психологической клиники. // Моск. Психотерапевт. Ж-л., 1992., № 1. С.33 – 48.

8.  Мэй Р. Искусство психологического консультирования. М.,1994.

9. Нельсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования – СПб: Изд-во «Питер», 2000.

10. Сара Ф. Файн, Пол Г. Глассер Первичная консультация: установление контакта и  завоевание доверия / Пер с англ. –  М., «Когито-Центр», 2003.

11. Соколова Е.Т. Общая психотерапия. –М.: Тривола, 2001.

12.  Фанч, Флеминг Преобразующие диалоги: Пер.с англ. –  Киев: Ника-Центр, 1997.

13.  Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В. психология и психотерапия семьи. СПб., 1999

Дополнительная:

1. Гиппенрейтер Ю.Б., Карягина Т.Д., Козлова Е.Н. Феномен конгруэнтной эмпатии.//ж-л «Вопросы психологии», 1993., № 4. С.61 – 68.

2. Кочунас Р. Основы психологического консультирования. М., 1999.

3. Марасанов Г.И. (редактор-составитель) Психолог в организации: Советы профессионалов. – М.: «Когито-Центр», 2002.

4. Мастенбрук У. Управление конфликтными ситуациями и развитие организации./Пер. с англ. – М.: 1996.

5. Меновщиков В.Ю. Введение в психологическое консультирование. М., 1998.


МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ДЛЯ СТУДЕНТОВ

Примеры проверочного задания  по моделированию и анализу консультативных случаев и ситуаций.

Консультативный случай «Потерял уверенность в себе»

Это была вторая  встреча с Вадимом, которая  прошла уже без траты времени на взаимное прощупывание. В предыдущий раз для   меня были сняты хотя бы первые неясности, связанные с ожиданиями  моего нового клиента, а Вадим, как я понял, в свою очередь тоже определился с тем, нужен ли ему такой консультант, как я. Вот несколько фрагментов записи нашей беседы. Реплики Вадима  далее обозначены буквой В., а реплики консультанта – буквой К.

(Ф.1) В.:  Признаюсь, меня задело за живое Ваше сопоставление моей неуверенности в себе и моей неуверенности в людях, которые меня окружают.

К.:  То есть, Вы возвращались в мыслях к этой связи.

В.: Да. С одной стороны, эта связь выглядит надуманно. Но, когда я знаю, что мне ждать от людей, на которых я вынужден полагаться, я сам себя увереннее чувствую. Отсюда, я вижу, что мне полезно изучать тех, с кем работаю, что я и делаю, что и приносит мне дополнительные треволнения, поскольку изучать их можно бесконечно, а уверенности это не прибавляет.

К.:  Уверенности в чем-то конкретном.

В.: Уверенности в том, что они не подведут, справятся с работой, с делом, что не соблазнятся на предложения конкурентов, что, … ну, в общем, …

К.: Да. … Получается, что знать своих людей и изучать их полезно. Это помогает чувствовать себя увереннее в  делах. В то же время, изучай, не изучай,  нет гарантии, что докопаешься до сути каждого. Отсюда дополнительные треволнения, не прибавляющие уверенности.

В.: Замкнутый круг.

К.: Параллельные плоскости, если уж геометрию вспоминать.

В.: Не понял.

(Ф.2) К.: Вы же не откажетесь от изучения и анализа своих ключевых сотрудников только потому, что это не избавляет Вас от состояния неуверенности в завтрашнем дне.

В.: Конечно, нет.

К.: Вот.

В.: Простите, но я Вас не понимаю, все таки.

К.:  Работа со своим ближайшим окружением, это одно, согласитесь. Вы сами знаете, что это все же придает уверенности в делах, но не избавляет от треволнений раз и навсегда, да?

В.: Да.

К.: А забота о себе, о том, чтобы, по возможности, не теряться из-за накатывающего состояния неуверенности в себе, это – другое, так?

В.: Так. …

Вадим помолчал. Потом, как будто бы спохватившись, продолжил.

В.: То есть, Вы  разделяете?

К.: Мне кажется, и Вы разделяете…

(Ф.3) В.: То есть, получается, что я просто, сам по себе, неуверенный в себе человек.

К.: Вы что, действительно так себя ощущаете?

В.: Да не хочется, вообще-то.

К.: Ну, можно, например, по-другому к себе отнестись. Вы же ведете этот непростой бизнес. И у Вас это, в общем-то, получается. Ведь это так?

В.: И что из того?

К.: Значит, Ваша, как Вы ее называете, неуверенность в себе, Вам, по меньшей мере, не мешает. Логично?

В.: Ощущать  ее противно, вот что.

К.: И все же. С бизнесом мы можем эту Вашу неуверенность уже не связывать, да?

В.: По логике, да.

(Ф.4) К.: Теперь вопрос. Вы ее сами с чем связываете?

В.: С собой.

К.: Ага. Значит, в Вас эта неуверенность постоянно звучит, присутствует, обнаруживает себя, Вы ее постоянно, каждый миг ощущаете, то есть, Ваша неуверенность в себе, это Вы и есть. И не бывает ситуаций, где бы Вы с ней расставались. Я ничего не напутал? Все именно  так?

В.: Вы сгущаете краски. Это уж слишком. Вы это уже как-то абсолютизируете. Ну, я понимаю. Вы хотите, чтобы я Вам сказал, что это не совсем так, что это все слишком категорично. Вы этого от меня добиваетесь. Пожалуйста. Говорю. Это не так. Есть моменты и их великое множество, при которых я забываю об этой своей особенности, и состояние неуверенности меня не захватывает. Что у Вас дальше по Вашей методике. Вы же на мне методику какую-то применяете. Я правильно догадался?  Да или нет?

(Ф.5) К.: Конечно. Вы же этого от меня добиваетесь? Попробовал бы я сейчас сказать нет. Мигом бы вылетел из кабинета. Вы часто орете на подчиненных в подобной манере?

В.: Извините, но это Вы спровоцировали.

К.: То есть, если Вас правильно, как Вы говорите, спровоцировать, то от Вашей неуверенности в себе не остается и следа.

В.: Да, в данный момент неуверенности я не испытывал.

К.: Знаете, что сейчас для меня важно?

В.: Ну, что, говорите. Я распоряжусь, и принесут.

К.: Спасибо, буду иметь в виду.  Для меня важно то, что Вы уже, как минимум, пару раз за все время разговора назвали  свою неуверенность не своей особенностью, как Вы называли ее раньше, а своим состоянием. Это для меня важно. Пусть, кстати, чаю принесут, раз такие  у Вас возможности открываются.

(Ф.6) В.: А что тут важного-то? Опять какая-нибудь методика началась?

К.: Да нет. Не знаю, вообще. В консультировании любой чох методикой  можно назвать. Я сейчас  вот о чем. Если Вы воспринимаете свою неуверенность как  некое присущее Вам качество, свойство, тогда одно дело. Ампутация. Если не жалко, конечно. Столько выгод это свойство Вам дает, как я уже понял, и так Вы этим упоительно пользуетесь, просто голова кружится от зависти. Но, это так, реплика по ходу дела. Это не обязательно. Это вырвалось. Вот, что главное для меня из услышанного от Вас.  Вы стали называть неуверенность всего лишь состоянием своим. А ведь любое состояние – это нечто временное. Приходит и уходит. Здесь ампутация не нужна. Здесь другое нужно.

В.: Что?

К.: А то, чем вы занимаетесь профессионально. Тут нужно управление. Руководство.

В.: А, Вы имеете в виду, что этим состоянием нужно управлять, да?

К.: Конечно. Оно же то появляется у Вас, то нет. Вот сейчас, когда Вы мне сообщили о том, что можете сказать мне то, что я, по Вашему, хочу от Вас услышать. И дальше, когда Вы  рассказали о своем состоянии неуверенности, которое иногда захватывает Вас в тот момент, когда Вам это мешает, а бывает, Вы  и не вспоминаете о нем. Вот в  момент говорения всего этого как Вам было? Это что за состояние, его можно как-то назвать?

В.: А черт его знает.

(Ф.7) К.: Пусть оно так будет пока называться. Вот это «черт-его-знает» какое состояние, оно Вам очень мешало, когда Вы мне это все говорили, находясь в нем?

Вадим на некоторое время замолчал. Он смотрел мимо меня куда-то в сторону и вниз, несколько наклонив голову. Выражение лица его походило на те, что можно наблюдать у людей, сидящих в консерватории и слушающих классическую музыку.

В.: А Вы знаете, мешало. Я был раздражен, мне это было неприятно. Я шел на поводу у своего раздражения. Мне хотелось бы все это сказать Вам более спокойно, но Вы меня задели.

(Ф.8) К.: Означает ли это, что ситуация, при которой какое-либо эмоциональное состояние, не обязательно состояние неуверенности в себе, Вами овладевает, и Вы не очень можете его контролировать, то есть управлять своим состоянием, такая ситуация для Вас не редкость?  

В.: В общем, скорее всего, да, именно так. Это так. Да. Действительно. Я очень часто прокручиваю назад свои  самые разные ситуации общения с теми или иными людьми, потому, что бываю недоволен тем, как попадаю под воздействие со стороны этих людей и мной овладевает та или иная эмоциональная волна, которая мне мешает.

Далее Вадим стал приводить примеры того, как это происходит. Он очень увлекся, разгорячился, стал быстро говорить. Он просто делился со мной, как он выразился, «морокой», оттягивающей у него силы и «мотающей нервы». Он рассказывал, как однажды растерялся перед откровенно бесцеремонным обращением с ним одного чиновника, который должен был подписать какое-то разрешение. Этот чиновник подписал бы необходимую бумагу в любом случае, поскольку ему порекомендовали это сверху. Но, по каким-то причинам, может быть как раз из-за давления на него сверху, этот начальник крайне хамски общался  с Вадимом. Вадим, сам того почти не замечая, неожиданно для себя начал разговаривать с этим чиновником как униженный проситель,  что  выбило Вадима из колеи на весь день.

Вадим приводил примеры подхалимски заискивающего поведения одного из сотрудников, пришедшего нему «за правдой», умолявшего отменить выговор и денежный начет, наложенный на него его непосредственным руководителем.   Вадим рассказывал о чувстве брезгливой неприязни к этому сотруднику, и об одновременно с этим возникших переживаниях стыда, неловкости, замешательства, вызванных уже самим фактом осознания неприязни.  Затем были еще примеры, но порыв и увлеченность рассказчика   стали угасать, и я позволил себе перебить его.  

(Ф.9) К.: У меня получается две догадки. Первая. Дело не в неуверенности в себе. Неуверенность в себе, это частный случай проблемы. Вторая догадка. Вы связываете возникновение той или иной нежелательной для Вас и мешающей Вам эмоциональной волны с воздействием на Вас других людей. Как Вам догадки?

В.:  Вторая догадка, это и не догадка вовсе, а точно то, что есть. С частным случаем не понял.

К.: С частным случаем  получается вот что. Вы мне рассказали уже столько примеров, где не только чувство неуверенности становится Вам неподконтрольно, но и разные другие чувства, состояния, переживания. Вам противно, что  Вы против своей воли чувствуете унижение. Видимо, Вас  оскорбляет не столько само переживание этого чувства, сколько  то, что Вы оказались не способны быть непроницаемым для эмоционального воздействия презираемого Вами человека. Вы его презираете, а он смог заставить Вас   почувствовать унижение. Вы бы и хотели его игнорировать, да не смогли. Одно дело вида не подать,  совсем другое – действительно не поддаваться на манипуляции. Здесь про неуверенность трудно говорить. Здесь Вы про унижение рассказывали. Или, точнее, даже, про свою восприимчивость. Ну не можете не откликнуться чувством на эмоциональную зацепку.  Ну, и другие примеры Вы только что приводили с таким жаром. Вы их лучше меня помните. Там тоже  слов про неуверенность не было особенно заметно. Поэтому я и говорю про частный случай. Да и в неуверенности ли здесь дело-то, а?

В.: Да-а…  Мне это больше кажется про меня, чем вся эта ерунда про неуверенность. Действительно. А что, я произвожу впечатление такого ранимого человека?

(Ф.10) К.: Ну как Вам больше нравится, быть эмоционально тупым или  способным откликаться на чувства и переживания другого?

В.: Это понятно. Опять Вы задаете риторические вопросы. Неужели Вы не понимаете! Я же попадаюсь на какие-то эмоциональные крючки, мной манипулируют, вот что тревожит!

К.: Но ведь нам никто не мешает обнаружить, прояснить, разобраться, что способствует заглатыванию Вами эмоционального крючка. Вы ведь не будете утверждать, что реагируете буквально на все и вся. Я себе представляю. Полный рот эмоциональных крючков.

В.: Шутка  неплохая. Вы, прямо, мастер все доводить до абсурда.

(Ф.11) К.: Скажите, Вадим, а Вы заметили, как Вы мне это все говорили?

В.: Как?

К.: Насколько громче, возбужденнее и быстрее Вы стали говорить, когда сказали про вопрос риторический и  про то, что, неужели  я Вас не понимаю?

В.: Ну, меня стало раздражать то, что Вы уже второй раз пытаетесь вопросами куда-то меня подвести, получить от меня желаемый Вами ответ. И что?

К.: Похоже ли это мое поведение на забрасывание эмоциональных крючков, которые Вы заглатываете и раздражаетесь по этому?

В.: Очень. Конечно. Еще бы. Так вот Вы какой, северный олень! Вы просто элементарный провокатор, а не консультант. Да-а. Интересная у Вас работенка. Наверное, Вам и по очкам  иногда доставалось?

К.: У меня очки специальные, небьющиеся. Нам, консультантам, такие выдают.

В.: И молоко, за вредность?

К.: И доплату на лечение. Но, заметьте, Вадим, теперь Вы пытаетесь вышучивать момент, который мне кажется существенным. Зачем Вы это делаете? Вы прячетесь?

В.: Вот еще. Просто противно, когда элементарно разводят.

К.: Это я Вас развожу?

В.: Естественно Вы. Кто же еще?

К.: Развожу, развод, разведение… Вы же какой-то сейчас конкретный смысл в этот жаргон вложили…

В.: Мне противно, меня раздражает, выводит из себя, если хотите, цепляет как крючком, когда я замечаю, что мной пытаются управлять, манипулировать, разводить меня, в общем. Понятно?

К.: А Вам?

В.: Что Вам?

К.: Вадим, Вы знаете, что Вы мне только что сказали?

В.: Да. Я, пока еще в сознании. А что? Что-то не так? Или Вы опять надо мной эксперимент будете ставить?

К.:  Эксперимент – это скучно. Тут другое. Вы же сейчас сами ответили на вопрос о том, что заставляет Вас реагировать, терять самообладание, заглатывать эти эмоциональные крючки, становиться игрушкой в руках манипулятора!  Во как сказал! А?

В.: То есть…

К.: То есть, Вы начинаете теряться, когда обнаруживаете, что Вами пытаются управлять. Заметьте, не я это предложил!

В.: И что тут радоваться-то так?

(Ф.12) К.:  А вы можете теперь лучше контролировать ситуацию. Вы же знаете за собой, что, как только Вы обнаруживаете, что Вами пытаются управлять, это Вас раздражает, заводит, ну, там, что это у Вас вызывает, вам виднее… В общем, Вы теряете самообладание, или, попросту говоря, вы теряетесь. При этом, можете эмоционально реагировать самым разным образом. Можете заискивать, как перед чиновником, можете чувствовать неуверенность, можете ругаться, как на меня только что…

В.:   То есть, как только я почувствую раздражение, это значит – крючок.… А если я его не почувствую, а все равно крючок зацепит?

К.:  А Вы когда чувствуете раздражение?

В.: Когда мной пытаются управлять.

К.: Наверное, не только это условие. Наверное, есть еще что-то. Вот Вы скажите, Вы ожидали от чиновника такого хамства? Ведь нет? Я не буду задавать риторический вопрос. Мне кажется, Вы ответите мне «нет».

В.: Отвечу.

К.: Когда Вы только что на меня начали наседать, Вас задело то, что я, как Вам показалось, сделал попытку добиться от Вас того, что мне нужно, то есть, поруководить Вами, да?

В.: Да, задело. Признаюсь, я от Вас этого не ожидал.

К.: Вы  от меня этого  не ожидали?

В.:  Не ожидал.

К.: Получается два условия, выполняя которые, Вас можно зацепить. Вами нужно пытаться руководить. Мало этого. Вами нужно начать руководить так и тогда, когда Вы этого не ожидаете. То есть, Вас надо брать врасплох.  Ну, все теперь я буду Вами управлять. Я Вас раскусил. Это Ваша ахиллесова пята, это Ваша игла в яйце, которое в утке, которая в сундуке, который на дубе…

(Ф.13) В.: Да подождите Вы сыпать словами. Что Вы сейчас сказали, это, что серьезно, или опять Ваши заморочки-шуточки?

К.: Вадим, сами-то Вы как думаете? Это же Ваша кухня, не моя. Мне-то что? Поговорил с Вами и пошел домой щи есть. А Вам жить.

В.: Вы опять продолжаете ерничать. Вы так со всеми клиентами? Как Вас только люди терпят? Вы же людей презираете?

К.: Ну зачем так серьезно. Кроме того, о других по себе судить… Ну, сами понимаете.

В.: Если Вы не хотите больше со мной работать, то так и скажите, а эта Ваша манера…

К.: Какая, какая, какая, какая манера?

В.: Ну вот сейчас Вы что себе позволяете? Что Вы тут вытворяете, я не знаю просто.

К.: Вадим, Вы, конечно, меня простите, но я не мог просто удержаться. Если  мы с Вами вместе осознаем,  осмыслим, научимся  опознавать появление этих двух признаков в поведении собеседника – стремление поруководить Вами и неожиданное проявление, неожиданная для Вас форма, в которой воплощается это стремление, то мы можем стать более защищенными от эмоциональных крючков. А сейчас, за что я извинился-то? Что это было-то? Не очередной ли эмоциональный крючок, сляпанный тупо по схеме? Я стал вести себя с Вами в неожиданной для Вас манере и попытался опять порулить  Вами.

В.: Да… Да.

Вадим как-то сник, соглашаясь со мной. Он выглядел несколько подавленно.

(Ф.14) К.: Как Вам это?

В.: Я и без этих прояснений все это чувствовал. И неожидаемое поведение меня из колеи выбивает часто. Не всегда, конечно, но… хотелось бы пореже. Мне удобнее всего разговаривать с человеком, которому не то, чтобы ничего от меня не надо было, с таким, кто… открыто говорит, что он хочет, почему я должен это дать или сделать, почему это ему надо. Если вообще речь заходит о взаимных делах, обязательствах… Но, с такими людьми приходится встречаться довольно редко. Вот с Вами, например. Вы – собеседник. Я понимаю, что это Ваша профессия, и, тем не менее, разговаривать с Вами можно. Но в большинстве случаев люди либо заискивают, комплименты говорят,  льстят самолюбию, кто как умеет. Иногда очень виртуозно получается. Либо наседают, берут на нахрап, или общаются высокомерно,  через губу, спесиво, типа, тебе надо, так проси. Сплошное чванство. Или запанибрата начинают. Ужас. Не с кем поговорить.

К.: М-да.

В.:  В общем, получается, что это часть моей работы, без которой дело мое не пойдет…. (пауза).  И никакой Степан мне не заменит меня самого. Я с Вами  тут это все по  разбирал, на полочки по раскладывал, и прихожу к выводу, что мне  сопровождающие мастера разговорного жанра на переговорах и на встречах не нужны. Самому нужно это дело делать. Честно говоря, я Степана почему привлекал? Потому, что он, как мне кажется, все-таки мастерски общается, раскручивает людей на разговор, на откровенность даже иногда, такой душа общества. Было намерение у него подучиться этому. Но, получилось наоборот. Не я у него подучиваться стал, а он меня стал учить, поучать, воспитывать, в общем, как я сейчас понимаю, манипулятор он….

Весь этот текст Вадим проговорил, глядя куда-то в сторону от меня. Он говорил как бы не со мной. Затем он  замолчал и сидел некоторое время с сосредоточенным видом.  Потом вроде как спохватился. Поднял на меня взгляд, ставший вновь  решительным, и продолжил уже мне.

(Ф.15) В.: А по поводу неожиданных для меня фокусов и выкрутас, которые допускают мои уважаемые партнеры, коллеги, сотрудники, это, действительно, задевает, вызывает у меня какие-то мутные  чувства, раздражает, провоцирует меня на неудовлетворяющее меня поведение, которое часто выглядит как моя неуверенность в себе.  Что делать с этим?

К.: А мы с Вами уже практически и определили, что. Во-первых, сразу фиксировать момент начала зацепки, момент забрасывания к Вам эмоционального крючка.  Этот момент мы фиксируем с Вами, опознавая его по двум признакам. Один признак – неожиданность в поведении собеседника. Другой – Ваши же мутные, как Вы их назвали, чувства, начинающие накатывать на Вас.  Все. Этого достаточно, чтобы сказать себе – это крючок.

В.: Здесь я уловил, схватил и принял. Особенно после Ваших демонстративных крючков. А дальше?

К.:  Ну, дальше-то Вы сами решите, что Вам с этой ситуацией и с этим собеседником делать. Вы же уже будете в ином состоянии. Вы же уже будете осознавать происходящее. Вы же свободны! Вы  обнаружили крючок.

(Ф.16) В.: И все же… Делать-то в этой ситуации что?

К.: А давайте пофантазируем. Что бы вам хотелось делать в той ситуации с хамом-чиновником. Вы же весь вопрос проработали, почву подготовили, все было предрешено, и вдруг он вот такой перед Вами. Неожиданно. Противно. Давит. Учит жизни. А Вы? Если сейчас дать волю фантазии. Вот Вы, вот, что?

В.: Ну-у-у! Я… Я бы ему сказал,  голубчик Вы мой, как я Вас понимаю, как же Вам непросто здесь. Крепитесь. Вы нужны Родине! Что-нибудь в этом духе.

К.: А я теперь – это чиновник как будто. Я Вам, молодой человек, так скажу. Если все так  будут как Вы, Вы можете себе представить? Мне даже разговаривать с Вами не следовало бы. Откуда только Вы такие взялись-то сразу? Повсплывали откуда-то. Так. Вы мне как чиновнику будете подыгрывать, или нет? Ответьте же что-нибудь, а не то я вообще из роли никогда не выйду. Ну?

В.: А, а Вы-то, я смотрю, не утонули в переломные-то времена? Я уж не буду как Вы, про то, что всплывает, но ведь плаваете-то на поверхности. Ничего так. Я и говорю Вам, что Вы Родине нужны и я к Вам всей душой…

Так мы  с Вадимом разыгрывали ситуации, в которых он пытался хулиганить, импровизировать, задавать прямые вопросы манипулирующим собеседникам. Собеседников изображал я. Он меня поправлял, если  я показывал его знакомых непохоже. Затем он сам показывал мне своих знакомых для того, чтобы мне было проще ему подыгрывать.  В дальнейшем наши ролевые этюды сошли на нет. Вместо них мы просто проговаривали все возможные варианты развития событий перед той или иной конкретной встречей, если она была для Вадима важной.  

А та встреча закончилась репетицией разных вариантов поведения при возникновении у  моего клиента  неожиданного наплыва «мутных чувств»  во время общения. Итог, на котором остановился Вадим, вкратце выглядел так: зафиксировав и осознав факт наплыва «мутных чувств» или, что тоже самое, обнаружив факт зацепки «эмоционального крючка», в любом случае полезно остановиться, осмотреться, определиться с дальнейшими действиями, взвесив взаимные интересы, возможные причины и вероятные следствия, проистекающие из зафиксированной ситуации.  Искать возможность управлять своими «мутными чувствами», а не идти у них на поводу, Вадиму понравилось.

Вот несколько конкретных приемов, которые были  разработаны, приняты и освоены клиентом в ходе нашего диалога.

Пытаясь понять вместе с клиентом то, как   его  «мутные  чувства» предстают  в его сознании, как они ему представлены, какими мыслями сопровождаются, мы сумели выделить несколько типовых размышлений. Эти размышления клиента о самом себе, во-первых, являются постоянными спутниками его «мутных чувств» и,  во-вторых, носят навязчивый характер, «властно влезая в голову», как сказал об этом сам клиент.

Очевидно, что «властные размышления» клиента, сопутствующие его «мутным чувствам», имеют все признаки  «автоматических мыслей», если использовать терминологию когнитивно-ориентированной терапии. Для начала мы с клиентом, опираясь на его выбор,  нашли для каждой из них приемлемую формулировку.  Вот какой вид оказался у этих навязчивых  «властных размышлений»:

«Я, как последний идиот, пляшу под их дудку»;

«Я предлагаю им реальное дело, а они блефуют и запугивают меня»;

«Они   меня ненавидят, завидуют и мечтают рассыпать мое дело  в пепел. Это враги. Надо понять, что мне ждать от них»;

«Они хотят общаться со мной только с позиции силы. Надо их заставить  обсуждать реальные моменты, а не понтовать. Когда мы встретимся, я им скажу, что … . А они ответят, например … . Тогда я   …  . А они … .», и  так далее, до бесконечности;

«Они, наверное, подтянут для влияния на меня  … . А я  в принципе могу обратиться к … . Но, тогда он  будет вправе ожидать от меня … . А я …  . Но, они … .», и тому  подобное, по  циклу.

Затем, мы с клиентом попытались  найти нечто, какие-то признаки, условия, которые

способствуют  победе  «властных размышлений» и «мутных чувств»  в борьбе с другими его  мыслями и чувствами за фокус внимания, за сосредоточенность клиента именно на них.  

Восстанавливая, воссоздавая и детально проясняя  процесс возникновения

навязчивостей, проникновения их  в сознание клиента мы вместе с ним выяснили, следующее.

Первое, что открывало путь «властным размышлениям» к тому, чтобы овладевать

клиентом, это потеря его  контроля над  общим потоком своих  мыслей. Как только клиент фиксировал это, и произносил  сам себе,  либо, используя «внутренний голос», либо вслух реплику типа «сейчас я думаю не о том, о чем хочу», или, «сейчас мои мысли заняты не тем, что мне  нужно», часть сознания высвобождалась и  власть навязчивых «автоматических мыслей» уменьшалась. То есть, команда самому себе «следи за тем, о чем думаешь», помогала.

Второе. Избавление от власти навязчивых мыслей происходило, если клиент начинал сосредоточивать себя на других мыслях. Еще более успешно это получалось, когда желаемые мысли клиент начинал проговаривать вслух. Освоению этого приема очень помогло сравнение с  ситуацией  завязшей «в зубах» песни. Клиент легко вспомнил подобные случаи.  Бывает, что песня, мотив из песни никак не  выветривается из головы, а все звучит и звучит в ней. Тогда, самым лучшим способом избавления от такой навязчивости становится  смена мотива. Человек начинает напевать совершенно иной мотив, и таким образом, как бы забивает, затирает, заглушает  надоевшую мелодию.

Третье. Мы с клиентом попробовали специально вызывать в сознании  нежелательные навязчивые «автоматические мысли», «властные размышления», чтобы, по своей воле, тогда, когда нам  заблагорассудится, мы смогли  испытывать «мутные чувства».  Таким образом, мы избавляли себя от  невольного собственного впечатления страха перед этими мыслями. Мы учились не убегать от них,  а управлять ими. Идея здесь также была достаточно простая. Если мы научимся по своей воле вызывать  «властные  размышления»,  то  тем легче сумеем  производить и обратную процедуру.   «Вызов  мысли по заказу», так мы назвали это упражнение, позволил  привнести в  ситуацию  немного юмора, обесценивания, эмоционального облегчения.  У клиента возникло ощущение  уменьшенной тяжести, о чем он мне тут же радостно и сообщил.

Четвертое. Мы записывали исполненные вслух навязчивые «властные размышления» на видеопленку. Затем, просматривая запись, мы с клиентом делились  впечатлениями, обсуждая эмоциональный отклик каждого на  увиденное и услышанное с экрана  монитора.  Данная процедура также способствовала  отстранению, отделению, отчуждению  «властных размышлений» и, что главнее, «мутных чувств», от  «Я» клиента.

Пятое. Видеозаписи позволили обнаружить  особенности осанки, пантомимических проявления клиента, сопровождающих его «властные размышления». Мы, например,  зафиксировали  голову, втянутую в плечи,  вытягивание  шеи вперед,  ныряющие движения головы, напряженность в спине, в ее верхней части, сдавленную грудную клетку.  Все это мы  затем воспроизводили, одновременно  вызывая  в сознании и/или проговаривая вслух «властные размышления». Далее, легко стало  использовать  контроль  перечисленных телесных признаков для  быстрого опознания  приближающихся  «мутных чувств».  Изменение позы на более раскованную, свободную и  открытую, позволяло также уменьшать эффект охватывания  сознания клиента «властными мыслями».

Здесь я везде пишу  «мы с клиентом  освоили, попробовали,  применили» и проч. Это  важно подчеркнуть, потому, что   я действительно, как консультант  вместе с клиентом добросовестно и честно старался освоить все эти процедуры, пропуская их «через себя».  Такая работа позволяла исключить  роли учителя и ученика, делиться впечатлениями и ощущениями от проделанных   «внутренних  работ». В свою очередь, такой обмен  облегчал  индивидуальную «подгонку» приемов к индивидуальным особенностям клиента.

Ответы на вопросы, касающиеся данного  случая, предоставлены психологом-консультантом и психотерапевтом с более, чем двадцатилетним стажем, доктором психологических наук, профессором кафедры нейро- и патопсихологии  Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова Е.Т. Соколовой.

Вопрос 1.: Чего удалось достичь консультанту в итоге работы с клиентом?

Консультанту удалось реализовать стратегию в работе, сфокусироваться, осознать затруднения клиента,  помочь ему найти путь и способ хотя бы частично  корректировать  свое поведение в   ситуациях, воспринимаемых клиентом как  затруднительные.  Консультант сделал удачное совмещение принципов гештальттерапии и когнитивно-поведенческой  терапии. Удачными оказались некоторые эпизоды конфронтации консультанта с клиентом, позволившие  продуктивно вернуть клиенту его же  проекции. Здесь  я использую гештальтистское понимание проекции.    Работа консультанта в общем виде выглядит  адекватной запросу, проблеме и состоянию клиента. Во всяком случае, здесь в работе консультанта видна некая стратегия.  Консультант  сумел переформулировать проблему  клиента, которая в начале встречи сводилась к  неуверенности в других,  а в  процессе консультирования преобразовалась в осознание неуверенности клиента в себе. Кроме того, консультанту удалось  продемонстрировать возникновение чувств «здесь и  теперь», конкретизировать, ситуативно ограничить проблему неуверенности  вместо её глобализации,  тенденцию к которой обнаруживал клиент. Далее, консультант оказал помощь  в выработке общей стратегии повышения

уверенности в себе путём освоения навыков самоуправления. Здесь даже    термин  «самоуправление»  оказался удачно созвучен  роду деятельности клиента, направленной на  управление другими.

Методами ролевой игры  консультант  воссоздает  проблемную ситуацию, актуальную для клиента, в одном из эпизодов взаимодействия с ним. Поскольку клиент  чувствует себя  неуверенно,  униженно, когда им пытаются управлять и управлять неожиданно, то воссоздание  проблемной ситуации, вызывающей подобные  переживания, позволило клиенту глубже и отчетливее развернуть и детально осознать  эмоции возникающие  в такие моменты, в их комплексе. Так,  в ходе встречи  клиенту с помощью консультанта удалось осознать и вновь  обостренно прочувствовать, как и в какие моменты возникает  переживание стыда, брезгливости, замешательства,  растерянности.  Эти осознанные чувства, опыт их опознания в себе,  впоследствии помог  клиенту  легче  предвосхищать моменты, когда, по сути, он оказывается пассивной жертвой манипуляции со стороны

окружающих. Консультант воссоздаёт эту ситуацию в одном из эпизодов взаимодействия с клиентом,  внятно формулирует задачу консультирования, как противодействие автоматизму возникновения неуверенности, чувства униженности и других переживаний, связанных у клиента с неожиданно обнаруживаемым  им собственным состоянием управляемого,  ведомого. Такое противодействие клиент с помощью консультанта сумел  для себя найти, создав для себя способ предвидения подобных ситуаций через опознание в себе мутных чувств. В итоге консультанту удалось помочь клиенту в  осознании внутреннего освобождения от   состояния манипулируемого.

Вопрос 2. Что не удалось  консультанту в  работе с клиентом?

Не удалось выявить   источники, причины  возникновения у клиента  чувств стыда, брезгливости, униженности, неуверенности, замешательства, растерянности,  как   глубинного симптопокомплекса. Поэтому, высокая удовлетворенность консультанта своей работой вызывает несколько скептическое отношение. То есть, консультанту не удалось прояснить, почему у клиента возникает трудность совладания именно с данными чувствами.

Глубинные причины недостаточного понимания клиентом  логики поведения окружающих, восприятия их как непредсказуемых   не только не обнаружены консультантом.  Вообще его работа с клиентом  в этом направлении  никак  не обозначена.    Это не означает что следов этой работы совсем нет в описании этого случая.  Они есть. Элементы такой работы намечены. Но глубинные причины, по которым клиент испытывает   трудности в управлении названными переживаниями, а также источники, порождающие в сознании клиента связь этих чувств со склонностью объяснять себе  поведение окружающих как отражение их стремлений  внезапно для клиента управлять им, все это не схвачено консультантом как  ядро проблемы, из которого проистекает всё остальное.         

Да, работая в рамках гештальтистски-когнитивно-бихевиоральной  модели, консультант фокусируется на чувствах клиента и не воспринимает его как совсем уж «черный ящик». Консультант  даже использует апелляции к чувствам клиента, но, опять же, в той мере, в какой это помогает клиенту заметить и осознать  собственные автоматизмы  эмоциональных реакций на других,  когда эти другие воспринимаются клиентом как претенденты на управление, на манипулирование его, клиента поведением.

Консультант организует работу по психологической коррекции   этих автоматизмов, по закреплении  осознанных и скорректированных  реакций на раздражающее клиента  поведение других в ролевой игре.   В этом смысле психологическая помощь реализована.

И,  тем не менее,  нельзя не заметить, что сложившийся у клиента симптомокомплекс существенно ограничивает эффективность такой помощи.

Образно говоря, консультант снял боль в пятке. Теперь нужно ждать, что у клиента заболит в другом каком-нибудь месте.  Ведь  личностная конструкция, отличающая данного клиента, наверняка будет воспроизводить определённого рода трудности, связанные с ранимостью, если не сказать, зависимостью этого человека,  потому, что стыд, о котором говорит клиент, предполагает, подразумевает зависимость, является   замечаемым  проявлением не всегда осознаваемой зависимости.  И тогда получается, что  дело здесь не в отсутствии у клиента тех или иных поведенческих или рефлексивных навыков. Точнее, дело не только в  отсутствии навыков у клиента. Дело в человеке с чертами пограничной личностной организации и нарциссизма.   Здесь нельзя исключать, на уровне предположений, нуждающихся, конечно, в проверке, и возможную травматизацию, полученную клиентом в результате пережитого им опыта насилия.

 Вопрос 3. Где, в каких моментах встречи можно заметить, что клиент переносит свои проблемные отношения со значимыми для него людьми на  отношения с консультантом? Реагирует ли как-то консультант на подобные явления? Если да,  то насколько эта его реакция помогает клиенту в преодолении своих проблем?

О переносе в его  психодинамическом  значении,  равно  как и о контрпереносе говорить нельзя, это  не тот формат консультирования. Но консультант,  по своей инициативе создаёт ситуации взаимодействия,  провакативные и манипулятивные по своей сущности,  в которых клиент чувствует себя  наиболее уязвимым. Консультант, таким образом,   оказывает     давление, на клиента. Он забалтывает, заговаривает клиента, он  ёрничает.  С большой долей  условности такое поведение консультанта можно воспринять как контрпереносное. Не имея, по каким-то, не вполне ясным из текста причинам, возможности общаться с клиентом иначе, консультант, правда,  пытается использовать такую свою манеру общения в интересах помощи клиенту. Выглядит это как некая неспособность консультанта быть гибким,  ориентированным на клиента, а не на свои проблемы.  Проявляется эта негибкость  в  забалтывании клиента, в  ёрничании, в этаком общении «с подмигиванием».  

Если же принять во внимание версию о возможно пережитом опыте сексуального насилия, который мог быть у клиента в прошлом, то дополнительная  эмоциональная  травматизация, возникающая уже как  эффект,  сопровождающий  психологическую помощь, оказываемую данным консультантом, не может быть исключена.   Здесь следует отметить, что версия о сексуальном насилии может быть только версией, никак не соответствующей действительности. Все это нуждается в проверке и в проработке.

Если, все же, постараться увидеть хоть что-то позитивное в работе консультанта, то можно отметить как полезное, то, что консультант показывает клиенту, как тот реагирует на манипуляции консультанта, что называется, «по горячим следам», обращая внимание клиента на только что проведенную манипуляцию. Конечно, у клиента это может вызывать обиду, досаду, даже чувство униженности. Консультант фактически демонстрирует клиенту, как он клиента подлавливает, как клиент попадается. Но, надо отдать должное силе стремления клиента преодолевать ситуации, в которых он не справляется со своими эмоциями. Клиент, благодаря своим личностным ресурсам, не отталкивает такую, в общем-то, жесткую интервенцию консультанта, а использует ее как помогающую.  В том, что демонстративная манипуляция консультанта стала полезной,  заслуга не только и не столько консультанта, сколько, может быть даже в большей степени, клиента.  Консультант здесь помогает клиенту понять, какие у клиента чувства рождаются в момент переживания такой ситуации.  Далее, проводя параллели с эмоциональными реакциями клиента на окружающих, консультант  помогает обнаруживать сходство и различия как в обстоятельствах, при  которых возникали подобные же чувства, так и в эмоциях похожего типа, возникавших в разных обстоятельствах. Это выглядит как позитивная работа консультанта. Но, нельзя сказать, что этого вполне достаточно для преодоления клиентом его проблем подобного плана. Да, бывает так, что помощь, оказанная в таком ключе, на определенном этапе жизни клиента и при определенных  обстоятельствах, ограничивающих  возможности и клиента и консультанта, оказывается единственно возможной. Но проблема, тем не менее, остается существовать  на более глубинных уровнях и в иных, теперь уже, быть может, сюжетно-содержательных обличиях.  

То есть, важно понимать, что клиенты с так проявляемыми проблемами,  это трудные для консультирования клиенты, поскольку, фактически  они являются  готовыми  пациентами для психотерапевта. Если психотерапевт, по каким-либо причинам  избирает  представленную выше  форму работы как жанр оказания психологической помощи, то он должен обязательно  уделить больше внимания  работе над собственными чувствами,  появляющимися  у него в процессе такого взаимодействия с клиентом.   А представленная в тексте стилистика действий консультанта может иметь право на существование, только если  консультант осознал  и понял, что  в данной ситуации   реально  сделать, а что нельзя.  Конечно,  работа с собственными чувствами, внимание к ним консультанта особенно важно и даже необходимо, если речь идет о  психотерапии, проводимой в рамках психодинамических моделей оказания психологической помощи.  

Вопрос 4. Где, в каких моментах встречи можно особенно явно усмотреть влияние личностных особенностей консультанта, элементы переноса его проблем на процесс работы с клиентом? Осознает ли, по  Вашему мнению, консультант возникновение подобных явлений? Заметна ли его реакция на это, и является ли эта реакция сообразной с целями психологической помощи?

Сюда можно отнести все те моменты, в которых проявляется склонность консультанта к ёрничанью, его манипулятивность. Складывается впечатление, что эти проявления  близко связаны с личностными особенностями самого консультанта.  Похоже, что консультант  осознает эти свои  склонности, но не осуждает их  в себе, а пытается поставить на службу делу. То есть, консультант старается как можно лучше  выполнить задачу консультирования, но он выполняет ее настолько  хорошо, насколько  он понимает эту задачу. Видимо, консультант убежден, что манипулятивность и ерничанье могут ему помочь в работе с клиентом, вот и старается вовсю.   

Ведь известно же, что даже  самая красивая девушка Парижа не может дать больше  того,  что она  имеет. Так и наш консультант. Что имеет, то и дает.  

Вопрос 5. Какие этапы, фазы, части, ключевые моменты встречи можно выделить и по каким критериям эти части легче всего различать?

В  данном случае маркёрами, отграничивающими  различные части встречи,  можно считать интервенции консультанта,  связанные с фокусировками ввергающими клиента в растерянность, и последующая  работа с этими состояниями.  Кроме того, доля ответа на этот вопрос содержится в пункте 1, то есть, в ответе на первый вопрос.

 Вопрос 6. Как можно воссоздать, реконструировать динамику переживаний клиента, развивавшуюся на каждом этапе встречи?

Думаю, что, в ходе развития событий на встрече, клиент все в большей степени оказывается под влиянием неких личных давних переживаний, связанных с какими-то травмировавшими его событиями. Одним из таких событий  могло быть  нанесение  морального и физического ущерба клиенту сексуальным насилием над ним.

 Вопрос 7. Чего хотел получить клиент от встречи с консультантом?

Думаю, что клиента интересовали не только  навыки, а более глубокое понимание  довольно мучительных состояний связанных с переживанием страха, ранимости, неуверенности, периодически возникающих у него  в связи или не в связи с теми или иными событиями его жизни.  На первый взгляд, клиент, был  убежден, что ему необходимо, ему обязательно нужно  понять, что делать с этими состояниями, или, как он сам сказал, «что с ними делать?». И консультант  помогал клиенту искать ответы на этот вопрос. Но, так ли, по-настоящему важно клиенту  было получить  ответ?  Внимательный анализ  реплик клиента  подсказывает, что консультанту, вероятно, не следовало воспринимать слова клиента так однозначно.  Клиент же лишь на небольшое время общения с консультантом,  вышел за рамки  роли человека бизнеса. А бизнесмен, как известно,  должен  что-то делать, а не переживать. Так клиенту  кажется. Он формулирует это желание не от себя, а от роли, в которой он живет. А вот как он сам лично, не соотнося себя с ролью бизнесмена, чувствует свою проблему, этот вопрос остался за рамками консультирования, это не открыто.

Вопрос 8.  Какие рекомендации следовало и не следовало дать клиенту?

Консультирование – это не выдача рекомендаций клиенту.  Если же, уходя от  советов и рецептов,  просто представить себе, что  в данной ситуации,  придя к  данному конкретному консультанту, мог бы услышать клиент, кроме того, что услышал, то здесь возникает ряд соображений.

Сейчас люди с такими особенностями, какие обнаруживает данный клиент,  не ложатся в клиники. Они  живут интенсивной, наполненной заботами  жизнью, им некогда тратить много времени на преодоление таких затруднений. Поэтому, они запросто могут прийти к любому консультанту,  предполагая получить качественную помощь в реальном режиме своего ограниченного времени.  И консультанту придется работать с этим клиентом.  Здесь очень не слабой позицией консультанта, понимающего свои профессиональные ограничения, будет открытая и честная позиция по отношению  к клиенту. Это будет, действительно, хорошим  выходом из  затруднительного для консультанта положения.

Действительно, почему бы  просто не сказать клиенту, что, дескать,  вы знаете, мы, конечно, можем поработать с вами, но я могу сделать лишь то, что могу.  Если же  обнаружится, что вам нужна более углубленная работа, и работа в совершенно другой манере, то здесь более полезен будет клинический психолог.

Подобная позиция консультанта  выглядит достаточно убедительной и, по-своему, сильной. Если у консультанта, работающего с таким клиентом, отсутствует клинический опыт, то другого выхода у него, в общем-то, нет, поскольку вся иная по своей сущности психологическая помощь, оказанная  этому клиенту, будет неполноценной.

Вопрос 9. Какие рекомендации Вы бы дали консультанту?

Супервизия – не выдача рекомендаций консультанту. Вместе с тем, свое видение личностных и профессиональных проблем консультанта  и некоторые впечатления о том, что  оказалось не затронутым в работе можно сформулировать следующим образом.

Из текста можно представить себе этого  консультанта, как человека, который просто даже допустить не может ни на миг, что он в работе с клиентом будет не знать, что делать, будет растерян.

А ведь на это можно посмотреть и  по-другому. Консультант, например,  вполне может чувствовать растерянность. И это переживание растерянности будет оправданным следствием  хотя бы небольшого стремления консультанта по-настоящему настроить себя на клиента, стать  синтонным к растерянности клиента. Консультант мог бы позволить себе это состояние, если бы он, действительно был специалистом, достаточно уверенным  в своем профессионализме.

Если консультант  по-настоящему уверен в себе, то с него не убудет от того, что он  позволит себе на некоторое время  почувствовать растерянность и неуверенность. Но,  зато он получит возможность  нутром прочувствовать, каково  приходится клиенту, когда тот испытывает переживания подобного рода.  А отсюда у консультанта могут появиться  какие-то другие способы работы,   совсем другие,  не стереотипные.  Тогда, быть может, консультант  не  будет учить  клиента, не будет  кривляться  перед ним и вместе с ним, не станет играть в ролевые игры. Консультант не захочет  так или  сяк показывать и изображать, как выглядит проблемная ситуация и как выглядит  клиент, попадающий в неё. В этом случае, задача облегчить клиенту взгляд на все это со стороны, уйдет на второй план. На первый план выступит обратная задача, прочувствовать и осознать это изнутри.  Методы, работы консультанта, несомненно,  хороши,  но современная практика психологической помощи неумолимо развивается. Эти методы остаются в прошлом. Мы их  уже  проехали. Надо искать что-то новое.

 Вопрос 10. Какова, по Вашему мнению, степень удовлетворенности клиента встречей с консультантом?

Клиент нуждался в помощи и с благодарностью воспринял происходящее. Клиент   не отказывался от работы, от взаимодействия с консультантом даже когда ему было неприятно или трудно это делать. Например, клиент  пережил конфронтации с консультантом во время встречи. Это свидетельствует о высокой, даже о мощной готовности клиента активно действовать  для   решения своих личностных проблем.

Вопрос 11. Какова, по Вашему мнению, степень удовлетворенности консультанта своей работой?

         Высокая.

          Вопрос 12. Какие еще соображения возникают при прочтении этого текста?

Из текста можно представить себе этого  консультанта, как человека, который просто даже допустить не может ни на миг, что он в работе с клиентом будет не знать, что делать, будет растерян.

А ведь на это можно посмотреть и  по-другому. Консультант, например,  вполне может чувствовать растерянность. И это переживание растерянности будет оправданным следствием  хотя бы небольшого стремления консультанта по-настоящему настроить себя на клиента, стать  синтонным к растерянности клиента. Консультант мог бы позволить себе это состояние, если бы он, действительно был специалистом, достаточно уверенным  в своем профессионализме.

Если консультант  по-настоящему уверен в себе, то с него не убудет, если он  позволит себе на некоторое время  почувствовать растерянность и неуверенность. Но,  зато он получит возможность  нутром прочувствовать, каково  приходится клиенту, когда тот испытывает переживания подобного рода.  А отсюда у консультанта могут появиться  какие-то другие способы работы,   совсем другие,  не стереотипные.  Тогда, быть может, консультант  не  будет учить  клиента, не будет  кривляться  перед ним и вместе с ним, не станет играть в ролевые игры. Консультант не захочет  так или  сяк показывать и изображать, как выглядит проблемная ситуация и как выглядит  клиент, попадающий в неё. В этом случае, задача облегчить клиенту взгляд на все это со стороны, уйдет на второй план. На первый план выступит обратная задача, прочувствовать и осознать это изнутри.  Методы, работы консультанта, несомненно,  хороши,  но современная практика психологической помощи неумолимо развивается. Эти методы остаются в прошлом. Мы их  уже  проехали. Надо искать что-то новое.

Вместе с тем, не исключено, что изложенный в данном комментарии взгляд на клиента и на особенности его проблем слишком усложняет ситуацию. И совсем перечеркивать сделанное консультантом было бы неправильно.   

Тем не менее, если бы консультант обладал навыком хотя бы внутреннего супервизорства, это помогло бы ему уйти от стереотипизации восприятия проблем клиента.

Ведь есть же конкретный клиент, и этого клиента  необходимо понять как отдельную индивидуальность. Это бывает затруднительно, поскольку клиентов много.  Консультант неизбежно накапливает о них разнообразные впечатления, невольно оставляет в памяти всяческую информацию о прошлых встречах, помнит приемы и методы, позволившие ему когда-то достичь тех или иных эффектов в различных случаях консультирования.  Через некоторое время консультанту может начать казаться, что один клиент обязательно чем-то да  похож на другого. Методы  работы  такого консультанта тоже незаметно для  него самого постепенно стереотипизируются.

Для того, что бы себя отделить от этого, консультант, работая с новым клиентом,  должен научиться  как бы «забывать», что он некоторое время тому назад уже работал с чем-то похожим. Для этого консультант выращивает и актуализирует у себя внутреннюю установку на восприятие клиента, его проблем, ситуации консультирования, что называется,  с чистого листа. Консультант  просто слушает, просто вникает в слова, произносимые клиентом. Именно то, что произносит клиент только и может помочь консультанту вжиться в смысл произносимого и  в сущность проблемы клиента. Параллельно консультант аккуратно  работает над тем, чтобы не прекращать постоянное отслеживание своих ощущений, переживаний,  непосредственно вызванных словами клиента, а также над мыслями, суждениями, гипотезами, возникающими в сознании параллельно процессу вживания в клиентский текст.  Эти параллельные размышления и догадки необходимо отделять, отодвигать, отстраивать от себя. Консультант не должен  давать волю никаким, параллельным осуществляемому контакту с клиентом мыслям, никаким гипотезам про клиента, никаким домыслам и попыткам проверять свои предположения. Все это разрушает контакт и отягощает процесс оказания психологической помощи.   Данный консультант, как видно, просто не владеет техникой внутреннего супервизорства, хотя этому можно научиться.  Можно научиться  обнаруживать в себе и для себя собственные чувства, а потом задавать самому себе вопрос о том, что эти чувства  могут рассказать  про их обладателя как про консультирующего психолога.

Примеры вопросов и задач, моделирующих ситуацию итогового тестового контроля знаний и обеспечивающие  студенту возможность самостоятельной оценки уровня освоенности дисциплины

    Задачи

1.  Источник: Мастерство психологического консультирования. (Под  ред. А.А. Бадхена, А.М. Родиной) СПб, 2002 «Европейский дом».

См. стр. 11.

  1.  Выслушивание клиента, это:

а) естественный процесс,  протекающий в ходе встречи консультанта с клиентом

б) процедура, необходимая в начале  консультативной встречи

в) базовый навык психолога-консультанта, являющийся основой консультативной работы

Верно – в.

  1.  В процессе выслушивания клиента консультант определяет:

а) содержание  проблемной ситуации

б) отношение клиента к  тому, что он (клиент) говорит

в)  чувства клиента, проявляемые  в ситуации «здесь и сейчас», во взаимодействии с консультантом

г) возможность оценки тяжести переживания, испытываемого клиентом

д) приемлемые границы интерпретаций, переформулирования проблемы клиента

е) перспективы построения адекватных рекомендаций  клиенту по  преодолению  проблемы

ж) собственные эмоциональные реакции, возникающие  как отклик на переживания клиента

Верно – а, б, в, ж.

Источник:  Абрамова Г.С. Психологическое консультирование: Теория и опыт: Учеб. пособие для студ высш. пед. учеб. заведений. М.: Изд. центр «Академия», 2000.

См. стр. 36 и 43.

  1.  Что представляет собой психологическое консультирование, если рассматривать его с позиций культурно-исторического подхода?

а)  Это ситуация общения в процессе которой  происходит создание «зоны ближайшего развития» для человека, являющегося клиентом. Здесь помощь консультанта  проявляется в том, что  психолог создает  особую ситуацию взаимодействия с клиентом, открывающую  клиенту возможность решать специфические задачи познания  свойств своей психической реальности.

б)  Психолог-консультант, вступая в межличностный диалог с клиентом, создает для него «зону ближайшего развития», охватывающую  проблемное поле клиента. В итоге, клиент, совместно с психологом  осваивает оптимальные и личностно приемлемые средства и способы решения задач, порождающихся данным проблемным полем.

в)  Психолог-консультант помогает клиенту развить и расширить «зону ближайшего развития», сделать эту зону динамичной, подвижной, позволяющей поглощать и перерабатывать жизненные проблемы, переводя их в ту область, где клиент способен самостоятельно, не опираясь на взаимодействие с психологом, решать задачи психологического характера.

Верно: а).

Источник: Василюк Ф.Е. Методологический анализ  в психологии. М.: МГППУ; Смысл, 2003.

С. 184 – 195.

  1.  Чем отличается работа психолога-консультанта от работы психолога-исследователя, если сравнивать их, опираясь на представления о психотехнической и академической теориях, разработанные Ф. Е. Василюком ?

а)  И тот и другой изучают некую психическую реальность, используя одни и те же методы и средства психологического исследования, опираясь на общие методологические и методические  основы  психологической науки, в одинаковой степени необходимые для решения исследовательских или для консультативных задач.  Разница в том, что, консультант не только исследует некую проблему и делает в итоге  какие-то выводы, а еще оказывает  психологическую помощь  конкретному человеку.

б)  Психолог-исследователь  стремится к тому, чтобы, по возможности, исключить свое личное влияние на  ход проводимого им эксперимента, на объект  исследования. Психолог-консультант, наоборот, стремится к тому, чтобы быть личностно вовлеченным в ситуацию консультирования. Он занимает  заинтересованную,  участную, личную позицию и осуществляет познание именно из такой позиции.

в) Психолог, проводящий обследование какого-либо человека, не может  не рассматривать его как объект, и, поэтому, не обязан  сообщать обследуемому  результаты, полученные в итоге. Психолог-консультант также проводит психологическое обследование клиента, но, при этом, консультант обязан сообщить клиенту о результатах. Вместе с тем, информация клиенту об итогах его обследования может быть неполной, если консультант видит, что  полная информация может повредить клиенту, вызывать у него нежелательные реакции.

г)  Если исследователь, ради достижения объективности результатов, стремится устранять  или игнорировать личностный характер своей позиции в исследовательском процессе, то консультант направлен на то, чтобы максимально объективно и честно  ее осознавать именно как личную. Кроме того,  в консультативной ситуации психолог является не единственным  субъектом исследования. Его клиент (пациент или группа)  выступает как вполне равнозначащий партнер.  В итоге, самые творчески моменты продвижения к истине возникают, когда образуется  диалогический «совокупный субъект» познания, состоящий из клиента и консультанта.

д) Психолог исследователь занят изучением закономерностей развития психики, а психолог-консультант  стремится к тому, чтобы помочь клиенту понять причины его проблем. Для этого консультант детально расспрашивает, выслушивает клиента, а затем  интерпретирует услышанное. Именно  за счет интерпретации и через отношение клиента к этой интерпретации может возникнуть консультативный эффект, проявляющийся в изменении восприятия клиентом своих проблем либо в том, что клиент самостоятельно открывает для себя путь  их преодоления.

е) психолог-исследователь опирается на теории  объекта  своего исследования, то есть на теории, объясняющие работу психики, деятельности, мышления, восприятия, других психических функций, явлений и процессов. Психолог-консультант основывается на теориях, объясняющих, как ему работать с «объектом», в роли которого  каждый раз выступает конкретный человек.  У психолога-консультанта предметом исследования становится сам метод работы с клиентом.

Верно: б, г, е.

Источник:  Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. –

Изд. 2-е. М.: Независимая фирма «Класс», 2000.

См. стр.10 – 15.

5.  Чем отличаются психологическое консультирование, психологическая коррекция и психотерапия?

а) Сферы применения психологического консультирования, психологической коррекции и психотерапии  тесно связаны и взаимно пересекаются.

б) Это различные названия  одного и того же процесса, который сводится к оказанию психологической помощи человеку.

в) Психологическое консультирование  ориентировано на помощь  клиенту в реорганизации его межличностных отношений.  

г) Психологическая коррекция  и психотерапия направлены на  решение глубинных личностных проблем человека

д)  Психологическая коррекция имеет целью оказание помощи человеку в овладении своим поведением, в освоении тех или иных поведенческих навыков, позволяющих ему лучше адаптироваться в  обществе.

е)  Психотерапия ориентирована на  анализ глубинных слоев психики клиента, направлена на  прояснение, понимание и осознание клиентом  причин своих патогенных переживаний и поведения. Осознание причин проблем приводит клиента к  наиболее полному их решению.   

Верно: а, в,  д,  е.

Источник:  Глэддинг С.  Психологическое консультирование. 4-е изд. СПб.: Питер, 2002.

С. 56 – 58.

Вопрос 6.  Какие  личностно-профессиональные особенности способствуют эффективной работе консультанта?

а) Проницательность

б) Любознательность, любопытство

в) Умение убеждать

г) способность выслушивать

д) умение легко завязать разговор на любую тему и непринужденно  поддерживать беседу

е) способность вызывать к себе симпатию

ж) способность вызывать к  себе доверие

з) эмоциональность

и) умение управлять своими  эмоциями и, при необходимости, сдерживать их

к) навык понимания чужих слов и смыслов, стоящих за этими словами

л) навык понимания чужих чувств

м) способность отдавать себе отчет в своих переживаниях

н) высокая потребность в общении с людьми

о) терпимость, готовность принять восприятие клиента и вживаться в ситуации, вызывающие у консультанта культурное, эстетическое, нравственное отторжение или равнодушие

п) чувство юмора

р) способность давать интерпретации тому, что сообщает собеседник

с) умение видеть истинные причины проблем клиента

т) способность строить различные варианты  прогнозов развития проблемной ситуации клиента

у) развитый интеллект

ф) гибкость в общении

х) энергичность

ц) уверенность в себе

Верно: б, г, д, з, к, л, м, о, п, у, ф, х, ц

  

Источник:  Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. Изд. 2-е. М.: Независимая фирма «Класс», 2000. С. 52 – 55.

Вопрос 7.  Должен ли консультант ограничивать объем своей речи   в диалоге с клиентом?

а) Да. Он должен стремиться  не быть многословным. Говорить кратко и ясно. Давать больше говорить клиенту. Это поможет консультанту быть в большей степени настроенным на клиента, не потерять с ним контакт. Кроме того,  за счет проговаривания своей проблемы вслух  внимательному, сосредоточенному и соучаствующему слушателю, клиент скорее сам разберется, что ему делать..

б) Нет. Он должен стремиться быть понятным, не опасаясь потратиться на лишние слова, объяснять все  детально, конкретно, исчерпывающе, не напуская на себя дешевую таинственность за счет не многословия, избегать манеры гадалок говорить намеками, не договаривая до конца свои соображения.

в) Консультант не может быть связан в своем общении с клиентом какими бы то ни было искусственными ограничениями. Консультант должен быть открыт, естественен, искренен. Он, чувствуя необходимость, может позволить себе многословие, а может быть кратким и лаконичным, давая возможность клиенту выговориться.

Верно – а.

Источник:  Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. Изд. 2-е. М.: Независимая фирма «Класс», 2000. С. 55 – 56.

Вопрос 8.   Какой по форме должна быть речь консультанта?

а) Речь консультанта должна быть простой и доходчивой, не содержать специальных терминов, сложных витиеватых выражений. В то же время  консультант не должен общаться с клиентом запанибрата, поэтому,  молодежный слэнг, жаргонные словечки, просторечия, разговорные обороты, используемые в   людьми в быту, также нежелательны.

б)  Речь консультанта должна быть максимально встроена в речь клиента, опираться на словарный запас клиента.  То, что говорит консультант, должно быть приближено к  особенностям и  манере речи  клиента. Настолько, насколько это для него возможно и естественно, консультант должен стремиться  максимально,  использовать выражения, которые содержатся в речи клиента, даже если с точки зрения здравого смысла эти выражения не совсем удачны.

в)  Речь консультанта должна  способствовать установлению доверия между ним и клиентом, поэтому, главное здесь  для консультанта – естественность. Главное – говорить открыто, доброжелательно, тепло.  Если необходимы термины и консультант к ним привык, то не нужно считать клиента  глупее себя. В крайнем случае, любой термин можно объяснить. Подлаживаться под клиента – это оскорблять  его неискренностью.

Верно – б.

Источник:  Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. Изд. 2-е. М.: Независимая фирма «Класс», 2000. С. 56 – 58.

Вопрос 9.  Какими правилами следует руководствоваться консультанту,  ведя расспрос клиента?

а)  Важно задавать вопрос так, чтобы он был понят клиентом. Для этого полезно объяснять клиенту, почему задан тот или иной вопрос.

б)  Полезным является стремление консультанта к уточнению того, что он спрашивает. Это, как правило,  вызывает встречную реакцию клиента, который, в свою очередь, также начинает давать больше уточнений, чем в обычной беседе, что улучает диалог.

в)  Задавая вопросы, надо стремиться к краткости, к тому, чтобы в них были опущены слова,  которые так или иначе могут быть поняты клиентом и без уточнений консультанта.  Взаимные уточнения могут выступать как сопротивление дальнейшему углублению диалога.

г)   Не следует пускаться в излишние объяснения, почему и как задается данный вопрос или обсуждается данная тема. Если  с клиентом установлен контакт, многие вещи воспринимаются им буквально с полуслова.

д) Если ответы клиента логичны, информативны, конкретны, позволяют обнаружить интересующую консультанта деталь, точную подробность жизни клиента, открывают сведения о людях, окружающих клиента, то можно говорить о том, что расспрос ведется правильно.

е) Если ответы клиента спонтанны, проективны,  описательны, повествовательны, время от времени грешат нелогичностью, отступлениями от темы,  и,  в большей степени рисуют общую картину затруднений, а не проясняют ту или иную конкретную деталь жизни клиента, то можно говорить о том, что расспрос ведется правильно.

ж) Вот пример правильного по форме вопроса: «Вы сказали, что Ваша жена, с Вашей точки зрения, излишне много времени тратит на посещения различных косметичек и массажисток и на обсуждение своего внешнего вида с подругами. Я думаю, что Вы, наверняка сможете сейчас назвать хотя бы несколько конкретных причин, объясняющих, почему Вам это не нравится». А вот пример неправильного по форме вопроса на ту же тему: «А Вам это не нравится … . И есть причина, ведь так?»

з) В пункте «ж» определения правильности и неправильности формы вопроса следует  поменять местами.

Верно – в, г, е, з.

Источник:  Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. Изд. 2-е. М.: Независимая фирма «Класс», 2000. С. 58– 60.

Вопрос 10. На основании чего консультант решает, что считать важным, на чем  в первую очередь акцентировать свое внимание из того, что он слышит от клиента?

а)  Консультанту важно понять логику клиента, обнаружить, как он сам объясняет причины своих проблем, чему и каким образом он находит оправдания, как  и чем он иллюстрирует свои мысли и оценки, то есть, какова в целом система субъективных представлений    клиента «о хорошем и плохом», о  собственных возможностях и ограничениях, о допустимом и недопустимом в плане разрешения проблемы.  

б) Консультанту важно уловить чувства, эмоции, переживания клиента, связанные с проблемной ситуацией и отношениями  лиц вовлеченных в эту ситуацию.   Чтобы помочь  клиенту разобраться в том, что действительно с ним происходит, научиться по-другому реагировать и контролировать себя, необходимо обратиться к плану эмоциональных переживаний.

в)  Консультанту необходимо разобраться, что делал клиент для того, чтобы  облегчить свою проблему, на какие действия он реально готов, на какие – лишь на словах. В центре внимания консультанта должно быть реальное поведение клиента в прошлом, настоящем и будущем, а уж затем можно строить модели изменения поведения в более позитивную сторону.

Верно – б.

Вопрос 11.  Как консультант может помочь клиенту осознать свои чувства, если клиент затрудняется в этом?

а) Можно просто спросить, что чувствовал клиент, находясь в проблемной ситуации. Этого очень часто бывает достаточно для развертывания дальнейшего диалога.

б) Если клиент затрудняется в осознании своих чувств, то можно предложить ему на выбор альтернативные формулировки, построенные на  примерах, иллюстрирующих  три вида эмоциональных реакций: «от людей», «против людей» и «к людям». Примеры этих эмоций должны быть органично встроены в проблемную коллизию, в сюжет затруднения клиента.  Тогда ему будет из чего выбирать и что опознать как  более узнаваемое.

в) Можно попробовать начать активно, эмпатически слушать клиента.  В процессе  развертывания своего рассказа, клиент легче сумеет распознать, какие чувства  возникали у него в проблемной ситуации.

г) Можно  акцентировать эмоционально окрашенные слова в рассказе клиента, обращать на них внимание и, с помощью кратких вопросов прояснять, какие эмоции заставили клиента выбирать именно эти слова.

д)  Можно постараться помочь клиенту  более сильно и глубоко  ощутить те переживания, которые охватывали его в проблемной ситуации за счет усиления интереса консультанта к подробностям и деталям произошедшего с клиентом, воссоздания той эмоциональной атмосферы, которая сопровождала проблемную ситуацию.

е) Консультант может сообщать клиенту о тех чувствах, которые возникают у него в процессе слушания и вживания в проблемную ситуацию. Клиент тогда легче определит свои чувства, соотнося их с чувствами другого, возникшими по этому же поводу.

Верно -  б, г

Источник:  Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. Изд. 2-е. М.: Независимая фирма «Класс», 2000. С. 62 – 64.

Вопрос 12.  Что делать консультанту, когда клиент, рассказывая о своей проблеме,  интерпретирует ее только на уровне пресловутого здравого смысла, а перебирая возможные  выходы из проблемы, ограничивается  лишь житейскими стереотипами, хоть и разными, но расхожими и общеизвестными (например, «дважды в одну реку не войдешь», «лучше синица в руках…», «за неимением гербовой пишут на простой», «от добра добра не ищут», «живем только раз», «слово – не воробей», «не рой другому яму» и т.д.)? При этом, варианты разрешения проблемы, основанные на общепринятых нормах жизни, явно не позволяют клиенту выйти из проблемного тупика.

а)  Здесь полезно использовать активное слушание для того, чтобы вместе с клиентом глубже сосредоточиться на проблеме и, раскрыв ее нюансы, все же определиться с выбором оптимального решения.

б)  Можно привести клиенту примеры того, как разные люди выходили из схожих ситуаций, и обсудить с ним возможность действовать каким-либо из  приведенных  способов.

в)  Атакуя жесткие  стереотипные убеждения клиента с помощью  парадоксальных вопрос типа, «А почему бы и не…?»,  консультант создает условия для того, чтобы клиент начал сам  подвергать сомнению свои  привычные представления о способах выхода из проблемной ситуации, и, по-новому размышлять на темы,  ранее  воспринимавшиеся как абсолютно ясные.

г)  Атаковать с помощью парадоксальных вопросов привычные  убеждения, ставшие, по сути, частью личности клиента, консультанту ни в коем случае не следует. Это может разрушить  доверие клиента к консультанту. Важнее и продуктивнее будет    найти этим  стереотипным жизненным установкам органичное применение в конкретных ситуациях клиента. В дополнение к этому следует  показать, что  область  полезного действия каждого такого стереотипа ограничена другим, не менее  жестким, либо вообще одни стереотип противоречит другому (например, «простота хуже воровства» и «будь проще, и к тебе потянутся люди»;   «выбирай по Сеньке шапку», «выше головы не прыгнешь» и, вместе с тем,  «кто смел, тот и съел», «смелость города берет» и т.д.). Отсюда клиент легче будет готов искать свое индивидуально необходимое решение, не обязательно  противоречащее привычным жизненным установкам.

Верно – в.

Источник:  Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. Изд. 2-е. М.: Независимая фирма «Класс», 2000. С. 62 – 64.

Вопрос 13.  Какими  средствами и способами консультант может направлять клиента, рассказывающего о своей  проблеме, на осознание не только поверхностных, но и  более глубоких  переживаний?

а) Для этого нередко достаточно, чтобы консультант, слушая рассказ клиента, задавал уточняющие вопросы, касающиеся не только фабулы событий, происходивших с клиентом,   но и чувств клиента, возникавших по ходу проживания этих событий.

б) Этому будут способствовать вопросы консультанта о причинах возникновения  тех или иных чувств клиента. Например: Клиент: «И тогда я почувствовал обиду на нее». Консультант: «Вы говорите, что чувствовали в этот момент обиду. Как Вам кажется, почему?». Клиент: «Потому, что я для нее старался, а она решила поиздеваться надо мной».

в) Консультант должен  в этом случае чаще задавать вопросы, уточняющие и углубляющие сказанное клиентом. Например: Консультант: «Вы чувствовали в тот момент обиду. То есть, Вы совершенно не ожидали такого от нее?». Клиент: «Да.  Это было совершенно неожиданно.  Я почувствовал себя идиотом. Сначала разозлился, а уж потом, когда решил не подавать виду, мне стало обидно и горько».

г)   Клиент начнет осознавать свои чувства более глубоко, если консультант будет время от времени  раскачивать  «эмоциональный маятник», фиксируя внимание клиента не только на  тех чувствах, которые клиент осознал и назвал, но и на полярно противоположных, которые, вероятно, тоже можно пережить, хоть и при других предлагаемых обстоятельствах. Например: Консультант: «Вы чувствовали в тот момент обиду. А можете представить, что Вы в этой же ситуации почувствовали бы торжество, триумф? Как Вам такое?». Клиент: «Торжество и триумф  чувствовала она. Меня это просто… .  Как будто она мне мстила за что-то. Но, за что? Что, где я ее задел?  Если только…  .   Но, неужели из-за этой ерунды…».

верно – в.

Источник: Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование.

Изд. 2-е. М.: Независимая фирма «Класс», 2000. С. 64 – 68.

Вопрос 14. Что является основным содержанием психокоррекционного воздействия?

а)  Основным содержанием психокоррекционного воздействия является интерпретация, в той  или иной форме  дающая клиенту возможность по-иному увидеть и понять  свое собственное поведение и  поведение окружающих.

б)   Основным содержанием психокоррекционного воздействия является  рекомендация, выработанная консультантом  вместе с клиентом в процессе  консультативного диалога. Если консультант позаботился о том, что рекомендация  принята клиентом неформально, что  она понимается клиентом, что  проработаны все возможные варианты и нюансы, связанные с ее выполнением, то рекомендация в таком случае будет  служить действенным импульсом, направленным на  преодоление клиентом своих  психологических затруднений.

в) Основным содержанием  психокоррекционного воздействия является сам процесс диалога консультанта и клиента, в ходе которого клиент переосмысливает свою проблему, находит  и принимает решения, ранее казавшиеся ему невозможными, меняет свое эмоциональное отношение к ситуации, ставшей причиной обращения за психологической помощью.

Верно – а.

Источник:  Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование.

Изд. 2-е. М.: Независимая фирма «Класс», 2000. С. 64 – 68.

Вопрос 15.  На каких основаниях, на какой базе может строить свои интерпретации  поведения и переживаний клиента консультант, если он не является приверженцем  какой-либо  одной теории, концепции, парадигмы консультирования и терапии?

а) Любые проявления человеческих  чувств и факты  поведения можно интерпретировать как  сигналы  из области бессознательного.  Человеком владеет то, что он в себе не осознает.  Интерпретация, построенная на  версиях, отражающих скрытые от самого человека потребности в безопасности, удовольствии, самоактуализации, в поиске смысла, и  т.д., будет достаточно хорошо обеспечивать клиенту возможность  переоценки своего отношения к трудностям, нахождения  оптимальных решений проблемы и приемлемых для клиента действий.

б) Консультант, не являющийся приверженцем какой-либо одной  базовой теории оказания психологической  помощи, может  руководствоваться, например, идеей о том, что  большинство человеческих стремлений,  в той или иной мере представляют собой проявления потребностей в достижении максимальной любви или власти.  Отсюда, многие обращения за психологической помощью могут быть проинтерпретированы как  попытки клиента добиться большей, чем приходится на его  «долю» власти и любви.

в)  Практически беспроигрышным будет путь интерпретации поведенческих и эмоциональных проявлений человека, связывающий его сегодняшние реакции, оценки, проблемы и особенности межличностных отношений   с  эмоциональными впечатлениями  раннего детства.  Поиск причин  нынешних проблем клиента  в тех истоках, которыми являются его отношения с родителями, нередко позволяет клиенту по-новому взглянуть на себя и свою жизнь, переосмыслить  свое привычное  восприятие  житейских невзгод.

Верно – б.

Источник: Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование.

Изд. 2-е. М.: Независимая фирма «Класс», 2000. С. 64 – 68.

Вопрос 16.  Что полезно учитывать консультанту при использовании интерпретации?

а)    Необходимо учитывать готовность клиента к принятию  интерпретации,  предлагаемой консультантом.  Для того чтобы интерпретация была принята, она должна быть очевидной для клиента, то есть непосредственно вытекать из того, что подробно обсуждалось во время беседы. В этом случае не будет потерян  эмоциональный контакт, взаимное доверие между клиентом и консультантом. Консультант дальше будет иметь  возможность, шаг за шагом подвигать клиента к  иному, в чем-то поначалу кажущемуся неприемлемым для последнего способу переосмысления трудностей.

б)  Готовность клиента к принятию интерпретации совершенно не обязательна. Наоборот.  Чем неожиданнее для клиента интерпретация, тем в большей степени это будет полезным для  консультативного процесса. Удивляя, даже шокируя клиента  такой интерпретацией, консультант создает  необходимые условия для  расширения  поля выбора возможных версий причин проблемы, а значит,  обогащает  набор альтернатив в поиске выхода из затруднения.

в)  Интерпретация должна быть широкой, развернутой, всеобъемлющей и исчерпывающей. Она сообщается, как правило, ближе к завершению встречи.  В ней консультант предлагает клиенту новое восприятие проблемы и отношение к ней. Интерпретация не может не сопровождаться  необходимыми разъяснениями и уточнениями, делающими ее более понятной и убедительной для клиента. Сопротивление клиента  предложенной интерпретации лишь свидетельствует о том, что интерпретация попала в цель.

г)  Важно учитывать  уместность интерпретации, ее соответствие  моменту беседы. Если интерпретация будет дана слишком рано,  то, скорее всего, окажется отвергнутой или не понятой клиентом. Преждевременная интерпретация  может послужить  основанием для сопротивления клиента, актуализации механизмов, направленных на то,  чтобы не допустить изменений в жизни человека, сохранить его конфликты и проблемы.

д)   Интерпретация не должна быть слишком длинной по форме. Ее следует изложить  так, чтобы клиент, не прилагая для этого специальных усилий, мог «схватить» и понять ее. Разъяснения и уточнения, возникающие уже вслед за  предложенной интерпретацией,  могут способствовать укреплению механизмов защиты, а  следовательно, и снижению эффекта интерпретации.

Верно - а, г, д.

Источник:  Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование.

Изд. 2-е. М.: Независимая фирма «Класс», 2000. С. 64 – 68.

Вопрос 17.  По каким признакам можно понять, что соображения, мысли, реплики произносимые  консультантом, на самом деле являются интерпретациями проблем  клиента, а не чем-то иным?

а)   Одним из главных признаков интерпретации является иной взгляд на поведение клиента, содержащийся в реплике консультанта, опирающийся на  ранее скрытые от клиента  и малоосознаваемые им эмоции и стремления.

б)   В интерпретации консультант показывает клиенту, как можно  проследить и какие можно установить  связи на уровне причин и следствий  между различными  проявлениями поведения клиента   и его  переживаний.

в)    Консультант дает клиенту вариант такого объяснения причин  проблем последнего, который органично вписывается в систему субъективных психологических представлений клиента, соответствует его образу мира. Интерпретация  раскрывает   для клиента путь изменения отношения к проблеме, не разрушающий его систему ценностных и смысложизненных ориентаций, а лишь полнее использующий  имеющиеся там ресурсы.

г)  Интерпретация должна обнаруживать скрытые стремления клиента. Как правило, эти стремления,  маскируясь за социально одобряемыми и демонстрируемыми клиентом побуждениями, на самом деле представляют собой природные порывы, мало  или совсем не соответствующие общепринятым моральным нормам.  Работа клиента по осознанию этих порывов, помогает ему овладеть ими.

Верно – а, б.

Источник:  Кочунас Р. Основы психологического консультирования: Пер. с лит. М.: Академический проект, 1999. С. 158 – 159.

Вопрос 18.  Как надо реагировать консультанту на проявления озлобленности со стороны клиента?

а) Если озлобленность никак не связана с темой обсуждения, не носит открытый характер (ругань, другие формы словесной демонстрации озлобленности), то ее лучше вообще игнорировать, поскольку не факт, что  консультант правильно воспринимает  внешние проявления со стороны клиента.

б) Иногда за  злостью скрывается тревожность.  В таких случаях необходимо помочь клиенту разобраться в его подлинных чувствах и таким образом трансформировать озлобленность в те чувства, которые лежат в ее основе.

в) Консультанту необходимо  следить за тем, чтобы все время оставаться в пространстве консультативного общения, не впадая в бытовой разговор с одной стороны, и не принимая на себя роль судьи с другой. Тогда  клиент будет вести себя соответственно и воздержится от того, чтобы свободно выражать свою озлобленность или неудовольствие.

г)  Хотя консультанту  нелегко оставаться спокойным при столкновении с озлобленностью клиента,  не надо забывать, что отвечать враждебностью – значит провоцировать ее нарастание в ответ. Консультант обязан осознать свои чувства в подобных ситуациях, идентифицировать свое недовольство, чтобы эффективнее помочь  клиенту преодолеть его озлобленность.

д)  В озлобленности клиента  виноват, прежде всего, консультант. Клиенты всегда уважают хорошего консультанта и никогда не злятся на него. Консультанту при обнаружении озлобленности со стороны клиента, следует либо завершить встречу, назначив продолжение в следующий раз, либо  сменить тему обсуждения и манеру общения с клиентом.

е) Если клиент  проявляет озлобленность по отношению к  работе консультанта или его коллег, с которыми  он сталкивался в прошлом, то консультант может, не конкретизируя своей позиции, просто дать клиенту возможность полнее поделиться своими переживаниями. Здесь консультанту часто бывает достаточно лишь проявить понимание или стремление понять клиента, не переводя это понимание в согласие с клиентской точкой зрения.

Верно -  б, г, е.

  

Источник:  Кочунас Р. Основы психологического консультирования: Пер. с лит. М.: Академический проект, 1999. С. 72 – 77.

Вопрос 19. Имеет ли место  феномен переноса в консультировании,  и в чем сущность этого феномена?

а) В консультировании феномена переноса быть не может, поскольку перенос возникает лишь на уровне психотерапевтического контакта с клиентом.  Оказывая психологическую помощь клиенту посредством его консультирования, психолог не настолько глубоко  вживается в проблемы клиента, чтобы клиент начал реагировать на консультанта, перенося на него отношения со значимыми другими. Если на психотерапевтическом уровне с переносом проводится специальная работа, то в консультировании перенос является  помехой и его следует исключать из консультативного контакта.

б) В консультировании феномен переноса неизбежен, поскольку, между консультантом и клиентом не может не установиться психологический контакт, являющийся необходимым условием консультативного диалога.  Считая перенос универсальным феноменом консультативного контакта,  его можно определить как повторение  и воссоздание в отношениях с консультантом привычных  чувств и установок клиента, относящихся к значимым для клиента людям. Чаще всего, это родители.

в)   Понятие переноса имеет узко психоаналитический  смысл. Оно совершенно  не вписывается в контекст   других теоретических подходов и практик психотерапии, а, тем более, консультирования, где консультант работает не с заведомо диагностированными невротиками, а с практически здоровыми в психическом плане людьми. В психоанализе перенос – это оживление у пациента комплекса Эдипа  при взаимодействии с психоаналитиком. Пациент относится к психоаналитику как когда-то относился к матери (отцу), и, одновременно, испытывает к нему неосознанное сексуальное влечение.

Верно – б.

Источник: Кочунас Р. Основы психологического консультирования: Пер. с лит. М.: Академический проект, 1999. С. 72 – 77.

Вопрос 20. Известно, что в ходе работы с клиентом у консультанта могут рождаться  предположения о возникновении переноса. Иначе говоря, консультант, в определенный момент встречи обнаруживает,  что клиент переносит на него, консультанта,  отношения, переживания, чувства, связанные с другими людьми, как правило, играющими значительную роль в прошлой или в настоящей жизни клиента. Следует ли консультанту обсуждать с клиентом предположения такого рода?

а)  Для того, чтобы психологическая помощь оказалась более эффективной, можно не обсуждать с клиентом явление переноса, а просто  начать общаться с ним из позиции того человека, отношения с которым  переносятся на консультанта. Принимая на себя и реагируя на эмоциональные, поведенческие установки, а также стремясь соответствовать домыслам и интерпретациям, переносимым на него, консультант может «доигрывать»  ожидания, отношения и установки, навязываемые ему клиентом.   В ходе такого «доигрывания» можно моделировать разные способы общения, помогая клиенту осознавать, переосмысливать и преодолевать привычные и малопродуктивные стереотипы взаимовосприятия и взаимодействия со значимым человеком.

б)  Консультант должен стремиться игнорировать явления переноса, отделять их от сущности обсуждаемых с клиентом тем и содержаний, отслеживать за собой невольное эмоциональное втягивание себя в те отношения, которые, пусть и неосознанно, но навязывает ему клиент. Если консультант сможет так общаться с клиентом, он тем самым,  будет способствовать тому, что у клиента появится новый опыт отношений, отличающийся от его привычных непродуктивных эмоциональных игр с людьми, которые много значат для клиента.

в)  Консультанту не рекомендуется  слишком углубляться в  реакции переноса и в их интерпретацию, только если клиент:

  •  искаженно воспринимает  реальность;
  •  готов лишь на кратковременную работу с консультантом;
  •  не имеет с консультантом  нормального рабочего альянса;
  •  обладает ослабленными механизмами психологической защиты и не может быть толерантен к тревоге и фрустрации;
  •  ориентирован не на разрешение глубинных конфликтов, а, например, на приспособление к  текущим жизненным ситуациям.

В остальных случаях обсуждать с клиентом явления переноса полезно. Это помогает клиенту  эффективнее преодолевать свои  психологические проблемы.

г) Консультанту не подобает игнорировать чувства клиента. Перенос обязательно должен быть обсужден и проанализирован. Если  перенос в ходе консультирования не преодолен, если, например,  осталась без обсуждения интенсивная любовь клиента к идеализированному консультанту (положительный перенос) или ненависть к нему (отрицательный перенос), то, по окончании работы с консультантом, у клиента могут возникнуть и обостриться новые личностные и эмоциональные проблемы.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

73362. Різноманітність речовин у природі 325.59 KB
  Тема: Різноманітність речовин у природі. Прості й складні речовини. Мета: сформувати поняття про прості та складні речовини; ознайомити з поділом простих речовин на метали та неметали; навчити розрізняти поняття проста речовина та хімічний елемент складна речовина та суміш. Вони об’єднуючись утворюють речовину просту речовину У нас з вами виникло два поняття Хімічний елемент проста речовина Ці два поняття ми повинні чітко розрізняти.
73365. Комп’ютерні віруси та антивірусні програми. Практична робота «Захист комп’ютера від вірусів» 3.04 MB
  Мета уроку: сформувати поняття: комп’ютерного вірусі та інших шкідливих програм; антивірусних програм; розглянути: ознаки зараження комп’ютерним вірусом; основні джерела зараження вірусами; класифікацію вірусів; класифікацію антивірусних програм; основні правила профілактики зараження комп’ютера вірусом...
73367. Стовпчасті та кругові діаграми 570.4 KB
  Для подання різних числових даних використовують діаграми. Для наочного зображення числових значень різних величин використовуються діаграми. Діаграми –- це символічний малюнок який наочно ілюструє співвідношення між значеннями величин.
73369. Стилизация цветов и растений для создания орнаментальной композиции 1.48 MB
  Основы композиции композиционное формообразование Всего часов обязательных учебных занятий 432 Творческая художественно-проектная деятельность в художественном проектировании и моделировании. В результате изучения профессионального модуля обучающийся должен: иметь практический опыт...
73370. Основні поняття підприємства 57.77 KB
  Мета уроку: навчальна - охарактеризувати види підприємства, переваги та обмеження різних форм підприємств; виявити доходи і ризики у підприємництві, функції та складові підприємницької діяльності; розвивальна – розвивати вміння логічно та нестандартно мислити, виділяти головне та робити висновки...