30217

Развитие конституционного права по законодательству Великого Княжества Литовского

Дипломная

История и СИД

Развитие государства и права феодальной Беларуси. Развитие конституционного права Беларуси в привилейный период развития законодательства. Развитие конституционного права Беларуси в статутный период развития законодательства.

Русский

2013-08-23

313 KB

26 чел.

PAGE   \* MERGEFORMAT 2

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра теории и истории государства и права

Дипломная работа 

Развитие конституционного права по законодательству Великого Княжества Литовского

Выполнил:

                                                                       Студент 5 курса, 6  группы

                                                                       юридического факультета БГУ

специальности «Правоведение» очной формы обучения                  Цвирко Роман ЧеславовичРо

    

                                                                        __________________________

(подпись студента)

Научный руководитель:  кандидат юридических наук, доцент Голубева  Людмила Леонидовна

                                                                       Рецензент:

кандидат юридических наук, доцент Червякова Татьяна Анатольевна

Минск 2013

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………….3

Глава 1. Развитие  государства и права феодальной Беларуси………………..6

Глава 2. Развитие конституционного права Беларуси в привилейный период развития законодательства………………………………………………...……15

Глава 3. Развитие конституционного права Беларуси в статутный период развития законодательства……………………………………………………...23

3.1. Конституционное право по Статуту 1529 года……………………………25

3.2 Конституционное право по Статуту 1566 года…………………………….29

3.3 Конституционное право по Статуту 1588 года…………………………….33

Глава 4. Развитие военного права феодальной Беларуси………………….…41

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………...57

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ...........................................62


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность данной темы трудно переоценить. Именно сегодня Республика Беларусь продолжает строительство и становление правового государства. Чтобы решить современные вопросы по части построения и становления правовой системы Республики Беларусь, в том числе проблемы развития конституционного и военного законодательства, необходимо всерьез и внимательно изучать и использовать законодательно-правовой опыт и историко-правовое наследие нашего государства.

Конституционное право феодальной Беларуси закрепляло феодальный общественный строй, но вместе с тем содержало новые буржуазные нормы. Оно регламентировало структуру и компетенцию высших органов государственной власти Великого Княжества Литовского, определяло систему органов местного управления и судебную систему. Особое внимание заслуживает то, что в праве нашел отражение принцип разделения властей 

[6, с.64].

Конституционное право является основой всех существующих отраслей права, влияет на систему права, жизнь и деятельность людей как прямо (поскольку нормы конституционного права применяются непосредственно), так и через другие отрасли права.

Должное внимание необходимо уделить и военному праву, поскольку оно во все времена занимало очень важное место в правовой системе и жизнедеятельности каждого государства. Военное право Беларуси в XVI в. основывалась на древних обычаях и на новых нормах писаного права. В это время наибольшую актуальность приобретают общегосударственные акты (Статуты, сеймовые одобрения, административные распоряжения), в которых регламентировалась организация армии, проведение мобилизации, определялись главные обязанности должностных лиц и ополченцев, круг военнообязанных субъектов, а также ответственность за воинские преступления [55, с.62].

На развитие военного права, как и конституционного, в Великом Княжестве Литовском в рассматриваемый период во многом повлияли внешние и внутренние социально-экономические и политические процессы и явления [17, с.30].

Автор дипломной работы проводит анализ историко-правовой эволюции конституционного и военного законодательства в Великом Княжестве Литовском, что является актуальным и на современном этапе развития белорусской государственности. Это поможет правильно отразить современные тенденции развития конституционного и военного права и определить их дальнейшее направление развития.

Цель дипломной работы:

выявить тенденции в развитии конституционного и военного права феодальной Беларуси.

В соответствии с целью дипломной работы поставлены следующие задачи:

  •  проанализировать тенденции в развитии государства и права феодальной Беларуси
  •  проанализировать нормы конституционного и военного права феодальной Беларуси, содержащиеся в грамотах (привилеях) Великого Княжества Литовского
  •  проанализировать нормы конституционного и военного права феодальной Беларуси, содержащиеся в Статутах Великого Княжества Литовского 1529, 1566, 1588 гг.

         Объектом дипломной работы являются общественные отношения в ВКЛ ХVI в. в сфере организации государственной власти и армии.

         Предметом дипломной работы являются нормы конституционного и военного законодательства ВКЛ ХVI в.

При проведении дипломного исследования автор использовал работы дореволюционных ученых (Любавского М.К., Довнар-Запольского М.В., Лаппо И.И., Малиновского И.А.), ученых советского периода (Юхо И.А., Дубровского В. В., Кашуба М.В., Подокшина С.А., Лосева А.Ф.), современных исследователей (Т.И. Довнар, Г.А. Василевича), а также нормативно-правовые акты Великого Княжества Литовского (грамоты, постановления Сойма, Статуты ВКЛ 1529, 1566, 1588 гг.).

Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников


Глава 1. Развитие  
государства и права феодальной Беларуси

Процесс становления Великого Княжества Литовского как суверенного государства начался в конце XII века, когда в его состав вошли украинские и некоторые русские Княжества.

Отношения между центром и присоединенными землями на начальном этапе существования государства строились на личной зависимости удельных князей этих земель от великого князя на основе сюзеренитета-вассалитета. Позже, в XV-XVI века, буйные вассальные Княжества были превращены в воеводства или поветы, в которых стали управлять наместники великого князя воеводы и старосты [11, с.279].

Государственное устройство и административно-территориальное деление сложилось не сразу, а по мере формирования государства.

В XIV-XVI веках Великое Княжество Литовское по форме правления было феодальной монархией. Во главе государства стоял великий князь, который осуществлял законодательную, судебную и административно-хозяйственную власть. Он также решал вопросы внешней политики, командовал вооруженными силами, издавал грамоты и другие правовые акты, возглавлял высший суд в государстве, имел право законодательной инициативы и т. д. Но все-таки по самым важным вопросам ему приходилось советоваться с Радой Великого Княжества Литовского и учитывать их мнение.

Это говорит о том, что власть великого князя была неабсолютной, она ограничивалась Радой. В нее входили сливки класса феодалов. Кроме этого власть монарха ограничивалась Сеймом, в котором были представители поветовой шляхты [9, с.48].

При осуществлении своей власти князь опирался на должностных лиц центрального и местного управления, а также других крупных феодалов, которые входили в состав Рады.

Рада являлась исполнительно-распорядительным, законодательным, судебным и контролирующим органом. Его главной задачей было защита прав магнатов от посягательств великого князя, а также охранять территориальную неприкосновенность государства, также она управляла высшими и местными государственными органами, занималась назначениями на высшие государственные должности.

В состав Рады входили высшие служебные лица государства, такие как воеводы, каштеляны, старосты, гетман, канцлер, маршалок земский, так же католические епископы и крупные феодалы, которые назывались панами-радными. В этот орган не могли входить иностранцы и простые люди.

Рада была постоянно действующим органом, который мог выбирать великого князя. В его компетенцию входила защита государства, решение международных дел, принятие законодательных актов, рассмотрение наиболее важных судебных дел и т. д.

Важное государсвенно-политичиское значение отводилось Сейму. Он являлся высшим законодательным органом в государстве. До XVI века работа Сейма регулировалась обычным правом. В него входили все крупные феодалы, должностные лица центральной и местной администрации, а также вся шляхта, одним словом, только привилегированные сословия.

Так как на собраниях решения в основном принимались великим князем и панами-радными, то можно сделать вывод о том, что Сейм имел незначительную власть [14, с.53].

В XVI веке законодательные функции Сейма расширились. Он из всесословного превратился в представительный орган, на заседание которого присутствовала не вся шляхта, а только ее представители — по два депутата от каждого повета, которые выбирались на поветовых сеймиках [6, с.49]. В его компетенцию входило решение вопросов войны и мира, сбор налогов на военные потребности, решение международных дел, выборы князя.

По мере накопления опыта работы постепенно законодательно закрепляется порядок рассмотрения судебных дел на Сейме (Статута 1529. Р.VI, ст.5), определяется исключительная его компетенция (Статута 1566. Р.III, ст.12). Четко установленных сроков созыва Сеймов, места и продолжительности их проведения не было. Они собирались по мере необходимости в разных городах (Вильно, Гродно, Слониме и др.) и могли продолжать работу в течение нескольких дней или месяцев, но чаще всего в течение 2-4 недель[8, с.202].

В системе органов государственного управления важная роль отводилась высшим должностным лицам, компетенция которых определялась обычным правом.

Особенностью государственного аппарата Великого Княжества Литовского отсутствие коллегиальных отраслевых органов управления. Вместо них создаются широкая система внешних и дворных должностей, основанных на принципах единоначалия, назначения, кормления, персональной ответственности, совмещения должностей и др. [8, с.202].

Существовали различные должности, такие как маршалок земский, гетман, канцлер, падскарбий земский и другие.

В компетенцию маршалка земского входило охрана порядка и этикета при великокняжеском дворе, он также старшинствовал на заседаниях Сейма и Рады, объявлял их решения и решения государя. Его заместителем был маршалок дворовый.

Гетман возглавлял вооруженные силы государства. Во время войны он наделялся большими полномочиями. Гетман, его также называли воеводой, мог осуществлять суд над подчиненными. Позднее воеводами начали называться руководителей местной администрации. Его заместителем был гетман дворовый, который возглавлял часть войск при границе.

Канцлер возглавлял государственную канцелярию. При нем были писари, секретари и их помощники. Канцлер заведовал государственной печатью, без которой законы не могли приобретать юридическую силу, также он подписывал государственные документы. Его заместителем был подскарбий.

Государственными финансами и богатствами заведовал подскарбий. Он заведовал государственными доходами и расходами. Его заместителем был подскарбий дворовый.

Функции дворцовой администрации исполняли коморники, заведующие имуществом князя; стольники, мечник и другие должностные лица [11, с.57].

Определенное место среди государственных служащих занимали великокняжеские дворяне. Они несли службу у великого князя и высших представителей власти, выполняли судебные решения, делали ревизии, следили за строительством дорог, мостов и др.

Местные органы власти формировались по принципу административно-территориального деления. До образования воеводств и поветов отдельными землями управляли заместители великого князя. При заместителе были такие должностные лица, как тиун, сотник, сорочник, десятник, ключник, конюший, лесничий. Великое Княжество Литовское делилось на воеводства, поветы и волости [15, с.465].

Местные органы власти имели широкие полномочия и мало зависели от центральных органов.

На территории воеводства воевода был представителем высшей власти. Он возглавлял административные, хозяйственные, военные, судебные органы. Основными его обязанностями были поддержание существующего на территории воеводства правопорядка, осуществление общего управления эксплуатацией всех источников государственных и великокняжеских доходов, организация вооруженных сил воеводства, осуществление правосудия на территории воеводства [16, с.60] Назначали его на должность великий князь и Рада.

Помощником воеводы был каштелян, который возглавлял войско и ополчение.

Ключник отвечал за сбор налогов и чиншу, ловчий и лесничий следили за лесными и охотничьими угодьями.

Во главе повета стоял староста, которого назначал великий князь и Рада. Как и воевода, он должен был поддерживать порядок на подведомственной территории, следить за состоянием государственных поместий и поступлением государственных доходов, а также собирал военное ополчение в период военной опасности, рассматривал уголовные и гражданские дела, контролировал исполнение судебных решений [17, с. 31]. Его заместителем был подстароста, в полномочия которого входили административно-судебные функции. Поветовый маршалок был помощником старосты по военным делам. Он командовал поветовым ополчением шляхты.

Особенностью местного управления в воеводствах и поветах Великого Княжества Литовского было наличие сословно-представительных органов -поветовых и воеводских сеймиков. В них участвовали все землевладельцы повета или воеводства. Как правило, поветовые сеймики собирались ежегодно, рассматривая вопросы общегосударственного и местного значения, таких как размер местных налогов, выбор местных судей и других лиц поветовой администрации, составляли инструкции-наказы для своих представителей, посылаемых на вальный Сейм и т.д. [18, с.126].

Низшим звеном органов местного самоуправления были управляющие государственными и великокняжескими поместьями  державцы. В их обязанности входило управление поместьем и органами местной власти, имели право суда над всеми простыми людьми, которые жили в данной волости.

Для осуществления надзора за крестьянами старосты и державцы назначали сельских войтов, сотников, десятских [24, с.88].

В XVI веке интенсивно развивается государственный аппарат: усложняется структура, увеличивается количество должностных лиц, происходит централизация. Именно во второй половине XVI века завершается процесс формирования и правового закрепления государственной структуры [23, с.17].

В XVI веке во главе государства, как и прежде, стоял монарх великий князь. В соответствии со Статутом 1529 года должность великого князя была выборной. При вступлении на должность великий князь обязывался соблюдать прежние законодательство страны, новые нормативные акты принимать только с панами-радными, сохранять прежние права и льготы различных категорий населения и прежнее должности.

В XIV-XV веках начинает развиваться законодательство, которое постепенно ограничивает обычное право. В первую очередь издаются законы в форме привилеев (грамот), в которых юридически подтверждались права и льготы феодалов, и оформлялось правовое положение сословий шляхты, а также закреплялись автономные права некоторых земель, городов, княжеств.

Законодательные акты того времени носили разные названия. Единого названия, соответствующего современному понятию «нормативно- правовой акт», не существовало. На протяжении столетий в зависимости от содержания актов и способов их принятия они назывались: грамота, лист, привилей, статут, конституция, артикул и другие. Четких различий между этими терминами не существовало, но определенные смысловые оттенки содержались в каждом из них [33, с.12].

Нормативные акты, в которых нашло отражение право Беларуси, по своему содержанию и форме были очень разными и охватывали всю разнообразность гражданских отношений. В зависимости от содержания, формы и процедуры принятия, эти акты можно разделить на следующие группы:

  1.  общеземские и местные (областные, волостные, городские) грамоты;
  2.  Судебник 1468 года;
  3.  Статуты 1529,1566,1588 годов;
  4.  сеймовые постановления и другие нормативные акты [27 с. 75].

С развитием писаного права и частичной его систематизации возникла необходимость определить, какие нормы поведения людей подлежат регламентации в законе, а какие следует относить к нормам религии и морали, необходимость создать определенную систему его классификации.

Первые попытки систематизации права относились к соглашениям между Полоцкой землей и другими землями. Первым же кодексом общегосударственного права был Судебник 1468 года. В нем содержались как нормы обычного права, так и новые правила, относящиеся к уголовному, процессуальному, административному праву. В Судебнике 1468 года уже прослеживается и определенная, хотя еще довольно примитивная, систематизация правовых норм. Кодификации подверглись и иммунитетные грамоты, которыми обеспечивались привилегии и льготы для класса феодалов и сословия шляхты, в них же систематизировались и нормы государственного права, обеспечивавшие суверенные права государства и ограничивавшие власть великого князя.

В этот период начинает развиваться Магдебургское право. С получением этого права горожане могут сами решать вопросы, касающиеся городских органов самоуправления, повинностей и налогов, формирования местного бюджета. Они также получают всевозможные льготы в области торговли и многое другое [30, с.45].

Право на самоуправление получили в IVI веке такие города, как Новогрудок в 1511 году, Слоним в 1531 году, Речица в 1561 году, Радошковичи в 1569 году, Могилев и Мозырь в 1577 году, Пинск в 1581 году, Витебск в 1597 году и т.д. [8, с.204]. Мещане получали значительное количество прав в управлении городом. Они могли менять место проживания, выезжать за границу, обладали правом собственности, участвовали в решении городских дел, объединялись в союзы, цехи, религиозные братства. Но не могли занимать государственные должности, не имели своих представителей ни в Раде, ни в Сейме.[28, с.24].

Феодальное право Великого Княжества Литовского, как регулятор общественных отношений, интенсивно развивалось под воздействием экономических, социальных и политических причин.

В целом развитие законодательства Великого Княжества Литовского можно условно поделить на два периода — привилейный и статутный.

Первый, привилейный период (XIII-XV вв.), на протяжении которого по мере образования Великого Княжества Литовского складывается общее земское право, его отдельные отрасли и их институты путем издания великими князьями грамот (привилеев). Нормы их обязательны для всего населения Великого Княжества Литовского, в том числе и для самих великих князей, не только издавших грамоту, но и для всех последующих князей. Для этого этапа развития феодального права характерно то, что правовой обычай как основной источник феодального права в IX — первой половине XII веков вытесняется нормативным актом (договор, грамота, постановление Сейма).

Второй, статутный, период (XVI век) характеризуется господством общеземского права, которое развивается так быстро, что неоднократно требуется его систематизация. Это приводит к появлению таких крупных памятников права как статуты Великого Княжества Литовского 1529, 1566 и 1588 годов. По своей структуре и содержанию эти статуты могут быть отнесены к своду действующего права государства [10, с.193].

Дальнейшее развитие феодального права в Беларуси в XVI веке происходило под воздействием внутренних и внешних социально-экономических и политических причин. Расширение торговли внутренней и внешней, государственной и частной ускорило рост городов и городского населения, обусловило более интенсивную выдачу городам грамот на Магдебургское право [25, с.75].

Выдача городских привилеев в XVI веке резко возросла. Они выдавались по разным причинам:

  1.  по просьбе жителей предоставить им Магдебургское право;
  2.  в связи с тяжёлым положением мещан, вызванным стихийны ми бедствиями (наводнением, пожаром) и военными действиями, происходившими на территории города;
  3.  в связи с произволом администрации;
  4.  по просьбе администрации города с целью развития города и привлечения в город новых жителей.

Причины выдачи городских привилеев обусловливали их содержание, которое было различным.

В Великом Княжестве Литовском наравне с писаными законодательными актами долгое время продолжало действовать древнее обычное право в форме неписаных правил поведения людей. В новых писаных законах постоянно отмечалось сохранение старых неписаных норм права. В связи с этим, нормативные акты, принятые в XIV-XVI веке, считались действующими и в следующий период. Особенно это касалось законов, которые постепенно стали закреплять права и привилеи сословия шляхты.

Именно такие процессы, как более благоприятная внешняя обстановка, усиление сословных и внутри сословных противоречий, формирование более совершенного государственного аппарата и др. содействовали объединению земель в составе Великого Княжества Литовского. Закрепление их правового статуса во второй половине XVI века в конечном итоге привели к образованию централизованного государства, существование которого невозможно без наличия единого права. Именно под воздействием многообразных и разносторонних процессов и причин идет интенсивная правотворческая деятельность государства, цель которой — приспособить феодальное право к новым более сложным условиям социально-экономического и политического развития страны [36, с.169].


Глава 2.
Развитие конституционного права Беларуси в привилейный период развития законодательства

Привилейный период (XIII-XV века) является первым этапом в развитии феодального права Беларуси.

В этот период, по мере образования Великого Княжества Литовского как суверенного феодального государства, складывается общеземское право, его отдельные отрасли и их институты путем издания великими князьями грамот (привилеев). Их нормы были обязательны для всего населения Великого Княжества Литовского, в том числе и самих великих князей, не только издавших грамоту, но и всех последующих князей.

Для привилейного этапа развития феодального права характерно то, что правовой обычай, как основной источник феодального права в IX первой половине XII веках, вытесняется нормативным актом (договор, грамота, постановление Сейма) [11, с.193]. В этой роли и выступили общеземские привилеи 1387, 1413, 1432, 1434, 1447, 1492 годов. Они то и положили начало юридическому оформлению прав шляхты.

К основным нормативным актам привилейного периода относятся:

  1.  договорная грамота великого князя Казимира с Великим Новгородом об установлении мира и условиях ведения торговли с Полоцком и Витебском 1440 году;
  2.  общеземские грамоты 1387, 1413, 1432, 1434, 1447,1492, 1506 годов;
  3.  грамоты великих князей городам на Магдебургское право 1390, 1391, 1441, 1494, 1498, 1499 годов;
  4.  Судебник Казимира 1468 года;
  5.  постановление Городельского сейма об унии Великого Княжества Литовского с Польшей о привилегиях феодалов-католиков 1413 года[20, с.164].

Общеземские, городские, договорные и другие грамоты (привилеи) внесли большой вклад в развитие всего законодательства Великого Княжества Литовского и положили начало для его дальнейшего усовершенствования.

Во время существования Великого Княжества Литовского было принято значительное количество общеземских грамот (привилеев). Некоторые из них имеют наиболее важное значение для дальнейшего развития правовой сферы государства.

Общеземские привилеи обычно издавались при вступлении нового великого князя на престол или после каких-либо важных событий в жизни государства. Они были обязательны для исполнения и действовали на всей территории Великого Княжества Литовского. В общеземских привилеях содержались права и обязанности разных классов и групп населения, закреплялось правовое положение государственных органов власти, и определялись их компетенция и принципы взаимоотношений [17, с.29].

Первыми общеземскими привилеями были три привилея князя Ягайлы 20 февраля, 22 февраля и 28 апреля 1387 года.

Первые два привилея от 20 февраля и 22 февраля 1387 года в основном были предназначены для распространения католической религии на территории Великого Княжества Литовского: « Кожны рыцар або баярын, які прыме каталіцкую веру, будуць мець поўную і ўсякую магчымасць валодаць, трымаць, карыстацца, прадаваць, адчуждаць, абменьваць, дараваць, паводле сваей добрай волі і думкі замкі, воласці, вёскі і дамы»[21, с.39]. Эти привилеи положили начало юридического оформления сословия шляхты.

Третий привилей от 28 апреля 1387 года был юридическим актом, который узаконил передачу великокняжеских полномочий в Великом княжестве Литовском князю Скиргайлу. Ягайло обещал защищать его правление и государство. Тем самым эта грамота была направлена на защиту независимости Великого Княжества Литовского от Полыни, хотя Скиргайло и признавал верховенство своего старшего брата Ягайлы.

В 1413 году была издана Городельская грамота, которая продолжила силовое насаждение католической религии на территории Великого Княжества Литовского. Грамота была издана Ягайлом и Витовтом для закрепления союза Великого Княжества Литовского с Польшей. Она еще больше расширила права феодалов-католиков, в ущерб правам православных. Также в ней закреплялась выборность великого князя [10, с.37].

После принятия привилеев 1387 года и грамоты 1413 года, обстановка в стране очень накалилась. Все это привело к принятию в 1432 и 1434 годах новых грамот. Их принятие было обусловлено внутриклассовой борьбой католиков и православных, которую эти привилеи урегулировали, уровняв католиков и православных в правах. Также содержание этих привилеев характеризуются конституционной направленностью, и они имеют важное государственно-правовое значение. В этих грамотах подтверждены суверенные права Великого Княжества Литовского, заложены юридические основы оформления прав и привилегий шляхецкого сословия, положено начало оформления закрепощения крестьян. Кроме этого, в этих привилеях начинает уже формироваться специально-юридические принципы, нормы, институты.

Общеземский привилей Казимира 1447 года завершил процесс правового оформления сословия шляхты. В нём более полно и понятно были изложены права класса феодалов, а также были предоставлены в ущерб государственным интересам столь многочисленные привилегии, что иногда его называют конституцией шляхты [9, с.56].

В привилее подтверждались все прежние привилегии и были даны новые: право свободного выезда за границу, право судить своих подданных, неприкосновенность права владения подданными.

Также привилей содержал и конституционные нормы.

Так в статье 3 перечислен круг лиц, которым гарантируется их полная неприкосновенность: «...княжатом, рытерам, шляхтичом, бояром, местичом... не будем казнити, не именьи, а ни пеньзями, ни нятством, ни кровью...» [23, с.87].

В статье 4 закрепляется принцип ответственности каждого только за свое преступление: «...нихто иный, только тот виноватец, хто проступить, подлуг права христианского имать быти казнен...» [23, с.88].

В статье 5 объявлялась конституционная норма о праве феодалов свободно выезжать за границу «для лепшого шчастья набытия, а любо учинков рытерских» [23, с.88], кроме неприятельских земель.

Статьей 13 привилей законодательно закрепил территориальную целостность государства, его суверенные права и обособленность: «А тако ж обецуем и слюбуем, иж панства нашего земль не вменшим, але у границах...держати будем и володети и щитити, а с божьею помочью и всими силами нашими размножати будем» [23, с.91].

В статье 14 привилей запрещал раздавать государственную собственность и государственные чины иностранцам: «...земель, городов, мест у володение и в держаниене маем дать в честь никоего чюжоземца, але только родичам земль наших» [23, с.91].

Последние две статьи были направлены против проникновения польских феодалов в Великое Княжество Литовское и отражали отрицательное отношение феодалов Княжества к разного рода иностранцам.

Всё это позволяет считать привилей 1447 года одним из главных правовых актов того времени. Он более полно закреплял суверенные права Великого Княжества Литовского, его территориальную целостность и самостоятельность, запрещал давать иностранцам государственные должности, земли, поместья и чины. Привилей гарантировал феодалам выезд за границу.

Анализ содержания привилея 1447 года позволяет сделать вывод о том, что его государственно-правовое значение заключалось, прежде всего, в усилении суверенитета и обособленности Великого Княжества Литовского[14, с.28].

Оживление правотворческой деятельности государства, оттеснение на задний план такого традиционного для раннефеодального периода развития права источника как правовой обычай и ряд других причин, во второй половине XV века вызвали необходимость в систематизации текущего законодательства.

Результатом работы по упорядочению общеземского законодательства было утверждение Казимиром Судебника Великого Княжества Литовского 1468 года.

Его нормы регламентировали в основном уголовно-правовые отношения, хотя есть и отдельные положения, касающиеся процессуального, гражданского и административного права [30, с.39].

Это была первая попытка установить единство правовых норм на всей территории государства, ограничить самоуправство судей, а также узаконить правом охрану феодальной собственности и ввести жёсткие меры наказания преступников [29, с.24].

Судебник был утверждён великим князем на общегосударственном Сейме 29 февраля 1468 года после согласования с князьями, панами-радными и "с всим поспольством". Он, как и большая часть законодательных актов Княжества того времени был написан на белорусском языке. В его основу было положено местное белорусское обычное право в дополнении с новыми правовыми нормами, разработанными судебной и административной практикой, в согласовании с новыми социально-экономическими условиями [33, с.22].

Изданием Судебника было положено начало новому этапу в развитии правовой теории, практики законодательной деятельности государственных органов, новых принципов систематизации и кодификации феодального права, которое завершилось изданием Статутов Великого Княжества Литовского [40, с.75].

Особое значение в развитии конституционного права имел привилей 1492 года великого князя Александра. Этот нормативно-правовой акт можно назвать первой общегосударственной хартией шляхетских вольностей. В этом привилее в статье 12 великий князь обещал не уменьшать территорию государства: «...земель Вялікага Княства Літоўскага мы не паменшым, але іх павялічым у сваіх межах» [19,с.08], поддерживать ее законы. В нем закреплялись важнейшие принципы международной политики государства - мирное существование с соседними государствами, соблюдение подписанных ранее договоров. В привилее в статье 13 перечислялись те государства, с которыми Великое Княжество Литовское в первую очередь поддерживало дипломатические отношения: «...замежныя краіны, як Масковія, Заволжская Арда, Перакопская Арда, Валахія, каралеўства Польскае, княства Мазавецкае, Прусія, Лівонія, Пскоў, Вялікі Ноўгарад, Цвер і Разань» [19, с.180].

Привилей 1492 года дал юридическое оформление Раде  высшему органу государственной власти Великого Княжества Литовского. В результате власть великого князя стала ограниченной. Он обещал в статье 15 «... выконваць тое, што паны-радныя радзілі нам дзеля нашай агульнай карысці» [19, с.182]. В соответствии с привилеем великий князь не имел права отменять или изменять законы, судебные решения, принятые совместно с Радой.

Так же в привилее Александра были прописаны общие принципы назначения на государственные должности и снятия с них. Так была закреплена норма в статье 17, в соответствии с которой никто не мог быть снят с должности без вины, которая должна быть признана в процессе публичного рассмотрения дела: «Але без віны мы не маем права пазбаўляць яго пасады» [19, с.183]. Определялись также некоторые требования к должностным лицам. Так, местные должностные лица должны были выполнять свои обязанности и решать все должностные дела в соответствии с местными обычаями и традициями. Им запрещалось вымогать у населения и своих подчиненных любые налоги отдельно от установленных государством платежей. Регламентировался порядок сбора налогов.

Статья 18 говорила, что «ваяводы, старасты, дзяржаўцы, урадоўцы і ўсе іх намеснікі ў нашым вялікім княстве застаюцца з поўнай пашанай і правамі на сваіх дзяржавах... і няхай іх трымаюць і захоўваюць, няхай судзяць і ўпраўляюць, спаганяюць падаткі і свае даходы...» [19, с.184].

Именно привилей 1492 года стал важным шагом на пути законодательного закрепления основных принципов и положений конституционного, административного, гражданского, криминального и процессуального права.

В 1506 году великий князь Жигимонт Казимирович издал грамоту, в которой подтвердил все предыдущие грамоты и в статье 2 обещал оставить «усе правы, вольнасці, прывілеі і граматы...царкоўныя і свецкія...князям, баронам, гарадам, мяшчанам, жыхарам і наогул асобам усякага стану» [19, с.185]. Этой грамотой власть князя была еще более ограничена. Великий князь полностью самостоятельно не мог издавать законодательные акты.

Изданием грамоты 1506 года завершился первый этап развития законодательства Великого Княжества Литовского в форме привилеев.

Изданные позже грамоты 1529, 1547, 1551 годов и остальные были уже только вспомогательными актами, потому что основными законами в государстве стали статуты Великого Княжества Литовского.

Общеземские грамоты в своей совокупности составляли основные законы государства, ее конституцию, в которой юридически закреплялись основные положения государственного, административного, гражданского и других отраслей права. Фактически первые общеземские грамоты ставили своей целью объединить все правовые нормы, которые действовали в разных районах государства, в единые для всего государства нормативные акты. Особенно это просматривается в привилеях Казимира 1447 года и Александра 1492 года. Однако эти законы сосредотачивали внимание на важнейших нормах, которыми чаще всего были конституционные нормы (о суверенитете государства, правах шляхты).


Глава 3  Развитие конституционного права Беларуси в статутный период развития законодательства

Статутный период (XVI век) является вторым этапом развития феодального права Беларуси. Он характеризуется господством общеземского права, которое развивалось так динамично, что неоднократно требовалась его систематизация. Это приводит к появлению таких крупных памятников права как статуты Великого Княжества Литовского 1529, 1566 и 1588 годов. По своей структуре и содержанию эти статуты могут быть отнесены к своду действующего права государства. Наличие в государстве подобных крупных нормативных актов свидетельствует о высоком развитии правовой мысли, культуры, образования [28, с.354].

Статуты Великого Княжества Литовского резко отличались от крупных нормативных актов XIV-XV веков, как широтой охвата урегулированных правом общественных отношений, так и юридической техникой (главы, статьи, которые имеют названия) [37, с.93].

В Статутах нашли отражение различные отрасли права: конституционное, гражданское, брачно-семейное, уголовное, процессуальное и другие. Но следует отметить, что зачастую нормы одной отрасли права содержатся не в одном, а в разных разделах.

Конституционное право в Статутах было проникнуто идеей верховенства закона, присущей правовому государству. Великий князь обязуется соблюдать законы страны [46, с.65].

Конституционное право Великого Княжества Литовского регламентировало структуру и компетенцию высших органов государственной власти. Вся система органов государственной власти и управления строилась на общих принципах феодального права: возникновение льгот и перевесов класса феодалов и сословия шляхты и недопуск простых людей в органы управления; юридическое закрепление неравенства среди разных социальных групп населения и разделение его на сословия [42, с.221].

Демократизм конституционного права проявляется во многих его нормах, закреплявших принцип выборности монарха, ограничение его власти законом, Радой и Сеймом. Разработчики Статута 1566 года сделали первые, но довольно значимые шаги по правовому закреплению принципа отделения суда от администрации, детально регламентировав порядок формирования и деятельность земских поветовых и подкоморских судов. В Статуте 1588 года этот принцип получил дальнейшее развитие в связи с закреплением статуса, порядка комплектования и компетенции Главного суда. Более того, уже в Статуте 1529 года четко проводится мысль, что местные подвоевода, подстароста судебные функции должны осуществлять с участием избранных «двух земянинов, людей добрых а годных веры», «а без тых панов земян присяжных, естли бы обеюх не было, тогды не мають наместникове ани маршалкове судити» (Статута 1529. Р.III, ст.2). Таким образом, принципы коллегиальности и участия населения в работе судов в качестве присяжных заседателей становятся в XVI веке основными общими принципами организации судебной власти [49, с.38].

В конституционном праве не только в Статуте 1529 года, но и в Статуте 1588 года вопреки Люблинской унии 1569 года, содержатся правовые нормы, касающиеся суверенитета Великого Княжества Литовского, системы, структуры и компетенции органов власти и управления. В нормах всех Статутов закреплено положение, что на любые должности Великого Княжества Литовского может быть избран или назначен только гражданин Великого Княжества Литовского, но не иностранец. Великий князь не имеет права за пределами Великого Княжества Литовского решать даже мелкие текущие вопросы, касающиеся государства или отдельных лиц этого государства [4, с.77].

Нормы конституционного права свидетельствуют о духовном переломе феодального общества в XVI веке, в частности его правосознания. В них усматривается стремление законодателя создать более благоприятные, упорядоченные нормами права условия существования человека в обществе, закрепив такие прогрессивные принципы как выборность, коллегиальность, законность, ответственность, отделение суда от администрации, участие в суде присяжных и др., что помогало избежать социальных взрывов в обществе.

3.1 Конституционное  право по Статуту 1529 года

Новые социально-экономические  и политические процессы в княжестве требовали их законодательного регламентирования. Сословие шляхты, становление которого ярко прослеживается в предыдущих законодательных актах, требует увеличения и законодательного закрепления своих прав. В этот период завершается процесс консолидации территории государства, центральная власть приобретает все большую мощь. Все это и нашло законодательное воплощение в первом своде законов государства [37, с.64].

Статут 1529 года был написан на белорусском языке и являлся основой для последующих Статутов. Был доступен для народа. Похожего сборника не существовало даже в Европе.

Основными источниками Статута 1529 года:

  1.  нормативно-правовые акты Великого Княжества Литовского;
  2.  обычное право белорусских земель;
  3.  судебно-административная практика государственных органов;
  4.  нормы римского и церковного права;
  5.  нормы писаного права, изложенные в ранее принятых грамотах;
  6.  нормы древних источников права и иностранное право [4, с.37].

Конституционные нормы ограничивали власть великого князя. Все вопросы он обязан был решать с одобрения панов-радных. Князь обещал сохранить территориальную целостность государства, не назначать на государственные должности чужеземцев, придерживаться законов и традиций, поддерживать правовой порядок в государстве.

 Статут внес много нового в развитие мировой правовой мысли. Самое главное, что его отличало от похожих законодательных актов других государств, это его конституционная направленность и собственные основания кодификации (он не повторял классическую римскую систему права, а основывался на собственной, во многом схожей на современную).

Первые три раздела Статута включали в основном нормы конституционного характера, хотя они помещались и в других разделах, 4 и 5 разделы помещали в основном нормы наследственного и брачно-семейного права, 6 - судебно-процессуального, 7 - криминального, 8 - земельного, 9 - административного (лесного и охотничьего), 10 - гражданского, 11-13 – уголовного и уголовно-процессуального права [1, с.55].

Статут закрепил основы общественно-политического строя государства, порядок образования, состав и полномочия некоторых государственных и судебных органов, правовое положение различных категорий населения и другое. В нем содержались многочисленные конституционные нормы, наиболее важными среди которых были те, которые ограничивали власть великого князя. Все дела в государстве он должен был решать "дзеля агульнай карысці" с согласия панов-радных. Великий князь был обязан сохранять территориальную целостность государства, не отдавать престол чужеземцам, придерживаться законов и обычаев государства, охранять правопорядок. По Статуту великий князь являлся высшим служебным лицом государства, должен был подчиняться государственным законам и при реализации своих полномочий действовать только в рамках статутных норм. Одна из статей Статута прямо говорит: " Вси подданые нашим, так вбогие, якое и богатые, которого роду колве або стану были бы, ровно а одностайным писаным правом мають сужоны быти", то есть устанавливается принцип единства права для всего населения государства (Статут 1529. Р.I, ст.12). Введение в Статут этой нормы-принципа было очень важным, потому что она содействовала формированию суверенитета нации. Государство обеспечивало свой суверенитет путем расширения юрисдикции на всю свою территорию, а одинаковое действие закона в отношении ко всем подданным содействовало религиозному согласию и образованию единой нации.

В Статуте не имеет еще своего юридического закрепления разделение властей в виде нормы-принципа, однако она существует только как идея, которая пронизывает весь этот законодательный акт. Об этом свидетельствует ряд норм. Так, Великий князь обязуется принимать законы с панами-радными, а в некоторых случаях требуется "ухвала земская " – созыв Сейма (например, при определении количества представления ратников). В Статуте уточняется норма о неприкосновенности личности. Имелась ввиду в первую очередь шляхта, права которой достаточно полно регламентировались этим законом. Статут также уточняет положения, изложенные в общеземских грамотах, о защите территории государства, войсковой службе и пр. Необходимо отметить, что в Статуте не просто регламентируется, как в предыдущих законодательных актах, древняя "погоня", а говорится уже о хорошо организованной военной службе с конкретизацией прав и обязанностей военнообязанного населения, в том числе переписью военнообязанных, периодическими осмотрами войск и пр. Так, при переписи войск определялась даже масть лошади (Статут 1529. Р.II, ст.3). В общем, нормы этого раздела наглядно показывают суверенитет и мощь государства [6, с.78].

Много внимания придавал Статут 1529 года судебной власти, которая еще четко не отделена от административной, однако судьи обязуются законом судить правильно, справедливо, в соответствия с законом (Статут 1529. P.VI, ст.1). Гарантиями справедливости судебных решений является право на обжалование судебных постановлений, наличие института адвокатуры, а также закрепление таких важных принципов (которые имели место в общеземских грамотах), как ответственность каждого за свою вину, в соответствии с законом и в судебном порядке (Статут 1529. Р.I, ст.7). Эти положения содержат уже элементы презумпции невиновности.

Статут регламентирует даже срок давности уголовного преследования: в отношении тяжких преступлений – 10 лет, менее тяжких - 3 года (Статут 1529. P.VII, ст.27). О прогрессивном направлении развития уголовного права свидетельствует статья, которая  запрещает отдавать в вечную неволю свободного человека за совершенное им преступление. В результате возникновения юридического конфликта закон обязывает применять только статутные нормы. Отказ в осуществлении правосудия по причине отсутствия в Статуте соответствующей правовой нормы запрещается. В этом случае разрешалось применять обычное право. Законам охранялся авторитет суда. Так, за проявление неуважения к судьям предусматривалась уголовная ответственность. Нормы Статута свидетельствуют о достаточной мощи и авторитете судебной власти в государстве. При осуществлении правосудия судьи никого не должны были унижать. Они также несли ответственность за свои неправомерные действия [18, с.354].

Статут 1529 года много внимания уделяет нормам, которые обеспечивали права феодалов (в том числе право собственности на землю), регламентирует имущественные правоотношения, вопросы наследства и опеки, заботится об имущественных правах женщин, декларирует право женщин свободно выходить замуж и многое другое. Он даже содержит природоохранные нормы. Значимость Статута переоценить нельзя, тем более что он был написан на белорусском языке и был доступен  народу. Многочисленные ученые и политические деятели отмечают, что такого закона в то время еще не имела феодальная Европа. Статут имел главной целью - укрепление единства государства и ее суверенитета. Положения Статута свидетельствуют о богатой правовой культуре белорусского народа, которая развивалась в русле общеевропейской культуры [37, с.118].

Создание такого законодательного акта как Статут 1529 года явилось большим рывком в развитии всей правовой системы того времени, который во многом повлиял на формирование нашего современного законодательства.

3.2  Конституционное  право по Статуту 1566 года

Первый Статут заложил прочную основу для дальнейшего развития законодательства Великого Княжества Литовского. Однако новые социально-экономические явления в государстве, активное развитие городов, активизация товарно-денежных отношений и пр. потребовали совершенствования права. Возникает инициатива "паправы" Статута 1529 года, создается статутная  комиссия и, начиная с 1551 года, "паправы" систематически обсуждаются на Сеймах (что само по себе свидетельствует  о новых тенденциях в развитии права Великого Княжества Литовского).

Проект нового Статута был подан на Сейм только в 1561 году, долгое время велись дебаты и, хотя полагалось принять его в 1564 году, он был введен в действие только с 1 марта 1566 года [13, с.54].

Статут 1566 года, как и Статут 1529 года, содержал положения о единстве права и приоритете писаного права на всей территории государства. Также Статутом ограничивалась власть великого князя.

Основными источниками Статута 1566 года были:

  1.  Статут 1529 года;
  2.  судебно-административная практика;
  3.  римское право (классическое и переработанное);
  4.  каноническое и церковное право;
  5.  общеземские и областные привилеи;
  6.  некоторые нормы обычного права
  7.  Судебник 1468 года [37, с.40].

Именно этот Статут юридически закрепил независимость Великого Княжества Литовского от Польши.

В Статуте были вписаны три привилея: Виленский 1563 года, Бельский 1564 года и Виленский 1566 года. В структурных отношениях, несмотря на определенные изменения, он придерживался предыдущего Статута, однако насчитывал уже 14 разделов и 367 статей. Он содержал нормы всех ветвей тогдашнего права: конституционного, гражданского (в том числе обязательственного, залогового, земельного, попечительского, наследственного), брачно-семейного, административного, уголовного, судебно-процессуального и пр. Как и предыдущий Статут, он закреплял и повторял на более высоком юридическом уровне положения о единстве права на всей территории государства и для всех подданных (хотя по феодальному праву оно не могло быть и не было равным для всех категорий населения), государственном суверенитете (вопреки церковному космополитизму), приоритете писаного права, ограничении власти великого князя и др. Самые важные, новые положения Статута касались конституционного, гражданского, судебно-процессуального и уголовного права. Как и в Статуте 1529 года, конституционному и военному праву были посвящены первые три раздела нового свода законов государства, хотя конституционные нормы содержались и в других разделах.

Эти нормы закрепляли суверенитет государства, определили государственную территорию, порядок образования и действия разных государственных органов, защищали интересы крупных феодалов и гарантировали им права и преимущества в государственном управлении. Важное значение имели нормы, которые ограничивали власть великого князя и регулировали порядок принятия новых законов.

От имени великого князя Статут 1566 года запретил пользоваться нормами обычного права. Однако к закону были приобщены и некоторые нормы, которые уже не соответствовали новым экономическим и политическим отношениям, а являлись своего рода данью старине. В связи с чем, сразу же после введения в действие Статута, пришлось вносить в него определенные изменения. Он не только более точно и полно регламентировал деятельность таких высших органов государства, как великий князь и Рада, но окончательно закрепил законодательную функцию Сейма [14, с.50].

Закон говорил о составе и компетенции Сейма, о порядке избрания поветовых депутатов на Сейм, о деятельности поветых сеймиков - органов так называемой шляхетской демократии и др. Власть князя ограничивалась не только Радой, но и Сеймом, без согласия которого он не имел права начинать войну, вводить новые налоги, принимать новые законы (Статут 1566. P.ІI, ст.2). Статут содержал положения, которые декларировали некоторые политические права простых людей. Так, во 2 статье 3 раздела говорилась, что будут сохраняться права всех землевладельцев, а также мещан и "всих людей посполитых в Великом князстве Литовском и во всих землях того панства... в которых они, яко люде вольные, вольно обираючи из стародавна из вечных своих предков собе панов и господарей Великих князей Литовских" (Статут 1529. P.ІІI, ст.2)[37, с.29].

Обращает на себя внимание также помещенное в Статуте положение о том, что в выборах великого князя участвуют и простые люди - "мещане и все люди посполитые", хотя, конечно, они не только великого  князя, но даже депутатов на Сейм не избирали. Наличие этой нормы, можно полагать, явилась, с одной стороны, отголоском давно прошедшей старины, когда народ участвовал в вечевых собраниях и приглашал или выгонял своих князей, а со второй - прогрессивной для своего времени идеей в виде пожелания-обещания законодателя, которое закладывало основание для будущего уравнивания в политических правах всего свободного и зависимого населения государства.

Впервые в статутных нормах проявляется тенденция отделения судебной власти от исполнительной. Регламентировалась деятельность новых – подкоморских и земских судов, последние из которых являлись выборными, отделенными от администрации. Судьи, к которым предъявлялся ряд требований и которые приносили при вступлении на должность присягу о честном выполнении своих служебных обязанностей, выбирались на должности пожизненно. Эти нормы Статута свидетельствуют о зарождении новых, более прогрессивных правоотношений в государстве[54, с.201].

О зарождении буржуазных правоотношений свидетельствует и 1 статья 7 раздела, которая позволила всем феодалам свободно распоряжаться сваей недвижимостью (в отличие от Статута 1529 года, который позволял распоряжаться только 1/3 частью недвижимого  имущества). Тем самым очертился переход от феодального права собственности к буржуазному. В этом же направлении были внесены значительные изменения в наследственные правоотношения. Целый новый раздел был посвящен порядку наследования имущества и оформлению завещательных записей (тестаментов). Статут даже содержал примеры некоторых юридических документов.

В прогрессивном направлении Статутом развивалось и уголовное право: субъектом преступления признавался только человек, впервые определялся законом возраст уголовной  ответственности с 14 лет, был сделан значительный шаг в закреплении презумпции невиновности и др. [49, с.36].

Как и предыдущие законы, Статут 1566 года в первую очередь заботился о шляхте, законодательно закреплял главную роль крупных феодалов в государстве и их привилегии. Именно в этом и проявилась противоречие Статута: с одной стороны он провозглашал самые прогрессивные идеи и принципы, обращаясь ко всему населению и уточняя: как к богатым, так и к бедным, как к людям высшего положения, так и к людям более низкого положения, а с другой стороны - прежде всего заботился о феодалах.

Особенностью Статута 1566 года было то, что он продолжал действовать под названием "Валынскі Статут" на присоединенных к Польше в 1569 году Волынском, Киевском, Брацлавским воеводствах (за исключением некоторых статей) и после введения в действие нового свода законов государства Статута 1588 года.

Закон обязывал великого князя, всех князей, панов радных, феодалов, шляхту, мещан, «всихъ людей посполитыхъ у Великомъ Князстве Литовскомъ и во всихъ земляхъ того панства намъ заховати при свободахъ и вольностяхъ хрестиянскихъ» (Статута 1566. Р.III, ст.2).

Закрепляя конституционные положения Статут 1566 года, как и предыдущие, прежде всего заботился о шляхте.

3.3  Конституционное право по Статуту 1588 года

Статут 1588 года являлся конституцией государства. В нем более подробно, чем в остальных Статутах, были изложены принципы ограничения власти великого князя, единства права на всей территории государства и в отношении всех свободных людей, приоритет писаного права.

Основными источниками Статута 1588 года были:

  1.  Статуты 1529 и 1566 годов;
  2.  сеймовые постановления;
  3.  великокняжеские привилеи;
  4.  постановления поветовых сеймиков.

Третий Статут, по сравнению с двумя первыми, имел не только более значительный объем (487 статей, 14 разделов), но и более совершенную систему расположения правового материала. Кодификаторы государства разработали и в этом Статуте усовершенствовали собственную систему права, которая отличалась от традиционной римской системы права и основывалась на новых принципах, свойственных переходному периоду от средневековья к новому времени. Весь Статут пронизывала идея правового государства, одной из оснований которой был закрепленный им принцип разделения властей: законодательная власть принадлежала Сейму, исполнительная великому князю и Раде, судебная новым, созданным в результате судебной реформы, судебным органам.

Более точно в Статуте 1588 года были изложены принципы ограничения власти государя, единство права на всей территории государства и относительно всех свободных людей, приоритет писаного права и многое другое. Именно в закреплении этих принципов нашла отражение тенденция формирования нового, буржуазного правосознания. В Статуте мы находим много норм, которые свидетельствуют о том, что законодатель стремится придерживаться принципа справедливости во всех правоотношениях. Закон стремится защищать не только сословные права личности, но и личные права и интересы каждого свободного человека. Неслучайно в его статьях очень часто содержится обращение: "як к багатым, так і к бедным".

Статут 1588 года превосходил предыдущие законы широтой правовой регламентации почти всех, имеющих место в феодальном государстве, правоотношений. В нем нашли отображение нормы всех ветвей феодального права: от конституционного до процессуального. Первые три его раздела в основном были посвящены нормам конституционного права, содержали эти нормы и другие разделы Статута. Закон закрепил такие важные конституционные принципы, как суверенитет государства и народа, равенство всех свободных людей перед законом, право человека на собственность, на охрану его жизни, чести, имущества, на судебную защиту и другое. Для шляхты провозглашалось право свободного выезда за границу государства, право представительства в органах государственной власти и управления.

Законодатель, исходя из самых прогрессивных идей своего времени, закрепил в Статуте положение, которое имела место в предыдущих законах, о сохранении самостоятельности Великого Княжества Литовского, территориальной целостности государства и ее неприкосновенности: "Мы, господар, обецуем теж... под того ж присягою нашого... иж тое то славное паньство Великое князство и вси земли, ку нему здавна и тапер належачие, в славе, титулех, столицы, зацности, владзы, мошности... и теж в границах, ин в чаи уменшивати и уймовати або понижати ни мая" (Статут 1588. P.ІІI, ст.1). Обращает на себя внимание 4 статья, которая обязывает монарха (короля и одновременно великого князя) возвратить в состав Великого Княжества Литовского все ранее отчужденные от государства земли. Конечно, самые крупные отчуждения земель были сделаны в пользу Польши. Таким образом, статья находится в явном противоречии с актом Люблинской унии 1569 года. Такой же характер имеет  и 5 статья этого раздела, которая запрещала отнимать поместья у шляхты и, что в особенности характерно, не давать поместий "заграничником и посторонним" лицам, а также не выдавать в будущем никаких правовых актов и привилеев, которые противоречили бы этому Статуту. 12 статьей запрещалось назначать на должности, а также наделять имуществом чужеземцев. Следующие статьи этого раздела закрепляли и гарантировали сословные права и привилегии шляхты и зажиточной части мещан и говорили об отсутствии таких прав у простых людей, которых нельзя было "повышати над шляхтой".

Статут повышал права всех категорий граждан: все участвовали в выборах великого князя, однако, крестьяне не допускались на Сейм. Все имели право судиться статутовыми нормами. Ответственность личности за совершение правонарушения осуществлялась только в суде в соответствии с законом: «...ні на якога чалавека не буде пачата яўнае праследаванне, або еле детва, або тайнае падазрэнне...абвінавачваць і караць не павінны і не будзем, перш чым на сойме ў судзе яўным у адпаведнасці з парадкам судавытворчасці і права...» (Статута 1588. Р.I, ст.2).

Закон стремился защитить не только сословные права личности, но и личностные права и интересы каждого свободного человека[4, с.348].

В нормах Статута говорилось о том, что, независимо от сословия, всем гарантировалось равенство перед законом, о чем великий князь давал особую присягу: «...ўсіх княжат, паноў-рад духоўных і свецкіх, паноў харугоўных, шляхту, гарады і ўсіх падданых нашых, і ўсіх саслоўяў ў гэтым панстве нашым Вялікім княстве Літоўскім, і іншыя ўсе землі, што здаўна таму панству належалі, пачынаючы ад вышэйшага стану і звання да ніжэйшага, гэтымі правамі і артыкуламі, у гэтым жа статуце ніжэй пісанымі і ад нас даденымі, будем судзіць і дзейнічаць» (Статута 1588. Р.I, ст.1).

Составители Статута решили ряд правовых проблем в духе эпохи Возрождения. Статьи Статута обязывали служебных лиц, в том числе и самого великого князя, действовать в соответствии с законом, защищать интересы государства и народа. Именно в ХVІ веке не только обращается усиленное внимание на единство и независимость, но и начинает очерчиваться воображение о единственном гражданстве, ведь под термином "Литва" понималась все государство, политико-экономическим центром которой была Беларусь, а под названием "литвин" - ее гражданин. Понимание единого гражданства начинает доминировать над религиозными течениями в государстве. Статут декларировал, что права даются лицам "...так латынскага закону, яко и греческого". Одна из самых прогрессивных статей Статута закрепила принцип веротерпимости, что в условиях сосуществования в государстве самых разных религиозных верований было необходимым. Великий  князь прямо обязывался "покой посполитый межы розорваными и розными людми в вере и набоженстве заховывать" (Статут 1588. P.ІІI, ст.3).

Многочисленные нормы Статута свидетельствуют о его гуманистической направленности. Он основывался на ренессансном гуманизме, тесно связанном со средневековыми гуманистическими принципами: осознанием свободы как сущностного качества человека и его самого как высшей ценности земного бытия в единстве с космическим, понимание духовных потребностей человека. Статут отрицательно относиться к понятию "неволя" и потому запрещает отдавать в вечную неволю свободных людей, заменяет название "челядь несвободная" на "челядь дворовую" и другое.

Гуманистическая направленность Статута в особенности проявляется в тех статьях, которые регламентируют положение женщины. Закон декларирует право женщин свободно,  по своей воле, выходить замуж, владеть имуществом,  запрещает применять смертельную казнь в отношении беременной женщины, защищает жизнь женщины двойной головщиной и даже вмешивается в привилегии церкви на развод мужа и жены (Статут 1588. P.V).

Гуманизм Статута прослеживается и в тех статьях, которые предусматривают освобождение от наказания несовершеннолетних преступников, психически больных людей и тех, кто находился в состоянии необходимой обороны. Возраст уголовной ответственности увеличивается с 14 до 16 лет. Шляхтич за убийство простого человека мог быть наказан смертью, тем самым Статут положил начало реализации постулата о равном наказании за убийство человека [37, с.40].

Статут 1588 года дополнял и развивал положения предыдущих Статутов. Он закрепил право всех людей судиться статутными нормами, регламентировал ответственность за правонарушения только в судебном порядке, в соответствии с законом (Статут 1588. P.I, ст.2). При определении меры наказания судьи были обязаны учитывать все обстоятельства дела, судить справедливо, соответственно статутным нормам, а в случае неуверенности склонятся к освобождению подсудимого от наказания. Идея презумпции невиновности нашла в Статуте законодательное закрепление.

Статут был одним из первых европейских законов, который устанавливал нормы, направленные на охрану природы, поддержание и увеличение ее ресурсов. Он закрепил порядок пользования земельными угодьями, пущами, реками, озерами, регламентировал вопросы охоты, рыбной ловли, бортничества и другое. Под охраной  закона находилась флора и фауна. Так, за разрушение лебединого гнезда взимался штраф три рубля, соколиного шесть рублей, за учинение пожара в лесах виновник покрывал за свой счет все потери (Статуст 1588. P.Х).

Почти во всех разделах Статута 1588 года много внимания уделялось уголовному праву. В XIXIV разделах содержалась подробная регламентация уголовной ответственности за осуществление разного рода преступлений. Статут разделял преступления на:

- государственные;

- против религии и церкви (обращение к другой вере, чародейство и тому подобное);

- против личности (убийство, ранение, побои, самовольное лишение  свободы, изнасилование, оскорбление личности);

- имущественные преступления (разбой, наезд, наход, грабеж, присвоение чужого имущества, кража);

- преступления зависимых людей против своих владельцев (кража невольников, побеги, укрывательство беглых)[49, с.29].

Значимость Статута возрастала от того, что он был сразу же напечатан на белорусском языке (чем гордились законодатели) в Виленской типографии братьев Момоничей. Это делало его доступным широкому кругу населения. Многие исследователи отмечали уже относительно первого Статута, что такого закона не имела еще феодальная Европа. Статут оказал значительное влияние на развитие права России (служил примером при подготовке Соборного уложения 1649 года), Польши, Украины, Латвии, Эстонии. О юридической значимости его свидетельствует то, что он был действующим законом почти до половины XIX века. Статут был отменен после присоединения Беларуси к России (в Витебской и Могилевской губерниях в 1832 году, в Минской, Гродненской и Виленской в 1840 году) [43, с.104].

Положения Статута говорят о том, что он был достаточно типичным феодальным законом и вобрал в себя все характерные черты и противоречия тогдашнего общества. Прежде всего, он защищал личность феодала и его собственность. Одновременно нормы этого закона отобразили поступательную тенденцию в развитии феодального общества. Об этом свидетельствуют все те прогрессивные идеи и принципы, выработанные человечеством в течение своего существования которые законодательно закрепил Статут. Многие его положения, в том числе и те, которые регламентировали экономические отношения в государстве, во многом опередили свое время. Статут 1588 года послужил примером кодификации законодательства в других странах.

Про этот законник можно сказать, что он пронизан идеей правового государства. Он закреплял в себе разделение власти: законодательная власть принадлежала Сейму, исполнительная закреплялась за великим князем и Радой, а судебная — судам.

Также и в Статуте 1588 года, как и в двух предыдущих Статутах, закреплялся принцип ответственности каждого только за свои проступки: «Не павінен ніхто ні за кога адказваць, толькі кожны сам за сябе» (Статута 1588. Р.I, ст.18). Закреплялось положение о запрете наделять чужеземцев чинами, землями, поместьями, также вводилось положение о запрете оседлости приезжим людям: «Чужаземцам не павінны давацца ўсякія чыны і ўрады, а прышлым людзям з іншых панстваў не даваць аселасті» (Статута 1588. Р.III, ст.12).

В Статуте было прописано, что все должностные лица должны соблюдать законы, действовать в соответствии с ними: «...ўраднікі дворныя, паны пячатары, маршалкі, падскарбіі, пісары, сакратары, ваяводы, люді служылыя, конныя і першыя, у полі і ў замках...кожны з іх абавязаны буде дзейнічаць у адпаведнасті з правам» (Статута 1588. Р.III, ст.22).

Существовала статья, которая закрепляла принцип веротерпимости, так как на территории великокняжеского государства существовали разные религии. Великий князь обещал: «А таксама прывілеем і прысягай нашай вырашана мір паміж рознымі рэлігіямі сцерагчы» (Статута 1588. Р.III, ст.3).

Глава Великого Княжества Литовского выбирался всем народом, но на практике в выборах участвовала только шляхта. Простые люди не допускались до управления государством.

Статут регламентировал, какие вопросы великий князь может решать самостоятельно, а какие вместе с Радой или Сеймом [4, с.173].

Для вывода можно сказать, что Статут 1588 года закончил кодификацию права в Великом княжестве Литовском. Этот законодательный акт был очень богат на правовые идеи и принципы, что подтверждает его важность.

Анализ содержания Статутов 1529, 1566, 1588 годов дает уверенность утверждать, что они были главными законами того периода, которые собрали в себе все характерные черты и противоречия средневекового общества.

Статуты законодательно закрепили и развили главные идеи и принципы, которые человечество разрабатывало на протяжении всего своего существования. Одновременно они переделали и усовершенствовали многие конституционные положения предыдущих законодательных актов.

Глава 4. Развитие военного права феодальной Беларуси

Как и другие отрасли современного права, военное право уходит своими корнями в глубину истории. Изучение процесса эволюции данной отрасли права позволяет выявить основные этапы его становления и развития, а также проследить, как общественно-политические события разных эпох воздействовали на историческое развитие военно-правовых норм и институтов. Перед тем, как приобрести современные черты и содержание, сформироваться в самостоятельную правовую отрасль, военное право прошло долгий путь становления и развития. Как считает Юхо Я.А., на белорусских землях первые военно-правовые нормы появились одновременно с первыми государственными образованиями, с появлением государства, важнейшей внешней функцией которого является защита, появляются и соответствующие вооруженные формирования, как один из главных государственных институтов, соответственно возникает и востребованность в правовом регулировании этих вопросов. Первоначально вопросы защиты государства регулировалась обычным правом. В IХ-ХІІ веках обычай являлся основным источником права, тем более, что организация защиты древних государств-княжеств, которые были сравнительно небольшими, возлагалась в основном на ограниченное количество профессиональных вояров княжеских дружинников. Только в наиболее экстренных и чрезвычайных ситуациях требовалась всеобщая мобилизация. В таких условиях в нормах писаного права не было практической необходимости. Обычаи военных традиций встречаются в привилее Ягайлы 1387 годы, который освободил рыцарство от любого рода повинностей, кроме военной и строительства новых замков или ремонта старых. Привилей предусматривал две формы организации войска: военный поход, в котором принимали участие все рыцари за свой счет, и противоположная ему погоня преследование вражеских войск, которые отходят с территории государства. Указывалось, что в "погоне" принимают участие не только рыцари, но и все мужчины любого сословия, способные держать оружие. Статьи данного закона не привносили ничего нового в организацию защиты государства, а только закрепляли в письменной форме нормы обычного права.

Косвенные упоминания в этом привилее о воинской повинности носят фрагментарный характер и не создают целостной системы права, это свидетельствует о том, что говорить о развитии военного права можно начиная с XVI века [59, с.64-65].

Начало XVI века характеризуется активным становлением войскового законодательства в Великом княжестве Литовском. Главными факторами, которые обусловили его развитие, являлись общие тенденции к развитию писаного права: расширение использования наемных войск, общее усложнение и профессионализация системы  их организации  и управления ; постепенный упадок феодального ополчения – «Посполитого Рушэння» (как главной формы организации защиты государства) и, как итог, массовое уклонение землевладельцев от выполнения войсковой службы [58, с.35].

Развитие военного права можно разделить на два основных периода: достатутный и статутный. Началом достатутного периода можно считать издание специального постановления на Новгородском сейме в 1507 году [56, с.203]. Здесь законодатель не просто закрепил обязанность всего рыцарства принимать участие в военном походе, но и установил универсальный критерий для определения объема военной повинности. Также был урегулирован и характер военной службы – «на каню», который соответствовал тогдашним военным традициям данного региона, одновременно был установлен и норматив вооружения – «у даспеху, з кап’ём». Активизация военно-нормотворческой деятельности была обусловлена поражением в оборонительной войне 1500 - 1503 годов с Москвой. В скором времени были приняты другие акты военного законодательства. Так, в 1507 году были изданы Виленский и Менский военные статуты, посвященные разным вопросам защиты. Позже были изданы военные статуты 1508, 1511, 1514, 1522, 1528. Эти законодательные акты были посвящены вопросам организации «паспалітага рушання» и наемных отрядов, всего войска Великого Княжества Литовского. Были закреплены компетенция гетмана, порядок мобилизации ополченцев, ответственность военнослужащих за преступления.

Все законы были изданы на государственном языке Великого Княжества Литовского, старобелорусском. Источником данных правовых норм  было преимущественно обычное право [59, с.65].

Начало статутного периода связано с принятием Статутов. В каждом из трех Статутов находился раздел второй "О защите земской". То, что данные разделы помещались сразу после раздела "О персоне господарской", свидетельствует о том, что законодатели считали очень важным и необходимым нормативное регулирование этих вопросов. Соответствующий раздел Статута 1529 года был создан главным образом на основании кодификации и обобщения войскового законодательства достатутного периода. Соответствующий раздел Статута был посвящен в основном следующим вопросам:

  1.  определялся круг военнообязанных субъектов, одни из которых должны были отбывать войсковую службу лично, а также выставлять при себе войсковой отряд соответственно размера своего земельного надела. Другие лица, например вдовы, сироты, освобождались от личной войсковой службы, но были обязаны также отдавать «почат» на войну со своего земельного надела. Невыполнение этого наказывалось конфискацией надела;
  2.  статут детально урегулировал мобилизацию, определил главные обязанности служебных лиц, ответственных за мобилизацию (гетмана, хоружнага и других), также ополченцев во время мобилизации;
  3.  были закреплены нормы военно-уголовного характера, которые устанавливали ответственность военнослужащих за нарушение войскового законодательства, в том числе за преступления против гражданского населения.

Нормы войскового права Статута 1566 года были основаны на соответствующих положениях первого статута, хотя их в значительной степени переработали и дополнили. Общее количество статей во втором разделе возросло с 15 до 29, что также является свидетельством расширения объема и глубины правовой регламентации соответствующих вопросов. Второй статут содержал и абсолютно новые нормы, отражающие особенности общественно-политических обстоятельств, в которых принимался закон. Увеличение роли шляхты в государстве привело к тому, что статья 1 второго раздела статута ограничила право великого князя на развязывание войны. Для этого уже требовалось согласие сейма. Однако шляхта пошла на компромисс, разрешив монарху (в случае его отсутствия – панам-радным и гетману) в случае неожиданного вторжения неприятеля провозгласить мобилизацию без предварительного согласия сейма. Ряд норм Статута 1566 года впервые был посвящен наемным отрядам. В середине XVI века наемное войско стало неотъемлемой частью системы защиты государства. В статуте были урегулированы вопросы движения и размещения ими фуража и провианта, отношений с мирным населением (Статут 1566, Р.II, ст.25,26). Статут 1566 года придавал еще большее внимание защите гражданского населения от злоупотребления как со стороны ополченцев, так и жалнеров наемных отрядов. Статьи 6, 20, 21, 25, 26 раздела II статута содержали запрет грабительства и насилия и устанавливали порядок рассмотрения дел о преступлениях военнослужащих применительно к гражданскому населения. Присутствие таких норм во всех трех статутах и постепенная детализация свидетельствует о том, что законодатель заботился о защите гражданского населения, а также объясняется и стремлением защитить свой экономический потенциал, сохранить политическую стабильность, поскольку массовые злоупотребления и грабительство со стороны своих же военнослужащих приводили к подрыву экономики государства и понижению лояльности населения.

Раздел II "О защите земской" Статута 1588 года в большинстве основывается на положениях Статута 1566 года. Включительно до 16-ого статьи нормы обоих статутов совпадают полностью, либо значительно схожи по названию и предмету правового регулирования, хотя и отличаются в правовой регламентации тех или других вопросов. В третьем статуте был существенно подкорректирован целый ряд статей. Статут 1588 года еще более подробно детализировал порядок мобилизации ополчения, впервые упоминалась про компетенцию хоружего по рассмотрению дел о преступлениях, совершенных поветниками во время марша на соединение с каштелянам или маршалком [58, с.36].

Параллельно статутному военному праву развивается практика издания "артыкулаў вайсковых" специальных актов войскового законодательства, посвященных вопросам внутренней жизни армии, тактике боя, правам и обязанностям военнослужащих, их взаимоотношениям с мирным населением и другое. Развитие статей войсковых было обусловлено тем, что нормы статутного войскового права были направлены, прежде всего на регулирование разных аспектов выполнения шляхтой и другими землевладельцами "земской службы" в составе «паспалітага рушэння» [59, с.65]. В то же время,  в течение первой половины XVI века коренным образом меняется не только состав вооруженных сил Великого Княжества Литовского, но и принципы войскового управления, совершенствуется тактика боя, получает расширение и окончательно формируется как новый самостоятельный род войска артиллерия и др. Это требовало появления новых законов, которые  содержали бы положения, аналогичные тем, которые сейчас содержатся в таких актах войскового законодательства, как статут внутренней службы, статут залоговой и караульной службы, дисциплинарный статут, также боевые статуты и наставления. Статьи войсковые как специфичный вид войсково-законодательных актов были заимствованы правовыми системами Великого Княжества Литовского из западноевропейских стран.

Процесс издания войсковых статей имел определенную специфику:

  1.  шляхта непосредственно не влияла на процесс становления данных правовых норм, так как это напрямую не касалось интересов всего сословия шляхты;
  2.  законотворческий процесс отображал специфику войска, одним из главных принципов организации которого был принцип единоводства. Поэтому великий князь как главнокомандующий имел полное и безусловное право на издание правовых норм по войсковым вопросам. С развитием института гетманства правом издания статей наделяются гетманы. Несмотря на делегирование монархам своих полномочий гетману, великий князь сохранял за собой статус главнокомандующего, право непосредственного доведения войскам и личного издания войсковых статей. Согласно сложившейся в государстве практике, войсковые статьи имели временный характер и принимались на период конкретной войсковой компании. Прежде всего войсковые статьи были посвящены вопросам внутренней жизни, быта и деятельности войска, в том числе они устанавливали права и обязанности военнослужащих на время отбывания войсковой службы и их ответственность за совершенные правонарушения, порядок взаимоотношений солдат с гражданским населением, меры по предотвращению фактов шпионажа и диверсий, порядок выполнения караульной службы и так далее.

Кроме норм статутного права и статей войсковых, источниками войскового законодательства являлись и такие нормативные правовые акты, как приказы великого князя и гетмана. В письмах великого князя иногда помещались нормы права, которые касались самых разных аспектов организации и деятельности войск. Что касается распоряжений гетмана, которые позже получили название универсалов, то они по сфере правового регулирования были близкие к листам великого князя (в особенности во второй половине XVI века).

  Помимо писаных норм, широко употреблялось и обычное право, которое до конца XVI века не утратило своих позиций. Обычное военное право во многом имело региональный характер. Оно регулировало основные вопросы наема и службы наемников, взаимоотношения между наемниками внутри отряда [58, с.36].

  Подводя итоги, можно сказать, что в Великом Княжестве Литовском наблюдается в XVI веке активный процесс развития военно-правовых норм, итогам которого стало включение в статуты специальных отдельных разделов "О защите земской", посвященные вопросам организации армии и обороны. Главными источниками войскового законодательства в XVI веке являлись статуты, статьи войсковые, сеймовые постановления. Кроме постановлений сейма, очень важными источниками войскового права являлись также нормативно-правовые акты, которые выдавались великим князем и гетманом: листы (уставы, универсалы), а также нормы обычного права, которые все в совокупности составляли систему войскового законодательства Великого Княжества Литовского XVI века.

Военное право Беларуси в XVI веке основывалось на древних обычаях защиты своей земли и на новых нормах писаного права, которое было тесно связано о появлением огнестрельного оружия, что вызвало переворот в военной организации феодального общества, смену тактических приемов боя, требовало профессиональной подготовки пушкарей и оружейных стрелков. В связи с этим появились наемные отряды это уже были зачатки постоянных армий. Военное право регламентировало все наиважнейшие вопросы учета военнообязанных, комплектования армии, сбора ополчения, правового положения гетмана, хоружих и других лиц командного состава в армии, порядка расположения армейских подразделений и отдельных ратников, комплектования наемных отрядов, ответственности за воинские преступления, порядок приобретения продуктов продовольствия [55, с. 62].

Основой вооруженных сил Великого Княжества Литовского в позднем средневековье оставалось «паспалітае рушанне», или защита земская, которая имела преимущественно конный характер. Так называли службу военнообязанной части населения. Каждый обыватель Княжества, который владел землей, должен был отбывать войсковую повинность так называемую земскую службу. Ее сроки определялись величиной земельного надела и количеством крестьянских хозяйств, которые принадлежали землевладельцу. Количество ратников было пропорционально количеству собственных крестьянских служб (служба единица обложения повинностями, которая включала два или три крестьянские дома, или хозяйства). От каждых восьми, а потом десяти служб (в 1502 году, новоградский сейм впервые определил норму десять служб, в 1528 году виленский сейм уменьшил ее до восьми, сеймы 1551 и 1554 годов постановили брать лошадь с девяти, однако потом была снова возвращена старая норма земской повинности) требовалось выставлять по одной хорошо вооруженной и экипированной лошади. Тот землевладелец, который не имел даже восьми служб, должен был ехать в войска один, вооруженный согласно своих возможностей.  О военной повинности простых людей было записано в Витебской и Полоцкой грамотах, которые приказывали витеблянам и полочанам быть всегда готовыми нести военную службу. От личной службы освобождались только больные, несовершеннолетние или занятые на государственных должностях. Военная обязанность распространялась даже на владения духовенства. Все это свидетельствовало о том, что военную службу несла не только шляхта. Военную повинность несли независимо от вероисповедания православные, католики, протестанты, мусульмане (татары). Не служили только евреи, однако когда они принимали католическую веру, то автоматически приобретали шляхетское достоинство и становились военнообязанными наравне с другой шляхтой.

Кроме обязательных лошадей помещики могли выставлять дополнительное количество ратников уже не принудительно, а добровольно.

Основную часть «паспалітага рушэння» в XVI веке составляла мелкая и средняя шляхта. Однако военной повинностью были охвачены и мещане. Города также должны были высылать своих ратников в земское ополчение. Например, привилей на магдэбурское право, выданный Волковыску в 1507 году, принуждало жителей города "на вайну хадзіці, паводле уставы, як з іншых местаў". Мещане Полоцка, которые владели землей, в 1528 году выставляли в земское войско 139, а в 1552 году  49. Часто вместо обязанности посылать ратников города облагались особым налогам. Помимо участия в ополчении городская община выполняла ряд обязанностей по местной обороне. Обычно все мещане должны были держать в домах оружие: ручницы, рогатины, топоры и другое. Во многих городах, в первую очередь пограничных, до введения магдэбурского права существовала отдельная категория мещан, которые постоянно несли подсобную военную службу. Это мещане конные, бояре или слуги панцырные. Они были в Полоцке, Витебске, Могилеве, Киеве и других городах. Но в XVI веке такие группы мещан постепенно исчезли. Остались слуги замковые и путные, которые служили за землю, полученную в городской черте или за пользование замковой пашней. В некоторых городах на Двине караульную службу несли также казаки.

На начало XVI века земскую службу еще отбывали и сельские войты. Но простое крестьянство почти не знало военных повинностей. Только в редких случаях, как, например, в годы Полоцкой войны, хозяйские крестьяне были обязаны подвозить провиант, ремонтировать дороги, исполнять другие подсобные работы. Так что само полевое земское войско состояло практически из шляхты.

Вопрос о созыве всего «паспалітага рушэння» с целью боевых действий (оно предназначалась только ради обороны) принадлежало компетенции вольного сейма (как и все вопросы о войне). "А без сойму и позволенья всих станов войны вщинати и вести не маем», - утверждалось в Статуте 1588 года [55, с.63]. Только после того, как помещики, средняя и мелкая шляхта и сам хозяин в согласии принимали решения о мобилизации, монарх высылал универсалы в поветы и воеводства, в которых сообщал про место и время сбора войска. Это могли делать и паны-радные, потом гетман. Сбором поветовых хоругвий управляли харужий и каштелян, которые затем передавали ополчение воеводе. Крупные землевладельцы, что приводили большой собственный отдел всадников, ни входили в поветовую хоругву, а выступали со своим почтам. С воеводств соединенные хоругвы двигались к месту главного сбора и переходили под власть гетмана. Там проводилась регистрация всего собранного войска, после чего оно считалась готовым к боевым действиям. Каждый ратник должен был держаться своей поветовой хоругвы, быть при своем харужим и никуда не отлучаться без разрешения гетмана.

Сеймовые одобрения и соответствующие статьи статутов определяли  норму вооружения ратников. Каждый должен был выступать "зо всим на добром кони, что бы конь стоял наименшей осм коп грошей литовских, а нем сукня цветная, панцер, прылбица, мечь, павеза, древо с прапорцем цветным" [55, с.63]. Однако реальное состояние вооружения, значительно отличались от нужной нормы.

В  соответствующих  разделах  статутов  перечислен  довольно  богатый  комплект  оружия,  которое  широко  использовалась  тогда  земским  войском  Великого  Княжества  Литовского:  прылбица,  шишак, панцирь,  павеза,  щит,  рогатина,  меч,  корд,  сабля,  шпага,  кинжал,  пулгак, ручница, аркебуза и лук. С появлением шпаги связано совершенствование  техники  фехтования,  что  требовало  более  надежной защиты  руки в виде развитой гарды. В Статуте 1588 года уже не фиксировался  панцирь,  прылбица,  павеза,  щит  и  рогатина  (павеза  и  некоторые  другие  виды  охранного оружия на то время выходили с обихода),  а  шпаги  припоминаются  вместе  с  мячами,  кордами,  саблями как  довольно  типичный  вид  клинкового  оружия [57, с. 20-21;7].  В  этот период  повышается удельный вес огнестрельного оружия (пушек). Благодаря  реформам  1632 - 1638 годов,  проведенным  Владиславом IV, артиллерия  Великого  Княжества  Литовского  была  выделена  в  отдельный корпус  и  имела  своего  генерала.  Если  раньше  проблемы,  связанные  с артиллерией, должен был брать на себя падскарбий земский, то теперь все пушкарское дело передавалось отдельному министру. К пушкам была предназначена и постоянная конная тяга. В состав корпуса артиллерии литовской входила также инженерная служба (это в первую очередь саперы и многочисленные  ремесленники    кузнецы,  слесари,  каменщики,  тесляры  и  другие).  Однако,  в  целом  вследствие  хронического  недостатка  финансов,  оставалась  в  совсем  заброшенным  состоянии. Хронической проблемой было обеспечение артиллерии порохом, ядрами, тягой. В целом с той артиллерией, которой располагало Великое Княжество Литовское в XVI веке, и по количественным,  и по боевым параметрам наилучшей была частная. Нанятые магнатами  пушкари  выделялись  высшим  профессионализмом.

Вооруженные силы Великого Княжества Литовского генерально разделялись на кавалерию и пехоту. Наёмная пехота состояла из формирований отечественного и чужеземного образцов. Чужеземную пехоту обычно называли просто немецкой, а служили в ней и венгры, и швейцарцы и другие.

В отделы отечественной пехоты вербовались как местные жители, так и иностранные профессиональные военнослужащие. Их социальное происхождение было разное.

В пехотные формирования чужеземного образца входили мушкетеры и пикинеры.

Среди кавалерии боеспособной была гусарская конница. Расцвет гусарии от середины XVI до середины XVII века. В социальном плане гусария войско шляхетское, элитарное. Ротмистрами гусарских хоругвей были обычно знатные помещики, даже поручниками родовитые шляхтичи.

Дисциплина в войске зависела от типа формирования и от командиров. Очень часто воины занимались мародерством, силой отбирали у местного населения продукты. В значительной степени этому способствовала мягкая система наказаний, ограниченность власти гетмана, который хотя и монопольно обладал правам мяча, однако пользовался им только ради того, чтобы наказывать за конкретную вину, за уже содеянный акт, а ни в целях профилактики.

Как особая система, но в тесной связи с войском, существовала информационно-разведывательная служба. Хорошо поставленная разведывательная служба обеспечивала успех многих военных акций [60, с.30, 36-49].

Согласно  древнего  обычая,  на  защиту  своей  земли  и  преследование врагов  должны  стать  не  только  рыцари,  а  и каждый  мужчина,  не  зависимо  от  его происхождения или состояния, только бы он был способный  носить  оружие  [60, с.108].  Это  правило  сохранилась и в Статуте  1588 года:  "Уставуем  теж  с  прызволеньем  рад  наших  и  всих станов подданых наших паньства того Великого князства Литовского, иж вси станы духовные и светские, княжата, панята и врядники земские, дворные, дворане и земяне, шляхта  хоруговная  и  вдовы,  и  теж  татарове  и  мещане  мест  наших,  маючи  именья, земские,  и  кождый  от  вышшого  до  низшого  стану  никого  не  выймуючи, лета зуполные маючие, часу потребы з нами и потомки  нашими  або  при  гетманех  наших  винни  будуть  сами  особами своими  войну  служити  и  выправовати  на  службу  военную..." (Статут 1588. Р.III).

Командовал обороной земской Княжества гетман наивысший, хотя высшая власть над войском принадлежала великому князю и королю, который мог делить его на части, определять для каждой особую задачу, даже высылать «рушанне» за границы государства. Потом компетенция гетмана была значительно расширена, эта должность стала пожизненной, а гетман получил функции военного министра (комплектование вооруженных сил, наблюдение за состоянием пограничных замков). Во время войны подчиненное ему войско было в полной власти гетмана, которому принадлежало право суда и наказания в виде смертной казни. Но, инициатива гетмана все же ограничивалась монархом, без соответствующей санкции которого нельзя было ни создавать армию, ни вести переговоры с неприятелем, а ради найма солдат должен был получить деньги от подскарбия земского. Не было права на то, чтобы в случае необходимости подчинить себе гетмана полевого или его войска без разрешения последнего, чего часто требовала ситуация.

В 1638  году  была введена специальная должность генерала артиллерии Княжества Литовского, которому поручили опеку над пушкарскай службой.

Всеми ямщиками, пушкарями, делами, порохам и другими вещами, а также наблюдение за возведением мостов, паромов и другое осуществлял «Цэйгават». Существовал также «цэйгават» обозный, который отвечал за пушки в обозе, а также полевой.

Подскарбий земский, хотя и не принадлежал к войску, но непосредственно от его, как и от гетмана, зависела безопасность страны, вся дело обороны. Выдавал деньги на найм солдат и выплату за службу, а также на другие военные нужды. Должен был заботиться про униформу для пехоты и артиллерии.

Писарь полевой появился во второй половине XVI века. Регистрировал войско, которое приходило к обозу, фиксировал начало службы, периодически проводил перерегистрацию. Как и подскарбий, не зависел от власти гетмана и мог не быть в войске.

Обозный отвечал за разбивание обоза и порядок в нем. В XVI веке существовал временный институт обозного, которого назначал гетман, а в 1631 году была создано постоянная должность. В полку гетман назначал полкового обозного, который отвечал за табор своего формирования и порядок в нем.

Стражник войсковой контролировал, как несет службу караул обоза, должен был следить за каждым отделом, который въезжал в обоз или выезжал из него. Сначала он назначался гетманом на время компании, а в 1636 году была создана постоянная должность.

Во время мира в целях контроля и поддержки боеспособности «рушання» проводились смотры и перепись войска по воеводствам и поветам. Переписью должны были заниматься хоружие или маршалки, на которых была возложена вся ответственность за безопасность поветов. Хотя проведение переписи назначалась довольно регулярно, но решения не всегда реализовывались.

Поддержка дисциплины в войске и регулирование его взаимоотношений с гражданским населением обеспечивались нормами военного права, кодифицированными в статутах. Еще в начале XVI века, когда войны с Московским государством вымогали от Великого Княжества Литовского максимальной мобилизации сил, шляхта не поддалась некоторым требованиям центральной власти, что отбилась на характеры выработанных тогда военно-правовых норм. Когда сеймовое одобрение 1507 года назначило наказание в виде смертной казни за самовольный отъезд шляхтича с войны (как и за непоявление на место сбора «рушання»), то уже в 1522 году Сейм должен был заменить смерть конфискацией поместья, ведь обсентизм стал таким широким явлением, что смертельное наказание нельзя было использовать. Потому и предусмотренная Статутам 1588 года система наказаний за войсковые правонарушения отличалась от соответствующих соседних государств своей мягкостью. Смертельная казнь использовалась только в тех случаях, когда ратник учинил убийство, изнасиловал женщину, ранил или убил шляхтича или священника. За такое весомое нарушение дисциплины, как побеги с поля боя, виновника ждала только потеря поместья и шляхетского достоинства. За неучастие в войне, уклонение от переписи, неразрешенный отъезд из войска шляхтичу угрожала также только конфискация земских владений. Для сравнения стоит отметить, что тогдашнее право в Московском государстве предусматривала смертельную казнь за вооруженное восстание, неподчинение, измену, сдачу города неприятелю, прием заграничных людей и просто отношения с ними. За уклонение от службы ратники высылались в Сибирь, за многие другие правонарушения им угрожала отсечение частей тела, тюремное заключение [60, с. 33-35].

Кодификация военного права впервые была сделана в Статуте 1529 года. Во втором разделе, посвященном воинской обязанности жителей Великого Княжества Литовского, важными являются положения, которые регламентируют обязанность всех военнообязанных людей во время войны нести воинскую службу согласно специальному постановлению, а также порядок появления в действующую армию. Великий князь грозно приказывает собираться всем военнообязанным лицам под поветовыми хоругвами (флагами), за исключением особых гетманских предписаний. Запрещается на войне делать вред местному населению, брать в его разные вещи и продовольствие. При неотложной нужде - закон обязывает компенсировать взятое у населения соответственно со специальным статутом и пр (Статута 1529. Р.I). Затем в Статуте1566 года уже регламентируется воинская обязанность с перечислением ряда лиц, которые при достижении совершеннолетия, согласно постановления Сейма,  должны нести воинскую службу. Закрепляется компетенция сейма относительно налогов и сборов на военные нужды, а также обязанность всех подданных государства без постановления Сейма, а в соответствии с великокняжеским листом ехать на войну в случая внезапного нападения неприятеля.

Великий князь обязывается никого не освобождать (устным распоряжением или специальным листом) от воинской службы. Устанавливается, что духовные лица также несут воинскую службу по постановлению сейма государства (Статута 1566. Р.III).

В Статуте 1588 года определяются категории населения, которые должны нести военную службу: " вси станы духовные и светские, княжата, панята н врядники земские, дворные, дворане и земяне, шляхта хоруговная и вдовы, и теж татарове и мещане мест наших, маючи именья, земские, и кождый от вышшого до низшого стану никого не выймуючи, лета зуполные маючие, часу потребы з нами и потомки нашими або при гетманех наших винни будуть сами особами своими войну служити и выправовати на службу военну...". Великий князь обещает назначать на должность гетмана государства (главного войскового лица) только достойных и опытных из числа шляхты, которые являются уроженцами государства. Законодательно закрепляется правило решения вопросов относительно войны и военных налогов только на общегосударственном сейме, причем войну можно было начинать только с разрешения всех сословий (Статута 1588. Р.III).

В результате, надо сказать, что воздействие востока на комплекс боевых средств проявился в проникновения в Великое Княжество Литовское видов вооружения восточного происхождения, их влияние на местную продукцию. Основу вооруженных сил тут составляла кавалерия и пехота.

Военное право Великого Княжества Литовского в XVI веке было хорошо разработано и удовлетворяло тогдашние нужды общества.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате проведенного дипломного исследования представляется возможным сделать следующие выводы:

1. В XVI веке интенсивно развивается государственный аппарат: усложняется структура, увеличивается количество должностных лиц, происходит централизация. Именно во второй половине XVI века завершается процесс формирования и правового закрепления государственной структуры.

В развитии феодального права Великого Княжества Литовского в XVI в. четко проявляются тенденции, которые как вместе взятые, так и каждая в отдельности являются прогрессивными. Происходит изменение в источниках права: основным источником становится нормативный акт, хотя и правовой обычай во многих случаях продолжает использоваться при разрешении конфликтов в обществе. Нормативные акты носят различные названия (привилеи, грамоты, постановления, уставы, статуты и др.), которые различны по действию в пространстве и по кругу лиц, но все они равны по юридической силе, ибо вводятся в действие от имени великого князя и принимаются коллегиально высшими органами государства. Происходит формирование конституционного права, на развитие которого во многом повлияли внешние и внутренние социально-экономические и политические процессы и явления, которые направили его развитие в нужное русло. Конституционное право заняло верховенствующее место в законодательстве.

2.  Привилейный период, на протяжении которого по мере образования Великого Княжества Литовского как суверенного феодального государства складывается общеземское право, его отдельные отрасли и их институты путем издания великими князьями грамот (привилеев) является очень важным периодом в развитии конституционного права. Именно нормы грамот (привилеев) являлись обязательными для всего населения Великого Княжества Литовского, в том числе и самих великих князей, не только издавших грамоту, но и всех последующих князей.

Для «привилейного» периода развития феодального права характерно то, что правовой обычай как основной источник феодального права в IX первой половине ХII в. вытесняется нормативным актом (договор, грамота, постановление сейма).

Истоки конституционное право берет с обычного права, которое очень долгое время главенствовало на территории средневековой Беларуси. Но со временем начали происходить изменения во всей системе законодательства Великого Княжества Литовского, из-за такого этапа в истории, как закрепления права из устной формы в письменную. В результате начался процесс создания новых правовых норм, которые бы соответствовали и регулировали более сложные социально-экономические отношения в обществе.

На начальных этапах своего развития конституционное право в основном регулировало структуру и компетенцию верховных органов государства и органов на местах. Но постепенно, после разработки грамот (привилеев), оно стало быстро развиваться, и уже закрепляло не только государственное устройство, но и общественный строй, суверенитет государства, неприкосновенность границ, целостность территории, основные права и обязанности граждан и иностранных граждан, закрепляло основные принципы всей правовой системы государства.

Именно в привилейный период в результате издания значительного количества привилеев и грамот произошло юридическое оформление отрасли конституционного права

3. Статутный период (XVI век) является вторым этапом развития феодального права Беларуси. Он характеризуется господством общеземского права, которое развивалось так динамично, что неоднократно требовалась его систематизация. Это приводит к появлению таких крупных памятников права, как Статуты Великого Княжества Литовского 1529, 1566 и 1588 годов. По своей структуре и содержанию эти статуты могут быть отнесены к своду действующего права государства. Наличие в государстве подобных крупных нормативных актов свидетельствует о высоком развитии правовой мысли, культуры, образования.

Статуты Великого Княжества Литовского резко отличались от крупных нормативных актов XIVXV веков, как широтой охвата урегулированных правом общественных отношений, так и юридической техникой (главы, статьи, которые имеют названия).

Конституционное право статутного периода было проникнуто идеей верховенства закона как основной характерной черты, присущей правовому государству.

Демократизм конституционного права проявлялся во многих его нормах, закрепляющих принципы выборности монарха, ограничения его власти законом, Радой и сеймом. Разработчики Статута 1566 г. сделали первые, но довольно значимые шаги по правовому закреплению принципа отделения суда от администрации, детально регламентировав порядок формирования и деятельности земских поветовых и подкоморских судов. В Статуте 1588 г. этот принцип получил дальнейшее развитие в связи с закреплением статуса, порядка комплектования и компетенции Главного суда. Таким образом, принципы коллегиальности и участия населения в работе судов в качестве присяжных заседателей становятся в XVI в. основными общими принципами организации власти. В конституционном праве не только в Статуте 1529 г., но и, вопреки  Люблинской унии 1569 г.,  в Статуте 1588 г. содержатся правовые нормы, касающиеся суверенитета Великого Княжества Литовского,  системы, структуры и компетенции органов власти и управления,  исторически сложившихся в нем. В нормах всех Статутов закреплено положение, что на любые должности Великого Княжества Литовского может быть избран или назначен только уроженец (гражданин) Великого Княжества Литовского, но не иностранец. Великий князь не имеет права за пределами Великого Княжества Литовского решать даже мелкие текущие вопросы, касающиеся государства или отдельных его лиц.

Нормы конституционного права статутного периода свидетельствуют о духовном переломе феодального общества в XVI в., в частности, его правосознания. В них усматривается стремление законодателя создать более благоприятные, упорядоченные нормами права условия существования человека в обществе. Нормы права или такие прогрессивные принципы, как выборность, коллегиальность, законность, ответственность, отделение суда от администрации, стали основополагающими в дальнейшем развитии конституционного права.

4. Что касается военной сферы, то можно подчеркнуть, что организация и развитие вооруженных сил каждого государства тесно связана с ее хозяйственной и политической системой. Не случайно особенности государственного строя Великого Княжества Литовского сословно-представительная монархия с ее характерными чертами и политическими атрибутами обусловили целый комплекс специфичных черт его войска.

В отличие от соседних государств, в Великом Княжестве Литовском практически не существовало постоянной армии, не было и специального фонда государственных доходов, предназначенного для содержания профессиональных солдат. Основной армейской силой формально оставалось паспалітае рушанне“ шляхты. Оно собиралось только в целях защиты страны после совместно принятого на сейме одобрения.

Большая территория при слабой урбанизации и недостатке дорог уменьшали эффективность полевого использования пехоты и артиллерии, увеличивая роль самого мобильного вида войск кавалерии и это невыгодно влияло на структуру и тех немногих вооруженных сил: вопреки нуждам времени, здесь количественно преобладала конница. Дополнительными факторами, которые уменьшали эффективность военной организации страны, являлись ограниченная  компетенции гетмана, почти постоянное отсутствие короля и великого князя, своеволие шляхты и другое.

Главной особенностью военной сферы Великого Княжества Литовского в отмеченный период является то, что именно с XVI века идет активное развитие писаного военного права, которое начало активно развиваться с изданием соответствующего устава на Новогрудском сейме 1502 года. Это свидетельствовало о том, что сфера использования обычая, как источника военного права, была достаточно широкой. Второй особенностью рассматриваемого периода было принятие сводов законов Статутов Великого Княжества Литовского 1529, 1566, 1588 года, которые сыграли значительную роль в регулировании вопросов организации и деятельности обороны государства.

Также военное право белорусского государства не только заимствовало что-то из практики других европейских стран, но и само влияло на развитие военного законодательства других стран Европы.

Активное развитие военного законодательства было обусловлено необходимостью устранения  правовых пробелов в сфере организации и деятельности войск, структура которого  все более усложнялась и требовала многоуровневого управления, что обуславливало появление определенных правовых приказов.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1.  Статут Великого Княжества Литовского 1529 года. – Минск: Издательство Академии наук БССР, 1960. – 254 с.
  2.  Статут Вялікага княства Літоўскага 1566 года / Т.І. Доўнар, У.М. Сатолін, Я.А. Юхо; рэдкал. Т.І. Доўнар [і інш.]. – Мінск: Тэсей, 2003. – 352 с.
  3.  Статут Вялікага княства Літоўскага 1588: Тэксты. Давед. Камент. / Беларус. Сав. Энцыкл.; Рэдкал.: І.П. Шамякін (гал. рэд.) [і інш.]. – Мінск: БелСЭ, 1989. – 573 с.
  4.  Лаппо И.И. Литовский Статут 1588 г. / под ред. И.И. Лаппо. – Т.2. – Каунас: Исследование, 1958. – 514
  5.  Васілевіч Р. А. Гісторыя канстытуцыйнага права Беларусі / Р.А. Васілевіч, Т.І. Доўнар, І.А. Юхо. – Мінск: ВТАА “Права і эканоміка”, 2001. – 363 с.
  6.  Вишневский  А.Ф. Очерки истории государства и права Республики Беларусь (1917 – 1995 гг.) / А.Ф. Вишневский. – Минск: ТПА “Форум”, 1995. – 272 с.
  7.  Вішнеўскі  А.Ф. Гісторыя дзяржавы і права Беларусі ў дакументах і матэрыялах (са старажытных часоў да нашых дзен) / А.Ф. Вішнеўскі, Я.А. Юхо; пад агульн. рэд. праф. А.Ф. Вішнеўскага. – Мінск: Акадэмія МУС Рэспублікі Беларусь, 2003. – 320 с.
  8.  Довнар Т.И. История государства и права Беларуси / Т.И. Довнар, Н.М. Юрашевич. – Минск: Акад. упр  при Президенте Респ. Беларусь, 2005. – 317 с.
  9.  Кузнецов И.Н. История государства и права Беларуси / И.Н. Кузнецов, В.А.  Шелкопля.  – Минск: Тессей,  2004. – 318[1]с.
  10.   Доўнар Т.І. Гісторыя дзяржавы і права Беларусі  / Т.І. Доўнар. – Мінск: ДІКСТ БДУ, 2011. – 552 с.
  11.  Юхо І.А. Гісторыя дзяржавы і права Беларусі: у 2 ч. / Я.А. Юхо. – Мінск: РІВШ БДУ, 2000. – Ч. 1. – 352 с.
  12.  Доўнар Т.І. Гісторыя дзяржавы і права Беларусі  / Т.І. Доўнар. – Мінск: Амалфея, 2007. – 400 с.
  13.   Юхо Я.А. Крыніцы беларуска-літоўскага права / Я.А. Юхо. – Мінск: Універсітэцкае, 1991. – 236 с.
  14.   Доўнар Т.І. Канстытуцыйнае права Беларусі феадальнага перыяду (па Статутах Вялікага княства Літоўскага 1529, 1566, 1588 гг.) / Доўнар Т.І. – Мінск: БДУ, 2000 – 80 с.
  15.  Вялікае княства Літоўскае: у 2 т. – Мінск: БелЭН, 2005 2006. – 2 т.
  16.  Вялікае княства Літоўскае: энцыклапедыя. Т. 3. Дадатак. А – Я / рэдкал.: Т.У. Бялова(гал. рэд.) [і інш.]. – Мінск: Беларус. Энцыкл. імя П. Броўкі, 2010. – 696 с.
  17.   Доўнар Т.І. Крыніцы права Беларусі перыяду Вялікага княства Літоўскага / Доўнар Т. І. // Веснік Гродзенскага дзяржаўнага ўніверсітэта імя Я.Купалы. – Серыя 4. – Правазнаўства. – 2008. – № 1. – С. 29-32.
  18.   Белоруссия в эпоху феодализма: Сб. док. и материалов: в 3 т. / сост. З.Ю. Копысский.   – Минск: АН БССР, 1959-1961. – Т. 1: С древнейших времен до середины XVII века. – 515 с.
  19.   Дагаворы і граматы як крыніцы беларускага феадальнага права / Я. Юхо [і інш.].  – Мінск: БДУ, 2000. — 127 с.
  20.   Белоруссия в эпоху феодализма: сборник документов и материалов в 4 т. / рэдкал.: З. Ю. Копысский, М. Ф. Залога [и др.]. – Т. 1. – Минск: АН БССР, 1959. – 516 с.
  21.   Белоруссия в эпоху феодализма: сборник документов и материалов в 4 т. / рэдкал.: З. Ю. Копысский, М. Ф. Залога [и др.]. – Т. 2.  – Минск: АН БССР, 1960. – 560 с.
  22.   Белоруссия в эпоху феодализма: сборник документов и материалов в 4 т. / рэдкал.: В. В. Чепко, В. В. Шатилло [и др.]. – Т. 4. – Минск: Наука и техника, 1979. – 376 с.
  23.   Дубровский В.В. Памятники философской прогрессивной мысли Белоруссии XVI – первой половины XVIII веков / В.В. Дубровский, М.В. Кашуба, С.А. Подокшин [и др.]. под ред. В.В. Дубровский. – Мінск: Навука i тэхнiка, 1991. – 317 с.
  24.   Довнар-Запольский, М.В. История Белоруссии  / М.В. Довнар-Запольский. – Минск: Беларусь. – 2005. – 680 с.      
  25.   Ермаловіч М.І. Беларуская дзяржава – Вялікае княства Літоўскае / М.І. Ермаловіч.  – Мінск: Беллітфонд, 2000. – 435  [2]с.
  26.   Запруднiк Я. Беларусь на скрыжаваннях гiсторыi / Я. Запруднік. – Мінск: Выд. Цэнтр «Бацькаўшчына”, 1997. – 264 с.  
  27.   Iгнатоўскi У.М. Кароткi нарыс гiсторыi Беларусi / У.М. Ігнатоўскі. – Мінск: Беларусь, 1992. – 182 [2]с.
  28.   Пашуто В.Т. Образование Литовского государства / В.Т. Пашуто.М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1959. — 530 [1] c.
  29.   Пичета В.И. Белоруссия и Литва XY-XYI вв. / В.И. Пичета. – М.: Изд. АН БССР, 1961. — 815 с.
  30.  Сокол С.Ф. Политическая и правовая мысль в Белоруссии XVI - первой половины XVII в. / С.Ф. Сокол. – Минск: Наука и техника, 1984. — 186 c.
  31.   Жадан А.А. Жемчужина мысли / под ред. А.А. Жадана. – Минск: Беларусь, 1991. – 477 с.
  32.   Сагановіч  Г.М. Нарыс гісторыі Беларусі ад старажытнасці да канца XVIII стагоддзя / Г.М. Сагановіч. – Мінск: Энцыклапедыкс, 2001. – 323 с
  33.   Довнар Т.И. Развитие идеи правового государства на Беларуси в XVI в. / Т.І. Довнар: материалы междунар. научно-практич. конф. БДУ (30-31 марта). – Минск: 2000. – 255 с.
  34.   Крывальцэвіч М.М. Старонкі гісторыі Беларусі / М.М. Крывальцэвіч, П.А. Лойка. – Мінск : Навука і тэхніка, 1992. — 157 с.
  35.   Груша А.И. Канцылярыя Вялiкага Княства Лiтоўскага 40-х гадоў XV - першай паловы XVI ст.: Дыс. на суіск. вучон. ступ. канд. гіст. навук: 07.00.02 /  НАНБ Ін-т гісторыі. – Мінск, 2001. – 113 с.
  36.   Краўцэвіч А.К. Стварэнне Вялікага княства Літоўскага / А.К.Краўцэвіч. – Мінск: Бел. навука, 1998. — 206, [2] с.
  37.   Лазутка С.А. I Литовский статут ― феодальный кодекс Великого княжества Литовского / С.А. Лазутка. –  Вильнюс: Гос. ун-т им. В. Капсукаса, 1973. — 213 с.
  38.   Насевіч В.Л. Пачаткі Вялікага княства Літоўскага : Падзеі і асобы  / В.Л. Насевіч. – Мінск: Полымя, 1993. — 160 с.
  39.   Юхо И.А. Военное право Белоруссии и Литвы в XVI в. / И.А. Юхо // Веснік БДУ. – 1987. – № 3. – С. 62 – 63.
  40.  Энцыклапедыя гісторыі Беларусі: у 6 т. – Мінск: БелЭн, 1993 – 2003. – 6 т.
  41.   Круталевіч В.А. Гісторыя дзяржавы і права Беларусі (1917 - 1945 г.г.) / В.А. Круталевіч. – Мінск: Бел. навука, 1998. — 237, [1] с.
  42.   На пути к правовому государству: совершенствование правовой сферы / Институт государства и права Национальной академии наук Беларуси; редкол.: В.Н.Артемова [и др.]. – Минск: Право и экономика, 2004. — 406 с.
  43.   Падокшын  С.А. Падмурак дзяржаўнасці. Беларускае Адраджэнне ХVІ – пачатку ХVІІ ст. / пад рэд. С.А. Падокшына –Мінск: Літаратура і Мастацтва, 1999. – 141 с.
  44.   Асветнікі зямлі Беларускай: Энцыкл. Даведнік / Рэдкал.: Г.П. Пашкоў і інш. – Мінск: БелЭн, 2001. – 496 с.
  45.   Ермаловiч М.I. Старажытная Беларусь: Вiленскi перыяд  / М.І. Ермаловіч. – Мінск: Выд. Цэнтр БацькаўшчынаМП Бесядзь”, 1994. – 91 с.
  46.   Запруднiк  Я. Беларусь на скрыжаваннях гiсторыi / Я. Запруднік. – Мінск: Выд. Цэнтр «Бацькаўшчына”, 1997. – 264 с.  
  47.   Копысский З.Ю. Социально-политическое развитие городов Белоруссии в ХVI–первой половине ХVII вв. / З.Ю. Копысский. – Минск: Наука и техника, 1975. – 188 [3]   с.
  48.   Любавский М.К. Областное деление и местное управление Литовско-русского государства ко времени издания первого Литовского Статута: Ист. очерки / М.К. Любавский  // Чтения в Императорском обществе истории и древностей Российских при Московском университете. – М: Ист.очерки Матвея Любановского, 1892. 884с.
  49.   Максимейко Н.А. Источники уголовных законов Литовского Статута / Н.А. Максимейко. Киев: тип. Ун-та св. Владимира В.И. Заводского, 1894. – 185 с.
  50.   Малиновский И.А. Рада Великого княжества Литовского в связи с Боярской думой Древней России / И.А. Малиновский. – Томск: Правовая типо-лит П.И. Макушина, 1904. – 132 с.
  51.   Насевіч В.Л. Пачаткі Вялікага княства Літоўскага : Падзеі і асобы / В.Л. Насевіч. – Мінск: Полымя, 1993. — 160 с.
  52.  Пашуто В.Т. Образование Литовского государства / В.Т. Пашуто.М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1959. — 530 [1] c.
  53.   Юхо И.А. Правовое положение населения Белоруссии в XVІ веке / И.А. Юхо. – Минск: Изд-во БГУ им. В.И. Ленина, 1978. – 144с.
  54.  Энцыклапедыя гісторыі Беларсі: у 6 т. / рэдкал.: Р.Б. Баравы, В.Л. Насевіч, Л.Л. Чарняўская [і інш.]. – Т. 3. – Мінск: БелЭн, 1994. – 348 с.
  55.   Юхо И.А. Военное право Белоруссии и Литвы в XVI в. / И.А. Юхо // Веснік БДУ. – 1987. – № 3. – С. 62 – 63.
  56.   Бохан Ю.М. Узбраенне войска ВКЛ другой паловы ХIV - канца XVI ст. / Ю.М. Бохан. Мінск: Экаперспектыва, 2002.246с
  57.   Бохан, Ю.М. Узбраенне і структура войска ВКЛ у другой палове XIV -канца XVI стагоддзя:аўтарэферат дысертацыі на саісканне вучонай ступені доктара гістарычных навук. 12.03.09 / Ю.М. Бохан; – Минск, 2009. – 59 с.
  58.   Каляда В.В. Асноўныя крыніцы вайсковага заканадаўства Вялікага княства Літоўскага ў XVI стагоддзі / В.В. Каляда // Весці нацыянальнай акадэміі навук Беларусі:навуковы часопіс нацыянальнай акадэміі навук Беларусі. Серыя гуманітарных навук.  2008. №4. – с.35-37
  59.   Коледа В.В. Основные тенденции развития военного законодательства Великого Княжества Литовского в XVI в. / В.В. Коледа // Вести института современных знаний: научно-теоретическнй журнал института современных знаний. 2010. №2. –с. 64-65
  60.  Сагановіч Г.М. Войска Вялікага княства Літоўскага ў XVI — XVII стст. /  Г.М. Сагановіч ; пад рэд. Г.В. Штыхава. Мн.: Навука і тэхніка, 1994. – 195 с.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

58610. Семейное право 50.5 KB
  Цель урока: дать характеристику основ семейного права РФ и продолжить формирование способностей учащихся к выбору действий и поступков в морально-правовой ситуации в соответствии с нормами семейного законодательства и морали. Задачи урока: формирование системы знаний семейного права...
58612. Менеджмент 33.5 KB
  Ход урока. Мы с вами вместе вспомнили о менеджменте его функциях факторах внутренней и внешней среды менеджмента роли коммуникаций Самоанализ урока Анализ структуры. На данном занятии присутствовали все основные этапы прохождения урока.
58613. Темперамент и выбор профессии 60.5 KB
  Задачи урока: Образовательная – ознакомить учащихся с понятиями тип темперамента характер; Развивающая – развить у учащихся интерес к выбору будущей профессии; Воспитательная – содействовать воспитанию трудолюбия стремления к выбору будущей профессии...
58615. Урок по рендерингу анимации 3d Max. Экспорт анимации 3d Max в видео 230.5 KB
  В разделе Render Output нажимаем кнопку Files и переходим в папку или создаём новую куда будем сохранять получившиеся кадры анимации. Нажимаем кнопку Sve для возврата в окно Render Setup Запускаем визуализацию нажатием на кнопку Render.
58616. Неопределённая форма глагола 50.5 KB
  Цели: формирование представлений о глаголах неопределённой формы и умений определять их в устной и письменной речи; развитие познавательной деятельности учащихся, критического мышления, умений ставить вопросы и находить ответы, умений самоанализа и самооценки своей деятельности.
58617. Повторение по теме «Местоимения» 56.5 KB
  Итак вспомним что же такое местоимение Местоимение –- это часть речи которая указывает на предметы признаки и количества но не называет их. Так чем же местоимение отличается от существительного прилагательного числительного...