30327

Проблема происхождения РЛЯ (концепции А.А. Шахматова и С.П. Обнорского, компромиссные теории)

Доклад

Иностранные языки, филология и лингвистика

Основная проблематика в изучении происхождения русского литературного языка три концепции происхождения русского языка: а концепция А. Основная проблематика в изучении начального этапа становления русского литературного языка: а концепция Б. Дискуссии о происхождении русского литературного языка начались еще в 18 веке и продолжаются почти беспрерывно до настоящего времени. языка с течением времени все более и более уступают место элементам русской народной речи что находит окончательное завершение к первым десятилетиям 19 в.

Русский

2013-08-24

52 KB

109 чел.

9. Проблема происхождения РЛЯ (концепции А.А. Шахматова и С.П. Обнорского, компромиссные теории).

План ответа:

1. Основная проблематика в изучении происхождения русского литературного языка - три концепции происхождения русского языка:

 а) концепция А.А. Шахматова;

 б) концепция С.П.Обнорского;

 в) концепция Ф.П.Филина.

2. Основная проблематика в изучении начального этапа становления русского литературного  языка:

 а) концепция Б.А.Успенского;

 б) концепция В.В.Колесова.

1.   Дискуссии о происхождении русского литературного языка начались еще в 18 веке и продолжаются почти беспрерывно до настоящего времени. Под древнерусским литературно-письменным языком принято понимать тот язык, который дошел до нас в письменных памятниках, как сохранившихся непосредственно в древнейших рукописях 11-12 вв., так и в позднейших списках.   Письменный   язык   древнейшего   времени   обслуживал многосторонние общественные потребности Киевского государства: он служил нуждам государственного управления и суда; на нем оформлялись официальные документы, им пользовались в частной переписке; на древнерусском лит. языке создавались летописные повести и другие произведения русских авторов. При самом поверхностном знакомстве с языком письменных памятников древнерусской эпохи обнаруживается его смешанный характер. Во всех его типах и жанрах соприсутствуют  элементы как восточнославянские, народные, так и старославянские, книжные. Трудами русских ученых 19 в. А.Х.Востокова, К.Ф.Калайдовича, И.И.Срезневского, И.В.Ягича, А.И.Соболевского и др. было установлено лишь то, что русская письменность и литература до Ломоносова пользовалась языком, представлявшем собою конгломерат народного, восточнославянского, с древнецерковнославянским, болгарским  по происхождению. Было определено, что соотношение собственно русских и старославянских речевых элементов в различных памятниках древнерусской письменности колеблется в зависимости от жанра произведения и от степени образованности автора, а отчасти и писца той или иной рукописи.

Было выяснено, что, кроме письменности на этом смешанном языке (древнецерковнославянском русского извода), в Древней Руси была и такая письменность, которая создавалась на чисто русском языке. Было доказано, что старославянские элементы русского лит. языка с течением времени все более и более уступают место элементам русской народной речи, что находит окончательное завершение к первым десятилетиям 19 в., примерно к эпохе Пушкина. Все остальное в этих проблемах продолжало быть спорным вплоть до советского времени. Прежде всего продолжал оставаться открытым вопрос о первичности или вторичности того или иного речевого элемента в составе славянорусского литературного языка, которым уже в 10 в. Начала пользоваться Киевская Русь. В основном можно говорить о существовании трех концепций происхождения русского языка.

  А) Согласно первой концепции, в Древней Руси был один, болгарский по своему происхождению, лит. язык, который постепенно русифицировался. Концепцию эту развивал А.А.Шахматов, рассматривавший влияние «церковного» произношения даже на звуковой строй древнерусского лит. языка. Более решительно, чем его предшественники, А.А.Шахматов возводил древнерусский, а тем самым и современный русский литературный язык к языку древнецерковнославянскому как непосредственному источнику (Шахматов А.А. Очерк современного русского лит. языка. 4-е изд. М., 1941, с. 60-70). А.А.Шахматов писал о постепенно совершавшемся в ходе исторического развития преобразовании древнеболгарского по происхождению письменного языка в современный русский лит. язык. Сопоставляя историю русского лит. языка с историей западноевропейских языков, развивавшихся в средневековый период под сильным влиянием латыни, А.А.Шахматов пришел к заключению, что в отличие от Запада, где латинский язык никогда не ассимилировался с народно-разговорными языками, церковнославянский «с первых же лет своего существования на русской почве... стал ассимилироваться народному языку, ибо говорившие на нем русские люди не могли разграничивать в своей речи ни свое произношение, ни свое словоупотребление от усвоенного ими церковного языка». Очевидно, А.А.Шахматов допускал, что древнецерковнославянский язык в Киевской Руси использовался не только как язык культа и письменности, но служил и разговорным языком для какой-то образованной части населения. Продолжая эту мысль, он утверждал, что уже памятники 11 в. доказывают, что произношение церковнославянского языка в устах русских людей утратило свой чуждый русскому слуху характер. Таким образом, А.А.Шахматов признавал смешанным состав современного русского лит. языка, считая присущие ему народные, восточнославянские по происхождению, речевые элементы позднейшими, внесенными в него в ходе постепенного его «ассимилирования живой русской речи», элементы же древнецерковнославянские, болгарские по этнолингвистическому истоку,  причислял к первоначальной основе литературно-письменного языка, перенесенного от южных славян в Киевскую Русь в 10 в. В.В.Виноградов, развивая эту теорию, говорил о двух типах древнерусского лит. языка: книжнославянском и народнолитературном. Они составляли один лит. язык, в котором ведущая роль принадлежала книжнославянскому (церковнославянскому в своей основе) типу. Унбегаун придерживается более крайних взглядов.

Б) Согласно второй концепции, основа древнерусского лит. языка - восточнославянская, народно-речевая; русский письменно-литературный язык - народный и в звуковом строе, и в грамматических формах, и в конструкциях, и даже в лексико-фразеологическом составе. Однако наряду с этим языком существовал древнецерковнославянский лит. язык русской редакции, который обслуживал нужды Церкви и всей религиозной культуры. Древнерусский лит. язык возник совершенно независимо от церковнославянского и только с конца 12 в. начал испытывать некоторые воздействия с его стороны. Эту концепцию выдвинул и развивал С.П.Обнорский. Ученый подробно проанализировал язык древнейшего юридического памятника Киевской Руси, сложившегося в 11 в. и дошедшего до нас в старшем Синодальном списке «Новгородской кормчей», датируемой 1282 годом. Анализ языка этого памятника (преимущественно фонетики и морфологии) показал, что он почти совершенно лишен каких бы то ни было речевых элементов старославянского происхождения и, наоборот, в нем широко представлены черты восточнославянского характера. Ученый писал тогда: «Русская Правда дает нити для суждения о самом образовании нашего лит. языка. Русский лит. язык старейшей эпохи был в собственном смысле русским в своем остове. Этот русский лит. язык старшей формации был чужд каких бы то ни было воздействиям со стороны болгарско-византийской культуры, но, с другой стороны, ему не были чужды иные воздействия - воздействия, шедшие со стороны германского и западнославянского миров. На этот русский лит. язык, видимо, взращенный на севере, позднее оказала сильное воздействие южная, болгарско-византийская культура. Оболгарение русского лит. языка следует представлять как длительный процесс, шедший с веками crescendo. Недаром русско-болгарские памятники старшего периода содержат в известных линиях русских элементов даже более, чем сколько их оказывается в современном нашем языке. Очевидно, по этим линиям оболгарение нашего литературного зыка последовало позднее в самом процессе его роста» (Обнорский С.П. Русская Правда, как памятник русского лит. языка. // Изв. АН, 1934, с. 749-776). В 1936 году была напечатана его статья «Язык договоров русских с греками ». В 1939 году появилась статья «Слово о полку Игореве» как памятник русского лит. языка». В обеих работах мысли Обнорского нашли дальнейшее развитие и уточнение. Не выдержало испытаний временем предположение и о первоначальном северном происхождении русского лит. языка. Обращение С.П.Обнорского к источникам (прежде всего к «Слову о полку Игореве») дало возможность говорить о Киевской Руси как о подлинной колыбели русского литературного языка. Отпало и предположение о древнем воздействии на русский лит. язык германской или западнославянской речевой стихии. Не выдержали проверки и отдельные собственно историко-грамматические положения, высказывавшиеся в статье о «Русской Правде», а именно положения о том, что глагольная форма аориста якобы не являлась исконной принадлежностью русского языка и была в него внесена позднее под старославянским (болгарским) воздействием. Преобладание в языке «Слова...» именно этой формы прошедшего времени глагола заставляло отказаться от гипотезы о ее иноязычном происхождении и признать ее исконную принадлежность русскому литературному языку. В «Очерках по истории лит. языка старшего периода» (М.; Л.; 1949) С.П.Обнорский расширяет круг анализируемых памятников древнейшего периода русского лит. языка. В книге четыре очерка: 1. Русская Правда (краткая редакция); 2. Сочинения Владимира Мономаха; 3. Моление Даниила Заточника; 4. Слово о полку Игореве. В «Очерках...» уделяется достаточное внимание не только звуковому и морфологическому строю языка памятников, но и синтаксису и лексике. Основной вывод о русской основе нашего литературного языка и о позднейшем столкновении с ним церковнославянского языка Обнорский считает правильным. Ученый считал необходимым освещать и другой вопрос – о доле церковнославянских элементов. «Многие церковнославянизмы имели значение условных, изолированных фактов языка, в систему его не входили, а в дальнейшем вовсе выпадали из него, и сравнительно немногие слои их прочно вошли в обиход нашего лит. языка».

В) Согласно третьей концепции, древнерусская народность обладала тремя типами   письменного языка: книжнославянским с преобладанием церковнославянизмов (церковнославянский язык =старославянский язык русской редакции), средним (язык «Слова о полку Игореве», «Сочинений Владимира Мономаха», «Моления Даниила Заточника») и деловым. Эту концепцию развивал Ф.П.Филин. Язык деловой  письменности  рассматривается,  по  этой  концепции,  как самостоятельный тип языка. Третья концепция литературного языка разделяется и развивается многими лингвистами, однако роль русского и церковнославянского источников определяется по-разному. Например, Ф.П.Филин считает главной определяющей основой русского литературного языка народную речь, а церковнославянский язык существенным, но дополнительным источником. («В истории церковнославянского языка на Руси 17-18 вв. произошел качественный перелом: этот язык из литературного превратился в церковный жаргон».)

Вопрос о происхождении русского литературного не решен специалистами, более того, они утверждают, что окончательное решение не близко.

2. Языковая ситуация Древней Руси определяет отношения между церковнославянским и русским языком. Языковые ситуации различаются в пределах ареалов: 1) гетерогенные (славяно-латинская языковая ситуация), 2) гомогенные языковые ситуации (во взаимоотношения вступают два близкородственных языка - напр., русский и болгарский).

Языковая ситуация в Древней Руси характеризуется Б.А.Успенским как «ситуация церковнославянско-русской диглоссии, т.е. такое сосуществование двух языковых систем в рамках одного языкового коллектива, когда функции этих двух систем находятся в дополнительном распределении», соответствуя функциям одного языка в обычной (недиглоссийной) ситуации. Имеется в виду ситуация, при которой два разных языка воспринимаются и функционируют как один.По мнению Б.А.Успенского, эволюция русского лит. языка связана с переходом от церковнославянско-русской диглоссии к церковнославянско-русскому двуязычию. «Поскольку двуязычие представляет собой нестабильную языковую ситуацию, этот переход имел радикальные последствия для истории русского лит. языка, а именно распад двуязычия и становление литературного языка нового типа (ориентирующегося на разговорное употребление, а не на специальные книжные нормы)».

В.В.Колесов: «Литературный язык - язык идеологии, культуры, данного типа миросозерцания». Все раннее средневековье характеризуется борьбой христианства и язычества, и это определило перипетии борьбы двух культур. По крайней мере, до начала 15 в. на Руси было два литературных языка, потому что они обслуживали две разные культуры, две разные идеологии.

Речь идет обо всей Руси, а ведь для большинства ее населения церковнославянский язык не существовал вовсе. Пассивное знание языка (для владеющих церковнославянским языком) позволяло читать несложные тексты со словарем, в таком случае незачем и говорить и о диглоссии.

Высокое и обыденное намеренно противоположны в сфере общения - таков закон коммуникации. Это факт культуры и общения, а не языка. Так было уже и у язычников-славян: язык культа и язык права несомненно различались у них, и на эту противоположность впоследствии наложилось противопоставление церковнославянского и русского. «Деловой язык» распространился постепенно по всей Руси как авторитетный, обработанный знатоками языка и вполне образованными дьяками. Этот язык имел отточенный формуляр, стилистику и лексикон, отличалсяся особой орфографией и со временем стал тем стержнем, на основе которого развился национальный русский литературный язык.