3102

История фармацевтической технологии. Старинные лекарственные формы

Курсовая

Химия и фармакология

Введение На протяжении истории цивилизации лекарственные  формы претерпели существенную эволюцию, обусловленную прогрессом естественнонаучных знаний. При этом одни из них исчезали, другие совершенствовались. Наряду с  этим на разных этапах...

Русский

2012-10-24

56.05 KB

69 чел.

Введение

На протяжении истории цивилизации лекарственные  формы претерпели существенную эволюцию, обусловленную прогрессом естественнонаучных знаний. При этом одни из них исчезали, другие совершенствовались. Наряду с  этим на разных этапах истории появлялись новые лекарственные формы. Практически совершенствование лекарственных форм происходило за счет расширения ассортимента лекарственных и вспомогательных веществ, интенсификации технологических процессов их получения, улучшения их товарных свойств и чисто товароведческих методов анализа. Так, например, такие лекарственные формы, как мази и мыльца, существовавшие еще на заре человеческой цивилизации, обогатились ассортиментом новых основ и действующих веществ, новыми методами оценки их качества, часто заимствованными из химической технологии, промышленности — пищевой и строительных материалов.

В качестве основ этих лекарственных форм вместо или наряду с известными основами, представляющими собой растительные или животные жиры, стали использовать полусинтетические жиры и синтетические материалы. От оценки качества мазей на ощупь перешли к инструментальным методам анализа. Эволюция лекарственных форм фактически была эволюцией методов их изготовления и совершенствованием их товарных характеристик.

Твердые лекарственные формы

Вероятно, самой древней лекарственной  формой являются порошки. О них упоминается в древнеегипетских папирусах, в работах Гиппократа, Диоскорида, Авиценны. Прописи порошков встречаются во всех известных нам диспенсаториях, антидотариях и, наконец, в фармакопеях. Сначала порошки представляли собой грубо дисперсные растительные или минеральные вещества, но в связи с постоянным развитием производственных возможностей постепенно возросла и сложность операций при их изготовлении. Появляются все более сложные прописи, которые постепенно принимают современную форму. Из старинных авторских прописей известен доверов порошок, автором которого являлся врач Ф. Довер (1660-1741). Состав этого порошка сохранился до наших дней почти в той же прописи (опий и рвотный корень в равных частях). Издавна применяются порошок Р. Ф. Зейдлица (винная кислота) и сложный лакричный порошок врача Э. Г. Куреллы. Широкую известность имел «иезуитский порошок» (порошок коры хинного дерева), а также плумеров порошок, состоящий из смеси каломели с сернистой сурьмой. Сурьма входила также в состав «ангельского порошка», автором которого был веронский врач В. Альгаротто (XIV в.). Парацельс ввел в медицину «огнепостоянный мышьяк» (порошок арсената калия). «Адский камень» (нитрат серебра) ввел в фармацию А. Сала. Калий хлористый был известен как «сильвиева противолихорадочная соль» (Sal febrifugum Salvii). Ван Минзахт получил «рвотный камень» действием сурьмы на винный камень, а Глаубер ввел в употребление натрия сульфат (глауберова соль). Из солей винной кислоты кроме «винного камня» были получены нейтральный тартрат калия и тартрат калия и натрия, или «сеньетова соль» по имени аптекаря Эли Сеньета (1632-1698), который получил ее впервые около 1655 г. А. Пьемонтский (1577) и Блез де Винижер (1608) описали получение бензойной кислоты. А. Либавий перегонкой янтаря получил янтарную кислоту.

Общее развитие физической химии и физико-химической механики нашло свое отражение в совершенствовании порошкообразной лекарственной формы. Так, например, в 1880 г. мельник Гагнер из Филадельфии предложил местным аптекарям присылать ему препараты, которые в аптечных условиях трудно измельчались. На следующий день мельник возвращал в аптеки присланные препараты уже в измельченном виде. Это было начало внедрения новой технологии порошков в промышленных условиях с помощью особых мельниц со стальными или гранитными дисками и жерновами.[1]

Одновременно с порошками в фармации появились и получили развитие такие лекарственные формы, куда порошки входили как составная часть. К ним относились териаки, кашки, лепешки,  конфеты, линктусы (эклегмы) и морсели.

 Териаки впервые были предложены понтийским царем Митридатом VI Евпатором и впоследствии усовершенствованы римским врачом и фармацевтом Ларгом Скрибонием. Состав териаков был очень сложным. У Авиценны мы встречаем прописи этой лекарственной формы, включающей до 60 ингредиентов, а прописи, которые были включены в Вюртембергскую фармакопею (1786) под названием «Electuarium theriacium», насчитывали 70 ингредиентов. Основными составными частями териаков являлись: опий, обработанное мясо гадюк, смеси порошков из растений и минеральных веществ.

Кашки были излюбленной лекарственной формой Галена и представляли собой смеси порошков и различных извлечений из растений с медом, вином или сиропами. Предназначались они для внутреннего употребления. Кашки являлись официнальной лекарственной формой многих зарубежных и российских фармакопеи вплоть до XIX в. Авиценна был автором кашек, состоящих из снотворного мака, яхонта, сердолика, золота и других минералов. А. П. Нелюбин в своей «Фармакографии» (1830) приводит пропись кашки с масляным экстрактом папоротника (Electuarium oleosum Filicis maris). В настоящее время эта лекарственная форма из употребления вышла.

Лепешки являли собой разновидность кашек и известны со времен арабской медицины. При приготовлении лепешек порошкообразные ингредиенты растирали или растворяли, смешивали с камедями и сушили. Лепешки изготавливались также из сырого теста, содержащего лекарственные вещества с последующим высушиванием. Известны прописи лепешек из мяты, аниса, полыни, сантонина и т. д. Длительное время лепешки включались в зарубежные и российские фармакопеи, например: Pastilli pectorales (грудные лепешки), Pastilli Emetini (лепешки эметина), Pastilli Olei Crotonis tiglii (лепешки из кротонового масла).

Консервы представляли собой смеси свежих растительных органов с сахарным сиропом в виде тестообразной массы, которую на конечной стадии изготовления высушивали. Последние прописи консервов встречаются в Российской фармакопее 1798 г. и Прусской 1799 г. издания.

Конфеты готовились из свежих и сгущенных растительных соков смешением их с сахаром. Венский диспенсаторий (1454) включал 51 пропись конфет.

  Развитие лекарственных форм шло очень медленно. Даже тогда, когда некоторые формы официально не включались в фармакопеи, они еще долго оставались на аптечных полках, по-видимому, до тех пор, пока окончательно не прекращался спрос и частный аптекарь уже мог не опасаться потери даже ничтожного дохода. Определенным шагом вперед в развитии лекарственных форм следует считать появление  линктусов, которые были известны также под названием лохов или эклегм. Эти лекарственные формы представляли собой смеси упаренных водных извлечений с медом или густыми сахарными микстурами.

  Большой популярностью в некоторых странах пользовались морсели, которые обычно состояли из лекарственных веществ, смешанных с сиропом и пряностями. Так, до недавнего времени сохранялись Morseli pectorales, Morseli stomachici и др.

Пилюли как лекарственная форма существуют в течение многих тысячелетий. О пилюлях упоминалось еще в папирусе Эберса, пилюли готовил в своей аптеке Гален. В диспенсатории В. Корда имелось 17 прописей этой лекарственной формы, в Венском диспенсатории — 27, а в Эдинбургской фармакопее (1758) — 50 наименований. Несмотря на тысячелетнюю историю, пилюли мало изучены, и до настоящего времени их технология основана на эмпиризме. Даже техника их изготовления не претерпела существенных изменений — в древние времена, в средневековье и до начала XVIII в. их скатывали руками. Первая пилюльная машинка появилась в 1810 г. Шагом вперед в развитии пилюль явилось покрытие их оболочкой, которая служит не только для повышения стойкости и корригирующим средством, но в ряде случаев способствует проведению лекарственной формы в неизменном состоянии через желудок для оказания терапевтического воздействия лишь в кишечнике.

Сложность приготовления пилюль заставила ученых и практиков искать другие формы для твердых лекарственных форм, при помощи которых можно было бы устранять влияние неприятного вкуса и запаха при сохранении портативности лекарственных форм. Такими новыми формами для порошкообразных веществ являлись капсулы и облатки.[1]

Желатиновые капсулы в 1839 г. предложил Мозес, и их производство было сравнительно неплохо поставлено во Франции уже к 1841 г. В Германии желатиновые капсулы были разработаны в 1841 г. фармацевтом Симоненом. Готовил он их с помощью восковых формочек, но уже в 1853 г. фармацевт Штейнбрехер стал применять для этой цели металлические «шпильки».

Желатиновые капсулы получили свое развитие в виде гелодуратовых (глютоидных) капсул, которые не растворяются в желудке.

Облатки для порошков были изобретены в 1886 г. С. Лимузеном вместо ранее применявшегося проглатывания порошков вместе с бумагой или закатывания невкусных порошков в мякиш хлеба. Лимузен предложил склеиваемые облатки, а также машинки для их заполнения в условиях аптек. В 1890 г. Фассером в Вене были изобретены облатки в форме коробочек с крышками, не требующими смачивания, и поэтому более гигиеничные. Одновременно с желатиновыми капсулами в аптеках Франции со второй половины XIX в. широкое распространение приобрели драже. Однако сложность, трудоемкость процесса дражирования, необходимость обязательного увлажнения лекарственных веществ значительно снижали ценность этой лекарственной формы. Номенклатура данной лекарственной формы в настоящее время постоянно расширяется.

Из всех твердых лекарственных форм наиболее прогрессивной является форма таблеток, предшественниками которых являлись лепешки и пастилки. Пресс для изготовления таблеток был предложен Брокодоном в 1842 г. и внедрен в практику Розенталем И. в 1872 г. Целый ряд технических трудностей долго мешал массовому производству таблеток, пока не была обеспечена быстрая распадаемость лекарственной формы в воде, на что указывал Арнольд Ф. К. в 1890 г. В дальнейшем появились разнообразные прессующие механизмы, что резко изменило номенклатуру лекарственных препаратов в форме таблеток в сторону ее расширения, и произошло это уже в XX в. В ГФ VII издания имелось 22 статьи на таблетки, в ГФ VIII — 81, а в ГФ X уже 116 наименований. В настоящее время таблетки в аптеках уже не изготавливают, и производство их сосредоточено на предприятиях фармацевтической промышленности. В России первая крупная таблеточная мастерская была открыта в 1895 г. на заводе Военно-врачебных заготовлений в Петербурге. Наряду с усовершенствованием технологии таблеток, с изобретением многопуансонных машин появилась новая таблеточная форма - тритурационные таблетки, для которых вопрос распадаемости не имеет значения, так как такие таблетки легко растворяются.

Мягкие  лекарственные формы

Мази были известны уже древним египтянам — сохранились фрески в храмах, показывающие весь технологический процесс приготовления этой лекарственной формы, начиная от измельчения веществ, входящих в состав мазей, и заканчивая их расфасовкой в специальные формы. Египетские фармацевты предпочитали готовить дерматологические мази. Мази применяли в Древней Греции, Месопотамии, Риме и других государствах, т.е. мази издавна являлись одной из самых распространенных лекарственных форм. В состав мазей входили самые разнообразные вещества, как по своему происхождению, так и по физико-химическим свойствам. Мази готовились из измельченных растительных органов, веществ минерального происхождения, смол и других компонентов. В качестве основ в странах Востока, Древней Греции и в Древнем Риме применяли различные масла, воск, животные жиры. Впоследствии из нефти научились выделять и применять в качестве основ для мазей парафин и стеарин. В 1882 г. М.Э. О. Лабрайх впервые в качестве мазевой основы использовал ланолин — появились эмульсионные основы. В XX в. стали применять синтетические эмульгаторы, нашли применение различные минеральные основы: нафталан, гидрогенизированные жиры. В последнее время стали широко употреблять различные синтетические полимеры. Производство мазей перешло из аптек на галеновые фабрики и в специальные цехи химико-фармацевтических заводов, где весь процесс их изготовления механизирован.

Характеристику аптечной техники при приготовлении мазей в XVII в. наглядно представил Бойль в своей известной работе «Medicinal experiments» (1693): «Возьми Album graecum, разотри до неощутимого порошка, смешивая его с достаточным количеством гусиного жира, и, растирая хорошо в свинцовой ступке, преврати его в черную мазь, которую следует применять умеренно теплой на больное место».

Из приведенного фрагмента достаточно хорошо видно, что применялись свинцовые ступки, которые легко отдавали часть металла вследствие истирания его пестиком. Лекарственное вещество приобретало темную окраску за счет свинца, возможно, видоизменяло свои лекарственные свойства, а главное — способствовало накоплению этого металла в организме с известными последствиями.

Пластыри изготавливали еще врачи Древнего Египта. За 135 лет до н.э. царь Пергама — государства в северо-западной части Малой Азии — Атталос Филометр применял свинцовый пластырь для лечения ран. В Венском диспенсатории представлено 15 наименований пластырей, в фармакопее В. Корда — 28, в Российской фармакопее (1738) — 10 наименований, а в Российской фармакопее 1866 г. — 23 наименования. С конца XIX в. в употреблении появились пластыри на каучуковой основе, родиной которых явилась Америка.

Суппозитории, шарики и палочки (мыльца) также известны с глубокой древности. Они предназначались для введения в полости тела, например, в прямую кишку, во влагалище, в уретру. Эта лекарственная форма описана в папирусе Эберса, в староиндийских манускриптах, в трудах Гиппократа, Диоскорида и Галена. В начале мыльца готовили с применением животных жирных основ, растительных и животных порошков, меда, ладана, соков растений. Затем стала применяться мыльно-глицериновая основа, и только в конце XIX в. (1880) стало использоваться масло какао, которое было предложено в качестве лекарственного средства Манкартом в 1735 г. До изобретения специальных приспособлений мыльца готовились главным образом путем выливания жировой массы в бумажные или станиолевые формочки, воткнутые в песок. В древние времена эти лекарственные формы изготавливались путем выкатывания между ладонями. В 1884 г. Куммер предложил аппарат для получения их методом прессования, который стал употребляться в галеново-фармацевтическом производстве. В XX в. название лекарственной формы трансформировалось в суппозитории, шарики и палочки. В настоящее время они готовятся в основном в заводских условиях методом выливания, и популярность этой лекарственной формы продолжает расти.

Жидкие  лекарственные формы

Одновременно  с твердыми лекарственными формами  широкое распространение получили различные жидкие лекарственные  формы. В старину врачи и фармацевты обосновывали применение растворов  лекарственных веществ следующим  тезисом: «Contra поп agunt nisi fluida» («Тела не действуют друг на друга, если они не в жидком виде»). В фармацевтической практике наиболее часто применялись водные растворы лекарственных веществ, затем спиртовые и масляные. С именем Леонардо Фиоравенти связан бальзам, применявшийся им против всех болезней (1571), раствор ацетата аммония автором которого был Р. Миндерер (1570-1621), широко использовали в медицине под названием Spiritus Mindereri; известен был также фаулеров раствор (Liquor Kalii arsenicosi) и др. К старинным жидким лекарственным формам относятся юлепы, уксусомеды, соки, рообы, ароматные воды, эмульсии и др.

Юлепы — лекарственная форма арабского происхождения. Они представляли собой растворы лекарственных веществ, подслащенных сахаром. Юлепы входили в Венский диспенсатории и Вюртембергскую фармакопею.

Рообы — смеси мякоти некоторых сочных плодов. В арабской медицине рообами называли сгущенные соки или водные извлечения из плодов лекарственных растений.

Уксусомеды были также широко распространены и занимали значительное место в старинных фармакопеях. Эти лекарственные формы представляли собой смесь меда с уксусом или уксусной кислотой, которые сами по себе издавна употреблялись в качестве лекарственных средств. В настоящее время юлепы, рообы и уксусомеды не применяются.

Исключительное распространение начиная со времен расцвета арабской медицины получили сиропы. В те времена их готовили с медом. Сахарные сиропы особенно часто применяли в XVII и XVIII вв., например, в Вюртембергской фармакопее 1771 г. числится 90 сиропов, в Нюрнбергской — 59, в Российской фармакопее 1789 г. — 11 наименований. Впоследствии применение сиропов постепенно сокращалось, и в Фармакопее VIII издания представлено только 9 наименований сиропов. В фармации сиропы употребляли главным образом для улучшения вкуса жидких лекарственных форм.

Давно было замечено, что из свежих растений можно получать соки, которые содержат весь комплекс биологически активных веществ в наиболее естественном их состоянии. Получали соки методом выжимания или вываривания. В настоящее время эти препараты относят к двум группам: соки свежих растений и извлечения. К первой группе принадлежат сок подорожника, сок алоэ, сок каланхоэ и др. В группу извлечений входят кардиовален, холелитин, ангиноль и т. д. Старинный метод вываривания в настоящее время не применяется.

Растворы лекарственных веществ готовились на простой воде, затем ее стали кипятить и отстаивать, а в X в. арабами уже использовалась перегнанная дистиллированная вода (Абу Мансур Миваффак, 975). В настоящее время группа растворов является наиболее распространенной, и для их приготовления применяется очищенная вода (aqua purificata). Кроме водных растворов в XX в. получили признание растворы на неводных растворителях. Эволюция растворов чрезвычайно интересна, их развитие к настоящему времени привело к изменению весового принципа изготовления на массо-объемный способ с использованием бюреточной системы.

Особое место в истории развития лекарственных форм принадлежит парентеральным формам, началом которых следует считать внутривенное введение в 1656 г. раствора опия в вену собаке, которое осуществил английский профессор хирургии в Лондоне Кристофер Врен. Инъекция была произведена с помощью узкой трубки и металлического наконечника. Впоследствии для этой цели стали применять свиной пузырь, а в качестве наконечника — гусиное перо. Первая инъекция человеку была осуществлена в 1658 г. В данном случае «добровольцем» являлся преступник, приговоренный к повешению. Ему был введен раствор одной из солей сурьмы, и судьба его в дальнейшем осталась неизвестной, так как из тюрьмы он бежал.

Единичные эксперименты проводились и в последующие 200 лет, но особенно успешно внутривенный способ лечения был применен английским врачом Паттом в 1831 г. для лечения холеры.

Идея введения лекарственных веществ через кожный покров принадлежит А. Фуркруа (1785), который с помощью скарификатора делал насечки на коже и в полученные ранки втирал лекарственные вещества. С 1832 г. стали делать инъекции болеутоляющих веществ с увеличивающейся частотой, так как к этому времени француз Лафарг изобрел желобообразную иглу, а чешский врач Ш. Г. Праватц (1791-1853) — градуированный стеклянный шприц. После этого русский врач Владикавказского военного госпиталя Лазарев и английский врач А. Вуд стали широко применять подкожное введение лекарственных средств.

Развитие дозированных инъекционных форм продолжало идти все более широким шагом, особенно после открытия противосифилитического препарата сальварсан, этой первой волшебной «пули». Историки медицины утверждают, что если бы сальварсан был достаточно активным при пероральном введении, то сомнительно, чтобы прогресс инъекционных лекарственных форм оказался таким быстрым. Теперь предстояло решить проблему чистоты инъекционных растворов. Необходимость чистоты этой группы лекарств была признана давно, однако даже в период Второй мировой войны плазма крови и пенициллин в полевых условиях зачастую вводились с применением воды из обычных водоемов, главное было спасти жизнь солдату.

По свидетельству М. И. Гровс (1986), некоторые раненые умирали, как потом сообщалось, «от ран, полученных на поле боя», но большинство выживали, отделываясь несколькими нарывами на теле. Многие годы применялись инъекции, которые не всегда были стерильными, содержали пирогенные вещества.

Еще древние греки знали, что болезни сопровождаются лихорадочными состояниями и что повышение температуры тела помогает излечить болезнь. Врач Парменид (500 г. до н.э.) заявлял, что если бы он мог вызывать жар у больного искусственно, он мог бы лечить все болезни. Но только совсем недавно жар был признан естественной реакцией организма на болезнь. Искусственное повышение температуры применялось при лечении сифилиса до появления химиотерапии. Фон Таурег в 1927 г. получил Нобелевскую премию в области медицины за лечение паралича с использованием повышенной искусственно температуры. Что касается пирогенных веществ, то уже в XVTI в. было обнаружено, что введение животным загнивших материалов в виде инъекций вызывает повышение температуры. Датчанин Панум (I860) показал, что продукты обмена микроорганизмов в исключительно небольших количествах также могут вызывать повышение температуры. Примерно в это же время Биллрот предложил термин «пирогены», затем появилось множество работ, касающихся выделения веществ, вызывающих лихорадку. Успех сопутствовал Е. Центанни в 1920 г., который получил белый порошок из культуры грамположительных микроорганизмов. А. Бовиан (1932) и О. Вестфаль (1952) выделили белковые вещества, которые в стандартизованном виде вызывали лихорадку в дозе 1 нанограмм на 1 кг веса животных. Химический состав пирогенного вещества, выделенного из Proteus Vulgaris, включает в себя углерод (25,83%), водород (6,06%), азот (6%), фосфор (6,29%) и золу (8,33%). В результате этих работ, а также исследований Пастера получили свое развитие методы стерилизации. Затем все более стала развиваться теория и практика кровезамещающих растворов. До Первой мировой войны в качестве кровезамещающих средств применялись солевые, эквилибрированные растворы: изотонический раствор хлорида натрия, растворы Рингера, Рингера-Локка и др.

В 1915 г. был предложен способ стабилизации крови при помощи цитрата натрия, гемотрансфузия приобретает огромное значение в медицине. Тем не менее такие факторы, как высокая стоимость крови, недостаточная стойкость ее при хранении, заставили применять коллоидно-солевые заменители крови.

Широкое развитие парентеральные лекарственные формы получили в России в связи с изобретением ампул, которые предложил петербургский фармацевт, доктор химии, профессор А. В. Пель. Пелем были разработаны вопросы дозирования и хранения инъекционных растворов. Для дозирования стерильных растворов им впервые был предложен запаянный стеклянный сосуд — ампула. Таким образом, уже в 1885 г. в аптеке А. В. Пеля практически был осуществлен вполне рациональный технологический процесс стерильных инъекционных растворов. Почти одновременно с Пелем ампулы как сосуды для инъекционных лекарств были предложены в 1886 г. парижским аптекарем Лимузеном.

В начале XX в. началось развитие крупного ампульного производства. В ГФ VIII насчитывалось 40 статей на ампулы, в ГФ IX — 81, в ГФ X — 76 наименований.

Ароматные воды — препараты, содержащие в водном или водно-спиртовом растворе эфирные масла. Приготовление ароматных вод с водяным паром было известно в Древнем Египте, однако особую популярность они получили в эпоху арабской фармации, причем арабам, а позднее европейским алхимикам удавалось некоторые эфирные масла отделять от воды. На Руси в XVII в. перегонкой с водой душистых растений занимались в поварнях, на аптекарских огородах и в аптеках. Ароматные воды являлись официнальными лекарственными препаратами многих фармакопеи, диспенсаториев и мануалов. В Российской фармакопее 1798 г. описано 16 ароматных вод, а в издании 1866 г. — 36 наименований. Постепенно номенклатура их уменьшалась, ГФ VIII включала уже 3 наименования (укропная, мятная и розовая вода), а ГФ IX издания — только одну (вода горькоминдальная).

Медицинские масла — масляные растворы или масляные экстракты действующих веществ лекарственных растений. Эта группа препаратов довольно широко встречалась в номенклатуре галеновых препаратов прошлых столетий. Их получали из белены, красавки, дурмана, болиголова (алкалоиды), полыни, ромашки аптечной, донника (эфирные масла) и некоторых других растений. В настоящее время в медицине используются масляные экстракты белены, дурмана, зверобоя, масло облепихи и шиповника. На протяжении тысячелетий медицинские масла находят применение в качестве парфюмерно-косметических средств.

Термин «эмульсия» впервые встречается в Оксфордском энциклопедическом словаре 1612 года издания и относится к фармацевтической эмульсии из сладкого миндаля. В материалах Английского Королевского общества за 1674 г. описаны способы приготовления масляных эмульсий для лечебных целей. В фармакопее Квинси (1718) описаны 24 наименований эмульсии, в том числе из сладкого миндаля и масляные, причем последние предлагалось готовить при помощи гуммиарабика и яичного желтка. В Российской фармакопее (1798) описаны 2 эмульсии, а в Военной фармакодее 1840 г. — 6 наименований. Исследования Вуда и Лумса (1927) показали возможность получения медицинских эмульсий с помощью ультразвука. Зародившись в аптеке, производство эмульсий постепенно перешло на предприятия фармацевтического производства и в другие отрасли народного хозяйства. Д. Г. Беннет (1943) в своей монографии приводит 601 эмульгатор и 963 препарата, представляющие собой эмульсии.

Водные извлечения из лекарственных растений являются одной из самых старых лекарственных форм. В Венском диспенсатории имелась особая статья, посвященная водным извлечениям, которые были тогда известны под названием «addition».

Термин «decoctum» встречается впервые в Нюрнбергской фармакопее (1665), а термин «infusum» — в Эдинбургской (1758). Согласно указаниям этих руководств, инфузы готовили настаиванием при комнатной температуре в течение 4 часов, а отвары получали упариванием водных извлечений, полученных горячим путем. Нормирование количественного соотношения сырья к извлечениям впервые встречается в фармакопеях конца XIX в., в которых указывается, что из одной части сырья должно получиться 10 частей извлечения. В Российской фармакопее 1798 г. описаны один настой и три отвара, а в Военной фармакопее 1818 г. уже 32 настоя и 30 отваров. С 1785 г. известен настой наперстянки, подробно описанный доктором В. Витерингом из Бирмингема.

В некоторых старинных фармакопеях упоминаются также концентрированные настои и отвары. Однако эти концентрированные извлечения в дальнейшем были исключены из официальных руководств. До последнего десятилетия XIX в. авторы работ в области исследования процесса экстракции лекарственного сырья исходили из стремления сохранить в полученных препаратах составные вещества лекарственного сырья в неизменном виде и, по возможности, все полностью. Отсюда, например, в фармакопеях и пособиях возникло понятие «балластные вещества» — т. е. вещества, ненужные с точки зрения терапевтического применения данного материала.

Нестойкость водных извлечений и недостаточная растворимость в воде целого ряда важных составных частей лекарственного сырья заставили исследователей применять новые экстрагенты. Известно, что в XIV в. Раймунд Луллий (а по другим данным Разес в 950 г.) открыли этиловый спирт. Это вещество в качестве экстрагента впервые использовали Парацельс, его ученики и последователи. Применение спирта обусловило впоследствии большое разнообразие в номенклатуре спиртовых извлечений — появились настойки и экстракты.

Настойки (тинктуры) готовились не только путем экстракции растительного сырья, но и настаиванием минеральных веществ (серы, винного камня, железа и т. д.). Из числа таких растворов до сих пор название настойки сохранилось за раствором йода.

В диспенсатории В. Корда описано 10 настоек, из которых настойка померанцевой корки применялась вплоть до середины XX в. В Эдинбургской фармакопее уже описаны настойки опия, ипекакуаны, ревеня и др. Настойку опия с шафраном предложил Т. Санденхэм (Сиден-гам) (1624-1689). Применялась также железно-яблочная тинктура, фармакопейный препарат, приготовлявшийся из железного купороса, винного камня, яблочного сока и разбавленного спирта или вина. Настойки валерианы, хины, чилибухи и йода стали официнальными в начале XIX в. В Российской фармакопее 1798 г. описано 11 настоек, Фармакопее 1886 г. — 71. Впервые определение настоек как группы препаратов и описание типового способа их изготовления встречается в 1712 г. Основным методом получения настоек была дигестия — настаивание при температуре 35-45°С, и только в самом конце XVII в. становится официнальным метод мацерации — настаивание 5-кратным количеством извлекателя в течение 7 дней при температуре 15-20°С Отжимание настоек производилось вручную; в 1785 г. инженер Иосиф Брама (1749-1814) сконструировал гидравлический пресс, быстро завоевавший себе место в возникшей тогда химической промышленности, а затем и в фармации, в галеновом производстве.

Экстракты, или препараты, получаемые извлечением в сочетании с выпариванием, также были предложены Парацельсом. Методы приготовления экстрактов были самые разнообразные. В XVIII в., например, наркотические экстракты подолгу варили на голом огне, чтобы уменьшить их ядовитые свойства. В связи с этим получались препараты с различным содержанием действующих веществ, что иногда приводило к отравлениям. В качестве экстрагентов для получения экстрактов использовали спирт, воду, спиртоводные растворы или эфир. В диспенсатории В. Корда описано 18 спиртовых и водных экстрактов, в Российской фармакопее 1798 г. — 20 экстрактов, а в 1866 г. — 54. Спиртовые извлечения получали тогда следующим образом: сырье в течение 3–4 дней настаивали со спиртом в теплом месте, затем спиртовые извлечения сливали, и растительный материал вновь обрабатывали спиртом до полного извлечения (до обесцвечивания). Из объединенных спиртовых извлечений экстрагент отгоняли до получения густого экстракта. По Эдинбургской фармакопее, для получения спиртовых экстрактов сырье обрабатывали сначала спиртом, а затем водой.

Водные экстракты готовились из растительного сырья путем отваривания. По Вюртембергской фармакопее, сырье, залитое 6-кратным количеством воды, подвергали мацерации в теплом месте, затем нагревали, процеживали и упаривали. По Прусской — сырье заливали 8-кратным количеством воды, нагревали 15 минут, затем извлечение процеживали. Остаток сырья обрабатывали 4-кратным количеством воды, отстаивали, фильтровали и выпаривали.

В 1813 г. французский фармацевт О. Вирей ввел в производство вакуум-аппараты и выпаривание под пониженным давлением — этот способ стали применять в фармации после того, как в 1812 г. в сахароварении использовали вакуум-перегонку. Для изготовления экстрактов без применения высокой температуры и без длительного воздействия воздуха применяли также пресс А. Реаля с давлением. Перколяторы, изобретенные для варки кофе и применявшиеся в кафетериях Парижа в наполеоновское время, стали использоваться для фитохимических целей фармацевтом Робике с 1810 г. В 1833 г. французский аптекарь Ф. П. Буллей впервые внедрил в процесс экстракции растительного сырья конические перколяторы. В XX столетии в фармации стали использовать метод реперколяции, предложенный Э. Р. Сквиб еще в середине XIX в. На тили свое признание в фармации и другие методы извлечения, например циркуляционный, принятый в ГФ VTII издания.

     Для получения жидких экстрактов (флюид-экстрактов) в качестве экстрагентов использовались вода, спирт и глицерин; спирт при этом применялся различной крепости: 5, 18, 21, 27, 30, 60 и 90%. Осветление извлечений производилось на сконструированных в 1813 г. Дюмоном угольных фильтрах (изобретение петербургского фармацевта, профессора Ловица (1757-1804). Жидкие экстракты, которые получали из определенных количеств исходного сырья, впервые были введены в Фармакопею США в 1840 г., а в Британскую фармакопею — в 1864 г.

Эликсиры (название произошло от китайского «ixir» — целебное средство и арабской приставки «а/» — talixir») представляли собой спиртовые извлечения или отгоны извлечений из растительных материалов с добавкой различных лекарственных веществ. Чаще всего в состав эликсиров входил сахар, некоторые же содержали серу, кислоты и щелочи. В диспенсатории В. Корда описано 9 эликсиров, в Российской фармакопее 1798 г. — 2 наименования.

Наряду с эликсирами широко применяли  эссенции, под которыми понимали извлечения, содержащие основные действующие вещества. Отсюда и название «существенное извлечение», что, несомненно, является результатом влияния учения Парацельса (по аналогии с «квинтэссенциями»). В диспенсатории В. Корда описано 3 эссенции, а в Вюртембергской фармакопее — 70.

В 1895 г. швейцарский фармацевт Г. Голяц предложил диализаты — галеновые препараты, освобожденные методом диализа от солей и других сопутствующих веществ, не оказывающих, по мнению Голяца, лечебного действия; аналогичные препараты выпускал в 1900 г. немецкий аптекарь И. Бюргер под названием изатов.

Следующий шаг в этом направлении представляла «новая галеника», «новогаленовые препараты». Это были препараты из различных частей растений, приготовленные на основе методов последних достижений химии и фармации (извлечение различными растворителями, применение адсорбции, перфорации жидкостей другими жидкостями, промежуточной сушки, центрифугирования, ведение процессов при точно регулируемых рН и температуре, применение хроматографии и полупроницаемых перегородок при очистке извлечений и т. д.), результатом которых являлось получение максимально очищенных суммарных препаратов, содержащих алкалоиды, сердечные гликозиды, флавоноиды и другие вещества. Среди новогаленовых препаратов известны адонизид, дигален-нео, лантозид, конваллен и т. д.

В 1926 г. Голяц предложил заменить жидкие галеновые препараты стандартными сухими препаратами, растворимыми как в воде, так и в спирте («унитарные экстракты»), и готовить эти экстракты с таким расчетом, чтобы однократная их доза равнялась 0,1 г. Это позволяло бы установить единое для всех препаратов разведение для настоек 1:10 и для настоев и отваров 1:100, с единой дозировкой всех настоек в 1 г (или 1 см3, или около 20 капель) на прием и для всех настоев и отваров в 10 г (около 1 десертной ложки) на один прием («десятичная система галеновых препаратов»).

Газообразные  лекарственные формы

Одной из лекарственных форм, получивших быстрое признание и внедрение  в заводских условиях, явились  аэрозоли. Первые аэрозольные баллончики появились в 30-х гг. в Европе, когда Ротхейм (Норвегия) начал упаковывать в них под давлением краски в смеси с пропаном и бутаном. В 1937 г. Иддингс применил для заполнения баллонов фреон-12. В США аэрозольная упаковка была создана в 1941 г. В промышленных условиях производство аэрозольных упаковок началось сразу после Второй мировой войны и успешно развивается в настоящее время во всех странах.[1]

Первая медицинская аэрозольная упаковка, выпущенная в 1955 г. в США, была предназначена для ингаляционного применения. В Советском Союзе промышленное производство аэрозолей было организовано в 1969 г. на Опытном заводе ХНИХФИ (г. Харьков), где был выпущен аэрозольный ингаляционный препарат «Ингалипт» для лечения острых и хронических заболеваний полости рта и носоглотки. В начале 70-х гг. в Риге был построен завод «Аэрозоль». В настоящее время данная лекарственная форма приобретает все большее значение и распространение как для внутренних, так и для наружных целей. В качестве активных веществ в ингаляционных аэрозолях используются кортикостероиды, антибиотики, препараты сердечных гликозидов, нитрофураны, сульфаниламиды, эфирные масла, антисептики и др. Аэрозоли применяются в качестве дерматологических средств, в форме пластических пленок. Специальными областями применения аэрозольных лекарственных форм являются гинекология, акушерство и проктология.

Органопрепараты

Особую  группу в истории лекарственных  форм занимают органопрепараты или  опопрепараты (Medicamenta organotherapeutica). Уже в глубокой древности для лечебных целей применяли различные органы, ткани и выделения животных. Например, древние индусы, несмотря на свое отвращение к мясу и веру в переселение душ, с целебной целью использовали тестикулы козла, крокодила, крыс и т. д. Древние китайцы применяли против кишечных заболеваний высушенный кал собаки, против вздутия живота — кал цыпленка, против паралича — кожу молодой жабы, плаценту применяли как вспомогательное средство при родах, кожу черного осла — против кровохарканья и поноса, кровь утки и курицы — как противоядие, кровь оленя — как средство, излечивающее чахоточных, кровь осла — для лечения от сумасшествия, кровь лошади — как средство, вызывающее регулы, и т. д. Древние греки также применяли различные органы животных.[1]

В Древнем Риме больные спускались на арену цирка, чтобы пить теплую кровь раненых гладиаторов. Кроме того, римлянам в качестве лекарственных средств служили кал, моча и мясо самых разнообразных животных и пресмыкающихся. Плиний старший считал, что лекарственные средства животного происхождения действуют более интенсивно, чем растительного, ибо они ближе к живому организму.

В средние века также применялось много органов и различных препаратов животного происхождения. Мысли людей того времени были обращены больше к «потустороннему миру», поэтому привлекало все фантастическое и чудесное. Это побуждало применять самые необычные средства, и чем эти средства были таинственнее и «волшебнее», тем больше им было доверия. Например, весьма широко были распространены продукты животного происхождения, изготовленные при свете луны, под заклинания ведьм и т. д. Некоторая «ценность» их заключалась в действии на психику больного человека. Лечебный авторитет этих «медикаментов» с течением времени падал, и органотерапия во всех ее видах постепенно была предана забвению.

Лишь в XIX столетии, после замечательных открытий в области физиологии, выяснения роли желез внутренней секреции и появления экспериментальной медицины, началась новая эпоха в применении лекарственных веществ животного происхождения.

Еще Гиппократ указывал на зависимость здоровья «от правильности смешения соков в организме человека». По его мнению, этот сок должен состоять из крови, слизи и черной и желтой желчи.

Затем в течение многих веков в медицине господствовало учение о том, что причинами болезней являются изменения в составе крови. Отсюда применение кровоочистительных капель, кровопускание и т. д. Однако вопрос о взаимном влиянии органов через кровь оставался в тени, даже несмотря на то, что было открыто кровообращение.

Только Теофил Броде (1722-1776), наблюдая результат выпадения функций половых желез у мужских и женских кастратов, пришел к заключению, что каждый орган является местом приготовления специфической субстанции, поступающей в кровь и оказывающей определенное действие на весь организм. Таким образом, он один из первых выразил предположение о гуморальной корреляции организма.

Далее Арнольд Адольф Бертольд (1803-1860) в 1849 г. экспериментально доказал, что между различными органами существуют гуморальные взаимоотношения. Он привил кастрированному петуху яички и тем самым сохранил у него петушиный облик, проиллюстрировав, таким образом, что химические вещества пересаженных яичек оказывали влияние на весь организм. Несмотря на свою убедительность, опыты Бертольда не получили сразу широкого признания и были забыты. Только спустя много лет им было отдано должное, и применение лекарственных веществ животного происхождения получило научное обоснование.

В дальнейшем, в 1855 г., Клод Бернар (1813-1878) указал на значение печени в регулировании сахара в крови и установил принципы внутренней секреции.

В том же году Томас Аддисон (1793-1860) и в 1856 году Эдмон Феликс Альфред Вульпиан (1826-1887) опубликовали свои работы о функции надпочечников. Впоследствии ряд авторов изучали отдельные органы внутренней секреции. Они считали, что вырабатывать эти химические вещества могут только ткани железистого строения.

В 1869 г. Шарль Броун-Секар (1817-1894) сообщил, что все железы — с выводными протоками или без них — отдают в кровь полезные или необходимые для организма субстанции, обнаруживающие свое действие на отдельных органах и тканях, причем выпадение почему-либо этой деятельности в той или иной железе сопровождается рядом болезненных явлений. В 1889 г. Броун-Секар нашел, что каждая отдельная клетка организма выделяет особые продукты, которые поступают в кровь. Его работами, а также впоследствии работами ряда других ученых было доказано, что все процессы в организме находятся под регулирующим воздействием особых активных химических веществ, которые были названы гормонами (слово «гормон» в переводе на русский язык означает «возбудитель»). При этом каждая железа продуцирует только ей свойственные гормоны, которые обладают собственным специфическим фармакологическим действием, иногда очень сильным. Если нормальная деятельность того или другого органа внутренней секреции будет нарушена, то в организм или поступит меньше гормонов, или они совершенно не будут поступать. В результате этого появляются соответствующие расстройства организма (болезненное состояние). Чтобы восстановить нормальное состояние, необходимо ввести в больной организм недостающие ему вещества, полученные из постороннего организма, например, из желез животных, крови и т. д. Эти вещества, регулирующие в организме важнейшие жизненные функции, являются действующими веществами, получаемыми после надлежащей обработки сырья животного происхождения. Другими словами, такие медикаменты, выпускаемые на заводах в виде готовых изделий, принято называть препаратами. А в отличие от других препаратов, получаемых из производства, указанные препараты в широком смысле слова называют органопрепаратами или опопрепаратами (сок по-гречески opos).

Таким образом, Броун-Секар в 1889 г. снова воскресил производство органопрепаратов, бесславно забытое несколько веков тому назад. Этот момент считается началом новой органотерапии и производства органопрепаратов.

На основании своих теорий Броун-Секар стал готовить вытяжки сначала из семенников кроликов, а впоследствии из семенников молодых быков. Эти вытяжки он впрыскивал себе, в результате чего (ему в то время было 72 года) отметил значительное улучшение своего состояния: он стал более работоспособным и бодрым.

После того как Броун-Секар обнародовал результаты испытаний приготовленного им препарата, у него нашлось много подражателей, и в результате появилась новая отрасль производства. На рынок стали поступать в массовом количестве самые разнообразные препараты, приготовленные из всевозможных органов различных домашних животных. Иногда препараты из одного и того же органа на рынок поступали под различными названиями. Некоторые органопрепараты оказались весьма полезными; действие их предварительно можно было проверить на животных или химическим путем.

Одним из первых препаратов, получивших известность в Европе, был спермин. О его составе А. Б. Пель (1850-1908), петербургский профессор и аптекарь писал, что «это органическое основание, которое содержится в довольно значительных количествах в яичках, предстательной, щитовидной, зобной, поджелудочной железах, в селезенке, яичниках, в крови. Введение растворимого спермина в организм вызывает повышение процессов окисления и устраняет коренное начало весьма разнообразных заболеваний».

В терапевтических целях Пелем в 1890 г. была предложена хлористоводородная соль Sperminum-Poehl для подкожных впрыскиваний. В сообщении, сделанном в 1892 г. в Парижской академии наук, Пель высказал следующую мысль: «Если жизнь есть постоянная борьба против смерти, то спермин является для клеточных образований одним из самых важных средств противодействия».

В лаборатории Пеля в Петербурге был получен латолексин (молочный спермин) и оповарин (суммарный препарат из яичников овцы в форме порошка, который применялся при климактерических недомоганиях у женщин). Кроме того, Пель предложил препараты броунсекарнин и орхидин. Броунсекарнин являлся простой вытяжкой из тестикул и выпускался в ампулированной лекарственной форме. В прейскуранте фирмы Пеля 1907 г. упомянуто 39 органопрепаратов и среди них такие, как цилиарин (из ресниц), дермантин (из кожи), пульмонин (из легких) и т. д. После того как были разработаны методы биологического анализа, оказалось возможным выпускать некоторые препараты стандартизированными.

  В конце XIX столетия в России стали изготавливать органопрепараты в лабораториях при аптеках.[2] В начале XX в. в Москве и других городах России было открыто несколько самостоятельных лабораторий полузаводского типа, изготовлявших их. Впоследствии все такие лаборатории были закрыты. Вместо них появились крупные заводы, где изготовление препаратов было поставлено на научную основу.[4]

В послевоенное время номенклатура органопрепаратов включала в себя препараты надпочечных желез (адреналин и кортин). Из поджелудочной железы получали инсулин и панкреатин. Группу препаратов щитовидной железы представляли тиреоидин, тиреокрин, йодотирин, тиреоглобулин, тироксин, антитиреоидин. Из гипофиза получали питуитрин, адиурекрин, питуикрин Р, питуикрин А, питуикрин Т и пролан. Из других органов и тканей получали фолликулин, пепсин и различные лизаты.

В настоящее время органопрепараты составляют одну из самых больших групп препаратов животного происхождения: ферментные препараты, ингибиторы ферментов, средства, ингибирующие свертывание крови, витаминные и гормональные препараты, иммуномодуляторы и т. д.

Заключение

Современное развитие фармацевтической технологии базируется на достижении смежных наук: химии, физики, биофизики, микробиологии, гигиены, фармакологии, фармакогнозии, управления, экономики, организации фармации и др.

Современная фармацевтическая технология как наука  решает следующие важные технологические задачи.

1.Разработка  теоретических основ существующих (традиционных) методов изготовления лекарственных форм.

2.Совершенствование  составов и способов изготовления (модификация) традиционных лекарственных форм.

3.Создание  новых способов изготовления  лекарственных форм на основе развития теории и использования достижений смежных наук.

4. Поиск  новых лекарственных форм, систем  доставки лекарственных средств  в организм (к органам и тканям), способных обеспечить оптимальный фармакологический эффект.

Лекарственные препараты выпускают в фармацевтических производствах, фармацевтических фабриках, производственных объединениях разных форм собственности. Препараты промышленного производства рассчитаны на длительное хранение.

В аптеках  кроме экстемпоральных препаратов по индивидуальным прописям (рецептам) осуществляют внутриаптечную заготовку  на основе анализа часто повторяющихся  прописей. В аптеках готовят сложные  многокомпонентные растворы, часто в количествах более 100 мл, поэтому возникает необходимость их централизованного изготовления в специализированных аптеках, оснащенных современным оборудованием.

Оба направления  технологии – аптечное изготовление и промышленное производство являются взаимодополняющими и должны развиваться и совершенствоваться параллельно.

Список литературы

1. Егоров  В.А., Абдулманова Е.Л. История  фармации: Учебное пособие для  студентов фармацевтического факультета. Самара: ООО «Офорт», ГОУВПО «СамГМУ» изд-е 2-е, 2004 г.

2. Сало В.М. К истории открытия первой аптеки в русском государстве. Фармация №1, 2003 г

3. Самойлов В.О. История российской медицины. М.: Эпидавр, 1997 г.

4. Сбоева С.Г. Летопись фармации. ХХ век. М.: ВНОФ, 2000 г.

5. Чирков А.И. Аптека лечебно – профилактического учреждения. М.: Медицина, 1999 г.

6. Валевко С.А., Соколова Л.Ф., Карчевская В.В. Актуальные проблемы  фармацевтической технологии. М.: НИИФ, 1994 г.

7. Грецкий В.М., Хоменок В. С. Руководство к практическим занятиям по технологии лекарств. М.: Медицина, 1994 г.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

19453. ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО: ПОНЯТИЕ И ВИДЫ. ДОВЕРЕННОСТЬ 27.5 KB
  ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО: ПОНЯТИЕ И ВИДЫ. ДОВЕРЕННОСТЬ Представительство – совершение сделок представителем от имени представляемого лица и в его интересах в силу имеющихся полномочий основанных на доверенности указании закона либо акте уполномоченного на то государственн
19454. СРОКИ: ПОНЯТИЕ, ИСЧИСЛЕНИЕ И ВИДЫ 29 KB
  СРОКИ: ПОНЯТИЕ ИСЧИСЛЕНИЕ И ВИДЫ Срок – момент или период времени в который должны реализовываться права и выполняться возложенные обязанности с которым гражданское законодательство связывает определенные правовые последствия. Сроки по своей природе относятся к той...
19455. ПРАВО ОБЩЕЙ СОБСТВЕННОСТИ: ПОНЯТИЕ И ВИДЫ 27.5 KB
  ПРАВО ОБЩЕЙ СОБСТВЕННОСТИ: ПОНЯТИЕ И ВИДЫ В случаях когда имущество принадлежит на праве собственности не одному а двум и более лицам можно говорить об общей собственности.Общая собственность может возникать по различным основаниям: совместная покупка состояние в бра...
19456. Договор купли-продажи 23.5 KB
  Договор куплипродажи. Договор куплипродажи это соглашение по которому одна сторона продавец обязуется передать вещь товар в собственность другой стороне покупателю а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму цену ...
19457. Договор найма жилого помещения 24 KB
  Договор найма жилого помещения. Договор найма жилого помещения это соглашение сторон по которому одна сторона собственник жилого помещения или управомоченное им лицо наймодатель обязуется предоставить другой стороне нанимателю жилое помещение за плату во владе...
19458. Понятие договора хранения 24 KB
  Понятие договора хранения Договор хранения это соглашение сторон по которому одна сторона хранитель обязуется хранить вещь переданную ей другой стороной поклажедателем и возвратить эту вещь в сохранности. Договор хранения может быть как реальным так и консенсу...
19459. Символьные вычисления 37.15 KB
  В ходе лабораторной работы я научился выполнять символьные вычисления, такие как нахождение производной различных порядков, поиск пределов функций, нахождение определенных и неопределенных интегралов и т.д.
19460. Договор страхования 28.5 KB
  Договор страхования. Договор страхования это гражданскоправовая сделка между страховщиком и страхователем в силу которой страховщик обязуется при наступлении страхового случая произвести страховую выплату при условии оплаты страхователем страховой премии в обусл...
19461. Договор аренды зданий и сооружений 24.5 KB
  Договор аренды зданий и сооружений По договору аренды здания или сооружения арендодатель обязуется передать во временное владение и пользование или во временное пользование арендатору здание или сооружение. Стороны: Арендодатель и арендатор. Предмет: Здания и соор